Всего новостей: 2574982, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Оксикбаев Омархан в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Оксикбаев Омархан в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 25 декабря 2015 > № 1593191 Омархан Оксикбаев

Счетный комитет: удар по цели или по груше?

Автор: Серикжан Адилов

Деятельность Счетного комитета (СК), подчиняющегося непосредственно главе государства, регулярно вызывает вопросы у обывателей. Хотя он то и дело выступает с громкими разоблачениями, его выводы далеко не всегда становятся для чиновников руководством к действию. Почему? Это мы попытались выяснить вместе с бывшим председателем СК, а ныне депутатом мажилиса Омарханом Оксикбаевым, при котором работа главной структуры, осуществляющей внешний финансовый контроль, достигла своего расцвета.

"Собрались лебедь, рак и щука…"

- Омархан Нуртаевич, насколько, на ваш взгляд, совершенно законодательство, регулирующее деятельность Счетного комитета? Насколько оно отличается от законодательства, определяющего работу подобных органов в других странах?

- В октябре этого года был принят закон о государственном аудите и, к моему сожалению, финансовом контроле. Почему к сожалению? Дело в том, что мы охватили сразу два разных по характеру и методу процесса контроля, не совместимые между собой. Это, на мой взгляд, не совсем правильно. Я изначально настаивал на принятии либо закона "О государственном аудите", либо закона "О финансовом контроле".

Однако в правительстве посчитали, что во время переходного этапа нужно сразу хвататься за обе системы, хотя никакой необходимости в этом, я считаю, не было. В других странах, насколько я знаю, ничего подобного нет.

Но закон принят, и в нем при всей его непроработанности имеется ряд положительных моментов. К ним можно отнести усиление роли высшего органа финансового контроля в лице Счетного комитета, четкое обозначение роли органов внешнего финансового контроля на местах (я имею в виду ревизионные комиссии).

С другой стороны, даже вроде бы имеющиеся плюсы не всегда очевидны и однозначны. Например, максимально расширяются функции уполномоченного органа правительства по внутреннему госаудиту, который в контексте нашего разговора можно назвать дублирующим органом и которого не должно было быть в структуре финансового контроля.

Тут уместно сделать небольшое отступление, вспомнив советский период. Даже в то щедрое время, когда много было разговоров о раздробленности и неэффективных затратах, финансовый контроль складывался лишь из двух ветвей - ведомственных служб внутреннего контроля и контрольно-ревизионного управления (КРУ) Министерства финансов, осуществлявшего внешний контроль.

У нас сейчас есть высший орган финансового контроля - Счетный комитет, есть уполномоченный орган правительства - Комитет финансового контроля Министерства финансов, на местах созданы ревизионные комиссии, осуществляющие внешний контроль, у каждого государственного органа есть служба внутреннего аудита, акимы тоже создают свой ведомственный контроль. То есть мы имеем пять независимых друг от друга систем контроля.

Президент, утвердивший концепцию о государственном аудите и финансовом контроле, четко отметил необходимость ликвидации дублирующих систем, но этого так и не было сделано.

- И что же получилось в итоге?

- Комитет финансового контроля Министерства финансов почему-то контролирует не только исполнение республиканского бюджета, но и мест­ные бюджеты, хотя последние являются автономными и за их исполнение акимы отчитываются перед маслихатами, которые утверждают их.

Я неоднократно интересовался у представителей Минфина, какой им резон контролировать местный бюджет, если они за его исполнение не несут никакой ответственности и не могут призывать к ответу нарушителей, поскольку это не их прерогатива. И каждый раз мне отвечали, что такой подход необходим для обеспечения прозрачности бюджетной системы.

Однако казус заключается в том, что в Конституции не прописана норма отчетности перед парламентом за исполнение государственного бюджета - только за республикан­ский.

Но и это еще не все. Функции Комитета финансового контроля на сто процентов дублируют функции и Счетного комитета, и ревизионных комиссий маслихатов. Я неоднократно поднимал этот вопрос. Но опять же под предлогом координации планов Минфин пытался доказать свое право параллельно выполнять работу, свойственную остальным органам финансового контроля. Но все это фикция, не больше.

Бывало так, что за право проверить объекты разворачивалась эпохальная битва: органы финконтроля не могли мирно решить, кто первым пойдет проверять ту или иную школу или больницу. Таковы огрехи действующего законодательства, и их нужно устранять.

Конечно, это может быть и камень в мой огород: мол, а ты-то куда смотрел, когда принимали закон? Отвечу честно: старался убедить на конкретных примерах, но в одиночку переломить ситуацию мне не удалось.

- Как бы то ни было, закон есть, и по нему органы финансового контроля будут работать. Но насколько их деятельность можно будет считать независимой?

- В законе есть положительные моменты, которые касаются независимости органов внешнего финансового контроля. Это как раз таки касается компетенции Счетного комитета и ревизионных комиссий - чтобы они работали, как говорится, без оглядки. Сегодня Счетный комитет, в принципе, обладает определенной независимостью.

Он подотчетен только президенту страны и раз в год отчитывается перед парламентом о результатах контроля за исполнением республиканского бюджета. Единственное - бюджет Счетного комитета проходит через Кабмин. Но лично я не вижу в этом ничего экстраординарного. В мою бытность это не ущемляло финансовую независимость СК от правительства.

Уверен, что так же обстоит и сейчас.

А если уж говорить о "белых пятнах" в деятельности Счетного комитета, то я бы расставил акценты в совершенно иной плоскости. И начал бы с поиска ответов на главный вопрос: насколько Счетный комитет институционально соответствует тем функциям, которые он имеет? Тут нужно определиться: нужен ли нам независимый и сильный внешний финансовый контроль за исполнением республиканского бюджета, что подразумевает необходимость вывода его институциональной основы на новый уровень, или же Счетный комитет должен выполнять иные функции?

Например, некоего аналитического центра, как предлагает министр финансов. Он еще при мне задавался вопросом: зачем Счетному комитету проводить проверки, если вполне можно ограничиться аналитической работой, используя материалы контроля органов внутреннего аудита? Но в таком случае зачем называть СК органом финансового контроля? Я, конечно, понимаю министра: ему не нужен орган, критикующий его деятельность. Но давайте не забывать о здравом смысле и опыте работы аналогичных структур в других странах.

Поэтому если мы хотим иметь полноценный орган внешнего финансового контроля, то он институционально должен соответствовать тому уровню бюджета, который он контролирует, и функциональным задачам, стоящим перед ним. Не знаю, согласится со мной нынешний председатель Счетного комитета или нет, но сегодняшний институциональный уровень СК недостаточен, даже если сравнивать с нашими ближайшими соседями. В том же Кыргызстане Счетная палата имеет штат более чем в двести человек и три региональных подразделения.

- А у нас?

- Штат нашего СК - 130 человек, если его не сократили. Но повторюсь: эффективным укрепление институциональной основы будет только тогда, когда наступит определенность в том, какие органы финансового контроля за что конкретно отвечают. Это первое. А второе - данный вопрос можно решить без вовлечения дополнительных ресурсов. Как я уже сказал выше, достаточно оптимизировать дублирующие системы.

Лицом к лицу лица не увидать

- На ваш взгляд, какой должна быть в идеале работа Счетного комитета?

- Она должна идти в двух направлениях. Первое - сбор информации по планированию бюджета, второе - контроль за его исполнением, что, в принципе, сейчас и делается. Но деятельность Счетного комитета была бы гораздо эффективнее, если бы существовала система обмена информацией с другими органами финансового контроля. А то получается, что каждый орган держит свои материалы при себе, и общей картины не видно.

- Вот мы и подошли к вопросу относительно эффективности деятельности Счетного комитета. Он вроде бы проделывает большую работу, озвучивает факты многомиллионных нарушений, выдает рекомендации по их устранению, но чиновники пытаются оспаривать цифры и предпочитают ничего не делать...

- При мне слишком часто не оспаривали (смеется - прим. ред.), потому что к своим выводам мы подходили взвешенно и объективно. Думаю, и сейчас так. А каждый чиновник перед прессой хочет показать, что он "белый и пушистый", и это тоже понятно. Что же касается эффективности, то ничего из воздуха не берется, все материалы основаны на отчетах, финансовых документах исполнителей и администраторов бюджетных программ.

И самый большой эффект от деятельности Счетного комитета заключается в том, что, давая рекомендации, он фактически предлагает правительству готовые рецепты по сужению потока нарушений финансовой дисциплины. Сожалеть приходится лишь о том, что эти рекомендации зачастую имеют длительный путь реализации: нужно определенное время, чтобы они превратились в правительственные нормативы или выразились в изменениях, внесенных в законодательство.

Тут следует добавить, что большую пользу сегодня приносят и ревизионные комиссии (раньше местный бюджет как таковой никто не контролировал). Правда, сейчас Минфин бьет себя в грудь и пытается полностью монополизировать заслуги в этом направлении: мол, благодаря своим инспекциям на местах он выявил нарушений на гораздо большую сумму.

Но дело-то тут вовсе не в цифрах, а в том, что ревизионные комиссии не только выявляют нарушения, но и помогают акиму предотвращать их, рекомендуя либо изменить тот или иной норматив, либо переориентировать бюджет. Это реально помогает повысить эффективность использования бюджетных средств на местах.

К сожалению, работу ревизионных комиссий никто не консолидирует, не показывает, и правительственные органы, пользуясь этим обстоятельством, пытаются приписать все заслуги себе.

В контексте этого мне видится такой шаг: Казахстану как унитарному государству пора перейти на утверждение и исполнение государственного бюджета. Согласитесь, когда деньги в одних руках, их легче контролировать.

- С какими трудностями в своей деятельности сталкивается Счетный комитет?

- Могу только говорить о времени моего руководства этим органом. Одна из главных проблем - законодательно нерегулируемые моменты. Вторая - его институциональная слабость, о чем я уже говорил. Это те факторы, которые не давали полноценно работать - хочется многое сделать, а руки, как говорится, коротки.

Еще одна серьезная проблема - кадровый голод. Контроль, тем более финансовый, всегда сопряжен с коррупцией, и подобрать чистых на руку, порядочных сотрудников, которые бы работали на совесть, сложно. Даже самого честного можно спровоцировать - недаром у казахов есть такая пословица: "Если ангелу показать золото, то и он может сойти с праведного пути". В остальном же проблем не было.

- То есть работу в Счетном комитете вполне реально превратить в "кормушку"?

- Если все оставить все без присмотра, то да.

- Может, уже хотя бы поэтому деятельность Счетного комитета должна быть прозрачной для СМИ, простого населения?

- Прозрачность заложена в самом принципе деятельности СК. Это определено законодательством, прописано в Бюджетном кодексе. Информация о его работе, за исключением секретных данных, должна быть доступна общественности. Но выворачиваться наизнанку он не обязан.

- Если отбросить в сторону соблазны и говорить конкретно о давлении: способен ли кто-то его оказывать на сотрудников Счетного комитета и каким образом решаются вопросы их физической безопасности? В вашей практике такое было?

- Какие-то единичные случаи были, но системой назвать это нельзя. А что касается безопасности, то сотрудники СК ничем в этом плане не отличаются от остальных государственных служащих. При разработке законопроекта о Счетном комитете такие нормы предусматривались, но из-за того, что они не коррелировались с Законом "О государственной службе", их исключили.

- Что бы вы пожелали нынешнему составу Счетного комитета?

- В первую очередь, профессионализма и объективности в оценках. Только следуя этим принципам, СК сможет избавить себя от пересудов, оспаривания своих материалов, повысить эффективность своей работы.

Не могу не сказать о том, что в последнее время в органах финансового контроля наблюдается гонка за количеством выявляемых нарушений. Здесь налицо неотработанность так называемого классификатора нарушений.

Приведу пример. Больница сметной стоимостью 10 млрд тенге построена и уже работает, но строилась без предписанного законодательством авторского надзора. Так вот, органы финконтроля в таких случаях фиксируют, что все 10 млрд тенге были использованы с нарушением. Как говорится, комментарии излишни.

Блиц

- Вы скучаете по работе в Счетном комитете?

- Как профессионал - да. Я не могу быть сторонним наблюдателем и равнодушно относиться к тому, что делают сегодня мои коллеги. Но возвращаться уже не хочу. Как говорится, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Сколько мог - отработал: честно, беспристрастно, посвятив себя делу становления и совершенствования системы финансового контроля. Надеюсь, это пригодится нынешнему руководству.

Одно иногда огорчает: некоторые лица даже по прошествии стольких лет продолжают высказывать личную обиду за то, что мы делали в интересах государства.

- Давайте без лишней скромности: своим последователям вы оставили хорошую базу?

- Да. Если сопоставить с тем, что я получил. Когда я пришел в Счетный комитет, там работали лишь 30 человек. И это при огромном спектре функциональных задач. Вы знаете, что глава государства - ярый противник увеличения штатов госорганов, поэтому приходилось доказывать необходимость расширения.

Как только в наших рядах прибавилось профессионалов, работа закипела, вышла на новый уровень. Апофеозом этой работы можно назвать создание Института по исследованию финансовых нарушений при Счетном комитете. Его оценки и рекомендации доводились до премьер-министра, членов правительства, а главное - они находили свою дальнейшую реализацию.

- Какое громкое дело вам запомнилось?

- Их было много, и вычленить какое-то одно трудно. Много нарушений было выявлено при реализации госпрограммы "Питьевая вода", в системе Министерства обороны. Но для нас главным было не внешний эффект произвести, а выявить огрехи, вследствие которых в неизвестном направлении утекают бюджетные средства. И мы такими фактами гордились больше, нежели тем, что по итогам наших проверок кто-то был привлечен к административной или даже уголовной ответственности.

Да, тут кто-то украл десять или сто миллионов - это, конечно, плохо. Но в другом-то месте утекают миллиарды, причем на постоянной основе. И ликвидация такого канала - реальный повод для гордости. Счетный комитет - это не правоохранительный орган, и он не должен кого-то сажать или выносить кому-то выговоры.

- У вас была прямая связь с президентом?

- Конечно. В любой момент при острой необходимости я мог зайти к президенту. А так, законодательно прописано, что председатель Счетного комитета отчитывается перед президентом раз в квартал. И этого было достаточно. В моей практике необходимости в срочном, внеплановом докладе президенту не возникало.

Вопрос ребром

- Вы специалист в области контроля за использованием бюджетных средств. Какие пути сокращения государственных расходов, помимо секвестирования бюджета, вы видите в условиях нынешнего экономического кризиса?

- Приведу такой пример. При советской власти (а тогда я работал в контрольно-ревизионном отделе Минфина) мы выезжали в регионы и проверяли составление и исполнение бюджета. У нас были четкие нормативы, и на объекте контроля сразу становилось видно, кто, где и что завышает.

Завышенные расходы мы секвестировали и обязывали возместить бюджету незапланированные расходы. Сейчас, увы, такого нет. Если сейчас пройтись по нормативам, то по каждому министерству можно сэкономить немало средств.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 25 декабря 2015 > № 1593191 Омархан Оксикбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter