Всего новостей: 2573206, выбрано 4 за 0.045 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рубини Нуриэль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкивсе
Россия. США > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 20 ноября 2015 > № 1645978 Нуриэль Рубини

Авторитетное мнение: В России нужно стимулировать частный сектор

Угрожает ли эскалация политической напряженности на Ближнем Востоке глобальному экономическому росту? Что будет с ценой нефти? Стоит ли миру опасаться замедления китайской экономики?

О своем видении экономической ситуации в России и мире рассказал знаменитый американский экономист Нуриэль Рубини.

О СИТУАЦИИ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Профессор предрек перебои нефтяных поставок, еще большее увеличение потока мигрантов в Европу и предсказал появление нового поколения джихадистов. Очень серьезным он назвал один из геополитических рисков - дугу нестабильности, протянувшуюся от Магриба до Афганистана и Пакистана. Нестабильность по этой дуге нарастает, даже несмотря на угасание воспоминаний об «арабской весне». Он напомнил, что произошло с первоначальными государствами «арабской весны»: Ливия стала недееспособной, Египет вернулся, по его мнению, к авторитарному правлению, а Тунис дестабилизирован террористами. Большая часть Ближнего Востока нестабильна, правда, это не оказывает влияния на цены на нефть (цены, наоборот, резко снизились еще в прошлом году и не растут).

И главная причина, по мнению Рубини, скорее в том, что проблемы на Ближнем Востоке не спровоцировали перебоев в поставках нефти, потому что даже в контролируемых «Исламским государством» частях Ирака добыча нефти не останавливается.

Тем более существует мировой избыток нефти, многие страны активно добывают нефть плюс к тому обнаружены огромные запасы в Южной Америке и Восточной Африке.

ЧТО ЖДЕТ РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ?

По мнению профессора, единственным путем к более быстрому росту является наращивание объемов производства, что предполагает инвестиции и государства, и частных инвесторов в человеческий капитал, инфраструктуру и технологии. В России же объем инвестиций остается на низком уровне. Рубини считает, что нужно стимулировать частный сектор, который способен подтолкнуть рост производства.

Некоторое экономическое восстановление можно будет ожидать уже в следующем году. Разгона инфляции не будет. Но потенциал восстановительного роста сегодня в России не превышает 1,5-2%. Реформы проходят медленно и не успевают за глобальными переменами в экономике.

Но будущее для российского сырья явно не лучшее: вакантное место поставщика газа в Европу, скорее всего, будет занято США - они сейчас в процессе отмены собственного запрета на экспорт нефти и получения лицензий на экспорт сжиженного газа. Дайте им 5-6 лет - и Европа перестанет надеяться на российский газ, который будет продан по меньшей цене Китаю. Выход в этой ситуации - начало диверсификации экономики. Это единственное решение.

ЧЕМУ РОССИЯ ОТДАЕТ ПРИОРИТЕТЫ В РАСХОДАХ?

Рубини считает, что Россия слишком озабочена политическими вопросами, военными делами, милитаризацией. В бюджете на 2016 год очевидна приоритетность расходов на оборону. Не лучше ли сфокусировать свои усилия на экономическом развитии?

Профессор отметил, что в России (как и в Китае) есть влиятельные группы, не заинтересованные в проведении реформ. При условии высоких цен на нефть эти группы имели доходы, процветала коррупция, а теперь это невыгодно.

В России необходимо установить соглашение между обществом и политической верхушкой, поскольку на частный сектор оказывается слишком большое давление и это никому не выгодно.

Каждому государству хочется быть сильным игроком на мировой арене не только в отношении экономики, но также в политической и геополитической сферах. Однако для достижения этой цели необходимо иметь хорошую экономику. Китай, например, решил сосредоточить свои усилия на достижении экономического результата и в итоге превратился в сильную и влиятельную страну, поскольку все успехи в экономике распространились на политику и геополитику. Экономическая уязвимость влияет на политическую сферу и дипломатические возможности.

А в настоящее время главным риском является замедление роста экономики в Китае. Россия относится к числу тех государств, для которых последствия этого могут быть нежелательными, поскольку Китай не будет нуждаться в таких объемах нефти, как сейчас, стоимость энергоресурсов будет оставаться низкой.

О САНКЦИЯХ ПРОТИВ РОССИИ

Если действие санкций в отношении РФ будет приостановлено, российская экономика начнет расти в лучшем случае с 2016 года.

Причем не столько санкции будут влиять, сколько общее падение цен на сырье, которое вызвано ростом добычи шельфового газа в США, Канаде и других странах мира. Кроме того, цена на нефть зависит и от цены на доллар, и укрепление американской валюты в целом в мире давит и на нефтяные котировки, и на рубль.

Россия должна достичь компромисса с Западом. Параллельно России необходимо думать о том, как вернуться к росту ВВП, - подойдет стратегия, включающая привлечение частного капитала, сокращение трат для ведения бизнеса, снижение уровня коррупции.

КТО ОКАЗАЛСЯ НАИБОЛЕЕ УСТОЙЧИВЫМ?

Те страны, которые проводят структурные реформы, оказались наиболее устойчивыми: Мексика (при президенте Энрике Нето), Индия (при премьер-министре Моди). Если раньше прогнозы мирового роста составляли 4%, то сейчас с замедлением потенциала роста развивающихся экономик до 4% мировой рост снизится до 3%.

Но что очень важно: качество роста, а не только количество.

Рубини назвал среди возможных угроз в политике для мировых рынков приход к власти радикальных партий в европейских странах, ситуацию на Украине. Во Франции, по его прогнозу, к власти может прийти Ле Пен (глава Национального фронта), а в Испании - «Подемос». Есть определенные проблемы в Таиланде, Аргентине.

А какие последствия возможны при продолжении снижения цен на нефть? По мнению профессора, это может подтолкнуть Тегеран к диалогу с Западом по урегулированию ядерного вопроса. Саудовской Аравии нужно повышать цены на нефть, чтобы не допустить сближения Ирана с США.

Елена Половцева

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 20 ноября 2015 > № 1645978 Нуриэль Рубини


США. Ближний Восток > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 февраля 2015 > № 1292174 Нуриэль Рубини

НУРИЭЛЬ РУБИНИ: НЕТРАДИЦИОННАЯ ПРАВДА (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Нуриэль Рубини (nouriel Roubini)

Нью-Йорк - Кто бы мог подумать, что спустя шесть лет после мирового финансового кризиса большинство стран с развитой экономикой все еще плавают в алфавитном супе - ZIRP, QE, CE, FG, NDR, а U-FX Int - нетрадиционных денежно-кредитных политик? Ни один центральный банк не рассматривал ни одну из этих мер - политику нулевой процентной ставки, количественное смягчение, кредитное смягчение, руководство к будущему, отрицательный уровень депозитных ставок и неограниченные валютные интервенции, соответственно - до 2008 года. Сегодня они стали одним из основных инструментов из набора средств для политических решений.

Только за последний год-полтора Европейский Центральный Банк принял свою собственную версию FG (руководства к будущему), а затем перешел к ZIRP (политике нулевой процентной ставки), а затем охватил CE (смягчение кредита), прежде чем принять решение попробовать NDR (отрицательный уровень депозитных ставок). В январе он полностью принял QE (количественное смягчение). Действительно, в настоящее время ФРС, Банк Англии, Банк Японии, ЕЦБ и другие центральные банки менее развитых экономик, таких как Национальный банк Швейцарии, все полагаются на эти нетрадиционные меры.

В последние годы одним из результатов этого глобального активизма денежно-кредитной политики стал бунт среди псевдо-экономистов и взломом рынков. Этот ассортимент "австрийских" экономистов, радикальных монетаристов, золотых жуков и Bitcoin фанатиков неоднократно предупреждал, что такое значительное увеличение мировой ликвидности приведет к гиперинфляции, коллапсу доллара США, заоблачным ценам на золото и, в конечном итоге, гибели фиатных денег в руках у крипто-валютных коллег.

Ни одно из этих страшных предсказаний не подтвердилось событиями. Низкий уровень инфляции и падение практически во всех странах с развитой экономикой, действительно, все центральные банки с развитой экономикой не в состоянии достичь своего мандата - явного или неявного - от 2% инфляции, а некоторые пытаются избежать дефляции. Кроме того, стоимость доллара была высокой против иены, евро и большинства развивающихся валютных рынков. Цены на золото, с момента падения в 2013, упали с 1900 долларов за унцию до 1200 долларов. И Bitcoin показал худшие результаты в мире валют в 2014 году, его стоимость снизилась почти на 60%.

Чтобы быть уверенным, большинство прорицателей едва ли имеют знания основных баз экономики. Но эти взгляды не остановили их от информированной общественной дискуссии. Так что стоит себя спросить, почему их прогнозы были так захватывающе ошибочными?

Корень их ошибки заключается в путанице причины и следствия. Причиной, почему центральные банки все больше охватили нетрадиционные денежно-кредитные политики является то, что после 2008 года восстановление было крайне анемичным. Такая политика необходима для противодействия дефляционным давлениям, обусловленных необходимостью болезненного сокращения доли заемных средств, в результате наращивания крупного государственного и частного долга.

Например, в большинстве стран с развитой экономикой существует до сих пор очень большой разрыв в объеме производства, с производством и спросом значительно ниже потенциала. Таким образом фирмы имеют ограниченную власть ценообразования. Также существует значительное бездействие на рынке труда: слишком много безработных гоняются за слишком малым количеством доступных рабочих мест, в то время как торговля и глобализация вместе с трудосберегающими технологическими инновациями все больше и больше сокращают рабочие места и доходы сотрудников, создавая дальнейшее препятствие спросу.

Более того, есть еще и ослабление рынков недвижимости, где бум привел к банкротству в США, Великобритании, Испании, Ирландии, Исландии и Дубае. И вздувшиеся пузыри на других рынках (например, Китае, Гонконге, Сингапуре, Канаде, Швейцарии, Франции, Швеции, Норвегии, Австралии, Новой Зеландии) представляют собой новый риск, так как их коллапс потащит за собой вниз цены на жилую недвижимость.

Товарные рынки тоже стали источником дефляционного давления. Сланцевая энергетическая революция в Северной Америке ослабила цены на нефть и газ, в то время как замедление роста Китая подорвало спрос на широкий диапазон товаров, в том числе железную руду, медь и другие промышленные металлы, каждый из которых все больше предлагается после многих лет высоких цен, способствовавших инвестициям в новые мощности.

Замедление Китая, пришедшее после многих лет чрезмерных инвестиций в недвижимость и инфраструктуру, также вызывает глобальное перенасыщение производимых и промышленных товаров. Приведу лишь два примера: избыток производственных мощностей в стальной и цементной отраслях Китая и резкое сокращение внутреннего спроса в этих секторах подпитывают дальнейшее дефляционное давление на мировые промышленные рынки.

Растущее неравенство доходов за счет перераспределения доходов от тех, кто больше тратит тем, кто больше экономит, обострило дефицит спроса. То есть имеет асимметричную корректировку между супер-экономией экономиками кредиторами, которые не испытывают давление рынка, чтобы тратить больше, и чрезмерными расходами экономиками должниками, которые оказывают давление на рынок и были вынуждены больше экономить.

Проще говоря, мы живем в мире, в котором слишком много предложений и слишком мало спроса. Результатом является постоянное дезинфляционное, если не дефляционное давление, несмотря на агрессивное денежно-кредитное смягчение.

Неспособность нетрадиционной денежно-кредитной политики предотвратить откровенную дефляцию отчасти отражает тот факт, что такая политика стремится ослабить валюту, тем самым улучшая чистый экспорт и рост инфляции. Это, однако, игра с нулевой суммой, которая просто экспортирует дефляцию и рецессию в экономики других стран.

Возможно, более важным было глубокое несоответствие с налогово-бюджетной политикой. Чтобы быть эффективным, денежно-кредитное стимулирование должно сопровождаться временным налогово-бюджетным стимулированием, которое в настоящее время отсутствует во всех крупных экономиках. Действительно, еврозона, Великобритания, США и Япония, все они преследуют разные степени жесткой бюджетной экономии и консолидации.

Даже Международный валютный фонд правильно указал, что частью решения для мира со слишком большим предложением и маленьким спросом должны быть государственные инвестиции в инфраструктуры, которых не хватает - или которые разрушены - в большинстве стран с развитой экономикой и на развивающихся рынках (за исключением Китая). С долгосрочными процентными ставками, близкими к нулю, в большинстве стран с развитой экономикой (и в некоторых случаях даже с отрицательной) примеры расходов на инфраструктуру, действительно, убедительны. Но разнообразие политических ограничений - в частности, тот факт, что финансово связанные экономики сокращают капитальные расходы до сокращения зарплат бюджетникам, субсидий и других текущих расходов - сдерживают бум, так необходимый инфраструктуре.

Все это добавляется до получения рецепта для продолжения медленного роста, векового застоя, дезинфляции и даже дефляции. Вот почему при отсутствии соответствующих налогово-бюджетных политик для решения недостаточно совокупного спроса, нетрадиционные денежно-кредитные политики будут оставаться центральным элементом макроэкономического ландшафта.

США. Ближний Восток > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 февраля 2015 > № 1292174 Нуриэль Рубини


США. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 июня 2014 > № 1090763 Нуриэль Рубини

БОЛЬШАЯ БРЕШЬ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini)

Нью-Йорк - Сразу после глобального финансового кризиса 2008 года, успех директивных органов в предотвращении Великой рецессии превратиться во вторую Великую депрессию состоит в контрольных требованиях для протекционистских и внутренних мер. Но теперь реакция против глобализации - и свободного движения товаров, услуг, капитала, рабочей силы и технологий, которые пришли с ней - уже прибыла.

Этот новый национализм принимает различные экономические формы: торговые барьеры, защита активов, реакция против прямых иностранных инвестиций, политика благоприятствующая местным работникам и фирмам, анти-иммиграционные меры, государственный капитализм и ресурсный национализм. В политической сфере популистские, антиглобалистические, анти-иммиграционные и, в некоторых случаях, прямо расистские и антисемитские партии, находятся на подъеме.

Эти силы не рады алфавитному супу из наднациональных институтов управления - ЕС, ООН, ВТО и МВФ, в частности - которые глобализация требует. Даже интернет, воплощение глобализации в течении последних двух десятилетий, подвергается риску быть раздробленным как происходит в более авторитарных странах - таких как Китай, Иран, Турция и Россия - где стремятся ограничить доступ к социальным медиа и расправиться со свободой выражения.

Основные причины этих тенденций ясны. Анемическое восстановление экономики обеспечило лазейку для популистских партий, способствующим политике протекционизма, обвиняющим внешнюю торговлю и иностранных рабочих в продолжительной неприспособленности. Добавьте к этому рост доходов и имущественного неравенства в большинстве стран, и не удивительно, что в итоге победитель овладевает вниманием и всей экономикой, которая приносит пользу только элите и искажает политическую систему, получает широкое распространение. В настоящее время, в обеих: странах с развитой экономикой (например, Соединенных Штатах, где неограниченное финансирование выборных должностных лиц по финансово мощным бизнес-интересам - просто легализованная коррупция) и развивающихся рынках (где олигархи часто завладевают экономикой и политическими системами), создается впечатление, что они работают на пару.

Для многих, напротив, это был только секулярный застой, с пониженной занятостью и стагнацией заработной платы. В результате экономическая нестабильность для работающих и средних классов наиболее высокая в Европе и еврозоне, где во многих странах популистские партии - в основном крайние правые - превзошли силы основного направления на выборах в Европейский парламент в конце прошлой недели. Как и в 1930-х годах, когда Великая Депрессия породила авторитарные правительства в Италии, Германии и Испании, аналогичная тенденция в настоящее время может быть в стадии реализации.

Если доходы и рост числа рабочих мест не вырастут в ближайшее время, популистские партии могут приблизиться к власти на национальном уровне в Европе, с настроением против ЕС, затягиванием процесса европейской экономической и политической интеграции. Хуже всего, что еврозона может вновь оказаться под угрозой: некоторые страны (Великобритания) могут выйти из ЕС; другие (Великобритания, Испания, и Бельгия) в конечном итоге могут распасться.

Даже в США, экономическая нестабильность огромного числа белой бедноты, которая чувствует себя под угрозой со стороны иммиграции и мировой торговли, можно увидеть в росте влияния крайне правых и фракции Движения чаепития от республиканской партии. Эти группы характеризуются экономическим нативизмом, анти-иммиграционными и протекционистскими наклонностями, религиозным фанатизмом, и геополитическим изоляционизмом.

Вариант этой динамики можно увидеть в России и многих странах Восточной Европы, так же в Центральной Азии, где падение Берлинской стены не провозгласило демократию, либерализацию экономики и ее быстрый рост. Вместо этого, националистические и авторитарные режимы, находившиеся у власти в течении большей части последней четверти века, преследовали государственно-капиталистические модели роста, которые обеспечивают только посредственные экономические показатели. В этом контексте, дестабилизацию Украины нельзя отделить от мечты Российского Президента Владимира Путина ведущей к "Евразийскому союзу" - это плохо замаскированные усилия, чтобы воссоздать бывший Советский Союз.

И в Азии национализм возрождается. Новые лидеры в Китае, Японии, Южной Корее и теперь и Индии - политические националисты в регионах, где территориальные споры остаются серьезными и исторически заложенными невскрытыми ранами. Эти лидеры - а также те, что в Таиланде, Малайзии и Индонезии, которые двигаются в аналогично националистическом направлении - должны учитывать основные проблемы в структурных реформах, если они хотят оживить падение экономического роста, и в случае развивающихся рынков избежать ловушки со средним уровнем дохода. Экономический упадок может разжечь дальнейшие националистические, ксенофобские тенденции - и даже вызвать военный конфликт.

Тем временем, Ближний Восток остается регионом, погрязшим в отсталости. Арабская Весна - вызвала медленный рост высокой безработицы среди молодежи, и огромное экономическое отчаяние - это путь к долгой зиме в Египте и Ливии, где альтернативой является возврат к авторитарному режиму и политическому хаосу. В Сирии и Йемене - гражданская война; Ливан и Ирак могут столкнуться с подобной участью; Иран нестабилен и опасен для остальных; и Афганистан и Пакистан выглядят все больше и больше как государства банкроты.

Во всех этих случаях, экономический провал и отсутствие возможностей и надежды для бедных и молодежи подпитываются политическим и религиозным экстремизмом, сопротивлением Западу и в некоторых случаях просто терроризмом.

В 1930-х годах, отказ от усиления авторитарных режимов в Европе и Азии для предотвращения Великой Депрессии, в итоге привел ко Второй Мировой войне. На этот раз, ущерб от Великой Рецессии подвергнет наиболее развитые экономики к секулярному застою и созданию серьезных проблем структурного роста на развивающихся рынках.

Это идеальная территория для пускания корней и процветания экономического и политического национализма. Сегодняшнюю реакцию против торговли и глобализации следует рассматривать в контексте того, что, как мы знаем из собственного опыта, может произойти дальше.

США. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 июня 2014 > № 1090763 Нуриэль Рубини


Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 6 февраля 2012 > № 488997 Нуриэль Рубини

Известный экономист Нуриэль Рубини в интервью Business FM рассказал о тех проблемах, которые, на его взгляд, не позволяют России добиться быстрого экономического роста, сравнимого с другими странами БРИК

Известный экономист Нуриэль Рубини, предсказавший мировой финансовый кризис 2008 года, на форуме "Россия-2012" сравнил экономики России и других стран БРИК. Он пришел к выводу, что после кризиса потенциал роста России без значительных реформ не превышает 0,5%, а на большинстве развивающихся рынков уже "произошло переформирование", в результате которого, например, в Китае и Индии наблюдается 9-процентный рост. Мнение о том, почему Россия отстает от других стран БРИК и что необходимо сделать, чтобы вернуться к росту экономики, Нуриэль Рубини высказал в интервью Business FM.

- На протяжении 1998-2008 годов Россия наращивала свой потенциал наряду со странами БРИК - порядка 8% в год. Но на протяжении финансового кризиса Россия была единственной среди стран БРИК, где наблюдалась серьезная рецессия, в то время как другим государствам удалось этого избежать. И после финансового кризиса 2008 года восстановление экономики в Бразилии, Индии, Китае было достаточно сильным. Они демонстрировали 7-9-процентный рост, а в России он едва достигал 3-4%. Таким образом, экономическое восстановление России происходило значительно медленнее, чем каждой из других развивающихся экономик.

Я также хотел бы подчеркнуть, что в России остро стоит демографическая проблема, а в Индии и Бразилии, напротив, наблюдается прирост населения, что оказывает существенное влияние на экономическое развитие. В Китае, конечно, прирост населения снижается, но это исключительный случай. Население этой страны уже составляет 1,3 млрд человек.

Таким образом, экономики страны БРИК демонстрируют более динамичное развитие наряду с приростом населения. По этим стандартам Россия проигрывает.

- В своем выступлении вы связали экономические проблемы в России с качеством управления. Почему?

- Изначально демократии в Индии и Бразилии очень сильные. Мы знаем, что Китай не является демократической страной, там установлен авторитарный режим, но этот режим в то же время технократичен. Официальная политика проводится здесь, основываясь на объективных решениях, что позволяет стране достигать больших успехов в экономике - без преувеличения 10-процентный ежегодный прирост на протяжении последних тридцати лет.

Что касается России, то мы знаем, что она не является истинной демократией, здесь имеет место множество проявлений авторитаризма. Путин и Медведев управляют страной уже 12 лет, и, судя по всему, будут управлять и следующие 12 лет. В то время как в Китае премьера и президента меняют каждые 5 лет. А на низовом уровне существуют нормальные представительные органы. В России политические институты зачастую политически предвзятые, развиты слабо. В то же время люди выходят на демонстрации, так как считают, что их голоса на выборах были украдены, СМИ контролируются сверху, отсутствует полная свобода выражения собственных взглядов. Также существует много других аспектов, которые свидетельствуют о том, что полной демократии в стране нет.

- Почему российские экономические условия хуже, чем, например, в Бразилии?

- Если сравнивать по показателю роста ВВП, то экономика Бразилии эффективнее российской. Обе страны имеют достаточные запасы природных ресурсов. Но Бразилия очень успешно диверсифицировала свою экономику, основанную на нефти, энергетике и промышленном секторе. Там есть очень сильная промышленная база, очень сильный класс предпринимателей. Правительство при этом проводит крайне умеренную политику, при которой инфляция снижается, центральный банк является вполне независимым, и в целом по степени диверсифицированности бразильская экономика гораздо сильнее российской.

- А если сравнивать эти же страны по экономическим индикаторам?

- Если сравнивать по уровню дохода на душу населения, то здесь показатели примерно одинаковы. Прирост населения в Бразилии очень высок, что также является драйвером экономического роста. В то время как одна из проблем, с которыми сегодня сталкивается Россия, это демографический спад и снижение продолжительности жизни в целом. Мы знаем, что, например, по продолжительности жизни мужчин Россия занимает одно из последних мест в мире - по причине алкоголизма и различных заболеваний. Но экономика не растет не только из-за этого. Еще и из-за недостаточной диверсификации, из-за чрезмерной зависимости от природных ресурсов, из-за чрезмерной коррупции, из-за недостатка конкуренции и в то же время сильного контроля олигархов и олигополий над отдельными крупными частями экономики. Также из-за того, что многие существенные сектора экономики снова оказались под контролем государства. Я думаю, что развитие частного сектора в России сегодня нуждается в существенном стимулировании и реформах, чтобы приблизиться к бразильским показателям.

- Относительно Китая - почему он развивается быстрее и имеет тенденцию к более интенсивному развитию в будущем, чем Россия?

- Прежде всего, развитие Китая было самым быстрым среди стран БРИК. Китай открыл свою экономику, страна стала открыта для прямых зарубежных инвестиций. Это очень благотворно сказалось на Китае, та как позволило в итоге привлечь не только капитал, но и управленческие ресурсы, и технологии. Мы знаем, что Россия в то же время имеет ряд ограничений относительно зарубежных инвестиций. Китайская экономика не сосредоточена на ресурсной составляющей, наоборот, страна покупает ресурсы извне. Но, кроме того, они работают над улучшением собственных товаров и услуг. Их товары конкурентоспособны на мировом рынке, они хорошего качества, они недороги и сегодня занимают значительное место на мировом рынке, поднимая тем самым значимость Китая в мировом товарообороте. Кроме того, в Китае огромные инвестиции вкладываются в инфрастурктуру - начиная от дорог и заканчивая аэропортами и железнодорожным сообщением, что ускоряет движение товаров внутри страны. В других развивающихся экономиках, таких как Индия и Россия, инвестиции в инфраструктуру гораздо более скромные. И эта сфера требует серьезного вмешательства, чтобы помочь частному сектору активнее развиваться внутри этих стран.

Кроме того, политическая составляющая сыграла не последнюю роль. В Китае лучшие умы - инженеры, эксперты - имели возможность прийти к управлению страной, причем именно по технократическому пути.

- Что должно произойти, чтобы вы изменили свое мнение о России?

- Мне кажется, прежде всего вам следует активно следить за ситуацией с президентскими выборами, чтобы они были справедливыми. А также прояснить ситуацию с предыдущими выборами, которые, судя по всему, не были честными. И, конечно, после выборов вам необходимы экономические реформы, касающиеся большей открытости прямым зарубежным инвестициям, а также реформы в области приватизации, вложений в инфраструктуру, борьбы с коррупцией. Необходимо также реформирование политической системы с тем, чтобы она стала более конкурентной и демократической наряду с ослаблением контроля за СМИ, развитием общественных институтов. И все это для того, чтобы частный бизнес чувствовал себя в безопасности и не выводил деньги за рубеж, а вкладывал внутри своей страны. Знаете, Путин и Медведев произносят множество речей, однако их слова часто расходятся с делом. Сейчас для России главный вопрос - не слова, а реальные дела. Россия уже потеряла в экономическом развитии, может потерять еще, если после выборов не будет комплексно ускорено развитие общественных институтов, если не будет политических реформ, которые заставили бы людей поверить, что эта страна - с огромными природными ресурсами, с человеческим капиталом, с амбициями - может достичь очень многого.Экономист Нуриэль Рубини считает, что быстрое экономическое развитие России возможно только в случае серьезных политических реформ. могут что для .

Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 6 февраля 2012 > № 488997 Нуриэль Рубини


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter