Всего новостей: 2554706, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Копытов Сергей в отраслях: Транспортвсе
Копытов Сергей в отраслях: Транспортвсе
Россия. УФО > Транспорт > magazines.russ.ru, 13 декабря 2013 > № 979690 Сергей Копытов

Побуждение к изобретательству

Сергей Копытов

«Отечественные записки»: Сергей Николаевич, вы из «технического рода»: ваш отец участвовал в разработке и испытании аппаратуры автоматической посадки космического корабля «Буран», а сами вы много лет работали в дорожном конструкторско-технологическом бюро. Для вас не составляли проблем ни схемотехника, ни электроника. Однако два с половиной года назад начальник службы НТП Южно-Уральской железной дороги Яков Дерябин «увел» перспективного специалиста, сделав ему предложение, от которого невозможно было отказаться. Расскажите, пожалуйста, о своей нынешней работе.

Сергей Копытов: Мы занимаемся инновациями, патентной работой. Инновационная деятельность ОАО «РЖД» опирается на несколько основополагающих документов. Базовым для нас является Гражданский кодекс РФ. Из отраслевых — разработанные в 2007 году стратегические направления научно-технического развития ОАО «РЖД» (так называемая Белая книга) и Патентная стратегия ОАО «РЖД», утвержденная в 2010 году.

Белая книга — это основа инновационной деятельности компании. При подготовке документа были детально проанализированы направления развития железнодорожного транспорта России в предыдущие годы, а также опыт стран Западной Европы, Японии, Китая. Были изучены Белая книга Евросоюза в области европейской транспортной политики, аналогичный документ Министерства инфраструктуры Японии, работы Корейского института железнодорожного транспорта.

Основные направления научно-технического развития сформулированы в Белой книге по восьми направлениям. Это система управления перевозочным процессом и транспортная логистика, инфраструктура, подвижной состав, система управления и обеспечения безопасности движения поездов, повышение надежности работы и увеличение эксплуатационного ресурса технических средств, высокоскоростное движение, корпоративная система управления качеством, повышение экономической эффективности основной деятельности. При этом научно-техническая деятельность условно разделена на две главные взаимно увязанные и взаимно дополняющие друг друга составляющие: научно-технические достижения и производственно-технические достижения.

Вопросы, непосредственно связанные с интеллектуальной собственностью холдинга, решаются на основе Патентной стратегии. Этот документ определяет порядок охраны, использования и защиты результатов интеллектуальной деятельности компании. В стратегии говорится о том, что интеллектуальная собственность, принадлежащая ОАО «РЖД», является «важным фактором, способствующим повышению конкурентоспособности производимой продукции, товаров и услуг, мощным инструментом привлечения инвестиций. Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности способствует обеспечению деловой репутации, имиджа и экономической безопасности ОАО «РЖД».

К стратегии прилагаются более «узкие» документы, задача которых — отрегулировать процесс обустройства и документооборота в ОАО «РЖД». В частности, они определяют порядок регистрации и передачи в Роспатент продуктов, представляющих собой интеллектуальную собственность, порядок получения дохода — как автором изобретения, так и отраслью в целом, и т. д.

Центральным надзорным органом, следящим за реализацией стратегии, является Центральное управление интеллектуальной собственности (ЦУИС). В филиалах компании в этом качестве выступают разные подразделения. У нас на Южно-Уральской железной дороге, например, эта задача возложена на службу технической политики.

Мы в основном работаем с базой, сформированной дорожными рационализаторами. Они ежегодно регистрируют несколько сотен рационализаторских предложений.

ОЗ: Поясните, пожалуйста. Рацпредложений дорожные умельцы подают сотни, а патентов в прошлом году на ЮУЖД было получено двенадцать. С чем это связано?

С. К.: Надо понимать, что рационализаторские предложения — это один уровень, а интеллектуальная собственность — совсем другой. Наверное, стоит пояснить, какие рационализаторские предложения можно обращать в объекты интеллектуальной собственности, а какие так и останутся «рацухами». Из рационализаторских предложений основная масса — это различные усовершенствования, как технологические, так и организационные. Что касается технологических, то это часто предложения замены какой-то импортно-дорогой детали на нашу отечественную железку либо же доработка нашего инструмента для работы с импортными нестандартами. Организационные — просто предлагают иной формат проведения работ и в общем граничат с «бережливым производством» (которому в ОАО «РЖД» также уделяется большое внимание).

Меня же, как специалиста, отвечающего за патентную работу, интересуют только те рационализаторские предложения, которые имеют очевидный характер изобретения: новые по своему техническому уровню, в которых соответственно просматривается технический результат, а также общественно полезный и, вероятно, экономический эффект (хотя это и необязательное условие). Также нужно смотреть, применимо ли это предложение в промышленном плане. Когда все показатели сходятся, к рационализаторскому предложению необходимо присмотреться более внимательно. Такие «рацухи» вполне могут переродиться во что-то более солидное и получить патент — государственный охранный документ, который закрепляет права на различные объекты интеллектуальной деятельности. А интеллектуальная собственность появляется в результате закрепленного в охранном документе (патенте) изобретения. Тогда у патентообладателя появляется интеллектуальное право на результат этой деятельности. К объектам интеллектуальной собственности, о которых сейчас идет речь, относятся изобретение, полезная модель, программы и базы данных для ЭВМ.

Чтобы было понятнее, приведу такой пример. За прошлый год в дорожную базу попало порядка 600 рацпредложений. Когда я начал их просматривать, при первом же подходе отсеял процентов 90. С остальными начал работать. В результате осталось... двенадцать! Этот процесс вообще напоминает труд старателя, который моет золото. Один круг, второй, третий... В итоге остается всего несколько драгоценных крупиц.

Одной из первых меня заинтересовала система мониторинга скально-обвальных участков горных склонов дороги, разработанная специалистами Дорожного конструкторско-технологического бюро. Сегодня на нее уже выдан российский (внутренний) охранный документ.

К слову, патенты могут быть не только российскими. У компании «РЖД», например, имеется достаточно большое число — около шестидесяти — российско-немецких патентов. Они были получены в результате работы над поездом «Сапсан». Железнодорожники также патентуются в США — по газотурбинной тематике. Но «принадлежность» патентов определяем не мы. Мы отправляем документы в ЦУИС, а они совместно с Роспатентом уже определяют статус патента.

Так вот, разработанная нашими конструкторами система, изначально предназначавшаяся специально для защиты 1861-го километра участка Вязовая — Усть-Катав, расположенного на главном ходу Транссиба, оказалась абсолютно универсальной, пригодной к установке на любом горном участке, которых в России хватает. А значит, полезную модель, разработанную на ЮУЖД, можно использовать на любой магистрали.

Система формирует сигнал тревоги в момент обвала камней на железнодорожный путь. Ее действие основано на том, что в момент обвала железнодорожный путь начинает вибрировать. Эти колебания и выявляют датчики. Они немедленно передают тревожный сигнал, одновременно с этим включается соответствующая датчику камера. Данные от датчиков и видео с камер поступают на видеорегистратор, а через него — на монитор, установленный на посту дежурного ближайшей станции. В результате на экран в режиме реального времени будет приходить картинка, и там же будет отображаться информация о сработавшем датчике. Система предусматривает возможность передачи тревожного сигнала и на пост путевого обходчика.

ОЗ: Как происходит патентование? Предположим, вы нашли патентоспособный объект, что дальше?

С. К.: Я приглашаю автора на беседу. И начинается совместная работа. Я такой же железнодорожник, как и авторы, и это очень помогает нам общаться на одном, отраслевом, языке. Я внимательно вникаю в суть предложения, определяю технический результат, чтобы правильно обозначить сущность, которую мы хотим защитить авторским правом.

Затем начинается процесс оформления. Заявки на создание объекта интеллектуальной собственности (ОИС) принимает служба технической политики дороги, но с обязательным предварительным уведомлением руководителя дороги. Обычно уведомление о создании ОИС пишет сам автор на имя главного инженера дороги, причем письмо должно быть доставлено через почтовую экспедицию ЮУЖД.

ОЗ: Зачем? Почему нельзя просто отдать его в приемную?

С. К.: В экспедиции этому документу присваивается входящий номер. И в дальнейшем дата регистрации является датой приоритета (то есть определяет первенство автора в заявочном процессе).

Затем автор — с моей помощью — заполняет документы, без которых невозможно оформить заявку в Роспатент. В нее входят уже упоминавшееся уведомление о создании объекта интеллектуальной собственности, заявление на выдачу патента, соглашение о распределении вознаграждения между соавторами и, разумеется, документы, которые поясняют суть результата интеллектуальной деятельности: реферат, чертежи, схемы, рисунки, фотографии, технологические процессы, объектный код (если это программа ЭВМ, база данных).

Нам с автором приходится немало потрудиться, ведь весь ход общения — это своего рода обучение автора заявочному процессу. Больше всего хлопот доставляет так называемая формула изобретения — это предложение, которое абсолютно полно и абсолютно прозрачно, без каких-то двойных толкований, описывает суть процесса. Чтобы его написать, у меня порой уходит несколько дней.

ОЗ: При этой технологии собственником патента становится компания. Но ведь у автора есть и другой путь: оформить патент самостоятельно и владеть им единолично.

С. К.: Это спорный вопрос. Как Вы думаете, если автор работает в компании, придумал что-то новое по заявке компании, причем сделал это в рабочее время, оплачиваемое компанией, и использовал при этом ресурсы компании, он вправе оформить патент самостоятельно?

ОЗ: В результате патентования объект интеллектуальной собственности переходит в собственность ОАО «РЖД». А что получает автор?

С. К.: Тут есть два аспекта: моральный и финансовый. Во-первых, человек получает официальную регистрацию как автор патента. Что касается денег, то на сегодняшний день, согласно Положению об авторском вознаграждении в ОАО «РЖД», существует несколько видов материального вознаграждения авторов: одноразовое — за создание объекта интеллектуальной собственности — и периодическое — за внедрение в производство. Кроме того, существует вознаграждение за содействие созданию изобретения и его внедрению, оно тоже является одноразовым.

Размер одноразового вознаграждения зависит от величины среднемесячной заработной платы по предприятию и вида объекта интеллектуальной собственности. Так, если Вы запатентовали изобретение, а на Вашем предприятии среднемесячная зарплата составляет, к примеру, 45 285 рублей, то эту сумму Вы и получите. Даже если изобретение пока не внедрено.

Размер периодического вознаграждения определяется после внедрения в производство и напрямую зависит от экономического эффекта, полученного от использования изобретения. Этот вид вознаграждения ОАО «РЖД» как лицо, получившее патент, выплачивает ежегодно. Сумма вознаграждения, например, за использование изобретения, составляет 15 процентов от прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой ОАО «РЖД» от его использования.

Если экономического эффекта нет (ведь и такое может быть, например, если дело касается улучшений условий труда), то вознаграждение рассчитывается по специальной формуле. Автор внедренного объекта интеллектуальной собственности будет получать ежегодные выплаты в течение всего периода использования этой собственности, но не свыше срока действия патента.

ОЗ: А может ли РЖД продать патент? И что в результате такой сделки получит автор?

С. К.: Разумеется, компания может продать патент. В этом случае автор также не останется в стороне. Вознаграждение, выплачиваемое за содействие заключению лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права, установлено в размере 5 процентов от цены лицензии или отчуждения исключительного права.

ОЗ: Вы очень подробно описали весь процесс. На мой взгляд, все понятно и логично. Так почему же у нас патентный вопрос стоит так остро?

С. К.: Дело в том, что кроме самого процесса получения патента есть сопутствующие этому процессу условия. Поясню на примерах.

По действующему российскому законодательству программы для ЭВМ не могут быть зарегистрированы в качестве изобретений. В настоящее время они охраняются как... литературные произведения, что предполагает охрану только формы, а не содержания произведения. В связи с этим элементы содержания компьютерных программ, разработанных российскими авторами, могут быть безвозмездно использованы зарубежными конкурентами.

Не так давно коллектив авторов Дирекции управления движением и Челябинского информационно-вычислительного центра разработал, не побоюсь этого слова, революционную программу для ЭВМ. С помощью этой программы оперативно-диспетчерский персонал может получать в автоматическом режиме рекомендации по поездообразованию и эффективно формировать составы поездов, минимизируя экономические потери.

Отмечу, что в свое время МПС построило немало железных дорог в странах как ближнего, так и дальнего зарубежья. В силу этого такие магистрали, например, как китайские и монгольские, а также ряд магистралей в африканских странах по многим аспектам вполне схожи с российскими железными дорогами. А это значит, что к ним теоретически могут быть применимы элементы содержания компьютерной программы, созданной челябинскими авторами.

Следующий пример. У изобретений есть очень важный критерий — состоятельность. Определить, достойна ли каждая конкретная работа получения охранного документа, нужно еще до того, как подана заявка на охранный документ. И тут есть риск скатиться в субъективизм. Чтобы этого не допустить, у нас в службе, например, создается специальная комиссия. Причем ее состав меняется в зависимости от того, какой вопрос рассматривается. Обычно мы приглашаем руководителей служб, причастных к теме, и тех, кто будет функциональным заказчиком этого объекта интеллектуальной собственности (ОИС).

Далее. Расчет экономического эффекта... Вообще отдельная тема. Вы не представляете, сколько теоретических копий уже было сломано при обсуждении этого вопроса! Над ним бились лучшие экономисты мира...

ОЗ: А когда дело доходит до практики?

С. К.: Скажу так: единых критериев расчета как не было, так и нет. Это значит, что в принципе любой экономист при выполнении расчета может получить результат, отличный от других. А от него, между прочим, зависит денежное вознаграждение автора... Кстати, с вознаграждением тоже не все благополучно. Распоряжение, которое регламентирует планирование затрат, финансирование расходов по выплате вознаграждений и охране ОИС, предусматривает, что данные о планируемых на следующий год затратах на квартальные выплаты по видам вознаграждений и затратах на охрану ОИС в Управление по вопросам интеллектуальной собственности должны представить структурные подразделения. Ключевая фраза — о затратах, планируемых на следующий год. Иными словами, заявку надо подавать очень заранее. Но предусмотреть абсолютно все порой просто невозможно. В результате авторы наших патентов получают причитающиеся им выплаты, скажем так, с опозданием.

ОЗ: А руководители подразделений настроены на патенты? Они поддерживают своих новаторов?

С. К.: Если честно, пока еще не все понимают, насколько важна патентная работа и какой полезный результат будет достигнут при использовании патента. Мне не раз приходилось слышать фразы типа: «Зачем нам эта головная боль?».

Я связываю эту ситуацию с тем, что у нас в стране в плане авторства и патентов долгие годы отсутствовала «цветовая дифференциация штанов». Привычным был вариант, когда дядя Петя, придумавший нечто, щедрой рукой раздавал творение рук своих направо и налево. А если попадался чудак, который хотел продать свое детище, ему было гарантировано осуждение общества. Народ просто не понимал, что придуманная головой идея имеет такую же ценность, как сделанный руками сосновый табурет. И уж тем более не понимал, что эта идея может быть дороже табурета, и более того — будет кормить автора всю оставшуюся жизнь! Это уже потом кто-то любопытный подсчитал, сколько авторских получил бы легендарный создатель автомата Михаил Калашников, запатентуй он АК в свое время... Или Алексей Пажитнов, не менее легендарный автор «Тетриса».

Денежный аргумент уже нанес урон идиоме «все вокруг колхозное, все вокруг мое». И сегодня, спустя два года после того как я приступил к патентной работе, на ЮУЖД уже не только я хожу за авторами — они начали ходить за мной.

Большое значение имеет и моральный аспект. Сегодня авторы патентов научились гордиться своим трудом. И руководство предприятий, на которых они работают, тоже по-другому начало относиться к патентной работе. В том числе и потому, что мы постоянно проводим разъяснительную работу.

Но в общем, как в любом трудном деле, потребуется еще какое-то время, чтобы патентная работа перешла на другой уровень.

Беседовала Марина Пономарева

Опубликовано в журнале:

«Отечественные записки» 2013, №3(54)

Россия. УФО > Транспорт > magazines.russ.ru, 13 декабря 2013 > № 979690 Сергей Копытов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter