Всего новостей: 2579266, выбрано 21 за 1.314 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Трутнев Юрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияНедвижимость, строительствоЭлектроэнергетикаАгропромРыбавсе
Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 24 мая 2018 > № 2617806 Юрий Трутнев

Трутнев: «Если мы не заработаем деньги, то и тратить будет неоткуда»

Вице-премьер, полномочный представитель президента на Дальнем Востоке перешел из прежнего правительства в новое без изменений в должности. По его словам, этот регион отличается тем, что «отстал с точки зрения развития инфраструктуры, развития образования, медицины». Как власти собираются решать проблему?

Петербургский международный экономический форум в лицах: в студии Business FM побывал вице-премьер правительства России Юрий Трутнев, полномочный представитель президента на Дальнем Востоке.

Из прежнего правительства вы перешли в новое без изменений в должности, функционале и так далее. Мы знаем, что в предыдущем, назовем так красиво, политическом цикле развитие Дальнего Востока провозглашалось как одна из приоритетных стратегических целей, собственно, почему вы там и оказались. Цикл прошел, сформулированы новые задачи: нужны общие темпы роста, нужна цифровизация, образование, медицина, рождаемость и так далее. Региональная повестка не отходит на второй план, по крайней мере, среди провозглашенных приоритетов?

Юрий Трутнев: Мы собираемся проблемы образования, демографии и все другие решать отдельно от регионов, в какой-то абстрактной сфере. Конечно, работать надо в регионах, а Дальний Восток отличается тем, что он просто достаточно отстал, он отстал с точки зрения развития инфраструктуры, развития образования, медицины. И чтобы люди хотели там жить и работать, это отставание надо наверстать. Ровно такая задача передо мной президентом поставлена.

Она не исчерпывается 2018 годом? Точка отсчета — на сколько лет этот план?

Юрий Трутнев: Она не исчерпывается 2018 годом, естественно. За четыре года только волшебством каким-то можно что-то такое сделать. Но дело все в том, что мы и начали-то не с этого, мы начали не с социальных услуг, не с демографии, и за это нам достается иногда в прессе, но мы начали с экономики. Потому что я уверен в том, что ровно с экономики надо начинать. Если мы не заработаем деньги, то и тратить будет неоткуда. Поэтому первое, что мы сделали, — занялись инвестиционным климатом и добились, что 30% прямых иностранных инвестиций, приходящих на территорию России, приходят на Дальний Восток. У нас сегодня на одного живущего на Дальнем Востоке в шесть раз больше инвестиций приходит, чем среднероссийские показатели.

На Дальнем Востоке, как мы помним, на первом Восточном форуме были оглашены решения, которые другие процедуры для бизнеса фактически предусмотрели, особенно на территориях опережающего развития. Можно уже проанализировать, что это дало?

Юрий Трутнев: Дало это 1300 новых инвестиционных проектов общим объемом инвестиций на 3,8 трлн рублей. При этом около 150 млрд просто уже вложено — открыто 115 предприятий. Поэтому по инвестиционной привлекательности мы полностью изменили картину.

Это благодаря территориям опережающего развития с другим регуляторным режимом, то бишь с проверками все по-другому?

Юрий Трутнев: И не только. 30 законов принято. У нас там электронная виза, у нас снижение тарифов на электроэнергию. Свободный порт, региональные инвестиционные проекты — 30 законов, еще раз говорю, и 165 актов правительства, полностью изменяющие инвестиционное пространство. Мы сейчас сессию закончили, я старался, чтобы они по делу говорили, но почему-то все начинали с того, что все-таки довольно много изменилось. Инвесторы говорили, при этом те люди, которые деньгами голосуют, а не просто словами. Мы уперлись в следующую задачу: нам для того, чтобы эти 1300 проектов обеспечить людьми, чтобы люди работали, хотели работать, тут уже надо создавать социальные условия — строить те самые больницы, детские сады, школы и так далее. И мы уже новую программу приняли: по поручению президента будем строить 153 новых объекта, причем плюсом к тому, что сейчас строится по региональным, по федеральным программам, но именно в точках экономического роста. Будем создавать условия для жизни людей.

Я к режиму вернусь. Когда все это вводили, говорили: а почему то же самое не сделать на всей территории России? У вас есть ответ на этот вопрос, почему такой эксклюзив для Дальнего Востока? Неужели он работает без сопротивления, потому что ограничены права проверяющих структур в территориях опережающего развития?

Юрий Трутнев: Конечно, он работает с сопротивлением. Именно поэтому я сегодня и говорил, что одной из больших частей развития является просто то, что мы каждый проект сопровождаем. Крупные — практически все, мелкие и средние — Агентство по привлечению инвестиций, корпорация «Развитие Дальнего Востока». Если возникают проблемы — они периодически возникают — мы бьемся за каждый проект. Сил у нас на это вполне достаточно. Почему не на всей территории России? Первое: потому что, как я уже сказал, Дальний Восток сильно отстал. Второе: все-таки для довольно новых законов нужен какой-то полигон. Полигон Дальнего Востока хороший, потому что, несмотря на огромную территорию, процент населения небольшой — всего 6 миллионов. И, наконец, третье, что я хочу сказать, я считаю, многое из того, что наработано на Дальнем Востоке, можно репродуцировать на всю остальную часть Российской Федерации. Мы об этом в правительстве обязательно будем говорить.

Издержки есть? Вот ограничили право различных надзорных структур начинать проверки, даже те, которые законами предусмотрены, только по инвестиционным проектам с согласия вас. Произошло что-то, упало, взорвалось, разлилось?

Юрий Трутнев: Слава богу, нет. Я вообще считаю, самое главное, что мы там пытаемся создать, это максимально дружественную атмосферу со стороны государственных органов в адрес бизнеса. Поверьте, они это чувствуют. Вот это, мне кажется, самое важное, это точно можно внедрять во всей территории РФ.

Если говорить о таких понятных для всех цифрах, то у вас ведь основная задача не миллиарды, триллионы инвестиций — это сложно, а главное, чтобы люди перестали уезжать с Дальнего Востока, наоборот начали приезжать. Но этого пока не произошло.

Юрий Трутнев: Этого пока не произошло, правда, отток снизился в два раза. Но я еще раз говорю, довольно странно, если не сказать глуповато, говорить людям: вы тут, пожалуйста, оставайтесь, тут все когда-нибудь будет хорошо. Надо это делать, и другого способа, как начать со строительства заводов, а продолжить строительством школ, больниц и детских садов, лично я не знаю.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 24 мая 2018 > № 2617806 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 ноября 2017 > № 2403746 Юрий Трутнев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о ходе выполнения поручений Президента России и Правительства по развитию региона, о расширении сети аэропортов на Дальнем Востоке и повышении доступности авиаперевозок, о строительстве и реконструкции пунктов пропуска через государственную границу.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня заседание нашей большой Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Начну с некоторых общих оценок, как развивается Дальний Восток и Байкальский регион, как исполняются поручения Президента и Правительства.

Мы уже более четырёх лет назад, даже несколько раньше, приступили к системной работе по кардинальному улучшению бизнес-климата в этих регионах, понимая, что без новых инвестиций, без современных рабочих мест невозможно обеспечить развитие Дальнего Востока и решить социальные и демографические проблемы. За четыре года удалось обеспечить ежегодный экономический рост, он превышает общероссийские темпы. По понятным причинам – это связано и с довольно низкой базой экономического развития региона. Тем не менее цифры превышают общероссийские.

В целом положительные тенденции сохраняются. По информации Минвостокразвития, за девять месяцев этого года рост инвестиций в основной капитал составил более 10%, объёмы строительства за истекшие 10 месяцев текущего года выросли на 11%, промышленное производство – на 3%, сельское хозяйство – около 5%. Суммарный объём заявленных инвестиций превышает 3,5 трлн рублей. Цифра очень значительная. Главное – добиться, чтобы все эти инвестиции были реализованы.

Во многом это результат усилий, которые прилагались.

Проделана значительная работа на законодательном уровне. Принято 22 федеральных закона, 80 актов Правительства. В целом решения, которые мы предложили, не имели аналогов в нашей стране. Использовался целый ряд новых процедур, новых конструкций, новых моделей для тех, кто решил заниматься бизнесом или решил поменять место жительства.

Скажем, бесплатное предоставление земли по программе «Дальневосточный гектар». Теперь заявку можно подавать через сайт. По информации Минвостокразвития, подано более 100 тыс. таких заявок, и приняты решения о выделении 40 тыс. га. Эта программа будет развиваться и дальше. Есть целый ряд предложений, в том числе предоставить тем, кто успешно осваивает этот дальневосточный гектар, право на ещё бо?льшую площадь. Об этом говорилось на заседании президиума Госсовета в сентябре текущего года под председательством Президента. Это актуально для целых отраслей, областей экономики. Прежде всего это сельское хозяйство, экологический туризм и некоторые другие.

Ещё один пример – электронная виза для иностранных граждан, которые прибывают в свободный порт Владивосток. Механизм электронной визы действует с 8 августа. Её оформили за этот период более 5 тысяч иностранных граждан из 18 стран.

Создан набор механизмов поддержки инвестиций. Важнейшие из них – это территории опережающего развития, а также режим свободного порта Владивосток. И помимо этого инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов.

Решения в комплексе уже дают неплохой результат: на 1 рубль государственных вложений в инфраструктуру приходится фактически 10 вложенных рублей частных инвестиций. Здесь важно не останавливаться на достигнутом, двигаться дальше. Тем более что наши соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону очень активно развиваются. Нам нужно стараться с ними держаться как минимум наравне.

Налажена работа по частным инвестициям. Не могу сказать, что там всё идеально, тем не менее эта работа ведётся. Главное, что за счёт таких инвестиций создаются новые рабочие места. Уже сегодня нужно заниматься комплексным развитием городов и территорий, особенно там, где реализуются инвестпроекты. Строить жильё, дороги, детские сады, школы, больницы.

Социальная и жилищная сфера в регионе также требует кардинальных изменений. Было дано поручение выделить в 27 государственных программах разделы, которые бы обеспечивали приоритетное развитие Дальнего Востока, имея в виду его социальную сферу. Эта работа, к сожалению, затянулась, требует дополнительных усилий. Обращаю на это внимание всех, кто отвечает за организацию этой деятельности.

Такое требование – выделять приоритетные территории в рамках госпрограмм, конечно, очень важным является для Дальнего Востока. Но не только для Дальнего Востока, а для всех регионов, которым мы уделяем специальное внимание. Это Дальний Восток, Байкальский регион, а также Северный Кавказ, Арктика, Республика Крым, Севастополь и Калининградская область. По всем этим территориям приняты индивидуальные решения. Распоряжение Правительства на эту тему я подписал 25 ноября текущего года.

Транспортная доступность – это одна из основных проблем, с которой сталкиваются дальневосточники. Здесь ситуация тоже весьма непростая, особенно это касается двух позиций – строительства и модернизации аэропортов, а также пунктов пропуска через госграницу. Понятно, что регион очень большой, слабозаселённый, работа малой авиации имеет критическое значение. Состояние инфраструктуры большинства объектов вообще не отвечает современным требованиям и становится препятствием при реализации инвестиционных планов и развитии туристических направлений. Это не значит, что там ничего не сделано, есть и вполне позитивные примеры, связанные с развитием транспортных узлов, но их, к сожалению, меньше, чем мы вправе рассчитывать.

Есть проект протокольного решения. Предлагаю компактно поработать, чтобы обсудить возможные решения.

Брифинг Юрия Трутнева и Александра Галушки по завершении заседания

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: Прошло заседание Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Было рассмотрено три вопроса.

Первый вопрос – доклад о том, как выполняется поручение Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина по ускоренному развитию Дальнего Востока. Мы доложили, что на сегодняшний день заявлено уже 952 проекта на общую сумму инвестиций 3,5 трлн рублей. Но это наше будущее, это заявленные инвестиции. Что же касается уже сделанного, то сегодня на Дальнем Востоке в рамках новых механизмов поддержки сдано 73 предприятия. До конца года их будет 86. Принято 22 федеральных закона, которые улучшают жизнь, уменьшают энерготарифы, создают режим более комфортного въезда туристов и так далее.

В целом Дмитрий Анатольевич оценил эту работу, сказав, что работа по привлечению инвестиций получается, но сейчас нужно думать о новом этапе – о создании условий для жизни людей, развитии социальных услуг, о доведении их до уровня выше среднероссийского. Такое поручение дано Президентом Российской Федерации.

Ещё было рассмотрено два важнейших вопроса, связанных с логистикой, с транспортным обслуживанием, с возможностью перемещения грузов. Это вопрос об аэродромном комплексе, авиационном сообщении и вопрос о пунктах погранперехода.

Что касается авиационного сообщения на Дальнем Востоке, то это, наверное, одна из самых больных тем. Из 470 аэропортов и посадочных площадок, которые существовали в 1991 году, осталась, по сути дела, одна шестая часть. При этом Министерство транспорта сегодня докладывало о том, что они делают всё возможное в рамках сегодняшнего финансирования. Но это не так, потому что в 2013 году в рамках государственных федеральных целевых программ было выделено на развитие аэропортового хозяйства 106,1 млрд, из них более 64 млрд просто пропало. Пропало в силу того, что были плохо подготовлены проекты, несвоевременно проведена государственная экспертиза, а сейчас госэкспертиза просто не приняла эти проекты. В результате деньги перераспределились, а аэропорты не были построены или не были реконструированы. Соответственно, у людей нет возможности доехать до больницы, до роддома, то есть это прямая угроза жизни людей на Дальнем Востоке. Около 70% территории не обладает достаточной авиационной доступностью. Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение изучить этот вопрос отдельно и представить ему доклад о том, как это произошло, кто виноват, с предложениями о наказании виновных.

Следующий вопрос – это пункты пропуска. У нас сегодня существующие пункты пропуска, во-первых, не отвечают тому, что происходит на Дальнем Востоке. Дальний Восток развивается, создаются новые предприятия, требуются новые транспортные магистрали. На сегодняшний день экспортные возможности обеспечиваются на 17 млн т грузов, а потенциал до 2020 года – около 70. Соответственно, надо тоже в несколько раз увеличить пропускные способности, построить новые пункты пропуска, реконструировать уже имеющиеся.

Кроме того, Александр Сергеевич (Галушка) предложил распространить то, что мы сделали в свободном порту Владивосток, на другие пункты пропуска. Мы его сделали круглосуточным, убрали много проверяющих, оставили одного, ввели нормативы прохождения пункта пропуска для каждого вида транспорта.

Вот что обсуждалось. Что касается принятых решений, то в проекте протокола конкретно поименовано, какие аэропорты в каком году должны быть сданы, какие пункты погранперехода в каком году построены. То есть совершенно точно поименованы все мероприятия.

Вопрос: Юрий Петрович, сегодня премьер сказал, что затянулась работа по выделению в госпрограммах разделов по Дальнему Востоку. Поясните, пожалуйста, с чем это связано.

Ю.Трутнев: Это поручение дано Президентом Российской Федерации. Дело в том, что ресурсы, которые сегодня есть у Министерства по развитию Дальнего Востока, прежде всего сконцентрированы на создании благоприятного инвестиционного климата. И мне кажется, что они используются достаточно рационально, потому что 952 проекта, которые пришли, это, собственно, и есть инвестиционный климат.

Сегодня утром, до заседания комиссии, мы подписали предварительное соглашение о строительстве нового ЦБК (целлюлозно-бумажного комбината) на Дальнем Востоке. Довольно давно не строились ЦБК в Российской Федерации, на Дальнем Востоке. Это хорошая история. Но этого мало, потому что, когда создаются новые инвестиционные проекты, по сути дела, часто строятся целые города. У нас есть такие крупные проекты, как газохимический, газоперерабатывающий, нефтеперерабатывающий заводы, судостроительный кластер. Очень большие проекты сейчас реализуются в сфере сельского хозяйства. Это требует того, чтобы создать условия для жизни людей, построить жильё, детские сады, больницы, спортивные сооружения. Это другая программа. С этим одно Министерство по развитию Дальнего Востока справиться, совершенно очевидно, не может, да и не должно. Дальний Восток – это 36% территории России, это большая её часть, и там точно так же, как и Министерство по развитию Дальнего Востока, должны энергично, выполняя поручения Президента, работать Министерство здравоохранения, Министерства образования, культуры должны заниматься точно так же развитием образования, культуры, спорта и так далее. Актуализация программ – это об этом. К сожалению, наши коллеги-министры часто занимают позицию: вот нам дополнительных денег дадут, тогда мы, конечно, начнём этим заниматься, а так вроде у нас всё распределено. Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин на совещании на Дальнем Востоке на открытии Бурейской станции достаточно жёстко прошёлся в этой части и сказал, что ответственность будет персональная. Мы будем продолжать работу с министерствами и добиваться того, чтобы они выполнили поручения Президента.

Вопрос: В середине декабря пройдут Дни Дальнего Востока в Москве, также пройдёт День инвестора на Дальнем Востоке. Хотелось бы узнать, какова результативность этих мероприятий, подробную программу – культурную, деловую.

Ю.Трутнев: Про результативность этих мероприятий представления не имею, мы первый раз проводим. Когда мы первый раз собрались проводить Дальневосточный форум, нас тоже спрашивали: а надо ли, а зачем? Сегодня уже никто не спрашивает. Что касается Дней Дальнего Востока, мы исходим из того, что на Дальневосточный форум приезжает около 5 тысяч гостей сейчас. Да, это крупнейшие инвесторы, да, это политики, руководители ведомств, корпораций. В то же время их 5 тысяч. Только в Москве живёт более 12 млн человек. Среди них много и активных людей, которые могут работать на Дальнем Востоке, и тех людей, которые могут на Дальнем Востоке построить новые предприятия. Мы хотим им рассказать, какие будут созданы рабочие места, какие условия будут созданы там, где будут реализовываться крупные проекты. Мы хотим им рассказать обо всей системе преференций, которые на Дальнем Востоке применяются. Просто пригласить людей работать вместе на Дальнем Востоке. Кто-то, надеюсь, откликнется.

Вопрос: Александр Сергеевич, Вам вопрос. Будет ли увеличено количество ТОР, СПВ и не останется ли бизнес, который за забором ТОР и СПВ, без преференций и льгот? Уделяется ли ему внимание?

А.Галушка: Конечно, не останется без внимания. Обязательно внимание новым проектам будет уделяться. Юрий Петрович только что упомянул утренние переговоры и подписание соглашения о строительстве целлюлозно-бумажного комбината на Дальнем Востоке – в Хабаровском крае. Естественно, в рамках этих переговоров мы говорим о том, что инвестор получит все льготы, которые предусмотрены режимом территории опережающего развития.

Из чего мы исходим? Для нас первичен инвестиционный интерес. Инвестор видит, понимает, где и какие проекты могут быть реализованы. На те места, локации, которые его интересуют, и распространяется режим территории опережающего развития. Как это с целлюлозно-бумажным комбинатом сейчас происходит. Или, например, крупный вьетнамский инвестор в Приморском крае молочный комбинат хочет построить – мы распространяем режим территории опережающего развития на соответствующее место, где он хочет проект реализовать.

Ни в коем случае речь не идёт о том, что только в том месте, которое определено, можно заниматься инвестициями. Нет. Бизнесу виднее. Бизнес лучше понимает логистику, лучше понимает экономику проектов и где хочет реализовывать проекты, туда и приходит. Туда приходят преференции, приходят льготы. Именно так мы работаем. Кроме того, если просматривается какой-то более значительный инвестиционный потенциал, мы тогда и новые территории опережающего развития будем создавать, и режим свободного порта Владивосток распространять, чтобы всё это работало на Дальнем Востоке.

Будем динамичными и гибкими и впредь.

По протоколу уточню. Речь идёт о 40 аэропортах. 40 конкретных аэропортов на Дальнем Востоке, которых ждут дальневосточники. Они все жизненно необходимы. Это, как правило, те аэропорты, без которых, что называется, беременная женщина в роддом не попадёт вовремя, а заболевший человек – в больницу. И о 15 пунктах пропуска, которые расположены на юге Дальнего Востока, на границе с Китаем, и которые сегодня являются узким местом в развитии торгово-экономического сотрудничества с Китайской Народной Республикой. Об этих первоочередных объектах сегодня шла речь. Дмитрий Анатольевич Медведев уделил этому значительное внимание. Очень важно, что все эти объекты поддержаны и принято решение о том, что и в протоколе они найдут отражение, и, самое главное, на земле вся необходимая работа будет осуществляться.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 ноября 2017 > № 2403746 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 июля 2017 > № 2246495 Юрий Трутнев

Рабочая встреча с полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым.

В.Путин: Юрий Петрович, расскажите о ситуации в регионе, пожалуйста.

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович, продолжаем работу по выполнению Ваших поручений. Сегодня принято 15 федеральных законов в целях развития Дальнего Востока. Это законы о создании территории опережающего развития, свободного порта, тарифы, упрощённый визовый режим, «квоты под киль», целый ряд других законов, 67 постановлений Правительства.

В.Путин: Уже вышли документы по «квоте под киль»?

Ю.Трутнев: «Квота под киль» – да.

В.Путин: И закон вышел, и подзаконные акты? Работает?

Ю.Трутнев: «Квоты под киль» работают, мы контролируем. Постоянно в Правительстве совещания проводятся. В общем, процесс запущен.

По общей ситуации прирост инвестиций в основной капитал – 110 процентов в этом году по сравнению с аналогичным периодом предыдущего. Объёмы строительства выросли на 22 процента. Все объекты находятся в стадии строительства.

Всего сейчас заявлено к реализации на Дальнем Востоке 637 проектов на общий объём 2 триллиона 110 миллиардов. Владимир Владимирович, мы прекрасно понимаем, что эти проекты ещё надо превратить в построенные предприятия, но эта работа тоже ведётся.

На сегодняшний день сдано 35 новых предприятий (у меня фотографии, потом покажу всё). До конца года таковых предприятий будет 85. Объём уже проинвестированных частных средств в экономику Дальнего Востока превысит 115 миллиардов, будет создано 5,5 тысячи рабочих мест. Мультипликатор у нас текущий – 10, то есть на один бюджетный рубль мы привлекаем 10 рублей частных инвестиций – предприятия самых разных сфер: это промышленность, сельское хозяйство, логистика, транспорт.

Кроме этой работы занимаемся отдельными высокотехнологичными проектами (Вы тогда делали нам замечание), их сегодня в структуре общего объёма инвестиций – 19 процентов. Понимаем, что это немного, – создаём вместе с Фондом развития Дальнего Востока, «Роснано» и Российской венчурной компанией фонд по привлечению и разработке новых технологий на Дальнем Востоке.

Занимаемся реализацией всех остальных законов.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 июля 2017 > № 2246495 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июня 2017 > № 2226287 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: на «дальневосточный гектар» подано 92 тысячи заявок

Полпред президента РФ в Дальневосточном округе рассказал Business FM, сколько будет стоить эта земля в будущем, а также о том, как привлечь инвестиции и почему нужно учитывать соседство с Китаем и Японией

На бесплатный дальневосточный гектар уже подано 92 тысячи заявок, рассказал в интервью Business FM полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Подавляющее большинство — от жителей самого региона, но 15% — из других мест, больше всего из Москвы. В собственность эта земля может перейти через пять лет, при условии, что владелец сделает в участок минимальные вложения. А сколько это может стоить потом? Этот и другие вопросы Юрию Трутневу задал главный редактор радиостанции Илья Копелевич:

Юрий Петрович, очень много разных новых актов принимается для решения той задачи, которую вы и ваши коллеги взяли на себя. Очень много нового прямо сейчас. Давайте с этого начнем, а потом к итогам более ранних мероприятий обратимся. С 1 августа электронная виза впервые в России. Для кого она сделана, и что она должна дать?

Юрий Трутнев: Она сделана для повышения объема туризма. Для того чтобы граждане из соседних государств могли свободно на восемь дней приезжать, знакомиться с Дальним Востоком и думать о том, чтобы инвестировать сюда деньги, о том, чтобы создать здесь предприятия, то есть это и деловое общение, и знакомство с Владивостоком, с другими городами.

А какие регионы на Дальнем Востоке, на ваш взгляд, могут максимально это использовать?

Юрий Трутнев: Прежде всего, конечно, Владивосток. Во-первых, у нас здесь все-таки самый большой поток. Самое большое и привлекательное здесь — больше всего предприятий новых создается. Понятно, что географическое положение Владивостока такое, что он, собственно говоря, является воротами Дальнего Востока России. Он предоставляет логистические возможности, которых нет у наших соседей, поэтому, конечно, Владивосток в первую очередь.

Теперь более важное из нового. Когда вводили программу «Дальневосточный гектар», мы в Москве, конечно, немножко посмеивались. Когда началась реновация, еще раз посмеялись, но тем не менее, я обнаружил, посмотрев интернет, естественно, мы здесь далеки очень от вас, что на самом деле, не все заявки вы можете удовлетворить. В том смысле, что земли не хватает. Ваши слова, что вы требуете, чтобы все заявки были удовлетворены, но для этого придется, в том числе, и нарезать дополнительные земли охотхозяйства.

Юрий Трутнев: Нет. Чуть-чуть поясню. Первое: на Дальнем Востоке сегодня шесть миллионов квадратных километров. Где-то порядка 30% из них доступны для выделения. Этого, конечно, пока более чем достаточно для удовлетворения спроса граждан, но этого даже хватит для удовлетворения спроса всех граждан Российской Федерации. Вы знаете, я все-таки считаю, что земля в России принадлежит гражданам, людям принадлежит. У нас самая большая страна мира. Мы можем раздать людям землю, что гораздо более важно, чем дать какое-то количество денег. В этом отношении просто нужна прозрачность. Просто надо, чтобы не было надуманных ограничений. Чтобы не запрещали давать землю там, где ее давать можно. Поэтому у меня просто очень простая позиция: всю землю, которую можно отдать, которую не надо защищать в интересах государства в целом, надо отдавать людям. И это до конца не сделано. Поэтому дело не в том, что спрос не удовлетворяется, дело в том, что можно давать больше земли. Для человека это значимо, потому что, как вы говорите, из Москвы. Из Москвы иногда, в общем, весь Дальний Восток — это такой большой кусок на карте. А для человека, который здесь живет, есть конкретная река, конкретный залив, где он хочет получить землю. Если он ограничен в использовании, а может выделяться, значит, мы что-то неправильно сделали.

И из Москвы даже понятно, а тем, кто живет здесь, тем более понятно, что огромная территория далеко не вся интересна для того, чтобы взять гектар, потому что тайга-то бесконечная, но сделать там человек сам по себе ничего не может. Значит, эти участки должны быть так или иначе доступны, а вот таких-то земель может быть как раз дефицит.

Юрий Трутнев: Нет, опять с вами буду спорить. Ничего, не обидитесь?

Нет, конечно, мы же не знаем. Мы из Москвы.

Юрий Трутнев: Понимаю, да. Как мне говорил один мой товарищ, дикие городские люди. Так вот, объясняю. Дело в том, что тайга — не бескрайняя. Тайга — это место жизни для человека и не только для человека. И многие люди просто любят ее. Я люблю лес. Я родился в лесном поселке на Урале. И сегодня землю ведь получают не только для того, чтобы она была близка к дороге, городу. Землю сегодня получают и для охоты. Сегодня землю получают и для ведения лесного хозяйства.

Извините, что перебью. А гектар — это валентная величина для охоты?

Юрий Трутнев: Гектар — достаточная величина для того чтобы поставить охотничий приют. Для того чтобы сделать какие-то подкормячные площадки, то есть для того, чтобы инфраструктуру охотничьего хозяйства создать. И, например, если ты вокруг имеешь общедоступные охотничьи угодья, а таких в России довольно много, и сможешь там поставить инфраструктуру, значит, сможешь с друзьями приезжать, организовывать там охоты. Можешь на этом деньги зарабатывать. И это, в общем, для людей возможности, в том числе, прокормить себя и семью.

Дорога хоть какая-то должна туда идти.

Юрий Трутнев: Иногда да, иногда нет. Есть такие уголки, куда никакой дороги нет, но, тем не менее, они настолько прекрасные, не побоюсь этого слова, что люди именно там хотят землю. Вы знаете, есть же два пути выделения, два варианта у нас было. Первый — это, действительно, взять какие-то участки, разметить, подвести дорогу, линию электропередач и давать там землю. Можно так? Можно. Но это не дает всей гаммы экономических возможностей, потому что, еще раз говорю, идея получения одного гектара настолько разная у людей — от рыбной ловли, охоты, охотничьих упряжек до еще самых экзотических способов использования. Мы, предоставляя землю в любом месте, как раз даем максимум свободы людям. Мне кажется, что это здорово. А там, где земля используется для жилищного строительства, люди ведь тоже все прекрасно понимают, они в этом случае выбирают землю рядом с дорогой, с линией электропередач.

А очередь на такие участки есть? Все равно мне кажется, земля разная, притом, что она вроде одинаковая, все равно она разная. Мы в Москве это очень хорошо понимаем. Неужели здесь иначе? В зависимости от расположения доступности инфраструктуры...

Юрий Трутнев: Земля разная и люди разные, и их желания разные. Меня сегодня мучали на встрече — а вы сами почему ничего не берете? Я объяснил, почему не беру, но, если бы я когда-нибудь такое решение принял, то я, конечно, получил бы участок где-нибудь как можно дальше. Есть туда дорога или нет, не так для меня важно. Я бы получил такой где-нибудь на речке, максимально девственной природе, потому что отдых на природе — ничего лучше человечество не придумало. И у нас есть, собственно, три возможности. Если человек хочет построить жилье, он выбирает участок земли рядом с дорогой, рядом с линией электропередач. Такие участки есть. Очереди не может быть по определению, потому что это возможность нажать клавиши на компьютере. Ты выбираешь участок…

Что успел застолбить. Буквально, как на Диком Западе, только теперь это можно в интернете сделать.

Юрий Трутнев: Абсолютно. И в этом отношении, очереди не может быть по определению, но может быть ситуация, когда ты хотел, а, извините, опоздал. Но это уже не к нам вопрос. Я, например, когда проверял здесь выделения земельных участков, только начался процесс, я пришел в уполномоченный орган и говорю, давайте, быстро выберем. Они говорят: «Где хотите?» Я говорю: «О! Озеро Ханга». Они говорят: «Юрий Петрович, не получится. В три ряда вокруг уже выбраны участки». Понятно. И тут у нас вторая возможность очень интересная. Там, где участков много вместе, где компактное поселение, там закон позволяет, начиная с 20-ти участков, выделять средства на инфраструктуру за счет администрации субъекта. А свыше 100 участков — за счет правительства Российской Федерации.

А деньги есть на это? Процесс идет быстрее, чем вы ожидали, или примерно так, как планировали? А может, медленнее?

Юрий Трутнев: Мне кажется, процесс идет нормально. 92 тысячи заявок на сегодняшний день — нормальная история. Знаете, я вам честно скажу, нам еще тоже надо научиться выделять в процессе этой работы. Мы не все умеем. У нас плохой кадастр, у нас не все данные внесены в информационную систему. Нам нужен этот месяц для того, чтобы убедиться, что там нет незарегистрированных прав других лиц. Когда мы этому научимся, мы этому научимся обязательно, у нас будет лучшая система землепользования в Российской Федерации.

Я слышал цифры в ходе саммита сейчас. 15%, мне кажется, это немало из других регионов России. Мы понимаем, что 85% — местные жители. Мне кажется, это абсолютно естественно. Они знают, что берут. Но 15%, то бишь почти 15 тысяч заявок вот оттуда, из западного полушария Российской Федерации. В основном, из каких городов? Представляете ли вы себе этих людей? И еще, извините, я в кучу свалю. Примерно хотя бы сейчас оценить, сколько примерно может стоить этот участок земли. Тот или иной. Около дороги или около озера. Такую оценку умозрительно можно дать, или это пока совершенно бесполезно и не нужно делать?

Юрий Трутнев: Начну с первого вашего вопроса, откуда. Отовсюду. Москва на первом месте среди других городов России. Санкт-Петербург есть. Много — Краснодарский край, потому что там люди знают цену земли. Очень много заходов на сайты из других государств. Украина, Соединенные Штаты Америки, Германия, Канада. И я думаю, что это просто...

Не немцы.

Юрий Трутнев: Нет. Это не немцы. Я думаю, что это наши граждане, которые уехали, а потом вдруг прочитали газеты и сказали, а что я здесь вот живу на 15 этаже в квартире, когда я могу на земле дом иметь? Дом на родине. И начали думать. И потоки уже некоторые начинают намечаться возвращающихся людей. Для меня это очень важно. Мне кажется, что это очень правильный и полезный для страны процесс.

Можно ли прикидывать в голове, сколько выбранный участок будет стоить через пять лет или даже бессмысленно это делать вовсе?

Юрий Трутнев: Есть разные методы оценки. Стоимостный анализ, наверное, в этом случае не подойдет, потому что, если мы будем продолжать предоставлять землю бесплатно, то продавать ее за деньги можно только с учетом, скажем...

Только сумасшедшему. Или с учетом построек.

Юрий Трутнев: Нет, например, с учетом места. То есть, если ты взял сейчас, и это место настолько уникально, что люди готовы будут за это платить, то да, через пять лет после перевода в собственность это можно будет продать гражданину Российской Федерации. Но есть же и другие способы оценки. Есть доходный способ оценки. Например, если этот гектар будет использоваться для того же туристского приюта, для ведения сельского хозяйства, то можно посчитать, сколько с него собирается прибыли. Соответственно, это будет отражать его стоимость.

А вы не боитесь, что все, что дается бесплатно, в конечном счете будет простаивать? Ну, да, люди сейчас залезают в интернет, те, кто поняли, ставят галочку, получают пока в аренду с правом собственности через пять лет. Через пять, пускай будет, а там посмотрим, что на самом деле, не будет развиваться эта земля, потому что то, что берется бесплатно, тут человек ничего не теряет, если потеряет.

Юрий Трутнев: Вы правы. Какое-то количество таких участков обязательно будет. Но сейчас-то ведь оно вообще не используется, да?

Вот, если хотя бы чуть-чуть заставить человека заплатить. Посильно. Но тогда он делает осознанный выбор, потому что тратит какие-то деньги. Такую альтернативу вообще рассматривали или нет?

Юрий Трутнев: Мне кажется, что идея бесплатного предоставления более красивая. А так, понимаете, эта же посильная сумма — она же будет для кого-то совсем посильной, а для кого-то совсем значимой. Надо ли забирать деньги у людей? У нас же другая цель. У нас цель, чтобы они все-таки освоили, поэтому мы сейчас, наоборот, создаем различные инструменты поддержки, предоставляем им кредит на закупку материалов для строительства дома, сельскохозяйственной техники и так далее. То есть мы стараемся поддержать в этом процессе. И даже, если предположим, треть не сбудется, но сбудется две трети — разве это плохо для страны?

Понятно. Мы чувствуем и понимаем, что Дальний Восток — это реально приоритет у президента, который он транслирует правительству, которое так или иначе в сознание транслируется. Самая главная посылка, как мне кажется, когда это было произнесено и осмыслено: наш Дальний Восток терял население. Терял очень быстро. Понятно, что такие процессы не разворачиваются мгновенно, потому что люди годами готовятся, их сразу не переубедить. И все-таки, я понимаю, что прошло два-три года, наверное, как началось. Что изменилось в этих самых главных показателях с точки зрения государства? Перестали ли люди уезжать?

Юрий Трутнев: Поток сократился в четыре раза. Он пока есть. Пока, так сказать, сальдо прибывших и выбывших, родившихся, умерших отрицательное. Но оно отрицательное в четыре раза меньше, чем было три года назад, поэтому я думаю, что эта история еще года на два.

В четыре раза — это хорошо? Чтобы мы примерно поняли, какая доля...

Юрий Трутнев: Примерно 16 тысяч человек было в год. Сейчас эта цифра где-то четыре, четыре с половиной.

Минимальная совсем. В масштабах населения края — это доля процента.

Юрий Трутнев: Это, конечно, не обезлюдит край, но мы ставим перед собой задачу, чтобы сальдо было положительное, чтобы людей сюда приезжало больше, чем уезжало. Мы эту задачу точно реализуем. У меня уже никаких сомнений в этом нет.

Я недавно на отдыхе на Кипре познакомился с бывшим жителем Владивостока, бывшим флотским офицером, кстати, успешным бизнесменом, который ничего там не приватизировал, торговлей занимался. Он в Москве живет. Объяснил, почему. Он сюда, кстати, приезжает — это родина. И дети его там. Он объяснил: одна-единственная была причина. Детям надо было дать возможность учиться в Дальневосточном университете, в котором мы сейчас находимся. Он совсем другой теперь. Пятикурсники читали лекции первокурсникам, преподавателей не было. Вот был главный мотив, а не потому что он деньги здесь заработать не мог, а потому что не видел будущего детей. Сейчас с преподавателями в Дальневосточном университете все хорошо?

Юрий Трутнев: Пятикурсники первокурсникам точно не преподают, но для того, чтобы ответить на ваш вопрос утвердительно, что все хорошо, надо, чтобы Дальневосточный федеральный университет входил в мировые топы, то есть являлся одним из лучших университетов страны и мира. Задача вот такая. Она не очень простая, но мы будем стараться ее реализовать именно таким образом. Еще вот, что важно. Университет не может существовать один, как такой, среди пустыни, бац, и вдруг университет. Вокруг должна быть питательная среда. Когда президент Российской Федерации ставил нам задачу по развитию острова Русский, то он сказал: наука и инновация. Это должно быть научным центром. Надо продолжать университет и создавать такой научный кластер. Мы ровно так эту задачу и выполняем. Сейчас на острове Русский планируется строительство центра ядерной медицины.

Нам, кстати, про это Анатолий Борисович Чубайс рассказывал.

Юрий Трутнев: Они затянули, сорвали эту программу. Мне не в первый раз браться за, скажем так, оживление тех идей, которые до меня померли. У нас Фонд развития Дальнего Востока не работал. Работает? Работает. И многое другое. Поэтому и это оживет, вы даже можете не волноваться особенно. У нас инженерный центр, центр судостроения и судоремонта будет построен. Будет построен центр россетей. Алмазный центр, музей будем создавать. Ну, и, соответственно, очевидная рекреация, потому что люди, если они будут заниматься наукой, обучением, надо где-то и отдыхать, жить — гостиницы, спортивные комплексы, рекреационные объекты. Все это запланировано. Причем, важно то, что это запланировано не за бюджетный счет. Мы Дальний Восток за бюджетный счет не развиваем. Такой идеи не было, это невозможно. Мы бюджетные средства вкладываем для того, чтобы привлечь частные. Остров Русский будет так же развиваться.

Насчет сетей. От человеческих тем к нечеловеческим перейдем. С точки зрения бизнеса, что я чаще всего слышал, главным, конечно, минусом Дальнего Востока для того, чтобы здесь что-то строить промышленное, была дороговизна энергии. Я знаю, что волевым решением президента выровняли тариф. Естественно, за счет потребителей той западной части. Там тоже не все всем довольны, но это было волевое решение. Соответственно, вот оно произошло. Оценка инвесторами изменилась? Перспектива постройки здесь промышленных объектов? Конкуренция с соседним Китаем, с точки зрения издержек, которые суммарно из окружающей среды происходят. Налоги, инфраструктура, электричество, рабочая сила и так далее.

Юрий Трутнев: Очень простой ответ на ваш вопрос. Во-первых, оценивать сейчас действия закона о выравнивании энерготарифов рановато просто потому, что он еще не запущен в действие. Но мы постараемся его запустить в течение ближайших пары месяцев, и расчет будет сделан, перерасчет с начала года.

Деньги вернете.

Юрий Трутнев: Деньги вернем, по-русски говоря. Это первая часть ответа на вопрос. Вторая часть ответа на вопрос — как относится бизнес. Понимаете, можно, что угодно, любые опросы производить, смысла в них нет совсем никакого, потому что люди всегда найдут, о чем сказать, какие недостатки, что еще надо сделать. Единственное, на мой взгляд...

Реальный ответ только рублем.

Юрий Трутнев: Конечно. Это я и хотел сказать. Реальный ответ: вкладывают — хорошо, не вкладывают — плохо. У нас индекс прироста инвестиций 110% по четырем итоговым месяцам.

Можно я уточню? Это плюс 10%?

Юрий Трутнев: Это плюс 10% к уровню такому же прошлого года. И в прошлом году был такой же. Мы уверено демонстрируем, что инвестиционная привлекательность Дальнего Востока выше, чем инвестиционная привлекательность других регионов Российской Федерации. У нас по соглашениям объем заявленных инвестиций превысил три триллиона. Это пока соглашения. Но 745 млрд уже в стадии строительства. У нас 25% инвестиций иностранных. Соответственно, наши уважаемые соседи из Китая, Японии, Кореи тоже вкладывают сюда деньги. Вот ответ на ваш вопрос.

Еще из личных разговоров пара примеров. Один консалтер довольно крупный, который в Москве, он интервью нам давал на эту тему, поехал в Японию. Он ищет тоже новые рынки приложения своих услуг. Послушал Абэ, поехал в Японию, разговаривает с японцами, чтобы понять, потому что ему кажется, что у них там тоже, если премьер-министр сказал, что нужно в Россию вкладывать, то они, в общем-то, с коммерческим подходом, но будут это выполнять. Вы это видите или нет?

Юрий Трутнев: Пока нет. Пока есть очень хорошие слова, сказанные премьер-министром Абэ на прошлом втором восточном экономическом форуме. Что касается действий, они несколько тормозятся. Я надеюсь, что все-таки что-то изменится в этом отношении, состоится новый визит Абэ, у них будут переговоры с Владимиром Владимировичем, но японцы не самые активные инвесторы на территории Дальнего Востока.

Китайцы пока более?

Юрий Трутнев: Да, Китай.

Еще один вопрос. Управляющего партнера EY на Петербургском форуме спросил: ну, вы же такие мудрые консалтеры, вы рассказываете про новые бизнесы, вот вы бы лично какой бизнес начали, если бы надо было начать. Он сказал, ну, если бы мне было на 25 лет меньше, я бы вложил, он не сказал про гектар, он сказал, я бы вложил деньги в сельское хозяйство на Дальнем Востоке.

Юрий Трутнев: Это только еще раз говорит о том, что человек понимает экономику, понимает, что говорит. Всегда же надо искать преимущество, правда? Они здесь очень просто раскладываются. У нас рядом население в четыре миллиарда человек. Рядом с Дальним Востоком. И, собственно говоря, единственное место, где есть еще достаточно свободные площади для сельского хозяйства. Поэтому можно кормить Китай, можно кормить Корею и Японию. Все условия для этого есть. И сейчас довольно много вкладывают в сельское хозяйство на Дальнем Востоке: в животноводство, в молочно-товарные фермы, в сельское хозяйство, в переработку сельскохозяйственной продукции.

Я знаю. Мы же тоже это слышим, это у нас на радио говорят про разные контракты. Я не буду перечислять крупные наши холдинги, но я хочу спросить. Китайцы, может быть, и японцы, корейцы, они, как Александр Ивлев (управляющий партнер компании EY по России — BFM.ru), думают, или среди них интерес именно к сельскому хозяйству здесь велик? Кстати, открыт для них этот рынок?

Юрий Трутнев: Первое — открыт. Второе — думают и вкладываются. Знаете, мне часто вопросы задают о соотношении российских и иностранных инвестиций, что лучше, что хуже.

Мы считаем, что иностранные инвестиции точно абсолютно не политизированы. Если наши крупные компании, им тоже можно посоветовать, они, может быть, прислушиваются, то там никого не уговоришь.

Юрий Трутнев: Вы же понимаете, что мы вряд ли бы смогли посоветовать 600 компаниям что-то здесь построить.

Всем нет, но очень крупным могли бы.

Юрий Трутнев: Бизнес сюда идет. Условия конкурентные нам создать удалось. Иностранцы вкладывают средства. Вот сейчас недавно один из инвесторов принимал решение о вложении миллиарда долларов в сельское хозяйство, я вел переговоры. Но здесь важно понять простую вещь. В свою страну всегда вкладывать деньги проще. Ты здесь родился, ты знаешь законы, ты понимаешь, что ждать от правительства, даже, если скажем, решение не самое для тебя комфортное, ты хотя бы понимаешь логику. Выйти в другую страну всегда сложно. Есть такой барьер входной, поэтому то, что у нас сегодня 25% инвестиций из других окружающих стран, я считаю хорошим показателем.

Когда объявляли и рассказывали, как будут действовать территории опережающего развития, какие на них будут более вроде бы правильные условия для ведения частного бизнеса, в том числе, масса ограничений для проверяющих инстанций, что мне кажется, для бизнеса сейчас важнее, чем налоговые льготы. А еще сохранение неизменными базовых параметров, например, кадастровая оценка земли. Это сейчас, мне кажется, бизнес в сто раз больше волнует не проверка, что он вошел и у него потом налог вырастет, не меняя налог. Борис Юрьевич Титов, я с ним здесь же, на форуме об этом говорил. А почему вот это вот в масштабах всей страны не попробовать? Вот здесь обкатают, и, может быть, пойдет дальше. Как обкатка эта идет, и есть ли вклад, есть ли эффект от создания таких специальных оазисов?

Юрий Трутнев: Все, что я перечислял, все проекты, 85 сдаются в этом году, более 600 сейчас в работе — они же все с господдержкой. Они все за счет тех или иных инструментов: свободные, инфраструктурная поддержка, поддержка инвестиционных проектов — они все за счет этого. Их бы просто не было, этих предприятий. Это можно даже не сомневаться. Я все эти проекты знаю, помогаю им постоянно, общаюсь. Все люди говорят: а мы бы даже не начали.

Кто будет строить? Если заложено много проектов, это значит, большие-большие стройки. Здесь, в принципе, рабочей силы не хватает, а строители — это ведь такая временная рабочая сила.

Юрий Трутнев: Вы правы абсолютно. Я думаю, что рабочую силу на процесс строительства будут собирать отовсюду. Для нас гораздо более важно то, что потом трудоустраиваться будут те люди, которые здесь будут жить и работать. И это изменит те иммиграционные процессы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, и создаст новый вызов, потому что, строя новое предприятие, мы упремся в то, что нам нужны хорошие дороги, хорошие больницы, детские сады, театры и так далее. Мы пока начали это делать в одном городе — в Комсомольске-на-Амуре. Но это только начало песни. Мы никуда не денемся, мы будем это делать в других городах. И это тоже очень важно для Дальнего Востока, чтобы не только предприятия новые, чтобы и условия для жизни людей были хорошие.

Напоследок еще один вопрос. Что невозможно изменить — это расстояние. Мы одна страна, но от Москвы до Владивостока лететь восемь часов. А от Владивостока до Сеула — часа два. Или от Москвы до Хельсинки — часа два. Вы постоянно на собственной шкуре ощущаете этот вопрос, потому что мотаетесь вы наверняка очень много. Можно ли к этому до конца привыкнуть?

Юрий Трутнев: Мне пока удается. Я примерно 50% времени на Дальнем Востоке, 50 — в Москве работаю. По-другому не получается. И там, и там есть работа. Мне кажется, что расстояние — это не препятствие. Расстояние — это тоже ограниченные условия. Далеко до Москвы, близко до Токио и Пекина, что это значит? Это значит, что рынки сбыта рядом. Это значит, что надо производить продукцию не для продажи в Московской области, а продукцию, которую будут скупать Китай, Корея, Япония. И вся модель сегодняшняя развития Дальнего Востока ровно так и была построена. Мы сразу отказались от модели, что мы будем работать в тесной экономической кооперации с центральными регионами. Не получится. Логистика съест все, поэтому мы сразу считали, что нам надо производить продукты сельского хозяйства для Китая, инвестиции должны приходить тоже из соседних стран по возможности. И эта модель так и составлена. Она так и работает.

Спасибо.

Юрий Трутнев: Спасибо вам.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июня 2017 > № 2226287 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166953 Юрий Трутнев

Брифинг Юрия Трутнева по завершении совещания о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах.

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: Состоялось совещание под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Обсудили промежуточные результаты создания и работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке. У нас есть две темы – территории опережающего развития в моногородах (они только стартовали, их тоже надо анализировать) и Дальний Восток, о котором сегодня шла речь.

ТОР на Дальнем Востоке работают в среднем около полутора лет – достаточно небольшой срок, учитывая, что надо разработать проектную документацию, построить предприятия. Тем не менее уже необходимо было посмотреть, в каком состоянии работа. На сегодняшний день на Дальнем Востоке создано 16 территорий опережающего развития, 17-я («Свободненская») внесена в Правительство. Более 250 резидентов – в ходе совещания были заслушаны их вопросы и предложения к Правительству. В основном они касались конкретики проектов, например, связанных с работой участка дороги в Якутии, для того чтобы облегчить транзит грузов, с работой погранпереходов, то есть с конкретными вопросами по работе ТОР.

Что касается системных решений, то системно обсуждалась необходимость оценки эффективности работы территорий опережающего развития. Принята общая позиция, что оценивать эффективность территорий опережающего развития прежде всего надо по соотношению бюджетных инвестиций и частных, то есть по тому, сколько денег приходится тратить федеральному бюджету для того, чтобы привлечь частные инвестиции. На сегодняшний день этот показатель, текущий, фактически 7, по соглашениям плановый – 30, но к концу года по планам мы должны выйти на показатель 11.

Второе. Территорий опережающего развития с учётом моногородов стало довольно много. Поэтому Председатель Правительства сказал о том, что необходимо внимательно относиться к созданию каждой новой территории и докладывать о том, почему создаём, какие цели и задачи ставятся. В любом случае решение о создании новой территории опережающего развития принимается Правительством Российской Федерации.

Вопрос: Критика была какая-нибудь?

Ю.Трутнев: Если это можно отнести к критике, то можно сказать о том, что есть необходимость совершенствования законодательства в части того, что на сегодняшний день согласно закону, если ты зарегистрировал резидентство в ТОР, можно распространять льготы по соцстраху на старую численность. Это неправильно. Поэтому в этой части закон будет уточнён. В принципе все позиции Минвостоком и Минтрудом уже согласованы, поправки в закон на согласовании в Правительстве, естественно, этот недостаток будет устранён. Там больших потерь нет. Но эту дырку в заборе надо закрыть. Мы ещё раз сегодня говорили о том, что территории опережающего развития как институты создаются для новых проектов. Они по-другому и не могут работать, потому что выделяется новая территория и только те предприятия, которые строятся, новые, подпадают под льготы.

Вопрос: Скажите, в целом на этих территориях опережающего развития всё идёт успешнее, чем планировали, как планировали или хуже, чем планировали?

Ю.Трутнев: Я вам так скажу: идёт лучше, чем планировалось. Существенно лучше. Но мне сам по себе подход к плановости чуть-чуть не нравится. Мне кажется, здесь немножко другая история.

Почему я сказал о мультипликаторе? Когда мы создаём территорию опережающего развития, практически на каждую территорию я выезжаю сам. Я пытаюсь сам разобраться, что же происходит, почему мы там создаём. Смотрим инвесторов, с каждым встречаемся. Предположим, у нас на старте три-пять инвесторов. Скажем совершенно честно – это не значит, что все три-пять инвесторов развернут свои проекты. Бывают ситуации, когда у нас, например, из пяти проектов три стартовало, а два буксуют. Что мы должны делать в этом случае? Плакать? Вряд ли. Мы должны добиться того, чтобы если два отпало, то три вошло. И это получается.

Были сегодня предложения по ответственности инвесторов, эта тема обсуждалась. Но Председатель Правительства её не поддержал, потому что инвестиционный проект – это довольно сложный процесс, по целому ряду разных причин инвестиционный проект может не состояться.

Но это наша задача – заполнить территорию опережающего развития. Территория опережающего развития – это, по сути дела, пространственный технопарк. Мы создаём для бизнеса территорию, которая обеспечена налоговыми преференциями, инфраструктурой, на которой действуют упрощённые административные процедуры.

Кстати, об административных процедурах. Сегодня выступал руководитель компании «Соллерс» и попросил Дмитрия Анатольевича Медведева разрешения зарегистрировать новые проекты в рамках территорий опережающего развития. Он сказал, что, к сожалению, в особой экономической зоне он тратит очень много времени на согласование документов, проект планировки территории, то есть проект теряет динамику. Мы, естественно, это предложение примем, будем расширять границы ТОР, для того чтобы новые проекты «Соллерса» вошли, потому что там проекты моторного производства, достаточно важные технологичные проекты.

Вопрос: Хабаровский губернатор сказал, что вне ТОР требовалось пятьсот дней на то, чтобы зарегистрировать предприятие. Вам не кажется, что это слишком много для инвестиционной привлекательности России?

Ю.Трутнев: Да много, конечно. Но мы не считаем, что только ТОР должны развиваться. Во-первых, ТОР – только одна из практик работы по развитию Дальнего Востока. Сегодня в целом Правительством подготовлено, а Президентом подписано 12 законов, которые улучшают инвестиционный климат на Дальнем Востоке, совершенно разных – о тарифах, об упрощённом оформлении визы и так далее.

Но мы не только следим за соблюдением закона, не только разговариваем с инвесторами, отвечаем на их вопросы, даём им определённые обещания, потому что это очень важно. Инвестиции – это не только климат, это ещё и уверенность. Это доверие. И если того или другого нет – это не работает.

Есть и ещё один очень важный момент – это, что называется, чистка наших рядов в процессе инвестиций, потому что один попавшийся в цепочке недобросовестный чиновник может довольно сильно тормознуть реализацию проекта. Мы и этим занимаемся. В процессе реализации инвестиционных проектов бывают ситуации, когда инвесторы на меня выходят и говорят о том, как некоторые чиновники не помогают, а мешают реализации. Мы эту проблему решаем, решаем её быстро, без волокиты. Разговариваем с губернаторами, если это субъектовые служащие. Если это служащие территориальных отделений федеральных органов исполнительной власти, разговариваем с руководителями федеральных органов.

Нам всё равно потребуется в определённой степени повысить уровень управления во всех слоях, на всех системах, чтобы это реально работало, чтобы было не 500 дней, а две недели, как это у нас сейчас происходит.

У нас вчера был на эту тему интересный разговор. Ко мне господин Швецов (В.Швецов, генеральный директор ПАО «Соллерс» (резидент особой экономической зоны, г. Владивосток)) зашёл перед совещанием, говорит: «Я потерял полтора года на согласование проекта планировки территории. Но я сейчас выйду из оболочки, сделаю этот проект сам, а потом буду проситься в ТОР». Я говорю: «А почему не сразу?» Он говорит: «Потому что в ТОР тоже процесс планировки территории, я же и там время потеряю». Я говорю: «Ни разу не слышал претензий по этому поводу». Связался прямо при нём с руководителем корпорации развития, говорю: «Сколько надо времени на утверждение проектов планировки территорий?». Он говорит: «На разработку и утверждение нужно месяц». Я говорю: «Разрабатывать не надо, проект уже есть». Он говорит: «Тогда три дня». Есть разница между тремя днями и полутора годами? Нам всем надо учиться работать, тогда у нас и инвестиции в страну будут приходить больше и больше.

Вопрос: Про дальневосточные порты. Палата представителей Конгресса США приняла законопроект по усилению санкций против КНДР, и там есть норма, которая предполагает контроль за иностранными портами на предмет соблюдения установленных против КНДР ограничений. Там в том числе наши порты: Находка, Ванино, Владивосток.

На Ваш взгляд, как это на нас скажется? Насколько мы вообще активно сотрудничаем с КНДР, насколько там большой поток, есть ли для российских дальневосточных портов риски в связи с этим?

Ю.Трутнев: На мой взгляд, Соединённым Штатам Америки надо заниматься делами Соединённых Штатов Америки. Что касается наших портов, у нас вполне достаточно органов власти и контрольных органов, которые в состоянии проконтролировать исполнение всех международных обязательств, которые взяла на себя Россия.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166953 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > premier.gov.ru, 20 февраля 2017 > № 2085375 Юрий Трутнев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о территориях опережающего развития на Дальнем Востоке и льготном кредитовании участников программы «Дальневосточный гектар».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Петрович (Ю.Трутнев) был на Дальнем Востоке. Там уже работает 14 территорий опережающего развития. Для поддержки крупнейших инвестпроектов будут созданы ещё две ТОР .

Одна из них занимается нефтехимией в Приморском крае, где «Роснефть» строит Восточный нефтехимический комплекс. Инвестиции в него оцениваются в более чем 500 млрд рублей.

А вторая ТОР – в Амурской области, называется она «Свободный», там «Газпром» и «Сибур» строят заводы по газопереработке и по газохимии. Инвестиции в них оцениваются в ещё большую сумму – 1,2 трлн рублей. Большое производство.

Помимо инвестпроектов и территорий опережающего развития у нас начала реализовываться активно ещё одна важная программа – «Дальневосточный гектар» – по бесплатному выделению земли. В рамках этой программы можно не только построить личный дом, но и развивать бизнес. Для этого люди могут приобрести необходимые товары для освоения земли и, может быть, ещё что-то сделать. Поэтому предлагается запустить специальную программу кредитования по этому поводу. Уже с марта этого года участники программы смогут получить целевые льготные кредиты.

Юрий Петрович (обращаясь к Ю.Трутневу), как дела с ТОР, с инвестициями, с этим льготным кредитованием и программой «Дальневосточный гектар»?

Ю.Трутнев: Названные Вами две территории опережающего развития рассмотрены на правительственной подкомиссии и одобрены. «Нефтехимический» будет внесён в Правительство сегодня, до конца недели внесём «Свободный».

Общий объём частных инвестиций в эти проекты составит 1,7 трлн рублей. Это больше, чем по всем 500 реализуемым нами сегодня проектам. Таким образом, с учётом этих средств весь объём частных инвестиций до 2025 года составит более 3 трлн рублей.

В то же самое время необходимо подчеркнуть, что проекты сложные. Они сложны не только для инвесторов. У государства, Правительства там тоже большие задачи. Объём инвестиций в инфраструктуру составит более 200 млрд. При этом будут построены сети электро-, тепло-, водоснабжения, новые жилые районы, морской терминал, речной причал, две поликлиники, четыре детских сада, две школы, спортивные и культурные сооружения.

Всё это будет реализовываться, будем Вам докладывать.

Что касается дальневосточного гектара, то на сегодня заявки поступили уже от более 64 тыс. человек. Люди берут гектар на строительство жилья, для сельскохозяйственных работ, пчеловодства, предпринимательства. Самой большой проблемой, которую люди называют, является доступность финансовых ресурсов, необходимых для освоения. В этих целях Фондом развития Дальнего Востока разработан новый продукт вместе с Почта-банком и Связь-банком. Индивидуальным заёмщикам кредиты будут предоставляться до пяти лет на сумму до 600 тыс., по коллективным заявкам – до восьми лет на сумму до 3 млн. Ставки по этим кредитам составят от 8 до 10,5% годовых. Будем развивать. Уверен, что это поможет людям осваивать гектар.

Д.Медведев: Хорошо. У нас уже достаточно много инструментов используется на Дальнем Востоке. Часть из них и были придуманы для Дальнего Востока, те же самые ТОР, а потом стали распространяться по всей территории страны. Нужно оценить эффективность всех инструментов, может быть, что-то дополнить, а что-то, наоборот, изменить. Следите за ситуацией. Будем определяться, как поступить дальше.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > premier.gov.ru, 20 февраля 2017 > № 2085375 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 января 2017 > № 2043602 Юрий Трутнев

Встреча с вице-премьером – полномочным представителем Президента в ДФО Юрием Трутневым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в субъектах ДФО и планы по развитию Дальнего Востока.

В.Путин: Юрий Петрович, Дальневосточный федеральный округ занимает у нас свыше 36 процентов территории Российской Федерации.

Ю.Трутнев: Так точно.

В.Путин: Как на вверенном Вам участке обстоят дела? Что Вы сделали за прошедший год и что планируете сделать?

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович, продолжаем работу по выполнению поставленной Вами задачи по ускорению социально-экономического развития Дальнего Востока, прежде всего создаём системные условия.

За прошедший год приняли пять федеральных законов, направленных на улучшение жизни людей, на улучшение инвестиционного климата. Как самое важное хочу отметить закон об уравнивании тарифов. Мы создали четыре новых свободных порта, улучшили механизм по региональным инвестиционным проектам, приняли решение по выделению людям бесплатно одного гектара земли.

Эта работа продолжается. У нас сейчас в работе 11 законопроектов на текущий год, в том числе законопроект об упрощении визового въезда в свободный порт Владивосток, 22 акта Правительства, в том числе такие комплексные, как развитие Комсомольска-на-Амуре, – это по нормотворческой работе.

Если говорить о работе практической, то за прошедший год в рамках государственных механизмов поддержки открыто 24 новых предприятия, создано более тысячи рабочих мест. Создано 5 территорий опережающего развития, 4 новых свободных порта. Общее количество инвестиционных проектов, которые сейчас в работе, приближается к 500.

Владимир Владимирович, Вы нам сделали замечание на Совете Безопасности по поводу необходимости больше обращать внимание на высокотехнологичные проекты.

В.Путин: Не замечание – мне кажется, это то, что мы должны делать.

Ю.Трутнев: Мы очень внимательно относимся к Вашим замечаниям. Мы проанализировали ситуацию. У нас сегодня в структуре реализуемых на Дальнем Востоке проектов 24 процента по объёму инвестиций – высокотехнологичные [проекты], список есть. Мы понимаем, что этого недостаточно. Сейчас создаём вместе с Фондом развития Дальнего Востока и Российской венчурной компанией новый инструмент, который позволит поддерживать именно разработку и внедрение новых технологий на Дальнем Востоке. Думаем, что в первом квартале нового года мы создадим этот инструмент, доложим Вам.

Начали понемножечку дышать и те проекты, которые какое-то количество времени тормозились. Это мост Нижнеленинское – Тунцзян, мы его сдадим в июне 2018 года, работа идёт полным ходом, всё необходимое финансирование предоставлено. Начата работа по строительству моста Благовещенск – Хэйхэ. Начал оживать эльгинский проект. По Вашему поручению ведётся работа по строительству жилья, по обеспечению людей, которые будут работать на судостроительном комплексе «Звезда»; финансирование представлено Фондом развития Дальнего Востока под 4,5 процента годовых. Запущен Кимкано-Сутарский ГОК, там тоже были некоторые проблемы, – всё работает.

В этом году у нас, наверное, одна из самых больших ответственностей связана со строительством инфраструктуры для территорий опережающего развития и инвестиционных проектов. Работа идёт на 107 объектах одновременно, строятся более 500 километров линий электропередачи, около 300 километров железнодорожных, автомобильных дорог, водопроводы и вся необходимая инфраструктура. Уверены в том, что эта инфраструктура не только поможет уже реализуемым проектам, но и создаст условия для реализации следующих.

Теперь по плану на 2017 год. Мы в 2017 году сдадим около 50 предприятий новых, всего их будет уже в рамках новых инструментов 76. Будет создано ещё более двух тысяч рабочих мест. Количество инвестиционных проектов, мы считаем, будет порядка 900 к концу года.

Готовимся к третьему Восточному экономическому форуму. Очень надеемся, что там продолжится и политический диалог. Надеемся на Ваше участие, Владимир Владимирович.

Продолжаем работу по одному гектару. У нас на сегодняшний день более 30 тысяч заявлений, через 10 дней, с 1 февраля, он стартует на всей территории Российской Федерации, интерес очень большой, делаем всё возможное, чтобы этот интерес обеспечить. Считаем, что нам тоже нужно создавать инструменты для поддержки тех людей, которые эту землю получили. 47 процентов людей, которые получили землю, сегодня говорят о том, что недостаточно организован доступ к финансовым ресурсам – нужен просто кредит.

В.Путин: Юрий Петрович, что с демографией? Как смотрится процесс?

Ю.Трутнев: Демография лучше за последние 25 лет. Отток населения снижается, но он есть. Владимир Владимирович, я думаю, что мы полностью решим эту проблему в 2018-м, в 2017 году будем близки к этому.

В.Путин: Мы планировали – Вы знаете, как, – решить вопросы, связанные в некоторых регионах Дальнего Востока с тарифами.

Ю.Трутнев: Закон принят, сейчас мы разрабатываем, Минэнерго, «РусГидро» разрабатывают механизм доведения. На это уйдёт, наверное, в пределах трёх месяцев, но мы сделаем перерасчёт так, чтобы люди уже с начала этого года пользовались льготами, предоставленными законом. Тариф будет среднероссийский на всей территории Дальнего Востока в соответствии с Вашим решением.

В.Путин: Среднероссийский, наверное, порядка…

Ю.Трутнев: 3,19 [рубля за 1 киловатт-час].

В.Путин: Хорошо.

Что так долго-то – три месяца?

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, достаточно сложный механизм. Я сам эту работу контролирую. Достаточно сложный механизм, потому что мы должны предоставить субсидии всем энергоснабжающим организациям;к надо сделать так, чтобы все деньги дошли до адресата, не было никакого жульничества, никаких проблем, с этим связанных.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 января 2017 > № 2043602 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: «Надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить»

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Я считаю, что все наши природные богатства должны приносить как можно больше пользы людям, живущим в России. Прежде всего именно для этого я и работаю. Этих позиций придерживался, когда работал министром природных ресурсов. У меня еще с «минприродовских» времен было два больших вопроса к «Алросе». Почему в то время практически вся продукция реализовалась через De Beers? И почему ее подавляющая часть гранилась за рубежом? У нас тогда были разговоры с Алексеем Леонидовичем Кудриным, который курировал компанию. Он сказал, что постепенно от De Beers уходим. И такая программа действительно появилась. Но этого мало. Мы ушли от De Beers и стали реализовывать алмазы через центры за рубежом. Тоже немного странно. Аргументы такие: мы не умеем сами продавать, не умеем рентабельно гранить.

История старая. Но реализовать ее в Минприроды у меня не очень получалось. Не слышало руководство компании. Объясняли, что дело компании — добывать и отдавать в Антверпен. Руководство компании, как вы знаете, поменялось. Хочу сказать, что президент, который работает сейчас, относится к этим вопросам значительно более внимательно. Он согласился проработать идею алмазного центра во Владивостоке. Чтобы мы могли продавать на территории Российской Федерации, чтобы это было прозрачно. И чтобы доходы от реализации оставались в России.

Вторая идея была связана с поддержкой гранильной отрасли. И алмазный центр, который создается во Владивостоке, — тоже один из инструментов. Потому что резиденты алмазного центра собираются гранить около 6 млн карат в год. Такая концентрация — более живая модель. В отличие от Москвы и Якутии она в большей степени направлена на Азиатско-Тихоокеанский регион. Продавать там есть кому.

Какая доля сбыта «Алросы» может переместиться во Владивосток?

Мы сейчас зондируем спрос. На Восточный форум «Алроса» привезла очень большие камни. А сейчас выставляет маленькие — на грани между ювелирными и техническими. Скажу честно, не до конца уверен, что надо продавать технические. Мне кажется, что аукцион с крупными камнями прошел успешно. Все камни купили с существенным превышением стоимости. В этом направлении и надо двигаться. Но я в тактические дела компании не вмешиваюсь. По результатам компания поймет, какие камни и в каком объеме надо продавать.

Я отвечаю за Дальний Восток. Владивосток в сфере моей компетенции. Поэтому с него и начали. Но если завтра «Алроса» скажет, что мы хотим в Калининграде открыть центр переработки, я точно подниму руку за. Важен принцип: как можно больше оставлять в стране прибавочной стоимости.

Некоторые участники рынка скептически относятся к вашей идее. Финансовый центр все-таки Москва, банки там. Да и авиасообщение во многом нивелирует близость Владивостока к азиатским клиентам. Вы уверены, что центр будет востребован?

Во-первых, центр уже востребован. Первые торги говорят о том, что продавать во Владивостоке мы можем. Во-вторых, самолеты, конечно, везде летают. Но есть разница между часом от Японии и девятью часами на перелет из Москвы. Покупателям из Азии ближе, понятнее Владивосток. Что касается банковской системы, не думаю, что есть проблемы финансового обслуживания во Владивостоке. Мы всегда о соответствующей поддержке с банками договоримся. Со Сбербанком, например. Он там совершенно активно работает.

Кроме того, осуществление всех этих операций на территории России позволит нам в большей степени убедиться, что торги осуществляются исключительно в интересах компании и страны. А в том, что мы сюда заманим покупателей из Китая и Японии, я абсолютно уверен.

Вы не первый раз поднимаете тему непрозрачности сбыта «Алросы». Были ли какие-то проверки, стало понятнее?

Я не пытался инициировать проверки продаж «Алросы» за рубежом. Не уверен, что это в моей юрисдикции. Есть ФСБ и другие уважаемые ведомства, которые могут это посмотреть. У меня другая задача. Я в большей степени настроен не на поиск того, кто, где, как и чем занимается. Я настроен на созидание. Мне интересно, чтобы на Дальнем Востоке развивался алмазный центр и биржа. Вы же видите ситуацию: цена не нефть сейчас не очень большая. Много зарабатывать на этом мы сейчас не можем. Значит, надо на всем остальном больше зарабатывать.

Например, на приватизации. Летом прошло SPO «Алросы». С тех пор цена акции выросла на треть. Вы еще в начале года предупреждали, что акции недооценены. Не обидно, что продать можно было дороже?

Как вы правильно говорите, я прогнозировал рост цены. Что касается эмоций. Во-первых, мне приятно, что я не ошибался. Во-вторых, я уже достаточно давно работаю в правительстве. У меня есть понимание дисциплины. Я исхожу из того, что у меня есть право и даже обязанность высказывать свою позицию. Но если после этого принимается другая позиция, я воспринимаю это как коллегиальное решение правительства. Значит, именно в тот момент нужны были деньги от «Алросы». Продажа состоялась на достаточно хороших условиях. После этого рост продолжается. Так бывает, ничего страшного.

Вы говорите, что прогнозировали рост цены. Были какие-то объективные факторы, которые на это указывали?

Я так считал и не ошибся. Я не курирую непосредственно работу компании. Не вхожу в состав совета директоров. Министр финансов его возглавляет. Но совершенно очевидно, что, если компания осуществляет деятельность на Дальнем Востоке, я интересуюсь ею. И другими компаниями в регионе. Пытаюсь понять, как они себя чувствуют. Какие у них перспективы.

Насколько, на ваш взгляд, нужно сохранять госконтроль в «Алросе»?

Вообще я за частную экономику. Уверен, что она эффективна. Что касается «Алросы», как бы противоречиво это ни звучало, есть существенные аргументы не торопиться с ее приватизацией. Первый: «Алроса», по сути дела, регионообразующая компания. В Якутии «Алросы» очень много. В домах, содержании инфраструктуры, обеспечении теплом и работой. Это достаточно сложный регион с точки зрения условий жизни. Там зимой минус пятьдесят и более. Если что-то разладится, то это вопрос выживания. Можем ли мы сбросить компанию с плеч государства и быть уверенными, что частный бизнес не начнет нормальную работу по уничтожению лишних расходов? У меня нет ответа на этот вопрос. Я с уважением отношусь к частному бизнесу, но мы видим, как у нас часто происходят процессы — волнами. Это существенный риск, который недооценивать нельзя.

Второе: у нас очень немного компаний, которые, по сути, являются глобальными. Вот «Алроса» такая. Все наши нефтяные компании, как бы они к себе ни относились, вместе дают около 9% мировой добычи. А с алмазами другая история. Учитывая возможности компании по расширению бизнеса в других странах, в частности африканских, мы можем существенно влиять на рынок. И количество игроков гораздо меньше. А когда оно маленькое, то тут частный бизнес себя чувствует по-другому. И риски для него возникают другие. И возможности другие. Мне кажется, что решение о том, что «Алроса» должна находиться в государственной собственности, обоснованное. Во всяком случае с государственным контрольным пакетом. Я в этом отношении понимаю якутские власти. Они законом защитили продажу «Алросы».

До 2018 года. Соглашение продлят?

Думаю, они [якутские власти] его пролонгируют.

В правительстве согласны?

Есть у меня такое ощущение.

То есть остаются 8% Росимущества, которые можно продать?

Можно да, а можно нет.

Говорят, вы недовольны, что «Алроса» не сильно влияет на мировой рынок. Хотя могла бы. Как ей нужно действовать, по–вашему?

Это тонкий вопрос. В мире существует антимонопольное законодательство. Целый ряд соглашений и норм законодательств разных стран, которые хеджируют риски воздействия на рынок. Тем не менее есть естественные монополии. По производству платины, добыче алмазов.

У нас принято «естественными» называть монополистов из менее естественных сфер.

Я вот про совсем естественные. А вот как использовать это положение — другая тема. Когда я работал министром природных ресурсов, то возглавлял межправкомиссию по сотрудничеству с ЮАР. И в официальную программу одной из делегаций была включена встреча с руководством De Beers. Я им сказал, что моя личная позиция: нам нужно разрывать отношения, продавать через De Beers неправильно. Почему вы забираете часть прибыли, принадлежащей Российской Федерации? Они мне прочитали курс лекций: «Вы не понимаете, алмазы — это виртуальная ценность, которую мы создаем. Это легенда. Чтобы эти камни чего-то стоили, ее надо поддерживать. Какие-то неосторожные продажи и несогласованные действия просто разрушают глобальный рынок». У меня была своя реакция: а золото? Это не виртуальная стоимость? Это мягкий тяжелый металл, из которого ничего не сделаешь. Люди просто решили, что это эквивалент стоимости. А деньги что такое? У нас очень много виртуальных ценностей. В общем, мы тогда повздорили. И постепенно расстались.

Тем не менее нужно различать две вещи. Продавать и гранить в России — одно. Получать максимум прибыли в России абсолютно правильно. Но то, что надо совместно заботиться о том, чтобы легенда продолжала жить, — конечно, да. Иначе, действительно, возможны существенные деформации на рынке. Не говоря о том, что существует такая значительная угроза, как искусственные камни.

Встречаться в нейтральных водах и обсуждать алмазный рынок?

Мне кажется, да. Но, как я сказал, есть много страшных антитрастовых законов. Они, правда, не в нашей стране существуют.

Законы нужно соблюдать…

Я считаю, что нужно соблюдать закон страны, где живешь. Антитрастовое законодательство не в России создавалось.

Хочется по поводу Африки услышать ваше мнение. Нужно ли «Алросе» наращивать там присутствие?

Это должна решать компания. Конечно, считаю, что компания, чей контрольный пакет принадлежит государству, должна работать на страну. Тем не менее и работая в других странах, можно работать на страну. Нужно считать экономику. Я никаких экономических расчетов не видел. Никаких вопросов на правительство не выносилось. Мы с [министром финансов] Силуановым эту тему обсуждали. Он тоже пока не видел никакой экономики. Договорились очень просто: если компания будет настаивать на увеличении объема инвестиций за рубежом, она, естественно, докладывает это на наблюдательном совете, докладывает Антону Германовичу [Силуанову] как председателю. Если там будут необходимы какие-то действия от правительства, директивы, еще что-то, то Антон Германович мне доложит позицию. И я тоже экономику посмотрю.

То есть пока что конкретики нет?

Пока это планы. Компания считает, что это выгодные вложения. Но пока это декларация. Я не видел никаких расчетов, обосновывающих вложения.

Вы недавно встречались с представителями Намибии. Может, договорились о добыче алмазов там?

Нет, никаких рамочных соглашений. Но Намибия декларирует, что заинтересована в совместной работе. Я эту декларацию президенту компании «Алроса» передал. Надеюсь, будут осуществлять какое-то рабочее взаимодействие.

«Алросу» называют одним из претендентов на золотое месторождение Сухой Лог. Как смотрите на развитие в сторону золотодобычи?

Не понимаю зачем. Диверсификация деятельности публичной компании приводит к дисконту цены акций. Инвесторы считают, что это увеличивает риски. То есть получим дисконт на акции. А что получим в плюсе: что появится еще один игрок на рынке драгметаллов? Вроде здесь у нас как раз все неплохо. На уровне обсуждений я это слышал. Но такой необходимости я не вижу.

На рынке бытует мнение, что в «Алросе» у вас «наивысшее» влияние. Например, президент компании Андрей Жарков каждый понедельник докладывает вам о состоянии дел. Насколько сильно вы погружены в деятельность компании?

Это лестная для меня точка зрения, что я обладаю большим влиянием в компании. Но, честно говоря, не знаю, насколько она близка к действительности. На оперативках у меня бывают все предприятия и институты, которые существенно влияют на развитие Дальнего Востока. Я обязан выполнять поручения президента страны. И все инструменты, которые я в состоянии задействовать для выполнения этого поручения, я и задействую.

Я не помню, чтобы к компании были какие-то вопросы. За исключением связанных со стратегией. С интервалом раз в полгода-год я прошу доложить, куда компания двигается, какие экономические показатели. Практически все.

Но компания использует оперативку для того, чтобы задать свои вопросы. И довольно активно. Вот например, Верхне-Мунское рудное поле, где они планируют капиталовложения. Они обратились за государственной поддержкой. Была некоторая дискуссия. В том числе ряд коллег по правительству говорили: «А что это вдруг госкомпания претендует на госсредства?» Я занял позицию, что проект надо поддерживать. Потому что, когда мы предоставляем больше льгот госкомпаниям, это немного странно. Но когда меньше, чем частным, — тоже странно. Если уж мы считаем, что компания должна оставаться у государства, она не может быть дискриминирована. Поэтому мы приняли это решение, компанию поддержали.

Я уже обозначил, что меня интересует. Чтобы «Алроса» начала последовательно увеличивать объем переработки камней в России. Содействовать этому процессу. Совсем необязательно самой строить перерабатывающие фабрики. И начала продавать здесь камни.

Недавно Набсовет ограничил полномочия Жаркова по кадровым назначениям. Как относитесь к этой инициативе?

Как я уже сказал, в тактику компании я не вмешиваюсь. Но если вы спрашиваете мое мнение, то оно простое. Такое решение не кажется мне правильным. Я на работе так действую. Если я назначаю какого-то человека руководителем на участок в сфере моей компетенции, я никогда не говорю ему: «Заместители у тебя будут такие, директора департаментов — такие». Как только я начинаю за него принимать решения, я забираю не только самостоятельность, но и ответственность. Через какой-то период времени, наделав ошибок, он придет ко мне. Я спрошу: почему? А он ответит: «Вы же сами Ивана Ивановича и Петра Петровича мне порекомендовали. Вот такие плохие работники они оказались». Это плохая история. Если принято решение, что президентом будет работать Жарков, мы должны дать Жаркову на какой-то период вотум доверия. И через этот период посмотреть, что он сделал в компании. Если он ее развивает, все в порядке с экономикой, компания работает стабильно и устойчиво, вопросов нет, так «ура и да здравствует». А если по каким-то причинам компания спотыкается, вопросы в первую очередь нужно задавать руководителю.

При Жаркове в «Алросе» появилось несколько выходцев из структур миллиардера Керимова. Вы его влияние ощущаете? Знакомы с ним?

Знаком я, наверное, со всеми олигархами, имеющими отношение к природоресурсной сфере. Все-таки восемь лет был министром природных ресурсов. И принцип равноудаленности я тоже хорошо понимаю. Во всяком случае ничего не знаю, чтобы какие-то люди назначались с подачи Керимова или кого-то еще из олигархов.

Могу признаться, так будет честно, что есть один человек, которого я рекомендовал на работу в компании. Это Ринат Ринатович Гизатулин. Он работал заместителем министра природных ресурсов. Долго работал, опыт у него большой. С этой работы он в любом случае собирался уходить. И я этого человека рекомендовал. Не буду этого отрицать. И мне за эту рекомендацию не стыдно. Менее чем за год работы Ринат Ринатович три закона, которые касаются деятельности «Алросы», провел через Госдуму. По вопросам нормативно-законодательного обеспечения «Алросы» он работает компетентно. Вот все, что я могу сказать про кадры.

Не про кадры, но про знакомства. На первом аукционе алмазной биржи крупнейший лот купил Лев Леваев. Вы знакомы еще с Перми. Сейчас какие-то отношения поддерживаете?

Господина Леваева я очень давно не видел. Информацию о том, что он был одним из крупных покупателей на первом аукционе, знаю. Мне об этом сказали. Честно говоря, не вижу в этом ничего криминального. Слава Богу! Нам и нужно, чтобы алмазы там продавались.

Тот период, когда он работал в Перми, могу охарактеризовать как позитивный для экономики региона. Он построил обрабатывающую фабрику, школу. Собственно и все. С какими-то вопросами, связанными с лоббированием приобретения камней в «Алросе», он ко мне, естественно, не обращался. Я бы и не взялся за это. Но вполне возможно, что ему сейчас проще работать с «Алросой». Она сейчас начинает менять структуру продаж, больше работать напрямую.

Вот эти разговоры интересны только в одной ситуации — когда вода не до конца прозрачная. За восемь лет работы в Минприроды у нас не было ни одного проигранного иска. Хотя мы каждый год реализовывали сотни месторождений. Просто потому, что я запретил продавать что бы то ни было без аукциона. Все было понятно, прозрачно и бесспорно. Как только мы сделаем систему продаж «Алросы» такой, то разговоры о том, кто у нее покупает, почем, зачем, просто потеряют смысл. Мне кажется, это нужно сделать как можно быстрее.

Когда это произойдет?

Это вопрос лучше задать президенту компании. Не могу сказать, что я настолько детально знаю систему продаж. Я знаю, что она достаточно сложная. Разные боксы, разные формы договорных отношений с разными клиентами. Кто-то получает долгосрочные контракты, кто-то права на разовую покупку. На совещаниях мы вопрос системы продаж раза два обсуждали. Пожелание здесь простое: система продаж должна выглядеть так же, как конечная продукция, — абсолютно прозрачной. Это, мне кажется, один из основных вопросов для менеджмента.

Огранщики жалуются, что в тот же месяц, как была отменена экспортная пошлина, «Алроса» подняла цены и они оказались на грани рентабельности. Не получилось ли, что это нивелировало остальные позитивные меры?

То, что это не улучшает ситуацию с российской огранкой, не вызывает сомнений. Я разговаривал с коллегами, можно ли остановить процесс отмены экспортной пошлины. Получил ответ: процесс остановить уже нельзя, мы взяли на себя эти обязательства в рамках вступления в ВТО и обязаны это сделать. Я просил руководство «Алросы» вместе с Минвостокразвития, Минфином и Минэкономразвития разработать систему мер, которая обеспечила бы поддержку гранильной отрасли. Тут уж, извините, прежде всего на Дальнем Востоке. Одной из предложенных мер, как я уже сказал, будет ограночное производство в одном блоке с алмазным центром во Владивостоке. Другие предложения тоже должны быть. Пока я их не получил. Но мы говорили, что эти деньги, которые компания заработала сверх запланированного от отмены пошлин, надо использовать для поддержки гранильного комплекса.

Все 10–12 миллиардов?

Компания рассчитала, что с отменой пошлины дополнительная финансовая нагрузка на российских огранщиков, именно тех, кто обрабатывает алмазы внутри страны, а не реэкспортируют их, составит порядка 1,3–1,7 млрд рублей в год. Об эффективном выделении этих средств в качестве инструмента поддержки алмазообработки в России я и поручил подумать. Надеюсь, Наблюдательный совет во главе с министром финансов Антоном Германовичем Силуановым соответствующие предложения в адрес правительства сформулирует.

Есть мнение, которого придерживаются и некоторые чиновники: бриллианты, по сути, предметы роскоши. Не жизненно важная отрасль. Нужно ли ее поддерживать? Или, раз уж выгоднее гранить в Индии, пусть рынок все отрегулирует?

Давайте попробуем ответить на вопрос, почему выгоднее гранить в Индии. Я видел фотографии гранильных центров в Индии. Это такая Москва-Сити в увеличенном масштабе. Много больших небоскребов. Слушайте, они это все построили за наш счет! Мы что, этого не понимаем? Центры построены не на пожертвования, а на деньги, полученные от огранки. Только в другой стране. Добыты в виде алмазов в нашей, а получены в другой.

Так можно далеко зайти. Если мы даже собственные природные богатства не умеем продавать и перерабатывать, возникает вопрос: а жить мы на что собираемся? Можно же так по отношению ко всему. И тогда что, с шапкой по миру?

У нас средняя заработная плата, к сожалению, уже ниже, чем в Индии. И это конкурентное преимущество у них уже отсутствует. Тогда возникает вопрос, почему для нас это по-прежнему невыгодно?

Вы наверняка уже много раз слышали эти аргументы: дешевые кредиты, налоговые льготы.

У нас система налоговых преференций на Дальнем Востоке конкурентна. По поводу стоимости кредитов: сегодня Фонд развития Дальнего Востока дает кредиты под 5% на 10 лет и более. С учетом уровня нашей инфляции это отрицательная ставка. Какие еще причины? Руки не с той стороны? Это неправда!

Еще традиционно жалуются на НДС…

Знаете, как я отношусь к работе по развитию Дальнего Востока? Есть задача, которую мне поставил президент. Я ее глубоко и искренне разделяю. И исхожу из того, что рамок и граней нет. Если мешает какой-то закон и инструкция, его надо переписать. Потому что если ты хочешь достичь цели, остальное становится инструментом. Все наши бумаги можно и нужно переделать, если мы хотим побеждать.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 декабря 2016 > № 2011457 Юрий Трутнев


Россия. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 ноября 2016 > № 1981982 Юрий Трутнев

Брифинг Юрия Трутнева по завершении заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: На заседании Правительственной комиссии рассматривалось три вопроса. Прежде всего о поддержке Байкальского региона, затем – о работе министерств и ведомств по приоритизации госпрограмм, по выделению специальных разделов, по комплексному развитию Дальнего Востока. И последний вопрос – о работе по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации в Приморье.

По первому вопросу. Работа по поддержке Байкальского региона с применением инструментов, разработанных для Дальнего Востока, началась. Выбран ряд проектов для финансирования в рамках федеральной целевой программы, в рамках Фонда по развитию Дальнего Востока. Для того, чтобы мы могли полновесно помогать региону Байкала, необходимо, во-первых, решить вопросы дофинансирования Фонда по развитию Дальнего Востока. Он сегодня не обладает необходимыми финансовыми ресурсами для того, чтобы полноценно поддерживать весь российский Дальний Восток и Байкальский регион. Возможно – такие предложения от наших коллег из Байкальского региона звучали – выделение средств на финансирование подпрограммы, связанной с развитием Байкала. Кроме того, обсуждался вопрос возможности применения всех льгот, инструментов, которые разработаны для Дальнего Востока, на территории Байкальского региона. Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение эти вопросы изучить и внести ему на рассмотрение предложения.

По второму вопросу, по приоритизации госпрограмм. По ряду госпрограмм работа уже началась. Как одну из самых успешных можно выделить программу Министерства спорта. На Дальнем Востоке активно началось строительство спортивных сооружений. Здесь есть дополнительный стимул, связанный с тем, что две ближайшие Олимпиады будут проходить в непосредственной близости к регионам Дальнего Востока. Совершенно очевидно, что построенные спортивные сооружения помогут нашим спортсменам лучше подготовиться к Олимпийским играм.

Что касается других министерств и ведомств, то, наверное, самым острым был вопрос уровня софинансирования федеральных целевых программ. Существующие сегодня методики не учитывают специфики Дальнего Востока, поскольку на Дальнем Востоке продукты, перелёты, строительные материалы стоят других денег. Вообще жизнь здесь гораздо дороже, поэтому формально применяемые расчётные методики, основанные на бюджетной обеспеченности, не работают. Когда мы говорим, что вот столько-то рублей в центральной части России, столько-то рублей в регионах Дальнего Востока – тут цена рубля совсем разная. Соответствующее поручение проработать эти вопросы тоже дано.

Наконец, мы доложили о работе Правительственной комиссии по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Все действия, которые необходимо было провести в осенний период, проведены своевременно. Оказана материальная помощь. Восстановлена связь, транспортное сообщение, развёрнуты пункты временного размещения. Изучено состояние жилья, приняты решения о том, какое жильё подлежит ремонту, какое не подлежит. Вся эта работа проведена. Сейчас необходимо подготовиться к работам, которые будут проведены в весенне-летний период, потому что восстанавливать до нормативного состояния дороги и мосты, строить новое жильё всё-таки надо в весенне-летний период. Все необходимые решения Правительством приняты.

Вопрос: По Байкальскому региону. Вы сказали, что для полноценной поддержки нужно дофинансировать фонд. О какой сумме идёт речь?

Ю.Трутнев: Что касается суммы, то это в пределах 25% от потребности в средствах на развитие Дальнего Востока. Надо рассчитывать примерно на такие ориентиры.

Россия. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 ноября 2016 > № 1981982 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 4 сентября 2016 > № 1896847 Юрий Трутнев

«Мы сильная страна. Чего нам бояться»

Интервью полпреда президента РФ в Дальневосточном округе Юрия Трутнева

Рустем Фаляхов

Раздача бесплатного гектара земли и создание территорий опережающего развития пока не смогли остановить отток населения с Дальнего Востока на Большую землю. Об идее офшора и особенностях ведения бизнеса с китайцами в интервью «Газете.Ru» рассказал Юрий Трутнев, полпред президента в ДВФО.

— За два года на Дальнем Востоке для инвесторов открыто 13 ТОРов – территорий опережающего развития. Не мало. Но ни один из девяти дальневосточных регионов не вошел в топ-20 лидеров Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации за 2016 год. Чего в этих ТОРах не хватает, чтобы стать по-настоящему привлекательными?

— А может, в самом рейтинге чего-то не хватает?

— Остроумно. Но вы недавно высказывались в том духе, что те, например, налоговые преференции, которые имеются в ТОРах, возможно, придется расширять. Если другие государства считают возможным перетягивать налоговый потенциал путем предоставления налоговых преференций, то, в общем, тем же самым можно заниматься и у нас. Так считаете?

— Не отказываюсь от своих слов. Это было сказано на заседании набсовета Свободного порта Владивосток.

— Где заканчивается узаконенный ТОР и не очень законный офшор? Как будут ТОРы развиваться?

— Прежде всего: мы считаем, что ТОРы работают и работают хорошо. Мы часто встречаемся с инвесторами и знаем, что бизнесу всегда хочется еще больше льгот и преференций. Иногда даже высказываются экзотические пожелания. Но ТОРы развиваются. Триллион инвестиций, оформленных договорами. Если бы мы назвали такую сумму привлеченных инвестиций год или два назад, до создания ТОРов, никто бы не поверил, что такое возможно. Игорь Иванович Сечин, глава «Роснефти» мне рассказал, сколько он сэкономил благодаря ТОРам. Это только за счет льгот. И он еще не упомянул, что мы в ТОРах создаем инфраструктуру для бизнеса. А это еще позволит сэкономить не мало.

— «Роснефть» утверждает, что готова вложить 1,5 трлн руб. в развитие Дальнего Востока.

— Мы пока не можем записать это в свой актив, но надеемся, что так и случится.

Если вы помните, была программа развития Дальнего Востока, в который планировалось привлечь (из бюджета) 2-3 трлн рублей. Выделят эти деньги и Дальний Восток расцветет. А мы сами нашли триллион. Он идет частями, поэтапно, но это деньги законтрактованы.

А теперь получается, что и триллиона вроде мало. Я сам себе иногда задаю этот вопрос. Много или мало? Получается, что мало. Если триллион рублей пересчитать на доллары. То есть $15 млрд – это не такие уж большие деньги, а территория огромная.

Сейчас мы в самом начале пути. Мы создали не офшор, мы создали механизм привлечения инвестиций. К тому же изначально не было идеи переманить работающий бизнес откуда-нибудь из Европы или из средней полосы России, чтобы они здесь закрепились. Мы не должны создавать благополучную территорию на Дальнем Востоке за счет ухудшения в европейской части России.

Я как-то раз попросил коллег записать все значимые события, которые происходили на Дальнем Востоке за последние три года…

— Это с момента вашего назначения полпредом президента?

— Да. Получился свиток длиной в пять метров и в него вошло 39 событий, то есть каждые три недели происходило что-то значимое.

— Например?

— Например, поддержка инвестиционных проектов за счет создания инфраструктуры. Или создание свободного порта Владивосток. Или возьмите Фонд развития Дальнего Востока. Фонд был мертвым, к сожалению. Деньги только на себя тратил, но как институт развития ничего не делал. Сейчас фонд работает – кредиты под 5% годовых в рублях и на длительный период выдает – до 10-15 лет. Не каждый банк этим может похвастаться. Фонд выделил средства на строительство моста через Амур. Это затянувшаяся история, совместный проект с китайскими партнерами. Решение по этому проекту было принято еще до моего прихода на Дальний Восток. Сейчас будем достраивать…

Еще один заметный шаг — выравнивание энерготарифов для бизнеса. В средней части России тариф в 3 с лишним рубля за киловатт, а в регионах Дальнего Востока в 2-3 раза выше. Понятно, что передача электроэнергии на расстояние – это расходы, но это одновременно и дополнительные расходы для местного бизнеса. Это дополнительные издержки, не конкурентная среда. Позиция энергетиков была такая: как выросло, так и выросло, ничего у себя не менять, а власти пусть поощряют конкуренцию на Дальнем Востоке и за счет этого снижают тарифы. Но люди же не виноваты, в том что здесь гигантские расстояния и замкнутая энергосистема. Какая тут может быть конкуренция? Президент эту идею с выравниванием тарифов поддержал. Осенью внесем необходимые поправки в закон. Значимое событие для бизнеса, для ТОРов? Безусловно.

— А китайцы свою часть моста уже построили...

— Я в курсе.

— Причем их часть – это 4/5 от всей длины моста. Китай жалуется на нерасторопность российских партнеров, мне об этом в интервью говорил зампосла Китайской народной республики в РФ.

— Для понимания. Мы двигаемся очень быстро относительно многих наших коллег, реализующих подобные проекты в других регионах. Но резервы еще есть. Я уверен, что даже такая задача, как рост ВВП на Дальнем Востоке на 10% — решаемая задача.

— Рост ВВП на 10% — российская утопия…

— Нет, не утопия. Если хорошо и честно работать, все получиться.

— Вернемся к «развороту на Восток», к Китаю, в первую очередь. Не разочаровались в китайских партнерах?

— Время нужно. Чтобы любой бизнес мог принять взвешенное инвестиционное решение – на это месяцы, годы иногда уходят.

— А с мостом этим через Амур, Нижнеленинское—Тунцзян – такая же история?

— Нет. …Тут бизнес-игра была, если кратко. Кое-кто хотел забрать под себя весь горно-обогатительный комбинат и мост, по которому будут возить руду. Не получилось. Знаете, не вдаваясь в подробности, нет у нас таких мест, где все само растет. Да, приходится заниматься в ручном режиме. Надо просто наращивать сотрудничество, больше проектов реализовывать, повышать доверие друг к другу.

— В совместных с Китаем проектах нередко присутствует опасение, что китайцы заполонят Дальний Восток…Они предлагают свою рабочую силу использовать на российской территории. Россия против и из-за этого многие проекты не срастаются. Мы чего боимся?

— Мы сильная страна. Чего нам бояться.

Просто надо все продумать. Мы готовы работать с китайцами на таких условиях: земля наша, решения принимаем мы, за нами последнее слово, и 80% работников в совместном проекте – это россияне, 20% — китайцы. Это по-честному.

— Подлетаешь к Владивостоку и другим крупным городам и видишь в иллюминатор: на сопках проплешины. Лес вырубается и целыми составами вывозится за рубеж. Проблема известная, но десятилетиями не решается. Мы им лес, как сырье, они нам – мебель, деревянные панели и т.п. Можно переломить этот тренд?

— Можно. И нужно. Есть потенциально большой проект с японцами. Мы им поставили условие: вся переработка на нашей территории. Эта компания занимает 30% рынка панелей для домостроения в Японии.

— Проблема островов не решается на политическом уровне…

— Премьер Абэ сказал недавно: политика территориальных споров не дает результата и необходимо сменить образ мышления. Почти дословно цитирую. Он дал понять, что экономическое сотрудничество расширяет возможности и для политического диалога. Тут с ним трудно спорить. Очевидно, что сидеть и ничего не делать в этом направлении неправильно. Но это вопрос не ко мне.

— Владимир Путин назвал одной из ключевых задач, стоящих перед страной, прекращение оттока населения, проживающего на Дальнем Востоке. Как вы считаете, создание ТОРов и раздача бесплатных гектаров решает проблему депопуляции? Или хотя бы замедляет отток населения на «большую землю»?

— Это уже работает. Раньше в год уезжало по 20 тысяч человек. Сейчас – 4 тысяч.

— Но это как с оттоком капитала. Он замедлился, потому что все, кто хотел уже вывели деньги из России в другие юрисдикции, больше пригодные для ведения бизнеса…

— Мы можем развернуть процесс депопуляции…

— Вы хотите сказать – россияне потянутся на Дальний Восток?

— Да, за два года можно прекратить отток, возможен даже приток.

— За счет чего можно явить такое чудо?

— За счет реализации наших проектов, в каждом из которых создаются рабочие места. Завод «Звезда» строит 7400 квартир. Для тех, кто приедет. К ним уже очередь из специалистов стоит, не рабочих, а инженеров.

— «Звезда» — это сфера ВПК, для них деньги найдут. А мелкий и средний бизнес? Много ли он принесет рабочих мест?

— 300 проектов сейчас реализуется и в основном в сфере малого и среднего бизнеса. Таких больших проектов, как на «Звезде», не много.

— Вы грозились увольнять тех чиновников, которые препятствуют реализации проекта по выдаче земли? Уволили хотя бы одного? Ведь десятки отказов в каждом регионе…

— Да, увольняли. Но там часто дело не в нежелании выдать гектар. От незнания закона. Не все знают, что подать заявку можно сначала было только в пилотных регионах, что сначала эта норма закона распространялась только на жителей Дальнего Востока, а на всех россиян будет распространена с 1 февраля 2017 года… На этих основаниях, вполне законно, отказывали. Много земли неоформленной.

Есть населенные пункты в Приморье, где элементарно карту местности не скачаешь – скорости интернета не хватает.

Вот по этим причинам тормозится выдача бесплатного гектара. Нам еще с полгода потребуется, чтобы это все отладить.

— Сколько подано заявок на гектар и сколько утверждено?

— Не много пока.

— В KPI чиновнику запишете беспрепятственную выдачу земли?

— Я предупреждал коллег из регионов. Площадь земли, которая могла быть предоставлена по программе бесплатного гектара, но не была предоставлена, я расцениваю как элемент коррумпированности местной власти.

— На каком уровне?

— На губернаторском. Все же идет от губернатора.

Если губернатор захочет решить проблему, он ее, конечно, решит. Или поменяет людей, которые не готовы эффективно работать. Думаю, меня услышали.

— Многих придется менять?

— Есть примерно 5% или максимум 10% руководителей в системе исполнительной власти, которых не надо особо мотивировать. Они всегда будут делать то, что надо, исходя из идейных соображений. Это золотой фонд управленцев. Они болеют за дело, за страну. Или просто хотят гордиться собой. Но факт есть факт – они трудятся на совесть. И есть примерно такое же количество руководителей, которые сделают все, чтобы ничего не делать. И есть все остальные. Им нужна мотивация. Им нужны месседжы. И дело наладится, хотя и не сразу, может быть. Наша задача этих людей мотивировать, поставить им правильные задачи.

— В чем отличие нынешнего Восточного экономического форума от прошлогоднего?

— Механизмы привлечения инвестиций, о которых мы заявляли на прошлогоднем форуме, которые пропагандировали, уже работают. Везде инвесторы пришли. Уже триста проектов в стадии реализации. Триллион привлеченных инвестиций. Более того, на этом форуме мы не планировали большого количества выступлений чиновников и разного рода руководителей. Вот у меня в ходе форума было одно выступление.

— Зато министр Александр Галушка активно выступает…

— Мы постарались сделать так, чтобы больше говорили сами инвесторы. Все-таки когда чиновник говорит, что мы создаем условия и поддерживаем, это все равно звучит, скорее, как обещание. А когда выступает с докладом инвестор и говорит, сколько денег он вложили и в какие проекты, какую и где получил землю, что он на ней будет делать, какими льготами воспользовался и так далее — это совсем другая песня. И второй форум – он про это. Про реальные дела.

— А реальных инвестиций этот форум принес ли больше, чем прошлогодний?

— ВЭФ-2015 собрал 1,3 трлн рублей. На этом форуме урожай контрактов выше – 1,76 трлн рублей.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 4 сентября 2016 > № 1896847 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2016 > № 1767063 Александр Галушка, Юрий Трутнев

Брифинг Юрия Трутнева и Александра Галушки по завершении заседания.

Стенограмма:

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, об итогах сегодняшнего заседания.

Ю.Трутнев: Сегодня на заседании Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока рассматривалось несколько вопросов. Первый вопрос – доклад Министра по развитию Дальнего Востока Александра Сергеевича Галушки о результатах работы по развитию Дальнего Востока. Смысл доклада сводился к тому, что мы отчитывались, каким образом новые разработанные инструменты по развитию Дальнего Востока, новые законы улучшают ситуацию на Дальнем Востоке. Уже сегодня объём заявленных инвестиций превысил 1 трлн рублей. Мы рассчитываем к концу этого года превысить планку 2 трлн рублей и будем продолжать работу по развитию. Это уже сейчас сказывается на демографической ситуации, уже строятся заводы, к концу года их будет сдано 16.

Второе. Рассматривался вопрос о развитии субъектов Российской Федерации Байкальского региона. Разговор шёл о том, что формы поддержки, которые сегодня приняты на Дальнем Востоке, могут распространяться на Байкальский регион. На Дальнем Востоке уже в ближайшее время вступает в действие закон о бесплатном предоставлении земли гражданам. У нас есть предложение по докапитализации Фонда по развитию Дальнего Востока за счёт налоговых платежей от новых предприятий, которые создаются на территории Дальнего Востока. Есть предложение по налоговому вычету для инвесторов, которые вкладываются в инфраструктуру. Все эти инструменты, которые помогут нам финансировать развитие Дальнего Востока в дальнейшие периоды, могут применяться и на территории Байкальского региона. Мы договорились о том, что будем изучать эти возможности и стараться передавать тот опыт, который на Дальнем Востоке накоплен, для развития ближайшего кнему региона Российской Федерации.

Следующий вопрос был о развитии международных транспортных коридоров «Приморье-1», «Приморье-2». Мы говорили о том, что преимущества Российской Федерации в этой части могут использоваться, но не используются пока, потому что коридоры предоставляют возможность прямого транзита грузов из северо-востока Китая в порты Дальнего Востока. Для того чтобы запустить эти возможности необходимо, во-первых, создать режим транзита, потому что сегодня ситуация довольно странная: у нас расстояние на 30% короче, а длительность прохождения грузов в два раза дольше, так как наша таможня работает неэффективно. В соответствии с законом о свободном порте Владивосток целый ряд таможенных режимов уже меняется. Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение доработать эти механизмы, сделать так, чтобы таможенный режим был конкурентен, чтобы он давал возможность быстрого транзита грузов через нашу территорию в порты.

И четвёртый вопрос – я докладывал о выполнении поручений, которые давались на предыдущих заседаниях комиссии. В целом я считаю, что исполнение поручений организовано неплохо. Из 78 поручений у нас сегодня претензии только к 15 по срокам исполнения. Из этих 15 поручений о пяти самых важных я доложил, и Председатель Правительства дал поручение подготовить меры дисциплинарного взыскания к тем сотрудникам министерств, которые отвечали за выполнение поручений правительственной комиссии.

А.Галушка: Хотел бы подчеркнуть (и Председатель Правительства об этом говорил): наверное, главным итогом нашей работы в рамках реализации новой государственной политики развития Дальнего Востока, той политики, которая начала формироваться с момента создания специального министерства, выделения специальной позиции курирующего вице-премьера, является то, что мы в январе – феврале 2016 года достигли исторического минимума с точки зрения уменьшения населения на Дальнем Востоке. Отток населения на Дальнем Востоке практически прекратился, сократившись в 15 раз в январе – феврале этого года по отношению к январю – февралю прошлого года, и составил всего 221 человек.

Естественно, наша цель – чтобы этот отток не просто окончательно прекратился, а чтобы начался приток населения на Дальний Восток. Те новые механизмы, которые специально разработаны Правительством, приняты в российском государстве – и территории опережающего развития, и свободный порт Владивосток, и поддержка инвестиционных проектов (а значит, создание новых рабочих мест для людей на Дальнем Востоке), бесплатное предоставление земли, которое через неделю уже начнётся в первых пилотных регионах, новые налоговые льготы для инвесторов на Дальнем Востоке (любых инвесторов на Дальнем Востоке, не только в ТОР, не только в свободном порте Владивосток, о чём позавчера подписал закон Президент), – работают. Работают они прежде всего на эту цель – чтобы наш Дальний Восток обустраивался, обживался и люди связывали свою судьбу с его развитием.

То, что мы сегодня видим по итогам первых двух месяцев 2016 года, показывает, что такая динамика есть.

Отмечу, что в предыдущие два года, в 2014 и 2015 годах, отток населения тоже существенно сокращался – за два года он сократился более чем на четверть. Но то, что мы видим сегодня, – такого не было в истории России с 1992 года.

Ю.Трутнев: Я думаю, что с вводом в полное действие закона о выделении бесплатно гектара земли на Дальнем Востоке отток населения прекратится.

Вопрос: Можете рассказать подробнее про транспортные коридоры? Какой финансовой модели придерживаются в Правительстве? За чей счёт они будут строиться и сколько будут стоить?

Ю.Трутнев: За счёт инвесторов. Идеи строить всё это за бюджетный счёт нет. При этом риски инвесторов должны быть хеджированы за счёт предоставления гарантий наших коллег из Китая об объёме транспортного потока. Такие переговоры сейчас идут.

Вопрос: Что можно сказать по поводу выравнивания тарифов на Дальнем Востоке?

Ю.Трутнев: Мы выработали с Аркадием Владимировичем Дворковичем единую позицию, было несколько предложений с его стороны, они учтены. Это сказалось на том, что немножко сдвинулся срок начала действия закона – на 1 января будущего года. Но все остальные разногласия сняты.

Вопрос: А должен был с января этого?

Ю.Трутнев: Нет, с января этого года никак не получалось. Мы хотели с середины года, но согласились с аргументами о том, что всё-таки тарифы, как правило, принимаются в начале года. Люди уже сверстали экономические планы, и поскольку тарифы изменятся в середине, это не очень корректно по отношению к предприятиям, работающим в центральной части Российской Федерации.

Вопрос: Юрий Петрович, перспективы транспортного коридора Россия – Большой Уссурийский остров – Китай?

Ю.Трутнев: Мы сейчас рассказывали о том, что получается, но, наверное, было бы нечестно сказать, что у нас получается всё. Большой Уссурийский немножко отстаёт. Мы двигаемся по системным инструментам, считаем это предельно важным, потому что те вещи, о которых мы докладывали вначале – территории опережающего развития, механизм предоставления земли, снижение энерготарифов, механизм поддержки инвестиционных проектов, работа Фонда по развитию Дальнего Востока, – это довольно немало, это всё налажено, но это всё даёт эффект на всю территорию. На проекты, связанные с очень важными, но отдельными точками, пока ещё не хватило времени, мы ещё не успели. Поэтому мы точно будем заниматьсяостровом Русский, там есть что делать, будем заниматься островом Большой Уссурийский.

А.Галушка: У нас ФЦП «Курилы» принята (новая федеральная целевая программа «Курилы» с 2016 по 2025 год) и в апреле утверждён комплексный план развития Комсомольска-на-Амуре, в этом ряду и остров Большой Уссурийский находится. Всё сразу сделать просто невозможно, но мы этим тоже занимаемся.

Вопрос: Транспортные коридоры, сколько это будет стоить, какая планируется финансовая модель?

А.Галушка: Во-первых, хочу подчеркнуть, Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев отметил, что это очень правильный проект, им нужно заниматься, дал поручение включить в повестку его переговоров с Премьер-министром КНР Ли Кэцяном вопросы развития транспортных коридоров «Приморье-1», «Приморье-2». Есть также соответствующее поручение прежде всего по формированию «бесшовного» режима для транзитных грузов из северо-востока Китая в наши порты Приморья.Соответствующие решения правительственной комиссии будут оформлены, в ближайшее время приступим к их реализации.

С точки зрения практической нам вполне понятно, какой комплекс изменений в таможенное законодательство необходим. Речь идёт о том, чтобы тот груз, который идёт сегодня из северо-восточных провинций Китая, например, в порт Далянь, также беспрепятственно, что называется бесшовно, мог поступать и в наши порты юга Приморья – Восточный, Находка, Зарубино, Посьет, порт Владивосток и так дальше.

Кстати, отмечу, что? нам дают транспортные коридоры. Транспортные коридоры могут дать нашему Дальнему Востоку 45 млн т грузов. Напомню, что от модернизации БАМа и Транссиба мы хотим получить более 60 млн т дополнительно в порты нашего Дальнего Востока. Эти коридоры не достигают этого объёма, но не так сильно отстают. 45 млн т грузов, из которых 22 млн т –контейнерные грузы, 23 млн т – зерновые грузы.

Сегодня о чём шла речь? Что нужны инвестиции, во-первых, нужны режимы благоприятные при пересечении границы, во-вторых, нужны инвестиции в инфраструктуру. Но инвестиции в инфраструктуру прежде всего должны быть и будут частные. Мы исходим из того, что не только проблемы с бюджетным финансированием (дело даже не в этом), а что этот проект экономически рентабелен. Готова финансово-экономическая модель, которая показывает, что минимум 10% годовых инвесторы могут заработать на инвестициях в инфраструктуру, а возможно, и больше, и до 15% годовых. 10% годовых – это минимальный уровень рентабельности. Мы ведём активно переговоры с нашими китайскими партнёрами. Они о своей заинтересованности заявили, и сегодняшние решения правительственной комиссии во главе с Председателем Правительства (я могу об этом твёрдо говорить, уверенно, потому что сам в этих переговорах участвовал) – это именно те принципиальные решения, которые нужны для китайской стороны, чтобы тоже эти коридоры поддержать.

Вопрос: Стоимость каждого из коридоров можете озвучить?

А.Галушка: Она составляет около 150 млрд рублей по каждому коридору. Эти деньги нужны не одномоментно, это постепенные вложения в инфраструктуру, в её развитие, преимущественно до 2030 года. 150 млрд рублей на каждый коридор в совокупности до 2030 года. Наиболее готов сегодня коридор «Приморье-1», из провинции Хэйлунцзян в Находку. Там требуется инвестиций около 10 млрд рублей до 2020 года, для того чтобы он значительно увеличил свои пропускные способности.

Эффект для экономики Приморского края – это ежегодное увеличение ВРП на 4–5% и создание более 4 тыс. новых рабочих мест. Это хороший проект для экономики юга нашего Дальнего Востока. Причём мы в своих оценках были консервативны и с точки зрения затрат закладывали по верхнему порогу, а с точки зрения эффектов закладывали по нижнему порогу. Расчёты показывают, что этот проект является устойчивым, а потому привлекательным.

Для нас желание участвовать в этом проекте таких инвесторов, как Китайский экспортный банк, другие крупные китайские компании (вплоть до того, что они готовы рассматривать вопрос о создании с российской стороной совместной управляющей компании) – это и есть лучший критерий, подтверждающий жизнеспособность этих проектов.

Часть решений уже сегодня реализуется, а именно по закону о свободном порте Владивосток (это закон уже вступил в силу) с 1 октября 2016 года пункты пропуска начинают работать по модели семь дней в неделю 24 часа в сутки. Создаётся свободная таможенная зона и вместо множества контролёров вводится единый контрольный орган при пересечении границы. Вот эти режимы уже есть, они уже в законе имплементированы. Но важно создать благоприятные режимы для транзитных грузов, чтобы транзитные грузы могли быстро проходить соответствующее оформление, и условия, которые Россия предоставляет, были конкурентны по отношению к тем коридорам, которые сегодня существуют.

Сегодня Председатель Правительства принципиально поддержал решение об изменении режимов пересечения границы для транзитных грузов – это первое. И второе – поддержал решение о том, что соответствующие межправительственные соглашения должны быть подготовлены и подписаны между Правительством Китая и Правительством России, а также в повестку переговоров на самом высоком уровне, по мнению Дмитрия Анатольевича, тема транспортных коридоров должна войти.

Вот это те решения, которые сегодня приняты.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2016 > № 1767063 Александр Галушка, Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 мая 2016 > № 1741672 Александр Галушка, Юрий Трутнев

Рабочая встреча с Александром Галушкой и Юрием Трутневым.

Владимир Путин обсудил с Министром по развитию Дальнего Востока Александром Галушкой и Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым вопросы функционирования территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.

В ходе встречи речь шла, в частности, о реализации решений о предоставлении гражданам Российской Федерации земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и расположенных на территории Дальневосточного федерального округа, а также о применении льгот, в том числе налоговых, при осуществлении инвестиционных проектов в регионах Дальнего Востока.

Затрагивались также вопросы международного инвестиционного сотрудничества, возможности по распространению режима свободного порта на ряд портов Дальнего Востока, меры по снижению энерготарифов до среднероссийского уровня.

* * *

В.Путин: Мы с вами договаривались встретиться, поговорить по нескольким вопросам. Совсем недавно мы с Юрием Петровичем говорили о том, как ТОРы работают на Дальнем Востоке. В целом работа идёт. Сейчас, в ближайшее время, будут реализовываться решения, связанные с выделением земли, одного гектара. И в Думе находится ещё закон по дополнительным льготам, в том числе налогового характера, для тех, кто работает либо начинает свою деятельность в дальневосточных регионах.

Кто начнёт?

А.Галушка: Уважаемый Владимир Владимирович, 27 апреля в Благовещенске Вы могли познакомиться с первыми инвесторами в территориях опережающего развития, услышать, как реализуются их проекты, какие заводы строятся. Хотел бы доложить, что в соответствии с Вашим поручением действительно новые механизмы заработали, но не только в Амурской области, а во всех регионах Дальнего Востока.

Эта карта показывает, как новые точки роста сегодня созданы на Дальнем Востоке, территории опережающего развития, свободный порт Владивосток, инвестиционные проекты, по которым государство даёт субсидию на создание инфраструктуры, заработал Фонд развития Дальнего Востока. Всё это сегодня уже стало реальностью, а не только планами, не только предположениями на Дальнем Востоке.

Всего за этот год создано 12 территорий опережающего развития, десяти проектам оказывается инфраструктурная поддержка со стороны государства, семи проектам выделил финансирование Фонд развития Дальнего Востока.

На сегодняшний день общий объём привлечённых инвестиций благодаря новым механизмам развития Дальнего Востока составил 1 триллион 30 миллиардов рублей, из них 950 миллиардов рублей – это частные инвестиции и 80 миллиардов рублей – это государственные вложения. Таким образом, эффективность, мультипликатор один к двенадцати: на один рубль бюджетных средств мы получаем, привлекаем 12 рублей частных инвестиций. По этим проектам будет создано 55 тысяч новых рабочих мест.

Обоснованно рассчитываем, что к концу года превысим планку инвестиций в 2 триллиона рублей. Всего за этими инвестициями на сегодняшний день стоят 200 новых предприятий, 200 новых заводов.

Те проекты, о которых Вы слышали, в Амурской области, хотелось, чтобы Вы сами увидели эти заводы. Это клинкерный завод в Амурской области.

В.Путин: Цементный?

А.Галушка: Да, цементный клинкерный завод в Амурской области. Объём инвестиций – 1 миллиард 600 миллионов рублей.

Это хлебокомбинат в Белогорске. Да, небольшой проект, 18 миллионов рублей, малый бизнес для нас важен, чтобы он тоже в ТОРах работал.

Кроме Амурской области, в Якутии крупный горно-обогатительный комбинат «Инаглинский» близок к пуску. 22 миллиарда рублей вкладывает частный инвестор и на 560 миллионов рублей субсидия предоставляется от Российской Федерации на создание инфраструктуры.

В Хабаровском крае современные предприятия создаются, строительные материалы, теплоизоляционные материалы – почти 3 миллиарда рублей частный инвестор вкладывает в ТОРе «Хабаровск». Кроме этого японские инвесторы пришли в «Хабаровск», построили тепличный комплекс на 500 миллионов рублей. Всё им понравилось в наших ТОРах, сейчас хотят вкладывать ещё 1,5 миллиарда рублей, развивать этот инвестиционный проект.

В Приморском крае завод по производству, заготовке пластиковой тары – 200 миллионов рублей, проект, который уже стартует. Это то, что уже можно увидеть.

В.Путин: «Европласт»?

А.Галушка: «Европласт». Это всё можно увидеть своими глазами.

Ю.Трутнев: Это всё к концу этого года будет сдано, Владимир Владимирович.

А.Галушка: Как я сказал, Владимир Владимирович, это те предприятия, которые уже стартуют. До конца года всего у нас планируется 16 новых заводов, 16 новых предприятий в этих новых оболочках, инструментах, которые созданы. В следующем году 41 новый проект запускается уже, в 2018-м – 70 новых проектов и в 2021–2023 годах совокупно 200 новых заводов на Дальнем Востоке.

Это не предел, сегодня налажены работы по продвижению всех этих механизмов и для российских инвесторов, и для иностранных. В соответствии с решениями создано Агентство привлечения инвестиций на Дальний Восток, которое активно продвигает все эти возможности потенциальным инвесторам. Если говорить о структуре сегодняшних 200 предприятий, то на 40 процентов – это производственные предприятия, 20 процентов – это транспорт и логистика, 20 процентов – сельское хозяйство и 10 процентов – туризм и сервис. То есть за ними ещё стоит и диверсификация экономики Дальнего Востока, что тоже очень и очень важно.

Уважаемый Владимир Владимирович, рассчитываем на втором Восточном экономическом форуме всё это показать и нашему сообществу, и международному сообществу.

И хотим, чтобы не мы уже говорили о том, что мы сделали, а сами инвесторы могли рассказать, как они работают в ТОРах, как быстро получают подключение к электросетям, получают разрешение на строительство, строят свои заводы и успешно инвестируют на нашем Дальнем Востоке. Хотим такой основной фокус на практике сделать.

В.Путин: Как подготовка идёт?

А.Галушка: Подготовка идёт очень хорошо. Юрий Петрович Трутнев как председатель оргкомитета уже несколько раз его собрания проводил, программа нам понятна, она готова. Целая делегация во Владивостоке весь комплекс работ провела, всё идёт в плановом, штатном порядке. И очень важно, что нам есть о чём говорить, есть что представить.

В.Путин: По поводу выделения земли, как это должно быть организовано?

А.Галушка: Кроме этих новых механизмов, которые заработали календарно в течение года, с апреля-мая прошлого года всё это началось, помимо этого ряд стратегических, новых механизмов, которые по Вашему поручению созданы уже сегодня, стартуют в самое ближайшее время.

С 1 июня этого года в девяти пилотных муниципальных образованиях девяти регионов Дальнего Востока – сначала с первых девяти районов начинаем – начинается бесплатное предоставление земельных участков. Следующий этап – по закону с 1 октября этого года для всех жителей Дальнего Востока во всех регионах Дальнего Востока, на всей площади Дальнего Востока это будет происходить, и с 1 февраля 2017 года – для всех без исключения граждан Российской Федерации такое право будет предоставлено. Первые пять лет предоставляется право безвозмездного пользования. В случае если за пять лет произошло освоение земельного участка, оно подтверждено, то у гражданина возникает право бесплатно оформить в собственность этот земельный участок. Отмечу, что только у гражданина Российской Федерации, участие иностранных граждан в этой программе не предполагается. И при последующем отчуждении, когда уже собственность возникла, это ограничение сохраняется, то есть иностранцу эту землю продать нельзя.

Кроме того, на сегодняшний день завершается во всех девяти регионах опытная эксплуатация специальной информационной системы. Она работает уже сегодня в опытном режиме на сайте надальнийвосток.рф. Завершаем опытную эксплуатацию и приступаем к промышленной эксплуатации. Для чего? Для того чтобы любой человек, имеющий дома компьютер и доступ к интернету, мог очень удобным образом, имея карту Дальнего Востока, выбрать тот земельный участок, который его интересует, с помощью интернета отправить заявку, авторизоваться, конечно, соответствующим образом. И будет возможность, но при условии наличия электронной цифровой подписи, вообще не выходя из дома всё сделать. Если электронной цифровой подписи нет, а она есть не у всех граждан Российской Федерации, в любом ближайшем многофункциональном центре такая услуга будет предоставляться.

В.Путин: Только нужно с руководителями регионов, конечно, работать, чтобы участки выделялись в тех местах, где хотя бы какая–то инфраструктура есть.

А.Галушка: Да, Владимир Владимирович, в законе предусмотрена норма о том, что если образована такая совокупность из 20 участков и более, в этом случае регион оказывает содействие в обеспечении инфраструктуры. И знаете, что интересно, мы сейчас этот проект продвигаем, популяризируем, объявили творческий конкурс на лучшую идею освоения земельного участка. И сегодня к нам приходят такие предложения, когда люди говорят: мы будем кооперироваться, 200–300 человек, будем брать вместе землю, и уже на 200–300 инфраструктура становится подъёмной, даже если она слабовата. Такие идеи нам сами граждане высказывают, это не мы придумали. Это первое. Такой закон уже принят, что очень важно.

Второй закон, который Вы упомянули, в третьем чтении принят Государственной Думой, завершается его принятие. Нам важны любые инвесторы на Дальнем Востоке – не все в ТОРы приходят, не все в свободный порт Владивосток приходят, – любые инвесторы, даже самые небольшие, в любых регионах. И закон предусматривает, что любой инвестор, который на Дальнем Востоке в течение трёх лет вложил 50 миллионов рублей и выше, – получит льготу по налогу на прибыль и по НДПИ в течение 10 последующих лет. Вот ещё одна стимулирующая мера для всех без исключения инвесторов.

Далее. Есть ещё ряд очень важных, принципиальных проектов, которые тоже в ближайшее время стартуют.

В.Путин: А какие стимулирующие льготы?

А.Галушка: Это налог на прибыль, Владимир Владимирович, и НДПИ.

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, это Ваше поручение на Госсовете.

В.Путин: Да-да, я помню. Но это прошло?

А.Галушка: В третьем чтении принят закон, Владимир Владимирович. Это всё–таки уже в такой высокой степени готовности. Очень надеемся, что в ближайшее время у Вас будет возможность подписать этот закон.

Кроме этого я уже упоминал, что мы активно развиваем международное сотрудничество, с иностранными инвесторами работаем самыми разными, из всех стран мира, всех приглашаем. Для нас важно качество инвестиций, чтобы для наших граждан рабочие места создавались и экономика развивалась.

В частности, по этому направлению очень важное состоялось событие с китайскими партнёрами. Подписали юридически обязывающее акционерное соглашение о создании российско-китайского агрофонда на Дальнем Востоке. Объём инвестиций этого фонда – до 650 миллиардов рублей, 10 миллиардов долларов.

Как договорились с китайскими партнёрами, на каких условиях? 90 процентов финансирования дают они, 10 процентов даёт наш Фонд развития Дальнего Востока, это «дочка» ВЭБа, наш суверенный фонд. Но при этом в управляющей компании 51 процент – у Российской Федерации, а 49 – у китайских партнёров. Земля может предоставляться только российским компаниям для сельхозпроизводства, рабочая сила – не менее 80 процентов – это российские граждане. Да, допускается привлечение иностранцев, но не более 20 процентов, это тоже оговорено. И приоритет для российских поставщиков сельхозтехники, средств механизации для реализации аграрных проектов на Дальнем Востоке. Если у нас их нет на Дальнем Востоке, самих производителей, мы их прописали в соглашении и готовы создать условия для их локализации, чтобы они приходили к нам и своё производство здесь развёртывали. 1 июня фонд начинает работу. Также на Восточном экономическом форуме рассчитываем, что покажем уже конкретные первые вот такие серьёзные агропроекты, которые этот фонд финансирует.

Четвёртое, Владимир Владимирович. По Вашему поручению ведётся приоритизация самых разных государственных программ в интересах ускоренного развития Дальнего Востока. Нам важны не только, конечно, рабочие места, экономика, необходимо и социальную сферу подтягивать, транспортную инфраструктуру развивать.

Правительство в развитие Вашего поручения утвердило конкретный перечень из 27 госпрограмм, в которых должны быть свои дальневосточные подпрограммы. В первых пяти проектах госпрограмм уже такие подпрограммы сформированы. Это транспорт, культура, здравоохранение, судостроение и авиастроение. По этим пяти дальневосточным подпрограммам в ближайшие 10 лет на Дальний Восток бюджетных инвестиций придёт более 700 миллиардов рублей. По остальным программам мы тоже эту работу ведём, по оставшимся 22.

Помимо этого утверждены две специальные программы по Вашему поручению, новая федеральная целевая программа развития Курильских островов на 2016–2025 годы, она утверждена Правительством, с этого года начата её реализация с объёмом финансирования 68,9 миллиарда рублей. Она является преемственной по отношению к предыдущей. Проблемы Курил известны, они решаются, острова развиваются, приток населения у нас на Курилах. Транспортная, энергетическая, социальная инфраструктура и строительство жилья – основные направления новой ФЦП.

В Послании Федеральному Собранию Вы ставили задачу, чтобы Комсомольск-на-Амуре стал ещё одним динамичным центром развития Дальнего Востока. 18 апреля, Владимир Владимирович, такой комплексный план развития Комсомольска-на-Амуре Правительством утверждён. Рассчитан он на 2016–2025 годы, включает в себя 60 мероприятий, из них 27 – капитального свойства, это объекты капитального строительства, и 33 мероприятия иные. Первые три мероприятия уже в этом году будут реализованы. Это реконструкция драматического театра, строительство комплекса обезжелезивания и деманганации и строительство центра развития профессиональных компетенций. Уже в этом году план реализуется, это уже будет сделано.

И помимо этого ещё две вещи. Есть ещё два законопроекта, сейчас уже в Правительстве находятся, на площадке Правительства дорабатываются для внесения в Госдуму, два законопроекта по Дальнему Востоку. Первый законопроект – о распространении режима свободного порта на иные ключевые гавани Дальнего Востока. Это какие порты? Ванино, Совгавань, Николаевск-на-Амуре, Корсаков, Петропавловск Камчатский, Певек, Анадырь – все эти порты у нас в этом законопроекте. И второй касается недавно принятого решения о снижении энерготарифов на Дальнем Востоке до средней величины по России.

В.Путин: В тех регионах, где они выше.

А.Галушка: Где выше, абсолютно верно. Выше во всех, но где–то немножко, есть и такое, там всего на 5–10 процентов, но есть, конечно, и на 65 процентов, в два с лишним раза, как на Чукотке. Такой законопроект уже подготовлен, на площадке Правительства он обсуждается. Юрий Петрович проводил согласительное совещание, для того чтобы ускорить его внесение в парламент России.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 мая 2016 > № 1741672 Александр Галушка, Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 декабря 2015 > № 1598861 Юрий Трутнев

Интервью Юрия Трутнева телеканалу «Россия 24».

Стенограмма:

М.Моргун: Юрий Петрович, давайте начнём с подведения итогов 2015 года. Скажите, что можете считать успехом, каких позитивных результатов удалось достичь и что остаётся пока ещё нереализованным?

Ю.Трутнев: 2015 год был достаточно динамичным для нас. Мы работали, выполняя поручение Президента Российской Федерации «Об ускоренном развитии Дальнего Востока». Принято два федеральных закона: «О территориях опережающего развития», «О свободном порте Владивосток». Готовится закон о выдаче одного гектара земли всем желающим гражданам Российской Федерации.

Начали законы работать. Мы уже в этом году открыли девять территорий опережающего развития. Шесть инвестиционных проектов получили поддержку государства. Начал работать Фонд по развитию Дальнего Востока, там тоже три проекта стартовало. В свободном порте Владивосток появились первые резиденты – девять. Соответственно, у нас на карте Дальнего Востока возникли, скажем так, 36 новых инвестиционных проектов, которые станут 36 предприятиями.

Объём инвестиций, которые придут в рамках этой работы на Дальний Восток, более 400 млрд рублей, довольно большие средства. Но это только начало работы. Мы смотрим, сколько сейчас заявок. Их примерно в три раза больше, чем мы успели рассмотреть, поэтому уверены в том, что в предстоящем 2016 году мы в состоянии утроить результат и по количеству предприятий, и по количеству денежных средств.

М.Моргун: Давайте теперь поговорим по пунктам об этих результатах. Законопроект «Дальневосточный гектар» уже успешно прошёл первое чтение в Государственной Думе. Когда планируется, что он уже сможет начать работу, то есть как идёт подготовка? Во фразе «каждый желающий может бесплатно получить гектар» важно не только «бесплатно», но и формулировка «каждый желающий». Всё-таки какие будут критерии? Как будет регулироваться: кто может получить этот гектар, и его использование, собственно?

Ю.Трутнев: Закон должен вступить в действие с 1 мая. Сначала мы его пустим в пробном режиме. Это будет девять муниципальных образований, по одному на территории каждого субъекта Российской Федерации Дальнего Востока. Муниципальные образования губернаторы выберут сами, и люди смогут начать получение земельных участков. А мы обкатаем всю систему сервиса, потому что всё-таки это достаточно высокая степень ответственности, когда мы будет выходить на все 140 миллионов граждан Российской Федерации.

Далее, следующий этап. Я думаю, что месяца через три мы запустим сервис на работу для всех граждан Дальнего Востока, то есть все граждане Дальнего Востока смогут получать земельные участки. Наконец, следующий этап – мы расширим сервис на каждого гражданина Российской Федерации.

Теперь что касается того, что в этом важно. Важно действительно «каждый желающий бесплатно», но мне кажется ещё более важным то, что практически можно будет получить любой земельный участок, за исключением тех земельных участков, где уже есть собственник (мы их, естественно, вычленим), ну и земли, которые мы распределять не можем по определению. Это земли Министерства обороны, особо охраняемых природных территорий. Всё остальное можно будет получать.

Вы знаете, что у нас землепользование довольно сильно ограничено таким понятием, как «категория»: категория лесного фонда, земли сельскохозяйственного назначения. Вот в рамках этого закона мы исходим из того, что все эти категории действовать не будут. То есть человек будет сам выбирать, как он хочет использовать земельный участок, любой вид деятельности, не запрещённый законодательством Российской Федерации.

М.Моргун: А какое количество земельных участков, какой объём готовится под раздачу?

Ю.Трутнев: А мы вообще из другого совершенно исходим. Во-первых, земля в России принадлежит народу прежде всего. Поэтому мы исходим из того, что у нас на Дальнем Востоке 616 млн гектаров. Какое-то количество, как я уже сказал, уйдёт, потому что оно не может распределяться. Но вообще-то мы считаем, что около 600, то есть подавляющая часть карты, будет покрашена в зелёный цвет, и вы сможете выбрать землю.

Причём у людей очень разные желания, я со многими разговаривал, у многих есть любимые участки земли, где-то кто-то хочет построить дом, кто-то хочет заниматься сельским хозяйством, построить просто избушку для рыбной ловли. Люди хорошо знают Дальний Восток, хорошо знают, где бы они хотели обосноваться. И наша задача не нарезать участки и сказать: вот здесь, хотите – берите, не хотите – не берите. У нас задача предложить жителям Дальнего Востока, гражданам Российской Федерации любую площадку, которую они выберут сами: на Курильских островах, на Сахалине, в Хабаровском крае. Вот там, где им нравится, там и надо выбрать.

М.Моргун: Звучит заманчиво. Насколько я знаю, всё-таки это будет предоставление земли срочной. Пятилетний срок обсуждался, а дальше что?

Ю.Трутнев: А дальше – предоставление земли бесплатно в собственность в случае, если ты освоил земельный участок.

Мы сейчас думаем, как точно определить использование, потому что надо лишить чиновника возможности командовать землёй и говорить: вот у тебя отберу, у тебя не отберу. Плохая история. Мы думаем, что будем нормировать или объём инвестиций, если человек что-то строит на земле, или, если человек, например, занимается сельским хозяйством, просто труд свой вкладывает, – каким-то образом нормировать доход. Если этот участок осваивается и приносит доход, это тоже может идти в зачёт. Нам главное, чтобы он был вовлечён в экономическую деятельность. Если человек это сделал, если он добавляет богатство страны, если этот участок позволят ему детей накормить, построить дом для семьи – замечательно.

М.Моргун: Но критерий «освоен – не освоен» ещё пока прорабатывается?

Ю.Трутнев: Критерий «освоен – не освоен» мы прорабатываем. И постараемся его продумать таким образом, чтобы он не вызывал двойного толкования, был максимально прозрачен и был направлен только на одно: чтобы люди на земле работали.

М.Моргун: Раз уж мы заговорили о земле, давайте проговорим ещё один вопрос. Есть договорённость о работе российско-китайского агропромышленного фонда Дальнего Востока. Как он будет формироваться? Какие проекты будут? И как, собственно, будет контролироваться освоение земли соседями из Китая? Есть много волнений на этот счёт у общественности.

Ю.Трутнев: Ну волнения есть всегда. Но мне кажется, что соглашения, подписанные по фонду, достаточно красивые соглашения. Потому что в его структуре на 1 рубль вложений Фонда по развитию Дальнего Востока придёт 9 рублей китайских средств, при этом 51% в управляющей компании принадлежит российской стороне. То есть 90% средств китайские, но управление российское. Сразу в структуре соглашения определено, что вся собственность на землю остаётся собственностью Российской Федерации, что все проекты выбираются только в случае квалифицированного голосования, то есть если согласны и все представители российской стороны, что объём привлекаемой рабочей силы должен быть не менее 80% граждан Российской Федерации. В общем, и исполнительное, и представительное руководство фондом на нашей стороне, представители России. Поэтому мы считаем, что мы достаточно хорошо защитили фонд с точки зрения управления, с точки зрения возможности, скажем так, действовать исключительно в интересах развития Российской Федерации.

Тем не менее там предстоит довольно большая работа, но она предстоит даже не столько по линии фонда. Фонд будет отбирать проекты. Проекты такие есть, сельское хозяйство на Дальнем Востоке развивается. Я вам говорил о ТОР, об инвестпроектах, вчера прошло совещание по созданию крупного агропромышленного холдинга на территории Приморского края.

Но нам надо разработать общее правило использования земли в России, особенно на Дальнем Востоке, скажем так, когда у нас возникают вопросы: в каком состоянии предприятие приняло землю, в каком состоянии оно её отдаёт, какие используются удобрения, каково качество конечных продуктов. Это всё имеет большое значение, поэтому всё это регулирование должно быть сделано, оно должно быть сделано в рамках Минсельхоза, соответствующие поручения им даны.

М.Моргун: Давайте поговорим о развитии Дальнего Востока. На Восточном экономическом форуме, который прошёл в сентябре (я имею в виду в 2015 году), прозвучало утверждение, что Дальний Восток – ключевой регион для выхода из мирового кризиса. На чём всё-таки зиждется такое утверждение? Это те самые ТОР – территории опережающего развития – вытянут?

Ю.Трутнев: Да нет, именно Дальний Восток. Территории опережающего развития, свободный порт – это инструменты, это то, с помощью чего мы стараемся быть конкурентными. Надо посмотреть на совершенно простую ситуацию: все страны вокруг Дальнего Востока стремительно развиваются. Там самые динамично развивающиеся страны в мире – это не Европа совсем, это…

М.Моргун: БРИКС.

Ю.Трутнев: Конечно. Это Япония, Сингапур, Малайзия, Китай (при всех сложностях), поэтому нам просто надо научиться работать точно так же. И мы точно знаем, что нам мешает. Все территории опережающего развития, новые законы, которые сейчас приняты по отношению к Дальнему Востоку, как раз выводят административное регулирование, налоговый режим на конкурентный уровень. Они созданы на принципах, которые сегодня в мире позволяют побеждать. И вы знаете, это пока аванс, потому что работа только начинается, но надо сказать простые вещи: Дальний Восток и этот год заканчивает с приростом объёмов промышленного производства (у нас 3% плюсом индекс прироста инвестиций), около 5% – рост объёма налоговых поступлений (31%), то есть в принципе мы развиваемся уже сейчас.

Начнут инструменты работать более широко – мы постараемся достичь увеличения темпов экономического роста и действительно догнать наших соседей.

М.Моргун: Как раз об оценке эффективности ТОР я хотела с вами поговорить. Вы уже назвали цифры по этому году. Я знаю, что собираются активно развивать и наращивать эти территории опережающего развития. На Сахалине, если я не ошибаюсь, три новые должны появиться, на Камчатке. Расскажите, пожалуйста, об этом. Кто туда приходит, кто инвестирует?

Ю.Трутнев: Инвестируют наши, российские, граждане, в основном жители Дальнего Востока, жители центральной части Российской Федерации.

На Сахалине красивые территории опережающего развития, они решают те проблемы, которые прежде всего перед островом стоят. Это проблема продовольственной безопасности, потому что всё-таки ввозить продукты долго и дорого. Сегодня Сахалин обеспечивает себя продуктами где-то на 8%, по результатам внедрения территории опережающего развития планирует на 80% – есть разница. Это территория опережающего развития будет называться «Южная».

Следующая территория опережающего развития на Сахалине – это «Горный воздух». Это просто, скажем, такая альтернатива Красной Поляне, потому что не может же вся Россия кататься на Красной Поляне. И погода там сейчас тёплая, а на Сахалине всё-таки попрохладнее, снежный покров там достаточно устойчивый. Там и сейчас есть трассы, но они короткие. По результатам работы планируется за полтора года выйти на длину трасс около 90 км – это такая уже достаточно конкурентная длина трасс, уже есть где покататься.

М.Моргун: А по поводу работы порта свободного? В этом году подписано соглашение, подписан уже законопроект о свободном порте, под который подпадают 15 муниципальных образований. Какой потенциал у так называемого порто-франко, если говорить на итальянский манер?

Ю.Трутнев: Вы знаете, порт только стартовал, резиденты только появились. Первые проекты прежде всего связаны именно ровно с портовой деятельностью, то есть это проекты по строительству перерабатывающих, складских площадей, холодильников для рыбы, логистических терминалов. Несомненно, всё это будет развиваться. Нам надо отработать этот режим. Я скажу честно: я не удовлетворён пока началом, я хочу, чтобы резидентов было больше. Эксперты нам при принятии закона давали оценки, что за 5 лет мы можем удвоить ВРП Приморья. Очень хочется этим экспертным оценкам соответствовать. Для этого придётся ещё посмотреть, в чём надо улучшить закон, в чём надо улучшить его администрирование. Я этим буду сам заниматься. Постараемся запустить именно в таком режиме, чтобы это было удвоение ВРП, чтобы много новых предприятий возникло.

М.Моргун: Соглашение о свободном порте вступило в силу, если я не ошибаюсь, только в октябре. Какой срок вы ставите тем, кто участвует в этом проекте, чтобы получить какой-то результат, – год, несколько лет? Тот результат, о котором вы сейчас говорили.

Ю.Трутнев: Вы говорите: «только в октябре», а я считаю, что уже в октябре вступило, а всего девять резидентов. Мы стараемся быстро работать. Мы исходим из того, что вот то, что люди называют экономическим кризисом, требует прежде всего засучить рукава и очень интенсивно работать, поэтому для меня срок 2 месяца – это уже много. Надо добиваться каких-то результатов.

Что касается того, когда порт выйдет, так скажем, на проектную мощность, когда появится достаточное количество резидентов, – ну, не более года. В течение года мы должны порт раскрутить, обязаны просто.

М.Моргун: Кстати, Восточный экономический форум в следующем году будет?

Ю.Трутнев: Конечно, будет.

М.Моргун: Также в сентябре ждём? Может быть, там же будут обсуждать и какие-то результаты по порту?

Ю.Трутнев: Мы вообще исходим из того, что новый, второй, Восточный экономический форум, который состоится в сентябре будущего года во Владивостоке, должен быть в том же направлении, как и первый, то есть он должен говорить об инвестициях на Дальнем Востоке, должен раскрывать потенциал, потому что… Вот я вам сказал об инструментах, но самый главный потенциал – это люди, которые живут на Дальнем Востоке, люди, которые туда приедут, это наши природные ресурсы, наше, в общем, богатство: реки, горы, море – всё вместе. И мы эту работу будем продолжать на втором форуме. Но чем будет принципиально отличаться второй форум от первого – это тем, что на первом мы говорили о планах (всем было интересно, и я получил очень хорошие оценки практически со всего мира), но на втором мы уже обязаны говорить о делах. То есть, более того, говорить должны лучше не чиновники, а говорить в большей степени должны инвесторы, которые придут на территории, которые начнут работать. Они должны рассказать, что получается, где надо ещё совершенствовать законодательство, что им ещё мешает работать. То есть это уже форум о том же, но немножко другой.

М.Моргун: В одном из интервью – но, наверное, вы это часто говорите в принципе – вы упоминали как одну из главных проблем для Дальнего Востока строительство, что недостаточно высокие темпы. Насколько сложная ситуация?

Ю.Трутнев: Сложная, сложная, потому что там, так скажем, безраздельно главенствовал Спецстрой, который накопил долги, накопил неэффективность и в неконкурентном пространстве начал работать так, что у нас значительное количество строек с его участием тормозится, неэффективно используются бюджетные средства. Поэтому нам надо… Всё-таки Спецстрой должен заниматься тем, чем он обязан заниматься, – строительством специальных объектов. На рынки жилищного строительства, строительства транспортной инфраструктуры должны прийти новые компании. Мы должны развивать конкуренцию, должны создавать новые дополнительные стимулы для строительства. Ну и в старых историях придётся разбираться. К сожалению, все те объекты, которые сейчас затянуты по срокам строительства, требуют нашего внимания. Будем, во-первых, добиваться, чтобы все они были до конца достроены, а во-вторых, с теми, кто виноват, разбираться, – почему они затянуты.

М.Моргун: Вот, кстати, может быть, в продолжение темы строительства. В Послании Президента Федеральному Собранию Владимир Путин пристальное внимание уделил развитию Комсомольска-на-Амуре. Как идёт работа в этом направлении? Что ещё предстоит сделать? Там фигурировала довольно крупная сумма – 72 млрд рублей, если я не ошибаюсь.

Ю.Трутнев: Так точно. Мы уже работу начали, именно поэтому появилась эта цифра. Действительно, около 72 млрд рублей. Это 27 новых объектов.

Мы из чего исходим? Мы постоянно говорим о конкурентности, постоянно говорим об импортозамещении, мы говорим о том, что мы должны что-то научиться делать или не хуже, или лучше окружающего мира. Но вот здесь, в Комсомольске-на-Амуре, мы умеем делать лучше окружающего мира. У нас там истребители просто очень хорошие. Самолёты новые начинаем строить – «Сухой Суперджет». То есть точка конкуренции создана. Но если мы не создадим нормальные условия для людей, которые там работают, мы просто эту точку развития потеряем, потому что такие самолёты, такие технологии требуют очень компетентных, квалифицированных людей. Эти люди хотят жить, чтобы у них был театр, чтобы им было куда выйти, чтобы были хорошие детские сады, чтобы школы были хорошие, чтобы были спортивные сооружения. К сожалению, ничего этого в Комсомольске-на-Амуре в достаточном количестве нет. Поэтому мы просто хотим сконцентрировать внутри каждой из программ, которые и так работают в Правительстве, – чтобы отдельно в программе здравоохранения посмотрели, что именно в этой точке надо сделать, отдельно – в программе, связанной с развитием образования, спорта и так далее. Просто чуть-чуть сконцентрировать ресурсы.

М.Моргун: А где взять 72 млрд, учитывая, какая сложная сейчас экономическая ситуация, учитывая дела в ВЭБе?

Ю.Трутнев: Вы знаете, это вопрос выбора. Можно всё вот так равномерно размазывать, и ничего нигде не вырастет, а можно концентрировать ресурсы. Там на самом деле разговор идёт о десятых долях процента от всего объёма госпрограмм, там невеликие средства, но эта концентрация даст точку роста.

Я, честно говоря, уверен в том, что Комсомольск-на-Амуре – очень хорошее начало, но должно быть продолжение. Мы должны находить те точки, которые могут стать точками промышленного, экономического развития России, и поддерживать там людей, создавать там для них максимальные условия. Иначе нельзя прогрессировать.

М.Моргун: Юрий Петрович, какие первоочередные задачи (часть из них вы перечислили, но всё-таки) вы ставите на 2016 год себе и коллегам?

Ю.Трутнев: Самая главная задача – это добиться того, чтобы все проекты, которые приходят на территории опережающего развития, были максимально эффективны и успешны: чтобы заработал свободный порт, чтобы инвестиционные проекты, которые осуществляются с поддержкой государства, были эффективны, были доведены до конца. У нас начал работу Фонд по развитию Дальнего Востока, там ещё целый ряд проектов.

Самое главное сейчас – просто практика, то есть строить инфраструктуру, тянуть линии электропередачи, дороги. Почему мы создаём другие условия для Дальнего Востока? Потому что там инфраструктуры нет, потому что здесь, в Московской области, достаточно легко найти точку, где рядом и дорога, и линия электропередачи, и газ, а на Дальнем Востоке всё это приходится тянуть десятки, а иногда и сотни километров.

Поэтому мы это должны построить. Инвесторы должны выполнить свои обязательства по строительству заводов, а мы – свои. Тогда Дальний Восток реально начнёт развиваться, а значит, начнёт развиваться и вся страна.

М.Моргун: Пусть так будет. Спасибо большое за ваше интервью.

Ю.Трутнев: Спасибо вам.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 декабря 2015 > № 1598861 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598712 Юрий Трутнев

Встреча с вице-премьером – полномочным представителем Президента в ДФО Юрием Трутневым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым. Обсуждались вопросы развития Дальнего Востока.

В.Путин: Юрий Петрович, у нас много нерешённых задач и много проблем; на Дальнем Востоке их, может быть, даже больше, чем в других регионах страны. Но в уходящем году Дальний Восток продемонстрировал очень хорошие, лучшие, чем даже по другим регионам страны, темпы экономического роста и промышленного производства, в сельском хозяйстве тоже хороший результат. Давайте поговорим о том, за счёт чего это достигнуто и как этот тренд сохранить на будущее.

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович! По итогам десяти месяцев текущего года рост объёмов промышленного производства на Дальнем Востоке – три процента, индекс прироста инвестиций – рост пять процентов, налоговый доход – 31 процент. В принципе, достаточно устойчивый рост.

Что за это время сделано Правительством Российской Федерации: принято два закона – закон о территориях опережающего развития и закон о свободном порте Владивосток. Закон о бесплатной выдаче людям земли на Дальнем Востоке находится сегодня в Государственной Думе и прошёл первое чтение.

Также в соответствии с поручением Президента Российской Федерации по итогам Послания – распространение режима свободного порта на другие порты Дальнего Востока, закон разработан и внесён в Правительство.

Все эти законы начали работать уже в этом году, созданы девять территорий опережающего развития, в них 15 предприятий, заявок – 84, общий объём заявленных инвестиций уже сегодня составляет 240 миллиардов рублей. Также шесть инвестиционных проектов осуществляется с государственной поддержкой, около 140 миллиардов рублей заявленных инвестиций.

Свободный порт Владивосток начал работать, уже зарегистрировалось девять резидентов, решение наблюдательным советом принято. У этих девяти резидентов 70 миллиардов рублей заявленных инвестиций.

Начал работать Фонд по развитию Дальнего Востока: проинвестировано 9,5 миллиарда рублей в шесть проектов, продолжается отбор проектов, достаточно большая корзина тех, кто стремится получить государственную поддержку.

В целом по всем формам государственной поддержки у нас сегодня 36 новых инвестиционных проектов, заявок в три раза больше – 104, общий объём заявленных инвестиций – 541 миллиард по всем фондам поддержки. С учётом того, что у нас заявок в три раза больше, чем уже сегодня резидентов, мы исходим из того, что в течение будущего 2016 года мы должны результат утроить.

С учётом механизмов государственной поддержки, которые разработаны по Вашему поручению, мы сможем привлечь в течение ближайших лет на Дальний Восток около 1,5 триллиона инвестиций. Будем работать в этом направлении.

В.Путин: Хорошо, давайте по каждому направлению поговорим.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598712 Юрий Трутнев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594498 Юрий Трутнев, Дмитрий Рогозин

Брифинг Юрия Трутнева и Дмитрия Рогозина по завершении заседания Правительственной комиссии по импортозамещению и Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Стенограмма:

Ю.Трутнев: Сегодня рассматривались два основных вопроса. Прежде всего вопросы, связанные с созданием судостроительного кластера «Звезда» в Большом Камне. Рассматривались график строительства, заказы, обеспеченность жильём и другие вопросы, от которых зависит успешность создания комплекса.

Второй вопрос был о выполнении поставленной в Послании Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина задачи по развитию города Комсомольска-на-Амуре. Там тоже уже за те три недели, которые прошли после Послания Президента, подготовлены первые предложения. В рамках этих предложений должно быть построено 27 социальных объектов, 18 из них уже согласованы министерствами и ведомствами. Общий объём вложений при этом составит более 72 млрд рублей. Естественно, это первое предложение, эта работа будет продолжена, с ведомствами до конца согласована. Дмитрий Анатольевич Медведев дал сегодня поручение подготовить проект постановления Правительства о комплексном развитии города Комсомольска-на Амуре.

Теперь на тему «дальневосточного гектара»: мы действительно прорабатываем льготный механизм ипотечного кредитования и постараемся использовать все имеющиеся инструменты государственной поддержки, чтобы эта программа была не только программой выделения земли, но и поддерживала инициативу и помогала освоить эти участки.

Вопрос: АИЖК уже подготовило какие-то параметры… Какая будет льгота?

Ю.Трутнев: АИЖК во всяком случае нам гарантировало на прошлой неделе, что это будет лучшая ставка в Российской Федерации. Её размер, сколько это будет конкретно, мы с ними ещё не обсуждали. Думаю, что до конца текущего года эта цифра возникнет.

Вопрос: Дмитрий Олегович, разрешите вопрос? Вы каждый год на протяжении какого-то времени сюда приезжаете с проверками. Хотелось бы узнать, как движется строительство самого предприятия? Как скоро начнут резать там металл и строить первые суда?

Д.Рогозин: Вообще формула успеха завода «Звезда» зависит не только от хода строительных работ на самом заводе, потому что завод строится под определённые заказы. Это всё вопросы определённой конъюнктуры на рынке, когда есть определённые планы компаний, добывающих на шельфе, им нужна техника – это добычные платформы, это дозавозы, это суда обеспечения и многое-многое другое.

До сих пор в нашей стране ничего подобного не производилось. Мы всё заказывали за границей, и общий объём средств, которые выводились из России под такого рода корабли, суда и морскую технику, составлял примерно 5 млрд долларов ежегодно. Подчёркиваю – 5 млрд долларов.

Президент Путин был категорически против такого рода линии, продолжения этой линии, поэтому были даны все необходимые указания на форсирование строительства данного завода. Когда он находился в прежних руках, там всё это еле дышало. После нескольких жёстких разговоров со всеми ответственными за строительство завода лицами было принято решение о вводе туда крупных инвесторов, обладающих определённым финансовым жирком, ресурсом, – прежде всего это «Роснефть» и её партнёры. В результате в течение 2014 года были приняты все необходимые решения, указы, постановления Правительства и многие другие важные корпоративные решения, был создан, по сути дела, новый облик дальневосточного судостроения и судоремонта. Это не только завод «Звезда», это и другие предприятия – Дальзавод, СВРЦ, 30-й завод и многое другое. Сейчас мы говорим именно о верфи «Звезда». В неё влились средства непосредственно «Роснефти», завод зашевелился, даже на веб-камерах, которые установлены в основных цехах этого завода, которые картинку выводят в моём рабочем кабинете, – я убедился в том, что стали там ходить люди в строительных робах, что-то там передвигать, какие-то контейнеры… По крайней мере чего я не видел ни в 2012-м, ни в 2013-м, ни даже в 2014 году, начало происходить в 2015 году.

Сегодня премьер убедился в том, что действительно там жизнь затеплилась и уже в 2016 году начнётся работа завезённого оборудования. Это лишь только первая очередь, она по 2018 год будет реализовываться, то есть мы начнём резать там металл.

Но это всё рентабельно может быть только тогда, когда будет в полной мере сформирована вся верфь. Сегодня Дмитрий Анатольевич Медведев абсолютно жёстко заявил, что надо строить все этапы, не выкидывая из них ничего. И консолидировать единый государственный заказ, чтобы все и частные, и государственные компании, которые занимаются у нас шельфовой тематикой, соединили свой заказ на технику, чтобы эта техника исключительно размещалась и строилась на территории России, прежде всего здесь, на «Звезде», и чтобы Правительство через комиссию по импортозамещению определяло порядок формирования этих заказов. Поэтому думаю, что и завтра эта работа здесь же продолжится уже в более таком рабочем формате. Но ещё раз хочу сказать, что лёд тронулся, как говорил известный турецкоподданный, и, собственно говоря, он действительно тронулся, и завод будет жить, будет создаваться.

Самая главная проблема, которая сейчас там существует, – это люди, это кадры, строительство жилья. Потому что людей надо расселять, им надо платить достойную заработную плату. Сегодня в среднем по заводу «Звезда» зарплата 50 тыс. рублей, некоторые получают по 100 тыс. рублей. В принципе это уже неплохо с учётом средней зарплаты по реальной экономике в регионе, но надо жильё иметь. Это означает, что к 2020 году мы должны расселить до 7 тыс. работников завода «Звезда» в новых домах и подвести газ – магистральный газ, который сделает, опять же, производство рентабельным.

Короче говоря, работы и планов громадьё, сейчас главное – обеспечить надёжный контроль со стороны Правительства Российской Федерации.

Вопрос: Дмитрий Олегович! Премьер поставил под сомнение целесообразность финансирования утилизации отходов за счёт американцев. О каких суммах идёт речь? И есть ли такие средства, найдутся ли они в нашем бюджете?

Д.Рогозин: Это программа Нанна – Лугара, которая осуществляется в нашей стране с 1991 года. В 2013 году к ней был принят дополнительный протокол, смысл которого состоял в том, что мы решили сузить возможности для американских специалистов ходить по нашим оборонным заводам, тем более по таким, которые занимаются ядерной триадой.

Буквально вчера я обратил внимание: в интернете появилось сообщение о заявлении заместителя министра энергетики США, который высказался за возобновление совместных работ в рамках программы Нанна – Лугара.

Программа большая, объёмная, по ней только атомных подводных лодок было утилизировано 33 штуки. Однако надо сказать, что это не всё американские деньги, там большая часть – это наши собственные бюджетные средства. Примерно на одну лодку выделяется до 16 млн долларов, примерно.

Однако это обуславливается всевозможными, ещё раз говорю, хождениями по оборонным цехам, что нам не очень нравится. Поэтому мы хотим посчитать, какой реально мы получаем бонус финансовый и какие ущербы наносятся нашей обороноспособности с точки зрения технического контроля за нашим производством.

Поэтому взвесим, доложим руководству страны – премьеру, Президенту, – и будут приняты определённые решения. Пока я не хотел бы предсказывать, это была бы спекуляция просто.

Вопрос: Юрий Петрович, что касается свободного порта Владивосток. Когда состоится следующее заседание наблюдательного совета? И какая там ситуация? Увеличился ли приток инвесторов?

Ю.Трутнев: Заседание совета свободного порта Владивосток мы постараемся провести до Нового года. Там сейчас готовы к рассмотрению ещё три заявки, обращений – около 20. Мы считаем, что, скажем так, понемногу свободный порт начинает раскачиваться, начинает привлекать внимание инвесторов, но мы будем этим продолжать заниматься. Нам важно, чтобы у свободного порта было как можно больше резидентов, чтобы как можно больше новых предприятий было создано на территории Приморья.

Территории опережающего развития работают активно, там 77 резидентов на день сегодняшний. Но территории опережающего развития мы начали раньше, свободный порт Владивосток только стартовал. Тем не менее, честно говоря, ждать не хочется, поэтому мы постараемся сделать так, чтобы там тоже появились десятки заявок. Думаю, что это задача вполне решаемая.

Кроме того, вы знаете, что в Государственной Думе рассматривается законопроект о расширении портов, которые получат статус свободного порта. Для нас очень важно на базе Владивостока отработать механизм управления, для того чтобы все остальные порты у нас сразу же стартовали и были успешными.

Д.Рогозин: Сегодня до официальной программы мне удалось утром слетать в Арсеньев. Вы знаете, там находится крупнейшее авиационное предприятие Приморского края – «Прогресс». На сегодняшний момент, до ввода всех очередей завода «Звезда», это, по сути дела, одно из крупнейших, а точнее, крупнейшее предприятие Приморского края. Там успешно разворачиваются работы по модернизации производства, сегодня я в этом сам убедился, доложил премьер-министру об этом. Мы планируем в 2016 году поднять новейший вертолёт, который уже собран. Сегодня посмотрел на этот лётный экземпляр – это «Камов-62», вертолёт, который может перевозить до 15 пассажиров, в офшорной версии, то есть для работы в Арктике, он готов. И в целом основные эти вопросы решены.

В том числе мы сегодня знакомились и с исходом работы по корабельной версии боевого нашего бронированного вертолёта Ка-52. Было изготовлено четыре вертолёта в рамках опытно-конструкторской работы для наших «Мистралей». Мы всё равно будем делать вертолётоносцы, но уже на своих верфях, поэтому к 2017 году объём производства вырастет до 50 вертолётов в год, фактически это удвоение производства. Я думаю, для Приморского края это тоже важно знать.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594498 Юрий Трутнев, Дмитрий Рогозин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июня 2015 > № 1390878 Юрий Трутнев

Рабочая встреча с вице-премьером – полпредом Президента в ДФО Юрием Трутневым.

На встрече с заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым обсуждались вопросы создания территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.

В.Путин: Юрий Петрович, я на форуме «Деловой России» встречался с представителями бизнеса, и прозвучал вопрос или предложение о том, чтобы принципы и льготирование, предусмотренные для территорий опережающего развития, были распространены на некоторые отрасли экономики, отрасли производства – скажем, высокотехнологичные отрасли. В этой связи два вопроса: как идёт сам проект по ТОРам на Дальнем Востоке и как Вы относитесь к этому предложению?

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, прежде всего, мы продолжаем работу по развитию территорий опережающего развития на Дальнем Востоке. Хотел Вам показать карту, это новые проекты, и их здесь уже достаточно немало. На сегодня правительственной комиссией отобрано 15 проектов во всех отраслях деятельности, их общая реализация позволит до 2018 года привлечь в экономику 368 миллиардов частных инвестиций, до 2025 года – 383 миллиарда. При этом создаются 22,5 тысячи рабочих мест, бюджетные затраты – 33 миллиарда рублей, то есть мультипликатор [мультипликативный эффект] у нас 1 к 11.

Что касается распространения этого опыта работы на отрасли, прежде всего мы должны отработать все эти проекты, чтобы они начали реально работать, потому что сегодня это согласовано, есть инвесторы, но надо же реально построить инфраструктуру, построить предприятия, и прежде всего мы будем заниматься этой работой. Никаких отраслевых ограничений там нет, то есть все новые проекты у нас под крышу ТОРа попадут.

Далее хочу доложить, что в целом по развитию Дальнего Востока по итогам первого квартала рост объёмов в промышленном производстве – 5,9 процента, и в первый раз у нас индекс прироста инвестиций – 110 процентов, этого тоже несколько лет до этого не было.

Также начали подготовку в соответствии с Вашим Указом к Восточному [экономическому] форуму, который состоится в сентябре.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июня 2015 > № 1390878 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2015 > № 1298182 Юрий Трутнев

Совещание с вице-премьерами.

О развитии Дальнего Востока.

Теперь перейдём к обсуждению вопросов Дальнего Востока. Для того чтобы этим заниматься, мы с вами создали специальные органы, комиссии, и Юрий Петрович Трутнев как вице-премьер специально этой темой занимается. Мы приняли план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной сферы. К сегодняшнему дню все регионы должны были разработать собственные планы с учётом своих возможностей, в том числе и Дальний Восток. Я знаю, что Юрий Петрович некоторое время назад проводил совещание на эту тему, осуждались именно подходы к тому, как эти планы выполнять. Я хотел бы, чтобы вы несколько слов об этом сказали, как и о другой теме, связанной с развитием Дальнего Востока.

В этом году мы начинаем внедрять территории опережающего развития как новый инструмент экономического роста. Должны появиться новые площадки, должны появиться современные производства с новой жилищной, социальной, транспортной инфраструктурой. Мы рассчитываем, что в достаточно короткой перспективе эти территории опережающего развития дадут положительный эффект – не только улучшат экономику, но и существенно улучшат жизнь на Дальнем Востоке. На прошлой неделе вы также занимались отбором территорий опережающего развития, которые планируется реализовать на Дальнем Востоке. Вкратце скажите, пожалуйста, и по этому вопросу.

Ю.Трутнев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мы собрались с главами субъектов Российской Федерации, расположенных на Дальнем Востоке, обсудили план действий Правительства (его реализацию) и ситуацию в каждом субъекте Российской Федерации. В целом ситуация оценивается как стабильная, тем не менее очевидно, что в каждом субъекте есть какие-то проблемы. Часть из них носит общий характер. К проблемам, которые так или иначе пересекались в выступлениях всех глав субъектов, можно отнести в ряде случаев несбалансированность бюджетов субъектов Российской Федерации и большую кредитную нагрузку. Наибольшая кредитная нагрузка сегодня у Амурской области, Хабаровского края – там 69 и 41%. Кроме того, отдельно хотел бы сказать, что возникла проблема со сдачей экзамена по русскому языку на Дальнем Востоке. Понятно, что там у нас работают соседи – корейцы, китайцы. Общее количество работающих – около 46 тыс. человек, они работают в основном на стройках. Тот экзамен по русскому языку, который сегодня предложен, для них абсолютно неподъёмен, его и носители языка сдают не всегда с первого раза. Поэтому есть предложение или каким-то образом перенести срок экзамена, или снизить его планку.

Далее. Из общих проблем, я думаю, требует дополнительного внимания организация в этом году северного завоза и организация весенней посевной кампании. Мы все необходимые поручения федеральным органам исполнительной власти сформулировали. И я попросил бы, Дмитрий Анатольевич, по возможности подвести итоги работы по обеспечению стабильности экономики субъектов Российской Федерации Дальнего Востока на комиссии под Вашим руководством. Это по первому блоку.

Д.Медведев: Хорошо, давайте соберём комиссию.

Теперь по инвестпроектам.

Ю.Трутнев: По инвестпроектам мы провели первое уже рабочее заседание комиссии, отобрали три проекта по территориям опережающего развития. Два проекта в Хабаровском крае – это Хабаровск, там рядом с городом логистическое предприятие, другие виды предприятий, якорные инвесторы уже есть. Комсомольск-на-Амуре, локализация производства самолётов на базе авиационного объединения в Комсомольске-на-Амуре. И Надеждинское, Надеждинский район Приморского края – это логистические комплексы, прежде всего связанные с портами, с организацией перевалки контейнеров. Вот это по территориям опережающего развития.

Инвестиционных проектов отобрано шесть. Это проекты «Горно-обогатительный комбинат “Инаглинский”», Саха (Якутия); далее – строительство транспортно-перегрузочного комплекса для перевалки угля в порту Ванино, Хабаровский край; комплексный инвестиционный проект развития угледобычи в Хабаровском крае и в Саха (Якутии) (два проекта); развитие золотодобычи в Амурской области и горно-металлургический комбинат в Камчатском крае.

Хочу сказать, что реализация этих проектов только с учётом якорных инвесторов и с учётом уже запланированных инвестиций в инвестиционные проекты приносит 180 млрд частных инвестиций на Дальний Восток. Количество требуемых государственных инвестиций на строительство инфраструктуры – 23 млрд рублей. Только налогов до 2025 года получим 100 млрд, то есть четыре раза вернём эту сумму. Будет создано дополнительно 15 тыс. рабочих мест. Также хочу сказать, что это, собственно, первое рабочее заседание комиссии, это начало работы. Сейчас у нас готовится к рассмотрению дополнительно 15 заявок по территориям опережающего развития и 33 – по инвестиционным проектам. Будем Вам докладывать.

Д.Медведев: Хорошо. Очень важно, чтобы эти проекты, несмотря на сложную экономическую ситуацию, всё равно реализовывались, потому как нам всё равно нужно развивать Дальний Восток. Там где-то, может быть, несколько сложнее это всё происходит, но тем не менее давайте эту работу продолжим. Регулярно мне докладывайте о том, что происходит. Как я и сказал, соберём заседание правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока. Там поговорим и об антикризисных мерах, и о стратегических направлениях, включая инвестиционные проекты и территории опережающего развития.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 февраля 2015 > № 1298182 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2015 > № 1277069 Юрий Трутнев

Рабочая встреча с вице-премьером – полпредом Президента в ДФО Юрием Трутневым.

Версия для печати

Заместитель Председателя Правительства – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев информировал Владимира Путина о социально-экономической ситуации в субъектах ДФО и мерах по развитию Дальнего Востока.

В.ПУТИН: Как дела, Юрий Петрович? Знаю, что подводят итоги во всех регионах Дальнего Востока, у вас это скапливается в виде обобщённых материалов. Как это смотрится?

Ю.ТРУТНЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович, хочу доложить о том, что действительно подведены предварительные итоги работы субъектов Российской Федерации на Дальнем Востоке. Рост объёмов промышленного производства по 11 месяцам 2014 года составляет 5,9 процента.

Консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации возросли на 14,6 процента. На 29 процентов возросли объёмы в сельском хозяйстве. В основном это, конечно, связано с поддержкой сельского хозяйства.

В.ПУТИН: После наводнения?

Ю.ТРУТНЕВ: Да, после наводнения.

Возрос на 5 процентов объём внешней торговли.

Кроме того, подготовлен и подписан Президентом Российской Федерации закон о территориях опережающего развития. Мы работу по подбору проектов уже начали. В текущем 2015 году обязательно доложим Вам о создании первых территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.

В соответствии с Вашим Посланием ведётся работа. В течение ближайшего месяца мы дадим предложения по созданию свободного порта во Владивостоке. Подготовим модель пополнения фонда развития Дальнего Востока за счёт дополнительных налоговых платежей, полученных от новых проектов.

В.ПУТИН: Здесь с Минфином всё согласовано?

Ю.ТРУТНЕВ: Мы найдём общий язык. Послание Президента существует для всех министерств.

В.ПУТИН: Всё понятно, тем не менее много технических вопросов.

Ю.ТРУТНЕВ: Мы решим их, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Хорошо.

Ю.ТРУТНЕВ: Далее. Подготовлена концепция развития острова Большой Уссурийский. Мы её показали нашим коллегам из Китая, потому что это общий остров, они в общем и целом с ней согласны, готовы дать свои предложения в развитие уже существующей нашей концепции.

Работаем над созданием территории опережающего развития на острове Русский. Там она будет несколько особой, научного, скажем так, образовательного направления.

И совершенно очевидно, мы понимаем, что те положительные результаты, которые в этом году есть, – это только, может быть, начало тенденции. У нас увеличился естественный прирост населения на 1100 человек, практически в полтора раза снизился отток, с 27 тысяч до 20 тысяч. Но это всё-таки, ещё раз говорю, начало тенденции. Поэтому мы хотим предложить на Ваше рассмотрение меру, которая, на наш взгляд, помогла бы эту тенденцию притока людей на Дальний Восток усилить, потому что основное-то, естественно, люди, без людей мы никакую экономику не разовьём. У нас там сегодня в государственной собственности находится 614 миллионов гектаров земли.

В.ПУТИН: Это земли обороны и безопасности?

Ю.ТРУТНЕВ: Нет, земли совершенно разных категорий. 99,5 процента земли находится в государственной собственности.

Мы хотим предложить создать механизм бесплатного выделения каждому жителю Дальнего Востока и каждому человеку, который хотел бы приехать на Дальний Восток, одного гектара земли, который может использоваться для ведения сельского хозяйства, для создания бизнеса, лесного, охотничьего хозяйства. Здесь есть сложности с тем, что эту землю нельзя предоставлять на территориях вокруг крупных городов, потому что там конкурентная среда, высокое развитие инфраструктуры, чтобы просто не было коррупции, не было злоупотреблений. Эту часть мы постановлением Правительства вынесем, а на остальную часть – это составит 1,18 процента…

В.ПУТИН: Можно посмотреть всё-таки, где эти земли, какого они качества, достаточно ли одного гектара на Дальнем Востоке. И какие-то должны быть условия, связанные с необходимостью использования. Это можно же взять и не использовать в течение десятилетия. Здесь много вопросов, которые требуют дополнительного изучения.

Ю.ТРУТНЕВ: Так точно, Владимир Владимирович. Мы землю предлагаем предоставлять на пять лет, в случае использования потом закреплять эту землю за собственником, в случае отсутствия использования – изымать.

В.ПУТИН: Сама по себе идея правильная и уже в истории России была реализована в Сибири. Современные условия ведения хозяйства, современная экономика немножко другая, поэтому нужно внимательно всё это посмотреть, продумать нужно все детали.

Ю.ТРУТНЕВ: Мы подготовим все предложения. Очевидно, ограничим вторичный оборот с точки зрения продажи иностранным юридическим и физическим лицам. Попробуем. Я думаю, что это всё-таки может быть эффективной мерой.

В.ПУТИН: Да. Хорошо. Спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2015 > № 1277069 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 июля 2014 > № 1112308 Юрий Трутнев

Брифинг заместителя Председателя Правительства – полномочного представителя Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева по итогам совещания по вопросам опережающего развития Дальнего Востока

Стенограмма:

Вопрос: Удалось ли досогласовать разногласия, которые были по законопроекту о ТОР (территорий опережающего развития). И, если можно, вы не могли бы более подробно рассказать про фонд, который создаётся, в частности, какой объём средств там предполагается, исходя из тех источников, которые вы в законопроекте заложили?

Ю.Трутнев: Какой фонд?

Реплика: Это фонд по поддержке территорий опережающего развития.

Ю.Трутнев: Нет, всё не так. Давайте начнём с закона о территориях опережающего развития. Прежде всего для такого, в общем, сложного и нового закона, количество разногласий, которое осталось, минимально. И сегодня мы приняли решение о том, что в течение ближайших двух недель этот закон должен быть полностью готов к рассмотрению на Правительстве Российской Федерации.

Те развилки, которые сегодня рассматривались, это скорее такие концептуальные развилки, которые необходимо было рассмотреть с участием Председателя Правительства. Например, одна из основных – это вообще на какой территории будет работать закон. Вы знаете, что закон разрабатывался по инициативе нашей, по инициативе Министерства по развитию Дальнего Востока именно для того, чтобы создать ускоренное развитие для Дальнего Востока страны. В то же самое время в процессе работы над законом у ряда федеральных органов исполнительной власти возникло предложение расширить территорию его применения до границ Российской Федерации.

Договорились следующим образом, что закон будет принят, он начнёт работать на территории Дальнего Востока, поскольку всё-таки для него создавался, но в целом совершенно очевидно: если закон будет работать нормально, если территории опережающего развития действительно создадут ту оболочку, скажем так, лучшей инвестиционной привлекательности для бизнеса, на которую мы надеемся, то действие будет расширенно на всю территорию Российской Федерации. Вот это первая развилка.

Далее. Обсуждались вопросы, связанные с ускоренным порядком возмещения НДС, с величиной страховых взносов, то есть уже конкретные вопросы, связанные с налоговыми льготами. По ним приняты те решения, которые предлагались, то есть ставка страховых взносов принята 7,6%. Единственное, определились, что эта ставка будет работать для тех резидентов, которые образуются в течение первых трёх лет. После этого Правительством в зависимости от ситуации это решение может быть изменено. Вот, наверное, очень коротко то, что говорилось сегодня по законам.

Что касается фонда, то разговор шёл о реформировании Фонда развития Дальнего Востока, и в этой части принято решение создать рабочую группу, которая в течение двух недель разработает конкретные предложения по тому, каким образом должен быть реформирован Фонд развития Дальнего Востока. Во всяком случае совершенно очевидно, что фонд должен работать в той модели развития Дальнего Востока, которая сегодня подготовлена, доложена и принята Правительством. Он не может стоять отдельно и бездействовать, как это происходит сейчас. Собственно, и управление фондом будет передано наблюдательному совету, который будет сформирован по предложениям Миндальвостокразвития и других заинтересованных органов исполнительной власти. Собственно, всё.

Вопрос: По поводу потенциальных корейских и японских инвесторов. О какой сумме инвестиций идёт речь?

Ю.Трутнев: Я сейчас не хочу вас пугать цифрами инвестиций, хотя вы знаете, что в целом, когда мы докладывали на Правительстве об инвестиционных проектах, которые уже сейчас можно реализовывать на территории Дальнего Востока, то сумма частных инвестиций оценивалась более чем в 2 трлн рублей.

Я хочу сказать немножко другое. Вот мы говорим: территория опережающего развития. Мы знаем, что у нас уже есть опыт работы особых экономических зон, не очень успешный. Мы, собственно, уверены, что территории опережающего развития этот опыт не повторят. На чём основывается эта уверенность? Мы не пытаемся создать какую-то оболочку просто в бумагах, просто прописав её в кабинетах здесь, в Москве. По территориям опережающего развития уже сейчас, ещё до принятия закона, ведётся большая полевая работа.

Мы стараемся выйти на каждую площадку, которая предлагается регионам как потенциальная территория опережающего развития. По площадкам, так скажем, уже отобранным и регионом, и министерством, – и я выхожу. Буду исходить из того, что на каждой территории опережающего развития я должен побывать, и мы должны вместе убедиться в том, что она живая. Что по целому ряду преимуществ – инфраструктурных, преимуществ места расположения, логистических преимуществ – это именно та территория, на которую мы точно найдём инвестора. Там, где эти инвесторы уже есть, мы с этим инвестором встречаемся, разговариваем, убеждаемся в серьёзности намерений, убеждаемся в том, что он действительно готов инвестировать, разговариваем о том, какие условия для этого необходимы. То есть мы будем добиваться того, что каждая площадка определённой территории опережающего развития действительно ей станет.

Спасибо большое.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 июля 2014 > № 1112308 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 апреля 2014 > № 1062014 Юрий Трутнев

О социально-экономическом развитии Дальнего Востока.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! Сегодня у нас очередное заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Как и договаривались, проводим его в Хабаровске, в хорошо всем знакомом зале. О чём мы здесь только ни говорили, но, конечно, в основном по дальневосточной проблематике.

Дальний Восток – безусловный стратегический приоритет нашей страны. Приоритет очень непростой. Для того чтобы перезапустить экономику региона, необходимо преодолеть инерцию – и экономическую, и бюрократическую, стимулировать создание импортозамещающих технологий, переходить к экспорту готовых товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью. Конечно, регион должен просто найти свою нишу внутри России и за её пределами, то есть в международном разделении труда, встроиться в международные цепочки производственной кооперации.

Деловой климат вне всякого сомнения крайне важен. Вчера мы в Еврейской автономной области обсуждали налоговые режимы, уровень административной нагрузки, другие важные для бизнеса параметры. Они, конечно, по-хорошему должны быть выведены на один уровень с такими же параметрами в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона, что сделать весьма непросто, потому что, во-первых, наши партнёры сильно преуспели в этом направлении за последние, скажем так, 30–40 лет, а во-вторых, жизнь не стоит на месте. Только в этом случае мы сможем создать нормальные условия для работы и жизни жителей нашего Дальнего Востока. Такие масштабные планы требуют значительных государственных инвестиций, участия как государственных, так и частных инвесторов, зарубежных инвесторов. В нынешних условиях и, принимая во внимание специфику Дальнего Востока, мы, конечно, особенно заинтересованы в инвесторах из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, из Китая, Японии, Кореи и других государств. Для наращивания здесь сотрудничества возможностей много. В ближайшее время, буквально через пару недель, я проведу отдельное совещание, посвящённое как раз нашему азиатско-тихоокеанскому вектору развития.

Сегодня мы поговорим о дальневосточных инвестиционных проектах с участием российского бизнеса. Речь идёт о новых предприятиях в нефте- и газохимии, металлургии, горнодобывающей промышленности и в других отраслях – естественно, я не претендую здесь на исключительные какие-то примеры. Очевидно, что все они потребуют специальной поддержки, но при этом они направлены на то, чтобы создать тысячи дополнительных рабочих мест, сбалансировать региональные бюджеты и в целом повысить уровень жизни на Дальнем Востоке. При их реализации возникает масса трудностей из-за высокой капиталоёмкости, длительной окупаемости таких проектов. Плюс к этому на Дальнем Востоке инвестор вынужден нести дополнительные затраты по строительству необходимой транспортной и энергетической инфраструктуры, поэтому при всех прочих равных эффективность капвложений здесь, к сожалению, пока объективно ниже, чем в других российских регионах, я имею в виду по сопоставимым проектам. Поэтому мы должны учитывать это при отборе проектов для финансирования в рамках государственной программы социально-экономического развития.

Я напомню, что объём утверждённого финансирования на период до 2020 года – 346 млрд рублей, при этом реально выделенные в этом году суммы значительно скромнее и, естественно, должны быть увеличены при любой дополнительной возможности. И по проектам, и по методикам работы подробнее доложит Министр по развитию Дальнего Востока. Рассчитываю, что коллеги, представляющие бизнес, здесь также выскажутся. Хотел бы также услышать, что у нас происходит с законом о территориях опережающего развития, в каком состоянии этот законопроект, и, кстати, как с предложениями, направленными на более активное насыщение Дальнего Востока компаниями, в частности с предложением о переводе офисов крупных компаний с госучастием на Дальний Восток. Может, кого-то простимулировать нужно или, наоборот, кто-то очень сильно стремится – мы можем представить более льготные условия для переезда.

Сегодня коллеги с большим трудом готовили перечень поручений, так до конца многого не согласовав. Придётся нам это сделать прямо на совещании, потому что, действительно, объективно это трудные поручения и позиции ведомств расходятся. Тем не менее хотел бы, чтобы все эти поручения были окончательно нами сегодня отработаны, сформулированы и, самое главное, исполнены, включая отбор методики инвестпроектов (подготовку, так скажем, и одобрение методики инвестпроектов), потом изменения в ФЦП, которые предусматривают реализацию на основе принципов госучастия и государственно-частного партнёрства целого ряда мероприятий, методику оценки инвестиционных проектов, включая вопрос соотношения государственных и частных инвестиций, соотношения суммы налоговых поступлений и взносов в государственные социальные фонды, методику детализации инвестиционных проектов, которые реализуются в рамках ФЦП. Есть один большой проект, с презентацией которого выступит Игорь Иванович Сечин,– «Восточная нефтехимическая компания». Большой, сложный проект, здесь тоже предложен целый набор мер поддержки, аж восемь штук. Они тоже должны быть рассмотрены, оценены по параметрам инвестиционных вложений – кто чего вкладывает, какие деньги идут по линии бюджета, какие идут по линии самой «Роснефти», какие деньги идут по линии других компаний, – с тем чтобы этот проект был интересен всем. Но проект большой, серьёзный, нужно его делать.

У нас есть другие проекты, в частности «Быстринский горно-обогатительный комбинат», здесь тоже содержится целый ряд предложений по его продвижению в проекте поручений. Хотел бы услышать, что предлагают коллеги, что согласовано, что не согласовано. Есть инвестпроект Удокана, есть проекты по золоторудным месторождениям, по электроэнергии, по строительству завода минеральных удобрений, по целому ряду других вопросов. Специально это называю, чтобы было понятно, что сегодняшнее наше с вами заседание Правительственной комиссии должно окончиться не просто пожеланиями о том, что нужно развивать Дальний Восток, и не просто предложениями губернаторов увеличить финансирование по тем или иным направлениям ФЦП. Это, конечно, важно, но это мы делаем и в режиме индивидуальных встреч или моих посещений регионов – я достаточно часто всё-таки на Дальнем Востоке бываю, посещаю отдельные субъекты Федерации, вы приходите в Правительство… А должен закончиться наш сегодняшний день именно конкретными мерами поддержки инвестиционных проектов.

Кроме того, сегодня обсудим работу Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Фонд направлен на то, чтобы привлекать инвестиции, ускорять развитие этих территорий – неоднократно эту тему обсуждали, пока, надо признаться, фонд с этой задачей не справляется. Ликвидировать мы его не будем, потому что такой инструмент нам нужен. Есть субъективные причины, и в них нужно разбираться. Но главное, что тот механизм принятия решений, который есть даже в отношении относительно небольшого объёма денег, заложенного в фонд, не работает. Поэтому жду предложений в месячный срок от Правительства и ВЭБа. Если этих предложений не будет, я приму решение сам, но тогда мне придётся всех, кто этим занимался до сей поры, от этого направления работы отстранить. Фонд должен заработать. Ещё раз говорю: месяц даю на это ВЭБу и тем, кто отвечает за работу фонда. Варианты активизации его работы готов выслушать разные, начиная от передачи самого имущества фонда, включая, естественно, и деньги, обратно в собственность Российской Федерации, то есть в имущество казны, до варианта, который связан с передачей управления соответствующему специализированному органу с закреплением этого имущества за ВЭБом, но в то же время, чтобы все оперативные вопросы решались этим органом управления без каких-либо консультаций.

И закончу своё вступительное слово, естественно, той темой, которая для нас является критически сложной и важной, – это ликвидация последствий прошлогоднего наводнения. Я вчера был в Биробиджане на одной из площадок в селе Ленинское Еврейской автономной области, где начинается возведение жилья для пострадавших. Времени очень мало, в других местах работа тоже идёт, сейчас строительство развёрнуто во всех территориях, которые пострадали. Но, ещё раз просто напоминаю, что до 30 сентября все эти работы должны быть завершены, причём не в режиме доклада начальства о том, что мы всё закончили, а в режиме передачи ключей тем, кто подлежит заселению в это жильё. Средства всем регионам выделены, подрядчиков вы всех своих знаете, надо заставить их сделать качественно и в срок.

Всего направлено 40 млрд рублей на восстановление разрушенной инфраструктуры. Я вчера посмотрел, надо признаться, что как минимум часть средств уже израсходована не зря. Реально восстановлены социальные объекты, объекты образования, налажена работа объектов жизнеобеспечения, восстановлена бóльшая часть автодорог. В таком же стиле необходимо завершить работу по жилью, ещё раз на это обращаю внимание.

О том, что предстоит сделать по ликвидации последствий наводнения, сейчас Юрий Петрович Трутнев кратко доложит, а потом послушаем выступление министра с презентацией крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Затем, естественно, предоставлю слово всем, кто за эти проекты отвечает.

Юрий Петрович.

Ю.Трутнев: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Хочу доложить о работе по ликвидации последствий крупномасштабного наводнения на Дальнем Востоке. На сегодняшний день рассчитан прямой и косвенный ущерб, этих цифр не было. Прямой ущерб от наводнения составил 87,9 млрд рублей, косвенный, рассчитанный в соответствии с мировыми практиками, – 439 млрд, итого общая сумма ущерба – 527 млрд рублей. Под водой оказались жилые дома, школы, больницы, социальная инфраструктура, были разрушены мосты, дороги, линии электросвязи, системы жилищно-коммунального хозяйства.

Дмитрий Анатольевич, Вы уже назвали цифры: на восстановительные работы и оказание помощи гражданам, пострадавшим от наводнения, выделено 40 млрд рублей, 33,9 млрд уже перечислено на территории. Работа по ликвидации последствий координируется Правительственной комиссией, в которую входит значительное количество присутствующих здесь руководителей федеральных органов исполнительной власти, руководителей субъектов Российской Федерации.

Что сделано за прошедшее время? Материальную помощь получили 191 329 человек, из них финансовую помощь в связи с полной утратой имущества – 18 630 граждан на общую сумму 1,86 млрд рублей. Большая работа проведена по восстановлению объектов жилищно-коммунальной, энергетической, транспортной инфраструктуры. Восстановлено 350 объектов коммунального хозяйства, 332 объекта энергетического комплекса, 638 км электросетей, 929 км дорог, 162 моста. Это позволило обеспечить граждан связью, водой, теплом, пройти зиму без тяжёлых аварий.

С начала весны 2014 года мы приступили к следующему, наиболее важному, этапу работы. Самое главное, что мы должны в нём сделать, – это предоставить людям новое жильё взамен утраченного. Работа начата во всех пострадавших от паводка субъектах Дальневосточного федерального округа, готовятся площадки, подтягивается инфраструктура, закладываются фундаменты новостроек. Монтаж домов начат в Амурской области – в Новокиевском Увале, Новопетровке, Иннокентьевке, Волково. В Хабаровском крае монтаж домов ведётся в южном округе Хабаровска, в городе Комсомольске-на-Амуре, в Николаевске-на-Амуре, в селе Черняево, в сёлах Бельго, Молодёжный, Нижние Холмы Комсомольского района, Джари (Нанайский район), сёлах Ачан, Болонь, Джуен Амурского района, Циммермановка и Мариинское Ульчского района.

Всего в Дальневосточном федеральном округе необходимо построить жильё для 3466 семей. Надо будет построить 25 многоквартирных домов на 945 квартир, 942 индивидуальных дома. 1579 семей выразили желание приобрести жильё на вторичном рынке, в основном это жители крупных городов и посёлков, где есть вторичный фонд.

Более трети (708 семей) уже оформили покупку квартир. Выделены все необходимые участки под строительство жилья. Подготовлено 749 строительных площадок общей площадью более 440 га. Вся работа должна быть завершена в соответствии с установленными сроками к 30 сентября.

При этом, Дмитрий Анатольевич, мы договорились с губернаторами, что они работу будут завершать до 1-го, потому что мы должны быть уверены, что 30-го – это уже не срок сдачи дома, это срок, когда все люди точно живут в квартирах.

В течение ближайшей недели будут доработаны подневные графики строительства, с помощью которых мы можем контролировать строительство каждого дома во всех микрорайонах. Везде планируется установка веб-камер, и контроль будут осуществлять и губернаторы, и федеральные органы исполнительной власти.

Следующая задача этого сезона – повторное обследование жилых домов, в которых весной обнаружены дополнительные дефекты. Первоначально было обследовано 15 199 объектов, повторно необходимо обследовать 997, из них 878 уже обследовано. В 70% случаев комиссия принимает решение в пользу граждан.

Д.Медведев: У нас сколько в этих ПВРах ещё людей остаётся?

Ю.Трутнев: В ПВРах остаётся сейчас около 1,2 тыс. человек. Количество несколько уменьшается, но основное расселение, конечно, к сентябрю, когда мы сдадим жильё. ПВРы контролируются, там по-прежнему оказывается вся необходимая помощь, питание. Всё под постоянным контролем – и нашим, и губернаторов.

В суды по причинам отсутствия правоустанавливающих документов, а также несогласия с заключением комиссии о пригодности дома обратилось за этот период 18 918 человек. На сегодняшний день в судах осталось 396 дел. Решение суды также принимают большей частью в пользу пострадавших людей.

Продолжается работа по восстановлению инфраструктуры. В этом году предстоит восстановить до первоначального состояния 577 км дорог, 95 мостов, завершить восстановительные работы на инфраструктурных объектах.

Уважаемые коллеги, вопросы, связанные с ликвидацией наводнения на Дальнем Востоке, рассматривались Правительством Российской Федерации 18 раз. На восстановительные работы и оказание помощи пострадавшим выделено 40 млрд. Проведённая комиссией, федеральными органами исполнительной власти, регионами, муниципальными образованиями работа позволила завершить зимний период без чрезвычайных ситуаций, обеспечить жильём и всей необходимой помощью пострадавших, выплатить людям в полном объёме и в необходимые сроки материальную помощь.

Из вопросов, которые, на мой взгляд, решаются сегодня недостаточно оперативно, хочу выделить разработку комплекса мероприятий, направленных на предотвращение повторных разрушительных последствий паводка будущих периодов. На сегодняшний день, к сожалению, до сих пор не определены источники финансирования защитных сооружений. Спасибо за внимание.

И, Дмитрий Анатольевич, по компаниям я сейчас могу сразу…

Д.Медведев: Да, давайте сейчас обменяемся, потом в конце я вам, естественно, тоже дам возможность высказаться.

Коллеги, я обращаюсь к главам субъектов Федерации, тех, которые затронула эта беда, вы понимаете, сроки очень сжатые. Зимой по понятным причинам стройка вестись не могла, поэтому нужно всё сделать, для того чтобы жильё в установленном порядке и в те сроки, которые в нормативных документах определены, передать нашим гражданам. Обращаю ваше внимание на то, что это ваша прямая ответственность.

Александр Сергеевич (Галушка), пожалуйста, теперь про крупные инвестпроекты. Компактно, пожалуйста.

А.Галушка: Хорошо. Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Действительно, благодаря вниманию со стороны Вас, Дмитрий Анатольевич, целый ряд вопросов за эти последние несколько месяцев активно решается. Я хотел бы два слова сказать в целом о системе управления развитием Дальнего Востока, в какой точке мы находимся и какую роль и место в этой системе занимают рассматриваемые сегодня вопросы – о крупных инвестиционных проектах и о Фонде развития Дальнего Востока.

Подготовлена соответствующая презентация. Первый слайд. Мы завершили за этот период процесс передачи новых полномочий Министерству по развитию Дальнего Востока. 28 марта подписано соответствующее постановление Правительства. Из наиболее существенных, отмечу, это полномочия по согласованию всех государственных программ и федеральных целевых программ; это полномочия, связанные с привлечением инвестиций и поддержкой инвестиционных проектов; по развитию малого и среднего бизнеса; это полномочия по участию в нормативно-правовом регулировании, созданию (и управлению) особых экономических зон; развитию конкуренции на Дальнем Востоке и привлечению трудовых ресурсов.

Кроме того, подготовлен законопроект о территориях опережающего развития на Дальнем Востоке. На совещании у Вас, Дмитрий Анатольевич, он был рассмотрен, было дано Вами поручение 21 апреля направить его в Правительство после доработки. Мы его, как это и было установлено, на этой неделе, 21 апреля, направили с соответствующем отчётом в Правительство Российской Федерации. Ключевая идея этого законопроекта не просто дерегулирование, которое кардинально улучшает условия инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке, но и возможность использования лучших, конкурентоспособных ВТР, регуляторных практик, возможность их прямого заимствования и использования для обеспечения глобальной конкурентоспособности Дальнего Востока.

Кроме этого идёт работа по корректировке всех государственных и федеральных целевых программ, а также формированию новой государственной программы развития Дальнего Востока. В рамках корректировки госпрограмм Вами определены приоритеты, их три – это майские указы Президента, Дальний Восток и Крым, – и на совещании под Вашим председательством дано поручение в рамках госпрограмм разработать специальный раздел, который будет посвящён развитию Дальнего Востока. Проблема очень острая, очень серьёзная существует в этой части. Как мы установили в результате анализа, целый ряд направлений развития Дальнего Востока по госпрограммам недофинансируется, есть маргинальные, просто неприемлемые случаи: например, программа развития «Культура» или программа «Наследие» – ни рубля не выделяется на Дальний Восток. То поручение, которое Вы дали, Дмитрий Анатольевич, в совокупности с теми новыми полномочиями, которые у министерства теперь есть, позволяет этот перекос устранить и создать для дальневосточников новое качество социальной среды и условий жизни на основе приоритизации и соответствующей корректировке госпрограмм.

Кроме этого мы работаем над корректировкой нашей госпрограммы, ФЦП. До 30 апреля мы эту работу завершаем. Вами дано очень важное поручение о переносе транспортных объектов в транспортную госпрограмму, и мы считаем очень важным насытить новую госпрограмму развития Дальнего Востока эффективными инвестиционными проектами, которые мы сегодня будем рассматривать.

Кроме этого идёт процесс формирования институтов развития Дальнего Востока (один из них мы сегодня рассмотрим, это Фонд развития Дальнего Востока), и ещё месяц назад мы направили в Правительство предложения по формированию этих институтов также в соответствии с Вашим поручением.

Говоря об инвестиционных проектах: очень важная вещь, что инвестиционные проекты на Дальнем Востоке частично требуют бюджетного финансирования. Мы за этот период (слайд №5) отсмотрели более 400 инвестиционных проектов, которые находятся в определённой степени готовности, отобрали из них наиболее эффективные – те, которые можно характеризовать фактически как низко висящие плоды, у всех у них есть общие свойства и характеристики. Прежде всего они связаны с необходимостью определённых мер государственной поддержки и развитием инфраструктуры. Мы все прекрасно знаем проблемы Дальнего Востока. Неразвитость инфраструктуры по отношению ко всем инвестиционным проектам выступает лимитирующим фактором, и в условиях, когда есть частный инвестор, есть компания, заинтересованная в реализации проекта, было бы очень важно снять инфраструктурные проблемы и ограничения конкретных проектов, обеспечить их реализацию. Один из этих проектов (для компактности здесь 15 отобраны), седьмой, вчера мы подробно рассматривали: создание Гаринского ГОКа. Этот пример, Дмитрий Анатольевич, показывает абсолютно живые, очень конкретные, реалистичные, с понятным интересом инвестора проекты. И анализ этих проектов, предметный, прикладной анализ показывает, что по отношению к объёму инвестиций частных относительно незначительный объём бюджетных инвестиций обеспечивает их практическую реализацию. В этом случае бюджетный ресурс работает в качестве стартового ключа, который запускает реализацию этих проектов.

Сегодня коллеги расскажут в последующих выступлениях о своих конкретных проектах, конкретных предложениях. Что очень важно? Можно будет увидеть, что каждый проект – это индивидуальная история со своим профилем проблем, профилем рисков, профилем мер поддержки, которые нужны со стороны государства. Такой подход, что называется снизу, позволяет обобщить те проблемы и возможности, которые есть в рамках реализации инвестиционных проектов, и сформулировать общие правила и условия, которые обеспечивают их реализацию. Во-первых, мы предлагаем одобрить механизм отбора инвестиционных проектов для финансирования за счёт средств госпрограммы. Этот механизм включает в себя сбор информации о проектах, подачу соответствующих заявок в установленной форме, анализ инвестиционных проектов с применением критериев отбора для целей федерального софинансирования, подготовку, структурирование выбранных инвестиционных проектов, их рассмотрение, рекомендации по одобрению федерального софинансирования. И что очень важно, на наш взгляд, решение о финансировании проекта должно приниматься распоряжением Правительства Российской Федерации.

Все вышеназванные мной этапы должны выполняться Минвостокразвития, естественно, в сотрудничестве с инвесторами и регионами Дальневосточного федерального округа.

Условия отбора инвестиционных проектов. На наш взгляд, условия следующие. Первое – сумма частных инвестиций в рамках проекта должна быть не менее полумиллиарда рублей, чтобы не мельчить. Инвестиционный проект должен быть в высокой степени готовности: у инвесторов должны быть понятные средства и подтверждённая готовность софинансирования от финансовых институтов в рамках этого проекта. На наш взгляд, важную роль в системе управления проектами на Дальнем Востоке должен сыграть институт инвестиционных соглашений. Он должен содержать способы обеспечения исполнения обязательств инвестора в отношении достижения целевых показателей проекта, льготные условия для реализации инвестиционного проекта, а также ответственность инвестора за неисполнение или ненадлежащее исполнение инвестиционного соглашения. Мы видим, что институт инвестиционных соглашений очень успешно работает в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

И также четвёртое условие отбора инвестиционных проектов – реализация в обозримой перспективе. Предлагаем в качестве такой перспективы использовать 10-летний горизонт.

Центральная вещь отбора проектов – это критерии оценки. Мы предлагаем три основных. Первый – это соотношение суммы налоговых поступлений и объёма государственных инвестиций. Фактически это рентабельность бюджетных инвестиций, этот критерий. Второе – это добавленная стоимость. И третье – это соотношение частных и государственных инвестиций по инвестиционному проекту.

Мы, формулируя эти критерии, естественно, не изобретали велосипед. Была проанализирована практика стран с развитым институтом государственно-частного партнёрства. В этих странах именно эти критерии, как правило, и используются. Что это значит? Практически это значит, что те проекты, которые дают больше налогов регионам Дальнего Востока, те проекты, где наибольшая добавленная стоимость, те проекты, где на рубль государственных инвестиций наибольшее количество частных инвестиций может быть привлечено, – именно эти проекты в приоритетном порядке подлежат отбору и финансированию из федеральной целевой программы, государственной программы развития Дальнего Востока.

На последнем слайде показан пример, каков результат в случае применения такой методики. Результат – это ясный, отранжированный набор проектов, по которым мы понимаем объём частных инвестиций, объём бюджетных инвестиций, налоговые поступления, добавленную стоимость и количество созданных новых рабочих мест. Это ранжирование позволяет помимо прочего ясно устанавливать порог отсечения. Мы все понимаем бюджетные ограничения, но мы в то же время, имея такой результат, можем чётко понять: в таком объёме мы можем себе позволить бюджетные инвестиции, в таком объёме мы привлечём частные, в таком объёме инвестиционные проекты будут реализованы на Дальнем Востоке. Таким образом, с учётом возможности ежегодной корректировки госпрограммы у нас возникает новый гибкий механизм поддержки со стороны государства приоритетных инвестиционных проектов, реализуемых на Дальнем Востоке.

Что очень важно, говоря об этом подходе? Очень важно, что фактически у нас происходит в рамках такого подхода максимизация объёма частных инвестиций. Мы понимаем ограничения и лимиты бюджетного финансирования и благодарны и признательны за позицию, в том числе и Вашу, Дмитрий Анатольевич, состоящую в том, что чем больше у нас будет бюджетных возможностей, тем больше возможностей будет и для финансирования Дальнего Востока, но всё равно они всё-таки кардинально не увеличатся.

Получается, что каждый рубль, который мы тратим из бюджета, не просто даёт нам на рубль созданных новых объектов на Дальнем Востоке, не просто это рубль ресурса, а на этот рубль ресурса из бюджета привлекается максимальное число частных инвестиций. Даже по этим примерам 15 проектов, которые мы здесь в презентации представили, соотношение на рубль бюджетных денег 17 рублей частных инвестиций, мультипликатор 1 к 17. Для практических решений сегодняшних, чтобы нам стартовать, чтобы эта система начала работать на Дальнем Востоке, необходимо одобрить методику отбора и оценки инвестиционных проектов. На наш взгляд, также необходимо создать специальную подкомиссию в рамках Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока, которая бы занималась проектами, потому что каждый проект это своя индивидуальная история. И третье – одобрить новой подход к формированию государственной программы, основанный на поддержке высокоэффективных и с высокой степенью готовности к реализации инвестиционных проектов.

И последнее. Даже на примере тех лимитов бюджетного финансирования, которые у нас есть, если мы по этому пути пойдём, то мы сможем привлечь на Дальний Восток 2,2 трлн частных инвестиций, которые являются, может быть, наибольшим из возможных ресурсов, развивающих территорию Дальнего Востока. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо. Что у нас всё-таки с этим законом о территориях опережающего развития?

А.Галушка: Дмитрий Анатольевич, 20 марта на совещании Вами был высказан ряд замечаний и предложений концептуального свойства. Основное, я хочу напомнить, связано с системой принятия решений об изъятиях из общих правил и установлении специальных режимов. Вы посчитали нужным, чтобы такие решения принимались Правительственной комиссией, а не уполномоченным органом. В таком ключе законопроект переработан, проведён ряд согласительных совещаний в Министерстве по развитию Дальнего Востока, и с соответствующими позициями ведомств по этому законопроекту 21 апреля, в понедельник, он направлен в Правительство Российской Федерации.

Д.Медведев: Когда он будет снова рассмотрен?

А.Галушка: Фактически мы вошли в стандартный такой процесс законопроектной деятельности, которая Правительством предусмотрена. Все позиции ведомств у нас есть. Нам предстоит серия согласительных совещаний в Правительстве, для того чтобы уже иметь окончательную редакцию.

Д.Медведев: Сколько вам времени понадобится?

А.Галушка: Месяц – это, на мой взгляд, даже такой предельный срок.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте так договоримся: месяц работаете до условно почти конца мая, потом мы снова соберёмся. Как я и говорил, раз в месяц мы договаривались встречаться или здесь на Дальнем Востоке, или в Москве, обсуждать, проводить заседания Правительственной комиссии или совещания по вопросам развития Дальнего Востока, доложите мне тогда основные, надеюсь, в практическом плане почти полностью согласованные предложения по закону о территориях опережающего развития. Тем более что этот закон может применяться не только к Дальнему Востоку, есть там мнения, что его можно использовать применительно к Крыму. Но во всяком случае всё это требует отдельного обсуждения и ещё одного раунда переговоров по этому поводу, для того чтобы окончательно определить позицию Правительства.

А.Галушка: Есть.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь, собственно, давайте поговорим о проектах. Есть у нас очень крупный проект. Игорь Иванович Сечин расскажет нам про этот проект, про ВНКХ. Пожалуйста.

И.Сечин: Большое спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены правительственной комиссии! «Роснефть» активно работает на Дальнем Востоке уже многие годы. Пользуясь случаем, упомяну, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что самые старые месторождения, которые входят в периметр «Роснефти», начали осваиваться 125 лет назад на Сахалине. Их разработчиком был выпускник пажеского корпуса Петербурга мичман Зотов. Сейчас эти месторождения ещё работают у нас, я потом Вам покажу даже фотографии, как это выглядит всё – очень интересно, 125 лет компании.

Сейчас другие задачи, другие масштабы. Достаточно сказать, что объёмы инвестиций компании в ДФО увеличились в период с 2011 по 2013 год с 19 млрд рублей до 37 млрд, то есть практически удвоились. К 2015 году мы планируем следующее удвоение до 79 млрд. В сопоставимых ценах рост с 2012 по 2015 год составит порядка 25–30% в год, это примерно соответствует динамике, которая поддерживается Китайской Народной Республикой в этих же регионах Китая. То есть нам даже для паритета с нашими южными соседями в принципе надо ориентироваться на такой инвестиционный рост.

Естественные географические и технологические особенности проектов Восточной Сибири и Дальнего Востока побуждают рассматривать их совместно. Это экспортные поставки через ВСТО, обеспечение исходным сырьём перерабатывающих заводов, расположенных на Дальнем Востоке, что связано с функционированием наших крупных действующих активов в Восточной Сибири, таких, например, как Ванкорская группа, Верхнечонское месторождение, Среднеботуобинское. Поэтому из содержательных соображений мы исходим из интегрального подхода к этим проектам.

Слайд 2, пожалуйста, нашей презентации покажите. На действующих месторождениях Восточной Сибири и Дальнего Востока, включающих также «Сахалин-1», «Сахалинморнефтегаз» (переработка), Верхнечонское, «Таас-Юрях», ежегодно добывается 32 млн т нефти и 1,6 млрд куб. м газа. Объём переработки на существующих мощностях – Ачинского, Ангарского, Комсомольского НПЗ – порядка 20 млн т. В систему нефтепродуктообеспечения входит 340 АЗС, 2 ТЗК. Объём инвестиций в действующие проекты на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири по прошлому году составил 158 млрд рублей. На этих предприятиях занято около 20 тыс. человек, они обеспечили платежи в бюджет в 2013 году около 300 млрд. Это действующая ситуация.

Наши новые проекты, которые находятся в стадии реализации в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (слайд 3, пожалуйста). В районе Ванкора начата разработка новых месторождений, таких как Сузун, Тагул, Лодочное – эти месторождения, а также Северное Чайво, Куюмбинское, Юрубчено-Тохомское, Среднеботуобинское – обеспечат в период до 2020 года дополнительную добычу в восточных регионах почти до 31 млн т нефти и 8 млрд куб. м газа. На всех НПЗ, находящихся в регионах, идёт активная реконструкция, которая позволит не только существенно нарастить производство моторных топлив, но и кардинально повысить качество выпускаемой продукции. Глубина переработки в некоторых от 80 до 97%.

Новые проекты «Роснефти» в период до 2020 года обеспечивают увеличение годового объёма инвестиций на востоке страны более чем до 300 млрд рублей. Доходы бюджета за период жизни этих проектов оцениваются почти в 14 трлн рублей. Фактически инвестиционная активность «Роснефти» превращается в ключевой драйвер экономического роста в этом регионе. С точки зрения развития восточных регионов чрезвычайно важно и в дальнейшем сохранять динамику инвестиций и интенсивность создания новых высокоэффективных рабочих мест. Конечно, Дмитрий Анатольевич, это Вами отмечено в Вашем выступлении, это требует стабилизации экономических режимов для этих проектов. Вы, например, упомянули стремление выйти на универсальный экономический режим со странами – нашими партнёрами и конкурентами в этом регионе. Это очень серьёзная задача. Приведу пример. Общий вклад такой компании, как «Эксон», в соответствующий бюджет – порядка 40 млрд долларов в год, мы порядка 100 млрд платим.

Слайд №4, пожалуйста. Перспективные проекты «Роснефти» в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Перспективные проекты в случае их полноценной реализации (а об условиях этого я только что сказал, конечно, это прежде всего налоговая стабилизация) создают предпосылки для перехода всего Дальнего Востока к новому качественному росту. Среднегодовой объём инвестиций компании в период до 2030 года увеличится по сравнению с предыдущим периодом более чем в 3 раза и превысит триллион рублей в год, то есть после 2020 года ожидается дальнейшее ускорение динамики инвестиций. С учётом мультипликативных эффектов реализации перспективных проектов это позволит создать в восточных регионах более чем 300 тыс. новых высокопроизводительных рабочих мест. И вот конкретные проекты (слайд 5, 6 и 7) дальше будут.

Полная картинка инвестиционных проектов по 2014–2030 годам – это пятый слайд. На шестом слайде – проекты с их основными результатами: дополнительная стоимость и ключевые приращения. Основной вывод состоит в том, что «Роснефть» в перспективе до 2030 года готова обеспечить стремительный рост инвестиционных затрат и результатов производства. На седьмом слайде – запасы нефти и газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Поддержание и наращивание запасов – это крайне важный способ обеспечения энергобезопасности страны в будущем. Постепенное истощение запасов нефти и газа на западе побуждает нас осваивать более активно восточные регионы, которые имеют большой потенциал ресурсов углеводородов.

На восьмом слайде – о наших крупнейших проектах. Мы к ним относим шельфовые месторождения, судостроительный кластер и один из крупнейших проектов, о котором Вы также сказали, это Восточный нефтехимический комплекс, а также строительство завода СПГ на Сахалине. Перспективный баланс запасов углеводородов предполагает, что убывающую добычу нефти, как я сказал, нам невозможно компенсировать без привлечения ресурсов шельфа. Увеличение доли морских запасов – это общемировая тенденция, и если в 2003–2005 годах доля шельфа и глубоководья в объёме вновь открытых ресурсов углеводородов в мире составляла менее 50%, то к 2012 году она превысила 75%.

В настоящее время компания владеет 21 лицензией на участки шельфа в Охотском, Чукотском, Восточно-Сибирском морях и море Лаптевых. Суммарные извлекаемые запасы нефти на этих участках – 304 млн т нефти, газа – 540 млрд куб. м.

Ресурсный потенциал участков составляет более 9 млрд по нефти и около 9 трлн по газу.

Партнёрами «Роснефти» по освоению лицензионных участков являются крупнейшие мировые технологические лидеры – ExxonMobil, Statoil, ONGC, Sinopec, Sodeco. Компания ведёт обширные геолого-разведочные работы на шельфе в настоящее время с опережением требований всех лицензионных обязательств и существенным превышением объёмов.

В 2013 году на шельфе Дальнего Востока было выполнено 15 тыс. пог. км сейсморазведки 2D и 110 кв. км сейсморазведки 3D. Инвестиции в освоение шельфа ДФО в 2013 году превысили, приблизились, скажем, к 3 млрд рублей – 2,8, если точно.

В начале апреля был дан старт крупномасштабным съёмочным работам на участках шельфа Восточной Арктики. Планируется, что в полевой сезон 2014 года будет выполнено 440 тыс. кв. км аэросъёмки на шести лицензионных участках. По планам компании инвестиции на геологоразведку на шельфе Дальнего Востока с 2014 по 2018 год увеличатся ещё более и составят 112 млрд.

Пожалуйста, слайд 10. Это вопросы реализации шельфовых проектов Восточной Сибири, требующие поддержки Вашей, Дмитрий Анатольевич, и правительственной комиссии. Мы их описали, я бы только добавил к этому, что мы обращались уже к Вам с этой просьбой – дать поручение экономическим ведомствам вернуться к параметрам распоряжения №443 по поддержке шельфовых проектов. Они во многом реализованы в новых законах, за что мы все хотим Вас поблагодарить, но есть существенные вещи, которые выпали. Прежде всего по срокам: они ограничены в сроках до 2042 года, а проекты тянутся до 2070 года и некоторые даже ещё больше. Поэтому после 2042 года там идёт резкое падение экономики. Мы просили бы вернуться ещё раз к 443-му распоряжению и дополнить действующую законодательную базу этими положениями. Были бы очень благодарны за включение этого положения в протокол совещания.

Ещё одной существенной точкой роста экономики региона, связанной с освоением шельфа, является удовлетворение потенциального спроса на морскую технику и оборудование для геологоразведки на шельфе, и это связано с созданием специализированного инжинирингового и промышленного кластера в области судостроения с приобретением и локализацией недостающих технологий. Согласно решению Президента и Правительства России наша компания, «Газпромбанк» и «Совкомфлот» реализуют проект развития промышленного судостроительного кластера на Дальнем Востоке, базой которого стал новый судостроительный комплекс «Звезда» в Большом Камне. Предварительный бюджет проекта 111млрд рублей, из которых уже инвестировано 20. Благодаря проекту в регионе будет создано 6,5 тыс. новых рабочих мест в высокотехнологичном сегменте судостроения, что должно дать дополнительный импульс развитию смежных отраслей отечественной промышлености.

На 13-м слайде – потенциал расширения добычи газа на востоке. Как я уже отметил, Восточная Сибирь обладает запасами газа, превышающими 7 трлн, с Дальним Востоком – порядка 9 по ресурсной базе. Долгосрочный потенциал добычи газа на востоке составляет около 200 млрд куб. м, при этом спрос на внутреннем рынке пока ограничен. В этих условиях, конечно, встаёт задача расширения возможностей экспорта, в том числе и для независимых производителей.

В настоящее время отсутствуют согласованные планы по синхронизации развития газотранспортных мощностей в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке с вводом газовых проектов независимых производителей в данном регионе, в частности нашей компании. Это ограничивает наши возможности по развитию газовой составляющей проектов и инвестиционной деятельности в регионе. А газ есть. Вот, скажем, только на новом Среднеботуобинском месторождении, это «Таас-Юрях» проект, порядка 135 млрд запасов.

Слайд 14, пожалуйста. Дальневосточное СПГ. Этот регион и, в частности Сахалин, конечно, являются идеальной площадкой для развития производства СПГ с поставками на растущие рынки АТР. Это тема находится в зоне Вашего контроля. Как известно, наша компания планирует строительство на острове Сахалин завода СПГ мощностью 5 млн т с возможностью расширения. Проект реализуется с целью монетизации запасов и ресурсов природного газа «Роснефти» и проекта «Сахалин-1». Компания в настоящее время занимается реализацией данного проекта совместно с технологическими партнёрами. У нас уже подписано соглашение об основных условиях поставок сжиженного природного газа. Пуск завода запланирован в конце 2018 года. Стоимость строительства первой очереди проекта дальневосточного СПГ с учётом расширения ГТС проекта «Сахалин-2» оценивают в 12 млрд долларов.

Хотел обратиться ещё раз с просьбой и к «Газпрому», и с просьбой к Вам, Дмитрий Анатольевич, о поддержке решения вопроса о подключении к газотранспортной системе «Сахалина-2» – крайне необходимо для прокачки газа до порта Ильинский, где будет построен дальневосточный СПГ компании «Роснефть». Мы пока получаем отказы как от «Газпрома», так и от оператора проекта компании Shell. Мы считаем, что эти отказы не соответствуют действующей законодательной базе, и просили бы оказать поддержку по подключению. По нашим оценкам, в ходе реализации этого проекта будет создано 1,2 тыс. рабочих мест на острове Сахалин. Налоговые отчисления за расчётный срок только от этого проекта превысят 650 млрд.

Развитие нефтепереработки остаётся важным направлением деятельности компании не только в ближайшие годы, когда мы завершаем модернизацию действующих НПЗ, но и в перспективе, что связано с нашими намерениями развивать мощности нефтегазохимии.

На слайде 16 представлена информация о перспективных проектах компании и о проекте ВНХК (Восточной нефтехимической компании).

Новым центром роста для всего Дальнего Востока и российской экономики станет проект строительства Восточной нефтехимической компании. Проект ВНХК потенциальной мощностью по сырью до 30 млн т предполагает в рамках нескольких очередей строительство НПЗ двумя линиями по 12 млн. Это интегральная установка, в настоящее время в мире шесть таких установок. У нас есть собственный проект. Мы его опробовали и запустили сейчас первую очередь Туапсинского НПЗ (поэтому, собственно, проектирование будет достаточно быстрым) и строительство нефтехимического производства мощностью по сырью 3,4 млн т нафты и сжиженных углеводородных газов. Ввод в эксплуатацию НПЗ планируется в 2021 году, а нефтехимического производства – в 2022-м. В составе ВНХК планируется строительство тепловой электростанции ориентировочной мощностью по электроэнергии 640 МВт, по тепловой – 1400 Гкал/ч. Часть мощностей будет задействована на энергообеспечение региона. Собственно, и увеличение мощности произошло по просьбе Приморского края.

Предварительная стоимость проекта первой и второй очереди оценивается на сумму 659 млрд рублей, а полное развитие – 1,3 трлн. За время реализации совокупный мультипликативный эффект для бюджета страны составит более 1 трлн в сочетании с созданием до 100 тыс. новых рабочих мест. ВНХК (слайд 17, пожалуйста) позволит решить проблему дефицита (действующего даже дефицита) топлива в регионе и, безусловно, послужит цели выравнивания цен на моторное топливо. Также проект должен стать ядром нефтехимического кластера. Выпуск такой продукции, как полиэтилен, полипропилен, моноэтиленгликоль, и других продуктов нефтехимии будет стимулировать развитие отечественного перерабатывающего производства, строительства, автомобилестроения. Мы уже получили предварительные заказы от наших автомобилестроительных компаний, таких как «Соллерс», на весь объём выпускаемой продукции с учётом их потребления и потребления их партнёрами. Часть продукции предполагается отправлять на экспорт.

В целях обеспечения координации действий всех участников процесса прошу Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, рассмотреть вопрос издания распоряжения Правительства об утверждении комплексного плана строительства ВНХК на Дальнем Востоке, содержащего поручения федеральным органам исполнительной власти и директивы организациям, субъектам естественных монополий о реализации указанного проекта с указанием сроков выполнения отдельных его этапов, ответственных исполнителей и единого координатора проекта. Издание подобного распоряжения Правительства в отношении комплексного плана по развитию производства сжиженного природного газа, например, на полуострове Ямал, стало очень эффективным инструментом для реализации и контроля на всех этапах проекта.

На 18-м слайде мы показали необходимые меры государственной поддержки проектов компании, также фискальное стимулирование. Я не буду углубляться, здесь отражены все наши основные предложения.

19-й слайд, пожалуйста. По неналоговым мерам господдержки. К ним относится, конечно, в отношении проекта ВНХК, решение ключевых вопросов по финансированию объектов внешней инфраструктуры, и Вы тоже сказали об этом в своей речи. По обеспечению газовыми ресурсами (тоже теплостанции) мы также получаем пока отказы от «Газпрома» по дополнительным объёмам.

По внесению изменений в федеральный закон №267-ФЗ в отношении использования льготных налоговых ставок, по внесению поправок в закон об особых экономических зонах, по строительству социальных объектов – мне кажется, что решение этих вопросов послужит конкретной поддержке всех этих проектов компании.

21-й слад – развитие социальной сферы в регионах. Хотел бы сказать, что инвестиционная деятельность компании не ограничивается крупными проектами. «Роснефть» имеет большое количество относительно средних и даже мелких инвестиционных проектов. Мы это делаем в соответствии с Вашим поручением, постоянно эту работу контролирует Юрий Петрович Трутнев. К их числу можно отнести создание мощностей по производству вертолётной, легкомоторной самолётной техники на базе завода «Прогресс», в частности здесь, на Дальнем Востоке, развитие сбытовой и розничной сети, строительство объектов транспортной, инженерной инфраструктуры, строительство социальных объектов и так далее. Все эти объекты, относительно меньшего масштаба, чрезвычайно значимы для развития конкретных территорий, мы это понимаем. Наш замысел в том и состоит, чтобы наряду с крупными инвестиционными проектами реализовывать широкий спектр взаимосвязанных проектов меньшего масштаба, что и создаёт синергию.

Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Проекты большие, мощные. Естественно, меры поддержки тоже требуются достаточно неординарные. Надо обсудить их, для того чтобы окончательно потом определиться, принять решение. Я не возражаю, если где-то потребуется издание распоряжения Правительства, но, конечно, когда мы окончательно определимся и согласуем, что нужно делать, за счёт каких источников, подчёркиваю, потому что это критически важная позиция.

У нас есть другие коллеги, которые тоже готовы сообщить о том, что они планируют в рамках этого перечня крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Сейчас предоставлю слово. Единственное, просьба выступать кратко просто потому, что в общем и целом вы эти проекты обсуждали с моими коллегами: в чём суть, какова будет ценность этого проекта, его добавленная стоимость в экономику Дальневосточного региона и меры поддержки, которые вы хотели бы получить от Правительства или от других коммерческих структур. Пожалуйста, «Металлоинвест», Андрей Владимирович Варичев.

А.Варичев (исполнительный директор ООО УК «Металлоинвест»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники Правительственной комиссии! Мы представляем вашему вниманию проект освоения Удоканского месторождения меди, находящегося на севере Забайкальского края. Это зона, приравненная к условиям Крайнего Севера, район вечной мерзлоты с достаточно высоким уровнем и сейсмики, и тектоники. По проведённому технико-экономическому обоснованию в соответствии с требованиями международных финансовых институтов, оценка капитальных затрат без объектов внешней инфраструктуры – чуть менее 200 млрд рублей и срок окупаемости – в пределах 15 лет. Экономический эффект, безусловно, будет велик и обеспечит среднегодовой прирост валового регионального продукта практически на 12% в первые 10 лет, обеспечит также занятость более 4 тыс. трудящихся на основном производстве, и мультипликативный эффект от этого будет в смежных отраслях на уровне 15–20 тыс. рабочих мест. Общий объём налоговых поступлений в бюджеты всех уровней составит более 600 млрд рублей за период отработки месторождения.

За период исследований мы сумели оценить запасы не только по российским требованиям, стандартам (сейчас идёт подготовка новых ТЭО кондиций), но и по международной шкале, по кодексу JORC. Мы впервые оценили запасы и ресурсы. Прирастили ресурсы до практически 27 млн т меди, а запасы оцениваются на сегодняшней базе на уровне 16. Предполагается объём переработки 36 млн т руды в год с производством меди в виде катодной меди, медного концентрата с высоким содержанием меди. Мы перешли в так называемую премиальную зону качества с содержанием меди в концентрате 45%. На слайде 4 мы показали общую компоновку площадки, это 28-й км Чинейского участка БАМа. Первичная обработка руды будет происходить на высоте 1600 м в районе, где находятся три карьера, и далее уже обработанная руда будет спускаться на нижнюю площадку 28-го км, где будет происходить флотация, выщелачивание, упаковка концентрата, упаковка медных катодов и их отгрузка.

Пятый слайд указывает (разделены верх и низ) общую технологическую схему. Мы в 2012 году начали строительство, в 2013-м закончили строительство экспериментального карьера. Высота, на которой проводились эти работы, – 1960 м. Мы переложили фактически более 150 тыс. т руды для того, чтобы отобрать экспериментальную пробу, провели технологические испытания, готовим крупномасштабные опытно-промышленные испытания на нашей фабрике, построенной в районе посёлка Удокан. Уверены, что проект будет реализован и даст хорошие показатели.

Стратегическое расположение проекта весьма удачно, мы считаем, он находится в непосредственной близости к Байкало-Амурской магистрали. Это обеспечивает, безусловно, доступ на основные рынки, в первую очередь рынки потребления Сибири, на наших уральских заводах медеплавильных и рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

К моменту выхода будущего предприятия на рынок, на проектную мощность ожидается как раз прекращение такого условного профицита меди на рынках, и практически всё экспертное сообщество и все компании аналитические прогнозируют существенный рост цен и дефицит.

Необходимость во внешней инфраструктуре. В первую очередь это энергетическая инфраструктура и модернизация подстанции «Чара», навеска второй цепи на линии 220-й Тында – Чара, и в последующем это строительство и ввод в эксплуатацию высоковольтной линии 500 Нижнеангарск ­– Чара со строительством 500-й подстанции в посёлке Чара.

Также необходима реконструкция станции Новая Чара, для того чтобы можно было принять весь тот объём грузов, которые необходимы для строительства, – это и насыпные материалы, и большой объём контейнерных перевозок, большой объём строительных материалов и оборудования, и восстановление Чинейского участка БАМа до 28-го км.

Здесь на фотографиях как раз видно то состояние, в котором находится аэропорт (он таковым не является, это фактически аэродром), состояние и поездных путей, и Чинейского участка БАМа. Безусловно, конечно, необходимо развитие аэродрома, превращение его в аэропорт с системой навигации, топливозаправкой и развитием полосы.

Необходимо также развитие социально-инженерной инфраструктуры, и мы считаем, что такие проекты, как развитие и освоение Удоканского месторождения меди, могут быть якорными проектами для реализации программы строительства, развития территории опережающего развития. Это, безусловно, возможность комплексного освоения территории, ведь в районе станции Чара находится ещё и Апсатское угольное месторождение, осваиваемое компанией «СУЭК», находится Кутугинское месторождение редкоземельное. Безусловно, это повлечёт за собой и даст возможность минимизировать бюджетные затраты для такого комплексного подхода, а создание особого режима для предпринимательской деятельности на территориях опережающего развития придаст импульс такому движению. Возмещение субъектам Федерации затрат на развитие социальной и инженерной инфраструктуры из будущих платежей в федеральный бюджет позволит, собственно, дать толчок, инициацию этим проектам. Мы просим, уважаемый Дмитрий Анатольевич, включить объекты аэродромного комплекса и социальной инфраструктуры в федеральную целевую программу экономического и социального развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года, которая находится на сегодняшний день на рассмотрении. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 апреля 2014 > № 1062014 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 марта 2014 > № 1034543 Юрий Трутнев

По завершении совещания о развитии Дальнего Востока заместитель Председателя Правительства – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев ответил на вопросы журналистов.

Стенограмма:

Ю.Трутнев: Здравствуйте, уважаемые коллеги! Пожалуйста, вопросы.

Вопрос: Газета «Ведомости». Маргарита Лютова. Юрий Петрович, не могли бы вы поподробнее рассказать о тех предложениях, о которых сегодня на совещании докладывал министр Галушка по созданию территории опережающего развития? И конкретный вопрос: есть ли там налоговые льготы и если есть, то какие, по каким налогам? Если есть упрощённые процедуры, то какие? И приняты ли вообще эти предложения? Спасибо.

Ю.Трутнев: Прежде всего я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, сегодня состоялся шаг в формировании условий для ускорения социально-экономического развития Дальнего Востока. Это не только совещание. Прежде всего завершена работа по передаче полномочий Минвостокразвития. Правительством принято решение о наделении Минвостокразвития дополнительными полномочиями, связанными с согласованием в установленном порядке проектов государственных и федеральных программ. Что это значит? То есть мы будем добиваться учёта приоритета развития Дальнего Востока во всех программах, осуществляемых на территории Российской Федерации.

Далее. Полномочия собственника в отношении отдельных видов имущества, составляющих государственную казну, переданы; содействие в реализации инвестиционных проектов; координация деятельности приоритетных инвестиционных проектов; координация деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, расположенных на территории Дальневосточного федерального округа (тоже очень важное полномочие); согласование инвестиционных программ и планов по развитию инфраструктуры, реализуемых государственными корпорациями; организация взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации; разработка мер по стимулированию экспорта товаров и так далее. Не буду всё перечислять, здесь достаточно… Это и мониторинг деятельности федеральных органов исполнительной власти; мониторинг реализации государственных и федеральных целевых программ на территории Дальнего Востока...

Все эти полномочия нужны Минвостокразвития не для того чтобы быть более значимым министерством, а для того чтобы осуществлять возложенную на них ответственность по развитию Дальнего Востока, для того чтобы они могли принимать решения, а не только вносить предложения. Это в полной мере соответствует указу Президента о создании Минвостокразвития, просто до этой поры, к сожалению, эти положения указа не были реализованы. Сегодня Правительство приняло соответствующее решение. Вот это первый и очень важный шаг.

Далее. Вы задавали вопрос на тему доклада о территориях опережающего развития. Сегодня на совещании под руководством Дмитрия Анатольевича Медведева докладывался законопроект о территориях опережающего развития. Что необходимо сказать в части законопроекта? Вы знаете, что на заседании правительственной комиссии мы обсуждали вопрос о новой модели развития Дальнего Востока и говорили о том, что Дальний Восток должен быть сориентирован на конкуренцию с нашими соседями. Мы понимаем, что это очень сложная конкуренция, что конкурировать нам надо с самыми быстроразвивающимися странами мира, поэтому и требования к нашей конкурентности должны быть столь же высокими.

Проанализирована скорость прохождения административных процедур, проанализированы налоговые режимы. Практически по всем административным процедурам скорость прохождения наших процедур, скажем так, отстаёт на порядок от мировых практик в странах АТР. Соответственно, нужны кардинальные изменения.

Проект закона о территориях опережающего развития создаёт возможности изъятия из законодательства Российской Федерации, позволяющие для территорий опережающего развития создавать отдельные режимы налогообложения, отдельные порядки прохождения административных процедур.

Мы исходим из того, что уполномоченные федеральные органы исполнительной власти (а таким уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, очевидно, должно быть Минвостокразвития) должны иметь возможность применения гибкого механизма по отношению не просто к территориям опережающего развития, а к каждой территории опережающего развития.

Вопрос: А сколько их будет, пока непонятно?

Ю.Трутнев: Проанализировано сегодня 400 площадок. Пока Минвостокразвития предлагает 23 наиболее подготовленные площадки для создания территорий опережающего развития в девяти субъектах Российской Федерации Дальневосточного федерального округа.

Вопрос: Здравствуйте, Юрий Петрович. «Интерфакс». Вы по итогам прошлого совещания говорили, что необходимо в 2014 году изыскать около 170 млрд рублей на реализацию инвестпроектов на Дальнем Востоке. Есть ли уже какое-нибудь понимание с Минфином и не получится ли так, что Крым, будучи тоже территорией опережающего развития, часть денег заберёт на себя? И второй вопрос: есть ли какое-то понимание, какие офисы, какие госкомпании могут переехать на Дальний Восток, и обсуждалась ли эта тема?

Ю.Трутнев: Список готов, но руководству Правительства я его ещё не докладывал, поэтому сразу после доклада, после решения Председателя Правительства, Президента страны мы вас об этом проинформируем. Это что касается переезда.

Теперь что касается территории опережающего развития.

Ю.Трутнев: Вы знаете, мы вообще не считаем, что создаём какой-то механизм, скажем так, перераспределяющий ресурсы. Прежде всего мы создаём механизм, создающий лучшие условия для ведения бизнеса. Этот механизм абсолютно конкурентен. И сегодня мы говорили с Игорем Ивановичем Шуваловым о том, что аналогичные территории опережающего развития будут создаваться и в Сибири. Не видим в этом ничего плохого, почему нет? Более того, вообще, когда управленцы конкурируют, в этом тоже нет ничего плохого. У кого будет лучше получаться, тот и герой. Мы сегодня исходим из того, что наша задача – и развивать Дальний Восток, и в то же самое время создавать лучшие практики, лучшие модели управления развитием, и если они хорошо себя зарекомендуют на Дальнем Востоке, они могут точно так же успешно применяться и в Сибири, и в Крыму. Ничего плохого в этом не вижу абсолютно. Это нормально.

Вопрос: А вот 170 млрд рублей?..

Ю.Трутнев: По поводу средств я бы хотел сказать ещё одну вещь. Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев принял решение о том, что совещания, посвящённые ходу нашего движения по ускорению развития Дальнего Востока, будут проходить ежемесячно. Следующее совещание будет на территории Дальнего Востока в течение апреля. Для того чтобы эти совещания были эффективны, чтобы по результатам действительно происходило движение, надо добиваться того, чтобы каждое принимаемое на них решение исполнялось.

Сегодня я внёс предложение о создании отдельной контрольной группы, которая будет контролировать исполнение поручений, данных по результатам совещаний, потому что нам нужны сущностные предложения, нужно движение вперёд. Почему я отвечаю этой информацией на ваш вопрос? Потому что было поручение Минфину изыскать, определить источники финансирования создания институтов развития Дальнего Востока – это как раз те средства, о которых вы говорите. Это поручение сегодня не исполнено. Об этом мы Минфину сказали, и мы получили поручение о создании такой рабочей группы, у которой будут в том числе полномочия вносить предложения о дисциплинарном наказании тех руководителей ведомств, которые не выполняют решения совещаний под руководством Председателя Правительства.

Вопрос: Можно ещё уточняющий вопрос по территориям опережающего развития? Будут ли какие-то ограничения, какие проекты там могут реализовываться, например, только не сырьевые? Это первый вопрос. Второй касается дочернего фонда ВЭБа по развитию Дальнего Востока и Забайкальского региона. Понятно ли, что с ним будет, какова его дальнейшая судьба?

Ю.Трутнев: Специализация территорий опережающего развития будет разной. В то же время, очевидно, мы не будем включать в территории опережающего развития и без того динамично развивающиеся отрасли. Например, отрасли, связанные с добычей углеводородов, вряд ли нуждаются в такой сфокусированной государственной поддержке.

Что касается фонда развития Дальнего Востока, то мы уже высказали позицию, она поддержана: мы будем создавать фонд развития Дальнего Востока в новых рамках, он не должен быть дочерним обществом ВЭБа, он будет одним из тех четырёх институтов развития, о которых я, собственно говоря, уже упомянул.

Вопрос: Фонд – имеется в виду ООО?

Ю.Трутнев: Акционерное общество.

Вопрос: А в чём тогда разница?

Ю.Трутнев: Разница достаточно принципиальна. Каждая организация, как и каждый человек, делает то, на что она смотивирована. Вот сегодня у Внешэкономбанка существует задача, связанная с кредитованием, получением дохода от этой деятельности, связанная с поддержанием ликвидности и так далее. Он в рамках этих задач и работает. Задача по развитию Дальнего Востока у него какая-нибудь 113-я в приоритетах. Нам нужна организация, которая безусловно работает только на Дальний Восток, для которой основной критерий деятельности – это: помогает она развиваться Дальнему Востоку или нет, и другой оценки нет. Не помогает, значит, надо менять руководство немедленно или стратегию менять. То есть нам нужен инструмент, сфокусированный исключительно на развитие Дальнего Востока. Вы знаете, что фонд Внешэкономбанка не израсходовал на Дальний Восток за всё время существования ни рубля. Такая ситуация, если инструмент будет направлен на Дальний Восток непосредственно, невозможна в принципе. Вот и вся разница.

Вопрос: Телеканал «РБК», Александра Коневская. Насколько я помню с прошлого совещания, там не все эти деньги должны были быть бюджетными. Были ли, может быть, уже найдены какие-то внебюджетные источники финансирования создания этих институтов Дальнего Востока, потому что интересен прогресс, который произошёл за месяц. То есть о создании этих институтов мы узнали месяц назад. Соответственно, что конкретно было сделано и сделано ли?

И второй вопрос. Вы сегодня на совещании сказали, что те деньги, которые остаются от ФЦП, которые идут РФПИ… Есть и другие организации, которым они могли бы пойти...

Ю.Трутнев: Это правда.

Вопрос: Есть ли у вас какие-то, может быть, конкретные планы на конкретную сумму денег? На что вам они нужны?

Ю.Трутнев: Фонд развития Дальнего Востока. Меня, конечно, интересует выполнение той задачи, которая поставлена непосредственно передо мной Президентом Российской Федерации, руководителем Правительства. Моя задача – развивать Дальний Восток. Соответственно, когда разговор о том, что средства, неизрасходованные от госпрограмм, уйдут в РФПИ, я и сказал о том, что существуют другие институты развития – очевидно, мы бы хотели, чтобы часть средств пошла на развитие Дальнего Востока через Фонд развития Дальнего Востока. Тем более что, скажу честно, принцип работы РФПИ и принцип работы Фонда по развитию Дальнего Востока несколько разные, не буду сейчас подробнее на этом останавливаться.

Второй ваш вопрос был на тему прогресса за месяц. Я уже сказал о том, что сегодня Министерство по развитию Дальнего Востока стало действительно министерством с теми полномочиями (станет после того, как будет подписан документ Правительством, но тем не менее решение принято), федеральным органом исполнительной власти, который не просто отвечает за это, но и у которого есть полномочия нести эту ответственность. Это достаточно большая работа.

Второе. Как я уже сказал, подготовлен законопроект о территориях опережающего развития. Чем отличаются территории опережающего развития от тех структур, которые сегодня уже работают, – особых экономических зон? Прежде всего тем, что они направлены на глобальную конкурентность, не на внутреннюю, и закон о территориях опережающего развития позволяет вводить не только налоговые преференции, но и иные режимы регулирования.

Сегодня было очень горячее на самом деле обсуждение закона. Была оценка, что закон совсем революционный, что может быть, даже чуть-чуть его, скажем так, сделав менее революционным, мы тем не менее создадим сильный инструмент. Мы будем продолжать работу над законом, времени у нас ещё немножко есть, тем не менее мы хотим создать принципиально другую оболочку для создания территорий опережающего развития. Это много новшеств, действительно больших новаций, но по-другому, на мой взгляд, нельзя, потому что быть наполовину конкурентоспособными – например, когда у нас налоги хорошие, но, чтобы подключиться к энергоснабжению, нужен год или, чтобы пройти таможенные процедуры, нужно времени в 10 раз больше, чем у соседей, – такая конкуренция не будет работать, то есть деньги придут всё равно не к нам. Это второе, чем мы занимались. И третье – это полевая работа, потому что эти 400 площадок, о которых я говорил, реально обследованы, то есть там были специалисты Минвостокразвития, мы посмотрели инфраструктуру, местоположение, наличие трудовых ресурсов и, исходя из этого, из 400 обследованных на территории Дальнего Востока площадок, выбрано 23 для дальнейшей работы.

Что касается создания институтов развития, это будет следующий шаг. Сейчас вместе с полномочиями и с законом выходить с институтами развития, наверное, было бы немножечко всё-таки много в одной корзине.

Вопрос: А внебюджетные средства какие?

Ю.Трутнев: Вы знаете, сам по себе процесс работы институтов развития связан не с бюджетным финансированием, а с созданием условий для бизнеса. Поэтому мы сразу исходим из того, что все деньги, которые будут инвестироваться в создание территорий опережающего развития, в поддержку инвестиционных проектов, должны инвестироваться со значительным мультипликатором, то есть на 1 рубль бюджетных средств должно привлекаться как минимум 7, 8, 10 рублей внебюджетных. Это практически такое граничное условие, при котором мы будем содействовать реализации того или иного проекта.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 марта 2014 > № 1034543 Юрий Трутнев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter