Всего новостей: 2602548, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гройсман Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Гройсман Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 13 октября 2017 > № 2353935 Владимир Гройсман

Премьер-министр Украины: Рост экономики в следующем году может быть выше запланированных 3%, при условии продолжения системных реформ

Эксклюзивное интервью премьер-министра Украины Владимира Гройсмана агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Верховная Рада 3 октября приняла пенсионную реформу. По сравнению с первичным законопроектом в финальную версию были внесены изменения, насколько от этого поменялась "стоимость" реформы для госбюджета?

Ответ: Очень важно, что эта реформа все-таки была принята. Это очень чувствительный вопрос для страны, ведь у нас 12 млн пенсионеров, которые много лет работали и надеялись на достойную пенсию по достижении определенного возраста, а вместо этого существовала система тотальной нищеты. Для меня было делом чести начать менять эту систему.

Парламент смог консолидироваться и 288 народных депутатов поддержали реформу. Я благодарен всем, кто включился в этот процесс: президенту и фракции "Блок Петра Порошенко", "Народному фронту" и лично Арсению Яценюку, фракции Радикальной партии Олега Ляшко и ее лидеру, а также отдельным внефракционным депутатам и членам депутатских групп "Воля народа", "Видродження". Люди объединились, чтобы поддержать нашу инициативу, и это было важно.

Вопрос: Но поддержали реформу не все.

Ответ: Не проголосовали "Оппозиционный блок", "Батькивщина" и "Самопомич" – только некоторые депутаты этой фракции дали голоса "за", за что я им искренне признателен. Честно говоря, я не понимаю тех депутатов, которые не поддержали эту реформу. О чем они думают? Чего хотят добиться? Это абсолютно правильное решение, а они не поддерживают и более того, палки мне в колеса вставляют.

Вопрос: Это функция оппозиции – критиковать…

Ответ: Правильно, можно критиковать власть – да кого угодно – но нельзя, чтобы из-за желания покритиковать жизнь людей становилась хуже. Это неправильно! Но у нас почему-то перед выборами все всем много обещают, а после выборов об этом забывают. Я инициировал реформу за 2 года до выборов. И теперь ни один кандидат уже не сможет пытаться обещать повысить пенсии перед выборами, как это было раньше. Система работает автоматически и независимо от желания политиков.

Вопрос: После принятия реформу необходимо еще реализовать.

Ответ: Как реализовать, где взять ресурсы – у меня есть полное понимание по этим вопросам. Все правки и корректировки, которые были внесены в законопроект в процессе рассмотрения – они все были ожидаемы. Они не вышли за рамки нашего видения и понимания модели пенсионной реформы. Самое главное, что уже с этого месяца более чем 9 млн украинских пенсионеров будут получать повышенные пенсии. И эта система будет работать по принципу: кто больше работал, тот больше получает. Это касается как сегодняшних пенсионеров, так будущих.

Вопрос: То есть дополнительных расходов на реализацию внесенных изменений не предполагается?

Ответ: Рамка расходов, которую мы закладывали, сохранена. Справедливая пенсионная система построена, и нам остается работать над тем, чтобы экономика развивалась, создавалось больше рабочих мест, и соответственно – наполнялся Пенсионный фонд, а размер пенсии поднимался систематически.

Вопрос: Кабинету министров поручено разработать до ноября законопроект о перерасчете пенсий военным. Что он будет предусматривать?

Ответ: Решение проблемы пенсий военнослужащим – следующий наш шаг. Сейчас над законопроектом работает Министерство социальной политики. Когда законопроект будет доработан, мы его сразу презентуем и объясним что, зачем и почему.

Вопрос: Перерасчет будет с 2018 года, расходы на это предусмотрены?

Ответ: Да, я хотел бы, чтобы это было с 2018 года, а необходимые расходы уже предусмотрены в бюджете Пенсионного фонда.

Вопрос: Несмотря на реформу, остается проблема дефицита Пенсионного фонда. Как вы планируете ее решать?

Ответ: Детенизация доходов, справедливость пенсионной системы, повышение зарплат – все это элементы решения проблемы Пенсионного фонда. После поднятия минимальных заработных плат, я говорил о необходимости проведения детенизации зарплат, что увеличит поступления в Пенсионный фонд. На протяжении следующих 3-4 лет будет еще сохраняться дефицит Пенсионного фонда в 140 млрд грн, но он уже не будет расти, а в относительных цифрах начнет уменьшаться – это важно. Если бы мы оставили старую несправедливую пенсионную систему, то в 2018 году дефицит составил бы 200 млрд грн, в следующем – 250 млрд грн. Сейчас я уверенно смотрю в будущее. Те, кто говорит, что нынешние или будущие пенсионеры ничего не будут получать, – говорят неправду. Все будут получать пенсии, но получат то, что заработали, и я считаю, что это правильно. Если кто-то не работал в силу разных причин – это не значит, что он должен забрать пенсию у того, кто работает. Кроме пенсии, есть социальная поддержка для таких граждан – и это забота государства, а не Пенсионного фонда.

Вопрос: Как Вы относитесь к выходу на украинский рынок негосударственных пенсионных фондов?

Ответ: Я за то, чтобы построить второй уровень пенсионной системы – накопительный, но я переживаю о гарантиях сохранности средств. Все ведь помнят потерю денег в Сбербанке СССР. Я не хочу повторения такого, поэтому нужны гарантии, чтобы люди знали, что если они делают накопления, то после выхода на пенсию они их получат. Я думаю, что тут нужно привлекать международные фонды, которые имеют хорошую репутацию, являются достаточно устойчивыми. Таким законодательством мы сейчас будем заниматься вместе с депутатами, потому что у них есть ряд хороших инициатив.

Вопрос: Будет ли повышаться Единый социальный взнос (ЕСВ) для реализации накопительной системы?

Ответ: Я считаю, что ставку ЕСВ необходимо держать стабильной и никаких повышений быть не может. Если речь будет идти о накоплениях, то, возможно, будут другие инструменты – отдельные отчисления на эти цели. Это все является предметом дискуссии и пока рано говорить о конкретных моделях.

Вопрос: МВФ и Всемирный банк перед принятием закона заявили, что некоторые аспекты пенсионной реформы вызывают у них опасения. В частности, ВБ говорил о необходимости проведения автоматической индексации пенсий не с 2021 года, а уже с 2019 года, и выступал против повышения пенсий в 2018 году. Удалось ли снять эти возражения?

Ответ: Тот перерасчет пенсий, который мы проведем сейчас, будет действовать и в 2018 году. Все предложения, которые были направлены нашими партнерами, были очень внимательно изучены, и по ним всем были приняты правильные решения. Никаких рисков нарушения рамок сотрудничества с международными организациями в данном законе нет.

Вопрос: Сейчас идет бюджетный процесс, 15 сентября проект государственного бюджета на 2018 год был внесен в парламент. Какие возможные риски, если говорить о правках, которые могут внести депутаты?

Ответ: Второй год подряд мы подаем проект госбюджета честно, открыто и в предусмотренный законом срок – мы готовы к дискуссии на протяжении нескольких месяцев. Сейчас есть разные отзывы по проекту, иногда критичные. Все рациональные предложения и конструктивная критика будут, конечно, нами учитываться.

Вопрос: Когда вы рассчитываете на его принятие?

Ответ: Я бы очень хотел, чтобы мы приняли его пораньше. Нескольких месяцев достаточно на его проработку, но это внутрипарламентские процедуры, и мы будем по ним идти. Сам же проект госбюджета я считаю бюджетом экономического роста, он более сконцентрированный, чем бюджет 2017 года, что позитивно. Мы закладываем прогноз роста экономики в 3% ВВП, и я считаю, что этот рост можно сделать больше, но тут нужно принятие ряда решений парламента. Рост в 3% ВВП значит, что Украина произведет на 400 млрд грн больше продукции, чем в 2017 году. Это значит больше рабочих мест, насыщение рынка, больше экспорта, что будет позитивно влиять на национальную валюту. Рост ВВП можно сделать и выше 5%, но для этого необходимо принять ряд законов и на их основе запустить ряд новых механизмов. Данный проект бюджета четко приоритезирован.

Вопрос: Каковы основные приоритеты?

Ответ: Обеспечение армии и ее вооружение: впервые мы направляем 16,5 млрд грн на вооружение, что на 65% больше, чем в 2017 году. И это "живые деньги", не госгарантии. Оборонный комплекс страны тоже является частью экономики и создает рабочие места.

Мы будем дальше поддерживать децентрализацию и развитие местного самоуправления.

Одним из ключевых приоритетов правительства также является образование, где мы с 2018 года еще на 25% поднимаем зарплаты учителям. Украинскому учителю мы должны вернуть уважение, в том числе, выражаемое в заработной плате. Такое повышение нам по силам. Мы будем инвестировать в модернизацию школьного обучения. Мы взяли за базу 1-4 классы начальной школы, хотим проинвестировать 1 млрд грн в интерактивные доски, планшеты, новые программные продукты, чтобы дети получали современные знания.

Вопрос: Говоря об образовании, стоит вопрос об увеличении поддержки науки и инноваций.

Ответ: На науку мы потратим порядка 8 млрд грн, но мы понимаем, что необходимо улучшить качество управления финансами в самой науке. Также 50 млн грн планируется выделить на Фонд поддержки инноваций, так называемый "Фонд стартапов".

Вопрос: Кроме учителей, социально значимой является и категория медицинских работников, когда им ожидать повышения зарплат?

Ответ: Я не забыл о том, что медикам нужно поднять зарплату. Я считаю, что это возможно, но тогда когда мы изменим систему медицины. То есть, мы изменяем систему и это не может, а должно привести к повышению зарплаты медиков. Доктор должен быть высокооплачиваемым, а услуги, которые он предоставляет, – качественными.

В целом, медицина является для нас приоритетом. Сейчас очень важно, чтобы парламент рассмотрел и принял медицинскую реформу. Больницы доведены "до ручки", доктора получают мизерную плату, и при этом у нас нет бесплатной медицины, и люди за все платят – это маразм и это нужно изменить. Как изменить – мы понимаем.

Реформа очень важна, и мы увеличиваем финансирование медицины на 10 млрд грн. В то же время мы будем реализовывать и конкретные программы.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: В 2018 году мы закупим на 6 млрд грн лекарств, потому что в прошлые годы у нас были отставания по закупкам и сейчас мы это все догоняем, чтобы в больницах были лекарства. 1 млрд грн предусмотрен на доступные лекарства для хронических больных, вместо 700 млн грн в этом году.

Мы хотим расширить перечень наименований лекарств, которые люди смогут получать бесплатно.

Будет продолжаться программа создания кардиоцентров. В этом году мы создаем 13 центров, в следующем – еще 13. Кроме того, существует программа лечения людей за границей, на которую на следующий год мы выделяем 380 млн грн.

Могу сказать и над чем мы работаем прямо сейчас. Большая проблема – тяжелые детские заболевания, и нам необходимо найти механизм, как улучшить ситуацию с их лечением. Мы предложим решение этой проблемы на 2018 год.

Вопрос: Речь идет о бюджетной программе по лечению детей за границей или у нас?

Ответ: Важно создать механизм, и чтобы он был прозрачным, некоррупционным. К тому же, мы ведь до 2018 года закончим "Охматдет". Как я ранее обещал, основные общестроительные работы были завершены к середине этого лета, но там был ряд процедурных моментов, которые Минздрав сейчас пытается ускорить, и я рассчитываю, что до конца 2017 года они должны все закончить, чтобы коллектив мог прийти и начать работу. Лично я все делаю для этого.

Вопрос: Важным направлением роста экономики всегда рассматривался аграрный сектор.

Ответ: Если говорить об аграрном секторе, то на 2018 год мы планируем ряд программ. К примеру, на поддержку отечественного сельхозмашиностроения мы направляем почти 1 млрд грн на компенсацию 20% стоимости новоприобретенного отечественного оборудования, это значит, что объем рынка может составить 5 млрд грн. Еще 1 млрд грн мы предусматриваем на поддержку фермерства. Пока мы еще не выработали механизм, каким образом будем выделять эти средства, но работа идет.

Мы ввели, по моему предложению и по согласованию с Ассоциацией фермеров, отдельную должность заместителя министра аграрной политики и продовольствия по делам фермеров. Следующая позиция – это поддержка животноводства, потому что снижение поголовья является главной причиной колебания цен на мясную продукцию.

Кроме того, мы будем поддерживать рост экспорта.

Вопрос: Экспорта мяса?

Ответ: Экспорта украинской продукции в целом. Я считаю, что мы можем завоевывать рынки хорошей, качественной продукцией. Нам необходимо насытить наш украинский рынок и завоевывать новые внешние рынки. Это тяжелая работа, но мы востребованы за границей.

Около 2 млрд грн мы закладываем на компенсации процентов по кредитам на строительство новых молочно-товарных комплексов и свиноферм. По сути, любое фермерское хозяйство, если хочет построить ферму на 10-20 тыс. голов, идет в банк и после прохождения проверки банком получает кредит, а все проценты компенсирует государство.

Представители банковского сектора должны мне до конца октября принести модель кредитования таких предприятий. Такие предприятия смогут насытить внутренний рынок качественным мясом, молоком, племенным стадом, а потом и экспортировать продукцию, что приведет к стабилизации и, возможно, снижению цен.

Вопрос: Важная тема и для сельского хозяйства, и для сотрудничества с Международным валютным фондом – это земельная реформа. Будет ли продлен мораторий на продажу земли на следующий год?

Ответ: Пока не будет принят новый закон "Об обороте земель", мораторий действует автоматически. Нагнетание ситуации относительно продления или непродления моратория – это все неправда. Правда только в том, что он действует.

А что касается рынка земли, то моя внутренняя позиция такая: если его внедрять, то только в интересах украинцев, малых фермеров, а не латифундистов. Если речь идет о том, чтобы украинский фермер имел возможность покупать землю для себя или продавать ее – он должен иметь возможность это сделать. Но при соблюдении 3-х условий: никакой продажи иностранцам, никакой продажи большим холдингам и последнее – нам необходимо под эту реформу найти деньги.

Необходимо, чтобы фермер спокойно мог прийти в банк и получить там недорогие деньги для покупки земли, которую он будет обрабатывать. В этих рамках я готов обсуждать модель реформы.

Вопрос: Кто ведет разработку соответствующего законопроекта?

Ответ: Министерство аграрной политики и продовольствия. Мы работаем со Всемирным банком, советуемся с аграрными ассоциациями, фермерами.

Вопрос: Довольны ли вы нынешними темпами ремонта дорог?

Ответ: Объем ремонта, который будет выполнен в этом году, – беспрецедентный. В следующем году мы планируем также уделить внимание продолжению модернизации транспортной инфраструктуры. В частности на модернизацию дорог в следующем году мы планируем выделить 44 млрд грн. Эти средства пойдут в экономику страны.

Когда я говорил, что мы начнем строить дороги, кто-то сомневался. Теперь все понимают, что мы начали строить, и объемы будут только расти. Украинцы должны ездить по хорошим дорогам и будут ездить по хорошим дорогам, но для этого нужно время. Дороги, которые десятки лет разрушались, быстро восстановить невозможно.

Вопрос: Готовы ли вы к тому, что в процессе рассмотрения проекта госбюджета может активно продвигаться инициатива повышения минимальной зарплаты до 5 тыс. грн?

Ответ: Я считаю, что мы должны взвешивать все риски и возможности бизнеса. Доходы людей обязательно надо повышать, в том числе и за счет создания хорошо оплачиваемых рабочих мест.

В 2016 году мы четко понимали, что 3,2 тыс. грн – это детенизация и реальность. Сейчас нужно двигаться дальше, но так, чтобы не создать немыслимое давление на украинский бизнес.

В данном вопросе необходимо принимать очень взвешенные решения, смотреть на экономику, а не увлекаться кратным увеличением, потому что все это может иметь обратные последствия.

Вопрос: Касательно культуры, в проекте госбюджета расходы на поддержку производства кино остались на уровне прошлого года – 500 млн грн. Почему они не были увеличены?

Ответ: Я рад, что идет возрождение украинского кинематографа. Мы заложили 500 млн грн в проект госбюджета, однако дальше в комитете и в парламенте мы будем обсуждать финансирование.

В принципе, правительство и я как премьер-министр готов поддержать повышение финансирования на кинематограф в разумных пределах.

Вопрос: В проекте госбюджета-2018 на финансирование Общественного вещания предусмотрено менее 777 млн грн, из 1,5 млрд грн, которые полагаются по закону. ЕС уже призвал увеличить выделяемую сумму. Будет ли повышено финансирование до требуемого уровня?

Ответ: К финансированию в 777 млн грн стоит добавить 200 млн грн за продажу прав на трансляцию Чемпионата мира по футболу.

Мы должны идти по пути очень рационального и эффективного использования государственных средств. Уже заложено финансирование почти в 1 млрд грн. То, что я слышу от профессионалов, которые занимаются телеканалами, они говорят, что это колоссальный бюджет, и это не мои слова.

Я считаю, что в Украине должен быть Общественный вещатель, и он должен быть обеспечен 100% финансированием, и мы его обеспечим. Сейчас идет обсуждение на площадке комитета, который посмотрит эффективность использования и сколько нужно средств, и мы до окончательного принятия бюджета можем скорректировать показатели финансирования.

Вопрос: Негативно влияют на бизнес проверки и давление со стороны правоохранительных органов. Несколько недель тому назад вы говорили, что направили письмо правоохранителям с призывом прекратить силовые операции на предприятиях. Каковы результаты такого вашего обращения?

Ответ: Пока у нас нет информации, что "маски-шоу" дальше происходят. Мы будем периодически проводить мониторинг.

Правоохранительные органы, которые причастны к контролю над экономикой, делятся на две категории: есть те, кто защищает государство – боевые подразделения, следователи, подразделения Национальной гвардии, сотрудники Национальной полиции, которые борются за нашу страну, за защиту ее интересов, за порядок, а есть "паразиты", которые используют свои погоны для того, чтобы ходить и оказывать давление с одной целью – подмять под себя. Таким представителям не место в системе, их нужно выжечь каленым железом.

Вопрос: Вы обещали, что будете на заседания Кабмина приглашать тех, кто проводит такие силовые операции.

Ответ: С инициативой относительно конкретных шагов, как прекратить силовое давление на бизнес, я выступил на совместной встрече с бизнесом под председательством президента. После этого я сразу обратился к двум структурам, которые находятся в координации Кабмина – Государственной фискальной службе и Министерству внутренних дел – чтобы таких действий не было.

Понимание руководителя Фискальной службы, глав МВД, Национальной полиции есть. На прошлой неделе генеральный прокурор Юрий Луценко подписал свое распоряжение о запрете подобных действий со стороны в том числе всех других силовиков. За это ему большое спасибо.

Если после всего этого кто-то позволит себе такие действия, то, безусловно, я готов его в прямом эфире пригласить в Кабмин, пускай он перед 45-миллионной страной все объяснит, почему он решил проводить обыски в компании, которая ведет честный бизнес.

Вопрос: Решение этой проблемы предусматривает создание Службы финансовых расследований (СФР)?

Ответ: Да, необходимо создать СФР как службу "белых воротничков", которые будут не бицепсами работать, а интеллектом. Создание такой службы будет способствовать улучшению бизнес климата.

Вопрос: СФР должна подчиняться Министерству финансов или Кабмину?

Ответ: Это – предмет дискуссии. Мне кажется, это не настолько важно, как ликвидация экономических подразделений в силовых органах.

Вопрос: После успешного размещения евробондов, ЕБРР выразил опасение о том, что получение Украиной доступа к альтернативным, пусть и более дорогим, деньгам, не связанным какими-либо условиями, может ослабить стремление к проведению реформ. Как вы можете это прокомментировать?

Ответ: Я считаю, что структурные реформы, которые обозначены в плане нашего сотрудничества с МВФ, нужны в первую очередь Украине. Пенсионная реформа кому нужна - МВФ или Украине? Однозначно Украине и украинцам.

МВФ говорит, что готов поддержать любую правильную реформу, которая приводит к разумному и эффективному использованию средств. Я думаю, что нам нужно продолжать взаимодействие с МВФ, идти дальше и выполнять программу.

Я слышу спекуляции об ослаблении стремления проводить реформы из-за успешного размещения евробондов. Это спекуляции, и я это не воспринимаю. С МВФ мы ведем постоянные дискуссии – в чем-то мы соглашаемся, в чем-то нет. Это нормальный рабочий процесс.

Вопрос: Когда Вы ожидаете получения следующего транша кредита от МВФ? Возможно ли это до 2018 года?

Ответ: Когда будет следующий транш – объявит МВФ. Мы сегодня работаем над тем, чтобы делать Украину сильнее.

Вопрос: Способна ли Украина, на ваш взгляд, пройти пики выплат по внешнему долгу 2018-2020 годов без помощи международных финансовых организаций?

Ответ: Я не хочу сейчас даже гипотетически говорить о каких-то проблемах в этом вопросе, потому что так не произойдет.

Вопрос: Транш все же будет?

Ответ: Конечно.

Вопрос: Вы говорили, что правительство проводит верификацию согласованной с МВФ формулы расчета цены на газ для населения. Когда планируется завершить такую верификацию?

Ответ: Формула пересчета цены, которую мы согласовали изначально, еще не применялась, потому что мы считаем, что она может быть откорректирована. Сейчас мы пребываем в диалоге с МВФ для того, чтобы эта формула была справедливой.

Вопрос: То есть переговоры все еще идут?

Ответ: Да.

Вопрос: Говоря о НАК "Нафтогаз Украины", известна ваша позиция касательно анбандлинга и позиция руководства НАК. Есть ли какие-то продвижения в данном вопросе?

Ответ: Я сейчас сосредоточен на том, чтобы сформировать новый независимый наблюдательный совет НАК – это самое главное, что нужно сделать. Все остальное, я думаю, мы будем коммуницировать уже в процессе. Но ускорение анбандлинга и демонополизация рынка газа – мой однозначный приоритет.

Вопрос: Кабмин увеличил прогноз поступлений от приватизации с 17,5 млрд грн в 2017 году до 22,5 млрд грн в 2018 году. Как вы намерены выполнить этот план в следующем году, если в этом не удалось?

Ответ: Я бы сказал, что нам необходимо обеспечить прозрачные условия продажи государственных активов, которые не являются стратегическими. Многие из них являются убыточными для государства, и все понимают, что значительная часть – это активы коррумпированные. Я считаю, что все это отнимает у нас энергию к экономическому развитию, как какая-то болезнь. Ее необходимо вылечить, дав этим активам эффективность.

В первую очередь, необходимо открыть возможность иностранному инвестору или любому бизнесмену в стране – не тому, кто имеет "блат", а любому – купить актив. Купить хлебзавод или машиностроительное предприятие, спиртзавод, что-то другое. У государства 3,5 тыс. предприятий, которыми министерства управляют с 1965 года и до сегодня. Ни одна сильная экономика мира не имеет такого госсектора.

Если речь идет о небольших предприятиях, то мы предусматриваем их продажу через систему ProZorro.Продажи.

Вопрос: Некоторые предприятия принадлежат к числу стратегических.

Ответ: Я понимаю, что есть ряд предприятий, которые должны оставаться государственными: "Турбоатом", "Энергоатом", "Укрзализныця" (хотя вагоны, кстати, могут государству не принадлежать). В таких компаниях должно быть прозрачное управление, независимый наблюдательный совет из профессионалов и независимый менеджмент.

Вопрос: Остальное нужно продать?

Ответ: Стратегически важные оставить. Остальные – да, продать. Потому что в каждое такое предприятие новый собственник будет инвестировать, закупив современное оборудование, улучшит условия труда, будет платить зарплату, найдет новые рынки, увеличит качество и количество производимой продукции. Наша задача только – стимулировать, открыв возможности для приватизации.

Цена на предприятия будет сформирована рынком. Если доступ к покупке открытый, то мы будем понимать, какой спрос и какое предложение.

Мы подготовили новый очень прогрессивный и публичный закон о приватизации, который рассмотрели на Национальном совете реформ при президенте, сейчас он в парламенте. Закон необходимо принимать и тогда у нас будут запланированные 22 млрд – я не думаю, что это большая сумма. Но самое главное тут не то, что за 22 млрд грн активы купят, а то, что еще 222 млрд грн туда проинвестируют.

В этом и состоит ключевая цель приватизации – привлечь инвестиции, модернизировать нашу экономику, обеспечить ускорение экономического роста и создание новых рабочих мест.

Вопрос: Как привлечь иностранных инвесторов в облэнерго, если правительство выступает против введения RAB-регулирования?

Ответ: Я против несправедливости, а не против RAB-регулирования. Я за то, чтобы оно было честным. Это моя позиция и я о ней говорил. А когда берут старые активы, переоценивают втридорога и в результате начисляют еще 12,5% годовых, и за это люди должны платить, то я не буду этого поддерживать.

Если речь идет о новых инвестициях, новых активах или справедливой оценке – нет проблем, давайте вводить RAB-регулирование, но вводить его честно.

Вопрос: Во что бы вы посоветовали иностранным инвесторам вкладываться в первую очередь?

Ответ: От космоса до аграрного сектора. На сегодня все сектора экономики государства нуждаются в инвестициях и имеют потенциал к развитию.

Давайте возьмем легкую промышленность. Сегодня ее доля в ВВП страны – 1%, а перспективы роста – в 10 раз. Для стимулирования промышленности я хочу реструктурировать ввозной НДС на новое оборудование. Я хочу, чтобы человек, который ввозит оборудование в страну, которое мы не производим, получил отсрочку, допустим, на 36 месяцев. Бизнес ждет такого решения, но пока есть кое-какие ограничения, которые не дают мне это сделать. Мы с международными партнерами смотрим параметры поступлений в бюджет.

Вопрос: МВФ против?

Ответ: Да, но я считаю, что такая инициатива правильная. Также как и идея создания индустриальных парков, в которые придут новые инвестиции, новые предприятия. Мы готовим сейчас ко второму чтению законопроект об индустриальных парках.

Вопрос: Главное, чтобы они не превратились в свободные экономические зоны.

Ответ: Нет, конечно. Они должны быть правильными – такими, как в Польше, Турции, Израиле, например. Для нас важно построить соответствующую систему.

Вопрос: Недавно Кабмин во второй раз продлил испытательный срок руководству Госгеонедр. Был ли проведен аудит деятельности данного органа, были ли выявлены нарушения?

Ответ: Нет, задача перед министром экологии и природных ресурсов Остапом Семераком состоит в том, чтобы навести там порядок, и он активно этим занимается.

Я бы хотел большей прозрачности в процедурах в этой сфере, чтобы там был электронный кабинет, чтобы мы обнародовали геологические данные и все имели доступ к добыче украинских недр по единым правилам.

Вопрос: Одним из важных элементов реформы госслужбы было проведение отбора и назначение на новую должность государственных секретарей министерств. Нет их только в двух министерствах - Минздраве, где недавно был объявлен повторный конкурс, и Минэнерго, где кандидатура была определена еще 16 ноября 2016 года. Будет ли и по данному ведомству назначен повторный конкурс?

Ответ: По Минэнерго идут судебные разбирательства, но, безусловно, все госсекретари должны быть назначены, и в этом вопросе должна быть поставлена точка.

В МОЗ конкурс на этой неделе завершился. Я хочу привести во власть новых людей с нормальными зарплатами, которые будут эту власть изнутри менять.

Вопрос: В октябре планируется ваш визит в Канаду. С кем планируете встретиться и каковы ваши ожидания от него?

Ответ: Встречи планируются с высшим руководством страны: генерал-губернатором Канады Жюли Пейетт, премьер-министром Джастином Трюдо, а также с представителями канадского бизнеса и украинцами, которые живут в Канаде. Канада является нашим важным стратегическим партнером.

Вопрос: Но товарооборот с этой страной незначителен.

Ответ: Мы только сейчас открыли наши рынки, и мы будем очевидцами увеличения этого товарооборота.

В рамках визита я приму участие в Международном экономическом форуме Америк (30 октября – 1 ноября, Торонто). Наша задача – выйти на рынок Канады. У нас есть возможности кооперации, в том числе, в авиастроении, мы должны в этом вопросе четко выстроить диалог, и это одна из задач визита.

В целом, у меня большие надежды на Канаду. Украина для этой страны очень понятна, потому что много этнических украинцев живут в Канаде, а Христя Фриланд даже занимает должность министра иностранных дел.

Расширение сотрудничества с Канадой – только один из примеров того, что Украина начинает более активно встраиваться в мировую экономику. Мы однозначно встали на путь, который приведет нас к успеху.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 13 октября 2017 > № 2353935 Владимир Гройсман


Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 августа 2016 > № 1854122 Владимир Гройсман

Премьер-министр Гройсман: "Не имеет значения откуда придут инвестиции. Только не из страны-агрессора"

Эксклюзивное интервью премьер-министра Владимира Гройсмана агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Прошло 100 дней с начала работы нового Кабинета министров. Удалось ли Вам уже полноценно войти в курс дел, понять проблемы страны и наметить их решение?

Ответ: Эти 100 дней были не самыми простыми в нашей жизни, учитывая ту тяжелую ситуацию, которая есть сейчас в стране. На самом деле, я думаю, что 100 дней – это период, за который можно понять глубину проблематики изнутри, сформировать коллектив и двигаться вперед к решению существующих проблем и развитию государства. Мы видим сегодня определенные сигналы, которые говорят о том, что экономика стабилизируется, развивается. Конечно, этого недостаточно для того, чтобы люди ощутили, что что-то изменилось. Я оптимист и убежден, что при правильном управлении, при четкой ответственности во всех сферах, можно добиваться успеха.

Вопрос: Можете ли Вы сегодня сказать, что удалось создать команду единомышленников? На заседаниях правительства часто можно услышать дискуссии министров.

Ответ: Что касается команды. В принципе, в большинстве своем правительство сегодня сплоченное, каких-то горячих дискуссий я не замечал, есть, конечно, обсуждения, обмены мнениями, но мне кажется, это нормально. Главное ведь, что мы находим взаимопонимание в рамках правительства и решение возникающих вопросов.

Вопрос: Скажите, за то время, как Вы стали премьер-министром, Ваши отношения с президентом изменились?

Да нет, я бы не сказал, что они каким-то образом изменились. У нас с президентом нормальное конструктивное взаимодействие. Безусловно, круг вопросов, за которые я теперь отвечаю, стал шире. Но, я считаю, что там, где есть необходимость взаимодействия, то у нас все спокойно.

Вопрос: А как насчет сотрудничества с парламентом?

Ответ: У меня достаточно хорошие и конструктивные отношения с председателем Верховной Рады Андреем Парубием, комитетами, президиумом парламента, с народными депутатами. Наша задача, чтобы мы совместно с парламентом нарабатывали законы и эффективно взаимодействовали. Сегодня можно уверенно говорить, что президент, парламент и Кабмин абсолютно нормально взаимодействуют.

Вопрос: Сопредседатель Группы стратегических советников по поддержке реформ в Украине, экс-министр финансов Словакии Иван Миклош недавно сказал, что процент принятых парламентом правительственных законопроектов уменьшается. В чем причина?

Ответ: Процент не падает, просто дело в том, что наше правительство перевнесло в Раду много старых ключевых законопроектов, которые нуждаются в принятии, но являются спорными. Углублять сотрудничество с парламентом необходимо. Я не сторонник того, чтобы говорить о процентах поддержки законопроектов парламентом. Говорить скорее необходимо о конкретных законах, принятия которых мы ожидаем. Таких законопроектов, которые, мы бы хотели, чтобы были приняты уже в сентябре, несколько десятков. Что касается дальнейших законодательных инициатив, то, безусловно, необходимо их больше обсуждать с депутатами, чтобы качественнее готовить законопроекты и находить наилучшее решение возникающих проблем.

Вопрос: О законодательстве в каких сферах идет речь?

Ответ: Например, мы должны совместно искать ответ на вопрос, какой должна быть система здравоохранения. То же касается и того, каким будет процесс приватизации. Мы бы хотели, чтобы он был прозрачным, открытым. Мы хотим избавиться от той традиции, когда власть имущие постоянно паразитировали на объектах государственной собственности. Ведь это влечет за собой коррупцию, возникновение олигархата, вредит экономике. Нам также необходимо принимать экономические законы, отходить от сырьевой экономики, создавать добавленную стоимость в Украине и мы можем это делать. Нам нужно более четкое налоговое администрирование. Изменение законодательства по таможне, энергетике.

Я хочу демонополизировать энергетику. Это очень важно, чтобы создать хорошие условия для развития рынка в этой сфере. Таких фундаментальных вопросов я могу назвать много. Все они нуждаются в обсуждении и принятии. Конечно, нам нужна поддержка парламента, фракций, поддержка большинства, потому что без принятия качественных законов добиться быстрых изменений очень сложно. Важно, чтобы быстро предпринимались шаги, которые абсолютно необходимы, как-то: дерегуляция, либерализация, демонополизация, приватизация, создание нормального бизнес-климата, улучшение государственного управления, развитие электронных технологий. Где это касается правительства – мы делаем это очень быстро, где это касается парламента, то мне бы это хотелось объединить усилия и ускорить процесс.

Вопрос: Вы упомянули приватизацию. Скажите, какие уроки правительство извлекло из неудавшегося аукциона по продаже Одесского припортового завода?

Ответ: Я думаю, что самая главная проблема – цена этого предприятия. Ее определял украинский оценщик. Когда мы пришли в правительство, то эта оценка уже была утверждена, и у нас не было оснований менять ее. Лицензионный оценщик сам утверждает цену. Однако меня сразу насторожило, что стартовая цена была очень высокой. Ведь оценщик утверждает не конечную цену, а начальную и мы должны понимать, что чем ниже стартовая цена, тем больше число участников аукциона. Если 15-20 компаний принимают участие в аукционе, то в его ходе возникнет конкуренция и от этого конечная цена будет выше. Сейчас, учитывая опыт неудавшегося аукциона, могу сказать, что интерес к этому объекту есть, и Фонд государственного имущества сделает все необходимое для того, чтобы перезапустить продажу ОПЗ. Я думаю, что этот объект мы продадим, кто бы и как бы ни пытался помешать. Может кому-то это не нравится, но это полезно для экономики страны.

Вопрос: Расследование Национального антикоррупционного бюро не может помешать?

Ответ: Нет, оно ведь не имеет отношения к самому заводу. Расследование касается только должностных лиц, которые подозреваются в каких-то махинациях, поэтому к самому заводу, его собственности это не имеет отношения. Наоборот, это своего рода сигнал очищения.

Вопрос: Если говорить о приватизации, то важной является и приватизация облэнерго. Вы ожидаете прихода туда иностранных инвесторов, или все же это должны быть украинские компании?

Ответ: Не имеет значения откуда придут инвестиции. Самое главное, это то, что сам процесс приватизации должен быть публичным и понятным. Нельзя проводить приватизацию, когда условия сразу предопределяют победителя. Так всегда было в Украине, и мы должны сломать эту плохую традицию. Должен быть открытый рынок и должна быть открытая приватизация. Наша задача – выставить максимально прозрачные условия, а дальше пускай рынок решает, кто станет собственником. Собственник для нас не имеет значения (если только он не из страны-агрессора), главное чтобы он был честным, эффективным и инвестировал в модернизацию. Это возможно реализовать. Если говорить о постсоциалистических странах-соседях Украины, то все они еще в 90-х годах провели приватизацию и у них нет ни олигархов, ни такой степени коррупции, экономика также по-другому развивается. Все потому, что они эти активы продали и туда пришли инвестиции.

Вопрос: Есть мнение, что именно благодаря продаже таких компаний иностранным инвесторам в этих странах не возник национальный олигархат.

Ответ: Олигархат возник у нас не только потому, что мы не продали иностранным инвесторам определенные компании, а потому, что многие государственные активы были проданы за копейки. Теперь же речь идет о честной приватизации, которая подразумевает конкуренцию. Конечно же, к нам придут иностранные компании, и они будут принимать участие в аукционах и это хорошо.

Вопрос: Среди государственных предприятий есть, как рентабельные, так и убыточные. Вы считаете, что приватизацию необходимо начать с каких-то конкретных компаний, например, убыточных?

Ответ: У нас 3,5 тыс. госпредприятий. Я всегда привожу статистику, что среднестатистическое государство, как Украина имеет в государственной собственности не более 300. Я бы хотел, чтобы украинское общество ясно поняло, что на многих из этих 3,5 тыс. предприятий часто просто паразитируют, зарабатывая теневые деньги на завышении закупочных цен и занижении стоимости продажи продукции. Просто это не их собственность, определенные люди дорвались до предприятий и пытаются на этом обогащаться каждый день.

Вопрос: Приватизация позволит решить эту проблему?

Ответ: Приватизация выбьет этот коррупционный элемент. Также она принесет инвестиции, создаст рабочие места и в конечном итоге сделает Украину конкурентным государством. Именно поэтому я и являюсь сторонником того, чтобы все, что не является стратегическим для Украины и украинцев, было публично продано.

Вопрос: Говоря о 2-м полугодии 2016 года, какие основные риски Вы видите для страны, над какими проблемами собираетесь работать?

Ответ: Риски есть немалые, например, касательно доходной части государственного бюджета. Некоторые средства получения дохода еще только на стадии реализации – та же спецконфискация – мы сейчас ждем, чтобы президент делегировал свою часть представителей в наблюдательный совет Национального банка и НБУ принял решение о передаче в госбюджет 38 млрд грн. Я считаю, что если будет слаженная работа парламента Кабмина и президента, то нет причин сомневаться в том, что мы закончим год, удержав инфляцию, курс национальной валюты. Я думаю, что мы продолжим взаимодействие с Международным валютным фондом. Рассчитываю, что мы сможем получить некую валютную дерегуляцию. Думаю, у нас будут все основания, чтобы осенью потихоньку начинать кредитовать бизнес. Я оптимистично смотрю в будущее и считаю, что сейчас мы находимся на очень ответственной точке: либо мы пойдем вперед и будем развиваться, сторонником чего я являюсь, либо популисты будут пытаться раскачивать ситуацию для того, чтобы блокировать принятие необходимых законов в парламенте, разыгрывать карту тарифов, что они уже сегодня делают.

Вопрос: Вы имеете в виду тему тарифов за коммунальные услуги?

Ответ: Популисты говорят, что люди не смогут платить за коммунальные услуги. Я говорил уже, что не нужно слушать тех, кто вас пугает. На самом деле, если вы платите больше 15% от совокупного дохода семьи, то необходимо оформить субсидию и это абсолютно не проблема сегодня. Государство заплатит за тех, кому необходима помощь. К тому же, введением единой рыночной цены на газ мы фактически уничтожили коррупцию в этом секторе. Раньше государственный газ занижали в цене, убивая собственную газовую добычу. Ставя его цену, например, в 1,5-2 тыс. гривен, в то же время, списывая его по завышенной норме на население, хотя оно столько не потребляло. Списанное продавалось и таким образом зарабатывалось по 4-5 тыс. гривен на каждой тысяче куб. метров газа. Это колоссальные деньги. Оттуда резиденции, самолеты, корабли, заводы, новые активы. Благодаря этому многие стали миллиардерами. И теперь они подогревают общество через популистов. Ведь это не секрет, что некоторых популистов финансируют большие финансово-промышленные группы. А в перспективе это приведет снова к энергозависимости страны. При низкой цене вернется коррупция, будет убита собственная газдобыча. Но мы этого не допустим. Люди уже в ноябре поймут, что все нормально, все в рамках разумного и люди будут видеть как эти деньги ходят.

Вопрос: Вы ожидаете роста собственной добычи газа благодаря повышению тарифов?

Ответ: Безусловно, я думаю, что до 2020 года мы можем значительно развить добычу, но для этого туда необходимо инвестировать, необходимо, чтобы добывающие предприятия не были убыточными, для этого необходимо внедрять новые технологии. К развитию газдобычи необходимо привлекать и местные власти, которые должны быть заинтересованы в том, чтобы добыча там, где есть месторождения, развивалась. У нас будут подобные инициативы в сотрудничестве с местными властями. Я хочу, чтобы мы стали не импортерами энергоресурсов, а экспортерами.

Вопрос: Какие перспективы, кроме увеличения добычи газа, Вы видите в сфере энергетики?

Ответ: В структуре выработки энергоносителей есть много резервов. Мы уже утвердили план увеличения производства электроэнергии на объектах гидроэнергетики в 2 раза - где-то 15,5% от всей электроэнергии будет вырабатываться гидроэнергетикой на протяжении следующих 10 лет. Развитие альтернативной энергетики: ветер, вода, солнце. Эта сфера может давать нам до 10% электроэнергии, хотя сегодня дает только 1%. Также у нас огромный потенциал в сфере атомной энергетики. До 60% электроэнергии может вырабатываться на атомных электростанциях абсолютно безопасно. Таким образом, мы сможем стать энергетически самостоятельным государством. Кроме того, важно потреблять меньше ресурсов. На сегодняшний день мы в 2-3 раза потребляем больше ресурсов на единицу площади на человека чем Польша. Мы понимаем, что при рыночной цене, потребляя меньше, меньше будем платить. Наша задача: стремительное проведение мер по энергоэффекивности и уменьшение потребления, рост добычи и генерации электроэнергии, защита населения через механизм субсидий. Со временем мы должны прийти к монетизации услуг и повышению зарплат у людей. Период реализации – несколько лет. Что предлагают популисты? Понизить тарифы, разбалансировать систему и непонятно, что дальше. Вы видели хотя бы раз популиста, выполнившего свои обещания? Я таких еще не встречал.

Вопрос: Так что же делать?

Ответ: Сегодня нам всем нужно открыть глаза. Если мы хотим жить как 20 лет назад, то нужно требовать у премьер-министра, чтобы он напечатал еще одну тысячу гривен, была у нас «Витина тысяча», «Юлина тысяча». Но эта «тысяча» приведет к инфляции, к серьезным потрясениям для людей. Мы уже это пробовали. Задача моя и моего правительства состоит в том, чтобы через экономический рост мы получили стабильное увеличение доходов граждан. Правда, для этого необходимо время, чтобы этот «маховик» прокрутить, но я считаю, что мы можем добиться успеха.

Вопрос: В июне, в отличие от мая наблюдается небольшое падение производства. В чем причина?

Ответ: Падение есть не во всех сферах. У нас есть и рост промышленного производства, а падение в некоторых отраслях может носить сезонный характер. В целом же я считаю, что экономика у нас начинает возрождение. И тут не может быть сомнений, эксперты тоже об этом говорят. Украина колоссально богатое государство и имеет очень большие перспективы. Если посмотреть на наши потенциальные возможности и уровень жизни людей, то наблюдается значительная диспропорция.

Вопрос: Как реализовать этот потенциал?

Ответ: Тут необходимо не забывать о детенизации экономики, выводе того потенциала, что уже фактически реализован из тени. Если мы производим более 2 трлн грн ВВП, то по оценкам различных институций, в Украине где-то половина экономики в тени, а это еще 1 трлн грн. Если же этот 1 трлн грн находится в тени, то с него не платятся налоги, а соответственно у нас блокируется повышение финансирования таких ключевых сфер, как оборона, образование, медицина, поддержка социально незащищенных слоев населения. Подход к решению проблемы должен быть комплексным и разрабатывать его необходимо вместе с парламентом, ведь Рада принимает решения об изменении законодательства. Я убежден, что европейский опыт показывает нам, как мы должны действовать.

Вопрос: Среди рисков на второе полугодие Вы назвали и спецконфискацию. Министр финансов Александр Данилюк говорил, что госбюджет посчитан неверно, в частности и потому, что в него заложены $1,5 млрд. Виктора Януковича. Есть ли у правительства «план Б», как закрыть возникающую дыру, если вернуть эти средства в бюджет не удастся до конца года?

Ответ: Есть доходы, которые заложены в госбюджет и они были слишком оптимистичны, на наш взгляд, но мы работаем над тем, чтобы сбалансировать бюджет.

Вопрос: Возвращаясь к энергетике. Как Вы оцениваете темпы наращивания запасов угля на ТЭЦ и закачки газа в хранилища?

Ответ: Мы ежедневно мониторим этот вопрос. Создан специальный оперативный штаб, я считаю, что за апрель, май, июнь и часть июля мы имели неудовлетворительные темпы поставки угля. Я об этом заявил Министерству энергетики и угольной промышленности. Сейчас ситуация должна быть исправлена и есть ежедневный график получения угля. Его необходимо закупать везде на рынках, где он только есть по рыночной цене. Министерство с госкомпаниями должно четко двигаться в этом направлении.

Вопрос: Говоря об уже состоявшемся этапе децентрализации – финансовой, Вы удовлетворены тем, как местные власти используют те ресурсы, которые они получили?

Ответ: Мы находимся только в начале реформы децентрализации. Где-то эффективно используются ресурсы, где-то нет, но это процесс, который необходимо поддерживать. Я считаю, что один из главных прорывов, вы можете поговорить с мэрами городов, и они вам об этом скажут – это финансовая децентрализация. Была построена система партнерства государственного и местных бюджетов. Раньше все местные бюджеты зависели от государственного, если его не примут, то местные власти не могут рассчитать и принять свои. Сейчас совсем другая система формирования местных бюджетов. Я думаю, что сейчас необходимо требовать больше ответственности от местных органов власти. Там, где есть стратегическое видение развития территорий и понимание проблем, дела идут достаточно хорошо, а там, где местная власть не активна, где местная власть не видит на два шага вперед – там могут быть и проблемы. Тем не менее, могу ответственно заявить, что сегодня достаточно ресурсов на местах, чтобы строить дороги, садики, школы, ремонтировать котельные, проводить меры по энергоэффективности, развивать городской транспорт. Сейчас денег достаточно, но необходимо эффективно использовать имеющийся ресурс. Необходимо больше требований выдвигать местным властям, с точки зрения работы, подотчетности гражданам, местным бюджетам. Все это процесс, но процесс, который будет успешным, ведь каждая гривна, которую мы инвестируем туда – это развитие местной экономики, это новые рабочие места. Если вы сейчас видите в своей области, своем населенном пункте, что строится дорога, садик, школа, что-то ремонтируется, обновляется, создается парк, сквер – в каждом этом объекте есть доля финансовой децентрализации. Это та система, которую мы внедрили и, которую я отстаиваю.

Вопрос: Назовите хорошие примеры использования дополнительных ресурсов от децентрализации.

Ответ: Таких примеров десятки, сотни. В некоторых городах создали перинатальный центр, где-то отремонтировали дорогу, где-то ремонтируют площадь, где-то же делают амбулаторию семейного доктора, это происходит везде, в каждом городе. Неделю назад я был в Виннице с рабочей поездкой. Я очень доволен тем, как там идут дела. И это в условиях отсутствия каких-либо преференций. Они модернизируют транспорт, строят новые трамваи, строят уникальные по энергосбережению котельные, утепляют дома, занимаются общественными проектами. Все это заслуживает уважения и поддержки. Когда видишь такие примеры, то видишь, что есть результат. То, что вы также видите в Киеве – это тоже децентрализация. Бюджет развития Киева 4 млрд грн, Львова – 1,5 млрд грн, Винницы – 450 млн грн. Везде что-то делается и это очень важно. Когда говорят, что не понятно как происходят реформы, то это и есть реформа.

Вопрос: Одним из своих приоритетов Вы ранее называли проведение ремонта дорог, каковы успехи в этой сфере?

Ответ: Мы сегодня начали возрождать ремонт дорог. Где-то лучше облавтодоры работают, где-то хуже, но на сегодняшний день ямочный ремонт делается в 3-4 раза больше, чем делался раньше, средний капитальный ремонт тоже. Дело в том, что система пока еще не готова. Мы только начали прокручивать этот механизм, чтобы его запустить. Я, например, понимаю, как до марта 2017 года, когда начнется сезон, сделать стратегию развития дорог, где мы возьмем несколько миллиардов долларов, чтобы проинвестировать туда и как мы обеспечим контроль. Сейчас же мы локально делаем ремонтные работы. В принципе каждой области созданы условия, чтобы сделать больше, дальше многое зависит от менеджмента на местах. Совместно с Мировым банком мы работаем над стратегией развития дорог.

Вопрос: Какие еще приоритеты на будущее Вы видите?

Ответ: Сейчас для меня является приоритетом развитие промышленного производства. Здесь у нас имеется огромный неиспользованный потенциал. Ведь мы сырьевое государство. Я считаю, что это абсолютно несправедливо. Когда мы экспортируем аграрную продукцию или черные металлы, то мы должны создавать добавленную стоимость в Украине. Спрос есть, опыт у украинцев есть, технологиями в принципе тоже мы уже владеем. Почему бы этого не делать? Сейчас мы будем закладывать философию поддержки агросектора и машиностроения в нашу бюджетную политику. Через рыночные механизмы мы можем это все стимулировать, и я вижу очень большой потенциал.

Вопрос: Много говорилось о создании понятных условий налогообложения для бизнеса. Означает ли это проведение налоговой реформы, в контексте стимулирования бизнеса, или наоборот Вы намерены отказаться от каких-либо изменений в этой сфере в пользу стабильности?

Ответ: Тут меня больше беспокоит администрирование, а не ставки налогов. Что происходило с бизнесом ранее и происходит сейчас – налоговая, Служба безопасности Украины, Министерство внутренних дел – все занимаются тем, что приходят к бизнесу и ищут зацепки невыполнения тех или иных норм. Система настолько недоскональная, что зацепки всегда можно найти, потому, что очень тяжелое администрирование и имеют место двоякие подходы. В основном это все касается Государственной фискальной службы. Регулярные наезды на бизнес уже всем сидят поперек горла, поэтому нужно ликвидировать такую ситуацию. Сделать это можно по двум направлениям. Первое – принятие быстрых управленческих решений. Месяц назад мы собрали предпринимателей, открыли «горячую линию» для бизнеса, фильтруем ее и смотрим, что происходит на разных территориях. Мы позвали людей с мест, бизнес, сели совместно с ГФС, Министерством финансов и начали разбираться. Результат уже есть. ГФС уже издала приказ о невозможности повторного преследования бизнеса, если суд в спорном вопросе выигран. Раньше если бизнес выигрывал суд, то они просто повторно открывали дело. Я обещал, что до Дня независимости еще раз соберу бизнес, чтобы мы еще раз поговорили о результатах этого взаимодействия. Я хочу, чтобы люди, которые работают в системе ГФС были наказаны за свои действия, а лучше уволены. Они не нужны системе. С другой же стороны, я поручил министру финансов Александру Данилюку, чтобы он совместно с комитетом парламента и экспертами проанализировал, где и как мы можем улучшить администрирование налогов и немедленно внести эти изменения в законодательство. Кто будет пытаться держать бизнес на крючке, тот мой личный враг, потому что эти люди препятствуют экономическому росту, а через это и поднятию заработной платы, детенизации экономики.

Вопрос: Стоит ожидать либерализации администрирования налогов?

Ответ: Я буду всячески это поддерживать. Либерализация с повышением ответственности за нарушения.

Вопрос: С мая вступил в силу закон о государственной службе. Насколько успешно идет реформа?

Ответ: Любая трансформация очень сложная и за любые изменения необходимо бороться. Не получится так, чтобы пришел фокусник, махнул палочкой и все изменилось. Так не бывает. Необходимо бороться, просто так никто ничего не даст. Мы чуть более трех месяцев работаем в правительстве, и я вижу, как старая система пытается реинкарнироваться, удержаться. Играет роль и бюрократический аппарат. Чтобы принять решение, необходимы месяцы. Вся бюрократия заточена под то, чтобы блокировать, чтобы не было инициативы. Необходимо время, чтобы все это поменять. Понимание, как это сделать есть, потому что я это делал ранее. Закон о госслужбе очень важен. Нам необходимо привлечь на госслужбу людей, которые реально хотят служить государству и обществу. В нынешних тяжелых условиях это сродни мобилизации. Нам нужны и те, кто имеет сбереженные ранее доходы, и готов прийти и бороться за страну. Я вижу максимальную пользу закона о госслужбе в разделении политических и административных должностей, отбор через публичную процедуру конкурса, а не по знакомству. Такие люди и будут агентами изменений на местах и, когда их наберется критическая масса, тогда борьба против старой системы удастся. Ведь у нас есть понимание того, какие реформы в социальной защите, медицине, других сферах необходимо проводить, и его необходимо реализовать.

Вопрос: Не мешает ли проведению кадровой политики правительства, то, что оно не может назначать руководителей государственных служб без конкурса, как и увольнять без согласия комиссии по вопросам высшего корпуса госслужбы?

Ответ: Нет, этот закон даже помогает. Многие говорили, что правительство Гройсмана будет откладывать реализацию этого закона, но наоборот, мы хотим этот закон использовать для создания благоприятного климата на госслужбе. Мы хотим привлечь профессионалов на государственную службу.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 августа 2016 > № 1854122 Владимир Гройсман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter