Всего новостей: 2574407, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Павлют Даниел в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Павлют Даниел в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Латвия > Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 11 ноября 2011 > № 442318 Даниел Павлют

Пианист, эрудит и выпускник Гарвардского университета, тридцатипятилетний министр Даниел Павлютс считает, что настало время избавиться и от экономики типа «купи-продай» и от системы госуправления типа «урежь-повысь».

«Английским владею лучше американцев»

— Г-н Павлютс, еще в 2001 году вы возглавляли Фонд фестиваля Международного хора мальчиков, а сегодня заняли кресло министра экономики... Что привело вас из музыки в экономику?

— А почему нет? Много талантливых людей из самых разных отраслей и сфер жизни параллельно занимались музыкой. Вот Эйнштейн, например, неплохо пел (смеется). Вообще же на уровне исходных данных музыкальные и математические способности схожи. К тому же игра на фортепиано улучшает связь между полушариями головного мозга и координацию, поэтому у хороших пианистов обычно не бывает проблем с математикой.

Что касается меня, то я из активной музыки ушел 13 лет назад. Это достаточно большой срок, чтобы сменить профессиональную ориентацию и получить опыт руководителя в разных областях — и в культуре, и в госструктурах, и в бизнесе. Со многими вопросами, которыми занимается Министерство экономики, я уже соприкасался вплотную, находясь на «противоположной» стороне, представляя интересы предпринимателей в Торгово-промышленной палате. Ну а вопросы госуправления изучал в Школе государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета.

— Да, в 2006 году вы получили стипендию Фулбрайта и отправились изучать экономику в Гарвардский университет в США. А почему, собственно, не в Латвийский университет?

— А почему кто-то покупает Armani, а не огрский трикотаж? Так же, как и многие я предпочитаю самое лучшее, если такая возможность есть. И эту возможность я создал себе сам. Мне хотелось получить еще одно, последнее, как я надеюсь, но очень качественное образование. Рассудив, что кроме русского я хорошо владею только английским языком, а один из лучших университетов мира находится в США, я приложил очень много усилий, чтобы туда попасть. Стипендия Фулбрайта покрыла почти все расходы на обучение, но ее бы не хватило, если бы сам Гарвард не дал мне 50-процентную скидку от стоимости учебной программы. Этот университет был заинтересован во мне, очевидно, что-то из моего разностороннего предшествующего опыта показалось им интересным. Да и по результатам тестов оказалось, что академическим английским я владею лучше 88% американцев (улыбается).

— Марка Цукерберга в гарвардских коридорах не встречали?

— Мои с ним тропы не пересекались (смеется). А вот глава Общества за открытость Delna Инесе Войко, которая закончила Гарвард на пару лет раньше, чем я, училась параллельно с Марком. Но зато я заканчивал Гарвард вместе с Биллом Гейтсом! Двадцать лет назад он вылетел со второго курса Гарварда, а когда я заканчивал учебу, ему как раз дали звание почетного доктора этого университета... На церемонии вручения мне диплома Билл Гейтс читал речь...

Рост будет

— В первых двух кварталах 2011 года экономика Латвии показала рост, однако эксперты в один голос пророчат его скорое замедление. На ваш взгляд, какова будет динамика ВВП в конце 2011 и в 2012 годах?

— Думаю, что наш рост будет хорошим. Возможно, чуть менее хорошим, чем у соседей, может, наоборот. Да, экономика будет в дальнейшем немного замедляться, но по итогам 2011 года рост составит по нашим, довольно осторожным, прогнозам, около 5%. Что касается 2012-го, то тут прогнозы расходятся довольно серьезно. Если бы внешние обстоятельства были благоприятными, мы могли бы расти на 5% и более. Однако сейчас официальный прогноз составляет 2,5%, и это, на мой взгляд, учитывая обстоятельства, разумно. Конечно, если проблемы еврозоны усугубятся еще сильнее, рост будет еще ниже. Но снова в минус латвийская экономика скорее всего не уйдет. И уж тем более не будет такого спада, как в 2008 году. Для такого спада вся мировая экономика должна была бы оказаться в глубокой рецессии. Ну а так в следующем году ожидаются, с одной стороны, отрицательно влияющие на нашу экономику факторы. Такие как сокращение спроса на внешних рынках. А с другой — положительные. Например, снижение стоимости энергоресурсов. Эти факторы взаимосвязаны.

— Экономика, как ни крути, построена на людях. Реально ли поднимать латвийскую экономику силами тех, кто тут остался, учитывая как отток населения, так и падение уровня образования и здоровья оставшихся?

— Наша главная задача, или, скорее, вызов, состоит как раз в том, что построить жизнеспособную долгосрочную экономику мы должны именно с теми людьми, которые у нас сейчас есть. Вернуть те 300 тыс. уехавших (а во многих случаях это были лучшие из лучших), для того чтобы привлечь их к строительству, увы, не получится. Они вернутся лишь только в том случае, если здесь уже что-то будет построено. А рассчитывать на то, что мы сначала вернем уехавших, а потом займемся созданием жизнеспособной экономики, бессмысленно.

Конечно, у нас имеются очевидные проблемы с качеством рабочей силы, с несоответствием имеющихся у людей знаний и навыков требованиям рынка труда. А нам бы и мне, тем временем, хотелось поднимать уровень развитости экономики — производить товары и услуги с более высокой не только добавленной стоимостью, но и сложностью. Мои гарвардские преподаватели Дэни Родрик и Рикардо Хаусман говорили так: «Существуют страны двух типов: одни производят товары и услуги в бедных странах, другие — в богатых. Неудивительно, что одни из них бедные, а другие богатые». Суть в том, что уровень сложности товаров и услуг и их добавленной стоимости в сырьевой экономике и современной индустриальной отличается в разы. В одном случае ты просто что-то выкопал и продал, в другом — изобрел, сконструировал и продаешь уже не кусок железа, а BMW.

— А как вы намерены научить оставшихся в Латвии жителей производить BMW?

— Основной областью реформ в программе Партии реформ Затлерса, которую я представляю, является сфера образования. Образование — это и есть ответ на ваш вопрос. Мы вынуждены его реформировать. Впрочем, следует признать и то, что для имеющегося уровня оплаты рабочей силы в Латвии местные работники еще очень хорошо образованны.

Сам себе памятник

— Какие конкретно реформы планируются?

— Это вопрос к министру образования Роберту Килису. В сфере образования, бесспорно, главные задачи ставит г-н Килис. Однако мы, Минэкономики, будем работать вместе с ним. И как я понимаю его намерения, самыми решающими для экономики являются области высшего образования и образования профессионального. Речь пойдет и о повышении эффективности использования средств, и о более серьезной работе над научными исследованиями в вузах, и о концентрации ресурсов, и об избавлении от ныне имеющегося дублирования программ вузов, и о том, как улучшить контакт между образовательным сектором и рынком труда, и о многом другом. Есть масса того, что можно сделать, не трогая бюджет, во многих областях, наоборот, даже можно получить экономию за счет более эффективного использования денег. Но главные перемены все-таки нужны не в бюджете, а в головах и процедурах.

Я сам являюсь своего рода памятником ныне существующей системе образования — государство тратило время и деньги на то, чтобы я стал пианистом, а вот кем я в итоге стал... Я сам плачу за то, чтобы переучиваться на кого-то другого.

Последняя из консолидаций

— При Артисе Кампарсе был запущен ряд программ по поддержке бизнеса, например, по выдаче госгарантий предпринимателям. Какие программы намерены внедрить вы?

— Мне, в принципе, будет сложновато начать что-то новое, требующее финансовых затрат. Все возможные финансовые ресурсы на подобные проекты были использованы до смены правительства. Кое-что утвердили вообще за четыре дня до окончания срока действия мандата правительства. Поэтому пока займусь повышением эффективности уже действующих программ, если, конечно, на необходимость коррекций не укажут сами предприниматели. Все свои действия я намерен производить в сотрудничестве с ними. Вообще же, ни одна из программ остановлена не будет, я считаю, что со сменой министра не должны останавливаться уже начатые ранее проекты поддержки предпринимателей.

— Не нарушит ли и эти планы консолидация бюджета будущего года?

— Очень надеюсь, что консолидация бюджета в 2012 году будет последней. Однако структурные изменения все еще необходимы. Консолидация бюджета все эти годы была преимущественно линейной, простой — тут повышаем налоги, а там сокращаем расходы. Фундаментальных, системных, структурных перемен было мало. Для того чтобы оптимизировать функции, процессы и системы, требуется трудная, большая работа. Требуется сотрудничество между ведомствами, требуются ясные цели. Всего этого не хватало. Конечно, понятно, что правительство выбирают максимум на четыре года, но создание долговременных программ — это же вопрос структуры интересов министров. Если каждый считает свою область неким отдельно взятым феодальным образованием, это никак не помогает создавать общий результат. Я очень надеюсь, что в Латвии станет нормальной практикой, когда несколько министров по вопросам смежных областей вместе разрабатывают политику по значимым вопросам, будь то рынок труда, образование или инновации. Политика должна быть, во-первых, межотраслевой, во-вторых, должно быть ясно, кто за что отвечает и кто как расходует выделенные на конкретные цели средства.

— Вы сказали, надеетесь, что консолидация бюджета 2012 года будет последней. Министры предыдущего созыва выражали в этом непоколебимую уверенность...

— При условии, что мировой экономический контекст не изменится в худшую сторону настолько, что приведет к каким-либо рецессионным явлениям в Латвии, эта консолидация будет последней. Впрочем, негативные изменения этого контекста возможны, особенно, учитывая события после (тогда шла речь о возможности референдума в Греции) последнего саммита ЕС на котором было принято решение простить часть греческого долга. Об этом достаточно ясно говорил и министр финансов Андрис Вилкс. Будем, конечно, надеяться на лучшее, но учитывать все возможные варианты.

Что касается мер по развитию экономики, если бы при консолидации бюджета 2012 года у меня была возможность кому-нибудь добавить средств, я бы выделил их Совету по конкуренции и Центру по защите прав потребителей. У нас не так много инструментов, при помощи которых мы можем способствовать развитию конкурентоспособного и безопасного для потребителя внутреннего рынка. А сам рынок настолько мал, что любые ошибки имеют масштабные последствия.

Министр в Стране чудес

— Раз уж речь зашла о проблемах еврозоны, должна ли Латвия, на ваш взгляд, пересмотреть срок введения евро, учитывая нарастающие истерические настроения по поводу судьбы этой валюты?

— Думаю, нет. На данной стадии евро как цель нужен нам и с точки зрения самодисциплины, и как залог выгодных процентных ставок по нашим гособлигациям на международных финансовых рынках. Ведь отказ от прежней цели будет означать ухудшение кредитных рейтингов со всеми вытекающими последствиями. Но мы ведь должны как-то рефинансировать многомиллиардный заем ЕС и МВФ, и хотелось бы сделать это дешевле или, по крайней мере, не дороже, чем в прошлый раз. Поэтому стоит придерживаться плана, разработанного еще предыдущим правительством.

Последовательность и дисциплина — крайне значимые сегодня для Латвии моменты. Конечно, дисциплина не должна душить экономическую активность, и я как министр буду уделять внимание этому аспекту, однако и ранее взятые обещания мы должны выполнять.

— Выступая на конференции в Риге, создатель вашингтонского Центра исследований экономики и политики Марк Вейсброт заявил, что Латвии следует вообще отказаться от идеи фискальной дисциплины, так как урезания дефицита бюджета провоцируют сокращение поступлений в него же, что ведет за собой необходимость новых урезаний...

— Г-н Вейсброт прав только в одной плоскости — если смотреть на консолидацию как таковую. При условии же, что мы способны параллельно с урезанием бюджетного дефицита проводить реформы, которые развязывают руки производству, инвестициям либо создают предпосылки для позитивных перемен в иных сферах, консолидация 2012 года не станет очередным витком в этом замкнутом круге. Проекты многих таких реформ уже лежат в Кабмине, это, например, концепция об управлении долями государственных предприятий и т.д.

— И все-таки какая судьба, на ваш взгляд, ожидает единую европейскую валюту?

— Что касается судьбы евро, то я считаю, что существует достаточно много предпосылок к тому, чтобы еврозона, ЕС и сам евро вышли из всех передряг более сильными, более интегрированными, более динамичными и более интересными с точки зрения экономического развития, чем были до этого. Понимаете, без кризиса 27 государствам ЕС сплотиться очень трудно. Крайне сложно договориться о чем-то одном 27 правительствам и парламентам. Однако история показывает, что именно в ситуациях кризиса подобное начинало становиться возможным.

Латвия, соответственно, также имеет возможность выйти из сегодняшней революционной ситуации с выгодой для себя, ведь мы видим себя экономической, политической и геостратегической частью Европы.

— При этом Латвия является одной из внешних границ ЕС...

— Тут нет противоречий, наше соседство со странами СНГ — это наша география. Но это и наши потенциальные возможности. Мы интересны Европе потому, что умеем работать с Востоком, и Востоку интересны потому, что являемся интегрированной частью Европы.

— Комментируя новейший рейтинг Doing Business, вы сказали, что «Латвии придется бежать очень быстро для того, чтобы просто оставаться на месте». Что вы имели в виду, сравнив страну с Алисой в Стране чудес?

— Это не совсем сравнение с Алисой, она все-таки видела сон, а у нас тут реальность (улыбается). Я имел в виду, что мы поднялись в рейтинге относительно соседних Эстонии и Литвы в значительной степени из-за того, что они медленнее, чем мы, проводили реформы. Мы делали больше, но ведь в будущем и они не будут стоять на месте. И другие страны не будут. Это такая вечная гонка. Соответственно, мы должны продолжать реформы, продолжать работать над улучшением условий для предпринимательской деятельности. Хотя, конечно, место в рейтинге это не самоцель, самоцель — это реальное развитие экономики.

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 11 ноября 2011 > № 442318 Даниел Павлют


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter