Всего новостей: 2552851, выбрано 5 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Проханов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. УФО > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 6 сентября 2016 > № 1890548 Александр Проханов

 Икона Урала

загадочная часть России

Александр Проханов

Я часто бываю на Урале, посещая старинные города, ракетные части, мощные заводы: "Уралвагонзавод", оборонные предприятия в Снежинске. И Урал представляется мне загадочной, таинственной частью России. По-видимому, здесь так расположены горы и месторождения самоцветов, так текут реки, здесь так селились люди, Урал так соотносится с великими русскими пространствами и с русским космосом, что именно здесь решаются судьбы русских империй. Россия — это книга, и её страницы перелистываются: одна — до Тихого океана, другая — до Карпат. А Урал — это переплёт, на котором эти страницы скрепляются. На Урале был казнён последний русский император, с его смертью перевёрнута страница 300-летней романовской империи. Об этой мистической драме должны думать богословы, историки, ясновидцы. Император погиб не в Тобольске, не в Петербурге, а здесь, в Ипатьевском доме. Именно Урал закрыл эту великую страницу русской государственности.

На Урале родился и действовал Борис Ельцин, который перевернул ещё одну страницу — красной эры, красной империи. И как носитель русской судьбы, русской драмы и русской загадки Ельцин — это мрачное порождение Урала.

Когда я езжу по уральским заводам, по деревням, общаюсь с людьми: или с философами, с духовидцами, или с пьяницами, с зэками, мне кажется, что где-то на Урале таится ещё один человек. Может быть, он покуда отрок, подросток, но он тоже готов перевернуть страницу русской истории. Поэтому Россия должна относиться к Уралу очень осторожно, бережно, со священным трепетом, как к мистической русской земле.

Верхотурье. Божественный уральский город. Сейчас он захирел, обмелел. Но он своими покосившимися коробами, восхитительными церквами, своим уральским сибирским барокко как пуповиной связывает Урал с русскими православными небесами. И через эту пуповину на Урал проливается фаворский свет русской святости, русского православия.

А на юге Урала лежит Аркаим — гигантская звёздная обсерватория. И через Аркаим Урал связан с глубинными таинственными источниками человеческой истории. В Аркаиме рождались загадочные праарийские, доарийские племена. Множились, строили города, создавали свои опорные пункты, как бы взлётные полосы, откуда арийская идея разлетелась по всему миру. Великое произведение иранской культуры "Авеста" пошло из Аркаима и увело за собой сонмы арийцев, создало великую иранскую цивилизацию. "Ригведа" зародилась там же, на Аркаиме, оттуда ушла в Индию, создала индогерманские народы, и арийцы расселились по всей Европе. Не Лондон, не Париж, не Тегеран и не Дели, а Урал, Аркаим является маткой индогерманской цивилизации, столицей Европы.

Это пустынное место. Там нет больших поселений — просто холмы концентрических городов и надгробий. Но оттуда тянутся загадочные нити, управляющие потоками мировой цивилизации. Право Урала на Аркаим передаёт метафизическое право Урала на огромные пространства Евразии, на пространства нашего континента. Аркаим — это вторая пуповина, которая связывает Урал с небесами. И Урал подвешен на этих двух пуповинах, он черпает, вбирает великие энергии, и эти энергии переходят в уральское самосознание, в уральские самоцветы и уральскую историю.

Урал называют воротами, через которые Европа соединяется с Азией. Здесь проходит транссибирская магистраль. Идут материалы, продовольствие, людские потоки, идеи. Всё это так. Но Урал доходит до кромки Ледовитого океана, ныряет в глубину, исчезает, а потом выныривает в виде Новой земли и тянется дальше к полюсу. А потом опять ныряет, касаясь полюса. Через пролив, отделяющий континентальный Урал от Новой земли, проходит Северный морской путь. Это ещё одни ворота — океанские, соединяющие Европу и Азию. Урал касается полюса. Северный полюс — одно из великих и загадочных мест земного шара. Там сходятся силовые линии, бушуют полярные радуги. Полюс изучал Никола Тесла, он хотел управлять полярными силами, хотел стать властелином земли. Кто владеет Северным полюсом — тот владеет космосом. Урал владеет космосом. Уральское сознание — это полярное космическое сознание. На севере Урал — это кристаллические льды, луч полярной звезды. На юге — раскалённые казахские степи, серебряные солончаки.

Ганина яма. Несколько раз я бывал там, в рассказах о ней мне чудилось что-то недосказанное. Это трагическое место: дыра, яма, куда были брошены царские останки. Это словно вход в преисподнюю — что-то адское свершилось, когда изрубленные тела молодых княжон, цесаревича, императрицы, государя-императора были брошены туда. И недаром на этом месте воздвигнут монастырь: он как бы закупоривает врата ада, ставит над Ганиной ямой свои золотые врата, запрещающие ад.

Но, может быть, Ганина яма ведёт не в ад, а к Хозяйке Медной горы? Может, эта скважина ведёт в глубины уральского горного подземного мира? И, может, царские останки, изувеченные, облитые кислотой, приняла Хозяйка Медной горы и, воскресив, усадила в свои чертоги, и все эти десятилетия лелеяла их, потчевала, одарила своими богатствами, и теперь, когда пришло время, выпустила их? Она сберегла на Урале монархическую энергию?

Кто тот великий художник, что напишет икону Урала? Кто раскроет нам восхитительный грозный лик, божественный отпечаток на суровых гранитах Урала? Какой вдохновенный подвижник поцелует икону Урала, угадает русское будущее?

Россия. УФО > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 6 сентября 2016 > № 1890548 Александр Проханов


Россия > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838692 Александр Проханов

Очарованный странник

Александр Проханов

о Фёдоре Конюхове

Фёдор Конюхов – очарованный русский странник, православный священник, великий мечтатель – был поднят Святым духом и на воздушном шаре пронесён через все континенты, замкнув кругосветное странствие. Он установил мировой рекорд, превзойдя результат американца Стива Фоссета, на два дня быстрее завершив своё путешествие.

Фёдор Конюхов - одна из загадок XX и XXI веков – и в то же время абсолютно понятное явление в контексте русского времени и русской истории. Таких людей, как Конюхов, были тысячи. Они покидали родные пороги, оставляли жён и детей и отправлялись искать Беловодье, осваивали кромку ледовых морей, уходили далеко в Сибирь, добывать для империи Тихоокеанское побережье. Такие люди, как Конюхов, создавали великое русское мироощущение, где бескрайнее русское пространство перетекает в бескрайнее русское время.

Когда мне довелось встретиться с Конюховым и побеседовать с ним, мне казалось, что вокруг него трепещет едва различимое сияние. Он живёт духовными стремлениями. Я не добился ответа, что заставляет его всякий раз то садиться в лодку и одному переплывать Атлантический океан, то вставать на лыжи и через торосы, замерзая и погибая, добираться до Северного полюса. Но, рассказывая о своих переживаниях, он упоминал, что во время каждого странствия бывают минуты, приближающие его к смерти. И когда опасности и риски становятся смертельными, и гибель кажется неминуемой, когда не совладать со стихией, когда истощаются человеческие силы, когда рвутся альпинистские тросы, Конюхов обращается за помощью к своим предкам: к родителям, дедам прабабкам – ко всему огромному роду, а значит, и ко всему русскому народу. И в такие мгновения с ним многократно случался момент поразительного прозрения. Все они–и безымянные, неведомые, и знакомые с именами – кидались к Конюхову спасать и выручать. И с их помощью Фёдор Филиппович выходил из чудовищных бурь. Или, почти соскользнув по отвесной скале в пропасть, удерживался на крохотном кусочке камня или спасался, ухватившись за уцелевшее дерево.

Его странствия есть странствия в духовные пространства. Это странствия, где Конюхов встречается с ушедшими, в которых воскрешает предков. Странствия переносят его земное бренное существование в мир вечный. И это совершенно русское чувство, совершенно русские переживания.

За Россию на Олимпийских играх в Рио будет выступать команда, которая вовлечена во множество политических хитросплетений, скандалов. И в это время одинокий русский странник Фёдор Конюхов тоже выступает за Россию. Он берёт на себя бремя побед, которые одерживает его плоть, дух, сознание. Все свои путешествия Фёдор Филиппович совершает во имя России – России земной и России небесной.

Мы ликуем по поводу благополучного возвращения Фёдора Конюхова, зная, что из своего странствия он на землю принёс небо.

Россия > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838692 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 31 марта 2016 > № 1707123 Александр Проханов

Русская река времени

Александр Проханов

Изборский клуб побывал в Ярославской области. Ярославские земли драгоценны для России. Они восхитительны и среди мартовских снегов, и среди майских золотых одуванчиков, и среди летних цветов, которые распускаются по берегам и реки русского времени Волги, и тихих студёных речек.

Ярославские земли начинаются от подмосковной Троице-Сергиевой лавры. От этих стен, от церквей, куполов Сергий Радонежский, святитель земли Русской, посылал на юг князя Дмитрия Донского, благословляя его на Куликову сечу. Здесь же седлали своих коней иноки Пересвет и Ослябя, собираясь на праведный смертный бой. А на север преподобный Сергий отправлял монахов, иноков. Покидая монастырские стены, они двигались в чащобы, дебри, на берега таинственных озёр, и там рубили храмы, открывали маленькие обители. А потом эти обители обрастали селениями: городками и посадами. Так Русь продвигалась от московских холмов всё дальше и дальше на север и на восток, к уральским хребтам и к ледовым морям, где монахи Зосима и Савватий основали Соловецкий монастырь.

Переславль-Залесский. Чудесный город на берегу Плещеева озера. Город монастырей. Здесь появился на свет благоверный князь Александр Невский, который громил немцев и шведов у стен Новгорода. Здесь в воды Плещеева озера он опускал свой невод. И тут же, на этом берегу, молодой царь Петр построил маленький кораблик, ботик Петра. Отсюда повёлся весь великий российский флот: и тот, петровский, что на галерах плавал по Балтике и громил шведов, и парусный ушаковский, который гонял турок по Чёрному и Средиземному морям. И наш нынешний, победный флот, который недавно со Средиземного моря крылатыми ракетами обстреливал ИГИЛ.

А севернее, к берегам обширного озера Неро, стоит Ростов Великий, своими куполами, храмами, стенами, башнями напоминающий град Китеж, который всплыл из лазури озера. По преданию, здесь святой князь Владимир, принявший крещение у Херсонеса, явился, чтобы обращать в православную веру язычников. И здесь, в этом озере, он крестил волхвов.

Ещё севернее — бесподобный город храмов и заводов Рыбинск, где до сих пор работает могучий завод, строящий двигатели для "Суперджетов". А в соседней слободе на берегу Волги родился великий Ушаков, который составил славу русского флота на южных морях.

И тут же, скрытая водами Рыбинского моря, таится горькая, таинственная русская Атлантида — Молога. Земли, которые в 30-е годы были залиты водами. И сейчас под этими водами — булыжные мостовые, остатки фонарных столбов, размытые фундаменты купеческих и дворянских особняков. Бытует легенда, что в этих водах таится чудотворная икона, которая когда-нибудь всплывёт на поверхность и осветит своим ликом всё мироздание.

Ярославские люди — просветлённые, одухотворённые, наполненные светлой энергией творчества.

Ярославский радиозавод. Великолепное предприятие. Стерильные белоснежные цеха, напоминающие операционную. Здесь изгоняют каждую пылинку. В цеха невозможно пройти, не облекшись в белые халаты и шапки. Работницы, сидящие за столами, смотрят в микроскопы, в их руках платы, на которые нанесено золото, другие драгоценные металлы. Они напоминают хирургов, которые осуществляют операции на головном мозге. Работницы бережно касаются пинцетами плат, создавая уникальные приборы. Изделия радиозавода летают на орбитах в спутниках. Установлены на огромных надводных кораблях, помогая суднам швартоваться у пристаней.

Они помещены в глубоководные лодки. Находятся на буровых платформах, позволяя тем среди полярных сияний и ледовых бурь точно опускать свои железобетонные ноги на дно Ледовитого океана. Изделия завода — на танках "Армата", которые недавно с блеском прошли по Красной площади.

Они и в руках пехотинцев на поле боя, и в руках сбитого над Сирией летчика, что скрывался от боевиков, посылая позывные спасающим его товарищам. Директор этого уникального завода — Сергей Николаевич Якушев, помнит период страшного разорения, царившего здесь в 90–е годы, когда на месте цехов зияли руины, и практически не осталось рабочих. Теперь завод процветает, обеспечен заказами, составляет гордость Ярославля. А работники цехов высаживают на территории завода цветы, соревнуясь, чья клумба наряднее, краше, ароматнее и душистее.

Под Ярославлем на берегу Волги находится общерусская святыня — Толгский монастырь, сияющий златом глав, белоснежными стенами. Летом по Волге к монастырю причаливает множество теплоходов, сюда с них валом валят туристы. Иногда это просто ротозеи, желающие налюбоваться и славно отдохнуть. Но большей частью это паломники, приезжающие поклониться святыне. Монахиня монастыря мать Смарагда рассказывала удивительные истории, которые происходят в монастыре у чудотворных икон: о бесчисленных исцелениях, о помощах, которые оказывают иконы приезжающим паломникам. А ведь ещё недавно, после 60-х годов, когда шли гонения на храмы, на монастыри, здесь зияла страшная, наполненная мусором яма.

В разгромленном монастыре организовали приют для малолетних преступников. Карцеры, казармы для охраны, классы, где перевоспитывали молодых сорванцов. К 90-м годам здесь образовалась мертвая пустошь. Но поразительно: в тяжелые 90-е, когда в России умирали заводы, а люди перебивались с хлеба на воду, монастырь стал возрождаться. Его возрождало не государство, возрождали не толстосумы. Он возрождался всем миром. Люди выкраивали от своих крохотных заработков копейку: кто нёс кирпичик, кто икону. Умирающие заводы отряжали сюда бригады людей, которые ставили храм. Храм был в ту пору важнее заводов. Это был храм возрождения, веры, храм русской святости.

Удивительно, как в нашей русской душе, в русской истории совмещаются две силы. Одна, разгораясь вдруг, превращаясь в черный смерч, разрушает, истребляет всё, превращая недавно цветущие земли в пепелище. Но потом таинственными силами русского возрождения, русской любви, вновь возникают цветущие города, колосятся нивы, люди собираются для вековечной благой работы.

На реке русского времени Волге стоит городок Тутаев, который прежде назывался Романов-Борисоглебск. Он славен огромным собором, который не закрывался во все годы. Там находится громадный, напоминающий сошедшее с неба чудо, образ Спас Нерукотворный.

На другом берегу, напротив собора, среди крошечных домишек расположилась мастерская, отливающая колокола. Ее хозяин Николай Александрович Шувалов — настоящий волгарь, спокойный, сосредоточенный, умный, с легкой, иногда вспыхивающей веселостью в глазах. А потом веселость сменяется задумчивым всевидящим взором. Николай рассказывал, какое тонкое мастерство, волшебство, какое волхование требуется от колокольных литейщиков. В колокола помимо меди и олова добавляется множество неведомых нам присадок. Быть может, драгоценных металлов или волшебных зелий и трав. Так создаются отвары. Эти клокочущие, бурлящие отвары бронзы заливаются в глиняные формы. Момент литья тщательно выбирается. Мастера учитывают даже расположение звезд на небе, расположение луны, потому что малейшее увеличение притяжения может повлиять на застывание металла.

Само застывание длится не день и не два, а, быть может, неделю. И появление на свет божий сияющего ликами, молитвенными надписями колокола — это торжество, ликование. Мне довелось ударить во вновь отлитый колокол. И гулкий удар породил чувство красоты, счастья, могущества и бессмертия.

Недалеко от Волги есть село Вятское. Когда-то большое, богатое, обильное торговыми рядами и магазинами село было наполнено деятельными людьми, привлекало к себе ярмарки. Целые обозы везли сюда снедь, изделия гончаров, скорняков. Потом село оскудело, обеднело. Люди разбежались. Утратили веру и любовь к своим сокровенным землям до той поры, когда здесь появился загадочный человек Олег Алексеевич Жаров — математик, философ, интеллектуал, предприниматель. Однажды он проезжал через это село, и ему понравился "дом со львами". Он его купил. Поселившись в этом доме, стал оглядываться по сторонам, и в нем возникло страстное желание возродить село. Он стал скупать дома, но не для того, чтобы устраивать в них пиры или сдавать за большие деньги под гостиницы.

Он скупал дома, чтобы устраивать здесь музеи. И в селе, где возрождены старинные купецкие хоромы, дворянские особняки, сейчас уже 10 музеев. В одном собраны музыкальные инструменты разных времен. В другом — кирпичи и изделия, с помощью которых создавались дома. В третьем собрана домашняя утварь. В четвертом — иконы. Село настолько удивительно и интересно, что к нему поворачиваются туристические маршруты. Сюда приходят, чтобы изумиться красоте прежнего уклада. А люди, которые остались жить в селе, преобразились: нет места пьянству, унынию. Люди увлечены возрождением своего села, принимают участие в создании очередного музея.

Сам Ярославль — потрясающей красоты город. Один из лучших русских городов. Величественная набережная, с которой видны проплывающие белые корабли, а с кораблей видны стоящие вдоль Волги дворцы, особняки, белокаменные палаты, узорные чертоги. А сколько церквей, сколько дивных храмов! По реке Которосль, которая впадает в Волгу, храмы — один другого краше. Один не похож на другой. У одного сверкающие изумрудные изразцы, у другого многоцветные кровли и шатры.

В одной из этих церквей когда-то молодым человеком я отыскал фаянсовую русскую печь, облицованную белыми изразцами. На изразцах были нарисованы картинки, забавные притчи. На одной я увидел отрока, что шел по полям и лугам, неся за спиной котомку, на которой была надпись: "Иду в путь мой". И мою первую книгу я так и назвал — "Иду в путь мой". С тех пор я неутомимо иду и иду по нашим землям. И вот теперь прошел по земле ярославской.

Ярославский губернатор Сергей Николаевич Ястребов — родом из Рыбинска, технарь, авиатор. Отец его происходит из той самой Мологи, что затоплена водами Рыбинского моря. Про кризис, который гуляет по России, говорит почти с иронией, пожимая плечами. Считает, что кризис — в головах, и он преодолим энергией, изобретательностью, волей, терпением и трудолюбием. Это не пустые слова, потому что Ярославская губерния, не ведая кризиса, даёт устойчивый рост производства. И в последнее время перестала доить государственный бюджет, а напротив, вливает в него свои деньги, стала областью-донором. Работают все заводы: нефтеперегонный, шинный, лакокрасочный, завод нефтехимии, хлебозавод. Работает Ярославский судостроительный, создавая десантные корабли и перегоняя их по системе каналов на Балтику и на Северный флот. Сам Ястребов в среде губернаторов повышает свою популярность, авторитет. Поговорив о делах земных — о заводах, об экономике, о сырье, — он увёл меня в потаённую часть своего кабинета и раскрыл секрет. Оказывается, недавно была обретена та самая чудотворная икона, что находилась в Мологе, и, как казалось, была погружена в пучину вод. Теперь она явлена. И это наполняет губернатора мистическим волнением. Он готовится вместе с мологжанами водрузить эту икону на часовню, которая возникнет на берегу этих пучинных вод. И быть может, в этой часовне он отслужит молебен о всех своих ярославских предках, украсивших эту землю храмами, дорогами и заводами.

В стоящей на берегу Волги церкви Ильи Пророка, изумительной по своей красоте и пропорциям, есть дивная фреска — золотое поле пшеницы под лазурным небом, и жнецы срезают колосья, вяжут снопы. Я подумал, что мы все — хлеборобы, взращивающие наш русский урожай, нашу русскую пшеницу, и готовы собрать ее в наше величие, в нашу доброту и в наше бессмертие.

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 31 марта 2016 > № 1707123 Александр Проханов


Россия > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 2 марта 2016 > № 1670520 Александр Проханов

Слеза ребёнка

Александр Проханов

Россия сотрясается от ужаса: в центре Москвы обезумевшая узбечка держала в руках отсечённую голову маленького русского ребёнка, кричала «Аллах акбар!» и грозила террористическим актом.

Ситуация, не поддающаяся оценке, гораздо более страшная и необъяснимая, чем всё, что происходит сейчас в Западной Европе.

В случившемся есть несколько аспектов, которые нуждаются в исследовании.

Основная тема - это неуправляемая миграция. В своё время в Россию хлынули орды из среднеазиатских и кавказских республик. Они заполонили собой всю Москву, создав здесь многотысячные поселения. Сегодня в России не менее остро, чем в Западной Европе, стоит тема незаконной миграции, хотя вокруг неё у нас создана фигура умолчания, и миграционные службы действуют крайне неэффективно.

Второе направление. Если узбекская женщина, проживающая долгие годы в России в русской семье, опекавшая и взращивавшая русских детей, вдруг пошла на этот чудовищный акт, усвоив весь страшный дизайн ИГИЛ, это значит, что ИГИЛ пришёл к нам, ИГИЛ поселился в Москве, в её самом центре. Законспирированные ячейки ИГИЛ, нелегальные сети «Аль-Каиды» в Москве - это реальность, о чём полунамёками говорят сводки спецслужб, которые в последнее время, по словам Путина, ликвидируют десятки попыток террористических актов. Дремлющие ячейки ИГИЛ могут взорваться в один момент, когда для этого наступит удобное, по мнению руководства ИГИЛ, ситуация.

Направление третье. Государственные телепрограммы все как один умолчали этот вопиющий факт, нашедший широчайшее распространение в интернете и на радиостанциях. Это говорит о том, что у федеральных властей нет внятной межнациональной политики. Федеральная власть страшится, что подобный чудовищный случай породит русское негодование, русское восстание.Поэтому фигура умолчания, к которой прибегли федеральные каналы, а значит - федеральная власть, ещё больше пугает нас своей неготовностью, неспособностью противодействовать грядущим напастям.

Ещё одно направление - нарастающая в нашем обществе русофобия. Боязнь русского фактора, который неизбежно взорвётся под воздействием подобных эксцессов, выливается в его подавление. Русский фактор по-прежнему находится под мощным прессом. И державная политика, которая, казалось бы, стала идеологией современной власти, продолжает сопровождаться угнетением главного носителя имперской идеологии - русских.

Когда некоторое время назад полицейские в Петербурге отняли у женщины ребёнка, поместив его в больницу, и там он скончался, все либеральные СМИ как один говорили о русском фашизме, о жестокости и бессердечии русских властей по отношению к мигрантам.

Этот чудовищный случай у станции метро «Октябрьское поле» обнажил страшные грибницы, которые пронизали Москву и, похоже, что и всю Россию. Где тот грибник, который соберёт эти отравленные грибы?

Достоевский говорил о слезе ребёнка как мериле современной этики. Новый Достоевский изберёт мерилом современной этики фразу о голове ребёнка.

Россия > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 2 марта 2016 > № 1670520 Александр Проханов


Германия. Евросоюз. Африка > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 21 января 2016 > № 1641492 Александр Проханов

Прощай, Германия!

Александр Проханов

Европа в панике. Европа в ужасе. Европа стенает. Переселенцы и погорельцы из Северной Африки, которые ещё недавно переплывали море на утлых челнах и тонули у побережья, а, выкарабкиваясь на берег, умоляли европейцев о куске хлеба, теперь штурмуют границы, рвут колючую проволоку, кидают файеры в полицию. А в новогодний праздник устроили в Германии настоящие погромы —охоту за девушками, молодыми женщинами. Хватали, раздевали, насиловали. "Что происходит? — спрашивают моралисты Европы. — Как могут эти люди, которым мы, европейцы, столько отдали, забыть тепло наших рук? Как могут не ценить наше милосердие, толерантность?"

Эти духовидцы и моралисты не понимают психотипы людей, прибывших в Европу из Северной Африки. Они приехали, спасаясь от европейских бомб и ракет, от европейских снарядов. Они убегали от своих горящих городов, от разбитых святынь, от неубранных трупов. И приезжали в Европу не за куском хлеба и работой. Они спасались от смерти, и приезжали сюда с чувством реванша. Они видят в европейцах врагов, повинных в их катастрофе, в их беде, и смотрят на них, как на губителей своей цивилизации, своего арабского мусульманского уклада.

Как воспринимает это европейское общественное сознание? Левые, либералы, к числу которых относится и госпожа Меркель, требуют ещё большей толерантности, терпимости, увеличения квот, по которым можно принимать в Европу, в Германию иностранцев. Считают, что Европа очеловечит их, умиротворит их сердца. И возникает ощущение, что Европа, великая Германия забыли свое прошлое. Европейские страны утратили волю к существованию, к сопротивлению, забыли о своей великой государственности, великой европейской культуре. Германия забыла о Кёльнском соборе, о Дюрере, забыла о вертикально уходящей в небеса готике. Забыла своих великих композиторов: Баха, Бетховена, Вагнера. Величайших философов: Гегеля, Шопенгауэра, Канта, Ницше. Превратилась в нечто аморфное, оскопленное, и готова по-прежнему открывать врата огромному скопищу ненавидящих Европу и Германию людей. В таком случае судьба Европы, судьба Германии, печальна. Их плоское пространство зальёт раскалённый пластилин североафриканской ненависти.

На фоне продолжающихся бесчинств просыпаются националисты. На улицы выходят их толпы, которые становятся всё больше, всё организованнее, и уже превышают толпы левых, антифашистов, гуманитариев, проповедующих мультикультурную терпимость. Сегодня у этих толп появляются вожаки. Завтра появятся политические лидеры, а послезавтра — духовные вожди, которые станут напоминать о величии Германии, о германских государственных деятелях. Будут проклинать Версаль, Нюрнберг и всё, что было после 1945 года. И в этих условиях не такой уж утопией кажется фашизация современной Европы. Не такой уж утопией кажется и прекращение существования либерального толерантного Евросоюза.

Европа меняет кожу. Евросоюз шевелится. Его границы начинают двигаться. Массивы и пласты, которые были заморожены в Евросоюзе, начинают передвигаться. Вот и Польша вдруг демонстрирует поразительный пример того, как она заботится о своей попранной государственности. В Сейм Польши пришли консерваторы и сразу стали говорить о том, что государство нуждается в защите. Что государство является интегральной силой, в которой народ осознает своё историческое место, историческое творчество, историческое будущее. Новые власти Польши стремятся управлять общественным мнением, выстраивать его в интересах национального государства. Так всегда и бывает в условиях кризиса: государство неизбежно усиливается, усиливается его централизм.

Что станет с Европой? Как будет развиваться европейская история в ближайшие десятилетия? Неужели действительно Европа — это чахлая, беспомощная дева, которую посадили на загривок свирепому тупому быку, и он увозит её по лазурным волнам за океан — в неопределенность, и старой Европе конец? Прощай, Европа? Или же эта дева очнется, спрыгнет с жирной спины быка и возродится из лазурных вод в пене, как прекрасная Афродита? Россия пристально и зорко наблюдает за современной Европой.

Германия. Евросоюз. Африка > Миграция, виза, туризм > zavtra.ru, 21 января 2016 > № 1641492 Александр Проханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter