Всего новостей: 2553807, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нурмуханбетов Мирас в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Казахстан. Россия. СНГ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124651 Мирас Нурмуханбетов

Упрощенное гражданство РФ и настроения в Казахстане

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Государственная Дума РФ собирается принять поправки в законодательство, согласно которым значительно упростится процедура получения гражданства России – теперь его можно будет обрести «по праву почвы» и по такому критерию, как знание русского языка. Это чревато, с одной стороны, увеличением потока эмигрантов из Казахстана, а с другой, созданием «пятой колоны» в северных и восточных регионах нашей республики. Опасен ли для страны человек с двумя паспортами? Попробуем разобраться.

Уйти на север

Законопроект поступил в Думу в конце прошлого года. Как отмечается в пояснительной записке к нему, он разработан по поручению президента РФ Владимира Путина. Его идейным вдохновителем является директор Института СНГ, «главный специалист по связям с соотечественниками» Константин Затулин, а в соавторах значится экс-прокурор «российского» Крыма Наталья Поклонская. В конце прошлой недели Комитет по делам национальностей Госдумы в целом одобрил этот документ, так что, скорее всего, при дальнейшем рассмотрении он не претерпит серьезных изменений.

Согласно законопроекту, отныне для получения российского гражданства совершенно необязательно предоставлять справку о том, что ты уже не являешься подданным другого государства. Кроме того, расширены географическая («по праву почвы») и хронологичес­кая трактовки понятия «носитель языка» – сейчас им может быть любой, кто родился на территории СССР или Российской империи, равно, как и их потомки.

Как отмечают инициаторы, от этих поправок выиграют в первую очередь беженцы и эмигранты из Украины, которые не могли получить злополучную справку. Однако, по словам самого Затулина, среди потенциальных «клиентов» будут и русскоязычные, живущие в Казахстане, Белоруссии и других постсоветских странах. Проще говоря, теперь для получения гражданства РФ требуется только знание русского языка и соответствующее желание. С первым у большинства наших сограждан дела обстоят очень даже неплохо, а что касается второго пункта, то, как показывают результаты опросов, каждый четвертый казахстанец, желающий покинуть страну, смотрит именно на север.

Впрочем, это только в теории. Если же говорить языком статистики, то 82 процента выбывших в прошлом году из страны казахстанцев перебрались в Россию – это 28 677 человек из почти 35 000 эмигрантов. К слову, из Украины в Россию в 2015-м эмигрировали 65 000 человек, а в общей сложности гражданами РФ ежегодно становятся порядка 200 тысяч иностранцев.

Нет проблем?

Можно только порадоваться за наших союзников, тем более если сравнивать с аналогичными программами, действующими в Казахстане. Да и число иностранцев, пожелавших жить и трудиться в РК, значительно меньше – в прошлом году на ПМЖ здесь решили остаться 13 347 человек. Отечественная статистика не раскрывает, откуда они родом, знают ли они государственный язык, но ясно одно: желающих уехать из страны в разы больше, чем стремящихся приехать к нам.

Понятно, что рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Однако еще на стадии обсуждения законопроекта в Госдуме некоторые в нашей стране стали высказывать опасение, что наиболее предприимчивые казахстанцы могут воспользоваться ситуацией и получить паспорт РФ «на всякий случай», не сдавая бирюзовый. Да, кем-то может двигать материальная выгода (например, получение пенсий сразу в двух странах), но нельзя исключать и создания условий для появления пресловутой «пятой колоны», как это было в Южной Осетии, Молдове и в Крыму.

Стоит отметить, что тот же Константин Затулин буквально накануне центральноазиатского турне Владимира Путина заявил, что всегда придерживался идеи двойного гражданства для жителей СНГ, «а сейчас, может быть, имеет смысл говорить о втором гражданстве для жителей Евразийского экономического союза». Он, конечно, упомянул, что Казахстан выступает против и что ему самому часто приходилось отвечать за сепаратистские выпады своих коллег (того же Владимира Жириновского), но все же допустил в своей речи такие слова.

Вообще, тот факт, что именно «лучший друг СНГ» Затулин и экс-прокурор Поклонская стали инициаторами этого законопроекта, заставляет задуматься. Да, такой шаг выгоден России и желающим перебраться в эту страну, но мы не должны забывать о своих интересах, а также о том, что может принести институт двойного гражданства Казахстану.

«Это двойные стандарты!»

Кстати, в то время, когда в Москве обсуждали данный законопроект, в Усть-Каменогорске разгорелся скандал вокруг секретаря маслихата ВКО Владимира Головатюка, которого заподозрили в наличии двойного гражданства. Эту тему тогда поднял известный общественный деятель Галым Байтук. По его словам, сегодня та история заглохла – обещали провести расследование, но ответа так и не дали:

– Это косвенно подтверждает, что у г-на Головатюка все-таки имеется двойное гражданство, и они попросту решили замять дело. А вообще, я думаю, таких, как он, «коллекционеров паспортов» много – и среди простого населения, и среди бизнесменов, и среди власть имущих. Но в первую очередь надо обратить внимание именно на чиновников, которые готовят себе «запасной аэродром», причем необязательно в России.

– Но сегодня речь о России. Как вы считаете, могут ли быть негативные последствия от принятия там закона, согласно которому совершенно необязательно отказываться от прежнего гражданства?

– Вообще, на мой взгляд, со стороны России, которая считается нашим союзником и парт­нером, это совершенно неверный шаг. Ссылаясь на «украинские процессы», она сейчас включает бомбу замедленного действия. Просто тебе выдается бумажка, а жить ты можешь по-прежнему в том же Казахстане. Таких людей, я думаю, мы сразу должны считать «пятой колонной». Тем более что сам президент Нурсултан Назарбаев говорил о ее наличии в стране. «Пятая колонна» у нас и так присутствует, а теперь они тем более пойдут к нам скопом. И страшно, что все это время у нас практически не работала национальная идеология, не культивировался настоящий патриотизм, не уделялось должного внимания казахскому языку. Будь все это, сейчас не было бы особой нужды опасаться, а теперь мы пожинаем плоды своей толерантности и желания не обидеть соседа. И никто не может гарантировать, что завтра тот же Эдуард Лимонов или ему подобные не станут составлять списки своих сторонников в Казахстане, призывать к двойному гражданству, заявлять о необходимости создания военизированных формирований для защиты своих интересов и т.д. Повторюсь: я считаю, что Россия сделала неправильный шаг.

– А почему она должна заботиться о Казахстане? Или «неправильность» заключается еще и в том, что Россия может не справиться с потоком эмигрантов?

– И это тоже, конечно. Но говоря о том, что это их дело, нужно помнить о наших двусторонних и союзных договорах. Ведь настоящий друг и партнер всегда будет учитывать интересы второй стороны. А если ты принимаешь такие неоднозначные законы, которые могут привести к непредсказуемым последствиям, то, будь добр, откажись от всех этих громких слов – «союзник на века», «равноправный партнер», «настоящий друг» и так далее. Нашим же гражданам, которые хотят продолжать жить и работать в Казахстане, но с российским паспортом, мы должны разъяснить: так нельзя, ребята, определяйтесь с гражданством и подданством. Двойных стандартов в этом деле быть не должно!

Цивилизованный подход

Независимый экономист, специалист по двусторонним отношениям между Казахстаном и РФ Рахим Ошакбаев считает, что принятие данного законопроекта сыграет позитивную роль, но при этом однозначно заявляет, что нужно пресекать факты двойного гражданства:

– Мне кажется, это очень цивилизованный и грамотный подход, который дает возможность «рожденным в СССР» получить российское гражданство по более простой схеме. Безусловно, это право любого человека, и любое снятие барьеров можно только приветствовать. Поэтому уверен, что такой шаг является правильным с точки зрения и России, и других постсоветских республик: надо дать людям возможность определиться с гражданством. Ведь не секрет, что у определенной части населения во многих странах СНГ есть сложности с гражданской самоидентификацией – они могут физически жить, платить налоги, голосовать в одной стране, а душой и переживаниями быть в другой, например, в той же России. Запретить так думать, конечно, нельзя.

– А если спроецировать ситуацию конкретно на Казахстан? Допустим, кто-то решил «на всякий случай» получить гражданство РФ, но здесь у него друзья, работа и привычки, поэтому физически он остается здесь…

– Все нормально. Такой человек может продолжать жить, работать и платить налоги здесь, но главное, чтобы он соблюдал наше законодательство и миграционный режим. При этом важно понимать, что в Казахстане существует жесткий запрет на двойное гражданство, поэтому если кто-то из казахстанцев воспользуется этим «правом почвы», то он автоматически должен быть лишен гражданства РК. Но это уже вопрос к нам и к нашим правоохранительным органам – Генеральной прокуратуре, КНБ, миграционной полиции. Нынешние информационные технологии и наличие баз данных в разных государствах позволяют очень быстро выявить совпадения по гражданам, которых потом можно будет более тщательно перепроверить. И в этом плане нам нужно продолжать текущую политику взвешенного отношения к подобным вещам, к языковому вопросу, не допускать какой-либо дискриминации, в том числе и по гражданству.

– Нет ли вероятности того, что этот закон позволит формировать пресловутую «пятую колону» в Восточном или, скажем, Северном Казахстане – по примеру той же Осетии?

– Нет, я не думаю, что подобный сценарий возможен. Даже если представить, что это может быть использовано как повод, то он не столь важный. Для сепаратизма, который вы подразумеваете, можно найти любой другой повод. А так у нас никаких территориальных споров с Россией нет. У нас много разноплановых договоренностей, мы сотрудничаем по различным направлениям. РФ – наш союзник и партнер. И последний визит Путина в Казахстан лишний раз показал, что у нас блестящие двусторонние отношения с Россией.

– Информации об упрощении получения гражданства РФ предшествовало заявление того же Затулина о возможности введения единого гражданства ЕАЭС, а также появление некоего «паспорта русского». А к таким вещам как относиться?

– Я тоже встречал различные сообщения про «паспорт русского», но они не носили официального характера, поэтому мне тяжело судить о том, что он из себя представляет. Если речь идет о неком «неюридическом гражданстве», то это поставит в двусмысленную ситуацию как нас, так и носителей таких «паспортов». Это легко может создать почву если не для конфликтов, то для недопонимания. Что касается единого гражданства, то тут или Затулин неправильно выразился, или его неправильно поняли, или это его фантазии. Уже много раз повторялось, что ЕАЭС – не политичес­кий союз, а лишь экономическое интеграционное объединение, которое по определению исключает совместные политические институты. Поэтому подобное «гражданство» невозможно ни физически, ни юридически. Вообще, словосочетание «гражданство ЕАЭС» – это оксюморон, то есть сочетание несочетаемого, сочетание слов с противоположным значением.

Казахстан. Россия. СНГ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124651 Мирас Нурмуханбетов


Казахстан. Евросоюз. РФ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 21 октября 2016 > № 1942205 Мирас Нурмуханбетов

Беженцы в Казахстане: незваные гости?

Автор: Мирас Нурмуханбетов

В то время как немалая часть наших соотечественников сама готова покинуть родину, появилась новость, что Казахстан могут обязать принять беженцев из горячих точек планеты. Это странное сообщение опять разделило и без того разномастное общество на тех, кто готов открыть двери, и тех, кто стремится запереть их на засов. Но как на самом деле обстоят дела с возможностью принять у себя непрошеных гостей? Готовы ли к этому государство и население?

Исторический экскурс

Эта тема для Казахстана не нова. В принципе, наша земля всегда принимала «людей со стороны», да и сами «аборигены» уходили отсюда в поисках лучшей доли, хотя в прошлые эпохи это называлось по-другому. Да и самих казахов, если принять во внимание полулегендарное их появление (откочевку Жаныбека и Керея), тоже в какой-то степени можно назвать беженцами, но только в более благородном смысле. В 20-х годах XVIII века сотни тысяч казахских семей покидали родовые аулы и летовки, спасаясь от джунгар. В народной памяти этот период получил название «Ақтабан шұбырынды».

Во второй половине XIX века Степной край стал заселяться русскими и украинскими крестьянами, часть которых бежала от нищеты из родных мест, а в Восточный Казахстан перебирались староверы, опасавшиеся репрессий со стороны официальной церкви. В прошлом веке наша республика приняла миллионы вынужденных переселенцев из числа репрессированных народов и эвакуированных. А чуть раньше и сами казахи стали уходить за «кордон», спасаясь от страшного голодомора. Заметим, многие соседние народы, и сами жившие небогато, в большинстве своем сочувственно отнеслись к ним.

В 1950-х годах в республику хлынул поток переселенцев из КНР – среди «возвращенцев» были казахи, уйгуры, русские, татары и другие жители Синьцзяна. В конце советской эпохи один за другим стали появляться поводы для «внутренней миграции» – то там, то здесь возникали межнациональные конфликты, и десятки тысяч представителей разных народов из Киргизии, Узбекистана, Северного Кавказа и других регионов умирающего СССР нашли мирный приют в Казахстане. Тогда же республику стали покидать русские, немцы, представители других народов, решившие перебраться на историческую родину… Но беженцами их никто не называл.

Уже будучи независимым государством, Казахстан присоединился к соответствующим международным договорам и протоколам, а ситуацию в республике стало мониторить Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), открывшее свой офис в РК еще в 1995 году.

Мировой опыт

О больших и очень больших проблемах беженцев и с беженцами мы знаем разве что из международных новостей. Конечно, надо делать скидку на то, что такую информацию в разных странах подают по-разному. Наглядный пример – «передергивание фактов» российскими СМИ, когда они рассказывают о положении беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки в Европе – где-то надо пожалеть их, где-то довести зрителя до мысли, что «сами виноваты со своей толерантностью», а где-то и откровенно накалить обстановку. Но сейчас не об этом.

Впрочем, там, в Европе, это действительно большая проблема. И многогранная. Только в Германии в прошлом года попросило статус беженцев около полумиллиона человек, хотя часть эмигрантов обходит эту процедуру. Заметим, что в Старом Свете тоже неоднозначное отношение к «понаехавшим», но все же большей частью терпимое. К тому же распространенный стереотип о том, что с наплывом мигрантов резко ухудшается криминогенная обстановка, – это миф. Как раз они предпочитают себя вести тихо и мирно, чтобы не быть выдворенными из страны при первом удобном случае.

Главные же претензии жителей европейских государств к своим правительствам сводятся к тому, что на беженцев тратится слишком много денег налогоплательщиков, что Евросоюзу надо бороться с источником проблемы, а не с ее последствиями и так далее. Кстати, в той же Германии на каждого беженца выделяется от 150 до 400 евро в месяц, а в Румынии, например, эта сумма едва дотягивает до 50 евро.

В соседней России «ставка» беженца равняется 800 рублям в день (порядка 120 тысяч тенге в месяц). В основном это приехавшие из Украины (более 2,5 миллиона человек). Поначалу их принимали с распростертыми объятиями, но сейчас уже не особо рады им, если судить по ужесточению требований. Несколько регионов РФ уже «закрылись» для беженцев с Донбасса. Помимо них, в России зарегистрированы мигранты и из других стран – Сирии, Афганистана, Йемена, республик Средней Азии.

А как у нас?

Но вернемся в нашу страну и в наши дни. В начале года в ряде СМИ появилась информация о том, что Актау готов принять несколько десятков тысяч беженцев из Сирии и якобы строит для этого специальный городок. Среди жителей Мангыстау тогда прокатилась волна недовольства, люди даже начали собирать подписи под обращением к президенту с просьбой оградить их от непрошеных гостей. Однако, как выяснилось, это была неправильно понятая журналистами информация – имелось в виду, что в бюджете Мангыстауской области предусмотрены средства (340 млн тенге) по статье «Противодействие и противостояние терроризму», что, согласитесь, прямого отношения к проблеме беженцев не имеет. В общем, информация была дезавуирована, но осадок, как говорится, остался.

Примерно то же самое произошло и сейчас. Как известно, на следующий день после своего избрания новый генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш в интервью немецкому журналу Focus заметил, что беженцев следует распределять по всему миру. Эта вырванная из контекста фраза генсека, который, кстати, до января 2016 года являлся Верховным комиссаром по делам беженцев, наделала шума в отечественном информационном поле. Якобы ООН теперь может обязать Казахстан принять беженцев, хотя сам г-н Гуттериш говорил лишь о необходимости «разгрузить» Турцию с Ливаном от наплыва переселенцев и равномерно распределить их по всему миру.

По этому поводу уже начались общественные дискуссии, в которые включились и эксперты по разным вопросам – политологи, экономисты, правозащитники и так далее. Мы тоже провели небольшой опрос в соцсеях. Стоит отметить, что однозначно против потенциальных «понаехавших» выступили единицы. Большинство же (около 70 процентов) заявило, что страна просто не в силах принять беженцев: ресурсов не хватит, тем более что и сами казахстанцы нуждаются в помощи. Кроме того, поднимались проблемы юридической и правовой готовности государственных структур, справедливо отмечалось, что мы даже своим оралманам нормально помочь не можем, а тут – иностранцы.

От себя добавим, что некой антирекламой для Казахстана является практика наших властей выдавать беженцев тем странам, откуда они бежали и где их ждала незавидная участь – в лучшем случае, тюремный срок. Также стоит сказать о том, что различные бюрократические и правовые препоны резко усложняют процедуру получения статуса беженца, а сделать это через суд практически невозможно. Есть опасения, что принятие новых законопроектов, касающихся безопасности, еще больше усложнит и без того непростую ситуацию в этом плане. Мигранты прекрасно осведомлены на сей счет и передают эту информацию своим сородичам. А потому число бежавших в Казахстан в поисках лучшей доли с каждым годом становится все меньше.

Не обяжут

Как бы то ни было, все же находятся люди, считающие, что в Казахстане жить хорошо. Пусть даже в статусе беженца, который у нас в стране мало что дает в плане социальных и политических гарантий. Кардинально решить этот вопрос за короткое время невозможно, впрочем, как и заставить Казахстан принять беженцев. Об этом говорит заместитель директора Бюро по правам человека и координатор проекта УВКБ «Правовая помощь беженцам и лицам без гражданства» Денис Дживага:

– Я тоже не понимаю, почему все вдруг восприняли на свой счет слова о равномерном распределении беженцев. Конвенцию (о статусе беженцев – прим. авт.) Казахстан подписал, она работает, люди обращаются, процесс идет. Но в любом случае обязать нас никто не может.

– А если предположить такой вариант, то сколько человек Казахстан сможет принять у себя в качестве беженцев и во сколько обойдется содержание каждого из них?

– Это, скорее, вопрос к властям, если, конечно, у них есть план по приему. Но я не думаю, что мы сможем принять большое количество людей. В силу опять-таки экономических проблем, нынешнего кризиса и так далее. При этом властям нужно думать о том, чтобы это не вызвало социального напряжения в обществе. Что касается денежных выплат, то у нас нет программ в плане социальной помощи и выдачи подъемных.

– Сколько мигрантов обращается к вам за получением статуса беженца?

– Сейчас сравнительно немного – что-то около двухсот человек в год. Но не факт, что они все попадают или попадут под категорию беженцев. В большинстве своем это трудовые мигранты. Поэтому им отказывают.

– А вы не изучали общественное мнение по поводу отношения к беженцам? Ведь, с одной стороны, есть традиции гостеприимства, а с другой – различные опасения и стереотипы.

– Нет, мы такого рода мониторинг не проводили. Но могу сказать, что, к сожалению, многие наши сограждане не отличают простого иностранца от трудового мигранта или беженца. Они просто не видят разницы между ними. И не понимают, в чем их отличие. Причем нередко это касается даже сотрудников миграционной полиции и уполномоченных органов. А это уже показатель отношения государства…

Казахстан. Евросоюз. РФ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 21 октября 2016 > № 1942205 Мирас Нурмуханбетов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter