Всего новостей: 2577827, выбрано 3 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Черняков Евгений в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Черняков Евгений в отраслях: Металлургия, горнодобычавсе
Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 16 ноября 2017 > № 2389330 Евгений Черняков

Директор по продажам Северстали: «Наш приоритет — сервис для клиентов»

В рамках выставки «Металл-Экспо’2017» директор по продажам ПАО «Северсталь» Евгений Черняков рассказал о текущей ситуации на рынке, о новых проектах компании, а также о планах на будущее.

- Евгений Анатольевич, что презентует Северсталь на «Металл-Экспо’2017»?

- Мы давно участвуем в выставке и считаем этот опыт достаточно успешным. Каждый год специально к «Металл-Экспо» готовим новые сервисы и продукты.

В этом году демонстрируем развитие интернет-магазина. Так, мы запустили ряд оперативных и удобных сервисов, таких как личный кабинет, возможность размещения заказов, отслеживания их статуса и др.

Помимо интернет-сервисов Северсталь презентует как широко известную на рынке продукцию («стальной шелк» и «бархат»), так и новые разработки, в частности, полимерную продукцию для нужд сельского хозяйства.

Также мы объединили на стенде экспозиции разных бизнес-единиц, входящих в холдинг, в том числе ССМ-Тяжмаша, компании Северсталь Стальные Решения, Северсталь-метиза и др. Теперь клиенты могут в одном месте получить полный спектр предложений и продукции.

- В текущем году Северсталь вводит в строй новые мощности по оцинкованному и полимерному прокату. Нет ли угрозы профицита на рынке? И как обстоят дела со сбытом в целом?

- Официально мы введем в эксплуатацию производство полимерной продукции в ближайшее время. Запуск производства оцинкованного проката намечен на февраль 2018 г.

Что касается профицита, то в ближайший год мы приведем рынок к балансу. То есть при потреблении около 1,6 млн т российское производство будет составлять те же самые 1,6 млн т. Это свидетельствует о том, что фактически на российском рынке исчезнет потребность в импорте, который сегодня составляет 300—400 тыс. т.

Кроме того, конкуренция на рынке будет обостряться. Однако для потребителя это плюс, поскольку стимулирует производителей к созданию новых сервисов, новых видов продукции.

В свою очередь, начнем выпускать оцинкованный прокат толщиной до 3 мм — тот самый продукт, который востребован потребителями и производителями легких стальных тонкостенных конструкций (ЛСТК). Для нас это новый сегмент.

Кроме того, запуская полимерное производство, в дальнейшем планируем его расширять.

- Значит, не случайно Северсталь присоединилась к Ассоциации развития стального строительства? Тему ЛСТК также будете развивать?

- Мы считаем, что для Северстали это стратегическое направление, поскольку строительство легких стальных конструкций и в целом заводы металлоконструкций — естественное продолжение нашей производственной цепочки. Мы хотим развивать это направление.

Более того, рассматриваем возможности увеличения объемов наших «cтальных решений», а также диверсификации этого направления.

- А как оцениваете ситуацию на рынке плоского проката, листового горячекатаного? Нет ли переизбытка предложения и насколько адекватны цены, не завышены ли они сейчас?

- Рынок листового горячекатаного проката достаточно стабилен. В последние несколько лет он растет на 1,5—2% в год. Количество игроков на рынке не меняется. Потребление активно увеличивается. Следовательно, никаких резких сдвигов по спросу или предложению, более того, никаких фундаментальных изменений в ближайшие год-два не произойдет.

С точки зрения наших аналитиков цена на прокат вполне соответствует динамике мировых цен.

- В периметре Северстали есть завод ТПЗ-Шексна. Как вы оцениваете ситуацию на трубном рынке и будете ли расширять на нем свое присутствие?

- Трубный рынок переживает достаточно тяжелые времена. При спросе около 3 млн т трубы в России мощности, если мы говорим о заводах по производству труб малого и среднего диаметра, в том числе о ТПЗ-Шексна, достигают 7,5 млн т. Из-за очевидного перепроизводства уже закрылись многие заводы, однако выпуск труб не уменьшается, поскольку станы переезжают к другим производителям и общая совокупность мощностей не меняется.

Ожидаю на данном рынке в ближайшие три года достаточно серьезной консолидации.

Это определенный вызов в том числе для нас. Мы планируем сохранить имеющийся уровень производства, а также разрабатывать новые для Северстали ниши. Так, через полгода намерены запустить производство оцинкованной трубы.

- ТПЗ-Шексна станет во главе этой консолидации или ей новые активы не нужны?

- Пока мы не рассматриваем новые трубные активы.

- Известно, что на Северстали проводится переформатирование производственной системы, прежде всего в интересах заказчиков, чтобы любой из них мог в горизонте недели отслеживать свой заказ от начала до конца. Как пришлось менять внутрицеховые, внутрипроизводственные процессы, перестраивать производственную цепочку и сознание людей? Насколько легко дается этот проект и какова его конечная цель?

- Наш стратегический приоритет — улучшение сервиса для клиентов. Ключевым моментом здесь является дисциплина поставки. В связи с этим несколько лет назад мы запустили проект «Интегрированное планирование», подключили консультантов и реализовали план перехода с месячного окна (стандарт для всех металлургов) на недельное окно.

То, что изначально рассматривалось как узконаправленный проект, в итоге оказалось проектом по трансформации всей технологической цепочки. Сейчас он находится в завершающей стадии. Полностью закончить проект планируем в ближайшие 4-5 месяцев.

Данные мероприятия позволили нам существенно повысить качество прослеживаемости исполнения заказов. Сейчас любой клиент может зайти и посмотреть, где и на какой стадии находится его заказ. Следующий этап — предварительный просчет даты выдачи заказа еще до его совершения.

- Какая-то обратная связь от контрагентов есть?

- Безусловно. Их требования постоянно растут. Совместно с клиентами мы эти требования отрабатываем. Нарекания еще есть, но, думаю, в ближайшее время мы все уладим.

- Поскольку вы отвечаете за продажи Северстали, не могу не спросить о ценовой конъюнктуре. Как она складывается сейчас, ближе к концу года? Каковы ваши ожидания на I квартал, а может, и на весь 2018 г.?

- Сейчас цены определяют два существенных тренда. Во-первых, это позиция Китая, который на сегодняшний день ушел с экспортного рынка по ряду причин — из-за снижения производства, ограничения по экологическим нормам (что позволило снять практически 200 млн т производства). Конечно, это способствует повышению цен.

Во-вторых, в Европе идет перераспределение потоков между странами, потребителями ввиду ввода пошлин на горячекатаный и холоднокатаный прокат. Это, в свою очередь, создает некую неопределенность.

Я бы сделал ставку на то, что в конце ноября — начале декабря мировые цены пойдут вверх в силу разных причин. Что касается I квартала 2018 г., то поживем — увидим.

- Насколько серьезно сказалось введение пошлин на горячекатаный прокат на сбытовой политике Северстали? Удалось ли найти новые рынки сбыта для освободившихся объемов продукции?

- Европейский рынок является стратегическим для нашей компании. Мы имеем в Европе развитую дистрибьюционную сеть, несколько сервисных металлоцентров, а также перерабатывающие мощности.

Компания хорошо интегрирована в экономику этого региона и имеет крепкие связи с местными производителями. Поэтому, когда обсуждалось введение пошлин, наши потребители очень активно защищали наши общие интересы.

В результате мы получили достаточно льготную ставку, что позволяет нам достаточно уверенно смотреть на европейский рынок. Считаем, что мы в Европе останемся. Более того, рассматриваем возможности углубления там дистрибьюции.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 16 ноября 2017 > № 2389330 Евгений Черняков


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 17 марта 2017 > № 2138472

Почему цены на сталь в этом году будут выше, чем в прошлом?

Клиентская база Северстали, с учетом клиентов дистрибуционной сети, насчитывает свыше 10 тысяч российских и зарубежных компаний, работающих в основных секторах промышленности, таких как стройка, автомобилестроение, ТЭК, машиностроение, судостроение и других. О том, как выстраиваются взаимоотношения с ними, в эксклюзивном интервью МСС рассказал новый директор по продажам АО «Северсталь Менеджмент» Евгений Черняков.

В каких сегментах потребления «Северстали» удалось нарастить поставки металлопродукции? Какие секторы промышленности будут расти в среднесрочной перспективе? Почему цены на сталь в этом году будут выше, чем в прошлом? Об этом и многом другом читайте в мартовском номере журнала.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 17 марта 2017 > № 2138472


Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков

Директор по продажам Северстали: «Надеемся на осторожный рост рынка»

Директор по продажам Северстали Евгений Черняков рассказал об изменившемся лице рынка металла и о том, зачем Северсталь инвестирует в новые проекты при мировом кризисе перепроизводства.

У меня нет стеклянного шара

— Судя по всему, рынок сейчас в достаточно тяжелой ситуации. Какие основные тенденции оказывают на него наибольшее влияние?

— Я бы выделил пять ключевых факторов, определяющих состояние рынка черных металлов. Первый — низкая загрузка металлургических мощностей в мире, ниже 70%. Второй фактор — низкие запасы стали у клиентов. Третий — непрогнозируемый рост себестоимости продукции у металлургов. Четвертый тренд, который в существенной степени актуален для России, — галопирующий рост количества международных торговых ограничений. Есть еще и пятый, с моей точки зрения, крайне важный — высокий уровень международной торговой интеграции и прозрачности. Все факторы вместе создают большую волатильность цен на рынке: при низком уровне остатков у потребителей малейшее влияние любого фактора либо на себестоимость, либо на спрос тут же приводит к резкому росту или падению цен, скажем, в Китае. И в тот же день этот тренд отражается на ценах как на Ближнем Востоке, так и Северной Европе. Впору проводить прямые параллели с финансовыми рынками. Все это в целом делает сложным прогнозирование рынка.

Я уже, честно, последние полгода никаких прогнозов не даю вообще. У меня просто нет того хрустального шара, который позволит предсказать, какой фактор лучше сыграет в тот или иной момент. Сейчас, думаю, никто не возьмется, как это было раньше, предсказывать обязательный сезонный рост спроса. Скажем в этом году «сезонный рост» случился как никогда рано — в октябре-ноябре. Лицо рынка очень сильно поменялось.

— Как на эти изменения реагирует Северсталь?

— У Северстали есть несколько особенностей, отличающих нас от конкурентов. Во-первых, мы обладаем достаточно широкой продуктовой линейкой. Делаем все: от сырья и полуфабрикатов до метизов и строительных конструкций. Во-вторых, у нас очень широкая региональная диверсификация экспортных продаж, благодаря нашему удачному географическому положению. В-третьих, брэнд Северстали широко известен в мире и наше качество давно зарекомендовало себя более чем в 80-ти странах мира. В-четвертых, дает свои плоды системный подход к сокращению издержек.

Все эти факторы придают нам основательную устойчивость, несмотря на все региональные торговые ограничения. Приведу пример.

Известно, что Европейская комиссия приняла решение ввести пошлины — 34% — на наш холоднокатаный прокат. Насколько справедливо — это отдельная история. Но мы смогли достаточно оперативно продать необходимые объемы в Латинскую Америку и в Турцию. В этом смысле мы достаточно устойчивы.

— То есть в мире Северсталь не имеет жесткой привязки к конкретным рынкам. А в России?

— В России наша доля на внутреннем рынке стальной продукции стабильно составляет 21%. К сожалению, сам российский рынок второй год подряд падает. В прошлом году было большое снижение, в этом, по разным оценкам, оно составит 5-6%, что оказалось даже немного лучше наших ожиданий. Но и на российском рынке мы имеем определенную устойчивость благодаря диверсификации — мы присутствуем в разных отраслях.

Кроме того, все эти внешнеполитические истории с санкциями и анти-санкциями помогают развитию нашей программы по импортозамещению. В частности, в автопроме, где мы усилили наши позиции.

За 9-10 месяцев текущего года поставки российским автопроизводителям и тем автомобильным брендам, которые имеют производства в России, выросли на 8%, во многом благодаря замещению импортных высококачественных сталей.

Эмоции и система

— Я понимаю, когда речь идет об отечественном автопроме, но, как и чем удается «цеплять» таких клиентов, как Volkswagen, которые очень долго не признавали ничего другого, кроме стали иностранных металлургических компаний?

— Вообще факт покупки — это некое эмоциональное действие. Понятно, что покупатель принимает решение, исходя из расчетов, но все мы еще и живые люди со своими эмоциональными предрасположенностями, которые складываются под влиянием веера факторов. Это не только соотношение цена/качество. Это еще и сервис, и сроки поставки — целый комплекс. Поэтому в этом году мы разработали достаточно интересную программу, направленную на три вещи: повышение качества продукции, дисциплины поставки и улучшение сервиса. С качеством и дисциплиной все более-менее понятно, а сервис — это целое искусство и большая работа, которой мы в этом году занялись системно. Ее неотъемлемая часть — техническая поддержка. Она и раньше была, но мы усилили ее и количественно, и качественно. «Забрали» эту функцию из технической дирекции, сместили фокус: раньше она была больше ориентированы на работу с претензиями, сегодня главное для нас — помощь клиенту.

— В чем, например?

— Например, клиенты не обязаны иметь багаж знаний по сопромату и обработке металлов давлением, они специалисты в своих отраслях. В том же, что касается стали, они часто ориентируются либо на старые ГОСТы, либо на свой прежний опыт. А металл поменялся за последние годы самым радикальным образом.

Металлурги идут в ногу со временем, развивая технологию по производству новых высокопрочных марок сталей. Это позволяет нашим клиентам снижать металлоемкость своих изделий при повышении качества и безопасности.

И, мы нацеливаем нашу техническую поддержку на то, чтобы рассказать клиентам о новых решениях. И параллельно собирать обратную связь, которая позволяет нам решать отдельные проблемы и находить новые возможности по улучшению нашего продукта и сервиса. Кроме того, по моему глубокому убеждению, многие вещи можно автоматизировать и вывести в цифровое пространство. Это уже делается — в ближайшее время запускаем электронную торговую площадку на SAP Hybris: интернет-модель, которая позволяет зайти на сайт в личный кабинет, разместить заказ, отследить статус его выполнения, скачать весь комплект необходимых документов от актов сверок до сертификатов. Причем заказ можно

— А производство готово работать в таком режиме?

— Наше производство и система планирования уже столкнулась с серьезным вызовом — переход от месячного окна обещания отгрузки заказа на недельное. Суть этого требования рынка заключается в том, что все клиенты очень внимательно следят за своим оборотным капиталом и снижают остатки. Сокращение окна обещания для отгрузки металла позволяет сократить запасы вдвое.

Еще одним важным направлением считаю развитие собственной дистрибуционной сети. Наша Северсталь Дистрибуция признана одной из самых быстрорастущих компаний на рынке металлоторговли. Причем, предметом особенной гордости для меня является тот факт, что наша компания занимается не только продажей металла и предоставлением ряда услуг металлообработки, но и комплексным сервисным обслуживанием наших клиентов при строительстве инфраструктурных объектов. Знаете, столь оперативный пуск в Санкт-Петербурге Западного скоростного диаметра, например, наверное, был бы невозможен, если бы не наши дистрибуторы, сумевшие выполнить требования генподрядчика, в том числе, главное условие — поставка металла на объект малыми партиями точно вовремя.

В поисках металлургического «айфона»

— Как возникают такие идеи, как стали повышенной прочности, которые, насколько я знаю, сейчас используются на российских заводах Фольксвагена или особые криогенные марки стали для «Газпрома»?

— Все идет от клиента…

— Но он же, как вы говорите, «не знает сопромата»?

— Зато он хорошо знает свои потребности. Ему нужно построить объект с определенными параметрами. А дальше мы должны ему предложить решение. Это интересное направление.

Раньше металлурги получали заявку, решали «делаем-не делаем» и давали ответ. Сегодня мы стараемся предлагать решения, мы готовы их делать «под ключ».

Решили, к примеру, построить новый гипермаркет, у нас для этого есть предприятие, которое готово спроектировать объект, поставить металлоконструкции на площадку, полностью смонтировать и т.д. Вот эту цепочку мы сейчас реализуем. И, кстати, таким образом с начала 2016 г. компания Северсталь Стальные решения» возвела более чем 300 тыс. м2 зданий. Это то продвижение сервиса, которое на Западе называют «продажей решений».

— С этим понятно. А откуда берутся такие экзотические вещи, как ваши стальные «шёлк», «бархат» и «кашемир»?

- «Кашемир», в частности, родился, когда мы анализировали импорт: бельгийский, финский, — изучали его свойства, размышляли, в чем его ценность для клиента. Этот продукт делается на базе особой высокопластичной IF стали, сверху цинковое покрытие не менее 275 г на 1 м2 и слой полиуретана 50 микрон. Он приятный на ощупь, хорошо выглядит, у него интересный цвет. На все «текстильные» бренды компания предоставляет гарантию 25 лет до появления сквозной коррозии. На «Стальной кашемир» мы увеличим сроки гарантии, как только завершится полный цикл ускоренных климатических испытаний. Это важно. У меня на даче забор из нашей полимерки уже больше 10 лет стоит и не портится.

— То есть это не «ширпотреб», а премиальные продукты?

— Да, у них есть определенные потребительские сегменты. Мы специально позиционируем эти продукты. У нас есть и массовый продукт — стандартная оцинковка. А есть вещи премиальные, правда, в России рынок продуктов с высоким качеством еще не развит, по нашей оценке не превышает 3%.

— То есть вы пытаетесь придумать для рынка нечто вроде «металлургического «айфона», который может «выстрелить» на фоне рядовых смартфонов?

— Если бы это были «смартфоны»! Иногда смотришь на привозной китайский металл с полимерным покрытием — он, как бумага. Конечно, дешевле, но по стойкости к коррозии, качеству покрытия — это форменное безобразие. Вот почему мы так много внимания уделяем выработке национальных стандартов качества. В следующем году запускаем третий цех полимерных покрытий, который поможет нам укрепить эти позиции…

- Северсталь инвестирует в новые мощности в то время, как металлурги жалуются на избыток этих самых мощностей. Не парадокс ли?

— По этому поводу скажу три вещи. Несмотря на общее перепроизводство в мире, российские компании загружены полностью. По одной причине: мы здорово работаем с нашими затратами, у нас сквозные интегрированные цепочки и почти полностью собственное сырье.

Посмотрите топ самых рентабельных в мире металлургических компаний — там в «тройке» рядом стоят «Северсталь», ММК и НЛМК. И мы, несмотря на общемировые низкие уровни загрузки, достаточно эффективны в продажах.

Это первое. Второе. Есть нишевые сегменты, где все равно сохраняется дефицит. Мы же видим, как в Россию из-за рубежа приезжает по 0,5 млн т тех же покрытий — спрос точно есть. Мы инвестируем именно в эти направления, не увеличивая при этом сталелитейные мощности. И третье, — мы видим потенциал металлопотребления в России. Если взять количество металла на душу населения, посмотреть, сколько его используется в строительстве, показатели России окажутся где-то на уровне стран третьего мира. Вот на это мы и ориентируемся, когда запускаем новые линии.

«Третий год Россия падать не будет»

— Я уже знаю, что у вас нет «шара для предсказаний». И все же, чего можно ждать от 2017 г.?

— Думаю, третий год подряд Россия падать не будет. В это у нас есть определенная вера, поэтому мы осторожно заложили в планы 1,5-2% роста спроса на металла на следующий год.

Есть сегменты, в потенциал для роста которых мы верим больше: железнодорожное, сельскохозяйственное машиностроение.

Смотрим на факторы, которые влияют на потребление, на санкции, которые вводятся против нас, на условия импорта, — все это создает условия для развития локального российского производителя и тем самым повышает спрос на металл. Ожидаем, что в будущем году будет расти автопром, ждем общего роста стройки, для которой уходящий год был тяжелым. То есть у нас есть сдержанный оптимизм. И в целом планируем расти вместе с российским рынком.

Россия. СЗФО. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 14 декабря 2016 > № 2008102 Евгений Черняков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter