Всего новостей: 2606306, выбрано 3 за 0.024 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Угрюмов Константин в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Угрюмов Константин в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419518 Константин Угрюмов

Забытые успехи. Почему до революции пенсионная система была лучше, чем сейчас

Константин Угрюмов

президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ)

Шестого декабря российской пенсионной отрасли исполнилось 190 лет. Каковы ее истоки и чему можно научиться у прошлого?

Говорят, все новое — это хорошо забытое прошлое. В этом году накопительной пенсионной системе в России 25 лет — 16 сентября 1992 года президент Борис Ельцин подписал указ «О негосударственных пенсионных фондах».

Но история пенсионной индустрии уходит вглубь позапрошлого века. Шестого декабря 1827 года император Николай I подписал указ «О пенсиях». Таким образом, пенсионной отрасли ни много ни мало 190 лет. Ведь созданные в России благодаря этому указу пенсионные кассы и стали прообразом нынешних НПФ.

Если глубоко погрузиться в историю пенсионного рынка, то можно обнаружить удивительные практики, которые сегодня, к сожалению, забыты. Например, уставы пенсионных касс одобрялись самим императором. Казалось бы, это мелкая деталь, но только на первый взгляд.

Попробуйте в то время, работая в пенсионной кассе, инвестировать средства не в интересах клиентов. Это приравнивалось к государственному преступлению — обману самого государя-императора.

Кассовые выплаты

Первые пенсионные кассы в России имели солидарно-распределительную форму: пенсии платились за счет взносов работающих граждан и назывались эмеритальными. Но уже тогда большинство касс размещали свободные средства под проценты в банковских учреждениях или вкладывали их в государственные облигации, чтобы осуществлять выплаты из полученного инвестиционного дохода, а не просто перераспределять взносы.

Со временем выяснилось, что кассы эмеритального типа все равно остаются финансово неустойчивыми и не в состоянии обеспечить своим участникам достойную пенсию. Чтобы решить проблему их дефицита, многие существовавшие в Российской империи пенсионные учреждения начали переходить на страховой принцип финансирования.

Он заключался в том, чтобы не выплачивать пенсионеру больше той суммы, которая учитывается на его индивидуальном пенсионном счете. По такому принципу работают сегодня современные негосударственные пенсионные фонды.

Первой такой кассой страхового типа в России была Пенсионная касса служащих на Юго-Западных железных дорогах. Она была создана 1 января 1877 года. Получается, первый в стране пенсионный фонд, работающий по накопительному принципу, появился 140 лет назад.

Участникам этой пенсионной кассы открывались индивидуальные счета, на которые поступали взносы. Ежегодный доход от инвестирования этих средств в размере 3-4% в год также распределялся по счетам. Таким образом, служащий железной дороги по достижении пенсионного возраста получал пенсию со своего индивидуального счета.

С него же выплачивалось пособие по инвалидности или пенсия вдове, если служащий умирал до достижения пенсионного возраста. Если же годовая сумма пенсии составляла менее трети последнего оклада служащего, он имел право получить из пенсионной кассы ее капитализированную стоимость, то есть всю сумму накоплений, учтенную на личном счете.

Пенсионная империя

Пенсионными кассами были охвачены миллионы российских подданных. В них участвовали практически все сословия: существовали пенсионные кассы для военных, служащих железных дорог, промышленных рабочих. С 1883 года начали появляться земские эмеритальные кассы, в которых участвовали и бедные сословия. Средства, накопленные в пенсионной системе Российской империи, были колоссальными.

Например, общий бюджет пенсионных касс железнодорожников в 1909 году составлял огромную по тем временам сумму — 245 млн рублей, а по количеству участников она была лидером — 480 000 человек. Такие масштабы требовали проведения серьезных расчетов, чтобы определить размер текущих взносов для будущих выплат.

Подобные расчеты сегодня называются актуарными и позволяют обеспечить надежное функционирование и финансовую устойчивость пенсионных систем.

Впечатляет горизонт планирования работников пенсионной индустрии в Российской империи. В 1908 году актуарные расчеты для Пенсионной кассы инженеров путей сообщения были проведены на период вплоть до 2062 года.

Впрочем, сначала наступил 1917 год. Средства в пенсионных кассах были национализированы большевиками. Пенсионная система стала финансироваться из государственного бюджета. Так продолжалось до знаменитого указа Бориса Ельцина от 19 сентября 1992 года. И речь не только о том, что национализация разрушила страховую пенсионную систему. Ее последствия для экономики оказались катастрофичными.

Почему-то принято считать, что пенсионная система — это только лишь некая касса, из которой граждане, достигшие пенсионного возраста или потерявшие трудоспособность, получают пособие. Но свой указ «О пенсиях» Николай I подписывал не только из человеколюбия.

Он рассматривался как инструмент модернизации страны, создания условий для появления долгосрочных капитальных вложений в ее промышленность. Бурное развитие железных дорог в конце позапрошлого века и начале прошлого во многом связано именно с существованием пенсионных касс.

Поэтому неважно, какой юбилей пенсионной системы мы сегодня отмечаем — 190 лет, 140 лет или 25 лет. Важно, чтобы в будущем мы развивали ее на основе страховых принципов, не повторяя ошибок, допущенных в прошлом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419518 Константин Угрюмов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260434 Константин Угрюмов

Пенсионный возраст: сколько вы получите от государства?

Константин Угрюмов

президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ)

Президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) делает расчет своей собственной пенсии

Совпадение? Мой выход на пенсию совпал с круглой датой — 25-летием современной индустрии негосударственных пенсионных фондов. Ее развитию я посвятил вторую половину своей трудовой деятельности — гражданской, уволившись из Вооруженных cил после 20 лет безупречной службы в звании подполковника. И вот пришел срок понять, в какую сумму оценило мой труд государство. На днях мне исполнилось 60 лет, и пришла пора оформлять пенсию.

Мало кто сегодня знает, что Российская империя была первой страной в мире, в которой еще в XIX веке на государственном уровне создавались эмеритальные кассы — прообраз современных негосударственных пенсионных фондов. К революции 1917 года участниками таких касс уже были миллионы людей: военные, железнодорожники, чиновники различных ведомств, обычные подданные, состоявшие в эмеритальных кассах земств и различных благотворительных фондов. Такая система позволяла жителям страны обеспечивать себе безбедную по тогдашним меркам старость. Итак, обратим внимание: чиновничье сословие участвовало в накоплении на собственную пенсию на тех же правах, что и все остальные.

Концепция изменилась с приходом к власти большевиков. Средства, копившиеся в эмеритальных кассах, были конфискованы государством, (акцентируем внимание и на этом факте), а мы получили классический собес, о котором и сегодня вздыхают радетели социалистического прошлого. При этом до сих пор стыдливо умалчиваем, что пенсия в СССР была очень низкой. На порядок меньше, чем в Российской империи, и ненамного больше, чем в современной Российской Федерации. Была персональная пенсия 120 рублей у избранных и 27 рублей — у колхозников.

Но даже в СССР не было такого театра абсурда, который при назначении трудовой пенсии существует сегодня. Я искренне восхищаюсь работниками Управления ПФР по городу Москве за проявленные к моей персоне заботу и внимание. Все-таки работники ПФР «на земле» — люди по-настоящему любящие свою работу за очень маленькую зарплату. И каким же энтузиастом нужно быть, чтобы ежедневно объяснять людям смысл новой пенсионной формулы с ее 45 коэффициентами и «страшным зверем» — пенсионным баллом. И каким терпением надо обладать, чтобы утешать несчастных бюджетников или людей, чьи данные о работе на предприятиях в 90-е годы исчезли и они просто не могут их найти. Последние теперь не могут понять, как это они «не наработали на достаточное количество баллов для назначения пенсии и нужно еще поработать».

А теперь посчитаем мой результат. За 23 года непрерывного стажа, абсолютно белой и очень немаленькой зарплаты, с которой платились страховые взносы в ПФР, я теперь буду получать от государства 18 063 рубля в месяц. Выручает моя военная пенсия. Все-таки я прослужил более 20 лет в Советской Армии, в Ракетных войсках стратегического назначения. Таким образом, вместе с военной пенсией я буду получать на руки 34 000 рублей. За 41 год трудовой деятельности. Коммунальные платежи за трехкомнатную квартиру в 80 кв. м обходятся моей семье в 11 500 рублей. Итого остается на жизнь 22 500 рублей в месяц.

Это совсем не плохо, например, по сравнению с пенсией, которую получает моя любимая теща. Она «горбатилась» 43 года, а пенсию ей назначили 8000 рублей.

А что мои любимые негосударственные пенсионные фонды?

С 1994 года я искренне верил в светлое накопительное будущее и отчислял взносы в негосударственный пенсионный фонд. Сам отчислял. Вместе с работодателем. По возрасту (старше 1967 года рождения) родное государство меня исключило из накопительной пенсии, поэтому надежда была только на добровольные взносы. Итак, мои общие отчисления (10% от зарплаты + 10% паритетная прибавка от работодателя) на негосударственную пенсию были вполне соразмерными страховым взносам (22%), точнее, чуть меньше. И вот за те же 23 календарных года в этом негосударственном пенсионном фонде накопилось аж на две мои пожизненные пенсии: 25 500 рублей в месяц за счет средств работодателя плюс 14 300 в месяц за счет моих личных накоплений.

Подведем итог. Получая высокую «белую» зарплату и честно выплачивая страховые взносы государству, я получил от него 18 063 рубля в месяц. А за тот же срок в НПФ я заработал накопительную пенсию 39 800 рублей в месяц. Но и это не главное.

Когда в России вводилась эта самая балльная пенсионная формула, чиновники социального блока правительства нам обещали, что размер трудовой пенсии теперь будет зависеть от уровня «белой» зарплаты и стажа. Но, как показывает мой, теперь уже личный, опыт, эта зависимость несправедливая. Из серии «сколько волка не корми» — все равно больше не получишь. Будет выбор только между 13 000 рублей и 18 000 рублей в месяц. В этой самой формуле эти коэффициенты можно увеличивать или уменьшать. И вы никогда не узнаете, почему это делается. Вам, по задумке авторов, этого знать не полагается. За нас эти манипуляции делают люди, которые получают пенсию совсем по другому закону. Закон «О государственной службе в Российской Федерации» вводит для чиновничьего сословия совсем другую формулу. Там проценты от зарплат. И наши радетели за безбедную старость — министры и их помощники, другие чиновники, которые придумывают для нас все эти «формулы счастья», а также депутаты, которые за них голосуют, — будут получать свои пенсии совсем в других размерах. Из других источников и не из собственных накоплений (выше я обращал внимание на участие чиновничьего сословия Российской империи в эмеритальных кассах).

Думаете, меня гложет зависть? Отнюдь. «Я мзды не беру, мне за державу обидно», — как говорил герой известного фильма.

Получив свою пенсию, предлагаю привязать размер пенсии чиновников, от которых зависит уровень социального обеспечения в стране, к среднему размеру пособий по старости «простых людей». Например, установить, что министр труда при достижении пенсионного возраста будет получать 95% от среднего размера трудовой пенсии, а депутат — 60%. Ладно, можно и больше. Министр — 96%, а депутат — 105%. Может тогда у нас прекратятся эксперименты с пенсионной системой, моратории (конфискации, аналогичные тем, что были проведены после революции 1917 года) и прочее, а пенсионная формула станет более справедливой. И денег будет хватать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260434 Константин Угрюмов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119103 Константин Угрюмов

Развитие самостоятельности: в чем суть новой пенсионной реформы?

Константин Угрюмов

президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ)

Похвально, когда государство, как строгий отец, хочет от граждан инициативы и самостоятельности

Концепция индивидуального пенсионного капитала (ИПК), которую Минфин и ЦБ планируют ввести с 2019 года, усиление этой самостоятельности как раз подразумевает. Суть новой идеи в том, что государство отдаст часть ответственности за накопительную часть пенсий в руки граждан, позволив им выбирать, где держать свои накопления, в каком объеме их отчислять, а также предоставит возможность вовсе их не делать.

В сложившийся ситуации — когда старая система фактически разрушена под гнетом тяжелых бюджетных обстоятельств и уже понятно, что возврат к ней физически нереализуем — индивидуальный пенсионный капитал это единственный способ с помощью профессиональных инвесторов исправить ситуацию и предоставить людям возможность существенно увеличить свои будущие пенсии.

Очевидно, что роль государственных институтов в новой системе сводится к жесткому многоуровнему контролю и регулированию, а сама работа, администрирование и инвестирование накоплений отдается в руки негосударственных пенсионных фондов. НПФ прошли чистилище государственных проверок со стороны Центрального Банка, научились инвестировать в кризис и в спокойные годы, освоили практики риск-менеджмента и как из этого извлекать доход для своих клиентов. Несмотря на финансовый кризис, доходность НПФ выше инфляции.

Но основная проблема, которую придется решить — это доверие к пенсионной системе. Миллионы людей, поверивших в свою накопительную пенсию, оказались не застрахованы от того, что их деньги изымут. Если бы государство оставило ситуацию, как есть, не нашло вариант исправления в виде ИПК, то мы рисковали тем, что население отнесется к любой новой системе накоплений как к еще одному Полю Чудес, где тебя просят снова зарыть свои четыре золотых. Можно сомневаться сколько угодно, но после выхода на пенсию сомнения на хлеб не намажешь.

Индивидуальный пенсионный капитал пока выстроен пунктирно, ЦБ и Минфин еще должны выстроить капитальное здание. Но им не откажешь в мотивации: новая система призвана увеличить коэффициент замещения утраченного заработка, который уже многие годы не дотягивает до требуемых Конвенцией МОТ 40%.

Для эффективной реализации ИПК государству необходимо создать твердую правовую базу, которая обеспечит находящимся в НПФ денежным средствам такой статус, который бы не только позволял гражданам в определенной степени распоряжаться ими, но и исключил бы возможность любых изъятий в случае экстренной государственной надобности. То есть по факту, необходимо наделить индивидуальный пенсионный капитал существенными правами собственности, нежели в прежней накопительной пенсии.

Но доверие не вернуть одними гарантиями. Учитывая то, что значительная часть населения имеет очень ограниченные возможности для накоплений, необходимы меры стимулирования, как для населения, так и для работодателей — такие, как налоговые вычеты для тех, кто формирует накопления в ИПК, а также государственное софинансирование новой пенсии.

Если говорить о софинансировании нового формата накопления пенсий — то это хорошая мировая практика, доказавшая свою эффективность во многих странах. Например, в Чехии, где средняя заработная плата эквивалентна 140 000 рублей, государство все равно софинансирует накопительную часть. Впрочем, в пользу софинансирования есть и другой веский аргумент: прежние реформаторы отобрали у граждан живые деньги на общую сумму более 1 триллиона рублей. Новую систему нужно стимулировать живыми деньгами. Это будет своего рода компенсацией за понесенные потери. Людям будет гораздо легче понять благие намерения государства, когда они увидят живые рубли на счетах.

Впервые в истории российской пенсионной системы нам предлагают сделать добровольный самостоятельный выбор. Он и прост, и сложен. Нужна нам в старости большая или маленькая пенсия? Государственная страховая пенсия большой уже не будет. Для этого нет никаких финансовых возможностей и увеличить ее можно только с помощью дополнительного накопления. ИПК для этого и создается.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119103 Константин Угрюмов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter