Всего новостей: 2579266, выбрано 3 за 0.337 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сатпаев Досым в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 марта 2018 > № 2521907 Досым Сатпаев

Сатпаев: снизили налог для бедных - можно повысить для богатых

Снижение налогов, "7-процентная" ипотека и бесплатные места для студентов – социальные инициативы, озвученные сегодня президентом, прокомментировал политолог Досым Сатпаев

Сергей Ким

Ожидаемое с конца прошлой недели выступление Нурсултана Назарбаева на заседании палат парламента оказалось все-таки очень неожиданным. Президент предложил снизить налог для казахстанцев с низкой зарплатой в десять раз — до 1%, внедрить ипотеку с 7-процентной ставкой и увеличить количество студентов, обучающихся бесплатно, сразу на треть.

О президентских инициативах Sputnik Казахстан поговорил с известным политологом Досымом Сатпаевым, который рассказал, как еще можно пополнить бюджет, кроме увеличения налоговой нагрузки на богатых.

- Новые социальные инициативы президента Назарбаева. Почему именно сейчас – так неожиданно, а не в послании народу Казахстана, например?

- Многие инициативы, которые президент озвучивает, он делает определенными частями, не укладывая в какой-то отдельный документ. Но если речь идет о послании, то оно больше стратегическое, а те инициативы, которые были озвучены сегодня, имеют характер конкретного, тактического уровня. И, в первую очередь, они направлены на простого казахстанца, потому что и послание, и "Стратегия 2050" с подпрограммой "Стратегия 2025" больше рассчитаны на специалистов – чиновников и экспертов, у которых может быть время и желание прочитать эти документы, написанные тяжелым языком. А что касается сегодняшних инициатив, в их целевую аудиторию входит большинство казахстанцев, потому что любого они касаются.

- "Нам надо было накопить силы и средства, и вот время, кажется, подошло", — сказал президент, предваряя новые инициативы. Как думаете, по каким признакам подошло время?

— Я думаю, это больше был политический ход, чтобы обосновать появление этих социальных инициатив. Мне кажется, причина их появления была другая – скорее всего, наша власть, наконец, стала понимать, что уже почти 10 лет прошло с момента начала финансового кризиса, и за эти годы в Казахстане возникли проблемы у многих простых казахстанцев с точки зрения падения их уровня жизни и сокращения источников дохода. Чтобы "дракон" не вырвался наружу, властям необходимо предпринимать определенные меры, чтобы простые казахстанцы почувствовали о себе заботу.

- Конечно же, привлекает внимание снижение налоговой нагрузки до 1% для граждан, зарабатывающих меньше 25 МРП в месяц, то есть это люди с зарплатой меньше 60 125 тенге. Как бы вы оценили такую щедрость государства, учитывая, что 9% рост дохода этих людей (10% — 1% — прим.) − это всего 5,5 тысячи тенге?

- Как вы правильно заметили, дьявол кроется в деталях. Многие люди навряд ли от этого что-то получат с точки зрения большого бонуса. Потом, многие представители уязвимых слоев населения – это не только пенсионеры, самозанятые и безработные. Это люди, работающие в бюджетной сфере – в образовании и здравоохранении. Мне кажется, что мы постоянно сталкиваемся с очень большой проблемой. В том плане, что все эти бонусы со стороны государства потом съедает инфляция. А если еще государство будет проводить очередную девальвацию национальной валюты…

- Я посчитал, сколько бюджет недополучит налогов – 11 миллиардов тенге, при том, что все 2 миллиона упомянутых в выступлении президента человек получали бы зарплату в 25 МРП. Понятно, что цифра совершенно неточная и стремится в сторону уменьшения. Но она показывает, по крайней мере, что речь может идти о миллиардах тенге "недополученных" налогов. Следует ли нам ждать логического продолжения – увеличения налоговой нагрузки для богатых, дабы восполнить эту брешь?

— В принципе, да. По логике вещей, если следовать дальше всем заявлениям, было бы логично такой налог ввести, тем более о необходимости введения налога на роскошь разговоры идут чуть ли не с начала 2000-х, и многие страны мира его уже ввели. В ЕС лидером в этом вопросе является Франция, у которой очень жесткое налоговое законодательство для богатых людей. Это привело к тому, что многие богатые французы активно стали уезжать в другие страны – если помните Жерара Депардье и его странные перемещения.

Но мне кажется, здесь должна быть и другая инициатива: сокращение расходов на государственный аппарат. Если внимательно проанализировать, сколько денег мы тратим на содержание госаппарата, сколько денег уходит на эти многочисленные премии, бонусы, нецелевые расходы… Я думаю, что мы могли бы сэкономить колоссальную сумму, способную пойти на более полезные вещи. Поэтому, мне кажется, что если мы и можем на чем-то сэкономить, то если проведем хороший аудит и найдем очень много возможностей для сокращения расходов как на содержание бюрократического аппарата, так и на его сокращение. И второй источник наших потенциальных доходов – квазигосударственные компании и национальные компании.

Это очень большие "черные ящики", очень много "скелетов в шкафу", в том числе и финансовых. Я думаю, многие квазигосударственные структуры, по сути, изжили себя. И на их содержание мы тратим много денег, а их экономическая эффективность очень сомнительна.

- Ипотека по схеме "7-20-25". Разве это не то, чего многие ждали от государства на протяжении долгих лет?

— Для многих казахстанцев даже эти мягкие условия будут казаться сложными. В том-то и проблема — не все могут позволить эту ипотеку даже по таким условиям. Мне кажется, сейчас государству необходимо не меньше времени уделять созданию таких экономических условий, при которых уровень жизни основной массы казахстанцев поднимался бы довольно интенсивно, активно и охватывал все возможные социальные слои. Если этого не произойдет, то, возможно, все эти "пряники" никому не будут нужны.

- "Национальному банку нужно создать специальную компанию, которая привлечет не менее 1 триллиона тенге" – цитата президента об обеспечении новой ипотечной системы. Единственное, непонятно, кто понесет риски в случае накопления плохих активов? Или об этом еще рано говорить?

- Опять же – сейчас пытаются создать очередной "кошелек", где накапливались бы определенные ресурсы для поддержки очередной инициативы государства. Мне кажется, создается механизм, где есть риск злоупотреблений. Необходимо, чтобы подключились экономисты, которые внимательно изучили бы все эти инициативы, ясно увидели бы, есть ли здесь чье-то лобби, — может быть, кто-то преследует корпоративные интересы, — и четко, понятно объяснили бы гражданам Казахстана: выиграют ли они от этого или нет.

- Увеличение грантов для абитуриентов — может ли привести эта мера к среднестатистическому снижению уровня знаний обучающихся бесплатно либо шаг позитивный и количество когда-нибудь перерастет в качество?

— В принципе, система образования и научная сфера в Казахстане давно нуждается в апгрейде. Что касается самого качества образования – по сути, оно у нас как было на довольно низком уровне, так и остается. Да, мы можем увеличить количество студентов на грантах, но нас же интересует, кем они выйдут после завершения учебы, нужны ли они существующему рынку труда, или тому рынку труда, который будет через 5-10 лет. Я думаю, это ключевой вопрос. Да, мы построим общежития, создадим условия лучше для студентов. Но то образование, которое сейчас они получают, завтра приведет к увеличению количества новых безработных, самозанятых, правильно? То есть людей, которые не нужны на рынке труда, и, в принципе, в профессиональных нишах. Я думаю, это самая большая проблема, которую надо решать государству в том числе.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 марта 2018 > № 2521907 Досым Сатпаев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505378 Досым Сатпаев

Лингвистическая деколонизация

Досым Сатпаев, Forbes, США

Ситуация вокруг разработки и принятия нескольких вариантов алфавита на латинице, которая началась осенью прошлого года, позволяет сделать несколько выводов.

С одной стороны, сам переход на латиницу спустя почти 10 лет после того, как об этом впервые было заявлено на уровне руководства страны, вполне логично отражает существующие в обществе демографические тренды и общественные настроения. Для того, что в принципе тяжело было бы сделать еще в 90-х годах, сейчас имеются более благоприятные условия, когда большинство населения страны составляют казахи, появилось целое «поколение независимости», а сфера использования казахского языка стремительно расширяется. Поэтому решение о переходе на латиницу было лишь делом времени. Властям рано или поздно необходимо было учитывать рост национал-патриотических настроений в стране, которые в долгосрочной перспективе будут играть роль одного из важных идеологических направлений. Как гласит одна пословица, если процесс нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Хотя у президента также был еще личный мотив, связанный с его политическими амбициями. Это намерение войти в историю как инициатор создания нового алфавита. В то же самое время тот факт, что переход на латиницу был поддержан многими казахстанцами, также стал одним из важных индикаторов изменения общественных настроений в сторону большего отрыва от российского информационно-политического поля, который ассоциируется с кириллицей. Возникла потребность в лингвистической деколонизации. Тем более что после аннексии Крыма и довольно агрессивной внешней политики Россия частью казахстанского общества стала восприниматься больше в качестве идеологического противника, чем партнера.

С другой стороны, смущает та форма и тот механизм разработки и презентации разных вариантов алфавита, которые использовали казахстанские власти. С сентября прошлого года до нынешнего момента было предложено три варианта алфавита, что подавалось верхами как проекты для всенародного обсуждения.

Вроде бы удачный политтехнологический ход. Но возникало ощущение, что все эти инициативы больше напоминали лихорадочный поиск оптимального варианта алфавита после того, как была дана установка президента сделать все это как можно быстрее. И это несмотря на то, что у филологов, лингвистов и представителей власти было как минимум 10 лет, чтобы многие детали нового алфавита обсудить на берегу, прежде чем спускать на воду проекты, которые были один сырее другого. Тем более что начинали ведь не с чистого листа. В далекие 30-е и 40-е годы прошлого века также были не менее ожесточенные споры по поводу разных вариантов латиницы для казахского языка.

Обычно, с точки зрения эволюции любого экспертного обсуждения, каждый последующий проект должен быть чуть лучше прежнего. В нашем же случае все получилось наоборот. Второй вариант с апострофами оказался хуже первого варианта без них. Но еще более странно, что все эти телодвижения закреплялись указами президента. Возникало такое ощущение, что за уши и глаза главы государства боролись разные группы, каждая из которых лоббировала свой вариант алфавита. В результате опять возникла классическая ситуация, когда хотели как лучше, а получилось как всегда.

Более того, филолого-лингвистический разброд и шатания наверху вызвали неразбериху и новые расколы в обществе по поводу каждого нового варианта алфавита. То есть то, что в принципе должно было объединить людей, наоборот, раскидало их по разные стороны оппонирующих баррикад. Все это в очередной раз подтверждает тезис о глубокой депрофессионализации бюрократического аппарата, который все время торопится отчитаться, даже в таких исторических решениях (очень важных для многих граждан страны), как введение нового алфавита, которого действительно многие ждали.

Но принцип «семь раз отмерь, один раз отрежь» во многих государственных структурах уже давно не работает, так как линейкой разучились пользоваться, а ножницы в основном если и используют, то лишь для того, чтобы нарезать куски чего-нибудь пожирнее, но только для себя.

Возможно, плюсом является то, что при принятии третьего (также далеко не идеального) варианта алфавита, в первую очередь была учтена негативная реакция казахстанской общественности, направленная против варианта с апострофами, необходимость введения которых так и не получила внятного объяснения со стороны разработчиков. Видимо, здесь опять сработала давняя привычка сначала создавать трудности, чтобы потом героически их преодолевать. Но хочется надеяться, что власти поймут, наконец, большую разницу между искренним желанием к чему-то на самом деле прислушиваться и созданием иллюзии того, что они что-то слушают.

Хотя, если копнуть глубже, то все это лишь начало долгого пути. Ведь нас еще ждет немало рисков, связанных, например, с процессом внедрения нового алфавита в массы, где также нужна не спешка, а хорошо просчитанные шаги.

Но чиновники не должны забывать, что любой новый алфавит — это лишь первый кирпич в фундаменте образования. И этот фундамент должен быть прочным, ведь строительство целого дома займет гораздо больше времени. А к этому также надо подходить с умом и не мешать цемент настоящих знаний с раствором необдуманных образовательных авантюр, с которыми мы уже не раз сталкивались за все годы независимости Казахстана. То есть перед страной стоит не менее сложная задача. Сделать так, чтобы наши будущие поколения были не просто грамотными людьми, умеющими читать и писать, а хорошо образованными и конкурентоспособными кадрами, которые могли бы реализовать свои способности и таланты внутри страны, а не за ее пределами.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505378 Досым Сатпаев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 августа 2015 > № 1461488 Досым Сатпаев

Досым Сатпаев: В РК увеличился разрыв между обществом и властью

Это может привести к росту недовольства граждан

Последние решения правительства, приведшие к плавающему курсу тенге и новой девальвации, увеличили разрыв между обществом и властью. Такое мнение в разговоре с корреспондентом центра деловой информации kapital.kz высказал политолог Досым Сатпаев.

По его мнению, власть теряет стратегическую инициативу с точки зрения контроля за общественными процессами и мнением граждан. «Понимаете, можно контролировать политические партии и отдельных оппозиционных деятелей, но нельзя контролировать общественное сознание, которое будет все более оппозиционным. Практика показывает, что власть потеряла контроль не только над мнением общества, но и над экономической политикой. Ведь понятно, что на экономическую ситуацию оказали влияние и внешние факторы. Падение курса юаня, низкие цены на нефть, девальвация рубля. Наше правительство, я считаю, действует не как расчетливый стратег, забегающий вперед, а как пожарник, которые реагирует на проблемы, когда они уже случились. Ведь в прошлом году и начале этого президент жестко требовал, чтобы правительство разрабатывало стратегические прогнозы о состоянии мировой экономики. Это помогло бы принимать превентивные меры», - сказал Досым Сатпаев, напомнив также, что представители власти не раз обещали, что очередной резкой девальвации не будет. По мнению политолога, было бы куда честнее и продуктивнее, если бы власти прямо говорили, что ситуация с экономикой довольно сложная. Ведь от них, как подчеркнул эксперт, ждут честной игры, а в итоге казахстанцы наступили на те же грабли, что в 2014 году, когда всех уверяли, что ситуация под контролем, а потом вдруг случилась девальвация. «Сейчас, получается, подставили президента, который также заявлял, что не будет девальвации. Выходит, ему дали неправильные прогнозы, что свидетельствует о том, что способность правительства прогнозировать находится на низком уровне. Ведь, судя по всему, там надеялись только на то, что подорожает нефть, чего не случилось», - сказал собеседник kapital.kz.

В то же время политолог отмечает, что перед властями стоял непростой выбор. С одной стороны, значительная часть бизнес-сообщества и некоторые представители банковского лобби предлагали правительству помочь бизнесу, ослабив курс национальной валюты, к чему, вроде бы, подталкивала и ситуация с российской экономикой. Но с другой стороны, такие меры нанесут удар по простым гражданам и бюджетникам. В общем, по тем гражданам, которые получают зарплаты в тенге. «Рост безработицы увеличится, поэтому властям надо приложить усилия, взять ситуацию под контроль. Бизнес, скорее всего, подчеркнул, что без девальвации он не сможет отвечать за ситуацию, сохраняя рабочие места, поддерживая нормальную социальную обстановку на предприятиях. Тем более НПП создавали, в том числе, и с этой целью - чтобы мониторить эти моменты», - напомнил эксперт.

Он также считает, что экономическая ситуация и ложные обещания могут привести к росту протестных настроений в стране. «Но, с другой стороны, есть ли сегодня политические силы или структуры, которые могли бы канализировать или оформить эти настроения в какие-то конкретные требования? Сейчас на политической сцене страны таких сил нет, потому что старая оппозиция, особенно после недавнего приостановления деятельности Компартии Казахстана, ушла. До этого, еще раньше, были нейтрализованы другие активные политические партии, как, например, незарегистрированная партия «Алга». Более того, с политической сцены ушли отдельный личности, олицетворявшие оппозицию многие годы, Булат Абилов, к примеру. Так что на данный момент нет силы, которая могла бы консолидировать протестные настроения, чтобы они могли представлять угрозу для власти», - считает Досым Сатпаев.

Но в любом случае то, что стало с национальной валютой, все сильнее уменьшает доверие граждан к властям, подчеркнул политолог. «И это, увы, делает всю систему неуправляемой», - сказал собеседник kapital.kz.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 августа 2015 > № 1461488 Досым Сатпаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter