Всего новостей: 2573648, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шульман Екатерина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 23 мая 2018 > № 2634992 Екатерина Шульман

Екатерина Шульман: Большое бюрократическое настоящее Алексея Кудрина

Один из самых публичных чиновников России Алексей Кудрин согласился занять непубличную должность главы Счетной палаты. «Сноб» поговорил с доцентом Института общественных наук РАНХиГС, политологом Екатериной Шульман о том, чем может быть привлекательна для чиновника эта работа

Сноб: Счетная палата — структура для публики скучная, редко появляющаяся в новостях. И мне кажется, люди не очень понимают, чем будет заниматься Кудрин.

Счетная палата — это орган парламентского бюджетного контроля. Одна из немногих отдельно стоящих структур в системе российской власти. Глава Счетной палаты утверждается Госдумой по представлению президента и по закону подотчетен парламенту. Но понятно, что подчиненность парламенту — коллективному органу — нельзя сравнить с подчиненностью президенту или премьеру. Де-факто глава СП руководит своей отдельной, достаточно независимой структурой.

В этом смысле из всех российских властных органов Счетную палату можно сравнить с Центральным банком — по сходству процедуры утверждения главы и по сравнимому уровню независимости. И важный момент: палата действует на основании собственного федерального закона.

Сноб: Почему это важно?

Наша система власти забюрократизирована донельзя. Наше политическое пространство состоит из госслужащих различного ранга. Все, что вне государственной, гражданской, военной, силовой госслужбы, в российской политике не очень сильно существует.

В таких условиях, чтобы функционировать и наслаждаться тем, что сейчас называется модным словом «субъектность», нужно быть начальником. Начальником нужно быть над кем-то.

У нас любят рисовать круговые схемы: кто ближе к президенту, кто от него дальше, кто в какую группу входит, но эти схемы довольно условные. Во-первых, никогда не знаешь, правильно ли ты расположил на ней людей. Во-вторых, сегодня у тебя близость к президенту есть, а завтра что-то с тобой случилось, и ее уже нет.

А собственная структура и собственные прописанные в законе полномочия — вещь куда более осязаемая. Если мы посмотрим на тех людей, которые у нас считаются влиятельными, то увидим, что это министры, вице-премьеры, председатель правительства, руководители прокуратуры, ФСБ, Совета Безопасности, государственных корпораций, госбанков. У всех есть должности. И наиболее выгодные из них — это, конечно, те, что дают собственные полномочия, не зависящие от того, принял ли тебя сегодня вышестоящий начальник или очередь до тебя не дошла и твой доклад с ценными предложениями никто не прочитал.

Чтобы быть полноценным начальником, нужно иметь возможность брать своих людей на работу. Нужно иметь возможность распоряжаться самому, а не ходить советовать президенту, даже если предположить, что он тебя внезапно послушает.

И Счетная палата в этом смысле орган довольно выгодный. Это крупная структура, там работает около 1200 человек. Это собственный бюджет. Это свое прекрасное здание на Зубовском бульваре, творение бессмертного Беджета Паколли*. Это — что особенно интересно и соблазнительно — возможность посылать проверки в любую структуру, оперирующую бюджетными средствами.

Счетная палата проверяет, каким образом расходуют средства федерального бюджета все те, кто их получают. Она осуществляет оперативный контроль за расходами внебюджетных фондов. За поступлением в бюджет средств за распоряжение государственной собственностью. Она осуществляет оперативный контроль за банковской системой. А расходование бюджетных средств — это то, за что в России особенно охотно сажают. Палата обнаруживает нарушения, недостачи, а из этого быстро и весело создается уголовное дело. Поэтому председатель Счетной палаты — фигура небезобидная. Его структура обладает определенными силовыми полномочиями. Не прокуратура или Следственный комитет — но и не экспертный совет, ответственный за реформу, которая никогда не произойдет.

Сноб: Как этими полномочиями пользовались его предшественники? Например, Сергей Степашин пришел на должность руководителя Счетной палаты одним из кандидатов в преемники, бывшим премьером и директором ФСБ, но после назначения карьера у него не сложилась. Голикова стала вице-премьером.

Я сейчас не буду анализировать, у кого карьера сложилась, а у кого нет. Но при Татьяне Голиковой палата стала более внешне видимым и структурно значимым органом, чем была до этого. Связано ли это с ней лично? Связано ли это с возросшей за последние годы значимостью средств федерального бюджета и универсальностью их для любого экономического оборота в стране? Я не знаю. Когда Сергей Вадимович Степашин начинал в 2000 году свою карьеру в качестве главы Счетной палаты, огосударствление экономики еще не достигло того объема, которого оно достигло 10 и 15 лет спустя. Может быть, рост влияния палаты связан с этим. Может быть, он связан с тем, что Голикова пришла с опытом работы в Министерстве финансов, и она, как, разумеется, и Алексей Кудрин, знает весь жизненный цикл федерального бюджета, от зачатия до рождения, и даже после смерти, если считать работу Палаты вскрытием отжившего свое годового бюджета.

Кудрин получает Счетную палату в наследство от своей бывшей заместительницы как орган не только значительный, но и видимый в политическом пространстве. Довольно трудно представить, что Палата при нем как-то загнется. Скорее, все то, что сделала предыдущий председатель, он способен развить на еще более высоком уровне.

Сноб: Кудрин сформулировал свои принципы будущего руководства палатой: увязка государственных расходов с изменениями в жизни граждан. Совершенствование методов контроля. Открытость аудита. И создание механизмов предотвращения коррупции. Звучит довольно общо.

Алексей Леонидович Кудрин последние шесть лет провел в общественной сфере — он был и, надеюсь, останется руководителем Комитета гражданских инициатив и Центра стратегических разработок, организатором и покровителем Общероссийского гражданского форума. И идеологические положения, которые он сформулировал, — они из этих сфер происходят. Пребывая в негосударственной сфере, учишься — могу сказать по собственному опыту — с меньшим цинизмом воспринимать такого рода слова и вообще идеологические установки как таковые. Потому что государственные служащие говорят что угодно, и ответственности за слова не несут, им главное — совпадать с общей мелодикой того, что говорит начальство. А в негосударственном секторе ответственность за слова повыше и воспринимают их серьезнее. Поэтому я бы вчиталась в то, что он сказал — в этом может быть больше смысла и содержательности, чем кажется.

Сноб: А не может так получиться, что, занимая важную государственную должность, он будет вынужден прекратить и забыть свою публичную карьеру? Даже осторожная критика государства чиновнику не позволена.

Пребывание на государственной должности ограничивает твою риторическую свободу, тут никаких сомнений быть не может. Дело даже не в критике: госслужащему не очень позволительно публично рассуждать о том, что не входит в прямую сферу его ответственности. Он должен говорить о своей работе и своих обязанностях, а не о жизни вообще и своих взглядах на нее.

Но не думаю, что это прекратит всю его общественную деятельность. Он много лет этим занимался, созданы готовые устойчивые структуры, жизнеспособные и без его личного участия. Достаточно понимания того, что вся эта работа ему небезразлична. Подозреваю, все не только останется, как было, но даже расцветет: знание, что у той или иной общественной структуры и мероприятия есть если не формальный руководитель, то патрон — важный человек, очень вдохновляет и дисциплинирует всю государственно-ориентированную публику.

Сноб: Если Палата — влиятельный орган, зачем назначение Кудрина понадобилось предложившему его на должность Вячеславу Володину?

Я не исключаю, что идея с новой должностью вообще принадлежит аппаратному уму председателя Госдумы. В поисках чаемой субъектности нынешний созыв склонен вспоминать о своих полномочиях, о которых до этого все забыли. Счетная палата массово воспринимается как орган при президенте, меж тем это парламентский орган. Возможно, в Думе вдруг вспомнили: «Боже, есть такая должность в нашем распоряжении, давайте предложим ее Кудрину, подставим плечо администрации президента в ее трудном кадровом пасьянсе». Если логика была такая — это хорошая идея и удачный шаг.

Ведь что-то надо было найти, подходящее, с одной стороны, по уровню, с другой стороны, по сфере компетенции. И теперь, когда назначение уже свершилось, кажется, что этот вариант был почти идеальный и с точки зрения профессиональной, и с точки зрения политической.

Сноб: А зачем Кудрину было соглашаться?

Не углубляясь ни в чьи мотивы, могу сказать, что если в принципе хочешь участвовать в нашей бюрократической жизни, то в статусе руководителя Счетной палаты в ней участвовать хорошо. Это не абстрактный Центр реформ и всеобщей цифровизации. В наших реалиях структура, которая не обладает полномочиями и ни к чему не привязана, ничего и не значит. В этом смысле председатель Счетной палаты лучше всего того, что приходилось слышать о возможной новой должности Кудрина, начиная с 2016 года. Если бы он только не стал первым вице-премьером — но это при премьере Медведеве затруднительно.

Сноб: То есть теперь у Кудрина большое бюрократическое будущее?

У него большое бюрократическое настоящее. Как бывший госслужащий могу сказать, что эта должность гораздо более значима, чем думают люди, наблюдающие российскую властную машину снаружи.С

Беседовал Роман Могучий

* Беджет Паколли — бывший президент Республики Косово, основатель строительной компании Mabetex, реконструировавшей здания Кремля, Государственной Думы и Счетной палаты. Компания обвинялась в коррупции в России, бывший генпрокурор России Юрий Скуратов заявлял, что представители Mabetex подкупали членов семьи президента Бориса Ельцина.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 23 мая 2018 > № 2634992 Екатерина Шульман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter