Всего новостей: 2573206, выбрано 4 за 0.017 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кузнецов Лев в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольОбразование, наукавсе
Россия. СКФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 3 сентября 2016 > № 1881379 Лев Кузнецов

Лев Кузнецов: "Режим территории опережающего развития будет создан в Кавминводах"

О том, какие практики Дальнего Востока могут быть применены на Северном Кавказе, будет ли использован опыт свободного порта при реализации Каспийского хаба и что так тесно связывает два стратегических региона России — Северный Кавказ и Дальний Восток, — рассказал в интервью ТАСС на ВЭФ-2016 министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов.

— На Госсовете по санаторно-курортному комплексу вы озвучили ряд инициатив, в числе которых распространение на курортные зоны режима территории опережающего развития (ТОР), который уже успел себя хорошо зарекомендовать на Дальнем Востоке и в моногородах. Какие требования должны быть к ТОР, если мы говорим о санаторно-курортном комплексе, возможно ли Северному Кавказу перенять тот опыт, который есть сейчас на Дальнем Востоке?

— У нас создано очень много специальных режимов для инвесторов: и специнвестконтракты, и льготы, которые помогают реализовывать им проекты и привлекать деньги в регионы. Режим ТОР дает возможность комплексно по разным направлениям создать максимально комфортные условия для инвесторов: определить специализацию, не ущемляя права других, и выделить ту точку роста, которая сегодня важна для экономического и социального развития. Сейчас ТОР есть на Дальнем Востоке и в моногородах, на остальных территориях она начнет действовать только с 2018 года. Мы предложили, и Министерство экономического развития РФ нас поддержало, досрочно распространить этот режим на курорты, выбрать инвестиционно-привлекательные площадки: рассмотреть не только Кавказ, но и Алтай, Краснодарский край, Крым. Создать максимально благоприятный инвестклимат для данного направления, в первую очередь для частных инвестиций. Этот режим в отличие от особой экономической зоны более универсальная площадка с особым "стимулирующим набором" преференций для инвесторов. И его распространение на курортные зоны может благоприятно сказаться не только на инвестклимате, но и на качестве сервиса и услуг. Единственное, мы предлагаем отказаться от льгот по страховым взносам.

— В каких регионах Северного Кавказа вы хотите применить эту практику?

— Мы хотим применить комплексно, в первую очередь в Кавказских Минеральных Водах. Это и по масштабу достойная площадка, и с точки зрения специализации она является драйвером развития территории. Там не будет конфликта с другими отраслями, это даст новый импульс развитию территории. Почему еще Кавминводы этого заслуживают? Потому что это не региональный, не окружной, а федеральный и международный проект.

— На ВЭФ сегодня обсуждаются механизмы поддержки инвесторов. На Госсовете вы предложили для эффективных инвесторов предусмотреть льготное налогообложение. Это хорошо накладывается на идею по внедрению ТОР на Северном Кавказе.

— Подчеркну, что мы предлагаем льготное стимулирование для новых инвесторов. Очень важно через эти льготы не подорвать и без того хрупкую доходную базу регионов. Все-таки в режиме ТОР основная нагрузка ложится на региональный бюджет: это и местный налог на прибыль, и налог на землю, и другие преференции. Важно, стимулируя инвестора, делая благое дело, не создать дополнительных сложностей субъектам с пилотными проектами.

— Что делать с теми инвесторами и собственниками, которые не выполняют взятые на себя обязательства, но получили те или иные льготы на региональном уровне?

— На Госсовете я озвучил инициативу разработать режимы стимулирующие, но в то же время некоего дисциплинарного характера. Потому что курорт в отличие от других площадок очень ограничен сам по себе. Важно, чтобы на этой ограниченной территории максимально был задействован имеющийся ресурс и эффективно развивался именно курорт. Наша задача — понять, какие у инвестора сложности и почему он не реализует проект. Надо смотреть каждый отдельный случай. Тем, кто хочет вкладывать, нужно помогать, а тем, кто не вкладывает, нужно помочь решить проблемы, а дисциплинарные меры должны быть применены в последнюю очередь. Нужно создать прозрачные и четкие правила, которые бы подвигли инвестора воспользоваться поддержкой государства, привлечь партнеров и развить проект или отказаться от проекта в цивилизованной форме. Если взять те же ТОР, здесь, на Дальнем Востоке, есть специальные инвестиционные соглашения, которые четко регулируют права и ответственности сторон при невыполнении обязательств. Возвращаясь к курортам — должен быть применен точно такой же стимулирующе-мотивационный принцип, который создает условия для того, чтобы эта уникальная территория развивалась, а не доминировала по большому количеству недостроев или пустот.

— У вас есть список инвесторов, которые зашли с заявлениями, но по факту ничего не делают? Или это просто объекты, которые стоят много лет и в которые просто никто не вкладывает деньги?

— Первые, кто в этом списке должны быть, — это государственные объекты. Потому что много на курортах, особенного федерального уровня, государственной собственности. К сожалению, по большинству из них именно государство — неэффективный собственник. В том же Кисловодске и Ессентуках есть объекты, где ранее были санатории, но они по каким-то причинам сейчас не используются. Никаких активных действий балансодержатели, очень часто ведомственные, не предпринимают. Понятно, что при сегодняшнем состоянии бюджета они вряд ли что сделают. Мы предложили использовать как форму эффективного управления государственно-частное партнерство или привлекать бизнес к эффективному управлению через приватизацию, если объект не имеет какой-либо социальной значимости и может быть передан в руки частному бизнесу. К этому вопросу нужно отнестись чутко и внимательно: часть санаториев обязательно нужно сохранить в госсобственности, среди них — специализированные детские санатории, санатории для военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Остальных собственников можно и нужно стимулировать к повышению эффективности управления. К счастью, сегодня инструментов для этого достаточно. Мы предлагаем государству продемонстрировать свою активную позицию, а потом требовать от других такого же поведения.

— Вы также предложили вернуть экологическую экспертизу при строительстве и реконструкции санаторно-курортных объектов. Не станет ли это очередным бюрократическим препятствием и насколько она сейчас важна?

— Речь об объектах только в курортной зоне, это очень важно. К сожалению, в связи с изменением законодательства в 2014 году курорты ушли из особо охраняемых территорий и, соответственно, автоматически потеряли право проведения экологической экспертизы. Мы считаем — и опять же нашли полную поддержку всех коллег из экономического и социального блока, работавших над подготовкой Госсовета, — ценностью курортов являются природные и лечебные факторы. Мы обязаны передать будущим поколениям то, что является нашей государственной ценностью. Это наше самое конкурентное преимущество с точки зрения внутреннего, въездного, медицинского туризма в разрезе санаторно-курортного комплекса. Цель экологической экспертизы — не создавать дополнительные препоны для инвесторов, а защитить природу и сделать так, чтобы эти курорты у нас были и через 100, и через 200 лет и служили оздоровлению людей. Наша задача как государства — создать прозрачные механизмы прохождения этой процедуры. Мы хотим помочь инвесторам при разработке и проектировании объектов принять правильное решение.

— Когда вы планируете инициировать этот процесс?

— Как только выйдет поручение, думаю, что будут внесены поправки в соответствующий закон, связанный с правилом регулирования деятельности. Дальше будет принято решение представительным органом власти, и будет воплощаться в жизнь. Это будет не раньше 2018 года. Единственное исключение — это Кавминводы. Мы надеемся внести в правительство РФ до конца года закон об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды, хотим реализовать его на этой территории. При положительном результате можно будет распространить практику через общее законодательство по всей территории России.

— Если продолжить тему законопроектов, то Минкавказ России является разработчиком законопроекта о введении курортного сбора. На Госсовете президент эту идею поддержал. Означает ли это, что курортный сбор может быть введен на всех российских курортах, в частности на горнолыжных?

— Это была совместная инициатива с полпредством СКФО и Ставропольским краем. Мы планируем осенью начать его разработку, а затем вынести на площадку правительства, а потом — на заседание Госдумы. Курортный сбор — это новация, за рубежом география его применения широкая. Наша ключевая задача — через курортный сбор повысить конкурентоспособность наших территорий. Как показывает практика, курорт только тогда привлекателен, когда хорошие медучреждения и гостиничные комплексы находятся в балансе с развитой городской и курортной инфраструктурой. К сожалению, в последние годы все легло на муниципалитеты и очевидно пришло в ненадлежащее состояние. Постоянного источника финансирования на поддержание инфраструктуры города-курорты не имеют. Сбор предлагается ввести, чтобы вместе с развитием санаторно-курортных учреждений дать возможность развивать вокруг территорию и создать комфортные условия для туристов. На федеральном уровне нужен четкий и понятный перечень направлений, на что он может тратиться. Правила расходования этих денег должны принимать сами субъекты, на которые в виде пилота этот проект, по нашей оценке, должен распространиться.

Изначально пилотным регионом для введения курортного сбора выбрали Ставропольский край, ежегодно турпоток на курорты края увеличивается. В этом году мы ожидаем более миллиона туристов. Но в процессе обсуждения заинтересованность проявили Краснодарский край, Алтайский край, Крым и город Севастополь. Было решено в законе дать право этим регионам выступить пилотными площадками для курортного сбора. Надеемся этот закон в ближайшее время разработать, тем более его все принципиально поддержали. Президент сказал, что надо взвешенно подойти к разработке законопроекта, сохранив доступность курорта, но в то же время дать муниципалитетам возможность повысить качество услуг и сервиса.

— Сейчас Дальний Восток активно занимается развитием внутреннего и въездного туризма, особую ставку делая на путешественников из Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Северный Кавказ пользуется популярностью у зарубежных туристов? Есть ли перспективы по увеличению потока иностранных туристов в СКФО?

— Эта работа приобретает новое качество — совместно с Ростуризмом популяризируем наши курорты, мы интегрированы в процессы для того, чтобы показать, какими конкурентными преимуществами обладает Северный Кавказ. Пока акцент у нас на страны ближнего зарубежья. Только курорты Кавминвод ежегодно посещают более 90 тыс. иностранных граждан из Азербайджана, Армении, Казахстана, Узбекистана. В странах Ближнего Востока мы видим потенциал в разрезе медицинского и горнолыжного туризма. Заинтересованность бальнеологическими курортами Северного Кавказа выражает Иран, где спрос на лечебно-оздоровительный отдых растет. Кроме того, есть перспектива привлечения туристов из Китая в рамках запуска межрегионального туристического маршрута по кавказскому участку Великого шелкового пути. Туроператоры Поднебесной уже в конце сентября отправятся в инфотур для ознакомления с маршрутом и программой. Массовый поток туристов из Азиатско-Тихоокеанского региона — это вопрос времени. Будем смотреть опыт Дальнего Востока. Мы создали необходимую инфраструктуру, в частности, возвели самый высокий подъемник в Европе на Эльбрусе, на очереди — строительство медицинского кластера европейского уровня. Ценность наших курортов — во всесезонности и близких расстояниях. Турист за одну поездку по Кавказу может посетить много интересных мест. Сейчас мы запускаем новый проект "Шелковый путь", который проходит через древнейший город России Дербент. В Дербенте, кстати, начали строительство набережной, город благоустраивается.

И тем не менее в приоритете для нас отечественный турист. Важно добиться того, чтобы наш турист, побывав однажды в регионе, захотел вернуться и порекомендовал путешествие по Северному Кавказу своим родным и друзьям. Развитие туризма позволит усовершенствовать инфраструктуру, чтобы в каждом городе были туроператоры, гостиницы, сервис, транспорт.

— С точки зрения логистики нет ли подвижек по строительству аэропорта в Дербенте?

— В Дербенте мы точно не будем аэропорт строить, там нет такого турпотока. К тому же каждый регион на Северном Кавказе имеет современный аэропорт, пока этого достаточно для того количества туристов, которое посещает наш округ. Очень хорошо, что сейчас есть авиакомпании, обеспечивающие полеты внутри Северо-Кавказского региона. Например, между Махачкалой и Минеральными Водами, это придает мобильность и жителям округа, и туристам.

— По иностранцам обсуждали введение режима "свободного неба", если ориентируемся на туристический поток?

— Мы по Минводам обсуждали, у нас были предложения из Германии, Турции, Австрии, но с учетом кризиса процесс приостановлен. Но мы надеемся, что как раз турпоток и станет основой для того, чтобы опять поднять этот вопрос и вынести его на повестку дня.

— На ВЭФ отдельная сессия посвящена обсуждению возможностей развития международного медицинского кластера в свободном порту Владивосток, а ведь ваше ведомство как раз курирует реализацию проекта по созданию медкластера в Кавминводах. На какой стадии сейчас находится проект? Реализуется ли он с участием иностранных инвесторов?

— Мы уже утвердили медико-техническое задание. Соответственно, Внешэкономбанк как институт развития, который является акционером нашей корпорации, проводит дополнительную оценку бизнес-модели, что тоже очень важно. Сейчас выделяем деньги на проектно-сметную документацию (ПСД). Когда будет ПСД, тогда будет более предметный разговор с инвесторами. Да, на Петербургском экономическом форуме мы подписали с рядом компаний из Италии соглашения, подтверждающие их желание принципиально участвовать в этом проекте и в качестве строителей, и в качестве инвесторов. Мы уверены, что этот проект действительно жизнеспособен в нынешних условиях и отвечает и социальным, и экономическим вызовам.

— До конца года вы успеете объявить конкурс на ПСД?

— Мы планируем сделать все, чтобы его объявить, создана экспертная группа, которая сформирует конкурсные условия на ее разработку. Ресурсы все есть, понимание того, что мы хотим, тоже есть. Будем строить якорный проект — университетскую клинику, вокруг которой должны сформироваться все остальные составные части этого проекта. Мы считаем, что следующий год уйдет на разработку, и в 2018-м планируем приступить к строительству объектов медкластера в Кавминводах. По крайней мере, такую модель в бюджетных проектировках мы закладывали.

— Мы можем говорить о том, что Каспийский хаб, идея которого сейчас обсуждается, может включить в себя элементы свободного порта по примеру Дальнего Востока?

— Все режимы, связанные с логистической инфраструктурой, с налоговыми преференциями, заслуживают того, чтобы рассмотреть возможность их применения. Лучше инвестиционные модели должны работать на территории всей нашей страны. Каспий для государства так же важен, как акватория Тихого океана. Сейчас на Дальнем Востоке изучают перспективы Северного морского пути — коридора между Азией и Европой. Мы же прорабатываем пути развития транспортного коридора "Север—Юг". В первую очередь речь идет как раз о создании Каспийского транспортно-логистического комплекса на базе Махачкалинского порта. У нас на Каспии есть три порта: Астрахань, Махачкала и Каспийск. Наша задача — не конкурировать, а дополнять друг друга, распределить движение грузов, особенно учитывая ограничение по тоннажности судов в Астрахани. Единственный порт, который не замерзает, — Махачкалинский. Мы должны использовать наши конкурентные географические преимущества. Сейчас мы подготовили проект "дорожной карты" по созданию Каспийского хаба и определили круг ведомств, которые будут привлечены к работе. Говорить о том, когда может быть разработана концепция и сколько понадобится частных инвестиций на ее реализацию, пока преждевременно.

— Как Северный Кавказ может сотрудничать с Дальним Востоком в части использования трудовых ресурсов?

— Это самое ценное. Исторически Кавказ был в хорошем смысле территорией, которая в советский период поставляла трудовые ресурсы всей стране. За счет этого осваивались нефтяные и золоторудные месторождения, металлургические проекты. Мы хотим эту практику возобновить. На форуме говорят, что проектов на Дальнем Востоке много, нужны ресурсы для их реализации. Мы сейчас работаем с Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, интегрируем возможности Северо-Кавказского федерального университета и Дальневосточного, чтобы наладить общую систему подготовки кадров, при которой ребята с Северного Кавказа могли бы быть конкурентоспособны, востребованы на Дальнем Востоке и во всей стране.

Для молодых специалистов Северо-Кавказского федерального округа это возможность себя реализовать не только в своих регионах, но и за их пределами. Надо в первую очередь активировать трудовую миграцию. С вузами СКФО мы прорабатываем возможность целевой подготовки инженерных, менеджерских и других кадров для работы в инвестиционных проектах ДФО.

Здесь, на Дальнем Востоке, есть программы по адаптации рабочих кадров. Такой комплексный пакет, когда человек интегрируется в общество, сохраняя свои традиции, культуру. Кроме того, мы прорабатываем вопрос о создании на Северном Кавказе рекрутинговых организаций, которые взяли бы на себя организационное и информационное сопровождение первых пилотных проектов трансфера кадров. Осилит дорогу идущий.

ТАСС

Россия. СКФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 3 сентября 2016 > № 1881379 Лев Кузнецов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2016 > № 1842735 Лев Кузнецов

Встреча с Министром по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым.

Л.Кузнецов информировал Президента о ходе реализации государственной программы развития Северо-Кавказского федерального округа, первый этап которой завершается в 2016 году.

В.Путин: Лев Владимирович, про работу Министерства тоже поговорим, конечно, но давайте начнём всё–таки с того, чем и как живет сам Северо-Кавказский регион.

Л.Кузнецов: Спасибо, Владимир Владимирович. Могу сказать, что в целом ситуацию в регионах Вы, в каждом по отдельности, знаете, потому что главы Вам докладывают, но сводную картину хотел бы сейчас доложить.

Основным инструментом реализации общей политики на Кавказе у нас является наша госпрограмма развития Северо-Кавказского федерального округа. Конечно, она не единственная, потому что мы активно используем и отраслевые инструменты развития. Но всё–таки основой является именно эта программа.

Первый этап программы – он заканчивается в 2016 году – был направлен на устранение базовых социальных диспропорций, которые всё–таки на Кавказе существовали и существуют. Это и, скажем так, более ограниченное количество мест в системе общего образования, и качество образования, что находило отражение в оценках ЕГЭ; это дефицит объектов здравоохранения, что характеризовалось повышенной смертностью, в первую очередь младенческой; это вопросы занятости людей, потому что это определяет и общий уровень дохода. И конечно, параллельно с этим развитие реального сектора экономики, потому что всё–таки социальная сфера и бюджетные возможности ограничены, а вопросы безработицы в первую очередь и повышения реальных доходов можно решить, только развивая реальный сектор экономики.

Поэтому основные наши акценты были сделаны именно по этим направлениям. Первое, решить эффективно социальные задачи и в то же время найти те ниши, где всё–таки Кавказ мог бы гармонично присутствовать на экономической карте страны, а не искусственные какие–то проекты. Конечно, кого–то можно заставить, но в текущих реалиях мы понимаем, что этот механизм уже не работает.

Как результат, Владимир Владимирович, если Вы посмотрите по социальному блоку, с 2014 по 2016 год построено в целом 113 новых объектов, из них 62 школы, 13 объектов здравоохранения, инженерная инфраструктура.

Какие мы уже имеем результаты? Создадим более 30 тысяч мест дополнительно в системе образования. В 2014 году были в хорошем смысле закручены гайки по качеству сдачи ЕГЭ на Северном Кавказе, потому что до этого, конечно, вызывало вопросы, когда количество медалистов, у кого–то 100 баллов было, зашкалило. Но мы видим, скажем, что после резкого провала у нас есть устойчивая тенденция постоянного роста – при этом и по русскому языку, и по математике, и по физике, и по иностранному языку. Это показывает, что ребята становятся реально конкурентоспособными, получают качественное образование и уже готовы интегрироваться во взрослую жизнь.

По системе здравоохранения. С одной стороны, демография всегда была нашим козырем, позитивной, она и такой остаётся. Но очень важно, что у нас демография достигается не только высокой рождаемостью, но и резко сокращающейся смертностью населения, как я сказал, в первую очередь детской смертностью. Если по детской смертности мы отставали от российских показателей очень серьёзно, в 2012 году был коэффициент 14,7, то уже в 2015–м мы имеем 10,3, и сейчас, за первый квартал, у нас ещё лучше показатели – уже 9,5. Я постучу, конечно, по дереву, здесь очень важно нам не оступиться.

То же самое, Владимир Владимирович, мы видим по снижению безработицы.

В.Путин: Снижение заметное в целом по округу.

Л.Кузнецов: Да, в целом по округу снижение заметное, хотя, конечно, в первую очередь это было достигнуто за счёт активных инвестиций в социальную сферу. Строя школы, детские садики, объекты здравоохранения, конечно, мы создавали новые рабочие места, и эта динамика нашла отражение. Если у нас отставание от среднероссийских показателей было один к пяти в 2013 году, то уже в 2015–м – в 2,8 раза. Но всё равно в 2,8 раза – это, конечно, серьёзный вызов. Потому что ребята, когда идут в школу, получают качественное образование, для них ключевая задача: что же дальше делать? И вот здесь мы понимаем, что решить эту задачу, принимая во внимание ограниченные бюджетные инвестиции, возможно только развитием всё–таки реального сектора экономики.

В.Путин: Частные инвестиции надо привлекать.

Л.Кузнецов: Да, в первую очередь частные инвестиции на принципах ГЧП. Хотя, откровенно, тоже мы понимаем, что всё–таки инвестклимат, так скажем, на Кавказе, к сожалению, пока отличается: у нас нет больших запасов полезных ископаемых, у нас нет присутствия крупных компаний, частных или государственных. Есть «Роснефть», конечно, она работает у нас, но работает только по старым месторождениям, которые истощаются, и всё. Поэтому наша задача сейчас найти то, в чём мы конкурентоспособны, именно те проекты, которые будут работать «вдолгую». И мы, Владимир Владимирович, смогли найти те ниши, где, мы считаем, Кавказ мог бы действительно иметь проекты как федерального, так и регионального уровня.

В первую очередь, если говорить о федеральном уровне, это три направления. Первое – это туризм, притом что очень важно, это как зимний туризм, так и санаторно-курортный и медицинский туризм. Учитывая особенности Кавминвод, нашего уникального климата, а также задачу, которую Вы поставили в целом о здоровье нации, мы понимаем, что, используя эти уникальные ресурсы, мы можем быть конкурентоспособны как на карте России, так и привлекать ещё и иностранных туристов. При этом у нас ниша не море, где пляжный туризм, а в первую очередь именно здоровье. И здесь статистика уже сегодня, даже без инвестиций, показывает, что у нас ежегодно по Кавминводам идёт прирост 7–8 процентов.

Также горнолыжные проекты. У нас и Эльбрус, и Архыз, и сейчас мы начинаем Ведучи. Постоянный устойчивый рост. И сами проекты создают рабочие места, так что очень важно, у них большой косвенный эффект.

Второй крупный проект – это наш трансграничный стратегический логистический узел «Каспий». Каспий, понятно, долгое время и сейчас пока мало используется, а это в первую очередь альтернатива, противовес Чёрному морю, Суэцкому каналу. Это транспортный поток «север–юг» между Индией, Ираном, соответственно, Китаем, Среднеазиатским регионом.

В.Путин: Надо сказать, что и другие государства Каспийского региона активно развивают…

Л.Кузнецов: Мы как раз, к сожалению, здесь очень сильно отстаём. А чем уникален Кавказ? Астрахань, Оля – это тоже порты важные. Но у нас Махачкала – единственный порт, который не замерзает, единственный порт, который может принимать суда тоннажем больше 12 тысяч тонн. И как раз интеграция всех этих трёх портов и правильное выстраивание логистической схемы, я считаю, это геополитическое позиционирование в целом России и связь не только «север–юг», но еще и «запад–восток», потому что это возможность…

И третий крупный проект отвечает задачам и станкопрома, и обороноспособности. Это выстраивание кластера по производству инструментов и твёрдых сплавов, это Тырныаузское месторождение.

В.Путин: Там вольфрам?

Л.Кузнецов: Да, вольфрам. У нас идёт истощение запасов, если мы не будем опять вовлекать, мы просто станем импортозависимы по этому сырью, а это критично для наших отраслей, других месторождений в России пока не открыто.

Это федеральные проекты, где мы видим возможность Кавказа привлекать инвесторов и быть конкурентоспособными долго.

Есть региональные проекты – это больше сельское хозяйство, у нас есть свои ниши. Вы поставили задачу к 2020 году обеспечить продовольственную безопасность. Нам нужно миллион тонн овощей, миллион тонн фруктов, и как раз эти два направления по природно-климатическим условиям. Это как раз наш сегмент. Его уникальность ещё в том, что очень большое количество ручного труда, но это неплохо, это как раз технология, которая обеспечивает качество продукции, её экологические вопросы. И самое главное – занятость жителей в горной местности, что для нас важно, чтобы люди оставались в местах традиционного проживания.

В.Путин: Но всё равно нужно использовать современные технические средства.

Л.Кузнецов: Это везде так производится – без рук человека, но яблоко сегодня собирается только руками, если мы хотим, чтобы оно долго хранилось и так далее. И соответственно, через это переработка и всё остальное.

В.Путин: У нас, по–моему, страна раза в три меньше яблок производит, чем потребляет.

Л.Кузнецов: Да, у нас эта ниша уникальна.

Но мы не просим: давайте нам что–то альтернативное. Мы говорим, что мы способны эту задачу [продовольственной безопасности] решить, при этом повсеместно: и Ставрополье, и Карачаево-Черкесия, и Кабардино-Балкария, и Северная Осетия, и Дагестан, и Чеченская Республика, и Ингушетия. Это сквозная задача, которая охватывает все регионы СКФО.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2016 > № 1842735 Лев Кузнецов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686721 Лев кузнецов

Брифинг Льва Кузнецова по завершении заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Стенограмма:

Л.Кузнецов: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня Председатель Правительства сообщил, что 27 февраля подписал постановление Правительства о внесении изменений в госпрограмму о социально-экономическом развитии Северо-Кавказского федерального округа. Первоначально программа была ориентирована (это было очень важно, первый этап) на устранение социальных диспропорций, которые в округе, к сожалению, ещё имеют место быть. Это в первую очередь дефицит детских дошкольных учреждений, мест в школах, слаборазвитая инфраструктура, вопросы переселения граждан из опасных оползневых зон и многие другие вещи, в том числе развитие системы здравоохранения, количество коек, наличие самих объектов в тех или иных регионах.

Но мы понимаем, что сегодня ключевой вызов – это наполнение бюджета, сокращение безработицы, и, конечно, этого можно достигнуть только через развитие реального сектора экономики. Ключевое изменение программы в том, что с 2017 года основные денежные средства, выделяемые по этой программе, будут направлены на стимулирование развития реального сектора экономики.

Очень важно, что проекты, которые будут попадать в программу, должны соответствовать отраслевым планам. Они, конечно, должны быть ориентированы на партнёрство с базовыми инвесторами, которые должны быть в регионах, учитывать исторические специализации каждого из субъектов, но при этом быть ориентированы и на комплексные кооперационные связи (в том числе на межрегиональной основе), избегать дублирования при государственной поддержке и, самое главное, иметь короткие сроки реализации с большим социальным эффектом. Поэтому это очень важно.

И вторая ключевая задача – кроме принципа финансирования очень важно было, что мы изменили структуру программы по вопросам её синхронизации. До настоящего момента у нас внутри этой программы ряд её инструментов имели разные периоды своего существования. Программа была обеспечена финансированием только до 2020 года и не имела лимитов с 2021 по 2025 год, а в целом программа у нас с 2013 по 2025 год. Поэтому такие, скажем так, структурные вещи, которые тоже создавали сложности в реализации программы, в рамках корректировки устранены.

Вопрос: «Коммерсант». Лев Владимирович, поясните, пожалуйста, будет ли применяться новый подход в рамках реализации программы для достижения новых задач. И соотносится ли как-то новая редакция программы с экономическим планом действий Правительства?

Л.Кузнецов: Да, конечно. Как я и сказал, именно по приоритетам, которые мы будем реализовывать, в первую очередь мы будем ориентироваться на отраслевые программы. К примеру, мы совсем недавно провели вместе с Министерством сельского хозяйства совещание, где определили чёткую специализацию в целом округа и субъектов по тем или иным направлениям. Основным доминирующим компонентом должна стать программа продовольственной безопасности, о чём Президент заявил в своём Послании – к 2020 году решить эту задачу комплексно в стране. Здесь есть ниша, где Северный Кавказ по природно-климатическим условиям имеет неоспоримые конкурентные преимущества. И что очень важно, вторая задача – по импортозамещению. Как раз в этот период производить продукцию, которая способна поставляться на внешние рынки, но самое главное – по своим и качественным, и стоимостным характеристикам является доступной для наших потребителей как внутри СКФО, так и за его пределами.

Вопрос: Юлия Калачихина, «Газета.Ru». Вы сказали, что с 2017 года основные средства будут направляться на инвестпроекты. Хочется понять механизм их отбора и что это за инвестпроекты.

Л.Кузнецов: Первое. Относительно механизма отбора я также подчеркнул, что механизм простой – это экономическая и социальная эффективность проектов. То есть мы будем смотреть, насколько эти проекты эффективны с точки зрения бюджета, насколько эти проекты эффективны с точки зрения их конкурентоспособности (не только в короткий промежуток времени, но и, как мы говорим, при нормализации внешнеэкономических взаимоотношений) и насколько эти проекты эффективны с точки зрения решения вопроса по безработице. Потому что на Кавказе этот вызов является одним из ключевых, он формирует и социальную, и экономическую, и политическую стабильность. И конечно, для нас этот вопрос очень важный.

Эти проекты, ещё раз подчеркну, конечно, могут быть, условно, в собственной логике развития, но доминантой являются отраслевые приоритеты. И очень важно, что эти приоритеты должны также учитывать межрегиональную кооперацию. Для нас важно всё-таки выстраивать технологические цепочки, если брать то же сельское хозяйство, где не только производство продукции, но и её переработка, где, соответственно, создаются системы хранения, системы для круглогодичной поставки данной продукции в детские дошкольные учреждения, воинские части и крупные торговые сети. Наша задача по сельскому хозяйству (я это говорю не просто как какой-то лозунг) – чтобы Кавказ (в той компоненте это плодово-ягодные культуры, овощи) в конечном итоге был крупным игроком на российском рынке. Мы до этого говорили, что Россия кормит Кавказ, а наша задача – чтобы Кавказ в том числе участвовал в обеспечении продовольственной безопасности, в хорошем смысле кормил Россию, поставлял на российский рынок качественную, экологическую продукцию.

То же самое в промышленности, то же самое в туристическом сегменте, потому что одним из ключевых приоритетов для Кавказа является туристическая отрасль. Мы знаем сегодня, и вы много слышали, какое внимание уделяется Президентом, Председателем Правительства развитию внутреннего туризма и въездного туризма. У нас есть хорошие точки роста. Исторически уже сложившиеся – Кавказские Минеральные Воды, Эльбрус, где мы сегодня реализуем крупный горнолыжный проект, развивая и дополняя то, что было создано в советское время. Новый проект «Архыз» в Карачаево-Черкесии, который сегодня уже, несмотря на то, что он ещё в стадии строительства, сформировал своего туриста. И на первом этапе ещё один локальный, но тоже очень важный для социального развития проект – это «Ведучи» в Чеченской Республике. Поэтому проекты туристические горнолыжные и бальнеологические для нас являются тоже доминантой, при этом доминантой не только в решении задач Северо-Кавказского региона, но и с точки зрения международной компоненты, с точки зрения медицинского туризма. Если говорить про импортозамещение, по нашей оценке, они также способны стать яркими. Для того чтобы гарантировать доступную профилактику и укрепление здоровья, доступную качественную медицинскую помощь и в то же время быть доступными как для граждан России, так и для иностранных гостей нашей страны.

Вопрос: ТАСС, Вероника Ичёткина. Могли бы вы рассказать нам об итогах зимнего туристического сезона в регионе? Насколько увеличилось число туристов по сравнению с предыдущим годом? А также могли бы озвучить свой прогноз на летний сезон? Ожидаете ли роста турпотока и готова ли инфраструктура региона к возможному увеличению потока?

Л.Кузнецов: Я хочу сказать, что, хотя у нас календарная зима уже закончилась, всё-таки зимний сезон ещё продолжается. Поэтому подводить окончательные итоги ещё, наверное, рано. Мы видим устойчивый приток туристов в этом году по сравнению даже с прошлым годом, когда он был очень успешным для наших северокавказских курортов. Увеличилось количество людей, которые посетили и Эльбрус, и Архыз. Поэтому я думаю, что мы чуть позже озвучим окончательные цифры. Но могу сказать, что мы сохранили эту позитивную динамику.

И ещё раз говорю: для нас критично важно сегодня, чтобы на развивающиеся курорты и те, которые сегодня, скажем так, приобретают второе дыхание, преображаются, люди не только приехали в первый раз. Для нас критично важно, сколько людей захотят опять приехать на эти курорты. Поэтому о горнолыжной тематике мы чуть позже скажем, хотя вы знаете, что мы в конце прошлого года открыли самый высокий горнолыжный подъёмник в Европе на самой высокой вершине Европы – Эльбрусе. Это тоже имиджевая вещь, но она не ради имиджа, потому что она и продлевает сезон, и даёт возможность, скажем так, нового качественного катания, не только содействует горнолыжному зимнему отдыху, но и создаёт предпосылки для более стабильного отдыха в виде альпинизма. Люди приезжают на Эльбрус не только кататься, но и покорить эту вершину, это одна из престижных вершин в целом на карте любого альпиниста Европы и мира.

Я говорил уже о Кавказских Минеральных Водах. Мы считаем, что как раз с точки зрения круглогодичного курорта, и летнего в том числе, это, наверное, одна из ключевых точек роста не только на Кавказе, но и в России. Потенциал курорта на сегодняшний момент без каких-либо крупных инфраструктурных, инвестиционных вложений – до 2 млн туристов. Мы сегодня принимаем (за прошлый год) – около 800 тыс., поэтому где-то 1 млн туристов в принципе курорт способен безболезненно для себя принять.

Для этого сегодня принимается несколько и законодательных, и инфраструктурных решений. В первую очередь мы уже внесли в Правительство как министерство закон об эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды, чтобы в первую очередь сохранить и передать будущим поколениям эту уникальную территорию с точки зрения воздуха, с точки зрения лечебных ресурсов, в том числе в первую очередь разнообразных водных источников (а их больше 100 у нас там), и с точки зрения гармоничного развития городов, которые существуют на этой территории, скажем так, в балансе с природой.

Вторая часть. Мы сегодня работаем над новым проектом (более детальную презентацию мы всё-таки будем готовы сделать чуть позже, ближе к лету) медицинского кластера, где как раз и должна использоваться научная, образовательная база и уникальные природные условия, чтобы создать один из крупнейших медицинских центров. Причём как с точки зрения оказания высокотехнологичной помощи по определённым профилям, как раз ориентированным на уникальные особенности Кавказских Минеральных Вод, так и с точки зрения профилактики и укрепления здоровья. Для нас очень важно не только лечить людей, но и профилактировать, создавать условия для того, чтобы люди не подрывали своё здоровье. Это сегодня является общемировым трендом, мы не хотим отставать.

Для нас важна, как я сказал, медицинская компонента, потому что Кавказ сегодня по многим медико-бальнеологическим показателям всё-таки ещё пока не лидер – и в количестве коек, и в количестве врачей, и в количестве различного рода медицинских учреждений. Поэтому этот проект нам позволит закрыть этот дефицит и в конечном итоге сформировать более качественные условия для тех, кто приезжает на курорт, расширить количество предложений и возможностей, создать качественную среду для жителей Кавказских Минеральных Вод, что тоже критично важно. Но при этом это всё реализовывать в гармонии и сохраняя эту уникальную территорию. Поэтому тема туризма, я считаю, один из ключевых, опорных проектов, если говорить в целом, социально-экономического развития.

Вы знаете, что одно место в туристической отрасли даёт более 50 рабочих мест в смежных отраслях, дополнительных рабочих мест – это в прямой кооперации с туризмом. Мы специально изучали похожие территории в Австрии, на севере Италии. Только за счёт этой компоненты эти территории за 20 лет качественно изменили своё социально-экономическое положение, подняв, что очень важно, реальные доходы и изменив качество жизни местного населения. А для нас это является ключевой задачей, потому что это способствует развитию малого и среднего бизнеса, это закрепляет людей в традиционных местах проживания, что для нас тоже критично важно, и в конечном итоге способствует комплексному эффективному развитию территорий, создавая понятные приоритеты как для поколения сегодняшнего, так и, главное, для молодёжи, что очень важно.

Вопрос: Агентство «Рамблер». Было ли дано поручение ФАС проверить обоснованность тарифов ЖКХ? Это первый вопрос. И второй, где-то смежный с туризмом. Для туристов важна безопасность. Последнее происшествие с нападением на журналистов и правозащитников – власти что-то по этому поводу делают или это целиком задача правоохранительных органов?

Л.Кузнецов: По ЖКХ, конечно, будут даны поручения, я уверен, в рамках протокола, который будет по результатам правительственной комиссии. Потому что ключевой вопрос для нормализации обстановки – в том числе и экономически справедливые тарифы. Но эти тарифы (здесь есть вторая сторона медали) должны соответствовать потребительским и реальным доходам жителей. Поэтому вот этот здоровый баланс, когда мы должны содействовать развитию отраслей, но при этом делать их экономически доступными для населения, является критично важным. Поэтому я уверен, что вот именно из этой логики, в рамках поручения, ФАС и будет исходить, в том числе учитывая и предельный возможный рост, который был установлен на этот период по тарифам на энергоресурсы.

Вопрос безопасности всегда является ключевым в любой территории, в любой стране. И мы видим, что, к сожалению, последние события и у нас, и за пределами ещё раз подчёркивают, как критично важно уделять этому внимание. Недавно было у нас заседание в Нальчике как раз по вопросам безопасности туристических проектов. Понятно, что многое ещё предстоит сделать. Я думаю, конечно, последние события не сыграли в плюс – это негатив. Оценку ещё предстоит сделать силовым органам, они над этим работают, но наша как раз задача, вместе с вами в том числе (и у нас есть поэтому в рамках госпрограммы отдельное направление – это информационное сопровождение программы), – как раз максимально объективно давать оценку того, что есть ещё плохого и с чем нужно бороться на Северном Кавказе, с другой стороны, развеивать те мифы, стереотипы, которые негативно влияют на привлечение инвестиций, на поток туристов, желающих приехать на Кавказ, и в конечном итоге на социально-экономическое развитие.

Вопрос: Позвольте вернуться к вопросу госпрограммы. У меня технический вопрос. В этом году на финансирование из федерального бюджета заложено 13 с небольшим миллиардов рублей бюджетных ассигнований. Уточните, пожалуйста, эти средства уже предусмотрены в текущей версии бюджета?

Л.Кузнецов: Да, все эти деньги были заложены при утверждении бюджета Государственной Думой. Соответственно, принятие госпрограммы позволит их просто, в хорошем смысле, раскассировать и направить на те задачи, которые были предопределены. Я подчеркну, всё-таки задача госпрограммы в рамках 2016 года – обеспечить завершение первого этапа, это строительство объектов социальной инфраструктуры, чтобы не было переходящих объектов, долгостроев, и в конечном итоге минимизировать те дефициты, которые ещё сегодня на Кавказе по этим направлениям присутствуют.

Вопрос: То есть в этой части дополнительное увеличение расходов бюджета не планируется в 2016 году?

Л.Кузнецов: Пока у нас риторика по бюджету идёт – не увеличивать расходы, а оптимизировать. Наша ключевая задача в рамках утверждённых лимитов – максимально эффективно обеспечить освоение денежных средств. Ключевой индикатор – завершение и введение в эксплуатацию тех объектов или тех мероприятий, на которые денежные средства выделены.

Вопрос: ТАСС. Лев Владимирович, не могли бы уточнить: регион может принять до 2 млн человек в этом году летом или только Кавказские Минеральные Воды?

Л.Кузнецов: Я имел в виду, что курорт Кавказские Минеральные Воды в целом обладает возможностью принять до 2 млн человек. Понятно, что я привел статистику, которая у нас сегодня есть. Наша задача – обеспечить (в том числе информационно) качественные характеристики, которые бы эти цифры приблизили.

Я немножко углублюсь в примеры. Сейчас отдельные программы есть по Кисловодскому парку, очень важно, что мы сохранили этот парк, сейчас создаётся федеральное учреждение, которое будет отвечать за его развитие. Это как бы раз. Сегодня по поручению Президента формируется программа по развитию города Кисловодска, потому что для туристов важна не только медицинская компонента или что вокруг неё есть, но очень важна ещё социокультурная среда (это развитие других объектов – и общепита, и культурно-массовых мероприятий).

Поэтому такие мероприятия в конечном итоге должны дать возможность вернуть того туриста, который в советское время туда приезжал.

Базовые места размещения такие есть, и наша задача как раз – при позитивном туристическом потоке дать сигнал инвесторам по обновлению и спального фонда, и других объектов, которые бы стимулировали дальнейшее развитие этого региона.

Здесь важная компонента и транспортная доступность. Сегодня по поручению Председателя Правительства прорабатываются механизмы по ключевым туристическим направлениям, чтобы сформировать новую модель, которая позволяла бы и обеспечивать более, скажем так, конкурентоспособные авиационные цены, железнодорожные цены, и стимулировать туроператоров внутренних, которые формировали бы группы, приезжающие на российские курорты.

Эта программа сегодня проводится в рамках Министерства культуры, мы активно с ними взаимодействуем. И через это, я уверен, мы можем сформулировать и сформировать качественное предложение нашему туристу для посещения именно этого уникального места, богатого и историей, и очень важными лечебными компонентами.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686721 Лев кузнецов


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 28 февраля 2012 > № 506588 Лев Кузнецов

Рабочая встреча с губернатором Красноярского края Львом Кузнецовым.

Губернатор информировал Президента о ситуации в жилищно-коммунальном хозяйстве края.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Лев Владимирович, как дела в крае? Как зиму выдержали? У вас она длинная, ещё продолжается.

Л.КУЗНЕЦОВ: К счастью, Дмитрий Анатольевич, в этом году зима мягкая. В целом все системы жизнеобеспечения, даже несмотря на два землетрясения, которые у нас прошли (отголоски из Тувы, последнее было в минувшее воскресенье), не привели к каким-либо нарушениям работы объектов жизнеобеспечения или социальных объектов. В целом система ЖКХ работает стабильно, и у людей сегодня на повестке дня два вопроса: сколько они платят за эти услуги и, второй, более важный вопрос, за что они платят.

Д.МЕДВЕДЕВ: Первый вопрос тоже, откровенно говоря, важный: сколько платят?

Л.КУЗНЕЦОВ: Как и было принято решение, тарифы как на жилищные, так и на коммунальные услуги по всей территории края и в отдельных его муниципальных образованиях с 1 января не изменились.

Но мы ставим задачу, учитывая, что объекты тепло- и энергообеспечения у нас старые и неэффективные, реализовывать строительство (в разрезе малой энергетики) новых современных систем жизнеобеспечения, гарантирующих качество и надёжность и дающих возможность резко снизить тарифы. У нас есть такие примеры, когда мы построили новые котельные, тарифы реально на десятки процентов, а где-то и в разы снизились.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, строительство новых котельных – это сразу же новая жизнь, потому что совершенно другая энергоёмкость. Вы какими заменяете котельными, газовыми?

Л.КУЗНЕЦОВ: Нет, у нас в основном всё-таки больше угольные котельные, так как мы угольный регион.

Д.МЕДВЕДЕВ:Больше генерация.Л.КУЗНЕЦОВ: Есть одна правовая коллизия, которая резко ограничивает возможности привлечения частных инвесторов. До настоящего момента мы с энергетиками предлагаем проекты, показываем эффективность, но они говорят: «Нет правовой базы, чтобы мы были уверены, что государство и власть не изменят тарифную политику». Нужно всё-таки внедрение так называемых регуляторных договоров, которые бы не по воле чиновника, а на основе заключённого договора действительно подтверждали бы тариф.

Д.МЕДВЕДЕВ: Причём на достаточно длительную перспективу.

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, притом обязательства как инвестора, так и государства. И тогда они пойдут. Сегодня у нас уже есть несколько инвестиционно эффективных проектов и в Хатанге, и в Игарке. Вокруг ходят инвесторы, но говорят: «Дайте гарантию края». Конечно, гарантия края тоже хорошо, но мы всё-таки хотим задействовать и государственно-частное партнёрство. И эти договоры были бы большим подспорьем.

Д.МЕДВЕДЕВ: А правовая база для того, чтобы их заключать, в настоящий момент отсутствует?

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, вот именно отсутствует.

Д.МЕДВЕДЕВ: Что нужно – постановление Правительства?

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, нужно постановление Правительства. И оно в принципе в Правительстве обсуждается.

Д.МЕДВЕДЕВ: А энергетики готовы такие договоры подписывать?

Л.КУЗНЕЦОВ: Готовы, я это ответственно говорю. У нас и «РусГидро» готово, и много других компаний.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если они готовы и если эта возможность обсуждается в Правительстве, тогда если у Вас есть на эту тему обращение…

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, у меня есть обращение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я, конечно, поручение Правительству дам, чтобы они этим занялись и внесли свои предложения.

Второй очень важный вопрос, Вы начали говорить.

Л.КУЗНЕЦОВ: В прошлом году благодаря Вашей инициативе внесённые изменения в Жилищный кодекс дали возможность муниципалитетам заходить в управляющие компании и проверять, какие услуги предоставляются, в каком объёме.

Второе. Наделение полномочиями жилищных инспекций, которые также и контролировали управляющие компании, и правовые вопросы в ТСЖ, что очень важно, потому что не всегда жильцы могут между собой договориться.

Третье. Это советы многоквартирных домов позволили сегодня наконец-то поставить вопрос: за что. Я привожу пример нашим жителям: когда мы приходим в магазин, видим буханку хлеба, мы понимаем, какую мы покупаем, белую и чёрную. А до последнего момента была платёжка, квитанция, и в ней ничего.

Д.МЕДВЕДЕВ: Без расшифровки вообще.

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, теперь у нас с 1 марта каждая управляющая компания на обратной стороне (сейчас это будет чуть побольше, потому что там перечень услуг) будет печатать весь объём услуг, за которые они берут с жильцов деньги.

Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно правильно. Считаю, что этот опыт можно было бы распространить на всю страну, потому что действительно люди в большинстве случаев говорят: «Ладно, мы смирились с тем, что услуги в стоимости выросли, но мы не понимаем, за счёт чего это произошло, почему они выросли, только ли это коррекция на инфляцию или ещё что-то другое? Самое главное, мы не понимаем, за что мы платим».

Л.КУЗНЕЦОВ:Сколько раз подъезд должны мыть, сколько раз вывозить мусор.Д.МЕДВЕДЕВ: Да-да, каковы обязанности управляющей компании, что они должны делать вот за эти деньги.

У вас сколько компаний всего на территории Красноярского края?

Л.КУЗНЕЦОВ: У нас, я могу сказать, только в Красноярске – 42. Мы ожидаем, что всё-таки в этом году Красноярск станет миллионником. Задачу жители перед собой такую поставили в хорошем смысле.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы контролируете?

Л.КУЗНЕЦОВ: Мы работаем над этим, да.

У нас – 42. При этом мы создаём систему, когда люди не только получили информацию, но они знают куда обращаться. У нас сегодня создан краевой консультационно-правовой центр, куда со всего края люди могут бесплатно ежедневно позвонить и получить информацию: какая управляющая компания работает, какое правовое поле есть, что можно сделать, кто руководитель и так далее.

Этот центр собирает информацию, даёт её как мне, так и главам территорий, что даёт возможность опять же по новым изменениям в Жилищном кодексе: если идут нарушения, то вплоть до отстранения. Ежемесячно мы рейтингуем управляющие компании.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы кого-нибудь закрыли, как минимум оторвали от кормушки или же всё-таки эти 42 – это уже после проверки и после того, как удалось отделить нормальных от плохих?

Л.КУЗНЕЦОВ: В Красноярске мы только начали эту работу, а в Норильске на основании рейтинга (он начался в прошлом году) восемь компаний работает, две были заменены, то есть жильцы расторгли договора и заключили их уже с лучшими управляющими компаниями. То есть реальная конкуренция есть.

Здесь ещё что очень важно: мы уже обсуждали, Дмитрий Анатольевич, в Нарьян-Маре на Госсовете тему саморегулируемых организаций.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да.

Л.КУЗНЕЦОВ: Надо сделать, чтобы всё-таки было правовое поле и ответственность управляющих компаний, чтобы бизнес тоже за себя отвечал: и страховал, и гарантировал качество, и стандарты, и законодательную инициативу. Как у строителей, было бы хорошо и здесь этот институт создать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Поручения, конечно, даны по встрече, которая у нас была в Нарьян-Маре. Вы думаете, легко будет создать такую саморегулируемую организацию?

Л.КУЗНЕЦОВ: Думаю, они сами захотят.

Д.МЕДВЕДЕВ: Собственно, тогда что им мешает самим-то с этой инициативой выйти? Мне кажется, это просто инициатива самих управляющих компаний – объединиться. Мы же тогда говорили об этом, мы договорились, что возражать не будем. Это цивилизованный способ регулирования соответствующего сегмента рынка – создание саморегулируемой организации, объединяющей управляющие компании.

Л.КУЗНЕЦОВ: Как и в строительстве, например.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы имеете в виду, чтобы это было интегрировано уже в различные государственные акты?

Л.КУЗНЕЦОВ: Да, конечно.

Д.МЕДВЕДЕВ: В нормативную документацию?

Л.КУЗНЕЦОВ: Конечно. Тогда это даёт и квалификацию персонала, что очень важно, и ответственность – всю цепочку. Тогда просто не придёт с улицы кто-то и не скажет: «Я хочу». Потому что это большая ответственность перед гражданами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Справедливо. Надо будет проверить, в каком состоянии этот вопрос.

Л.КУЗНЕЦОВ: И очень важен сегодня ещё третий аспект – образование самих граждан, их понимание, что сегодня правовое поле позволяет им быть активными участниками. В принципе есть очень много позитивных примеров, где граждане, самоорганизовавшись, имеют понятные тарифы, и внедряют системы энергоэффективности, и соответственно участвуют в различных грантах, в том числе краевых, которые направлены на благоустройство не только подъездов, но и дворовых территорий, детских площадок.

Сейчас у нас есть краевой центр, называется «Повышение квалификации ЖКХ». Мы расширили программу обучения, и управдомы, и советы многоквартирных домов, и просто жильцы будут проходить бесплатно необходимые курсы и повышать общую правовую грамотность, культуру. Это важная составная часть, потому что без населения, без жителей достичь результатов будет практически невозможно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, тем более что это вообще всё делается для жителей, а не для управляющих компаний.

Это правда, нужно и правовое просвещение здесь улучшать, и просто инициативу поддерживать, потому как люди, которые живут в соответствующих районах и жилищных массивах, как раньше говорили, сами должны понимать, что от их инициативности, от их решений зависит и отношение к компаниям, которые с ними работают. Если они их отторгают – значит, государству придётся на это реагировать. Конечно, лучшие контролёры – это сами граждане, они должны принимать решение.

Л.КУЗНЕЦОВ: Дмитрий Анатольевич, ещё хотел пару слов сказать. Мы встречались последний раз в мае прошлого года, было три обращения к Вам: по строительству моста в городе, по реконструкции театра имени Пушкина и проведению Азиатско-Тихоокеанского культурного форума.

Могу сказать, что жители хотят сказать большое спасибо, потому что все они выполнены, и очень быстро. Мост – мы уже приступили к строительству, сейчас объявлен конкурс, уже в этом году мы начинаем стройку.

В театре Пушкина, которому 110 лет исполняется (это народный театр, что очень важно), также началась реконструкция.

Азиатско-Тихоокеанский форум мы проводим в конце июня – начале июля, и с удовольствием Вас пригласим, если у Вас будет время, возможность.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо за приглашение, я рад, что движение есть.

Л.КУЗНЕЦОВ: Спасибо Вам за поддержку, потому что это действительно важные, системообразующие вещи, дающие сигнал и развитию города, и развитию культуры, и, главное, международные связи.

Д.МЕДВЕДЕВ: Рад это слышать, работайте.

-

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 28 февраля 2012 > № 506588 Лев Кузнецов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter