Всего новостей: 2577977, выбрано 10 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Катырин Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНедвижимость, строительствоАгропромвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин

Торгово-промышленная палата приветствует инициативу Минтруда по самозанятым.

Торгово-промышленная палата России последовательно выступает за снижение бюрократических барьеров. С этой точки зрения инициативу Минтруда о выведении деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства можно только приветствовать.

В Торгово-промышленной палате (ТПП) также отмечают, что работодатели обычно не используют труд самозанятых с целью извлечения прибыли, а отношения между ними зачастую не носят системного характера.

"Давайте будем реалистами. Рассчитывать на то, что хозяева, пригласившие помощницу сделать уборку после ремонта квартиры, потом потратят несколько дней для того, чтобы документально оформить этот факт, по меньшей мере, неразумно", - считает президент ТПП Сергей Катырин.

По расчетам экспертов самозанятых в России – несколько миллионов человек. Однако официальная статистика дает совсем другие цифры. По данным Федеральной налоговой службы в стране зарегистрирован 1661 самозанятый гражданин, осуществляющий деятельность по оказанию услуг физическому лицу. Одна из главных причин такой диспропорции – нежелание самозанятых проходить многочисленные бюрократические процедуры и опасения того, что после завершения в 2019 году налоговых каникул, финансовые требования к ним со стороны государства возрастут. Поэтому любые шаги власти навстречу этой категории участников экономической деятельности могут дать ощутимые результаты.

В ТПП предлагают не забывать еще об одном важном аспекте инициативы Минтруда. Трудовое законодательство не только налагает определенные обязанности на работников, но и дает гарантии защиты их интересов . "Мы считаем, что простого выведения деятельности самозанятых граждан из сферы трудового законодательства недостаточно. Это решение должно сопровождаться мерами, которые защитят их права", - убежден Сергей Катырин.

Источник: Новые Известия

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 августа 2018 > № 2693701 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин

В ТПП РФ предложили способ смягчения пенсионной реформы.

Именно материальные стимулы для работодателя способны снизить возрастную дискриминацию работников, которая предсказуемо возрастет в связи с пенсионной реформой, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

Людям старше 45 лет и сегодня непросто найти работу, а после повышения пенсионного возраста до 63 и 65 для женщин и мужчин соответственно проблема только обострится, убежден он. Причем, считает глава предпринимательского объединения, предлагаемые меры противодействия этому — увеличение ответственности работодателя, вплоть до уголовной — за увольнение людей предпенсионного возраста мало что дадут.

«Способов избавиться от неугодного или, по мнению руководителя, уже ненужного работника множество, и мы все это прекрасно знаем и понимаем. Вместо кнута нужен пряник. Что, если снизить затраты работодателя? Пусть за «возрастных» сотрудников он меньше отчисляет денег на их обязательное пенсионное страхование. Сегодня это 22 процента от фонда оплаты труда, и снижение этих выплат может реально заинтересовать работодателя в сохранении контракта с работниками предпенсионного возраста», — подчеркнул Сергей Катырин.

Глава федеральной палаты добавляет, что надо тщательно просчитать, с какого возраста начинать платить меньше и насколько меньше.

«Я лично рискнул бы утверждать, что суммы можно снизить и наполовину, скажем, начиная с 58 лет для мужчин и, соответственно, несколько раньше для женщин. Это поможет избежать огромного количества человеческих трагедий из-за потери работы, значительно снизит расходы на безработицу, позволит сохранить кадры и, главное, сделает неизбежную пенсионную реформу менее болезненной и более приемлемой для людей», — убежден президент ТПП РФ.

Источник: REGNUM

Россия > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 30 июля 2018 > № 2693700 Сергей Катырин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 мая 2018 > № 2623111 Сергей Катырин

«Чтобы достичь прорыва, нужно ослабить налоговый пресс»

Глава ТПП Катырин: торгпредства не помогают российскому бизнесу в Европе

Наталия Еремина

Как нужно «донастраивать» налоговую систему и почему торгпредства нужно открывать в странах Латинской Америки и Африки, в интервью «Газета.Ru» рассказал глава ТПП Сергей Катырин.

— На Петербургском экономическом форуме первый вице-премьер Антон Силуанов пообещал «налоги не поднимать» в ближайшие шесть лет, но «донастроить» систему. С вами обсуждали эту идею «донастройки» системы? И как вообще, на ваш взгляд, нужно реформировать налоговую систему?

--Сказать, что с нами не обсуждали налоговую тему, наверное, нельзя. Потому что в свое время дискуссия – повысить или понизить налоги – была. Соответственно, если повысить НДС, то нужно понизить налог на прибыль и так далее, это очень долго обсуждалось. Дискуссия о том, как менять налоговую систему, активно шла даже задолго до выборов. Но, можно сказать, что эта дискуссия в целом закончилась ничем. В принципе никто и не ждал, что она завершится принятием какого-то решения. То есть мы просто обсуждали различные варианты налогового маневра.

В целом мы всегда стояли на том, что не нужно ни в коем случае повышать фискальную нагрузку на бизнес. Когда я это говорю, то я имею в виду в целом нагрузку на бизнес, не только налоговую. В нашей стране эта нагрузка достаточно весомая.

Мы до сих пор не приняли закон о фискальной нагрузке, хотя Минфин вроде бы нас поддержал. Надеемся, что в ближайшее время все-таки это состоится.

То есть мы стоим на том, что ни в коем случае нельзя увеличивать фискальную нагрузку на бизнес, а внутри маневра можно уже изучать варианты.

--Все же, если перейти к конкретике, то, на ваш взгляд, какие налоги нужно повышать, а какие оставить на текущем уровне?

--Мы все время пытаемся подойти линейно к решению всех уравнений. Но очевидно, что, например, для одних повышение НДС - это благо, а для других - все будет ровно наоборот. Если посмотреть на НДС, то НДС экспортерам возвращается, поэтому, условно говоря, им все равно, повысят его или нет, а для компаний, которые работают внутри страны, - это, конечно, катастрофа.

То есть я сторонник дифференцированного подхода.

Очень может быть, что налоговая система должна работать по-разному по отношению к различным отраслям. Возможно, там, где бы мы хотели достичь прорыва, в ближайшее время действительно стоит ослабить налоговый пресс.

Очень показательный пример, то, что было сделано по отношению к IT-компаниям, которые поставляют свою продукцию на экспорт. Взяли для них и социальный налог понизили и сразу ситуация с экспортом улучшилась. Думаю, что в ближайшее время они смогут сравняться по выручке от экспорта с экспортом России от торговли оружия.

--И в каких отраслях мы могли бы достичь прорыва?

— В тех, где нам нужно решать проблему технологической независимости. Это машиностроение, станкостроение, то есть в тех отраслях, где нам нужно решить проблему технологического отставания, где мы опираемся на зарубежные производственные линии. Может быть в фармацевтике, медицинском оборудовании. У нас нет полной независимости в этих направлениях, мы не можем заместить все импортные лекарства, оборудование.

При этом не должно быть преференций для огромного количества отраслей, потому что иначе проще будет во всех отраслях предусмотреть преференции. То есть нужно выбрать приоритетные отрасли и их стимулировать налогами.

— В новых майских указах президента поставлена весьма конкретная цель – вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира до 2024 года. Однако в ближайшие годы экономисты предсказывают России весьма умеренный рост экономике - на уровне 1,5-2% в год. Многие эксперты говорят, что добиваться ускорение экономического роста можно и нужно через развитие экспорта. Как его нужно развивать, на ваш взгляд?

— В ближайшие годы действительно одна из важнейших задач – увеличить объем несырьевого экспорта. Но очевидно, что рынки сейчас все заняты и на них не так легко прорваться. Надо внимательно изучать, где еще можно работать и приложить свои усилия.

Но нужно понимать, что все остальные страны не стоят на месте и не ждут, когда Россия куда-то прорвется. Все остальные также движутся в этом же направлении.

При этом надо еще и учитывать, что, например, европейские и американские рынки весьма плотно заняты. Там очень сложно будет прорваться. Для этого и нужны, возвращаясь к предыдущему вопросу, налоговые преференции.

Недавно было принято решение о передаче торгпредств от Министерства экономического развития к Министерству промышленности и торговли. Как вы считаете, это решение поможет стимулировать экспорт?

— То, что структуры, занимающиеся экспортом, должны быть сосредоточены в одних руках, у меня сомнения не вызывает. Если этим займется Минпромторг, а не Минэкономразвития, то и отлично, пусть этим и занимается. Главное, что все будет сосредоточено в одних руках и легче будет выстраивать политику.

В вопросе торгпредств меня больше всего волнует вопрос их географии, то есть расположения этих торгпредств.

Мне кажется, что это один из ключевых вопросов.

Есть рынки, где все давно понятно и известно и вряд ли мы там сможем серьезно расшириться, а есть рынки, где необходимо развитие и торгпредства там нужны позарез. Я говорю о странах Латинской Америки, Африки, странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Что делать торгпредставам в таких странах, как Германия, Франция, Италия, там и так ясна ситуация, эти рынки для нас известны от «А до Я», и не очень ясно, чем торгпредства там могут помочь нашему бизнесу.

Вряд ли в Европе дадут нам возможность продвинуться серьезно на их рынках. А на неизвестных рынках бизнес мог бы ожидать от торгпредств поддержки.

— Вы уже предлагали идею открыть торгпредства в других странах Минпромторгу?

— Пока что нет, не говорил, их только что передали в Минпромторг, сначала они должны понять, что им досталось в наследство. После этого уже будем с ними дискутировать, как нужно географически менять расположение торгпредств. Очевидно, что делать это нужно в пользу тех рынков, которые для нас могут быть перспективны.

— Если конкретизировать, то какие это могут быть страны, где нужно открыть торгпредства?

— Например, Вьетнам, Камбоджа. К слову, мы не так давно были в Южно-Африканской республике. И там было такое отношение к русским: мы вас помним, русские, вернитесь. Они в целом гораздо больше предрасположены к нам, чем к кому-либо, в том числе и к нашим китайским собратьям. Например, тот же Виктор Вексельберг, который работает в Центральной Африканской Республике, у него совсем другие принципы работы, чем у китайцев. Он пришел туда и начал учить персонал, который на него работает. Он же организовал там детские сады и жилье построил для местных жителей. А наши китайские коллеги огородили территорию и привезли свой персонал.

Кроме того, у местных там еще и ностальгия по Советскому Союзу. Они знают наше оборудование и технику еще с советских времен.

--Достаточно ли нам будет оживить экспорт для ускорения роста экономики в соответствии с новыми майскими указами президента?

— Тут определенный замкнутый круг. Для того, чтобы оживить экономику, нужно увеличить внутренний спрос, а это невозможно без того, чтобы поднять уровень жизни населения. В свою очередь, это уже невозможно без повышения зарплат, пенсий и всего остального. То есть нужно оживить внутреннее потребление для оживления спроса. Как ни крути, нужно поднимать уровень жизни людей.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 мая 2018 > № 2623111 Сергей Катырин


Россия > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 апреля 2018 > № 2577607 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Донорство нужно обществу, а следовательно, всем нам"

20 апреля в 1832 году российский врач Андрей Вольф провел первое в России успешное переливание крови. Президент ТПП РФ Сергей Катырин убежден, что развитие донорского движения – это важная составляющая социальной ответственности российского бизнеса.

Двадцатого апреля в России отмечается один из важнейших социальных праздников – Национальный день донора.

- ТПП РФ как институт поддерживает донорство крови. В СССР оно было широко развито, особенно в трудовых коллективах. Сейчас идет работа по возобновлению традиций. Вот вопрос: трудовые коллективы, как и тогда, смогут стать основой донорства?

- Смогут. Я бы даже сказал, должны, потому что донорство крайне нужно обществу, а следовательно, всем нам.

В прежние времена, с пятидесятых годов прошлого века и вплоть до распада СССР, безвозмездное донорство носило массовый характер, а объем заготавливаемой крови нередко превышал потребности клиник. Одной из важных составляющих такого результата было широкое вовлечение в донорство коллективов предприятий и организаций. Кровь сдавали целыми коллективами.

В стране прошла кардинальная трансформация социально-экономических отношений, старые добрые традиции подзабылись. Но кровь нужна! Организация корпоративного донорства – это сегодня важнейшая государственная задача. Что касается существовавшей практики, о которой я упомянул, то ее не только возможно, но и, на мой взгляд, необходимо возродить через организацию корпоративного донорства крови.

Убежден, что в долгосрочной перспективе в обществе непременно сформируется культура добровольного донорства крови. Если же говорить здесь о роли отечественного предпринимательства, то ему надо пройти нелегкий - в силу даже чисто психологических причин - путь к формированию позитивного отношения к добровольному донорству крови, поиску эффективных средств мотивации, привлечения к донорству людей прежде всего из числа своих же работников.

- Как видит ТПП свою роль в этом процессе?

- Хотел бы подчеркнуть, что инициатива возрождения лучших донорских традиций в стране активно поддерживается социально ответственными членскими организациями

Инициатором здесь выступила председатель одного из Комитетов ТПП РФ Ольга Пелехатая, чей бизнес связан с медицинской деятельностью.

В сотрудничестве с бизнес-объединениями и организациями ТПП РФ разработала программу поддержки донорского движения в России. Акцент сделан на информировании общества о действующей современной, безопасной и удобной системе донорства. Была подготовлена, как составная часть программы, передвижная экспозиция, которая рассказывает о зарождении, особенностях и развитии донорского движения в нашей стране, о работе первых станций переливания крови, современных достижениях и вызовах нового времени.

Мероприятия по популяризации донорства регулярно проводят торгово-промышленные палаты в регионах страны. Палата активно привлекает к этой работе свои членские, партнерские и дочерние организации, которые мы рассматриваем в качестве потенциальных и перспективных площадок для развития массового донорского движения. Мы изучили наиболее типичные проблемы донорского движения, чтобы разработать наиболее оптимальные варианты реализации программы.

- Что еще подразумевает программа?

- Ежегодное рейтингование участвующих в проекте как региональных ТПП, так и всего бизнес-сообщества, учреждение для лидеров специальных премий и дипломов, запуск специального сайта в Интернете.

Наряду с выставками и иными мероприятиями, использованием социальных сетей и специализированных интернет-порталов предлагается и такой способ привлечения внимания к теме донорства как установка в городах, а также на предприятиях-членах ТПП специальных стендов или «окон благодарности», где те, кому донорская кровь помогла выжить, или их близкие могли бы оставлять открытки со своим мнениями о людях, которые добровольно сдали свою кровь.

Одним из приоритетов ТПП в работе по популяризации донорства обязательно станет поддержка онлайн-проектов. В их числе – всероссийский интернет-портал по поиску доноров DonouSearch, он действует уже семь лет и объединяет свыше 60 тысяч доноров России и государств бывшего СССР.

Следующее направление – соцопросы, Это эффективное средство изучения общественного мнения и позитивного воздействия на общество. ТПП РФ имеет здесь большой опыт, мы готовы его применить для популяризации донорства крови.

- Проблема развития донорства – общегосударственная задача. Действует ли ТПП в этом направлении самостоятельно или в сотрудничестве с другими институтами?

- Мы, безусловно, тесно взаимодействуем через территориальные палаты, которых сегодня насчитывается свыше 180 во всех регионах страны, с региональными администрациями. Стремимся максимально привлечь к делу членские организации, входящие в систему ТПП. Это - более 700 союзов, ассоциаций и других объединений предпринимателей на федеральном и региональном уровнях, а также около 50 тысяч предприятий и организаций. Все они – потенциальные и перспективные площадки для развития массового донорского движения.

В Палате практикуется проведение на регулярной основе встреч делового актива с руководителями федеральных министерств и ведомств. Мы хотим провести подобную встречу с министром здравоохранения РФ, сопроводить ее презентацией нашей экспозиции, потом представить ее в Совете Федерации и в регионах. Это интересно и поучительно.

Россия > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 апреля 2018 > № 2577607 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин

«Несправедливо, когда все налоги стекаются в две столицы»

Интервью с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным

Наталия Еремина

От нового правительства бизнес ждет принятия решения о снижении фискальной нагрузки. Как рассказал в интервью «Газете.Ru» глава ТПП Сергей Катырин, на встрече с главой правительства во время инвестиционного форума в Сочи обсуждались вопросы налогообложения покупок в зарубежных интернет-магазинах, а также изменения валютного контроля.

— Сергей Николаевич, весной будут приняты новые налоговые новации. Однако, как выразился на одной из панелей на инвестиционном форуме в Сочи глава РСПП Александр Шохин, эта тема буквально «табуирована». Вас не смущает, что новации будут уже весной, а чиновники их открыто не обсуждают?

— Мне кажется, дискуссия пока что не в публичной плоскости по одной простой причине: скорее всего, все новации будут прорабатываться после выборов президента. И я полагаю, что это будет правильно, потому что будет формироваться новое правительство. И было бы справедливо, чтобы прорабатывало, конечно, эти новации новое правительство.

Считаю, что в любом случае без дискуссии с бизнесом это не обойдется, наверняка, все это будет вынесено в публичную плоскость. На предварительном этапе такая дискуссия была. Нашу точку зрения спрашивали, интересовались, чего мы хотим — увеличения или уменьшения НДС и налога на прибыль. Есть много разных вариаций. Каждое объединение предпринимателей высказало уже свою точку зрения. Сейчас дискуссия прекратилась.

— На чем настаивает ТПП?

— Самое главное не повышать фискальную нагрузку на бизнес. И в данном случае мы говорим не только о налогах. Мы говорим о неналоговых платежах, которые выросли неимоверно — и по количеству этих платежей, и по сумме этих платежей. По нашим оценкам, в прошлом году где-то порядка одного триллиона рублей бизнес заплатил по неналоговым платежам. И, если мы не наведем порядок в этом, то, конечно, это будет беда для бизнеса.

Также должен быть принят закон о неналоговых платежах. Именно закон, а не новая глава в Налоговом кодексе. Потому что, если это глава, то, значит, тогда все, что прописано, все репрессивные меры, которые есть в Налоговом кодексе, они перейдут и на неналоговые платежи. То есть это уголовные дела, арест счетов, пени, штрафы и так далее. И мы считаем, что это будет несправедливо, потому что неналоговые платежи — это все-таки не налоги. Не все платежи идут в государственную казну.

Закон уже практически полностью готов. Сейчас только одна развилка — это спор о том, будет это закон или глава в Налоговом кодексе.

В правительстве тоже мнения разные. Есть те, кто поддерживает, что это будет закон, а есть и те, кто считает, что надо прописать в Налоговом кодексе. Это дискуссия была и вчера в ходе встречи с председателем правительства Дмитрием Медведевым. Мне показалось, что председатель правительства понимает тему неналоговых платежей. Он однозначно согласен с тем, что ее надо отрегулировать, но как это сделать, еще не решили. По крайней мере, Дмитрий Медведев какую-то одну точку зрения вчера не занимал.

— А чем еще удалось поговорить бизнесу в ходе встречи с главой правительства в Сочи?

— Были предложения обнулить НДС для авиационных перевозок для того, чтобы стимулировать туристическую отрасль. Сошлись на том, что если и делать какие-то поблажки с точки зрения НДС для авиаперевозок, то все-таки дифференцированно, не по всем перевозкам по стране. Может быть, по разным направлениям.

Поднимался также вопрос «анахронизма» валютно-экспортного контроля, который надо менять. И с этим тоже согласно правительство. Минфин поддержал, что, действительно, сейчас используются устаревшие меры, которые мешают жить и работать.

Также мы говорили по поводу интернет-торговли.

Наши площадки интернет-торговли находятся в невыгодном положении в своей собственной стране по отношению к зарубежным, которые не платят ни НДС, ни сертификацией не занимаются, ни контрольно-кассовую технику не должны содержать, и много чего, что наш бизнес должен, а они нет.

Поэтому процентов на 30 у нас получается все дороже, и все утекает на зарубежные площадки. К 2020 году оборот интернет-торговли будет 3,2 триллиона рублей, а доля зарубежных площадок достигнет около 50%. То есть у нас триллион с лишним ничего не будет в казну приносить. Проблема еще и в том, что при прочих равных, если есть товар наш и товар зарубежный, то с нашей электронной площадки купят зарубежных товар, потому что он дешевле.

— Дискуссия эта давно тянется, до чего-то конкретного договорились?

— Мы договорились, что мы поработаем над темой взимания НДС. Уже сейчас, по словам главы правительства, в работу запустили тему согласования снижения стоимости этих покупок с нашими партнерами по единому евразийскому пространству. Сейчас не облагается налогом покупка на одну тысячу долларов весом до 31-го килограмма. При этом сегодня в интернет-продажах около 99% всех покупок совершается до одной тысячи рублей. Если изменить норму, то очевидно, что этот сегмент будет сокращаться.

— Сейчас обсуждаются различные инициативы по возврату капитала в Россию. Это второй этап налоговой амнистии и спецбонды Минфина и список опальных бизнесменов-возвращенцев. Как вы к ним относитесь? Много ли капитала бизнесмены вернут в Россию?

— Многие средства бизнесмены уже вернули в страну, это можно видеть по возросшим вкладам и счетам в российских банках. Однако тема эта немного закрытая, и я не могу судить о ее масштабах. Те бизнесмены, которые в списке бизнес-омбудсмена, видимо, решили позаботиться о своем капитале. Вряд ли будет возвращен большой объем средств и вряд ли это кардинально повлияет на экономику.

— Скажите, а система автоматического обмена данными между различными государствами, в которой будет участвовать с этого года и Россия, она поможет амнистии? Сейчас нам готовы предоставлять информацию только 73 юрисдикции, как вы считаете, будет ли расти их число? Например, за счет офшоров?

— Безусловно, эта новая амнистия сработает. Договариваться в рамках системы автоматического обмена данными мы будем с новыми юрисдикциями, и их число увеличиться, уверен. Не думаю, что в интересах каких-то юрисдикций прослыть такой «черной дырой», которая прячет информацию от всех. Ну, и вряд ли кто-то будет персонально России не давать информацию, а другим партнерам предоставлять ее.

Но надо понимать, что некоторым юрисдикциям, чтобы открыться, может быть, нужно время.

Скорее всего, им хотелось бы разойтись с клиентами так, чтобы сохранить нормальные партнерские отношения. Для этого, видимо, нужно время, чтобы и клиент, что называется, созрел и решил, как он будет действовать дальше, вот в этих условиях, когда информацию откроют.

— На форуме также обсуждался вопрос, как решать проблему с консолидированными группами налогоплательщиков (механизм КГН дает возможность компаниям объединять прибыли и убытки и платить налог с общего финансового результата, после чего он распределяется между регионами, в которых базируются компании). Счетная палата недавно опубликовала результаты анализа эффективности механизма КГН. Оказалось, что если в 2016 году КГН заплатили в консолидированный бюджет 298 млрд руб. налога на прибыль, что в два раза меньше, чем эти же компании перечислили в 2011 году. Что с ними делать, на ваш взгляд?

— Я полагаю, что, несомненно, надо будет думать над тем, как его правильно выстраивать. Вы понимаете, мне кажется, не очень справедливо, когда все налоги стекаются в две столицы. Региональные власти лечат, учат, перевозят и все остальное делают с населением, которое работает на этих предприятиях, а налоги концентрируются где-то в другом месте. Мне кажется, это не совсем правильный подход. И все-таки более справедливо было бы, чтобы часть этих налогов оставалась у тех, кто работает с этим населением, и где находится само предприятие.

— Другая обсуждаемая в Сочи инициатива — дать возможность регионам взимать туристический сбор. Как вы к этому относитесь?

— Если это будут «меченые деньги» то, в принципе, можно пойти на этот шаг. А если это будут обезличенные деньги, то я думаю, что это может больше негатива принести, чем позитива. «Меченые» — я имею в виду, что в отношении их будет уверенность, что они будут потрачены на туристский, так сказать, санитарно-санаторный кластер. Тогда, может быть, есть смысл эти деньги собирать. Чтобы каждый понимал, что сегодня рубль, пять, десять заплатил, а на следующий год приедем — тот же санаторий лучше станет и, может, новые услуги появятся. А если это вообще просто в доход субъекта, то какой смысл?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Будут богатыми регионы – станет богатой страна"

Вот аксиома, которую, похоже, у нас понемногу начали, наконец-то, осознавать, на всех уровнях власти и общества: богатство России только регионами прирастать будет. И на заседании Госсовета РФ в Ростове-на-Дону рассматривается 1 февраля эта же тема: развитие промышленного потенциала регионов России.

- Сергей Николаевич, Палата занята прежде всего вопросами развития бизнеса. При чем здесь казалось бы, развитие регионов? Или эта тема Палату тоже волнует?

- Безусловно, волнует, ещё как волнует. И тут все понятно: сильный и богатый региональный бизнес сделает регион сильнее и богаче. Ну, а богатые регионы – это в итоге богатая страна. Все просто. Но пока у нас огромное количество территорий остаются дотационными, и это большая и сложная проблема. Есть, безусловно, крепко стоящие на ногах регионы – Татарстан, Белгородская область. Калужская область, Краснодарский край и так далее. Но и они потенциально могли бы быть богаче. Надо развивать промышленный потенциал.

- Как? У Палаты есть свои идеи? И если есть, то какие?

- Конечно, есть. Только позвольте исходить из существующих в стране реальностей и возможностей, а не заниматься революционным фантазированием типа, «а что, если бы нам все переделать?» В нынешних существующих координатах отношений «центр-регионы» многое можно сделать.

Мы предложили в доклад рабочей группы Госсовета ряд предложений. Надеемся, они будут учтены в государственной политике по развитию промышленного потенциала регионов. Все, может, и нет смысла здесь перечислять, но некоторые предложения назову.

Мы считаем, что надо разработать долгосрочную, на 25-30 лет, единую государственную промышленно-финансовую политику размещения и развития региональных производительных сил на основе современных инновационных технологий. Не буду вдаваться в детали, отмечу только, что речь идет о создании территориально-промышленных комплексов с обязательной привязкой к соответствующей транспортно-энергетической инфраструктурой.

Основой региональной промышленной политики должно стать выстраивание четких приоритетов промышленного развития. При этом надо обратить внимание на отрасли, обладающие наибольшим, скажем так, «кумулятивным эффектом». Речь идет о проектах в сфере машиностроительного комплекса, производства средств производства, недостающей на отечественном рынке компонентной базы и т.д.

При размещении производств надо учитывать, в первую очередь, интересы уже существующих в России предприятий, выпускающих аналогичную продукцию и обязательно проводить экспертизу проектов новых промышленных предприятий. Не нужно создавать, как это не раз уже бывало, технологически устаревшие, а значит, неэффективные производства.

- А как быть с инфраструктурой? С нею у нас во многих регионах, как говорится, «очень не очень»…

- Развивать инфраструктуру должно не только государство, но и бизнес. Однако большинство частных фондов нацелено на получение быстрой прибыли, а инфраструктурные проекты могут окупаться долгие годы. Выход есть. В мире есть такая модель: частный инвестор сам вкладывает свои деньги в создание инфраструктуры для своего будущего производства, а государство из доходов, полученных им от новых предприятий, возвращает деньги частному инвестору.

Нужно организовать грамотную региональную политику предоставления налоговых льгот и преференций. Полагаем, регионы могли бы освободить бизнес от налога на имущество объекты основных средств, находящихся на консервации и реконструкции, предоставить льготы для производителей и потребителей импортозамещающей продукции и т.д. Я понимаю руководство территорий: им нужны деньги сейчас, дыр всегда очень много. Но очень часто бывает, что таким образом регионы, образно говоря, убивают курицу, которая могла бы в недалеком будущем нести золотые яйца. Бизнес плохо развивается, скукоживается, а то и вовсе закрывается. Или уходит «в тень», что ничуть не лучше. Да, хочу подчеркнуть: правильно было бы перечислять в бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований определенную часть прироста налоговых поступлений от предприятий и организаций, расположенных на их территории, полученного в результате сверхпланового роста объемов производства и реализации товаров и услуг.

Палата абсолютно убеждена в том, что надо сформировать региональные структуры государственных отраслевых институтов развития и обеспечить единую координацию их деятельности. Хочу здесь отметить, что институтов развития у нас очень много, нередко бизнес толком не понимает, кто чем занимается. Не помешала бы здесь хорошая ревизия. Тут, как говорится, лучше меньше¸ да лучше.

- А какой институт развития среди всех существующих в стране лично вы выделили бы особо?

- Предпринимательское сообщество, а значит, и я, как представитель ТПП РФ, самой большой общественной организации бизнеса в России, двумя руками голосуем прежде всего за Фонд развития промышленности. Он работает отлично, а работал бы еще лучше, если бы значительно увеличить его капитализацию. Его практику и механизмы могли бы, я уверен, успешно использовать другие институты развития предпринимательства.

- Можно подробнее о фонде?

- Фонд развития промышленности (ФРП) был создан в 2015 году, после вступления в силу закона «О промышленной политике в Российской Федерации», за принятие которого ТПП РФ, не побоюсь этого слова, билась долгие годы. Он был нужен, как парус для судна – я отнюдь не преувеличиваю, он позволил ставить цели и определять курс развития экономики. Закон стал правовой основой новой промышленной политики, установившей формы, инструменты и меры государственной поддержки развития промышленности.

ФРП был создан для организации новых производств и обеспечения импортозамещения. Программы фонда позволяют российским предприятиям получить доступ к льготному заемному финансированию, необходимому для запуска производств уникальных отечественных продуктов, а также аналогов передовых международных разработок.

ФРП предоставляет займы под 1 и 5 процента годовых сроком до 7 лет, стимулируя приток прямых инвестиций в реальный сектор экономики. Флагманская программа Фонда «Проекты развития» направлена на импортозамещение и производство конкурентной продукции, программа «Станкостроение» помогает предприятиям реализовать станкостроительные проекты, программа «Конверсия» стимулирует производство предприятиями ОПК высокотехнологичной продукции гражданского и/или двойного назначения, программа «Комплектующие изделия» призвана повысить уровень локализации конечной российской продукции, программа «Лизинг» — обеспечить финансирование части аванса на приобретение оборудования.

Как вы понимаете, речь здесь идет о реальной экономике, о реальных производствах, которые делают страну более развитой. Более сильной и более богатой.

В феврале 2016 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между ТПП РФ и ФРП. По состоянию на февраль нынешнего года система ТПП РФ рекомендовала, а Экспертный совет ФРП одобрил финансирование фондом 173 проектов из 51 региона России.

Система ТПП РФ (а это более 180 палат почти во всех регионах страны) сегодня помогает ФРП развивать систему региональных фондов развития промышленности. Создано 39 региональных фондов, 28 из них уже подписали соглашения с ФРП, что позволяет участвовать в софинансировании проектов.

Вот, если коротко, о ФРП.

- Планы промышленного развития регионов могут быть самыми красивыми и многообещающими, но уверены ли вы, что все так и будет?

- А у нас есть другой выход? Правильно, нет. То есть выбор, конечно, есть: развитие или стагнация, но я не буду и спрашивать, что лучше. Поэтому отвечу так: будем работать – и раньше или позже все у нас получится. Лучше – раньше. Но это, опять-таки, зависит от всех нас...

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Бизнес неоднозначно относится к «прописке» неналоговых платежей в Налоговом кодексе"

Предпринимательское сообщество неоднозначно относится к тому, чтобы, как следует из поручения Правительства Минфину РФ и Минэкономразвития, неналоговые платежи были прописаны в Налоговом кодексе, сообщил Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Дело в том, что в таком случае все превентивные и «карательные» меры, предусмотренные НК РФ, например, уголовное преследование, приостановление операций по счетам, штрафы, пени и т.д., будут распространены и на неналоговые платежи, чего ранее не было. Об этом Сергей Катырин заявил, выступая на совещании в Минэкономразвития РФ по вопросу доработки проекта федерального закона о регулировании отдельных обязательных платежей.

Он отметил также, что налоговые органы сегодня попросту не имеют соответствующих ресурсов, чтобы дополнительно администрировать ещё и неналоговые платежи. «Это, к тому же, ещё и резкий и очень значительный рост объёмов работ. Кроме того, далеко не все платежи идут в бюджет», - подчеркнул Сергей Катырин.

ТПП РФ считает, что было бы целесообразно сосредоточиться на доработке в сжатые сроки проекта ФЗ «О регулировании отдельных обязательных платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и на утверждении одновременно с законопроектом перечня только федеральных неналоговых платежей. «Составление исчерпывающего перечня неналоговых платежей ещё и регионального и местного уровня способно затянуть принятие законопроекта, - пояснил Сергей Катырин. - Поэтому, после утверждения перечня федеральных неналоговых платежей одновременно с законопроектом, Правительство РФ должно доработать совместно с субъектами РФ и представителями муниципальных образований перечень их платежей к определенному сроку».

Сергей Катырин перечислил также ряд других замечаний предпринимательского сообщества по проекту закона.

Нынешняя редакция законопроекта не препятствует появлению новых неналоговых платежей. «Введение новых или изменения действующих неналоговых платежей нужно более четко регламентировать, - убежден глава федеральной палаты. - Целесообразно прямо закрепить правило, запрещающее с 1 января 2019 года устанавливать и взимать платежи, не включенные в соответствующие перечни.

Законопроект допускает установление неналоговых платежей законами субъектов РФ и муниципальными актами, а предельные их размеры могут определяться как актами, устанавливающими тот или иной платеж, так и постановлениями Правительства РФ.

«Это приведёт к произвольному введению и изменению платежей, - поясняет Сергей Катырин. – Палата полагает, что неналоговые платежи должны устанавливаться исключительно федеральными законами, которые также определяют базовые параметры и предельные размеры платежей. А регионы и муниципалитеты в пределах, установленных этими федеральными законами, будут решать: вводить соответствующий платеж или нет», сообщает пресс-служба ТПП РФ.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин

Сергей Катырин: «Восточный вектор» не означает полный разрыв с Европой

Президент Торгово-промышленной палаты в интервью AmurMedia о последствиях санкций, импортозамещении и развороте России в сторону Азии

Россия активизировала свой "восточный вектор" развития. Страна всерьез приступила к освоению Дальневосточного региона. Однако говорить о полном развороте в сторону стран АТР нельзя, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин, "ведь Россия одновременно не отворачивается от сотрудничества, к примеру, с Европой". В интервью AmurMedia глава ТПП рассказал, как экономика России перестроилась после западных санкций, почему на Дальнем Востоке есть неплохие заделы для создания IT-кластера и нужны ли для экономического роста в стране структурные реформы.

— Сергей Николаевич, антироссийские санкции действуют уже третий год. Как они повлияли на экономику страны? Смогла ли экономика РФ за это время перестроиться?

— В каком-то смысле они стали холодным душем, заставившим трезво посмотреть на структуру нашего хозяйства и окончательно убедиться: да, сырье – наше преимущество, наш козырь, но экономика не может быть сырьевой, нельзя делать ставку, прежде всего, на сырье, если мы намерены стать сильным процветающим государством.

Страна вплотную занялась импортозамещением. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что структурная перестройка экономики страны давно назрела. И работа началась раньше, чем были объявлены санкции против России, но велась она небыстро. Санкции заставили нас активнее перестраиваться, работать для достижения импортонезависимости страны. До 2020 года Россия потратит 2,5 трлн рублей на организацию импортозамещения. Где— то дело идет быстрее, а на каких-то направлениях понадобятся еще годы, чтобы получить более-менее ощутимые результаты. Поэтому делать заявления о победе, о том, что экономика уже достаточно перестроилась, я бы поостерегся.

— Какие самые неприятные последствия от санкций мы получили?

Самым неприятным в санкциях стало ограничение доступа к внешнему кредитному рынку. Кредиты у нас дешевеют медленно. Сами же санкции как таковые — я имею в виду экономический ущерб — имели все же второстепенное значение на фоне провала в 2014-2015 гг. цен на нефть и вообще сырье. Страна потеряла тогда из-за этого, по некоторым оценкам, раза в три-четыре больше, чем из-за санкций.

— Принесла ли уже какие-то плоды политика импортозамещения?

Сегодня результаты импортозамещения заметны там, где для этого уже создана определенная база, в частности, в фармацевтике, в сельском хозяйстве. Наш рынок медицинской продукции сегодня очень быстро развивается (он оценивается более чем в триллион рублей, и более четверти объема дает именно отечественное производство). Российская легкая и текстильная промышленность показала, что может производить продукцию не хуже зарубежной. Серьезный отказ от импорта — в производстве стройматериалов. В промышленность пошли инвесторы.

Минпромторг РФ прогнозирует, что к 2020 году будет запущено около 100 новых крупных предприятий, в том числе станкостроительных. В информационно-коммуникационных технологиях российский бизнес, прежде всего малый, хорошо себя показывает. Годовые поставки российского программного обеспечения и IT-услуг на внешние рынки превысили 6 миллиардов долларов. Рост наблюдается практически по всем группам химических товаров.

Всем и каждому видны изменения в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Страна стала собирать рекордные урожаи зерновых, кукурузы, картофеля, нарастила вылов рыбы, производство мяса и мясной продукции и т.д. Российские продукты занимают все большую часть прилавка.

Увеличение объемов производства в аграрном секторе и российского экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия начался со второй половины 2015 года, продолжается и сегодня. Россия также стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы. За 2015-2016 сельскохозяйственный год мы экспортировали почти 34 млн тонн зерна. Число стран, покупающих российское зерно, выросло с 60 до 100. Тут я бы сделал оговорку: сам факт по себе отрадный, но нам надо активнее перерабатывать зерно и больше продавать продукции из него.

— Стоит ли ожидать в ближайшем будущем отмены санкций?

Я полагаю, что одномоментной отмены всех санкций не будет, они надолго. Не мы вводили санкции против России, и если придется двигаться по пути отмены, то только так, чтобы наша экономика не пострадала. Ничего хорошего в санкциях и в наших вынужденных контрмерах нет, они приносят потери всем. Но, повторюсь, отрадно то, что ситуация заставила нас несколько рачительнее и активнее вести хозяйство, развивать его, поддерживать уязвимые отрасли.

Кстати, большинство западных компаний свой бизнес в России не свернули, хотя некоторые снизили активность в ожидании лучших времен. Продолжают работу на российском рынке и компании из страны-вдохновителя санкций, то есть из США. Растет число компаний, приходящих в Россию из стран, не участвующих в санкционной политике.

Наша страна постепенно выходит на траекторию уверенного экономического роста. Международные рейтинговые агентства отмечают это и делают позитивные прогнозы.

— Жители страны ощутят изменения нашей экономической ситуации к лучшему в своей повседневной жизни, например, в зарплатах?

— Обязательно, но процесс этот постепенный. К сожалению, нужно некоторое время, чтобы накопилась определенная "критическая масса" положительных изменений в экономике.

— Президент РФ Владимир Путин после введения санкций заявил о необходимости переориентировать экономику РФ на сотрудничество с азиатскими странами. Удалось ли это сделать? Что препятствует развитию торговых связей со странами АТЭР? Сколько лет потребуется России для полного разворота в сторону Азии?

— Хочу уточнить: разворот России в сторону стран Азиатско-Тихоокеанского региона совсем не означает, что страна одновременно отворачивается, например, от той же Европы. Поэтому, думается, говорить о "полном развороте в сторону Азии" нет оснований. Вообще в экономике надо быть прагматичным, и мы готовы сотрудничать и торговать со всеми.

Что касается "восточного направления", то, согласитесь, Россия несколько засиделась на периферии экономической интеграции в этом регионе мира, тогда как наши дальневосточные соседи, страны АТР, не дремали и за последнее двадцатилетие превратили свой регион в наиболее динамично развивающуюся часть мира. Санкции, безусловно, сыграли свою роль в том, что мы активизировались в этом регионе. Но мы и без них активизировали бы свой "восточный вектор": страна несколько лет назад всерьез приступила к развитию огромнейшего и потенциально богатейшего дальневосточного региона и, естественно, появилась параллельно задача – выходить на все более широкое сотрудничество с окружающими странами.

Тем более, что нет никаких препятствий, ни политических, ни экономических, для самого активного участия России во всех региональных делах Азиатско-Тихоокеанского региона.

— Что Россия для этого должна сделать?

По моему мнению, есть три обязательных условия, которые надо выполнить и которые, отмечу, вполне выполнимы.

Первое: бизнес должен хорошо изучить рынок, на котором намерен работать. Но анализ, проведенный Торгово-промышленной палатой РФ, показал, что наши предприниматели и их коллеги из ряда стран АТР, в большинстве своем слабо осведомлены друг о друге, о нюансах работы, возможностях инвестирования и т.д. Необходимо налаживать постоянный полноценный надежный информационный обмен. Причем если большие компании могут позаботиться в этом плане сами о себе, то вот средним и малым, которые способны в итоге серьезно поднять взаимный товарооборот, такая информация крайне необходима. Что касается России, то именно система Торгово-промышленной палаты страны может оказать здесь соответствующую поддержку и помощь: крупнейшее объединение предпринимателей страны располагает 180 территориальными палатами во всех регионах РФ.

Второе: содействие бизнесу в его участии в выставках и ярмарках. Несмотря на стремительное развитие различных информационных виртуальных технологий, и сегодня физическое участие компаний в выставочно-ярмарочных мероприятиях, возможность своими глазами увидеть, оценить и, что называется, пощупать новое изделие остается одним из самых эффективных каналов продвижения продукции на внешние рынки.

Наконец, третье условие: надо делать упор на региональное сотрудничество, именно в регионах сегодня есть огромные возможности для взаимодействия бизнеса, прежде всего малого и среднего.

В целом же перспективы взаимодействия с АТР, действительно, большие, я бы даже сказал, огромные. И речь идет не о годах и десятилетиях совместной работы. Думается, здесь наиболее уместно будет сказать о постоянно расширяющемся сотрудничестве.

— Дальний Восток РФ играет ключевую роль при выстраивании отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Сможет ли этот регион стать площадкой, на которой будет выстраиваться сотрудничество РФ с Азией? И готова ли инфраструктура Дальнего Востока к совместным проектами РФ и стран АТР?

— Дальний Восток может и должен стать такой площадкой, я в этом уверен. Экономическое развитие Дальнего Востока – перспективнейшее поле для сотрудничества России и стран АТР, прежде всего государств, входящих в интеграционное объединение АСЕАН.

Вы спросите: в чем здесь наш и их интерес?

Отвечаю: да, пока что на Дальнем Востоке производительность труда в два с лишним раза ниже, чем в Японии, почти в два раза ниже, чем в Республике Корея. Доля инновационной продукции в валовом региональном продукте – около одного процента. Население убывает. Здесь, куда ни глянь, работы — непочатый край; везде есть огромные возможности, но есть и огромные трудности: бездорожье, удаленность. Да, безусловно, инфраструктура мегарегиона пока оставляет желать лучшего, далеко не везде она готова к совместным проектами РФ и стран АТР. Значит, надо ее развивать, это выгодно и нам, и им.

Отмечу, что сегодня только в Хабаровском крае работает около 800 предприятий с иностранными инвестициями, больше половины из них — с инвестициями из стран АТР.

Налоговые льготы на Дальнем Востоке, действующие в территориях опережающего развития и свободном порту "Владивосток" уже интересны для инвесторов. Но я считаю, что еще многое можно сделать в этом направлении.

— Сергей Николаевич, поясните.

Нужно и дальше снижать налоговую и неналоговую нагрузку на бизнес, внедрять риск-ориентированные подход в контрольно-надзорной деятельности, предоставлять льготное кредитование, снижать издержки при подключении к энергетической инфраструктуре. Кроме того, надо бороться с коррупцией и теневым сектором, расширять возможности для участия малых и средних предприятий в крупных инвестпроектах, вести информационную и образовательную работу и, конечно, учитывать специфику конкретного региона Дальневосточного федерального округа.

В первое полугодие 2017 года на Дальнем Востоке индексы промышленного производства, строительства, инвестиций в основной капитал превзошли показатели в целом по стране. В эксплуатацию введено еще около 40 новых предприятий; ожидается, что до конца года их будет больше 80. Всего же заявлено к реализации на Дальнем Востоке более 600 проектов с общим объёмом инвестиций более 2 трлн руб.

Сегодня в мире есть два глубоко интегрированных объединения с надгосударственные органами управления. Это ЕС и ЕАЭС. По такому же пути идет АСЕАН. Естественно, возникает вопрос взаимодействия между ЕАЭС и АСЕАН. На мой взгляд, перспективно также экономическое партнерства этих объединений с ШОС.

Напомню: Россия — это еще и серьезный интеграционный узел, связывающий Азию, Европу и Америку. Сегодня же больше всего наши расчеты связаны с добычей, переработкой (подчеркну: переработкой!) и экспортом энергоносителей. Энергетика видится той "дверью", через которую страна может войти в набирающие силу интеграционные процессы в АТР. В регионе также огромные запасы гелия, золота, меди, алмазов, черных, цветных и редких металлов, фосфоритов, урана, олова, плавикового шпата…

— Высказывают ли интерес иностранные инвесторы к месторождениям этих природных ресурсов?

Компании из стран Азиатско-тихоокеанского региона уже инвестировали около 50 млрд. долларов в топливно-энергетические проекты. Россия взяла курс на глубокую переработку первичных ресурсов. Подсчитано: доходность переработки нефти на Дальнем Востоке примерно в пять раз выше, чем в Европе. Продукция нефтехимии будет также использоваться малым и средним бизнесом Дальнего Востока для выпуска товаров массового спроса.

В этом году на Дальнем Востоке стартовал ряд проектов с участием компаний из государств — членов АСЕАН в области машиностроения, сельского хозяйства, лесопереработки, транспорта, туризма. Это я к тому, что не только наше сырье побуждает иностранный бизнес приходить на наш Дальний Восток. Дальневосточный мегарегион способен стать традиционным экспортером нужных странам АТР пищевых товаров – прежде всего зерна, мясных изделий, другого продовольствия.

Здесь есть неплохие заделы для формирования в регионе IT-кластера. Пока что процесс сдерживается очень низким уровнем развития каналов связи в макрорегионе. Но в перспективе Дальний Восток может стать важным "информационным звеном". Например, и России, и странам АТР стратегически выгодно связать оптоволоконными каналами Восточную Азию с Европой именно через наш мегарегион. До двух третей экспортных и до половины импортных грузовых перевозок в Дальневосточном федеральном округе приходится на долю морского транспорта. Недостаточное развитие морских портов, слабость российского флота – это серьезное препятствие на пути тесной интеграции России в АТР. Отрадно, что в Приморском крае уже сделаны первые шаги по созданию современного кластера судостроения.

И еще одно: развитие мегарегиона – это безусловное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями.

— Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) значительно повысила свой бывший июньский прогноз по России — до 2% в нынешнем и 2,1% в следующем году против 1,4% и 1,6% соответственно. Ускоренному выходу РФ из рецессии способствовало повышение цен на нефть и низкие процентные ставки, считают в организации. Согласны ли вы с этим выводом? И нужны ли России для дальнейшего экономического роста структурные реформы?

— Если коротко, то с таким выводом я не совсем согласен. Да, нефть заметно подросла, но считать это главнейшим условием нашего выхода из рецессии я бы не стал. У нас экономика начала изменяться, о чем мы, кстати, уже говорили, когда обсуждали проблему санкций.

Процентные ставки по кредитам в России для бизнеса все еще высокие, и надо отдать должное нашим предпринимателям, что они добиваются результатов в условиях, в которых тот же европейский бизнес просто не смог бы работать.

Структурные реформы для дальнейшего экономического роста нужны. Они просто необходимы.

— Некоторые экономисты считают, что только бюджетные вливания не могут придать толчок развитию регионов. Средства, которыми обладает государство, помогают обустроить лишь отдельные районы и города. И реально ли в современных экономических условиях полностью отказаться от государственных вложений в крупные инфраструктурные проекты в регионах?

— Полагаю, что эти "некоторые экономисты" правы. Сегодня экономика должна создаваться совместными усилиями государства и бизнеса. Речь о государственно-частном партнерстве (ГЧП), существующем во всем развитом мире. У нас здесь еще многое надо сделать, но будущее именно за ГЧП. ТПП РФ давно занимается темой государственно-частного партнерства, понимая, что взаимодействие власти и бизнеса в реализации важных проектов сегодня необходимо и полезно для обеих сторон.

Кстати, в ходе Восточного экономического форума Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей, "Деловая Россия" и ряд других организаций подписали меморандум о Национальном Центре развития государственно-частного партнерства. Мы стремимся создать единую независимую экспертную платформу в сфере государственно-частного партнерства, которая позволит аккумулировать усилия и оптимизировать издержки уже действующих элементов инфраструктуры поддержки ГЧП-проектов, содействовать увеличению количества качественных инвестиционно-привлекательных проектов ГЧП на территории РФ и привлечению инвесторов.

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 15 июня 2016 > № 1794838 Сергей Катырин

Президент ТПП РФ Катырин: «Инвестиции для экономики – топливо для мотора»

Михаил Рогожин

После введения в 2014 году западных санкций против России наше правительство взяло курс на импортозамещение. О том, каких результатов добились за это время отечественные предприятия, как это отразилось на национальной экономике, какие трудности встречаются на данном пути и как они преодолеваются, «Новым Известиям» рассказывает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

– Сергей Николаевич, прошло больше двух лет с объявления Россией курса на импортозамещение. Какие результаты достигнуты в этом направлении и как это отразилось на состоянии нашей экономики?

– Эксперты ТПП РФ достаточно позитивно оценивают некоторые экономические итоги первого квартала 2016 года. Так, стране, наконец, удалось нарастить экспортные объемы несырьевых категорий товаров, а топливно-энергетических – несколько уменьшить. Последних в структуре поставок в страны дальнего зарубежья по итогам 2015 года – порядка 68% (в 2014 году – 75%). Ситуация в экспорте в страны СНГ в целом схожа, но доля наших топливно-энергетических товаров здесь еще меньше: ориентировочно порядка 43% против 50% в 2014 году. Есть основания полагать, что эта положительная тенденция сохранится в дальнейшем.

Безусловно, правильно, что в нашем экспорте мы начали постепенно замещать сырье другими категориями товаров. Пока что речь идет в основном о продукции сельского хозяйства и химической промышленности, о металлах. К примеру, ряд российских крупных отраслевых компаний – лидеров в области производства сахара, растительных масел, мясной и молочной продукции, а также кондитерских изделий – начали наращивать экспорт продукции пищевой промышленности в Китай. Это обусловлено в том числе обстановкой на валютном рынке.

Выросшая в 2015 году общая прибыльность (по преимуществу предприятий, ориентированных на экспорт) пока еще не означает роста инвестиций. В российской экономике сегодня преобладают так называемые «сберегательные настроения» – предприятия воздерживаются от вложений денег в новые проекты. Эксперты ТПП РФ предполагают, что до середины 2016 года будут и дальше сокращаться инвестиции в основные капиталы предприятий. К сожалению, это негативно скажется и на процессах модернизации, и на росте производства.

Осложняют ситуацию и известные трудности с привлечением нашим бизнесом внешнего финансирования для своих проектов. При этом, уверены эксперты, единственный для нас способ остаться в числе ведущих экономик – это обеспечить высокую производственную и технологическую конкурентоспособность российской продукции, ориентируясь при этом на мировой рынок.

Не последнюю роль в этом должна сыграть стабилизация экономической ситуации, но не только. По нашему мнению, недостаточно развита, например, кооперация с отечественным научно-производственным сектором, а она важна для развития собственных качественных конкурентоспособных производств.

– На ваш взгляд, процесс импортозамещения в нашей стране уже набрал силу?

– Быстро проблему импортозамещения решить нельзя, речь ведь в сущности идет о серьезной перестройке экономики, а это дело не одного года. Напомню: в ряде отраслей, например, в микроэлектронике, станкостроении, машиностроении, в оборудовании для нефтегазовой промышленности мы зависим от иностранных технологий или комплектующих на 80–90%.

Переломить такую ситуацию быстро не получится по определению. Поэтому правильнее сказать, что мы шаг за шагом идем в нужном направлении.

Здесь необходимо заметить, что пытаться все и вся замещать собственным производством – это тупиковый путь, никто так не делает. Достаточно достичь определенного уровня импортной независимости страны в важнейших отраслях. Но, повторюсь, на все нужно время, утверждать, что мы уже на столбовой дороге, не буду. Глобальное замещение ввозимых из-за границы отдельных видов товаров возможно не ранее, чем через 5-7 лет, а по ряду отраслей процесс может затянуться дольше. Сегодня все активнее европейский импорт мы замещаем импортом из других стран, особенно в части той продукции, которую Россия по объективным причинам (например, климатическим) не может произвести сама или производит недостаточно. Вот пример этого: резко увеличились поставки в Россию из среднеазиатских республик, в частности, Таджикистана, хлопка, фруктов, орехов. Вообще в последние два года, с тех пор, как были введены экономические санкции против России, от 40 до 60% наших потребностей в импорте мы покрываем за счет увеличения торговых операций со странами СНГ. Появляются в стране собственные производства по выпуску товаров, способных заменить импорт. Решается вопрос импортозамещения в пищевой промышленности, в целом в сельском хозяйстве (мы уже практически справились с задачей в птицеводстве, свиноводстве и т.д.). Очень быстро развивается наш рынок медицинской продукции (он оценивается более, чем в триллион рублей, и уже порядка четверти объема дает именно отечественное производство). Российская легкая и текстильная промышленность могут производить продукцию, аналогичную зарубежной. В России создается специализированный банк, чтобы кредитовать предприятия отрасли. Они будут переведены в разряд малых и средних компаний по численности работников, и это позволит увеличить для них господдержку. Например, в Ивановской области построят комплекс по выпуску прогрессивных полиэфирных волокон – в итоге до 40% снизится импорт. Это наглядный пример работы по импортозамещению. И таких примеров немало.

– Чего особенно не хватает российскому бизнесу для достижения лучших результатов в импортозамещении?

– Прежде всего, инвестиций. Самой большой внутренней проблемой экономики последних двух лет стало как раз падение инвестиций. Темп роста инвестиций начал быстро замедляться осенью 2011 года, в 2013-м рост прекратился, а с 2014 года начался стабильный спад. Инвестиции для экономики – как топливо для двигателя. Любой бизнесмен хорошо знает: функционирование бизнеса требует постоянных вложений. Сегодня, по сути, квазиинвестиционным банком стал Фонд развития промышленности (ФРП). Фонд предоставляет целевые займы на условиях софинансирования по ставке 5% годовых сроком до 7 лет в объеме от 50 до 700 млн. руб. Это очень хороший пример для наших финансистов.

– А как можно оценить поддержку импортозамещения со стороны государства?

– Программа по поддержке импортозамещения диверсифицирована и включает в себя прямые меры, направленные на поддержку отдельных отраслей промышленности, а также косвенные, влияющие на инвестиционный климат и обеспечивающие поддержку экономического развития в целом.

Минпромторг РФ утвердил 20 отраслевых планов по импортозамещению. В них вошло более 2500 позиций, технологических направлений. Эти планы готовились совместно с регионами и бизнесом. В 2014 году был принят закон «О промышленной политике в Российской Федерации», в разработке которого ТПП РФ принимала непосредственное участие. В рамках этого закона реализуются многие меры поддержки. Это – проектное финансирование, специальный инвестиционный контракт, субсидии на комплексные инвестиционные проекты и на пополнение оборотного капитала, компенсация затрат на реализацию пилотных проектов в области инжиниринга и промышленного дизайна.

В рамках реализации закона о промышленной политике был создан уже упомянутый мною Фонд развития промышленности, направленный, прежде всего, на поддержку проектов импортозамещения. ФРП сегодня, пожалуй, лучший институт развития в стране.

По итогам 2015 года экспертный совет ФРП одобрил финансирование 74 проектов в 38 регионах России. Общий объем выданных займов – 24,6 млрд. руб. (с учетом докапитализации в конце декабря). Как отмечают эксперты, на каждый рубль займа Фонда в экономику будет привлечено около 6 руб. частых инвестиций. Фонд поддерживает проекты, новые технологии, ориентированные на импортозамещение и имеющие при этом экспортный потенциал.

Бизнес, что называется, на ура воспринял появление Фонда. По состоянию на март 2016 года в Фонде развития промышленности аккумулировано 1311 проектов с суммарной потребностью в финансировании на сумму более 454 млрд. руб. ФРП докапитализирован еще на 20 млрд. руб., но и этой суммы явно недостаточно. Ряд мер сегодня имеют целью поддержать спрос госкомпаний на отечественную продукцию. Так, в рамках госзакупок отдается приоритет российским товарам, а в некоторых случаях, если есть российский аналог, госкомпании вообще не могут закупать зарубежную продукцию. По данным Минэкономразвития РФ, такие ограничения касаются , в частности, оборудования для оборонной отрасли, машиностроения, медицинских изделий, лекарств, программного обеспечения.

Что касается оценки затрат на программы импортозамещения, то суммарно это порядка 2,5 трлн. руб. до 2020 года, но цифра еще будет уточняться.

– В развитых странах малый и средний бизнес - основа экономики, мы тоже стремимся к этому. Могут ли уже сегодня малые и средние предприниматели сказать свое слово в импортозамещении?

– Безусловно. Их участие в импортозамещении можно обеспечить с помощью механизма госзаказа, в рамках содействия кооперации и субконтрактации.

В развитых странах кооперация с крупным предприятием приносит малому бизнесу ощутимую выгоду, открывает массу возможностей и перспектив роста – продвижение своей продукции, выход на новые рынки, обеспечение стабильного развития. Одной из перспективных форм кооперации, которую активно продвигает ТПП РФ, является развитие субконтрактации. Приведу пример Евросоюза: совокупное число предприятий, выступающих субподрядчиками крупных компаний, ежегодно превышает 250 тыс., а количество вовлеченных работников оценивается в 3,8 млн. человек. Доля малого бизнеса, участвующего в субконтрактации, составляет 17% (3,7 млн. предпринимателей) от общего количества предпринимателей в Евросоюзе.

ТПП РФ, понимая актуальность этого направления, проводит определенную работу. В регионах на базе Ярославской, Тульской ТПП, ТПП Нижегородской области, ТПП Чувашской Республики, Владимирской ТПП и в других созданы центры субконтрактации, организуются биржи субконтрактов. Это лишь немногие из направлений, по которым мы работаем в рамках программы по импортозамещению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 15 июня 2016 > № 1794838 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598710 Сергей Катырин

Встреча с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным.

Владимир Путин встретился с президентом Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным. Обсуждались, в частности, вопросы налоговой нагрузки на бизнес.

В.Путин: Сергей Николаевич, Торгово-промышленная палата – самый представительный, наверное, орган, самая массовая организация, в которой представлено наибольшее количество нашего бизнеса, компаний, причём среднего и малого бизнеса в том числе. Как Вы, общаясь с коллегами по своему такому широкому цеху, чувствуете настроение? О каких проблемах больше всего говорите?

Я знаю, что вы по налоговой нагрузке постоянно встречаетесь, обсуждаете эти темы. Совсем недавно, по–моему, был соответствующий форум.

С.Катырин: Владимир Владимирович, действительно совсем недавно прошёл наш традиционный налоговый форум. Мы его ежегодно собираем с участием в первую очередь бизнеса, представителей министерств, ведомств, налоговой службы, депутатов приглашаем. В общем, достаточно широкий сбор.

В этом году большая часть дискуссии была посвящена неналоговым сборам, так называемым некодифицированным, то есть те налоговые нагрузки, которые не попали в сферу регулирования Налоговым кодексом.

Мы, готовясь к этому форуму, провели специальное исследование в 15 регионах Российской Федерации. На сегодняшний день мы насчитали более 50 таких неналоговых, некодифицированных сборов. Это очень серьёзная нагрузка на бизнес.

Очень серьёзная и с точки зрения количества этих налогов, хотя наши эксперты говорят, что это далеко не исчерпывающий перечень. Если посчитать внимательно, в том числе и местный, региональный уровень, то их окажется ещё больше. Хотя часть региональных [сборов] мы тоже постарались учесть.

Эта работа была связана в том числе и с просьбами бизнеса, который к нам обращался, причём это касается бизнеса всех масштабов. Хочу подчеркнуть, Владимир Владимирович, и крупный бизнес достаточно серьёзно озабочен этой нагрузкой, малые и средние компании тем более.

На сегодняшний день, по нашим подсчётам, масштаб этих сборов приближается к одному проценту ВВП. Они по сути своей близки к тому, что их можно называть налогами – они публичны, обязательны и безвозвратны.

По сути дела, это вторая налоговая система, которая складывается. Мы, проанализировав эту ситуацию, подготовили предложения, суть которых, я кратко хочу рассказать, заключается в следующем.

Первое. Мы полагаем, что необходимо принять законодательный акт, закон, который бы регулировал порядок принятия, базу, порядок исчисления, способ исчисления, администратора и так далее, все вопросы, связанные с такого рода платежами.

Второе. Мы считаем, необходимо ввести реестр таких налоговых платежей. На те платежи, которые не попали в реестр, не внесены в этот реестр, отвечать предприниматели не обязаны.

В.Путин: Например?

С.Катырин: У нас очень много платежей, кстати говоря, сходных. Например, в порту собирают корабельный сбор, маяковый сбор, навигационный сбор; по экологии собирают экологический сбор, сбор за утилизацию и так далее.

В.Путин: То есть нагрузка увеличивается, а контроля за тем, как это происходит, фактически нет.

С.Катырин: Совершенно верно. Ни порядок исчисления, ни масштаб исчисления, ни администраторы. Ведь у нас практически на каждый сбор разные администрации. Например, тот же портовый сбор [собирают] разные администраторы, что конечно, сложно и для предпринимателей, вообще–то сложно и для государства содержать всё это.

Поэтому мы считали бы, что необходимо ввести такой реестр: если ввели [сбор в реестр], то тогда предприниматель платит, если не ввели в реестр, [то не платит]. Поручить ведение такого реестра Минфину, с тем чтобы осуществлял контроль так же, как и финансов.

Это позволит государству, во–первых, вообще разобраться во всей этой системе платежей. Многие из них необходимы, естественно, без них просто не обойтись, это все признают, но просто и масштаб, и количество – тут, естественно, многое нужно объединить.

Во–вторых, будет возможность у государства их контролировать, а бизнесу участвовать в порядке определения, что вносить в такой реестр и какие–то в этом плане вести дискуссии.

В–третьих, мы считаем, что здесь у государства есть возможность контролировать, каким образом расходуются такого рода платежи. Если они попали в реестр, если законодательно регулируются, то можно посмотреть, насколько правильно это и по объёму, и по нацеленности, куда эти платежи идут.

И конечно, здесь есть возможность объединить, на наш взгляд, некоторые платежи, сделать одного администратора. Это сократит и количество этих платежей – однородные объединить, – и сократит количество администраторов, которые этой темой занимаются.

Мы подготовили соответствующие предложения, Владимир Владимирович, и хотели бы попросить Вас дать поручение Министерству финансов совместно с Агентством стратегических инициатив (мы как инициаторы готовы в этой работе участвовать) подготовить такую «дорожную карту» к середине лета, с тем чтобы такой порядок во всём этом навести.

Конечно, нововведения не должны иметь обратной силы, но и должен быть предварительный порядок заявления о том, что такой–то сбор вводится, чтобы он не единомоментно с завтрашнего дня вводился, условно говоря, а дали бы возможность подготовиться – с 1 января, допустим, следующего года.

Такую работу мы предлагаем провести. Мы определённую работу сделаем и готовы поработать, если Вы согласитесь с этим и такие поручения Вами будут даны. Предложения письменно изложены, они у меня с собой.

В.Путин: Конечно, согласен. Обязательно сейчас посмотрим подробнее, ведь бизнесу, в конце концов, всё равно – это фискальная нагрузка в виде налога либо в виде неналогового платежа, какая разница.

С.Катырин: Вы совершенно правы.

В.Путин: А если мы говорим о том, что не будем увеличивать налоговую нагрузку, а увеличиваем фактически фискальную, но которая называется по–другому, то цель не достигается. Поэтому мы, безусловно, должны взять эту сторону деятельности, со стороны государства, и эта деятельность должна быть прозрачной, понятной и необременительной.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 декабря 2015 > № 1598710 Сергей Катырин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter