Всего новостей: 2577477, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Билоус Игорь в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыХимпромвсе
Билоус Игорь в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыХимпромвсе
Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 3 ноября 2014 > № 1215043 Игорь Билоус

Глава ГФС Украины Игорь Билоус: "Я не буду давить на бизнес, что бы и кто мне ни говорил"

Эксклюзивное интервью главы Государственной фискальной службы Украины Игоря Билоус агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Многие оценивают сентябрь как провальный, но в то же время есть мнение, что его нельзя считать таким уж провальным

Ответ: Для нас актуально посмотреть, как мы заканчиваем месяц, как мы заканчиваем год. Разобраться, наверное, с новым правительством и парламентом, чтобы быстрее продвинуть наши реформы. Это самые актуальные первые шаги. Естественно, мы ожидаем формирование нового правительства, потому что будет какая-то перезагрузка, переформатирование. Только вчера все более-менее узнали результаты выборов, картина уже более-менее ясна.

Мы ведь так и не пересмотрели бюджет в реалистическом ключе, он так и остался ориентированным на растущую экономику. Но этого не происходит, вы понимаете. Поэтому мы сентябрь закрыли с "минус" 2,8 млрд грн. По сальдо это 100% при "минусе" НДС.

Примерно такой же результат мы ожидаем в октябре, но чтобы вы понимали, у нас поставлен план "плюс" 40% к октябрю прошлого года. Как вы думаете, это возможно выполнить при текущей ситуации в стране? Но, несмотря на это, мы идем с опережением графика в 1,7 раза, то есть мы быстрее собирали. Мы больше собираем НДС за счет значительного снижения схематических налоговых кредитов. Кроме того, в текущем месяце мы ожидаем примерно 1,6 млрд грн недопоступлений в госбюджет по восточным регионам. В сентябре было 1,8 млрд грн.

Для нас также очень важен аукцион по нефти, так как 300 тыс. тонн должны были выставить на торги. У нас большая проблема, мы в сентябре недополучили очень много рент - порядка 1,4 млрд грн, и на этот месяц мы ожидаем порядка 600-700 млн грн. Для нас это огромная цифра, там ведь и дивиденды "Нафтогаза", - я имею в виду "Укрнафту".

Проблема глубже, так как у нас реальное падение промышленного производства, потребление упало, импорт упал, импортеры не могут купить валюту, чтобы завести критический импорт, например нефтепродукты.

Это все свидетельствует о том, что на таможне платежи будут не такие хорошие, в том числе это касается уплаты НДС. Чудес не бывает и нужно исходить из реального положения дел. Дальше давить на бизнес я не буду, кто бы меня ни просил, потому что этого делать нельзя. Уже через обязательные платежи перераспределяется около 40% ВВП, и вы понимаете, что это такое. Плюс мы снизили количество проверок, но повысили их качество. Не спорю, не всех, но основных. И у нас возникают проверки с последующим доначислениями налогов, где сотни миллионов, а то и миллиарды. Что с этим делать? Там известные структуры, но закрывать глаза на нарушения нельзя.

И потом, у нас нет налогового компромисса. Мы разослали 174 письма самым ярым уклонистам, примерно на сумму около 18 млрд грн, и надо что-то с этим делать, фактически идти по процедуре.

Вопрос: Юридическая процедура вам уже не оставляет никакого временного лага?

Ответ: Теоретически он существует. Но закона нет, депутаты сознательно его "прокатили", будем называть вещи своими именами. Сейчас мы подаем в суд на взыскание и, естественно, поднимется куча шума и крика о том, что мы создаем давление на бизнес. Но мы ничего не создаем, это нам создали такую ситуацию, не проголосовав за закон даже со ставкой 5%. А этим законом мы могли не только их освободить, но еще и решить проблему серо-черного импорта, который томится на складах. Опять же, мы никак не решили эту проблему, чем, собственно, разрешили всем правоохранителям (милиционерам, нашей налоговой милиции, СБУ и остальным) идти и проверять, и фактически осуществлять какие-то действия. Сейчас за это расплачивается бизнес. Это создает дополнительное давление, о котором все говорят: "Вот, нас опять налоговики прижимают". Это не мы прижимаем, то есть вы знаете и видели наше стремление им помочь. В итоге, что мы получили? Я жду новый парламент. Как только будет созван новый парламент, – мы на следующий день с законами. Все готово, написано. Возможно, нам придется какие-то законы подправить, так как есть критика.

К примеру, региональный налог с подакцизных товаров. Мы его оставили как компенсатор.

Министерство финансов не полагается только на детенизацию как на единственный компенсатор, так как ее нельзя измерить. Поэтому нужен четкий и понятный компенсатор. Сейчас идет дискуссия - будет это 3%, или 5%, или 1,5%, или вообще дать возможность местным органам назначать его. Мы хотели дать возможность назначать ставку местным органам, чтобы они сами лучше следили за этим процессом и все штрафы также поступали в местную казну. Идея была такая: если мы не можем отследить все эти киоски с "неправильной" водкой и "неправильными" сигаретами, то это нужно передать на местный уровень. Пусть они сами смотрят, находят криминал и собирают эти деньги в бюджет. Теоретически правильно. Сработает ли это и готово ли к этому местное самоуправление - большой вопрос. Мы сейчас пытаемся делегировать часть полномочий на места. Но я вам скажу, что далеко не везде в регионах готовы к этому. Чисто профессионально люди не знают, как читать бюджет, не знают, с какой стороны к нему подойти, а не то чтобы его составить.

Вопрос: Так все же это будет пилотный проект в нескольких регионах или же эту практику внедрят повсюду?

Ответ: Пока написано так, что это вся страна. У нас есть еще время, допустим месяц, до того как парламент полноценно заработает, поэтому у нас есть какой-то временной лаг поправить те или иные вопросы. Но, опять же, для этого необходимо правительство, чтобы оно одобрило.

Этот налог можно снять, он выступает компенсатором. Но есть хорошие вещи, такие как единый социальный взнос, единый налог, которые мы сильно пересмотрели в сторону снижения, налог на прибыль.

Вопрос: Многие говорили о том, что региональный акциз с продаж плюс еще налог на коммерческую недвижимость - это слишком много и нужно оставлять что-то одно.

Ответ: Налог на недвижимое имущество вообще будет прерогативой местных властей. То есть местный совет, или кто там у нас будет, могут установить его, а могут и не устанавливать. А акциз - это компенсатор и, опять же, его можно установить на верхнем уровне, а можно на нижнем. Это все местные бюджеты, и необходимо, чтобы они также принимали участие. Это их ответственность. Пожалуйста, собирайте деньги, вы все знаете: сколько у вас неучтенной земли, сколько недвижимости. Если это большое градообразующие предприятие, значит, этот налог на коммерческую недвижимость нужно снизить, и если у него много земли - тоже нужно подумать и снизить ему каким-то образом. Я еще не знаю, как это будет работать в деталях, поскольку это впервые, но это правильная инициатива.

Я, да и все мы здесь, были сторонниками идеи установить не региональный акциз, а маленький налог с розничной продажи, но на все. И это воспринималось бы так, что все находятся в равных условиях. А мы ввели эту штуку, прибежали акцизники и говорят, что вы такие не хорошие люди опять засадили нас впереди планеты всей и это неправильно. Я понимаю их, и поэтому считаю, что как-то так оно должно было бы быть. Но нас не поддержали на Кабмине и в Минфине, сказав: нет, давайте все же вот так.

В прошлом году мы собрали по налогу на жилую недвижимость копейки – 30 млн грн. Это же относится к закону о трансфертном ценообразовании: мы с этим законом в ближайшем будущем много не соберем. Это все будет очень сложно, непрозрачно и непонятно. Я считаю необходимым учиться пользоваться такими сложными инструментами и повышать эффективность их применения, но уделять при этом пристальное внимание именно непрямым налогам, в том числе акцизам.

Вопрос: Насколько принципиальна здесь ситуация с запретом плательщикам налога на прибыль относить на себестоимость услуги и работы, закупаемые у единщиков?

Ответ: Там есть норма о 50%, обсуждались 30%, но в итоге осталось 50%. То есть мы пока дискутируем. Кстати, эта норма касалась не всех единщиков. Это делается для того, чтобы не было тотальной оптимизации налогов. Налоговая реформа должна быть компромиссом между членами общества, между общественными интересами (государством), и частными интересами (бизнесом). Потому что даже если сейчас сделать все налоги 3%, далеко не факт, что все побегут их платить, поверьте. Не побегут, скорее всего. А почему? Потому что все спрашивают: "А куда идут наши деньги, покажите?" Приезжает, например, британский чиновник и говорит: "Вот чек с ланча, пожалуйста, вы должны подшить, потому что он потом попадает в смету, и эта смета висит на сайте, - куда я потратил деньги". А у нас такого нет. Это вопрос, и их много.

В предыдущие годы было много изменений в налоговое законодательство (ставок, баз, отчетности, кодификации и пр.), - в целом около 70 законов, направленных на изменение Налогового кодекса с момента его принятия, то есть в среднем один закон каждые три недели. Как можно вести предсказуемую деятельность с такими изменениями? Да никак.

Я считаю, что пакет в целом нормальный, хотя его, возможно, и следует дорабатывать в каких-то частях, деталях и т.д. Но так бывает всегда. А в целом пакет сбалансирован относительно бюджета, который мы получим в следующем году. То есть, мы не можем радикально все "зарезать", отказаться от массы доходов бюджета, не осуществив при этом пенсионную реформу, не поменяв социальное обеспечение. Мы рано или поздно получим бомбу, которая взорвется.

Вопрос: С международными кредиторами это уже как-то согласовано?

Ответ: Я в Вашингтон не ездил, но, вроде, есть там какой-то диалог. Пока МВФ поддерживает нас. Я сторонник реструктуризации внешнего долга, и это нужно было делать давно, а не тащить на себе эту неподъемную ношу, сделать это спокойно, профессионально, чтобы освободить себя. Думаю, нужно более радикально реформировать, чтобы создать стимул для роста экономики. Но если экономика не начнет расти, то будет все очень плохо. Поэтому я говорю об этом открыто и прямо. Я не могу сказать, что мы давим на бизнес, - мы предъявляем нормальные требования по налогам. Но бизнес считает, что мы на них давим.

Вопрос: Да, бизнес считает, что давите…

Ответ: Почему? Потому, что нет оборота, нет бизнеса, идет системное падение по всем фронтам. Поэтому когда мы приходим со своими требованиями – заплати, пожалуйста, 20% НДС (который ты собрал со своих покупателей), заплати налог на прибыль, заплати наперед акциз и все эти вещи, которые "сушат " оборотный капитал, - то создается впечатление что мы "кровососы" и забираем последние деньги, толкаем их своими действиями все дальше в "тень". Но что произошло в последние два месяца? НБУ "засушил" рынок и "тень" оказалась в проблематике из-за отсутствия наличности. Оно может и хорошо, так как "тень" сейчас испытывает большие затруднения. Мы давим их по всем этим НДСным конвертационным схемам, а они говорят: "А как же нам выживать? Мы не можем платить эти налоги". То есть, что происходит: с одной стороны, идет сворачивание теневой экономики, которая, как бы то ни было, кормит население, ведь зарплаты в конвертах – это тоже зарплаты, за них можно пойти и купить кусок хлеба. Но с другой - происходит сокращение и в тех рядах, что порождает большое беспокойство в массах.

Поэтому я сегодня заявляю о необходимости серьезных реформ. Я говорил об этом президенту и премьер-министру, который понимает, что нам нельзя больше ждать. Считаю нужным идти на это. Конечно, есть возражения и критика со стороны ряда ассоциаций, лоббистов: мол, эту льготу нельзя убирать, здесь вот так вот, а НДС автоматически, весь наш фиктивный кредит туда занесите, чтобы мы потом с него как-то жили. Но так не будет, друзья. После чего мы опять столкнулись с массированной критикой: все нас полощут в прессе, что такие-сякие хотим забрать 1/6 денег у бизнеса. Но то, что они забирают у страны 50-70 миллиардов, это ничего, все об этом забыли, никто и не вспоминает.

Мы сейчас думаем, что делать с переплатой налога на прибыль предприятий – 26 млрд грн. Под конец года, может, будет 27 млрд грн. Но чудес не бывает, и мы должны двигаться в рамках существующих правил, потому что если я сегодня остановлю все, то у меня сразу же очень сильно обрушится бюджет.

Я не боюсь того, что все скажут - он плохой и его надо снять. Я остановил переплаты полностью, - кто-то стал счастливым? А в результате весь бюджет пострадал. То есть, это выход или нет? Я откровенно говорю об этом. Нам нужна система, которая изменится. Непросто взять и перекрыть переплаты, от этого не станет больше денег для НДС. Хотя НДС мы выполняем на 100% по заявке – 4,7 миллиарда.

Вопрос: Какой же у нас будет долг по НДС в конце этого года?

Ответ: Я надеюсь, что мы не увеличим долг. Мы начинали с долгом по НДС 14,9 млрд грн. Полагаю, так и закончим. Это с облигациями. Вы поймите, мы очень много уступили, очень много судебных дел открытых, проигранных и т.д. Мы уже почти 7 млрд грн выплатили в облигациях, текущий НДС мы выплачиваем без задержек. Если вы помните, была задержка в январе-феврале, и мы эту задержку пытаемся погасить понемногу, но это не так просто.

Вопрос: То есть, 14,9 млрд грн – это старый переходящий долг, который оспаривается?

Ответ: Да, это старый переходящий долг и его очень сложно возместить, так как он фиктивный наполовину, если не на большую часть. Он просто фиктивен. Он был накоплен непонятно как, и этот долг висит. Извините, я не возьму на себя обязательства вернуть фиктивный долг и, думаю, что никто с нормальной головой не возьмет. Это просто украсть деньги из государственного бюджета.

Вопрос: Весь реальный долг по НДС вы возместили путем выпуска ОВГЗ?

Ответ: Тот, по которому есть решение суда, - чистый и проверенный. Как вы знаете, у нас есть программа отдать 16,7 млрд грн. Мы сейчас хотим поменять закон, продлив действие программы до 1 апреля, чтобы отдать еще 2,7 млрд грн. Мы посчитали, что до апреля можем дополнительно отдать бумагами, а за счет оставшихся 7 млрд грн можно было бы снизить переплату налога на прибыль. Механизм будет такой же, как и по выпуску НДС-ОВГЗ. Пока это все на уровне идеи. Пока вопрос: эти 7 млрд грн на всех распределить, или взять по тех, кто по времени возникновения этой переплаты были первыми, и отдать им первым. То есть, мы сейчас ищем справедливый ответ. Я думаю, что если получится использовать эти переплаты в системе НДС-администрирования, чтобы не вносить живые деньги, это тоже может быть ответ. Но это все на уровне идеи.

Нам нужно что-то делать с этими переплатами. Сейчас очень сложно взять переплату. Все говорят, что мы собираем переплаты. Сейчас не то время – пойдите и возьмите переплату. Когда приходишь в крупную компанию и говоришь: "Можно попросить переплату?", они показывают на выход.

Сейчас многие приходят с просьбой засчитать переплату по налогу на прибыль в счет уплаты НДС. Я не могу этого сделать, потому что как только я это сделаю один раз, прибегут все остальные на 26 миллиардов и выстроятся тут в очередь, как в мавзолей Ленина в прошлом. Все будут стоять и все будут правы. Кроме того, я еще не выполню план поступлений по НДС, и вот тогда уже не только пенсионеры на востоке будут плакать, а вообще все бюджетники.

Вопрос: Кабмин обнародовал порядок автоматического электронного администрирования НДС. Насколько обоснованы опасения, что вы еще оборот заберете и не рассчитаетесь?

Ответ: Да не будем мы ничего забирать. Со всеми бухгалтерами из прозрачного бизнеса, которые понимают весь этот процесс, у нас вообще никаких вопросов нет, все обеими руками "за", потому что это будет правильно. Не будет никаких "никчемов", при электронных проверках мы быстрее собираем НДС на полтора-два месяца, потому что он формируется в течение месяца, и так же быстрее его отдаем. Вопросов вообще нет. Это чистый популизм, "что вы у нас заберете". Никто ничего ни у кого не забирает, просто напросто по текущей системе есть возможность свернуть, убрать, в долг положить и т.д. То есть, масса креативной схематики уйти от уплаты НДС, просто уйти. И мы этого допускать не будем.

Нас просят, чтобы мы внесли в эту схему уже сформировавшийся налоговый кредит. Мы сейчас против этого, потому что об этом просят все те товарищи, которые нам очень не нравятся. Все говорят от имени каких-то ассоциаций, но мы-то понимаем, что не все так просто. Обычно крупные компании, которые сами приходят, никогда об этом не просят. Как правило, кричат отдельные люди - раздувают шумиху в прессе, показывают мою фотографию, фотографию Коломойского. Коломойский как раз из числа тех, кто говорит: "Надо - мы заплатим, и пускай все платят". Все хотят работать в равных условиях.

У нас была идея что-то еще придумать с переплатами на прибыль, чтобы эту переплату использовать в качестве ресурса, который можно добавить. Эта идея у нас возникла недавно, и мы сейчас думаем, каким образом передвинуть эти шахматы. Это ведь деньги. Но закон однозначно правильный и все нормальные бизнесы его поддерживают. Это по большому счету дисциплина и формирование привычки жить честно.

Я считаю большим плюсом, что сейчас через Госказначейство переиграли всю схему. Потому что так легче: выделить канал на Госказначейство и там все это администрировать.

Вопрос: Будут деньги возвращаться, не будет, как с местными бюджетами, - счета там, а денег на них, по сути, нет?

Ответ: Нет. Есть порядок, он отработан, и если это необходимо, доработаем еще. Сейчас мы заканчиваем техническую часть всей этой истории, чтобы прогнать пилотный проект с несколькими предприятиями и увидеть, как оно будет работать. Их будет около десятка из разных отраслей, с разными оборотами, и мы посмотрим, как это все будет работать.

Вопрос: Вместе с тем ассоциации говорят о том, что он не прошел должного обсуждения…

Ответ: Потому что некоторые ассоциации и все остальные говорят, мол, нам нужен наш старый кредит - засунуть в систему. Друзья, денег нет, а вы ваших же братьев — учителей, врачей, да всех, кто получает зарплату из бюджета, - хотите обобрать! Не хочется платить в бюджет НДС, собранный со своих же покупателей! Так не бывает, вернее так не должно быть. Во многих европейских государствах это бюджетообразующий налог. Мы же к чему стремимся, - чтобы налоги обременяли потребление: кто больше потребляет, тот больше платит. Но потом уплаченный потребителем налог вернется к нему же в виде зарплаты из бюджета, построенной инфраструктуры. На это работают как раз НДС, акциз, таможенные вещи. Но они работают так при условии, что те, удерживает эти налоги, их не "крысят"!Конечно, многим непривычно рассматривать собранный с покупателей налог на добавленную стоимость как общественные средства, не привыкли и не хотят привыкать платить. Тут не хотят, а тут еще "конвертос", а тут то и другое, и льготы сбоку, и все хорошо у них. У меня сельское хозяйство, например, - одна большая черная дыра.

Вопрос: Льготы для этой отрасли остаются?

Ответ: Мы заседали уже не один раз, как вы понимаете, и пришли к выводу, что сейчас нужно оставить льготы, но четко сказать: "Коллеги, работайте, осуществляйте и завершайте свои инвестпроекты, никто вам в этом не мешает, но будьте добры - с января 2017 все на общий режим".

Я считаю, что в будущем всех нужно перевести на общий режим. Не должно быть никаких льготников, единщиков и т.д. Но это нужно делать, когда мы войдем в фазу роста. Все будет понятно. Мы каждому дадим кассовый аппарат, и мы считаем, что это большое дело. Сейчас мы снизили налоги для единщиков. Там будет три группы, и мы хотим обязательно вручить кассовый аппарат каждому, и не будем ходить к ним два года. Но через кассовый аппарат будем иметь возможность их проверить. Так как сейчас позиция такова: вы к нам не ходите, но кассовые аппараты мы тоже не возьмем. Как так может быть? Это известная схема: импортеры приезжают, 45 частных предпринимателей, им товар раздал, и они красиво продают это все. Но дураков же нет, давайте правильно все это делать. Я сейчас большой оппозиции по кассовым аппаратам не вижу.

Как мы это видим? Там есть три группы: первая – это базарники без кассового аппарата. У тебя оборот до 300 тыс. грн – пожалуйста, торгуй тапочками на базаре, не нужен тебе кассовый аппарат, мы тебя каким-то фиксированным налогом обложим. Хотя я считаю, что фиксированные вещи – это неправильно. Нужно давать 1-2% от оборота и пускай будет.

Точно так же и фиксированный сельхозналог. Здесь тоже нужно уходить от цифры и переходить к проценту.

Вопрос: Они боятся, что в таком случае вы будете к ним ходить, а если будут цифры, ходить не станете. Их цель - чтобы вы к ним не приходили.

Ответ: Ходить ко всем все равно нужно, но меньше. Наша цель - создать действительно "умную" службу и дистанционно, в том числе через кассовые аппараты, видеть все обороты и раз в три года выходить. Но если ты не прав, если мы во многом пошли навстречу, а ты при этом все равно воруешь, тогда нужно отвечать по букве закона. Так везде - и в Англии, и в Америке, и в Китае. Это социальный компромисс: между бизнесом и теми, кто зависит от уплаты налогов бизнесом — т.е. бюджетной сферой. А бизнес хочет, чтобы им все снизили, но они все равно не собираются платить. Так нельзя. Ведь те, кто сейчас уклоняется, завтра приведет детей в государственные школы и спросит "Где хорошие учителя и комфортные здания школ?", спросит "Где хорошие дороги?". Без уплаты налогов мы рискуем превратиться в атомизированное общество эгоистов, с огромным имущественным расслоением, в котором весьма дискомфортно, в итоге, будет, в том числе, господам "уклонистам".

Вопрос: А сколько пени заплатило государство за то, что вовремя не выплатило?

Ответ: Я согласен - есть и там вопрос, и там вопрос. Государство обворовало, вот переплаты, вот недоплаты, вот столько-то НДС не возместили, а курс был такой, а сейчас такой и потери исчисляются сотнями миллионов гривень. Но давайте не строить иллюзии — государство взять деньги ниоткуда не может, уплачиваемая государством пеня — это уменьшение выплат тем же бюджетникам. Нужно также ставить вопрос об индивидуальной ответственности чиновников за нарушение недвусмысленных предписаний закона — правда, для этого закон должен быть недвусмысленным.

Вопрос: Идея всеобщего декларирования остается актуальной?

Ответ: Всеобщее декларирование идет только с определенного уровня. То есть, нулевая декларация. Мы убедились, с этим можно идти. Это фактически амнистия, валютная либерализация для физлиц. Нацбанк, вроде бы, тоже не возражает. И это большой плюс. Во-первых, это как бы и контроль, и не прямые методы налогообложения. Никто пока в карточки лезть не будет, речь идет о крупных покупках - автомобили, недвижимость.

Я также считаю это правильным. Мы ведь хотим проверять чиновников, а вот они не хотят проверяться. Нас попросили проверить декларации судей, а они отказались. Почему-то же они не хотят. Я не боюсь показать свою декларацию, а они боятся. Значит, есть причина для этого.

Если мы приняли решение что-то менять, то, конечно, нужно идти на это. Давайте не будем играть: тут мы немного поменяем, а тут еще посмотрим. Если, как говорит президент, мы хотим жить по-новому, то давайте уже и думать по-новому.

Я понимаю, что всегда будет какой-то бизнес, какое-то общественное объединение которые возражают и требуют больше уступок. Ну, что ж, послушаем их аргументы в пользу процветания теневой экономики и коррупции, против большей прозрачности. Этот конфликт присутствует всегда и тут уже общий знаменатель должен быть компромиссным.

Вопрос: Есть ли у вас понимание того, как мы будем работать с Крымом и востоком Украины?

Ответ: Обсуждаются разные сценарии. По Крыму есть закон о свободной экономической зоне, у нас нулевая ставка НДС. Мы обсуждаем, как с этим быть и что с этим делать. Я лично считаю, что не нужно устанавливать нулевую ставку НДС, а освободить. Потому что там вообще не понятно, что происходит и по каким законам. У Нацбанка позиция такова, что с ними вообще не нужно работать.

Нужно понимать, что расчеты там, образно говоря, в "сумках". То есть, туда едет продукция, так как там относительно большой рынок потребления. А оттуда едут сумки с деньгами, потому что там никто никаких расчетов не проводит. Что дальше происходит, никому непонятно.

Что делать с востоком, тоже не совсем понятно, потому что там неразбериха еще больше. Туда вообще толком никто не едет, так как там опасно. Второй вопрос - где будет происходить линия разграничения, а это уже политика. Мы готовы, мы просчитали разные варианты разграничения, нулевой режим или освободить. Наверное, лучше освободить. Если там что-то будут производить и ввозить сюда, пожалуйста, уплатите НДС. Россияне не откроют им границу, я в этом уверен. Въезжаешь на территорию Украины и уплачиваешь НДС.

Я в принципе за то, чтобы у нас так было с Крымом. Они привозят продукцию сюда? Пожалуйста, НДС. Наши туда везут? Пускай везут, мы тем самым будем стимулировать. Мы считаем Крым нашей территорией, и чисто фискальным методом занимая сторону Украины, мы считаем, что нужно делать так.

Как будет с Востоком, пока сложно сказать. Но там есть ситуация, когда предприятия работают даже в зоне военных действий и производят продукцию. Более того, они даже претендуют на возмещение НДС.

Вопрос: А налоги оттуда платят?

Ответ: Платят, но там же не все районы в зоне военных действий. Есть те, которые не в зоне – они платят. Некоторые предприятия абсолютно нормально работают, они не в зоне, к ним не прибегают с автоматами, не требуют налоги какие-то. Там ведь кто как, - у кого казачество, у кого полуцарство, у кого еще что-то там. К примеру, прибежали с автоматами, забрали всю технику, забрали все топливо на Стахановском вагоностроительном заводе. Забрали все, там кое-что осталось, за этим следит охрана. Хорошо хоть не разобрали, ведь они разбирают заводы на металл и везут это через российскую границу, там сдают это на металлолом и получают деньги. Так они разбирают живые предприятия, понимаете, в чем проблема. Они снимают все – медь, алюминий, это уже цирк какой-то.

Вопрос: А каков риск того, что будут создаваться какие-то схемы с этими территориями?

Ответ: Платят только те, кто хочет платить. Соответственно, кто не хочет, тот и не платит сегодня ничего. Проблема не в этом в регионе, что там не платят налоги. Проблема в том, что этот регион был крупным потребителем, и его потеря - большой урон для экономики.

Табачные компании уже снизили производство на 20%, и это моментально отразилось на уплате акциза и всех остальных налогах. И что делать, мы же не заставим всю страну на 20% больше курить. Кстати, производители алкоголя также сократили выпуск. Зато там сигаретный завод "Хамадей" работает в пять смен и его очень строго охраняют. Это контрафактное производство, они везут свою продукцию к нам через РФ и Беларусь. Мы знаем все это. Или еще одна схема: товар идет транзитом на Одессу, оттуда на Приднестровье, там в свою очередь перекладывается, откуда часть идет сюда, а остальное экспортируется в Европу. Вот вам реальные живые ситуации.

Восток дело тонкое, и все будет зависеть от ситуации с развитием конфликта. Идет зима, которая, скорее всего, будет холодной. Как они там все это переживут, я не знаю. Кто-то занимает радикальную позицию, как Арсений Петрович (Яценюк - ИФ), кто-то менее радикальную. Я занимал бы жесткую позицию по отношению к ним с точки зрения финансов, однако учитывающую специфику региона – там, в основном, экспортно-ориентированные предприятия и можно организовать транзит.

Вопрос: А как быть с цепочками, когда, например, у "Метинвеста" или "Донецкстали" шахты в одном месте, метзавод в зоне военных действий, а порт опять у нас?

Ответ: Почему я и говорю, что следует сделать такой режим, который учитывал бы специфику региона (например, чтобы туда все заходило без уплаты НДС, поскольку у таких предприятий финальный продукт все равно экспортный, и он идет транзитом).

Нужно будет еще смотреть, где создается этот продукт. Если создается в Запорожье, то, конечно, мы должны заплатить им, вернуть НДС по факту экспорта.

Это все только теория, потому что мы считаем, что это все наша территория, и мы всем им обязаны возмещать НДС. Но мы должны быть готовы и к такой ситуации, и к другой.

Вопрос: Изучали ли вы в этой связи опыт Приднестровья или подобных ему территорий?

Ответ: Там, собственно, изучать нечего. Поскольку, когда идет экспорт в Приднестровье, он на самом деле идет в Молдавию, и все контрагенты тоже молдаване, а не приднестровцы. Почему мы иногда останавливаем грузы? Потому что мы проверяем, делаем запрос в Молдову, оттуда приходит ответ, что такой компании нет. Мы его паркуем, составляем протокол и отправляем на ответственное хранение.

Вопрос: Бизнес понимает, что рано или поздно это как-то "устаканится", но все боятся, чтобы потом не пришлось отвечать за нынешнее время, когда правила еще не установлены. И пока все эти риски - на бизнесе.

Ответ: У большинства экспортеров есть какие-то синдикаты. Все они волнуются, а какого-то ответа нет. Я участвую во всех этих совещаниях, и говорю, как оно есть. Ситуация очень непростая. Очень много бизнеса приходит и регистрирует форс-мажоры для того, чтобы как-то зафиксировать потери. И это правда. А там необходимо согласие Торгово-промышленной палаты Украины. Но это тоже до конца не отработано - куда идти, в какую ТПП.

Мы, со своей стороны, идем навстречу и принимаем очень много компромиссных решений как здесь, так и в региональных офисах.

Вопрос: Тема создания Службы финансовых расследований уже закрыта? Можно ли ожидать образования такого органа еще в текущем году?

Ответ: Нет, она живет, и я думаю, что будет жить. Есть несколько законопроектов. Все будет зависеть от того, когда заработает парламент и какие приоритеты он выставит с точки зрения голосования. Я не думаю, что СФР будет приоритетом, это, скорее, перспектива следующего года.

А вот общеобязательное декларирование, налоговою реформу - все это нужно двигать побыстрее. Есть вещи, которые требуют переходного периода, а есть вещи, для которых это нужно. К примеру, реформу ЕСВ можно сразу запускать.

Если все-таки меня оставят, и все будут прислушиваться, то надо урезать Пенсионный фонд. Нам нужно резать расходы. И если мы не будем резать расходы, то все наши разговоры и инициативы – это попытка заговорить проблему и настоящие способы ее решения. Мы не можем себе позволить такую жизнь, мы слишком много тратим. Нужно четко поставить какой-то рубеж – 30% или 20% от ВВП мы можем тратить. И только таким образом мы создадим богатую нацию, которая захочет держать деньги в нашей банковской системе, и создам "Европейский Китай". То есть, если мы сильно снизим начисления на заработные платы, а зарплаты у нас и так небольшие, то это уже очевидный плюс в себестоимости. А в перспективе можно было бы и налог на прибыль снизить, допустить до 15%. Это образно.

В какой-то момент нам придется отказаться от существующей системы пенсионного обеспечения. Мы все это понимаем. Мы ведь даже сейчас имеем дефицитную систему, учитывая, что мы ее подкармливаем из других источников.

У нас низкая эффективность государственных расходов и экстенсивный рост числа бюджетников. Показатель гВ 2013 году – в бюджетной сфере получали зарплату около 4,5 млн человек, то есть почти каждый десятый украинец. В частном секторе работало 9,7 млн человек, общее трудоспособное население — немногим больше 20 млн человек. ВВП на душу населения - EUR3 тыс., а в ЕС – EUR23 тыс. О чем мы говорим?

Вопрос: Закон о люстрации власти уже опубликован. Вам было поручено создать советующий департамент для проверки чиновников. Создан ли он и сколько уже успели проверить?

Ответ: Мы еще никого не проверяли. Начнем проверять только с 1 ноября. Департамент создан. Но для массовой проверки всех чиновников в стране нам нужно будет еще 1,5 тыс. людей. Для понимания: мы в год проводим 80 тыс. спецпроверок силами всего нашего аппарата, а нам нужно будет провести миллион. Сейчас проводятся проверки тех, кто попал под безусловную люстрацию, около 200 человек. Под вторую волну попадет, конечно же, значительно большее число.

Вопрос: А вы будете проверять тех, кто написал заявление об уходе накануне вступления в силу закона?

Ответ: У нас таких было немного. Уволить человека относительно легко, а вот создать специалиста, научить его, чтобы он не воровал, - это достаточно сложное мероприятие. Я думаю, что будут изменения в закон, причем достаточно скоро. Потому что у нас может возникнуть серьезная проблема в госуправлении из-за оттока профессиональных кадров. Они же пытаются срезать и среднее звено руководителей. А вот если среднее звено руководителей перестанет работать, то молодого звена у нас не так много, что бы там кто ни говорил. Талантливых руководителей очень и очень мало, а в госсекторе тем более.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 3 ноября 2014 > № 1215043 Игорь Билоус


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter