Всего новостей: 2574385, выбрано 20 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Делягин Михаил в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619941 Михаил Делягин

Бурный век

для России настало время подумать о своих интересах

Беспрецедентная трансформация человечества, в которую входит мир, делает наступающее президентство В. В. Путина временем тектонических социальных сдвигов.

Мировая экономика будет распадаться на макрорегионы, проваливаясь в глобальную депрессию и формируя новые системы глобального и локального управления. Преображаемые новыми технологиями социальная структура общества и сама личность станут полем столкновения вырождающейся в "новое средневековье" и саморазрушающейся рыночной парадигмы со стремлением к прогрессу и гуманизму.

Этот путь ведёт через войны — тотальную "гибридную агрессию" Запада, уже развязанную пока лишь против России, и пресловутые "конфликты малой интенсивности", легко способные "запалить" новую глобальную войну (например, в случае удара Израиля и США по Бушеру и другим атомным объектам Ирана и ответному блокированию им Ормузского пролива).

Нам предстоит перейти к новому пониманию стабильности, соответствующему новой, информационной эпохе: сохранение неизменных институтов становится невозможным, и стабильность заключается в стабильности потока изменений, нацеленных на решение поставленных обществом стратегических задач.

России, помимо задач адаптации к новой реальности и её использования, а также специфической задачи "поколенческого транзита власти", под страхом уничтожения русской цивилизации придётся решать откладываемые со времени распада СССР задачи обретения полноценной идентичности и создания механизмов реализации своих интересов, включая системы "социальной инженерии".

Продолжение в этих условиях либеральной социально-экономической политики, направленной на подавление интересов России в интересах глобальных монополий, сохранение полного контроля либерального клана за социально-экономическим блоком государства и, более того, расширение активного политического контроля либералов на Счётную палату (чреватое блокированием развития ВПК под благовидным предлогом контроля за бюджетными расходами) способно вызвать чувства отчаяния и безысходности.

И, действительно, ближайшие один-три года до срыва во внутренний кризис России или всего мира — в глобальную депрессию, скорее всего, потеряны для прогресса нашего общества: возможные варианты касаются лишь скорости его разграбления и порождаемой ею деградации.

Однако это не только не отменяет, но и делает более актуальными задачи возрождения и преображения России.

Предварительный этап: восстановление субъектности России

Ключевая часть управленческой элиты России исповедует либеральную идеологию, по которой государство должно служить не своему народу, а глобальным монополиям. Либерализм "информационной эпохи" подобен фашизму "эпохи индустриальной", заменяя из-за изменения характера доминирующих монополий (которые встают над государствами) национальный геноцид социальным.

Либеральная идеология свойственна далеко не только "офшорной аристократии", рассматривающей Россию как эксплуатируемую территорию и объективно предающую её глобальным конкурентам (в первую очередь Западу, развязавшему против нас холодную войну на уничтожение), но и значительной части искренне считающих себя патриотами, но не представляющих себе (в силу пороков образования или особенностей жизненного пути) возможностей нелиберального развития, то есть развития общества в своих собственных интересах.

Россия сможет решить минимальную задачу выживания только при условии очищения своего государства от носителей разрушительной и несовместимой с жизнью либеральной идеологии.

Смена элит — весьма травматичный процесс: заменяемые с точки зрения уходящей системы ценностей ни в чём не виноваты и в любом случае, как бы мягко с ними ни поступали и какие бы гарантии ни предоставляли им, будут отчаянно и беспощадно сопротивляться. В то же время новые кадры обречены на серьёзные ошибки в силу неопытности, безграмотности (следствие либеральной реформы образования) и практически полной утраты культуры комплексной подготовки и реализации масштабных проектов. Однако без очищения государства от либералов и "офшорной аристократии" наше государство будет служить нашим врагам против нас, и русская цивилизация (не только государство и народ, но и цивилизация как таковая) погибнет в силу неумолимой логики глобальной конкуренции.

Формирование привлекательного и открытого "русского проекта"

Геополитические поражения России (уход из Средней Азии, Украины и Закавказья, дискредитация на Западе, утрата союзников) всего 30-летия национального предательства в стратегическом плане вызваны прежде всего отсутствием глобального проекта, открытого и полезного для его сторонних участников. Потребность в "русском проекте" признают даже противостоящие России исламские экстремисты (самое позднее — с конца Второй чеченской войны).

Новая элита должна модернизировать Россию так, чтобы создать возможность нового глобального будущего под её управлением, привлекательного для всех желающих. Русская культура, основанная на приятии и переработке самых разнородных элементов, сочетающая мессианство с гуманизмом и склонностью к технологическому прогрессу, этой задаче вполне соответствует. В то же время этнический характер "китайского проекта" и очевидная выработанность проекта западного качественно усиливают объективную глобальную потребность в "русском проекте".

Его очевидные уже в настоящее время компоненты:

1) возвращение справедливости, закона и порядка в качестве безусловной нормы международных отношений (сейчас эта позиция не имеет значения из-за отсутствия у России поддерживающей её силы, вызванной отсутствием остальных компонентов "русского проекта");

2) модернизация России на основе технологий завтрашнего дня (о чём отчасти говорилось в Послании президента В. В. Путина Федеральному собранию 2018 г.) с превращением её в пример для подражания остальному миру предоставлением максимальных возможностей для коллективного и индивидуального, технологического и социального творчества (правда, что для решения этой задачи предстоит сделать с сегодняшней бюрократией: от "эффективных менеджеров" до "молодых технократов", — страшно даже подумать);

3) доступ для геополитических союзников (и только для них) к использованию "закрывающих" (сверхэффективных) технологий без их передачи даже в самых малых масштабах.

Разработка и начало реализации "русского проекта" — необходимое (хотя и не достаточное) условие выживания России, русской цивилизации и русского народа.

Формирование идентичности: адаптация истории к "русскому проекту"

После уничтожения Советского Союза и гибели советского народа Россия так и не обрела полноценную идентичность. Опираясь на стихийные частные достижения, необходимо в кратчайшие сроки доконструировать новую, эффективную в условиях нарастающего глобального кризиса русскую цивилизацию с использованием тех же социальных технологий, которыми на наших глазах за одно-два поколения искусственно были созданы — на основе ненависти и потому заведомо нежизнеспособные — качественно новые латвийский, литовский, эстонский, польский и, пока отчасти, украинский народы.

Чтобы общество приняло новое, поверило в него и поддержало его, это новое необходимо представить возвращением к истокам, к проверенным поколениями, но затем забытым и извращённым традициям. Это стандартная формула успеха любого новаторства, зафиксированная ещё Лютером.

А чтобы создать народ, надо написать его историю.

История русского народа и России написана политически приемлемым, сплачивающим образом лишь в части некоторых фрагментов Великой Отечественной войны. При этом допетровская история представляется почти полностью фальсифицированной немецкими специалистами (против чего восставали ещё Ломоносов и Татищев, но потерпели поражение). В то же время изучение нашего общества велось и ведётся до сих пор на основе европейских наработок, что просто не позволяет видеть колоссальные явления, не существующие в Европе и потому не знакомые разработчикам европейских методов (например, масштабы и характер деятельности староверов-беспоповцев на всём протяжении российской истории после раскола и их роль как движущей силы в событиях первой половины ХХ века). Не стоит забывать и первый Международный конгресс историков 1903 года в Риме, в значительной степени исказивший историю всей Европы, причём отнюдь не только ради согласования "национальных самолюбий".

Проведённые после войны в Советском Союзе тщательные исследования выявили множество фактов, в принципе не соответствующих официальной отечественной истории и истории ряда соседних стран и во многом опровергающих их (чего стоят одни Змиевы валы на Украине!). На основе систематизации этих фактов были построены разнообразные, но в целом мало противоречащие друг другу гипотезы, жёстко блокированные официальной идеологией. После уничтожения СССР в силу исчезновения идеологического пресса их значительная часть была опубликована, но заниматься ими в условиях Катастрофы было просто некому.

Сегодня они могут быть собраны, систематизированы, доработаны и лечь в основу реальной истории русской цивилизации во всей её сложности и внутренней противоречивости.

Уже очевидно, что данная история (свидетельствующая о большей мощности, древности и открытости, а также о большем родстве народов Южной и Восточной Европы, чем принято считать) будет способствовать созиданию российской идентичности и народа России на наиболее широкой и открытой основе ценностей политической нации: образа жизни и образа действия, — в полном соответствии с тем, как русский народ исторически и формировался.

Поскольку написание реальной истории объективно направлено против её фальсификаций (как древних, так и современных) и неминуемо коснётся и истории Запада, оно означает вступление России в "историческую войну" Запада, развязанную им против нас, в активной форме. Однако на фоне тотальной пока холодной войны Запада на уничтожение России это представляется совершенно необходимым и без каких бы то ни было новых исторических фактов.

Более того: раскрывая европейцам и другим глаза на их прошлое, мы будем завоёвывать среди них сторонников, в том числе в элитах, хранящих фрагменты знаний о своём прошлом.

Приведение институциональной структуры общества в соответствие цивилизационной специфике

Одна из уникальных черт русской культуры — органическое сочетание индивидуализма с коллективизмом, регулярно порождающее творцов, отторгаемых основной частью общества и управленческих структур. Поэтому развитие объективно требует создания специальных режимов для творческой деятельности (будь то монастыри, "шарашки", спецкомитеты при Совмине, стимулирование в рамках сталинского "метода повышения эффективности производства" или "наукограды"), результаты которой затем применяются обычной, "линейной" системой управления.

Неуклонный рост значимости творческой деятельности в условиях распространения информационных технологий требует создания соответствующих "гибридных управляющих систем", защищающих подготовку и самовыражение творцов от исполнительной иерархии, а её, что представляется не менее важным, — от недисциплинированности и стихийного анархизма творцов.

Освоение и развитие "закрывающих технологий"

Советский ВПК был единственным в истории человечества институтом, обеспечивавшим (в отличие от современного едва ли не тотального "грантоедства") массовые дорогостоящие исследования без заранее гарантированного результата. Благодаря этому в нём было создано большое число так называемых закрывающих технологий, сочетающих сверхэффективность с дешевизной и простотой.

В СССР и после его распада они отторгались и подавлялись бюрократией и монополиями (которые зарабатывают за счёт роста издержек и потому всячески противодействуют их снижению). Распад глобальных рынков на макрорегионы, качественно ослабляя глобальные и обычные монополии, впервые открывает стратегический простор для применения "закрывающих технологий" и создаёт массовую потребность в них (так как многие макрорегионы в силу меньшей по сравнению с глобальной ёмкостью рынка не смогут развивать и даже сохранять многие привычные технологии, в том числе и жизнеобеспечения).

В преддверии этого следует найти максимальное количество "закрывающих технологий" и коммерционализировать их, предоставив разработчикам заметную часть капитала (от позволяющего участвовать в работе совета директоров до блокирующего пакета) соответствующих структур и комфортное текущее содержание в обмен на всемерную поддержку и снятие с них всех нетворческих задач.

Активное участие в глобальной конкуренции

Необходим переход от пассивной обороны (это единственная стратегия, гарантирующая поражение при любых условиях) к навязыванию своей повестки дня всем значимым субъектам глобального развития, реализующим собственные проекты.

Главный субъект глобального развития — глобальный управляющий класс (он же "суперкласс", "корпоратократия" и т. д.), политическая "надстройка" глобального бизнеса. Взаимодействие с ним необходимо (без этого наша дипломатия напоминает общение с охранниками, официантами и уборщицами при игнорировании пригласивших на приём хозяев), однако требует комплексного и кропотливого изучения этого класса, которое у нас не ведётся со времен Сталина.

Стратегическое стремление США как оргструктуры глобального управляющего класса уничтожить нас как слабейшую из альтернатив Западу создаёт потребность не только в модернизации России, но и в отвлечении всех сил США исключительно на решение внутренних проблем. Необходимо (по примеру американской политики в отношении нас) всемерно содействовать росту всех форм отдельных от официального самосознаний в американском обществе, в первую очередь этнических. Афроамериканское (в меньшей степени испаноязычное, в ещё меньшей — выходцев из Юго-Восточной Азии) сообщество находится в мучительном поиске идентичности, которую ему следует помочь выработать крайне дефицитной для него системной интеллектуальной поддержкой (в конце концов, Россия обладает великолепной культурологической школой, которой вполне по плечу решение этой задачи). Однако стратегически наиболее перспективны американские немцы — крупнейшая американская община (до 60 млн. чел.), занимающая ключевые позиции в государственном и корпоративном управлении. Пробуждение немецкого самосознания (а немцы эмигрировали в США до создания Прусской империи и являются поэтому носителями подлинной, не искажённой империализмом немецкой идентичности) способно навсегда отвлечь американскую управляющую систему от России, если вовсе не разрушить ее.

Превращение Европейского Союза в Европейский Халифат в ближайшие тридцать лет представляется неизбежным. Поэтому наряду с поддержкой дружественных нам консервативных и патриотических сил в Европе следует системно готовить управленческие кадры грядущего Халифата. Это позволит создать стратегический "социальный лифт" для выходцев из Средней Азии (ослабив связанное с ними напряжение в России и частично восстановив наше влияние в Средней Азии и исламском мире в целом) и обеспечить сохранение достижений европейской культуры (в частности, восприимчивости к технологиям и абстрактное мышление) после её этно-религиозного "переформатирования".

Основные принципы модернизации

Современное развитие требует комплексной модернизации инфраструктуры на основе завтрашних технологий (с упреждающим принятием связанных с этим рисков), кардинально снижающей издержки и повышающей деловую активность. В силу самой природы инфраструктуры (результат инвестиций достается всему обществу, а не инвестору) такая модернизация по силам только государству, действующему от имени и в интересах всего общества. Это единственная сфера, в которой государство гарантировано от недобросовестной конкуренции с частным бизнесом.

Для проведения модернизации надо ограничить финансовые спекуляции, коррупцию, произвол монополий, установить разумный протекционизм (хотя бы на уровне Евросоюза), гарантировать гражданам право на жизнь (реальный, а не фиктивный прожиточный минимум), переориентировать здравоохранение и образование с "утилизации" общества на его "созидание", урегулировать пенсионный кризис восстановлением прогрессивного обложения личных доходов.

Для достижения технологического лидерства разумно воспользоваться исключением Западом Крыма из сферы действия международного права и превратить его в интеллектуальный офшор (идея Павла Дурова), отменив в нём действие всех патентов стран, не признавших его территориальную принадлежность. Это с минимальными затратами превратит Крым в территорию свободного развития технологий (далеко не только компьютерных) и обеспечит Россию собственной Силиконовой долиной, привлекательной для специалистов со всего мира.

Без форсированного решения указанных задач сохранение до 2024 года стабильности и самой российской государственности с учётом внешних и внутренних напряжений представляется невозможным.

Отказ государства от их решения создаст потребность в самостоятельных действиях здоровых сил общества с учётом неизбежности дестабилизации и высокой вероятности уничтожения российской государственности.

Михаил Делягин

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 23 мая 2018 > № 2619941 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487821 Михаил Делягин

Человечество за порогом

ключевой вопрос мировой политики на 2018-2020 гг– сохранение России в условиях срыва в Глобальную депрессию

Михаил Делягин Алексей Гордеев

«ЗАВТРА». Михаил Геннадьевич, сейчас довольно широко обсуждается очередной доклад Римского клуба, сделанный им в связи с его полувековым юбилеем. И одновременно появились сообщения о Римской декларации вашего института. Как связаны эти материалы?

Михаил ДЕЛЯГИН. Только городом. В начале января в Риме прошла очередная общая конференция представителей и партнёров Института проблем глобализации из разных стран. Это скромное внутреннее мероприятие обычно не привлекает внимания и направленно лишь на поддержание внутренних коммуникаций в условиях всё более болезненного разделения человечества.

Однако обсуждения неожиданно выявили общее понимание глубоких изменений человечества, ещё не осознанных им. Наиболее важные элементы общего для нас понимания нового мира мы и закрепили в Римской декларации; если бы кто-то вспомнил о Римском клубе, её, конечно, назвали бы по-другому.

«ЗАВТРА». И каков её главный вывод?

Михаил ДЕЛЯГИН. Глубина всеобъемлющей трансформации человечества беспрецедентна. Сменился сам вектор развития: нашим главным делом вместо изменения окружающего мира стала трансформация своего сознания и восприятия этого мира: high-hume сменяет high-tech. Эта революция не имеет аналогов в истории, мы делаем то, к чему не приспособлены физиологически, психологически и социально.

Трансформация личности

«ЗАВТРА». Если меняется всё, то, наверное, меняется и личность?

Михаил ДЕЛЯГИН. Информационные технологии делают её пластичной, мозаичной, внушаемой, не способной на долгосрочное целеполагание и систематическое приложение усилий. Клиповое сознание переходит в «кликовое» - нуждающееся в немедленной реакции на разрозненные внешние раздражители ради получения эмоции, а не результата.

Кстати, суть современного информационного взаимодействия – обмен внимания пользователя на получаемые им эмоции. Бизнесу нужно удержание внимания, пользователю – эмоции. Содержательная деятельность сама по себе перестаёт быть ценностью.

Общество рассыпается на индивидов, объединённых некритически воспринимаемыми ими объектами в секты. Соцсети как структурообразующий элемент общества трансформируются в социальные платформы, интегрирующие всю внешнюю активность личности и через информационно-эмоциональный фон определяющие её поведение. Общество становится алгоритмичным, развитие индивида прекращается (так как соцсети ради удержания внимания помещают его в кокон комфорта, в котором отсутствуют мотивации для развития), что, возможно, свидетельствует о выходе на новый уровень развития коллективного сознания.

Атомизация общества, вызванная трансформацией личности, дополняется формированием «глобальных племён», объединённых поверх госграниц специфическими моделями поведения. Бизнес укрепляет эти модели как новые рынки, размывая обычные общества-государства и натравливая на них своих потребителей. Частный случай этого – поощрение сексуальных отклонений (являющееся также инструментом формирования новой глобальной элиты, отделённой от «старого» мира и не питающей к нему сантиментов).

Трансформация общества

«ЗАВТРА». А как меняется состояние общества как такового, не только с точки зрения его взаимодействия с индивидом?

Михаил ДЕЛЯГИН. Познаваемость мира снижается в силу его усложнения и всё более хаотического воздействия на сознание индивида. Это ведёт к вырождению науки в культурно, но не производительно значимый социальный уклад, а образования – в средневековый инструмент поддержания стабильности. Знание становится достоянием избранных, что грозит его вырождением в ритуалы и через поколение – технологическим крахом, который сократит население Земли в разы.

Системы управления уже поколение не демонстрируют адаптации к используемым ими технологиям формирования сознания. Нарастает управленческий кризис, вызванный самопрограммированием управляющих систем, их отказом от реальности, переориентацией с изменения реальности на изменение её восприятия, а главное – более интенсивной трансформацией их сознания по сравнению с сознанием общества. А цена управленческой ошибки качественно возрастёт при переходе от BIG DATA к SMART DATA (структурированным базам данных: структурирование на основе ошибочной гипотезы гарантирует ошибочный результат).

Деньги теряют значение, уступая его технологиям. Капиталы становятся неключевым элементом технологий, так же как с развитием капитализма золото стало неключевым элементом капитала. Технологии всё меньше отчуждаются от своих создателей и становятся основой нового монополизма: метатехнологии исключают возможность конкуренции с их создателями. Инфраструктура становится главной частью технологий, социальные сети перерастают в интегрированные платформы, всё больше определяющие повседневную жизнь и общественную активность человека.

Производство как таковое на порядок менее рентабельно, чем создание технологий, дизайн и маркетинг, и потому проигрывает им конкуренцию за все виды ресурсов. Это ведёт к его отставанию, стагнации и упадку (инженеров не хватает даже в Германии) и может не просто ограничить развитие, но и привести к масштабной технологической деградации и планетарным катастрофам.

«ЗАВТРА». Каково воздействие на общество пресловутого искусственного интеллекта?

Михаил ДЕЛЯГИН. Искусственный интеллект, как сформулировал в 2017 году Пентагон, - симбиоз способного к творчеству человека и олицетворяющего формальную логику компьютера. Рост мощности компьютеров распространит формальную логику на сферу образного мышления, что сузит пространство человеческого творчества. Биологизация интерфейса взаимодействия с компьютером сделает нас равными по доступу к формальной логике; конкуренция будет вестись на основе творческих способностей. Это ведёт к кризису в управлении (мы не умеем управлять творческими людьми), педагогике (пока мы не научимся воспитывать творческие способности, как сейчас воспитываем логическое мышление) и в целом в общественном устройстве (отсутствие творческих способностей будет приговором даже для членов элиты, и сохранение таких детей в элите будет означать крах общества из-за неконкурентоспособности).

Общество будет развиваться по пути китайского «социального кредита», а японская модель «общества 5.0» будет встроена в неё в качестве частного улучшения. Лидерство в социальном развитии, как и другие формы глобального лидерства, в 2017 году перешло от США к Китаю, что предопределяет неизбежность их столкновения.

Глобальный управляющий класс и его трансформация

«ЗАВТРА». Вы часто говорите о том, что главным субъектом развития стал глобальный управляющий класс, выражающий интересы глобального бизнеса. Что это такое?

Михаил ДЕЛЯГИН. Это не жёсткая иерархическая структура (не зря провалились все попытки создать «мировое правительство»), а открытая совокупность социальных вихрей, втягивающая в себя индивидов, обладающих глобальным влиянием, личной энергетикой и мобильностью, и выбрасывающая их при утрате хотя бы одного из этих качеств. Противоречие между мощью глобального управляющего класса и его безответственностью перед управляемым им человечеством характерно для Средневековья и создаёт угрозу возвращения его норм. Ключевую роль в глобальном бизнесе (и, соответственно, глобальном управляющем классе) играют «фонды фондов», владеющие основными глобальными корпорациями и друг другом.

США – оргструктура глобального управляющего класса, что создаёт внутри них перманентный конфликт представителей этого класса с национальной бюрократией, а также противоречит возвышению в его составе представителей Китая (остающихся, в отличие от остальных его элементов, защитниками своего общества). Эти конфликты будут нарастать, открывая возможности и для России.

Перерастание соцсетей в социальные платформы, создающие среду обитания человека в развитых обществах и определяющие его поведение, повышает значение их разработчиков и управленцев в составе глобального управляющего класса. Финансисты из «фондов фондов», по-прежнему владея информационными корпорациями, утрачивают возможность понимать, чем они владеют. В результате представители соцсетей из подчинённых становятся (возможно, временно) равнозначимы «хозяевам денег». Они владеют поведением людей, их мнениями и эмоциями прямо, а не посредством денег. Это создаёт новый конфликт внутри глобального управляющего класса: между финансовыми и социальными владельцами мира.

Эти конфликты внутри глобального управляющего класса дополняют главный конфликт современности: между глобальными и обособленными структурами (в частности, между глобальным бизнесом и государствами) – и дают новые шансы патриотам, желающим вернуть служащие глобальному бизнесу государства своим народам.

«ЗАВТРА». А каково глобальное значение криптовалют?

Михаил ДЕЛЯГИН. Разрешение развитыми государствами использования криптовалют, объективно подрывающих национальный суверенитет, означает, что криптовалюты нужны кому-то, кто сильнее государств: глобальному бизнесу. Противоречие между глобальными функциями доллара и его национальной природой (усилившееся с намерением Трампа взять под контроль ФРС) стало нестерпимым для глобального бизнеса. Раз сделать доллар международным не удалось (в 2011 году ФРС провокацией против Камдессю сломала последнюю попытку создать «мировое правительство»), потребность будет удовлетворена иным путём: глобальной по своей природе криптовалютой. Это не противоречит созданию криптовалют спецслужбами, так как при размывании государств они сближаются с глобальным бизнесом, а их руководство может входить в глобальный управляющий класс.

В отличие от обычных валют, обеспеченных доверием к эмитирующим их государствам, криптовалюты обеспечены недоверием к государствам, недееспособным в глобальном кризисе (прежде всего из-за приятия либерализма – идеологии глобального бизнеса). Биткоин как доллар для криптовалют (они котируются в биткоинах) сохранит ключевую позицию в их мире до появления универсальной платформы, объединяющей лёгкость расчётов и широкий функционал (включая смарт-контракты); появления её стоит ждать от Дурова как наиболее творческого представителя информбизнеса. Дуров (или иной, решивший эту задачу) будет либо взят под контроль глобальным управляющим классом, либо (в случае свободолюбия) столкнётся с проблемами, которые сохранят инфраструктурную позицию биткоина, несмотря на его недостатки.

Вызов лишних людей

«ЗАВТРА». А что вы считаете главным направлением влияния новых технологий на обычные общества?

Михаил ДЕЛЯГИН. Сверхпроизводительность информационных технологий резко сокращает число людей, нужных для производства потребляемых человечеством благ, делая лишними сотни миллионов, а в близкой перспективе – миллиарды людей. Государства ради социальной стабильности сдерживали рост производительности, но глобальный бизнес (как и бизнес в целом) не воспринимает социально-психологические категории и, став с уничтожением СССР сильнее государств (так как их ресурс – монополия военной защиты – утратил смысл), форсировал прогресс коммерционализацией созданных в ходе «холодной войны» новых технологических принципов. Поскольку разрыв между производимым и потребляемым наиболее значим у «среднего класса» развитых стран, его утилизация стала категорическим императивом рынка.

Примирение европейского «среднего класса» с его обеднением организацией миграционного кризиса достигнуто ценой ускорения исламизации Европы. Превращение Евросоюза в евро-халифат вероятно к 2050 году. Только Россия (в случае сохранения) может подготовить управленческие кадры и концепцию, позволяющие избежать варваризации и сохранить достижения европейской культуры (включая навыки создания и развития технологий) в рамках политического ислама.

«ЗАВТРА». Но ведь феномен «лишних людей» переворачивает всю современную цивилизацию! Что от неё остаётся?

Михаил ДЕЛЯГИН. Не так много. Прежде всего, исчезает экономический фундамент гуманизма (ранее человек приносил прибыль, теперь – издержки). Утилизация населения, с чем столкнулись ещё гитлеровцы, крайне сложна. В неразвитых странах голод, болезни, искусственное бесплодие (включая прививки и планирование семьи) и войны не решают проблему: люди перестают размножаться, лишь если живут хорошо, но это повышает издержки, а не снижает их. В развитых странах мейнстрим – виртуальная реальность, но проблема извлечения прибыли из отправленного в неё тела не решена, что сохраняет проблему «лишних людей» как источника убытка.

Эта проблема уничтожает демократию и рынок. Первая осуществляется исключительно от имени и во имя среднего класса (в 2017 году Макрон назвал её возможной лишь на местном уровне), второй невозможен без генерируемого им спроса. Рыночная демократия на глазах перерождается в распределяющую блага информационную диктатуру.

Открытие новых технологических принципов без угрозы существованию несовместимо ни с рынком, ни с западной демократией: оно требует инвестиций в полную неопределённость, что несовместимо с первым, и отказа от сегодняшнего потребления ради завтрашнего, что несовместимо со второй. Поэтому по завершении коммерционализации технологических принципов, открытых в ходе «холодной войны», отказ от рынка и западной демократии становится условием развития. Возможно, отход США от демократии вызван не только внешним управлением со стороны глобального управляющего класса, но и стремлением преодолеть ограниченность её западной модели для продолжения развития.

«ЗАВТРА». И каков же выход из тупика, в который движется мир?

Михаил ДЕЛЯГИН. Сохранение гуманизма, а также благосостояния и жизней лишних людей возможно только при смене цели развития: с прибыли на развитие человека. Тогда переизбыток людей обернётся их нехваткой (так как развитие личности потребует роста числа педагогов и медиков).

Но причины провала советской цивилизации сохраняются: неясно, почему личность предпочтёт совершенствование деградации, непонятны критерии самого совершенствования (ибо личность, в отличие от капитала, многогранна). Прорывом может стать китайская попытка преобразования человеческой природы (система «социального кредита»); её новизна по сравнению с советской заключается во всеобъемлющем воздействии на личность и разветвлённой обратной связи (которые могут погибнуть по завершении доработки системы).

Информационные технологии приносят в жизнь многие черты коммунизма. Общественная природа и неотчуждаемость главного ресурса – информации – делают невозможной частную собственность на неё, выводя её за рамки капитализма. Попытка её приватизации «правом интеллектуальной собственности» выродилась в злоупотребление монопольным положением и в целом уже провалилась.

В развитых странах труд перестал быть условием выживания, разница между рабочим и свободным временем стёрлась (хотя способом, который никого не радует), а между трудом и развлечением стирается стремительно: труд становится всё более творческим.

Акционеры глобальных корпораций уже не могут управлять своей собственностью: управление объективно принадлежит топ-менеджерам. Более того: акционеры в массе своей и не хотят управлять, уничтожая тем самым являющуюся фундаментом капитализма частную собственность, не существующую вне управления. Она отмирает, хотя и не так, как ждали классики.

Марксизм был разработан на научном фундаменте XIX века. Его ключевое достижение – исторический материализм, применяющий диалектику к общественному развитию, то есть к развитию не на основе неизменных правил (как это имеет место в природе, изучаемой диалектическим материализмом), а напротив, за счёт их постоянного изменения.

Но научная революция шла весь ХХ век и продолжается сейчас. Относительно передовой раздел «сердца науки» - математика неопределённостей – уже применяется для управления локальными общественными процессами; её предстоит применить к развитию в целом. Затем к обществу будут применены подходы квантовой механики и космологии. Осознание этой практики изменит лицо марксизма.

Глобальная депрессия: реальная перспектива

«ЗАВТРА». А если перейти от фундаментальных процессов к тому, что происходит на рынках прямо сейчас: что нового?

Михаил ДЕЛЯГИН. Экономический кризис вызван загниванием монополий, сложившихся на глобальном рынке. Возможности расширения рынков близки к исчерпанию как территориально (глобальный рынок расширять некуда), так и финансово (накачка денежного спроса ограничена безопасными темпами роста долговых пирамид), и технологически. Фундаментальный переход от изменения мира к изменению его восприятия подготовлен произошедшей в 70-е годы сменой вектора развития с производства на развлечения: это удешевило и упростило создание новых рынков, но результат уже принесло. Новые рынки, создаваемые изменением человека (включая расширение спектра сексуальных ориентаций, грозящее вымиранием), достаточны для формирования нового политического мейнстрима Запада, но не для генерации необходимого спроса.

Загнивание монополий проявляется, прежде всего, в нехватке спроса. Наученные Великой депрессией, развитые страны компенсируют сжимающийся коммерческий спрос кредитной эмиссией. Но её возможности близки к исчерпанию: так как в развитых странах нет места новым крупным прибыльным контурам, эмиссия оборачивается ростом заведомо безвозвратного долга.

Конкуренция за спрос, усиливая протекционизм, уже рвёт глобальные рынки на макрорегионы, обрушивая мир в новую, Глобальную депрессию. Готовность Гугла ограничивать показ новостей, противоречащих западной пропаганде, и цензура Фейсбука показывают: разорваны могут быть даже информационные рынки.

Глобальная депрессия будет хуже Великой: она так же будет порождать войны, но войны не будут выходом из неё (Глобальная депрессия будет заключаться в распаде единого рынка на макрорегионы, и война, в отличие от Второй мировой, не объединит их – по крайней мере, на первом этапе).

Промежуточный этап уже налицо: три валютные зоны (доллара, юаня и евро) в экономике и биполярное противостояние США и Китая в политике. Глобальная депрессия будет, как межвоенный период, временем хаотичной борьбы всех со всеми (включая негосударственных участников глобальной конкуренции). Ослабление глобальных монополий частично восстановит роль государств.

«ЗАВТРА». А даст ли это нам какие-то новые возможности?

Михаил ДЕЛЯГИН. Распад глобальных рынков на макрорегионы снизит ёмкость отдельных рынков, что вызовет исчезновение ряда технологий (им не хватит спроса). В случае технологий жизнеобеспечения (например, несоздания новых поколений антибиотиков) это будет грозить катастрофой. Выходом станет дотирование этих технологий государством (возможности чего ограничены) и применение «закрывающих» технологий. Последнее даст дополнительную возможность России как их родине и стране, культура которой соответствует им (как старая немецкая культура соответствует инженерным наукам, итальянская – дизайну, английская – юстиции, а американская – бизнесу).

«Закрывающие» технологии – простые, дешёвые и сверхпроизводительные – в основном созданы в рамках ВПК СССР (только там велись массовые исследования без заранее обещанного результата) и пока развиваются в порах общества. Они подавляются монополиями (которые зарабатывают на издержках и потому усложняют и удорожают, а не упрощают и удешевляют продукцию), ослабление которых откроет эру расцвета «закрывающих» технологий.

Патриотическая революция против либеральной диктатуры

«ЗАВТРА». И что на фоне этих тектонических сдвигов происходит в мировой политике?

Михаил ДЕЛЯГИН. Её главный сюжет – борьба в глобальном управляющем классе двух групп: пытающихся остановить распад глобальных рынков на макрорегионы и сознающих неизбежность этого распада, стремящихся оседлать его. Первые поддерживают либералов, вторые – патриотов (консерваторов); в США их противостояние выражено холодной гражданской войной глобалистской либеральной элиты против Трампа. Либералы обречены на поражение ходом истории, но будут сопротивляться и сохранят часть своего влияния в мире Глобальной депрессии.

США живут, пока мир оплачивает их потребление покупкой их госбумаг с нерыночно низкой (это условие устойчивости финансовых пирамид) доходностью. Такая покупка может быть массовой только от страха. Поэтому стратегия США – запугивание доступной им части мира: после исчезновения «советской военной угрозы» - расширением зоны хаоса. Хаотизация мира – объективное условие сохранения США как единственной «тихой гавани» для капиталов (даже Саммерс признал: без зарубежных военных баз США тут же обанкротятся). Это устремление объединяет всю их элиту.

«ЗАВТРА». Но нельзя же бесконечно расширять хаос и нагнетать напряжённость: можно сорвать мир в большую войну!

Михаил ДЕЛЯГИН. Пока получается. Хотя в 2020-21 годах вероятен военный конфликт США с Китаем в связи с насыпаемыми последним островами, делающими Южно-Китайское море его внутренним. США не смогут ждать смены в пользу Китая глобального политического баланса вслед за аналогичным изменением экономического, технологического и информационного балансов. «Вторым фронтом» в этом конфликте станет организованное США (которые перебросят туда подготовленных боевиков-исламистов запрещённого в РФ ИГ) восстание в Синцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Возможна и дестабилизация Казахстана, давление США на который очевидно.

«ЗАВТРА». А какова же наша роль в этой перспективе?

Михаил ДЕЛЯГИН. Ключевой вопрос мировой политики на 2018-2020 годы – сохранение России, не сумевшей создать свой макрорегион (несмотря на разговоры с 2006 года), в условиях срыва в Глобальную депрессию.

Отказавшись (Валдайской речью Путина в сентябре 2013 года) от форсированной трансформации человека ради создания новых рынков, Россия доказала ценностную несовместимость с Западом и вызвала агрессию в виде привода к власти на Украине фашистов. Затем Россия обесценила усилия США по хаотизации мира (купировав исламский фундаментализм в Сирии, не дав втянуть себя в войну с Украиной, а затем и Турцией, при том что хаотизация ядерной державы – идеал стратегии США), способствовав этим победе патриота Трампа над либералами.

Россия уязвима в силу гибридного характера государственности: патриотическая внешняя политика сочетается с либеральной социально-экономической. Опора высшего политического руководства на стихийный патриотизм общества и его инстинкт самосохранения противоречат компрадорскому характеру элиты (офшорной аристократии) и стремлению сходящих с глобальной арены в небытие либералов вернуть себе всю полноту власти по образцу 90-х.

Это делает вероятной попытку либерального госпереворота после президентских выборов (по стандартам «цветных революций»). Чем позже будет совершена эта попытка, тем выше (в силу роста раздражения общества от падения уровня жизни и антинародности элиты) её шансы на успех, означающий уничтожение современной России.

Беседовал Алексей Гордеев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487821 Михаил Делягин


США. Россия. Китай > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 29 мая 2017 > № 2512271 Михаил Делягин

РОССИЯ ИНВЕСТИРУЕТ В ЭКОНОМИКУ США. В СВОЮ НЕ ХОЧЕТ

Инвестиции РФ в государственный долг США резко выросли, достигнув почти $100 млрд. Об этом на прошлой неделе сообщило американское министерство финансов.

Что такое 100 млрд зеленых? Ну, например, ожидается, что расходы госбюджета в этом году составят 16,6 трлн рублей ($277 млрд). То есть в облигации США закачали сумму, превышающую треть годовых бюджетных расходов.

Дмитрий Медведев, комментируя подобные инвестиции, объяснил их «чисто коммерческим расчетом». В чем расчет?

Облигации США надежны и ликвидны. Приобретая их, Россия стремится сохранить свои накопления. Подобным образом поступают многие государства, например Китай. Чем мы хуже? Все это вполне логично. Однако возникает несколько но.

Известный экономист Михаил Делягин иронизирует в эфире одного из телеканалов, что приоритетом для нашего государства является поддержка экономики страны, которая «развязала против нас холодную войну на уничтожение».

А ну как американцам покажется мало того, что в рамках экономических санкций они отлучили нас от передовых технологий? Возьмут да и заморозят наши инвестиции. Предлог и механизм подобной заморозки при желании конгрессмены найдут легко.

Однако возможны неприятности и без участия конгрессменов. Риски есть у любых облигаций, включая американские. Те же $100 млрд Россия держала в американских ипотечных ценных бумагах. В кризис 2007-2009 гг. ипотечный рынок США обвалился. Тогда нам удалось вернуть средства. Получится ли это сделать, если подобные неприятности коснутся облигационных займов? Стопроцентной уверенности быть не может.

Однако собака зарыта не здесь. Власти прожужжали нам уши о бесконечных проблемах с бюджетом: мол, денег хронически не хватает на экономику и социалку. И при этом с легкостью необычайной находят деньги для скупки американских облигаций.

«Наш Центробанк не направляет свои резервы на экономику России принципиально. Если деньги пойдут на развитие России, может возникнуть конкуренция глобальному бизнес», - говорит Михаил Делягин. А этого наши либералы, для которых «солнце восходит на Капитолийском холме», допустить никак не могут. Инвестировать в экономику своей страны не хотят - боятся, что деньги пропадут. Но ведь развиваться тем не менее надо, не то так и застрянем на обочине мирового технологического прогресса. Тем более что, как выясняется, денежки имеются, и немалые.

По словам М. Делягина, сверхдоходы бюджета к 1 мая составили почти 400 млрд рублей, неиспользованные остатки средств федерального бюджета к той же дате - 6,3 трлн рублей. Эти деньги лежат в Федеральном казначействе. Экономике и гражданам России, понятно, от этой их каменной неподвижности ни жарко ни холодно.

Почему правительство и ЦБ упорно отказывают в инвестициях промышленности и инфраструктуре России? Отчего не берут пример, скажем, с арабских шейхов?

Напомним, на высшем уровне была достигнута договоренность с руководством Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) об инвестировании $5 млрд в строительство у нас новых дорог, современных аэропортов и высокотехнологичных телекоммуникаций.

«Мы уверены в российском рынке», - заявил наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид Аль Нахайян. Принц уверен, а российское правительство нет. С упорством, достойным лучшего применения, наши чиновники продолжают вместо России развивать Америку.

Максим Грегоров

США. Россия. Китай > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 29 мая 2017 > № 2512271 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 февраля 2017 > № 2089178 Михаил Делягин

 Адская музыка

изолгавшаяся, захлёбывающаяся от денег и разложившаяся бюрократия саботирует даже простейшие поручения

Михаил Делягин

Россию захлестнул вал хороших новостей. Нефть подорожала, рубль укрепился. Главная цель либеральных правительства и Банка России — официальная инфляция — упала до ничтожного уровня (с начала года по 20 февраля — на 0.8%, т.е. вдвое ниже прошлогоднего). Экономика стабилизировалась: спад в 2016 году сокращён до ничтожных 0,2%, а промышленность и вовсе показала символический, но рост.

"Денег нет", как объявил премьер Медведев, но мы пока держимся, — зато федеральный бюджет от них продолжает захлёбываться. Резервы на 1 февраля составили 7 трлн. рублей, дефицит в 2016 году — 3,5% ВВП (при плане в 3,7%), а в январе незаметен: 0,4% ВВП при уровне 7,4% ВВП в январе 2016 и 5,7% — в январе 2015 года.

Красок добавляет сказочный январский рост реальных доходов населения на 8,1% и рост железнодорожного грузооборота на 11,1%. Это очень инерционный показатель, рост уже на 3% вызывает поиск ошибки или структурных причин… То ли всю нефть стали возить цистернами, забросив нефтепроводы, то ли на манёвры вдруг повезли всю армию, причём туда-обратно, — но рост сногсшибательный. И это при том, что никаких новых велики… простите — имиджевых, других нет, — строек не начинали.

В общем, правительственные либералы утешили президента.

Он, похоже, подозревает: что-то в этом фейерверке радостей не так — за месяц с небольшим по завершении новогодних каникул провёл аж два совещания с экономическим блоком правительства и Банка России. Но его хором заверили, что всё просто великолепно — и лучше не бывает. А экономический рост, наконец, перестанет быть "отрицательным" (то есть спадом) и уже в 2017 году достигнет "головокружительных" 2%.

И в этом привычном благодушии не было бы ничего особо опасного, но все предметы гордости либералов оказались вызваны, насколько можно судить, всего лишь изменением методики расчётов Росстата, — например, включением в промышленное производство "кондиционирования воздуха", "сбора отходов" и ещё 109 видов "новой продукции". Менее чем за полтора месяца 2017 года Росстат дважды пересчитал спад 2015 года: сначала снизил его с 3,7 до 3,0%, а затем и вовсе до 2,8%. Промышленный же спад 2015-2016 годов на 3% волшебным образом сменился ростом на 0,5%. При этом Росстат подождал, пока президент Путин обнародует его оценку промышленного роста в 2016 году (1.1%), и лишь потом сообщил о её повышении — до 1,3%.

Реальная же ситуация настолько удручающа, что завесу над ней вынужденно приоткрыли не кто-то ещё, а сами либералы. Недавно вице-премьер Голодец, не склонная к сантиментам, выходец из олигархических структур, начала призывать к пособию по бедности и прогрессивной шкале подоходного налога, вызвав яростную отповедь премьера Медведева. А затем председатель Счётной палаты Голикова отметила: только выявленные нарушения в работе госуправления оцениваются в 2016 году в 956 млрд. рублей — почти в триллион (по сравнению с 517 млрд. за 2015 год).

Изолгавшаяся, захлёбывающаяся от денег и разложившаяся бюрократия прямо саботирует даже простейшие поручения — даже президентские. Так, поставленная президентом задача по обеспечению полной доступности детских садов в ряде регионов решалась "за счёт увеличения наполняемости групп" — но всё равно так и не решилась. Более того, к 1 ноября очередь детей до трёх лет даже выросла — почти на 20%, до 391 тысячи.

За 9 месяцев расселили лишь треть аварийных домов, намеченных к расселению на 2016 год. Площадь аварийного жилья (и не всего, а лишь подлежащего расселению до 1 сентября 2017) превышает 5 млн. кв. м…

Счётная палата выявила фантастическое завышение цены продукции на её пути к потребителю — правда, политкорректно: пока только в отношении молока. Его розничная цена превышает цену производителя в среднем более чем в 2,2 раза.

Огромная часть авансов, выданных федеральным бюджетом, осталась неотработанной. На 1 октября 2016 года просроченный долг по ним — 0,3 трлн. рублей. Выполнение федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) резко упало: если в 2015 году, когда она была позорно провалена, введено в строй лишь 45,4% её объектов, то в 2016-м — и вовсе только 32,1%. Основные пороки системы госзакупок, выявленные в 2015 году, остались неприкосновенными. Так, предельные цены на одни и те же товары, закупаемые разными ведомствами, варьируются в разы: по ноутбуку для руководителя — в 7 раз, по креслу для него же — в 10 раз, а по принтеру — и вовсе в 62,5 раза.

Незаконный вывод капитала только через фиктивные экспортно-импортные операции, вопреки успокоительной официальной статистике, в 2013-2015 гг., по данным Счётной палаты, составил 1,2 трлн. рублей. Уголовный кодекс РФ, в рамках его медведевской "либерализации", за вывоз капитала по фиктивным сделкам грозит преступникам штрафом в 200-500 тыс. рублей, что может вызвать у них только здоровый смех.

Под сурдинку разговоров о необходимости конкуренции в банковском секторе продолжается его монополизация: доля пяти крупнейших банков в активах выросла с 47,9% до 56%, а число банков, на которые приходится 80% активов, сократилось с 29 до 25.

Социологи РОМИРа и вовсе поставили крест на всём казенном оптимизме, заявив о пятикратном занижении в январе официальной инфляции по сравнению с ростом цен, реально ощущаемым населением. По итогам 2016 года РОМИР оценил ощущаемую населением инфляцию лишь в 7,1% — против официальных 5,4%. Таким образом, в январе, после всех "уточнений методик", официальная статистика, похоже, перестала выражать что-либо, помимо желания начальства и придворных лизоблюдов.

При этом, по данным "Ведомостей", у половины россиян никаких сбережений нет вообще, а 70% из тех, у кого они есть, не смогут прожить на эти деньги больше месяца.

В свете изложенного получается, что контролирующие всю социально-экономическую политику государства либералы убаюкивают президента. Возможно, так на некоторых инновационных фермах коровам играют Моцарта — чтобы мясо было понежнее. А потом они сделают своё дело: доведут народ до отчаяния, когда не жалко будет не то что себя, но даже своих детей, как на Украине, — чтобы мы сорвали страну в Майдан. Который будет страшнее украинского. Они эффективные ребята, эти либералы, умные и рациональные: пока у них получается. И к их успеху надо готовиться — чтобы не дать загнать себя в ад навсегда.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 февраля 2017 > № 2089178 Михаил Делягин


Россия. США. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 февраля 2017 > № 2512173 Михаил Делягин, Никита Кричевский, Никита Исаев

ВЛАСТИ ОПЯТЬ ХОТЯТ ЗАЛЕЗТЬ В НАШИ КАРМАНЫ

В правительстве, похоже, всерьез задумались о повышении ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ).

Повышение ставки НДФЛ с нынешних 13 до 17% позволило бы практически полностью сбалансировать бюджетную систему России. Такой вывод следует из расчетов, недавно представленных на заседании рабочей группы Экономического совета при президенте.

Расчеты производились экспертами по просьбе Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина. По мнению авторов доклада, повышать налоги, в том числе НДФЛ, в 2017-2018 гг. не надо, прибегнуть к этой мере следует с 2019 г.

Почему?

Эксперты полагают, что с этого времени начнется экономический рост и доверие граждан к государству повысится. Странная логика!

Во-первых, с чего они взяли, что вдруг объявится экономический рост? Во-вторых, никакое доверие к кому бы то ни было не компенсирует возмущения граждан, и без повышения НДФЛ с трудом сводящих концы с концами.

- Авторы доклада хотят, чтобы к 2020 г. дефицит бюджета был не 1,5%, а всего 0,5%. Однако это не те цифры, ради которых надо так изощренно издеваться над людьми, - говорит директор Института проблем глобализации, д.э.н. Михаил Делягин, - ведь при таком развитии ситуации доходы станут опять, как в 1990-е, перетекать в тень. То, что предлагают эксперты и другие экономисты ультралиберального толка, приведет к катастрофе, как и то, что сейчас, по сути, грабят Пенсионный фонд, сокращаются социальные гарантии пенсионерам ради платежей в бюджет.

- Повышение НДФЛ - это что, часть экономической стратегии, над которой работает экс-министр финансов Кудрин и его команда?

- Фактически это программа президента или премьер-министра, которым мнит себя Кудрин, считая, что один из этих постов он займет к 2019 г. Как бы то ни было, я вам говорю точно: новая ставка НДФЛ серьезно пошатнет общественное сознание. В период кризиса отнимать у людей еще больше денег просто бесчеловечно.

Я согласен с опасением и тревогой экономического советника президента России Сергея Глазьева по поводу того, что либералы хотят разбередить общество, в результате чего в регионах России, а затем и в столице может произойти майдан.

- Повышение НДФЛ может привести к тому, что социальное недовольство из пассивной фазы перейдет в активную, - считает д.э.н. Никита Кричевский. - Это не означает, что кто-то с вилами пойдет на Кремль, это будет означать неприятие и игнорирование указаний регионов и муниципалитетов. Либо это будет по схеме итальянской забастовки, когда все будут выполнять свои функции - не придерешься, - но в результате будет только хуже. Может дойти и до массового воровства всего чего только можно: от продуктов питания до реализации налево горюче-смазочных материалов и кражи перевозимых грузов.

- Я убежден, что в нашей стране нужно заниматься не увеличением налога с физических лиц, а переходом на прогрессивную шкалу налогов, - говорит Михаил Делягин. - А с нищих и очень бедных вообще их не брать, с тех, кто просто беден, брать не более 5%, а вот с состоятельных и богатых - от тех же 17 до 25%. Эта шкала была бы справедливой.

- Повышение НДФЛ может дать прибавку к государственным доходам только в том случае, если в стране отсутствует теневой сектор экономики, если все работают легально и могут себе позволить лишние отчисления без ущерба для бизнеса и личного благосостояния, - полагает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. - Но в наших условиях подобная мера приведет только к ухудшению ситуации. Теневой сектор экономики в России де-факто стал нормой жизни. Практика разных стран показывает, что не повышение, а, наоборот, снижение налогов ведет к росту доходов бюджета за счет активизации и легализации бизнеса.

- Если повышать НДФЛ, то, может, не для всех поголовно, а только для состоятельных людей?

- Вводить прогрессивную шкалу не стоит. Люди с хорошим доходом будут целенаправленно занижать его. Поэтому оптимальный вариант - разумное снижение ставки плоского НДФЛ.

Может, надо внимательнее присмотреться к опыту других стран? Например, в США и ряде стран Евросоюза повысили ставку НДС на товары класса люкс (дорогие авто, яхты и т.д.). Это касается только состоятельных людей. Способов пополнения бюджета существует множество, и вовсе не обязательно при этом, подобно незабвенному Остапу Бендеру, осуществлять «отъем средств у населения», лишая его части доходов, и без того сокращающихся четвертый год подряд.

Борис Невис, Андрей Князев

Россия. США. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 февраля 2017 > № 2512173 Михаил Делягин, Никита Кричевский, Никита Исаев


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083511 Михаил Делягин

 Революция Трампа

против глобальных монополий

Михаил Делягин

Смена эпохи

Форма существования капитализма — неуклонное расширение рынков для сбыта своей продукции. Создав с уничтожением Советского Союза единый глобальный рынок, капитализм достиг объективного планетарного предела своего развития. Попытка сделать его безграничным при помощи организации масштабных и многоуровневых финансовых спекуляций, а также глубокого преобразования сознания его прямых и потенциальных успехов, несмотря на колоссальные успехи и сказочное расширение ёмкости рынка, в целом провалилась: даже финансовые спекуляции нашли свой объективный предел.

Капитализм упёрся в традиционный для себя кризис сбыта (пусть и новой, финансово-информационной продукции), однако на сей раз возможности расширения рынка отсутствуют по естественным, непреодолимым причинам.

При этом на глобальном рынке сложились глобальные монополии — и, естественно, начали загнивать. Загнивание монополий непосредственно проявляется в сжатии коммерческого спроса, который становится главным дефицитом эпохи. Борьба за спрос, за рынок сбыта носит тотальный и ожесточённый характер и растаскивает единые глобальные рынки на макрорегионы. В валютной сфере это хорошо видно по выделению и обособлению зон евро и юаня, в обычной торговле все страны "большой двадцатки", вопреки официальным декларациям, с момента обострения кризиса в конце 2008 — начале 2009 года усиливают протекционистскую защиту своего рынка (единственным исключением была Россия, но санкции поставили нас в общий ряд).

Распад единых мировых рынков на макрорегионы, который завершится срывом человечества в новую глобальную депрессию, — содержание времени, в котором мы живём.

Соответственно объективной тенденции развития человечества, как обычно, меняется и его доминирующая идеология: от либерализма, обслуживавшего нужды глобального рынка, — к патриотизму, выражающему интересы не глобальных спекулянтов, а народов. Смена доминирующей идеологии и реализующей ее экономической политики, отражающая принципиальную новизну наступающей эпохи, носит, без преувеличения, революционный характер.

Когда-то, на рубеже 70-х—80-х годов ХХ века, завершающуюся сейчас либеральную контрреволюцию элит начала Маргарет Тэтчер. Разложенное социальным иждивенчеством и отсутствием внятных перспектив общество стало слабее крупного транснационального бизнеса, подчинявшего себе государства, и Тэтчер возвела этот процесс в перл творения, создав современный политический либерализм, исходящий из необходимости служения государства именно международному капиталу, а отнюдь не своему народу.

Однако глобальной эта либеральная контрреволюция элит стала лишь с приходом к власти в доминанте Запада, США, выразителя той же самой объективной тенденции — Рейгана. Уничтожение Советского Союза временно (до срыва человечества в депрессию) сделало США доминантой всего мира, и новое качественное изменение, участниками которого мы являемся, станет глобальным лишь после того, как преобразует США, подчинит их себе и превратит их в свой главный инструмент.

Подобно контрреволюции элит, патриотическая революция народов началась вне США: её объявил в своей Валдайской речи в сентябре 2013 года президент Путин. В результате украинской катастрофы слабое и во многом подчиняющееся глобальным спекулянтам с их либеральной идеологией российское государство приобрело гибридный характер: внешняя и в значительной степени внутренняя политика носят патриотический характер, а социально-экономическая остаётся всецело либеральной. Политической "ногой" наше государство стоит в третьем тысячелетии, в 10-х годах XXI века, а социально-экономическую оно оставило во втором — в 90-х годах ХХ века. Разумеется, в этой интересной позе оно не в состоянии практически реализовать потребности новой эпохи и возглавить её, и глобальной патриотическая революция Путина стала лишь тогда, когда в США к власти пришёл разделяющий её ценности Трамп.

Патриотическая революция

В результате кардинального упрощения коммуникаций в ходе глобализации сложился принципиально новый всемирно-исторический субъект: глобальный управляющий класс, обслуживающий интересы различных групп глобального бизнеса.

Упрощение коммуникаций, являющееся основным содержанием глобализации, объективно способствует сплочению представителей различных имеющих глобальное влияние управляющих систем (как государственных, так и корпоративных) и обслуживающих их деятелей спецслужб, науки, масс-медиа и культуры на основе общности личных интересов и образа жизни. Образующие его люди живут не в странах, а в пятизвёздочных отелях и закрытых резиденциях, обеспечивающих стандартный (запредельный для обычных людей) уровень комфорта вне зависимости от страны расположения, а их общие интересы обеспечивают частные наёмные армии.

Новый глобальный класс собственников и управленцев противостоит разделённым государственными границами обществам не только в качестве одновременного владельца и управленца (нерасчленённого "хозяина" сталинской эпохи, что является приметой глубокой социальной архаизации), но и в качестве глобальной, то есть всеобъемлющей структуры.

Этот глобальный господствующий класс не привязан прочно ни к одной стране и не имеет внешних для себя обязательств: у него нет ни избирателей, ни налогоплательщиков. В силу самого своего положения "над традиционным миром" он враждебно противостоит не только экономически и политически слабым обществам, разрушительно осваиваемым им, но и любой национально или культурно (тем более — территориально) самоидентифицирующейся общности как таковой и, в первую очередь, — традиционной государственности.

Под влиянием формирования этого класса, попадая в его смысловое и силовое поле, государственные управляющие системы перерождаются. Верхи госуправления начинают считать себя частью не своих народов, а глобального управляющего класса. Соответственно, они переходят от управления в интересах наций-государств, созданных Вестфальским миром, к управлению этими же нациями в его интересах, в интересах конгломерата борющихся друг с другом глобальных сетей, объединяющих представителей финансовых, политических и технологических структур и не связывающих себя с тем или иным государством. Естественно, такое управление осуществляется в пренебрежении к интересам обычных обществ, сложившихся в рамках государств, и за счёт этих интересов (а порой и за счёт их прямого подавления).

Отдельные люди и целые народы многократно восставали против этого неоколониализма, но пока питающий глобальный бизнес глобальный рынок не исчерпал свои ресурсы и не был подорван собственными порождениями — глобальными монополиями, — эти протесты были обречены на поражение.

Сегодня ситуация кардинально изменилась: глобальный рынок распадается, и глобальный бизнес (а с ним его политико-идеологический инструмент — глобальный управляющий класс) стоит перед реальной перспективой утраты среды своего обитания.

В этой ситуации он довольно чётко разделился на две группы, которые ведут друг с другом непримиримую войну по всему миру, но наиболее явно и ожесточённо — в самих США в ходе антитрамповской кампании, уже приобретшей характер "холодной гражданской войны" на уничтожение.

Первая группа пытается любой ценой сохранить "старый мир", законсервировать распадающийся глобальный рынок, чтобы продолжать получать с него привычную прибыль. Её песенка спета: неумолимо распадающийся глобальный рынок хоронит членов этой группы под своими обломками. Блестящая фраза Сороса — "музыка кончилась, а они ещё танцуют" — сегодня может быть сказана про него самого.

Вторая группа глобального бизнеса — не только производственники, но и некоторые спекулянты, — сознавая неизбежное, приняла распад и пытается приспособиться к нему. Это вполне логично: раз процесс нельзя остановить, его надо возглавить и направить в выгодную для себя сторону. Раз старый мир обречён, надо не тратить силы и ресурсы на заведомо тщетную реанимацию, а научиться извлекать новую прибыль: сначала из его краха, а потом из новой реальности, которая стабилизируется на его руинах.

Эта часть глобального бизнеса поставила на Трампа.

Он такой же системный политик, как и Хиллари Клинтон, — только "гранаты у него не той системы".

Из мира либеральных спекуляций он пытается (по-видимому, искренне) построить — по крайней мере, в Америке — мир национально ориентированного производства.

Трамп стал символом и выразителем интересов тех сил — причём не только в одних лишь США, но и в самом глобальном бизнесе, — которые не готовы жертвовать Америкой ради глобальных спекуляций и совершенно спокойно пожертвуют ими ради Америки.

Это кардинальное изменение соотношения сил на глобальной арене и, соответственно, изменение самого вектора развития человечества.

Это касается всех.

На наших глазах и с нашим непосредственным участием мир вступает в новую эпоху, основным содержанием которой становится национально-освободительная борьба обществ, разделённых государственными границами и обычаями, против общего врага: всеразрушающего господства глобального управляющего класса. Это содержание с новой остротой ставит вопрос о солидарности всех национально ориентированных сил, ибо традиционная разница между правыми и левыми, патриотами и интернационалистами, атеистами и верующими попросту теряет значение перед общей перспективой социальной утилизации, разверзающейся у человечества под ногами из-за агрессии либерально ориентированных глобальных спекулянтов.

Практически впервые в истории теряют значение противоречия между патриотами разных стран, в том числе — и прямо конкурирующих друг с другом. Они оказываются попросту незначительными перед глубиной общих противоречий между силами, стремящимися к благу отдельно взятых обществ, и глобального управляющего класса, равно враждебного любой обособленной от него общности людей. В результате появляется объективная возможность создания ещё одного — как ни парадоксально, патриотического — Интернационала, объединённого общим противостоянием глобальному управляющему классу и общим стремлением к сохранению естественного образа жизни и суверенитета своих народов.

Мы уже видим, как отчаянные попытки либералов всех мастей поссорить Россию с Трампом при помощи цитирования действительно болезненных высказываний членов его команды разбиваются (причём с обеих сторон) о равнодушное пожимание плечами: мол, ну да, конечно, у нас разные интересы, и они, конечно, будут сталкиваться, но это сущие пустяки на фоне того, что нас действительно объединяет.

Патриотическая революция носит характер национально-освободительной войны (пусть даже "холодной") против глобальных монополий — в первую очередь, против глобальных спекулянтов, привыкших уничтожать народы и зарабатывать сверхприбыли при помощи либеральной идеологии.

Эта идеология всё чаще воспринимается как кровавое мошенничество — и ничего больше.

Новая эра конфликтов

Надвигающийся новый "многополярный" мир отнюдь не благостен (о чём предупреждал ещё отчаянно выступавший против "однополярности" Е.М. Примаков). Он страшен, конфликтен и более всего напоминает межвоенный период с его яростной борьбой всех против всех, допускающей самые фантасмагорические союзы (например, польско-немецкий — против Чехословакии и Советского Союза).

Совсем не факт, что противоречия между патриотами разных стран останутся в тени на фоне их общей борьбы против либеральных глобальных спекулянтов, стремящихся любой ценой сохранить единый мировой рынок. Даже если их сегодняшняя контригра по разжиганию конфликтов между своими патриотическими оппонентами (в качестве примера можно посмотреть на отношение польских и украинских патриотов к российским) потерпит крах, конфликты между патриотами разных стран усилятся и выйдут на первый план по мере ослабления либеральных глобальных спекулянтов.

А те нелиберальные спекулянты, которые уже сейчас готовятся зарабатывать в условиях распада мира на макрорегионы, с огромным удовольствием будут подзуживать патриотов, ибо война приносит им значительно большую прибыль, чем мир.

"Трампономика", как она есть

Противостояние с Китаем, несмотря на вал обрушившейся либеральной критики, отнюдь не является новацией Трампа — он всего лишь с большей яркостью и откровенностью выразил американский внутриэлитный консенсус, основанный на полном неприятии (как несовместимой с национальным суверенитетом США) экономической зависимости от торговли с Китаем и сохранения приобретённого тем американского госдолга.

И это выражение, в отличие от многих других обещаний Трампа, пока осталось только словами: он понимает силу Китая и совершенно не хочет дразнить его сверх меры.

Экономические новации Трампа в ином, и они уже одобрены бизнесом: вопреки обещаниям либералов, победа Трампа не только не обвалила, но и, напротив, подстегнула биржевые котировки.

Ключевая экономическая идеологема Трампа — рабочие места. Ему не нужен дешёвый импорт, как Обаме, — ему нужно, чтобы Америка снова работала. Для этого нужно вернуть на её территорию производства любой ценой — даже прямым административным принуждением.

Трамп будет добиваться повышения ставки ФРС, и не только потому, что без этого не удастся поддержать даже текущий баланс распадающейся американской экономики, а бесплатные деньги обессмысливают труд и создание рабочих мест, так как единственно-разумной деятельностью становятся спекуляции с этими деньгами.

Главной мотивацией Трампа, не просто оскорблённого и ошарашенного, но испуганного развязанной против него "холодной войной", сейчас должно стать истребление противников. Как бизнесмен он должен понимать: наиболее надёжный способ победы — уничтожение экономической базы врага. А повышение учётной ставки ФРС с эффективностью огнемёта делает банкротами большинство противостоящих ему либеральных глобальных спекулянтов.

Да, повышение ставки ФРС удорожит обслуживание американского госдолга, однако, как минимум, частично проблема будет, хоть и временно, решена усилением притока в США капиталов, привлечённых ростом доходности. А на худой конец Трамп может вспомнить о своём предвыборном обещании реструктурировать американский госдолг по старому принципу "кому должен, всем прощаю".

В целом, озабоченность его политикой в профессиональной среде вызвана не только пропагандистскими мотивами, но и вполне объективными проблемами резкого сужения масштаба рынков (при переходе от глобального рынка к макрорегионам). Трамп выражает объективную тенденцию и потому собирает урожай ненависти и страха перед ней. Но тенденция объективна, и нам всем предстоит, пусть и порознь, заново учиться жить в самостоятельных экономиках, управлять ими, преодолевать их монополизм и изыскивать качественно-новый технологический базис (ибо нынешний ориентирован на глобальный рынок и в существенной части неминуемо погибнет просто из-за сужения рынка, которое лишит его критически-значимых потребителей).

В этом новом мире Россия имеет колоссальные преимущества в виде массива так называемых "закрывающих" технологий (созданных в основном в военно-промышленном комплексе, но отражающих специфику русской культуры) — дешёвых и простых, но сверхпроизводительных, способных поэтому качественно повысить эффективность и снизить потребность в людях и производственных мощностях. Однако пока в российском госаппарате просто некому использовать имеющиеся у нас предпосылки для превращения в лидеров мирового развития.

Материал подготовлен в рамках реализации проекта "Научно-просветительская программа "Государство Российское: новый этап". При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией "Российский союз ректоров".

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083511 Михаил Делягин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041149 Михаил Делягин

 Последний кабак у заставы

Россия и США избавляются от «либералов»

Михаил Делягин

"Гайдар" почти не виден

Очередной Гайдаровский форум — ежегодный сбор "либерального клана" на ритуальные камлания и демонстрацию самим себе своего неколебимого могущества — был, по признанию многих участников, удивительно скучным и предсказуемым. На этот раз даже ряд ярких и откровенно скандальных заявлений членов правительства Медведева не скрыл очевидную интеллектуальную импотенцию государственных деятелей, лениво пережёвывающих пропагандистскую жвачку 90-х годов и не способных обогатить её ничем новым, соответствующим сегодняшним реалиям.

Однако минувшее сборище оказалось небывало представительным — до такой степени, что некоторые наблюдатели, одобрив его завершение именно 13 числа, в пятницу и полнолуние, с интересом ожидали, не начнёт ли кто из его участников к концу мероприятия подвывать и обрастать шёрсткой.

Как обычно, пропагандирующие полное изгнание государства из экономики (чтобы оно, защищая своих граждан, не мешало глобальным спекулянтам грабить их) либералы, на деле, насколько можно понять, финансируют свою по сути антигосударственную деятельность за счёт налогоплательщиков: Гайдаровский форум, как и в прошлые годы, проводила государственная Российская академия народного хозяйства и государственной службы — по всей видимости, за счёт бюджета. Поэтому можно предположить, что "пир во время чумы" огромного количества дорогостоящих иностранных либералов всех мастей оплачивали, как обычно, российские налогоплательщики — о наиболее эффективном разрушении жизни которых эти либералы, насколько можно судить по сообщениям СМИ, и совещались.

Колоссальное представительство не случайно: помимо окончательного выигрыша конкуренции за неформальный статус главного либерального мероприятия года у Высшей школы экономики (также ежегодно бесплодную, но значительно менее пафосную "апрельскую конференцию" которой перестали уже даже замечать), Гайдаровский форум 2017 года был призван самим фактом своего проведения решить главный вопрос — о выживании "либерального клана" в новых условиях.

Подъём патриотических движений в странах Запада, увенчавшийся победой Трампа, свидетельствует об уходе неолиберализма (как идеологии и политики подчинения национальных интересов интересам глобальных спекулянтов) с мировой политической арены.

Разумеется, это не устраивает самих неолибералов — и в США они готовятся свергнуть Трампа в ходе "цветной революции", а в России предпринимают усилия для своего сохранения у власти вопреки неумолимому ходу истории.

Пока они вполне успешны, но прекрасно ощущают (а кое-кто из них даже сознаёт) зыбкость своего положения. Их выдающимся успехом, насколько можно судить, стало выхолащивание программы академика С.Ю.Глазьева в концепции Столыпинского клуба, которая от идеологии фронтального развития (на основе ограничения финансовых спекуляций, создающего равные условия для всех) свелась к отдельным точечным проектам, заведомо не способным изменить макроэкономическую ситуацию в целом и не представляющим угрозы для финансовых спекулянтов.

Однако перспектива взаимодействия Путина и Трампа неминуемо создаст проблему выработки общего языка, так как окружение 45-го президента США не только не горит желанием общаться с российскими неолибералами (как лакеями враждебного им клана глобальных спекулянтов), но и просто не имеет такой возможности в силу полного несовпадения мировоззрений и отсутствия из-за этого каких бы то ни было общих позиций, на основе которых можно начинать или, тем более, вести адекватный диалог.

Поэтому в настоящее время главной задачей либерального клана является связывание президенту Путину рук путём разработки для него такой предвыборной социально-экономической программы, которая в силу своей привычной бредовости и неадекватности не даст президенту РФ договориться с Трампом по базовым экономическим вопросам.

По мысли российских либералов, это не только сохранит их у власти, но и сделает невозможными прочные российско-американские отношения, поскольку при различии подходов к ключевому вопросу будущего: мир для глобальных спекулянтов (из чего исходят либералы) или глобальные спекулянты для мира (так считает Трамп как представитель новой эпохи), — любые политические договорённости между Россией и США неизбежно будут оставаться хрупкими и ситуативными.

Гайдаровский форум, собравший все силы неолибералов, был призван продемонстрировать их концептуальное единство, доминирование в официальном экспертном и информационном пространстве, закрепив у руководства страны иллюзии безальтернативности, безопасности и эффективности данной "матрицы". Эта задача "зомбирования руководства", насколько можно судить, была более-менее решена — но только эта, и только более-менее.

Вероятно, для решения описанной выше задачи Гайдаровский форум в этом году рекламировался официальными СМИ особенно интенсивно — и потому был впервые замечен многими гражданами России. И, соответственно, вызвал у многих нескрываемое бешенство.

На Гайдаровском форуме, помимо навязчивой демонстрации своей интеллектуальной импотенции, неолибералы последовательно, демонстративно и с нескрываемым удовольствием разрушали все надежды, ещё существующие в обществе относительно возможности нормализации социально-экономической политики, — и общество, надо отдать ему должное, начало это осознавать.

Возможно, делалось это сознательно, чтобы, раскачав лодку и разозлив население страны, затем, после выборов 2018 года, его было легче натравить на российскую государственность, обеспечив срыв страны в новую Смуту и, через "цветную революцию", — возвращение в благословенные для неолибералов (и потому проклятые для всех остальных) 90-е годы, под сень внешнего управления со стороны глобальных спекулянтов.

Медведев торжественно обещал, что правительство, несмотря на усилия вице-премьера Голодец (похоже, и вправду пришедшей в ужас от скорости и масштабов обнищания россиян), не будет даже обсуждать возможность приведения налогообложения доходов россиян в соответствие мировым нормам. Как правило, во всём мире (кроме офшоров) человек отдаёт государству тем большую часть своих доходов, чем больше он зарабатывает, — и лишь Россия является единственной крупной экономикой-исключением из правила, где принята "плоская" шкала подоходного налога. А с учётом регрессивной шкалы обязательных социальных взносов и возможности миллионеров маскироваться под индивидуальных предпринимателей в нашей стране человек отдаёт государству тем больше, чем меньше он получает. Результат — массовое бегство граждан в теневую сферу (где работает до 30 млн. чел.) и безвыходный кризис Пенсионного фонда, вызванный отказом масс налогоплательщиков от уплаты абсурдно завышенных (ради создания райских условий для миллиардеров) обязательных платежей. Налоговая нагрузка для большинства россиян, включая получающих зарплату ниже прожиточного минимума, превышает 39%, — а зарегистрировавшийся как индивидуальный предприниматель миллионер может платить чуть больше 6%.

Неолибералы из правительства и "Единой России" превратили страну в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных — и Медведев торжественно декларировал их категорический отказ даже от размышлений о возможности нормализации положения.

Но его затмил глава Минфина Силуанов, собравшийся выплачивать пенсии в зависимости от нуждаемости. Действительно, пожилые миллионеры могут обойтись без жалких пенсий, — но в логике Минфина, стремящегося к сокращению расходов любой ценой, невыплачиваемые богатым пенсии в принципе не могут пойти на повышение пенсий бедным, а сам "порог богатства" может оказаться издевательски низким.

При этом Силуанов фактически поставил пенсионеров перед выбором между получением пенсий и медицинской помощи, по сути, создав угрозу нового витка людоедской монетизации льгот 2005 года, — но уже на гораздо более низком уровне.

Главный экономист "либерального клана" Кудрин, как обычно, провозгласил неизбежность увеличения пенсионного возраста — на сей раз якобы для компенсации "демографической ямы", созданной либеральными реформами 90-х годов. На фоне его же заявлений о необходимости повышения производительности труда (по идее, устраняющей дефицит даже квалифицированной рабочей силы) это выглядело как стремление вернуться к вожделенному для либералов состоянию, когда большинство мужчин просто не доживало до пенсии.

И, наконец, первый вице-премьер Шувалов (собачки которого, как сообщалось, летают бизнес-классом, потому что находиться в одном салоне с обычными людьми им "некомфортно") торжественно провозгласил, что в случае "потепления" отношений с Западом российские контрсанкции будут отменены с конца 2017 года.

Принципиально важно, что он поставил отмену российских санкций в зависимость не от полной отмены вызвавших их санкций Запада (хотя и помянул их для порядка), а лишь от неопределённого "потепления" отношений, которое может быть выражено и просто в добрых словах Трампа, или Фийона, или преемника Меркель, или просто какого-нибудь высокопоставленного недоразумения. Горбачёву, по воспоминаниям, "продавшему ГДР по цене бутерброда", остаётся бессильно завидовать: его преемники готовятся продать целые отрасли экономики (как минимум, молочную и сырную промышленность, свиноводство, тепличные хозяйства и заложенные в последние годы сады) просто за звуковую волну.

При этом "гайдаровцы", разумеется, и не заикнулись об угрозе обсуждаемого сейчас в США нового пакета санкций: запрет на вложения в российские ценные бумаги вызовет мгновенный уход спекулятивных капиталов (за 2016 год из-за укрепления рубля их приток составил 330 млрд.руб.), что при продолжающемся отказе Банка России от исполнения своих обязанностей по стабилизации валютного рынка приведёт к резкому и болезненному ослаблению рубля.

Официально главной задачей либералов остаётся снижение инфляции любой ценой. Они даже не скрывают, что её уменьшения намерены добиться за счёт погружения в безысходную бедность, а то и нищету всё новых и новых миллионов граждан России, — и вполне довольны этой тенденцией.

На очевидные логические нестыковки даже в их собственной картине мира (например, на двукратное превышение ставкой Банка России официальной инфляции или на заявление Кудрина о том, что поддержка промышленности потребует усиления налогового давления на неё) либералы, как обычно, просто не обращают внимания.

Бесконечные и бесплодные гадания о будущем экономическом росте в стиле пресловутого "водолаза" Улюкаева не содержат даже намёков на то, за счёт чего именно этого роста предполагается достигать. Мол, бизнес и обычные граждане как-то приспособятся к создаваемым либералами нечеловеческим условиям существования, — и это приспособление будет безграничным и обеспечит низкий (до 4%) рост инфляции, которым либералы смогут хвастаться и который обеспечит их сохранение у власти навсегда.

Бессодержательные камлания о необходимости "структурных реформ" (которые, по признанию Медведева, бесплодно длятся уже полтора десятка лет) вызывают недоумённые вопросы даже у ко всему привыкших официальных журналистов. Понятно, что неолибералы понимают под такими "реформами" прежде всего приватизацию и максимальное упрощение всех видов спекуляций, включая "простое" жульничество, — однако поскольку обосновать связь этих мер с экономическим ростом невозможно, они используют не вызывающий негативных реакций термин-иносказание, даже не собираясь вкладывать в него какое-то реальное содержание.

Медведев особо оговорил невозможность обеспечить экономический рост при помощи мер только бюджетной и денежной политики, — вероятно, искренне полагая (как и другие либералы), что кидает тем самым камень в огород С.Ю.Глазьева. Тем самым премьер-министр показал, что даже не интересовался его программой: в противном случае он бы знал, что основу этой программы составляют как раз структурные меры, через ограничение финансовых спекуляций создающие возможность существенного смягчения кредитно-денежной политики. Но нео­либералы, служа глобальным спекуляциям, сознательно освобождают себя от каких бы то ни было содержательных знаний, заменяя их слухами и городскими легендами, и вполне обоснованно рассматривают это как своё главное конкурентное преимущество: ведь знай они хоть что-то хоть о чём-либо, вряд ли им оказалась бы под силу бестрепетная конвертация этих знаний в разрушение нашей страны.

В целом неолибералы ещё раз показали: они ничего не забыли, они ничему не научились и будут продолжать эффективно сталкивать Россию в пропасть новой Смуты. Если их не остановить, если не очистить российское государство от исчадий "либерального ада" 90-х — они вновь погрузят в этот ад, чудовищно усугубив его, всю нашу страну. И тогда мы позавидуем нацистскому террору на Украине: он окажется более гуманным.

Америка? Давай, до свидания!

Законопроект "О защите нашей демократии", включающий пакет "всеобъемлющих" антироссийских санкций, был подготовлен и внесён на рассмотрение Конгресса США группой из десяти сенаторов, в которую вошли республиканцы Джон Маккейн (от штата Аризона), Линдси Грэм (Южная Каролина), Марко Рубио (Флорида), Роб Портман (Огайо), Бен Сасс (Невада), а также демократы Бен Кардин (Мэриленд), Роберт Менендес (Нью-Джерси), Джин Шахин (Нью-Гемпшир) Эми Клобучар (Мэн) и Дик Дурбин (Иллинойс). "Сбитого лётчика" Маккейна (1936 г.р.) особо представлять не надо, Марко Рубио (1971) тоже недавно был на слуху как один из главных соперников Трампа в "партии слона" на первом этапе президентской гонки. А вот остальные из "десяти друзей Оушена", то есть Барака Обамы, не настолько известны российскому читателю. Хотя таких "друзей" лучше знать в лицо. Так сказать, на будущее.

Вышедший в отставку полковником U.S. Air Force (сейчас уже — бригадный генерал) Линдси Грэм (1955) — не только коллега, но и личный друг "каперанга" морской авиации США Джона Маккейна. Детей не имеет, никогда не был женат. Почему-то негласно считается одним из самых влиятельных членов "голубой мафии" на Капитолийском холме, хотя "каминг-аута" не совершал и выступает против госфинансирования абортов.

Роб Портман (1955) — младший сенатор от штата, губернатором которого является Джон Кейсик, один из соперников Дональда Трампа на республиканских "праймериз".

Бен Сасс (1972), выпускник Гарварда (с учёбой в Оксфорде) и Йеля, "восходящая звезда" Республиканской партии.

Бен Кардин (1943), автор антироссийского "списка Магнитского" (он же — "список Кардина", известен тесными связями с основателем Hermitage Capital Management Уильямом Браудером.

Роберт Менендес (1955), выходец из семьи кубинских эмигрантов, председатель сенатского комитета по международным отношениям, входит в список граждан США, которым запрещён въезд на территорию Российской Федерации.

Джин Шахин (1947), экс-губернатор штата Нью-Гемпшир, руководительница президентской кампании Джона Керри в 2004 году.

Эми Клобучар (1960), выпускница Йеля, бывшая советница вице-президента Уолтера Мондейла (1977-1981).

Дик Дурбин (1944), второе лицо Демократической партии в конгрессе США (организатор партийной фракции в сенате), считается "дядькой-наставником" Барака Обамы в американской "большой политике".

Как можно видеть, компания "сенаторов-санкционеров" собралась весьма представительная: и по географии, и по авторитету. Судя по всему, именно они должны стать ядром "двухпартийной оппозиции" Дональду Трампу, ограничивая "свободу рук" 45-го президента США на уровне высшего законодательного органа. И данный законопроект — их первая "проба сил", которая вряд ли завершится успехом, но способна инициировать очень мощную и длительную дискуссию в американских "верхах", а также сложный политический процесс, который мы видели во многих американских фильмах.

Даже если инаугурации Трампа 20 января ничто не помешает, достаточно мощная антитрамповская группировка в Конгрессе и в Сенате, объединяющая и республиканцев, и демократов, будет реальностью и, по сути дела, будет вести против нового "хозяина Белого дома" открытую войну.

Да, Трамп по своему умению работать, как говорят продавцы, "с возражениями" напоминает молодого Жириновского и нынешнюю Ксению Собчак (притом что я плохо отношусь к этим персонажам). Но что касается навыков в дискуссиях, они в нашей политике — своего рода образцы. И Трамп тоже исключительно хорош. И совсем не факт, что антитрамповская группировка в Конгрессе и в Сенате сможет сделать что-либо вообще. Скорее всего, её просто начнут методично уничтожать всеми способами, которые применяются в американском бизнесе, а они достаточно разнообразные и, думаю, превышают всё, что эти зажравшиеся клоуны могут себе вообразить.

Если же рассматривать собственно предложенный американскими сенаторами пакет санкций, то он, можно сказать, пугающе масштабен, но не очень страшен. Наши потери от западных санкций в 2014-2016 гг. на 90% связаны с неадекватностью российского государства и нежеланием наших властных неолибералов что бы то ни было делать для развития страны. В своё время Иран выдержал значительно более тяжёлые санкции без потерь для экономики, и у нас, как там, можно было обеспечить ежегодный экономический рост на уровне минимум 4% ВВП, а то и выше — ведь Иран вовсе не является образцом эффективности государственного управления и эффективности социально-экономического развития. Для нас кредитно-инвестиционная блокада российской экономики, несмотря на отдельные её прорывы, продолжается уже три года. И всё, что могут американцы ещё ужесточить в этой сфере, — уже несущественно. Достаточно болезненным будет разве что запрет на технологии бурения скважин в сложных условиях (пока там санкции не носят сплошной характер). Но мы и так сокращаем добычу нефти в соответствии с принятыми на себя обязательствами, и это будет очень скверно не для отрасли в целом, а для отдельных проектов. Скажем, для бурения на мелком шельфе, там, где совсем небольшие глубины (сейчас такой проект реализуется "Роснефтью" в Охотском море). Но я полагаю, что новый госсекретарь США и многие другие уважаемые представители американского энергетического бизнеса не дадут прервать сотрудничество в этом вопросе, потому что оно исключительно выгодно и для американцев тоже.

Реальный ущерб нам может быть нанесён в фармацевтической сфере, потому что здесь мы очень сильно зависим от импорта лекарств и прекурсоров. Здесь Запад действительно может устроить в России полноценную гуманитарную катастрофу. Но Россия не является Ираком или Ираном. Россия для сегодняшних фармацевтических компаний — настолько выгодный и настолько важный рынок, что если кто-нибудь заикнётся о санкциях в этой сфере, то в условиях нынешней западной демократии такой неадекватный политик просто исчезнет, и никто не вспомнит даже о том, что он когда-то был. Если Трамп вдруг подпишет закон о санкциях, которые запрещают фармацевтическим компаниям Запада наживаться на России, на следующий день мы проснёмся и обнаружим, что президентом США является Хиллари Клинтон, и, согласно сообщениям западных агентств, так было всегда. То есть реальность будет переписана мгновенно, Оруэлл и Хаксли в этом отношении просто отдыхают, поскольку с тех пор информационные технологии шагнули далеко вперёд, и об этом не стоит забывать.

Другое дело, что если у нас неолибералы по-прежнему будут задавать тон в правительстве и в Банке России, то эти новые американские санкции могут стать весьма болезненными, потому что их "эффективности" будут помогать и словом, и делом. Достаточно вспомнить историю с медведевскими контрсанкциями, которые заключались в том, чтобы ударить себя молотком по пальцу побольнее — так, чтобы дискредитировать саму идею.

Показательно то, как отреагировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на известие о законопроекте Маккейна, где перечислен глобальный пакет антироссийских санкций: "Санкции чрезвычайно негативно сказываются на отношениях РФ и США, но Москва готова к диалогу и приветствует диалог даже в таких условиях". Не значит ли эта фраза Пескова, что российская власть, дурно понимая христианское положение о подставлении другой щеки, вообще никак не намерена отвечать, не собирается сбросить оковы западной идейной и экономической кабалы?

В России критически–значимое влияние имеет так называемая "офшорная аристократия" — это те же самые либералы, которые представлены не только в социально-экономическом блоке, а значительно шире. И они принципиально не хотят ссориться с Западом. Мысль о том, что иногда нужно поссориться для того, чтобы прийти к взаимопониманию — эта мысль глубоко им чужда по тем или иным настроениям. У меня ощущение, что в данном случае имеет место, может быть, вынужденная реакция Пескова на политическое давление со стороны этого обширного-офшорного клана. Но, тем не менее, это следствие нерешённости главного вопроса в России: нерешённости вопроса о власти. Власть служит народу или власть служит американским хозяевам? Власть уже поняла, что служить американским хозяевам невозможно, потому что тогда представителей этой власти съедят. Но никаких системных выводов из этого она пока не сделала, и процесс самоочищения, к сожалению, пока не пошёл.

Евангелие все читали, я надеюсь, но всё же напомню, что там сказано: если тебя ударят по одной щеке — подставь другую. А что будет происходить после того, как дурак воспользуется другой щекой — там же не описано. Может быть, так: потом уже растопчи дурака ногами, если он не понимает иначе? Но у нас уже подставили не только две щеки, у нас уже как бы и филейную часть подставили, и переднюю часть и всё что угодно. К сожалению, значительная часть российской бюрократии представляет интересы США, а не РФ. По крайней мере, ведёт себя так, как будто представляет интересы не России, а США. Песков к ней, безусловно, не относится — я неплохо в своё время за ним наблюдал и его изучал, — но он вынужден реагировать на соответствующее политическое давление. Мы не является сторонниками веры в Путина великого, всемогущего, ужасного. Мы не являемся сторонниками этого культа, который охватил Европу и США. Мы понимаем, что политическая система, которая есть в России, к одному человеку не сводится, и существует большое количество разных сил. Президент решает далеко не все вопросы. Наша политическая система пока, к сожалению, в зависимости от США, она не освободилась. Похоже на то, когда собака, которую вы ведёте на поводке, на вас же лает. И вот российская "офшорная аристократия" напоминает такую собаку, которую американцы ведут на поводке. Она сорваться с поводка не хочет, потому что все её критически значимые активы на Западе, но она понимает, что ведут её на бойню, поэтому лает. Это противоречивая ситуация, но главное, чтобы она за собой не затянула всю Россию в историческую могилу.

Россия может помочь себе и может помочь Трампу, показав, что в случае враждебных действий в отношении себя она будет отвечать. А у нас есть чем ответить в плане контрсанкций: это касается и атомной энергетики, и космической отрасли, и авиастроения, и много чего ещё, включая запрет на импорт алкогольных напитков и табачных изделий, автомобилей, продажу нефти не за доллары ФРС и так далее, вплоть до "асимметричных" мер.

Ещё один вектор контрсанкций — приостановление действия соглашений ВТО. Введение "коллективным Западом" антиросийских санкций грубейшим образом нарушает эти соглашения. Соответственно, почему мы должны выполнять их в одностороннем порядке? Мы должны начать процедуру выхода из ВТО в соответствии с международным правом. Надо понимать, что просто так выйти из ВТО нельзя, это коммерческие соглашения без срока давности. То есть, если мы в одностороннем порядке прекратим их выполнять "просто так", то попадём под санкции не просто большие, а стремящиеся к бесконечности. Но вполне можно использовать лазейки в международном праве. Которое предусматривает, например, что любое соглашение, заключённое на основе коррупционных мотиваций хотя бы с одной стороны, является ничтожным априори. Зная наших неолибералов и наблюдая за реализацией подписанных ими соглашений о вступлении России в ВТО — соглашений, которые носят абсолютно кабальный, колониальный для нашей страны характер, — трудно сомневаться в том, что здесь обошлось без коррупционных мотиваций. Наши неолибералы не являются ни душевнобольными, ни сумасшедшими. А значит, нужно просто найти, предъявить эти мотивации и прекратить невыгодные для России отношения в рамках ВТО.

Если наша власть как-то переформатируется, начнёт реально отвечать на негативные действия в адрес нашей страны, если у нас нормализуется государственная политика, то мы вполне сможем сказать уважаемым американским сенаторам: "Давайте, до свидания!"

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041149 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 декабря 2016 > № 2030670 Михаил Делягин

Богатые богатеют, бедные беднеют

О социально-экономических итогах года и влиянии их на дальнейшее развитие страны в беседе с корреспондентом «Мира Новостей» размышляет директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин.

- Если судить по заявлениям правительства, на протяжении всего года оно старалось сократить дефицит бюджета, постоянно говорилось и о том, что в стране остро не хватает денег.

- Даже после роста дефицита бюджета в ноябре до 3,9% ВВП за первые 11 месяцев этого года дефицит достиг 2,4% ВВП при заложенных в бюджет 3,7%. Также важно, что поступления от приватизации не учитываются в доходах и потому не снижают дефицит.

Чтобы достигнуть запланированного уровня годового дефицита в 3 трлн рублей, за один лишь декабрь он должен быть увеличен на 1,246 трлн и превысить среднемесячный дефицит января - ноября (162,5 млрд рублей) аж в 7,7 раза!

Конечно, Минфин славится неравномерностью исполнения бюджета и может даже превысить требуемое увеличение дефицита, особенно чтобы не дать разоблачить заявления о проблемах федерального бюджета и «нехватке денег» в нем. О последней свидетельствуют бюджетные резервы: на 1 декабря они составили 7,9 трлн рублей.

Благополучие федерального бюджета изо всех сил скрывается либеральным кланом, потому что достигнуто за счет массового обнищания россиян, принципиального отказа от развития и искусственного погружения регионов в чудовищный бюджетный кризис, оборачивающийся уничтожением социальной сферы как среды обитания человека.

- И к чему, по вашему мнению, это может привести в обозримом будущем?

- Помимо разделения страны на бедных, которые в основном беднеют, и богатых, которые в основном продолжают демонстративно богатеть, все большее практическое значение приобретает разрыв между молодежью и людьми старших трудоспособных возрастов, условно 45+.

Последние успели получить советское образование, квартиры, достаточно прочное здоровье и способность к аналитическому мышлению. При этом они помнят ад 1990-х и боятся социальных катаклизмов.

Молодежь же не унаследовала от советской цивилизации никаких капиталов - ни квартирных, ни культурных, она не приспособлена к жизни, не имеет трудовых и интеллектуальных навыков и часто лишена либеральной системой образования даже простейших навыков сопоставления информации. Остро сознавая свою ненужность и беспомощность, она не боится перемен как в силу возраста, так и в силу недостаточной образованности.

При этом в ней весьма распространены представления об СССР как о золотом веке человечества, не отягощенные (как у более старших людей) личными воспоминаниями о реалиях потребительского кризиса конца 1980-х.

Либералы, последовательно уничтожая российскую экономику, готовят обрушение России в катастрофу новой смуты, однако молодежь, объективно являясь основной движущей силой этого срыва, в целом ненавидит их и враждебна им сильнее людей старших поколений, во многом отравленных либеральной пропагандой и не разделяющих стремления к советской цивилизации.

Смута в России, как и война на Украине, будет конфликтом сорока- и двадцатилетних, однако, насколько можно судить, наша молодежь не будет уничтожать свою родину, а, наоборот защищать ее против либеральной чумы.

Беседовал Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 декабря 2016 > № 2030670 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 октября 2016 > № 1928904 Михаил Делягин

Михаил Делягин: «Это не кризис, а удушение в «петле Кудрина»

Дмитрий Докучаев

О плате за кризис, цене решений правительства и наличии денег в стране «НИ» беседуют с доктором экономических наук, директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным.

- Михаил Геннадьевич, мы видим, что, с одной стороны, Минфин повышает акцизы и налог на имущество, предлагает очередное повышение тарифов ЖКХ, с другой стороны, социальный блок правительства бьет в набат по-поводу того, что у людей падают доходы, и в стране стало на несколько миллионов больше бедняков. Кто же в этих условиях платит за экономический кризис, в котором оказалась страна?

- Могу сказать твердо: мы оказались в кризисе по воле правительства. А точнее, либеральной части его членов, определяющих финансово-экономическую политику в стране. Они полностью взяли на вооружение стиль начала 90-х годов. Более того, это и люди во многом все те же: они в молодости входили в том или ином качестве в команду Гайдара, а сейчас доросли до высоких должностей.

Гайдар бы такими кадрами гордился. Ведь чему он учил: если в экономике что-то случается, надо немедленно сокращать расходы бюджета. По Гайдару, это панацея от всех бед: искусственное удушение денежным голодом. Что и делает сейчас правительство, сокращая социальные расходы бюджета.

При этом правительственные либералы исповедуют принцип: что позволено Юпитеру, не позволено быку. Развитые страны – истинные хозяева наших либералов - почему-то могут себе позволить дефицит бюджета, и немаленький. Мы же – колония в их, либеральном, понимании – себе такого позволить не можем, и поэтому должны сокращать социальные расходы, направленные на людей, и военные расходы, которые просто позволяют нам защищать себя и не быть завоеванными. Плюс к этому правительство охотно увеличивает налоговое давление, чтобы ни люди, ни бизнес не могли вздохнуть свободно.

- Но в бюджете страны – огромный дефицит, а премьер Медведев произносит сакраментальную фразу про то, что «денег нет». Разве в этих условиях не следует сокращать расходы и повышать налоги?

- Произнося подобное, Медведев говорит неправду – возможно, неосознанно, а потому что ему так подсказали. В те самые дни, когда премьер произносил фразу про то, что денег нет, на счетах его же правительства лежали неиспользованные остатки на сумму в 7,9 трлн. рублей. Это те деньги, которые можно было использовать на благо людей, и то, что их не используют – отражение бюджетной политики правительства господина Медведева.

По мнению правительственных либералов, деньги налогоплательщиков не должны служить гражданам России, так как они могут якобы разогнать инфляцию. При этом основная часть бюджетных резервов выведена из страны, вложена в долларовые активы и, по существу, служит американским хозяевам наших либералов. Так что, с точки зрения либерального клана, это можно рассматривать, как сигнал гражданам России: «Для вас у нас денег нет, они есть только для наших американских хозяев».

- И чем эта ситуация оборачивается для российского населения?

- В августе реальные доходы населения упали на 8%, это даже больше, чем они падали в прошлом году. Реальное потребление людей с лета 2013 года упало на четверть, и продолжает падать сейчас, когда мы с вами разговариваем.

- Сейчас в экономических кругах много говорится о выходе из кризиса: кто-то утверждает, что экономика нащупала дно, кто-то предсказывает скорое начало роста ВВП. А что думаете вы: в экономике виден свет в конце туннеля?

- Когда человек висит в петле, бессмысленно искать свет в конце туннеля. Наша экономика висит в петле Кудрина. И надо понимать, что это не кризис, а удушение. Эта петля еще больше затянулась после двукратного удешевления нефти и сознательно введенных против нас западных санкций. Вариантов дальнейшего развития событий – два.

Первый – продолжать ту же финансово-экономическую политику искусственного денежного дефицита, тогда мы обречены погибнуть в петле. Для общества эта «гибель» выразится в форме смуты, которую может быть страна с большими издержками переживет, а может быть и нет – в истории бывали разные прецеденты.

Второй вариант: изменить политику и обрезать петлю. Для этого требуется принять ряд решений, на которое нынешнее правительство никогда не пойдет. Ограничить коррупцию, ввести разумный протекционизм, хотя бы соответствующий тем стандартам, что ввел Евросоюз для своих членов, обеспечить реальный прожиточный минимум для населения.

Ведь сейчас у нас, по официальным данным, 19,5 миллионов россиян живут за чертой бедности, и правительство не считает нужным предпринимать какие-то экстренные меры для их спасения. Хотя для того, чтобы вырвать их из бедности и обеспечить элементарную возможность физического выживания, требуется всего 800 млрд. рублей – это десятая часть того, что валяется без использования в бюджете.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 октября 2016 > № 1928904 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 14 сентября 2016 > № 1897123 Михаил Делягин

 Бюджетный парадокс

как понимать использование Минфином средств Резервного фонда для финансирования текущего бюджетного дефицита

Михаил Делягин

"Завтра". Михаил Геннадиевич! Как вы оцениваете действия Минфина РФ, который возобновил в августе использование средств Резервного фонда для финансирования текущего бюджетного дефицита, потратив на эти цели почти 6 млрд. долл. или 390 млрд. рублей?

Михаил Делягин. Ситуация в российских финансах сегодня складывается, мягко говоря, парадоксальная. При неиспользованных бюджетных доходах предыдущих лет, которые составляют — по моим оценкам, косвенно подтверждённым данными Счётной палаты РФ, — свыше 8 триллионов рублей, правительство тратит валютные резервы, берёт займы у банков под проценты в ситуации, когда само, по идее, должно деньги раздавать. Продолжается и размещение российских средств в иностранные ценные бумаги под низкий процент. 45% этих вложений приходятся на США, еще 45% — на Еврозону, 9% — на Великобританию и 1% — на Японию, то есть на те страны, которые ведут против России новую "холодную войну". Мы же продолжаем демонстрировать им свою лояльность, которая там воспринимается как проявление нашей то ли слабости, то ли глупости, то ли того и другого вместе.

При этом федеральный и консолидированный бюджеты сегодня сводятся с устойчиво растущим дефицитом, поскольку имеет место многолетнее недоинвестирование российской экономики. И даже если цена нефти вырастет к концу года до 50 долл. за баррель, этого всё равно будет недостаточно для ликвидации бюджетного дефицита и пополнения фондов. А вот если снизить хотя бы вдвое "коррупционную нагрузку" на бюджет, наши фонды могут начать расти уже сейчас. Кое-что в этом отношении правительство вынуждено делать, но с явной неохотой — поскольку в противном случае оно столкнётся с противодействием со стороны всей нынешней "вертикали власти", то есть лишится своей опоры. Если бы с начала 2000-х годов, когда в Россию потекли сотни миллиардов нефтедолларов, правительство направляло деньги на развитие экономики, мы жили бы сегодня в совершенно другом государстве и не заботились об объёмах фондов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 14 сентября 2016 > № 1897123 Михаил Делягин


Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838699 Михаил Делягин

Внятный урок

Михаил Делягин

что страшнее халифата

Меня и многих моих знакомых сначала шокировало, а потом перестало шокировать, что мы слышим от наших бывших сограждан по СССР из среднеазиатских республик, которые работают здесь таксистами, дворниками, строителями, продавцами и так далее. Когда их спрашиваешь, как же они и их семьи живут там, дома — в замечательном Таджикистане, в чудесном Узбекистане, в потрясающей Киргизии, — приходится слышать не просто рассказы о чудовищном бардаке, не о чудовищной социальной катастрофе, о возрождении там феодализма, по сути дела, в его худших качествах. Нет, всё чаще приходится слышать такую фразу: ну, ничего, скоро придут ОНИ (ИГИЛ, естественно, не называют, поскольку это запрещено в России) и наведут порядок. Такая вот "азиатская Украина" — там исламские террористы, как необандеровцы на "незалежной", воспринимаются уже как некое избавление, как некое освобождение, как некое восстановление справедливости, попранной нынешними властями. А надо сказать, что исламисты действительно идут под знамёнами социальной справедливости, и потому они не страшны для иранцев, где социальную справедливость, в общем-то, обеспечивают — причина иммунитета Ирана не только в сильном государстве, не только в разнице между суннитами и шиитами, но и в том, что иранское государство худо-бедно, но потребности людей в справедливости удовлетворяет. А вот для государств "олигархического" типа идеология запрещённого в России "Исламского государства" смертельна, потому что исламисты обращаются к Корану, выделяют все места, которые говорят там о социальной справедливости — между прочим, очень внятно и чётко говорят, — и обращаются к властям с такой формулировкой: "Почему же вы грабите людей — вопреки Корану? Почему же вы эксплуатируете таких же мусульман, как и вы, — ведь это прямо запрещено религиозными догмами? Вы извращаете религию, вы — неверные, вы — не мусульмане", — со всеми вытекающими отсюда экстремистскими последствиями. И вот, люди уже не где-нибудь в Северном Ираке или в Северной Сирии, а совсем рядом, в недавно ещё советской Средней Азии — обычные люди, светские люди, абсолютно социализированные, честные, трудолюбивые, старательные — начинают воспринимать исламских террористов как путь к избавлению от того социального ада, в который погрузилась их родина. И если кто-то думает, что у нас от этого есть иммунитет, что у нас всё в порядке в социальной сфере, что нам это не грозит, тот сильно в этом заблуждается. Когда с людьми разговариваешь и спрашиваешь их: "Хорошо, но ведь ОНИ же будут убивать, они же будут резать головы?" — в ответ слышишь примерно следующее: "Будут резать головы только тем, кто это давно заслужил". На самом деле, конечно, всё не так — в деле отрезания голов остановиться трудно, и головы резать будут всем подряд, но ведь людей уже довели до того, что даже головорезы воспринимаются ими как меньшее зло по сравнению с тамошними "демократами". Вы думаете, в Средней Азии нет своих чубайсов и ельциных? Ещё сколько! И если государство не наказывает преступников, то преступников должен наказывать кто-то другой. Есть, кстати говоря, прекрасная история оправдания присяжными так называемых "приморских партизан". И когда говоришь: "Придётся же с ними воевать!" — это воспринимается так: если хотите — воюйте, умирать-то будете вы и ваши дети, а наши дети в эту систему встроятся и будут в ней жить и процветать.

Но самое главное в этой истории заключается в том, что потребность в социальной справедливости — универсальна. И очень большая ошибка — думать, что она свойственна только русской культуре или русскому языку, что русский язык — такой страшный вирус, что как только вы на нём начинаете говорить, то сразу понимаете: деньги, конечно, необходимы, но их смысл — подтверждение справедливости того, что вы делаете, а как только вы начнёте говорить на каком-то другом языке, то этот мор с вас сразу спадёт, и вы сразу превратитесь в машинку по извлечению прибыли из окружающего мира. Так вот, ничего подобного. Потребность в справедливости есть базовая, фундаментальная потребность любого человека. Человек, чья потребность в справедливости попирается, не живёт или, как минимум, не размножается, что мы видим на примере Европы и, в меньшей степени, — на примере некоторых регионов США. Белые люди, которые забыли о справедливости, их социальные группы — вымирают. И если человек не имеет возможности реализовать свою справедливость, реализовать чувство справедливости, он согласится на что угодно: на большевиков, на рыночных демократов, на исламских террористов, на инопланетян. Казалось бы, хлеб есть, лепёшка есть, вода есть, переводы из России капают: жить можно. Плохонько, но можно. Но если при этом не удовлетворена потребность в справедливости, то оказывается, что материальные блага смысла не имеют — они просто продлевают агонию. И, чтобы эту агонию остановить, чтобы начать жить нормальной человеческой жизнью, человек оказывается согласен на всё.

Это очень внятный урок для нас тоже. Если мы будем продолжать уничтожать представление о справедливости, если мы будем растаптывать души людей и свои души тоже, запрещённое в России террористическое "Исламское государство" может показаться таким же освобождением, каким для наших предков казались большевики, для нас, совсем недавно, — "младореформаторы", а для украинцев сегодня — "правосеки с евромайдана".

Реальная ситуация такова, что если мы будем продолжать ставить себя в нечеловеческие условия в смысле отсутствия справедливости или попрания справедливости, то не нужно думать, что мы избежим нечеловеческих последствий. И, как минимум, нужно понимать, что одной только военной операцией исламистов в Средней Азии остановить не удастся. Остановить исламистов можно только переформатированием общественного организма, общественного строя на такой, который обеспечивает справедливость и который позволяет людям самим участвовать в установлении справедливости по своим представлениям. Как называть этот строй — социализмом или как-то по-другому — это уже личное дело каждого.

Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838699 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 июня 2016 > № 1780253 Михаил Делягин

Дмитрий "Денег нет" Медведев

Михаил Делягин

Я далеко не мизантроп, но теперь думаю, что во фразе: "Никогда не думайте о людях слишком хорошо", — содержится немалая толика истины. Во всяком случае, гораздо большая, чем можно было предполагать ранее.

Совсем недавно, комментируя выступление на одном из американских экономических форумов трёх экс-министров финансов США (Генри Полсона, Тимоти Гайтнера и Роберта Рубина), которые весело рассуждали о том, как их деятельность помогла увеличивать разрыв между богатыми и бедными, я написал: "При всем ничтожестве и разложении российской элиты невозможно представить себе, чтобы в нашей стране сама мысль о сознательных усилиях членов правительства по усилению разрыва между бедными и богатыми, — а в США он так же зияющ, как и у нас, времена социального благоденствия у них прошли, — вызвала столь искреннюю и чистосердечную радость.

Более того, какими бы мерзавцами ни казались российские либералы, они просто не могут позволить себе подобных публичных заявлений: в России просто не существует аудиторий, способных воспринять их.

Конечно, веселье американской аудитории и трех бывших Министров финансов вызвано и преодолением внутреннего табу политкорректности, это выражение радости от освобожденияиз-под него, — но не только: это еще и выражение искреннего презрения к бедным, по-детски счастливое веселье над их несчастьями.

Сколь бы плохо я ни относился к российским либералам и олигархам, — у нас подобная мерзость невозможна в принципе..."

Как же я ошибался!

Во время визита в Крым, отвечая на вопрос пенсионерок о том, как им прожить на восьмитысячную пенсию и будет ли она повышена, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев сказал: "Пенсиями будем заниматься по стране. Но мы не можем сделать только в одном месте [в Крыму. — М.Д.] Просто денег нет сейчас. Найдем деньги — сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья".

Что называется, "отлил в граните" — теперь фраза "Денег нет. Но вы держитесь!" разлетелась не то что по России — по всему миру, стала "информационным вирусом", "интернет-мемом" и живо напомнила всем, хоть немного знающим историю, про слова французской королевы Марии-Антуанетты о парижанах: "У них нет хлеба? Пусть едят пирожные!" Мудрая супруга короля Людовика XVI вместе с ним закончила свою жизнь на революционной гильотине. Медведев, судя по всему, об этой истории или не знает, или не принимает её всерьёз.

У них нет денег на пенсии для людей, которые всю свою жизнь трудились на благо родины? Это когда в бюджетных остатках чиновники "замотали" уже больше 10 триллионов рублей, "прокручивая" эти деньги через коммерческие банки?! Это когда Чубайс похваляется на телекамеру, что денег у него, ну, очень, очень-очень, очень-очень-очень много?! Это когда сами чиновники устроили для себя совершенно отдельную от "быдла" пенсионную систему, о которой даже заикаться нельзя?!

Этот пенсионный режим — привилегия исключительно правящего класса. Как только вы заикаетесь об этой системе, на вас набрасываются толпой, кричат дружно и громко. Эту привилегию правящая "тусовка" оформила только для себя и расставаться с ней никак не хочет. Именно её наличие позволяет правящему классу превратить пенсионную реформу в некий аналог вивисекции. Либеральные реформаторы, как вивисекторы, хотят экспериментировать на согражданах, как на подопытных животных, причем без наркоза. Они обкатывают на нас самые бредовые нормы, приходящие в их больные головы, демонстрируя поразительный уровень презрения и равнодушия к нашим жизням. Ведь их эксперименты к ним отношения не имеет, — у них своя пенсионная система. Пенсионная реформа создает впечатление, что вся "властная вертикаль" — и премьер-министр Медведев, в том числе — это феодальная структура, которая просто считает людьми только чиновников, а над не-чиновниками, то есть не-людьми, измывается как хочет, уверенная в своей безнаказанности.

Экономически активные граждане России прекрасно ощущают наглость либерального обмана в стиле 90-х, нацеленного на то, чтобы большинство населения просто не доживало до пенсии. То, что это отобьет последние стимулы платить налоги, — действительно, зачем это делать, раз деньги все равно отнимут, — для воспитанных Гайдаром, Чубайсом и Ясиным либералов это слишком сложно и, вероятно, просто не интересно.

При этом россияне чувствуют и главную ложь пенсионной "реформы": пенсионный кризис вызван не демографией (ибо сокращение числа работников, кормящих одного пенсионера, вполне компенсируется ростом их производительности), а безумной системой обложения фонда оплаты труда: из-за регрессивной шкалы обязательных социальных взносов бедные платят значительно больше, чем богатые. Либералы превратили Россию в налоговый рай для миллионеров и миллиардеров (в первую очередь для себя, любимых) и налоговый ад для всех остальных, — и эти "все остальные", прекрасно это ощущая, на глазах перестают платить им свои налоги. Вот и весь пенсионный кризис, — но либералы не хотят изживать его причину и переходить к принятой во всем мире прогрессивной шкале налогообложения (вместо формально плоской, а на деле регрессивной) просто потому, что, на мой взгляд, вульгарно не хотят платить справедливые налоги России. Они готовы платить налоги США, Великобритании, Германии, Франции, — кому угодно, хоть черту лысому, но только не России. А за свой непосильный труд на ниве управления российской экономикой всё равно получать государственные гарантированные пенсии, которые в разы выше "трудовых", положенных "обычным" гражданам, с их "сроками дожития"... Так что наши либералы во власти от своих американских "старших братьев" стремятся не отставать. Кто там что говорил про необходимость избавиться от "химеры совести"?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 июня 2016 > № 1780253 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 апреля 2016 > № 1737136 Михаил Делягин

Медведевщина

Михаил Делягин

либеральное безумие захлёстывает Россию

Лидер "Единой России" премьер Медведев выступил с целым рядом фундаментальных заявлений, исчерпывающим образом характеризующих социально-экономические власти нашей страны, полностью контролируемые либеральным кланом.

На коллегии Минфина он заявил: "состояние российской экономики гораздо лучше, чем в прошлые исторические периоды" — притом, что буквально накануне этого, во время "прямой линии" президента России В.В. Путина, выводимые на экран СМС-сообщения россиян нередко содержали слово "разруха" как характеристику положения дел в стране. Этот термин вернулся в общественный лексикон впервые после гражданской войны — и руководитель "Единой России" и правительства этим, похоже, вполне удовлетворён.

Традиционное гадание на нефтяной гуще

Выступив в Госдуме с отчётом о деятельности возглавляемого им правительства, Медведев дал потрясающий пример самодовольной безграмотности.

По его мнению, главной проблемой правительства является удешевление нефти и другого экспортного сырья.

Не примитивная структура экономики, не чудовищный произвол монополий, не африканская коррупция, не незащищённость собственности, не убивающий хозяйства искусственный "денежный голод", не беззащитность производителя перед административным произволом и многие другие проблемы, о которых вот уже скоро 30 лет национального предательства не говорит только ленивый…

Председатель правительства и руководитель крупнейшей партии великой России искренне считает главной проблемой удешевление экспортного сырья. Вероятно, он даже не подозревает, что нынешняя острая фаза кризиса — с девальвацией рубля, паническим бегством капитала и дискредитацией государственности как таковой — началась ещё в январе 2014 года, когда нефть стоила дороже 100 долл./барр. (да и конфронтации с Западом никто не мог себе представить). И кризис начался не из-за дешёвой нефти, тогда она была ещё очень дорогой, — а из-за тотальной коррупции, произвола монополий и принципиального отказа правительства Медведева от исполнения своих прямых обязанностей по организации экономического развития.

Говоря о проблемах России, Медведев, судя по его словам, должен смотреть в первую очередь не на нефтяные котировки, а в зеркало.

Хорошо ли то, что вредит России?

Говоря о необходимости "структурных реформ" (и, как положено либералу, тактично умалчивая об их содержании), Медведев тут же заявил, что их форсирование продлит кризис на несколько лет. Тем самым премьер и лидер "Единой России" признал, что считает необходимыми вредные для России действия! И в качестве высочайшей милости он обещает вредить нам не форсированно, а медленно.

Для либералов уже стала привычной мантра о необходимости "непопулярных мер": мол, всё, что вызывает поддержку народа, — это абсолютно неприемлемый "популизм", и государство имеет право осуществлять лишь те действия, которые вредят народу (и потому, конечно, "непопулярны"). Это естественным образом вытекает из самой сути современного либерализма: он служит (и пытается поставить государства на службу) загнивающим глобальным монополиям, интересы которых прямо противоположны интересам народов, в том числе и нашего.

Служа глобальным монополиям, российские либералы в силу этого обязаны уничтожать Россию, и потому для них всё непопулярное, вредное для народа — хорошо, а всё, что вызывает у людей поддержку, понимание и приятие, — плохо.

Однако даже Гайдар, даже шокирующие своей циничной откровенностью Кох и Чубайс не допускали прямых признаний, что считают необходимым то, что усиливает кризис и является потому вредным для российской экономики.

Конечно, Медведев давал и разумные обещания: так, он заявил о необходимости вернуться от годового к трёхлетнему бюджетному планированию. Оно действительно повышает устойчивость и предсказуемость экономики, но кто будет им заниматься? В правительстве лидера "Единой России" — бывший помощник Гайдара рифмоплёт Улюкаев, прославившийся неадекватностью своих прогнозов и не где-нибудь, а на Гайдаровском форуме публично названный "водолазом" за бессмысленные и назойливые поиски "экономического дна".

Его безграмотность производит впечатление безумного гротеска. Так, в последние дни марта он заявил, что спад ВВП в I квартале превысит 2%, а уже через три недели оказалось, что он составил лишь 1,4% — вдвое ниже уровня аналогичного периода прошлого года.

Чтобы ожидать от человека, неспособного оценить происходящее в прошедшем месяце, способности прогнозировать — и не на наступающий месяц, а на три года, — воистину надо быть человеком, заслужившим прозвища "Айфончик Нанотольевич" и "мистер Бин отечественной сборки".

Выступление Медведева в Госдуме показало, что для него, как и для Гайдара в 1992 году, главной задачей и главным критерием успеха экономической политики является снижение инфляции. И ему безразлично, если ценой этого становится чудовищное падение уровня жизни и низвержение в кромешную безысходную нищету миллионов людей: "они не вписались в рынок", что их жалеть?

Национализировать нельзя: прихватизировать!

Выступая в Госдуме, Медведев проявил редкий даже для себя уровень идеологизированности и безграмотности, заявив, что национализация крупных компаний смертельно опасна для российской экономики. Вероятно, по его логике, "смертельно опасными" стоит признать "Газпром", Сбербанк, ВТБ и другие государственные корпорации России, а люди, в начале "нулевых" вернувшие государству контроль за "Газпромом" и "Алмазами России — Саха", совершили абсолютно недопустимое и опасное для экономики деяние!

В качестве премьера Медведев готовит приватизацию крупных российских компаний, которая не просто будет грабежом (так как в условиях кризиса активы можно продать только весьма дёшево), но и создаст реальную угрозу сохранению национального суверенитета России. Высокопоставленные американские эксперты отмечают, что переход занимающих "командные высоты" отечественной экономики под контроль глобальных корпораций лишит руководство России возможности проводить самостоятельную политику.

Растущее в России недовольство приватизационными планами правительства Медведева вынудило его заявить, что приватизация нужна, лишь если передача компании в частные руки повысит её доходы и, соответственно, уплачиваемые ею налоги.

Здесь прекрасно всё: и бухгалтерский подход, сводящий всю государственную политику к повышению налоговых поступлений, и идиотическая вера в возможность точно предвидеть рост или сокращение доходов после смены формы собственности, и неявное признание заведомой нечестности приватизационных процедур (ибо для понимания последствий приватизации при принятии решения о ней надо заранее знать, кому достанется предприятие).

Таким образом, лидер "Единой России" и премьер, насколько можно понять, одной корявой фразой признал, что будущая приватизация будет не конкурсной и честной, а "дружеской" — в стиле бандитского и олигархического капитализма эпохи Ельцина.

При этом Медведев демонстрирует принципиальное непонимание характера производства как такового. Дело в том, что в производственной компании, как правило, можно довольно просто повысить прибыль (и выплачиваемые налоги), резко сократив необходимые для производства издержки, и поставленные во главе корпораций "эффективные менеджеры", не имеющие представления о производственном процессе, часто так и поступают, обрекая компанию на колоссальные проблемы, если не вообще на гибель в среднесрочном плане.

Провозглашение роста налоговых поступлений в качестве цели приватизации объективно толкает будущих владельцев производственных корпораций на урезание расходов и наращивание краткосрочных финансовых показателей — с фатальными для производства последствиями, которые, впрочем, вряд ли волнуют Медведева и его коллег по либеральному клану.

И, самое главное, ему даже в голову не приходит простой вопрос: а зачем федеральному бюджету деньги, которые предполагается выручить от приватизации? Ведь после того, как Минфин в марте, наконец, начал покрывать дефицит бюджета не новыми займами, а валяющимися в бюджете без движения "неиспользуемыми остатками средств", — а дефицит в марте составил 8,7% ВВП, или 614 млрд. руб., — эти остатки всё ещё составляют 8,6 трлн. руб. Они всё ещё достаточны для того, чтобы заново отстроить Россию, если вдруг кому-то в правительстве Медведева по непонятной случайности придёт в голову фантазия послужить благу своей Родины, а не посвящать все силы выполнению максимы Дворковича ("Россия должна платить за финансовую стабильность США").

Нежелание организовывать этот катастрофический этап приватизации проявила даже такой последовательный и бескомпромиссный выразитель интересов крупного бизнеса, как руководитель Росимущества Ольга Дергунова, бывшая глава российского "Майкрософта". В своё время она публично отстаивала (если вообще не разработала) дивную схему, по которой средства, уплаченные за приватизацию в бюджет, возвращались приватизированному предприятию в качестве поддержки бизнеса!

Но даже она публично выступила против медведевской приватизации, а затем предпочла уйти с должности, но не иметь с этой постыдной, если не заведомо преступной, операцией ничего общего.

Медведев и "тень"

Потрясающая особенность премьера и лидера "Единой России" Медведева заключается в умении обосновать даже совершенно правильные шаги едва ли не наиболее бредовым способом из всех возможных.

Так, он обещает не повышать налоги не потому, что в условиях кризиса их надо снижать для стимулирования деловой активности, а потому, что это приведёт-де к "возвращению конвертных зарплат". Ключевое слово здесь — "возвращение": о масштабах теневой экономики, расширившейся в том числе и в результате инициированного им в далёком 2013 году геноцида индивидуальных предприятий (из-за резкого "адресного" повышения обязательных социальных взносов их было закрыто около 650 тыс.), председатель правительства всея Руси не имеет, похоже, ни малейшего представления.

Между тем его собственная заместительница по правительству Голодец несколько лет назад невольно признала масштабы "теневой экономики", заявив, что не знает, чем занимаются 34 млн. россиян — около 45% всего экономически активного населения. Конечно, среди них есть и домохозяйки, и не попадающие в официальную статистику безработные, но в основном эти люди выдавлены в "тень" чудовищной политикой "Единой России" и правительства Медведева. Достаточно вспомнить регрессивное обложение оплаты труда, при котором у человека изымают тем больше, чем меньше он получает: для бедных и части среднего класса обязательные соцвзносы и подоходный налог превышают 39%, для обеспеченных людей соцвзносы снижены с 30% до 10%, а имеющие возможность нанять налогового консультанта в лучшем случае платят 6%, проводя свои доходы через индивидуальное предприятие.

Запретительно высокое обложение доходов растущей бедной части нашего общества выдавливает её в "теневую занятость", вызывая в том числе и пенсионный кризис. А Медведев, всерьёз говоря об угрозе возвращения "конвертных" зарплат, наглядно демонстрирует полное игнорирование экономических реалий.

И не только экономических: какая чудовищная ирония заключается в том, что лидер "Единой России" публично осудил "неисполнимые обещания во время избирательной кампании"! Тут уж не знаешь, кого вспоминать, — то ли гоголевскую унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла, то ли Марка Твена с его "опустим занавес жалости над этой сценой".

"Поддержка бизнеса": по канонам ГУЛага?

Реальная политика правительства возглавляющего "Единую Россию" Медведева такова, что его публичное обещание "продолжить поддержку бизнеса" было воспринято заметной частью бизнесменов как угроза.

С одной стороны, некоторая стабилизация налогов на бизнес сопровождается безумным ростом обязательных неналоговых платежей самых разных видов.

С другой — захлёбывающееся от денег правительство Медведева устроило жесточайший кризис региональных и местных бюджетов, из-за которого налоговые органы некоторых регионов, столкнувшись с необходимостью любой ценой выколотить деньги для выживания регионов, относятся к бизнесу по известному принципу ГУЛага "умри ты сегодня, а я завтра".

При этом населению Медведев никаких внятных обещаний не даёт. Более того: отстаивает справедливость "налога на капремонт". Похоже, он вправду не знает, что это не "налог", а обязательный взнос, — но важнее демонстрация им классического для "Единой России" представления о справедливости. Представители этой партии не раз (в том числе под камеру) объясняли мне, что, по их мнению, ситуация, когда чем человек беднее, тем больше у него забирает государство из фонда его оплаты труда, — это и есть справедливость. Медведевская "справедливость" "налога" на капремонт — точно такая же справедливость в представлении возглавляемой им партии.

Либеральная любовь к коррупционерам

Отдельное значение имеет новый акт фактической поддержки Медведевым коррупционеров. Недовольство массовой коррупцией достигло в России такого накала, что в преддверии выборов лидер партии, заработавшей репутацию "жуликов и воров", был вынужден заявить о готовности рассмотреть вопрос о давно назревшей и широко применяемой в мире меры — конфискации имущества коррупционеров.

Однако даже Медведев не может не знать, что те, как правило, записывают значительную часть украденного у общества имущества на членов своих семей. В США, например, в связи с этим действует правило: если член оргпреступности (а коррупция во власти — всегда мафия) не сотрудничает со следствием, у его семьи конфискуют все, в том числе "добросовестно приобретённые" (на деле, как правило, удачно легализованные) активы, оставляя ей социальный минимум.

Данная мера подорвала экономический фундамент мафии и позволила американцам разрушить её политическое влияние. Но достижение этой цели, по-видимому, неприемлемо для "Единой России" и либерального клана: "десталинизатор" Медведев категорически заявил о полной неприемлемости успешного опыта США, заклеймив его как… возврат к "сталинским репрессиям"!

Вероятно, причина не только в безграмотности, но и в "социальной близости" коррупционеров к российским либералам. По крайней мере, в бытность свою техническим президентом, Медведев не только уничтожил подразделения МВД по борьбе с оргпреступностью (сразу после достижения ими ряда серьёзных успехов), но и принципиально облегчил жизнь коррупционеров, предоставив им право откупаться за выявленные правоохранительными органами взятки за счёт невыявленных.

Тем самым заявлен возврат к средневековой норме, согласно которой даже за самые тяжёлые преступления (а коррупция во власти суть преступление против государственности как таковой, хуже только прямая измена Родине) можно просто заплатить выкуп — то есть ту же взятку, только легализованную либеральными юристами по примеру средневековых.

Действия лидера "Единой России" премьера Медведева производят, таким образом, впечатление трогательной любви к коррупционерам и подкрепляются полной беспомощностью в профильной для него области госуправления.

Жалоба на самого себя

Выступления Медведева на коллегии Минфина и в Госдуме были дополнены запиской президенту, которую либеральная пресса уже окрестила "предложением реформы госуправления". На деле же она, если верить её изложению журналистами, является не описанием реформы, а трогательной жалобой на собственные бессилие и некомпетентность, в которых премьер расписывается, выделяя основные проблемы своего правительства.

Прежде всего, Медведев прямо указывает на отсутствие в своём правительстве взаимодействия между органами власти, необходимого для решения комплексных задач. Вероятно, премьер даже не догадывается, что организация такого взаимодействия является его прямой служебной задачей как председателя правительства, и никто в принципе не может заменить его при её решении.

Вторая жалоба Медведева президенту заключается в отсутствии внешнего контроля за работой правительственных ведомств. Этот контроль — одна из прямых обязанностей премьера; таким образом, Медведев жалуется Путину на самого себя, на собственное безделье.

Медведев указывает, что работой министерства, как правило, занимается только министр, а его подчинённые ему не помогают; при этом смена министра ведёт к массовой замене подчинённых, в результате чего нарушается преемственность. В нашей управленческой системе министр назначается (и увольняется) президентом, а вот его заместители — премьером. Выходит, Медведев жалуется президенту на то, что назначаемые им заместители министров, по сути, саботируют работу министров, назначаемых президентом, а сам он увольняет их при замене министра, разрушая преемственность!

Невольно возникает вопрос: а как вообще можно реагировать на такие жалобы, кроме обращения к врачам или педагогам начальной школы? Президент В.В.Путин в очередной раз продемонстрировал потрясающий воображение гуманизм, всего лишь согласившись на предложение Медведева создать и возглавить комиссию по наведению порядка во вконец запутанном тем госуправлении.

Венцом мыслительных судорог лидера "Единой России" и премьера стало предложение ввести для каждого чиновника "ключевые показатели эффективности", по аналогии с некоторыми менеджерами среднего звена в коммерческом секторе.

Медведев, вероятно, просто не знает (или не хочет знать), что попытки оценить вклад отдельных чиновников в общий результат неуклонно проваливались в силу принципиальной управленческой невозможности не только оценить такой вклад, но и отделить результат их работы от влияния не связанных с ними обстоятельств.

Последняя попытка такого рода, предпринятая в ходе "административной реформы" 2004 года, не просто провалилась, но и привела к бюрократическому параличу почти всего правительства, растянувшемуся на несколько месяцев.

Деятельность председателя правительства, лидера "Единой России" и фронтмена либерального клана Медведева с каждым годом вызывает всё большее желание дополнить пресловутую ст.282 Уголовного кодекса наказанием за административный экстремизм, то есть деятельность, совершаемую представителем органа власти с использованием своего служебного положения и ведущую к разжиганию в обществе ненависти к власти как таковой, — выражаясь суконным и юридически безграмотным языком протокола, "к социальной группе власть".

Как минимум, следует перестать употреблять фамилию "Медведев" в одном контексте со словом "понимать": насколько можно судить, они практически не сочетаются друг с другом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 апреля 2016 > № 1737136 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 апреля 2016 > № 1713210 Михаил Делягин

Про бензин и картошку

Михаил Делягин

почему и как растут цены

Вы знаете, у нас радость. У нас, оказывается, очень сильно замедлилась инфляция. Мы должны ликовать и плясать на улицах, как украинцы, которые услышали, что цена нефти снизилась еще на один доллар за баррель.

Действительно в этом году инфляция заметно меньше, чем в прошлом. В феврале она составила 0,6% против 2,2%. Правда, это официальная цифра, она явно занижена по сравнению с реальной — не менее, чем в два раза, как показывают социологические исследования. Но другой статистики у нас, к сожалению, нет.

За первые два месяца инфляция составила 1,6%. В январе-феврале прошлого года было 6,2%. Таким образом, торможение более чем в четыре раза, ура! Но ликующих толп на улицах нет, потому что замедлился лишь темп роста цен, но сами цены не снизились.

Давайте вспомним. В январе-феврале прошлого года мы переживали шок от чудовищной катастрофы, которую устроила госпожа Набиуллина без реальных внешних предпосылок в ноябре-декабре месяце. Именно тогда за то, что она всячески стимулировала паническое бегство капитала из страны, её признали лучшим руководителем национального банка. Естественно, признали не те, от кого эти деньги убегали, а те, к кому они прибегали. Действительно, заслуга — только не перед РФ. И тогда была паника, тогда всё было очень неопределённо и страшно. Многие ожидали, что Москву сейчас будут бомбить натовцы. И на самом деле, чего уж там греха таить, эта угроза окончательно снята только месяц назад, когда развернули систему "Панцирь", впервые со времён Берии и Хрущёва действительно закрыв небо над Москвой…

Бомбить не будут. Но цены! Как выразился один российский "нефтяной барон", "нефть подешевела в 3,5 раза, поэтому бензин в России подорожает не более чем на 10%". Правда, когда он узнал, что правительство Медведева повысило акцизы на бензин, то язык прикусил и сказал, что теперь-то, конечно, повышение цен будет больше. Таким образом, мы видим, что главная причина инфляции — это произвол монополий. С произволом монополий ничего не случилось. И как только у нас появляется лишняя копеечка, монополисты повышают цены ровно на эту копеечку. Причём появилась эта копеечка у кого-то одного, а цены повысили для всех.

Борьбу с инфляцией либералы в правительстве Банка России осуществляют чудовищным образом, заимствованным из 90-х годов: они предельно ужесточают финансовую политику. Они создают искусственный голод, как будто живут в экономике свободной конкуренции, где на динамику цен влияют только объём и скорость обращения денежной массы. При этом управлять скоростью обращения денежной массы они не хотят категорически. Их устраивает искусственный денежный голод, который всё больше и больше опускает нас в нищету.

И это при том, что ещё в конце XVII века, то есть три с половиной столетия назад, в Великобритании было экспериментально доказано, что если вы хотите снизить цены, то вы должны обеспечить рост благосостояния основной массы населения, хотя бы просто раздав им деньги. В Великобритании тогда повысили минимальную зарплату рабочим — в полтора раза, между прочим. И за счёт этого труд стал дорогим. Во-первых, появилась возможность подбирать специалистов, возник стимул к механизации. Во-вторых, в результате этого резко выросла производительность труда, и цена на товары повседневного спроса снизилась. Потом об этом писал Маркс, дискутируя с представителями зажравшихся профсоюзов. Эта азбука не может быть доступна для господ Набиуллиной, Шувалова, не говоря уже о Дворковиче и Улюкаеве.

У нас искусственно создаётся дефицит денег, в результате в краткосрочном плане нищета людей сдерживает даже произвол монополий, рост цен замедляется, как это было в 90-х годах. К сожалению, при этом происходит разрушение экономики. Когда экономика разрушается, становится понятно, что её надо как-то быстро поддержать, а как поддержать экономику, блокируя одновременно её развитие в интересах глобального бизнеса, чтобы не возникала конкуренция? Очень просто — нужно провести девальвацию. Поэтому сверхжёсткая финансовая политика — это всего лишь подготовка к новым разрушительным девальвациям, которые, помимо прочего, ускоряют качественно рост цен. Соответственно, при девальвации рубля импорт качественно подскакивает в цене и тащит за собой цены. А следом к росту импорта подстраиваются и монополии, которые искренне не понимают, почему, когда растёт в цене египетская картошка или французская, или израильская, нельзя вслед за ними поднять цену и на российскую картошку…

Я напоминаю, что либералы России — не те либералы, которые скачут на улицах, а те либералы, которые осуществляют социально-экономическую политику, которые владеют и управляют нашей страной в результате организованных ими же реформ, — по-видимому считают, что главной сутью свободы предпринимательства является возможность у разного рода монополий грабить нас с вами. И это надо как-то менять, потому что иначе мы не выживем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 апреля 2016 > № 1713210 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 10 марта 2016 > № 1680567 Михаил Делягин

В интересах глобального бизнеса

Михаил Делягин

Российское правительство, на мой взгляд, принципиально не хочет заниматься развитием страны. Это не удивляет, поскольку правительство является либеральным, а любой либерал сегодня "заточен" на обслуживание интересов глобального бизнеса, даже если сам не понимает этого. Развитие России грозит усилением конкуренции на мировом рынке, а это не в интересах глобального бизнеса. Поэтому развитие России должно быть наглухо заблокировано. Эту задачу и обеспечивает либеральное правительство. Иногда — в самой невероятной, даже гротескной форме.

Вот устроил нам "коллективный Запад" в 2014 году кредитно-инвестиционную блокаду. Казалось бы, чего проще: разрешить бизнесу не платить внешние долги тем странам, которые ввели против нас санкции. Не заставить, а разрешить — потому что есть бизнес-структуры, которые имеют серьёзные активы за границей, и они не могут не платить, поскольку в противном случае эти активы могут быть конфискованы. Но если у бизнеса нет активов и нет никаких обязательств, что может быть проще, чем разрешить ему не платить? Но этого не сделали. Россия — член ВТО и безумно от этого страдает, потому что мы открыли свою экономику настежь. Присоединение к ВТО — это преступление, не имеющее оправданий, потому что мы присоединились на кабальных и колониальных условиях, что всего за один год ударило по отечественной экономике. Начался промышленный спад, который в 2013 году длился 8 месяцев — ещё без всяких санкций, низких цен на нефть и так далее, начался инвестиционный спад, деньги снова побежали из России за рубеж.

Так вот, западные санкции против России полностью нарушают все правила этой самой ВТО. Мы могли бы после их введения приостановить наше членство в ВТО, перестать выполнять нормы этого, повторюсь, кабального соглашения относительно тех стран, которые ввели против нас санкции. Но мы этого не делаем, потому что либеральное правительство Медведева, лидеры "Единой России", на мой взгляд, заинтересованы не в развитии страны, а в её уничтожении. И это — в интересах глобального бизнеса. Ведь нам не Барак Обама объявил войну на уничтожение. Не Меркель ведёт против нас "холодную войну". Обама, Меркель — это просто исполнители. "Холодную войну" на уничтожение ведёт против нас глобальный бизнес, который обнаружил, что страна с 2% мирового населения контролирует 20% глобальных ресурсов и, судя по всему, как им кажется, не может их защитить. Вот это — причина "раскулачивания" России, а Украина и Крым — просто повод.

При этом вся социально-экономическая политика правительства Медведева направлена на то, чтобы народ России не был заинтересован в защите своего государства, своей территории, своих природных богатств. Социальные расходы урезаются, зарплаты урезаются, цены растут, реальный сектор экономики душится дорогими кредитами и высокими налогами. Если бы правительство Медведева действовало в интересах развития России, а не в интересах глобального бизнеса, его социально-экономическая политика была бы другой. Можно было бы просто поднять международное право. В международном праве много глупостей, но есть один замечательный принцип: любое действие, любой договор, который заключён на основании коррупционной мотивации хотя бы у одной из сторон, автоматически признаётся ничтожным. Мы не можем просто так выйти из соглашений ВТО. Это коммерческие соглашения, придётся платить упущенную прибыль — отсюда и до плюс бесконечности. Но мы легко можем признать их ничтожными, и они будут признаны ничтожными по международному праву, если окажется, что у российских чиновников, которые участвовали в их заключении, имелась коррупционная мотивация.

Господа российские чиновники — это члены либерального клана. Представить себе, что у людей с такой системой ценностей нет коррупционных мотивов, и, более того, что они вообще что-то могут делать без коррупционных мотивов, наверное, кто-то может — я не могу. И не являются ли те кабальные условия, на которых мы присоединились к ВТО, следствием не идиотизма чиновников, которые с российской стороны вели переговоры по данной проблеме, а хорошо оплаченным предательством? Я думаю, что в любом случае необходимо тщательное расследование по этому поводу.

Растущие социально-экономичес­кие проблемы России вызваны не западными санкциями, не дешёвой нефтью, не тем, что у нас много "альтернативно одарённых" руководителей на всех уровнях "властной вертикали". Главная причина наших проблем в том, что против нас ведёт "войну на уничтожение" не только глобальный капитал Запада, но и собственная элита, включая правительство, многие члены которого имеют "запасные аэродромы" на Западе и надеются оказаться там после осуществленного ими краха России. Это наша главная проблема.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 10 марта 2016 > № 1680567 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 февраля 2016 > № 1664356 Михаил Делягин

Довести до Майдана

Михаил Делягин

бюджет и политика либерального клана

О намерениях правительства можно судить по его словам. Это очень увлекательный процесс, настолько увлекательный, что некоторые сходят с ума. Если вы этим занимаетесь, то вам нужен хороший психиатр, иначе вы находитесь в зоне риска. Как, впрочем, и само наше правительство.

Если же вы решитесь судить о правительстве по его делам, то приготовьтесь к очень энергозатратному, во многом бесполезному занятию, так как события и дела, связанные с деятельностью нашего правительства, скрываются прикормленными журналистами. Впрочем, таких умных журналистов мало. Большинство из них не очень умные люди, некоторые из них находятся примерно на уровне наших министров. Поэтому понятно, что, находясь на этом интеллектуальном уровне, просто объяснить, чем занимается правительство, нельзя. Например, господин Улюкаев. Понятно, что он не будет терпеть вокруг себя журналистов умнее себя. Это нормально. Соответственно, мы не сможем по описаниям этих журналистов понять не только, что хочет господин Улюкаев, но и то, что же он делает. Наверное, он и сам не понимает...

На самом деле, есть надёжный, универсальный инструмент определения реальных приоритетов правительства – это федеральный бюджет. Бюрократы всё делают только за деньги. Соответственно, остаются следы в виде расходов этих денег в федеральном бюджете, и мы можем судить о том, что для государства важно, а что нет.

Тут есть нюансы. Наши либералы обычно смотрят на величину федеральных расходов и говорят: о, посмотрите, в федеральном бюджеты расходы на ФСБ, МВД и Госнаркоконтроль выше, чем расходы на образование! Они ошибаются, потому что расходы на правоохрану, обеспечение безопасности и на оборону осуществляются только федеральным бюджетом, а расходы на образование и здравоохранение берут на себя в первую очередь региональные бюджеты, федеральный бюджет вкладывается здесь в незначительной степени.

Соответственно, глядя на федеральный бюджет и деятельность федерального правительства, мы основную часть расходов не видим. Поэтому нужно смотреть на динамику. Нужно смотреть на структуру бюджета, как она менялась. Приоритетные расходы увеличивают свою долю, не существенные, не приоритетные свою долю сокращают. И возникают очень забавные открытия. Понятно, что главный приоритет расходов – это оборона. С 2011-го по 2015-й годы доля расходов федерального бюджета на оборону выросла с 14% до более чем 20%, то есть это действительно бурный рост, рост в 1,5 раза, почти в 1,5 раза мы видим и результаты этого роста. С другой стороны, мы понимаем, что в условиях, когда у нас под боком устраивается нацистский переворот и бывший братский народ искренне считает себя находящимся в состоянии войны с нами, увеличение расходов на оборону – это объективно. Но в 2016 году доля расходов на оборону сократится. Не очень существенно – с 20,1% до 16,5% от общей суммы расходов. Но поскольку сами расходы сжимаются, это сокращение становится существенным.

Почему же сокращаются эти расходы? Потому что наше государство не является полицейским. Расходы на правоохрану и безопасность действительно достигли пика в 2013 году, когда они практически совпали с расходами на оборону - 15,5%. С того времени расходы только сокращались. В 2015 году они составили 12,5%, и в 2016 году они упадут до 12,3%. То есть теперь сотрудники органов внутренних дел и прочие, не являются приоритетом федерального бюджета.

Расходы на развитие по-прежнему колоссальные. Это удивительно. Казалось бы, федеральное правительство самоустранилось от обеспечения развития, но в 2014 году была предпринята попытка осуществить модернизацию. Расходы на экономику были максимальны по всем статьям, они были больше, чем расходы на оборону, и составили 20,7%. Это действительно была попытка развить страну. Из-за коррупции, произвола монополии, отказа от разумного протекционизма, саботажа либералов в каждой точке эта попытка провалилась. Но она была. В 2015 году из-за чудовищной внешней ситуации расходы на экономику резко сжались до 15 с небольшим процентов, сократились в долевом выражении на четверть. Но в 2016 году они вновь увеличиваются. Это опять приоритет федерального бюджета более 16%, намного больше, чем на правоохрану и безопасность. Большинство средств федерального бюджета пойдут на национальную экономику и на развитие. Как они будут использоваться, как их будут воровать, какова будет эффективность – это другой вопрос, но попытка имеет место.

Нельзя не сказать и о действительно негативных вещах. У нас уверенно сокращаются расходы на образование. С 5% в 2013 году до менее 4% в 2015-м и 3,6% в 2016 году. Это преступление по сути дела. Также уверенно сокращаются расходы на здравоохранение. В 2012 году это было 4,8% от годовых расходов бюджета. К 2015 году сумма упала в 1,5 раза до 3,3%... Наша социальная сфера планомерно уничтожается.

Главное направление расходов – это пенсия. Все попытки что-то сделать, провести какую-то валоризацию ни к чему не привели. Если в 2012 году почти 22% расходов федерального бюджета направлялись на затыкание дыр в Пенсионном фонде, в 2014 году их снизили до чуть более 15%, в 2015 году это опять 18,6% и в 2016 году более 19% расходной части бюджета. Всё это делается в пользу очень богатых людей. Просто потому, что последовательно и вполне сознательно игнорируется главный фактор пенсионного кризиса.

Нам рассказывают, что всё дело в демографии. Да, демография ухудшается. Но вы знаете, одновременно с демографией растёт производительность труда, появляются новые технологии. И в целом, да, на каждого работающего приходится всё больше иждивенцев. Но работающий-то должен работать всё более производительно не за счёт потогонной системы, а за счёт технологического прогресса. И когда правительство говорит о демографии, оно просто расписывается в нежелании исполнять свои обязанности по стимулированию технологического прогресса. Но причина пенсионного кризиса не в этом.

Причина российского пенсионного кризиса в том, что чем человек беднее, тем больше он платит. Нагрузка обязательных платежей в ФОТ, социальные взносы тем выше, чем вы беднее. У нас налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных в стране. Совокупная бюджетная нагрузка на оплату труда для бедных превышает 39%. Для миллиардера 39% - это копейки, это то, что он отдаст с радостью за минимальный комфорт, за то, чтобы от него отстали. Это меньше, чем во всех развитых странах мира. А для людей, у которых доход иногда ниже прожиточного минимума, с них всё равно снимают эти почти 40% и для них это невыносимо, и люди в массовом порядке уходят в тень и перестают платить все налоги. Результатом этого становится обездоленный Пенсионный фонд. Вот в чём причина пенсионного кризиса. Вот почему он будет только нарастать при этом правительстве. И повышение пенсионного возраста мужчин, а потом и женщин, эту проблему не решит.

И, наконец, самый главный приоритет, статья расходов, которая растёт быстрее всего – обслуживание государственного долга. В 2014 году на это потратилось 2,8% расходов бюджета, в 2015 году – уже 3,7%, в 2016 году будет потрачено 4% бюджета. Действительно, здесь есть и объективный фактор, потому что часть долга является внешним долгом и когда происходит девальвация рубля, то в рублях доля этих выплат увеличивается. Но есть и другое – федеральный бюджет захлёбывается от денег, он не знает, куда их девать. Не используемые остатки средств на счетах федерального бюджета за январь опять выросли на 1 триллион рублей и превышают сейчас 10 триллионов рублей, это более половины годового бюджета. Но, тем не менее, государство продолжает рассматривать возможности принятия внешних и внутренних займов. И, соответственно, поскольку обслуживание государственного долга – это расходы на обеспечение финансовых спекуляций, одним из главных приоритетов федерального бюджета являются именно спекулянты, а не поддержка не населения, образования или здравоохранения. И поддержка эта осуществляется, в том числе, за счёт сокращения самой существенной расходной статьи –финансовой помощи регионам.

Надо сказать, что помощь регионам идёт практически по всем направлениям расходных статей, но размеры прямой помощи неуклонно снижаются. В 2014 году доля составляла 5,5% расходов, в 2015 году её снизили до 4,3%, в 2016-м до 4,2% расходной части бюджета. В регионах федеральным центром, на мой взгляд, искусственно организована подлинная бюджетная катастрофа. У нас есть регионы, в которых бюджет принят на 9 месяцев, есть регионы, в которых бюджет принят на 8 месяцев. Есть регионы, где бюджет есть, но депутаты говорят, что не знают, за счёт чего они будут платить бюджетникам после сентября. Учитывая всё это, у меня складывается ощущение, что снижение доли расходов на поддержку регионов – это целенаправленное и сознательное доведение страны до Майдана. Это реальная политика либерального клана по разрушению государственности.

Такова ситуация на сегодняшний день. Это прямой вывод из официальной бюджетной политики правительства Медведева. По-другому объяснить эту политику я не могу. Может быть, сможет какой-нибудь психиатр, но я экономист.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 февраля 2016 > № 1664356 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 24 февраля 2016 > № 1661119 Михаил Делягин

К чему готовиться россиянам в ближайшее время?

Если власти ничего не будут делать для решения экономических проблем, то нас ждут долгие годы застоя.

На минувшей неделе на круглом столе в ВШЭ Лев Гудков, директор Аналитического центра Юрия Левады, поделился последними данными, по которым 82 процента населения признают, что страна в кризисе. 55 процентов снизили свое потребление - экономят на крупных тратах, медицине, продуктах. «Летом-осенью 2008 года наблюдался пик настроений в обществе. Но вскоре случился обвал из-за кризиса, - отмечает социолог. - Взлет произошел летом 2014 года - на фоне патриотических настроений «крымнаш». Но потом снова обвал, а к концу 2015 года мы съехали к настроениям начала 2000-х годов». И это тревожный симптом, считает Лев Гудков.

«В 1992-1993 годах для людей не было большим шоком происходящее с экономикой: либеральные подходы, свободная торговля - все это давало возможности для адаптации в частном режиме выживания. Хотя тогда взрыв ненависти был сдержан за счет доходов в результате предпринимательской деятельности, - напоминает Лилия Овчарова, директор Независимого института социальной политики ВШЭ. - Не будь у населения возможности зарабатывать в коммерции, был бы социальный взрыв». Но зато сейчас такого потенциала - возможности адаптации - нет. «Если нет денег, то надо дать людям свободу. Но у нас и с этим не очень хорошо. Я говорю о средних и малых предприятиях, которые бы платили отчисления в различные фонды и поддерживали экономику. Сейчас предприниматели ограничены и добиваться экономического роста им трудно», - продолжает Овчарова. Так что надеяться на то, что малый бизнес удержит нас в кризисное время, бесполезно. «Это не драйвер развития сегодня. Гораздо большей опорой могут быть соцплатежи населения, рост доходов государства за счет налогов. Власти надо договариваться с населением. Но если мы хотим, чтобы за все заплатил только средний класс и бедное население, то ничего не получится», - заключает ученый.

Необходимые меры все же придется принимать. В частности, отмечает Евсей Гурвич, зампред общественного совета при Минфине России, член консультативного совета при председателе Банка России, мы несколько лет будем жить без роста доходов бюджетной системы. «Верный путь к банкротству - потеряв половину бюджета, жить так же, как жили раньше», - подчеркивает эксперт, причем это касается как государства, так и частных граждан. Возможно, полагают специалисты, власти предпримут непопулярные, но необходимые для адаптации меры. В частности, по мнению некоторых экспертов, страна не сможет пройти процесс адаптации к нынешней ситуации без печатания дополнительных денег. Будет ли это скрытая эмиссия или открытая, но она будет. Иначе поднять зарплату гражданам, например, просто невозможно: инфляция все съедает.

Нынешний кризис надолго, считает экономист Михаил Делягин и дает нашим читателям ряд практических рекомендаций.

СОВЕТЫ ОТ МИХАИЛА ДЕЛЯГИНА

Постарайтесь минимизировать потери. «Поспешай медленно» - известная мудрость. Продумывайте свои шаги, анализируйте ситуацию, подумайте, не стоит ли изменить какие-то привычные вам подходы. Планируйте свои поступления и траты на неделю и на месяц.

Важна психологическая гигиена: не надо поддаваться депрессии и панике, это разрушает. Обязательно отдыхайте. Не исключайте развлечения, пусть даже бесплатные: они категорически необходимы для восстановления сил.

Не надо ждать конца кризиса: примите складывающуюся ситуацию (которая будет еще ухудшаться) как данность.

Не замыкайтесь в себе, максимально расширяйте возможные контакты, помогайте друзьям и знакомым чем только можете. Возможно, потом они помогут и вам.

Главная опора - это семья. Постоянно прилагайте силы для укрепления отношений, не позволяйте себе срываться. Ваша пенсия - правильно воспитанные и хорошо выученные дети, другой не будет. Укрепляйте здоровье, в том числе психическое, свое и своих близких.

Обязательно записывайте все расходы и анализируйте результат в конце недели и месяца. Изучайте цены в магазинах, пользуйтесь распродажами. Не забывайте о покупках в интернете: это часто гораздо выгоднее.

Идя за покупками, составляйте конкретный список. Перед покупкой спрашивайте себя: а случится ли что-то плохое, если я воздержусь от нее? Не расслабляйтесь в супермаркетах, где вам часто пытаются продать ненужное. Самые «привлекательные» товары (и чаще по более высокой цене) располагаются мерчандайзерами на полках на уровне наших глаз. А товары по низким ценам прячутся внизу или в глубине полок.

Стоит ли копить деньги? Если вы хотите придержать средства в течение трех месяцев, их лучше хранить в рублях. Если цель - держать деньги полгода или дольше, то лучше перевести их в валюту, причем хорошо положить их на депозит в какой-то из крупных банков (из первой десятки по активам).

Держитесь за свое рабочее место. В кризис надежность и регулярность дохода, как ни парадоксально, важнее его величины. Если вы знаете о готовящихся сокращениях, заранее готовьте запасной аэродром.

Подготовила Марина Константинова

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 24 февраля 2016 > № 1661119 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 4 февраля 2016 > № 1641463 Михаил Делягин

Временные, слазь

Михаил Делягин

злой умысел — главный фактор российского кризиса

Запас прочности России колоссален, как в конце 1916 года. Плач о нехватке средств в бюджете маскирует то, что даже после традиционного декабрьского "цунами расходов" (в котором они в 2,2 раза превысили среднемесячный уровень января-ноября, а месячный дефицит составил 18,6% ВВП) годовой дефицит составил лишь 2,6% ВВП по сравнению с первоначально заложенными в бюджет 3,7% ВВП, а неиспользуемые остатки (включая Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) составили невообразимые 9,2 трлн.руб.

Рубль падает вслед за нефтью — но международные резервы Банка России позволяют спокойно стабилизировать его почти на любом уровне. Согласно международно признанному критерию Редди, для гарантированного обеспечения стабильности национальной валюты государство должно иметь международные резервы не ниже суммы квартального импорта и годовых выплат по внешнему долгу. Валюта может быть стабильной и при меньшей величине резервов, но при их превышении спекулятивные атаки на неё при нормальном государстве попросту бесполезны.

Для России на начало 2016 года критерий Редди составлял 165,3 млрд.долл. — при международных резервах в 368,4 млрд. Таким образом, более половины международных резервов избыточны и могут быть направлены на развитие без угрозы стабильности рубля.

Скачки его курса вызваны, таким образом, не объективной реальностью, а нежеланием вышедших из 90-х либералов ограничивать спекуляции, в том числе и валютные, и вероятной инсайдерской торговлей (очевидный признак которой в октябре 2014 года не вызвал даже скандала, не говоря о расследовании).

Разговоры, что поддерживать рубль можно лишь распродажей международных резервов, представляются то ли патологической ложью, то ли безграмотностью: не просто возможность, а прямая обязанность регулятора, которым является Банк России, заключается в установлении правил, в том числе и движения капитала. Все развитые страны на нашем современном уровне зрелости финансовой системы ограничивали финансовые спекуляции: те, власти, которые, подобно российским, игнорировали эту обязанность, развитыми так и не стали — у них просто не было ни малейшего шанса.

Однако либералы, определяющие социально-экономическую политику России, игнорируют её интересы: сама сущность современного либерализма вынуждает их служить глобальным монополиям против насущных, жизненных интересов своей страны и своего народа.

Более того: не используя имеющиеся возможности, они, вместе с тем, тщательно скрывают глубину кризиса.

Самый яркий пример — экономический спад, составивший 3.7% в 2015 году, но, вероятно, занижаемый при помощи занижения дефлятора ВВП, то есть показателя совокупного роста цен в экономике. До 2013 года он традиционно был значительно выше официальной инфляции, в 2013 году почти сравнялся с ней, а в 2014 и 2015 годах вдруг стал резко отставать от неё. Приведение статистики 2015 года в соответствие с пропорциями прошлых лет позволяет говорить о сжатии ВВП на 3,6% в 2014 и ещё на 8,8% — в 2015 году .

Кредитно-инвестиционная блокада, осуществляемая Западом в рамках развязанной им против нас новой холодной войны, ведёт к убаюкивающему наблюдателей сокращению внешнего долга России. С максимального уровня, достигнутого 1 июля 2014 года (732,8 млрд.долл.), он снизился к 1 января 2016 года до 515,3 млрд. — на 29,7% за полтора года. За 2015 год сокращение составило 14.0% (с 599,0 млрд.), за IV квартал 2015 года — 4,3% (с 538,2 млрд.долл.).

Либералы замалчивают, что девальвация рубля, несмотря на номинальное сокращение его величины в долларах, привела к резкому росту доли внешнего долга в ВВП России: если за 2014 год она снизилась с 35,1 до 32,2% ВВП, то за 2015 год (когда ВВП в долларовом выражении рухнул в полтора раза) подскочила до 42,4% ВВП (при безопасном уровне для монополизированных и неэффективных экономик, типа российской, в 30% ВВП).

Таким образом, сокращение величины внешнего долга из-за политики Банка России (международные резервы которого почти вдвое выше необходимого для обеспечения валютной стабильности и который просто не хочет исполнять свои конституционные обязанности) обернулось усугублением долгового бремени для экономики России.

Однако наиболее трагичная картина складывается в сфере потребления. В 2015 году розничный товарооборот сократился на 10% в реальном выражении — однако если учесть, что, по данным социологических исследований, население ощутило годовую инфляцию на уровне 26% вместо официальных 12,9% (что соответствует моей гипотезе о двукратном занижении официальной инфляции), реальное сокращение розничного товарооборота в 2015 году составило 19,4%.

Однако не стоит забывать, что верхушка глубоко коррумпированного и высоко монополизированного общества не только не снижает, но практически всегда только наращивает свои доходы и потребление. Поэтому потребление основной части (до 90%) российского общества в 2015 году снизилось не менее чем на четверть, а скорее всего — до 30%.

А ведь падение благосостояния большинства россиян, как показало изменение поведения, включая распространение "потребительского терроризма", началось ещё с лета 2013 года!

При этом рост доходов в "нулевые" годы, которым либералы хвастают и которым открыто, без тени стеснения обосновывают необходимость нынешнего массового обнищания, в основном доставался наиболее обеспеченной части общества и представлял собой лишь частичную компенсацию после катастрофы 90-х годов.

Если учесть деградацию и рост платности социальной сферы, исчезновение безопасности и уверенности в будущем, а также разрушение или примитивизацию обыденной жизни в огромной части регионов России, советский уровень благосостояния (условно 1988-1989 годов) для основной части населения так никогда и не был достигнут после уничтожения Советского Союза.

При этом падение благосостояния не имеет видимого конца, так как вызвано сознательной социально-экономической политикой стимулирования спекуляций и блокирования всякого развития в интересах глобальных монополий, которым служат либералы. Они будут продолжать своё дело, пока не добьются цели — доведя людей до отчаяния, вытолкнут их на Майдан и опрокинут Россию в новую чудовищную Смуту.

Среди игнорирующих эти грозные факторы стало модным рассуждать о неизбежности сохранения общественной стабильности как минимум, до конца 2016 года, — игнорируя активную и энергичную политику либералов, в том числе и провластных, по расшатыванию и разрушению этой стабильности.

Рост налогового и монопольного бремени для населения, монопольного и коррупционного — для бизнеса, разрушение экономики в силу неконтролируемой бюрократической инициативы и невидимое для государства падение уровня жизни при активной работе либерального клана по доведению страны до Майдана (чего стоит рукотворный бюджетный кризис в регионах, в ряде которых оставлено денег только на 8 месяцев!) могут дестабилизировать Россию уже следующей осенью.

Как минимум, по итогам выборов в Госдуму можно ожидать "генеральной репетиции" Майдана, например, в Екатеринбурге — а в 2017 году, в силу известной "магии дат", либералы, опираясь на всемерную поддержку Запада, могут попытаться повторить свой февральский успех столетней давности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 4 февраля 2016 > № 1641463 Михаил Делягин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 января 2016 > № 1641479 Михаил Делягин

Шабаш либералов

Михаил Делягин

заметки о гайдаровском форуме - 2016

Либеральный клан, стремящийся окончательно поставить российское государство на службу глобальному бизнесу, интересы которого объективно несовместимы с интересами даже существования, не то что развития нашей страны, традиционно начинает новый год "Гайдаровским форумом", на котором уточняются общие подходы и повестка дня тех, кто хочет ввергнуть нас обратно в 90-е.

В силу невозможности публичного признания реальных целей либеральной стратегии и политики выступления участников форума традиционно отличаются бессодержательностью, абстрактностью и игнорированием реальных проблем России, а самое главное — причин, порождающих и усугубляющих эти проблемы. Ведь в устах представителей либерального клана, определяющих и неуклонно проводящих в жизнь социально-экономическую политику, мало-мальски честное описание ситуации неизбежно станет "явкой с повинной".

Паноптикум безграмотности и безответственности

Форум начался обсуждением возможности разработки стратегии развития страны до 2030 года в условиях высокой неопределенности. Сам вброс идеи разработки "Стратегии-2030" представляется не боле чем попыткой отвлечь внимание от фатального провала заведомо беспомощной, не имевшей отношение к реальности и не предусматривавшей механизмов реализации "Стратегии-2020", наглядно доказавшей интеллектуальную импотенцию либералов еще в президентство Медведева.

Однако заявление безграмотного рифмоплета, бывшего помощника Гайдара, а ныне министра "экономического развития" Улюкаева, названного на форуме же "водолазом" за бесконечные и бесплодные поиски экономического "дна", что "есть равные шансы на ослабление и укрепление рубля", — не просто проявление самовлюбленного непрофессионализма.

Одной из важнейших функций государства является формирование будущего при помощи четкой и понятной для общества стратегии действий, преследующей национальные цели, пусть даже и меняющимися методами. Формулируя эти цели в меняющемся мире и заявляя о намерении и способах их достижения, государство создает стабильность, необходимую для нормального развития экономики. Улюкаев своим заявлением (как и большинство остальных либералов) четко зафиксировал принципиальный и последовательный отказ от исполнения этой обязанности государства — что вполне естественно для тех, кто служит не своему народу, а глобальному бизнесу, который, в силу своего преимущественно спекулятивного характера, не нуждается ни в стабильности, ни в предсказуемости — более того, они для него неприемлемы в принципе.

Впрочем, Улюкаев успокоил российских экономистов, пообещав "десятилетия" дешевой нефти, — что, учитывая общеизвестное качество его прогнозов, вызвало ожидания скорого ее удорожания.

Говоря о том, что население страны перешло от "потребительского" типа рыночного поведения к "сберегательному", Улюкаев продемонстрировал то ли потрясающую безграмотность, то ли вопиющую жульническую подтасовку (на которую, впрочем, как и на остальные нелепицы, либералы практически не обратили внимания). Обосновывая тезис о смене "потребительской" модели рыночного поведения населения на "сберегательную" (мол, ничего страшного не произошло, россияне просто стали сберегать те деньги, которые они раньше тратили), Улюкаев сравнил сокращение розничного товарооборота в реальном выражении (то есть с учетом инфляции) с номинальным, не скорректированным на рост цен ростом сбережений населения, который составил за первые 11 месяцев года не названные им 15%, а 15,5%.

Однако, с учетом даже официального уровня инфляции, этот рост становится пренебрежимо малым, а, если вспомнить, что реальная инфляция, ощущаемая большинством российских семей, превышает официальную вдвое (о чем говорили социологи на том же Гайдаровском форуме), — в 2015 году произошло весьма существенное сокращение не только потребления, но и сбережений россиян.

Понятно, что констатация этого неприемлема для либералов, чьими усилиями в значительной степени вершится нынешняя потребительская катастрофа, которая по своим масштабам может со временем стать сопоставимой с катастрофой 90-х годов, — именно поэтому Улюкаев сравнивает заведомо несопоставимые величины и, создавая иллюзию роста сбережений граждан, с напыщенным видом воспроизводит либеральную мантру начала 90-х о "необходимости развития банковской системы как инструмента превращения сбережений в инвестиции". То, что вся либеральная политика сейчас, как и тогда, нацелена на блокирование этого процесса, Улюкаева, похоже, не интересует: главное — произнести правильные слова и создать у наивных руководителей страны ощущение своей компетентности и добросовестности.

Либералы намерены продолжить разрушение России

Министр финансов Силуанов сообщил о дефиците федерального бюджета за 2015 год в размере 2,6% ВВП. Это существенно ниже первоначально намечавшегося дефицита в 3,7% ВВП и, хотя сверхдоходы бюджета носят инфляционный характер (а расходы не индексируются на дополнительную инфляцию и, соответственно, являются недостаточными, как и в 90-е годы), представляется весьма значимым достижением.

Тем не менее, отчитавшись о нем, Силуанов немедленно сообщил о новом 10%-ном секвестре расходов федерального бюджета, живо напомнившем 1997 год (не говоря о ползучем сокращении расходов последних лет). Это выглядело откровенно нелепо в ситуации, когда федеральный бюджет по-прежнему буквально захлебывается от денег: на 1 ноября неиспользуемые остатки на его счетах превышали 10,2 трлн. руб. и, судя по величине дефицита, сократились за декабрь не так уж и значительно. При этом неиспользованные бюджетополучателями средства составили по итогам года 1,1 трлн. руб. (250 млрд. по открытым статьям бюджета и 850 — по закрытым), а "зависшие" авансы превысили, по некоторым данным, 4 трлн. руб.). Глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова "признала" из этой суммы только 832 млрд. рублей по расходам "силовых" ведомств, что является симптомом вновь нарастающего раскола между "силовиками" и "либерал-монетаристами" на верху российской "властной вертикали".

Понятно, что сократить расходы бюджета (да еще по-иезуитски предложив ведомствам самим решить, от чего они могут отказаться, подменяя тем самым государственные приоритеты ведомственными) значительно проще, чем повысить эффективность его исполнения. Но главной причиной подобной позиции министра финансов представляется все же пресловутая "максима Дворковича", предельно точно и честно выражающая политику правительства Медведева: "Россия должна платить за финансовую стабильность США". И, соответственно, главным бюджетным приоритетом правительства Медведева является не финансирование тех или иных задач развития страны, а замораживание денег налогоплательщиков в бюджете и вывод их из России в финансовые системы стран, ведущих бескомпромиссную экономическую войну на наше уничтожение.

Как экономист, Силуанов не может не знать, что инфляция в России вызывается в первую очередь произволом монополий и девальвацией рубля, — однако он не постеснялся повторить заведомо не соответствующую нашей действительности либеральную мантру четвертьвековой давности о том, что дефицит бюджета надо сокращать при помощи сокращения расходов ради борьбы с инфляцией.

Не менее циничным было его заявление о необходимости форсирования приватизации для получения бюджетом 1 трлн. руб. в течение ближайших двух лет (в бюджете 2016 года, подписанном президентом Путиным, доходы от приватизации предусмотрены в размере 90 млрд. руб.). Понятно, что Силуанова в принципе не интересует вопрос о том, зачем нужен 1 трлн.руб. бюджету, который даже в условиях кризиса не способен раздать бюджетополучателям 1,1 трлн.руб. и при этом просто не знает, что делать еще с более чем 10,2 трлн.руб.. Для либералов приватизация является самоцелью, идеологической ценностью, которую надо осуществлять просто потому, что они служат, по всей видимости, не государству и своему народу, а враждебно противостоящему им глобальному бизнесу.

Самые лакомые куски государственной, то есть общенародной собственности должны быть проданы в частные руки, даже если их цена будет драматически низкой из-за плохой конъюнктуры, — вероятно, просто для того, чтобы генерируемая ими прибыль в принципе не могла достаться народу. Возможно, либералы надеются и сами поучаствовать в приватизации, ухватив себе кусочки того имущества, которым они управляют, — хотя, безусловно, основная его часть перейдет под контроль глобального бизнеса, которому они верно служат и чьи интересы они изобретательно и эффективно реализуют.

Засидевшийся на должности декана факультета "свободных наук и искусств" Санкт-Петербургского университета Кудрин порадовал либералов указанием на необходимость снижения уровня жизни россиян: мол, в последние полтора года доходы росли быстрее экономики, и теперь они должны быть приведены в соответствии с ее состоянием.

При этом он тактично умолчал о том, что уровень жизни ускоренно рос в прошедшие полтора десятилетия прежде всего у одной части россиян (связанных с либералами и олигархами), а сокращать ее предполагается почему-то у другой (у основной массы граждан, даже "на пике" благосостояния получавших незначительные доходы).

Не заикнулся Кудрин и о том, что рост реальных доходов в последние полтора десятилетия носил компенсационный характер и обеспечил лишь восстановление, — причем, с учетом роста платности и деградации социальной сферы, в основном заведомо недостаточное, — чудовищной катастрофы 90-х годов.

Неформальный лидер либерального клана оглушил аудиторию политически заведомо неприемлемой альтернативой: повышение или налогов, или пенсионного возраста, — за которой замаячила реализация его давних намерений по резкому сокращению расходов на ОПК. Перебросив высвобожденные средства на социальные нужды (что можно сделать даже без каких-либо письменных указаний, просто недофинансируя одни расходы и перефинансируя другие), можно будет обеспечить победу "Единой России" на сентябрьских выборах и триумфальный приход автора этой победы — Кудрина — на место Медведева. А главное — обескровливание ОПК позволит лишить Россию возможностей самозащиты и начать разыгрывать на ее территории различные ливийско-украинские сценарии, что может привести Кудрина на пост президента не только в случае тех или иных трагических случайностей, но и при сугубо закономерном обрушении либералами нашего общества в социально-экономическую катастрофу.

Однако наиболее оригинальным представляется выступление первого вице-премьера Шувалова, который начинал свою карьеру в качестве юриста еще у Березовского. Он с неподдельной гордостью заявил, что неназванные им специалисты считают: правительство Медведева не совершило никаких значимых ошибок за все время нынешнего кризиса. Если данные специалисты представляют интересы глобальных монополий, эта оценка верна: всемерное стимулирование спекуляций и последовательное блокирование развития правительством Медведева, его принципиальный отказ от всякой защиты национальных интересов действительно представляется почти идеальной реализацией интересов иностранного спекулятивного капитала, — чудовищно разрушительного для российской экономики и общества в целом.

Вероятно, Медведеву и Шувалову не дают покоя лавры Набиуллиной, которая за свою чудовищную политику стимулирования бегства капиталов из России (которая принесла первые плоды уже в январе 2014 года, еще при дорогой нефти и сохранении законной власти на Украине), а затем — за полный отказ от ограничения этого бегства, была названа Западом лучшим в 2014 году руководителем центрального банка.

Верхом бесстыдства представляется заявление Шувалова о том, что правительство Медведева никогда не предоставляло никакой недостоверной информации. Вероятно, первый вице-премьер запамятовал систематические безумные "прогнозы", сделавшие заведомо неадекватными все бюджеты последнего времени, включая бюджет 2016 года, который, как и прошлые, приходится корректировать "на ходу", дестабилизируя всю бюджетную систему, а значит — и все общество. Не стоит забывать и того, что одной из причин банкротства "Трансаэро" были, вероятно, официальные прогнозы правительства, неуклонно обещавшие (и обещающие до сих пор) скорое восстановление экономического роста и обосновывавшие тем самым предоставление авиакомпании всё новых кредитов — просто, чтобы продержаться до обещаемого правительством улучшения конъюнктуры.

На этом фоне выступление премьера Медведева оказалось исключительно блеклым и бессодержательным. В стиле своего бессмертного "свобода лучше, чем несвобода" он рассказал, что население, к несчастью, беднеет, но зато удешевление нефти привело к снижению зависимости от нее (действительно: чем меньше доходы, тем меньше их доля, что неграмотными людьми может квалифицироваться как снижение зависимости от них), а сельское хозяйство, металлургия и банковский сектор всё еще (вероятно, несмотря на запредельные усилия либералов) чувствуют себя хорошо.

Ярким событием форума стало выступление Грефа, который чистосердечно признался, что не готовился к нему. Вероятно, поэтому он отложил заранее подготовленную для него презентацию о развитии банковской системы (действительно, чтобы докладывать, ее надо хотя бы один раз прочитать) и поговорил о наболевшем, — о том, что представляется наиболее значимым для либерального клана.

Прежде всего, Греф со вкусом объявил, что Россия проиграла глобальную экономическую конкуренцию и обозвал ее страной-"дауншифтером" (вероятно, не вполне понимая смысл этого красивого и звучного иностранного слова, ибо дауншифтеры добровольно сокращают свое потребление до комфортного для них уровня — в то время, как либералы сокращают потребление россиян до заведомо некомфортного уровня, и отнюдь не добровольно, учитывая массовое неприятие их уничтожающей страну социально-экономической политики).

Греф тактично умолчал о том, что Россия проиграла глобальную конкуренцию прежде всего благодаря усилиям его единомышленников-либералов, в том числе — и его собственным усилиям (именно он разрабатывал стратегию на "нулевые" годы, длительное время был министром экономического развития и торговли, а также являлся одним из ключевых лоббистов, запихавших Россию в ВТО на сначала засекреченных и, как потом оказалось, заведомо кабальных, по сути дела — колониальных, условиях.

Заявление Грефа о том, что снижение цен на нефть является началом эпохи импортозамещения, представляется демонстрацией органической неспособности либералов к логическому мышлению (которая для них необходима, ибо понимать последствия своих действий по уничтожению своей страны и своего народа в интересах глобальных монополий, действительно, может быть слишком тяжело). Ведь альтернативная энергетика развивается при дорогой энергии, когда есть необходимость замещать традиционные источники. Когда эти традиционные источники, в первую очередь — углеводороды, стоят дешево, потребность в их замещении попросту отсутствует, а идеологические обоснования вроде необходимости борьбы с глобальным изменением климата, причины которого остаются неизвестными, заведомо недостаточны для требуемых колоссальных инвестиций.

В качестве ключевой задачи российских либералов Греф честно назвал окончательную ликвидацию последних остатков советского образования, учившего человека самостоятельно мыслить и потому снижавшего возможности манипулирования людьми. Памятно и его выступление на Петербургском форуме 2012 года, где он ярко и убедительно обосновал недопустимость осознания народом России либеральной политики: что у обычного либерала на уме — у Германа Оскаровича на языке.

Еще Андрей Фурсенко, выходец из высшей академической среды, в бытность свою министром образования указывал, что вузы должны готовить не творцов и профессионалов, как в проклятом либералами Советском Союзе, а "квалифицированных потребителей". Мы видим сегодня жизненный крах миллионов этих людей, которых научили находить более выгодный кредит, тщательно вытравив из их сознания способность задумываться о том, нужен ли им покупаемый в кредит товар, и чем они будут возвращать кредит.

Греф, Сбербанк которого буквально терроризирует своих клиентов спам-рассылкой СМС с предложением взять кредиты, предлагает окончательно сделать обучение узкопрофильным, ориентированным исключительно на потребности бизнеса. Он оперирует понятием "конкурентоспособный гражданин", — по всей видимости, запрограммированный на выполнение очень ограниченного набора операций, практически не способный к самостоятельному мышлению и находящийся поэтому в рабской зависимости от корпорации-работодателя.

Исключительно интересен призыв Грефа к изменению государственных институтов в России, конкретизированный Чубайсом в его твиттер-записи как "изменить все государственные институты". И ведь действительно: сегодняшнее российское государство — при всей его слабости, коррумпированности и зависимости от Запада, — всё же сохранило, как показало воссоединение с Крымом и борьба с созданным США терроризмом в Сирии, способность действовать в интересах своего народа и хотя бы периодически вспоминать о национальных интересах. Более того: оно может делать это в полном соответствии с международным правом (не будем забывать, что в момент спасения 2,3 млн. жителей Крыма от нацистского террора государственности на Украине, в результате организованного США переворота, просто не существовало), демократично, гуманно и эффективно.

По всей видимости, это неприемлемо для российских либералов, в том числе и привластных, для которых государство просто не может быть ничем иным, кроме как простым придатком глобальных монополий. Ситуация, в которой государственные институты позволяют российскому президенту оставаться на своей должности, опираясь на поддержку народа, несмотря на его неприемлемость для глобальных монополий, похоже, является невыносимой для либералов, — и обеспечивающие это положение государственные институты должны быть демонтированы.

Что нужно России?

Еще раз с предельной наглядностью обнажив агрессивное безумие и разрушительность политики российских либералов, Гайдаровский форум невольно подчеркнул категорическую необходимость решительного отказа от "реформ" в пользу нормальности, а от разграбления страны — в пользу созидания.

Содержательные меры обеспечения социально-экономического прогресса вполне очевидны уже долгие годы. Основа развития — модернизация инфраструктуры, которая резко снижает издержки экономики и стимулирует деловую активность.

Но, чтобы направленные на решение этой задачи средства не были выведены на валютный рынок и, после обрушения рубля или проедания международных резервов (а скорее всего — и того, и другого вместе), за рубеж, необходимо отделить спекулятивные капиталы от остальной экономики, лишив производительный и торговый капитал возможности финансовых спекуляций. Это делали все развитые страны на уровне зрелости своих финансовых систем, соответствующих нынешнему российскому: кто этого не сделал, тот не имел ни одного шанса стать развитой страной, — и не становился ею…

Необходимо, как делали все развитые страны, жестко ограничить произвол монополий и, как это сделали даже США и Италия, коррупцию во власти.

Следует обеспечить разумный, хотя бы на уровне Евросоюза, протекционизм, так как иначе российские производители не получат даже российского рынка сбыта, а контракты на все работы достанутся иностранным компаниям.

Для наличия рабочих рук надо нормализовать системы здравоохранения и образования, которые должны стать инструментами укрепления общественного здоровья и созидания нации, а не способом грабежа людей и дебилизации молодежи.

И, наконец, надо гарантировать гражданам России экономическое выражение права на жизнь — реальный, а не фиктивный прожиточный минимум, переориентировав на решение этой задачи всю бюджетную политику в отношении регионов. Деньги на это, менее 1 трлн.руб. в год, основная часть которых вернется в бюджет, — с избытком есть на все ближайшие годы.

Однако даже начало преображения России требует очищения власти от либералов, искренне гордящихся страшным уроном, который они нанесли нашей стране и нашему народу, не стесняющихся публично прославлять заведомых преступников, последствия деятельности которых представляются вполне сопоставимыми с гитлеровским нашествием.

***

Краткие биографии 27 ключевых российских либералов, в том чис­ле мно­гих участников Гайдаровского форума, подробно проанализированы в книге М.Г. Де­ля­гина "Светочи тьмы. Физиология либерального клана: от Гайдара и Березовского до Собчак и Навального", только что вышедшей в издательстве "Книжный мир". Педантичное изучение жизненного пути российских либералов и их мотиваций позволило автору выйти на широкие и точные обобщения, выявить специфику их деятельности и подробно описать действительно уникальный феномен современного либерального сознания.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 21 января 2016 > № 1641479 Михаил Делягин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 10 декабря 2015 > № 1641502 Михаил Делягин

Крымский энергомост

Михаил Делягин

блеск и нищета отечественного либерализма в зеркале проблем нового федерального округа

Пуск первой очереди энергомоста в Крым через Керченский пролив на 20 дней раньше запланированного срока, конечно, нельзя расценивать иначе, как серьёзный успех на пути реальной интеграции нового федерального округа в российское государство. Точно так же, как нельзя умалять личной роли в этом успехе президента Владимира Путина, который специально прибыл на полуостров для участия в данном событии. Но крымский "блэкаут" наглядно показал и другую сторону медали: необходимость буквально "ручного управления" для более-менее нормального функционирования институтов нашей государственной власти, не говоря уже о разного рода "форс-мажорах". Способна ли такая гигантская страна существовать в подобном режиме, и если да, то как долго? Вопросы, можно сказать, риторические. Но за ними — серьёзнейшая проблема управляемости нынешней "властной вертикали", нюансы которой применительно к Крыму и не только разбираются в публикуемой ниже статье нашего автора, постоянного члена Изборского клуба, доктора экономических наук, главного редактора журнала "Свободная мысль", директора Института проблем глобализации Михаила Геннадиевича Делягина.

Энергетическая блокада Крыма со стороны Украины, оккупированной приведёнными к власти Западом нацистами, с предельной наглядностью обнажила полную недееспособность либеральной "офшорной аристократии", вырабатывающей и осуществляющей социально-экономическую политику России.

С момента воссоединения, то есть самое позднее с середины марта 2014 года, было понятно, что снабжение Крыма с территории Украины будет прервано и к этому надо готовиться заранее.

Тем не менее реальной подготовки к этому не велось.

Перекрытие киевской хунтой Северо-Крымского канала, приведшее к подтоплению значительных территорий, оказалось болезненной неожиданностью для Крыма. Его водоснабжение до сих пор осуществляется в, по сути, чрезвычайном порядке, и российские власти обещают решать проблему "системно" и решить её, соответственно, лишь через два-три года. Насколько можно судить, проведение простейшего водопровода со считанными насосными станциями из полноводной Кубани даже не рассматривалось российскими властями.

Между тем "великая технологическая держава" — Турция — на наших глазах в кратчайшие сроки проложила значительно более длинный водопровод по дну значительно более глубокого моря в Северный Кипр. Может быть, стоит засунуть в карман негодование по поводу турецкой агрессии и осуществления государственного терроризма и смиренно умолить Эрдогана провести аналогичный водопровод в Крым? Ведь понятно, что Керченский пролив — значительно более серьёзная преграда для российских чиновников, чем Чёрное море — для турецких бизнесменов.

Подготовка к энергетической блокаде Крыма велась нацистами Украины длительное время и совершенно открыто. Сначала временными отключениями они добились получения значительных скидок на российскую электроэнергию, а затем направили сэкономленные деньги на строительство линий электропередачи с Ровенской и Хмельницкой АЭС в энергодефицитные регионы Украины. По завершении строительства этих линий потребность в российской энергии отпала, её закупки были прекращены, а линии электропередачи в Крым — взорваны якобы не имеющими отношения к властям бандитами Джемилева.

При этом возглавляемый устроившим дефолт 1998 года либералом Кириенко "Росэнергоатом", насколько можно судить, продолжает поставки атомного топлива для украинских АЭС, обеспечивая энергонезависимость украинских нацистов от России и блокаду Крыма.

Никакой реальной подготовки к такому развитию событий, насколько можно судить, не проводилось. Первую очередь энергомоста, обеспечивавшего лишь половину потребности Крыма во внешних поставках электроэнергии, планировалось запустить лишь в декабре, причём незадолго до энергоблокады официальные лица заговорили о её запуске лишь в январе следующего года. Чрезвычайные события ускорили работы: появилась надежда на пуск энергомоста 20 декабря, но полностью энергоснабжение Крыма может быть нормализовано не ранее следующей весны.

Между тем весь "энергомост" — это две подстанции и кабель между ними! И его "создание" вполне можно было завершить уже прошлой осенью.

Разумеется, ничтожество "офшорной аристократии" ни в коей мере не распространяется на сферу пиара — и, как только её катастрофический провал стал очевидным, из всех щелей, как по команде, полезли разнообразные "специалисты", с величайшим тщанием пережёвывающие разнообразные технологические и бюрократические трудности энергетического строительства, — вплоть до необходимости "согласования опросных листов с производителями" и необходимости произвести не предусмотренные никакими планами кабель и оборудование на российских предприятиях, как будто их нельзя купить на внешних рынках.

Между тем стоит напомнить, что в блокадный Ленинград линия электропередачи была проложена по дну Ладожского озера (в условиях войны, под бомбёжками и на большее расстояние) за три недели, а полностью энергоснабжение города с большим населением, чем в Крыму, и в более холодном климате было восстановлено менее чем за два месяца. Этот пример позволяет предположить, что либеральное правительство Медведева с точки зрения организации хозяйственной деятельности является значительно более разрушительным фактором, чем война с немецко-фашистскими захватчиками.

На этом фоне о необходимых мощностях по сушке и очистке добываемого в Крыму газа можно и не вспоминать — однако даже увеличение его добычи практически прекратилось!

В 2011 году Крым добывал 1,1 млрд. кубометров газа; в 2013 году добыча была увеличена до 1,65 млрд. кубометров и по планам в 2014 году должна была составить 2,42, а в 2015-м — 3 млрд. кубометров. Поскольку потребности в собственной генерации не было, а базовая потребность Крыма не превышала 2 млрд. кубометров, перед Майданом планировалось направлять крымский газ на Украину. Решение повысить уровень газификации Крыма с 75% (по некоторым данным уже 70%) до 100%, равно как и необходимость развёртывания собственной генерации, повысили потребность в газе, — вот только добыча его разом перестала расти. В 2014 году вместо плановых 2,42 было добыто лишь 2 млрд. кубометров, и в 2015 году ожидается тот же уровень (хотя план был снижен с 3 до 2,5 млрд. кубометров).

Более того, торжественно рапортуется о намерении (это "в проклятом совке" рапортовали о введённых в строй объектах, а сейчас рапортуют о намерениях, чтобы потом забыть о них и начать сочинять другие сказки) вместо расширения добычи в Крыму проложить в него газопровод из Краснодарского края!

Другая "вечная" тема — мост через Керченский пролив. Понятно, что о строительстве мощного сооружения для превращения Крыма в центр дистрибуции товарных потоков из Китая, ориентированных на весь Юго-Восток и отчасти центр Европы (именно после подписания соглашения об этом США форсировали свержение Януковича) уже забыли.

Понятно, что даже узкий мост, ориентированный лишь на потребности самого Крыма, — сложное инженерное сооружение. И его уже ударно строят, преодолевая подземные грязевые вулканы, осенние штормы и галлюцинации о дешевизне тоннеля. Хотя нельзя исключить, что строительство тоннеля по европейским расценкам оказалось бы значительно дешевле строительства моста по расценкам олигархическим.

Однако никто даже не попытался решить проблему автомобильного сообщения с Крымом в сезон отсутствия штормов (а это как раз туристический сезон) раскатыванием больших армейских понтонов через неширокий Керченский пролив. Возможно, именно из-за дешевизны, быстроты и эффективности этого решения.

Более того, за полтора года не наладили толком даже паромное сообщение. Даже не обсуждается необходимость связать Крым паромами со всеми значимыми городами побережья — от Анапы до Ростова-на-Дону (от которого сейчас, чтобы попасть в Крым, надо объезжать всё Азовское море), чтобы разгрузить местные дороги и задыхающийся порт Кавказ. Соответственно, никто даже не подумал о необходимости развернуть на крымской стороне новые пристани, позволяющие в разы увеличить приток паромов!

Помнящие прошлогодний ад на переправе автотуристы этим летом радовались сокращению очередей с сорока часов до четырёх, нормализации работы краснодарских органов внутренних дел (язык не поворачивается звать их работников "полицаями"), появлению электронных билетов и открытию в порту Кавказ единственной столовой с едой, которой можно кормить детей. Однако с крымской стороны такой столовой так и не появилось — лишь забегаловки в стиле шашлычных на дальней трассе. Электронные же билеты порой порождали хаос; при нарушении переправы из-за штормов люди часами стояли в живой очереди и не пропускали их обладателей, администрация переправ самоустранялась и регулировать очередь приходилось лишь ОМОНу (правда, исключительно вежливому и профессиональному).

И здесь вопрос не только к федеральным, но и к крымским органам власти: понятно, что в условиях революции в них набилась масса случайных людей, но освобождение от них (вплоть до министра энергетики, неспособного даже подготовить график веерных отключений) непростительно затянулось. Как тут не вспомнить прошлогодний шок крымских патриотов, увидевших перед прошлогодними выборами на плакатах в том числе и тех, кто ещё совсем недавно гнобил их за любовь к России.

Но больше всё же вопросов именно к федеральным властям.

Чем можно объяснить тоскливое молчание российской дипломатии о юридической стороне воссоединения? Ведь в результате государственного нацистского переворота, организованного в Киеве Западом (при личном участии министров иностранных дел Германии, Франции и Польши), украинская государственность перестала существовать, в принципе исключив саму почву для каких бы то ни было разговоров о "территориальной целостности". А в новой форме её окончательно создала именно Россия — признанием режима Порошенко и "выборов" на охваченной бандитизмом и находящейся в состоянии гражданской войны территории.

Зачем надо было с помпой учреждать Министерство по развитию Крыма, чтобы потом разогнать его за вопиющее безделье?

Почему так медленно и с такими чудовищными издержками нормализовывалась банковская деятельность в Крыму — хотя достаточно было выделить несколько не работающих с Западом банков (что было сделано) и оказать им необходимую помощь для выполнения заранее чётко поставленных задач?

И зачем при создании паромной переправы в прошлом году разорвали единый технологический комплекс, искусственно выделив оператора паромов в отдельную структуру, которая, похоже, концентрировала всю прибыль от перевозок, не позволяя зарабатывать региональным властям, обустраивающим портовые комплексы и подъезды к ним?

Да, этот недостаток исправлен — но ценой огромной потери времени и сил. Неужели нельзя было защитить хотя бы один-единственный Крым от фирменного подхода либеральных реформаторов — приватизации прибыли при национализации издержек и, соответственно, убытков?

Вероятно, причина беспомощности госуправления, с патологической последовательностью демонстрируемая в Крыму, заключается в самой мотивации "эффективных менеджеров". Это китайские и турецкие управленцы по старинке пытаются решать проблемы; американские раздувают их и перекладывают на плечи других стран, европейские уживаются с ними, а российские, обслуживая интересы "офшорной аристократии", научились превращать проблемы в инструмент личного обогащения. В этом случае решение проблемы есть преступление перед правящим классом, так как лишает его значимую часть привычных доходов, режет курицу, несущую для него золотые яйца. Естественно, длительная работа в подобной парадигме превращает многих управленцев (как мы видим на примере губернаторского корпуса) в алчных безумцев, глубоко убеждённых в своей полной безнаказанности.

Другую причину столь последовательного саботажа развития Крыма представить себе сложно — если, конечно, либералы правительства Медведева не занимаются простой, откровенной и публичной местью крымчанам за то, что они предпочли "быдлорашку" священному для обслуживающих глобальный бизнес "цивилизованному мировому сообществу".

По-другому трудно объяснить выдачу жителям Крыма загранпаспортов с указанием места выдачи "Крым", что гарантированно исключает получение американской и шенгенских виз. Между тем бизнес давно уже наладил подготовку паспортов с отметками Краснодарского края или Москвы с подготовкой всех остальных документов для передачи в посольства, включая штамп о перерегистрации в других регионах во внутреннем российском паспорте.

Иначе, кроме как местью Крыму, трудно обосновать и безнаказанность либерала Грефа, публично провозгласившего, что Крым для государственного российского Сбербанка — часть Украины, и Сбербанк будет работать в нём лишь после присоединения его к Украине.

Государственная пропаганда, раздувающая до гомерических масштабов любой снисходительный кивок третьестепенных западных политиков в нашу сторону, не случайно игнорирует реальную колоссальную победу России по прорыву западных санкций. Ведь, воссоединившись с Крымом, в рамках этих санкций создали специального отдельного авиаперевозчика, не имеющего отношения к крупным компаниям. Его быстро раздавили санкциями — и тогда крупные авиакомпании, полностью игнорируя и прямо нарушая санкции, восстановили свои полёты в Крым.

И — о чудо! — Запад не украл их счета и не закрыл для них своё небо: он молча умылся и сделал вид, что ничего не произошло. Вдохновители украинского нацизма просто перепугались и не посмели выполнить свои санкционные обещания в отношении бизнеса, нужного им самим.

Тем самым наглядно показав: единственный способ отмены санкций — это их полное и демонстративное игнорирование крупными компаниями.

Однако либералы правительства Медведева стремятся всячески замолчать, изгладить из общественной памяти этот успех ничуть не меньше западных покровителей нацизма и организаторов государственного переворота в Киеве.

Может быть, они искренне идентифицируют себя с Западом в лице глобального бизнеса, которому истово служат, в том числе и прямо против народа России.

А может, всего лишь боятся, что западная юстиция заинтересуется происхождением денег, на которые они напокупали дворцы, бизнесы и "паломнические центры" в фешенебельных странах (правда, первый вице-премьер Шувалов, например, надо отдать ему должное, теперь официально арендует дворец в Австрии, которым он раньше официально владел, — и, возможно, даже не сам у себя).

Но генерируемое ими враждебное отношение к Крыму разрушает нормальную жизнь в нём даже безо всяких энергоблокад и иных провокаций украинских нацистов.

Не стоит забывать, как в прошлом сентябре работники Севастопольского гражданского порта, получив зарплату в 4 тыс. руб. (примерно в восемь раз ниже украинского уровня), провели марш не столько протеста, сколько недоумения к приёмной Медведева.

А уже в конце этого августа Керченский стрелочный завод, являющийся монопольным поставщиком стрелочного оборудования на все железные дороги Украины и потому вроде бы держащий свидомитов за глотку, был парализован забастовкой. Похоже, он по-прежнему принадлежит украинскому олигарху, высасывающему из него оборотные средства. Рабочие просто не могли трудиться за 8 тыс. руб. в месяц, что было ниже прожиточного минимума.

Но дело не только в собственнике. Кто скажет что-то плохое против успешно изживающего последствия сердюковщины Минобороны? А на одном из его крымских заводов зарплата инженера составляла 7 тыс. руб. в месяц.

Крымские вина — гордость России, но производство "Массандры" в этом году упало в разы, причём его вино стали непристойно "бодяжить"; возможно, из-за замены легендарного директора, спасавшего и развивавшего комбинат все 23 года "незалежности", а теперь загремевшего под уголовное дело.

Путин спас виноградники "Массандры" от хищнической приватизации едва ли не "по Чубайсу и Коху" лично, но их надо развивать. А с развитием у России проблемы не только в Крыму: либеральный клан, определяющий социально-экономическую политику на протяжении всей эпохи национального предательства (с полугодовым перерывом на правительство Е.М. Примакова), делает всё, чтобы не допустить перехода от разграбления "советского наследства" к созиданию страны. Доходит до совершенно официальной трактовки накопленных федеральным бюджетом и лежащих (частично с 2004 года) без движения на его счетах 10,4 трлн. руб. как нехватки средств, вынуждающей сокращать даже жизненно необходимые расходы и варварски разрушать социальную сферу.

Крым должен был стать витриной и образцом для всех остальных регионов России. Его необходимо было развивать как символ будущего, исходно свободный от наших сегодняшних недостатков, от налоговых до политических. Однако российская бюрократия тупо давила его специфику, навязывая ему свои порядки и пороки, включая худшие из них.

А ведь Крым не был "украден" Россией: не стоит забывать, что он вступил в Россию сам, преодолевая сопротивление отчаянно отбивавшихся от него либералов в том числе прямой демонстрацией вооружённой силы.

Сегодня "офшорная аристократия", насколько можно судить, всеми силами пытается довести крымчан до такого состояния, чтобы они передумали и начали искать пути обратно из России — к жизни под контролем и защитой США.

Эти попытки обречены, как и вся русофобская деятельность либералов, однако нельзя забывать: чтобы вернуть своё законное место в мире, Россия должна вернуть себе саму себя, освободившись от гнёта "офшорной аристократии" и готовых украсть собственные шнурки "эффективных менеджеров".

Пока до этого почти так же далеко, как и до освобождения Киева.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 10 декабря 2015 > № 1641502 Михаил Делягин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter