Всего новостей: 2575185, выбрано 1 за 0.030 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Муханов Максат в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Муханов Максат в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 31 июля 2014 > № 1149591 Максат Муханов

Задача Казахстана - перейти на более качественные темпы роста

Автор: Александр КОНСТАНТИНОВ

О том, какие изменения произошли в экономике Казахстана, прогнозируемом уровне инфляции и проблемах и вызовах kursiv.kz президент АО «Институт экономических исследований» Максат Муханов.

- Максат Нурдаулетович, есть уже какие-то предварительные итоги работы экономики Казахстана по итогам полугодия? Какая в целом макроэкономическая ситуация?

- В целом можно сказать, что наблюдается положительный рост экономики. Мы ожидаем рост ВВП в пределах 4,5%, видимо, такой показатель будет, по итогам полугодия. Инфляция пока в пределах прогнозов, 6-8%. Однако должен сказать, что пока в мире – неопределенность, и этот год также пройдет под символом неопределенности мировой экономики, хотя в некоторых регионах тенденции того, как будет разворачиваться ситуация, уже просматриваются.

В развитых странах, прежде всего, в Америке, это положительные тенденции. В то же время, наблюдается и замедление на ряде рынков, это – Китай, Россия, наши крупные торговые партнеры. В целом, это говорит о том, что все-таки ситуация в мировой экономике еще недостаточно устойчива. Есть очень много признаков нестабильности. Что касается казахстанской экономики, она пока развивается достаточно стабильно. Есть, конечно, зоны, которые требуют особого внимания. Они связаны с мировой конъюнктурой, это – цены на основную экспортную продукцию, и ситуация по ценам на металлургическую продукцию. Поэтому основной рост у нас будут давать сектора услуг, обрабатывающей промышленности.

Что касается проблем, то они связаны, прежде всего, с тем, что в этом году прогнозировался запуск проекта Кашаган. В связи с этим стоит задача заменить этот фактор какими-то другими секторами. Поэтому те меры, что предприняло правительство в течение последних месяцев, видимо, направлены именно на задействование новых резервов. Прежде всего, это малый и средний бизнес, это развитие как переработки вообще, так и сельхозпереработки, АПК. Хотя в целом сам сектор АПК развивается достаточно стабильно. Задача стоит развить сельхозпереработку. Поскольку совершенно ясно, что очень большой потенциал связан с продовольственным сектором, с тем, что спрос на продовольствие в мире будет расти. Казахстан тут имеет серьезный потенциал, поэтому развитие перерабатывающих производств в промышленности и сельском хозяйстве – это самые важные направления, которые сегодня являются для нас актуальными.

- Понятно, что в целом рост есть. Но, согласно отчету правительства, этот рост – не тот, который был запланирован. Он ниже прогнозного, и ниже темпов роста прошлого года, причем практически во всех секторах. Единственные положительные достижения связаны с монетарными вещами: сальдо текущего счета, валютные резервы и бюджетные доходы. Понятно, что они после девальвации выросли. А в целом в ряде секторов наблюдаются провалы. Правительство объясняет это тем, что существуют проблемы в экономиках России и Китая. Насколько они серьезны?

- Конечно, девальвация способствовала тому, что мы платежный баланс немножко выправили, сделали положительным, но, Казахстан все-таки еще сильно зависит от мировой конъюнктуры. Прежде всего, от тех стран, которые являются основными торговыми партнерами Казахстана. Это – Россия, Китай, Европа. Второе, что повлияло – плановые показатели, которые должны были быть достигнуты, рассчитывались с учетом планов крупных предприятий Казахстана. То есть все расчеты брались именно с прогнозными показателями деятельности предприятий, и добывающего сектора в том числе. В связи с тем, что некоторые предприятия не запустились, а это достаточно чувствительные для экономики проекты, как уже упомянутый мною Кашаган, это не могло не отразиться на соответствующих показателях. Есть и еще один момент, как я уже сказал, это ситуация в горно-металлургической отрасли. То, что там сейчас происходит, сильно сказывается на нашей экономике.

- Крупнейший партнер Казахстана - ЕС. В Европе в первом квартале рост был 1.5%. То есть для них он очень хороший . Почему на нас это не влияет? Более того, традиционные драйверы роста - торговля и сектор услуг уже в прошлом году начали замедлять темпы, а в этом году просто начали проваливаться относительно запланированных показателей. С чем это все связано?

- Они все связаны с внутренним спросом и внутренним потреблением. Видимо, это говорит о снижении спроса и потребления в этих секторах. Однако надо отметить, что государство уже предпринимает меры по стимулированию спроса. Основная задача, на которой сейчас сконцентрировано правительство – это повышение потребительского спроса, и деловой активности.

- Какими способами правительство может его повысить? В последние годы рост потребительского спроса во многом был обусловлен ростом потребительских кредитов. Сейчас Нацбанк ужесточил по ним требования и установил для банков ограничения. Получается парадокс. С одной стороны, ужесточение требований, с другой стороны – надо увеличивать потребительский спрос. Каким образом это будет делаться?

- Потребительский спрос связан не только с потребительским кредитованием. Государство сегодня стимулирует такие программы развития, как повышение капитализации банков, через размещение активов в банках, через Дорожную карту бизнеса, Дорожная карта занятости, а также стимулирование строительства, доступного жилья – все это будет работать на спрос. Кроме того развитие отдельных секторов, связанных с индустриализацией, так же будет работать на достижение этой цели. То есть через эти инструменты государственной поддержки, наверное, и будет рост потребительского спроса.

- Когда вы говорите «потребительский спрос», вы имеете в виду потребление не населения, а предприятий, организаций?

- В том числе, да. Конечно, самый важный фактор – это потребительский спрос со стороны населения, и за ним наблюдают и сами производители. В этом плане самый главный фактор – это развитие возможностей для стимулирования потребительского спроса государством через программы развития.

- Скажите, пожалуйста, каков ваш прогноз роста ВВП по текущему году? Ведь инфляция тоже выше, чем в прошлом году. Ряд мировых рейтинговых агентств понизили рейтинги Казахстана. Правильно или неправильно они сделали, по вашим оценкам?

- Мы сейчас готовим прогноз до конца года по итогам полугодия. По нашим оценкам, рост будет около 5-5.5% - в этом диапазоне. Если не будут задействованы новые инструменты, резервы роста. Мы указывали, какие резервы еще есть для того, чтобы до конца года активизировать экономический рост в Казахстане. Есть краткосрочные, есть более долгосрочные меры, в том числе меры, связанные со снижением теневого сектора. Он в определенной степени сдерживает наши статистические показатели. Есть показатели деловой активности. Мы делаем ставку на то, что нужно, во-первых, стимулировать потребительский спрос, во-вторых, добиваться повышения добавленной стоимости самой продукции, и третий фактор – это деловая активность предприятий малого и среднего бизнеса. Здесь мы можем достигнуть быстрого роста. Более же качественный рост связан с программой индустриализации. Это уже среднесрочные меры, часть из которых правительство задействует в рамках второй пятилетки.

- Каким будет показатель инфляции, ваши приблизительные оценки? Сможет ли правительство и НБ удержать ее в коридоре 6-8%?

- Казахстан должен вписываться в коридор 6-8%. Есть меры, которые бы способствовали тому, чтобы инфляция была ниже. Поэтому, если этот пакет мер будет задействован, я думаю, это возможно.

- Какой пакет мер?

- В основном это денежно-кредитные инструменты. Вы знаете, что есть монетарные и немонетарные меры. Немонитарные - это, в основном, административные меры, и государство их уже задействовало. То есть на сегодня можно сказать, что потенциал немонетарных средств уже исчерпан. Поэтому сейчас нужны монетарные методы. Это будет связано с координацией денежно-кредитной политики и фискальной, проводимой правительством и НБ. Если их задействовать, то инфляцию можно будет удержать в этом коридоре. Как это скажется на экономическом росте, мы тоже в этом прогнозе попытаемся оценить.

- Рост и инфляция ведь вещи взаимосвязанные. То есть если вы начинаете зажимать денежно-кредитную массу, пытаясь не дать развиться инфляционным процессам, то тем самым тормозите рост…

- Если взять другие страны, допустим, Китай. При низком дефиците он достаточно высокие темпы показывал в течение трех десятилетий при низкой инфляции. То есть необязательна такая линейная зависимость…

- То есть вы хотите сказать, что это – не совсем прямая связь?

- В странах Европейского Союза инфляция всегда была на достаточно низком уровне, тем не менее, темпы роста были достаточно серьезные. Необязательно инфляция и экономический рост могут быть сильно взаимосвязаны, или влиять друг на друга. Это относится и к другим экономическим тенденциям. Поэтому я считаю, что сейчас, задача стоит перейти на более качественные темпы роста. Наверное, это даже лучшая задача, чем просто высокие темпы роста.

- В Казахстане долгое время, говоря о росте экономики, во главу угла ставили сам рост, а не его качество. Сейчас многие эксперты говорят, что экстенсивные методы роста уже исчерпали, а вопрос ведь стоит в качестве? Казахстан фактически уже на грани попадания в ловушку среднего дохода…

- Да, ловушка среднего дохода – это один из вызовов. Мы тоже этот фактор изучали. Ловушку среднего дохода Казахстану еще предстоит преодолеть. Немногие страны, кстати, такие ловушки преодолевают. А главным и решающим фактором для многих стран стал человеческий капитал.

- Когда вы говорите про тех, кто успешно преодолел ловушку среднего дохода, вы имеете в виду Корею?

- И Корею, и Сингапур, и другие страны. Сейчас, допустим, относительно успешно с ней справляются Центральная, Восточная Европа, это Словакия, Словения. Чили. Очень быстро развивается ряд латиноамериканских стран, которые мы сейчас тоже начали анализировать, у них есть набор стратегий, которые позволяют им преодолеть эти ловушки. Хотя вы правы. В общем, действительно по пальцам можно пересчитать страны, которые этого достигли. Корея, за последние 40 лет – единственная такая страна, которая прошла этот этап и вошла в двадцатку развитых стран. Наверное, это самый яркий пример. Сейчас этот процесс начал ряд крупных развивающихся стран, это – Китай, Бразилия, Россия. Я думаю, каждая страна сейчас будет изучать опыт. Для нас опыт Кореи – достаточно актуален. Конечно, как говорится «нельзя в одну реку войти дважды». Другая страна, другие условия. Однако. 40 лет назад Корея была еще страной развивающегося типа, поэтому я думаю, что для Казахстана очень важно этот опыт изучить. Если же говорить в целом, то совершенно очевидно, что все-таки главным фактором является развитие человеческого капитала, ресурсов. Кадры большей частью решают эти вопросы. Поэтому компетенция для Казахстана – самый важный вопрос на сегодня. Прежде всего, это профессиональная и делова компетенция. Корея выходила за счет этого. Ну, и грамотная экономическая политика, они вначале делали гос.капитализм, потом перешли на рыночные принципы. Наверное, это дало новый толчок. В 1997 году у них был кризис, после чего они включили рыночные принципы и сумели достичь того прогресса, который мы сегодня видим. Есть и другие страны, которые достаточно быстро развиваются, и показывают хорошие результаты. Мексика, допустим. Юго-Восточная Азия. Это, прежде всего, Китай, Малайзия. Вьетнам показывает хорошие темпы. Поэтому конкуренция будет только нарастать. Пределов экстенсивного развития мы, честно говоря, еще не достигли. Пусть высокие темпы, потом это будет переходить в качество. Это касается, в первую очередь, обрабатывающих отраслей. В период индустриализации многих стран темпы были достаточно высокие, двузначные. Это экстенсивный рост шел. Потом это переходит постепенно в качество. То же самое Китай: три десятилетия высоким темпом шел. Сегодня у них стоит задача более сложного характера: выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью, конкуренция на мировых рынках. У Казахстана высокие темпы всего 15 лет были. Это нормально для развивающихся стран. Другой вопрос: по мере подхода к этой тридцатке стран темпы будут замедляться. Тогда пойдут качественные темпы роста. Невозможно сразу на них выйти.

- Давайте вернемся к текущей макроэкономической ситуации. Официальные лица объясняют ее внешними факторами. Насколько это правильное, универсальное объяснение? Понятно, что внешние факторы присутствуют, но есть же и внутренние проблемы? Не запоздало ли правительство со своими мерами? То есть насколько ситуация зависит от субъективных и объективных факторов?

- В отношении субъективных факторов. Есть опыт Японии, которая действительно могла провести ряд институциональных преобразований. Но, в связи с тем, что она их не произвела, у нее были два десятилетия, в течение которых она достаточно безуспешно пыталась выйти из того застоя в котором оказалась. В этом плане, конечно, принимать серьезные решения, которые кстати сегодня правительством приняты, структурная трансформация, институциональные изменения – это необходимо вовремя делать. На сегодня, как мне кажется, есть понимание того, как это можно сделать в отдельных секторах.

- Проблема плохих кредитов поднималась еще пять лет назад. Кайрат Келимбетов, который 5 лет назад был еще главой Самрук Казына, прямо указывал, что, либо мы эту проблему решим, либо это станет гирей потом у нас на ногах. Тем не менее решать проблему начали только сейчас. Насколько правительство и НБ запоздали?

- Это – прежде всего вопрос качества менеджмента самих банков. Конечно, нужно было это регулировать, и это – вопрос макропруденциального регулирования. Видимо, в этот период происходили изменения, вот АФН выделился, потом снова вошел в состав Нацбанка. Думаю, усиление подструктуры Нацбанка все-таки позволило удержать эту ситуацию, так как Агентство по финансовому надзору было новой структурой, и для банков, наверное, оно играло не такую сильную регуляторную роль.

- Обладало не таким авторитетом, и не такой степенью влияния.

- Вообще-то целый ряд обстоятельств, который сложился на тот период, повлиял на банковский сектор. Но я все-таки склоняюсь к тому, что ключевую роль в этой ситуации сыграл менеджмент банков. Второе: еще в 2007-2008 году, когда начался кризис, принималось решение объединить регулятор с Нацбанком. Это было достаточно правильным решением, которое для банков сыграло такую спасительную роль. Поэтому я думаю, что те меры, которые предпринимает государство, оно предпринимает, потому что это назрело. Нельзя сказать, что поздно, или рано. Всему свое время. Когда созревает решение, тогда оно принимается.

- Сейчас ситуация так складывается, что правительство все время принимает решения постфактум. То есть оно реагирует на события. Хотелось, что бы оно их предвосхищало…

- Это конечно было бы здорово. Но мы имеем, то что имеем, и реакция со стороны правительства достаточно адекватная на изменение мировой конъюнктуры, на изменение мировой экономики. Я проанализировал недавно, Казахстан находится в тренде по многим позициям. Конечно, есть проблемы, но то, что банковская система – такая, это – та модель банковской системы, которую нам предложили, она существует во всем мире, и все банки находятся в такой ситуации. Наша банковская система – относительно молодая, если для сравнения взять столетние банки, которые уже работают на рынке. Поэтому я думаю, то, что у нас происходит в банковском или финансовом секторе, то, что фондовый рынок у нас пока на начальной стадии, не говорит о том, что мы можем за один год быстро это все сделать. Нужно время. Есть ошибка – надо честно признать, что ошибка была. Регулятор не смог сработать. Мировая конъюнктура на финансовом рынке быстро поменялась. Даже Корея в 1997 году, когда был кризис, понесла значительные потери, потому что они финансовый сектор сильно не регулировали. Наверное, кризис на то и дается, чтобы видеть слабые места. И эти слабые места мы сейчас увидели. Сейчас будут предприниматься меры. Главное – не в том, чтобы сказать, что у нас все – очень хорошо. Главное – действительно сделать правильные выводы. И эти выводы делаются. Лично я вижу, что государство будет выходить из ряда секторов экономики, и этот тренд должен быть бесповоротным. Законодательство по желтым страницам, создание НПП, второй этап приватизации – это первые сигналы укрепления рыночных принципов.

- По поводу желтых страниц и объема присутствия государства в экономике. Эта проблема ведь поднималась 5-6 лет назад. Три года назад было заявлено о второй волне приватизации. …Не является ли сегодняшняя экономическая ситуация, в том числе, макроэкономическая, следствием того, что в свое время эти решения не были приняты?

- Когда принимать структурные решения о реформировании, это зависит от правительств различных стран. Казахстан все-таки принял и осознал, и мировой кризис, наверное, способствовал пониманию того, что сегодня происходит в мире. Для многих стратегия 2050, концепция вхождения в тридцатку могут казаться большими проектами, которые делает для них государство. А то, что эти программы будут выполнять сам бизнес, население, до этого понимания мы тоже должны дойти. Знаете, для каждого решения есть, скажем так, процесс созревания. Сделай это раньше, может быть, это оказало бы не такой эффект, чем когда человек понял, чего он хочет. Как, я думаю, для многих стран, и Казахстана, нужно было это осознать. Реформы можно было провести и раньше, кто-то бы предложил их, но они бы не были поддержаны…

- То есть получается как в пословице: пока гром не грянет, мужик не перекрестится?

- Понимаете, бывает так, что есть внутреннее осознание, то есть внутреннее понимание того, что в экономике есть проблемы, и их нужно решать не теми инструментами, которые применялись до этого. Для них нужен совсем другой уровень решения задач. Я думаю, что до определенного момента считалось, что эти проблемы можно решить традиционными методами, но сейчас, когда понятно, что это не будет работать, переходят на новый уровень принятия решений. Поймите, ведь при принятии тех или иных решений необязательно круто что-то разворачивать. Если работает система, то можно ее постепенно улучшать. Я думаю, что сейчас есть очень большая потребность в осмыслении экономических, социально-экономических процессов, которые происходят во многих странах, в том числе и Казахстане. Ловушка среднего дохода – это ведь достаточно новая проблема. Это – проблема, которую очень сложно решить какими-то волевыми действиями. Нужна четкая, хорошая стратегия. Есть и другие вопросы. До массового сознания должно дойти, что такое инклюзивный рост. Это тоже термин достаточно серьезный, и это – ответ на ловушку среднего дохода. Инклюзивный рост связан не только с социальными аспектами, это – более широкий и емкий термин. Он говорит об экономических процессах, то есть экономика должна развиваться более устойчиво, во-вторых, более равномерно, в-третьих, с тем, чтобы не нанести вред последующим поколениям. Должна создать фундамент для устойчивого развития на протяжении длительного времени. Я думаю, инклюзивное экономическое развитие – одно из направлений, которое было бы важно для Казахстана. Это может быть выходом для тех социальных процессов, которые мы наблюдаем. Это – и качество человеческих ресурсов, и доходы населения, это связано и с окружающей средой, и с диверсификацией экономики. Инклюзивное развитие – это достаточно емкий процесс. Казахстан сегодня приступает к этому пути развития.

- Коридор инфляции 6-8%. Как вы считаете, с учетом темпов и тенденций, инфляция будет по верхней или нижней планке? И насколько у правительства хватит возможностей, административных ресурсов удержать цены в тех секторах, которые оно сейчас жестко регулирует? В частности, это касается энергоносителей, бензина.

- У правительства есть эти инструменты, и пока оно ими хорошо пользуется, это – регулирование цен естественных монополистов и тарифы на электроэнергию и основные продукты питания. Есть и другие инструменты, это – таргетирование на продовольственных рынках. Тем не менее, этот набор инструментов – довольно ограниченный, и правительство понимает, что надо не увлекаться только этими инструментами. Поэтому очень важно совместно с Нацбанком работать. У них есть соглашение – между правительством и Нацбанком, где каждый берет свои обязательства по выполнению ключевых макроэкономических показателей. Инфляция в мире больше монетарный фактор имеет. В наших условиях, может быть, добавляется немонетарный фактор. Есть еще такой инструмент, как развитие конкуренции. Задействовать этот инструмент было бы очень важно для снижения инфляции. Кроме административных мер регулирования, второй фактор – это конкуренция. Низкий уровень инфляции говорит о более стабильной экономике. Либеральные модели все выстроены на низком уровне инфляции, но есть еще такие понятия, как импорт инфляции, он связан с тем, что мы теперь входим в одно экономическое пространство с Россией и Белоруссией, у которых, может быть, инфляция будет выше в какие-то периоды. Поэтому здесь добавляются еще внешние факторы. Есть отработанные инструменты, которые могут повлиять на снижение уровня инфляции. И это очень важно в плане того, чтобы обеспечить стабильность цен для производителей, и, прежде всего, для потребителей. С другой стороны, постоянное сдерживание цен административными мерами – правительство понимает, что это – не выход, отрасли должны развиваться…

- Может ли сдерживание инфляции быть самоцелью? Сдерживая цены административно достаточно длительное время, правительство начинает разрушать эти сектора. Люди начинают разоряться и уходить из этого бизнеса. Как здесь найти баланс?

- Снижение инфляции не должно быть самоцелью. Но этот фактор для правительства является очень важным. Должен быть баланс, и государство должно регулировать цены, чтобы они не превышали коридор показателей. Ведь высокая инфляция – это высокие инфляционные ожидания среди населения и производителей. Просто инструментарий можно расширять. Сектора, в которых государство заинтересовано, и у которых есть особая специфика, нефтепродукты, прежде всего, тут нужно использовать баланс инструментов, чтобы это негативно не сказывалось на самой отрасли и позволяло сдерживать эти цены. Здесь правительство находится между потребителями и производителями.

А что касается прогнозов по показателям инфляции, то все обычно ориентируются на верхнюю планку запланированного коридора, но в прошлом году уровень инфляции был ниже нижней планки. В этом году ситуация экономическая поменялась. По нашим прогнозам, сейчас идет пока по верхней. Такой уровень инфляции связан, прежде всего, с единым экономическим пространством, девальвацией. Пока многие эксперты склоняются к тому, что ближе к 8% будет инфляция. Некоторые даже говорят, что превысит эту планку. Я считаю, что планки – это некритично, главное, как это повлияет на экономику. Президент ставит задачу в долгосрочной перспективе дойти до 3-4%, это нормально для развивающихся стран. Для развитых стран это – 1-2%. К этому надо стремиться. Я думаю, что это вполне достижимо для Казахстана, но в среднесрочной перспективе.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 31 июля 2014 > № 1149591 Максат Муханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter