Всего новостей: 2578594, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Подгородецкий Геннадий в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Подгородецкий Геннадий в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Россия > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 16 августа 2011 > № 388522 Геннадий Подгородецкий

Сколковский проект компании "Новые металлургические технологии" называется "Инновационный чистильщик". Российская фирма нашла суперэффективный способ переработки так называемого красного шлама и возможно зарабатывать на этом

 Российская компания "Новые металлургические технологии" нашла способ превращения миллиардов техногенных отходов в миллиарды долларов прибыли. О сколковском проекте компании в интервью BFM.ru рассказал ее гендиректор, завкафедрой Экстракции и рециклинга черных металлов Национального исследовательского технологического университета "МИСиС" Геннадий Подгородецкий.

 - Вы нашли способ переработки красного шлама. Но немногие знают, что это такое.

 - Красным шламом называют металлургические отходы, образующиеся при производстве глинозема. Он в свою очередь необходим для изготовления алюминия. При получении тонны глинозема образуется больше тонны красного шлама. Так как в нем содержится повышенное количество щелочей, он представляет экологическую опасность. Кроме того, некоторые виды красного шлама имеют повышенную радиоактивность.

В то же время в красном шламе содержится целый ряд металлов: объем железа в нем доходит до 40%. Для сравнения: доля извлечения железа из природной руды обычно не превышает 30%. Кроме того, из шлама можно извлекать крайне ценные редкоземельные металлы, например, скандий. В России сейчас его практически не производят, а только импортируют. В тонне красного шлама в среднем содержится до 120 граммов скандия и до 400 граммов итрия.

Над тем, как при минимальных затратах добиться максимального извлечения из красного шлама его полезных составляющих, бьются и в Европе, и в Америке, и даже в Австралии. При этом у российской компании уже есть такая технология.

 - В чем секрет вашего способа переработки?

 - На сегодняшний день эта технология, позволяющая эффективно, я подчеркиваю, эффективно перерабатывать. Эффективность очень важна. Есть технологии для переработки красных шламов, но они все убыточные. Эта технология, которую мы предлагаем, не просто окупается, очень быстро окупается. Сроки окупаемости меньше трех лет. Для металлургических агрегатов это рекорд. На самом деле средняя окупаемость металлургического агрегата 5-7 лет.

 - Почему у них убыточно, у вас прибыльно?

 - Мы используем совершенно другие принципы. А в результате переработки красного шлама по нашей технологии получается четыре продукта. Мы получаем железо, которое переходит в кондиционный чугун. Вторым продуктом является шлак, из которого можно делать сотни различных видов очень полезных изделий, например, теплоизоляцию, бордюрный камень, еще что-то.

Помимо всего прочего, ряд цветных металлов мы извлекаем в концентрат, который улавливается, и передается переработка уже в цветную металлургию.

Кроме того, мы вырабатываем большое количество пара. Этот пар можно использовать по-разному - например, для получения электроэнергии. За счет такой комплексной переработки и за счет относительно невысоких расходов энергоносителей.

Энергоносители в нашем процессе - это извлекаемый из воздуха кислород и уголь. Природный газ нам практически не нужен по технологии.

В силу того, что расходные коэффициенты этих энергоносителей у нас достаточно невысокие, себестоимость чугуна получается очень небольшой, в пределах 300 долларов за тонну. Себестоимость доменного чугуна на сегодня - 500 долларов. При таком уровне себестоимости продукции рентабельность очень высокая. Вот это-то принципиальное отличие от всех существующих ныне технологий.

 - Сколько компонентов получается на выходе из одной тонны красного шлама?

 - Приблизительно 300-350 кг железа, около 400 кг шлака и порядка 20-30, до 50 кг, в зависимости от того, что мы перерабатываем, концентрата цветных металлов.

 - А что не перерабатывается?

 - Ничего. Некоторое количество пыли, но очень небольшое, которое мы не можем окончательно уловить, это в пределах 1-2 кг, которые безопасны. То есть на выходе получается только товарная кондиционная продукция, которая тут же реализуется. В этом прелесть технологии.

 - Есть ли в мире аналоги такой технологии?

 - Такой же технологии в мире нет ни у кого. Есть попытки решения вопроса тоже металлургических агрегатов, довольно серьезные фирмы за это дело брались, но на сегодня мы намного впереди.

Они тоже могут работать в режиме безотходности, но у них себестоимость продукции примерно в 1,5-2 раза выше. Они просто не конкуренты по экономическим показателям.

Более того, наши технологии мы получаем при прямом использовании красного шлама, очень хороший по качеству чугун, то есть кондиционный по примесям. Остальные технологии не позволяют это делать. Мы сразу железо извлекаем в чугун.

 - Технология сейчас в каком виде существует, сугубо теоретическом?

 - Сейчас мы уже переходим к стадии первого пилотного образца: создание такой небольшой опытно-промышленной печи. Это, как говорил Менделеев, сказать всяк может, а ты пойди и демонстрируй.

Следующей, после лабораторной печи, мы уже будем строить промышленную печь. При площади печи в 20 кв. метров производительность этой печи по красному шламу превысит уже 500-600 тыс. тонн в год. А 20 кв. метров легко посчитать. Это небольшая комната. Такая печь в такой площади может перерабатывать более полумиллиона тонн красного шлама в год.

 - Вы просчитывали, сколько может стоить такая установка?

 - Просчитывали и бизнес-планы делали. Установка площадью 20 кв метров будет стоить в районе 60 млн долларов. Если мы будем производить порядка 200 тысяч тонн чугуна, и на тонне чугуна мы будем зарабатывать (я имею в виду чистую прибыль) порядка 200 долларов, понятно, что окупаемость составляет полтора-два года.

 - Сколько стоят аналоги таких печей?

 - Раза в полтора-два дороже. Больше расход энергоносителей, больше расход кислорода, несколько другая технология - это все вызывает дополнительные траты. На сегодняшний день в России такого рода агрегатов нет, мы надеемся, что мы первые, кто построил такого типа.

 - Как вы планируете зарабатывать на этом? Вы будете продавать установки или вы сами сделаете установки и сами займетесь переработкой?

 - Есть несколько схем развития бизнеса. Конечно, идеальный вариант - это продавать установки в железе, то есть готовые. Продажа патента - это неблагодарное дело. Цена на патенты вряд ли превышает несколько десятков или сотен тысяч долларов.

Интересна реализация бизнеса полноценного или хотя бы части такого нормального бизнеса. Реализовывать в железе - идеальный вариант, уровень заработка существенно выше. Мы оценивали емкость рынка такого рода печей: только по нашей стране - десятки в год.

 - А в мире? Сотни? 60 млн долларов одна печь, это речь идет как минимум о 6 млрд?.

 - Абсолютно верно. Процессы, в ходе которых перерабатывают техногенные отходы, обязаны быть - иначе мы в очень скором времени начнем вымирать. Есть очень сильное высказывание Нильса Бора о том, что мир может погибнуть не от использования ядерной энергии, а от того количества отходов, которое вырабатывает мир.

В мире ежегодно образуется более 140 млн тонн красного шлама. В России в год получают до 10 млн тонн шлама. Точных данных о том, сколько всего в стране уже скопилось таких отходов, нет. По экспертным оценкам, их объем уже давно перевалил за 100 млн тонн.

Красный шлам хранится на специально подготовленных полигонах. Их площадь может доходить до 100 га, строительство шламонакопителя обходится в миллиарды рублей. В России делались попытки использования шлама при прокладке дорог, производстве цемента и удобрений, но массовой эта практика не стала. В то же время в США начали развиваться аутсорсинговые схемы переработки техногенного мусора. Компании, обладающие необходимыми технологиями, покупают у заводов отходы производства, извлекают из них полезные металлы, затем их продают.

 - В России существуют необходимые производства просто для изготовления такой печи?

 - Да, у нас на сегодняшний день есть практически все, за исключением приборов, которые мы все-таки будем привлекать наверняка от каких-то западных изготовителей. Я думаю, что на 90% печь будет делаться в России. Там нет ничего такого, чего бы мы не умели делать, она достаточно проста по конструкции.

 - Есть проблемы с привлечением финансирования? "Сколково" вам для решения финансовой проблемы понадобилось?

 - "Сколково" выделяет 75% от суммы, которая необходима для строительства этой первой печи. Нам достаточно порядка 30 млн рублей. На втором этапе, когда мы будем строить опытно-промышленную печь площадью метров 10, там объемы поднимаются, там идет финансирование 50х50. При вложениях 150 млн столько же - 150 млн - добавляет "Сколково". Для нас это вполне приемлемо.

 - Какой срок реализации проекта?

 - От момента получения денег до получения промышленной печи - где-то 2,5-3 года. Лабораторная печь будет готова через год.

 - Зачем вам "Сколково", учитывая радужные перспективы в плане получения прибыли и быстроты ее получения? Вы наверняка могли бы у тех же металлургов, у нас их в стране хватает, привлечь это финансирование.

 - Они не спешат рисковать. Они с удовольствием будут вкладываться, когда мы покажем готовые технологии. Вот для чего и создается эта первая крупная лабораторная печь. Поэтому "Сколково" для нас просто идеальный вариант. В этом плане мы работаем и знаем с кем, и знаем, как и по понятным правилам игры.

 - А процесс получения гранта насколько проблематичен?

 - Совсем не проблематичен. Просто определенный набор документов, который необходимо подготовить. Надо сказать, что команда "Сколково" очень здорово помогает. На всех этапах мы можем проконсультироваться, что-то подправить. Хорошая обратная связь. Самая большая проблема - это такой стратегический инвестор, который бы смог так по-взрослому с нами работать, чтобы двигаться дальше.

Россия > Металлургия, горнодобыча > bfm.ru, 16 августа 2011 > № 388522 Геннадий Подгородецкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter