Всего новостей: 2602548, выбрано 61 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Орешкин Максим в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияНедвижимость, строительствовсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 сентября 2018 > № 2727025 Максим Орешкин

Интервью министра экономического развития РФ Максима Орешкина радио Business FM на полях Восточного экономического форума

Глава Минэкономразвития России Максим Орешкин дал Business FM большое интервью в рамках Восточного экономического форума. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Мы на прошлой неделе провели опрос ритейла и рестораторов на предмет цен на продукты, и в среднем они все говорят о росте цен, который начался в конце августа, на 5-6% по вполне понятным причинам: курс, грядущий НДС, есть еще отраслевые факторы этого сезона, да и в целом доллар сейчас 70. Прогнозы на инфляцию будут меняться?

Максим Орешкин: Рестораторы - это такая всегда смешанная выборка.

Не их цены - закупка.

Максим Орешкин: Я имею в виду, что те продукты, которые они покупают, это не обычная корзина для россиян. К таким оценкам подходить нужно аккуратно, но абсолютно согласен: есть тенденция к усилению инфляционного давления. Мы видим - и по статистике уже годовые изменения превысили 3%, мы ожидаем, что к концу года цифра продолжит ускоряться и в первом квартале достигнет пика в районе 5%. То есть здесь ускорение ожидается, будет идти по всем группам. Курсовая волатильность, то ослабление рубля, которое мы сейчас видим, в случае его сохранения на продолжительный период времени будет оказывать тоже на динамику цен повышательное воздействие, и от этого никуда не деться. Будем смотреть, что будет происходить на валютном рынке. По нашим оценкам, текущий курс серьезно отклоняется от равновесного, при прочих равных условиях рубль должен был бы укрепляться, но прочих равных условий нет, потому что мы видим все, что происходит на глобальных рынках, мы видим, что происходит с валютами Турции, Аргентины, Бразилии, ЮАР, Индии. Все валюты сейчас вошли в высокую турбулентность. Это не просто влияет на российский рынок, оно еще усиливается теми историями, связанными с обсуждением санкционных рисков. Тот же Центральный банк пытается стабилизировать ситуацию. Они отказались от покупки валюты на открытом рынке. Сейчас они будут обсуждать вопросы динамики процентных ставок. У нас де-факто вслед за ослаблением рубля происходит снижение импорта. Экспорт на фоне цен на нефть, которые достигли 78 долларов за баррель, наоборот, увеличивается. Фундаментально это дополнительное предложение валюты есть на рынке, но вот из-за всей этой волатильности, неопределенности оно сейчас пока рынка не достигает. Поэтому посмотрим, сколько период волатильности на рынке продолжится, и от этого будет зависеть в том числе инфляционная динамика.

Если суммировать, пока что вы на первый квартал будущего года прогнозируете рост инфляции за цифру выше 5%. А там посмотрим?

Максим Орешкин: Нет, на самом деле как раз выше этого уровня инфляция вряд ли пойдет, и первый квартал - это будет пиковое значение. Здесь наложится история, связанная с повышением НДС. По нашим оценкам, это около 1 процентного пункта добавит в инфляцию уже сразу в первом квартале, но еще раз, вот то замедление внутреннего спроса и кредитной активности, которую мы сейчас начинаем наблюдать, конечно, будет иметь сдерживающее влияние на инфляционную динамику. С пика первого квартала, по нашим оценкам, инфляция потихонечку пойдет вниз, к концу года будет 4,2-4,3.

Вы уже упомянули, это, конечно, сфера компетенции Центрального банка, но и в связи с жуткой турбулентностью на валютном рынке и с другими факторами, что возможно повышение процентной ставки, таким образом, вот эта инфляция косвенно перейдет уже в другую плоскость, в повышение ставки. Прогнозы по темпам роста не придется ли нам тоже пересмотреть вниз на 2019-2020 год?

Максим Орешкин: Если вы посмотрите наш прогноз, у нас запланировано снижение экономической активности относительно предыдущих ожиданий. У нас рост на 2019 год - 1,3%, то есть существенно ниже, чем мы ожидаем в этом году. И все то, что сейчас происходит на финансовом рынке, здесь учитывается в практически полном объеме. Каких-то негативных сюрпризов, не думаю, что стоит ожидать, но опять же не стоит ожидать от 2019 года какого-то бурного экономического роста.

Когда на фоне санкционных явлений, общей ситуации на развивающихся рынках рубль наш так сильно падает, многие смотрят на огромные ресурсы Центрального банка и говорят: пока все, что он сделал, это прекратил закупки валюты в пользу Минфина на открытом рынке, за рынком все равно покупает. Им кажется, что наши финансовые власти вполне устраивает вот этот дешевеющий рубль. Каков взгляд правительства на то, каким курс должен быть, чтобы экономика работала хорошо?

Максим Орешкин: Заинтересованности у правительства в более слабом рубле нет. Система работы, которая выстраивалась последние два года, нацелена на стабильную динамику реального курса в долгосрочной перспективе. При этом курс остается полностью плавающим, это то, что заявлено и реализуется Центральным банком. Нужно понимать, в каком моменте мы сейчас находимся. Если посмотреть просто на статистику за апрель-июль, из российского рынка ОФЗ ушло иностранных инвесторов на 350 млрд рублей, практически 6 млрд долларов мы потеряли и определенный объем еще потеряем по итогам августа. Так работает плавающий курс, что как только потоки капитала меняются в ту или другую сторону, это сразу находит отражение на курсе. Если бы ЦБ сейчас начал пытаться таргетировать курс на каком-то уровне более крепком, например, для этих иностранных инвесторов, которые начали резко выходить в одну дверь, просто была бы обеспечена дополнительная прибыль. Здесь плавающий курс как раз играет роль инструмента, который компенсирует этот отток капитала, который пошел, делает привлекательными новые инвестиции. Да, сейчас мало кто решается при такой волатильности открывать позиции в рубле, но, поверьте мне, через полгода можем столкнуться с ситуацией, что те, кто открыл длинные позиции в российских облигациях, в российском рубле, именно в текущий момент заработают очень хорошую прибыль. Вот гораздо более яркий случай конца 2014-2015 года, когда все боялись, что все будет плохо и сейчас мы пойдем выше ста рублей за доллар. На самом деле те, кто формировал позиции в тот момент, заработали очень хорошую доходность, как в рубле самом, так и долговых ценных бумагах. Во многом ситуация сейчас похожа, только амплитуда этих колебаний гораздо меньше, чем была в 2014-2015 году.

Нет, есть одно отличие. Все ожидают и закладывают риск, что будут введены новые санкции на госдолг, и в таком случае движение капитала исключительно будет формироваться в обратную сторону. Вот этот, самый неприятный сценарий, просчитан? Есть ли понятный ответ наших финансовых властей на это возможное решение?

Максим Орешкин: Я назвал цифры оттока из рынка ОФЗ. Они очень значительны, очень существенны. И тот остаток, который есть сейчас у нерезидентов, с каждым месяцем уменьшается. То есть мы в какой-то момент дойдем до точки, когда доля нерезидентов на российском долговом рынке уменьшится настолько, что утекать просто уже будет нечему.

Сейчас мы еще к какому оттоку должны быть потенциально готовы? В каких суммах миллиардов долларов?

Максим Орешкин: Я не думаю, что нам стоит ожидать, у нас просто нет тех направлений, по которым мы можем ожидать усиления оттока относительно текущих уровней. Поэтому фундаментально сейчас нужно понимать, в каком состоянии находятся фундаментальные показатели, влияющие на валютный рынок. У нас очень серьезный текущий счет. Центральный банк не выкупает валюту с рынка, по нашим оценкам, отсутствие покупок Центрального банка при такой высокой цене на нефть означает равновесный курс в районе 45-50 за доллар. То есть это тот гэп, который сейчас есть, и связан он в первую очередь с серьезным оттоком капитала, который идет в том числе с долгового рынка. Если представить себе такой сценарий, что Центральный банк в принципе прекратит покупки валюты по мере иссякания оттока капитала, курс начнет довольно серьезно и быстро укрепляться. В тот момент ЦБ вернется к покупкам валюты, и курс стабилизируется на тех уровнях, которые мы видели в начале лета.

В обновленном прогнозе на этот год, по-моему, Минэкономразвития сформулировало цифру - в среднем 61 рубль за доллар.

Максим Орешкин: Среднесрочная перспектива будет выход на уровень 63-64.

И эти цифры, несмотря на то, что накануне 70 мы пробили, эмоционально на вас не влияют, все ваши расчеты верны?

Максим Орешкин: У нас был прогноз, который мы делали в самом начале лета, и сейчас под бюджетный процесс в конце августа - начале сентября прогноз был обновлен. Все, что мы изменили, это динамику на ближайшие 6-12 месяцев. Мы учли всю ту волатильность, которая есть на глобальном рынке, санкционная история. Это привело к тому, что краткосрочный отток капитала на ближайшие 6 месяцев мы серьезно увеличили, и курс, который этому оттоку капитала соответственен, более слабый. Долгосрочно, за пределами двенадцати месяцев, мы не видим ни одной причины, почему бы эти показатели менять, потому что у нас стабильность...

Я напомню, 63-64.

Максим Орешкин: Да, стабильность курса у нас основывается на таких базовых вещах, как бюджетное правило, которое обеспечивает устойчивость в сфере государственных финансов, и долгосрочное инфляционное таргетирование с целью в 4%, то есть низкая устойчивая инфляция, которая обеспечивает стабильность валюты и ее покупательной способности в долгосрочной перспективе. Здесь эти политики все сохраняются, и фундаментально, макроэкономически мы будем возвращаться к равновесию, а сам механизм плавающего валютного курса означает, что от равновесия мы можем отклоняться, отклоняться на довольно значительные расстояния, все это связано с краткосрочными потоками капитала и настроениями, которые есть на рынке.

63-64...

Максим Орешкин: Даже вы задаете вопрос в негативном ключе, потому что видите....

Потому что негатива сейчас гораздо больше психологически.

Максим Орешкин: Правильно. Вы знаете известную цитату Уоррена Баффета: покупать нужно тогда, когда боишься. Потому что, когда все хорошо и все уверены в чем-то, означает наоборот, что у этого актива перспектив немного. Поэтому сейчас мы отклонились, все находятся в некотором нервозном состоянии на рынке. Это все транслируется в те значения, которые мы видим, но по мере того, как ситуация дойдет до определенного пика и начнет разворачиваться, мы увидим такое же быстрое движение и назад.

В связи с теми событиями, которые сейчас не в политике, а чисто на рынках развивающихся, страны, которые являются импортерами нефти, падают одна за другой. Допустим, нас, возможно, ждет следующая неприятность - просто падение цен на нефть. Можно такое прогнозировать и как это тогда повлияет на общую картину у нас?

Максим Орешкин: Это как раз то, что у нас заложено в прогнозе. У нас заложено снижение цен на нефть в среднесрочной перспективе ближе к уровню в 60 долларов за баррель, сейчас это 78, то есть довольно серьезное снижение.

60 - это небольшое снижение для нефти.

Максим Орешкин: Все-таки это 20%.

Два года назад она до 28 падала.

Максим Орешкин: Как раз на такие сценарии у нас и рассчитано то бюджетное правило, которое было введено, которое берет отсечку в 40 долларов за баррель, то есть это те уровни, которые уже совсем далеко находятся от текущих значений, говорят о том, что устойчивость и бюджета, и платежного баланса при 40 долларах за баррель тоже будет на достаточно хорошем уровне. Просто если посмотрите, мы и год назад закладывали снижение нефтяных цен, в части, которая касается мирового экономического роста, наши ожидания по резкому замедлению тех экономик, где большие дефициты текущего счета. Это именно те экономики, которые сейчас лихорадит. Вот Турция, Аргентина, Бразилия, Индия, ЮАР - пять стран, которые имеют высокий дефицит текущего счета, который, как вы правильно сказали, усугубляется более высокими ценами на нефть для них. Понятно, что это будет иметь обратный эффект на нефтяные котировки. Опять же снижению возможному динамики спроса со стороны этих стран сейчас противостоят американские санкции против Ирана, и планы США довести поставки Ирана на экспорт до нуля, что создаст большой дефицит нефти на рынке, даже в условиях замедления экономического роста будет означать высокие котировки.

Вы со всех сторон отвечаете на все эти рыночные аргументы, которые сейчас толкают рубль вниз. Если вас внимательно выслушать, то сейчас надо продать доллар и купить рубль?

Максим Орешкин: Да.

Опять же вариант санкций на госдолг, на госбанки. Опустим риски по курсу, связанные с выходом нерезидентов с рынка нашего долга, они легко считаются, потому что цифры известны. Как бюджет будет дальше расправляться с этой ситуацией? Все-таки это тоже часть бюджетных доходов.

Максим Орешкин: Не доходов, это источники финансирования, которые привлекает бюджет. Но что нам говорят текущие данные о состоянии единого казначейского счета бюджета? Они говорят о том, что у нас ликвидности в бюджете достаточно для того, чтобы целый год вообще в принципе не занимать. То есть бюджет себя чувствует очень хорошо, с точки зрения и ликвидности, и баланса, потому что у нас профицит бюджета в районе 1% ВВП ожидается в этом году. В отличие от ситуации 2014-2015 года, когда у нас был и дефицит бюджета, который увеличивался, и проблемы с платежным балансом, сейчас к этой внешней волатильности мы подходим в очень хорошем фундаментальном состоянии.

Но у нас же есть майские указы, на которые нужно 8 трлн рублей за шесть лет. Вот, кстати, правительство устами первого вице-премьера Силуанова в момент, когда обсуждали известное письмо, сказало: бюджету на самом деле дополнительные доходы не нужны. Из этого можно сделать вывод, что там глобально вопрос по поиску ресурсов на эти большие социальные программы, про которые сейчас редко вспоминают за другими темами, что они уже найдены.

Максим Орешкин: Сейчас бюджет, который подготовлен, де-факто уже в правительстве, он полностью сбалансирован на ближайшие три года с учетом абсолютно всех расходов на национальные проекты. Здесь и более позитивная экономическая динамика дает дополнительный позитивный поток доходов, и повышение НДС - это та мера, которая пошла на формирования пула ресурсов, в отличие от того же пенсионного возраста, потому что с точки зрения баланса для бюджета, пенсионная реформа идет с негативным знаком.

Давайте проще скажем, что правительство не сэкономит на пенсионной реформе, а на самом деле потратит больше.

Максим Орешкин: То есть это на самом деле структурная реформа, это перераспределение ресурсов, с точки зрения повышения уровня пенсионного обеспечения, которое мы будем получать предстоящие шесть лет, вот то повышение пенсии на тысячу рублей каждый год - это тот ресурс, который приходит из повышения пенсионного возраста, это структурное изменение даст довольно серьезный позитивный эффект для экономики. Там на самом деле очень много разных эффектов, потому что, например, группа населения старшего возраста - это та группа, у которой структура потребления ориентирована в первую очередь на российские товары. И более активный рост доходов в этой группе позитивно сказывается на экономической динамике.

То есть общий вывод, который напрашивается из того, что вы говорите, что никакие, даже самые неприятные, как говорят "адские" санкционные законы, ни волатильность на внешних рынках с возможным и даже ожидаемым падением цен на нефть не повлияют на общую рамку нашей макроэкономической стабильности?

Максим Орешкин: Конечно, зайти можно очень далеко, и тогда весь мир в принципе изменится. Мы видим, что происходит в отношениях США и Китая, с точки зрения торговых войн, введения пошлин. Если там все будет усугубляться, то это будет оказывать очень серьезное влияние на американскую и китайскую экономики. Всегда существуют такие действия, которые могут кардинально изменить ландшафт, причем это касается не только нашей страны, это касается любой страны мира. В рамках того фарватера, в котором мы сейчас движемся, пока вряд ли стоит ожидать какой-то катастрофы.

Вы сами упомянули торговые войны. А каков потенциальный эффект для России от тех процессов, которые, очевидно, пока что заходят именно в это русло.

Максим Орешкин: К этому периоду глобальной волатильности Россия подходит в очень хорошем состоянии, с точки зрения макроэкономических фундаментальных показателей. Это дополнительная подушка безопасности, которая есть. Но, как я и сказал, если торговые войны зайдут очень глубоко, это будет болезненно для всей мировой экономики.

А как это скажется конкретно на нас? Так кажется, что нам стоит больше бояться именно американских санкций, которые могут, возможно, резко ограничить наши доходы от экспорта, в силу того, что и в расчетах мы можем оказаться скованными, и от рынков, по алюминию это уже происходит, фактически закрывается. Кажется, нам вот этого надо бояться, а не того, как Америка с Китаем пошлины друг против друга вводят.

Максим Орешкин: То, про что вы говорите, это на самом деле уже, как недавно выразился премьер-министр, экономическая война. Это уже совсем другая история.

Так мы фактически уже там.

Максим Орешкин: И то, что происходило до текущего момента - это больше тактические истории локальные. А если мы говорим о полном запрете расчетов или санкциях на госбанки, которые составляют большую часть экономической банковской системы РФ, то это уже действительно война, то есть на самом деле переступление через некоторую границу.

Ну, допустим, так и произойдет, причем не важно, госбанки или не госбанки, речь идет просто о крупнейших российских банках, какие бы они ни были, те, которые обслуживают крупные бизнесы, через которые идут крупные экспортно-импортные расчеты.

Максим Орешкин: Я думаю, что определенное более внимательное отношение со стороны США к этим мерам, которые они применяют, будет. Мы видели это уже по примеру "Русала", когда были сначала введены совсем жесткие санкции, потом они были изменены.

Потом их просто перенесли. А сейчас, как говорит "Русал", что он будет сокращать производство тем не менее в Сибири на крупнейших заводах.

Максим Орешкин: Перенесли по той самой причине, что поняли, насколько серьезное решение они приняли, они недооценили просто последствия тех решений, которые они принимают, и поняли, что то действие, которое они предприняли, угрожает европейской экономике, американской экономике, "Русал" как крупнейший экспортер алюминия в мире влияет на очень большое количество цепочек добавленной стоимости.

А разве что-то изменилось? Мне кажется, Минфин США ничего обнадеживающего не передал трейдерам.

Максим Орешкин: Увидим, что произойдет в ближайшие месяцы.

Вы думаете, что такой сценарий, в котором все эти меры войдут, маловероятен?

Максим Орешкин: Он маловероятен, к нему нужно быть готовым.

Против Ирана ввели все это, почему против нас?

Максим Орешкин: Еще раз повторюсь, к таким сценариям нужно быть готовым, понимать, что нужно будет действовать, и такое понимание на уровне правительства и на уровне ЦБ присутствует, но еще раз повторю, что такие меры - это уже будет объявление глобальной войны против России в экономике с плохо просчитываемыми последствиями. То, что происходит в мире, мы видим ту же эскалацию, то, о чем мы уже говорили, между США и Китаем.

А вот это как нам может повредить, кроме наших трудностей?

Максим Орешкин: Эта жесткая тарифная политика со стороны США в условиях, когда экономика США уже перегревается, попытка затянуть дополнительный спрос на американских производителей по более высоким ценам будет приводить к ускорению инфляционной динамики в США, замедлению экономического роста в итоге через повышение процентных ставок.

А нам-то что? Мы же не торгуем с Америкой.

Максим Орешкин: Америка - это большая часть глобальной экономики, это влияние на общий уровень глобального спроса, потребление в том числе сырьевых товаров, и опять же влияние, то, о чем вы уже говорили, на сырьевые цены, на цены на нефть.

Мы учитываем тот факт, что если торговые войны будут развиваться, то в какой-то степени мы можем оказаться крайними, потому что все начнут защищать свои рынки. С этой стороны нам нужно к чему-то готовиться?

Максим Орешкин: Мы сегодня находимся во Владивостоке, где вчера происходили переговоры с японскими партнерами, сегодня будут переговоры с китайскими партнерами, с южнокорейскими. Если посмотреть на динамику наших торговых взаимоотношений, с Японией у нас товарооборот растет на 20%, с Китаем - на 30%. Между Россией и азиатскими партнерами, например, проблематики торговых войн не существует. Наоборот здесь для России, скорее, возможность в том числе для того, чтобы там, где у нас есть конкурентоспособная продукция, занять те ниши, которые освобождаются на том же китайском рынке.

В части подготовки к этой экономической войне, о которой мы говорили, было заявлено на разных уровнях официальных. Наш главный ответ: мы собираемся развивать расчеты в национальных валютах, минуя доллар. Мне кажется, что ни одна нефтяная российская компания, если ее правительство не заставит принимать расчеты в других валютах, сама этого делать не будет. Принудительные меры могут быть для того, чтобы начать этот процесс, потому что до сих пор это были разговоры?

Максим Орешкин: Не совсем разговоры. Потому что, если мы посмотрим торговлю России и Китая, то здесь двузначные значения, то есть больше 10% уже идет в национальных валютах. Чтобы активнее приходили другие компании, должна оставаться та инфраструктура, которая необходима для этих платежей, с инфраструктурой торговли.

Как это будет происходить? Могу предположить, что, допустим, Россия и Китай, Россия и Индия, большие очень центральные банки, каждый центральный банк может иметь в своих авуарах валюты друг друга, чтобы агентам экономической деятельности давать эту валюту для совершения операций.

Максим Орешкин: Там несколько вопросов важны: ликвидность валютных пар обеспечения со стороны маркет-мейкеров, здесь мы...

То есть у нас, например, должны быть юани, чтобы дать нашему импортеру.

Максим Орешкин: Не только. Должны быть те банки или другие финансовые посредники, которые присутствуют на рынке и обеспечивют де-факто низкую комиссию за конвертацию из одной валюты в другую напрямую. Это должно поддерживаться постепенным, вы правильно говорите, переводом торгово-экономических взаимоотношений в эти пары, что будет еще сильнее усиливать ликвидность, и, конечно же, взаимное проникновение финансовых рынков, то есть выпуск экономическими агентами из этих двух стран обязательств в валюте другой страны, чтобы обеспечивать дополнительный приток ликвидности в эту систему.

Но чтобы это в принципе работало, упрощенно: у Банка Китая должны быть рубли, а у Банка России должны быть юани, чтобы они могли валютные свопы не через доллар проводить.

Максим Орешкин: Я как раз говорю, что не только у центральных банков.

Ну они потом своим банкам дадут.

Максим Орешкин: Нет, коммерческие банки должны здесь делать необязательно через центральные банки. Они могут выпускать обязательства, номинированные в валюте на финансовом рынке другой стороны. Они должны обеспечивать ликвидность в торговле, чтобы импортер чего-то из Китая мог прийти на рынок и увидеть, что купить юани за рубли стоит не дороже, чем купить доллары за рубли. В этом случае он с удовольствием будет потихонечку перестраиваться на использование ими национальных валют. И база определенная уже есть. Я уже сказал, что больше 10% у нас уже платежей проходит в рублях и юанях.

Ну, почти 90% все равно проходят через доллар.

Максим Орешкин: Правильно. Но здесь постепенное движение с постепенным включением в эту орбиту..

Какие-то специальные действия со стороны правительства и центральных банков можно ожидать? Или мы будем просто наблюдать?

Максим Орешкин: Есть определенный план, который дорабатывается правительством и Центральным банком, и в ближайшее время здесь, я считаю, что нужно будет действовать более активно.

С учетом ситуации на рынке, такой, уже застывшей, активы стоят очень дешево, начиная с 2014 года, у нас правительство решило - не будем проводить приватизацию на таком рынке. Мне кажется, пора привыкнуть к этим ценам, они вряд ли изменятся, цены на наши активы. И премьер Медведев сказал на последнем заседании правительства, что доля госсектора очень высокая препятствует развитию конкуренции. Можно ли ожидать, что правительство изменит свой подход к приватизации?

Максим Орешкин: В первую очередь мешает конкуренции не наличие крупных пакетов в крупных компаниях, а, скорее, малые и средние компании, унитарные предприятия, и поэтому здесь позиция, если вы посмотрите недавно принятый план по повышению доли инвестиций в ВВП до 25%, там стоит пункт о полном запрете создания ФГУПов и МУПов, и здесь развитие конкуренции именно в этой области, потому что это очень важно с точки зрения здоровья экономики в целом. То, что касается крупных пакетов, то здесь вопрос стоимости не является каким-то превалирующим, здесь, скорее, вопрос стратегии развития того или иного актива. И здесь мы по целому ряду активов работаем с поиском стратегических партнеров на азиатских рынках, для того чтобы активы получали новую жизнь и активнее развивались. Потому что если просто продать долю в крупной компании, то от этого можно получить только деньги, а деньги бюджету сейчас не очень-то нужны, тем более это разовое, не долгосрочное влияние. Здесь важно смотреть на то, как тот или иной актив после получения новых акционеров будет развиваться, какие у него будут дополнительные возможности.

Помните, наверное, как Герман Греф дискутировал, полемизировал с Эльвирой Набиуллиной несколько лет назад, говорил: давайте приватизируем Сбербанк, пусть доля государства будет ниже 50%.

Максим Орешкин: В части банков...

Нет, вот сейчас бы, допустим, он сказал: а Сбербанк - больше не государственный банк. Огромная публичная компания с огромным количеством акционеров, с какой-то долей государства. Как вы думаете, может быть, его решение сейчас бы пригодилось?

Максим Орешкин: Нам в банковской сфере, и это записано в плане по инвестициям, сначала нужно разобраться с теми банками, которые недавно перешли на баланс государства, банк "Открытие" тот же самый. И Центральный банк здесь полностью согласен, что в ближайшие годы из этого актива нужно выходить. То есть здесь можно гораздо быстрее сделать движение вперед, его нужно сделать.

Мы на острове Русский, который помимо того, что это университет, кампус и так далее, еще объявлен и российским офшором. И как раз "Русал", одна из последних крупных компаний, которая вообще перерегистрировалась в России, собирается перерегистрироваться здесь. Вы можете объяснить, в чем смысл российского именно офшора? Потому что юрисдикция остается российской, все-таки все абсолютно в бизнесе, там номер один в выборе офшорных юрисдикций не налоговые режимы называют, а право и суд, и проблемы передачи по наследству в том числе сейчас очень актуальная тема. Значит, право здесь остается российское, а в чем офшорность?

Максим Орешкин: Мне слово "офшор" не нравится, потому что при слове "офшор" у нас сразу ассоциация либо с Калмыкией, с налоговой дырой, с черными офшорами за границей, где можно прятать деньги от правосудия. Здесь у нас специальный административный район, и как раз те первые изменения, которые мы сделали, в области корпоративного права, это возможность иметь такой же режим, как в других офшорных юрисдикциях, таких как Кипр, Джерси, то есть это специальные условия налогообложения.

Для этого нужно иметь, во-первых, чуть-чуть другой Гражданский кодекс.

Максим Орешкин: Нет, я сейчас говорю про "международные компании". Мы долго говорили про деофшоризацию, но, для того чтобы делать деофшоризацию и компанию переводить из-за границы в Россию, раньше было нужно полностью де-факто закрыть компанию за границей и создать новую компанию в России, вот таким образом осуществлялся трансферт. Но если закрывать полностью компанию за границей, это означает необходимость погашения всех долгов и кучу других прелестей, которые нужно пройти при закрытии бизнеса. Сейчас у нас введено в законодательство понятие "редомициляция", это возможности переноса компании из одной юрисдикции в российскую без изменения названия компании, структуры, ее обязательств, то есть она берется и переносится просто. Процесс переноса впервые стал возможен без каких-то серьезных издержек.

В этом и заключается офшорность острова Русский?

Максим Орешкин: Я слово "офшор" не люблю...

Вы его сами в правительстве придумали, теперь все его [используют]...

Максим Орешкин: В правительстве его не придумывали, законопроект называется "Специальный административный район", там действительно сделана специальная история, связанная с корпоративным законодательством, международные компании, возможность переноса, налоговый режим такой же, как во многих других юрисдикциях, связанный с налогообложением пассивного дохода.

Мне не очень понятно, что такое пассивный доход и чем он отличается от всей остальной территории.

Максим Орешкин: Есть же дивиденды, которые получают от активов. Когда есть холдинговая компания...

Да, вот что я точно знаю, что в России фактически не существует юридических условий для существования холдинга, который объединяет макаронную фабрику, производство гвоздей, вагонов, нефти и так далее. И когда владелец всех этих активов может аккумулировать всю прибыль на холдинг и развивать то направление, которое он сейчас считает нужным. Это для российских компаний будет нарушением массы налоговых правил.

Максим Орешкин: То, что мы сейчас сделали, касается в первую очередь аккумулирования доходов от компаний, находящихся в других юрисдикциях, но мы уже с министерством финансов договорились, что этот режим холдинговых компаний будет впоследствии распространен на территории всей страны.

Но сейчас, именно здесь, на острове Русский, именно эта проблема будет решена?

Максим Орешкин: Да.

То есть здесь нормально сможет функционировать холдинг, владелец разных газет, пароходов и так далее?

Максим Орешкин: И причем не просто существовать, он также сможет его относительно легко и перенести без каких-то серьезных потерь из другой юрисдикции. Понятно, что сейчас режим новый, и сразу туда не побегут перерегистрироваться, потому что не понимают, как будут проходить процедуры.

"Русал" вынужден.

Максим Орешкин: Правильно. И как раз показав хороший пример, если здесь удастся все сделать, если его холдинговую компанию отпустят с Джерси, редомициляция - это процесс, когда из одной юрисдикции отпускают, в другую принимают. То есть мы здесь готовы принять.

Там должно быть добро, что там не пройдет процедура банкротства, а иначе скажут: нет, сначала закройте все...

Максим Орешкин: Да-да.

Но это мы пока не знаем.

Максим Орешкин: Пока не знаем, сейчас будем смотреть.

Последний вопрос, почти гуманитарный. Вы пригласили на работу в министерство экономического развития молодых специалистов из компаний "большой четверки", аудиторско-консалтинговых, многие из них пошли. Разбежались ли, чем они заняты, зачем они вам нужны? Что им нужно? Они такого, нечиновничьего типа, и к другим на другие заработки ориентируются в перспективе, просто молодые пока.

Максим Орешкин: Тот опыт, который можно получить в министерстве, особенно в министерстве экономического развития, очень сложно получить где-то еще. Широкий взгляд на те события, которые происходят в экономике, те процессы, которые идут, можно получить только здесь, и люди как раз идут за опытом, за интересными проектами.

Они не уходят?

Максим Орешкин: Кто-то уходит, кто-то приходит, всегда есть движение внутри коллектива, специальные административные районы, в том числе недавно пришедшие люди в министерство делают. Сейчас делаем новый национальный проект по малому и среднему предпринимательству, тоже вновь пришедшие люди этим занимаются. Производительность труда и целый набор проектов, которые реализуются в министерстве, я бы сказал, даже идет такой сплав того коллектива, который был в министерстве, тех опытных сотрудников, и вновь пришедших сотрудников, который обеспечивает оптимальный микс.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 сентября 2018 > № 2727025 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674903 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания.

М.Орешкин: Сегодня на заседании президиума Совета по стратегическому развитию мы рассматривали два национальных проекта. Идёт планомерная работа по подготовке всех национальных проектов. Сегодня на повестке дня были проект по развитию малого и среднего бизнеса и проект по производительности труда.

Если говорить о проекте по производительности труда, то здесь в первую очередь речь идёт о достижении повышения производительности труда, не связанного с ростом инвестиций, а связанного с поиском внутренних резервов предприятий, созданием специальной системы, которая будет помогать предприятиям повышать производительность труда.

Этот проект уже был запущен в августе прошлого года. В прошлом году было 7 пилотных регионов, сейчас количество регионов увеличивается до 16. Работа здесь планомерно идёт. Поставлены амбициозные задачи по достижению количества предприятий, вовлечённых в программу, на уровне 10 тыс. Сейчас создаётся вся инфраструктура для того, чтобы эти целевые показатели обеспечить, чтобы в итоге они позволили достичь роста производительности на 5% ежегодно.

Что касается проекта по росту малого и среднего бизнеса, здесь также амбициозные показатели – и роста численности занятых в этом сегменте, и роста доли этого сегмента в валовом внутреннем продукте. Здесь целый комплекс мер, которые будут поддерживать предприятия от самого старта, от появления идеи, до регистрации: обращение за сервисами поддержки, получение необходимых знаний для развития предприятий…

Самый затратный, самый важный элемент – улучшение доступа к финансированию. Здесь мы говорим о том, что ставки по кредитам для малого бизнеса должны снижаться. И одна из проблем, которую мы видим: банки исторически не привыкли работать с малым и средним бизнесом. Не развиты такие инструменты, как лизинг, факторинг. Не всегда эффективно и в достаточном объёме работают микрофинансовые организации. По всем этим цепочкам мы будем вести планомерную работу, чтобы финансовые ресурсы становились доступнее для малого и среднего бизнеса.

Вопрос: Максим Станиславович, есть ли расчёты, как на повышение производительности труда повлияет повышение пенсионного возраста в России?

М.Орешкин: Я могу сказать, какое влияние оказывает программа, которая реализуется, посмотреть по отдельным предприятиям. У нас есть результаты, когда предприятия, уже участвующие в программе, показывают динамику роста на десятки процентов. Самое важное, мы видим, что зачастую не происходит высвобождение избыточных трудовых ресурсов, поскольку люди переобучаются благодаря этой программе, остаются на предприятиях, занимают новые позиции, получают новые компетенции. Поэтому в целом национальный проект по производительности труда не ведёт к каким-то серьёзным потрясениям для рынка труда, а скорее ведёт к увеличению уровня дохода через рост экономики, рост производительности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 июля 2018 > № 2674903 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об ускорении темпов роста инвестиций в основной капитал и повышении их доли до 25% валового внутреннего продукта.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в повестке несколько важных вопросов. Они все важные, но есть и фундаментальные по своему значению. Прежде всего мы рассмотрим комплекс мер по кардинальному улучшению ситуации в инвестиционной сфере.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Напомню, что в послании Президента была обозначена задача по доведению доли инвестиций в основной капитал в валовом внутреннем продукте до 25%, в первую очередь для направления их на модернизацию и технологическое обновление реального сектора экономики. Это задача сложная, масштабная, рассчитанная не на один год, но без её решения мы вряд ли сможем добиться необходимых темпов экономического роста, не сможем стабильно развиваться при той конкуренции, и экономической, и политической, и технологической, которая существует. Надо скоординировать действия всех участников, подключить экспертов, бизнес и распределить ресурсы, которыми мы располагаем.

Минэкономразвития по моему поручению подготовило проект плана. Министр экономического развития об этом несколько подробнее расскажет. Я назову несколько принципиальных моментов.

Работа будет структурирована по четырём блокам. Во-первых, это системные меры по улучшению инвестиционного климата и снижению издержек бизнеса. Речь идёт о том, чтобы деловая среда стала более стабильной и комфортной для частных инвесторов, чтобы мы создали условия на макроуровне и поддерживали их в дальнейшем, обеспечили предсказуемые правила игры в области неналоговых платежей и тарифного регулирования, довели до завершения реформу контрольно-надзорной деятельности.

Во-вторых, надо активнее решать инфраструктурные проблемы, они остаются одним из главных препятствий для инвестиций. По сути, нам предстоит создать высокотехнологичный «инфраструктурный каркас» для инвестиций, который поможет каждому региону найти собственные точки роста.

Мы приняли решение о создании Фонда развития – это серьёзный ресурс. Надо определить механизмы инвестирования этих денег, порядок отбора инфраструктурных проектов и методику оценки результатов. Но только за государственные деньги мы инфраструктурные проблемы не решим, это очевидно. Надо активнее привлекать в эту сферу частных инвесторов. Если это необходимо, корректировать законодательство так, чтобы у нас было больше возможностей для участия в проектах государственно-частного и муниципально-частного партнёрства. У предпринимателя должна быть в этом смысле свобода выбора подходящей финансовой и инвестиционной схемы.

В-третьих, для того чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. В этом разделе предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закреплённое ограничение на создание государственных структур.

И в-четвёртых, финансовое обеспечение инвестиций. На сей счёт есть конкретные предложения. Речь идёт о том, чтобы сделать длинные деньги более доступными для малого и среднего бизнеса, инвестиции – более привлекательными и надёжными.

В дальнейшем для отраслевых министерств должны быть установлены конкретные ключевые показатели эффективности по привлечению инвестиций – в увязке с отраслевыми мерами по их достижению. Нужно это сделать не позднее 1 октября текущего года.

Два законопроекта направлены на то, чтобы также укрепить страховой рынок. Чтобы автомобилисты, которые приобретают полис ОСАГО, были лучше защищены в случае возникновения финансовых проблем у страховых компаний.

В июне этого года вступил в силу закон о санации страховых организаций. Вместе с тем возможны другие механизмы, которые не требуют финансового участия государства. Например, если у компании недостаточно активов для выполнения обязательств, страховой портфель может передаваться другому страховщику – с компенсацией из резерва Российского союза автостраховщиков. Здесь есть целый ряд предложений, в том числе по отказу от обложения налогом на прибыль тех средств, которые поступили в этот самый союз, поскольку это целевые поступления.

И мы продолжаем оказывать поддержку регионам. Сегодня распределяем дотации региональным бюджетам на обеспечение сбалансированности, это 5,6 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Там есть ещё несколько идей, прошу Министра доложить более подробно.

Мы скорректируем распределение субвенций регионам на обеспечение льготников лекарствами и медицинскими изделиями, а детей-инвалидов – лечебным питанием. Мы ежегодно выделяем деньги из федерального бюджета на эти цели. На 2018 год предусмотрен уже 31 млрд рублей с лишним. Тем не менее тех, кто имеет право на такую поддержку со стороны государства, стало больше, вырос норматив финансовых затрат на каждого такого человека, поэтому мы увеличиваем общую сумму субвенций до 33,5 млрд рублей, это позволит закупить регионам необходимые лекарства для тех, кому это положено.

Мы занимались на прошлой неделе вопросами Десятилетия детства, планом развития, обсудили разделы этого плана. Вопросов, которые касаются будущего детей, действительно много. Участвовать в работе по выполнению плана будут более 30 органов исполнительной власти, нужно обеспечить их взаимодействие. Поэтому мы договорились, что создадим специальный координационный совет при Правительстве, и сегодня это можно сделать.

Давайте перейдём к первому вопросу – о мерах по ускорению темпов роста инвестиций доложит Максим Станиславович Орешкин.

М.Орешкин: Президентом была поставлена задача выхода российской экономики на темпы роста выше среднемировых и вхождения в пятёрку крупнейших экономик мира. Это означает, что уже в ближайшие годы экономический рост должен превысить 3%. С учётом демографических ограничений единственный способ выполнить эту задачу – перейти к модели роста, основанной на инвестиционной активности.

Международные сопоставления показывают, что устойчивому на длительном промежутке времени темпу роста на уровне 3–3,5% соответствует доля инвестиций 25–27%. По итогам 2017 года доля инвестиций у нас в стране составила всего 21%. При этом важно отметить, что инвестиции должны быть эффективными, результативными и простая накрутка валового объёма инвестиций даст только негативный эффект.

Рост доли инвестиций в структуре ВВП на 4 процентных пункта – это существенное изменение структуры расходов в экономике от текущих к инвестиционным.

В теории есть два способа решить эту задачу. Первый – за счёт перераспределения доходов от населения к компаниям – конечно, нам не подходит, так как означает высокую безработицу и низкие темпы реального роста заработных плат.

Остаётся второй – через увеличение нормы сбережений населения и рост инвестиционной активности компаний.

Что нужно, чтобы выполнить эту задачу?

Первое – создать благоприятную среду для инвестиций. Второе – обеспечить рост необходимой инфраструктуры. Третье – повысить эффективность работы финансовой системы, увеличив сбережения населения и инвестиции в корпоративный сектор. И четвёртое – снять ограничения в отраслевом регулировании, сделать его более инвестиционно ориентированным.

Представленный план как раз и направлен на решение данных задач. Он, конечно, работает не в одиночку, он работает совместно с подготавливаемыми Правительством сейчас национальными проектами. Речь идёт о национальных проектах, касающихся экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Всё это вместе работает на рост инвестиционной активности.

Остановлюсь на ключевых элементах плана. Системный раздел ориентирован на создание инвестиционного климата, который является удобным, простым, предсказуемым и обеспечивает минимальные издержки ведения бизнеса.

Здесь хочу отметить запуск нового механизма по улучшению условий ведения бизнеса – так называемой трансформации делового климата. Он призван заменить «дорожные карты» национальной предпринимательской инициативы. Нами уже создано 15 рабочих групп, и совместно с Агентством стратегических инициатив, деловыми объединениями уже подготовлено порядка 600 предложений, над которыми начата работа.

Для создания предсказуемых условий ведения бизнеса за последние годы Правительством вместе с Банком России был реализован комплекс структурных макроэкономических реформ, которые во многом позволили изолировать экономику от волатильности внешней конъюнктуры.

Теперь задача стоит в обеспечении стабильных налоговых условий, разного рода платежей, взимаемых с бизнеса, и регулируемых тарифов. Предсказуемыми и справедливыми должны быть также взаимоотношения бизнеса с правоохранительной системой.

Необходимо также завершить работу по реформе контроля и надзора. Разработанный Минэкономразвития законопроект уже прошёл первое чтение, и в настоящее время мы готовим поправки ко второму.

Главная задача реформы – обеспечить максимально эффективный контроль и надзор, основанный на риск-ориентированном подходе и применении современных технологий. Эффективный – означает обеспечение требуемого уровня безопасности при минимально возможной административной нагрузке.

Отдельный раздел плана – это развитие конкуренции и повышение эффективности государственного сектора. Ключевые направления здесь – снижение доли государства за счёт выхода Банка России из капитала санируемых банков, отказа от использования унитарных предприятий, продолжение постепенной продажи государственных пакетов акций крупных предприятий и ускоренная малая приватизация.

Кроме того, считаем необходимым продолжать работу по повышению эффективности компаний с государственным участием. Эта работа будет включать в себя корректировку систем ключевых показателей эффективности, пересмотр долгосрочных программ развития в целях повышения эффективности инвестиций, фиксацию единых принципов дивидендной политики.

В части вопросов развития инфраструктуры уже принято решение о создании Фонда развития объёмом до 0,5% ВВП. Задача, как, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали во вступительном слове, – помимо бюджетных средств обеспечить также соинвестирование со стороны частных инвесторов. Здесь мы работаем над поправками в законодательство, также активно работаем с такими институтами, как РФПИ, Внешэкономбанк, по привлечению частных инвестиций.

В настоящее время министерство работает над созданием методики отбора наиболее значимых инфраструктурных проектов с учётом всего комплекса социально-экономических эффектов, и совместно с другими ведомствами готовится план комплексного развития магистральной инфраструктуры.

Для обеспечения нормальной работы электроэнергетики необходимо также запустить программу «ДПМ-штрих», которая обеспечит объём инвестиций около 1,5 трлн рублей в электрогенерацию и позволит энергосистеме быть готовой к динамичному росту экономики.

В финансовой области ключевые направления работы следующие. Первое – это, конечно, переход Банка России от нейтрального регулирования к стимулирующему с учётом риск-ориентированного подхода. Это предполагает создание более благоприятных условий для развития проектного финансирования, кредитования малого и среднего предпринимательства, ипотечного кредитования. Конечно же, здесь работа Банка России будет дополняться программами Правительства.

К вопросу контроля за рисками хочу отметить, что во вторник Банк России объявил о том, что планирует пересмотреть шкалу коэффициентов риска по кредитам на потребительские цели в зависимости от значений полной стоимости кредита. Такое и аналогичные решения будут способствовать формированию структуры кредитного портфеля банков, способствующего устойчивому экономическому росту.

Развитию механизма проектного финансирования также должна способствовать работа механизма фабрики проектного финансирования и обновлённого регулирования синдицированного кредитования. Всё это было запущено в этом году.

Для роста инвестиций в акционерный капитал ключевая история – создание эффективно работающих механизмов формирования долгосрочных сбережений населения. Речь идёт в первую очередь о новом механизме индивидуального пенсионного капитала. Кроме того, с Банком России и Минфином сейчас разрабатывается дополнительный пакет мер, направленных на повышение эффективности финансовых рынков в целях развития потенциала финансирования экономического роста со стороны институциональных инвесторов, перераспределение сбережений физических лиц на рынок капитала и расширение доступной линейки инструментов долевого и долгового финансирования.

Также хочу сказать, что в вопросе повышения инвестиционной активности важную роль играют и институты развития, поэтому в ближайшее время будет проведена работа по системной ревизии таких институтов и приведению их стратегий в соответствие с целями, поставленными Президентом.

Для успешной разработки отраслевой части инвестиционного плана считаем необходимым установить ключевые показатели эффективности по темпам роста инвестиций в отраслевом разрезе и с механизмом их регулярного мониторинга, а также настроить отраслевое регулирование на задачи инвестиционного роста. Вы уже дали поручение к 1 октября закончить формирование отраслевого разреза плана. Мы готовы в ближайшие месяцы вместе с коллегами отработать это поручение и учесть результаты работы при подготовке основных направлений деятельности Правительства.

Д.Медведев: Есть проект решения, которым одобряется план, есть поручение подготовить отраслевой раздел плана, включающий ключевые показатели эффективности, о чём говорили я и министр.

Мы с вами проводили совещание у меня на эту тему относительно недавно, там определённые поручения тоже давались. Я хотел бы, чтобы другие члены Правительства послушали информацию о том, каким образом мы будем реализовывать эту масштабную идею о повышении объёма инвестиций, увеличении темпа роста инвестиций в основной капитал до 25% и связанные с этим задачи по инвестиционному климату.

Если всем всё понятно, давайте информацию к сведению примем и одобрим этот проект плана, для того чтобы он стал основой для работы. Нет возражений?

Хорошо, принимаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин

Максим Орешкин: За последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд

Об итогах работы Минэкономразвития в 2017 году и задачах на 2018 год министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на расширенной коллегии министерства.

Максим Орешкин: Вчера, когда я выступал на коллегии Министерства финансов, я сказал, что прошлый год однозначно можно назвать началом нового этапа для российской экономики: мы от парадигмы борьбы постепенно переходим к парадигме развития. Благодаря слаженной работе Правительства и Банка России за последние годы сформирован фундамент, на базе которого можно уверенно двигаться вперёд. У нас действительно сейчас стало больше возможностей. Очень важно, что мы своей работой трансформируем эти возможности в реальные дела.

Если подводить итоги работы министерства за прошлый год, то я бы отметил целый набор уже реализованных или находящихся в стадии реализации проектов. Первое – считаю, что снижение инфляции и уровня процентных ставок в экономике нам удалось дополнить мерами структурного характера в финансовой сфере. Дмитрий Анатольевич уже об этом говорил. Речь идёт, например, о запуске фабрики проектного финансирования. Я помню, как на одной из наших встреч Дмитрий Анатольевич сказал, что если удастся перезапустить проектную активность Внешэкономбанка, то деятельность министерства можно будет признать успешной. На инвестиционном форуме в Сочи подписаны первые соглашения, первые сделки – 180 млрд рублей. Сейчас, насколько нам известно, Внешэкономбанк готовит второй пакет.

Отличие новой схемы (нового инструмента) в том, что она не заливает проблемы деньгами, как это у нас часто бывает, а адресует их точечно. Это касается проблем, связанных с высокой оценкой процентного риска банковской системой, наличием запретительных требований по резервированию и достаточности капитала по проектному финансированию у Банка России и неразвитостью механизмов синдицированного кредитования. Благодаря совместной работе, которую мы проделали с Центральным банком, Министерством финансов и Государственной Думой, нам удалось найти решение этих проблем. Сейчас создан полностью рыночный механизм, который стимулирует активность по финансированию новых инвестиционных проектов и не предполагает участия чиновников в процедурах отбора. Здесь моё чёткое убеждение: не чиновники должны принимать решения относительно отдельных инвестиционных проектов – этот выбор должен делать частный бизнес, который рискует своими деньгами.

Второе. Большая работа была проделана по формированию новых механизмов финансирования инфраструктурного развития. Сегодня утром мы обсуждали здесь вопросы инфраструктурного развития, которые я считаю ключевыми для ускорения темпов роста российской экономики. Несколько недель назад утверждена «дорожная карта» по инфраструктурной ипотеке. Это проект, который, с одной стороны, должен позволить концессионному механизму стать ещё более удобным для привлечения ресурса частных инвесторов, с другой – позволить государству платить за инфраструктурные объекты в рассрочку, де-факто ежегодно платить за их доступность, что позволит существенно увеличить инвестиции в эту сферу. Также, что немаловажно, этой «дорожной картой» предполагается качественное повышение эффективности в вопросах оценки и отбора проектов государством, разделения рисков с частным сектором и создания платформы для подготовки новых инфраструктурных проектов. Что примечательно, здесь Россия находится полностью в рамках международных трендов. Буквально на этой неделе, уже позже опубликованной нашей «дорожной карты» вышла «дорожная карта» G20 по инфраструктуре, и она во многом схожа с российским документом.

Третье. Вошёл в активную фазу проект «Производительность труда». В программе, которая сейчас завершает пилотную стадию, на текущий момент уже задействованы 7 регионов и 42 предприятия. И в этом году мы продолжаем расширять этот процесс, добавляется ещё 10 регионов и более 200 предприятий. Создан федеральный центр компетенций, налажено сотрудничество с российскими лидерами по производительности. Мы говорим о возможном сотрудничестве с «Северсталью», с «КамАЗом» сегодня тоже мы это обсуждали, «Технониколем». Также развивается взаимодействие по международной линии: в феврале первая миссия из представителей компаний – участников этого проекта находилась в Японии на заводах «Тойота», на других заводах смотрела и получала новые знания. Есть первые результаты: применение подходов бережливого производства позволяет на отдельных предприятиях за короткий срок увеличить производительность труда на десятки процентов. Основная задача этого проекта – привить культуру постоянного повышения эффективности российским компаниям и создать работающие механизмы обмена знаниями и опытом. С учётом наработанного опыта, новых масштабных задач, которые поставил Президент, будем готовы в мае внести изменения в проект, чтобы сделать его ещё более эффективным.

Четвёртое. Малый бизнес. Весь прошлый год мы занимались переформатированием проекта поддержки малого бизнеса. Полностью отказались от прямой поддержки, которая зачастую носила выборочный и, я бы даже сказал, иногда избирательный характер. Сейчас программа, которую нам помогает реализовывать Корпорация МСП, основана на системных мерах: это и программы льготного банковского финансирования, и создание базовой инфраструктуры, сервисная поддержка, доступ к закупкам и распространение знаний. Что очень важно, мы сейчас в открытом формате с представителями бизнеса и представителями регионов обсуждаем, как работают существующие меры поддержки, как их можно улучшить для того, чтобы программа не стояла на месте и постоянно двигалась вперёд в своём развитии.

Пятое. Деловой климат. После снижения показателей России в рейтинге Doing Business по интегральному показателю в 2016 году в прошлом году нам удалось переломить ситуацию. Наша позиция в рейтинге улучшилась. Это оценка изменения административных процедур. Среди других действий, направленных на формирование благоприятного инвестиционного климата, можно выделить активную работу по оценке регулирующего воздействия, реформирование контрольно-надзорной деятельности, работу по переходу к долгосрочным тарифам естественных монополий, активную малую приватизацию, изменения в закон о банкротстве и совместную работу с Федеральной антимонопольной службой по развитию конкуренции.

Шестое. Цифровая повестка. Министерство активно работает над нормативным обеспечением цифровой экономики. Здесь очень большая работа предстоит в ближайшие два года. Больше 50 законопроектов запланировано к разработке и принятию. Мы закончили совместно с АСИ разработку «дорожной карты» по направлению «Кадры», сейчас формируется раздел «Цифровая трансформация госуправления». Повторю, здесь начата очень масштабная работа, она займёт не один год, но без этой работы движение российской экономики вперёд просто невозможно.

Седьмое. Внешнеэкономический блок. Здесь тоже есть большие достижения по разным направлениям. Идёт интенсивная работа на площадке ВТО. Много сил потребовала подготовка к министерской конференции, которая проводится раз в два года, и Россия в этот раз ещё более активно заявила о себе на этой площадке в вопросах выработки правил международной торговли. Завершён первый этап реформирования подходов к двусторонним взаимоотношениям, который включает разработку страновых планов действий совместно с отраслевыми ведомствами, переформатирование торговых представительств, в том числе в части их перехода на проектную деятельность, вопросов кадровой ротации, включая привлечение сотрудников других министерств и взаимодействие с Российским экспортным центром. Торгпредства и РЭЦ должны понимать, каковы зоны их ответственности, и работать совместно на достижение общих целей.

Совместно с Евразийской экономической комиссией ведётся активная интеграционная работа на площадке ЕАЭС. Реализуются специальные проекты по отдельным странам с большим потенциалом улучшения торгово-экономической активности. Министерство очень плотно ведёт проекты по расширению сотрудничества с Японией, Францией, Индией и Азербайджаном.

Восьмое. Региональная повестка. Завершена подготовка первой версии Стратегии пространственного развития. Уже идут активные обсуждения на правительственной площадке. Конечно, там надо ещё много чего дорабатывать. Идёт активная работа с регионами по вопросу отмены избыточных требований. Постепенно здесь тоже количество проектов, которые мы реализуем, увеличивается.

Девятое. Внутренняя реструктуризация министерства. Не буду углубляться в детали, просто приведу пример – что произошло за последний год с Росреестром. Если посмотреть на сроки обслуживания в Росреестре, на долю отказов и приостановлений при совершении сделок, здесь показатель улучшается до двух раз. Это свидетельствует, что резко растёт прозрачность и эффективность работы.

О задачах на предстоящий период. Президент в своём послании Федеральному Собранию назвал экономический рост главным приоритетом деятельности будущего Правительства. Эта задача не так проста, как кажется многим. С учётом поправки на демографическую динамику рост российской экономики на уровне мировой означает, что увеличение ВВП на занятого будет не только в два раза выше, чем в развитых странах, но и на 40% выше, чем в развивающихся. Эти страны беднее нас, они имеют больше возможностей по так называемому догоняющему развитию. Поэтому эта задача носит очень амбициозный характер.

Что может помочь достижению поставленных целей?

Первое – это тот факт, что негативный демографический эффект может быть частично компенсирован снижением смертности в трудоспособном возрасте, ростом продолжительности активной жизни, снижением структурной безработицы, повышением экономической активности населения и улучшением миграционной ситуации. Здесь бóльшая часть задач находится за пределами нашего министерства, но мы активно помогаем коллегам над ними работать. Например, в части миграционной ситуации, в первую очередь когда речь идёт о высококвалифицированных специалистах. Мы последние несколько месяцев активно работаем в рамках созданной рабочей группы по снятию барьеров в области получения российского гражданства, в том числе выпускниками российских вузов, а также по ряду других изменений.

Второе – активный рост производительности труда. Здесь я вижу три основных элемента: деловой и инвестиционный климат, культура постоянного повышения эффективности и самый ключевой – обеспечение конкуренции в российской экономике. Именно конкуренция всегда является главным мотивационным фактором. Тема конкуренции будет подробно обсуждаться на ближайшем Государственном совете. На эту тему мы поговорим ещё отдельно.

В части производительности труда Президент поставил конкретные целевые показатели по отраслевым направлениям – рост производительности в базовых отраслях должен составлять не менее 5% в год. Задача нашего министерства – в рамках Федерального центра компетенций и региональных центров создать методологическую и практическую рамку для достижения таких результатов.

Третий и ключевой элемент – увеличение объёма и повышение качества инвестиций. Единственный способ демонстрировать темпы подушевого роста выше, чем в развивающихся странах, – это значительный рост инвестиционной активности. По нашим оценкам, увеличение доли инвестиционных расходов в структуре ВВП должно произойти до уровня 25–30%.

Для достижения таких уровней в предстоящие годы прирост инвестиционных расходов должен опережать рост конечного спроса, что возможно только при одновременном опережающем росте объёмов ненефтегазового экспорта, росте нормы сбережений домохозяйств, снижении оттока капитала и увеличении объёма прямых иностранных инвестиций.

Значительную роль в увеличении инвестиционной активности должна также сыграть повестка инфраструктурного развития нашей страны. Она должна охватывать все ключевые элементы: развитие магистральной опорной инфраструктуры, крупных городов, небольших населённых пунктов и региональной системы коммуникаций. Новое качество инфраструктуры будет означать снижение издержек для бизнеса, возможности реализации новых инвестиционных проектов, снятие ограничений при экспорте продукции и, конечно, повышение качества жизни российских граждан – ключевого условия для сохранения, развития и наращивания человеческого капитала.

В свою очередь, чтобы рост нормы сбережений домохозяйств не перетёк в отток капитала, необходимо качественное улучшение инвестиционного климата. Это означает дальнейшее упрощение административных процедур, причём не в ущерб их эффективности, создание реальной конкурентной среды в экономике, снижение доли государства, активную экспансию малого и среднего бизнеса – все эти цели поставлены Президентом в его послании.

Президент также заявил о необходимости подготовки Правительством совместно с Банком России плана по повышению доли инвестиций в ВВП. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, такой план будет подготовлен для обсуждения Правительством к 7 мая.

В целом работа министерства в предстоящий год будет нацелена на решение всех этих задач, объединённых одной целью – создание условий для повышения темпов экономического роста.

Решение поставленных масштабных задач, бесспорно, требует повышения качества государственного управления. Здесь помимо упомянутого проекта цифровой трансформации необходимо отметить задачу, стоящую перед министерством, по формированию национальной системы управления данными на базе Росстата. То, что мы сейчас пытаемся сделать в пробной переписи населения, – это просчёт новых механизмов, которые могли бы существенно повысить её эффективность, сократить затраты. Привлекаем другие организации, «Почту России». Смотрим, как этот процесс можно было бы сделать эффективнее.

Отдельный блок в части госуправления – внедрение проектных принципов в механизм государственных программ, бóльшая ориентация бюджета на целевое планирование. Здесь мы работаем совместно с Министерством финансов.

Однако ключевой вопрос повышения качества государственного управления – это вопрос привлечения на государственную службу талантов и создания условий для их постоянного развития. В министерстве начата большая трансформация, которая затрагивает и формирование новой корпоративной культуры, и создание механизмов развития сотрудников, и появление новых карьерных лифтов внутри системы министерства, и обеспечение новой среды работы, чего мы пытаемся достичь в рамках переезда в новое здание.

В целом в настоящее время министерство вовлечено в большое количество изменений, направленных на внутреннюю трансформацию. Не все изменения идут просто, где-то случаются перегибы, поэтому в завершение своего выступления хотел бы поблагодарить сотрудников за терпение, ответственное отношение и качественную работу. Нам с вами действительно есть чем гордиться по итогам прошедшего года. По мере того, как мы будем продвигаться вперед в трансформации как министерства, так и российской экономики, результаты будут становиться всё заметнее и заметнее.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 28 марта 2018 > № 2549675 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – итоги выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с обсуждения повестки дня. Но прежде об одном из документов, который подписан по линии Правительства. Я подписал решение об индексации социальных пенсий с 1 апреля. Мы это делаем по закону каждый год. В документе утверждается размер коэффициента, на который повышаются пенсии. Сейчас мы на эти цели направляем около 10 млрд рублей. Сама по себе индексация коснётся приблизительно 4 миллионов человек. Кроме того, будут повышены некоторые другие выплаты, размер которых зависит по закону от индекса роста социальной пенсии. Это касается отдельных категорий пенсионеров.

Теперь по повестке дня. Мы обсудим итоги выполнения 33 федеральных целевых программ и Федеральной адресной инвестиционной программы за 2017 год. Тема традиционная, мы делаем это регулярно. В целом итоги исполнения ФЦП и ФАИП за прошлый год достаточно неплохие, они приблизительно такие же, как в 2016 году. На реализацию целевых программ было направлено более 820 млрд рублей. Существенно увеличился объём софинансирования – практически на 20% выросли ассигнования из региональных бюджетов и внебюджетных средств. Самыми высокоэффективными признаны три программы: по повышению безопасности дорожного движения, по развитию сельских территорий и по строительству жилья. Что касается адресной инвестиционной программы, на её исполнение было направлено почти 700 млрд рублей. Результат также известен – в 2017 году в строй введено больше объектов капитального строительства, чем в 2016 году, то есть в целом здесь развитие есть.

Кроме того, мы затронем ещё несколько вопросов, они касаются подготовки государственных программ. Объёмы финансирования многих госпрограмм увеличились, поэтому их показатели нужно уточнить. Все изменения в государственные программы должны быть приняты до 1 апреля – этого требует от нас бюджетное законодательство. Работу нужно ускорить. Напомню, некоторые программы внесены с разногласиями, в том числе нет согласований с Минфином, Минэкономразвития, нет заключения Министерства юстиции. Нужно всё это устранить. Я просил бы заместителей Председателя Правительства всю необходимую работу провести и подготовить документы к началу следующего месяца.

Пилотные государственные программы мы перевели на проектные методы управления, привязываем государственные расходы к достижению конкретных целей. Обращаю внимание руководителей ведомств: все проекты и программы в составе пилотных государственных программ надо тщательно проработать. Это должно быть на личном контроле руководителей ведомств, делать всё это нужно, естественно, с координацией усилий с экономическими ведомствами – Минэкономразвития и Минфином.

Сегодня мы рассмотрим законопроект об организации пассажирских перевозок по железной дороге. Конечно, все хотят ездить в нормальных комфортных поездах, неважно, касается это поездов дальнего следования или электрички. Документ должен заложить основу для новой модели оказания транспортных услуг, при этом государство остаётся регулятором в сфере организации пассажирских перевозок по железной дороге.

Следующий законопроект касается регулирования деятельности органов местного самоуправления по защите прав потребителей. Понятно, что местные власти в этом должны принимать участие, они могут принимать жалобы у граждан, в том числе через МФЦ, и проводить консультации, обращаться в суды. Но эти права не закреплены в законе об общих принципах организации местного самоуправления, поэтому этот пробел нужно восполнить.

При подготовке к чемпионату мира нам нужно довести до логического завершения подготовку инфраструктуры. Сегодня мы выделяем деньги из резервов Правительства на достройку линии метро в Нижнем Новгороде и новой станции, которая там строится, она недалеко от стадиона, на котором пройдут матчи, а после проведения чемпионата эта станция, естественно, будет служить всем нижегородцам, всем, кто приезжает в этот город.

Начнём с ФЦП и ФАИП, как и договорились. Пожалуйста, о ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации ФАИП за 2017 год – Максим Станиславович Орешкин, прошу Вас.

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Начиная доклад, хочу отметить, что по большинству основных показателей – Вы многие из них упомянули во вступительном слове – темпы реализации ФЦП и ФАИП по итогам 2017 года оказались лучше уровня 2016 года.

В лучшую сторону изменилась динамика своевременного завершения строительства объектов ФАИП. Так, по предварительным данным, в 2017 году в установленные сроки было завершено строительство 281 из 408 объектов, подлежащих вводу. Процент составил 69, а год назад этот процент только немногим превышал 60, за год он вырос на 8,4 процентного пункта.

Основная проблема, которая вызывала беспокойство в последние годы, – это рост объёмов незавершённого строительства. Минэкономразвития и другими ведомствами проведена большая работа по решению этой проблемы. В целях получения информации в автоматическом режиме на базе государственной автоматизированной системы «Управление» создан механизм для сбора сведений по таким объектам на постоянной основе, в том числе и по региональным объектам. Проведена большая инвентаризация, которая выявила 28 тыс. объектов незавершённого строительства, из них 12 тыс. финансировались с помощью средств федерального бюджета, 16,6 тыс. объектов финансировались за счёт регионов.

По объектам ФАИП в 2017 году был усилен контроль за вводными объектами, ежемесячно осуществлялся мониторинг хода работ по таким объектам, регулярно проводились совещания с госзаказчиками. В результате доля сданных объектов выросла на 8 процентных пунктов.

Вместе с тем объёмы незавершённого строительства остаются высокими, и понятно, что Минэкономразвития не может довести до конца эту работу без активного участия главных распорядителей бюджетных средств. Именно они должны определить, что нужно делать с этими объектами – списывать, достраивать и так далее. Без их активного участия окончательно переломить ситуацию здесь не получится.

Поэтому прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, поручить главным распорядителям средств федерального бюджета активизировать работу по решению проблемы незавершённого строительства.

Мы со своей стороны готовы подключаться к этой работе, оказывать поддержку, принимать участие в рабочих группах.

Ещё один важный момент. С 2018 года пять государственных программ реализуются в пилотном режиме – здравоохранение, образование, транспорт, сельское хозяйство и ЖКХ. Мероприятия, которые ранее реализовывались в составе ФЦП, теперь погружены в госпрограммы, а действие семи ФЦП прекращено.

С учётом интеграции ФЦП меняется процедура принятия бюджетных решений в рамках пилотных госпрограмм. К бюджетированию допускаются только проекты и программы, предварительно прошедшие процедуру ранжирования по утверждённым правилам. Допущенными к ранжированию могут быть только документы надлежащего качества, согласованные с Минэкономразвития и Минфином в установленном порядке. Работа по учёту замечаний и согласованию документов идёт, но, к сожалению, недостаточно динамично, поэтому прошу дополнить протокольное решение поручением активизировать работу по данному направлению.

Пилотные ведомства сделали первую оценку обеспеченности утверждённых целей госпрограмм соответствующими проектами и программами. По данным ведомств, обеспеченность целей, которая сейчас заложена в программах, – 100%, то есть это означает, что дополнительного финансирования никому не требуется.

В нынешних условиях существует потребность в инструменте решения задач на стыке нескольких госпрограмм. В качестве такого инструмента предлагается механизм межпрограммных проектов. Этот механизм должен быть встроен в общую методологию госпрограмм, но при этом быть достаточно автономным для использования при решении задач на пересечении нескольких программ. В настоящее время Минэкономразвития разрабатывает проект постановления по этому вопросу, и, как только подготовим, сразу его внесём и доложим об этом вопросе.

Также мы видим проблему в осуществлении капитальных вложений через механизм иных межбюджетных трансфертов. Такая практика используется для обхода законодательно установленных требований к планированию, реализации, мониторингу и оценке эффективности капитальных вложений, она создаёт дыры, которые усугубляют уже отмеченную проблему незавершённого строительства по региональным объектам.

Такие объекты не включаются в ФАИП, соответственно, к ним не применяются установленные для ФАИП требования по мониторингу и контролю. Сейчас объекты сметной стоимостью более 1,5 млрд рублей не санкционируются актами Правительства, поэтому возникает риск принятия решения о выделении иных межбюджетных трансфертов на объекты, по которым нет необходимых процедур и экспертиз, например, не получены положительные заключения технологического и ценового аудита и Главгосэкспертизы.

Поэтому просим включить в протокольное решение поручение Минфину и Минэкономразвития проработать вопрос о необходимости внесения изменений в законодательство для прекращения подобной практики.

Д.Медведев: Пожалуйста, какие будут вопросы, комментарии по текущей ситуации, проекту протокольного решения? Надо эту работу довести до конца, я ещё раз обращаю на это внимание вице-премьеров: там, где нет согласований, надо это всё сделать по тем программам, по которым внесены документы без согласования с Минфином, Минэкономразвития. И некоторые другие дополнения сделать, о которых сказал Министр экономического развития.

Есть какие-то комментарии? Нет?

Давайте примем решение по выполнению ФЦП и ФАИП за 2017 год.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2018 > № 2537916 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 31 января 2018 > № 2485583 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и генерального директора Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александра Бравермана по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Состоялось заседание президиума совета по приоритетным проектам. Рассматривали одно из основных направлений – ключевой проект развития малого и среднего бизнеса в стране. Здесь важно отметить позитивную динамику, которую сейчас мы видим, – по численности бизнесов: у нас прирост на 3% к уровню прошлого года. Рост занятости идёт примерно такими же темпами.

Активно развивается кредитование, в том числе совместная программа поддержки Правительства и Корпорации МСП – здесь у нас рост выдачи кредитов в прошлом году составил порядка 16%. Очень уверенный результат, который помогает развиваться бизнесу.

Обсуждали сегодня ряд новаций, которые мы будем предлагать, будем внедрять. Я хотел бы остановиться на четырёх ключевых историях.

Первая история – это предложение об уходе от обязательного условия наличия физического адреса для юридических лиц. Это создание на базе банков, других организаций возможности регистрации предприятий без физического офиса – либо на базе почтового ящика, либо на базе электронного сервиса.

Вторая история связана с упрощением регистрации новых бизнесов. Здесь мы договорились, что те бизнесы, которые будут регистрироваться в электронном формате, будут регистрироваться с нулевой платой. Это подразумевает отмену государственных пошлин для регистрации нового бизнеса в электронном формате. Одновременно со стороны банковской системы мы слышим готовность предоставлять услуги по открытию счёта, базовый перечень услуг тоже с нулевой стоимостью. Мы считаем, что снижение стоимости до нулевой отметки существенно упростит регистрацию новых бизнесов, будет, конечно, носить очень позитивный характер и придаст дополнительную динамику активности людей по созданию новых бизнесов.

Третья история – это совместная программа с Корпорацией МСП, программа по предоставлению кредитов по льготным ставкам на уровне 6,5%. Это новая программа. Конечная стоимость кредитов 6,5%. Были отобраны на этой неделе 15 банков, и уже в феврале мы ожидаем активной выдачи со стороны этих кредитных организаций кредитов по данной льготной ставке. Поэтому мы просто обращались ко всем малым и средним предприятиям: приходите в банки и спрашивайте про эту программу. Если вы столкнётесь с тем, что банки – участники этой программы не говорят о таких продуктах, не предлагают их, у нас создан в Министерстве специальный почтовый ящик, куда вы можете написать: smb@economy.gov.ru. Соответственно, мы будем с мест собирать всю информацию, координировать деятельность так, чтобы программа работала эффективно. По прошлому году мы видим, что корпорацией выдано при использовании Национальной гарантийной системы, прогарантировано больше 600 млрд рублей кредитов, это порядка 13% всех выданных кредитов, и в целом мы оцениваем очень серьёзный вклад в снижение общего уровня ставок для малых и средних предприятий.

И, наверное, четвёртая история, которой хотел бы коснуться, это запуск завтра портала «Деловая среда», на котором на первом этапе будет всё, что связано с образовательными услугами для бизнеса. А в целом этот портал – это маркетплейс, на котором разного рода компании, разного рода банки смогут предоставлять сервисы для малых бизнесов, что также будет делать их жизнь проще.

А.Браверман: Совместно с Минэкономразвития корпорация продвинула в этом году кредиты на ту сумму, о которой говорил Максим Станиславович. При этом надо отметить, что конечная ставка была на 3 процентных пункта ниже, чем рыночная, это для малого и среднего бизнеса крайне важно и крайне чувствительно.

Второй очень важный момент, о котором мы говорим, – это тоже совместная программа с Минэкономразвития, закупки крупного бизнеса у малого и среднего бизнеса. В прошлом году она достигла 2 трлн 68 млрд рублей. Здесь ещё очень важна декомпозиция, дробление, которое идёт в этих закупках. Потому что раньше они носили агрегированный, довольно крупный характер, и небольшое число компаний могло принять в них участие. Теперь мы стараемся эти закупки дробить, и это дробление идёт параллельно с тем, как Центральный банк форсирует создание банков с базовой лицензией в регионах и опирается на региональные опорные банки.

Третье – это бизнес-навигатор, тоже совместно с Минэкономразвития идёт программа. Это, мы считаем, важнейший электронный сервис, это важнейший элемент цифровизации, который позволяет малому и среднему бизнесу открывать и расширять свои бизнесы совершенно осознанно, понимая ёмкость рынка, понимая конкурентов, понимая, где они могут получить финансовую поддержку, имущественную, юридическую, как им работать с органами государственной власти, управления, с теми, кто их проверяет и так далее.

Мы в этом году совместно с Минэкономразвития хотим стать маркетмейкерами на этом рынке. Под маркетмейкерством мы понимаем минимум 10% от всех предприятий малого и среднего бизнеса (всех, подчёркиваю, не только тех, которые откроются в следующем году, но 10% тех, кто работает по бизнес-навигатору). Эффективность, которую мы оценили по ИНН, достаточно высока: 48% из тех, кто воспользовался сервисами бизнес-навигатора, повысили свою выручку и численность. Вот наши базовые моменты.

В целом, мы считаем, создана база для того, чтобы в следующем цикле мы могли совместно сделать малый и средний бизнес одним из ключевых драйверов экономики, на который можно будет опираться экономике в целом.

М.Орешкин: Я бы ещё пару слов добавил по закупкам. Здесь очень важно: есть понимание, что не все закупки, которые проходят через эту систему, доходят до реальных малых и средних предприятий в конце. Именно на этом мы делаем акцент в 2018 году. Мы делаем анализ, чтобы здесь не было разного рода подтасовок. Все прекрасно знают о подставных торговых компаниях, чтобы просто накручивать статистику. Поэтому всё, что связано с ключевыми индикаторами по этому направлению, – это не общий объём закупок. Он должен расти, это очень важный показатель, но важно, чтобы количество предприятий, которые участвуют в этом процессе, увеличивалось, чтобы они не были связаны между собой, чтобы они не были связаны с менеджментом компаний. Здесь стараемся выстраивать специальные проверочные механизмы, которые ситуацию будут постепенно улучшать.

Вопрос: Первые два предложения, которые Вы озвучили, – отсутствие регистрации по физическому адресу и бесплатная регистрация и обслуживание в банках – когда это всё вступит в силу? Это первый вопрос. И обсуждались ли поправки в закон о страховании вкладов МСП? Какие поправки готовит Правительство? Может быть, распространить это на средний бизнес?

М.Орешкин: Сегодня было принято решение поддержать эти два проекта. В ближайшее время мы доведём их до логического конца, примем все необходимые поправки в законодательство. Что касается физического адреса, это тектонический сдвиг с точки зрения корпоративного законодательства. Это перевод всей системы регистрации, понимание того, что такое современная компания, современный бизнес, приведение в соответствие с современными реалиями цифровой экономики. Поэтому как раз задача на ближайшие месяцы, чтобы это довести до конкретных законопроектов.

Вопрос: По страхованию вкладов МСП тема обсуждается?

М.Орешкин: Я думаю, скоро мы будем её подробно обсуждать. Но позицию Минэкономразвития, историческую, вы знаете: даже когда Центральный банк очень жёстко выступал против этой идеи, мы всегда её поддерживали и считали, что малые предприятия должны получать защиту в случае негативных сценариев развития в конкретном банке.

Вопрос: Обсуждалась ли тема, что ставки по кредитам должны быть ниже? Может быть, надо как-то смягчить денежно-кредитную политику?

М.Орешкин: У нас денежно-кредитная политика – это то, что обеспечивает стабильность, долгосрочную устойчивость и инфляции, и ставок. Здесь подход очевидный – важна именно долгосрочная устойчивость, поэтому с целью снижения конкретных ставок для конкретных предприятий Правительство приняло новую программу, которая будет компенсировать банкам разницу ставок и позволит им выдавать кредиты по ставке 6,5% уже конкретным конечным заёмщикам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 31 января 2018 > № 2485583 Максим Орешкин


Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445499 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Государство поддержит производства с меньшим влиянием на экологию

В России предстоит определить объем выбросов парниковых газов, чтобы снизить негативное воздействие на климат.

Для этого Минэкономразвития подготовило законопроект. «Он позволит собирать сведения о выбросах парниковых газов на предприятиях. На основе этой информации перейдем к следующим этапам. С одной стороны, определим национальную эмиссию парниковых газов, с другой — будем создавать механизмы для регулирования выбросов», — сказал министр экономического развития Максим Орешкин, выступая на международной конференции по климату.

К 2030 году выбросы в нашей стране надо сократить на 30 процентов от уровня 1990 года. Это необходимо в том числе, чтобы препятствовать глобальному потеплению, а конкретно — государствам нельзя допустить повышения средней температуры на планете на 2 градуса по Цельсию к 2100 году по сравнению с доиндустриальной эпохой. Иначе не избежать катастрофы. Как жить в новых условиях, каждая страна решает самостоятельно. Свою модель разработает и Россия.

«Второе направление действий — это национальный план адаптации экономики к изменениям климата. Это вопросы от системы борьбы с лесными пожарами до, например, устойчивого урожая за счет агротехнических мероприятий», — указал министр.

На рынке должна занимать все большую долю продукция с меньшим влиянием на экологию. Такому производству будет оказываться поддержка, отметил Максим Орешкин.

К вопросу борьбы с глобальным потеплением стоит подходить рационально. Например, необходимо учитывать поглощающий эффект лесов. Здесь Россия могла бы воспользоваться своим преимуществом лесной державы. «Сейчас мы оцениваем поглощающий эффект лесов в нашей стране в 30 процентов от суммарных выбросов. Корректный анализ позволит более точно оценить потенциал, возможно, он вырастет», — сказал глава Минэкономразвития.

Тем временем подготовку к «зеленой» экономике начали сами российские компании. Представитель одной из них рассказал, что теперь в стоимость каждого проекта они закладывают углеродный платеж по 20 долларов на каждую условную тонну углерода и только так считают рентабельность.

В реальности отчисления компаний могут быть выше — 40-80 долларов за тонну к 2025 году. И еще выше к 2030-му, уточнил директор по вопросам изменения климата Всемирного банка Джеймс Клоуз.

Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445499 Максим Орешкин


Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Товарооборот России и Чехии вырос на 40 процентов

22 ноября 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл Российско-Чешский экономический форум. В работе форума приняла участие самая большая чешская предпринимательская делегация за последние 25 лет - порядка 100 компаний. Участники обсудили перспективы торгово-экономического сотрудничества России и Чехии. По итогам форума подписана серия коммерческих соглашений. Это свидетельствует о благоприятной макроэкономической конъюнктуре и инвестиционном климате, которые способствуют развитию предпринимательской деятельности.

Максим Орешкин: Уважаемый Президент Земан, уважаемые коллеги!

Действительно стоит отметить, что сегодняшний форум имеет рекордное за 25 лет представительство чешского бизнеса в России. Можно отметить несколько причин, почему это происходит. Первая причина – это, конечно, тот факт, что в целом отношения между Россией и Чехией очень дружественные. Это проявляется и в экономической сфере. Недавно в Чехии, в Брно, состоялась 59-я машиностроительная выставка, и там активно были представлены российские регионы и компании. Эти постоянные контакты, которые затем находят отражение в заключенных контрактах и в итоге приводят к тому росту товарооборота, который мы имеем в этом году - выше 40%. Это очень высокие позитивные цифры. Все это проявляется именно таким образом.

Второй момент – это, конечно же, экономическая ситуация в России. Она была непростой в течение нескольких лет пока экономика адаптировалась к резко изменившимся ценам на нефть. Но ситуация с середины 2016 года - возобновление экономического роста, окончание адаптации к низким нефтяным ценам.

Господин Президент сейчас говорил о хороших макроэкономических показателях Чехии. Я о них знаю не понаслышке. Я когда работал в инвестиционных банках, как экономист внимательно изучал экономику Чехии. Поэтому действительно, могу со своей стороны подтвердить прекрасные экономические показатели.

Но у нас тоже ситуация неплохая. У нас государственный долг меньше, чем у Чехии: чуть больше 10% ВВП. А по дефициту бюджета, несмотря на то, что цены на нефть падают до отметок около 40 долларов за баррель, в этом году мы получим значение меньше 2%. То есть, тут у нас тоже ситуация налаживается. У нас ситуация позитивная и по другим направлениям. 2 года назад инфляция была выше 15%, российское Правительство, российский Центральный банк дали обещания, что в 2017 году мы выйдем на целевые показатели. Мало кто в это верил 2 года назад, но на сегодняшний день мы имеем инфляцию на уровне 2,6%. Цифры и обещания выполняются.

Говоря глобально, можно сказать, что российская экономика вошла в новую фазу экономического роста. Мы завершили имплементацию блока структурных макроэкономических реформ. Это то, что мы делали в 2015 и в 2016 годах. И сейчас мы создали очень прочный фундамент для развития российской экономики на годы и даже можно сказать на десятилетия вперёд.

Вопрос, который сейчас обсуждается, это вопрос темпов экономического роста. В этом году и мы, и многие международные организации ожидают рост около 2% – плюс, минус. Глобальный вопрос – как будет расти российская экономика? Будет она расти на 2%, 3% или на 4% в год. Сейчас Правительство, Центральный банк нацелены на то, чтобы реализовать ряд программ, изменений, – а что-то уже реализуется – для того, чтобы выходить постепенно на более высокие темпы экономического роста и тем самым создавать, в том числе, для чешского бизнеса большие возможности на российском рынке.

Важно отметить, что экономические отношения России и Чехии – это не просто попытка продать свою продукцию на другой рынок, но и большое количество проектов, где мы работаем вместе. Для России очень важно по мере развития новой фазы экономического роста все больше встраиваться в глобальную экономику. Есть очень красивый и яркий пример из взаимодействия России и Чехии, когда есть и совместное производство, и поставки идут на третьи рынки, есть яркие примеры и в автомобилестроении и в ряде других отраслей. Господин Президент вспоминал и историю с самолетостроением, и много отраслей, где Россия и Чехия работают вместе, чтобы создавать качественную продукцию.

Одна из тем, которую мы вчера обсуждали на встрече президентов, – это активное движение вперед по треку малого и среднего бизнеса. Очень важный вопрос, потому что это еще плотнее будет связывать российскую и чешскую экономики. То, что будет позволять открывать те ниши, которые до сих пор были закрыты.

Была дискуссия по вопросам локализации, как мы здесь движемся вперед. Как раз малый и средний бизнес - это тот инструмент, это более тесное взаимодействие чешских компаний, которые работают на российском рынке с поставщиками малых и средних компаний в России, и наоборот, это взаимодействие российского бизнеса с малым и средним бизнесом Чехии. На самом деле мы понимаем важность таких изменений, например, Правительство подготовило соответствующий законопроект по снижению доли участия иностранного капитала в малом и среднем бизнесе для того, чтобы признавать малый и средний бизнес возможным участником всех тех программ поддержки, которые есть на российском рынке. Поэтому здесь мы ждем и по этому каналу активное участие малых и средних компаний Чехии на российском рынке. Будем их также поддерживать, как и российский малый и средний бизнес.

Потенциал довольно большой. И еще раз повторюсь, тот товарооборот, который мы видим после нескольких лет спада, это очень позитивный сигнал. Рост на 40% – это очень важная цифра, потому что такой рост товарооборота у России в этом году есть с ограниченным количеством стран. Это еще раз подчеркивает и важность российско-чешских экономических отношений, и их большой потенциал.

Отреагирую на то, чем господин Президент закончил свое выступление. Я вчера присутствовал на переговорах на уровне президентов. Действительно, они прошли в очень положительной и очень дружественной обстановке. Мы обсуждали много вопросов экономического сотрудничества, сотрудничества в других областях, в культурной области. И здесь позитив был абсолютно заметен невооруженным взглядом.

Понятно, что у такого позитивного сотрудничества, у такого спряжения в экономической, торговой и других сферах России и Чехии есть очень много противников. Поэтому очевидно, что на пути этого движения вперед будут появляться и разные провокации, и просто откровенные глупости, в том числе в информационном поле. У нас есть стратегическое понимание взаимодействия России и Чехии, нам нужно двигаться вперед. Провокации будут случаться, глупости будут случаться. Нам нужно стараться обращать на них поменьше внимания, конечно, нужно стараться, чтобы их было меньше. Но стратегическое взаимоотношение России и Чехии очевидно, движение вперед очевидно.

Спасибо!

Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 октября 2017 > № 2362781 Максим Орешкин

Максим Орешкин: России не страшны цены на нефть даже ниже $40

Министр экономического развития Максим Орешкин в кулуарах форума «Россия зовет!» рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу о фундаментальном росте экономики, фабрике проектного финансирования, плане по повышению производительности труда в стране и перспективах технологии блокчейн.

Вот такой сюрприз, вы о нем говорите публично: у нас рост по итогам года, скорее всего, будет 2%. Это был ваш прогноз, но воспринимается это как неожиданность. Какова главная причина этой неожиданности?

Максим Орешкин: Люди, когда делают оценки того, что будет происходить в будущем, всегда смотрят на прошлое. Здесь история очень понятна: у нас было действительно два очень непростых года — 2015-й, когда ВВП снизился на 2,8%, и 2016-й, когда де-факто снижение ВВП продолжилось. Конечно, кризис очень серьезно ударил и по доходам населения, поэтому ожидания были сформированы как раз этой негативной динамикой, негативной тенденцией, и мало кто верил в то, что экономика начнет восстанавливаться. На самом деле, она восстанавливается еще пока не очень быстро, доходам тоже еще предстоит пройти длинный путь для того, чтобы восстановиться. Но тренд позитивный, положительный, он будет сохраняться, потому что как раз и правительство, и Центральный банк делают все, чтобы этот положительный тренд сохранялся.

Но самое главное — эти 2%. Это не грандиозный показатель, хотя лучше, чем казалось год назад. Это не временное явление? Насколько этот рост сейчас подкреплен ростом инвестиций, причем не государственных, капитальных, типа Керченского моста, а частных?

Максим Орешкин: У нас в структуре инвестиций большая часть — это частные инвестиции, если мне не изменяет память, около 80%. Поэтому любой рост, который мы видим по инвестиционной активности — а у нас с начала года порядка 4% прибавка к уровню прошлого года — в первую очередь за счет частных инвестиций. Но задача — делать все, чтобы инвестиционная активность росла, и я бы здесь выделил два ключевых направления. Первое направление — создание понятных и предсказуемых условий для бизнеса, чтобы эти инвестиции происходили. Все те структурные реформы макроэкономической политики, которые были и правительством, и Центральным банком реализованы за последние два-три года, как раз и нацелены на то, чтобы создать предсказуемую макроэкономическую конструкцию, чтобы рисков резкого изменения ситуации было как можно меньше. Это первая часть.

Вторая часть — это поддержка в формирующемся новом кредитном цикле в российской экономике именно инвестиционного кредитования, финансирования новых инвестиционных проектов. Все программы, которые мы уже либо запустили в этом году, такие как финансирование малого и среднего бизнеса на инвестцели — программа «Шесть с половиной», либо те программы, которые запустятся вот-вот, например фабрика проектного финансирования (мы в первом квартале ожидаем уже подписание первых синдицированных кредитов по финансированию проектов) или инфраструктурная ипотека — финансирование в инфраструктуру (здесь выход на начало реализации программы — это второй квартал следующего года). Все эти проекты нацелены как раз на то, чтобы поддержать инвесткредитование, инвестиционную активность.

Все-таки двухпроцентный рост — это явление низкой базы восстановительного роста или все-таки уже есть фундаментальные показатели, которые и дальше будут обеспечивать хотя бы этот рост?

Максим Орешкин: У нас циклический спад в экономике был очень маленький. Если посмотреть на динамику безработицы, она в этот кризис практически не росла. Это в том числе следствие тех решений, которые принимались в области макроэкономической политики и позволили избежать роста безработицы. Это очень важно. Это происходит впервые: практически все кризисы, которые были и в Советском Союзе в конце 80-х — начале 90-х, и в современной России, не обходились без роста безработицы. В этот раз нам удалось этот процесс купировать, и это означает, что большого циклического спада в экономике не было и восстановление носит в основном фундаментальный характер.

Теперь к более широкой картине — показатели России в мировом масштабе. Не так давно Международный валютный фонд выпустил мировой обзор, это просто статистика. За последние восемь лет в России рост ВВП составил 4,3%, при том что в мире — 30%. Чтобы мы сильно не пугались, скажем, в Японии чуть-чуть больше — 4,4%, в Белоруссии — 11,5%, а в США — аж 12,7%. Все равно мы на 160-м месте. А в первое десятилетие этого века, до 2008 года, мы росли совсем другими темпами. Для того чтобы мы вернулись на мировой трэк, на ваш взгляд, нам нужны какие-то коренные изменения в экономической политике, регулировании, подходе, или мы сейчас уже начинаем нормально развиваться и вся дальнейшая политика должна сводиться к микроэкономическому регулированию?

Максим Орешкин: Такая не очень хорошая статистика во многом объясняется данными и результатами последних трех лет, и нужно понимать, что за последние три года российская экономика из экономики, которая зависела от цен на нефть выше 100 долларов за баррель, адаптировалась к низким ценам на нефть. У нас сейчас и с бюджетом, и с платежным балансом все будет в порядке, даже если цены на нефть опустятся до 40 долларов за баррель. Именно эту базу мы взяли как основу всей макроэкономической политики. Поэтому не совсем справедливо сравнивать здесь российскую экономику, потому что мы проходили это структурное изменение. Сейчас мы вышли на устойчивый рост при низких ценах на нефть. Это то, с чем не справился ни Советский Союз, когда в 1985-1986 годах упали цены на нефть. Это то, что привело к очень большому кризису в 1997-1998 годах, когда цены на нефть тоже снижались. Сейчас это качественно иная реакция на очень серьезные внешние шоки, поэтому здесь сравнение не совсем правильно. Но надо смотреть вперед, надо смотреть не назад: 2% роста в этом году, целевой сценарий — выход на планку в 3% к 2020 году.

Коренным образом, конечно, политику менять не нужно, нужно заниматься донастройкой того, что мы уже делаем, дальше улучшать деловой климат. Сейчас мы будем представлять в Государственной думе новый закон о контроле и надзоре, что будет менять условия контроля и надзора для всех российских предприятий, повышать качество взаимодействия с контролирующими органами. Донастройка всех этих элементов, улучшение качества инвестиционного климата, поддержка инвестиционного кредитования, развитие сервисов цифровой экономики, еще много-много направлений, можно долго об этом говорить.

То есть последовательность — это первая и самая большая строчка в подходе правительства?

Максим Орешкин: Предсказуемость, понятность и прозрачность политики — это то, что очень важно, чего нужно придерживаться, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста. Экономический рост любит стабильность условий, плавное, постепенное их улучшение, без резких скачков в одну, в другую сторону. Такие резкие скачки не могут обеспечить экономический рост.

Насчет предсказуемости. Газета «Ведомости» опубликовала письмо Минфина, там две части. В первой части предлагается еще более либерализовать валютный режим, позволить экспортерам необязательно возвращать валютную выручку в нормальных условиях, но в случае некой кризисной ситуации, наоборот, дать правительству и Центральному банку чрезвычайные полномочия, чтобы мгновенно обязать экспортеров возвращать и продавать валютную выручку в обязательном порядке. Я хотел бы спросить о самой возможности такой чрезвычайной ситуации. Чем она может быть вызвана? Может ли она быть вызвана, например, имплементацией американского санкционного закона именно на российском валютном рынке?

Максим Орешкин: Я бы хотел сначала прокомментировать письмо министерства финансов. Элементы валютного контроля в первой части, которые у нас остались, я также считаю рудиментом. От них нужно избавляться, потому что они висят мертвым грузом на развитии международной торговли, экспорта, глобальных цепочек создания добавленной стоимости на территории РФ. Поэтому здесь нужно двигаться. Иногда коллеги говорят: а у нас есть требование ФАТФ (FATF, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — Business FM), вопросы финансовой безопасности. Но надо смотреть на другие страны. Они тоже следуют требованиям ФАТФ, обеспечивают свою финансовую безопасность, но при этом режимы там гораздо проще и менее затратны, менее тяжелы для бизнеса. Поэтому нам нужно быть не хуже остальных стран, а лучше остальных стран, нужно следовать требованиям ФАТФ, обеспечивать финансовую безопасность, но при этом создавать максимально комфортный режим работы для бизнеса.

То есть в этом письме, вы считаете, первая часть — идея либерализовать — важнее?

Максим Орешкин: Конечно.

Теперь вторая — чрезвычайная ситуация. Она нам реально грозит?

Максим Орешкин: Вторая часть, я думаю, там оказалась довольно случайно. У нас уже довольно давно отсутствуют ограничения по капитальным операциям. Мы пережили два очень больших кризиса — 2008-2009 годов и 2014-2015 годов. В оба кризиса была большая волатильность на финансовых рынках, большая волатильность в экономике, и ни разу ни правительство, ни Центральный банк не выступили с предложениями ввести хоть какого-нибудь рода капитальное ограничение. Сейчас мы выстроили за последние три года структурными реформами макроэкономической политики очень серьезные механизмы защиты внутренней экономики от внешних колебаний. Инфляционное таргетирование, бюджетные правила, покупки валюты министерством финансов — все вместе выступает очень хорошим буфером безопасности с точки зрения колебания внешней среды. Поэтому в условиях существования уже новых механизмов рассуждать о необходимости каких-то капитальных ограничений просто неправильно. Я думаю, на самом деле, в письмо министерства финансов эта часть попала бюрократически и технически.

Вторая часть все-таки про некую чрезвычайную ситуацию, угрозу для валютного рынка, в которой, наоборот, ЦБ получает чрезвычайные полномочия быстро управлять валютной выручкой. Я хотел спросить про саму возможность этой чрезвычайной ситуации. Имплементация американского закона про санкции теоретически может вести к такой ситуации?

Максим Орешкин: Главный и лучший способ обезопасить экономику от возможных негативных внешних явлений, в том числе законов о санкциях, — это правильная макроэкономическая политика, правила и эффективная работа инфляционного таргетирования и других инструментов, которые мы выстроили. Через ограничения экономику не защитишь, ее можно защитить только через правильно выстроенные институты макроэкономической политики.

И еще про курс доллара. Единственный прогноз министерства под вашим руководством, который пока не сбывается, это по курсу рубля к доллару. Вы в начале года и даже весной прогнозировали, что на конец года он составит 68 рублей. У нас сейчас до 58 рублей недотягивает.

Максим Орешкин: Прогноз мы делали в апреле и говорили о том, что рубль переукрепился. Главный тезис, который я постоянно озвучиваю, — рубль отклонился от фундаментальных значений. Если вы посмотрите на динамику эффективного курса рубля с апреля, то там снижение около 10%. То есть рубль ослаб, но не ослаб к доллару, это действительно так. Прогноз 68 рублей был при 40 долларах за баррель, а при 55-ти мы прогнозировали чуть меньше 60 рублей за доллар. Почему он не ослаб? Потому что доллар очень серьезно ослаб ко всем мировым валютам: к евро, китайскому юаню, другим развивающимся валютам. Рубль не стал исключением и тоже чувствовал себя очень уверенно по отношению к американскому доллару.

По евро у вас тоже был прогноз выше — 72 рубля.

Максим Орешкин: Действительно, это была ошибка по курсу доллар-евро. У нас был заложен прогноз в апреле на отметке 1,06-1,08, сейчас, сами знаете, 1,17. По евро у нас как раз прогноз был ниже, чем тот курс, который мы видим сейчас на рынке, — 62-64, если не ошибаюсь, сейчас — 67-68. Как раз в евро-долларе у нас была неточность.

Теперь к фабрике проектного финансирования. Пока это не всем понятное название. Она будет формироваться на базе ВЭБа. Мы очень гордимся тем, что мы растем во многих рейтингах Всемирного экономического форума — и Doing Business, и глобальной конкурентоспособности. Но в этом рейтинге есть один раздел — доступность финансов для бизнеса, по которому мы скатились на 112-е место. Почему так происходит?

Максим Орешкин: Во-первых, есть временная история, связанная с всплеском процентных ставок на фоне кризисных явлений. Эта история постепенно остается позади нас, ставки снижаются и будут снижаться. Но я вижу проблему — почему мы и предложили ряд проектов, которые сейчас реализуются — в том, что отдельные инструменты финансирования именно инвестиционной активности у нас недостаточно развиты. Какие это инструменты? Первое — это инвестиционное кредитование малого и среднего бизнеса. Поэтому была реализована программа «Шесть с половиной», которая дает ставки около 10% конечному заемщику. За первые три месяца действия этой программы — она запустилась с июля — малому и среднему бизнесу выдано кредитов на 18 млрд рублей, до конца года будет 50 млрд. Тренд есть, и эта программа уже работает.

Вторая история более тяжелая, поэтому нам потребовалось чуть больше времени, чтобы ее подготовить, — это финансирование greenfield-проектов, так называемое проектное финансирование. У российской банковской системы просто нет исторически сложившегося значительного опыта, чтобы работать с такими кредитами, и регулирование ЦБ было неправильное. Поэтому мы внимательно посмотрели на всю эту цепочку и попытались сделать ряд точных решений, которые не требуют больших затрат государства, чтобы эти узлы развязать.

Что будет внутри фабрики проектного финансирования? Первое, самое важное: проекты будут финансироваться на коммерческих условиях частными банками. Это будет залогом того, что деньги пойдут в эффективные проекты, особенно учитывая очистку банковской системы, которая сейчас происходит. Второй момент — это изменение регулирования Центрального банка. Впервые по проектному финансированию — пока в пилотном режиме в рамках данной программы, а потом будем рассуждать о возможности дальнейшего применения этих подходов — снижаются требования по резервированию, по капиталу для проектного финансирования. Это очень большой шаг вперед, и здесь большое спасибо Центральному банку, который эту инициативу поддержал.

Следующая история — это история левериджа частных финансовых ресурсов, которые приходят в проекты. В рамках синдицированных кредитов, которые будут финансировать такие проекты, будут наименее рисковые старшие транши. Их будет забирать на себя «дочка» ВЭБа с государственными гарантиями, и, таким образом, доходность для остальных инвесторов в проекте будет повышаться. При этом частный инвестор будет нести риски, связанные с проектом, но одновременно получать и большую доходность.

Кто эту доходность будет им обеспечивать, заемщик?

Максим Орешкин: Бесспорно, заемщик. Но из-за того, что часть кредита будет профинансирована по ставкам около ставок облигаций федерального займа, на остальную часть кредита придется большая доходность. Если кредитная маржа 3-4% для заемщика, то для частного финансирования она будет превращаться в 7% из-за того, что наименее рискованная часть кредита будет финансироваться без маржи. Такая схема, которая позволяет активнее закрутиться шестеренкам.

Она такая многокомпонентная. Насколько она на самом деле рабочая?

Максим Орешкин: Именно по этой причине реализация этого проекта заняла полгода детальных переговоров и с банками, и с пенсионными фондами, и с другими инвесторами, и с министерством финансов пришлось долго пообщаться. Мы выстроили ту схему, которая, как нам кажется, будет работать. Есть еще третий важный элемент: государство в рамках этих операций готово прогарантировать, что инфляция не превысит уровень в 4% в долгосрочной перспективе.

Оно это кредиторам должно прогарантировать, чтобы ставка была невысокой. А чем государство будет гарантировать?

Максим Орешкин: Своим балансом.

То есть госгарантиями за счет бюджета.

Максим Орешкин: В данном случае это субсидии, которые правительство готово предоставлять в том случае, если инфляция будет выше, чем в целевых значениях Центрального банка. Правительство часто берет на себя такой риск, когда выпускает облигации с плавающим купоном. Де-факто это тот же процентный риск, когда государство забирает себе на баланс. Поэтому и в этом случае такой механизм тоже можно применить.

Я видел, что уже идет спор о размере этих госгарантий.

Максим Орешкин: Нет, спора никакого нет. В бюджете это около 300 млрд. Это стартовая сумма, которая будет использоваться постепенно, и по мере ее выборки будем рассматривать возможность ее увеличения.

Соответственно, объем этого кредитования, который будет отталкиваться от этой цифры...

Максим Орешкин: Он превысит полтриллиона рублей.

Это в целом в масштабах экономики существенно изменит ситуацию?

Максим Орешкин: У нас инвестиции — 20 трлн рублей в год. Если мы делаем сделок на 400-500 млрд, то это 2% дополнительного роста инвестиций, то есть довольно серьезный вклад. Эта программа кредитования малого бизнеса меньше влияет на именно инвестиционную активность, а больше влияет на рост доходов населения, на занятость. Третий крупный элемент — это так называемая инфраструктурная ипотека, которая также позволит увеличить объем инвестиций, которые идут в инфраструктуру. Все эти три элемента, заложенные в нашем прогнозе на предстоящие три года, увеличат инвестиции на примерно 5%. Это очень консервативная оценка по всем этим программам. Если они будут реализованы в полном объеме, то рост инвестиций будет еще больше.

А на какие отрасли в первую очередь должен повлиять этот механизм?

Максим Орешкин: На первом этапе это те отрасли, которые установлены стратегией с Внешэкономбанком как приоритетные. Это в первую очередь несырьевые отрасли экономики, отрасли, связанные с экспортом и новыми технологиями.

А размеры бизнеса, которые в нем смогут участвовать?

Максим Орешкин: Размеры кредитной сделки не менее 3 млрд рублей, то есть это средние и крупные проекты.

Другая тема. Я знаю даже уровне личных знакомых, что министерство экономического развития сейчас активно вербует, нанимает, приглашает на работу в прекрасных московских офисах компаний типа McKinsey, других международных консалтинговых, аудиторских компаний. Зачем вам нужны такие специалисты? Их не так-то просто зазвать на работу в госслужбу. В чем мотивация для них?

Максим Орешкин: Действительно трудно. Некоторые люди идут к нам в министерство с понижением зарплаты в три-четыре раза, работаем в первую очередь за идею.

А зачем они нужны? Они консалтеры, они привыкли анализировать какой-то бизнес, заниматься какими-то конкретными частными проектами. Зачем вам понадобились именно такие люди?

Максим Орешкин: Теперь они занимаются проектами повышения конкурентоспособности страны, созданием новых механизмов развития страны. Главная задача — собрать наиболее талантливых людей, самую талантливую команду в стране, чтобы она могла двигать изменения таким образом, чтобы простым людям становилось жить лучше.

На какие проекты вы их бросаете? как поднять автомобильную отрасль, как разработать некий план для повышения производительности труда? Они носят макроэкономический или все-таки конкретно локальный характер?

Максим Орешкин: Просто пример. Юлия Урожаева, которая пришла к нам из McKinsey и сейчас занимает позицию помощника, вплотную руководит проектом по повышению производительности труда, который только начинает запускаться. В этом году работаем с шестью пилотными регионами, «Росатомом», который помогает и сделал большой прогресс, с министерством промышленности — они тоже очень активно вовлечены в этот проект. Вот конкретный проект, который, как нам кажется, будет оказывать положительный эффект на экономическую активность и на качество экономической деятельности у нас в стране.

Ваше предложение, ваш план по повышению производительности труда в стране основан на том, что на протяжении 15 лет государство будет давать частному бизнесу деньги на то, чтобы он привлекал международно признанные консалтинговые компании, чтобы они разрабатывали для них план...

Максим Орешкин: Это не так. Главная история проекта, связанного с производительностью труда, — это популяризация и распространение наиболее эффективных управленческих практик среди российских компаний. Мы начали с обрабатывающей промышленности, мы пойдем в целом в экономику: в сферу услуг, строительство, где производительность труда очень низкая, бюджетный сектор, где тоже очень важно применять современные управленческие практики. Главная задача этого проекта — поддержание и распространение наиболее современных и передовых управленческих практик среди российских компаний, чтобы они могли ими пользоваться и повышать свою эффективность даже зачастую без каких-то существенных инвестиций.

Как отчитываться потом?

Максим Орешкин: Бюджетные расходы по этому приоритетному проекту связаны в первую очередь с трудоустройством и обучением тех людей, которые будут высвобождаться с этих предприятий. Есть еще один механизм, который тоже вовлечен, — это займы Фонда развития промышленности. Это займы, то есть возвратные деньги, которые компании будут использовать на финансирование разработки программ повышения производительности. С одной стороны, компания должна сформировать такой проект — мы будем их поддерживать знаниями, займами, которые на эту часть пойдут, а затем, что самое важное, не забыть про конкретных людей, которые работают на предприятии, оказать им поддержку, переобучение, помочь им найти новое место работы, желательно с более высокой зарплатой, чем у них есть сейчас. Это вторая часть, где и предусмотрены основные бюджетные средства.

Модная ныне тема про блокчейн и криптовалюту. В основном все уже поняли, что это не совсем одно и то же. Ваши последние высказывания довольно предостерегающие на этот счет, и не только ваши. Вчера волк с Уолл-стрит тоже назвал ICO, возможно, крупнейшим мошенничеством в истории. Но сейчас наши финансовые власти заговорили о создании крипторубля. Давайте критику биткоина оставим пока в стороне. Действительно ли нужен крипторубль и какую отдельную экономическую полезную функцию он мог бы выполнять?

Максим Орешкин: Я отвечу чуть-чуть на другой вопрос. Что нужно? Нужны инвестиции в новые технологии, понимание, как они работают, и Россия должна быть на передовом краю с точки зрения знания новых технологий и их внедрения. Когда мы работаем с технологией блокчейн, с технологией распределенных реестров, мы, например, в министерстве выделили ряд направлений, где мы их реализуем. Например, наша подведомственная организация Росреестр: мы как раз хотим запустить в следующем году пилотный проект в Москве, который сначала будет работать в параллели с действующими системами, а потом в случае его успеха мы будем двигаться дальше. Первый этап — это просто учет, второй этап — это внедрение смарт-контрактов. Такие смарт-контракты для сделок недвижимости серьезно снизят расходы государственных органов, снизят, что самое важное, расходы тех, кто совершает сделки на рынке недвижимости как с точки зрения денежных расходов, так и с точки зрения времени, затраченного на такого рода операции. Они сделают ненужными значительную часть посредников в этих операциях, например, роль риелторов резко упадет, потому что информация об объекте общедоступна, она будет достоверна, и заключение сделки будет происходить очень просто.

Мы собираемся быть в первой десятке стран, которая переведет реестр недвижимости на технологию блокчейна?

Максим Орешкин: Мы будем стараться сделать для того, чтобы мы были лидерами этого процесса.

Я от одного айтишника, которому я доверяю, услышал, что как раз технология блокчейн очень хорошо годится для ведения реестра недвижимости, разных торговых логистических процессов, где большое количество участников.

Максим Орешкин: Поэтому мы сейчас тестируем систему закупок внутри министерства на блокчейне, систему согласования внутренней документации на блокчейне.

Но он сказал, что технология блокчейн не годится для собственно финансов, потому что в этой системе нельзя исправить ошибку, что необходимо для финансов. Вы бы согласились?

Максим Орешкин: Я бы еще сказал, что стоимость одной транзакции по криптовалютам настолько высокая, что делает бессмысленным ее масштабное использование.

Я вернусь к вопросу, от которого вы старательно уходили, — возможный эффект от имплементации американского закона. Давайте все-таки сделаем прогноз на валютный рынок с учетом тех или иных сценариев.

Максим Орешкин: Еще раз: главная задача — быть готовым к любым негативным внешним сценариям, и здесь правительство активно работает и готовится к любым внешним шокам. Это могут быть не только санкции, это может быть и резкое снижение цен на нефть. Например, в последний кризис именно резкое снижение цен на нефть обеспечило две трети негатива, и только одна треть была связана с санкционными вещами. Риски по рынку нефти, по экономике Китая могут реализоваться, и мастерство экономической политики заключается в том, что нужно знать, что ты будешь делать при каждом сценарии.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 октября 2017 > № 2362781 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360234 Максим Орешкин

Встреча с Министром экономического развития Максимом Орешкиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром экономического развития Максимом Орешкиным. Глава Минэкономразвития информировал о текущей экономической ситуации в стране и основных тенденциях в макроэкономике.

В.Путин: Максим Станиславович, у Вас данные по экономике за девять или восемь месяцев?

М.Орешкин: За девять месяцев.

В.Путин: Чем порадуете?

М.Орешкин: Как раз закончился третий квартал, подводим статистические итоги – данные хорошие. Сентябрь у нас по ВВП – рост 2,4, и в целом третий квартал составил 2,2. В целом восстановление, которое идёт, постепенно продолжается.

Позитивные данные по сельскому хозяйству. У нас с начала года по погоде было не очень, там статистика была долго в отрицательной зоне. Но в сентябре, благодаря хорошему урожаю, рост на 8,3 процента. С начала года это уже 3,8 процента.

В принципе, на ближайшие кварталы прогноз тоже позитивный. Есть факторы, [связанные] с постепенным восстановлением заработных плат, восстановлением кредитной активности, инвестиционной.

Эти факторы будут продолжаться, и это будет, конечно же, поддерживать экономическую активность. Но, конечно, главное – это думать сейчас о долгосрочном экономическом росте, его устойчивости.

В.Путин: Инвестиции в этой связи как смотрятся?

М.Орешкин: Инвестиции – пока у нас только статистика за второй квартал, за третий ещё данные не готовы. Но второй квартал…

В.Путин: Сколько там?

М.Орешкин: Шесть процентов был рост во втором квартале по инвестиционной активности. В целом по году мы сейчас ожидаем небольшое замедление: у нас шесть процентов была очень хорошая цифра, ждём, что чуть-чуть будет поменьше, где-то в районе четырёх процентов в целом по году по инвестиционной активности.

В.Путин: Так и планировали – четыре процента по году.

М.Орешкин: Да, когда мы прогноз делали, последнее обновление в августе, мы как раз на эти цифры и планируем выйти.

Для долгосрочного роста реализуем сейчас ряд проектов, я сегодня Вам доложу о том, что делается. Один из таких проектов – это «пилот» у нас в Министерстве по изменению госуправления, занимаемся в том числе подбором кадров публично. Недавно через социальные сети набирали.

Большая надежда возлагается на проект «Лидеры России», который сейчас как раз объявлен. Мы из тех людей, которые у нас победят в этом конкурсе, планируем подобрать кандидата на позицию замминистра в моём Министерстве.

В.Путин: Неплохо. То есть себе кадры набираете?

М.Орешкин: Да. Считаю, что должны на госслужбе работать лучшие профессионалы, желающих очень много. По общению в соцсетях – очень много интересных резюме мне прислали, и, что интересно, очень много резюме от наших граждан, которые сейчас работают за границей, которые хотят вернуться и проявить себя здесь, в том числе на госслужбе.

В.Путин: Максим Станиславович, вернёмся к экономике.

У нас большие дискуссии были в ходе подготовки бюджета по поводу поддержки различных отраслей экономики. Знаю, Вы, как правило, поддерживаете Министерство промышленности и торговли, – о чём, как Вы считаете, удалось договориться к всеобщему удовольствию, что называется, когда и Минфин согласовал, и Министерство промышленности при Вашей поддержке считает, что это приемлемое решение?

М.Орешкин: Да, здесь, действительно, история такая, что с точки зрения бюджета ситуация будет продолжать улучшаться. Возможно даже в следующем году, при сохранении текущих цен на нефть, дефицит бюджета может оказаться меньше одного процента ВВП.

То есть с этой точки зрения адаптация к тем изменениям, которые у нас произошли, она и в бюджетной сфере заканчивается. С другой стороны, сохраняется программа поддержки по ключевым отраслям.

И, что очень важно, у нас – вслед за снижением инфляции в экономике – снижаются процентные ставки, кредитный ресурс становится дешевле, поэтому те ресурсы, которые выделяются, теперь можно использовать более рационально.

Затраты на компенсацию процентных ставок здесь, соответственно, будут уменьшаться, это позволяет именно по отдельным отраслям точечно оказать поддержку и поддержать промышленный рост.

У нас сейчас в сентябре рост обрабатывающей промышленности больше одного процента – 1,1. Мы ожидаем, что он – на фоне и этой поддержки в том числе – будет ускоряться в ближайший квартал.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 октября 2017 > № 2360234 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362784 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Рост экономики на уровне среднемирового – амбициозная, но достижимая цель

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе рабочего визита в Вашингтон принял участие в стратегическом форуме «Поддерживая глобальный рост», организованном The Financial Times и Citigroup.

На мероприятии обсуждались актуальные тенденции в мировой экономике и на финансовых рынках, а также меры экономической политики, применяемые в разных странах для стимулирования роста и поддержания стабильности.

Максим Орешкин отметил, что взгляд международных инвесторов на Россию в последнее время существенно изменился. «В начале 2015 года никто не верил, что российская экономика сможет пережить обвал цен на нефть. Тем не менее адаптация к новым внешним условиям прошла успешно», – сказал он. По его словам, решающую роль в стабилизации экономики сыграли своевременные меры макроэкономической политики. «Россия – один из лучших примеров макроэкономических структурных реформ», – отметил он.

На вопрос о том, какие меры необходимо предпринять для ускорения экономического роста, Максим Орешкин ответил, что ключевая задача – создание условий для роста частных инвестиций. Стимулирование инвестиционной активности особенно актуально с учетом ухудшающейся демографической ситуации. «В России демографические вызовы более серьезные, чем в других странах. Поэтому рост на уровне среднемирового – амбициозная, но достижимая цель», – добавил он.

Международных инвесторов также интересовали перспективы диверсификации российской экономики. Глава Минэкономразвития отметил, что падение цен на углеводороды уже привело к снижению роли нефтегазового сектора с точки зрения и бюджета, и экономического роста. «Рост, который мы видим сейчас, – ненефтегазовый. Процесс диверсификации российской экономики идет полным ходом, и он будет продолжаться», – добавил он.

В рамках обсуждения перспектив развития мировой экономики Максим Орешкин высказал сомнения в устойчивости высоких темпов экономического роста в Китае. Риски прежде всего, связаны с излишним накоплением капитала в инфраструктурном секторе и одновременно высокой долговой нагрузкой китайских компаний. Министр также указал на риски роста волатильности на глобальных рынках в связи с инфляционными угрозами в США. По его словам, непредвиденное ускорение инфляции может потребовать от ФРС США более существенного ужесточения денежно-кредитной политики, чем сейчас ожидают рынки.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362784 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362783 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Настрой иностранных инвесторов позитивный в связи с восстановлением российской экономики

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин по окончании заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям в России (КСИИ) отметил позитивный настрой иностранных инвесторов, связанный с восстановлением российской экономики.

"Российская экономика начала восстанавливаться, пошел экономический рост и компании это ощущают на своих показателях", - заметил он.

Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику, по его словам, в первом полугодии достигли 14 млрд. долларов. "Все показатели говорят о том, что иностранный бизнес снова активно идет в Россию и видит долгосрочные цели своего развития", - сказал глава российского Минэкономразвития.

Среди обсуждавшихся на заседании КСИИ вопросов была, в частности, тема налогов. "Члены КСИИ поднимали вопрос, связанный с налогом на движимое имущество. Здесь решения уже все правительством приняты", - отметил Максим Орешкин.

Кроме того, по его словам, обсуждался вопрос, связанный с вычетами при строительстве объектов инфраструктуры иностранными компаниями. Проблема также касается и российских компаний, сказал глава Минэкономразвития. Здесь правительство намерено работать, в том числе, в рамках новой инициативы по инфраструктурной ипотеке и возмещению налогов, которые уплачиваются теми компаниями, которые строят объекты инфраструктуры.

"Вторая история, связанная с развитием инфраструктуры, - это новая волна инвестиций в электроэнергетику. Обсуждались подходы к так называемым предложениям по ДПМ 2, то есть формирование базы для устойчивых инвестиций в энергетику и развитие энергетического сектора", - заметил Максим Орешкин.

Что касается вопросов, связанных с введением электронных ветеринарных сертификатов, то, по словам Министра экономического развития РФ, в ходе заседания было принято решение на некоторое время отложить их введение, чтобы процесс внедрения и подключения новых товарных групп происходил наиболее мягко и не приводил к перебоям с поставками.

"Отдельным блоком обсуждались вопросы развития экспорта, включения российских компаний в глобальные цепочки производства тех или иных продуктов. Говорили, в том числе, про продукты питания, и здесь Министерство будет работать над тем, чтобы помочь малому бизнесу получать те сертификаты, которые признаются крупнейшими компаниями мира, и тем самым поставлять продукцию в эти компании", - сообщил глава экономического ведомства.

Тем не менее одним из наиболее важных обсуждавшихся с иностранными инвесторами вопросов Максим Орешкин назвал создание предсказуемой среды как с точки зрения макроэкономической политики и динамики, так и с точки зрения регуляторики.

"Отметили подготовку нового законопроекта по неналоговым платежам, который мы готовили последние месяцы, если он будет принят, здесь тоже будет стабильность условий для компаний, понятность, предсказуемость и прозрачность", - сказал министр, заметив, что ожидает продолжения роста инвестиций в последующие годы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2362783 Максим Орешкин


Великобритания. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2351655 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и управляющего партнёра по России компании Ernst & Young Александра Ивлева по завершении заседания Консультативного совета.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Добрый день, коллеги!

Сегодня состоялось ежегодное мероприятие Консультативного совета по иностранным инвестициям. Очень важное мероприятие, потому что есть возможность с представителями компаний, которые уже инвестировали значительный объём средств в российский рынок, обсудить проблемы, с которыми они сталкиваются, посмотреть, как изменить регулирование для того, чтобы работа бизнеса стала здесь лучше.

Охарактеризовал сегодняшнюю встречу общий позитивный настрой, связанный с тем, что российская экономика начала восстанавливаться, что пошёл экономический рост. Компании это ощущают на своих показателях.

Интересный факт был отмечен в исследовании Ernst & Young, которое показало: количество инвестиционных проектов, которые реализуются в России в этом году, достигло максимального уровня за всю историю. Мы видим это и по динамике прямых инвестиций, которые в первом полугодии достигли 14 млрд долларов. То есть все показатели говорят о том, что иностранный бизнес опять активно идёт в Россию и видит долгосрочные цели своего развития.

Среди вопросов, которые сегодня затрагивались (я на нескольких остановлюсь), – налоговые вопросы.

Члены КСИИ поднимали вопрос, связанный с налогом на движимое имущество (но здесь все решения Правительством уже приняты).

Обсуждался очень интересный вопрос, связанный с вычетами при строительстве иностранными компаниями объектов инфраструктуры. Этот вопрос касается и многих российских компаний. Здесь Правительство будет работать и в рамках новой инициативы по инфраструктурной ипотеке – по возмещению налогов, которые выплачиваются компаниями, создающими объекты инфраструктуры.

Вторая история, связанная с развитием инфраструктуры, – это новая волна инвестиций в электроэнергетику. Обсуждались подходы к так называемым предложениям по ДПМ-2, то есть формирование базы для устойчивых инвестиций в энергетику, развития энергетического сектора. Много иностранных компаний работает в российской энергетике, поэтому здесь подходы очень важны.

Обсуждали вопросы, связанные с введением электронных ветеринарных сертификатов. Было принято решение на некоторое время отложить внедрение этих сертификатов, для того чтобы процесс внедрения, подключения новых товарных групп проходил наиболее мягко и не приводил к перебоям с поставками.

Отдельным блоком обсуждались вопросы развития экспорта, включения российских компаний в глобальные цепочки производства тех или иных продуктов. Говорили в том числе о продуктах питания, и здесь моё министерство будет работать над тем, чтобы помочь малому бизнесу получать сертификаты, которые признаются крупнейшими компаниями мира, поставлять продукцию этим компаниям и стать частью мирового рынка.

А.Ивлев (управляющий партнёр по России компании Ernst & Young): Консультативный совет работает в России с ноября 1994 года и на сегодняшний день, с точки зрения многих инвесторов, это действительно один из наиболее эффективно работающих инструментов, которые существуют для выстраивания правильного диалога между международным бизнесом и правительством того или иного государства.

Если посмотреть на результаты, то на сегодняшний день мы видим рост количества иностранных компаний, которые заинтересованы в участии в консультативном совете, и тот факт, что сегодня приехали 35 глобальных руководителей крупнейших инвесторов, работающих в России, подтверждает, что совет работает эффективно. Из 12 поручений, которые были даны по результатам совета в прошлом году, 9 уже находятся в стадии глубокой проработки. Мы надеемся, что в ближайшее время вопросы, которые поднимали инвесторы, будут решены. Три вопроса ещё в стадии решения.

Эффективность работы очевидна. Иностранные компании продолжают инвестировать и продолжают работать в рамках Консультативного совета по иностранным инвестициям.

Вопрос: Вопрос к господину Ивлеву. Какие проекты участники КСИИ – зарубежные компании планируют начать в России в ближайшие год-два? И какой объём инвестиций в российскую экономику планируется?

А.Ивлев: Я не могу сказать точно об объёме иностранных инвестиций, которые придут в Россию. Мы надеемся, что каждый год эта сумма будет расти, как и происходит в последнее время. Компания Unilever расширяет своё присутствие, компания Cargill. Компания Takeda начинает локализовывать своё производство и в этом году планирует запустить два вида продукции, которая будет направлена на борьбу с онкозаболеваниями. Мы видим, что компании Nestle, Kindergold расширяют присутствие в российских регионах. Так что инвестиции продолжают идти.

По прошлому году можно сказать, что есть очень хорошие примеры, такие как компания Sanofi. Она наладила производство инсулина, который будет экспортироваться из России и продаваться в странах Европы, в частности в Германии.

Мы видим, что Samsung начинает производить бытовую технику, которая экспортируется в Европу, на калужском заводе. Также мы видим, что японцы начинают активно инвестировать в фармацевтический сектор. В частности, компания Mitsui осуществила ряд проектов в России.

Так что процесс идёт, компании продолжают вкладывать деньги. Мы рассчитываем, что рост инвестиций выйдет на прежний, докризисный уровень.

М.Орешкин: Я бы добавил, что очень важно (это сегодня тоже обсуждали на встрече) создание предсказуемой среды – как с точки зрения макроэкономической политики, макроэкономической динамики, так и с точки зрения регуляторики. Например, недавно я общался с инвесторами в Вашингтоне. Было отмечено, что российское Правительство и Центральный банк достигли больших успехов в структурных реформах в части макроэкономической политики, которая обеспечивает предсказуемость ключевых индикаторов, что очень важно, когда российское производство встраивается как элемент глобальной цепочки производства. Стабильность показателей реального обменного курса, других показателей здесь очень важна.

Говорили о регуляторике. Отметили, например, новый законопроект по неналоговым платежам, который мы готовили в последние месяцы. Если он будет принят, здесь тоже будет стабильность условий для компаний. Понятность, предсказуемость и прозрачность – это три главных момента, которые будут создавать условия для более активного прихода инвесторов. Мы действительно видим, что рост инвестиций есть. Есть в этом году, и, по нашим оценкам, они будут продолжать активно расти и в последующие годы.

Вопрос: Максим Станиславович, тема санкций обсуждалась?

М.Орешкин: Не поднималась. Компании активно работают в России, и сегодня обсуждались вопросы экономики, вопросы бизнеса, а политический шум вокруг санкций, когда разговор заходит о деньгах, об эффективных инвестициях, уходит на второй план.

Великобритания. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2017 > № 2351655 Максим Орешкин


Россия. Азия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 14 октября 2017 > № 2350660 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и АБИИ обсуждают открытие представительства в России

Россия и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) обсуждают открытие представительства и проведение в 2019 году годового собрания акционеров банка в России. Об этом шла речь на встрече Министра экономического развития России Максима Орешкина с вице-президентом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций Дэнни Александером.

Министр подчеркнул, что пока у АБИИ нет ни одного представительства ни в одной стране мира. "Обсуждали, чтобы, когда они начнут открывать представительские офисы, Россия была одним из первых направлений", - пояснил он.

Кроме того, шла речь о проведении годового собрания акционеров АБИИ в России в один из ближайших годов. Министр экономического развития РФ предложил провести мероприятие в России в 2019 году.

В ходе встречи обсуждались и вопросы об инвестициях АБИИ в проекты, в том числе по водоканалам.

"По всему кругу вопросов работаем. Будем надеяться, что еще сработает схема совместных инвестиций АБИИ и Евразийского банка", - добавил он.

АБИИ был учрежден в декабре 2015 года по инициативе Китая как инструмент, призванный стимулировать инвестиции в транспортную, энергетическую и телекоммуникационную инфраструктуру стран Азии. Уставный капитал банка составляет 100 млрд долларов. Крупнейшие акционеры - Китай (26,06%), Индия (7,5%) и Россия (6,54%).

Россия. Азия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 14 октября 2017 > № 2350660 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 23 сентября 2017 > № 2329399 Максим Орешкин

Максим Орешкин: ВВП России в августе вырос на 2,3%

"Рост ВВП по августу - 2,3%, он немного опускался ниже 2% в июле, плохо выглядело сельское хозяйство, в первую очередь это было связано с погодными условиями", - доложил Министр экономического развития Максим Орешкин на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.

По его словам, инфляция опустилась до 3,1%, что позволяет снижать ставку ЦБ РФ, а это, в свою очередь, наращивает кредитную активность в банковской сфере.

"С точки зрения рисков - они в первую очередь внешние, сохраняется волатильность цен на нефть, может уменьшиться склонность к рискам на глобальных рынках, к этому надо быть готовым", - сказал Максим Орешкин.

Максим Орешкин: Большое спасибо, Владимир Владимирович!

Если посмотреть на последнюю статистику, то по августу у нас рост ВВП 2,3 процента, он немного опускался ниже 2 процентов в июле, плохо выглядело сельское хозяйство, это было связано в первую очередь, конечно, с погодными условиями. То, что мы видимо по августу, хорошая погода в августе и сентябре, она позволяет компенсировать тот провал, который был в июле.

Владимир Путин: Похоже, будет опять рекордный урожай.

Максим Орешкин: Да, потому что начиналось все не очень хорошо, но сейчас просто идеальные погодные условия для того, чтобы собирать урожай. И урожайность находится на уровне выше прошлого года, и количество потерь тоже серьезно уменьшилось.

Важно, что инфляция опустилась, последнее значение – 3,1 процента. Это позволяет снижать ставки Центрального банка. Они последнее решение приняли, на 50 базисных пунктов снизили процентные ставки. И в целом это открывает дорогу для дальнейшего наращивания кредитной активности банковской системы. Мы видим уже, что по ипотеке в последние месяцы, если очистить от сезонности, динамика рекордная. А повышение экономической активности в осенние месяцы приведет к фактическому увеличению, номинальному увеличению объемов кредитов. Это должно очень хорошо поддержать в осенние месяцы и в начале следующего года строительную отрасль, отрасль строительных материалов. В тех отраслях, которые очень серьезно провалились в последние два-три года, сейчас идет активное восстановление. Ипотечный бум, который мы ожидаем, конечно же, здесь поможет восстановить и даст положительный вклад в целом в экономический рост.

Владимир Путин: Сколько ипотека сейчас в среднем?

Максим Орешкин: Последняя ставка около 11 процентов фактическая. Но буквально за последние месяцы прошли очень серьезные снижения ставок и Сбербанком, и другими крупными российскими банками, и базовые ставки у них опустились ниже 10 процентов. Поэтому я думаю, к концу года уже фактическая выдача окажется ниже 10-процентного уровня. Это в том числе позволит увеличить объемы кредитования.

Владимир Путин: Сейчас Вы об этом сказали, и теперь люди будут ждать окончания года.

Максим Орешкин: Самые хорошие квартиры разойдутся, если кто ждать будет.

С точки зрения рисков. В первую очередь, конечно, риски внешние. Сохраняется волатильность и цен на нефть, и может уменьшиться склонность к риску на глобальных рынках, поэтому к этому надо быть готовым. Здесь действия, которые Правительство делает в макроэкономической политике: это и запуск с февраля покупок иностранной валюты Министерством финансов, и новый бюджет, конечно же, он в значительной степени защищает от рисков, позволяет себя чувствовать уверенно, это и инфляционные таргетирования Центрального банка – все эти механизмы как раз и призваны для того, чтобы минимизировать возможность внешнего негативного влияния на ситуацию внутри страны. Поэтому здесь есть уверенность, что от большей части рисков мы будем защищены.

Для долгосрочного роста я бы выделил на самом деле три очень важные темы. Это поддержка инвестиционного процесса, рост производительности труда (Вы об этом упомянули) и третий очень важные элемент – это, конечно же, создание условий для развития людей, потому что современная экономика – это в первую очередь человек, и глобальную конкуренцию выигрывают только те страны, которые способны реализовывать потенциал людей внутри страны и быть местом, в котором наиболее комфортно и хочется жить талантам глобальным. Поэтому это те три темы, которые я думаю, и те программы, которые есть сейчас, и дальше, дальнейшее движение должно быть как раз по этим направлениям, чтобы долгосрочный рост обеспечивать.

Вы задали вопрос по двум программам, которые мы готовили в течение этого года. Первая программа – это инфраструктурная ипотека. Текущий этап – мы детальную карту отправили в Правительство, сейчас будем переходить внутри Правительства к стадии детального обсуждения проработки каждого элемента. Сроки, которые мы там ставим по отдельным элементам, – конец этого года или конец I квартала. Я надеюсь, что как раз к концу I квартала эта программа будет готова и с середины будущего года ее можно будет активно запускать.

Владимир Путин: Надо побыстрее. Мы об этом говорили летом еще в Петербурге.

Максим Орешкин: Мы сейчас детально проработаем и будем стараться здесь максимально ускорить.

Более быстрая подготовка идет по фабрике проектного финансирования. Этот механизм уже полностью нами согласован, соответствующее финансирование и государственные гарантии предусмотрены в проекте бюджета на 2018 год. Здесь уже переходим к финальной стадии. Есть ряд законопроектов, которые нужно принять в осеннюю сессию. В первую очередь речь идет о законопроекте о синдицированном кредитовании. Это очень важный элемент этого всего механизма. И по нашим оценкам, январь-февраль это будет тот период, когда первые кредиты по этой программе уже пойдут в экономику и начнут финансировать проекты.

Что очень важно, эта программа не заменяет собой отраслевые меры поддержки, это некий фундамент в целом для проектного финансирования. Здесь происходят очень хорошие комбинации. Мы здесь все согласовывали и с Министерством промышленности, с другими отраслевыми министерствами. Идет очень хорошая комбинация с теми программами, которые уже есть. Поэтому одно дополняет другое и тем самым будет позволять именно наращивать именно проектное финансирование, что очень важно для инвестиционного роста.

Вопрос был еще про динамику несырьевого экспорта. В целом по несырьевому экспорту у нас есть положительная динамика – порядка 7,5 процентов к уровню прошлого года. Разная ситуация в разных отраслях. Есть и положительные примеры. Например, Денис Валентинович подробно расскажет, с теми же автомобилями, рост там 30 процентов у нас. Есть не очень хорошие, где-то по отдельным компонентам снижается.

Важно здесь понимать, что значительный эффект, который был от снижения курса рубля, во многом уже отыгран. И для того, чтобы дальше двигаться вперед, важно повышение эффективности, то есть создание конкурентоспособной продукции у нас на территории. И второй очень важный момент – это, конечно же, включение в глобальные цепочки производства в том числе крупных компаний. Например, такой процесс идет в автомобилестроении, где часть компонентов производится за рубежом, добавленная стоимость формируется на территории России, и затем эти машины экспортируются. Поэтому здесь тоже очень важны системные меры. Например, в этом году мы приняли законопроект о нулевом НДС при переработке на российской таможенной территории, то есть это позволяет как раз по тем компонентам, которые в дальнейшем будут экспортированы, не нагружать этот процесс налоговой нагрузкой. Поэтому такие меры, в том числе отраслевые меры. Думаю, Денис Валентинович о них подробно скажет. Здесь на самом деле у нас идет очень плотная кооперация – от кооперации системных мер к кооперации отраслевых мер, которая в целом создает тот контур, который позволяет предприятия активно развиваться.

И последний вопрос, последняя тема, которую Вы затрагивали, – это малый и средний бизнес. Здесь действительно по контрольно-кассовой технике, как Вы и обсуждали, есть предложение перенести обязательное внедрение контрольно-кассовой техники для тех малых предприятий, которые занимаются производственным бизнесом, тех, которые не имеют собственных сотрудников, самозанятых, с 1 июля 2018 года на один год. Очень важно за этот период рассмотреть конкретно каждый вид деятельности и понять где и в какой форме необходимо здесь внедрять.

Владимир Путин: Они там ставят вопрос о том, чтобы вообще отменить для некоторых категорий, в том числе для самозанятых. В патент загрузить.

Максим Орешкин: Как раз эту тему детально посмотрим, потому что здесь как раз есть история с необходимостью полного охвата, чтобы никто не выпадал, все потоки проходили и были видны, в том числе и налоговой службе. Поэтому здесь нужно будет найти правильный баланс.

По страховым взносам у нас была оживленная дискуссия в Правительстве. Договорились о том, что будем отвязывать страховые взносы по индивидуальным предпринимателям от МРОТа, и привязка будет идти к одному пенсионному баллу, и это будет более логично, потому что это будет тот платеж, который будет позволять людям, которые работают в сфере индивидуального предпринимательства, формировать себе права на страховую пенсию, то есть быть защищенными после окончания деятельности. Именно на это мы будем ориентироваться. Сейчас как раз соответствующий законопроект мы дорабатываем.

Владимир Путин: Нужно только людям объяснять, что это такое.

Максим Орешкин: Да, это обязательно будем делать.

По самозанятым. Здесь, конечно, у нас, признаюсь честно, история в Правительстве затянулась, никак мы не можем определиться с финальными решениями. Но понятно, что здесь тоже должна быть абсолютно прозрачная и понятная для людей история. И очень важно, чтобы люди понимали, у нас же с 2017 года введен трехлетний мораторий на уплату налоговых платежей, что будет после этого. Потому что люди не должны бояться, должны понимать, как будет дальше развиваться ситуация, и ситуация должна быть для них прозрачной. Поэтому я считаю, что за один-два месяца нужно нам все дискуссии завершить и выйти с понятными предложениями.

Владимир Путин: Что у нас с доходами населения?

Максим Орешкин: Доходы населения, особенно в части заработной платы, начинают улучшаться. У нас последняя статистика говорит о росте реальных заработных плат на 3,4 процента. Номинальные зарплаты растут 6–7 процентов год к году. Благодаря снижению инфляции как раз достигается реальный рост заработных плат.

Владимир Путин: Когда это реально почувствуют?

Максим Орешкин: Это будет происходить планомерно, потому что и заработные платы, и доходы пока еще находятся ниже тех уровней, которые были, например, в 2013–2014 годах. Я всегда об этом говорю, очень важно отметить, что сейчас рост заработных плат носит более здоровый характер, он основан на росте производительности труда, в то время как тогда он в значительной степени был связан с высокими ценами на нефть. Поэтому это более устойчивая ситуация. И постепенно с каждым годом, например, по 2018 году мы ожидаем, рост реальных зарплат ускорится до 4 процентов. Этому будет, конечно, помогать более высокая зарплата в бюджетном секторе. Ряд индексаций предстоит в ближайшие кварталы. Это тоже добавит положительные динамики.

Как я сказал, производительность труда – это действительно очень важная история. Тоже проект совместный, активно работаем сейчас с Министерством промышленности. В этом году запускаем пилот по шести регионам – это Пермь, Тула, Самара, Тюмень, Республика Башкортостан и Республика Татарстан. На первом этапе мы сосредотачиваемся на предприятиях обрабатывающей промышленности. Здесь уже используем те механизмы, которые у нас существуют. Например, Фонд развития промышленности будет активную роль играть в этом проекте. Потому что здесь история с чем связана? Понятно, что инвестиции в новое оборудование всегда приносят, если они качественно сделаны, повышение производительности труда. Но что очень важно еще – это управленческие технологии, которые используются, организацией производства.

Когда в Рязани мы были на предприятии группы компаний «Русская кожа», они там благодаря правильной расстановке оборудования, правильной постановке, как продукция идет по цеху, на несколько десятков процентов повысили производительность труда. Эта история, которую нужно популяризировать, показывать всем пример, как это можно делать, какие современные технологии есть.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 23 сентября 2017 > № 2329399 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 19 сентября 2017 > № 2501403 Максим Орешкин

РОССИЯНАМ ПООБЕЩАЛИ СНИЖЕНИЕ БЕЗРАБОТИЦЫ И РОСТ ЗАРПЛАТ

В ближайшем будущем Россию ждет падение уровня безработицы и рост зарплат. Соответствующий прогноз представил глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

По его словам, на сегодняшний день в стране зафиксирован рекордно низкий уровень безработицы – около 5%. При этом в ближайшие три года данный показатель продолжит снижаться и уже к 2020 году может достигнуть отметки в 4,7%.

Кроме того, Орешкин рассказал о том, что в следующем году россиян ждет увеличение зарплат. Ожидается, что за год они вырастут на 4%, а всего за период с 2017 по 2019 годы – на 10%. По словам министра, изменения размера заработной платы напрямую зависят от производительности труда. При этом отмечается, что данный показатель в России также продолжает расти.

По словам Орешкина, экономическое развитие России серьезно ограничено ее демографическими особенностями – в стране наблюдается слишком маленький процент трудоспособного населения. Министр напомнил о том, что в 1999 году в России наблюдался рекордно низкий прирост населения и сейчас именно это поколение становится рабочей силой.

Федор Карпов

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 19 сентября 2017 > № 2501403 Максим Орешкин


Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин

ПОЧЕМУ АГРОПРОМ ТОРМОЗИТ?

После запрета, наложенного властями на импорт сельхозпродукции, ожидалось, что отечественные аграрии совершат революционный прорыв и добьются устойчивого роста производства. Однако оптимистов ждало горькое разочарование.

Эксперты утверждают, что рост сельского хозяйства имел место лишь в течение четырех осенних и зимних месяцев прошлого года. Потом он замер, а с июня 2017 г. пополз вниз. Глава Министерства экономического развития России Максим Орешкин объяснил спад производства холодной погодой.

«У нас июльский показатель сельского хозяйства примерно на 3% ниже прошлого года. В целом это связано со смещением уборки урожая», - отметил министр.

В качестве еще одной причины, затормозившей рост сельхозпроизводства, некоторые эксперты назвали уменьшение размера господдержки, однако министр сельского хозяйства Александр Ткачев с ними не согласился, заявив, что за три последних года поддержка отрасли из федерального бюджета выросла почти на треть - со 190 млрд рублей в 2014 г. до 242 млрд рублей в 2017-м.

Получается, другой причины регресса, кроме скверной погоды, у отечественного агропрома в наличии не имеется. Что ж, в этом нет ничего нового. Еще в советские времена родилась горькая шутка: мол, нашему крестьянину мешают хорошо трудиться четыре причины - зима, весна, лето и осень.

С тех пор у нас сменился строй, но причины, не дающие агропрому удивить страну и мир высокими показателями, остаются все теми же. Однако, перефразируя известную поговорку, на погоду надейся, но и сам не плошай. Между тем плошать продолжаем.

Почему, например, до сих пор не сумели наладить доставку и хранение выращенного урожая? В результате бедствием в равной степени являются как плохой урожай, так и хороший, в гигантских количествах остающийся гнить на полях.

Почему яблочное изобилие из Орловской или Тамбовской областей не попадает в Москву и другие крупные города? Зато туда исправно попадают польские яблоки. Раньше вагоны с ними шли напрямую, теперь, после импортного табу, идут через Белоруссию.

Почему до сих пор мы не в состоянии организовать доставку в центр страны дальневосточной рыбы, а китайцы своей - могут?

Ответы на все эти вопросы должен дать Минсельхоз, правительство в целом, однако ничего, кроме жалоб на погоду, мы от чиновников добиться не можем. Не заметно, чтобы у них была стратегия действий, да и с прогнозами дело обстоит не ахти - то они низкие, то вдруг начинают лезть в гору.

Тут вспоминается библейская притча о египетском фараоне, увидевшем сон про семь тучных коров, которых съели семь тощих коров. Потом он увидел сон, в котором семь полных и хороших колосьев были поглощены колосьями, иссушенными ветром.

Египетские мудрецы, в отличие от молодого еврейского коллеги, истолковать сны не сумели. Иосиф же поведал фараону про семь тучных и семь голодных лет. Пророчество Иосифа сбылось. Потом он еще дал владыке Египта советы, скажем так, из области управления. Они тоже пошли на пользу делу.

Вот бы и нам такого мудреца, который смог бы точно прогнозировать урожаи, а заодно разрабатывать стратегии и выстраивать иерархию приоритетов. Тогда, глядишь, и сезонный фактор не смог бы помешать нашему агропрому получать высокие урожаи.

Максим Грегоров

Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 12 сентября 2017 > № 2311118 Максим Орешкин

Максим Орешкин: В ближайшие три года мы ожидаем устойчивый рост российской экономики темпом не ниже двух процентов в год

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в совещании Президента России Владимира Путина с членами Правительства. Обсуждались текущая экономическая ситуация в стране, перспективы развития банковской сферы, рынка кредитования, пути увеличения минимального размера оплаты труда, ряд других актуальных тем. Отдельно рассматривался вопрос повышения качества и прозрачности предоставления гражданам жилищных и коммунальных услуг.

Министр говорил о текущей экономической динамике, её прогнозе до 2020 года.

Доклад Максима Орешкина:

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У нас в принципе последние несколько лет были с не очень успешной экономической динамикой, и это сформировало несколько пессимистический взгляд на развитие экономки. Если посмотреть на ожидания экспертов начала года, то рост ВВП ожидался не выше одного процента. Сегодня уже можно с уверенностью сказать, что такие пессимистические прогнозы не оправдались.

Мы в начале года вышли с оценкой, которая предполагала рост экономики темпом выше двух процентов, снижение инфляции ниже целевого уровня в четыре процента. И текущая динамика подтверждает, что даже наши оценки оказались несколько пессимистичными. Во втором квартале этого года экономический рост ускорился до уровня в 2,5 процента, а уровень инфляции по состоянию на начало прошлой недели составил 3,2 процента.

Что в значительной мере превзошло даже наши ожидания – это рост инвестиционной активности. Данные показывают, что по итогам второго квартала рост составил 6,3 процента. Это очень позитивная новость, потому что реализованные инвестиционные проекты сегодня – это более активный рост экономики завтра. В ближайшие месяцы после некоторого технического замедления роста в июле мы ожидаем очередную волну позитивных новостей и новую волну ускорения экономического роста. С чем она будет связана?

Первое, и очень важное – мы входим в долгосрочный цикл роста кредитной активности банковской системы. У нас инфляция стабилизировалась на низком уровне, за последние несколько лет снизилась долговая нагрузка как населения, так и компаний. Всё это открывает дорогу к многолетней фазе кредитного цикла. Снижение инфляции до 3,2 процента, что значительно ниже целевого уровня, – это как раз сигнал для дальнейшего снижения ставок Банком России. Его задача, как известно, – обеспечивать стабильную инфляцию на уровне четырёх процентов. Банк России уже заявил, что готовится к снижению процентных ставок.

За последний месяц, если смотреть уже внутрь банковской системы, мы стали свидетелями резкого снижения процентных ставок по ипотеке крупнейшими банками. Базовый уровень опустился ниже десяти процентов, в итоге доступность жилья в российских городах значительно выросла и находится на максимальном уровне. На этом фоне мы ожидаем осенью-зимой рекордных объёмов выдачи ипотечных кредитов. Это окажет серьёзную поддержку стройкомплексу и производству строительных материалов в тех секторах, где ещё есть значительные недозагруженные мощности.

Набирает темп розничное кредитование, и здесь важное отличие от предыдущего цикла, что банки больше концентрируются на кредитных продуктах с меньшим уровнем риска, например, связанных с зарплатными проектами. Поэтому здесь можно тоже ожидать устойчивую динамику.

И наконец, корпоративное кредитование. Динамика тоже вышла в положительную область, и она поддерживает инвестиционную активность в экономике.

Второй момент. Мы ожидаем восстановление потребительского спроса. Здесь помимо восстановления кредитной активности, о которой я уже сказал, важно отметить активизацию роста заработных плат. Уже в этом году рост реальных заработных плат может превысить три процента, а в следующем году мы ожидаем рост на уровне четырёх процентов, в том числе благодаря росту зарплат в бюджетном секторе.

Нам, конечно, потребуется несколько лет, чтобы восстановить потери доходов населения кризисных 2014–2015 годов, однако важно, что тот рост доходов, который сейчас начинается, основан не на конъюнктуре нефтяных цен, а на активном росте производительности труда. В этом году этот показатель должен прибавить два процента после символической 0,1 прошлого года.

Учитывая рекордно низкую безработицу, которая, по нашей оценке, в трёхлетней перспективе снизится до 4,7 процента, а также неблагоприятные демографические тренды, именно рост производительности труда станет ключевым в обеспечении роста экономики и доходов населения в целом.

Третье направление – это дальнейший рост инвестиционной активности. Здесь важен продолжающийся качественный рост предсказуемости условий для российского бизнеса. Этому уже способствуют внедрённые за последние годы изменения в макроэкономической политике: это инфляционное таргетирование от Банка России, которое позволило добиться рекордно низкого уровня инфляции, это ответственная бюджетная политика и внедрение нового механизма сглаживания колебаний нефтяных цен на внутреннюю экономику.

Что важно – предсказуемость растёт и на микроуровне. Начата реформа контроля и надзора: он постепенно становится более предсказуемым и, главное, переориентируется на предотвращение, а не на наказание.

Важным элементом снижения административного давления являются и те решения, о которых Вы объявили недавно на совещании на Нижне-Бурейской ГЭС.

Важный элемент предсказуемости – это тарифное регулирование. В этом году мы продолжили политику неизменности уровня индексации и привязки его к целевому уровню инфляции. В ближайшее время подготовим предложения о переходе на долгосрочное тарифообразование, чтобы была ясность как для инфраструктурных компаний, так и для бизнеса на максимально длительный период. Тоже об этом недавно говорили на совещании во Владивостоке.

Важная задача с точки зрения экономической политики – это, конечно же, активная поддержка инструментов финансирования инвестиций. У нас активно развиваются программы поддержки, в первую очередь инвестиционного кредитования. Для малого и среднего бизнеса это программа «Шесть с половиной». Готовим к запуску «фабрику проектного финансирования», она поддержит проекты размером от трёх миллиардов рублей.

Отдельно хочу сказать спасибо Банку России, который активно поддержал разработку этой программы. По кредитам, выданным в рамках данного проекта, к банкам будут применены пониженные требования по резервированию и по капиталу. Первые кредиты мы ожидаем к выдаче в первом квартале 2018 года.

Очень важно, что обе эти программы мы выстроили таким образом, что принятие решения о выдаче конкретного кредита будет приниматься без участия чиновников.

Конечно, важным элементом роста инвестиционной активности станет и программа инфраструктурной ипотеки. О ходе её подготовки буду докладывать Вам в ближайшее время. В результате, в том числе эффекта от этих программ, мы ожидаем, что весь прогнозный период у нас будет активный рост инвестиций в диапазоне от пяти до шести процентов в год.

Понятно, что для экономического роста также важную роль играют и приоритетные проекты Правительства. С точки зрения максимального эффекта именно на рост ВВП хотел бы отметить проект по созданию условий для активного роста несырьевого экспорта, а также недавно утверждённый проект по повышению производительности труда. В рамках последнего мы также, например, нацелены на активное сотрудничество с нашими японскими партнёрами и на Дальневосточном форуме как раз подписали соответствующее соглашение.

В итоге после роста ВВП на 2,1 процента в этом году в ближайшие три года мы ожидаем устойчивый рост российской экономики темпом не ниже двух процентов в год, стабильную инфляцию на уровне четырёх процентов, а также восстановление доходов населения. За трёхлетний период рост реальных зарплат должен составить около десяти процентов.

Рост заработной платы крайне важен, потому что он позволяет привлекать и оставлять в стране лучшие таланты, а в современной глобальной экономике конкуренцию всегда выигрывает тот, кто способен максимально эффективно, во-первых, реализовывать потенциал своих граждан, и, во-вторых, быть наиболее привлекательным местом для жизни и работы лучших талантов.

У нас пока ещё сохраняются различия между базовым и целевым сценарием прогноза. В базовом варианте рост экономики достигает отметки в 2,3 процента, а в целевом – 3,1 процента. Поэтому в настоящее время Правительство продолжает вырабатывать и постепенно приступает к реализации всё новых и новых изменений, которые как раз и будут обеспечивать рост экономики темпами выше среднемировых.

В первую очередь, помимо озвученных сегодня программ, речь идёт о программе цифровой экономики, повышении конкурентоспособности российских городов и о целом ряде других проектов. Отмечу также, что пока мы в базовый сценарий закладываем консервативный эффект даже от тех мер, которые уже начали внедряться.

***

В ходе совещания Президент отметил, что российская экономика из кризиса вышла, набирает обороты, и участники экономической деятельности, и граждане постепенно будут ощущать позитивные факторы, происходящие в экономике. Он упомянул о том, что некоторые эксперты полагают, что в целом реальные доходы людей пока восстанавливаются достаточно медленно, о том, что за последнее время рост розничной торговли составил всего 0,7 процента, а также о том, что с учётом курсовой разницы растёт и импорт и это уже ощущают производители отечественной продукции, это уже видно на полках, это уже видно по тому, как ведут себя торговые сети.

"Вы абсолютно правы, что восстановление доходов пока только началось и носит действительно ограниченный характер. Можно отметить ситуацию этого года, когда есть рост производительности труда, и это позволяет увеличивать и рост реальных заработных плат. Поэтому те меры, которые сейчас реализует Правительство, эффект от которых будет через год, через два, – они как раз нацелены на поддержку инвестиционной активности, для того чтобы обновлялись производства. И проект, например, по росту производительности труда – это применение современных управленческих технологий на предприятиях, которые также будут позволять увеличивать выработку и доход на одного работника.

Всё это вместе будет складываться в картину, которая будет позволять наращивать и уровень заработных плат, и других доходов населения. Очень важно, чтобы рост производительности и рост заработных плат шли нога в ногу, чтобы этот рост был сбалансирован и устойчив, и у нас не было бы провалов в дальнейшем.

Что касается обменного курса, то, действительно, ситуация неоднозначная. К доллару в целом идёт укрепление, но, например, к евро валюта у нас ослабла по сравнению с уровнем прошлого года. Это связано с тем, что доллар с начала этого года очень серьёзно ослаб ко всем мировым валютам. Если евро к доллару был 1,05 в начале года, то сейчас этот показатель выше 1,20.

Но, действительно, импорт растёт. Это в том числе проявление того, что начинает восстанавливаться потребительский спрос. Например, мы видим, что продажи автомобилей сейчас растут на 16 процентов к уровню прошлого года, а значительное количество автокомпонентов импортируется, поэтому это тоже влияет на общий объём импорта.

Здесь задача, конечно же, сохранить конкурентоспособность российских производств, но делать это, считаю, нужно не за счёт снижения реальных доходов населения, а в первую очередь за счёт инвестиций в новое оборудование, внедрения новых технологий, цифровизации производств, внедрения новых управленческих технологий. Те меры, о которых я говорил, на это нацелены: и снижение административного давления здесь очень важно, и, конечно, предсказуемость в тарифной ситуации тоже является важным элементом", - прокомментировал Максим Орешкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 12 сентября 2017 > № 2311118 Максим Орешкин


Япония. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301451 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Настало время подвести итоги работы по восьми направлениям российско-японского сотрудничества

В ходе работы на Восточном экономическом форуме Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл бизнес-диалог Россия-Япония.

Спустя год после запуска совместной работы по плану экономического сотрудничества из 8 пунктов, предложенного Премьер-министром Японии Синдзо Абэ, можно говорить о значительной активизации взаимодействия бизнес-сообществ двух стран.

В практическую стадию перешло обсуждение совместных инвестиционных проектов в нефтегазовой отрасли, сельском хозяйстве, здравоохранении, инфраструктуре.

Многие из проектов связаны с Дальним Востоком России. В активной фазе находятся переговоры российских и японских компаний по строительству газотранспортной магистрали и морского энергомоста для поставок электричества в Японию. Особый интерес представляет развитие сотрудничества в области возобновляемых источников энергии.

Участники бизнес-диалога говорили о том, какие проекты японских компаний уже реализуются на Дальнем Востоке и в чём залог их успеха, какие сомнения мешают японским компаниям делать инвестиции в Дальний Восток, какие отрасли являются наиболее перспективными.

Стенограмма выступления Министра экономического развития РФ Максима Орешкина:

Доброе утро! Рад приветствовать, уважаемые дамы и господа, гости из Японии, на третьем Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Это крупнейшее мероприятие здесь.

Алексей Евгеньевич сказал про большую работу, на самом деле, работу проделали мы все вместе. И на уровне правительств, и на уровне бизнеса идёт большое движение вперёд. Но здесь останавливаться не нужно.

Ещё раз рад всех приветствовать во Владивостоке. Владивосток традиционно называется российскими вратами в Азию. Мы видим очень много коллег из Азиатско-Тихоокеанского региона. И очень радует, что японская делегация всегда одна из самых представительных. Поэтому еще раз хочу выразить благодарность японским коллегам за их участие в программе форума.

С точки зрения российско-японского сотрудничества форум особенный. Настало время подвести итоги работы по восьми направлениям российско-японского сотрудничества, предложенным Премьер-министром Абэ в мае 2016 года.

Если посмотреть на экономические отношения, то они демонстрируют положительную динамику.Товарооборот за первые шесть месяцев увеличился на 15%. Это большая динамика по сравнению с 2016 годом, когда мы не могли похвастаться увеличением товарооборота. Но, к сожалению, это показатели, которые отстают от показателей товарооборота России с рядом других стран.

За последний год было подписано около 100 коммерческих и межведомственных соглашений.

«На полях» этого Форума будет подписано еще около 40.

Важно, что некоторые из них переводят наши экономические отношения на новый уровень. Например, запланированная к подписанию сегодня конвенция об устранении двойного налогообложения соответствует всем современным международным стандартам и существенно облегчит деятельность наших компаний. Будет проще работать японским компаниям на российском рынке, российским компаниям на японском рынке.

Мы ведем активные консультации по тематике торговли услугами и инвестиций, ориентируясь на передовой международный опыт.

Отмечу также большое количество коммерческих соглашений в таких областях как энергетика, финансы, медицина, высокие технологии.

За последние месяцы произошли такие знаковые сделки, как, например, вхождение японской компании «Мицуи» в капитал российской фармацевтической компании «Р-Фарм». Произошло приобретение 10% акций. Компания «Эйдос-медицина» и научный институт РИКЕН разрабатывают уникальный продукт – портативную тест-систему для диагностики широкого перечня заболеваний.

Единый институт развития в жилищной сфере и японское архитектурное бюро «Никкэн сэккэй» завершили разработку концепции развития города Владивостока. Всем на форуме рекомендую посетить специальный павильон, который посвящён этому проекту. Этот проект, по моему мнению, очень важен для развития Дальнего Востока, потому что, организовав его, мы сможем сделать большой шаг вперед с точки зрения качества городской среды Владивостока. Это значит, сделать жизнь для жителей Дальнего Востока гораздо комфортнее, что позволит развивать активнее совместные бизнес-проекты.

В июле этого года Япония стала страной-партнёром в международной индустриальной выставке «Иннопром-2017». Продолжается программа проведения технологического аудита 12 российских предприятий японскими специалистами. В рамках программы кадровой подготовки сотрудники 26 российских предприятий посещают передовые японские производственные площадки. Мы также договорились с нашими японскими друзьями активно работать по двум новым направлениям для программ, которые были утверждены в последние месяцы – по повышению производительности труда и развитию цифровой экономики.

Отмечу открытие завода по производству шин японской компании «Бриджстоун». Оно состоялось в мае 2017 года в Ульяновске.

Свидетельством взаимного доверия между нашими странами выступают и шаги, направленные на снятие торговых ограничений. В этой связи отмечу открытие японского рынка термически обработанного мяса для российских производителей. В июне этого года в Японию была поставлена первая партия российских колбасных изделий производства ООО «Ратимир».

Развивается сотрудничество в области финансов. Российский фонд прямых инвестиций и Японский банк международного сотрудничества создали совместный фонд с капиталом в 1 млрд. долларов. Стороны уже анализируют приоритетные проекты на территории России. Подписано кредитное соглашение между «Альфа-банком», Государственным экспортно-кредитным агентством Японии и Сумитомо Мицуи Банкинг.

Отмечу, что по многим проектам ведутся переговоры, но важно, чтобы они достигали результатов. В настоящее время переговоры продолжаются по проекту модернизации Хабаровского аэропорта, созданию центра инноваций в Санкт-Петербурге по автоматизации производства «Газпромнефти», внедрению технологий искусственного интеллекта компании «Абби» в Японии.

Еще раз подчеркну, что сегодня сложились все условия для активизации торговли и инвестиционного сотрудничества между нашими странами. А здесь ключевой составляющей – и это показывают приведенные мной примеры – должен стать диалог между бизнес-ассоциациями, между японскими и российскими предпринимателями.

Поэтому желаю участникам сегодняшнего форума плодотворной работы, конкретных договоренностей и проектов, которые обеспечат развитие российско-японского экономического взаимодействия.

А мы с господином Сэко будем стараться всесторонне поддерживать такие проекты.

Япония. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301451 Максим Орешкин


Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301448 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Япония должны активнее сотрудничать в сфере цифровой экономики

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе Восточного экономического форума провел переговоры с Министром экономики, промышленности и торговли Японии Хиросигэ Сэко.

Россия и Япония будут сотрудничать в области цифровой экономики, стимулировать развитие технологий, в том числе в сфере безопасности цифровой инфраструктуры и в энергетике.

Соглашение об этом в рамках Восточного экономического форума подписали глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин и Министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко, отвечающий за экономическое взаимодействие с Россией.

Министры договорились сотрудничать по ряду направлений. В частности, Россия и Япония будут обмениваться информацией по национальным инициативам и программам в области цифровой экономики, таким как российская программа "Цифровая экономика" и инициатива Японии "Общество 5.0".

"Стороны согласились о таких целях сотрудничества, как развитие стабильной, надежной и безопасной цифровой инфраструктуры для преодоления цифрового разрыва, повышения производительности и развития человеческих ресурсов", - отмечается в Соглашении. Кроме того, Россия и Япония расширят взаимодействие бизнеса в цифровой экономике, будут обеспечивать свободный поток информации и обмениваться опытом в сфере государственной политики в области цифровой экономики.

В частности, будут продвигать сотрудничество в сфере цифровой экономики в таких областях как здравоохранение, включая телемедицину, развитие городской среды, малый и средний бизнес, энергоресурсы, включая возобновляемые источники энергии и цифровизацию нефтегазовых отраслей, а также в промышленности. В области передовых технологий Россия и Япония будут продвигать инновации, такие как облачные вычисления, интернет вещей, большие данные, открытые данные и искусственный интеллект.

Максим Орешкин и Хиросигэ Сэко подписали и Меморандум о взаимопонимании по обмену опытом в области повышения производительности труда, подтверждая, что высокая производительность труда вносит значительный вклад в социально-экономическое развитие обеих стран. Документ предусматривает обмен опытом в области производительности труда, включая обмен информацией о предприятиях с высокими показателями производительности труда.

Планируется обмен опытом по вопросам государственной политики в этой сфере, в том числе на региональном уровне. Обсуждение тематики повышения производительности труда станет регулярным в рамках Российско-японской группы высокого уровня по реализации Плана сотрудничества.

Россия. Япония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 7 сентября 2017 > № 2301448 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301458 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия заслуживает более высоких суверенных рейтингов

Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в кулуарах Восточного экономического форума. "Россия с текущим состоянием ее экономических показателей заслуживает более высоких суверенных рейтингов, чем имеет в данный момент", - считает Министр.

Комментируя, какому рейтингу сейчас соответствует состояние экономики страны, министр отметил, что если сравнивать Россию с другими, "то, конечно, другие страны, имеющие более высокие рейтинги, имеют более плохую с точки зрения макроэкономической динамики, экономического роста и устойчивости этого роста ситуацию".

С этой точки зрения, по мнению главы Минэкономразвития России, российская экономика должна выглядеть сильнее. Те опасения, которые высказывались рейтинговыми агентствами, особенно в 2015-2016 гг., сейчас во многом безосновательны, считает он.

"Мы перешли к стабильной и низкой инфляции, вернулись к экономическому росту, стабильная динамика на валютном рынке, созданы механизмы защиты экономики от внешних шоков, от волатильности цен на нефть. Все эти, конечно, факторы вместе взятые позволяют говорить о том, что Россия заслуживает более высоких рейтингов", - заявил Максим Орешкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301458 Максим Орешкин


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301456 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Один из главных элементов успеха регионов на Дальнем Востоке - создание условий для комфортной жизни людей

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин начал свою работу на Восточном экономическом форуме ВЭФ-2017 участием в Деловом завтраке «Повышение инвестиционной привлекательности регионов Дальнего Востока: диалоги с лидерами территорий».

Работа по созданию конкурентоспособных в масштабе АТР условий инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке проводится федеральными властям России уже четыре года. Благодаря новым механизмам — ТОР, свободный порт Владивосток, инфраструктурная поддержка инвесторов — на Дальнем Востоке инициировано более 700 новых инвестиционных проектов, запущено 40 новых предприятий. Однако без улучшения предпринимательского климата в каждом конкретном регионе — прямого результата усилий региональных управленческих команд — эти новые механизмы не создадут необходимого мультипликативного эффекта.

В Национальном рейтинге инвестиционного климата регионов Российской Федерации 2017 года лишь три дальневосточных региона показали положительную динамику: Хабаровский край, Амурская и Магаданская области. Другие регионы существенно ухудшили свои позиции.

Участники Делового завтра говорили о том, какие позитивные и негативные изменения, по мнению предпринимателей, произошли за год в регионах Дальнего Востока, каковы основные потребности, запросы бизнеса к региональным администрациям сегодня, а также, как инвесторы оценивают эффективность работы губернаторских команд.

"Если посмотреть на глобальные тенденции,то самые маржинальные, имеющие наибольший потенциал развития, бизнесы те, которые выигрывают конкуренцию за таланты, за лучших людей, лучших сотрудников. Поэтому один из главных элементов успеха регионов на Дальнем Востоке - это создание условий для жизни людей, создание условий для их развития, реализации их потенциала", - сказал Максим Орешкин. Министр обратил внимание участников дискуссии на работу, которая стала результатом российско-японского сотрудничества. "Сегодня был представлен новый мастер-план Владивостока. Это история создания городской среды, где людям комфортно жить и главное - комфортно развиваться и творить в том числе. Это является ключевым для создания экономики будущего и развития региона", - заметил Министр.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301456 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301406 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы должны предоставить возможность женщинам реализовать себя

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в сессии "Усиление роли женщин в России для экономического роста и развития" в ходе Восточного экономического форума.

Участники сессии обсуждали, как увеличение доли женщин на рынке труда может способствовать экономическому росту, стабильному развитию общества и социальным инновациям, каковы основные пути увеличения занятости и конкурентоспособности женщин, продвижения женского предпринимательства и доступа к финансам, сокращения гендерной разницы при трудоустройстве и в оплате труда.

"Если посмотреть на современные тенденции в мировой экономике, то она становится зависима от потенциала человека. Роль женщин неуклонно растет. Те страны, которые это понимают, от этого тоже выигрывают",- сказал Министр.

В ходе дискуссии зашла речь и о том, что сегодня во всем мире наблюдается устойчивый рост участия женщин в экономике. Приходит понимание, что равные гендерные условия на рынках труда лежат в основе экономического благополучия, являются ответом на демографические и социальные вызовы. Открытый рынок труда, увеличивающаяся доступность образования, цифровизация экономических процессов позволяют людям, вне зависимости от пола, физических данных и социального положения, реализовывать свой креативный и управленческий потенциал в любой сфере экономики.

Однако в полной мере потенциал участия женщин в экономических процессах только предстоит реализовать — и с точки зрения содержательного вовлечения женщин на рынке труда, и с точки зрения их качественного участия (уровень зарплат зачастую отличается у мужчин и женщин одинаковой квалификации, более высокий уровень вовлечения женщин в неформальные секторы экономики, низкооплачиваемый труд и неблагоприятные условия труда, соотношение баланса труда и семейных обязанностей, неадекватное разделение ответственности между мужчинами и женщинами).

"Нам нужен качественный рывок вперед и развитие новых отраслей. И креативность важна для рывка",- отметил Министр. По его словам, еще одна проблема-демографическая. В ближайшие 5 лет число работающего населения будет снижаться. Активность женщин меньше, но это не всегда их выбор. Это условия, которые не позволяют им работать. "Мы должны предоставить возможность женщинам себя реализовать",- заявил Максим Орешкин.

Глава Минэкономразвития говорил также и о том, что выступает против введения норм представительства женщин на государственной службе. "С одной стороны, я поддерживаю такую точку зрения, что микс мужчин и женщин приводит к оптимальным результатам. Но, с другой стороны, против искусственных квот, потому что, действительно, сферы разные", - сказал он.

По его мнению, министерства в стремлении повысить свою эффективность автоматически будут добиваться "микса" мужчин и женщин.

"Рыночные сигналы должны играть первую роль. Искусственное квотирование - я против этого", - подчеркнул он.

Максим Орешкин также признал, что из-за ухода в декрет у женщин снижаются возможности для карьерного роста.

"Траектория карьеры на 15-20% оказывается ниже как раз из-за потерянного времени, из-за неспособности прогрессировать в тот момент, когда для этого есть возможность", - сказал министр.

"Поэтому правительство сейчас разрабатывает новый пакет мер, который будет позитивно влиять на женскую занятость", - отметил Министр.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2301406 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2293421 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Основной источник экономического роста - это рост производительности труда

Правительство РФ на заседании Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам одобрило программу Минэкономразвития России по повышению производительности труда и поддержке занятости.

Максим Орешкин: Сегодня на Президиуме совета по стратегическим проектам был рассмотрен проект по производительности труда. На самом деле, очень важная тема. В условиях тех демографических ограничений, которые у нас есть, основной источник экономического роста – это рост производительности труда. Это тот источник, который может позволить расти более быстрыми темпами зарплатам, что очень важно, потому что современная экономика связана с человеком, с развитием его талантов. Высокий уровень заработной платы – это то, что позволит удерживать больше талантов в нашей стране. Для сбалансированного экономического развития очень важна история с повышением производительности труда.

Проект был одобрен. Он предполагает движение по двум направлениям. Есть некоторые системные вещи. Это точечное изменение законодательства, которое будет снимать ограничения по росту производительности труда, а также создание федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка, который станет общей базой знаний, базой опыта, будет собирать позитивные примеры со всей страны, в том числе с пилотных регионов, которые попадут в эту программу, для того, чтобы информация активно распространялась в целом по стране.

Второе направление – от частного к общему – это региональные программы, программы конкретных предприятий. Были выбраны 6 первых регионов, которые начнут работу уже в этом году, в следующем году к ним прибавятся еще 10 регионов. В каждом регионе будут созданы свои региональные программы повышения производительности труда, которые будут опираться именно на те предприятия, что примут участие в программе. Предприятия будут получать займы по льготным ставкам на разработку программ по повышению производительности труда.

Что очень важно, в этой программе уделено большое внимание вопросам тех людей, которые могут быть высвобождены в результате изменений, которые будут происходить на предприятиях. Задача – создать условия, чтобы эти люди не остались без работы и не потеряли в уровне заработной платы. Именно такие целевые показатели есть у этой программы – доля тех людей, которые будут трудоустроены на другие предприятия, у которых будет повышаться квалификация, без потери заработной платы. Очень важно, чтобы процесс был общим, чтобы люди, высвобождающиеся с предприятия, имели возможность найти новое место, повысить свою квалификацию и сделать общий вклад в рост производительности труда.

В целом отметили, что вообще тренд на повышение производительности труда должен войти в культуру на предприятиях, в культуру менеджмента, в культуру работников, чтобы вопросы повышения качества работы, повышения эффективности, снижения издержек, стали первоочередными. Повторюсь, это ключевой момент для повышения экономического роста.

Вопрос: Каков прогноз по повышению темпов роста производительности труда в этом году? И в идеале на какой темп хотели бы выйти?

Максим Орешкин: Та история, которую мы видим в этом году, это первый квартал, рост ВВП на 2,5% при одновременном снижении численности занятых в российской экономики и снижении уровня безработицы. Поэтому темпы экономического роста, темпы роста производительности труда здесь превышают 3%. И он должен сохраняться на таких уровнях и даже приближаться к уровню в 4% для того, чтобы выйти на темпы экономического роста выше среднемировых.

Вопрос: То есть по итогам года темп роста производительности труда – 3%?

Максим Орешкин: По итогам года скажу позже, какая будет цифра. Это история первого и второго квартала – то, что мы имеем по факту.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2293421 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290914 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Орешкин: Сегодня на президиуме Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам был рассмотрен проект по производительности труда. На самом деле очень важная тема. В условиях демографических ограничений, которые у нас есть, основной источник экономического роста – это рост производительности труда. Этот тот источник, который может позволить более быстрыми темпами расти и зарплатам, что очень важно, потому что современная экономика – это экономика, связанная с человеком, с развитием его талантов, и более высокий уровень заработной платы – то, что позволит удерживать больше талантов в нашей стране. И понятно, что для сбалансированного экономического развития здесь очень важно повышение производительности труда. Проект был одобрен, он предполагает движение по двум направлениям. Есть некоторые системные вещи, это и изменения точечные в законодательстве, которые будут снимать ограничения по росту производительности труда, а также создание Федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка, который станет некой общей базой знаний, базой опыта, будет собирать позитивные примеры со всей страны (в первую очередь пилотных регионов, которые попадают в эту программу), для того чтобы эта информация активно распространялась в целом по стране.

И второе направление, можно сказать, от частного к общему, – это региональные программы, программы конкретных предприятий. Были выбраны 6 пилотных регионов, которые начнут работу уже в этом году, в следующем году к ним прибавится ещё 10 регионов. В каждом регионе будут созданы свои региональные программы повышения производительности, которые будут опираться именно на те предприятия, которые примут участие в программе. Здесь предприятия будут получать займы по льготным ставкам на разработку как раз таких программ повышения производительности труда. Что очень важно, в этой программе также большое внимание уделено проблемам тех людей, которые могут быть высвобождены в результате изменений, происходящих на предприятиях. Задача – создать условия, чтобы эти люди не остались без работы, чтобы они не потеряли в уровне заработной платы. Именно на такие целевые показатели и ориентируется эта программа – это доля тех людей, которые будут трудоустроены на других предприятиях, у которых будет повышаться квалификация без потери заработной платы. Ещё раз повторю, очень важно, чтобы этот процесс был общим, чтобы те люди, которые высвобождаются с того или иного предприятия, имели возможность найти новое рабочее место, повысить свою квалификацию, внести свой вклад в рост производительности труда.

В целом отметили, что тренд на повышение производительности труда должен войти в культуру на предприятиях, культуру менеджмента, культуру работников, чтобы вопросы повышения качества работы, повышения эффективности работы, снижения издержек стали первоочередными. Это ключевой момент с точки зрения экономического роста.

Вопрос: Какой у Вас прогноз по темпам роста производительности труда в этом году? На какой темп роста хотелось бы выйти, какая цель стоит?

М.Орешкин: В I–II кварталах этого года у нас рост ВВП на 2,5% при одновременном снижении численности занятых в российской экономике, при одновременном снижении уровня безработицы. Поэтому темп экономического роста, темп роста производительности труда здесь превышает 3%, он должен сохраняться на таких уровнях, даже приближаться к отметке 4%, для того чтобы выйти на темпы экономического роста выше среднемировых.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290914 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин

Максим Орешкин: По итогам года ВВП может превысить действующий прогноз в 2%

Об этом заявил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе рабочего визита в Петрозаводск. По словам Министра, рост ВВП РФ во II квартале ускорился до 2,7%, по итогам года может превысить действующий прогноз в 2%. По итогам I полугодия, по его оценке, рост ВВП составил 1,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Максим Орешкин также отметил, что текущая динамика экономического роста позволяет говорить о консервативности прогноза по росту ВВП в 2017 году в 2% и допустил, что рост может оказаться и выше.

По его мнению, позитивные тенденции в экономике осенью могут продолжить усиливаться. Он также сказал, что постепенно начинают восстанавливаться заработные платы, доходы населения - это все позитивные тренды, которые сейчас будут только укрепляться.

"Сейчас второй квартал очень успешный. Мы ожидаем, что по инвестициям будет очень неплохая цифра за второй квартал. Во втором квартале, я думаю, рост будет сильнее, чем в первом квартале. И от осени мы ожидаем очень позитивной динамики, потому что кредитный цикл в банковской системе развернулся, начинает набирать обороты. Мы это видим по той же ипотеке: если очистить от сезонности, то объемы выдачи ипотечных кредитов достигают максимальных исторических уровней. Соответственно, по цепочке средства поступают, оживляют строительный сектор, в котором позитивные темпы роста по втором квартале и очень позитивный последний месяц, когда рост был около 5%. То есть, все эти тенденции указывают на то, что рост экономики по итогам 2017 года может быть и выше 2%",- сказал глава Минэкономразвития России.

Как отметил Министр, постепенно снижаются процентные ставки и это помогает банкам наращивать портфель, в том числе, корпоративного кредитования, кредитования МСП.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 26 июля 2017 > № 2257090 Максим Орешкин


Россия. СЗФО > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2242261 Максим Орешкин, Эльвира Набиуллина

Максим Орешкин: Россия прошла нижнюю точку кредитного цикла

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин принял участие в работе Международного финансового конгресса, открывшегося в Санкт-Петербурге.

"Россия прошла нижнюю точку кредитного цикла", - сказал Министр, открывая "Диалог с Председателем ЦБ".

"Мы видим, как банки постепенно осознают, что начался новый цикл роста и на этот рост реагирует кредитная активность банков. Здесь мы ожидаем активизации кредитной активности осенью, что поддержит экономический рост", - сказал Глава Минэкономразвития.

Cтенограмма

Эльвира Набиуллина: Один из наших предыдущих спикеров говорил о том, как важно скоординировано работать Центральному банку с федеральными органами. У Максима Станиславовича опыт работы и в Министерстве финансов, и в Центральном банке. Он понимает роль финансового сектора, финансового развития для обеспечения экономического роста. Как вы видите, где находится наша экономика и, какие тенденции развития экономики сегодня?

Максим Орешкин: Эльвира Сахипзадовна, спасибо за приглашение. Форум за последние годы стал очень представительной площадкой и те темы, которые здесь поднимаются, очень важны. Очень хорошо, что здесь собирается все финансовое сообщество. И диалог между Центральным банком и финансовым сообществом идет очень активно.

Говоря об экономике важно понимать, чем характеризуется та точка экономического цикла, в которой мы сейчас находимся, потому что это тот момент, который определяет и то, как нужно строить бизнес модели и то, на что нужно ориентироваться и в финансовом, и в нефинансовом секторе.

Я бы три основных момента выделил, которые характеризуют текущую ситуацию с положительной стороны.

Первое – то, что закончилась адаптация к внешним шокам. Мы видим уже низкую инфляцию, устойчивый платежный баланс и бюджетный баланс. Второй момент – то, что мы прошли нижнюю точку кредитного цикла. За последние несколько лет у нас произошло серьезное сокращение кредитной нагрузки в первую очередь населения. Это закладывает хорошие перспективы на новый кредитный цикл, на рост кредитных портфелей в будущие годы. Третий момент – за всеми этими изменениями нужно констатировать, что у нас отсутствуют значимые структурные дисбалансы в экономике, отсутствуют пузыри. Это говорит о том, что тот экономический рост, который начался, может быть устойчивым, и может длиться несколько лет без каких-то серьезных шоков.

Второй очень важный момент – то, что экономика в целом стала гораздо более устойчивой к внешним шокам. Здесь большую роль играет политика Центрального банка, политика инфляционного таргетирования, которая привела нашу экономику в равновесие с низкой инфляцией, и все, что делается для обеспечения финансовой стабильности, потенциальные меры. Все пытаются нарисовать те возможные риски, которые будут в будущем.

Со стороны Правительства – тоже очень важные шаги сделаны. На прошлой неделе в первом чтении были приняты новые бюджетные правила, чтобы снизить долгосрочные бюджетные риски. В феврале был введен специальный механизм покупки-продажи валюты в объёме дополнительных нефтегазовых доходов. Это тоже механизм, который сглаживает колебания внешней конъюнктуры на внутренний цикл.

Если пару слов сказать по текущим данным, то начался новый цикл экономического роста – ВВП сейчас за январь-май растет на 1,3%. По нашим ожиданиям, осень может стать еще одним позитивным моментом в развитии экономики – здесь важную роль сыграет финансовый сектор. Мы видим, как банки постепенно один за одним осознают, что начался новый цикл роста и на него реагирует кредитная активность банков. Поэтому здесь мы ожидаем активизации кредитной активности осенью, что поддержит в целом экономический рост.

Есть у нас и факторы, которые играют против экономического роста в этом году. Это ситуация с сельским хозяйством, связанная с погодой, это и некоторые негативные последствия ограничений добычи и снижения инвестиционной активности нефтяного сектора. Ограничение добычи стало позитивным моментом - снизило колебание внешней конъюнктуры, но есть у него и некоторое побочное негативное последствие. В целом по году прогноз у нас остается неизменным, мы ожидаем увидеть рост 2%. Я очень рад, что у нас прогнозы Центрального банка с каждым кварталом постепенно приближаются к этой цифре. Думаю, осенью мы увидим уже от Центрального банка цифру в 2%.

По инфляции. Здесь тоже картина, несмотря на рост до 4,4% в июне, очень оптимистичная. Потому что главную роль тут сыграла плохая погода и цены на овощи. У нас на самом деле с начала года накоплено 2,3% инфляции. Из них 0,8% - это цены на овощи. Причем вклад на 0,3% произошел только в июне. Мы видим, что цены на эту группу товаров уже пошли вниз. В последнюю неделю данные говорят, что тренд здесь разворачивается. Новый урожай приходит на рынки. Поэтому до конца августа мы ожидаем, что этот фактор в значительной степени уйдет, и мы увидим общую инфляцию ближе к базовой.

Третья история – это платежный баланс. Буквально на днях Центральный банк опубликовал оценку за второй квартал. Впервые за долгий период времени мы вернулись к состоянию дефицита. У нас минус 300 миллионов долларов, по оценке банка, дефицит текущего счета. В третьем квартале мы ожидаем дефицит на уровне 5 миллиардов долларов. Но по большему счету, это нормальная ситуация, потому что в том числе и банковская система накопила значимый объем валютных активов в первом полугодии. При этом валютные активы сейчас постепенно используются экономикой на финансирование дефицита текущего счета. Да, рубль несколько ослабел. Да, может быть какое-то давление здесь еще сохранится, но плавающий курс подразумевает определенную волатильность, к ней нужно быть готовыми и ничего здесь страшного и экстремального нет.

Если говорить про экономику и смотреть в будущее. Я думаю, два очень важных момента, которые может быть нам удастся еще подробнее обсудить – это структурные моменты. Первое – это то, что экономика переходит в низкий инфляционный режим. Переход в низкую инфляцию после длительного периода высокой инфляции – это очень большое изменение как в целом для экономики, и, конечно, в особенности для финансового сектора, финансового посредничества. И вторая история, с точки зрения тенденций экономического роста, – это то, что постепенно фактор восстановительного роста, который имеет место быть в настоящий момент, будет себя исчерпывать. Мы будем все больше натыкаться на разного рода ограничения. И два ключевых ограничения, как мне кажется, - это ограничения на рынке труда – нехватка квалифицированных кадров. Вторая история – это ограничения, связанные с инфраструктурой. Вот в эти два ограничения мы будем утыкаться, и они будут мешать экономике расти быстрее, поэтому их нужно адресовать через структурные изменения в бюджете и в целом в экономической политике. И только в случае успеха этих структурных изменений, у нас будут более высокие темпы экономического роста.

Эльвира Набиуллина: По сути дела те ресурсы, которые есть в экономике не работают на расширение инвестиций? Что мы можем сделать, чтобы снижать инфляцию?

Максим Орешкин: Здесь, действительно, не только история с овощами, которая очень ярко проявилась в этом году, но можно привести и историю с ценами на авиабилеты. Летний сезон, авиабилеты на южные направления резко взлетают в цене, опять та же волатильность, то же ощущение роста цен, высоких цен, которые негативно влияют на инфляционные ожидания.

Главная проблема – неразвитость инфраструктуры. Именно поэтому Президент, когда выступал на Санкт-Петербургском экономическом форуме, очень много внимания уделил развитию инфраструктуры и подключению именно частных денежных ресурсов в развитие инфраструктуры. Потому что частные деньги в инфраструктуре - это не только возможность построить тот или иной объект, это возможность построить его более дешево и эффективно, и на этапе эксплуатации тоже иметь более низкие издержки. Потому что во многом неразвитость инфраструктуры – следствие того, что мы имеем завышенные издержки на всех стадиях реализации инфраструктурных проектов.

Комплексный подход – то, над чем мы сейчас работаем, это общая программа развития инфраструктуры, которая будет касаться всех основных направлений. Это и транспорт, и логистика, связь, энергетика, ЖКХ, социальная инфраструктура. Задача – преодолеть проблемы, которые связаны с несовершенством законодательства, правоприменения.

Мы все говорим о той истории, которая произошла в Башкирии. Таких историй быть не должно. Те инвесторы, которые инвестируют в проекты ГЧП, должны быть защищены и чувствовать, что государство стоит на их стороне. Я думаю, здесь тоже история в ближайшее время разрешится. Затем будем принимать все необходимые поправки в законодательство, чтобы было невозможно повторение таких историй. Всю программу с поправками мы планируем на осень.

Вы упомянули вопрос подзаконных актов. Действительно, тему с сельским хозяйством, логистикой в сельском хозяйстве мы посмотрели. Минсельхоз с 2006 года не может принять подзаконные акты, которые разрешат в принципе появление законодательства, которое сейчас есть, для реализации этих проектов. Минсельхоз не может. Мы сейчас попробуем это взять на себя, подготовить необходимые нормативно-правовые акты. Промедление – мы уже видим, к каким негативным последствиям в экономике это привело.

Еще одного момента хотелось бы коснуться. Действительно, волатильность инфляции влияет на инфляционные ожидания. Здесь очень важно, и Центральному банку в том числе, двигаться в сторону изменения коммуникационной политики, и больше уделять внимания показателям базовой инфляции. Если посмотреть на то, что происходит с инфляционной динамикой сейчас, то все говорят, что инфляция выросла до 4,4%. И акцент и в материалах банка России, и публичное обсуждение идет вокруг этой цифры. Одновременно с этим базовая инфляция упала до 3,5 - 3,8%, что существенно ниже 4%. Про это говорят мало, а это есть на самом деле тот базовый тренд, над которым Центральный банк с этой политикой работает.

Эльвира Набиуллина: Мы можем рассчитывать на долгосрочную предсказуемость. Какова будет политика Правительства в этой части?

Максим Орешкин: Если посмотреть на то, как Правительство здесь действовало последние несколько лет, то стабильность уже очень хорошо прослеживается. И при подготовке прошлого трехлетнего цикла, и сейчас за ориентир индексации тарифов взят уровень именно целевой инфляции банка России в 4%. Все индексации должны быть не выше этого уровня. Особенно в той части, которая касается конечных тарифов для населения, что очень важно и больше всего влияет на инфляционные ожидания.

Долгосрочная стабильность и предсказуемость очень важна как для самих компаний, которые поставляют эти услуги. Им тоже это позволяет строить долгосрочные бизнес-планы, принимать программы развития, принимать планы по сокращению издержек, понимая, что чем эффективнее они будут себя вести, чем сильнее будут снимать издержки, тем больше у них появится ресурса для собственного развития в рамках ограниченного роста тарифов. Понятно, что для потребителей понимание, сколько будет стоить электроэнергия, сколько будет стоить природный газ, тоже очень важны.

Момент с точки зрения составления бизнес-плана и принятия инвестиционных решений. Чем больше предсказуемости – и это касается не только тарифов, это касается всего – тем у нас больше будет уровень инвестиций в экономике. Поэтому в качестве следующего шага мы думаем о том, чтобы подготовить такой документ, как «Основные направления тарифной политики», где четко по основным секторам прописать, как будут развиваться тарифы и долгосрочные ориентиры, чтобы этот документ обсуждался. Обсуждался публично, принимался Правительством и был ориентиром для долгосрочной политики и для экономики, понимания, куда мы движемся.

Что очень важно, на самом деле, что вся долгосрочная устойчивость имела место, нам очень важно идти по пути повышения эффективности компаний, которые работают в этом секторе. Так что если мы не сможем держать издержки под контролем, какие бы тарифы не пыталось реализовать Правительство, реальность может быть выше определенного уровня. Поэтому здесь очень позитивный момент – то, что в первом чтении принят законопроект об обязательном аудите естественных монополий. Я думаю, нужно очень активно двигаться по пути внедрения системы бенчмаркинга. Причем не только внутрироссийского, но и глобального для того, чтобы понимать, где есть пространство для сокращения издержек. И если это пространство будет реализовываться – опять же увеличение инвестиционных программ этих компаний без угрозы более высокого роста тарифов.

Эльвира Набиуллина: Но вопросы возникают не только по отношению к финансовой сфере. У нас и нефинанасовый сектор – компании наращивают валютные кредиты. Тем более что кажутся они более дешевыми, если берут валютные кредиты по более низкой ставке. Не всегда понимаешь, что там есть валютный риск. И у компаний, которые экспортируют, возникает ощущение, что у них все эти валютные риски естественным образом захеджированы, потом что есть валютная выручка. Мы понимаем, что могут происходить внешние шоки разного рода, которые показывают, что этот так называемый естественный хедж может и не сработать. Вот видите ли вы здесь какую-то перспективу и необходимость дополнительного регулирования уровня валютных рисков в целом в нашей экономике, не только в банковском, не только в финансовом секторе?

Максим Орешкин: Действительно, здесь есть, мне кажется, два заблуждения. Это то, что, во-первых, наши нефтяные компании считают, что они долларовые компании. Хотя если просто посмотреть историю, то станет понятно, что рублевая цена нефти на самом деле ведет себя гораздо устойчивее, чем долларовая. Поэтому большой объем валютного долга даже для них обернулся очень высоким стрессом, когда нефтяные цены упали. Все прекрасно помним и ситуацию 2008 года, и 2014 года. В обоих случаях без помощи государства по разным каналам – в 2008 году это были прямые кредиты из ФНБ отдельным компания, в 2014 году - это более рыночный механизм предоставления валютного РЕПО со стороны ЦБ. Но в любом случае частный рынок не справился с теми валютными рисками, которые у него были на балансе, и государству пришлось оказывать поддержку. Если бы государство и в том, и в другом случае не вступило, мы увидели бы серьезные банкротства в нефинансовом секторе, которые потянули бы цепную реакцию в целом для финансовой системы. Поэтому здесь с точки зрения государства при неизменном установлении принципов плавающего валютного курса государству надо стараться отслеживать долгосрочные системные риски и смотреть как эти риски могут повлиять на финансовую стабильность в перспективе нескольких лет.

Второй момент – это заблуждение, что валютный долг дешевле рублевого. У нас зачастую, когда делают такие выводы, просто сравнивают текущие платежи – здесь процентная ставка такая-то, здесь - повыше, поэтому этот будет дешевле. Опять же если посмотреть исторически, то здесь ситуация на самом деле окажется иной. Рублевые заимствования даже по более высокой ставке зачастую оказываются гораздо дешевле, чем валютные. Те, кто не брал на себя валютные риски, оказались в итоге в более комфортной ситуации.

Это важно понимать, что те структурные изменения, которые происходят – мы говорим про низкую инфляцию в России, - означают, что уровень номинальных процентных ставок становится ниже. Мы видим, например, по тем же долгосрочным кредитам, поскольку ОФЗ уже имеет ставку по 7,5% в десятилетней перспективе. При этом если посмотреть на долларовые ставки, они уже идут в другую сторону – повышаются. Если взять крупнейшие российские компании, то спред ставок, которые они могут занимать между рублями и долларами, постепенно и довольно быстро сужается. Сейчас это уже порядка 0,04%, т.е. даже текущая разница стоимости кредитования довольно низкая.

Также те риски, о которых не стоит забывать, это санкционные риски, которые тоже ведут к рискам ухудшения рефинансирования, риски шоков внешней финансовой системы, которые тоже могут принести риски. Поэтому я считаю, что сейчас мы находимся на той точке, когда у нас закончился тренд на снижение внешнего долга, связанного с санкционными историями и возможностями занять на внешних рынках. Начинается новый тренд, когда крупнейшие российские компании будут уже по экономическим причинам все больше переходить в рублевое финансирование. На самом деле это тренд, который влияет на многие макроэкономические показатели, будет влиять на платежный баланс и на ситуацию на валютном рынке. В принципе можно подумать о том, чтобы этот тренд поддержать, в определенное русло направить, чтобы и этот тренд, в том числе нивелировал систему рисков для финансовой стабильности.

Максим Орешкин: Проблемы у российских компаний как раз начались, связанные с инфляционными ожиданиями. Потому что часто мы видим историю про волатильность курса, волатильность инфляции в последние несколько лет, как вслед за этой волатильностью росли инфляционные ожидания компаний. И они позволяли своим поставщикам значительно поднять цены, увеличить издержки. Как только уходила волатильность и показатели стабилизировались, зачастую происходило сжатие маржи, и компании начинали жаловаться, почему инфляция и курс не такой, какие мы закладывали в свои ожидания. Хотя Центробанк весь этот период пытался коммуницировать, что цель в 4% будет достигнута в 2017 году, ни разу от этой коммуникации не отошел, и, что самое важное - этой цели достиг.

Но доверие взращивается годами. Поэтому, надеюсь, что при следующем развитии ситуации, компании нефинансового сектора такие ошибки повторять не будут. Что связано с хеджированием валютных рисков. Это связано прежде всего с культурой управления валютой и рисками в целом в нефинансовом секторе. Я когда в банковской системе работал, занимался, в том числе работой с компаниями по хеджированию валютных рисков. И часто есть очень большая проблема, что есть серьезное отличие в понимании этой проблемы между акционерами и теми, кто занят конкретным управлением данного риска. Заключение валютного соглашения в случае прибыльности и результативности ничего хорошего не принесет, в случае убытка ведет к серьезным последствиям внутри компании и к серьезному стрессу. Поэтому важно двигаться по пути развития финансовой грамотности, создания стандартов управления валютными рисками компаний, для того, чтобы и на уровне акционеров, и на уровне менеджеров было единое понимание всей этой истории, чтобы способствовать развитию рынка.

Что государство может делать со своей стороны – это такую политику проводить в отношении государственных компаний, чтобы у них валютные риски не накапливались на балансе. Важно, чтобы компании в нефинансовом секторе занимались тем, чем они должны заниматься – повышением производственной эффективности, поиском новых рынков сбыта. А зачастую у нас компании пытаются как-то увеличить доходность своего бизнеса за счет тех или иных валютных рейтингов. И мы видим, как желание урвать чуть-чуть побольше доходности в текущем периоде за счет принятия большого объема рисков ведет к таким негативным последствиям. Поэтому такого рода активность компаний нефинансового сектора и компаний с госучастием надо пытаться ограничивать и, конечно, заставлять их работать в правовом поле.

Эльвира Набиуллина: Были какие-то идеи о том, что вы такие инструменты хеджирования будете развивать с участием институтов развития. Эти идеи еще живы, или вы считаете, что это абсолютно естественное рыночное развитие таких инструментов хеджирования?

Максим Орешкин: Идеи живы, но эта идея не того, чтобы подменить собой финансовый рынок. Это идея того, чтобы сделать механизм в части управления валютными рисками более прозрачным, сделать его более понятным, чтобы тот менеджер, который принимает решение о направлении заключения какого-то контракта, мог объяснить потом, почему он принял такое решение, что он выбрал самые лучшие котировки, потому что воспользовался единым окном, которое помогало какие-то транзакционные издержки в этой части снизить. Над этим работаем вместе с ЦБ. Если осенью удастся тему добить, будем продолжать ее продвигать вперед.

Эльвира Набиуллина: Как вы видите, какие вызовы стоят и перед реальным сектором экономики, банками и финансовыми институтами? Как научиться жить в условиях низкой инфляции? Что это будет для всех нас означать?

Максим Орешкин: Действительно, мы очень долго ждали наступления эры низкой инфляции. Об этом говорили долгие и долгие годы. Наконец-то мы в нее входим, но то, что есть сейчас, то, что многие компании, многие участники финансового рынка просто не готовы и не понимают, что несет эта ситуация стабильной и низкой инфляции. Вещь эта очень положительная, но для некоторых бизнес-моделей, конечно, несет очень серьезную угрозу. Ну вот, например, если обратиться к банковскому сектору. Когда инфляция 20%, спрятать операционные издержки очень легко. Можно добавить два, три, четыре процента, ставки при этом не очень сильно изменятся. Когда мы находимся в низкоинфляционном режиме, спрятать высокие инфляционные издержки, сложить в процентную ставку уже невозможно. Поэтому в принципе низкоинфляционная экономика - это экономика, которая не терпит низкого контроля за издержками, не терпит высоких издержек. Это касается предприятий, но в первую очередь посредников. А банки как раз являются типичным финансовым посредником. И по мере того как у нас инфляция в последние годы снижалась, мы видели, что модель многих банков, если брать их длинные кредитные циклы, она показывает на длинном горизонте очень низкие результаты с точки зрения прибыльности, иногда даже отрицательные.

Если взять последний кредитный цикл, который начался где-то в 2010 году и пика достиг в 2014 году, и посчитать прибыльность, которую кредитный цикл принес для банков, с учетом всех тех плохих долгов, которые частично списаны и которые еще будут списываться в ближайшие годы, то мы видим, что рентабельность капитала, той модели, которая работала в тот период, показалась очень низкой.

Что будет происходить с банковской системой дальше? Во многом таким примером может стать Восточная Европа, я бы назвал такой процесс «полонизация» банковской системы. И те траты, которые мы видели в Восточной Европе при переходе к ситуации с низкой инфляцией, во многом будут проявляться и в России. Это некоторые тренды консолидации, потому что опять же банки, которые не могут контролировать свои издержки, не могут иметь современные информационные системы, будут проигрывать конкуренцию и постепенно уходить с рынка тем или иным способом.

Очень важный тренд, который мы видели больше в Восточной Европе, и главный тренд в российской банковской системе на ближайшие годы – это агрессивное снижение издержек у тех игроков, которые будут оставаться лидерами. Те кто не справится с этим трендом, будут уходить.

И третий важный тренд – рост конкуренции для банковской системы с точки зрения рынка ценных бумаг, небанковского финансового посредничества, пенсионных фондов, продуктов по страхованию жизни. Там через автоматизацию процессов тоже можно добиться очень высокого и быстрого снижения издержек относительно банковской системы, и доля таких продуктов в структуре финансовой системы будет расти. Поэтому главная задача банков на ближайшие 5-6 лет – переход к новой эффективной модели. Понятно, что в сокращении издержек – главная история – цифровизация процессов, отказ от розничной сети, перевод большого количества операций в Интернет. Это те тренды, которые мы видим на рынке. Лучшие банки их возглавляют, и благодаря им удается добиться низкого уровня издержек.

Второй момент очень важный – это рост непроцентых доходов за счет развития бизнеса, как сервисной платформы для клиента. банк должен стать не просто местом, где он может получить кредит. В перспективе 5-10 лет банки должны полностью забрать функцию бэк-офиса у нефинансового сектора и вести за компанию бухгалтерию, налоговую отчетность. Как раз банк за счет эффекта масштаба может очень существенно сократить эффекты системы в целом и за счет этого получать дополнительную прибыль. Фантазировать можно абсолютно далеко - сказать, что и функции кадровой службы предприятий, например могут перейти к банкам, и за счет внедрения современных служб, современных платформ могут дать большую прибыль нефинансовому сектору. Это в целом, сокращение транзакционных издержек.

Третий важный фактор – история, связанная с информацией. банк становится тем местом, куда стекается большой объем информации за счет использования тех данных, которые есть внутри него, тех данных, которые доступны вокруг банка – в целом в информационном поле. Это применение современных технологий анализа больших данных, искусственного интеллекта, машинного обучения – это то, что поможет серьезно сократить свой кредит, который банки берут на себя, но и также создавать новые продукты, продавать их сторонним клиентам, основываясь на той информации, том массиве данных, который у банков есть в наличии.

Понятно, чтобы успешно реализовывать новую модель есть два ключевых момента: наличие модели управления в банках, которая позволяет проводить изменения и при этом сохранять общую устойчивость системы. То есть вести изменения вперед, проводить их до конца, при этом не ставить под угрозу стабильность системы в целом.

Второй элемент – люди, которые способны реализовывать такую модель управления, способные генерировать новые идеи и имеют все необходимые компетенции для того, чтобы доводить их до имплементации.

Но в целом, повторюсь, низкая инфляция - это очень хорошо. Происходящее снижение ставок будет способствовать восстановлению спроса на кредиты со стороны экономики и станет одним из главных драйверов нового кредитного цикла, который в целом будет поддерживать дальнейший поворот экономики к инвестициям.

Эльвира Набиуллина: Вопрос ключевой – как запустить мотор экономического развития, что для этого нужно сделать и какие финансовые инструменты могут быть наиболее востребованными, какие нужно развивать? Мы как-то говорили, что нам нужно дополнительно около 5 трлн. рублей инвестиций. Мы все понимаем, что это не государственные источники инвестиций в таких объемах. И понятна роль финансового сектора в обеспечении этих инвестиций и в том, что финансовый сектор будет эффективным посредником с тем, чтобы заставить сбережения, которые не очень маленькие в нашей стране, работать на инвестиции. Как, на ваш взгляд, данный механизм запустить?

Максим Орешкин: Роль государства должна быть не в том, чтобы просто увеличить расходы и направить все средства на инвестиции. Должна быть роль более умного использования тех ресурсов, которые есть внутри бюджета. Если мы посмотрим в той же инфраструктуре, что мы сейчас имеем, ключевые объекты практически полностью строятся за государственный счёт и финансируется на 2-3 года строительство объектов, которыми можно пользоваться 20-30 лет. А государство несет на себе все риски, связанные с изменением сроков строительства, завышением сметной стоимости, высокой стоимости обслуживания этого объекта потом.

В целом система остается очень неэффективной, и даже тот ресурс, который есть у государства, используется неэффективно. В последние годы государство не создавало стимулов для региональных губернаторов искать возможности включения частного ресурса. Все, чем занимаются сейчас все уровни власти – это ходят в Министерство финансов и выпрашивают деньги на проекты, потому что это единственный источник финансирования инфраструктурных проектов.

Как я уже говорил в начале, инфраструктура – это одна из фундаментальных вещей, которая нужна для обеспечения высоких темпов экономического роста. Потому что без достаточной и необходимой инфраструктуры невозможна реализация многих инвестиционных проектов, с одной стороны, с другой стороны, инвестиции в инфраструктуру – это тоже очень важный элемент инвестиционного процесса в целом. Здесь важно привлечение частного капитала и частных игроков к финансированию этой части.

Что касается в целом инвестиционных проектов, то главная и первостепенная задача – это создавать такие условия, чтобы количество рентабельных проектов, которые можно финансировать на различных условиях, существенно возрастало в экономике. Это и история, связанная со снижением уровня издержек, с правильной оценкой рисков, и внедрение эффективных бизнес-моделей, которые позволяют в заданных условиях добиваться высокой рентабельности бизнеса и реализовывать эти инвестиционные проекты.

Тут тоже очень много проблем. И начинаются они с отсутствием культуры подготовки проектов в России. Очень мало проектов проходят такую проработку, когда уже с конкретным проектом можно прийти в банк и получить финансирование. И здесь, я думаю, стоит государству немножко подставить плечо с точки зрения помощи в подготовке этих проектов, задания единых стандартов. Надеемся, что ВЭБ в союзе с другими банками это плечо подставит.

Большая проблема у нас, конечно, связана с наличием акционерного капитала. Это в целом очень большая проблема для экономики. И я думаю, здесь первичный вопрос, с одной стороны, защищенности прав собственности, с другой - развитие акционерного капитала, чтобы через инструменты доступности, через биржевые инструменты – выпуск акций крупными предприятиями, средними, малыми - больше капитала могло идти в проекты. Потому что действительно, экономика испытывает очень серьезный дефицит.

Что государство может сделать, чтобы все эти проблемы преодолевать? Первое и самое важное - это, конечно, создание стабильной предсказуемой среды на уровне макроэкономики. Мы сегодня говорили, о том что и инфляционное таргетирование, и бюджетные правила – это все те инструменты, которые обеспечивают долгосрочную устойчивость ключевым макроэкономическим показателям и снимают риски с бизнеса. Но важно сегодня говорить и о микроэкономической среде. Например, тарифы – их предсказуемость, налоговый режим, неналоговые платежи. Сейчас мы пришли к единому пониманию, как мог бы выглядеть новый законопроект, регламентирующий введение неналоговых платежей для бизнеса и ограничивающий, тоже делающий предсказуемой среду для бизнеса в этой сфере. Это и вопрос доступности рынков сбыта других стран, все, что связано с экспортом, развитием торговых отношений.

Все вместе – стабильная предсказуемая, понятная среда, сильное снижение оценки рисков теми бизнесменами, которые принимают решения об инвестиционных проектах, или которые больше собственного капитала вкладывают в развитие инвестиционных проектов. Ресурс в виде прибыли у российских предприятий есть.

Нужно развивать специальные институциональные структуры распределения рисков. Мне кажется, тот законопроект, над которым работали вместе с вами и Министерством финансов, связанный с поправками в синдицированное кредитование, позволит делать в нем разные транши и финансировать один проект разными деньгами с разной толерантностью, призванных у разных типов инвесторов.

Это тоже очень важно. Мне кажется, в этом большая перспектива есть для развития инструмента, который сможет сделать систему финансового посредничества более тонкой, и для конкретного сбережения или волевых сбережений, находить конкретные проекты в реальном секторе экономики.

Понятно, надо активно запустить на первой стадии точечную поддержку со стороны государства, либо снятие процентного риска, обеспечить возможность долгосрочного финансирования. То, о чем мы договорились: государство, Сбербанк, проект по фабрике проектного финансирования, будут готовы на себя брать риск изменения и отклонения инфляции от уровня 4% в долгосрочной перспективе.

Правительство верит в инфляцию в 4%. Центральный банк верит в инфляцию в 4%. Мы все вместе делаем все возможное, чтобы инфляция была на этом уровне. Но к сожалению, пока еще долгосрочные инфляционные ожидания не находятся на заявленном уровне в 4%, поэтому здесь уже на некий горизонт, несколько лет можно подставить плечо, и этот риск взять на себя.

На самом деле Министерство финансов этот риск берет на себя постоянно, когда выпускает инструменты с плавающей доходностью. Это то, на что, когда я еще работал в Министерстве финансов, мы пошли, когда в начале 2015 года был максимальный стресс на финансовом рынке – приняли решение активно выпускать инструменты с плавающей доходностью. Мы верили в то, что инфляция упадет, что ставки снизятся, рынок в это верил, и государство взяло на себя риск – капитал финансировать по плавающей процентной ставке.

Понятно, тот механизм, то пространство возможностей, которое есть у государства – это низкий государственный долг, поэтому механизм государственных гарантий тоже может быть частично использован. Но, что очень важно, чтобы государственные гарантии не подменяли, чтобы это не приводило к полному переносу рисков конкретных проектов на государство. Это всегда ведет к долгосрочным негативным последствиям, и применение государственных гарантий должно быть точечное, частичное, и проходить только в том случае, когда рядом с государством стоит частный сектор и берет на себя значительную долю риска проекта, анализирует его вместе с государством, и считает, что риск, который есть в таком проекте, адекватен той доходности, которую от такого проекта можно получить.

Те основные проекты, которые мы сейчас развиваем, это и проектное финансирование, и программы, связанные с инфраструктурой, и та программа, которую мы развиваем вместе с ЦБ, - программа кредитования малого и среднего бизнеса – так называемая «Программа 6,5». Вот это все эксперименты, которые точечные риски снимают и позволяют рыночным силам быстрее и активно двигаться вперед.

Эльвира Набиуллина: Действительно, вы предложили целый ряд очень важных, приоритетных изменений, но, наверное, у всех возникает вопрос, кто и как это будет делать? Видя в этом зале Германа Оскаровича Грефа, не могу не спросить, а где в этом списке качество госуправления?

Максим Орешкин: Буквально вчера вечером с Германом Оскаровичем сидели и обсуждали важность общеуправленческой тематики. Думаем сейчас о том, чтобы в следующем году провести первый управленческий форум, где и управленческие тематики, и все темы, которые связаны с эффективностью управления, обсудить. Мы постоянно говорим о государственном управлении. Я считаю, что с управлением у нас проблемы не только в государственном секторе, а вообще, в целом по экономике. Иногда послушаешь, насколько частный сектор у нас эффективен, имеет минимальные издержки, эффективные бизнес-модели, только государство с плохим госуправлением мешает. Проблема есть на всех уровнях и каждый в первую очередь, должен смотреть на себя, смотреть то, как выстроено управление в той сфере, компании, где он работает. Мы сейчас занимаемся активной перестройкой Министерства, внедряем новые принципы более эффективного управления, и очень важно, чтобы это движение к более эффективному и качественному управлению шло по всей экономике в частном и государственном секторе.

Россия. СЗФО > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2242261 Максим Орешкин, Эльвира Набиуллина


Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Достижение объемов товарооборота с Китаем в 200 млрд.долларов - вполне возможно

Интервью Министра экономического развития РФ Максима Орешкина телеканалу "Россия 24" в ходе форума ИННОПРОМ-2017.

Максим Станиславович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы. Я знаю, что вы к нам пришли с круглого стола, который только что закончился. Там вы обсуждали инфраструктурную ипотеку. Что это такое и чем она отличается от ипотеки, к которой привыкли большинство россиян?

Действительно, когда мы смотрим на целевой сценарий развития экономики нашей страны, который предполагает рост ВВП в 3-3,5% уже через несколько лет, мы понимаем, что та инфраструктура, которая сейчас есть в Российской Федерации, ее недостаточно. Развитие с более высокими темпами означает, что и инфраструктура должна развиваться более активно: она должна стать как частью этого роста, так и фактором, обеспечивающим этот рост. Поэтому вопрос о том, как профинансировать рост инфраструктуры темпами, опережающими текущие уровни, он очень важен и здесь – и президент говорил об этом в Санкт-Петербурге, когда выступал на экономическом форуме: речь идет об активном привлечении частных инвестиций, создание возможности приобретения инфраструктуры, не оплачивая ее одномоментно на стартовом этапе, а поэтапно, как это делается при покупке квартиры в ипотеку, оплачивая ее поэтапно. По сути, платежи, которые в дальнейшем можно вносить, они могут финансироваться за счет тех эффектов, которые приносит развитие инфраструктуры. Создается новый проект, вокруг него образовываются новые производства, повышается уровень жизни людей, и соответственно государство собирает больше налогов и в дальнейшем может финансировать те или иные проекты.

Также здесь представлены и китайские компании. Китай был партнером форума "Иннопром" в прошлом году. Недавно Си Цзиньпин приезжал с официальным визитом в Россию. На ваш взгляд, цель в 200 млрд долларов по объему товарооборота между Россией и Китаем к 2020 году – насколько она достижима? Не кажется ли эта цифра завышенной?

Здесь много факторов. Например, мы видим, что в этом году благодаря и восстановлению на рынках нефти и газа, и благодаря восстановлению темпов роста российской экономики, и благодаря тому, что продолжается рост китайской экономики, у нас товарооборот между нашими странами растет порядка 30–40%, в зависимости от разных групп. То есть, если этот темп сохранять – даже можно иметь темп чуть меньше, – мы будем постепенно выходить на те цели, которые заявлены лидерами. Что нужно делать? Нужно, конечно, уменьшать барьеры, упрощать движение товаров и услуг между нашими экономиками.

А дорожная карта уже есть, как к этой цели идти?

Это то, о чем президент Путин говорил, выступая недавно на форуме "Один пояс – один путь", проходившем в Пекине. Это снятие барьеров между двумя экономиками по принципу TFA (Trade Facilitation Agreement, глобальное соглашение об упрощении торговли). На основе ВТО есть специальный документ, который описывает снятие барьеров, и области, в которых нужно снимать барьеры. Мы здесь с китайской стороной решили пойти глубже того формата, который принят на международном уровне: на двустороннем уровне будем максимально упрощать движение товаров и услуг. Если российская компания захочет что-то поставить на китайский рынок – это будет сделать проще. Вот над этим мы сейчас работаем.

Укрепление валюты к концу года – будет ли оно являться важным фактором для компаний при принятии решений об инвестиций в Россию или Китай?

Что касается прогнозов, в том числе динамики валютных курсов, то здесь изменения полностью соответствуют тому прогнозу, который мы делали в апреле. Если помните, тогда доллар торговался на уровне 56–57 рублей, евро был на уровне 59 рублей. Мы говорили о том, что то укрепление рубля во многом вызвано разовыми факторами и не может носить устойчивого характера. Многие нам не верили, но то, что мы видим сейчас на валютном рынке, полностью соответствует той траектории, которая была у нас продемонстрирована в прогнозе: рубль ослабевает. Сейчас это уже 61 рубль за доллар, 69 рублей за евро. Причем евро уже практически достиг тех значений, которые у нас в прогнозе стояли на конец года. Ничего особенного не происходит, просто курс у нас является плавающим, реагирует на изменение сезонности, изменение потоков капитала. То есть, как мы и ожидали, исчезновение влияния разовых факторов привело к тому, что курс рубля ослаб. В принципе, мы говорили о том, что июль-август должны оказаться самыми слабыми месяцами для рубля. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

То есть на инфляции это скажется уже в будущем году из-за отложенного эффекта?

Нет, влияние на инфляцию происходит довольно быстро: весь эффект укладывается в период максимум до 6 месяцев. Но, опять же, так как это изменение курса уже было заложено в нашем прогнозе, это уже было учтено в нашем прогнозе инфляции. Несмотря на движение вверх валютного курса, мы сохраняем прогноз по инфляции на уровне в 3,8% на конец года. Есть отдельная история с инфляцией, связанная с изменением цен на плодоовощную продукцию: у нас из-за холодной погоды урожай таких видов овощей, как картофель, морковь, капуста, сейчас поступает на рынок с большим опозданием, и поэтому по итогам июня мы увидели рост инфляции на уровне в 4,4%. Но, там, если посмотреть отдельные цены по отдельным товарам – они поднялись на очень высокий уровень, и как только новый урожай поступит, мы увидим возвращение цен к нормальным уровням, и инфляция довольно быстро опустится ниже уровня в 4%.

Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы планируем внедрять новую модель финансирования строительства инфраструктуры за счет привлечения частных ресурсов

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл деловую программу форума ИННОПРОМ-2017 выступлением на круглом столе «Развитие транспортно-инфраструктурных проектов России: основные вызовы».

Максим Орешкин: Всем добрый день, рад быть в Екатеринбурге. Говорить о качественном и устойчивом развитии экономики без качественного улучшения инфраструктуры невозможно. Если мы говорим о росте на уровне 3-3,5% в год, который заложен в наш целевой сценарий, он должен быть обеспечен необходимой инфраструктурой, а сами инвестиции в инфраструктуру должны быть неотъемлемой частью этого роста.

По разным показателям Россия сейчас находится в различных рейтингах в пятом или шестом десятке. Имея такой уровень и способность развивать инфраструктуру, пока сложно показывать темпы подушевого роста выше, чем среднемировые. Поэтому резкий рост, активный рост расходов на инфраструктуру – это то, что является необходимым условием выхода на высокие темпы экономического роста. Потому что тот рост, который экономика показывает сейчас, он во многом в ближайшие годы может упереться в два серьезных инфраструктурных ограничения: ограничение на рынке труда и инфраструктуру. Преодолению этих двух ограничений посвящены соответствующие разделы комплексного плана действий правительства.

В настоящее время текущая модель финансирования инфраструктуры, особенно в состоянии сокращения финансирования инфраструктурных расходов в рамках федеральных и региональных бюджетов привела к тому, что ситуация может характеризоваться хроническим недофинансированием.

Де-факто выбранная стратегия бюджетной политики – сохранение традиционных подходов к финансированию инфраструктуры с сокращением объема расходов – ведет к формированию негативной спирали развития экономики. Ухудшается конкурентоспособность инфраструктуры, доступность для предприятий, а значит падает количество рентабельных инвестиционных проектов, возможных к реализации. Как результат: низкие темпы экономического развития и долгосрочная уязвимость бюджета. Это та самая негативная спираль, когда недофинансированность здесь ведет к сокращению инвестиций в других секторах экономики и в итоге сказывается на бюджете. Сразу скажу, что мои слова не означают, что нам нужно увеличивать дефицит бюджета – устойчивость государственных финансов – базовый принцип стабильности экономического развития. Здесь вопрос больше не количественный – это вопрос качества.

Доминирующим способом финансирования инфраструктурных проектов является финансирование по государственному заказу, причем государство также отвечает и за эксплуатацию построенных объектов инфраструктуры.

Какие проблемы это порождает?

Первое. Тренд на сокращение дефицита, связанного с ухудшением внешней ситуации, привел к тому, что государству пришлось во-первых, ужать объем инфраструктурных расходов, и как результат сконцентрироваться на реализации считанных инфраструктурных проектов. При этом общее качество инфраструктуры остается во многих местах неудовлетворительным. Весь этот механизм характеризуется очень большим количеством недостатков. У нас имеют место частые случаи значительного удорожания строительства и срывы сроков и все эти риски при текущей системе финансирования несет на себе государство. На этапе содержания объектов также существует проблема – это высокие расходы на обслуживание, которые также подъедают небольшой пирог бюджетных средств. Такой подход стимулирует региональных губернаторов увеличить рост бюджетного финансирования, но при этом мотивация - привлечь частное финансирование - отсутствует. Для того, чтобы все эти проблемы преодолеть мы как раз сейчас и занимаемся разработкой Плана Правительства по развитию инфраструктуры с использованием частных финансовых инвесторов. Об этой программе в своем выступлении на Санкт-Петербургском экономическом форуме говорил Президент, когда упомянул так называемую «инфраструктурную ипотеку». Программа будет представлена этой осенью.

В рамках Плана перед нами стоит задача создать механизм, обеспечивающий де-факто монетизацию будущих бюджетных эффектов от инфраструктурного строительства, а также экономию на издержках как при строительстве объектов, так и издержки при их эксплуатации.

Модель, которую мы планируем внедрять, построена следующим образом: мы отходим от финансирования строительства за счет бюджетных средств здесь и сейчас в сторону привлечения частных финансовых ресурсов. А обслуживание и погашение той задолженности, которая возникает, во многом осуществляется за счет бюджетных эффектов и с точки зрения бюджета вместо полного финансирования за 2 года – это будет растянутое во времени финансирование.

В чем государство может помочь в этом процессе? Первое – это выработать принцип отбора проектов и их оценки. Говорить мы должны о всех типах инфраструктуры, это не только транспорт, это и энергетика, и коммуникации, и жилищно-коммунальная сфера, и социальные проекты. Важно также создавать типовые решения, чтобы иметь возможность быстро нарастить количество реализуемых проектов. Второе – это создание единых подходов на законодательном уровне, объединение реализуемых проектов в рамках единой федеральной программы, которая будет выступать ориентиром для реализуемых проектов и защищать их от претензий тех или иных сторон. Главное, чтобы не было разных трактовок законодательства и очень важно обеспечить стабильность государственного регулирования в тех решениях, которые могут серьезно повлиять на экономику проекта. Говоря об известных случаях, например, это известная ситуация с механизмом ГЧП в Башкирии, важно сделать так, чтобы такие случаи исключить,чтобы не было неочевидной трактовки законодательства. Третье – это совершенствовать механизмы привлечения частного финансирования, сделав возможным создание так называемого «пула» инвесторов – федеральных, региональных властей, инфраструктурных и частных компаний, конечных потребителей услуг. Участие федерального Правительства может быть как в форме капитальных грантов, платежей «за доступность» и предоставления государственных гарантий для качественного снижения риска по привлекаемому частному ресурсу. Это будет также удешевлять стоимость финансирования.

Четвертое направление - это то, что накоплен ряд проблем в законодательном обеспечении инвестиций в инфраструктуру, и мы здесь будем разрабатывать специальную дорожную карту, которая будет направлена на снижение рисков участников процесса и снижение издержек. В целом важно говорить не только о количественных показателях, но и о качестве и повышении эффективности.

Грамотное планирование и взаимоувязка реализуемых проектов являются залогом максимального эффекта на экономический рост. Важно максимально использовать так называемый сетевой эффект.

По многим проектам до сих пор сетевые эффекты реализованы не полностью. Мы сегодня еще будем говорить о строительстве новых веток высокоскоростных железнодорожных магистралей. Однако, пока даже если смотреть на уже построенную ветку Москва – Санкт-Петербург, можно сказать что потенциал дороги построен не полностью.

Я недавно был в Великом Новгороде и, например, РЖД до сих пор не смог реализовать единый билет из Москвы до Великого Новгорода с пересадкой на станции Чудово. То есть дополнительная нагрузка на базовую магистраль не реализована и те регионы, которые находятся по пути следования поезда вовлечены не полностью.

Взаимосвязь регионов с крупными агломерациями нужно продумывать на стартовом этапе.

Расходы программы на содержание должны вести к тому, что себестоимость строительства будут вестись за счет привлечения частного капитала.

Такие примеры есть в разных странах. Например, Дания – здесь переход на активные принципы ГЧП в дорожном строительстве позволили снизить расходы на 10-20% содержания дорог в нашем случае эффект может быть больше.

Главное то, что программа должна обеспечить на предстоящие 5-10 лет – это сделать качественный рывок вперед с точки зрения инфраструктуры, которая будут позволять обеспечивать высокое качество жизни для населения, с одной стороны. С другой стороны, обеспечивать возможность реализации большего количества инвестиционных проектов и это все вместе будет способствовать более высоким темпам экономического роста.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238402 Максим Орешкин


Россия. Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2238191 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Рынок Вьетнама может стать «стартовой» площадкой для совместного выхода на рынки других государств АСЕАН

30 июня 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил на открытии Российско-Вьетнамского экономического форума.

Максим Орешкин:

Всем добрый день! Уважаемый господин Чан Дай Куанг! Уважаемые вьетнамские и российские друзья!

Рад возможности сегодня выступить на открытии Российско-Вьетнамского делового форума.

Мы придаем очень важное значение официальному визиту в Россию Президента Вьетнама. Рассчитываем, что переговоры, которые состоялись вчера между нашими президентами, придадут дополнительный импульс нашему сотрудничеству на ключевых направлениях.

Исторически Россию и Вьетнам связывают очень крепкие традиции взаимной поддержки и глубокой симпатии между народами двух государств. Между нашими странами накоплен уникальный опыт сотрудничества практически во всех областях – торговля, инвестиции – которые распространяются на все отрасли экономики. Можно выделить и энергетику, промышленность, транспорт, связь, высокие технологии, науку, образование и культуру.

Все это позволило реализовать уникальный для России и других государств-членов Евразийского экономического союза проект региональной интеграции – зону свободной торговли с Вьетнамом.

Вместе с тем существующий потенциал раскрыт пока еще не в полной мере. В ближайшие годы важно сконцентрировать усилия на создании благоприятных условий для развития торговли, реализации крупных инвестиционных проектов, поддержке малого и среднего предпринимательства.

Развитию этих направлений будет способствовать реализация того пакета документов, который вчера был подписан в присутствии президентов России и Вьетнама.

Резервы для наращивания двустороннего товарооборота видим в укреплении взаимодействия в сфере сельского хозяйства. Рассчитываем на расширение номенклатуры поставок сельхозпродукции уже в ближайшее время. Россия готова удовлетворить растущий спрос на кормовые культуры во Вьетнаме. О существующем потенциале говорит многократный – более чем в 15 раз – рост поставок российских зерновых на рынок Вьетнама в этом году.

Одновременно, снижение тарифов создало дополнительные условия для увеличения импорта в Россию таких традиционных вьетнамских товаров, как фрукты и рыба.

В этой связи принципиальное значение имеет четкая и оперативная работа ветеринарных органов России и Вьетнама по предоставлению доступа продовольственных товаров на рынки двух стран.

В рамках Соглашения о свободной торговле дополнительные возможности появляются и у инвесторов.

Правительство Российской Федерации оказывает необходимую поддержку проектам в сферах электроэнергетики, добычи полезных ископаемых и других отраслях. Наши компании имеют богатый опыт при реализации инициатив как в этих областях, так и других, а также новых, которые развиваются в последние годы. Такие проекты создают предпосылки для увеличения экспорта товаров, услуг, расширения финансово-кредитного сотрудничества.

В настоящее время созданы новые банковские продукты для обслуживания российско-вьетнамских проектов и торговых операций компаний двух стран. Вьетнамско-Российским банком (ВРБ) запущен канал расчетов в национальных валютах. Следует активнее подключать экономических операторов двух стран к использованию этой инфраструктуры.

В России создан универсальный механизм финансовой и нефинансовой поддержки экспортеров в формате «одного окна» – Российский экспортный центр.

Важным инструментом для качественного роста российско-вьетнамского торгово-экономического сотрудничества может стать укрепление связей и контактов между малыми и средними предприятиями. Обмен опытом в этой сфере, проведение выставок и ярмарок, создание платформы по поддержке инновационных стартапов должны стать приоритетными направлениями сотрудничества.

Отмечу, что для многих компаний рынок Вьетнама может стать «стартовой» площадкой для совместного выхода на рынки других государств АСЕАН. Для этого необходимы совместные усилия по либерализации торговли и развитию инвестиционного взаимодействия.

В этой связи нами предложено разработать совместную программу торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества на среднесрочную перспективу. При ее подготовке будут учтены предложения и рекомендации, которые сегодня выскажут участники форума.

В заключение еще раз подчеркну важную роль, которую призваны сыграть деловые сообщества России и Вьетнама в обеспечении дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества, повышения его уровня и качества.

Пользуясь случаем, хочу пригласить всех участников Российско-Вьетнамского делового форума в сентябре этого года во Владивосток на Восточный экономический форум.

На этой площадке будем обсуждать новые возможности экономического развития региона, инвестиционный потенциал различных отраслей экономики Дальнего Востока – от сельского хозяйства и туризма до высоких технологий.

Будем рады видеть Вас на форуме.

Спасибо большое за внимание.

Россия. Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2238191 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2238189 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы не ожидаем серьезных колебаний на валютном рынке в ближайшее время

29 июня 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил с докладом на тему «О сценарных условиях, основных параметрах прогноза социально-экономического развития РФ и предельных уровнях цен (тарифов) на услуги компаний инфраструктурного сектора на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов» в ходе заседания Правительства РФ.

Максим Орешкин:

Сценарные условия мы представляли в апреле, рассматривали их на Правительстве. И те последние данные, которые сейчас есть, те тенденции, которые мы закладывали в апрельский прогноз, в целом подтверждаются. Если сравнивать прогноз с тем документом, на котором основывался бюджет 2017-2019 годов, то стоит отметить, что практически все показатели выглядят лучше. И показатели номинального ВВП, и показатели заработной платы, что в целом демонстрирует положительные тенденции, которые складываются в экономике.

Начну с внешних условий. Про санкции сегодня уже было сказано. Мы изначально закладывали в свой прогноз предпосылку о сохранении санкционного режима на протяжении всего срока действия прогноза. Эта предпосылка у нас сохраняется.

По ценам на нефть. Если посмотреть на текущую динамику – сейчас цена на нефть марки Urals порядка 45 долларов за баррель, что выше заложенных в бюджет параметров. Мы заложили на 2017 год уровень 40 долларов за баррель с последующей индексацией на 2 процента в год в соответствии с утвержденными Правительством бюджетными правилами. Но стоит отметить, что сейчас на сырьевом рынке наблюдается высокая волатильность: есть три страны, которые активно наращивают добычу – это Ливия, Нигерия и США. Этот дополнительный объем нефти, поступающий на рынок, представляет очень серьезные риски. Поэтому предпосылка о сохранении на трехлетке уровня в 40 долларов за баррель в реальном выражении выглядит более чем обоснованной.

Ожидаемая динамика ВВП совпадает с апрельской оценкой. Мы ждали 2 процента. Последняя статистика подтверждает эти оценки. В мае рост ускорился до 3,1 процента. Но если говорить в целом о трехлетке, мы сохраняем в базовом сценарии консервативную оценку роста около 1,5 процентов в год.

Если посмотреть на динамику промышленности, то последние цифры носят положительный характер. Рост промышленности в мае составил 5,6 процентов год к году. Ожидаем от промышленности на протяжении всей трехлетки уверенной положительной динамики.

Начинается постепенное восстановление потребительского спроса. Это очень важно. Мы видим, что постепенный рост по всем основным направлениям отмечается. Мы видим, что одновременно идет рост объемов внутреннего производства и импорта потребительских товаров, что косвенно подтверждает эту динамику. Недавно поступили данные по продаже автомобилей. В мае продажи выросли почти на 15 процентов год к году. Это очень хороший показатель. Важно, что это средний класс. Это не люксовые автомобили, как было в прошлые периоды.

Главная база экономического роста – это инвестиционная активность. Здесь тоже есть положительная динамика. Данные за I квартал говорят о росте на 2,3 процента к уровню прошлого года. Сохранение этой динамики, возможно, заставит нас позже в этом году пересмотреть показатель по росту инвестиций в сторону повышения.

Правительство активно работает для того, чтобы инвестиционная активность ускорялась. Отмечу две новые программы, которые сейчас разрабатываются. Это программа по проектному финансированию и инвестиции в инфраструктуру, которые должны в ближайшие годы стать базой роста инвестиционной активности в экономике.

Очень важно, что безработица опустилась на минимальные значения. Это уровень 2014 года. Рынок труда на протяжении всего нашего прогноза останется стабильным. Спрос на рабочую силу в экономике будет расти, что будет способствовать росту реальных доходов населения, реальных зарплат.

Последние цифры говорят о том, что текущие темпы прироста заработных плат составляют около 3 процентов. Понятно, что в целом уровень доходов пока находится ниже уровня 2014 года, поэтому здесь восстановление будет идти плавно. Важная задача для Правительства – обеспечить рост доходов и их восстановление в прогнозном периоде.

Инфляция в этом году ожидается на уровне 3,8 процента. Действительно, последние недели не очень оптимистичные с точки зрения инфляционной динамики. Сильно выросли цены на овощи, но это во многом связано с холодной весной и холодным летом, теми климатическими факторами, которые оказали здесь влияние. Мы ожидаем, что уже в июле-августе цены на овощную продукцию пойдут вниз вслед за приходом нового урожая на рынок. Что касается предстоящей трехлетки, то здесь у нас нет никаких оснований не доверять Банку России, который проводит политику инфляционного таргетирования. Цель по инфляции – 4 процента. Именно этот показатель мы закладываем в прогноз.

Коротко о курсах валют. Когда в апреле делали прогноз, мы закладывали, что при стоимости нефти в 40 долларов курс к концу года будет 68 рублей за доллар и 72 рубля за евро. С учетом того, что цены на нефть сейчас находятся выше уровня, заложенного в прогноз, и доллар очень сильно ослаб к ведущим мировым валютам за последние несколько месяцев. Если в прогнозе у нас евро/доллар был заложен на отметке 1,06, то сейчас это уровень 1,14. Те котировки, которые мы сейчас видим на валютном рынке – 60 рублей за доллар и 68 рублей за евро – соответствуют тому прогнозу, который мы делали в начале года. Мы не ожидаем здесь каких-то серьезных колебаний в ближайшее время, хотя в целом курс будет оставаться более-менее стабильным.

Конечно, сохранение высоких цен на нефть, которые мы сейчас наблюдаем на рынке, выше того, что есть в прогнозе. Это может стать причиной пересмотра прогноза в августе, но этот пересмотр не будет носить какого-то кардинального характера. В целом, положительные тенденции, которые сейчас есть в экономике, будут сохраняться и еще раз подтверждают те тренды, которые мы закладывали в апреле.

Что касается тарифов. Мы также отметили, что главный ориентир индексации тарифов на ближайший год – это именно 4 процента – целевой уровень инфляции. Именно на этой отметке установлен предельный рост платежа для населения по жилищно-коммунальным услугам. Есть ряд показателей, которые отличаются от 4-х процентной отметки. Мы предполагаем чуть более спокойную индексацию цен на газ. Что тоже очень важно для сферы ЖКХ и будет позволять достигать именно целевого показателя в 4 процента роста тарифов для населения. Здесь темпы постепенно замедляются и к 2020 году составят 3 процента.

В электроэнергетике будем постепенно идти по пути дальнейшего снижения перекрестного субсидирования, особенно в части тарифов на транспортировку электроэнергии. Индексация транспортировки для промышленных предприятия будет меньше, чем индексация тарифов для населения.

В завершении еще раз подчеркну, что те условия и тот прогноз, который мы делали в начале года, подтверждаются. В отдельных случаях показатели даже выше, чем мы закладывали, например по инвестициям. Но задача у Правительства на ближайшие годы – это достижение тех показателей, которые мы закладыаем в целевой сценарий.

Темпы роста, которые предполагаются в целевом сценарии, это ускорение свыше 3 процентов к 2020 году. Многие программы, которые сейчас либо принимаются, либо уже выполняются Правительством, направлены именно на эту цель. Важно понимать, что даже выполнение консервативного сценария прогноза позволит в полном объеме обеспечить исполнение социальных обязательств и в целом экономике развиваться.

Спасибо большое!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2238189 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 июня 2017 > № 2224292 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по окончании заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

М.Орешкин: На заседании президиума совета обсуждали приоритетный проект по повышению производительности труда и поддержке занятости. Это один из элементов плана Правительства, который был представлен Президенту, один из элементов, который будет способствовать постепенному переходу от базового сценария экономического развития к целевому сценарию.

Это был первый подход. На август у нас запланирована подготовка паспорта и его утверждение. Работа сейчас ведётся. Это совместный проект, который Министерство экономического развития реализует с Министерством труда, Министерством промышленности, Министерством финансов – все вовлечены в эту работу.

Сегодня обсуждали основные направления, по которым мы будем двигаться дальше. Проект представляет собой комплексный подход. Он включает в себя различные элементы – начиная от подготовки программ производительности на конкретных предприятиях и заканчивая программами переобучения сотрудников, которые в рамках этих программ будут высвобождаться с тех или иных предприятий. Здесь двойная задача у проекта: двигаться вперёд по повышению производительности труда (это один из источников ускорения экономического роста, который возможен в существующих демографических условиях) и, конечно, поддерживать и обеспечивать занятость тех людей, которые будут уходить с неэффективных предприятий. Мы будем всецело способствовать тому, чтобы они устраивались на новые рабочие места с более высокой заработной платой и делали более эффективный вклад в экономическое развитие.

Обсуждалось много мер. В ближайшие пару месяцев мы будем их детально прорабатывать. Это и изменения налогового законодательства, которые стимулируют приём высвобождаемых сотрудников, это и история, связанная с упрощением лицензирования образовательных центров на предприятиях, и, например, взнос в виде оборудования в образовательное учреждение, чтобы система образования сотрудников или молодых специалистов была более эффективной и не возникало бы проблем изначально с низкой производительностью труда.

Большой блок работ связан с созданием федерального центра компетенций на базе Внешэкономбанка. Здесь история, связанная с аккумулированием базы знаний, доступных для любого предприятия в Российской Федерации, и создание специальной IT-платформы, маркетплейса, где предприятия смогут находить консультантов по разным направлениям системы рейтингов, – опять же инструмент, который будет доступен любому предприятию в Российской Федерации.

По этим основным направлениям мы и будем продолжать работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 июня 2017 > № 2224292 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2208722 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Роль ГЧП в привлечении инвестиций в социальную сферу возрастает

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил на пленарном заседании «Социальные инновации и проектное управление – новые возможности развития регионов» в рамках Второго Форума социальных инноваций регионов в г. Красногорске.

Максим Орешкин: Доброе утро!

Действительно, социальная сфера – это то, что очень важно для государства, то, на что Правительство и Совет Федерации, и Государственная Дума делает самый важный акцент в своей работе. И развитие сегмента социальных НКО, социального предпринимательства – это то, что может делать эту сферу лучше, создавать помимо более качественных условий жизни людей, также новые рабочие места и двигать экономику вперед.

В своем выступлении кратко остановлюсь на трех направлениях, над которыми работает Министерство, – развитие сектора социальных НКО, социальное предпринимательство и ГЧП.

Если посмотреть динамику тех событий, которые происходят за последние 5 лет, то можно увидеть очень хорошую тенденцию, что масштаб деятельности социальных НКО существенно вырос. Этому способствует активная политика государства в этом направлении. Мы видим, что количество организаций с 2012 года увеличилось на 40% - их сейчас стало 140 тысяч, а число занятых в них добровольцев выросло до 3,5 миллионов человек.

По большому счету все базовые условия для работы созданы. К настоящему времени 75 из 85 субъектов утвердили комплексные планы мер по обеспечению доступа СО НКО к предоставлению услуг в социальной сфере. В качестве лидеров здесь отмечу Пермский край, Башкортостан, Ханты-Мансийск, Красноярск, Новосибирск, Мурманск, Архангельск.

В ряде регионов уже накоплен позитивный опыт по реструктуризации бюджетной сети, например, через введение стационарно-замещающих технологий или вывод полностью на конкурс услуг надомного обслуживания. В Пермском крае, например, использование таких технологий позволяет экономить в год до 200 млн. рублей, обеспечивая за счёт высвобожденных ресурсов дополнительный набор услуг гражданам.

Именно за счёт реструктуризации бюджетного сектора можно получить ресурсы для расширения масштабов услуг, предоставляемых гражданам, в том числе, негосударственными организациями.

Большие перспективы развития некоммерческого сектора мы связываем с дальнейшим ростом добровольческой активности. В настоящее время Минэкономразвития РФ совместно с Агентством стратегических инициатив и Общественной палатой в соответствии с поручением Президента завершило разработку плана по развитию волонтерства в РФ. Вчера этот документ был подписал, он бы внесён на утверждение в Правительство РФ. Его основные приоритеты – это поддержка волонтёрского движения, как среди учащихся, так и граждан зрелого и пожилого возраста, развитие корпоративного добровольчества, масштабирование инфраструктуры добровольческих центров.

Следующий проект – это развитие социального предпринимательства. В рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса в него вовлечено уже 52 региона. За 5 лет им были предоставлены субсидии из федерального бюджета в размере почти 1,5 млрд. рублей.

Основные меры поддержки сфокусированы на развитии центров инноваций в социальной сфере, которые предоставляют консультационную поддержку организациям социального предпринимательства. Эти центры выступают своеобразным бизнес-акселератором, способствующим запуску и масштабированию их деятельности. Пока они есть в 22 регионах, но мы рассчитываем, что уже в следующем году их число как минимум удвоится.

Переходя к проблематике развития ГЧП, отмечу, что его роль в привлечении инвестиций в отрасли социальной сферы возрастает: на 1 июня 2017 г. каждый восьмой проект ГЧП в стране приходится именно на социальную сферу. Запланированный по ним объем инвестиций составляет 52 млрд. рублей, из них свыше 40 млрд. рублей – внебюджетное финансирование. На текущий момент инвесторы уже вложили в эти проекты более 14 млрд. рублей.

В поддержку проекта предусмотрена возможность предоставления субсидий из федерального бюджета региональным и местным бюджетам на возмещение части затрат в связи с реализацией соглашений о ГЧП. Минэкономразвития России разработаны и направлены в субъекты Российской Федерации методические рекомендации по использованию механизмов ГЧП с учётом лучших региональных практик.

В планах министерства – вместе с Минздравом и Минтрудом - доработать отраслевое законодательство в части предоставления концессионерам и частным партнёрам долгосрочных параметров (тарифов) за предоставляемые услуги.

Когда Президент на ПМЭФ коснулся вопроса привлечения частных ресурсов в инфраструктуру, это касалось не только транспортной инфраструктуры, но, в том числе, и социальной инфраструктуры. Это очень важное направление.

В заключение, хочу сказать, что рад возможности напрямую обратиться к участникам форума, представляющим регионы страны, некоммерческие организации. Работа, которая за последние годы была проведена на федеральном уровне, на уровне Министерства, позволяет уже сейчас на местах внедрять и развивать практику привлечения бизнеса и некоммерческих организаций в оказание социальных услуг. Есть ряд регионов, и об этом я уже говорил, которые это успешно демонстрируют.

Безусловно, есть много нерешенных вопросов. И работа по ним активно ведется. В этой связи мы рады будем увидеть результаты работы форума, те направления, по которым нам стоит двигаться дальше, чтобы систему дальше отладить, чтобы она работала на благо людей.

Спасибо!

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 8 июня 2017 > № 2208722 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201775 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Российская экономика начала новую фазу экономического роста

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в рамках «правительственного часа» выступил с докладом в Государственной Думе.

Максим Орешкин: Уважаемый Вячеслав Викторович!

Уважаемые депутаты!

Добрый день!

Начну с текущей экономической ситуации. Последние статистические данные подтверждают тезис, что российская экономика начала новую фазу экономического роста. Прирост ВВП в апреле достиг 1,4%. Более того, целый ряд показателей, а это и прирост энергопотребления более чем на 2%, и прирост объемов грузоперевозок на 4%, все это соответствует уровням 2010-2011 года. Напомню, в тот период экономика росла темпами в 3-4%.

Что очень важно, начинается постепенное восстановление потребительского спроса. Так, сегодня были опубликованы данные о том, что прирост продаж новых автомобилей в мае достиг 15% к уровню прошлого года. Начинает оживать спрос на потребительские кредиты, активно растет ипотека. Восстановление внутреннего спроса подтверждается одновременным ростом объемов внутреннего производства и импорта потребительских товаров, а также уверенным ростом несырьевых доходов федерального и региональных бюджетов. Безработица в текущем году находится на уровне 2014 года – минимальном за всю историю статистического наблюдения.

Однако начало новой волны роста не означает, что у нас уже все хорошо: все основные показатели и уровень выпуска, и доходы населения пока находятся ниже тех уровней, которые мы видели в начале 2014 года. Тем не менее, важно понимать, что докризисные уровни были во многом обеспечены неустойчиво высокими ценами на нефть, которые за последние три года снизились более чем в два раза, геополитические трудности тоже добавили негатива к этому процессу. При этом снижение ВВП за 2015-2016 год, несмотря на все трудности, составило всего 3,0%, а уровень реальных заработных плат по итогам апреля ниже уровня апреля 2014 года на 6,4%.

Что мы ожидаем по итогам 2017 года. Мы ожидаем рост ВВП на 2,0%, при этом темпы роста во втором полугодии будут превышать этот уровень. Восстановление экономики, по нашим оценкам, продолжится широким фронтом: мы ожидаем рост инвестиционной активности примерно на 3,0%, реального уровня заработных плат примерно на 2,0%. Примерно 2,0% в реальном выражении прибавят и пенсии после их индексации на 5,8% в этом году. И эта оценка без учета разовой выплаты, которая была совершена в январе.

Темпы инфляции находятся около целевой отметки Банка России в 4,0% и к концу года должны, по нашей оценке, снизиться до уровня в 3,6-3,8%. Такая инфляционная динамика позволяет Банку России активно снижать уровень ключевой ставки.

Важно отметить, что начало новой фазы экономического роста характеризуется отсутствием структурных дисбалансов в российской экономике: платежный баланс и бюджет адаптировались к низким ценам на нефть, долговая нагрузка населения и компаний снизилась. Заметно подешевела в реальном выражении недвижимость, что с учетом рекордно низких значений ипотечных ставок делает покупку жилья максимально доступной для средней российской семьи в новейшей истории. Всё это значит, что новая волна экономического роста основывается на сильных фундаментальных, а не спекулятивных трендах.

Но можем ли мы быть довольными той динамикой, тем экономическим ростом, который мы ожидаем в этом году? Ответ: конечно же нет. Именно поэтому мы готовим пакет мер, который позволит увеличить темпы экономического роста и, самое главное, уровень жизни граждан России. Именно долгосрочный рост качества и уровня жизни населения является главной целью, на которую мы ориентируемся при разработке наших предложений.

Важно понимать, что российская экономика стоит перед серьезными демографическими вызовами. Провал рождаемости 90-х годов приведет к снижению трудоспособного населения в среднем на 600 тысяч человек в год на протяжении следующих шести лет. Минимум рождаемости в нашей стране был достигнут в 1999 году и сейчас численность 18-летних у нас достигла минимума с первой половины 20 века.

На эти вызовы мы и ориентируемся в своей работе. Мы не пытаемся готовить стратегии, в которых будет подробно написано, что и как делать ближайшие 10 лет. Мы стараемся концентрироваться на разработке конкретных мер, которые могут здесь и сейчас оказать положительный эффект на экономическую динамику.

Учитывая стоящие перед нашей экономикой вызовы, мы ориентируемся на решение двух ключевых задач:

Первая - активизация инвестиций в технологическое обновление и новую инфраструктуру;

Вторая - бережное отношение к людям и максимальное развитие талантов и способностей каждого гражданина нашей страны.

Сквозной задачей для достижения этих двух целей является задача по цифровизации экономики.

В части инвестиционной активности наша задача добиться дополнительных инвестиций к текущему уровню примерно на 5 трлн. руб. Важно, чтобы эти инвестиции носили устойчивый характер. По каким основным направлениям мы здесь планируем действовать:

Первое. Создание понятной, прозрачной и предсказуемой среды работы бизнеса. Речь идет об устойчивой макроэкономической динамике, стабильной налоговой системе, предсказуемых тарифах естественных монополий, понятных и прозрачных принципах работы контрольно-надзорных органов, мерах поддержки государства. Остановлюсь подробнее на том что уже сделано.

В последнее время самое негативное влияние на инвестиционную активность оказывала нестабильность макроэкономической ситуации. Волатильность инфляции, спроса, курса были настолько высокими, что нельзя было с уверенностью составить ни одного бизнес-плана. С начала 2017 г. неопределенность, по опросам Росстата, начала быстро снижаться. Если еще полгода назад об этом говорили 56% респондентов, то сейчас этот уровень опустился до 44%. Эффект дают те меры, которые мы реализовывали вместе с вами последние 2-3 года, по кирпичику собирая стену макроэкономической политики: от инфляционного таргетирования до новых принципов бюджетной политики. В этом году был разработан и внедрен механизм сглаживания эффекта от волатильности цен на нефть на внутреннюю экономику. Это позволило стабилизировать динамику валютного курса;

После активной работы с деловым сообществом завершается подготовка законопроекта, регулирующего неналоговые платежи, а также дорожной карты по снятию избыточных нормативных требований к бизнесу. Скоро будем готовы обсуждать их на площадке Государственной Думы;

В Правительство внесен законопроект о контрольно-надзорной деятельности, который позволит регламентировать основные положения о деятельности надзорных органов – главная задача здесь, чтобы контроль и надзор из инструмента наказания стал инструментом предотвращения нарушений. Хотел бы обратиться к Парламенту с просьбой провести нулевые чтения данных инициатив;

Продолжается работа над улучшением делового климата, надеемся к концу года продолжить движение вперед по рейтингам. Но что очень важно, поддерживаем работу по введению целевых моделей на региональном уровне, внедрение лучших практик на региональном уровне – это очень важно.

Наводим порядок в работе такой подведомственной организации как Росреестр. Сегодня здесь есть продвижение по чистке рядов, внедрению современных технологий, которые позволяют минимизировать общение заявителя и чиновника и там, где это возможно, перевести работу в автоматизированный формат. На уровне Министерства создана рабочая группа совместно со строительными компаниями, которая позволит конкретизировать слабые места системы и способы их преодоления.

В обеспечении понятности, прозрачности и предсказуемости действий государства очень большая роль у Государственной Думы. Ответственный подход, аккуратное и всестороннее рассмотрение законопроектов – это то, что обеспечивает стабильность правового поля и тем самым способствует экономическому росту. Считаю, что в этом снижении неопределённости по мнению респондентов большая заслуга и Государственной Думы.

Второе направление поддержки инвестиций – это увеличение объема реализуемых новых инвестиционных и инфраструктурных проектов. Именно в этих двух областях мы видим самые большие проблемы. Мы подготовили запуск так называемой «фабрики проектного финансирования». Ее задачей через работу на всех ключевых стадиях от подготовки проекта через структурирование его финансирования до этапа реализации будет как увеличение общего числа доступных к реализации проектов, так и, что самое главное, снижение рисков для конечных инвесторов. Результатом внедрения данного механизма должен стать рост объема привлекаемых частных ресурсов. Предполагается, что основным продуктом «фабрики» будет долгосрочный кредит (сроком до 10-15 лет) с процентной ставкой, не превышающей 10% годовых. Это именно то, что нужно нашему бизнесу для того, что бы реализовывать новые инвестиционные проекты. В части реализации инфраструктурных проектов мы также хотим создать условия для активного привлечения частных кредитных ресурсов, возвратность которых будет обеспечена платежами от основных выгодоприобретателей реализации инфраструктурных проектов: государства, как на региональном, так и на федеральном уровнях, инфраструктурных монополий и частного бизнеса. Важной новацией должны стать изменения в законодательство в части синдицированного кредитования. Планируем выйти с предложениями в Государственную Думу в ближайшее время. Над этими программами мы активно работали последние несколько месяцев - программами по инфраструктурным инвестициям и программам по реализации новых инвестиционных проектов, они были объявлены Президентом на Петербургском экономическом форуме. Планируем осенью начать их плавный запуск.

Третье. Наряду с ростом инфраструктурных инвестиций, важным фактором снижения издержек российских компаний должна стать активная цифровизация российской экономики. Она уже сегодня может стать тем инструментом, который позволит повысить эффективность во многих сферах – начиная от электронной торговли, логистики и заканчивая государственными услугами и социальной сферой. Здесь очень важна работа совместно с Государственной Думой по подготовке законопроектов, создающих прочную институциональную основу развития этой сферы. Мои два заместителя участвуют в такой работе на площадке Думы.

Четвертое. Важным фактором при принятии решений о новых инвестициях является наличие достаточных рынков сбыта: в этой связи важно работать по увеличению возможностей экспорта нашей продукции, ее доступа на рынки других стран. В рамках данного направления помимо развития уже созданных институтов поддержки экспорта, речь пойдет о дальнейшем упрощении административных и бюрократических процедур, активной работе по увеличению числа стран, с которыми Россия работает в рамках зон свободной торговли. Важный элемент – развитие цепочек добавленной стоимости, в том числе поддержка создания российскими компаниями сборочных и сбытовых производств на ключевых рынках. Так, например, в качестве спецпредставителя Президента по экономическому взаимодействию с Японией, я со своим японским коллегой провожу на ежемесячной основе регулярные встречи. Мы пытаемся максимально помочь продвижению новых проектов. Строительство нового аэропорта в Хабаровске, доступа российского мяса на японский рынок, системы умного города в Воронеже и многое-многое другое, это то, над чем мы работаем по данному направлению.

Вторая цель, о которой я говорил, - это сохранение и повышение качества человеческого капитала, обеспечение роста производительности труда.

Для достижения более эффективной работы наших компаний важно не только идти по пути технологического обновления, но также активно внедрять новые управленческие технологии. Практика показывает, что применение самых современных управленческих практик может на отдельных предприятиях повысить производительность на десятки процентов. В рамках работы по данному направлению мы заканчиваем подготовку 11-го правительственного приоритетного проекта «Производительность труда». Его задача – упростить доступ российских предприятий к новым управленческим технологиям, помочь их внедрению, а также стимулировать процесс повышения квалификации сотрудников.

Важным направлением здесь является снятие нормативных ограничений на повышение производительности труда, повышение гибкости. Необходима инвентаризация устаревших нормативов, норм, стандартов, использование которых определяет избыточную занятость. Задача – исключить искусственную потребность в рабочей силе, когда, например, возможна замена персонала на опасных производствах автоматическими системами.

При реализации данной программы ни в коем случае нельзя забывать о человеке. Одним из ключевых индикаторов программы будет являться доля людей, которые высвобождены и устроены на новые рабочие места без потери заработной платы. Здесь задача для местных служб занятости – своевременно провести тестирование сотрудников, определить их квалификацию и подобрать наиболее подходящую вакансию. Будем настаивать на принятии специальных мер налогового стимулирования программ поддержки повышения квалификации сотрудников и их межрегиональной мобильности. Отмечу и необходимость цифровизации отношений между работодателем и работником, постепенный отказ от бумажных трудовых книжек.

Пару слов о важных для экономического роста аспектах социальной сферы. В части здравоохранения ориентиром должно являться повышение продолжительности активной жизни, а также снижение длительности и количества периодов временной нетрудоспособности. Здоровая нация – это не только более высокое качество жизни людей, но и прямой вклад в экономической рост.

За последние годы мы достигли впечатляющего рывка в части рождаемости, однако систему, обеспечивающую максимальное развитие способностей и талантов каждого человека, на каждой стадии его развития, еще только предстоит создать. В сфере образования важно как обеспечить мотивацию школьников, так и отстроить систему, при которой получаемые знания, будут востребованы в новой экономике. Важно что бы доля социальных выпадений в процессе обучения у нас стремилось к лучшим значениям в мире. Какие новые знания нужны: это способность к коммуникации, непрерывному в течение жизни процессу обучения - технологии быстро идут вперед, поэтому главное – это способность обучатся и получать новые знания. Вопрос востребованности знаний также остро стоит и перед системой высшего образования.

Для компенсации негативного тренда численности населения в трудоспособном возрасте планируется реализовать ряд мер по повышению активности таких групп населения как молодежь и молодые мамы. Считаем важным работать по привлечению в страну молодых талантов и квалифицированных сотрудников со всего мира. Важно, чтобы иностранные граждане, окончившие российские вузы, имели простую возможность остаться у нас в стране и быть активными членами нашего общества.

Для успешной реализации предложенных изменений, а также финансирования важных с социальной точки зрения направлений нам потребуется провести работу по повышению эффективности бюджетных расходов. В настоящее время мы детально, с привлечением депутатов Государственной Думы, разрабатываем предложения по новым подходам работы с государственными программами. Та ситуация, которая сложилась в настоящее время, говорит о том, что существующий механизм не дает необходимых результатов. В чем здесь проблемы?

Первое. Очень важно в каждой госпрограмме иметь ограниченное число целей. В наших сейчас 2400 целей. Это не работает. По каждой госпрограмме должно быть не более пяти верхнеуровневых целей. И она должна быть не просто списком всех бюджетных расходов по этому направлению, а включать весь комплекс действий, все бюджетные и внебюджетные источники, все меры по изменению регулирования.

Второе, внутри госпрограмм очень важно провести разделение всех действий на проектную и процессную часть. Все новое, что хочет сделать государство, должно быть сформулировано в проекты. Должно быть просчитано, какой эффект на достижение конкретных целей оказывает каждый конкретный проект, сколько он стоит, и кто персонально является ответственным. Благодаря такой работе все проекты можно будет проранжировать по их эффективности.

В настоящее время выбрано пять пилотных госпрограмм: транспорт, жилище, здравоохранение, сельское хозяйство, образование. На них мы сейчас отрабатываем новые подходы.

В этой работе также очень важна роль Парламента. Важно, чтобы отчет конкретного министра в Парламенте был предметным разговором в том числе о достижении ключевых целей государственных программ.

Одним из ключевых направлений деятельности Министерства является поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства. Приоритетные направления здесь следующие:

Первое. Создание и развитие инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства и формирование сервисной модели поддержки МСП.

Второе. Формирование спроса через заказ государства и государственных корпораций. Здесь работаем над тем, чтобы заказы доставались реальному малому бизнесу, а не подставным компаниям.

Третье, обеспечение доступности кредитных ресурсов. На этой неделе подписано остановление Правительства, расширяющее лимиты по так называемой программе «6,5» на дополнительные 50 млрд. руб. Благодаря этому малый бизнес получит доступ еще в большем объеме к кредитным ресурсам по стоимости не выше 10,6%.

Реализуемые меры способствуют росту активности МСП – с августа прошлого года их количество выросло на 10%. Однако очевидно, что не все в этой программе идеально – договорились с профильным комитетом в ближайшее время провести широкие слушания по данной проблематике.

Главное направление деятельности, где Министерство напрямую соприкасается с населением – это развитие сети МФЦ. Сегодня для граждан открыты более 13 тысяч центров и офисов госуслуг по всей стране, в которые ежедневно обращаются 300 тысяч граждан. Охват населения «одним окном» составляет 97%.

На 1 мая уже 31 государственная услуга обязательна к предоставлению в МФЦ. Их число постоянно расширяется. Активно прорабатывается вопрос предоставления массовых и социально значимых госуслуг по экстерриториальному принципу, а также услуг по жизненным ситуациям. Например, единовременное оформление всех документов при рождении ребенка или смене фамилии, открытии бизнеса или приобретении жилья. Такие законопроекты планируем внести в Госдуму этой осенью и надеемся на поддержку депутатов. Цель, которую мы видим перед собой, сделать получение государственных услуг максимально простым и быстрым. Важно базировать всю работу именно от потребностей человека, а не от каких-то других историй.

Одной из форм учета мнений предпринимателей уже несколько лет выступает оценка регулирующего или фактического воздействия нормативных актов. Это профессиональная экспертиза последствий принятия новых правил для бизнеса. Как финансовых – с точки зрения изменения издержек, так и административных в части бумажной волокиты. С 2010 года Минэкономразвития подготовлено почти 6 тыс. таких заключений. Причем в отношении трети актов сделаны выводы о наличии избыточных требований.

Отмечу, что здесь мы уже договорились об активном сотрудничестве с Государственной Думой. Мы будем совместно работать над анализом законопроектов, работа над которыми ведется в стенах парламента.

В работе Министерства очень важно иметь обратную связь, стараюсь посещать российские регионы, и, в первую очередь, встречаться с представителями регионального бизнеса. Региональная повестка незаслуженно ушла в Министерстве на второй план за последние годы – пытаемся исправлять ситуацию. За последние месяцы удалось посетить Тульскую, Кировскую, Ярославскую области, республику Татарстан, Краснодарский край – только в понедельник на этой неделе вернулся из поездки по Новгородской области.

Считаю очень важным постоянное общение с депутатами – уже удалось встретиться с двумя депутатскими группами Единой России, провел встречи с тремя оппозиционными фракциями, работаю по активизации контактов с думскими комитетами. Вопросы и проблемы, которые поднимаются на встречах позволяют лучше понять происходящее на местах и направить разрабатываемые меры, в первую очередь, на конкретные болевые точки. Спасибо вам за возможность такого общения.

Благодарю за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201775 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 июня 2017 > № 2200023 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мир растет на 3% в год, а мы хотим 4%

Минэкономразвития предлагает внедрить проектное финансирование и новые механизмы вложений в инфраструктуру, чтобы активизировать инвестиционный процесс в стране. Еще один приоритет - поддержка экспорта. Об этом в интервью "Газете.Ru" заявил глава ведомства Максим Орешкин. В тоже время он говорит, что речь не идет о выделении на эти цели дополнительных ресурсов.

- Известно, что Минэкономразвития в своих расчетах предполагает достижение пика экономического роста на уровне 3,6% в 2028 году, даже при условии реализации структурных реформ. Неужели нельзя разогнать экономический рост более стремительно, например, смягчив бюджетную политику - повысив уровень нефтегазовых доходов и дефицита?

- Конечно, мерами по избыточному смягчению денежно-кредитной политики, бюджетной политики экономику можно и разогнать на один год. Но потом мы получим очередной кризис.

Поэтому стабильная устойчивая макроэкономическая конструкция - это то, что важно именно для обеспечения долгосрочного роста.

И если говорить про долгосрочные темпы экономического роста, его можно разбить на темпы роста занятости и темпы роста выпуска на одного занятого. Но если сравнивать Россию с мировой экономикой, то у нас средний уровень подушевого ВВП уже сейчас выше, чем среднемировой. При этом темп роста занятости и демография у нас хуже, чем в среднем по миру.

Мир растет при этом примерно на 3% в год. Таким образом, даже повторение этих значений будет означать, что мы будем показывать динамику лучше, чем большинство стран в мире. И выход на 3,5-4%, конечно, амбициозная цель, к которой нужно стремиться. Будем вырабатывать меры и внедрять, самое главное, те меры, которые будут позволять достигать этих значений. Но нужно понимать, что это очень качественный рост, который будет, вероятно, одним из лучших, с точки зрения роста на одного занятого.

- Пока неизвестны детали плана правительства по стимулированию экономического роста. Но из фрагментов дискуссии можно сделать вывод, что вы сторонник экономического роста через повышение производительности труда, усиление инвестиционной активности и ориентации на экспорт продукции. В вашей программе нет поддержки внутреннего спроса. Почему внутренний спрос меняется на поддержку экспорта?

- Уровень внутреннего спроса - это скорее компетенция ЦБ, который регулирует денежно-кредитную политику. Но очень важно понимать, что ЦБ своими действиями обеспечивает тот спрос, который максимально может быть достигнут в конкретной экономической ситуации. И при этом не вызывает инфляционного давления. Поэтому дополнительно что-то здесь стимулировать, конечно, не стоит, и даже не стоит об этом говорить.

Но очень важно изменить структуру спроса, который есть в нашей экономике. Нужно добиваться того, чтобы инвестиционного спроса было гораздо больше.

Поэтому так много мы говорим о поддержке инвестиционной активности, о создании предсказуемых, понятных и прозрачных условий для бизнеса. Мы также настаиваем на специальных инструментах финансирования. Речь идет о проектном финансировании и новых механизмах инвестиций в инфраструктуру.

Это те инструменты, которые будут помогать закрывать пробелы в инвестиционной активности, которые у нас есть, поддерживать ее и снижать риски. Об этом нужно говорить, в первую очередь, для частных инвесторов, чтобы частный капитал приходил в гораздо большем объеме.

А экспорт - это открытие рынков других стран. Нужно понимать, что население в мире - это семь миллиардов человек, население России - это 150 миллионов человек. Разница большая.

Активно работая по внешнеэкономической повестке, создавая новые возможности для экспорта, мы можем открыть для российских производителей рынки, которые во много раз больше, чем рынок российский.

Можно говорить о том, чтобы на несколько процентов увеличить внутренний российский спрос, а можно говорить о том, чтобы открыть рынок гораздо больший, чем российский, для тех же российских производителей. Чтобы они увеличивали выпуск и продавали свою продукцию за рубеж.

- Поддержка экспорта и поддержка таких амбициозных целей требует только изменения действующих механизмов? Или потребуются дополнительные расходы, прежде всего бюджетные?

- Потребуется реструктурирование имеющихся мер. Главное - это создание условий. Чтобы частные деньги чувствовали себя защищенными, и понимали, на каких условиях они работают. Именно об этом мы говорим, объясняя наши предложения по инфраструктурным инвестициям.

Другая мера - проектное финансирование. Предлагается такая работа с проектами, которые есть в реальном секторе экономики, чтобы риски для частных инвесторов были бы меньше. Чтобы одновременно проекты получали длинные деньги по разумным ставкам.

- Но без бюджетной поддержки все равно не обойтись. Но в 2016 году Минфин сократил на 87% финансирование основного инструмента поддержки экспорта - госгарантий. Вы будете настаивать на восстановлении этого инструмента?

- Сегодня уже было объявлено, что инструмент госгарантий будет активно использоваться. Очень важно аккуратно использовать этот инструмент. Госгарантии не должны стать скрытой формой расходов. Они просто должны обеспечивать снятие рисков. Особенно там, где частный бизнес, может быть их оценивает очень высоко. Например, сейчас частный бизнес не всегда верит в то, что инфляция будет низкой и стабильной. Этот риск легко может быть снят через участие государства.

Петр Нетреба.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 июня 2017 > № 2200023 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205088 Максим Орешкин

Орешкин: в июле-августе рубль упадет из-за волатильности притоков капитала и отрицательного текущего счета

В интервью Business FM в кулуарах ПМЭФ глава Минэкономразвития рассказал о том, как изменится курс рубля, почему не нужно говорить о налоговых реформах, и как будут финансироваться проекты «с нуля»

Уровень налоговой нагрузки в России повышаться не должен. Это позиция Минэкономразвития, заявил в интервью Business FM в кулуарах Петербургского международного экономического форума глава министерства Максим Орешкин. Он также рассказал о финансировании инфраструктурных проектов и о том, каким должен быть курс рубля. С министром экономического развития Максимом Орешкиным беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич:

В выступлении Путина прозвучали две вещи, важные для бизнеса, которые так или иначе связаны с вашим министерством: проектное финансирование — его важность подчеркнул президент — и специальные инвестиционные контракты. Все это прямо прозвучало, причем пролонгация.

Максим Орешкин: Еще одна была очень важная вещь — это инвестиции в инфраструктуру. То, о чем мы говорим, о том, что нужно создать такую положительную спираль с точки зрения инвестиционной и экономической активности. Реализацию новых проектов в инфраструктуре — она открывает возможность для новых инвестиционных проектов, которые тоже должны находить свое финансирование и реализовываться. Вот эту положительную спираль мы будем пытаться запустить. Это две программы по проектному финансированию и по инфраструктурному строительству — то, над чем мы работали последние месяцы.

Мы уже начали рассказывать бизнесу, который еще не весь знает об этих формах, хотя крупный, конечно, знает, это на всех панелях обсуждается. Если коротко, все-таки, какие отрасли в первую очередь будут затрагивать вот эти формы государственной поддержки промышленности?

Максим Орешкин: То, о чем мы говорим, мы говорим о проектном финансировании — на самом деле в банковской системе очень большая с этим проблема. У нас банки любят кредитовать либо большие предприятия, либо под залог. Взять новый проект, который возводится с нуля, и получить под него финансирование очень сложно. Именно здесь на это будет нацелено. Мы начинаем работу на базе «Внешэкономбанка». Первый раунд работы будет вводиться именно по тем отраслям, которые в стратегии «Внешэкономбанка» отмечены: в первую очередь все, что связано с развитием экспорта, с новыми высокими технологиями. Любая, на самом деле, отрасль промышленности может попасть в эту программу, если она имеет такую ориентацию, на экспорт, например. С этой точки зрения здесь практически все могут в нее попасть. Задача — отбирать правильно проекты, их структурировать и финансировать через синдицированное кредитование, о чем говорил президент. Здесь будем навешивать механизмы поддержки: это частичная госгарантия, это гарантия того, что инфляция, например, останется стабильной на долгосрочном горизонте, что позволит короткие деньги банков переворачивать в длинное финансирование для проектов. Это же, на самом деле, очень важно с точки зрения получения проектами длинных кредитов. Банки сейчас, может быть, еще боятся, что у нас инфляция будет 4% в долгосрочной перспективе, что она может вырасти, отклониться...

Даже ЦБ этого боится, не только банки.

Максим Орешкин: Правильно, но мы ЦБ верим, понимаем, что там команда очень сильная, что они достигнут своих целей, и правительство готово прогарантировать в рамках данной схемы, что инфляция не выйдет за уровень 4%. Это позволит проектам обеспечить уровень кредитных ставок на длинные сроки, базовую ставку 7% плюс кредитный риск по проекту, который может 2-3% сверх этого составить. Вот такая схема позволит привлекать больше частных средств. Именно на это и нацелена эта идея, чтобы не государством залить все эти деньги, все эти проекты и наворотить дел, а именно привлекать частное финансирование, в том числе частные инвесторы будут оценивать риски для того, чтобы инвестиции шли только туда, куда нужно и эффективно. И третий этап в данной схеме — это то, что «Внешэкономбанк» будет входить миноритарным акционером в реализуемые проекты, получать там на акционерные соглашения большие права и тем самым контролировать, как эти проекты реализуются, и тем самым создавать дополнительную гарантию стабильности и устойчивого развития этих проектов для частных инвесторов.

Вот эта новизна для бизнеса, которая здесь прозвучала, она важная. Теперь то, что важно для всех и для бизнеса тоже, потому что практически все, с кем я говорил в этой студии, для них этот вопрос остается острым. Курс рубля. Причем одни говорят, что завышенный курс мешает, это экспортеры, естественно, другие — сельскохозяйственные производители, на удивление, мне говорили: нет, не надо, чтобы рубль становился дешевле, хотя они экспортеры тоже в какой-то степени, но они очень зависят от импортных поставок всего-всего разного. И этот вопрос по-прежнему важен для всех, и мы немножко запутались. Все-таки, чего ждать?

Максим Орешкин: Ждать, что курс останется плавающим, что он будет меняться под влиянием рыночных факторов. Какой курс нужен России? России, конечно, нужен крепкий рубль, но крепость его должна быть вызвана фундаментальными факторами: ростом производительности труда и эффективности российской экономики. Если сила рубля будет вызвана резким ростом цен на нефть, мощным притоком, временным, капитала, конечно, такие истории будут нести только негативные последствия. А именно такую историю мы, например, наблюдаем с начала этого года. У нас, например, на долговой рынок в марте в рынок ОФЗ пришло больше 200 млрд рублей от иностранных инвесторов.

С марта-то прошло уже два месяца. Мы все ждали, что carry trade закончится, и Силуанов ждал, вы ждали и предполагали, собственно, это все звучало, почему люди и обсуждают это. Все-таки, какой прогноз вы делаете?

Максим Орешкин: Просто сложилась уникальная ситуация. С одной стороны на глобальных рынках мы что видим? Мы видим склонность к риску на историческом максимуме. Никогда так дешево риск не оценивался. На этом фоне, конечно, в развивающиеся рынки идет капитал. А если посмотреть уже ситуацию на развивающихся рынках, то традиционные конкуренты России — это Турция и ЮАР, которые традиционно конкурируют за притоки капитала. В Турции инфляция 11% и разбалансированная макроэкономическая ситуация, в ЮАР недавно сменили правительство, и очень большая неопределенность. И там в этих странах валюта упала, притоки прекратились. И де-факто Россия стала страной №1 по качеству макроэкономической политики и, соответственно, сюда пошли капиталы довольно агрессивным темпом.

Агрессивным и устойчивым, то бишь, курс примерно останется, как есть, вот в течение этого времени. Я пытаюсь сформулировать...

Максим Орешкин: Я отвечу вполне конкретно: такие притоки капитала долгими и устойчивыми быть не могут. Они на то и притоки краткосрочного капитала, что они достаточно волатильны. Это первая история, которая может сыграть на динамику курса рубля — это волатильность, связанная с изменением общего настроения на глобальных рынках. Будет ФРС повышать дальше ставки, будет ситуация ухудшаться, и другие риски мировой экономики проявляться, рубль, конечно же, на все это отреагирует. Вторая история — это то, что при том восстановлении экономики, которое мы сейчас видим, при росте рубля мы видим положительную динамику импорта. Импорт растет активно, и в летние месяцы это приведет к тому, что текущий счет станет отрицательным. В июле-августе мы ожидаем отрицательный текущий счет. И первый, и второй фактор могут повлиять негативно на рубль и его скорректировать.

Вот это было важно, что вы ожидаете отрицательный текущий счет в июле-августе. Мы все слышали, президент попросил больше не обсуждать проекты налоговой реформы, какими бы они ни были, публично. Просто, когда внутри все договорятся, чтобы людей не пугать ничем. Но скажите, в целом, налоговая реформа нужна, она будет? Или тема может быть отложена? Ввели механизм проектного финансирования, специнвестконтрактов, ну, в общем, всякие налоговые льготы в тех направлениях, которые правительство считает нужным поддерживать, и, может быть, на этом и остановиться? Или все-таки налоговая реформа будет?

Максим Орешкин: Смотрите, откуда вся эта история родилась. Когда Алексей Леонидович (Кудрин — BFM.ru) говорит о том, что нам нужно потратить дополнительные средства на образование, здравоохранение и инфраструктуру, сначала у него была идея повысить налоги, потом идея усилить дефицит бюджета. На самом деле важно, чтобы вот эти разговоры не появлялись, найти источник средств для финансирования всех этих очень важных вещей. С инфраструктурой — это вот та программа, которая сегодня была объявлена, над которой мы сейчас будем работать — это программа привлечения частных денежных средств в развитие инфраструктурных проектов. Эта история с повестки снимается. Образование и здравоохранение, история наведения порядка в бюджетном процессе, в том, как мы выбираем те проекты, которые государство реализует. Пример приведу: в госпрограммах, которые сейчас сделаны, существует 2400 целей. При таком целеполагании невозможно оценить эффективность того или иного госпроекта внутри госпрограмм, и поэтому там заведомо содержатся неэффективные расходы. Задача здесь навести порядок, сузить количество целей, оценить, насколько каждый расход, каждый проект влияет на достижение этой цели, тогда как раз найти решение и источники для финансирования этих расходов. Но что гораздо более важно — это пойти по позитивной спирали. Сначала реализовывать те изменения, которые не так дорого стоят, но дают максимальный эффект, это позволит экономике выйти на более высокую траекторию, она будет больше зарабатывать и, соответственно...

И, может быть, тогда не придется ничего такого придумывать с налогами. То есть приоритет на инвентаризацию расходов сначала, да?

Максим Орешкин: Наша позиция, что уровень налоговой нагрузки в российской экономике повышаться не должен. О чем мы можем думать — это изменение структуры. Такой структуры, которая будет способствовать более активному инвестиционному процессу, такой структуры, которая будет, например, компаниям, переходящим из теневой экономики в белую экономику, позволять развиваться дальше и не погибать от высокой налоговой нагрузки.

И еще одна популярная тема про популярную пословицу, что есть маленькая, большая ложь, а есть статистика. Теперь Росстат перешел в ведение Минэка, вы этого добивались, другие министры это тоже поддерживали, я знаю.

Максим Орешкин: Но я этого не добивался, если честно. Это задача, которая была мне поставлена. Я не добивался.

Может быть, ваш предшественник еще добивался, потому что, действительно, происходили расхождения в том, как считал Минэк, и то, как давал Росстат. Что изменится в наших цифрах с переходом?

Максим Орешкин: Цифры останутся абсолютно независимы. Если я хоть когда-то узнаю, что кто-то из сотрудников Минэкономразвития скажет Росстату, что ту или иную цифру нужно подправить, он будет уволен в тот же самый момент. В чем я вижу задачу? Это отстаивание интересов Росстата, это продвижение вперед тех изменений, внутри Росстата, которые будут позволять ему становиться современнее, более качественно собирать информацию с первичных источников, с меньшей нагрузкой на предприятия. И мы уже сейчас работаем по определенным направлениям. Например, у нас в начале года были неточности определенные в статистике в секторах госуправления. Сейчас активно работаем с Минфином, чтобы здесь навести порядок, и данные поступали в Росстат именно в том виде, в котором они нужны. Активно работаем с налоговой службой, чтобы те данные, которые они собирают через онлайн-кассовую технику, потом в дальнейшем могли использовать.

Просто более современные способы сбора информации, чем те, которые были приняты до сих пор, еще самые давние.

Максим Орешкин: В этом плане Росстату просто нужна помощь, поддержка, на уровне членов правительства этим мы и занимаемся.

А вот теперь один, позвольте, дискуссионный, не сиюминутный вопрос, но в общем-то про это. Здесь сидел Владимир Мау (российский экономист — BFM.ru) и вот о чем говорил. Вообще считать ВВП так, как мы его считаем у нас, в Западной Европе, где угодно, сейчас уже бессмысленно в новой экономической реальности, у нас уже другие процессы происходят. Поскольку, грубо говоря, убер-технология сокращает, она интенсифицирует все, сокращает количество расходов. Электронная книжка понимает ВВП. Словом, что тот счет ВВП, который был принят, он перестает отражать реальное положение в экономике.

Максим Орешкин: На самом деле, ВВП не уменьшает, а увеличивает, и объясню, почему. Потому что то, что происходит при появлении «Уберов» или других электронных технологий, это меняются структуры экономик, меняются структуры рынков. Отдельные рынки сжимаются, но это означает, что люди могут тратить, зарплата-то у них не уменьшается, они переходят на другие рабочие места, поэтому доходы есть, они начинают тратиться в других секторах. Появляются новые сектора экономики. Как раз, технологические изменения, которые приводят к тому, что некоторые сектора экономики сокращаются, означают, что для других секторов экономики это возможность роста, и это возможность появления новых секторов в экономике. Вот эти структурные изменения в экономике, когда происходят, экономика так и растет.

Так что менять подходы нам не нужно пока?

Максим Орешкин: Нужно считать. Есть международная методология, нужно считать в соответствии с ней, нужно грамотно пользоваться цифрами и понимать, что за каждой цифрой стоит.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205088 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197649 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия должна заслужить крепкий рубль

Россия стала страной номер один для инвесторов, вливающих деньги в развивающиеся рынки. Именно этим объясняются сильные позиции рубля в настоящий момент. Об этом в интервью «Коммерсантъ FM» заявил министр экономического развития Максим Орешкин. В специальной студии радио новостей на Петербургском экономическом форуме с ним беседовали обозреватели Олег Богданов и Дмитрий Дризе.

Дмитрий Дризе: Девизом этого форума можно считать фразу о том, что президент «заболел» цифровизацией. Наверное, уже даны указания правительству, в том числе и вашему министерству. Есть ли уже какая-то конкретика, что с сегодняшнего дня меняется в нашей жизни?

Максим Орешкин: На самом деле, по программе цифровой экономики правительство работает уже с послания президента прошлого года. В декабре было дано поручение, разрабатывались программы, у нас есть даже специальное направление – «умная экономика». О чем идет речь? В первую очередь — о создании прочного фундамента. Нужно законодательство, инфраструктура, все, что связано с безопасностью — то, что будет обеспечивать фундамент для роста частного бизнеса и проникновения цифровых технологий в разные отрасли.

Главное — это создать фундамент. В каждой отрасли правильное законодательство, правильная инфраструктура означает, что может развиваться бизнес. Другой вопрос, в каких областях эффект для российской экономики может быть максимальным. Вот есть пример Alibaba в Китае, что позволило каждому конкретному производителю, где бы он ни находился, оказаться гораздо ближе к потребителю – платформа электронной торговли, на которую каждый производитель может выйти, представить свой товар, а доступ к этой информации окажется у каждого потребителя.

Олег Богданов: Технологии позволяют собирать big data — большой блок информации, анализировать ее, а с учетом внедрения того же блокчейна – управлять этими системами. Это фантастически звучит, но реально уже это можно потрогать, эти вещи работают.

Максим Орешкин: С этой точки зрения в российской экономике есть гораздо более интересный источник big data — это та онлайн-система контрольно-кассовой техники, которую сейчас внедряет Федеральная налоговая служба. Внедрение закончится к 1 июля 2018 года. Это будет большой переворот с точки зрения мониторинга. Здесь надо смотреть гораздо шире, это не вопрос исключительно налоговой системы. Например, мы сейчас думаем, как сделать российскую статистику более эффективной, более гибкой, собирать более качественную информацию с меньшей нагрузкой на предприятия.

Олег Богданов: Чтобы она была репрезентативной?

Максим Орешкин: Бесспорно. Данные, которые пойдут из онлайн-ККТ, статистическое ведомство сможет использовать. Соответственно, здесь не нужно ни людей, которые будут собирать эту информацию, это все идет в автоматическом режиме. Статистика цен, ряд других статистических данных может быть взята из этих систем.

Олег Богданов: А как оценить эффект? Сколько это даст процентов к росту?

Максим Орешкин: Электронная торговля, логистика, логистика — это тоже очень важно. Нужно не только знать о том, что есть в какой-то точке страны производитель. Важно, сколько будет этот товар ехать от этого производителя до конкретного потребителя. Переход на цифровые технологии в вопросах отчетности — это упрощение, это тоже снятие нагрузки на бизнес. Все это вместе будет давать кумулятивный эффект. У нас есть наш целевой прогноз, который предполагает выход на темпы 3,5 и выше за период до 2020 года — это как раз то, на что надо будет ориентироваться.

Олег Богданов: Это ведь неинфляционные драйверы роста?

Максим Орешкин: Да.

Олег Богданов: И инфляция может оставаться низкой, и рост высокий.

Максим Орешкин: У нас как раз весь план, который подготовлен правительством — это структурные реформы, там нет идей типа «накачать все деньгами» и так далее, это именно структурные изменения, цифровизация отдельных отраслей. Это же не только то, что я назвал, это же и образование…

Про инфраструктуру как раз тоже сегодня президент говорил в своем выступлении. Две новые программы, которые мы разрабатывали и сейчас к концу года будем внедрять в жизнь — надеемся, эффект здесь уже будет сильный в следующем году — это проектное финансирование, то есть это инвестиции в новые объекты промышленности и реальной экономики.

Олег Богданов: А проекты есть?

Дмитрий Дризе: И что такое «реальная экономика» в этом понимании?

Максим Орешкин: Например, в промышленности у нас проектов очень мало. Много идей, но мало конкретных проектов — просчитанных, понятных, какое финансирование нужно, на каких этапах и так далее. Это не то, что государство сейчас здесь все будет заливать деньгами. Речь идет о создании условий для привлечения частных денег на финансирование этих проектов. Для того чтобы частный бизнес — банки, частные инвесторы, пенсионные фонды — понимали, что в этих проектах мало рисков, нужно их правильно структурировать с точки зрения их подготовки. Конкретика будет, когда это все заработает. Мы сейчас находимся как раз в стадии, когда начинается имплементация, детально прорабатываем эти проекты. Здесь будет и ВЭБ участвовать. Мы планируем эту всю историю вынести в июле, уже к осени она будет готова, будем ее запускать.

Олег Богданов: Соответственно, меняется способ регулирования экономики?

Максим Орешкин: Наша задача — менять. Например, очень активно работаем в Росреестре, который находится в ведении Минэкономразвития. Ведомство досталось с очень большим набором проблем. С каждым месяцем мы внедряем автоматизацию, технологии — отделяем возможность контакта заявителя и чиновника, все происходит в автоматическом режиме. Работаем с банками, чтобы обмен информацией автоматически производился по понятным алгоритмам.

Олег Богданов: Несмотря на то, что нефть теряет в цене, рубль идет в обратном направлении, он даже не слабеет.

Максим Орешкин: Надо понимать, какие факторы влияют сейчас очень серьезно на российскую валюту. Если мы посмотрим статистику последних месяцев, то, например, в марте приток иностранных денег в российские ОФЗ составил 200 млрд руб. за месяц. При том, что в принципе на развивающихся рынках настроения хорошие, в мировой финансовой системе, мы видим, что оценки риска находятся просто на минимальных значениях. На этом фоне мы видим, что еще среди традиционных конкурентов для России с точки зрения притока капитала — Турции и ЮАР — далеко не все в порядке. В Турции — инфляция 11%. В ЮАР — смена правительства тоже. Бразилию трясет несколько лет, она никак из этого выйти не может. Поэтому Россия стала просто номером один для инвесторов в развивающихся рынках, поэтому им такой мощный приток.

Олег Богданов: Но берут только ОФЗ, наших акций пока нет?

Максим Орешкин: В основном ОФЗ, на другие инструменты заходят. Но ОФЗ самый простой, самый понятный из них. Понятно, что, когда идет такой приток капитала, рубль просто не может быть слабым. Но понятно одновременно, что такие притоки капитала не могут сохраняться бесконечно. Любое изменение настроения на внешних рынках — чуть раньше, чуть позже — конечно же, приведет к тому, что фундаментально баланс на рынке изменится. Еще важно понимать, что по импорту идет тренд довольно активный с точки зрения его роста. И если наложить это на ту сезонность, которая есть у нас в платежном балансе, мы увидим, что в летние месяцы будет дефицит текущего счета. То есть для того, чтобы курс сохранялся на текущем уровне, у нас не только должен сохраняться приток капитала мощный, который есть сейчас, он должен усиливаться. Если этого не произойдет, будет определенная коррекция.

Дмитрий Дризе: К концу года что нам ждать?

Максим Орешкин: Смотрите, прогноз, который мы делали в апреле, не изменен. Мы говорили о том, что при $40 за баррель, если нефть вдруг бы упала туда, мы бы видели курс 67-68 рублей за доллар. При текущем уровне, при $50 за баррель — это 62-63. Это небольшой гэп, который наша модель показывает, зазор, вызванный временными факторами — быстрым притоком и сезонностью платежного баланса.

Дмитрий Дризе: Но был разговор о том, что правительство хочет уронить рубль.

Максим Орешкин: Абсолютно не так. Рубль у нас плавающий.

Олег Богданов: Я вот не могу в этой связи не вспомнить аналитическую заметку Центрального банка, которая недавно была опубликована, основной вывод повторю: девальвация рубля несет больше минусов для российской экономики, чем плюсов.

Максим Орешкин: России нужен крепкий рубль, я в этом абсолютно уверен. Это я говорю.

Дмитрий Дризе: Но вы тот чиновник, который сказал не доверять рублю.

Максим Орешкин: Я говорил о том, что текущий курс отклонился от нашего оценочного по понятным факторам, которые мы считаем временными. В апреле я именно это имел в виду. То, что я говорю сейчас: фундаментально

России нужен крепкий рубль, но это должен быть тот рубль, который Россия заслужила.

Он не должен быть вызван высокими ценами на нефть или притоками капитала. Он должен основываться на высокой производительности труда, на эффективности российской экономики. Поэтому России нужен крепкий рубль, но мы должны его заслужить.

Дмитрий Дризе: В чем держать деньги?

Максим Орешкин: Деньги нужно держать в российских рублях на депозитах. Покупать иностранную валюту только в том случае, если у вас планируются какие-то расходы соответствующие — если вы хотите поехать за границу или приобрести какой-то импортный товар.

Дмитрий Дризе: Одна из главных тем на форуме — предложенные президенту программы стратегического развития. Вот есть три конкурирующих программы – Алексея Кудрина, Столыпинского клуба и, собственно, правительства. Говорят, что три программы надо скрестить, взяв из каждой самое лучшее. Но применительно к экономике нельзя, наверное, скрещивать ничего, это кур можно скрещивать, а экономику как скрестить? Не будет ли у нас в результате никакой программы?

Максим Орешкин: Что делаем мы? Мы подготовили программу, там есть отдельные проекты, которые нужно реализовывать. Те проекты, которые находятся в высокой степени готовности, те, по которым есть консенсус, что их нужно реализовывать, мы просто запускаем. Мы не будем ждать какой-то программы, какого-то времени, мы все будем запускать по мере того, как у нас это будет готово, обговорено с экспертами, обговорено с обществом. Вот, например, те проекты, которые сегодня объявлял президент — и по проектному финансированию, по инфраструктурному строительству — это то, что аккуратно вынимается из программы и начинает внедряться в жизнь.

Мы живем в мире, который очень быстро меняется. Никакой программы не может быть, где было бы написано, что в ближайшие 15 лет мы должны сделать вот это и вот это, в 2023 году — вот это, а в 2025-м — вот это, и тогда в 2027-м наступит коммунизм. Мы понимаем направление, в котором мы движемся. Есть конкретные проекты, их нужно реализовывать. Не ждать, а сразу внедрять в жизнь.

Дмитрий Дризе: Все время пугают повышением налогов, изменением шкалы подоходного налога. Что думает Минэкономразвития по этому поводу?

Максим Орешкин: Мы считаем, что налоговая нагрузка не должна повышаться.

Олег Богданов: На население или на предприятия?

Максим Орешкин: О чем говорит Алексей Леонидович Кудрин? Что нужно потратить дополнительные расходы на образование, здравоохранение, инфраструктуру. Наш ответ: на инфраструктуру нужно не государству больше тратить и забирать через налоги, а привлекать больше частный капитал, создавать условия. На образование и здравоохранение в бюджете мы говорим о том, что надо искать внутренние ресурсы. А для того чтобы их найти, мы сейчас выстраиваем новую систему работы с государственными программами, чтобы иметь возможность ранжировать те расходы, которые есть, с точки зрения их прямого эффекта на те цели верхнего уровня, которые стоят. В госпрограммах сейчас 2400 целей.

Олег Богданов: А кто столько поставил?

Максим Орешкин: Кто-то поставил. Министерства работали, все активно работали – 2400 целей. Мы говорим, что в одной госпрограмме должно быть пять целей, не больше. И каждый проект, который внутри госпрограммы находится, должен быть оценен, сколько он стоит и какой эффект дает.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197649 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197648 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Никто не собирается делать каких-то революций

Предвыборный год ставит перед Россией не только политические вопросы, но и задает экономический вектор на новый президентский цикл. Эксперты и министерства подготовили свои варианты стратегии развития страны, которые будут обсуждаться в ближайшие полгода. Чем различаются программы ЦСР, Столыпинского клуба и правительства, стоит ли менять налоговую систему и при каких условиях возможно повышение пенсионного возраста, а также почему очередные санкции Запада уже не страшны экономике России в интервью РИА Новости в рамках Петербургского экономического форума рассказал глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Беседовали Дмитрий Киселев и Диляра Солнцева.

— Максим Станиславович, президент Владимир Путин, как мне представляется, сам сознательно поставил себя в положение князя Владимира, который выбирал религию, заслушивал разные, тогда это были религиозные, проекты. А сейчас он предложил разработать разные программы и ему предстоит выбрать. Это на самом деле судьбоносный момент для России, практически выбор пути на долгие времена. Фактически ему предстоит определить модель, по которой будет развиваться Россия. При этом он сказал, что любой план экономического роста должен быть людям ясен, чтобы и гражданское общество, и государство, как говорится, знали свой маневр, что делать. Сейчас такой момент, когда на столе у президента три варианта. Не могли бы вы просто выделить, может быть, по три пункта в каждом варианте, между чем и чем предстоит выбрать президенту, вокруг чего собственно идет дискуссия.

— Важно понимать, что никто не собирается делать каких-то революций. Залог успешного развития экономики — это всегда стабильность условий, предсказуемость того, что будет происходить дальше. Общество должно понимать, как и куда движется государство с точки зрения своей экономической политики. Потому что именно люди, те компании, в которых они работают, тот бизнес, который они создают, и есть основа экономики.

И понимание того, как действует государство — очень важный фактор в экономической сфере, создаст им спокойствие и осознание того, в каком пространстве будет развиваться их бизнес, их компании, они смогут двигаться вперед и создавать новые проекты. Поэтому никаких революций нет.

— Я правильно понимаю из вашего ответа, что революция не заложена ни в одном из трех проектов?

— Абсолютно. Нигде нет такого, что все, что делалось до этого — неправильно, нужно переделать, развернуться и поехать в другую сторону.

Я вообще считаю, что не надо даже говорить о том, что должна быть некая стратегия как конечный документ, где все на 15 лет детально прописано, что через год мы делаем вот это, через два — это и так далее.

У нас экономика сейчас, испытав непростые пару лет, вернулась к росту: рост в апреле уже 1,5%. По ряду других показателей мы видим, что потребление электроэнергии и другие показатели уже демонстрируют очень уверенные показатели. Поэтому что здесь важно? Здесь важно этому росту — восстановлению экономики — не навредить и принимать точечные меры, которые бы рост долгосрочно выводили на более высокую траекторию.

Мне кажется, тот результат, который макроэкономическая политика дала за последние несколько лет: при падении цен на нефть более чем в два раза от уровня, который мы видели в 2012-2013 годах, ВВП за этот период скатился всего лишь на 3%. Сейчас экономический рост возобновился, инфляция стабилизировалась на низких уровнях, на тех уровнях, на которых она никогда не была до этого. Главное — не сломать то, что уже работает. Важно тому новому, что должно стать основой модели, дать поддержку, дать дополнительный толчок.

— Существующая экономическая модель России признана недееспособной в том смысле, что не может нам гарантировать темпы выше среднемировых. Именно поэтому поставлена задача разработать новую модель роста. Насколько я понимаю, в представленных проектах — Столыпинского клуба в лице Бориса Титова и ЦСР в лице Алексея Кудрина — есть непримиримые противоречия. Не могли бы вы описать, кто что предлагает, между чем и чем выбор?

— Во всех программах есть позитивные вещи и, как сказал президент, надо бы посмотреть то, что разумное есть в каждой из программ, что убрать и внедрять.

Противоречия между программами в макроэкономической политике.

Борис Юрьевич Титов в этой части предлагает напечатать деньги и залить ими экономику. Алексей Леонидович (Кудрин. — Прим. ред.) говорит, что надо увеличить бюджетный дефицит и профинансировать все приоритетные расходы.

Мы говорим о другом. Мы говорим, что в первую очередь важна эффективность. Деньги в стране есть, их главное не тратить на то, что не приносит пользы стране, и сконцентрировать ресурсы именно на приоритетных направлениях. Важно давать дорогу частному капиталу, например те же инфраструктурные проекты. И мы будем это предлагать, нужно финансировать таким образом, чтобы частный капитал туда приходил, и там, где он работает, там, где риски для него приемлемы, там, где выгоды для экономики в целом и реализации проектов понятны, чтобы это место занимал частный капитал.

Поэтому в этой части есть, конечно, противоречия. В одном случае просто предлагается деньги напечатать, в другом — давайте мы рискнем и возьмем более высокую нефть во все наши макроэкономические расчеты и будем верить, что она останется высокой.

— Чей это вариант?

— Это Алексей Леонидович предлагает. Мы же говорим о том, что верить в высокую нефть нельзя. Надо быть готовым, что нефть может быть 40 долларов или даже ниже, поэтому надо искать внутренние ресурсы и снижать те направления расходов, которые у нас неэффективны, и максимально создавать условия, чтобы частные деньги приходили и в финансирование новых проектов, и в финансирование инфраструктуры.

— А если говорить о вашей программе. Вы сказали, что в первую очередь она должна быть направлена на человека, на человеческий капитал. Какие предложения вы представили президенту? Стоит ли повышать пенсионный возраст, менять кардинально налоговую систему?

— Пенсионный возраст — это очень важный вопрос, и вопрос — зачем вообще это обсуждать. Мое мнение: если говорить о повышении пенсионного возраста, это должно быть очень четко увязано с повышением пенсий в реальном выражении и улучшением условий в здравоохранении. То есть это такое структурное изменение — более высокий пенсионный возраст, но при этом более высокий уровень пенсий, более качественная система здравоохранения. Это то, что может рассматриваться. И когда мы говорим о пенсионном возрасте, мы всегда говорим именно в этой увязке.

— А налоги?

— Главное в налоговой системе — стабильность и предсказуемость налогового режима. Действительно, есть некоторые структурные вещи, о которых можно говорить. Например, с точки зрения положительного структурного влияния налогов на инвестиционный процесс, мы говорим, что налоговую нагрузку при реализации инвестпроектов нужно сдвигать вправо, когда идет основная фаза инвестиций; когда продажи продукции от инвестпроекта нет — здесь налоги должны быть поменьше. А когда предприятие уже вышло на полную мощность, оно готово возместить те налоги, которые оно не доплатило на первой фазе.

Вот структурный сдвиг в пользу более поздней уплаты налогов по новым инвестпроектам — это то, что может структурно помочь экономике расти.

Вторая история, о которой мы говорим, — это процесс, связанный с "обелением" экономики. У нас налоговая служба активно внедряет новые способы администрирования, мы видим, как качество сбора НДС увеличилось. С этого года страховые взносы передали налоговой системе.

Мы имеем в нашей стране очень высокую ставку по страховым взносам, которые платят предприятия, — 30%. Если благодаря технологиям налоговая служба сможет эффективно администрировать этот налог, значит, все будут вынуждены платить эту высокую ставку. Проблема в том, что ставка по страховым взносам в России является одной из самых высоких в мире, и высокая собираемость может привести к потере конкуренции ряда предприятий, и, соответственно, некоторые предприятия из-за этого могут погибнуть.

Поэтому мы рассуждаем о возможности структурного изменения налогообложения, ухода от прямых налогов на труд и замещение их косвенными налогами.

— А президент поддерживает?

— Как президент сказал, эти вопросы еще будут детально обсуждаться, все развилки смотреться, и если станет понятно, что есть риски после изменения налоговой системы, то мы, конечно же, остановимся на варианте ее сохранности в текущем виде.

— Когда будет принято окончательное решение по стратегии, дорожная карта по ее реализации?

— Есть вопросы более простые, которые, очевидно, нужно постепенно имплементировать. Связанные, например, с поддержкой инвестиций в инфраструктуру. Они будут решаться гораздо быстрее.

Более сложные решения, связанные с налоговой системой, будут еще долго обсуждаться внутри правительства, с экспертами, выноситься на общественное обсуждение. Здесь очень важно, чтобы был консенсус между обществом, бизнесом и государством о том, как мы движемся вперед. Потому что без совместного движения успеха не будет.

— Долго — это сколько?

— Я думаю, что вся эта дискуссия закончится в этом году, и имплементация тех же налоговых решений — это 2019-2020 годы.

— То есть до конца года будут известны все налоговые новации?

— Да, я думаю, что нужно обязательно определяться, потому что для бизнеса важна в первую очередь предсказуемость и стабильность налоговой системы, и эти решения нужно принимать быстрее.

— Есть договоренность с ОПЕК по нефти, которая недавно была продлена, в какой степени это работает?

— Работает, потому что запасы сырой нефти, которые резко выросли в последние несколько лет, довольно быстро уменьшаются. Поэтому рынок поддерживается в более-менее стабильном состоянии, и эта стабильность нефти в том числе помогает иметь стабильную ситуацию в российской экономике.

— Будет ли Минэкономразвития менять свой прогноз в июне из-за договоренности с ОПЕК?

— Да, мы, конечно, будем уточнять прогноз в июне, потому что новая вводная, эта сделка с ОПЕК, приведет к тому, что у нас и курс будет чуть-чуть покрепче, инфляция будет чуть чуть-чуть поменьше, чем было, но это такие косметические истории. И второе, конечно, мы видим, что экономическая динамика по ряду показателей, например по инвестициям, лучше, чем мы ожидали. Первый квартал — это рост на 2,3% к уровню прошлого года. Поэтому показатель по инвестициям тоже будет пересмотрен в сторону более высоких значений.

— Много разговоров о новых санкциях, и это опять поднималось на саммите "Большой семерки". В какой степени они могут повлиять на экономический рост России?

— Повлиять это сможет уже слабо, потому что то, чего мы добились за последние два-три года, — мы теперь полностью рассчитываем на свои собственные силы, мы теперь можем обходиться без западного финансирования и можем жить без внешних источников.

Поэтому могут сколько угодно обсуждать новые санкции — мы должны сконцентрироваться на решении наших внутренних проблем, "расшивая" те проблемные зоны, которые у нас есть в инфраструктуре, на рынке труда, помогать людям развиваться, помогать людям приобретать новые компетенции, каждый талант доводить до его максимальной реализации. Благодаря всем этим историям делать новую экономику, достигать высоких темпов роста.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197648 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2193114 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы должны двигать экономику вперед

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл Петербургский международный экономический форум 2017 Панельной сессией "Макроэкономическая политика-от стабилизации к росту.

Разрабатываемые правительством РФ меры по стимулированию экономического роста предполагают выход на рост ВВП свыше 3% с 2020 года, но демографическая ситуация в стране делает эту задачу "непростой", сказал глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин в ходе сессии.

"У нас есть целевой сценарий, который предполагает темпы роста выше 3% с 2020 года. Есть определенный потенциал, чтобы эти темпы наращивать и до 3,5% - это тот уровень, на который мы можем выходить. По его мнению, надо понимать, что экономика имеет подушевой ВВП выше, чем в среднем в мире, демография в России хуже, чем в среднем в мире. "Поэтому показывать темпы выше среднемировых - это на самом деле интересная и непростая задача", - сказал министр.

"Есть серьезные ограничения, над их снятием мы работаем. Поддержка инвестиций и поддержка человеческого капитала. И есть еще одна тема, которая проходит сквозной линией через обе эти истории - цифровизация экономики", - сказал Максим Орешкин.

По его словам, "тема с инвестициями - это понятное, прозрачное, предсказуемое государство с точки зрения налогов, тарифов, контроля и надзора, госзакупок, господержки".

"Второе - это снижение издержек - и цифровизация, и новые технологии будут искать здесь основную роль. Третий момент - новые инструменты финансирования - нужно выходить на качественно новый уровень инвестиционной активности. Я уже давал оценку, что к текущему уровню инвестиций надо прибавить 5 трлн. рублей в год. Мы сейчас работаем над программой по стимулированию инвестиций в инфраструктуру и в новые проекты. Четвертое - создание рынка сбыта, развитие экспортных возможностей", - рассказал Максим Орешкин о стимулировании инвестиций.

"Второе направление - человеческий капитал. Сейчас работаем по приоритетному проекту - производительность труда, где как раз институционально будем поддерживать изменения как с точки зрения новых инвестиций, так и с точки зрения новых управленческих практик. Важный вопрос - повышение численности экономически активного населения. ЦСР предлагает повысить пенсионный возраст. Наше мнение - нужно ориентироваться на молодое поколение, где высокая структурная безработица. Нужно упрощать процесс найма для компаний", - заявил министр.

Максим Орешкин также обратил внимание на темы здравоохранения и образования. При этом он отметил, что "ограничиться только развитием собственных талантов мы не сможем - важно привлекать таланты и квалифицированную рабочую силу из-за границы".

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2193114 Максим Орешкин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2164040 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Предложения о создании новых ТОРов на Дальнем Востоке должны обеспечивать рост поступления НДС

«Предложения Корпорации развития Дальнего Востока о создании новых территорий опережающего развития (ТОР) в регионе должны обеспечивать последующее увеличение налога на добавленную стоимость (НДС), поступающего в бюджет», - заявил министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе совещания о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015-2017 годах.

По его словам, показатели эффективности важны, в том числе для того чтобы мотивировать. «Кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции", - сказал глава Минэкономразвития, отметив, что точка зрения Министерства заключается в том, что «в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые обращаются за созданием ТОРов, но это больше касается истории с моногородами и Корпорации развития Дальнего Востока».

"Чтобы Корпорация понимала, что если выносится предложение по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти частные инвестиции в определенном объеме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объема добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет", - подчеркнул Максим Орешкин.

Глава Минэкономразвития отметил, что если большой объем добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит и дополнительные поступления в части НДС.

Кроме того, по его словам, Минэкономразвития совместно с Министерством по развитию Дальнего Востока обсуждает вопрос специального подхода к вопросам контроля и надзора в регионе.

"Возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы еще улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски", - пояснил Максим Орешкин.

Максим Орешкин: Показатели эффективности важны, в том числе для того, чтобы мотивировать. Но кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции. Наша точка зрения заключается в том, что в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые зачастую обращаются с предложениями по созданию ТОР, но это больше касается истории с моногородами, и Корпорации развития Дальнего Востока, чтобы она понимала, что, если выносятся предложения по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за теми бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти инвестиции частные в определённом объёме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объёма добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет, и если большой объём добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит дополнительные поступления в части НДС.

И по последнему моменту, который Александр Сергеевич затронул, относительно режима работы компаний. Мы как раз сейчас с Министерством Дальнего Востока обсуждаем вопрос специального подхода к истории контроля и надзора и, возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы ещё улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2164040 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 4 мая 2017 > № 2164047 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Следующим этапом повышения удобства работы МФЦ станет переход к модели работы от жизненной ситуации, а не от государственной услуги

Выступление Министра экономического развития России Максима Орешкина на заседании Госсовета.

Максим Орешкин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Практически каждому гражданину нашей страны приходится время от времени получать официальные документы: паспорт, свидетельство о рождении, оформлять материнский капитал. Думаю, многие согласятся, что за последние несколько лет делать это стало значительно проще.

Конечно, не последнюю роль сыграло создание сети многофункциональных центров предоставления государственных услуг «Мои документы». Первые центры были открыты ещё 10 лет назад, но сейчас, что очень важно, вывеску «Мои документы» можно увидеть буквально везде: не только в крупных городах, но и в самых отдалённых населённых пунктах.

Сегодня в России действует около 13 тысяч отделений, и они охватывают 96 процентов населения нашей страны. Только за прошлый год этими центрами было предоставлено 93 миллиона услуг. Центры функционируют по принципу «одного окна», то есть в одном месте люди могут получить доступ к 30 видам услуг федерального уровня и ещё к около полутора сотен видам региональных и муниципальных услуг.

Что же в целом изменилось с появлением МФЦ? Прежде всего изменилась система взаимодействия граждан и государства. Веками сохранявшиеся в унынии присутственные места, ярко описанные русскими классиками, наконец стали удобными, современными и технологичными, а их работа – прозрачной, регламентированной и предсказуемой во времени.

При создании МФЦ в России был проанализирован международный опыт, были учтены решения массовых розничных компаний, преуспевших в создании дружелюбной среды для людей. Помимо самих окон обслуживания в центрах есть информационные стойки, удобные зоны ожидания, детские уголки, доступ в интернет и многое другое.

Благодаря созданию сети центров только за последние несколько лет среднее время ожидания в очереди за получением госуслуг сократилось в 2,5 раза. За эти полчаса времени, которые люди стали экономить, если их умножить на 93 миллиона услуг, то общая экономия времени для граждан нашей страны – это более двух миллионов человеко-дней. Посетители МФЦ оценили наши усилия, и уровень удовлетворённости качеством услуг сегодня уже превысил 80 процентов, а для сравнения в 2004 году он был меньше двадцати.

Значительное количество МФЦ оборудовано сегодня специальными терминалами, позволяющими оценить полученную услугу. Для этих целей существует и СМС-сервис. Только за прошлый год граждане оценили в МФЦ почти пять миллионов услуг. Доля положительных оценок превысила 96 процентов. В разных регионах система оценки работает по-разному: где-то лучше, где-то хуже. Например, в настоящее время практически не поступают данные из МФЦ Республики Ингушетии, Тверской и Ивановской областей.

По мере создания инфраструктуры и упрощения всех процедур растут и ожидания граждан. Мы понимаем, что многофункциональные центры должны развиваться и дальше в соответствии с этими ожиданиями, а сам процесс предоставления госуслуг должен становиться всё проще и удобнее.

Что для этого планируется сделать? Первое, мы хотим, чтобы центры работали, отталкиваясь не от удобств ведомств и исторически сложившейся практики государственных услуг, а в первую очередь исходя из потребностей конкретного человека. Следующим этапом повышения удобства работы МФЦ станет переход к модели работы от жизненной ситуации, а не от государственной услуги.

Приведу пример, что это означает на практике. Когда в семье рождается ребёнок, родителям нужно одновременно получить до 19 государственных услуг: оформить свидетельство о рождении, материнский капитал, прописать ребёнка в квартире и так далее. На каждую услугу необходимо своё заявление.

Мы же хотим сделать так, чтобы подавалось одно заявление, а всю остальную работу брало на себя государство. Первый паспорт, свадьба, смена фамилии, своё дело или новый дом – в этих ситуациях людям важно получать документы как можно быстрее. Необходимый проект закона нами подготовлен, и прошу, Владимир Владимирович, его поддержать.

Второе: многие граждане, получая ту или иную услугу в МФЦ, зачастую при необходимости оплаты, например, госпошлины сталкиваются с проблемой необходимости либо поездки в отделение банка, либо платежа через аппараты с большой комиссией, которые не всегда качественно работают. Чтобы таких проблем не возникало, необходимо организовать оплату через сотрудников МФЦ. Такой законопроект также уже подготовлен.

Третье: мы должны двигаться вперёд по дальнейшему расширению списка предоставляемых услуг. Сейчас мы вместе с Налоговой службой работаем над возможностью приёма налоговых деклараций и предоставления других услуг. При этом особое внимание мы уделяем вопросам сохранения налоговой тайны. Это, кстати, будет не первый совместный с Налоговой службой эксперимент.

Так, например, Московская область уже запустила пилотный проект, в рамках которого при любом обращении гражданина МФЦ автоматически проверяет наличие налоговой задолженности заявителя и выдает квитанцию для погашения долга. Это позволило существенно увеличить объём поступлений и сократило задолженность по налогам в бюджет.

Вторая история здесь – это выдача заграничных паспортов и замена водительских удостоверений. Нам совместно с МВД России необходимо обеспечить оказание таких услуг во всех многофункциональных центрах. Сейчас, к сожалению, это пока не так.

Четвёртое: нам ещё предстоит завершить разработку административных регламентов предоставления услуг, подробно и в деталях прописать все процедуры внутри многофункциональных центров, задать время выполнения, формализовать отказы и исключить необоснованные отказы. Надо обеспечить там, где это ещё не сделано, электронное взаимодействие МФЦ и государственных органов.

Важно выстроить систему мотивации сотрудников МФЦ, с тем чтобы они были заинтересованы в результатах своей работы, не заворачивали людей, если им что-то не понравилось в документах, а действительно стремились помочь и пытались разобраться в каждой конкретной ситуации.

Для того чтобы улучшать именно то, что волнует граждан, очень важна обратная связь. Мы должны отстроить систему таким образом, чтобы отслеживать все оценки вплоть до конкретного специалиста, оказавшего услугу, обеспечить работу с отзывами, ввести результаты оценки в систему мотивации всех ответственных лиц.

Есть и другие резервы повышения эффективности системы МФЦ. Один из них – это переход на централизованную модель организации деятельности центров в регионах. У нас ещё остались 23 субъекта, где сеть состоит из множества муниципальных МФЦ. Мы считаем, что централизованная региональная модель лучше управляется, она позволяет обеспечивать единые стандарты качества и оптимизировать расходы на содержание аппарата.

В целом финансирование многофункциональных центров – тоже непростой вопрос. У нас есть ряд предложений по обеспечению дополнительного финансирования. Будем искать решение совместно с регионами.

Завершая выступление, хочу отметить, что один важный результат создания в нашей стране сети центров государственных услуг – это формирование в регионах команд, которые работают на основе клиентоориентированного подхода с использованием современных управленческих технологий. Они решают важные для людей задачи и уже сейчас являются кадровым резервом как для региональных, так и для федеральных органов власти.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Один из основных вызовов сегодняшнего дня – это увеличивающаяся скорость изменений в мире: изменений технологий, модели ведения бизнеса, управленческих систем. Способность быстро меняться, адаптируясь под существующие вызовы, – это один из ключевых факторов успеха. Поэтому считаю, что накопленный опыт и культуру работы системы многофункциональных центров важно активно распространять по государственной системе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 4 мая 2017 > № 2164047 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153474 Максим Орешкин

«Оптимистическое кино»: Орешкин о реформе госуправления и росте экономики

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Максим Орешкин на коллегии министерства процитировал Ганди, рассказал о приватизации «Совкомфлота» и представил план увеличения темпов экономического развития

Премьер-министр Дмитрий Медведев свое выступление на коллегии Минэкономразвития, которая прошла вчера, начал с шутки о том, что Минфин показывает «кино страшное», а Минэкономразвития — «кино оптимистическое».

«Очень разные два экономических ведомства. Когда проходит коллегия Минфина — кино страшное, а когда проходит коллегия Минэкономразвития — кино оптимистическое», — сказал Медведев, посмотрев видеоролик о планах министерства. По его словам, такой подход к созданию прогнозов позволяет под разным углом зрения смотреть на экономику, видеть ее сильные и ее слабые стороны.

Запланированный показатель роста экономики страны на 2% в текущем году вполне достижим, нужно только приложить для этого усилия, заявил Медведев. Он рассчитывает, что по итогам года наметившаяся позитивная динамика в экономике станет еще более заметной.

«Во всяком случае цифры, которые звучали, пока вполне достижимы, включая рост ВВП до 2%», — отметил председатель правительства. Медведев подчеркнул, что положительные сдвиги должны стать долгосрочными и устойчивыми трендами.

«Как и все сырьевые экономики, мы получили очень болезненный урок, сделали выводы — в общем, очевидные. Несмотря на весьма существенную концентрацию рисков вышли на положительные показатели по объему промышленного роста и по объему роста сельхозпроизводства…после длительной инвестиционной паузы у предпринимателей есть готовность к новым проектам», — подчеркнул он.

Орешкин о поколении 30-летних и реформе госуправления

Министр экономического развития рассказал, что главная задача его ведомства — вывести экономику страны на темпы роста, опережающие общемировые.

Из-за демографической ямы начала 90-х годов в ближайшие годы в России не будет необходимой численности трудоспособного населения. В такой ситуации, даже при достижении общемирового уровня производительности труда, темп роста экономики будет меньше 1% в год. «Поэтому нам необходимо быть лучше многих», — отметил Орешкин.

По его мнению, любой план действий правительства должен составляться так, чтобы его можно было скорректировать в любой момент.

Уже в этом году пять госпрограмм «встанут на новые рельсы», появится четкое разделение на проектную и процессную часть, в каждой программе будет не более пяти целевых показателей, будут разработаны новые методы определения самых эффективных направлений господдержки.

«С традиционной вертикальной структурой управления, с наличием четко разграниченных сфер ответственности и полномочий — де факто, управленческих колодцев — невозможно реализовать масштабные планы изменения, можно только сохранять статус кво», — заявил Орешкин.

Он рассказал, что реформы уже начались в самом ведомстве — более активно работают проектные команды, используются новые технологии.

«Осенью мы планируем выйти на полноценное применение новых практик, и будем предлагать масштабировать их на уровень всего правительства. Это может стать одним из элементов реформы государственного управления», — пояснил Орешкин.

Ставку министр делает на «поколение 30-летних», самое большое по численности на данный момент. «Именно это поколение в ближайшие годы должно стать лидером в нашей стране», — заверил Орешкин.

Он рассказал, что считает Минэкономразвития министерством «нового поколения», поскольку большинство сотрудников в нем младше 35 лет. «Как говорил Махатма Ганди, если желаешь, чтобы мир изменился, — сам стань этим изменением», — добавил Орешкин.

Министр пообещал в ближайшее время представить предложения по улучшению делового и инвестиционного климата в стране, особенно в регионах с низким инвестиционным рейтингом. Также он собирается повысить качество работы надзорных органов, снизить число необоснованных проверок бизнеса. По словам министра, правительство считает приоритетом развитие малого и среднего предпринимательства, использует международный опыт для разработки программ поддержки и устранения административных барьеров.

«Наша задача – максимально упростить условия для начала и ведения бизнеса», — отметил он.

О приватизации «Совкомфлота»

Минэкономразвития подготовило структуру сделки по приватизации «Совкомфлота», которая предусматривает направление части средств на развитие компании, сообщил Орешкин.

«На сегодня готова структура сделки по первичному размещению акций компании «Совкомфлот» на Московской бирже. Работаем активно по данному направлению совместно с менеджментом. Новое здесь, что сделка структурируется таким образом, чтобы не только привлечь средства в бюджет, но и придать импульс развитию компании и смежных с ней отраслей», — отметил он.

В данный момент 100% «Совкомфлота» принадлежит государству. В плане приватизации на 2017-2019 годы зафиксирована возможность снижения доли государства в компании до 25% плюс одной акции. На первом этапе планируется продать пакет в размере 25% минус одна акция, официальная оценка его стоимости составляла 24 млрд рублей. Эта цифра заложена сейчас в бюджете РФ на 2017 год как прогнозная сумма поступлений от приватизации «Совкомфлота».

Однако Минфин направление части средств от приватизации «Совкомфлота» в саму компанию не поддерживает: по мнению министерства, все средства от продажи пакета должны поступить в бюджет, который и так недополучит средства в связи с тем, что госпакет ВТБ в этом году продан не будет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153474 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 апреля 2017 > № 2160837 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Расширенная коллегия Министерства экономического развития.

Об итогах работы министерства за 2016 год и задачах на предстоящий период.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы подведём итоги работы Министерства экономического развития в прошлом году, обсудим планы на текущий год, на ближайшую перспективу. Многое о том, что сделано, было сказано в отчёте Правительства Государственной Думе, который я представил совсем недавно. На прошлой неделе прошла коллегия Минфина. Поэтому мы завершаем коллегией Минэкономразвития такую отчётную неделю. И конечно, более предметно поговорим о тех направлениях, которыми занимается ваше министерство.

В своём выступлении в Государственной Думе я говорил о том, что прошлый год, несмотря на то что прошёл в режиме жёсткой экономии, стал годом осознанных возможностей. Действительно, посмотрите, как за относительно небольшой период изменилась наша повестка дня. Ещё год, может быть, два года назад, когда мы встречались на коллегии, по большей части говорили о резком падении нефтяных цен, о ситуации «идеального шторма», в котором оказалась наша экономика. И, соответственно, в поле нашего внимания были меры быстрого, ситуативного реагирования, в том числе и антикризисные меры, которые мы с вами совместно осуществляли.

С этими вызовами мы справились. И это результат нашей с вами совместной работы, в значительной степени работы Министерства экономического развития, потому как Минэкономразвития было основным разработчиком и координатором «антикризисного плана» прошлого и позапрошлого годов.

Сегодня, притом что многие меры поддержки продолжают действовать, в основном мы концентрируемся на запуске механизмов качественного экономического роста, рассчитанного не на один год, а на длительную перспективу. На площадке министерства идёт активная работа над комплексным планом действий, который должен обеспечить существенное ускорение темпов роста нашей экономики и, конечно, реальные позитивные изменения в жизни людей. Важно, что в этой работе участвуют, как обычно, эксперты, представители бизнес-сообщества. Все конструктивные соображения должны быть учтены при подготовке финальной версии, скоро она будет представлена в Правительство. Времени осталось не так много, поэтому нужно эту работу завершать.

Как и все сырьевые экономики, мы получили очень болезненный урок, сделали очевидные выводы. Несмотря на весьма существенную концентрацию рисков, вышли на положительные показатели по объёмам промышленного роста и по объёмам роста сельхозпроизводства. По итогам года позитивная динамика, мы надеемся, будет ещё заметнее. Во всяком случае цифры, которые звучали, пока вполне достижимы, включая рост валового внутреннего продукта до 2%. Мы сохраняем относительно невысокий уровень безработицы.

Неплохими темпами продвигаемся к оптимальному для нашей страны уровню инфляции, и это принципиальный момент для экономического роста. В этом смысле условия, которые складываются, – беспрецедентные для экономики современной России за последние 25 лет. Эти положительные сдвиги должны быть долгосрочными и устойчивыми трендами. В ближайшие годы мы должны сделать всё, чтобы наша экономика развивалась по целевому сценарию прогноза, который, кстати, и подготовлен вашим министерством.

На какие моменты хочу обратить внимание сегодня? Во-первых, самое главное для Министерства экономического развития – это инвестиции. Важно, чтобы те огромные возможности, которые существуют для бизнеса, для миллионов людей стали реальным способом заработать деньги. Мы видим, что после длительной инвестиционной паузы у предпринимателей есть готовность к новым проектам. Такой настрой демонстрируют и иностранные инвесторы – я встречался в конце прошлого года с Консультативным советом по иностранным инвестициям.

Ещё один пример – работа Российского фонда прямых инвестиций. При его участии инвесторы приходят в инфраструктуру, промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение, потребительский сектор. Потому что видят не только перспективные возможности – это, конечно, всегда хорошо, но и доходность, это всё-таки основной мотивирующий компонент для любого инвестора.

Наша задача – привлечь деньги в инновационное развитие, в самые перспективные отрасли, в предприятия (для этого нужно снять избыточные административные ограничения, это системная работа, которой мы занимаемся, двигаемся вперёд) и предложить частным инвесторам весомые стимулы и гарантии. По всем направлениям мы стараемся продвигаться, запускаем механизмы, которые объединяют интересы бизнеса и государства, развиваем во всех проектах систему государственно-частного партнёрства, которая себя во многих случаях неплохо зарекомендовала. Специалисты министерства многое сделали для того, чтобы создать нормативную основу для государственно-частного партнёрства. Уже сейчас реализуются более 1,8 тыс. проектов, в которые инвестировано 126 млрд частных средств. Подчёркиваю: именно частных инвестиций.

Введены в эксплуатацию объекты, которые получили поддержку из бюджета по программе проектного финансирования. Эта программа, которую ведёт Минэкономразвития, работает уже несколько лет. Государственная гарантийная поддержка предоставлена в рамках 41 проекта. Общая стоимость – почти 350 млрд рублей.

Постоянно расширяется сфера применения ранее запущенных инвестиционных инструментов, таких как территории опережающего развития, инновационные кластеры. ТОР у нас становится всё больше, в настоящий момент их уже 34. Я только что подписал ещё два решения о создании территорий опережающего развития: на Дальнем Востоке – в Хабаровском крае (в Николаевске-на-Амуре) и в Сарове Нижегородской области.

Надо признать, что есть регионы, которые научились грамотно использовать эти новые возможности, уже получают видимый результат. Конечно, министерству нужно лучше взаимодействовать с регионами, поддерживать лучшие региональные практики, для того чтобы инвесторы чувствовали нашу заинтересованность в их работе, и масштабировать наилучшие практики, как это принято, на всю нашу страну.

Второе, о чём хотел бы сказать, это, безусловно, деловая среда. Она должна быть комфортной, предсказуемой. У нас, как известно, есть неплохие результаты по продвижению во всех рейтингах, включая такой ключевой, как Doing Business. В этом большой вклад министерства. Деловой климат во многом зависит от того, как работает государство, в том числе от качества государственных и муниципальных услуг. Мы этим также предметно занимаемся в последние несколько лет через развитие системы многофункциональных центров, и перечень предоставляемых ими услуг постоянно растёт. Надо прямо сказать, это оказался весьма удачный государственный проект, который координировало ваше министерство. Он действительно делает жизнь огромного количества жителей нашей страны проще. Это прямое попадание в то, что нужно было сделать для исполнения различных государственных функций.

В 39 регионах запущен уже и пилотный проект по созданию МФЦ для бизнеса. Следующий шаг – работает более 500 окон для малых и средних предприятий. С помощью МФЦ теперь можно и бизнес-план подготовить, и получить юридическую помощь, и заключить договор страхования, то есть оперативно решить те вопросы, с которыми сталкивается каждый, кто ведёт своё дело.

В этом году многофункциональным центрам будут переданы полномочия Росреестра, которые касаются обработки документов для регистрации прав собственности. Эти вопросы также должны решаться по системе одного окна в любом МФЦ, независимо от места расположения фирмы или места жительства. Кроме того, теперь можно подать заявление о регистрации прав и с помощью электронного сервиса, без прямого обращения через МФЦ. Важно, чтобы такая система работала без сбоев, поэтому надо обратить на это особое внимание.

Третье, о чём хотел бы сказать, – это поддержка экспорта. В первую очередь, конечно, в несырьевом секторе, где производятся высокотехнологичные продукты и услуги, особенно для средних и небольших компаний. Они всё активнее втягиваются в экспортную деятельность – всего за три года их число выросло более чем наполовину. Надо сделать всё, чтобы помочь им реально закрепиться на внешних рынках, используя для этого инструменты страховой и гарантийной поддержки, административные процедуры на границе упростить и принять целый ряд других решений. Нужно защищать и интеллектуальную собственность, где, кстати, и государство должно обеспечивать свои интересы, их там довольно много, поэтому просил бы обратить на это внимание министерства. И, конечно, ключевым элементом системы поддержки несырьевого экспорта должны быть наши торговые представительства. Уже по тем поручениям, которые я давал (и давал министр), идёт активная дискуссия о возможном изменении полномочий торговых представительств, способах повышения их эффективности. Такая работа ведётся в рамках специальной рабочей группы. По результатам надо сформулировать окончательные предложения.

Четвёртое, о чём хотел бы сказать, – создание условий для конкуренции. Министерство проводит большую работу, чтобы постепенно снижать присутствие государства в целом ряде ключевых отраслей. За прошлый год количество приватизационных сделок выросло больше чем в три раза. Выручка большая, это, конечно, связано с продажей ряда крупных, дорогих активов. В то же время это лучший результат за несколько лет, очень важно, что он достигнут не только за счёт продажи этих больших, дорогих активов, но и за счёт так называемой малой и средней приватизации.

Пятое, о чём хотел бы сказать, касается технологии управления. Ваше министерство стало пилотным для внедрения принципов проектного управления. Решение это правильное, но одного его недостаточно: без динамичной и современной работы по подготовке нормативных актов мы двинуться не сможем. Электронные форматы, новые технологии обмена информацией, новые программные продукты создают для этого массу возможностей. Вообще вся цифровая экономика создаёт принципиально новую ситуацию. Все они неплохо работают в бизнесе, многое надо использовать и в государственном управлении, поэтому надо подумать и над этим вопросом.

Шестое – это статистика, качественная статистика. Без неё невозможно проведение эффективной экономической политики. На основании этой информации мы принимаем ключевые решения, которые непосредственно влияют на повседневную жизнь людей, на будущее нашей страны. Независимость статистики гарантируется законодательством. Но это не означает, что работа статистической службы не требует улучшения. Здесь существуют резервы и в смысле технологий сбора и анализа информации, в том числе big data, и в плане интеграции с другими статистическими агрегаторами, которые собирают большой поток информации, – это и Центральный банк России, и налоговая служба – всё это нужно вместе анализировать. Поэтому нужно подготовить согласованные предложения о том, как нам дальше развивать эту службу с учётом её передачи под крыло Министерства экономического развития.

То, что я сейчас назвал, это, конечно, не все направления деятельности министерства и ваших подведомственных структур. Их очень много, и они тоже важны. Это поддержка индивидуального и малого предпринимательства, упрощение контрольно-надзорных процедур, создание стимулов для инновационной активности, эффективное управление государственным имуществом (об этом я несколько слов сказал), повышение эффективности государственных компаний, компаний с государственным участием, внедрение стандартов корпоративного управления, внедрение новых стандартов открытости. Всё это должно быть в поле зрения министерства. И по всем этим направлениям нам действительно очень многое предстоит сделать. Повторю то, о чём недавно говорил коллегам-депутатам: каждое экономическое решение должно в конечном счёте приводить к видимому улучшению жизни граждан нашей страны. Это то, чем вы должны руководствоваться в вашей повседневной деятельности.

Ещё раз хочу поблагодарить вас за работу.

М.Орешкин: Итоговая коллегия министерства – это очень важное событие, мы собираемся все вместе, внимательно смотрим на то, что уже сделано, ставим задачи и определяем ключевые векторы развития на ближайший год.

Последнее время повестка экономической политики существенно изменилась. Задача стабилизации уступает место задаче развития. Сегодня главный приоритет – вывести экономику на темпы роста, опережающие среднемировые. Цель действительно амбициозная, учитывая множество вызовов, которые стоят перед нами.

Особое место здесь занимает демография. Низкая рождаемость 1990-х годов предопределила снижение численности населения в трудоспособном возрасте на ближайшие годы, по среднему прогнозу Росстата, на 800 тыс. человек в год. В такой ситуации даже при росте выпуска на одного занятого среднемировыми темпами (а они составляют около 2%) темп роста российской экономики будет составлять меньше 1% в год. Поэтому для достижения поставленной цели нам необходимо быть лучше многих.

Для этого российской экономике необходимо меняться. Сейчас очень важно понимать, какие изменения необходимы и как они будут претворяться в жизнь. Мир стремительно меняется, поэтому стратегии в том виде, как они существовали раньше, в виде больших повествовательных документов сразу обо всём, во многом стали бесполезны. Акцент на уровне Правительства должен делаться на нескольких ключевых, прорывных направлениях, которые должны давать максимальный положительный эффект.

Очевидно также, что без правильных управленческих подходов по внедрению изменений нам не обойтись. Реализация любого плана действий должна основываться на двух ключевых моментах. Первое – любой план деятельности (Правительства или министерства) должен быть живым документом, который имеет механизм быстрой адаптации к изменяющейся внешней ситуации, а также имеет чёткую обратную связь от объекта изменений. Второе – должны быть созданы управленческие механизмы, которые способствуют эффективному внедрению изменений в жизнь.

Одним из таких инструментов на уровне Правительства должны стать обновлённые государственные программы. В этом году планируется перевод пяти пилотных государственных программ на новые рельсы, предполагающие установление ограниченного, не более пяти, набора целевых показателей с чётким разделением мероприятий на проектную и процессную часть, а также создание механизма скоринга проектов, который позволит определять наиболее эффективные направления. Однако этого недостаточно. Первая задача, которую я ставлю перед министерством в этом году, – это разработка механизмов управления изменениями и внедрения их в жизнь. С традиционной вертикальной структурой управления – с наличием чётко разграниченных так называемых сфер ответственности и полномочий, де-факто управленческих колодцев, – невозможно реализовывать масштабные планы изменений, можно только сохранять статус-кво.

Но чтобы внедрять изменения на уровне страны, чтобы начинать их реализацию, нужно уметь меняться самим. В настоящее время мы уже начинаем обкатывать в министерстве новые принципы и подходы к управлению изменениями. Мы постепенно отказываемся от управленческих колодцев, повышаем степень горизонтального взаимодействия, переходим на принципы решения задач проектными командами, собранными из представителей разных департаментов. Сейчас создаём специальный департамент, чей главный KPI – это успешность внедрения изменений во всех сферах ответственности министерства. Осенью мы планируем выйти на полноценное применение новых практик и после этого будем предлагать постепенно масштабировать их на уровень всего Правительства. Это может стать одним из элементов реформы государственного управления.

Кроме изменения методов управления будем менять и структуру министерства. Пока она, по сути, отражает приоритеты политики середины – конца 2000-х. Резких изменений будем избегать, но целевая структура должна отражать необходимость фокусировки на новых вызовах, стоящих перед страной, в том числе на повышении качества государства, развитии человеческого капитала и технологическом обновлении экономики.

Важный вопрос не только для министерства, но и для всей экономики России: кто будет реализовывать планируемые изменения? Здесь опять необходимо обратиться к демографической статистике. Самое большое поколение в нашей стране – это поколение 30-летних, именно это поколение в ближайшие годы должно стать лидером изменений в нашей стране, именно это поколение уже сегодня работает над созданием будущего для своих детей, которые сейчас находятся в детских садах и начинают учиться в школах. В министерстве в настоящее время бóльшая часть сотрудников имеет возраст до 35 лет. Уже сейчас в министерстве сформирован прочный костяк молодых лидеров. Де-факто наше министерство можно назвать министерством нового поколения.

Последнее время много говорят об отсутствии социальных лифтов у нас в обществе, но именно работа в нашем министерстве как раз является одним из таких лифтов, причём очень эффективным. Комплексность стоящих перед министерством задач и наличие опытных наставников в коллективе позволяют максимально реализовывать себя молодым сотрудникам. История это подтверждает: когда министерство брало на себя роль лидера изменений в нашем обществе, такой социальный лифт начинал работать максимально быстро. Команда министерства 2000-х сейчас занимает ключевые посты и во властных структурах, и в бизнесе, они являются лидерами общественного мнения. Я уверен, что некоторых из стажёров, которые пополнили министерство в этом году, через 10–15 лет мы увидим на самом высоком уровне.

Для успешного развития сотрудников мы стараемся менять среду, в которой работают люди, менять корпоративную культуру. Задача – создать коллектив, который будет совместно работать над решением общих задач, дать понимание каждому сотруднику, как он может развиваться в министерстве, прогрессировать и становиться сильнее.

На прошлой неделе в Красноярске состоялся экономический форум, на котором в режиме мозгового штурма обсуждалось, какие изменения необходимы экономике России. Что интересно, на основной пленарной сессии на вопрос, что должно сделать государство, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста, больше всего проголосовавших ответили: минимизировать свою активность.

Тема понятности, прозрачности и предсказуемости действий государства прошла нитью через все дискуссии на форуме. Сегодня для роста требуется реализация большого количества инвестиционных проектов с горизонтом как минимум три-пять лет. Таким проектам нужна долгосрочная предсказуемость.

Идею устойчивой среды для ведения бизнеса мы закладываем как одну из основных в план действий Правительства. И не надо ждать, пока план будет утверждён, нужно уже сейчас начинать реализовывать ряд важных изменений. Мы это и делаем. Вторая задача Министерства на этот год – максимально способствовать созданию предсказуемой среды для бизнеса и населения в нашей стране.

Для повышения предсказуемости макроэкономической динамики мы в этом году уже поменяли наши подходы к работе с макроэкономическим прогнозом. Теперь это не просто набор таблиц, а полноценный инструмент коммуникации.

Мы в этот раз постарались подготовить понятную презентацию прогноза, сделали её публичное представление, встретились с бизнесом, экономистами, экспертами. Такие мероприятия сделаем регулярными, чтобы понимание трендов и системы мер экономической политики в обществе росло. Да, была определённая критика прогноза, но это и хорошо. В том числе ради такой обратной связи мы так активно вышли в публичную плоскость. Наша задача – сделать так, чтобы нас слышали и, самое главное, чтобы в то же время мы слышали имеющуюся критику.

Важно, чтобы процесс коммуникации шёл и на региональном уровне. Мы увеличиваем частоту поездок в регионы, в рамках которых происходит посещение нескольких городов, проводится обсуждение имеющихся проблем не только с региональными властями, но и с представителями работающих в регионе компаний, не только крупного, но и малого бизнеса. Я очень рад, что сегодня мы впервые в истории министерства в рамках расширенной коллегии собираем представителей региональных властей и проведём отдельную дискуссию по проблемам, которые есть в регионах.

С точки зрения создания предсказуемой среды для бизнеса на микроэкономическом уровне мы видим важной работу по следующим направлениям.

Первое. Координация дальнейшего движения России вперёд по качеству делового климата, причём не только в части Москвы и Санкт-Петербурга, чьи показатели изучаются составителями рейтинга Doing Business, но и с точки зрения распространения наиболее успешных практик по всем регионам.

Второе. Отстаивание интересов бизнеса при помощи успешно зарекомендовавшего себя инструмента оценки регулирующего воздействия, который позволил остановить не одну инициативу, которая могла нанести урон экономическому росту.

Третье. Работа по треку наведения порядка в части неналоговых платежей, навязанных государством услуг и избыточных требований. Планируем уже в скором времени выйти здесь с подготовленными вместе с деловым сообществом предложениями.

Четвёртое. Повышение качества работы контрольно-надзорной сферы. Министерство является исполнителем по четырём из восьми частей соответствующего приоритетного проекта. Заканчивается работа над специальным законом в этой области. Задача – сменить акцент деятельности контрольно-надзорных органов с наказания на предотвращение, базировать их работу на риск-ориентированном подходе, сделать их работу максимально понятной для бизнеса.

Пятое. Формирование долгосрочных и прозрачных подходов к тарифам естественных монополий. В этом году мы впервые за долгие годы предложили не менять тарифы, утверждённые на трёхлетний срок в прошлом году, и в дальнейшем будем предлагать придерживаться базового подхода ориентации на целевой уровень инфляции 4%.

Шестое. Формирование понятных принципов долгосрочного территориального развития. В этом году мы ведём работу над подготовкой концепции стратегии территориального планирования.

В ближайшие годы также важно подумать над созданием единого реестра мер государственной поддержки, чтобы вмешательство государства в отдельные рынки было понятным, прозрачным и предсказуемым.

Мы начали совместную работу с Министерством промышленности по подготовке отраслевых стратегий. Первая на очереди – стратегия по автомобильной промышленности. Очевидно, что стратегия такой важной для нашей страны отрасли должна быть взаимосвязана с другими стратегиями. Если мы прогнозируем рост доли электромобилей, то инфраструктура таких крупных городов, как Москва, должна начинать меняться уже сейчас. Министерство, обладая комплексным взглядом на экономику, может отслеживать такие взаимосвязи.

Понятность, простота и удобство – это ключевые вещи, которые должны характеризовать доступ граждан к государственным услугам. Внедрение за последние годы системы многофункциональных центров кардинально изменило ситуацию. Изменения здесь видны невооружённым глазом – в новые центры ежедневно обращаются 300 тыс. человек, 95% которых высоко оценивают работу центров. Это лучшая реклама нашей работы. Ближайшие планы по развитию МФЦ будут сосредоточены на том, чтобы сделать получение государственных услуг ещё более комфортным – это как раз третья задача министерства на текущий год. Речь идёт в том числе о работе по жизненным ситуациям, когда в случае, например, рождения ребёнка нужно будет подать только одно заявление, а не как сейчас это происходит – сразу несколько.

Второе направление здесь – разрешение МФЦ самим принимать платежи, чтобы исключить посредников и опять же упростить получение госуслуг для граждан.

В первой части коллегии у нас состоялась интересная дискуссия с Эльвирой Сахипзадовной о том, как Банк России развивает подходы к статистике и как здесь Правительство совместно с Центральным банком могут найти новые подходы к решению проблем, которые, конечно же, у нас есть. Поэтому четвёртая задача на этот год – это разработка программы по повышению качества статистики, её открытости, доступности и прозрачности для потребителей, а также снижение нагрузки на респондентов. Здесь мы будем пытаться найти решения вопросов недостаточной координации на межведомственном уровне, прорабатывать переход к использованию новых технологий, в том числе технологий анализа больших данных, а также переходить на более эффективные способы сбора статотчётности. Важный вопрос, конечно, для статведомств – это финансирование. В 2020 году запланирована очередная перепись населения, однако пока на неё в федеральном бюджете средства не предусмотрены. Будем выходить здесь с соответствующими заявками и просить Вас, Дмитрий Анатольевич, их поддержать.

С Сергеем Николаевичем Горьковым в первой части мы подробно говорили о поисках решения пятой задачи министерства – стимулировании процесса трансформации экономики через рост объёма реализуемых инвестиционных проектов и повышение производительности труда. Мы подробно обсудили две темы.

Первая – выстраивание новых принципов финансирования инвестиционных проектов. Концепция «фабрики проектного финансирования» была представлена нами недавно в Правительство. На Красноярском форуме эта концепция подробно обсуждалась и вызвала одобрение со стороны как инвесторов – банков и пенсионных фондов, так и компаний, активно вовлечённых в развитие новых инвестиционных проектов. Предложенная схема нацелена на привлечение большего объёма частных ресурсов за счёт снижения рисков реализации проектов на трёх основных этапах: их подготовки, структурирования финансирования и реализации. А дополнительные встроенные инструменты позволят обеспечить проекты необходимым долгосрочным финансированием по ставкам не выше 10–11%.

Вторая тема касается приоритетного проекта «Повышение производительности труда». Главную задачу этого проекта мы видим в появлении новых управленческих команд, демонстрирующих качественные результаты. Здесь вместе с Внешэкономбанком работаем над созданием федерального центра компетенций, в том числе над разработкой маркетплейса для консультационных и образовательных услуг.

На первой части коллегии проблему роста производительности мы также обсуждали с присутствующим здесь Дмитрием Коновым, руководителем «Сибура».

Отдельное спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку идеи о проведении в следующем году первого управленческого форума, в его рамках мы планируем уже подвести первые итоги реализации приоритетного проекта.

Рост предсказуемости – это ключевой фактор роста инвестиционной активности в текущем году, но при этом нельзя забывать о тех механизмах, которые уже существуют и зарекомендовали себя с положительной стороны, например, государственно-частные партнёрства. Недавно мы проводили коллегию по данному вопросу, где с участием ФАС обсудили ряд проблемных моментов и наметили шаги по их преодолению.

Важное влияние на качество делового климата оказывает качество работы наших подведомственных служб – Росреестра, Росаккредитации, Росимущества, Роспатента. Задача по всем направлениям – стремиться к минимизации прямых контактов заявителей и чиновников, применять экстерриториальные принципы работы, добиваться цифровизации получения госуслуг. Будем анализировать возможность внедрения новых технологий, в том числе, например, технологии блокчейн.

С точки зрения привлечения иностранных прямых инвестиций считаем важным поддержание работы Консультативного совета по иностранным инвестициям, а также плотную работу с такими международными финансовыми институтами, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Группа Всемирного банка. Опыт Всемирного банка, чьим мандатом являются проекты, способствующие экономическому росту, росту конкурентоспособности, развитию человеческого капитала и снижению бедности, активно используется нами при подготовке плана действий Правительства.

Наш шестой приоритет – формирование эффективной, понятной и востребованной системы поддержки малого и среднего предпринимательства.

В рамках реализации приоритетного проекта Правительства, который курируется Игорем Ивановичем (Шуваловым), мы совместно с Корпорацией МСП значительно повышаем доступность заёмного финансирования для маленьких компаний, в том числе за счёт расширения «Программы 6,5». Задача также обеспечить им качественную инфраструктуру для начала и ведения бизнеса, максимально упростить начало собственного дела. Это мы будем достигать за счёт совершенствования и продвижения бизнес-навигатора, создаваемого корпорацией, также за счёт формирования сети центров услуг, оказываемых бизнесу в режиме одного окна – на базе кредитных организаций и сети МФЦ. И безусловно, наша прямая ответственность – это максимально благоприятные правовые условия ведения бизнеса – как в части налогов, так и в части вопросов контроля и надзора, снятия административных барьеров.

На первой части коллегии с Евгением Дёминым, владельцем компании «Сплат», обсудили вопросы, связанные с седьмой задачей министерства на этот год – созданием среды для активного вовлечения в глобальный рынок российских производителей. Компания «Сплат» у нас очень знаменитая и активно выходит на внешние рынки.

В рамках реализации задачи по экспорту важной считаем работу по следующим направлениям.

Первое. Реализация приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт».

Второе. Повышение эффективности работы торговых представительств. У нас на послезавтра запланирована презентация наших наработок и совместный с торговыми представителями мозговой штурм.

Третье. Сохранение высокого качества работы по международной повестке. Помимо традиционной работы по поддержке работы всех межправкомиссий в этом году ведётся активная работа по ряду направлений. Среди важных задач – развитие торгово-экономического сотрудничества с Японией. А в конце года у нас запланирована министерская встреча ВТО и мы уже начали активную подготовку к ней.

По приватизации. Главная задача, как мы её видим, – обеспечить положительный эффект на рост экономики через рост конкуренции и повышение качества корпоративного управления. На сегодня готова структура сделки по первичному размещению акций компании «Совкомфлот» на Московской бирже, работаем активно по данному направлению совместно с менеджментом. Новое здесь – это то, что сделка структурируется таким образом, чтобы не только привлечь средства в бюджет, но и дать импульс развитию компании и смежных с ней отраслей. Кроме того, продолжаются активные продажи небольших госактивов в рамках так называемой массовой приватизации. По этому направлению близки к выполнению годового плана. Совершённые на данный момент сделки дадут бюджету страны больше 4 млрд рублей.

С Александром Шульгиным из «Яндекса» обсудили тематику цифровизации экономики и того положительного эффекта, который внедрение новых технологий может оказать на российскую экономику. Наши оценки, сделанные при проработке раздела «Умная экономика» плана действий Правительства, указывают, что максимальный положительный эффект может быть достигнут в таких отраслях, как торговля, транспорт, ЖКХ, финансы, а также образование и здравоохранение, где переход к дистанционной работе и использование технологий искусственного интеллекта должны стать причиной прорывных изменений.

Министерство уже отвечает за выработку и реализацию инновационной политики, координирует деятельность институтов развития в этой сфере. Но эту работу нужно более тесно интегрировать с продвижением по отраслевым стратегиям, с поддержкой цифровизации.

С Ильёй Поповым, генеральным продюсером группы компаний «Рики» (владельца уже ставшего знаменитым бренда «Смешарики»), обсуждали удобство работы компаний новой экономики в России. Структура экономики России неизбежно будет меняться в соответствии с глобальными трендами. И основная добавленная стоимость через 10–20 лет будет создаваться в сфере услуг, информации и развлечений – так называемых креативных индустриях. Поэтому любые изменения регуляторики мы должны продумывать с оглядкой на этот сектор экономики.

Одним из ключевых событий этого года для министерства является подготовка плана действий Правительства, который имеет самый широкий охват и включает в себя в том числе разделы по налоговой системе и социальной политике. По итогам его разработки приоритеты Министерства будут корректироваться, чтобы отражать долгосрочные задачи, стоящие перед экономикой.

Завершая своё выступление, скажу, что нас ожидает очень интересная работа в новом формате. Как говорил Махатма Ганди: «Если желаешь, чтобы мир изменился, сам стань этим изменением»!

В министерстве действительно работают профессионалы, люди увлечённые, которые помогают государству в самых сложных ситуациях решать государственные задачи, помогают бизнесу, помогают нашим людям развиваться, приспосабливаться к реалиям экономической жизни современного периода. Именно поэтому я посчитал правильным прямо на коллегии часть наших товарищей отметить государственными наградами и вручить их. Давайте это сделаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 апреля 2017 > № 2160837 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о сценарных условиях и основных параметрах прогноза социально-экономического развития России на 2018–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы начинаем очередной цикл бюджетного планирования на трёхлетку. Обсудим сценарные условия, основные параметры социально-экономического развития и предельные уровни тарифов естественных монополий.

Хотел бы сразу подчеркнуть, что это именно сценарий, а не что-то другое, то есть набор гипотез, предположений по поводу того, как будет вести себя мировая экономика и наша экономика. На их основе нам затем предстоит принимать бюджетные решения, мы должны быть в этом смысле максимально аккуратными и реалистичными в своих оценках. Всего предлагается три сценария: консервативный, базовый и целевой. Они отличаются оценкой ключевых показателей – от более скептической (или, как иногда говорят, консервативной) до умеренно оптимистической.

Несмотря на то что общая экономическая ситуация в целом лучше предыдущего периода планирования, эйфории, конечно, никакой быть не должно. Факторов неопределённости по-прежнему много. Сохраняется геополитическая напряжённость, режим санкций в отношении российских предприятий никто не отменял. Доступ к рынкам капитала и технологий по-прежнему для нас ограничен. Кроме того, крупнейшие экономики мира также исчерпывают возможности по росту, и темпы их роста снижаются.

Сохраняется и дисбаланс на рынке углеводородов, и цены на нефть пока остаются на сравнительно невысоких уровнях.

Но сегодня мы уже видим возможности для восстановления инвестиционного спроса, для развития машиностроения, строительства, других секторов. Показатель валового внутреннего продукта вернётся к росту. На этот год, по предположениям Минэкономразвития, рост этот оценивается в 2%. В этой связи напомню о поставленной Президентом задаче – выйти не позднее 2019–2020 годов на темпы роста выше среднемировых. Показатели инвестиций в основной капитал, производительность труда также должны соответствовать этой задаче.

Действия Правительства будут ориентированы на то, чтобы стимулировать развитие приоритетных отраслей. Будем улучшать общий климат для инвестиций, чем всегда занимаемся, совершенствовать механизмы поддержки реального сектора и, конечно, продолжим поддерживать граждан нашей страны. Будем реализовывать меры, предусмотренные майскими указами, в том числе по повышению оплаты труда отдельных категорий бюджетников.

Максим Станиславович Орешкин сделает доклад. Добавлю, что по тарифам мы ранее договаривались придерживаться рамок целевой инфляции. Отдельные позиции по конкретным секторам можно будет обсудить потом подробнее.

Сегодня мы также рассмотрим пакет решений, которые касаются сотрудничества с Республикой Беларусь в нефтегазовом секторе.

Через долгие дискуссии мы вышли на принципиальные договорённости по условиям нашего дальнейшего партнёрства в этой важной для наших стран сфере. В этом затянувшемся не по нашей вине газовом споре было немало сложных моментов. Это и долг за уже поставленный Белоруссии газ, и будущая цена на газ, и формирование единого рынка в рамках Евразийского союза. К сожалению, в какой-то момент наши партнёры просто перестали платить в полном объёме по контракту, образовалась значительная задолженность. Россия сократила объём поставок беспошлинной нефти. Сегодня мы пришли к решениям, которые удовлетворяют обе стороны. И важно, что они в целом понятны и прозрачны.

Первый протокол определяет объёмы поставок российской сырой нефти в период с 2017 по 2024 год в размере 24 млн т ежегодно трубопроводным транспортом.

Второй – устанавливает порядок определения цены на газ для Белоруссии на период до 31 декабря 2019 года и предусматривает разработку в срок до 1 января 2018 года предложения по программе формирования общего рынка газа Евразийского экономического союза к 2025 году. Как и зафиксировано в наших договорённостях (этого никто не менял), будем последовательно двигаться к единому рынку.

Третий протокол содержит изменения правил доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа. Вместо ранее применявшихся норм будут применяться нормы Евразийского экономического союза. Протокол затронет в том числе и вопросы ценообразования и тарифной политики.

Этот пакет документов позволит минимизировать риски возникновения ценовых споров или двойственного, разного толкования правил в будущем. Дополнительные заверения и гарантии по завершившемуся спору мы получили из Правительства Белоруссии вчера.

Ожидаем возврата долга «Газпрому», после этого приступим к реализации рассматриваемых сегодня соглашений.

У нас в повестке дня также вопрос об инвестиционных проектах на Дальнем Востоке. Во-первых, необходимо внести изменения в перечень инвестиционных проектов, которые реализуются с поддержкой государства. Мы дополняем этот перечень проектов ещё одним: речь идёт о развитии производства мяса и мясопродуктов в Хабаровском крае.

Во-вторых, в этом распоряжении установим на текущую трёхлетку предельные объёмы субсидий, на получение которых может рассчитывать бизнес, реализуя новые проекты на Дальнем Востоке.

Благодаря этим субсидиям предприниматели могут компенсировать свои затраты на создание современной инфраструктуры, сократить расходы на присоединение к электрическим сетям, газораспределительным сетям. Предельный объём таких субсидий по отобранным инвестпроектам составляет 34 млрд рублей.

Также распределим субсидии производителям сельскохозяйственной техники.

Эти субсидии мы уже пятый год распределяем, в результате чего произошло перевооружение парка сельхозтехники в аграрном секторе. Это очень важно. И впервые мы выделяем такую значительную сумму – 13,7 млрд рублей на эти цели.

Эта мера позволит аграриям не откладывать покупку новой техники, а предприятиям машиностроения – не просто сохранить, но даже нарастить темпы производства. Спрос на современную сельхозтехнику будет сохраняться ещё какое-то время, достаточно приличный срок, имея в виду, что большая её часть пока старше 10 лет и её нужно обновлять.

М.Орешкин: Министерство экономического развития завершило первый этап подготовки прогноза до 2020 года и представляет его сценарные условия. Напомню, что нам ещё предстоит два этапа доработки – в июне и в августе.

Сценарные условия подготовлены в трёх сценариях: консервативном, базовом и целевом. Консервативный отличается стрессовыми внешними условиями, в то время как различия между базовым и целевым сценариями связаны с динамикой факторов экономического роста, зависящих в том числе от успешности мер структурной экономической политики, которые планируются к реализации в текущем и последующем годах.

Несколько слов о предпосылках прогноза. В прогноз заложено продолжение тренда последних лет на замедление мирового экономического роста – с уровня 3,1% в 2017 году до уровня 2,8% к 2020 году.

Во-первых, здесь отражён общий тренд на замедление потенциального роста как в развитых, так и в развивающихся странах. Причиной является неблагоприятная демография, старение населения, а также замедление темпов роста производительности труда.

Во-вторых, фаза восстановления после глубоких кризисов в США и еврозоне постепенно подходит к концу.

В-третьих, продолжается процесс структурного замедления в развивающихся странах. Китай будет переживать структурную трансформацию, связанную с перенакоплением капитала в инфраструктурном секторе. Консервативный сценарий как раз и отличается более негативным сценарием развития ситуации в Китае.

При прогнозировании цен на нефть мы основывались только на действующих в настоящий момент договорённостях. С учётом сохранения запасов нефти в мире на высоком уровне и активного роста добычи сланцевой нефти в США мы закладываем консервативный сценарий на уровне 40 долларов за баррель нефти марки Urals, и в дальнейшем эта цена будет подрастать на уровень инфляции в США. Мы также предполагаем, что санкции, действующие в настоящий момент, останутся без изменения на весь срок действия прогноза.

О внутренних условиях. Мы исходим из того, что бюджетная политика будет проводиться в соответствии с принципами новых бюджетных правил с базовой ценой на нефть 40 долларов США за баррель в ценах 2017 года. Это означает, что в текущем году Минфин России продолжит покупки иностранной валюты в объёме дополнительных нефтегазовых доходов, что даже в условиях снижения цен на нефть, прогнозируемого нами во втором полугодии, означает совокупный объём не менее 13 млрд долларов. Это также предполагает последовательное снижение дефицита бюджета на горизонте трёх лет.

В прогноз заложена денежно-кредитная политика в рамках режима инфляционного таргетирования с целевым уровнем инфляции 4% на прогнозном горизонте.

Основные принципы определения тарифов естественных монополий в прогнозе – это ориентация на долгосрочное регулирование и ограничение роста тарифов уровнем инфляции. Главный целевой индикатор для нас в прогнозе и в нашей политике тарифообразования – это предельный уровень совокупного платежа населения, рост которого не должен превысить 4%. Над отдельными тарифами в ближайшие месяцы продолжим работу.

Теперь об основных макроэкономических параметрах. Официальная статистика говорит о том, что рецессия закончилась в середине прошлого года и экономика вошла в новую фазу роста и постепенного восстановления доходов населения.

В текущем году мы ожидаем восстановительный рост экономики на уровне 2%, и, в отличие от 2016 года, когда рос выпуск только в торгуемых секторах, таких как промышленность и сельское хозяйство, сейчас оживление экономической активности будет носить более широкий характер.

Основу для восстановления потребительского спроса создадут растущие реальные располагаемые доходы населения, мы ожидаем небольшого роста здесь в 2017 году – на 1%. Это произойдёт, во-первых, в результате продолжения роста заработных плат в реальном выражении; во-вторых, поддержку доходам окажет динамика социальных трансфертов, и важную роль здесь сыграла индексация пенсий, которая на 1% превысит в этом году уровень среднегодовой инфляции.

В условиях роста доходов населения, а также некоторого оживления потребительского кредитования ожидается рост оборота розничной торговли примерно на 2%.

Инвестиционный спрос будет восстанавливаться в силу того, что действие основного фактора, сдерживающего инвестиционную активность в течение последних двух лет, – а это неопределённость, связанная с макроэкономической ситуацией, – существенно ослабевает. В этом году прогнозируется рост инвестиций в основной капитал на 2%, при этом инвестиции частного сектора будут обеспечены в первую очередь собственными средствами. Некоторую поддержку также должно оказать ожидаемое восстановление корпоративного кредитования.

Кроме того, значимый вклад в рост ВВП внесёт восстановление запасов до уровня, обеспечивающего нормальное функционирование растущей экономики.

Одним из рисков для экономического роста в текущем году мы считаем произошедшее за последние месяцы серьёзное ужесточение денежно-кредитных условий в виде комбинации роста процентных ставок в реальном выражении и серьёзного укрепления рубля. Сохранение текущих условий, по нашим оценкам, может привести к замедлению темпов экономического роста уже к середине года, а темпы инфляции при таком развитии событий опустятся к концу года ниже 3%. Уже в настоящее время инфляция снизилась до уровня 4,2%, что лучше любых прогнозов, которые были в начале года.

Однако такие предположения не являются нашим базовым сценарием. Активный рост импорта и сезонное ухудшение платёжного баланса уже в летние месяцы приведёт к формированию дефицита текущего счёта, что сформирует предпосылки для ослабления рубля. В свою очередь при сценарии сохранения крепкого рубля это будет означать быстрое снижение инфляции и станет сигналом для более агрессивного смягчения денежно-кредитной политики Банком России, что тоже будет являться фактором ослабления рубля.

В итоге в базовом сценарии мы ожидаем замедления инфляции в этом году до отметки 3,8% с одновременным ослаблением курса рубль – доллар до 68 рублей в случае снижения цен до отметки 40 долларов за баррель и ослабления рубля до уровня около 62 рублей при сохранении цен на нефть на текущем уровне.

Что касается прогноза на 2018–2020 годы, то в части инфляции проводимая денежно-кредитная политика как в базовом, так и в целевом сценарии обеспечит сохранение инфляции на целевом уровне 4%. Курс рубля будет плавно ослабевать в номинальном выражении относительно доллара США, при этом в реальном выражении он несколько укрепится.

Что касается экономического роста, его восстановительная фаза не распространится за пределы одного года. В дальнейшем в рамках базового сценария темп роста ВВП не превысит 1,5% – как следствие наличия в российской экономике структурных ограничений. На снятие указанных ограничений для роста направлены структурные меры, часть которых уже сейчас реализуется Правительством, а часть находится в процессе подготовки.

Таким образом, в целевом варианте мы ожидаем более позитивную динамику численности занятых в экономике, более активный рост инвестиционной активности и рост совокупной факторной производительности. В результате в рамках целевого сценария мы ожидаем ускорения темпов экономического роста выше 3% к 2020 году при существенном росте доли инвестиций в основной капитал, что позволит создать условия для устойчивого экономического роста в будущем.

Важный момент, что в рамках как базового, так и целевого сценария мы ожидаем роста реальных располагаемых доходов населения, который позволит переломить негативный тренд роста бедности, который мы наблюдали в последние годы. Уже в 2017 году доля населения с доходами ниже прожиточного минимума должна снизиться до 12,9% – с 13,5% в 2016 году. В рамках целевого сценария к 2020 году мы ожидаем снижения этого показателя до 11,3%.

На данном этапе подготовки прогноза предлагаю использовать базовый сценарий, содержащий в себе безопасные консервативные оценки для начала подготовки законопроекта о бюджете на 2018-2020 годы.

Прошу поддержать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2137419 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Для нас важно создать такую среду, где люди смогут расти профессионально

Выступление Министра экономического развития РФ Максима Орешкина на круглом столе Высшей школы экономики в рамках Апрельской конференции.

Максим Орешкин: Если взглянуть вперед на десятилетия, то нужно ответить на вопрос, какой будет экономика, потому что государство – неотъемлемая часть экономики. И в зависимости от того, какую экономику мы будем строить, какую хотим построить, все должно этому соответствовать.

Понятно, что в этой точке зрения мы все сходимся: экономика через 10-15 лет будет построена на благо человека. Если экономика прошлого века – экономика оборудования, машин, станков, то экономика будущего – экономика вокруг человека. Поэтому государство должно делать ставку на социальную политику, образование и экономическую политику. Чем дальше будем двигаться вперед, тем эти грани будут больше стираться. Политика образования будет в большей степени уже экономической политикой, потому что она будет отвечать на вызовы современной экономики. Тот набор знаний и способностей, которые должны быть у детей – об этом постоянно рассуждаем. Это все, что связано с коммуникациями, когнитивными способностями. Поэтому в первую очередь должно поменяться образование. Оно должно двигаться в направлении создания человека с теми компетенциями, которые будут нужны экономике через десять лет.

Вторая часть – это здравоохранение, качество жизни, тоже неотъемлемый элемент экономики будущего. Если в принципе посмотреть на развитые экономики, то видно, что там доля и образования, и здравоохранения гораздо больше, как элемент структуры экономики, поэтому Россия здесь не будет исключением. Мы будем двигаться в этом направлении, поэтому экономическая политика должна меняться.

Вторая история, связанная со средой обитания. Недостаточно только развития определенных навыков. Важно создать ту среду, в которой люди будут общаться, обмениваться информацией, расти профессионально. С точки зрения экономической политики конкурентоспособность крупных городов, конгломераций на глобальном уровне – то, что должно быть одним из якорей экономической политики.

И третий момент, который я бы назвал, это вопрос технологий. Технологии в первую очередь не производственные, а именно управленческие. Более гибкие управленческие подходы, но при этом ориентированные на результат и имеющие долгосрочную цель – это то, в каком направлении мы должны двигаться. Управленческие технологии должны меняться не только в государстве, и я бы даже сказал, не столько в государстве, сколько в частном секторе. Общаясь со многими компаниями, видно, что есть потенциал, куда расти по сравнению с лучшими иностранными аналогами. Государство через свою экономическую политику должно создавать условия, чтобы лучшие управленческие практики тиражировались, и тем самым способствовали экономическому росту.

Максим Орешкин: Необязательно искать. Мы уже на самом деле над этим процессом работаем. Если посмотреть то, что сделано за последние несколько лет, особенно в части малой и средней приватизации, продажи малых компаний, то здесь прогресс на самом деле достигнут большой. И на ближайшую трехлетку в феврале Правительство приняло новый план приватизации с тысячей примерно акционерных обществ, которыми сейчас владеет государство. Половина предполагается к продаже.

С приватизацией, важно понимать: чтобы на тех рынках, где продаются компании, в первую очередь создавались конкурентные условия, была конкуренция. Ни в коем случае нельзя продавать естественным монополистам. Мы прекрасно знаем из экономической теории, что после этого будет происходить – максимизация прибылей естественных монополистов с потерями для общества. Поэтому процесс приватизации должен двигаться вперед, но в первую очередь, нужно смотреть на вопрос конкуренции. И вопрос конкуренции ставить на первое место, а вопрос приватизации – на второе, как последующие вместе.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2137419 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2126476 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Значительная часть предложений РСПП вошла в план по повышению темпов экономического роста до 2025 года

Выступление главы Минэкономразвития России на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей в рамках Недели российского бизнеса.

Максим Орешкин: Доброе утро коллеги!

Начну может быть не сразу с плана, с пары слов об экономической ситуации. У нас конечно же, на протяжении последних двух лет ключевым фактором, который ограничивал экономическую активность был существенный рост макроэкономической неопределенности на фоне серьезных внешних вызовов. Об этом мы много говорили и понятно, что в таких условиях компании зачастую избирали так называемую сберегательную модель. Несмотря на то, что прибыль, особенно в торгуемых секторах экономики активно росла, компании предпочитали снижать долговую нагрузку и не наращивать инвестиции.

Но здесь хорошие новости. Та сбалансированная макроэкономическая политика, которую проводили власти в последние годы, способствовала стабилизации внутриэкономических условий, снижению инфляции и оживлению экономической активности – то, что мы уже наблюдаем со второго полугодия прошлого года. Если посмотреть на цифры, то по итогам 2016 года выпуск по базовым отраслям в экономике вырос на 0,4%, отдельные показатели, такие, как промышленность - на 1,3%, сельское хозяйство - на 4,8%. Значительная часть экономики уже росла даже в целом по итогам 2016 года.

Если посмотрим на начало 2017 года, то здесь опять же прослеживается уверенная положительная динамика и есть первые цифры Росстата за январь 2017 года. Рост промышленности на 2,2%. Очень важный показатель то, что в отличии от двух предыдущих лет положительную динамику по итогам января показал такой показатель, как реальные располагаемые доходы населения. Они выросли на 8,1%. Понятно, что такой высокий темп во многом был обусловлен разовой выплатой пенсий, но даже если этот показатель смотреть, изъяв эту разовую выплату, то рост будет около 1%. Это положительное значение. Мы ожидаем, что по итогам февраля положительная динамика сохранится и уже во II квартале обеспечит годовой рост объема розничных продаж. Это означает, что рост, в отличии от 2016 года, когда он был сосредоточен в отдельных секторах экономики, в 2017 году будет носить более широкий характер, в том числе будет сопровождается ростом потребительского спроса.

Позитивным моментом является то, что это восстановление экономической активности оно не подрывает те цели, которые у нас есть по инфляции. Инфляция продолжает уверенно снижаться. По состоянию на 13 марта мы видим, что этот показатель уже составил 4,4%. Это существенно ниже любых прогнозов, которые были в конце прошлого года. Очень важно с точки зрения понимания того, что будет происходить дальше, то, что текущие значения ниже прогнозов Минэкономразвития и Центрального банка России.

Сейчас можно с уверенностью констатировать окончание адаптационной фазы развития экономики и переход к новой фазе, новому циклу экономического роста. Если смотреть на 2017 год в целом, то наши ожидания здесь довольно оптимистичны. Мы ждем прирост ВВП на 2%. Однако если уже сейчас не сконцентрироваться на ряде структурных преобразований, то в дальнейшем динамика начнёт потихоньку затухать. При этом понятно, что цели, которые ставит перед нами Президент РФ, гораздо амбициознее – темпы роста российской экономики не ниже среднемировых. Именно на реализацию этой задачи направлен тот план, который мы готовим. Готовим его вместе с бизнес объединениями. Александр Николаевич Шохин сказал о 25 пунктах, которые были присланы в наш адрес. Значительная часть из них нашла отражение в том или ином виде в Плане. Сейчас у нас запускается, Александр Николаевич Шохин тоже об этом говорил, очередной этап подготовки плана. И здесь мы приглашаем представителей РСПП и других бизнес объединений принять участие в тех 10 рабочих группах, которые займутся доработкой конкретных направлений плана.

Если сказать пару слов о плане, то его логика довольно проста. На пути экономического роста есть преграды и нам нужно пойти по пути их преодоления.

Одновременно понятно, что базовой идеей всего Плана, главным драйвером ускорения экономического роста в текущей ситуации могут стать только частные рыночные инвестиции. Если говорить о той мотивации, которую имеет любой инвестор, и вы об этом хорошо знаете, принятие решения о старте любого инвестиционного проекта – это всегда баланс между потенциальными выгодами, доходностью проекта и рисками, связанными с ними.

Для существенного ускорения динамики инвестиций, по нашему мнению, российские власти должны обеспечить главное, чего особенно не хватало бизнесу в последние годы – это предсказуемость и формирование условий взаимного доверия между бизнесом и государством. Именно на формирование устойчивой среды и нацелен первый раздел Плана. Здесь, как я уже говорил, мы уже достигли значительного прогресса в формировании конструкции макроэкономической политики, которая будет обеспечивать долгосрочную устойчивость макроэкономической динамики. Комбинация тех мер, которые уже введены, – это и инфляционное таргетирование, плавающий валютный курс, ответственная бюджетная политика, новые макроэкономические правила, обеспечивающие снижение влияния волатильности сырьевых цен на внутреннюю экономику – уже позволила обеспечить предсказуемость динамики ключевых экономических индикаторов. Даже если кто-то из вас в это пока еще не верит, могу вам сказать, что предсказуемость эта уже есть.

Однако понятно, что предсказуемость в макроэкономике – это необходимое, но недостаточное условие инвестиционной активности. Важно говорить о долгосрочной стабильности налоговой системы, о понятных правилах игры в части неналоговых платежей, понятных и долгосрочных перспективах тарифов естественных монополий и предсказуемых действиях представителей власти в части контрольно-надзорной деятельности. Сейчас Александр Николаевич Шохин об этом тоже упомянул.

По всем этим направлениям мы ведем активную работу, в том числе в части бизнес объединений. Например, в конце прошлой недели у нас состоялась очередная рабочая группа по неналоговым платежам. И мы договорились продолжить работу по трем основным трекам. Первый трек – это те платежи, суть которых наиболее близка к налоговым платежам. Мы будем прорабатывать вопрос единого законодательного регулирования: как они работают, как устанавливаются. Второй вопрос - так называемые обязательные услуги, которые бизнес обязан покупать либо у государства напрямую, либо у окологосударственных структур. Здесь наша работа будет сосредоточена на анализе так называемых «навязанных» услуг, которые на самом деле не нужны, и анализе уровня цен, по которым бизнес вынужден покупать те или иные услуги. И третья история, это некие неэффективные требования разного характера и в разном законодательстве, которые создают серьезные издержки для бизнеса, но при этом на самом деле не ведут ни к какому положительному общественному результату.

Прорабатывая направление рациональной налоговой системы, мы ориентируемся на необходимость зеленого света для экспортеров, компаний, которые инвестируют, и, конечно же, тех, кто работает легально. Не буду здесь сейчас подробно останавливаться. Но например, мы считаем очень важным и дальше идти по пути упрощения возмещения НДС для законопослушных компаний, отменить ограничения на перенос убытков, связанных с амортизацией. И в целом важно создавать такие условия, чтобы новые инвестиции не вели к росту налоговой нагрузки на компании, и налоговая система в целом лицом повернулась к тем компаниям, которые активно инвестируют.

Вопрос наличия на рынке достаточного объема квалифицированных кадров тоже является одним из ключевых для обеспечения нового витка экономического роста, особенно в той демографической ситуации, которую мы будем иметь в ближайшие пять лет. Решению этой задачи посвящено направление "Эффективная занятость". И благодаря мерами, которые собраны в этом направлении, мы должны обеспечить не только рост экономически активного населения, что будет очень непросто при существующих демографических ограничениях, но, что очень важно, снижение структурной безработицы. А также должны стать свидетелями значительного ускорения роста производительности труда и квалификации работающих россиян.

Я буду завершать. На самом деле не буду останавливаться подробно на остальных элементах Плана. Хочу еще раз пригласить коллег из РСПП к активной доработке Плана действий, которая будет происходить в ближайшие месяцы на нашей площадке.

Спасибо большое за внимание!

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2126476 Максим Орешкин


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 15 марта 2017 > № 2126483 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Каждый рубль, вложенный в институт развития, должен давать максимальную отдачу

Выступление Министра экономического развития РФ на Форуме институтов развития в рамках Недели российского бизнеса.

Максим Орешкин: Я сегодня хотел бы остановиться на видении оптимальных принципов работы института развития в будущем. Что в принципе, должны делать институты развития? Думаю первое, самое важное, - помогать взращивать в экономике правильную компетенцию, которая по тем или иным причинам сейчас отсутствует. Александр Николаевич об этом сейчас говорил, у нас есть системная нехватка компетенции по подготовке проектов, по их управлению, правильному финансированию.

Проблемы здесь понятные, исторические. Как формировалась российская банковская система с начала девяностых годов? С точки зрения внешнего финансирования банковская система играет ключевую роль, она специализировалась всегда на очень простых продуктах: либо банковские кредиты для крупного бизнеса, а для среднего и малого бизнеса - всегда залоговое финансирование. И как раз у институтов развития должна стоять задача – разорвать этот круг, когда с одной стороны, банки не знают как правильно инвестировать в проекты, а с другой стороны, компании, понимая, что не найдут финансирование под свои проекты, не вкладываются в их детальную проработку, и при этом у них определенная компетенция отсутствует. Мировой опыт тоже говорит о том, что эту проблему нужно расшивать. Западные страны в начале девяностых - конце восьмидесятых годов создавали специальные институты, такие как Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), например, задача которых и была в запуске новых подходов по проектному финансированию в развивающихся странах.

В институте развития важно учитывать те общественные эффекты, которые достигаются от реализуемых проектов. Почему некоторые проекты не могут напрямую финансироваться банками? Потому что эффект от них остается не внутри этих проектов, а имеет широкое влияние на всю экономику. Например, все, что связано с инфраструктурным строительством может само по себе и не будет создавать мощный денежный поток, однако позволит существенно снизить издержки для большого количества инвестиционных проектов, расположенных вокруг, и будут пользоваться ими, предоставив возможность реализации комплекса проектов вокруг. Поэтому учет общественных эффектов очень важен.

Третий момент. Институты развития должны исправлять те провалы рынка, которые мы наблюдаем в тех или иных областях. Вот один из примеров, считаю, что в нашей ситуации это можно назвать провалом рынка. Государство, Центральный Банк, Правительство последние два - два с половиной года активно проводят дезинфляционную политику с четкими указанными целями делая все, чтоб инфляция уходила вниз и стабилизировалась около отметки в 4%.

Сначала никто не верил, что мы к 4% приблизимся, а у нас уже инфляция - 4,5%. Сейчас люди до сих пор не верят, что инфляция в 4% останется надолго, говорят: ладно, один раз они достигнут, потом будет волатильна, вырастет и это будет создавать риски. Как раз нестабильность инфляционных ожиданий сильно мешает формированию механизма долгосрочного финансирования и здесь как раз институты развития себя могут найти с точки зрения помощи в исправлении этого провала рынка.

Четвертый момент очень важный, то, о чем говорил Александр Николаевич. Это вопрос наличия средств, государственных средств, которые могут быть вложены в институты развития. Здесь очень важно использовать капитал, который государство вносит в институты развития с мультипликатором. Действительно, цена ресурса дефицитного бюджета высока, поэтому каждый рубль, вложенный в такой институт, должен давать максимальную отдачу. Я приведу яркий пример. Есть Корпорация МСП - один из институтов развития, и созданная ею программа кредитования малого и среднего предпринимательства, так называемая «программа 6,5». В Сочи Дмитрий Анатольевич Медведев объявил о расширении объемов кредитования инвестиционных региональных проектов на 50 млрд. рублей в рамках этой программы. Важно понимать, что такое расширение кредитования в эту целевую область обойдется бюджету не более чем в 700 млн. рублей в год. С учетом того, что эти кредитные ресурсы идут в добавок к тем, которые вкладывают сами компании, то мультипликатор использования бюджетного финансирования на самом деле превышает 100.

Очень важно также понимать, что не должны делать институты развития. Понятно, что они ни в коем случае не должны подменять собой действующие элементы финансовой инфраструктуры или бюджетное финансирование. То есть канал институтов развития не должен выступать прикрытием для операций, экономическая сущность которых носит иной характер, или для операций, с которыми спокойно справляется частный сектор. Например, конечно, нельзя повторять тех ошибок с неправильной экономической классификацией тех проектов, которые привели к определенным проблемам у так называемого «Внешэкономбанка 1.0». Когда финансирование, например, строительства ряда олимпийских объектов называлось операцией «институты развития», однако на самом деле фактически являлось операцией «трата бюджетных средств». И то, что происходит сейчас, через докапитализацию, которая идет по Внешэкономбанку, на самом деле мы признаем экономическую сущность тех операций. Что нужно было делать? Сразу признать, что это бюджетные расходы, и напрямую их записывать.

Второе, что очень важно, чтобы институты развития не вносили искажение в экономическую действительность. Если посмотреть мировой опыт, можно увидеть ряд примеров с активными мощными действующими институтами развития, которые в итоге оказывают отрицательный вклад в экономический рост. До абсурда ситуация, например, была доведена в Бразилии. Есть там банк развития BNDES с огромным портфелем. В добавок к существованию этого института развития есть еще мощные программы массового субсидирования процентных ставок. Но в итоге к чему вся эта ситуация привела? Я не буду говорить про экономические цифры, где ВВП Бразилии уже 2 года подряд падает высокими темпами, но важно, что периметр финансовой системы, который оказался за пределами этих программ развития либо по банку развития, либо по программам субсидирования процентных ставок, оказался в условиях запредельного роста ставок по кредиту. То есть все, что не попадало в эти программы, де-факто автоматически убивалось, потому что очевидно, что из макроэкономических условий объем кредита, который может быть выдан в конкретный период времени, довольно ограничен. И если мы стимулируем выдачу кредита в одной области, значит в другой области этот кредит кто-то не получит. В принципе рыночный механизм как раз для того и создан, чтобы отбирать наиболее эффективные проекты, т.е. те проекты, которые имеют максимальную рентабельность. А если мы рентабельность отдельных проектов начинаем активно подтягивать за счет каких-то дополнительных преференций, то это сразу означает, что ряд эффективных проектов, которые были бы реализованы в базовом случае, реализовываться не будут.

Что мы сейчас предлагаем делать? Одно из направлений в рамках нашего Плана – это формирование на базе Внешэкономбанка новой «фабрики проектов», то, о чем Дмитрий Анатольевич Медведев говорил в своем выступлении в Сочи. И важно, что здесь институты развития должны быть построены на несколько иных принципах, чем это строилось раньше.

Какие основные элементы можно назвать? Первое, самое важное, это взращивание компетенций по подготовке проектов и их последующего управления внутри ВЭБа. Второй момент, это создание механизмов распределения рисков через механизм синдикации акционерного финансирования с обязательным привлечением частных инвесторов для честной и справедливой оценки кредитного риска. Без учета частных денег мы в любом случае свалимся в не эффективные отборы проектов и будем иметь отрицательное влияние на экономический рост.

Очень важно, что участие частных инвесторов как на стороне кредитного финансирования, так и на стороне акционерного финансирования, будет подталкивать их к тому, чтобы они внутри так же взращивали проектную компетенцию, тем самым создавали базу для дальнейшего развития экономики.

Третий важный момент – это обеспечение долгосрочного финансирования за счет принятия на себя государством риска изменения инфляции и процентных ставок в будущем. Как я уже говорил, государство в последние годы выстроило макроэкономическую политику таким образом, что готово обеспечить инфляцию стабильно на уровне 4%. И Центральный банк, и Правительство РФ нацелены на это, поэтому риск того, что инфляция будет отклонятся в дальнейшем в определенной степени может взять на себя государство.

Помимо компетенции по подготовке проектов, также мы готовим очередной приоритетный проект Правительства по повышению производительности труда. И в рамках этого проекта мы видим ВЭБ как общедоступную для всей экономики платформу и центр компетенций не только проектных технологий, но и в целом современных управленческих технологий, а также технологий, используемых в производстве. В рамках этой описанной схемы финансирование проектов будет происходить на долгосрочной основе по фиксированным ставкам, и что очень важно с полностью рыночной оценкой кредитного риска. При этом эту оценку можно будет снижать благодаря тому, что ВЭБ со своей компетенцией управления проектами сможет взять на себя роль аналогичную той, которую традиционно несут на себе такие институты развития как ЕБРР – миноритарный акционер с особыми правами.

У нас ситуация известная, так как ЕБРР самоустранился с российского рынка, а как известно, природа не любит пустоты. Эту нишу возможно придется занять Внешэкономбанку – обеспечивать ту же компетенцию, перенимать лучшие практики ЕБРР по развитию проектов.

Чтобы обеспечить реализацию большего количества проектов с положительным общественным эффектом, другими каналами улучшения качества этих проектов с точки зрения их финансовой составляющей, могут стать механизмы государственных субсидий и гарантий, которые конкретные проекты будут делать рентабельными и заводить их в стандартную схему с включением рыночного финансирования.

В целом на ближайшие годы предстоит задача продолжить формировать систему институтов развития, повторюсь, здесь определённых успехов мы достигли. Александр Николаевич Шохин показывал табличку, где по цифрам хорошо видно, что опрошено всего лишь 36 компаний, поэтому выборка не настолько репрезентативна, но, что отрадно – компании знают о том, что есть корпорации, институты развития, которые могут им помочь в определенных сферах.

Так вот задача - продолжить формировать систему институтов развития, которые окажут необходимую поддержку инвестиционной модели экономики при минимальном использовании бюджетных ресурсов, и что важно – систему, которая не будет вносить искажения в рыночные принципы отбора реализуемых проектов.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 15 марта 2017 > № 2126483 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2126488 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Необходимо остановить «негативную спираль» развития моногородов

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин в рамках рабочей поездки в Тульскую область в городе Алексин на предприятии «Тяжпромарматура» провел совещание по развитию моногородов.

Открывая встречу, Министр отметил, что проблемы, существующие в моногородах, имеют негативные тенденции и характерны для всей страны в целом. Причины этого – потеря занятости на градообразующих предприятиях.

«У нас примерно 10% населения проживает в моногородах. Негативная ситуация во многих из них понятна на фоне того, что градообразующие предприятия в силу тех или иных причин начинают терять рабочую силу, так как представляет значительную часть занятости в городе», - отметил Максим Орешкин.

В качестве примера он привел город Алексин Тульской области. «В Алексине, например, работает около 3000 человек при общей численности занятых около 35000 человек», - пояснил Министр.

«Потеря рабочих мест вводит весь город в негативную спираль, из которой очень сложно вырваться», - добавил он.

Несмотря на это, каждый моногород по-своему индивидуален, а к рассмотрению ситуации в нем нужно подходить индивидуально.

«Преимущество Тульской области в выгодном географическом положении, в развитой транспортной инфраструктуре», - констатировал Максим Орешкин.

Решение проблем моногородов – одно из приоритетных векторов деятельности Правительства РФ, и глава российского экономического ведомства пообещал поддерживать инициативы местных властей в этом направлении.

«Проблема, безусловно, многолетняя. Главное сейчас – остановить ту негативную спираль, в которую попадают моногорода, и развернуть ее в другую сторону за счет создания новых рабочих мест на других предприятиях», - сказал Максим Орешкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2126488 Максим Орешкин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126491

Максим Орешкин: Решение проблем региональной повестки принесет пользу экономике всей России

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин прибыл в Тульскую область с рабочим визитом.

В ходе двусторонней встречи с Главой области Алексеем Дюминым Министр отметил высокий потенциал региона, развитие промышленности и устойчивый экономический рост.

"Наша задача - не мешать регионам развиваться",- сказал Максим Орешкин. По мнению главы Минэкономразвития, сохранение устойчивого экономического роста региона во многом обусловлено промышленным направлением производства, а сейчас перед Минэкономразвития России и руководством области стоит задача поддерживать и развивать такие отрасли как сельское хозяйство, малое и среднее предпринимательство, туризм. "Этому и будет посвящена моя поездка", - сказал Министр.

Алексей Дюмин: Приветствую на тульской земле. Приятно, что свои визиты по регионам начали с Тульской области. Тульская область - мощный промышленный центр, в котором развиты машиностроение, оборонный комплекс, черная металлургия, химия, индекс промпроизводства за 2016 год составил 112,6%. Вместе с тем уделяем внимание развитию других секторов экономики, в т.ч. АПК, МСП. В целом, рост региональной экономики в 2016 году по предварительным оценкам составил 2,5%. Понимаем, что задачи по развитию социально-экономических показателей не осилим без федерального центра, мы находимся в тесном контакте. И сегодняшняя наша встреча, я рассчитываю, позволит усилить взаимодействие с МЭР. Хотел бы обсудить вопросы создания перинатального центра, который одобрил Президент, нового бизнес-инкубатора. Отдельная тема - ОЭЗ "Узловая". Запланирована встреча с руководителями крупнейших предприятий области, представителями МСП. Уверен, диалог будет полезен и будет способствовать развитию области.

Максим Орешкин: Большое спасибо за приглашение, край богат историей и развивается активно. Показатели экономической динамики значительно превосходят среднероссийский. Это позволяет области находиться в ранге передовых. Я считаю, региональная повестка для министерства очень важна, мы уже проводили ряд совещаний с отдельными регионами в Москве. Сейчас задача понять, какие проблемы стоят перед регионом, в каких направлениях развития мы могли бы помочь, поддержать. Очень важно программы развития доносить до регионов, поэтому важно общение и с компаниями, малым средним бизнесом, получать отклик о тех мерах, которые реализуются. Думаю те вопросы, которые мы будем рассматривать, принесут пользу региону и экономике страны в целом.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126491


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126489 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Инвестициям нужна определенность и предсказуемость

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин подвел итоги совещания по вопросам отраслей экономики, состоявшегося на предприятии «Тулачермет» в рамках рабочего визита в Тульскую область.

«Была интересная, живая дискуссия. Тула – известный промышленный регион, показывает очень хорошую динамику, темпы роста в последние годы очень высокие. Важно было услышать конкретные проблемные вопросы. Очень много вопросов касалось устойчивости условий ведения бизнеса, налоговых режимов, неналоговых платежей - все вопросы, которые Председатель Правительства обозначил в Сочи. Все это нужно, чтобы обеспечить компаниям предсказуемые условия для реализации крупных проектов», - рассказал Министр, добавив, что это является ключевым фактором для притока инвестиций.

По его словам, один из главных результатов встречи – отклик компаний и оперативное решение их вопросов.

«Мы договорились, что компании сформируют пакет запросов, и мы в максимально короткий срок будем давать на них ответы, чтобы решить их проблемы. Такая практика в Минэкономразвития уже введена: мы регулярно встречаемся с регионами, выезд в Тульскую область - первый», - отметил Максим Орешкин.

Как рассказал Министр, одним из главных вопросов на встрече с промышленниками стало обсуждение кадровой политики на предприятиях.

«Мы очень подробно обсуждали вопрос обеспечения предприятий кадрами, какие меры господдержки помогли бы обеспечить необходимое количество квалифицированных специалистов тульских предприятий. Кроме того, речь шла о развитии инфраструктуры, применении механизма ГЧП для строительства ряда объектов в Тульской области, которые могли бы обеспечить более эффективную работу предприятий», - пояснил Максим Орешкин.

В завершение Министр высокого оценил инвестиционный потенциал региона.

«Мы видим высокую инвестиционную активность Тульской области. «Тулачермет» реализует гигантский инвестиционный проект - больше 40 млрд. рублей инвестиций. Часть предприятия будет запущена уже в этом году. В планах – запуск новых мощностей в ближайшие годы. Это позитивный опыт Тульской области: здесь созданы все условия для развития новых инвестиционных проектов», - добавил он.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126489 Максим Орешкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter