Всего новостей: 2579266, выбрано 2 за 0.476 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Моисеев Валентин в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыМедицинавсе
Моисеев Валентин в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2456982 Валентин Моисеев

Списание долгов и амнистия капиталов. Чего ждать налогоплательщикам в 2018 году

Валентин Моисеев

Руководитель практики «Налоги» адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры»

Автоматический обмен налоговой информацией, новые правила валютного резидентства и другие изменения в законодательстве, на которые следует обратить внимание

Налоговое законодательство претерпело ряд значимых изменений, которые вступают в силу в 2018 году: автоматический обмен налоговой информацией, новые правила валютного резидентства, амнистия для физических лиц по налоговым недоимкам. Еще одним значимым событием можно назвать анонсирование президентом планов на продление амнистии капиталов.

Обмен налоговой информацией

Одним из самых значимых событий конца 2017 года в сфере налогового администрирования стало появление в реестре ОЭСР списка стран, подтвердивших готовность обмениваться с Россией налоговой информацией в автоматическом режиме. Список включает популярные у российских предпринимателей Кипр, Швейцарию, Великобританию, а также считающиеся «классическими» офшорами Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Гернси и Джернси. С рядом этих юрисдикций, в том числе с Лихтенштейном и Великобританией, обмен начнется уже в 2018 году, при этом будет предоставлена информация за 2017 год. Швейцария планирует начать обмен в 2019 году, и вопрос о том, будет ли предоставлена информация за 2017 год, остается открытым.

Обмен налоговой информацией со многими из этих стран осуществлялся и ранее, но производился по запросу российских властей, для которого необходимы подозрения в отношении конкретного российского резидента. С введением же автоматического обмена полученная информация сама может становиться основанием для расследований. В рамках обмена будут раскрываться данные о счетах, принадлежащих физическим лицам — налоговым резидентам России, а также о «пассивных» компаниях (т.е. получающих основной доход в виде дивидендов, процентов и тому подобных платежей), если их контролируют российские резиденты. В свою очередь, информацию о том, резидентом какой страны является владелец счета как физическое, так и юридическое лицо, банки обязаны собирать в рамках процедур KYC (идентификации клиента).

Полученная в ходе обмена информация позволит российским налоговым органам привлекать к ответственности налогоплательщиков, уклонившихся от обязанности представить сведения о своих контролируемых компаниях, а также может стать основанием для санкций в отношении граждан России, нарушавших требования валютного регулирования.

Уход от проблемы «одного дня»

Поправки в закон «О валютном регулировании и валютном контроле» призваны решить так называемую проблему «одного дня»: в силу нечеткости формулировок предыдущей редакции закона налоговые органы считают валютным резидентом гражданина России, постоянно проживающего за рубежом, но вернувшегося в Россию хотя бы на один день. Это приводит к возложению на такого гражданина всех обязанностей и ограничений, установленных для валютного резидента, включая обязанность подавать ежегодные отчеты о движении средств по счетам и запрет на совершение ряда валютных операций.

Новая редакция закона признает валютными резидентами всех граждан России, но отменяет обязанности и ограничения для тех из них, кто проводит более 183 дней в календарном году за пределами России. Новые положения закона существенно облегчают жизнь большинству граждан, проживающих за пределами России, но несут в себе определенную ловушку: если такой гражданин в начале года совершает запрещенную валютную операцию — например, получает дивиденды на свой зарубежный счет, рассчитывая, что проведет большую часть времени за рубежом, а затем по какой-либо причине «набирает» более 183 дней по итогам года, то он невольно оказывается правонарушителем. Штраф за такую «ошибку» составит до 100% валютной операции, и маловероятно, что отсутствие умысла позволит избежать ответственности.

С барского плеча

В 2018 году вступает в силу закон N 436-ФЗ, предусматривающий, в том числе, обширное списание недоимок с физических лиц по ряду налогов:

- транспортный, земельный налоги и налог на имущество, начисленные на 1 января 2015 года, и пени на эти недоимки;

- НДФЛ, который налоговый агент не удержал, но подал сведения в налоговый орган. По этому основанию списанию подлежит очень ограниченный перечень доходов, таких как списанная физическому лицу задолженность и ряд других «условных» доходов;

- Недоимки индивидуальных предпринимателей (кроме НДПИ, акцизов и «таможенных» налогов), накопленные к 1 января 2015 года, и пени на эти недоимки;

- Некоторые недоимки по страховым взносам индивидуальных предпринимателей и других самозанятых лиц во внебюджетные фонды, накопленные на 1 января 2017 года, в том числе числящиеся за теми, кто перестал заниматься частной практикой и сдавать отчетность.

«Амнистия капиталов» — последний шанс?

В конце 2017 года президентом объявлено о необходимости продлить срок амнистии капитала. Напомню, масштабная кампания по добровольному декларированию зарубежных активов продолжалась до середины 2016 года и предусматривала, что декларанты будут освобождены от налоговой, административной и уголовной ответственности за правонарушения, связанные с неуплатой налогов и нарушением валютного законодательства, совершенные с использованием контролируемых иностранных компаний (КИК) или зарубежных счетов. В развитие этих правил в Налоговый кодекс России были внесены нормы о «безналоговой ликвидации», которые предусматривают, что передача российскому бенефициару любых активов, кроме денег, при ликвидации КИК до конца 2017 года (с возможностью продления в некоторых случаях) не облагается налогом.

По ряду причин воспользоваться этими возможностями пожелали относительно немногие; некоторые из воспользовавшихся преференциями «безналоговой ликвидации» элементарно не успели завершить ликвидацию своевременно. Представляется, что в свете ужесточения западных санкций в отношении российских граждан многие с удовольствием воспользовались бы возможностью безопасно вернуть активы в Россию, учитывая позитивный опыт «первопроходцев».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2456982 Валентин Моисеев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 декабря 2017 > № 2436235 Валентин Моисеев

Борьба с серыми схемами. Кто больше не сможет получить налоговый вычет

Валентин Моисеев

Руководитель практики «Налоги» адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры»

ФНС ужесточает правила игры. Теперь налоговые органы имеют больше оснований, чтобы отказать в учете расходов и налоговых вычетов по НДС

В российском бизнесе, пожалуй, не осталось игроков, которым не доводилось слышать словосочетание «необоснованная налоговая выгода». За этим термином, введенным в оборот Высшим Арбитражным судом (ВАС РФ) в 2006 году, скрывается совокупность правовых концепций, направленных на пресечение налоговых злоупотреблений.

Из-за стремления некоторый представителей бизнеса оптимизировать издержки налоговые органы столкнулись с массовым применением недобросовестными налогоплательщиками схем уклонения от налогообложения. Понимая объективную необходимость в решении сложившейся ситуации, Пленум ВАС РФ в октябре 2006 года выпустил постановление «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», которое на долгие годы стало краеугольным камнем судебной практики по делам о налоговых злоупотреблениях. В этом постановлении были сформулированы ключевые принципы, в соответствии с которыми оцениваются действия налогоплательщика, «подозреваемого» в использовании схем уклонения от налогов.

В сухом остатке эти принципы заключались в следующем:

1. У каждой хозяйственной операции должна быть деловая цель, отличная от налоговой экономии.

2. Для целей налогообложения совершенные налогоплательщиком операции учитываются в соответствии с их экономическим смыслом.

3. Если ради налоговой экономии налогоплательщик исказил смысл операции, то ее налоговые последствия пересчитываются таким образом, чтобы «реконструировать» налоги, которые уплачивались бы, если бы искажения не было.

Эти параметры активно применялись налоговиками и судами до 2017 года, когда в законодательстве были закреплены инструменты противодействия налоговым схемам.

Серая зона

На протяжении 11 лет главной проблемой применения данных критериев было отсутствие конкретики в содержании таких понятий, как «должная осмотрительность при выборе контрагента», «недобросовестность», «формальный характер деятельности» и других. На практике это приводит к отказам в налоговых вычетах и расходах в силу одного лишь подозрения в том, что контрагенты налогоплательщика не уплачивают налоги или не имеют возможности для того, чтобы выполнить перед налогоплательщиком свои контрактные обязательства.

В то же время, принцип «налоговой реконструкции», являющийся главным инструментом концепции обоснованной налоговой выгоды, позволял налогоплательщику учитывать те расходы и вычеты, на которые он имел бы право в случае, если бы его операции не имели целью уклонение от налогов. Например, если в цепочку поставки товаров посредник встроен ради «раздувания» цены и увеличения расходов, то налогоплательщику будет отказано во включении в состав расходов суммы именно наценки посредника, но не всей стоимости товара. Или же, если претензия налоговиков сводится к тому, что поставщик не имел возможности поставить товар, но тем не менее товар был поставлен налогоплательщику, то и расходы на его покупку признавались обоснованными.

Игра по новым правилам

Вступившая в силу 19 августа 2017 года статья 54.1 Налогового кодекса не только полностью изменила терминологию концепции противодействия налоговым злоупотреблениям, но и сами правила. В частности, исчез сам термин «налоговая выгода». Вместо него в заголовке статьи используется понятие «права при исчислении налоговой базы и суммы налога». Теперь в соответствии с требованиями Налогового кодекса, помимо обоснования деловой цели сделки (операции), необходимо чтобы эта сделка была исполнена именно тем контрагентом, с которым у налогоплательщика заключен договор, или лицом, которому соответствующее обязательство передано по договору или закону.

Данное положение означает, что налоговые органы откажут налогоплательщику в учете расходов и налоговых вычетов по НДС, если найдут подтверждение того, что поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг осуществлены не непосредственным контрагентом налогоплательщика, а иным лицом. Например, оборудование поставлено не продавцом, с которым был заключен договор, а напрямую производителем. Причем отказ в вычетах и расходах в таком случае, по мнению налоговых органов, должен быть произведен в полном объеме, а не только в сумме, приходящейся на «наценку» недобросовестного поставщика. Стоит отметить, что подобный отказ не должен и не будет зависеть от того, состоялась ли в действительности спорная поставка.

Таким образом, правила, в соответствии с которыми осуществляется противодействие налоговым схемам, существенно ужесточаются. С другой стороны, ФНС ориентирует нижестоящие налоговые органы на преследование только тех налогоплательщиков, которые умышленно создают схемы ухода от налогов, а не тех представителей бизнеса, которые случайно оказались участниками сомнительной цепочки сделок. Впрочем, с учетом активного взаимодействия налогового ведомства со следственными органами, инструментов для доказывания умысла у налоговиков прибавилось, поэтому слова руководства налоговой службы об отсутствии в законе требования «должной осмотрительности» не должны внушать иллюзий.

Дела давно минувших дней

Практика применения статьи 54.1 НК РФ насчитывает всего несколько месяцев. Тем не менее, уже сейчас целесообразно учитывать новые подходы законодателя и налоговых органов к оценке добросовестности налогоплательщиков.

Также следует отметить особо значимый факт, что эта недавно введенная в действие статья Налогового кодекса применяется к проверкам, начатым после 19 августа 2017 года, а это значит, что сквозь призму новой концепции могут рассматриваться сделки, совершенные налогоплательщиками с 2014 года включительно. Получается, что ужесточенным правилам фактически придана обратная сила, несмотря на то, что это прямо запрещено Налоговым кодексом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 декабря 2017 > № 2436235 Валентин Моисеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter