Всего новостей: 2579266, выбрано 11 за 0.096 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шувалов Игорь в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов

Брифинг председателя Внешэкономбанка Игоря Шувалова по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Шувалов: Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев, являясь председателем Наблюдательного совета Внешэкономбанка, провёл заседание совета по 21 вопросу. Все вопросы были рассмотрены, были приняты решения, в предварительном порядке согласованные с рабочей группой Правительства, которую возглавляет Максим Акимов.

Мы представили отчёт о работе Внешэкономбанка за 2017 год. Во вступительном слове Дмитрий Анатольевич параметры этого отчёта назвал. Мы сегодня в том числе поговорили по тем негативным проявлениям, которые обозначились в течение работы за 2017 год. В прессе отмечалось, что был зафиксирован убыток в 200 млрд рублей. Должен сказать, что это не убыток, означающий плохую работу руководства Внешэкономбанка, этот убыток – следствие создания резервов по проблемным активам. Это совершенно правильная работа, которую проделал Горьков (С.Горьков) и его команда, поскольку необходимо было очистить баланс организации и таким образом продемонстрировать, в том числе потенциальным инвесторам, что руководство банка проводит прозрачную и ответственную политику.

По вопросам, которые вызвали обсуждение, пожалуй, самый серьёзный вопрос – это КТЗ, концерн «Тракторные заводы», поскольку банк занимается КТЗ много лет. Впервые в орбиту влияния, или ответственности, Внешэкономбанка КТЗ попал в 2008 году, когда разворачивался международный финансовый кризис. С тех пор КТЗ является клиентом Внешэкономбанка. Сегодня принято ключевое решение: долг КТЗ перед Внешэкономбанком оценивается по рынку. Таким образом, законно появляется дисконт, по соответствующей стоимости этот совокупный долг передаётся государственной корпорации «Ростех». Затем «Ростех» определит частного инвестора для гражданского дивизиона концерна «Тракторные заводы». Военным подразделением будет заниматься самостоятельно, тем подразделением, которое участвует в обеспечении гособоронзаказа и по другим проектам. Таким образом, сегодня состоялось важное решение о том, что концерн будет продолжать развиваться. Он будет развиваться теперь уже не как одно большое объединение, а с ответственностью двух лиц – государственной корпорации и частного инвестора. Люди будут успокоены, появятся дополнительные возможности для рабочих мест. Произойдёт финансовое оздоровление группы, будут реструктуризированы все долги. Таким образом, это теперь хороший пример того, как может после очистки работать такой сложный актив.

Мы также сегодня обсуждали вопросы переуступки прав требования по кредиту, который когда-то предоставлялся аэропорту Шереметьево, когда был высокий риск и этот риск взял на себя Внешэкономбанк. Теперь терминал D работает – это действующий, хороший объект. И этим заинтересовался Сбербанк, он хочет приобрести этот кредит у Внешэкономбанка. Мы считаем, что в данном случае Внешэкономбанк свою роль как институт развития выполнил в полном объёме, хотя нам жалко, что мы теряем процентный доход от хорошего клиента. Тем не менее мы должны выйти из этого проекта и направить средства уже для другого проекта, который нужно поддержать за счёт института развития.

Мы обсуждали технические вопросы, связанные с объединением двух коммерческих банков, которые являются дочерними по отношению к Внешэкономбанку, – это Связь-банк и «Глобэкс». Они переходят на одну акцию. Мы, завершив эту операцию, затем предложим наиболее подходящему инвестору на рынке этот банк. Внешэкономбанк из этого актива выйдет, это не наша работа. Будем работать вместе с Центральным банком, Министерством финансов, Министерством экономического развития, чтобы понять, кто этот лучший инвестор, предлагающий лучшие условия Внешэкономбанку.

По другим вопросам мы также провели обсуждение, все решения были приняты. Так что в этой части наша работа, я считаю, является успешной. Договорились, что следующее заседание Наблюдательного совета состоится через несколько недель. Мы уже готовим некоторые вопросы по одобрению новых сделок.

Вопрос: Частный инвестор будет определён «Ростехом» для КТЗ?

И.Шувалов: Для гражданского сектора.

Вопрос: Вы сказали, по рынку будет оценён. Будет оценён или уже оценён?

И.Шувалов: Уже оценён. По рынку оценён этот актив. Была проведена независимая оценка – компанией, которая известна на рынке. Больше того, по запросу рабочей группы относительно этой оценки мы получили мнение саморегулируемой организации. Было подтверждено, что все методики выполнены в полном объёме и данная оценка является совершенно адекватной.

Вопрос: И КТЗ вместе с долгом перейдёт в «Ростех»?

И.Шувалов: Мы передаём «Ростеху» все права требования, которые есть у Внешэкономбанка, и затем уже сам «Ростех» будет определять судьбу активов, которые входят в группу КТЗ.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 августа 2018 > № 2699226 Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 24 мая 2018 > № 2619896 Игорь Шувалов

Встреча с Игорем Шуваловым.

Владимир Путин встретился с бывшим первым вице-премьером Игорем Шуваловым.

Глава государства предложил И.Шувалову возглавить Внешэкономбанк.

* * *

В.Путин: Игорь Иванович, предмет нашей встречи Вам известен: как Вы относитесь к этому предложению – возглавить Внешэкономбанк?

И.Шувалов: Владимир Владимирович, в последние годы я работал в наблюдательном совете Внешэкономбанка, и вопросы, которые мы рассматривали под руководством Председателя Правительства, мне известны.

И в последние два года команда Сергея Николаевича Горькова занималась по Вашему поручению тем, что решала самые сложные проблемы, которые накоплены за предыдущие годы.

Работа проделана. В целом банк сейчас не в плохом состоянии, и, как я понимаю, сейчас он должен приобрести настоящий смысл развития и вписаться в эту повестку, которую Вы объявили майским указом текущего года.

Эту повестку я полностью разделяю, она очень важна для России. И банк, Внешэкономбанк, может занять место одного из центральных инструментов, для того чтобы эта повестка реализовалась. Накопленный опыт и силы и знания буду использовать для того, чтобы эти цели достичь.

В.Путин: Когда я думал об этом назначении и об этом предложении для Вас, как раз и исходил из того, что Вы долгие годы работали в Правительстве, в значительной степени занимались крупными проектами, так или иначе работали с иностранными партнёрами по очень многим направлениям – собственно говоря, это входило в круг Ваших обязанностей.

Действительно, Сергей Николаевич [Горьков] много сделал для того, чтобы банк возродился, вновь встал на ноги и добился реальных результатов, успехов. Думаю, что у Вас будет очень хорошая команда. И потом, у Сергея Николаевича тоже есть определённые идеи.

Мне бы хотелось, чтобы вы пока все вместе поработали, чтобы этот банк, – а это, собственно говоря, условно банк, это, скорее всего, всё-таки институт развития, – чтобы он именно таким и стал, его, конечно, нужно будет поддержать, надо будет ещё дополнительно докапитализировать.

Это отдельная тема. Знаю, что Вы уже обсуждали с Председателем Правительства эти вопросы, знаю, что Вас это тоже беспокоит. Задача такая стоит – докапитализация, потому что для того, чтобы банк эффективно выполнял эту функцию института развития, конечно, он должен быть дееспособным. Все это понимают, и мы постараемся Вас поддержать.

Ваш предыдущий опыт работы в Правительстве по тем направлениям, которые входили в круг Ваших обязанностей, конечно, на мой взгляд, на данном участке работы будет очень востребован. Это первое.

И второе: очень рассчитываю на то, что Вы так с Правительством и будете продолжать работать. В этом смысле Ваша работа, конечно, изменится, Ваш статус поменяется, но направление деятельности будет если не полностью совпадать, то в значительной степени будет таким, которое позволит Вам полноценно использовать весь опыт, который Вы накопили за предыдущие годы.

И.Шувалов: Спасибо за доверие, не подведём.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 24 мая 2018 > № 2619896 Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2018 > № 2532818 Игорь Шувалов

Брифинг Игоря Шувалова по завершении совещания по экономическим вопросам

Из стенограммы:

И.Шувалов: Председатель Правительства подписал решение о придании статуса территории опережающего развития 19 моногородам. В итоге из 319 монообразований в Российской Федерации 59 городов обладают статусом территории опережающего социально-экономического развития.

Что этот статус даёт? По сути, это льготное налогообложение и благоприятный климат для привлечения новых инвестиций в города, где, как правило, существуют крупные предприятия – большей частью это старые предприятия, доставшиеся ещё от советской экономики. На таких предприятиях работает значительное число людей. Семьи, которые связаны с градообразующим предприятием, как правило, составляют от 25 до 50% проживающих в этом монообразовании.

Ситуация в моногородах разная. У нас около сотни городов, которые относятся к так называемой красной зоне, где предприятия достаточно старые, где существует угроза неполной рабочей недели либо закрытия предприятия, где требуется как можно быстрее открывать новые рабочие места, создавать благоприятные условия для развития малого и среднего бизнеса, привлечения инвестиций для крупных производств. Для того чтобы открывались крупные предприятия, мы финансируем создание современной инфраструктуры через Фонд поддержки моногородов. Фонд развития промышленности предоставляет свою государственную поддержку – достаточно дешёвые заимствования, для того чтобы можно было приобрести надлежащее современное оборудование.

В ручном режиме мы работаем с губернаторами, их командами и руководством всех 319 городов, чтобы руководство монообразований было предельно современным. По итогам полутора лет работы все команды, включая мэров и вице-губернаторов, которые отвечают за работу с моногородами, а также представителей наиболее важных инвесторов, прошли обучение на базе бизнес-школы «Сколково» и Академии народного хозяйства и государственной службы.

Таким образом, все ключевые показатели, по которым мы работаем в этом блоке по моногородам (это президентский приоритет), у нас в настоящий момент по 2017 году исполнены. Общее число моногородов со статусом ТОР к концу 2018 года должно приближаться к 100. Так что впереди предстоит ещё определённая работа, этот перечень не является исчерпывающим и окончательным. В субъектах Российской Федерации это решение ожидалось, оно позволит работать ещё активнее с предпринимателями.

Должен сказать, что на этой неделе я был в Ивановской области, в моногороде Наволоки, где мы встречались с инвесторами, и инвесторы подробно рассказывали, каким образом статус ТОР позволит им реализовывать новые инвестиционные возможности, какие будут создаваться рабочие места и как это в целом повлияет на создание современной городской среды в городе. Так что эти решения ожидались, и сегодня они состоялись.

По обязательным неналоговым платежам. Представители бизнеса и объединения – РСПП, Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия», «Опора России» – обращались к Президенту с тем, чтобы все обязательные платежи, которые не названы законодателем как налоги, были упорядочены, чтобы был исчерпывающий перечень и порядок взимания таких платежей, включая определение ответственности за невнесение такого платежа. Сегодня Министерство финансов представило подходы к законопроекту, которые определяют три группы таких платежей.

Первая, самая важная группа, которая больше всего заботит предпринимателей, – это платежи, по своей сути очень близкие к налоговым платежам. Например, платёж за воздействие на окружающую среду. Мы договорились, что постараемся с законодателем, с Государственной Думой в ближайшие месяцы урегулировать вопрос, касающийся этих самых важных платежей (по совокупности это, наверное, больше 80% платежей), которые заботят представителей бизнеса. Предложение Минфина – чтобы порядок взимания этих платежей и ответственность – всё это было предусмотрено в Налоговом кодексе Российской Федерации как специальная глава.

Мы услышали об опасениях бизнеса, который считает, что ответственность за неисполнение таких норм в полном объёме станет значительно жёстче, включая уголовную ответственность, но это, по их мнению, не совсем соответствует тому, о чём говорилось в послании Президента о декриминализации многих деяний. В связи с этим впереди – наша отдельная и сложная дискуссия с представителями бизнеса, каким образом эти платежи должны взиматься и какая ответственность должна наступать для предпринимателей в случае невнесения таких платежей. По платежам, которые по своей природе близки к государственной пошлине (плата за услуги), мы договорились, что будем работать, не торопясь с определением и статуса таких платежей, и порядка ответственности, поскольку это может навредить работе многих государственных учреждений в настоящий момент. Задача наша – не вносить какую-либо сумятицу либо подменять существующий порядок вещей новым законодательством, а навести больший порядок, чтобы было больше прозрачности, предсказуемости и понимания того, кто за что может взимать плату, а когда такая плата взиматься не должна.

В том числе сегодня прозвучало предложение о том, чтобы был сформирован надлежащий реестр таких платежей, и всё, что не будет в этот реестр входить, не будет считаться законным платежом. В ближайшее время в Правительстве пройдут необходимые консультации, будем стремиться к тому, чтобы первый блок по этим неналоговым платежам, которые близки по своему характеру и существу к налоговым платежам, – чтобы мы законодательно эту работу оформили в ближайшие месяцы. Работа эта очень сложная, её откладывать невозможно, есть по этому поводу и поручение Президента, и мы понимаем свою ответственность, поскольку это в том числе и характер инвестиционного предпринимательского климата. Но надо действовать выверенно. Будем проводить консультации с обеими палатами Федерального Собрания и с объединениями промышленников и предпринимателей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2018 > № 2532818 Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин

Брифинг Игоря Шувалова и президента - председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Из стенограммы:

И.Шувалов: На заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам мы сегодня обсудили тему развития малого и среднего предпринимательства, особенно в части кредитования кредитными организациями Российской Федерации.

Ситуация в банковском секторе в 2016 году складывалась непросто, и первая половина минувшего года была отмечена тем, что кредитный портфель в пользу малых, особенно микропредприятий, сокращался. При этом банки с государственным участием, Сбербанк и ВТБ, говорят и дают нам данные о том, что средние предприятия стали больше получать кредитов и на рынке такие заёмщики ведут себя достаточно активно.

В отношении малых форм предпринимательства действительно были накоплены сложности. Сбербанку пришлось представить новый продукт, для того чтобы работать с такими заёмщиками, и во второй половине 2016 года ситуация изменилась. Сейчас кредитный портфель растёт, но, как отмечали выступающие, в общей методологии мы, конечно, рассматриваем портфель средних предпринимателей, малых и микропредприятий, не разделяя их. Мы должны сейчас в первую очередь сконцентрироваться на том, чтобы кредиты были более доступны для малых предпринимателей. Нас заботит микрофинансирование. Надеюсь, что при помощи банков с государственным участием и региональных банков, которые заинтересованы в малых предпринимателях, мы сможем в течение 2017 года добиться реального увеличения кредитного портфеля. Видим большой интерес со стороны региональных банков к этой форме работы с предпринимателями. При этом они запрашивают некоторые изменения, которые должно обеспечить Правительство. Что это за изменения? Гарантии, которые выдаёт корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, достаточно сложно реализовать. Сложилась практика, когда, корпорация, прежде чем выдать необходимое покрытие по такой гарантии, обращается в суд, для того чтобы суд принял решение, стоит ли рассматривать данный случай как гарантийный и направлять деньги в счёт невыполненного обязательства.

Сегодня мы подробно это обсудили и договорились, что порядок будет изменён. Либо мы проведём соответствующую работу со Счётной палатой и Генеральной прокуратурой, чтобы придать нормальный характер такой гарантии, чтобы она, безусловно, была реализована. Считаем, что мы должны в ближайшие недели такую работу наладить.

Мы обсудили, как работает так называемая программа по 6,5%. Это наша совместная программа с Банком России. Председатель банка подробно рассказала, какие проекты финансируются за счёт этой программы. Очень удачная программа, но в основном она носила антикризисный характер. Договорились, что Банк России будет мягко на рынке эту программу сворачивать, но без ущерба для кредитования в пользу малых и средних предпринимателей.

Был запрос на то, чтобы изменить норму Гражданского кодекса об институте факторинга, поскольку мы факторинг можем применять в настоящий момент, если использовались только тендерные процедуры. Но в большей части такие процедуры не используются, факторинг неприменим для того, чтобы заложить такие финансовые права. Мы считаем, что это упущение, и будем работать и с правовым сообществом, и с Министерством юстиции, чтобы сделать механизм реально работающим, когда компании являются участниками тендерных процедур по 44-му и 223-му законам, то есть это закупки у государственных агентов и компаний с государственным участием.

Кстати, таких закупок за прошлый год было в пользу субъектов малого предпринимательства около 1,5 трлн, то есть это большой ресурс.

И мы договорились, что на базе МСП Банка (он входит в корпорацию малого и среднего предпринимательства) будет создан специальный центр компетенций, который будет устанавливать определённую рамку, стандарты, и эти стандарты продвигать на рынки: как лучше работать с субъектами малого предпринимательства, по каким критериям предоставлять им кредит. Будем эту работу продвигать.

Также хочу сказать про один проект, который совсем недавно был реализован в Республике Татарстан. Это совместный проект Google и Сбербанка по обучению субъектов малого предпринимательства умению развивать свой бизнес. Мы в течение 2017 года будем эту работу проводить уже в максимальном количестве субъектов Российской Федерации. Надеюсь, что за два года сможем такие курсы провести по всей территории Российской Федерации.

Что касается других банков, которые захотят подключиться к этому проекту, – мы посмотрим, как это сделать. Очень интересная программа, несколько тысяч человек было в Республике Татарстан обучено. И это совершенно новый продукт: как ощущать себя на рынке конкурентным, в том числе как наилучшим способом получить кредитный ресурс для своего развития.

А.Костин: С IV квартала прошлого года наметилась позитивная тенденция в том, что касается кредитования малого и среднего бизнеса, это во-первых. Во-вторых, малый и средний бизнес по своей природе отличаются, поэтому по среднему бизнесу мы не видим больших проблем, во многом это будет зависеть от ситуации в целом в экономике, на рынке.

Что касается малого бизнеса, особенно микробизнеса, то требуются дополнительные меры. Сегодня они обсуждались. Те программы, которые Правительство осуществляет, серьёзно помогают банкам в развитии кредитования этой категории. Группа ВТБ наиболее активна в том, что касается работы по программе «Шесть с половиной». В прошлом году мы выдали кредитов порядка 30 млрд, использовали весь свой лимит. Программа действует, на наш взгляд, успешно, более чем в 10 регионах выдавались кредиты. Мы намерены дальше её продолжить, работая с фондом и банком малого и среднего предпринимательства. В целом могу отметить, что кредитные ставки, по крайней мере по группе предприятий малого и среднего бизнеса, снизились за последние годы в среднем на 3%. Сегодня по среднему бизнесу это 13%, по малому – 14,4%. Мы надеемся, что и дальнейшее снижение ключевой ставки Центрального банка, снижение рисков позволят и дальше снижать процентные ставки для этой категории заёмщиков.

Ещё одна из тем, которая обсуждалась на совещании у премьера, – это повышение транспарентности сделок и клиентов малого и среднего бизнеса. Можно даже подумать о создании некоего кредитного бюро либо другого способа обмена информацией, который помогал бы банкам лучше узнать своего клиента, лучше оценивать риски при выдаче таких кредитов. Такая работа тоже нуждается в своём развитии.

Гарантии – тема актуальная. Правительство готово содействовать тому, чтобы гарантии носили безусловный, безотзывный характер, что облегчит банкам работу в этой сфере.

Эти моменты в рамках сегодняшнего совещания касаются работы с малым и средним бизнесом. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что у этих категорий довольно разные проблемы. Средний бизнес намного устойчивее, ему намного легче получать кредитование, чем предприятиям малого.

Вопрос: Малый бизнес выступал за расширение программы, чтобы была большая доля кредитования малого и среднего бизнеса…

А.Костин: Мы тоже хотели бы расширения, но Центральный банк этого не хочет. Центральный банк вообще считает – особенно это касается крупных банков, таких как ВТБ, Сберегательный банк, что мы можем вполне выйти в рыночное поле здесь, а такая программа больше должна сконцентрироваться на работе небольших региональных банков. Но пока мы не видим каких-то изменений, конкретных планов по изменению существующего порядка. И вряд ли можно рассчитывать, допустим, такому банку, как ВТБ, на расширение этой программы в том, что касается наших лимитов, хотя мы готовы были бы это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2064678 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке инвестиционных проектов в сфере производства товаров и средств реабилитации для инвалидов; о повышении инвестиционной привлекательности регионов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые подписаны.

Я подписал два постановления, которые посвящены производству товаров и средств реабилитации для инвалидов.

В первом документе утверждаются правила предоставления субсидий российским организациям на покрытие части затрат на инвестпроекты по выпуску таких видов продукции.

Наши усилия направлены на поддержку инвестиционной активности организаций в сфере производства средств реабилитации. Нужно сделать всё, чтобы люди с ограничениями по здоровью как можно быстрее получили и новые инвалидные коляски, и другие виды техники, протезы – всё, что необходимо для обеспечения нормальной жизни.

В новых правилах уточнены формы расчёта субсидии (её максимальный размер – до 200 млн рублей), паспорт инвестпроекта, а также ответственность за неэффективное использование средств.

Второе постановление утверждает правила предоставления субсидий на проведение НИОКР в рамках таких инвестпроектов.

В правила включена методика определения рейтинга заявок участников, расчёты размера субсидии и целого ряда других параметров.

Оба документа учитывают специфику рынка реабилитационной индустрии. Этот рынок ещё совсем недавно у нас был в значительной мере иностранным. Сейчас ситуация меняется. Капиталоёмкость таких проектов не очень высокая, и, что важно, российские предприятия заходят в те ниши, которые раньше занимали зарубежные производители. Но, естественно, всё это нужно делать без ущерба для качества продукции, которая такими производителями выпускается. По качеству технические средства реабилитации для инвалидов, которые выпускаются у нас на предприятиях, должны быть абсолютно сопоставимы с иностранными. На это нужно обратить внимание.

Мы продолжаем работу по улучшению бизнес-среды в регионах. Я также подписал распоряжение Правительства, в котором утверждается 12 целевых моделей упрощения ведения бизнеса, повышения инвестиционной привлекательности регионов по ключевым параметрам. Эти параметры наиболее сильно влияют, по нашему мнению, на инвестиционный климат.

Речь идёт об упрощении получения разрешения на строительство, регистрации права собственности на земельные участки и недвижимость, о постановке недвижимости на кадастровый учёт, о присоединении к электросетям, о подключении к газу, к теплу, к воде, а также о привлечении инвестиций и работе с инвесторами. Эти целевые модели подготовлены на базе так называемых лучших практик. Надеюсь, они помогут регионам разработать собственные «дорожные карты» по улучшению условий ведения бизнеса.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), расскажите о том, как будет эта работа построена, в том числе с учётом того, что Вы ездили по линии работы с моногородами в Анжеро-Судженск. Как там дела и каким образом нам соединить эту работу с работой по монопрофильным населённым пунктам?

И.Шувалов: Действительно, в последние годы мы серьёзно работаем по улучшению бизнес-климата. На протяжении четырёх лет мы осуществляем работу вместе с региональными властями по так называемым дорожным картам национальной предпринимательской инициативы.

В прошлом году, Дмитрий Анатольевич, мы подробно на совещании под Вашим председательством обсуждали все карты, которые мы прошли. Некоторые из них завершились успешно. По некоторым сроки будут продлены. И открываются в том числе новые направления.

По нашим рейтингам, которые мы отрабатываем совместно со Всемирным банком и Doing Business, все специалисты работают с двумя субъектами Российской Федерации – это московский и питерский регионы. Для того чтобы всю страну, все 85 субъектов Федерации включить в эту работу по изменению бизнес-среды, были разработаны совершенно новые подходы по рейтингованию властей субъектов Российской Федерации. Эти рейтинги были запущены в рамках питерского форума. И ежегодно, когда мы встречаемся в Петербурге для того, чтобы этот форум провести, отдельная сессия всегда посвящена тому, как в целом складываются рейтинги, какие места в них занимают субъекты Российской Федерации и их команды.

Для того чтобы эту работу систематизировать и значительно лучше продвинуть, под председательством Президента в Ярославле состоялся президиум Государственного совета, где обсуждались лучшие региональные практики и как всю эту работу теперь поставить и Правительству, и региональным властям вместе с Агентством стратегических инициатив. Были подписаны поручения. Мы вместе с АСИ и с регионами их отработали и представили, Вы 31 января подписали соответствующее постановление Правительства.

Это 12 целевых моделей. Как мы по этим моделям сейчас собираемся работать? На основании этих моделей субъекты Российской Федерации должны будут создать свои «дорожные карты», и в течение 2017 года мы будем работать вместе с региональными властями, а на федеральном уровне будут созданы федеральные рабочие группы. Эти федеральные рабочие группы будут возглавлять заместители министров или заместители руководителей других федеральных органов, которые будут по той или иной тематике продвигать это направление.

Организационное сопровождение этого проекта будет обеспечивать Агентство стратегических инициатив, и дважды в год Министерство экономического развития будет докладывать Правительству о том, как эти целевые модели продвигаются.

Постановление содержит и конкретные сроки. Например, ожидаемые результаты от внедрения целевых моделей: получение разрешения на строительство должно быть до 80 дней (сейчас 210 дней), подключение к электрическим сетям – не больше 90 дней, постановка на кадастровый учёт – 38 дней (сейчас 80 дней), охват муниципальных образований программами развития малого и среднего предпринимательства – 100%, количество видов регионального государственного надзора, в отношении которых применяется риск-ориентированный подход, – 7% и так далее. Это конкретные цифры, которые должны быть достигнуты в ходе нашей совместной работы. Конечно, бóльшая часть ответственности будет лежать на региональных властях, но и мы со своей стороны будем, конечно, эту работу в постоянном режиме проводить.

По Кемеровской области. Там 24 монопрофильных образования. И в период кризиса 2008 года в некоторых городах ситуация была крайне сложная. Мы тогда с помощью Внешэкономбанка начали выделять определённые средства, работали с этими городами, с региональными властями. Сегодня в 24 монообразованиях, даже тех, где ситуация была раньше очень сложной (например, в городе Прокопьевске), благодаря проекту по малому и среднему предпринимательству и по тем моногородам, которые входят в проекты Внешэкономбанка для получения средств на обустройство отдельных участков под инвестиционные проекты необходимой инфраструктурой, ситуация достаточно стабильная.

Должен сказать, что в Кемеровской области очень профессиональная команда – молодая, хорошо подготовленная. С ними ведётся работа как на уровне городского руководства, так и на уровне руководства субъекта. Они активно включились в процесс подготовки специалистов на базе бизнес-школы «Сколково» и Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте.

Команда Анжеро-Судженска одна из первых прошла обучение, и они защитили проект преобразования своего города из монообразования в город с полипрофильной структурой.

Мы посмотрели на совещаниях, как эта программа будет дальше развиваться, побывали на отдельных предприятиях. На угольных предприятиях сейчас ситуация уже не такая острая, как была, например, несколько лет назад. Открываются новые предприятия, в том числе и нефтеперерабатывающие – это уже, можно сказать, новая отрасль в области.

И есть такая задача (мы её совместно обсудили, не то, что мы её навязываем региональным властям): есть возможность, что до конца года Анжеро-Судженск выйдет из списка монопрофильных образований. То есть экономически рынок труда здесь уже не будет связан только с одной группой компаний.

Мы при этом подтверждаем, что преимущества, которые даёт статус монообразования – например, территории опережающего развития, денежные средства, которые они получают из Фонда развития моногородов, – всё это будет продолжать действовать вне зависимости от того, находится в списке этот город или нет. И будем стараться так отработать этот год, чтобы Анжеро-Судженск покинул этот список и ситуация в городе была более безопасной.

Д.Медведев: Количество монопрофильных городов, или моногородов, как их называют, – городов, где значительная часть людей трудится на одном производстве (причём эти производства, к сожалению, ещё иногда и останавливаются), – у нас очень значительное. Поэтому эта работа должна быть построена на относительно долгую перспективу. Для того чтобы полностью преодолеть это наследие прежней экономики, нам потребуются годы. И эту работу нужно так и выстраивать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2064678 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 мая 2016 > № 1772841 Игорь Шувалов, Дмитрий Рогозин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: об опасном вождении, о порядке размещения свободных средств фонда капитального ремонта многоквартирных домов, о внесении изменений в федеральную целевую программу «Жилище», о госпрограмме развития оборонно-промышленного комплекса.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов по документам. Они важные, поэтому хотел специально акцентировать внимание. Они касаются жилищного законодательства и конкретизируют отдельные финансовые вопросы по капитальному ремонту общего имущества многоквартирных домов. Тема, которая неоднократно поднималась во время моих встреч с общественностью, с коллегами по партии «Единая Россия» и просто с людьми, – это временно свободные средства регионального оператора и порядок их размещения, средства капитального ремонта, которые планируется направить подрядчикам после того, как работы окончены, средства, которые получены из иных источников. Для того чтобы эти деньги не исчезали и, естественно, не подвергались избыточному воздействию инфляции, они могут временно размещаться на банковском депозите. Полученные при этом дополнительные доходы должны быть потрачены только на цели капитального ремонта. Такие правила теперь утверждены. Мы достаточно долго и давно это обсуждали, но сейчас такое решение принято. Надеюсь, оно поможет защитить эти денежные средства.

И второе постановление определяет правила проведения конкурса по отбору банков для открытия счетов регионального оператора капитального ремонта. Это требования к достаточности капитала банка, это может быть только российская кредитная организация, капитал которой составляет не менее 20 млрд рублей, то есть надёжный, крепкий банк. Список таких банков ежеквартально публикует Центральный банк. И правила определяют условия участия кредитных организаций в конкурсе, требования к конкурсным процедурам и документации. Таким образом, мы имеем сейчас нормативную основу для того, чтобы защитить денежные средства, которые направляются на капитальный ремонт жилищного фонда.

Ещё одно постановление вносит изменение в целевую программу «Жилище» и даёт возможность молодым семьям, которые получают социальную выплату, направить эти деньги на погашение ипотеки.

Хочу затронуть ещё один резонансный вопрос, он касается правил дорожного движения. Автомобильное движение очень интенсивное у нас, мы вынуждены постоянно корректировать законодательство, чтобы обеспечить безопасность всех участников движения – и водителей, и, конечно, пассажиров, и пешеходов. Поэтому такие решения регулярно принимаются. Постановление, о котором сейчас идёт речь, касается тех, кто неправильно себя ведёт на дороге, подвергает опасности не только свою жизнь, но и жизнь окружающих.

Мы некоторое время назад начали обсуждать модель так называемого опасного вождения. Запрет на опасное вождение не должен, конечно, быть поводом для злоупотреблений в отношении добросовестных водителей, именно поэтому мы довольно долго обсуждали саму формулировку, чтобы никакой двусмысленности в определении термина «опасное вождение» не было. Мы в марте об этом говорили, я тогда принял решение отложить подписание документа, чтобы провести обсуждение на открытых площадках. Такое обсуждение состоялось, интерес был огромный, порядка 150 тыс. посещений, поступило немало предложений. В результате документ был доработан и такое постановление Правительства – об изменениях в правилах дорожного движения в части так называемого опасного вождения – я подписал.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), расскажите, пожалуйста, как шла работа и на что в итоге мы вышли?

И.Шувалов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Мы в Правительстве работаем по плану, который Вы утвердили в августе 2015 года, и это достаточно объёмная законотворческая работа. Сейчас Государственная Дума в рамках весенней сессии рассматривает несколько законопроектов, которые подготовлены Правительством. Мы надеемся, что эта наша совместная работа завершится принятием соответствующих федеральных законов.

По термину «опасное вождение» и определению опасного вождения как административного правонарушения я Вам докладывал в марте. Документ был подготовлен Министерством внутренних дел и действительно на тот момент содержал возможность двоякого толкования, там были некоторые неточности, размытые формулировки. На это обращали внимание не только эксперты, но и участники дорожного движения, водители. Получив поручение этот документ разобрать в рамках Открытого правительства, мы собрали экспертный совет, пригласили экспертов, тех, кто профессионально занимается правилами дорожного движения, – вообще как ситуация развивается с безопасностью дорожного движения? Мы подключили телевизионные каналы, передачи, которые достаточно популярны у наших граждан, где часто выступают эксперты Правительства, и некоторые журналы, в том числе журнал «За рулём». Мы подробно изучили саму формулировку, были даны предложения, как эту формулировку уточнить. Формулировка, которую мы Вам представили в последней редакции, – это как раз плод совместного нормотворчества. Эта формулировка хоть и объёмная, но достаточно точная.

Вместе с тем, для того чтобы избежать каких-либо неприятностей на дорогах, когда сотрудники ГИБДД останавливаютводителей, мы заранее подготовили вместе с Министерством внутренних дел и экспертами так называемую библиотеку. Это такие примеры нарушений правил дорожного движения, которые будут рассматриваться как опасное вождение. Таких примеров сейчас шесть. Это компьютерная модель, но она поддерживается и конкретными реальными случаями поведения водителей на дорогах. Мы разместили в интернете эту библиотеку, и за несколько дней свыше 2 млн обращений было к этой библиотеке. Мы понимаем, что граждане теперь чувствуют себя более безопасно, потому что понимают, за какое конкретное поведение будет наступать ответственность.

Эта библиотека будет пополняться, мы будем её рассматривать и дальше, другие дополнения к ней. Пока с Министерством внутренних дел договорённость такая: они своими циркулярами и внутренними разъяснениями будут ориентировать сотрудников ГИБДД на то, чтобы при определении того, опасно ли было вождение водителя или нет, руководствоваться примерами, которые находятся в этой библиотеке. Ещё раз скажу, что в настоящий момент таких примеров шесть, никаких других помимо этих сотрудники пока рассматривать не будут – только после того, как пройдут публичные обсуждения и произойдёт дополнение к этой библиотеке.

Теперь, после утверждения определения «опасное вождение», нам необходимо также с экспертным сообществом, с гражданами отработать всё-таки размер административной ответственности, штрафа за опасное вождение. Предварительно нам говорили о том, что этот штраф должен быть около 5 тыс., но все дискуссии в последние два месяца говорят о том, что за такие примеры необходимо предусмотреть более высокие штрафы. Каков объём этого штрафа, мы будем обсуждать. Рассчитываем, что такое решение будет поддержано осенью 2016 года и будет наступать административная ответственность в виде штрафа за опасное вождение.

Д.Медведев: На дорогах происходят очень разные случаи, есть совершенно возмутительные, которые становятся достоянием общественности, когда водители ведут себя просто безобразно, создавая угрозу для жизни окружающих. Понятно, что именно на предотвращение таких случаев и направлена новая модель опасного вождения. Мы действительно долго шли к этому юридическому определению. У нас оно не работало, хотя в целом ряде стран подобные формулировки используются. Нам надо посмотреть за практикой применения соответствующей нормы правил дорожного движения, которую я утвердил. Если потребуется что-то откорректировать, если мы увидим, что что-то всё-таки срабатывает не так, как нужно, надо будет предложить поправки в законодательство. Это новый опыт, но нам есть резон этим опытом воспользоваться именно для того, чтобы предотвращать наиболее опасные нарушения правил дорожного движения, которые совершаются водителями.

И ещё один вопрос, он касается другой темы – крупной государственной программы. Я утвердил новую версию этой государственной программы, она посвящена развитию оборонно-промышленного комплекса на период с 2016 по 2020 год. Там много всего предусмотрено: развитие инновационного потенциала оборонных предприятий, повышение конкурентоспособности их продукции, увеличение роста промышленного производства, продвижение наших, российских товаров военного назначения на мировые рынки, а также вопросы, связанные с зарплатой работников оборонно-промышленного комплекса.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), несколько слов скажите по поводу этого документа, потому что он носит среднесрочный характер и важный.

Д.Рогозин: Спасибо.Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, я постараюсь его кратко прокомментировать.документ очень сложный, содержит несколько подпрограмм и основные мероприятия, которые мы должны будем осуществить до 2020 года, с тем чтобы в полной мере завершить нынешнюю программу вооружения, рассчитанную до 2020 года, и войти с 2018 года в новую программу вооружения.

Помимо тех мероприятий, которые связаны с государственной поддержкой предприятий оборонно-промышленного комплекса и усилением кадрового потенциала, программа содержит подпрограммы, такие важные как импортозамещение продукции военного назначения, которая ранее поставлялась из стран – членов НАТО и Европейского союза, а также Украины; программа поисковых научных исследований, а также научные проекты, которые обеспечивают создание принципиально новых вооружений и значительный прирост тактико-технических характеристик существующих вооружений военно-специальной техники.

Третье – это газотурбостроение морское и авиационное. Мы сейчас стоим на пороге как раз создания новых образцов авиационной техники гражданского в том числе назначения. Раньше, даже в пределах Советского Союза, центр газотурбостроения находился на территории Украины (это и «Мотор сич» и николаевский завод «Зоря-машпроект»). Теперь мы разворачиваем полномасштабное производство даже таких двигателей, которые и в Советском Союзе не производились, в том числе и на 35 т тяги для тяжёлого транспортного и пассажирского самолёта.

Также хотел бы отметить такую важную подпрограмму, как развитие стратегических материалов, – новые композиты, новые сплавы и материалы для создания собственного конкурентоспособного производства электронной компонентной базы, в том числе особого назначения, то есть для космоса, для атомной промышленности.

Целей, которые ставит перед собой государственная программа, две. Конечно, это обеспечение технологического, производственного, кадрового потенциала, готовности оборонно-промышленного комплекса к исполнению программы вооружения в требуемые сроки и с требуемым качеством. И вторая, может быть, ещё более важная цель – это, собственно, повышение эффективности всей оборонной промышленности России, которую мы воспринимаем и понимаем как достижение желаемого результата с учётом фактора времени и финансовых затрат. Суммарный объём бюджетных ассигнований – 1 трлн 67 млн рублей.

Хотел бы также, уважаемый Дмитрий Анатольевич, назвать некоторые индикаторы и конкретные мероприятия.

Первое – это довести до 2020 года уровень производственно-технологической готовности оборонно-промышленного комплекса для обеспечения производства образцов вооружения военно-специальной техники в соответствии с заданиями программы вооружения до 100%. У нас в этом году 97%, мы исходим из того, что должно быть 100-процентное исполнение. Второе – это ввести в эксплуатацию 929 новых объектов производства. Третье – обеспечить долю инновационной продукции в общем объёме отгруженной промышленной продукции до 40%. И четвёртое – разработать к 2020 году не менее 1,3 тыс. технологий для обеспечения производства продукции военного назначения.

Хотел бы отметить, Дмитрий Анатольевич, ещё две особенности. Первая состоит в том, что в разработке этой государственной программы ОПК принимали уже непосредственное участие генеральные конструкторы, институт которых был инициирован Аппаратом Правительства и поддержан Президентом. И само осуществление государственной программы будет проходить уже при поддержке ещё одного института – института научных руководителей технологических направлений, то есть конкретных ответственных лиц за те технологии, которые в силу разных причин пока не были развиты в нашей стране.

Мы уверены в том, что эта программа послужит не только оборонной промышленности. Поскольку сама оборонка как локомотив выступает в высоких технологиях, она, конечно, скажется в целом на гражданской экономике, на повышении эффективности и в целом на благополучии в нашей стране.

Д.Медведев: Спасибо. Конечно, программа большая, объёмная. О чём хотел бы сказать? Нам нужна современная оборонка, которая способна и удовлетворить запросы наших военных, то есть выполнить программу поставки вооружений, а мы сейчас ведём переоснащение всей армии – Вооружённых сил, Военно-морского флота – новыми видами оружия, есть определённые цели, которые должны быть исполнены, и, конечно, обеспечит конкурентоспособность того, что мы делаем, в мировом масштабе. У нас неплохие показатели по торговле вооружениями в мире. Мы, по сути, вторая страна, которая поставляет в таких объёмах вооружение на международный рынок. Нам нужно эти позиции удержать, а это можно сделать только в том случае, если оборонно-промышленный комплекс является современным. Сейчас никого не обманешь – ни крупные страны, ни те, что раньше называлисьстранами третьего мира, то есть развивающиеся экономики. Все хотят получить современные виды продукции. Именно такую военную продукцию мы и должны производить. Поэтому держите под контролем реализацию программы, докладывайте.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 мая 2016 > № 1772841 Игорь Шувалов, Дмитрий Рогозин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2015 > № 1392894 Игорь Шувалов

Сообщение Игоря Шувалова о создании механизма планирования и обоснования госзакупок.

Дмитрий Медведев провёл совещание с вице-премьерами 8 июня 2015 года.

Д.Медведев: Я подписал четыре постановления, которые совершенствуют контрактную систему. Речь идёт о создании механизма планирования, обоснования государственных закупок. Эти документы, надеюсь, помогут не только предотвратить возможные злоупотребления, но и деньги сэкономить, улучшить конкурентную среду для предпринимателей. Там речь идёт о планировании на трёхлетний период, размещении информации, формировании плана-графика на текущий финансовый год и целом ряде других моментов, которые, я полагаю, должны сделать контрактную систему более прозрачной, о чём всё время говорят предприниматели и вообще все, кто с ней сталкивается. С будущего года информация о планах, подчёркиваю, должна будет также выкладываться в сети Интернет.

Все документы вступают в силу с 1 января 2016 года. Игорь Иванович(обращаясь к И.Шувалову), работа по подготовке должна быть ещё продолжена, чтобы эти документы в полную силу заработали. Что нужно сделать?

И.Шувалов: Дмитрий Анатольевич, как Вы справедливо сказали, эти четыре документа продолжают формирование всего массива законодательства – в широком смысле – о федеральной контрактной системе. Закон №44 вступил в силу 1 января 2014 года, и теперь мы, выполняя эти четыре постановления Правительства, переходим к более детальной планировке и информированию общественности о том, как будем закупать товары и услуги для государственных и муниципальных нужд.

Эти документы касаются всего массива заказов (это и государственный уровень субъектов Российской Федерации и муниципальных образований). Предусмотрено, что такой план-график должен включать в себя период, утверждённый соответствующим бюджетным законом, и если этот бюджетный цикл больше одного года, как, например, для Российской Федерации до трёх лет, то необходимо соответствующий план-график составить на весь трёхлетний период.

Как Вы сказали, действительно нам придётся научиться размещать всю необходимую информацию в общем интернет-пространстве, в общем портале, который создан и обслуживает федеральные контрактные закупки, федеральную контрактную систему. И в том числе нам помимо того, что придётся размещать информацию о предстоящих закупках, нужно будет говорить о тех закупках, которые мы планируем осуществить у единственного поставщика. Больше того, по форме, которая утверждена этим постановлением Правительства, мы должны будем заполнить приложения с объяснением начальной цены, для того чтобы вот этот фактор…

Д.Медведев: Это на ком обязанность лежит?

И.Шувалов: На органе исполнительной власти Российской Федерации.

Д.Медведев: Кто этим заниматься будет?

И.Шувалов: Заказчик.

Д.Медведев: Любой заказчик?

И.Шувалов: Сам заказчик, да. И будет понятно, насколько обоснована тогда цена. У нас, кстати, к начальной цене всё время много претензий. Считается, что мы не умеем работать с этим как раз элементом, часто завышаем или не понимаем, какой должна быть реальная начальная цена на приобретаемые товары или услуги. Теперь по определённой методике мы будем информировать, как составляется такая начальная цена. Надеюсь, что мы действительно перейдём к новому уровню планирования закупок, поскольку федеральный бюджет – это большой ресурс, для того чтобы компании могли планировать свои бизнес-процессы.

Поскольку этот график должен быть и поквартальным, и на весь год, и по отдельным сделкам, по объёму, это означает, что участники рынка более детально подготовятся к торгам, которые будут планироваться, и таким образом развивать в том числе и свой бизнес.

Д.Медведев: Нужно сделать всё, чтобы эти документы заработали именно так, как мы и надеемся, поэтому прошу принять необходимые меры, провести необходимые решения, совещания, если потребуется.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 8 июня 2015 > № 1392894 Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 апреля 2014 > № 1094925 Игорь Шувалов

«Чтобы финансировать Крым, правительству придется занимать или распечатать резервные фонды»

Интервью первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова Forbes и Die Welt

Эльмар Муртазаев, главный редактор Forbes

Йорг Эйгендорф, старший корреспондент Die Welt

Юлия Смирнова, корреспондент Die Welt, экс-журналист Forbes

Первый вице-премьер России Игорь Шувалов 9 и 10 апреля принял участие в «Восточном форуме» в Берлине. Фактически, если не считать дипломатических поездок министра иностранных дел Сергея Лаврова, это был первый визит в западные страны высокопоставленного представителя российской власти после начала украинского кризиса и охлаждения в отношениях с США и ЕС. В ходе визита Шувалов посетил штаб-квартиру немецкого издательского дома Axel Springer, где дал интервью корреспондентам издания Die Welt Йоргу Эйгендорфу и Юлии Смирновой и главному редактору российского журнала Forbes Эльмару Муртазаеву.

— Как санкции, связанные с кризисом на Украине, повлияют на отношения России и Германии?

— Со стороны Германии санкций пока нет. Я не хотел бы об этом говорить и надеюсь, что их не будет. Если санкции появятся, будем их обсуждать. Но в целом отмечу, что отношения с Германией очень важны для нас в контексте Европейского Союза, потому что это самая мощная экономика Европы. Мы всячески приветствуем германские инвестиции в Россию и будем их поддерживать.

— Российские чиновники сделали ряд заявлений о необходимости развития отношений с Китаем. Это ответ на санкции со стороны ЕС и США?

— Россия будет в любом случае развивать отношения с Китаем. У нас добрососедские отношения и стратегическое партнерство. Но это не значит, что отношения с Китаем мы будем строить в ущерб отношениям с Германией. Для нас Германия — это основной якорный партнер, чтобы развивать отношения с ЕС. На Германию приходится самый большой товарооборот с Россией из стран ЕС, свыше $100 млрд. Мы хотим усиливать наши связи с Востоком, но мы не хотим, чтобы наши отношения с Западом слабели.

— Должна ли Украина, по-вашему, стать частью Евразийского экономического союза?

— На мой взгляд, было большой ошибкой предлагать Украине жесткий, категорический выбор между ЕС и Таможенным союзом. Напомню, что предыдущее руководство Украины говорило, что оно будет развивать сотрудничество и кооперацию по обоим направлениям — и с Таможенным cоюзом, и с ЕС.

Что нужно было делать? ЕС, Украине и России нужно было садиться втроем и договариваться о формате, который бы всех удовлетворил. Но ЕС отказывался приглашать Россию к таким переговорам. Украина — это часть свободной экономической зоны, которая действует в рамках СНГ. Это очень важный для России торговый партнер. Когда Украина подписывает соглашение о создании зоны свободной торговли с ЕС без консультаций с Россией, это выглядит странно. Украина становилась буферной зоной, откуда товары из ЕС в обход наших договоренностей в ВТО могли бы приходить на наш рынок. Мы все время обращали особое внимание на это. Никто в мире такого бы себе не позволил. А ЕС предложил нам переговоры, только когда на Украине начали развиваться эти драматические события. В любом случае это должно быть такое решение, чтобы экономика Украины развивалась, но без ущерба российской экономике.

— Значит, членство Украины только в ЕС для вас неприемлемо?

— Напомню, что Украине не предлагалось никакого членства в ЕС. Украине предлагалось создание зоны свободной торговли с Европейским союзом. Если оторваться от политики, речь идет о том, что рядом с зоной свободной торговли СНГ было предложено создать зону свободной торговли с ЕС. Нужно разобраться, что произойдет с экономикой России и Украины в случае, если друг на друга наложатся эти две зоны. Люди стали говорить о высоких политических материях, не считая деньги.

— Политический кризис на Украине уже сказался на экономическом росте в России. Что вы собираетесь сделать, чтобы усилить рост в России?

— Экономический рост в России замедлился задолго до событий на Украине. Конечно, после этих событий и после того, как Запад начал пугать нас санкциями, многие инвесторы подумают о том, стоит ли им рисковать своим капиталом, приходя на российский рынок. Но это касается в основном тех, кто не инвестировал в Россию раньше и не понимает, как в России делать бизнес. Рассчитывать на приток иностранных инвестиций в тех объемах, на который мы рассчитывали раньше, сейчас не приходится.

Да, мы в ситуации, когда темпы экономического роста очень низкие. Для экономики России такие темпы неудовлетворительны. Мы будем по-прежнему убеждать наших традиционных партнеров, что с нами надо торговать и надо инвестировать в Россию. Кроме того, мы будем учиться торговать с теми партнерами, с которыми у нас за последние годы не было серьезных отношений.

— В особенности с Китаем?

— Не только Китай, я имею в виду и другие государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Рынок Китая — самая большая экономика Азии, но все, что связано с этим регионом, перспективно для России. К примеру, особую ценность представляет Сингапур, там есть хороший финансовый сектор, биржи, доступ к капиталу. Наши традиционные партнеры на Западе сейчас испытывают сложности в связи с возможными санкциями. Мы тем не менее по-прежнему открыты и будем приветствовать любые инвестиции из этих стран.

— Всемирный банк недавно снова пересмотрел в сторону снижения прогноз темпов экономического роста в России в 2014 году. Рискнете ли вы сделать прогноз об экономическом росте в России на этот год?

— Всемирный банк прогнозирует рост выше одного процента. Это, кстати, не худший прогноз. У нас есть собственные внутренние более пессимистичные оценки. Но я пока не решусь давать какие-то жесткие прогнозы. Ситуация меняется, многое будет зависеть в том числе от развития ситуации с Крымом. Нам нужно определиться, как и из каких резервов мы будем инвестировать в социально-экономическое развитие Крыма. Сейчас мы определяемся с финансированием государственных программ до окончания политического цикла, то есть до 2018 года. После этого я бы взялся за прогноз темпов экономического роста.

В настоящий момент внутри правительства идет дискуссия между теми, кто настаивает на наращивании государственных расходов, и теми, кто хочет более ответственной макроэкономической политики. Я не хочу участвовать в этом споре публично. Есть две точки зрения о том, что лучше: сейчас пережить более низкие темпы роста, но перейти к более высоким чуть позже или сейчас стимулировать рост, что, возможно, создаст больше рисков в будущем.

— Какие объемы инвестиций потребуются для развития Крыма?

— Сейчас над этим работают группы в правительстве, вице-премьер Дмитрий Козак отвечает за эту работу. В Крыму другие социальные стандарты, пенсионная система, система образования, здравоохранения. Базовая инфраструктура, дороги и порты потребуют серьезных инвестиций. Группа во главе с Козаком должна успеть с расчетами основных расходов этой программы, до момента, когда правительство закончит работу по бюджету, то есть к концу августа.

— В России есть бюджетное правило, ограничивающее расходование средств, полученных от продажи нефти и газа. Если не тратить сформированные резервы, то за счет каких денег вы намерены финансировать инвестиционные программы в Крыму?

— Окончательная точка в этой дискуссии должна быть поставлена чуть позже. Но мне кажется справедливым, что это бюджетное правило можно изменить для двух миллионов новых граждан России в Крыму. Почему? В принципе появление в стране двух миллионов человек и двух новых территорий, требующих серьезных инвестиций, в том числе в инфраструктуру, невозможно сделать только путем перераспределения расходов внутри существующих государственных программ.

— Это значит, вам нужно взять кредиты или деньги из резервных фондов?

— Бюджетное правило составлено так, что оно ограничивает только расходы, в основном по нефтегазовым доходам. Мы можем представить себе такой вариант, что мы не увеличиваем расходы на основную часть страны, чтобы не создавать дополнительных макроэкономических рисков. Изменения, которые мы предлагаем, могли бы касаться только предельно необходимых расходов для новой территории.

— Вы склоняетесь к решению за счет средств резервных фондов?

— У меня нет пока четкого ответа, что лучше: финансировать эти расходы на счет некоторого некритичного наращивания внутреннего и внешнего долга или же за счет средств резервных фондов. Каждое из этих решений имеет свои плюсы и минусы. Займы на внешних рынках могут стоить дорого. В условиях, когда международные рынки сжаты, лучше занимать у резервных фондов. С другой стороны, уровень долга в России остается одним из самых низких в Европе. Мне кажется, в этих условиях мы могли бы его чуть-чуть повысить, совсем немного.

— Что вы делаете, чтобы не допустить ухудшения кредитного рейтинга России?

— Существуют крайние мнения, например, что рейтинговые агентства находятся под влиянием западных правительств и они в любом случае уже получили определенные сигналы о том, чтобы понизить рейтинг России.

— Вы верите в это?

— Я не хочу это комментировать. Отмечу, что после 2008 года в мире началось движение по созданию системы независимых от западного мира рейтинговых агентств. В Китае создается целая система, привлекаются рейтинговые бюро из других стран. Они предлагают России работать вместе, чтобы рейтинги невозможно было бы включать и выключать по решению правительств. Они составлялись бы по методике существующих рейтинговых агентств, но были бы выведены из-под влияния западного мира.

— Создать собственное рейтинговое агентство — это мечта многих стран, но никому это пока не удалось.

— Бывает мечта, а бывает крайняя необходимость. Когда вы поставлены в крайнюю необходимость, это становится реальностью. Этот проект в любом случае нужен, чтобы не было спекуляций о том, что кто-то зависит от восточных стран, а кто-то — от западных. Система не должна быть монополизирована. То, что сейчас происходит с рейтинговыми агентствами, это практически мировая монополия, а любая монополия — это плохо. Что мы можем делать? Мы должны вести себя ответственно. Будут ли рейтинговые агентства принимать ответственные решения независимо от ситуации на Украине? На это мы не сможем повлиять.

— В последние три месяца отток капитала из России составил $68 млрд. Что вы собираетесь с этим делать?

— Это не совсем так. По последним данным Банка России, отток составил чуть больше $50 млрд.

— Но и это очень много.

— Отток капитала не значит, что деньги куда-то утекли. В условиях, когда произошло определенное понижение рубля, деньги остались на месте, просто многие переложили их в доллары и евро. Мы эту ситуацию уже переживали в конце 2008-го. Нам предлагали резко изменить курс в один день, чтобы не было оттока капитала. Накопленные резервы в стране для того накоплены, что решать именно такую ситуацию. Если граждане, видя, как меняется курс, хотят уйти в другую валюту, пусть они это сделают.

— Но показатели бегства капитала тоже очень высоки.

— Нет, не согласен. Если вы посмотрите на статистику, сколько вкладчиков в банках с госучастием в последнее время из рубля ушли в валюту, то вы увидите, что это и есть большая часть так называемого оттока капитала.

Конечно, в реальности отток капитала тоже высок. Но надо понимать, что это адекватное поведение из-за того, что курс менялся медленно. Если бы курс поменялся в один день, то никакого оттока бы не было. Когда курс движется медленно, это ожидаемо, что люди будут переводить деньги в иностранную валюту. В последние дни марта мы видели обратный эффект. Действуют два фактора: изменение курса рубля по отношению к двум нашим резервным валютам, доллару и евро, а с другой стороны — фактор Украины и постоянно звучащие призывы к санкциям. Не могу сказать, что ситуация хорошая, она тревожная, но не драматическая.

Хотел бы отметить, что многие экономисты и банкиры советовали обесценить рубль сразу, чтобы не было оттока капитала. Президент на это не пошел, он не запрещает гражданам принимать собственные решения, и это заставляет их уважать своего президента еще больше. У них есть возможность без потерь поменять свою валюту на иностранную. Путин второй раз проходит этот путь и не позволяет этого. Точно такая же дискуссия была в конце 2008 года, это стоило нам около $100 млрд резервов, но позволило сохранить сбережения граждан и избежать паники.

— То есть ограничений по обмену валюты не будет?

— Нет. Во время кризиса Бразилия вводила меры по ограничению движения капитала. В России кто-то заикнулся об этом на совещании у Путина, когда он был премьер-министром, и все сразу отвергли эту мысль и сказали, что Россия по этому пути не пойдет.

— Недавно вы порекомендовали российским компаниям, которые торгуются на западных биржах, оценить перспективы делистинга за рубежом и размещения внутри страны. Вы опасаетесь дальнейших санкций со стороны западных стран?

— Я сказал, что мы рекомендуем компаниям по своим корпоративным процедурам обсудить и оценить такую возможность. Мы не рекомендуем никакую биржу. Мы считаем, что в таких условиях каждый должен поступить ответственно. Компании должны собрать либо собрание акционеров, либо наблюдательные советы, рассмотреть для себя все возможное риски и принять решение, что они будут делать с оборотом акций. Мы не призываем, чтобы они ушли с одной биржи на другую, но им нужно этот вопрос рассмотреть.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 апреля 2014 > № 1094925 Игорь Шувалов


Кипр. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 26 марта 2013 > № 787214 Игорь Шувалов

И. ШУВАЛОВ В ИНТЕРВЬЮ BUSINESS FM: КРИЗИС НА КИПРЕ, СКОРЕЕ ВСЕГО, НЕ СТАНЕТ СЕРЬЕЗНОЙ ПРОБЛЕМОЙ ДЛЯ КРУПНЫХ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ

Эксклюзивное интервью Business FM первого вице-премьера России

Все были уверенны, что Россия обязательно подключится к решению кипрской проблемы: предоставит средства и покроет все долги, так как там, якобы много российских денег. Однако это большое преувеличение, заявил в эксклюзивном интервью Business FM первый вице-премьер Игорь Шувалов. Банковский кризис на Кипре, скорее всего, не станет серьезной проблемой для крупных российских компаний.

- Кипр. Решение принималось в течение недели и вызвало всеобщую панику. Принятые решения, как бы вы оценили?

- Решения еще не до конца приняты. В пакете все эти решения должны быть, наверное, одобрены парламентом Кипра и решением Европейского ЦБ, МВФ и Еврокомиссии. Когда в совокупности мы увидим весь пласт законодательства всех решений, тогда точно будем знать, что поставлена точка, и как будут развиваться события. Пока мы только видим, что по основным проблемным точкам идет дискуссия. Сказано, что крупнейшие два банка будут санированы, что правительство Кипра отказалось сейчас от идеи введения специального налога для всех вкладов, но это пока только обсуждение. Мы должны увидеть конечную процедуру и законодательное оформление, чем дело заканчивается.

- Но все равно, это решение за счет вкладчиков в той или иной форме принимается впервые. Насколько мы знаем, Россия вела с Кипром тоже переговоры, несколько недель назад Кипр обращался за помощью. Какие-то иные варианты, комбинированные, более справедливые могли бы быть найдены, скажем, совместно Евросоюзом, Россией и другими заинтересованными сторонами?

- Вы говорите за счет вкладчиков: когда происходит санация банка, всегда клиенты банка что-то теряют. Если это граждане, например, России, где вклады гарантированы - сумма подлежит страхованию, вкладчики точно понимают, что их интересы не пострадают свыше этой суммы, в зависимости от того, как будет проходить эта санация. Поэтому каких-то волшебных средств здесь нет, и то, что у этих двух банков появились проблемы после приобретения бумаг Греции, а потом после того, как было принято в ЕС решение, что с долгом Греции делать, то это, по сути, предложенное проблемное решение для Кипра. Они оказались в очень сложной ситуации. Мы знали об этой ситуации, к нам уже заблаговременно правительство Кипра обращалось с тем, чтобы мы предоставили дополнительный кредит, запрашивали кредит около 5 млрд долларов еще год назад. Мы внимательно следили за ситуацией, мы не понимали, зачем нам свой долг увеличивать: 2,5 млрд мы уже предоставили Кипру - этот долг должен быть погашен в 2016 году. К нам обращались с тем, чтобы долг увеличить, мы смотрели на то, какова модель экономического развития Кипра, что меняется, может быть, там появляются какие-то дополнительные источники, которые откроются, и потом позволят вернуть этот долг. Мы ничего этого не видели: и наши рекомендации, и Министерства финансов, и других ведомств были всегда, что долг увеличивать не стоит. Можно ли было эту ситуацию по-другому решить?

- Скажем, санировать банки, создать некий пул инвесторов, в том числе с участием суверенных фондов, сделать более мягкий вариант санации?

- Решений было множество: приватизировать часть экономики, которая принадлежит или контролируется государством, там, где после принятия решения по греческому долгу, если нужна была докапитализация банковского сектора, то искать частного инвестора для этих банков, который бы поправил ситуацию, либо иным способом вводить процедуру санации для этих банков. Но правительство не пошло по этому пути. Дождались, когда пройдут выборы: появилось новое руководство страны, и они оказались перед немедленным выбором. Нужно было немедленно какие-то принимать решения. Решение, которое было предложено со стороны ЕС - не самое лучшее. Теперь уже для банковского сектора Кипра хорошего выхода нет. Даже после того, когда операции будут возобновлены, мы увидим, кто пострадает, будет ли введен на широкий круг инвесторов этот налог или это только будут вкладчики этих двух банков. Тем не менее, к финансовой системе и к банковскому сектору Кипра уже такого доверия не будет как раньше. Решение это может быть более широким, иметь последствия для всего европейского банковского сектора. Все разговоры о праве собственности, о том, что необходимо защищать права инвесторов, даже критикой в адрес России, теперь это даже выглядит немного смешно, потому что так решить проблему в сложный период в стране, означает самый циничный подход и никакого права собственности и незыблемости этого права, и о защите этого права речи не идет. Находят самые разные аргументы, почему это правильно. А это неправильно, поскольку, если есть проблемные банки, надо решать проблему с этими банками: невозможно вкладчиков, которые имеют отношения со здоровым, хорошо работающим банком, просто обязать потерять часть своей собственности. Еще один аргумент, что многие прячут деньги на Кипре, что они не выплачивают в своих национальных юрисдикциях налоги, и справедливо было бы тогда у этих компаний, людей часть дохода изъять. То есть доход такой можно обложить вплоть до 100%, предлагалось ведь просто взять тело любого депозита, вклада и его просто разделить на большую и меньшую часть, и меньшую часть на благо и во имя спасения банковского сектора направить. Но здесь очень много вопросов. Я думаю, что это будет для правовой системы Европейского Союза, для банковского сектора Европейского Союза иметь очень отрицательное значение. При всех проблемах, которые есть в России, при том, что у нас очень много вопросов к самим себе и к нашему инвестиционному климату, не все то хорошо, что находится в Европе и за границей.

- На ваш взгляд, если бы, скажем, "евротройка" вступила в контакты с Москвой, могло бы быть найдено иное решение, в котором бы участвовали и ЕС, и какие-то российские структуры: суверенные фонды, либо частный бизнес, либо государство, плюс еще какой-то круг инвесторов?

- А мы всегда говорили, что мы были открыты к диалогу, но только вместе с ЕС.

- А диалога с ЕС не состоялось?

- У нас диалога не было, поскольку мы брать на себя обязательства по оздоровлению экономики Кипра не должны, это было бы ошибкой. Кипр входит в Евросоюз, и это зона ответственности Евросоюза. Можем ли мы и должны ли мы? Мы можем, понимая, что проблемы Кипра могут выйти за границы Кипра и влиять на зону евро. Нам эта проблема не нужна. В связи с этим, мы могли подключить свои собственные ресурсы, но не предоставляя их для того, чтобы они пропали. Мы не видели ответа на изменение экономической модели. Должна еще появиться модель, которая будет в состоянии долговое бремя обслуживать, экономика должна будет развиваться. Такого диалога не было. Почему-то у всех подспудно была уверенность, что Россия обязательно рано или поздно в проект вступит: поскольку на Кипре очень много российских денег, как всем кажется, а мне представляется, что это преувеличено, что в какой-то момент Россия обязательно предоставит деньги, покроет все долги, и чтобы спасти российские деньги и деньги, которые будут выведены из России, и все будет для Кипра хорошо.

- То есть нас провоцировали на решение за наш счет?

- Да. А мы постоянно говорили - на рабочем уровне, на официальном и на высшем, что мы готовы подключиться к решению этой проблемы. Но решение проблемы искать за счет только России - неправильно.

- Когда-то все-таки Кипр был инвестором номер один в России.

- Вы же понимаете, что это российские деньги.

- Российские деньги, да. Сейчас на четвертом месте. То есть мы понимаем, что объем этих денег за последнее время сокращался и, тем не менее, не только какие-то личные хорошие или нехорошие деньги там, но и наши корпоративные деньги. Есть ли какие-то сигналы от бизнеса о том, что там застряли, возможно, надолго, оборотные средства, которые были зарезервированы именно для инвестиций в Россию. Если есть такие сигналы, то, возможно, что наше правительство будет оказывать помощь пострадавшим от этой форс-мажорной ситуации нашим российским экономическим субъектам?

- Законодательство Кипра, которое к настоящему моменту стало достаточно развитым экономическим и финансовым законодательством, позволяло российским предпринимателям осуществлять сделки через Кипр. У нас есть соглашение об избежании двойного налогообложения, и многие уже привыкли работать через эту возможность соглашения, плюс через то законодательство, которое очень часто похоже на английское. По сути, восприняты основные институты от английского права при осуществлении сделок, это очень удобно. И это не имеет никакого отношения к тому, что это просто прикрывается бегство капитала. Там, где деньги воруются, уводятся и не уплачиваются налоги - это отдельная история. Но если посмотреть, например, на наш крупнейший банк "Русский коммерческий банк", дочку ВТБ, то это абсолютно понятная и открытая операция - по приобретению, слиянию , приобретению новых активов, сделки по привлечению ценных бумаг. Для этого в свое время, достаточно с большой церемонией открывали этот банк на Кипре, потому что считалось, что это русские деньги, но нам была важна юрисдикция. Можем ли мы свое право подтянуть и сделать таким же удобным? Наверное, можем, в какой-то перспективе. Наше банковское законодательство сегодня не то, что было 10 лет назад. Но сказать, что это все понятно для тех, кто работал с кипрской юрисдикцией, пока такого нет.

Все это такая иллюзия. Нельзя сейчас говорить о том, что собственность или денежные средства россиян, даже если они прикрываются другим зарубежным юридическим лицом, больше защищены, чем в России. Мы с вами все эти примеры видели. Но мы, при всей этой сложной ситуации, которая есть сейчас на Кипре, в среднесрочной перспективе выиграем. Вся эта программа, которая была объявлена президентом по деоффшоризации, по совершенствованию российского корпоративного, финансового права будет проводиться еще более активно. У российских банков есть очень хорошая перспектива.

- Пострадавшим может быть оказана какая-то помощь?

- Сигналы от компаний есть. В правительство обращались те компании, которые либо как раз приготовили деньги для осуществления каких-то крупных сделок (это были не депозиты. Деньги аккумулировались на счетах для того, чтобы совершить какую-то сделку); либо это межбанк, либо это корреспондентские счета. Сигналов, что у кого-то из корпораций очень тяжелое положение в связи с тем, что деньги пока заморожены, мы ни от кого таких не получали. Те деньги, которые находились в качестве депозитов, - конечно, риск. Но, по заявлению самого ВТБ и РКБ, у банка очень устойчивое положение, и когда операции будут для банков разрешены, они надеются, что без каких-либо потерь, или с минимальными, они начнут возобновлять свою деятельность. Поэтому мы пока, к настоящему моменту не получали никакой острой информации или острых просьб о помощи, что российское правительство должно немедленно вмешиваться. Мы работаем в штатном режиме, ежедневно отслеживаем ситуацию, следим за тем законодательством, которое обсуждается между Кипром и ЕС, но не видим пока необходимости быстро вмешиваться.

- Значит, все-таки этому кризису уже более недели, если за неделю какие-то крупные компании в наше правительство не обратились за помощью, значит можно предварительно делать вывод, что серьезного влияния для наших крупных компаний и корпораций этот кризис не имеет.

- Я поддержу такой вывод и добавлю что, в принципе, это было наивно, оперировать большими суммами через кипрские банки. Людям, которые следят за развитием финансовой ситуации во всех частях мира, и особенно тем, кто работает с Кипром, было понятно, что ситуация там крайне неустойчивая, и аккумулировать большие денежные средства было не совсем разумно.

Кипр. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 26 марта 2013 > № 787214 Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > magazines.russ.ru, 10 сентября 2012 > № 644142 Игорь Шувалов

НОВОЕ КАЧЕСТВО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Игорь Шувалов[*]

…Год назад были сформированы экспертные группы для создания новой повестки развития России. Была образована 21 экспертная группа по самым разным направлениям. Все вопросы обсуждались в самых разных форматах, в работе принимали участие и министерства, и члены правительства. Эта конференция должна рассмотреть предложения и альтернативные взгляды. …Мы договаривались, что эта работа не направляется правительством, а является независимой работой экспертов по созданию Сводного доклада.

Министры имеют свое отдельное мнение, не всегда совпадающее с мнением экспертов; мы надеемся, что в совместной дискуссии правительства, президента и экспертов будут созданы документы, по которым новое правительство начнет работать с мая 2012 года.

Людей больше волнует политический аспект, чем чисто экономический. Я хотел бы представить свое видение ситуации, в которой мы находимся.Итак, с чем мы сталкиваемся? Что же удалось сделать в стране с августа 1999 года?

Шувалов вспомнил события нашей новейшей истории 1991–1992 годов, когда правительство Гайдара буквально удержало страну на краю пропасти. Возможно, что-то тактически можно было сделать иначе, но у них не было рецептов, они стремились спасти страну от катастрофы. Но уже через год-два многие не помнили, чтó они совершили, до сих пор должной оценки не дано. Исторические заслуги людей, работавших в то время, еще не оценены...

Я причисляю себя к лагерю тех, говорил И.Шувалов, кто считает, что это было сделано правильно. Самое главное, что из катастрофического состояния страну удалось вывести — но никто не оценил по достоинству работу этих людей... Потом был кризис 1998 года — страна снова оказалась в крайне тяжелом положении. Зарплаты не выплачивались месяцами, вы помните, в каком состоянии находилась промышленность, вся страна, а если еще вспомнить кавказские события, агрессию в Дагестане... Это были очень сложные месяцы для России. Но любой кризис хорош тем, что, если ты принимаешь правильное решение, ты приобретаешь совершенно новое качество.

И. Шувалов считает, что в десятилетие с 1998 по 2008 год, когда начался развиваться мировой кризис, — России и тем людям, которые нею управляли, удалось достигнуть совершенно нового качественного состояния.

Но никто не хотел воспринимать это как достижение. Люди не хотят помнить, в каком положении находилась страна в 1998 году, никто не хотел принимать нынешнее состояние как достижение... Председатель правительства предлагает это оценить, но его не хотят слышать... не хотят понимать, через какие трудности мы прошли, но если не понимать, через какую ситуацию мы прошли, у нас не будет верных решений на будущее. По мнению И. Шувалова, к 2008 году удалось достигнуть серьезных результатов, повышающих шансы на развитие. Были накоплены финансовые резервы, правительство добилось макроэкономической стабильности, страна принципиально продвинулась в борьбе с бедностью. Бедность мы не победили, — сказал И. Шувалов, — но она была резко сокращена. Стало ясно, что надо добиваться иного качества развития страны к 2020 году... Мы должны входить в лидирующую пятерку государств не просто по показателям ВВП, но создать страну, в которой граждане будут жить комфортно и смогут развивать свои потенциалы...

К 2008 году в правительстве «было зацементировано понятие», что конечной ценностью развития страны является человек. Не предприятия, не какая-нибудь там нефтехимия или оборонка, а развитие человека. Россия в состоянии добиться небывалых успехов, только если во главу угла будет поставлен человек с его потенциальными способностями. Сейчас Россия — принципиально иная страна по сравнению с той, что была двадцать лет назад. Мы имели серьезные планы развития, но в наши планы вмешался кризис. Многие говорят, что кризис продолжается или начинается новый, но ясно, что острая фаза кризиса уже пройдена.

Тогда мы понимали, — продолжал И. Шувалов, — что главное — отвечать на запросы людей. Они теряли рабочие места, зарплату, не могли рассчитаться по потребительским кредитам. Мы не знали, будут ли продукты в магазинах. Не так, как в 1991 году, но многие торговые предприятия могли лишиться банковских кредитов и остановить торговлю. Мы не поддавались ни панике, ни унынию. Мы должны были обеспечить решение для будущего развития.

Нас критикуют, что в эти годы правительство сделало левый крен. Но он был сделан обдуманно, без этого мы бы не добились позитивных результатов. И неизвестно, как сложилась бы политическая ситуация... Специалисты говорили нам, что надо проще: банкротить предприятия, смелее допускать безработицу, жестче проходить структурный кризис. Дайте АвтоВАЗу и отсталым предприятиям умереть! Жёстко проходя кризис, мы бы не добились позитивных результатов.

Хорошо давать советы, если не вы принимаете решение. Но если бы вы съездили в Тольятти, там население города 700 тысяч человек, и все они связаны с судьбой автозавода. Мы искали точку развития, вели переговоры с группой «Рено-Ниссан», искали выход. Левый крен был — в виде дополнительного кредитования предприятий, соответствующих госгарантий, все это было сделано сознательно. Мы действовали на пределе своих возможностей — для развития.

Мы, конечно, могли ответить серьезной приватизацией, но нам этого сделать не удалось в силу разных причин. Рынки были не самыми лучшими, может быть, менеджмент не очень хотел... Левому крену в виде дополнительных госрасходов должен был противостоять маневр в экономике, направленный на сокращение участия государства в экономике... Нам это не удалось. Я считаю, что это недостаток.

Сейчас в стране идет большая дискуссия — у людей высокая степень напряжения и сомнения: как будет дальше развиваться политическая ситуация? И шире — изменится ли политическая система? Новая главная задача — эту напряженность конверсировать в понимание, что теперь страна будет так жить всегда. Мы подошли к новому качеству политического пространства. Кстати, Гайдар говорил, что если ВВП приближается к 15 тыс. долларов — это уже качественно другая страна, политически очень живая, динамичная, в которой притушить, приглушить что-то уже вряд ли удастся. В нашем государстве больше 40 миллионов человек живет в крупных городах; 50 миллионов человек каждый день сидят в Интернете; и ожидать, что при таких доходах и такой степени обмена информацией, страна станет политически законсервированной — это невозможно.

Сейчас мы формируем основные органы власти и управления на ближайшие годы, и нужно понимать, что при достигнутом экономическом развитии общества, при том среднем классе, который вырос, у нас есть все шансы, чтобы в ближайшее десятилетие Россия превратилась в полноценное, политически развитое демократическое государство. Без некоторых неудобных формулировок и объяснений, которые давали, но со всеми развитыми политическими институтами.

[*]  Гайдаровский форум 2012 г. Россия и мир 2012–2020. Академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ. Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара. Фонд Егора Гайдара.

Конспект выступления подготовлен редакцией.

Опубликовано в журнале:

«Вестник Европы» 2012, №33

Россия > Госбюджет, налоги, цены > magazines.russ.ru, 10 сентября 2012 > № 644142 Игорь Шувалов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 октября 2011 > № 416695 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов

Рабочая встреча с Первым заместителем Председателя Правительства Игорем Шуваловым.

На встрече речь, в частности, шла о федеральной программе развития Дальнего Востока и Забайкалья, которая начнёт работать в 2012 году. Обсуждался также переговорный процесс по присоединению России к ВТО, ужесточение ответственности за создание фирм-однодневок.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Игорь Иванович, давайте по двум темам пройдёмся. Начнём с вчерашней нашей видеоконференции, где мы обсуждали проблемы ЖКХ. Я хотел, чтобы Вы уточнили позицию по закону о так называемых однодневках, что сделано и что можно сделать. Вы сказали, что определитесь и сегодня мне доложите. Это такой частный, но важный момент.

А второй вопрос значительно более серьёзный – Вы последнее время довольно много уделяете внимания Дальнему Востоку. Это хорошо, потому что это удалённая территория, очень важная и очень сложная, где, к сожалению, есть и хронический недостаток внимания к отдельным территориям, отдельным регионам, входящим в Дальневосточный федеральный округ, и в то же время достаточно значительное финансирование, которое пришло в рамках программы по проведению Форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, а вместе с этими программами пришли различного рода средства, направленные на улучшение качества жизни в Приморском крае, в некоторых других регионах. В общем, хотел бы, чтобы Вы поделились впечатлениями о том, какие это даёт плоды и в чём сегодня ещё трудности. Пожалуйста.

И.ШУВАЛОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! По Вашему поручению, которое было направлено в адрес Правительства в августе 2010 года, мы в Правительстве проводили работу вместе с депутатским корпусом по тому, чтобы понять, каким образом лучше законодательно закрепить в том числе уголовную ответственность за использование паспортов и других документов с целью создания юридических лиц, которые затем будут использованы в криминальных схемах. Мы проводили эти совещания и с сотрудниками Администрации, с Главным правовым управлением, концептуально было очень много споров, я Вам неоднократно докладывал. И в конечном итоге Правительство в согласованном виде оформило соответствующие поправки к Уголовному кодексу, мы об этом Вам доложили, и 30 января 2011 года законопроект был направлен в Государственную Думу, законопроект о новой статье 173-прим., который называется «Образование коммерческой организации в целях совершения преступлений».

Д.МЕДВЕДЕВ:Это кто направлял-то?И.ШУВАЛОВ: Правительство. Мы это сделали по Вашему поручению, Дмитрий Анатольевич, у Вас было совещание в Сочи.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я помню это всё.

И.ШУВАЛОВ: И таможенные органы ставили вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: Просто я хотел уточнить, кто направлял.

И.ШУВАЛОВ: Мы подготовили соответствующую редакцию этой статьи и после доклада Вам направили в Государственную Думу. В Государственной Думе данным вопросом занимался Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, и первоначально было принято решение в апреле о том, что концептуальных замечаний правового характера нет и законопроект готов для рассмотрения Комитетом. Однако Комитетом не было назначено время и не было проведено соответствующее мероприятие, то есть слушания в Комитете не состоялись, были пропущены сроки, которыми руководствуется Государственная Дума, и повторно потребовалась дача заключения Правового управления Аппарата Государственной Думы с тем, чтобы ещё раз приступить к рассмотрению данного законопроекта. Повторно такое заключение было дано в рамках Государственной Думы, и на 18 октября назначено рассмотрение Государственной Думой данного законопроекта в первом чтении.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть, если я правильно понимаю, если откинуть все дипломатические объяснения, наши коллеги зачесались только после вчерашнего совещания, что ли?

И.ШУВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, формально данное назначение времени по бумаге, которое у меня есть в распоряжении, датируется 8 сентября. Было это сделано вчера, задним числом, либо это было сделано 8 сентября.

Д.МЕДВЕДЕВ: Игорь Иванович, не будем утомлять перечислением этих вещей всех временных обстоятельств рассмотрения этого законопроекта. Но хочу сказать, что, конечно, это очень плохо, потому что, к сожалению, здесь все оказались не на высоте. Правительство свою часть работы выполнило, внесло. Наши коллеги по каким-то причинам свою работу не провели. И это неправильно.

С другой стороны, нужно, может быть, было проявить большую настойчивость в том, чтобы продвинуть соответствующий законопроект, тем более что речь идёт о достаточно острой теме. Это не просто совершенствование юридической техники, плановое изменение законодательства, это всё-таки вопрос, который волнует огромное количество государственных структур и который реально приносит большие убытки в стране.

И.ШУВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, Ваше замечание справедливо. После того как Вы вчера провели совещание с нами, я провёл совещание с работниками Аппарата Правительства, в том числе связался с находящимся в отпуске представителем Правительства в Государственной Думе Логиновым. По его данным, он неоднократно ставил вопрос перед Комитетом и руководством Государственной Думы. Я сегодня связался с бывшим депутатом Государственной Думы Груздевым, который вёл данный законопроект.

Д.МЕДВЕДЕВ: Который благополучно пересел в губернаторское кресло. Тогда ещё...

И.ШУВАЛОВ: Наделён полномочиями губернатора. Владимир Сергеевич говорит следующее, что было в этот период много представлено президентских законодательных инициатив, которые носили приоритетный характер, и, откровенно говоря, до этого законопроекта не дошли.

Д.МЕДВЕДЕВ: Короче. Передайте привет от меня всем – и тем депутатам, которые этим занимались, и Владимиру Сергеевичу Груздеву, который теперь успешно занимается другими делами. Надеюсь, что степень его вовлечённости в дело будет лучше, чем то, что было продемонстрировано в Государственной Думе.

И последнее. Законопроект этот надо принять. Если будут какие-то сомнения, расхождения или, упаси бог, ещё затяжки, доложите мне лично, мне придётся тогда уже принять организационное решение.

И.ШУВАЛОВ: Сделаем, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Договорились. Теперь по второй теме.

И.ШУВАЛОВ: По теме Дальнего Востока. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы этой теме тоже уделяете много внимания и бываете часто на Дальнем Востоке, и совсем недавно Вы посетили Приморский край. По Приморскому краю Правительство за последние годы через дополнительные бюджетные вливания сделало для Приморского края столько, сколько в нашей стране не делалось за последнее десятилетие. Крупных инвестиционных проектов в регионе не было, инфраструктура была в плачевном состоянии. И даже в то время, когда бюджетные расходы нам необходимо было сокращать, после того как наступил кризис осенью 2008 года, по программе Приморского края ни одна копейка из федеральных целевых программ не была сокращена, все объёмы финансирования были выполнены стопроцентно.

Мы проводим сейчас много мероприятий в Приморском крае, и не только в Приморском крае, и в других регионах Дальнего Востока, поскольку Правительство должно до конца года в общем составить Государственную программу развития Дальнего Востока и Забайкалья. И затем эта государственная программа должна быть утверждена в будущем году, в 2012 году, и должна функционировать, работать как бюджетный инструмент, в том числе с 2013 года.

Посещая различные муниципальные образования, мы с коллегами посетили несколько некрупных муниципальных образований в Приморском крае, задают жители Приморья следующий вопрос. Вот в таком большом количестве денежные средства федеральные были потрачены на крупные объекты: инфраструктурные или на объекты университета. И люди, кстати, сейчас уже понимают, что это не для саммита АТЭС, это для самих жителей Приморья, и саммит АТЭС для нас лишь мероприятие, к которому мы все эти объекты вводим в эксплуатацию. Что станет с Приморским краем, когда в таком объёме инвестиции будут исчерпаны и государство не планирует больше никаких средств для того, чтобы этот край развивался?

Какие вопросы в первую очередь ставят жители Приморья: что будет с системой ЖКХ? Это самый болезненный вопрос. Вы вчера по этому поводу подробно… Вам докладывали, что происходит в этой сфере. В Приморском крае все те же самые болезни, о которых вчера говорили, в том числе и губернатор Кемеровской области. Но при этом ещё и очень высокий тариф, поскольку основная – Вы знаете – муниципальная энергетика зависит от потребления мазута. И вот эти сложившиеся высокие тарифы при этом датируются приблизительно на 50 процентов из бюджета краевой администрации.

Вопрос о ветхом жилом фонде. Давным-давно уже не проводилось капитальных ремонтов. И, Дмитрий Анатольевич, должен сказать, что тот проект, который был создан по Фонду реформирования жилищно-коммунального хозяйства и финансирования за счёт федеральных ресурсов или софинансирования федеральных ресурсов, ремонт, капитальный ремонт жилых зданий и сооружений всеми поддерживается. И люди видят, что от этой программы есть прямая отдача.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но я на самом деле, когда ездил по Владивостоку, его пригородам, видел, что реально работа там идёт, то есть за счёт этого Фонда всё-таки здания реконструируются.

И.ШУВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, и по Вашему поручению Правительство в этом году за счёт дополнительных доходов направляет на цели этого Фонда, в продолжение работы этого фонда дополнительно 22 миллиарда рублей. Однако приморцы и другие жители дальневосточных регионов просят рассмотреть возможность дополнительного финансирования деятельности этого Фонда с тем, чтобы он не прекратил своё существование с 1 января 2013 года.

Д.МЕДВЕДЕВ: Но это совпадает с теми запросами, которые идут из других регионов.

И.ШУВАЛОВ: И ещё раз отмечу, Дмитрий Анатольевич, что люди благодарны за эту программу, они считают, что видно сразу, насколько власть заинтересована конкретными жилищными условиями тех, кто проживает даже в отдалённых населённых пунктах, и результат этой работы можно в течение года представить.

Следующий вопрос по важности – это муниципальные и федеральные дороги. Дорожное строительство ведётся активно в нашей стране, однако есть населённые пункты, к которым дороги не подводятся либо не ремонтируются, находятся в плохом состоянии.

Ещё один вопрос очень важный – это состояние лечебных учреждений и состояние образовательных учреждений. Будет ли федеральное Правительство софинансировать региональные программы, с тем чтобы больницы и школы привести в нормальное состояние, и будут ли поддерживаться отдельные образовательные либо лечебные проекты?

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну и какие у Вас предложения по этому?

И.ШУВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, мы считаем, что как раз в этой государственной программе по развитию Дальнего Востока и Забайкалья нужно в первую очередь определить те объекты, которые мы будем финансировать, и те цели и мероприятия, которые, безусловно, в первую очередь отвечают на запросы населения. Это ЖКХ, жилищный фонд, дорожное строительство, система образования, система здравоохранения. Отдельно от этого должны стоять уже большие инвестиционные проекты, большие инвестиционные объекты, которые необходимы не только на местном уровне, которые будут служить целям федерального развития. И докладываю Вам, что этот вопрос пока в Правительстве мы рассматривали на совещании, у нас согласованной позиции нет, но, скорее всего, нам придётся увеличить финансирование этих программ начиная с 2015 года.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. На мой взгляд, самое главное – не допустить того, чтобы такие некоторые оговорки, которые я иногда на Дальнем Востоке слышу, превратились в реальную политику. Что я имею в виду? Вы тоже, наверное, это слышали. Когда люди, которые там живут, и иногда даже руководители, говорят: «Вот в России – то-то, а у нас – вот это». Это плохие отговорки, и мы должны исходить из того, что все программы, реализуемые на территории нашего государства, они должны осуществляться во всех территориях. Но есть территории приоритетного, пристального внимания: это Дальний Восток, это Приморский край, некоторые другие субъекты Федерации, которые входят в Дальневосточный федеральный округ. Почему? Потому что, как Вы правильно сказали, в 90-е годы хронически недофинансировали целый ряд направлений: в абсолютно убитом состоянии был жилищно-коммунальный комплекс. Он и раньше был ветхий, а после 90-х годов, да и в нынешнем десятилетии ситуация была исключительно сложной. Здравоохранение, объекты здравоохранения и, собственно, сами люди, которые трудятся там, объекты образования, учителя, которые трудятся в системе народного образования, инфраструктура. Поэтому все четыре позиции, которые Вы упомянули, исключительно важны для того, чтобы Дальний Восток гармонично развивался в составе единого государства. На это необходимо планировать финансирование.

Что же касается судьбы отдельных программ, я считаю, что программа по восстановлению жилья и расселению из ветхого жилищного фонда оказалась очень удачной. Я считаю так не потому, что я со своего поста это вижу, а потому, что это результат моего общения с людьми. Они сами говорят: вот это работает, посмотрите, в подъезде стало всё по-другому, запахи другие, двери другие, рамы другие. То же самое касается, конечно, дорог, здравоохранения, образования.

Иными словами, завершайте работу над программой и подготовьте окончательные предложения мне для принятия решений. А то, что вы в таком инспекционном порядке наблюдаете за тем, как идут процессы подготовки не только к АТЭС, но и вообще процессы восстановления Дальнего Востока, я считаю исключительно правильным и полагаю, что и в будущем необходимо, чтобы отдельные заместители Председателя Правительства концентрировались на проблемах развития крупных регионов или федеральных округов. Эта практика себя оправдывает.

И.ШУВАЛОВ: Будем продолжать работу.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 октября 2011 > № 416695 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter