Всего новостей: 2574372, выбрано 3 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жуков Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2015 > № 1299577 Антон Силуанов, Александр Жуков

Совещание об основных подходах к корректировке федерального бюджета на 2015 год.

Брифинг Министра финансов Антона Силуанова, Первого заместителя Председателя Госдумы Александра Жукова и председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрея Макарова по завершении совещания.

Стенограмма:

А.Силуанов: Состоялась встреча Председателя Правительства и членов Правительства с депутатами фракции «Единой России», обсуждали предложения Правительства по корректировке бюджета на текущий год. Бюджет является одним из инструментов экономической политики, поэтому в нынешних условиях необходимо произвести его корректировки. Вопрос в определении приоритетов этих корректировок, потому что необходимо помочь социально незащищённым слоям населения, необходимо помочь ключевым предприятиям экономики, сосредоточив на этих направлениях финансовые ресурсы.

В то же время в условиях, когда экономика, темпы её не соответствуют изначально заложенным параметрам на 2015 год и темпы инфляции совершенно другие, необходимо подкорректировать и параметры бюджета. Об этом мы тоже вели дискуссию. Поэтому задача состоит в следующем: сконцентрировать ресурсы в сложный для страны период на важных направлениях – это социальная поддержка граждан и поддержка ключевых отраслей экономики, определить объём расходов, которые государство может понести, с тем чтобы обеспечить сбалансированность бюджета к концу планового периода. Мы должны подстроить свои финансы под новые экономические условия – такая задача поставлена и Президентом страны, и Правительством Российской Федерации. И бюджет должен отвечать на те вызовы, которые сегодня перед нами стоят. Бюджет как инструмент реализации антикризисного плана также должен учитывать эти позиции.

Мы с депутатами Государственной Думы определялись по параметрам бюджета, по срокам представления его в Государственную Думу, обменялись первыми мнениями и впечатлениями о предложениях Правительства. Ряд предложений был поддержан, по ряду предложений у нас остаются вопросы, будем вместе работать, с тем чтобы внести в Думу согласованные поправки к проекту бюджета на текущий год.

А.Жуков: Правительство рассказало сегодня о тех предложениях, которые есть по внесению поправок в бюджет. В первую очередь они связаны с необходимостью реализации антикризисного плана и исходят из того, что нам, по всей вероятности, в ближайшее время придётся достаточно серьёзно корректировать бюджет, для того чтобы в первую очередь выполнять те социальные обязательства, которые есть у государства перед гражданами.

Правительство готово обсуждать с депутатами все необходимые поправки, причём делать это предварительно, до того как эти изменения будут направлены в Государственную Думу.

Правительство согласилось с тем, что не требуются какие-то дополнительные полномочия для Правительства по самостоятельному внесению изменений в бюджет, без поправок в закон о бюджете. Я думаю, что это решение абсолютно правильное, поскольку и Правительство, и депутаты заинтересованы в том, чтобы важнейшие решения, особенно в социальной сфере, принимались согласованно. И парламент в этой работе обязательно должен принимать участие.

Депутаты высказали свою обеспокоенность по некоторым вопросам, касающимся социальной политики. И я думаю, что Правительство прислушается к этой обеспокоенности и учтёт при подготовке поправок к бюджету.

А.Макаров (председатель Комитета Госдумы по бюджету и налогам): Самое главное – это то, что состоялся очень откровенный разговор, когда все аргументы высказывались свободно, очень внимательно выслушивались всеми участниками и обсуждались здесь же, на совещании.

Очень важно, что определены безусловные приоритеты – это выполнение социальных обязательств. Социальные приоритеты, безусловно, являются основными как в деятельности Правительства, так и в деятельности парламента. Вот это абсолютно общая позиция, по которой сегодня строилось обсуждение.

Одновременно мы говорили о том, что таким же приоритетом является сохранение точек роста. В этой связи мы все пришли к единой позиции, что бюджетная политика – это важнейший инструмент выполнения антикризисной программы, поэтому работа над антикризисной программой и работа над бюджетом должны идти как минимум параллельно.

Договорились ускорить рассмотрение по целому ряду вопросов, который Государственная Дума уже направила в Правительство как предложение по антикризисной программе. Тем более целый ряд вопросов уже в рабочем порядке был согласован и даже сегодня принимаются достаточно важные элементы этой программы, такие, скажем, как дачная амнистия, вопросы кредитов, которые получают предприятия, с точки зрения их налогообложения, то есть эта программа реально заработала.

В этой связи в ближайшее время нам предстоит серьёзная работа над антикризисной программой с точки зрения её актуализации, и, безусловно, здесь у нас единое понимание задач, которые предстоит решать. В любом случае очень важно, что сегодня было принято решение, что бюджетные полномочия парламента остаются незыблемыми, и Государственная Дума будет рассматривать любые предложения в рамках изменения закона о бюджете. По существу сегодня было принято решение отказаться от предложений предоставления бюджетной росписью осуществлять изменения бюджета. Мне кажется, это очень важное обстоятельство, которое позволяет выстроить всю совместную работу. Но мы, безусловно, понимаем, что в этой ситуации и парламент, и Правительство по существу разделяют ответственность за те результаты, которых ждут от нас люди. Мне кажется, что это было главное, что было сегодня на совещание.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, о чём идёт речь: всё-таки насколько планируется сократить расходы, дефицит, сколько из бюджетного фонда будет потрачено?

А.Силуанов: Мы исходим в своих предложениях из тех задач, которые поставили Президент в Послании и Правительство при утверждении антикризисного плана о необходимости оптимизации расходов на 5% в реальном выражении. Вопрос о перераспределении расходов внутри бюджета: какие приоритеты определить, куда более эффективно направить расходы. Вот это мы сегодня обсуждали с коллегами из Государственной Думы, и целый ряд предложений, который был высказан, будет учтён при подготовке поправок в закон о бюджете. Параметры мы ещё будем обсуждать и до внесения, до определения Правительством Российской Федерации основных характеристик бюджета. У нас будет ещё целый ряд консультаций с депутатами Государственной Думы, с тем чтобы выработать единую позицию по этому вопросу.

Вопрос: А сейчас какие разногласия?

А.Силуанов: Разногласий у нас пока нет. Мы обменялись мнениями по параметрам и приоритетам бюджетной политики, будем дальше вести работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 февраля 2015 > № 1299577 Антон Силуанов, Александр Жуков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков

Александр Жуков: «Требования регионов станут жестче»

Заместитель председателя Госдумы объяснил «МН», почему нельзя «ломать бюджет»

 Ирина Граник

— Новый бюджет выглядит напряженным. Существенная часть доходов пойдет на пополнение Резервного фонда, на оборонку, на программы поддержки отраслей в связи со вступлением в ВТО. И еще есть масса возросших социальных обязательств с учетом и пакета президентских указов, и разных программ модернизации. Какие вы видите главные болевые точки бюджета?

— Расходы на оборону и безопасность сильно увеличиваются в связи с ростом денежного довольствия и финансирования оборонзаказа. Конечно, хочется, чтобы расходы на социальные нужды, здравоохранение, культуру были больше, но надеяться на то, что регионы их сильно увеличат, не стоит (федеральный бюджет финансирует всего 15% расходов на здравоохранение и 19% на образование, остальное — регионы. — «МН»). Доходы регионов увеличиваются за счет их собственных источников — налога на прибыль, подоходного налога на физических лиц. Но хватит или нет доходов регионов на увеличение финансирования социальной сферы, здравоохранения, культуры, пока непонятно, потому что обязательств у регионов очень много. При этом у многих регионов огромные задолженности по бюджетным кредитам и дефициты бюджетов. И прибавляется еще исполнение президентских указов по повышению зарплат бюджетникам.

Помощи же на это из федерального бюджета предусмотрено всего 100 млрд руб. в год. Так что одной из самых болевых точек является тяжелое состояние региональных бюджетов и большая потребность в помощи из федерального бюджета. В итоге расходы, например, на здравоохранение в процентах к ВВП не увеличиваются. А задача была их увеличить. Когда пошли на увеличение отчислений в фонд медстрахования, а это было серьезное увеличение налоговой нагрузки, предполагалось, что за счет этого начнет расти доля расходов на здравоохранение. А в итоге идет только перераспределение финансирования — теперь большая нагрузка по обеспечению расходов на здравоохранение ложится на фонд медицинского страхования и региональные бюджеты. Также не увеличиваются расходы на НИОКР (по данным МЭР, они снижаются уже третий год подряд и составляют 1,1% ВВП, что вдвое ниже, чем в Евросоюзе. — «МН»). Узкое место бюджета и то, что на выполнение указов президента (рассчитанное до 2018 года) по образованию, здравоохранению и культуре идет плавное увеличение расходов до 15-го года, а это значит, что с 16-го года они должны будут возрасти резко.

— То есть по расходам все на пределе? При этом общий их объем по отношению к ВВП увеличивается с 16% до кризиса до 20% в будущем году.

— В бюджете жестко ограничены расходы. Правительство предлагает не просто заморозить расходы, а снизить их на 2% ВВП за три года. Это огромная величина. В этих рамках неизбежно приходится чем-то жертвовать.

— Может быть, резервы — в оптимизации расходов?

— По оптимизации расходов правительство заложило даже слишком оптимистичные планы. Потому что они увязывают выполнение указов президента по росту зарплат бюджетников не только с выделением дополнительных средств, но и с оптимизацией структуры бюджетных учреждений. То есть предлагается сокращать персонал, а средства направлять на увеличение зарплат по «эффективным контрактам». И когда стоял вопрос об увеличении довольствия не только военнослужащим, но и работникам других силовых структур, то было поручено провести сокращение так, как это уже сделали военные. В этом смысле в бюджете достаточно серьезная оптимизация заложена. Я даже не уверен, что ее в таких масштабах можно выполнить.

— Неужели Дума ничего не будет предлагать?

— Резервы есть всегда, например в госзакупках и вообще в любой бюджетной трате. Вопрос в том, в какой мере этими резервами можно воспользоваться в следующем году? Реально Дума может предложить сократить заимствования, чтобы снизить расходы на обслуживание долга. Если же говорить о перераспределении расходов, то очень сомнительно, что в этом бюджете можно как-то сократить одни расходы, чтобы увеличить другие.

— А депутаты не будут требовать заняться поиском дополнительных источников доходов?

— Традиционно Дума будет предлагать поднять планку собираемости налогов. Но здесь вряд ли что-то серьезно можно изменить. Правительство само на последнем этапе увеличило уровень собираемости, потому что не удалось увеличить доходы бюджета от НДПИ и акцизов на газ в тех объемах, в которых предполагалось первоначально. Также можно найти дополнительные источники за счет доходов от приватизации госимущества. Уже с опережением правительство получило допдоходы от приватизации Сбербанка. И есть еще дивиденды от долей государства в госкомпаниях.

— То есть у Думы будет немного предложений по корректировкам бюджета?

— Есть еще способы корректировки бюджета, не связанные напрямую с расходами. Например, для уменьшения огромной задолженности по бюджетным кредитам у регионов государство может их перекредитовать, дать отсрочку либо на льготных условиях уменьшить процентные платежи. Для этого в текст бюджета надо внести поправку в виде дополнительной статьи. Второе, что можно сделать, — в этом году будут дополнительные доходы, которые могут быть направлены, например, на капитализацию Фонда прямых инвестиций. За счет этого фонд будет финансировать новые проекты, технологии и т.д. Можно также предложить, чтобы появившиеся в процессе исполнения бюджета дополнительные ненефтегазовые доходы, связанные, например, с увеличением импортных пошлин и с увеличением собираемости, не направлялись в Резервный фонд, а использовались на инвестиционные цели, поскольку пока что представленный в Госдуму бюджет нельзя назвать бюджетом развития. Для этого необходимо уточнить бюджетное правило. Ведь сейчас согласно ему практически все дополнительные доходы идут в Резервный фонд. Регионы будут добиваться увеличения помощи на повышение зарплат бюджетникам. Требования регионов станут жестче, потому что теперь введена более жесткая система ответственности губернаторов за соответствующие показатели в регионе.

— А как вы оцениваете желание правительства получить дополнительные доходы за счет активизации инвестиций? Это реально уже в следующем году?

— Получение дополнительных инвестиций — это долгоиграющая задача. На следующий год можно рассчитывать лишь на те темпы роста, которые рассчитаны в прогнозе. Надеяться на чудо, что в течение года инвестиции в два раза увеличатся, невозможно. Есть экономические законы. У нас все-таки большая, инерционная экономика. Но уже есть целая программа улучшения инвестиционного климата. В том числе АСИ разработало ряд «дорожных карт» по улучшению администрирования. Это может в перспективе дать приток инвестиций. Инвесторам важно знать, что у нас стабильное финансовое положение, бездефицитный бюджет. Но не в меньшей степени для них важно то, сколько времени потребуется на регистрацию, на получение разрешения для бизнеса.

— В правительстве говорят, что по сравнению с «кризисными» европейскими странами наш бюджет выглядит гораздо лучше. Хотя расходы на социальные нужды у нас меньше. И, насколько я знаю, недавно на парламентской «восьмерке» представители европейских парламентов с вами советовались по бюджетной политике. Какой опыт их интересует?

— Для Европы крайне болезненными являются вопросы, связанные с необходимостью ограничивать дефицит бюджета — по правилам ЕС он не должен быть не больше 3% ВВП. У нас есть опыт по его сокращению. Но больше всего представители европейских парламентов удивляются, когда узнают, что у нас почти нет госдолга. Во многих странах госдолг составляет почти 100% ВВП, а то и больше. Россия — единственная из развитых стран, у которой госдолг по отношению к ВВП целенаправленно сокращался. А ведь в 1998 году он был порядка 130% ВВП (сейчас госдолг около 10% ВВП). Этот результат — большая заслуга правительства, создавшего в свое время Резервный фонд, который помог преодолеть кризис. Но при этом во многих европейских странах расходы на здравоохранение и образование больше и в процентах к ВВП, и в абсолютном значении. Так что нам есть куда идти. Тем не менее слишком быстро наращивать социальные обязательства нельзя, потому что в случае кризиса приходится резать «по-живому».

— Каковы, на ваш взгляд, главные претензии к бюджету со стороны оппонентов?

— Критика бюджета идет с двух сторон. Одни говорят, что доходы сильно занижены, что деньги в кубышку и за границу вкладываются вместо того, чтобы вкладывать их здесь в развитие. Другие, наоборот, считают, что бюджет слишком оптимистичный. Вдруг цена на нефть будет не 91 долл., а 60 — тогда социальные расходы придется урезать. Но мне кажется, что предложенный бюджет где-то посередине между этими крайними оценками. Всегда нужен баланс между развитием и какой-то стабильностью. Бюджет учитывает риски, направлен на обеспечение стабильности и в то же время решает основные социальные проблемы. Это не значит, что бюджет не будут критиковать, и не значит, что туда поправки не надо вносить. Но и ломать кардинально я бы тоже не стал.

Линии бюджетного напряжения

Новый бюджет не совсем обычный. Это первый поствыборный бюджет, в котором новому правительству пришлось учитывать предвыборные обещания нового президента. В то же время это посткризисный бюджет и одновременно бюджет с оглядкой на новый кризис. При этом сокращать расходы нельзя. Более того, их с учетом требования президента по повышению зарплат, роста ассигнований на оборону, продолжения ряда модернизационных программ приходится наращивать. В результате, по данным Минфина, объемы доходов остались примерно на уровне 2008 года, а расходы в абсолютном выражении выросли уже в этом году на 26% и еще выросли в проекте бюджета-2013.

Традиционный бюджетный риск — расходов может потребоваться еще больше, а доходов может оказаться еще меньше. Но в данном случае еще заданы и жесткие макроэкономические рамки: не впадать в грех бюджетного дефицита, не разгонять инфляцию. И не повышать налоги. В этих условиях придется либо искать источники дополнительных доходов, либо тратить резервный фонд (что нежелательно при угрозе нового кризиса), либо увеличивать заимствования (что в будущем ляжет дополнительной нагрузкой на тот же бюджет).

В чем конкретно заключаются бюджетные риски?

1. Доходов может быть меньше из-за падения цены на нефть ниже 91 долл. за баррель. В этом случае не будет возможности наполнять резервный фонд, более того, возникнут проблемы с финансированием расходов. Это не только создаст проблемы в наполнении бюджета, но и в развитии всей экономики. А прогнозируемые темпы роста ВВП в 2013 году и так уже вдвое ниже докризисных — 3,5%. При этом Дума и Совет Федерации уже предлагают больше нефтегазовых доходов отправлять на развитие, а не в резервный фонд, наполняя его не до 7% ВВП, как планирует правительство, а, например, до 5%. Правительство на это вряд ли пойдет. По расчетам МЭР резервный фонд объемом в 7% ВВП при падении нефти даже до 60 долл. за баррель позволит финансировать бюджетные расходы по крайней мере два года. Объем резервного фонда в 5% ВВП при такой цене нефти будет «съеден» за год.

2. Планы правительства по оптимизации расходов бюджетного сектора могут оказаться слишком оптимистичными. Минфин предполагает, что расходы на повышение зарплат бюджетникам могут быть частично компенсированы повышением производительности труда, повышение качества услуг, сокращением избыточной численности. Кроме того, он уповает на успешные реформы в здравоохранении и образовании.

3. Правительство рассчитывает, что рост инвестиций будет ускоряться благодаря мерам по улучшению бизнес-климата. Соответственно, это даст в будущем прирост доходов казны. Однако в реальности надежд на инвестиционный рывок мало, признает абсолютное большинство наблюдателей.

4. Больше расходов может потребоваться на помощь региональным бюджетам. Они и без того не самая богатая часть общегосударственной казны, но на них еще ложится основная забота по повышению зарплат бюджетникам. По признанию министра финансов Антона Силуанова, тех 100 млрд руб., которые выделены на три года на помощь в этом повышении, может не хватить. В 2013 году эта помощь обеспечит потребность регионов пока только на треть. Рост собственных доходов регионов правительство оценивает, возможно, слишком оптимистично».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 9 октября 2012 > № 661621 Александр Жуков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 8 октября 2012 > № 662051 Александр Жуков

Государственный карман

Александр Жуков: «Существуют опасения что выполнить указ президента будет сложно — регионам придется помогать»

О том, каков он, первый бюджет правительства Дмитрия Медведева, «Итогам» рассказал первый вице-спикер Государственной думы Александр Жуков.

— Александр Дмитриевич, после президентского выговора министры довели бюджет до кондиции? Вы ведь тоже говорили, что не были учтены обязательства по повышению зарплат бюджетникам. Ситуация изменилась?

— Отчасти. Дело в том, что большая часть расходов на это повышение ложится не на федеральный, а на региональные бюджеты. Но ситуация с ними сегодня очень непростая. Регионы сильно закредитованы. Их долги составляют более триллиона рублей. Многие уже пользуются не только бюджетными кредитами, но и займами коммерческих банков. А проценты по ним высокие. Поэтому и существуют опасения, что выполнить указы президента будет сложно. Регионам придется помогать, субсидируя повышение зарплат бюджетникам из федеральной казны. На реализацию указов президента, в том числе на повышение зарплат бюджетникам, на ближайшие три года запланированы расходы по 100 миллиардов ежегодно. Но я боюсь, что этого будет недостаточно. Средняя заработная плата врачей, преподавателей вузов и научных сотрудников должна стать равной двойной средней зарплате в регионе через пять лет. И уже сейчас мы видим, что финансирование этого роста будет неравномерным. После 2015 года темпы роста и соответствующий уровень расходов должны существенно возрасти, и это вызывает опасения, не придется ли тогда урезать другие статьи.

— Между тем расходы на здравоохранение остаются на неизменном уровне в 3,6 процента ВВП, а на оборону и правоохранительную деятельность увеличиваются. Закономерность или случайность?

— Если судить по абсолютным цифрам, в последние годы наблюдался существенный рост расходов на здравоохранение. Но вот в отношении к общим расходам бюджета и ВВП они стагнируют. Во всем мире считается, что для поддержания медицины на качественном уровне государство должно тратить на эту сферу не менее пяти процентов ВВП в год. Мы этого уровня пока не достигаем. Вы также правы, когда говорите о росте расходов на оборону. Это результат существенного увеличения денежного довольствия военнослужащих и ассигнований на закупку вооружений. И пока зарплаты бюджетников сильно отстают. Но по мере выполнения указов президента бюджетные пропорции должны меняться в пользу социальной среды.

— Зато теперь бюджет исходит из средней цены на нефть за последние пять лет. Все называют это новым «бюджетным правилом». А может, таким образом решили резервов в стабфонде накопить?

— Думаю, это все-таки новая бюджетная идеология. Мы все время пытались ориентироваться на параметр, прогнозировать который практически невозможно, — цену черного золота. Теперь априори исходим из цены на нефть, существенно более низкой. Это позволяет не планировать получение доходов, которых может и не быть. И самое главное, не раздувать расходы. Один из принципов этого бюджета: расходы относительно ВВП будут постоянно сокращаться. Ведь начиная с 2008 года они только росли, что привело к резкому увеличению «ненефтегазового» дефицита бюджета.

— Есть и еще претензии. Правительство фактически не соблюдает Бюджетный кодекс. Вносит изменения в налоговое законодательство одновременно с бюджетом. Считаете ли вы такую ситуацию нормальной?

— Нет, это абсолютно ненормально. У налогоплательщиков должна быть ясность, какие налоги им придется платить в будущем году. Иначе бизнесу очень трудно планировать инвестиции в расширение производства. Раньше у нас проблем со своевременным внесением изменений в налоговое законодательство не возникало. Но сейчас правительство до последнего определялось, например, с акцизами на бензин или ставками налога на добычу полезных ископаемых. Надеюсь, что в будущем это не повторится и мы будем придерживаться буквы Бюджетного кодекса.

— С расходами более или менее ясно. А насколько эффективно правительство вообще тратит деньги?

— Я всегда был сторонником того, чтобы бюджетные ассигнования имели программный характер. И мы, депутаты, да и избиратели, могли оценивать, какие результаты при исполнении бюджета были достигнуты. Скажем, если мы берем тему здравоохранения, то должны не только учитывать, сколько денег ушло на ремонт больниц и поликлиник, сколько было построено медицинских и перинатальных центров. Важно еще учитывать, как меняется продолжительность жизни в стране, снижается ли детская смертность и так далее. Если судить по этим параметрам, то эффективность государственных расходов в последние годы растет.

— А как, например, определить эффективность трат на оборону?

— Тут нет ничего сложного. У нашей армии устаревшая техника или новая? Снижается призыв и увеличивается набор по контракту или нет? Критерии оценки эффективности оборонных расходов определить можно. Мы в Госдуме хотели бы видеть проект бюджета, рассчитанный программным методом. И отчет правительства о его исполнении. Пока мы к этому только идем. Думаю, уже в следующем году этот переходный период завершится. Но и нынешний проект бюджета не так уж плох. Во всяком случае при ограничении общей суммы расходов правительство все-таки смогло учесть основные социальные обязательства. Но дискуссии в Думе предстоят достаточно принципиальные и жесткие.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 8 октября 2012 > № 662051 Александр Жуков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter