Всего новостей: 2602548, выбрано 3 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чалый Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 10 марта 2016 > № 1681186 Алексей Чалый

Глава законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый рассказал в интервью РИА Новости об особенностях политической жизни города федерального значения, скромных экономических успехах и главных итогах двух лет с дня вхождения Севастополя в состав России.

Беседа с корреспондентом РИА Новости произошла накануне второй годовщины референдума и почти сразу после очередной сессии регионального парламента, на которой для решения о проведении всенародных выборов губернатора города не хватило трех голосов. Эта тема стала первой в разговоре с Алексеем Чалым.

— Законодательное собрание не смогло набрать голоса для изменения устава города, подразумевающее введение процедуры всенародных выборов губернатора. Вы прогнозировали такой вариант?

— Это был один из возможных вариантов. Я совершенно не исключал, что мы все-таки проголосуем за это решение.

— Как вы относитесь к идее общественного обсуждения этого решения после того, как парламент не поддержал законопроект?

— Это достаточно трудоемкий процесс, может быть, не очень содержательный. Но сделать можно. Будем думать, как поступить.

— Губернатор города Сергей Меняйло отнесся к идее выборов главы исполнительной власти отрицательно, а по поводу вашего решения об отставке сказал, что это решение эмоциональное. Он также отметил, что вы стремитесь влиять на все процессы в Севастополе. Насколько, по-вашему, эта версия конфликта правдоподобна?

— C моей точки зрения, нет. Если бы у меня были амбиции управлять городом, я бы, наверное, не отдал губернаторский жезл весной 2014 года. Так что это не очень клеится. Я являюсь депутатом Законодательного собрания, его главой и к этой ответственности отношусь достаточно серьезно. Люди ждут от нас позитивных изменений, я со своей стороны старался сделать то, что считал правильным, чтобы эти изменения случились.

— Что из ваших решений не оправдало ожиданий?

— Ошибки были прежде всего в кадровой политике. Первая — моя рекомендация кандидатуры губернатора президенту России. Это то, что в список "Единой России" взял людей, которых мало знал, которых мне рекомендовали. И которые теперь с необыкновенной легкостью отказались от своих обязательств по присяге, которую мы давали севастопольцам. За эти ошибки на мне лежит ответственность. Можно себя оправдывать или нет — не так важно, так как это уже случилось.

Имея эти обязательства, в рамках закона мы обязаны их реализовывать. Наши законные полномочия, как известно, сводятся к изданию соответствующих законов, контролю над их выполнением, принятию бюджета, контролю за его использованием. Это основные функции Законодательного собрания. Я и пытался организовать эти процессы, понимая, что пришедшая команда не имела необходимого опыта. Ситуацию осложняло то, что мы оказались в российском правовом поле, особенности работы в котором мало кто из местных знал. При этом неэффективных членов команды поменять невозможно — они все избраны. То есть обязательств хватает, а ресурсов — не очень. Это с управленческой точки зрения задача была непростая.

— Почему же вы приняли решение уйти с поста главы парламента?

— Все эти полтора года я пытался организовать нормальную работу по указанным процессам, пока не стало совершенно очевидно, что даже идеально организованная наша деятельность не даст никакого результата, если не будет сколько-нибудь сносно и согласованно организована деятельность исполнительной власти. Поскольку это не так, я не вижу возможности изменить эту ситуацию без замены высшего должностного лица (губернатора), я и сложил с себя полномочия. У меня нет возможности выполнить принятые на себя обязательства в той ситуации, которая сегодня сложилась в регионе.

— При этом юридически ваша отставка с момента предновогоднего заявления так и не состоялась. Почему депутаты не выносят ее на обсуждение?

— Мне трудно сказать, тем более что, как я говорил, у нас немало депутатов, которые на протяжении полутора лет выражали неудовлетворение моей работой. Мне кажется, им надо набраться храбрости и внести постановление.

— Сколько голосов депутатов необходимо для удовлетворения вашего решения? И как вы поступите, если заксобрание откажется его удовлетворять?

— Достаточно простого большинства (13 голосов из 24). Чтобы говорить о том, кто откажется, сначала надо сказать — от чего отказываться. Сначала кто-то должен вынести это постановление.

— Социология подтверждает, что горожане как доверяли, так и доверяют вам, и ваша команда имеет серьезную поддержку среди севастопольцев. Почему же вы тогда последовательно отвергаете саму возможность возглавить исполнительную власть в Севастополе?

— Во-первых, такой возможности сегодня юридически нет. А обсуждать эту возможность в ближайшей или отдаленной перспективе сегодня также бессмысленно.

— Каковы перспективы исчерпать конфликт двух ветвей власти, о котором многие крымчане, севастопольцы говорят с сожалением и недоумением?

— Важно найти общий язык или работать хорошо?

— Я думаю, что необходимо и то и другое.

— Так вот, и то и другое не получается. Я полтора года этим занимался — не получается. Это мой вывод из этой ситуации. Обсуждение конфликта как конфликта в принципе, основанного на гипотетических обидах, принципах и амбициях, это общие понятии, не имеющие отношения к реальности.

Все конфликты, если вы вспомните, имели некую содержательную базу. Давайте их обсудим. В чем я был неправ, где я должен был действовать по-другому? Не заметить отдачи трех квадратных километров "Ночным волкам" — можно, не было бы конфликта. Не заметить вскрытия (тротуарной — ред.) плитки на Херсонесе — можно, не было бы конфликта. Не заметить систематического нецелевого использования бюджетных средств, о чем свидетельствуют материалы Контрольно-счетной палаты и результаты прокурорских проверок, — можно, не было бы конфликта. Я могу вам перечислить 20 конфликтов, которые можно было бы избежать. Это было бы нормальное заксобрание? Если я не прав, я пойму это по отношению людей, а у меня ощущение, что люди нас в этом плане поддерживают. Я как понимаю интересы города, так и действую, что в присяге и обещал.

— 11 марта в Севастополе состоится выездное заседание Народного фронта России. В данной ситуации он может вам помочь в этом вопросе?

— Народный фронт и так помогает. Конференция (региональная — ред.), которая прошла в декабре, посмотрите, какое было собрано количество материалов. Все в унисон. Те же самые проблемы, на которые указывало заксобрание. Где-то ОНФ глубже продвинулся. Пачки материалов переданы в центральный штаб, то есть ЗАКС и я не уникальны в фиксации того, что наше правительство, ну, извините, накосячило по всем направлениям.

Но самое печальное даже не это, а нежелание Сергея Ивановича (Меняйло — ред.) признавать какие-то ошибки и хоть как-то на них реагировать. Все выводится в плоскость "нервы-эмоции", "пятая колонна", "борьба за власть". На самом же деле это серия конкретных столкновений, которые имели под собой основания. Я сказал о них ранее.

— На большой пресс-конференции в конце прошлого года президент России высказался за многовекторное развитие Севастополя. Таким образом, видение президента и ваша концепция развития города совпадают.

— Глобально — да. Я хочу напомнить, что по поручению президента мы 18 марта встретились с Андреем Рэмовичем Белоусовым (помощником президента РФ — ред.), мы с ним посидели и обсудили материалы, которые у меня были. После чего была достаточно содержательная работа, с привлечением более 20 экспертов. Она была сдана в администрацию президента 2 июля 2014 года.

— Как обстоят дела с разработкой генерального плана города?

— Исходя из концепции, должен делаться формальный генеральный план субъекта. Насколько я знаю, деньги на 2016 год для этого получены. Работа будет заказываться, делать это может правительство, посмотрим, как она будет выполняться. Изначальные проекты генпланов, сделанные тремя институтами, не противоречат концепции развития Севастополя. Но поскольку у нас в декабре вновь сменился главный архитектор, пока непонятно, в каком виде это будет реализовано.

— Экономика города. Севастополь, как и Крым, дотируется федеральным бюджетом. Чтобы вывести субъекты из депрессии, создана СЭЗ и презентованы кластеры в отдельных видах деятельности. Как обстоят дела с приборостроительным кластером, который был представлен в начале лета прошлого года?

— Приборостроительный кластер я свернул, потому что нет никакого движения со стороны правительства Севастополя. Кроме того, отдельные участники сказали, что в регион с такой ситуацией пока не зайдут.

— Причина в проблемах в энергетике из-за блокады со стороны Украины или в санкциях стран Запада?

— Это было еще до энергоблокады, санкции — это естественно. Те, кто заходил в июле, понимали, что такое санкции. Это для них не было новостью. Хотя проблем с энергетикой еще тогда не было. Но основное — это неопределенность отношения власти к высокотехнологичному бизнесу и готовностью здесь с ним работать.

Ничего всерьез до сих пор не сделано, первые робкие попытки появились к концу 2015 года, когда на сайте правительства появились первые участки для промышленного производства, правда, без кадастра. Но это случилось в конце декабря.

— Вы сказали, что свернули деятельность кластера.

— Те компании свернули. Я перестал агитировать и подталкивать их, так как сам не понимаю ситуации. Не могу брать перед людьми ответственность. Сейчас берем паузу.

— Из пяти заявивших участие в кластере компаний кто-то продолжает работу?

— Да, Севастопольский электротехнический завод. Работает, поставляет свое оборудование во все регионы Российской Федерации.

— Как вы сегодня оцениваете закон о свободной экономической зоне Севастополя и эффективность работы СЭЗ?

— Закон написан хороший с точки зрения возможности и перспективы предпринимателя. Администрируется он неплохо, но необходимо как минимум прикрепить, обеспечить ресурсы в виде земельных участков и сетей. Получается, что СЭЗ буксует, захода предпринимателей нет именно по этой причине. С точки зрения налогов закон очень хороший.

— А как вы относитесь к инициативе создать в Крыму и Севастополе особые экономические условия не только для инвесторов, но и для держателей капитала? Где бенефициары, в том числе российские, могли бы себя не афишировать?

— Вообще, существует тысяча и один способ спрятать конечных владельцев и так, без трастовой формы. Но возможно, почему нет. Просто в моем прошлом бизнесопыте такой проблемы не было.

— Что касается энергоблокады, наcколько сильно, по вашему мнению, она подкосила экономику региона?

— Во время блокады, конечно, работать было тяжело. Но почти все серьезные предприятия сразу приобрели генераторы.

— Удорожание производства неизбежно?

— Это зависит от вида выпускаемой продукции. То есть какая составляющая энергетики "сидит" в стоимости единицы продукции. В той же самой приборостроительной продукции энергетическая составляющая ничтожна, так как оборудование дорогое на килограмм веса.

— А какие вы видите положительные стороны от энергоблокады? В Ялте, например, находят массу незаконных и бездоговорных подключений новостроек и коммерческих объектов. А как обстоят дела в Севастополе?

— Энергомост форсированными темпами построили, это положительный момент, безусловно. Что касается хищений электроэнергии, про Крым слышал, а про Севастополь не слышал такой информации. Что касается энергомоста, это, безусловно, правильно, и остается только сожалеть, что он не был введен в строй ранее. Потому что нас тогда никто бы и не отключил. Хочешь мира — готовься к войне.

— А что касается собственной генерации?

— Та схема, которую приняли, ее надо дорабатывать. Есть энергомост, в мае будет вторая очередь, и мы можем спокойно достраивать эти ТЭС. В крайнем случае, следующей зимой будут минимальные отключения, но мы это переживем.

— И немного из истории вопроса — двухлетие русской весны и отношения с Украиной. Что касается разрыва связей с Украиной, насколько это глубоко и надолго?

— Некоторое время это будет, все будет продолжаться в том же духе. Но вечного ничего нет. Однако нас ждут серьезные турбулентности в мире в целом. Этот вопрос будет производным от этих турбулентностей. Это будет касаться как России, которой предстоит пережить очень непростое время, так и Украины. Украине — в три раза более непростое время. Что из этого выйдет, я не берусь предположить, но потрясения будут серьезные. У нас больше шансов их пережить, чем у Украины, но для этого надо работать, в том числе и в регионах.

— Разрыв с Украиной обернулся для нее потерями?

— Они есть, и зачастую вопреки здравому смыслу. Вместо того, чтобы продавать воду в Крым, они ее сливают в Черное море. То же с электроэнергией и товарами. Эти политические решения не в интересах людей.

— Как, по-вашему, сложится судьба Донецкой и Луганской народных республик?

— Я думаю, что, скорее всего, они движутся в направлении тех самых непризнанных республик, типа Приднестровья. Но у них есть существенное преимущество — другой экономический потенциал и существенная граница с Россией.

— А Крым и Севастополь все-таки специфические регионы России?

— На сегодня специфика регионов достаточно большая, это связано с историческим наследием, законодательством. Во-вторых, это регионы по экономике одни из самых "убитых" на территории РФ. Плюс сложная политическая ситуация. Вот такая особенность.

— Итоги двух лет русской весны?

— Мы, слава богу, в России. Надеюсь, что безвозвратно. То есть все проблемы, связанные с национальным самосознанием, языком, больше проблемами не являются. Это основной итог. Второе свершение — это формальный переход в российское законодательное поле и перестройка структур, денежной системы, органов власти. К сожалению, по большому счету на этом успехи заканчиваются. Развития, с моей точки зрения, из-за низкого качества госуправления пока не проглядывается. Есть некоторые позитивные тренды в СГУ (Севастопольский госуниверситет), посмотрим, что у них получится.

— Экономический успех Крыма станет залогом его международного признания?

— Думаю, что да. Если в целом регион начнет подниматься — благосостояние людей, инфраструктура, — это будет способствовать его признанию.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 10 марта 2016 > № 1681186 Алексей Чалый


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 декабря 2015 > № 1594527 Алексей Чалый

Председатель законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый в интервью РИА Новости рассказал, как город пережил энергоблокаду, что мешает работе инвесторов и наведению порядка в вопросе хаотичной застройки прибрежных территорий и заповедников. Глава парламента назвал условия, на которых байк-клуб "Ночные волки" может получить земельный участок, а также рассказал о людях, которым никогда не подаст руки.

— Каким будет городской бюджет на 2016 год в сравнении с нынешним?

— Пока на 6 миллиардов меньше, чем в прошлом году, но таким же дотационным. Бюджет-2016 мы будем рассматривать на сессиях с четверга. Депутаты в оперативном режиме изучали документы, делали необходимые запросы в контрольно-счетную палату, так как первые рабочие материалы в заксобрание пришли меньше двух недель назад.

— Сколько понадобится времени, чтобы выйти на бездотационный уровень?

— Если сохранятся сегодняшние тенденции, мы вряд ли выйдем на бездотационный уровень. Сегодня к Севастополю такое трепетное отношение федерального центра, что нам компенсируют от половины до 75 процентов убытка. Есть другие приятные моменты: например, исполнительная власть надеется, что у больших российских предприятий могут забрать их часть госзаказов и отдать в Севастополь.

Однако гособоронзаказ для севастопольских заводов не сможет стать вечной панацеей, так как армия и флот не смогут быть вечным донором бюджета. Если Севастополь не предложит стране и миру ничего уникального, мы будем вынуждены постоянно просить деньги из Москвы. Другого варианта нет. Так мир сегодня устроен: надо создавать вещи конкурентоспособные в глобальном смысле.

— Найден ли компромисс с правительством в видении того, как должен развиваться город?

— А споров на эту тему вроде бы и нет. На словах чиновники правительства почти всегда поддерживают концепцию социально-экономического развития города, разработанную Агентством стратегического развития (создано А. Чалым — прим.). Другой вопрос, что они почти никогда в этом направлении ничего не делали.

— Президент России говорил о важности развития в Севастополе "Силиконовой долины". Сколько на это понадобится средств?

— Нужна сила, готовая взять на себя ответственность за реализацию проекта в такой широкой постановке. Ведь "Силиконовая долина" — это не только IT, это пул высокотехнологичных компаний из различных сфер. Частные проекты могут быть реализованы в рамках университета или отдельных компаний. Случатся ли они — зависит от менеджмента университета и бизнесов.

— Правда ли, что полуостров покидают специалисты в IT-сфере: одни едут в Краснодар, другие — в Киев?

— Насколько я знаю, многие IT-компании остановили работу из-за санкций, так как имели зарубежных владельцев. Программисты, естественно, ищут себе применение в других регионах. Однако острота данной проблемы, насколько мне известно, пошла на убыль. Кто хотел уехать, уже в основном уехали. Кто планировал остаться — остались. Правда, у них, и не только у них, возникли трудности с интернетом во время отключений света. Сейчас интернет в городе есть.

— Хватит ли Севастополю земли под крупные инвестпроекты?

— Надо сначала хотя бы один такой проект увидеть, чтобы на эту тему рассуждать. Но, вообще, мой опыт говорит о том, что зарабатывать очень приличные деньги и отчислять приличные налоги в бюджет региона можно, не используя гигантских земельных и имущественных ресурсов. Вся высокотехнологическая индустрия — она про это. И современное сельское хозяйство — про то же. Думаю, мы должны стремиться идти по этому пути.

— Как изменился за последний год инвестиционный климат региона?

— В плюсе — можно получать свидетельства резидентов СЭЗ. Правда, платить пониженные налоги они пока права не дают из-за проблем с реестром участников СЭЗ. В минусе — сбои с электроэнергией.

— Инвестиции по линии СЭЗ оправдали ожидания?

— По моим оценкам, нет. Большинство резидентов — это те же компании, что и раньше работали. Новых мало.

— Каким инвесторам больше интересен Севастополь, иностранным или отечественным?

— Пока никаким, если говорить об ожиданиях. Хорошо, что нам удалось сохранить финнов, вложившихся ранее в винзавод "Инкерман". Правительство города планировало национализировать его в конце февраля этого года, депутаты помешали. Еще зашел новый инвестор, отечественный, в "Золотую балку" — компания, кстати, тоже была в списке на национализацию. Государственным ОСК и "Звездочке" пытаются передать "Севморзавод", а "Севастопольское авиационное предприятие" — "Вертолетам России". Последние два пункта — заслуга и инициатива федеральных властей, которые были поддержаны региональной властью.

— На месте инвесторов куда бы вы вложили свои средства?

— Мне себя сложно поставить на такое место. Я всегда вкладывал деньги только в то, чему посвящал свою жизнь как ученый и инженер. Потенциала почти нет. У нас есть море, теплый климат, режим СЭЗ. Но при этом убитая инфраструктура и непредсказуемая исполнительная власть. Есть постановление правительства Севастополя, определяющее порядок работы режима "одного окна", однако де-факто эта процедура не работает, насколько мне известно, ей пока не воспользовался ни один предприниматель. Еще в Севастополе отсутствуют выделенные земельные ресурсы под инвестиционное развитие промышленности и сельского хозяйства, но при этом существует непрозрачная процедура, в которой потенциальный пользователь земли оказывается полностью зависим от прихоти чиновника.

— Власть может гарантировать неприкосновенность и защиту инвестпроектов?

— Формально да. Фактически еще нет такого опыта, по крайней мере, в необходимом объеме.

— Успевает ли Севастополь освоить средства по линии ФЦП или придется вносить корректировки?

— Придется вносить корректировки. Но это прерогатива исполнительной власти. У заксобрания нет полномочий вмешиваться в этот процесс. Единственное, что мы можем контролировать — формирование субъектовых госпрограмм, которые закладываются под ФЦП. В этом мы активно участвуем.

— Какие проблемы Севастополя обнажила энергоблокада?

— Ничего нового энергоблокада не выявила. То, что Крым — энергодефицитный регион, было известно задолго до ее начала.

— Каков ущерб принесен городу и кто должен нести ответственность?

— Ущерб, насколько мне известно, не считали. Про ответственность: конечно, все можно считать форс-мажором. Хотя, по моему убеждению, критическое развитие ситуации можно было бы предотвратить, если бы в минувшие 1,5 года в этом направлении шла системная работа.

— Стоит ли внедрять энергосберегающие технологии?

— Безусловно. Мы сейчас выделили значительные средства в резервный фонд ЧС, я бы начал с закупки энергосберегающих ламп для всех госучреждений. Это самое простое, что можно сделать в масштабе недель и что сыграет роль уже этой зимой. Более сложные мероприятия требуют больше времени, не будут понятны публике и должны выполняться в рамках реконструкции энергосети.

В этом году я, как эксперт и соруководитель соответствующей рабочей группы, принял участие в создании дорожной карты "Энергонет" по развитию электрических сетей в рамках Национальной технологической инициативы, инициированной президентом. Думаю, что нам удалось разработать совместными усилиями достойный план, который в случае реализации может сделать Россию одним из мировых лидеров в области интеллектуальной энергетики, а Севастополь — пилотным регионом для такой энергетики.

— Если Киев обесточит к концу декабря линию "Каховка-Титан", это отразится на энергосистеме города?

— Будет чуть хуже, но лучше, чем было в начале декабря. Так что худшее уже в любом случае позади.

— Почему в городе не могут навести порядок с хаотичной застройкой прибрежных территорий, заповедников?

— С моей точки зрения, в связи с тем, что нет единства чиновников в осознании этой проблемы. Кстати, проблема детально исследовалась межведомственной комиссией, созданной по инициативе администрации президента после обращения к нему 22,5 тысяч севастопольцев. Чиновникам даны рекомендации, осталось их выполнить.

— Одна из острых проблем — урочище Ласпи? Может, кто-то покровительствует незаконной застройке лакомых и дорогостоящих кусочков земли?

— Может быть.

— Крым за последний год не раз сотрясали громкие коррупционные дела и задержания. В Севастополе намного спокойнее. Почему? Здесь более порядочные чиновники?

— Имею основание скромно полагать, что в этом есть и заслуга заксобрания Севастополя. Наша резкая реакция на любые попытки любых чиновников действовать вразрез с интересами города является некоторым барьером (не непреодолимым, конечно, но всё же некоторым) для коррупции. Есть в этом вопросе и значимая заслуга общественников, независимых СМИ и ОНФ. Я полагаю, эти институты в Севастополе сильнее, чем в Крыму. Отсюда и другой результат.

— Когда будет поставлена точка с земельным участком "Ночным волкам"? Какой вы видите компромисс?

— Разработать нормальный проект. Взять столько земли, сколько для этого проекта необходимо. Провести общественные слушания. Убедить горожан в том, что это нужно им. Переделать договор аренды в соответствии с проектом. Выполнить проект.

— Имеет ли место в городе выделение земли без конкурса, на невыгодных условиях?

— Да. "Волки" — не одиночки. Много подобных договоров заключено с застройщиками.

— Стоит ли Крыму окончательно разрывать отношения с Украиной?

— Нет. Зачем? Но если они их разрывают, мы ничего с этим поделать не можем. Мы должны быть готовы жить без этих отношений, не стимулируя при этом их разрыв.

— Чем чревато решение украинского правительства прекратить товарообмен с полуостровом с 16 января?

— Ничем принципиальным. Это мы точно переживём.

— С кем бы из политиков не раздумывая пошли бы в разведку?

— У меня нет знакомых среди политиков, которых я знаю настолько хорошо, чтобы рискнуть с ними идти в разведку. Если политиками считать депутатов нашего заксобрания, то с доброй половиной.

— В вашей жизни есть люди, которым бы вы никогда не подали руки?

— Да. И есть такие, которым и не подаю.

— На каких принципах основана ваша жизнь и какая книга стала для вас настольной?

— Принципов много. Красивее прочих: "Делай что должно, и будь что будет". Книг тоже много. Какую-то одну выделить не могу.

— Есть ли желание попробовать свои силы на выборах в Госдуму России?

— Нет.

— Вы заняли вторую строчку в рейтинге региональных политиков с федеральными амбициями. Горожане вам доверяют, и рейтинг высокий. Почему вы так категорически отказываетесь от мандата?

— Мне не интересна позиция федерального политика, тем более депутата Госдумы. Когда ты один из сотен других, нет реальной возможности самостоятельно сформировать определённую повестку и добиться её выполнения даже для субъекта федерации, который ты представляешь. Я привык ставить конкретные задачи и добиваться их решения. Поэтому мои горизонты ограничены регионом.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 декабря 2015 > № 1594527 Алексей Чалый


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 марта 2015 > № 1320113 Алексей Чалый

Председатель Заксобрания Севастополя Алексей Чалый считает, что в Севастополе нет смысла развивать производство

«Сейчас производственных мощностей в мире в 10 раз больше, чем нужно, практически по любому направлению. Больше, чем потребители готовы покупать. Это относится и к „Вертолетам России“, у которых избыток производственных мощностей. Это относится к Объединенной судостроительной корпорации, к чему угодно. Надежда на то, что кто-то будет загружать ваши мощности, — не сбудется. Сейчас мир так не работает», — заявил председатель Законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый в эфире местного телеканала НТС.

Бывший «народный мэр» периода «крымской весны» назвал «наивной» систему, при которой «государство, создав какой-то продукт, найдёт и куда его реализовать».

По мнению Чалого, такое возможно только в государстве, в котором граждане не могут выезжать за границу, ограничиваются в доступе к информации. «Мы же так не хотим жить? И не можем, мы уже не привыкли — сейчас другие устои. И вера в то, что можно вернуться в прошлое, — это абсолютно неправильная вера. Она неправильно нас направляет, ориентирует», — сказал председатель Заксобрания.

Чалый считает, что большинство севастопольских предприятий морально и технически устарели: «Производственные мощности, которые 20 лет назад были мощностями, такими сейчас не являются». При этом в своей предвыборной программе он обещал Севастополю строительство более 10 новых заводов.

Также Алексей Чалый сообщил, что востребованными в Севастополе в связи с базированием Черноморского флота будут судоремонт и «авторское виноделие».

Ранее Заксобрание отказалось национализировать винодельческие предприятия и судоремонтный завод Порошенко по предложению правительства города. При этом правительство национализировало Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе без помощи Законодательного собрания.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 20 марта 2015 > № 1320113 Алексей Чалый


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter