Всего новостей: 2577477, выбрано 6 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ромодановский Константин в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Ромодановский Константин в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Россия > Миграция, виза, туризм > fms.gov.ru, 19 июня 2015 > № 1406725 Константин Ромодановский

Константин Ромодановский: Тенденции «пора валить» из России не наблюдаю

Что ждет беженцев из Донбасса и «заробитчан» с Украины, почему гастарбайтеров стало меньше, бегут ли россияне с Родины - на эти и другие вопросы «КП» ответил самый осведомленный в этой области человек.

Честное слово, мы не подгадывали, но так получилось, что в гости к главе Федеральной миграционной службы Константину Ромодановскому журналисты «КП» пришли аккурат в преддверии Дня работника ФМС, и потому разговор наш начался с поздравления с профессиональным праздником. Ну а потом перешли к делу.

ДОВЕРЯЕМ, НО ПРОВЕРЯЕМ

- Константин Олегович, с 1 августа 2014-го сроком на год был введен льготный режим пребывания в России для жителей Луганской и Донецкой областей. Планируется ли сейчас его продление, и каким он будет?

- 2,6 миллиона украинцев, которые сейчас находятся на территории России, можно разделить на четыре категории. Прежде всего это те, кто приезжает к своим родственникам, по частным делам. Вторая категория - те, кто приезжает к нам трудиться. Третья - бежавшие от призыва на службу и участия в боевых действиях. И последняя категория - беженцы с юго-востока Украины. Последних в России уже свыше одного миллиона человек! Это порядка 40% всех граждан, которые прибыли с Украины и находятся на сегодняшний день в стране.

Безусловно, подход к этим категориям должен быть разным. Полагаем, что надо оставить преференции для тех людей с юго-востока Украины, кто обращается и за временным убежищем, и за статусом беженца, и за решением на временное проживание. И, несомненно, пролонгировать либеральный режим для этой категории граждан. Если не будет активизации боевых действий, все остальные граждане Украины будут нами восприниматься как и граждане стран СНГ, и на них будут распространяться общие правила.

- Много ли граждан Украины, нашедших убежище в нашей стране за это время, захотели стать гражданами России?

- Если брать прибывших с юго-востока Украины, то более половины из них. Порядка 550 тысяч человек получили либо временное убежище, либо разрешение на временное проживание. То есть те статусы, которые позволяют находиться в России продолжительное время. И дальше двигаться по пути либо постоянного проживания, либо еще дальше в плане натурализации и получения гражданства России. Безусловно, наша главная цель - помощь людям, но мы не забываем и о демографическом аспекте вопроса. Я думаю, что мы заинтересованы в этой категории граждан, и наши действия полностью оправданны.

- Но нельзя отрицать, что люди идут очень разнородные. Ополченцы рассказывали, что после взятия Славянска и Краматорска украинской армией всего лишь за 200 - 300 долларов там можно прописку получить любому жителю - хоть с Западной Украины, настроенному враждебно против России… Есть ли какой-то фильтр у ФМС для таких вот товарищей?

- Получение российского гражданства - процесс длительный. Он идет через проверочные мероприятия, детали которых прописаны в законах. И, наконец, это индивидуальный процесс, это работа с каждым. Говорить о том, что он оттуда прибежал с поддельной штамповкой и тут же получил гражданство - это бред.

- Может быть, просто не пускать подозрительных? Смотреть военный билет? Если есть запись, что после 14 апреля служил в вооруженных силах Украины, - извини, дорогой.

- Это должно быть прописано законом. Я таких команд давать не буду и не имею права. Если будет депутатская инициатива, мы будем закон выполнять. Но я считаю, что фильтров сейчас достаточно и нужно крепко думать над таким предложением.

- Но это все же каким-то образом проверяется?

- Безусловно. И мои сотрудники проверяют, и коллеги. Смотрим. И стараемся, чтобы такого не было вообще.

КРЫМ - НАШ. И ГРАЖДАНЕ ТОЖЕ

- Еще до ситуации с беженцами из Донбасса появился Крым. Какова ситуация на полуострове, и с чем вашим сотрудникам пришлось там столкнуться?

- Прежде всего мы выполняли закон, в котором было прописано оказать содействие в оформлении паспортов всем желающим гражданам. Я подчеркиваю - всем желающим. Потому что мы никого насильно не паспортизировали, как сейчас иногда пишут в некоторых СМИ. А желающих было очень много. Причем мы должны были соблюсти все требования, никто эти документы с самолета не разбрасывал. Это кропотливая работа. Но мы выстроили схему работы так, что практически за четыре месяца выдали миллион восемьсот тысяч паспортов. Я бывал в Крыму и видел очереди желающих получить данный документ, и мне, конечно, смешно слышать о том, что кого-то в Крыму насильно обратили в российское гражданство. Это ерунда полная! И я считаю необходимым это подчеркнуть. У нас задача была: выстроить работу подразделений в Крыму и Севастополе так, как работают все подразделения ФМС. И это было тоже непросто. Например, осматривая имущество, которое осталось от наших украинских коллег, мы увидели, что там у них еще 286-е процессоры. Как будто лет на 25 - 30 назад переместились. Нам пришлось обеспечивать техникой, отправлять туда неоднократно группы наших сотрудников для переобучения, привития навыков работы, для оперативного решения вопросов.

Задач в Крыму у нас до сих пор много. Это и оказание услуг не только своим, но и иностранным гражданам, находящимся на полуострове. И рассмотрение вопросов обращения граждан, которые пытаются доказать, что на 18 марта они постоянно проживали на крымской территории. И это все судьбы людей. С другой стороны, это вопросы и безопасности, и многого другого, поэтому работы нам еще предстоит достаточно. И центральному аппарату, и самим крымчанам, которые работают сейчас в ФМС.

- Недавно представитель вашего ведомства сам говорил, что порядка 5 миллионов граждан России имеют как минимум двойное гражданство…

- Я вас поправлю. Во-первых, речь идет не о пяти, а о шести миллионах. И - могут иметь, а не имеют. Почему мы так считаем? С 6 февраля 1992 года и по сегодняшний день гражданство РФ получили 6 миллионов человек. В ФМС обратились один миллион человек, которые указали наличие второго гражданства. То есть пять миллионов человек не указали. Человек получил российское гражданство, он выполнил все требуемые законом процедуры, в этом плане его совесть чиста, но де-юре он не исключен из гражданства того государства, откуда он прибыл в РФ. В связи с этим мы дали им небольшую отсрочку по закону, смягчили определенные нормы. Мы говорим, что это может быть, но этого может и не быть. Это может быть пять миллионов, а может и 1 миллион. Те, кто с опозданием сами приносят уведомление, получают штраф. Но если эти граждане вообще не уведомят, тогда законом предусмотрена уголовная ответственность. Но это уже компетенция не ФМС, а следственных органов. Мы аккуратно относимся к этому положению дел и стараемся людям оказывать всяческое содействие. Я говорю о ситуации на сегодняшний день.

- Когда в Крыму получали российские паспорта, то пошла информационная волна, что крымчанам не будут давать визы для поездок в Европу. Что-то известно о положении дел в этой области?

- Я же не знаю, как вы пользуетесь своим загранпаспортом, правильно? Значит, я не могу знать, как пользуется загранпаспортом тот или иной гражданин Республики Крым. Это в мои функциональные обязанности не входит. Я могу сказать, что мы выдали 17 тысяч биометрических загранпаспортов. Этот процесс идет довольно активно в Севастополе, в Симферополе, в других крупных городах Крыма. Мы выдаем и старые паспорта, и новые биометрические, пятилетние и десятилетние.

- Какие изменения в миграционном законодательстве ждут у нас иностранцев в этом году? Для кого будут послабления, для кого ужесточения?

- Прежде всего страны, входящие в Евразийский экономический союз, а это Армения и Киргизия, получают очень серьезные преференции. Например, возможность осуществления трудовой деятельности без разрешительных документов. Мы идем к свободному перемещению рабочей силы стран, входящих в ЕАЭС.

То, что касается других государств... Я не вижу здесь ни сложностей новых, ни каких-то преференций. Мы решаем задачи в соответствии с действующим законодательством.

ГАСТАРБАЙТЕРОВ СТАЛО МЕНЬШЕ, ПРИЧИНЫ В КРИЗИСЕ?

- Какую-то главную задачу можно назвать или вычленить?

- Главное, в соответствии с принятой концепцией и поручением президента - создание цивилизованных условий для законной трудовой миграции и жесткое пресечение незаконной миграции. Я считаю, что мы нашли инструмент для решения этой проблемы. Внутри этого инструмента лежит наша информационная система, которая нас обеспечивает данными, которые не только мы используем правом применения, но мы используем в каких-то законодательных инициативах - обсуждаем вместе с депутатами и меняем законодательство.

- В нашу прошлую беседу вы много рассказывали об информационной системе. Сейчас вот тоже упомянули. Она оправдывает ожидания?

- Безусловно. С ее помощью мы закрыли въезд более чем миллиону четыремстам тысячам нарушителей законодательства. Причем сделали это дифференцировано, в зависимости от тяжести нарушения. Тех, кто превысил срок пребывания в России на 120 суток, лишили въезда на три года. Кто на 270 суток - на пять лет. Ну, а кто более 360 суток находился незаконно в РФ, тому на десять лет закрыли въезд. Я считаю, что результаты неплохие. Более того, у нас в результате в 2014 году количество нарушений режима пребывания сократилось на 20,5%.

- Кстати, многие читатели отмечают появление в мегаполисах русских дворников вместо гастарбайтеров из среднеазиатских республик. Это кризис так повлиял? Или введение патентной системы?

- Это информационная система наша повлияла. Когда вы закрыли въезд почти полутора миллионам людей, это не может не сказаться даже в исключительно внешних проявлениях. Что касается патентной системы, то я могу вам ответить, что отдача от внедрения патентов для физических лиц дала эффект где-то года через полтора после начала внедрения. То же самое надо ждать и в те же сроки и от модернизированной патентной системы для юридических лиц. Тем не менее уже в этом году бюджет уже получил на 2 миллиарда рублей больше, чем в прошлом. Это пока промежуточные данные, и мы надеемся на совершенно иные цифры и другие результаты. Я считаю, что порядка 80, может быть, и 100 миллиардов рублей в год эта система может суммарно давать для бюджетов регионов.

- Отказ от квот был верным решением?

- Я считаю, абсолютно верным, потому что те квоты не поймешь, кто получал и использовал. На квотах зарабатывали. А сейчас, безусловно, тоже есть посредники, тоже с ними предстоит такая серьезная борьба, борьба с теми, кто на разрешительных документах зарабатывал и надеется зарабатывать впредь. Это любые востребованные документы, оформление и выдача которых несовершенны на сегодняшний день. Если мы создадим цивилизованные условия для их получения, то посредников не будет. Помните, что было с загранпаспортами лет десять назад?

- Ну, прекрасно помню. За три дня за бешеные деньги.

- Да, в метро повсюду висели объявления - делаем загранпаспорта. Сейчас есть?

- Нет.

- Мы потихоньку победили. Многие даже не заметили, как это произошло.

- То есть во всем нужны желание, воля…

- …и терпение.

- В связи с Евразийским экономическим союзом вы не прогнозируете уменьшения количества желающих среди иностранцев получить гражданство РФ? Ведь рынок труда станет для них неограниченным.

- Я думаю, что существенно это не повлияет. Мы некоторое время назад видели значительный перекос в количестве желающих получить гражданство для того, чтобы осуществлять без разрешения на работу здесь трудовую деятельность. Просто мы сейчас все ставим на места. Это две разные вещи. Человек, желающий принять гражданство России, и человек, находящийся в России с целью осуществления временной трудовой деятельности, - это разные категории. Нельзя допускать, чтобы они смешивались. Если ты хочешь в Россию приехать на длительное пребывание и пройти путь натурализации - это один вариант. Если ты хочешь приехать в Россию на полгода, заработать денег и уехать к себе - это второй вариант. Их нельзя смешивать. Мне кажется, ваши опасения напрасны.

РОССИЯ: ТУДА И ОБРАТНО

- А иностранцы из какой страны лидируют среди тех, кто хочет стать гражданином России?

- У нас порядка 20% получивших гражданство - это граждане Казахстана, 15% - Украины. Сейчас стала более активно работать госпрограмма переселения соотечественников в Россию.

- По этой программе какие цифры?

- Цифры такие. Прошлый год - 106 тысяч. За аналогичный период прошлого года - 31,5 тысячи, в этом году уже 70 тысяч. То есть программа раскручивается.

Всего переехало 324 тысячи человек за все годы. Но, видите ли, мы раскачивались очень долго с первым кризисом - 2008 - 2009 годов - практически он подрубил нас. Потом программа начала набирать обороты, в 2013-м была программа принята в новой редакции. Где-то мы немножко по сравнению с 2012 годом подсели, и вот 2014-й уже показывает реальное состояние дел. Сейчас работает 57 субъектов. Я не помню, обсуждали мы с вами или не обсуждали в прошлую встречу, но я говорил, что эффективность программы в первую очередь зависит от количества субъектов Российской Федерации, участвующих в ее реализации. Стало их больше половины - вот вам и результат. Я думаю, что, если еще больше субъектов будет, то интерес у людей будет еще больше. Я с большой настороженностью отношусь к участию в программе мегаполисов, таких как Москва, Санкт-Петербург, но, с другой стороны, а почему не брать узких, уникальных специалистов, необходимых для мегаполисов? Мне кажется, здесь можно подумать.

- А обратный процесс? В определенных слоях популярен лозунг «пора валить» насовсем.

- Я не верю в существование варианта «пора валить». Это больше шуму, больше крику. На кого ни посмотришь - он пошумел-пошумел, уехал, а потом обратно вернулся. ФМС таких учетов не имеет ни права, ни возможности вести. Но среди всех, кто уведомил нас о наличии второго гражданства или права на постоянное место жительства в других странах, порядка 30% приходится на страны СНГ, а еще 6% - это США и Германия.

- А есть ли практика отказа от гражданства РФ? В тех же социальных сетях масса обещаний сделать это.

- Е-ди-нич-ные случаи. Они решаются комиссией по вопросам гражданства при президенте. Я являюсь членом этой комиссии и говорю вам о том, что это единичные случаи. Это не поток, это именно ситуации, связанные с какими-то жизненными условиями, с изменением семейного статуса и т. д.

- А идеологические причины?

- Ну что вы, нет, не припомню такого.

- Вам не хочется расширить полномочия службы? Дополнить их, например, правом на проведение оперативно-розыскной деятельности в среде мигрантов?

- Я категорически против того, чтобы ФМС наделялась таким правом, как оперативно-розыскная деятельность. Категорически. Мы выходили и выходим с предложением наделить нас дознанием по одному составу, связанному с резиновыми квартирами. То есть там, где мы сейчас административное расследование проводим. К тому же я категорически против военизации ФМС, более того, мы проводим девоенизацию…

- Очень странно слышать это от генерал-полковника.

- Я генерал-полковник в отставке. Я первым в ФМС снял погоны. И считаю, что миграционная служба должна быть гражданской службой. Везде должны быть какие-то свои требования, какие-то свои критерии, соответствующие здравомыслию. Зачем человеку в погонах оформлять и выдавать паспорта?

- А чего вам как руководителю структуры больше всего хочется?

- Большей автоматизации. Максимальной автоматизации всех процессов, всего, что делается в ФМС. Когда будут автоматизированы все процессы, люди, наши граждане, будут получать больше комфорта. Тут уже никакие деньги, никакие отношения не повлияют. Когда все автоматизировано, уже левых вариантов не будет. Коррупция у нас появляется от очередей. А если процесс пойдет быстрее, значит, и коррупции меньше станет. Место для нее сузится.

Россия > Миграция, виза, туризм > fms.gov.ru, 19 июня 2015 > № 1406725 Константин Ромодановский


Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 6 мая 2015 > № 1362510 Константин Ромодановский

Встреча с директором Федеральной миграционной службы Константином Ромодановским.

Глава ФМС информировал Президента о ситуации в миграционной сфере.

В.Путин: Константин Олегович, мы договаривались о встрече. Я просил Вас подготовить доклад о ситуации в миграционной сфере. Знаю, что Вы это сделали, – пожалуйста, с удовольствием Вас выслушаю, и мы обсудим ситуацию.

К.Ромодановский: Владимир Владимирович, после коллегии, в которой Вы принимали участие, мы активно работали по этому направлению – с учётом того, что Вы поставили задачу создать условия для цивилизованной трудовой иммиграции, жёстко пресекать незаконную миграцию и разобраться с фиктивной регистрацией, то есть с «резиновыми» квартирами. Только по линии иммиграционного контроля было принято 20 поправок в законодательство – все они работают, и работают эффективно.

Если говорить о наиболее эффективных мерах, то это закрытие въезда, в том числе то, что Вы назвали, – закрытие для злостных нарушителей на 5 и на 10 лет. На сегодняшний день закрыт въезд для 1 миллиона 350 тысяч нарушителей режима и наших правил пребывания иностранных граждан.

Мы впервые, я хотел Вам показать, получили картину, когда у нас остановилось накопление неконтролируемого иммиграционного потенциала. Линия идёт не как в те, предыдущие годы вверх, но мы видим даже некоторое снижение количества иностранных граждан: сейчас, без Украины, до 10 миллионов человек у нас находятся. Это нормальное количество.

И это происходит не из–за того, что въезд сократился, а за счёт того, что увеличился выезд, то есть мигранты начали двигаться, соблюдая наши правила. В целом это положительно повлияло на снижение преступности и на количество правонарушений, совершаемых иностранными гражданами.

Что касается так называемых резиновых квартир, то принятый закон позволил нам снизить их число с 10 090 до 1 160. До конца года мы с этой проблемой разберёмся, и эффект будет: я думаю, может, 10, 20, 30 квартир. Потому что понятно, что они будут возникать, но мы их так же будем закрывать. Рычаг для решения этого вопроса нами получен.

В.Путин: Вы назвали цифру иностранных граждан, находящихся на территории России, – без граждан Украины. А с украинцами сколько?

К.Ромодановский: Я назвал без беженцев с Украины. Всего из Украины у нас сейчас находится 2 миллиона 500 тысяч человек. Причём 550 тысяч человек – это граждане Украины, которые, видимо, скрываются на территории России от участия в боевых действиях на территории Украины. 970 тысяч – это граждане, прибывшие к нам в экстренном массовом порядке с территорий юго-востока. Из них более 500 тысяч имеют разрешение на временное проживание и временное убежище, что позволяет им работать на территории Российской Федерации, мы не требуем разрешительных документов.

В.Путин: Вы мне уже об этом говорили после «Прямой линии». Но там есть другие проблемы, связанные с тем, что формально они имеют на это право, на работу, но при желании, при стремлении эту работу получить они сталкиваются с другим вопросом, а именно от них требуют регистрацию по месту жительства. А такой регистрации нет, и их не берут на работу. Замкнутый круг получается.

К.Ромодановский: Владимир Владимирович, вопрос регистрации не только для этой категории проблематичен. Это – проблема и для такой категории, как носители русского языка. У нас принят закон, создаётся механизм, но граждане – у них требуется регистрация по месту жительства, как для многих других категорий. И эту проблему мы решаем. Я подготовил ряд документов, которые хотел Вам доложить.

В.Путин: Давайте, потому что это же не обычная ситуация, не обычный режим работы. Люди оказались в очень трудной жизненной ситуации: они от войны вынуждены уезжать. Поэтому здесь нам нужно подумать, как создать условия, при которых, конечно, у нас не будет проблем на внутреннем рынке труда, но в то же время нужно найти такое решение, которое позволило бы людям работать. Они же хотят сами зарабатывать себе на жизнь, семьи свои содержать. Давайте поговорим поподробнее.

Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 6 мая 2015 > № 1362510 Константин Ромодановский


Украина. Россия > Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 24 сентября 2014 > № 1186435 Константин Ромодановский

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с руководителем Федеральной миграционной службы Константином Ромодановским.

На встрече, в частности, обсуждалась ситуация с социально-бытовым обустройством лиц, вынужденно покинувших территорию Украины.

Д.Медведев: Константин Олегович, естественно, вопросы, которые у меня есть, традиционные для вашего ведомства. Как у нас в целом обстоят дела с миграционными потоками за последнее учётное время? И, конечно, очень важно, как обстоят дела с украинским направлением, с теми людьми, которые приезжают с Украины. Это и беженцы, и просто лица, пересекающие границу в режиме обычной миграции, в том числе сезонной миграции, трудовой миграции. Каковы данные, о чём они свидетельствуют в настоящий момент?

К.Ромодановский: Дмитрий Анатольевич, в 2013 году были введены в действие новые законы, которые запустили новые механизмы контроля за миграцией, в том числе недопущения незаконной миграции. Вот эти новые механизмы основаны были на возможностях нашей информационной системы. То есть мы попытались путём информатизации, автоматизации повлиять на те сложности, которые у нас возникали на этом треке. И я считаю, что подход себя оправдал: мы за полтора года не допустили в Российскую Федерацию более миллиона нарушителей нашего законодательства. В принципе это серьёзная чувствительная цифра. В результате мы увидели, что въезд представителей Центральной Азии, граждан этих государств, сократился на 25%. Это серьёзная цифра.

Д.Медведев: То есть практически на четверть.

К.Ромодановский: На четверть. И увидели, что на 15% сократилось количество правонарушений. В том числе на 25% сократилось количество нарушений, связанных с режимом пребывания в Российской Федерации. Как Вы помните, мы одновременно запустили известный закон по «резиновым квартирам», где была введена уголовная ответственность. В принципе тоже результат есть. У нас на тот период насчитывалось более 10 тыс. так называемых резиновых квартир. Сейчас их осталось 1,9 тыс. То есть эффект есть, и в этом плане мы работаем. Оценивая ситуацию в целом, я скажу, что есть такой осторожный оптимизм, что мы наведём порядок до конца.

Безусловно, на миграционную картину повлияли известные события на Украине – внутриукраинский кризис, который направил к нам дополнительно значительный поток граждан Украины, вынужденно покинувших свою территорию. Мы зафиксировали с 1 апреля более 2,8 млн пересечений границы именно жителями этих регионов. Сейчас в России находится более 875 тыс. жителей Луганска, Донецка. Безусловно, та задача, которую поставили Вы, решается, мы оказываем содействие этой категории граждан. За буквально двухмесячный, даже месячный период вышел указ Президента, было подготовлено и принято 12 постановлений и распоряжений Правительства, которые во многом способствовали разрешению вопроса в плане содействия этой категории граждан. Мы сейчас сумели из точек наибольшего въезда (это Ростовская область и Крым) вывезти более 50 тыс. человек и равномерно распределить по всей территории Российской Федерации. У нас из 875 тыс. более трети обратились либо за статусом временного убежища…

Д.Медведев: То есть почти 300 тыс. человек?

К.Ромодановский: 300 тыс. человек, да. Либо за разрешением на временное проживание, причём треть из них – это дети.

Д.Медведев: Это как раз та группа людей, которую мы обязаны, по сути, принимать на довольствие, что называется, потому что они остаются работать, жить у нас, и нужно решать вопрос их обустройства и в школу, и на работу. Так?

К.Ромодановский: Да, Дмитрий Анатольевич. У нас порядка тысячи (тут цифры меняются) пунктов временного размещения для граждан, которые не имеют возможности разместиться у родственников, знакомых. Цифра это меняется почему? Потому что сейчас регионы заняты подготовкой, обустройством людей на осенне-зимний период. Эта работа ведётся активно. В целом регионы довольны теми специалистами, которые приезжают с Украины, они, безусловно, востребованы на нашем рынке.

Д.Медведев: Я уже говорил об этом, про обустройство. На самом деле я имею в виду не обязательно просто предоставление места в пункте временного проживания или решение жилищного вопроса, а в широком смысле обустройство как лица, временного находящегося на территории Российской Федерации, но с перспективами того, что это лицо либо останется, либо будет жить у нас достаточно долго, и ему нужно решать целый ряд различных жизненно важных вопросов. Вот что я имею в виду под обустройством, поэтому это довольно сложная задача для регионов и для вашей службы.

Что касается их трудоустройства, то это действительно отдельная тема, важная в условиях недостаточного количества у нас в стране специалистов в определённых областях. Конечно, нам нужно этот ресурс использовать, но так, как это целесообразно в условиях разделения труда на нашем рынке. Не просто так, что в одном месте одни учителя остаются, в другом месте остаются специалисты в области здравоохранения и так далее, а именно исходя из целесообразности рассредоточения специалистов такого рода по территории всей страны. Надеюсь, что и наши новые жители – часть из них гражданами Российской Федерации, может быть, станет – тоже это понимают. Такого рода баланс – это задача для самих губернаторов. Единственная просьба, конечно, им здесь оказывать методическую помощь и с вашей стороны, и со стороны других ведомств, включая Министерство труда и некоторые другие. Договорились.

Украина. Россия > Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 24 сентября 2014 > № 1186435 Константин Ромодановский


Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 25 февраля 2014 > № 1022011 Константин Ромодановский

Рабочая встреча с директором Федеральной миграционной службы Константином Ромодановским.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с директором Федеральной миграционной службы Константином Ромодановским. Глава ФМС информировал Президента о миграционной ситуации в стране и предпринимаемых ведомством шагах по борьбе с незаконной трудовой миграцией.

В.ПУТИН: Здравствуйте. Чем порадуете, Константин Олегович?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, хотел доложить о миграционной ситуации в Российской Федерации, о том, что делается по Вашим поручениям.

Хочу начать с периода времени двухлетней давности, это 26 января 2012 года: для ФМС это знаковый период Вашего участия в нашей коллегии, те поручения, которые Вы дали, – это определённая точка отсчёта. С того времени Вы подписали 42 указа, которыми утверждены законы, половина из которых направлена на борьбу, на пресечение, недопущение незаконной миграции. Считаю, что определённый эффект есть, и на сегодняшний день мы нашли механизм, который не допускает незаконную миграцию, особенно незаконную трудовую миграцию.Мы закрыли на сегодняшний день въезд более чем для 600 тысяч иностранных граждан. Безусловно, большая часть – это страны СНГ, потому что из 17,7 миллиона человек, въехавших в Российскую Федерацию в прошлом году, 12,4 миллиона – это люди, приехавшие на работу и на заработки. На работу – это те, кто пытались получить патент и разрешение на работу, а на заработки – те, кто пытались работать незаконно. 40 процентов – работают законно, 60 процентов – работают незаконно, нарушают и режим пребывания, и трудовую деятельность осуществляют вне закона. Поэтому мы работали прицельно по ним.

Те 42 закона, которые заработали, основаны на наших расчётах, которые позволяют нам осуществлять наши информационные системы. И мы именно точечно правим законодательство, направленное не на то, чтобы ущемить, осложнить положение иностранных граждан в Российской Федерации, а создать механизмы миграционной службе, другим правоохранительным органам, чтобы именно выявлять нарушителей и не допускать впредь, скажем так, их незаконной деятельности.

В.ПУТИН: Последнее наше совещание на эту тему, Вы помните, – были предложения у ряда коллег, губернаторов, в том числе у мэра Москвы. Как идёт работа над реализацией этих договорённостей?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, мы подготовили предложения, поправки в законопроект. В марте обсудим их на правительственной Комиссии по миграционной политике, которую возглавляет Игорь Иванович Шувалов, и после одобрения Комиссией мы уже запустим [их] непосредственно в работу, потому что это процесс новый для России.

Считаю, что это, безусловно, прогрессивные подходы и предложения, и они позволят в корне изменить ситуацию не только с трудовой миграцией, но и с пребыванием иностранных граждан на территории Российской Федерации.

В.ПУТИН: Это Вы имеете в виду предложения по совершенствованию патентной системы?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Да, по совершенствованию системы именно организации трудовой миграции. И в этом направлении, я думаю, это будет кардинальное изменение ситуации.

В.ПУТИН: Когда эти дополнительные предложения будут должным образом оформлены и уже начнётся над ними работа в парламенте?

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Очень надеюсь, что в весеннюю сессию этот законопроект будет внесён. Со стороны ФМС заверяю, что всё будет сделано в минимальные сроки.

В.ПУТИН: Дело, конечно, Думы, прежде всего, но и вы должны будете обязательно включиться в самое широкое общественное обсуждение, потому что это касается очень многих граждан Российской Федерации, да и иностранных граждан, соискателей работы у нас, граждан стран СНГ.

Это всё должно быть действительно сделано абсолютно цивилизованно, комфортно, прежде всего, конечно, с учётом интересов местных жителей, проживающих на тех или иных территориях России, граждан Российской Федерации, но и цивилизованного отношения к тем людям, которые приезжают к нам и хотят здесь работать, деньги заработать.

Здесь ничего плохого нет, и, собственно говоря, они вносят определённый вклад в развитие нашей экономики. Повторяю ещё раз: мы должны заботиться о своём рынке труда, прежде всего, это естественно, это делает любая страна, но сделано должно быть цивилизованно и эффективно.

К.РОМОДАНОВСКИЙ: Владимир Владимирович, все законопроекты публикуются на сайте ФМС, и мы широко обсуждаем с общественностью все новации в этом плане. Это Ваше указание также будет выполнено.

В.ПУТИН: Давайте, не тяните только. Я понимаю, в основном уже у вас все идеи понятны, как можно быстрее их сформулируйте и уже представьте по имеющимся каналам для обсуждения общественностью.

И с депутатами нужно будет провести так называемое нулевое чтение, то, что уже наработано в последнее время, в интернете всё разместить для обсуждения самым широким образом.

Россия > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 25 февраля 2014 > № 1022011 Константин Ромодановский


Россия > Миграция, виза, туризм > itogi.ru, 2 декабря 2013 > № 954610 Константин Ромодановский

Закон гостеприимства

Константин Ромодановский: «Еще три-четыре шага, и, я вас уверяю, порядок в сфере миграции будет наведен. Без всяких виз»

Вопреки классику исконных бед у России как минимум на одну больше: в этот список по праву входит проблема «понаехавших». О застарелых болячках миграционной политики и новых способах их лечения в интервью «Итогам» рассказывает руководитель Федеральной миграционной службы (ФМС России) Константин Ромодановский.

— Константин Олегович, проблема миграции из стран СНГ все больше напоминает гордиев узел. На распутывание тратятся колоссальные усилия, а толку чуть. Может, взять — и рубануть, как предлагают некоторые политики: ввести визы?

— Вы правы в том, что основные проблемы в сфере миграции связаны с гражданами стран СНГ. Просто в силу их количества: выходцы из ближнего зарубежья составляют более 70 процентов прибывающих в Россию иностранцев. Большинство едут в поисках работы. С одной стороны, это хорошая новость. Широкий поток трудовых мигрантов говорит о том, что экономика России не стоит на месте, развивается. Плохая же новость — то, что, во-первых, этот поток слишком велик: с 2009 года он вырос почти на 40 процентов. И во-вторых, едут к нам не специалисты, а, как правило, просто хорошие ребята.

— Иногда, как показывают события в том же Бирюлеве, не очень хорошие.

— Согласен. Но абсолютное большинство все-таки настроены на то, чтобы работать, а не нарушать закон. Тем не менее даже очень хороший человек — это еще не профессия. Несмотря на отсутствие квалификации, эти люди почему-то уверены, что здесь их ждут с распростертыми объятиями, и, соответственно, валом валят в Россию. Даже не зная русского языка. Безусловно, это вызов. Но мы не можем ответить на него закрытием границ, поскольку политика России направлена не на разрыв, а на укрепление связей со странами СНГ. Мы создали ЕврАзЭС, Таможенный союз, создаем Единое экономическое пространство. Введение визового режима противоречило бы нашим усилиям в этом направлении.

— Иными словами, безвизовый режим — плата за наши внешнеполитические амбиции?

— Я бы все-таки назвал это нашими внешнеполитическими интересами. Собственно, секрета из этого никто не делает. Владимир Владимирович Путин, выступая в прошлом году на коллегии ФМС, прямо сказал, что вводить визы не целесообразно по политическим причинам. Иначе мы оттолкнем от себя страны СНГ. Не ждите, что я добавлю к этому что-то новое. ФМС отвечает за миграционную политику, вопросы внешней политики решаются на другом уровне.

— Это понятно. Порой, кстати, возникает ощущение, что, будь ваша воля, вы бы решили эти вопросы по-другому.

— Нет, я искренне считаю, что отгораживаться границами и визами — не выход. Ведь в таком случае надо быть готовым к тому, что границы закроются и для нас. В том числе, например, с Украиной, с которой у нас теснейшие, в буквальном смысле родственные связи. Да и с остальными соседями по СНГ у нас тоже много общего. Короче говоря, в результате значительно больше потеряем, чем приобретем.

— Что касается Украины, спорить трудно. Но вот, скажем, на границе с благополучнейшей Финляндией у нас колючая проволока и контрольно-следовая полоса, а с Таджикистаном, из которого идет основной поток наркотиков, — режим «открытых дверей». Где логика?

— Во-первых, Таджикистан такое же государство — участник СНГ, как и все остальные. Выделять, обособлять его недопустимо. Что же касается Финляндии, то эта страна является членом ЕС. Мы давно призываем Евросоюз к отмене виз — результат вам известен. Согласитесь, что мы не можем открыть границу в одностороннем порядке, этот процесс может быть только взаимным.

— Но и в отношениях между Россией и Таджикистаном можно обнаружить асимметрию. Согласно подписанному в этом году межгосударственному соглашению срок постановки граждан этой страны на миграционный учет увеличивается с 7 до 15 дней. В то время как прибывшие в Таджикистан россияне обязаны уложиться в три дня.

— Обратите внимание на то, как называется это соглашение: «О порядке пребывания граждан Республики Таджикистан на территории РФ». Это первый документ такого рода, в котором ничего не говорится о гражданах России. Преференции предоставляются нами в одностороннем порядке.

— Это-то и удивительно.

— Тем самым мы подчеркиваем, что нам таких льгот от Таджикистана не надо. Нас не волнуют сроки регистрации, установленные их миграционным законодательством, потому что из граждан России там практически никто не работает. Поток односторонний. На этот шаг мы пошли по настоятельной просьбе таджикской стороны. Мотивировалась она тем, что Россия — протяженное государство и, если следовать, например, по железной дороге, не всегда получается прибыть на место в течение 7 дней. Но уверяю вас: на эффективность миграционного контроля это соглашение никак не повлияет.

— Поделитесь, пожалуйста, свежей статистикой: сколько сегодня в стране иностранцев? И какая доля, по вашим данным, приходится на нелегалов?

— На сегодняшний день на территории России находятся 11 миллионов иностранных граждан. Что же касается, как вы говорите, нелегалов, то я бы не стал использовать это выражение.

— Хорошо, тогда сколько у нас нелегальных мигрантов?

— Тоже некорректный термин. Нелегалом, или нелегальным мигрантом, в буквальном смысле этих слов является тот, кто нелегально переходит госграницу. А все эти 11 миллионов въехали на законных основаниях.

— Кого же тогда ваши сотрудники ловят на рынках и овощебазах?

— Я предпочитаю менее эффектное и хлесткое, но более юридически грамотное определение — нарушители миграционного законодательства. К этой категории относятся, во-первых, иностранные граждане, нарушившие установленные законом сроки пребывания. Скажем, если речь идет о прибывших в безвизовом порядке, то, не имея вида на жительство или разрешения на временное пребывание, можно находиться на территории России не более 90 суток. И, во-вторых, те, кто работает без соответствующего разрешения или патента. Всего в этом году мы составили порядка 800 тысяч протоколов. Две трети из них приходится на тех, кто вышел за временные рамки, остальные — попавшиеся на незаконной трудовой деятельности.

— Не могу не заметить, что ваши подчиненные более смелы как в терминах, так и в цифрах. К примеру, ваш первый зам Екатерина Егорова оценивает «объемы нелегальной миграции» в 3,5 миллиона человек.

— Бывает, что в запале разговора люди не выбирают выражения, такое случается иногда и с моими подчиненными. Это если говорить о терминологии. Теперь о том, откуда взялась эта цифра. Как я уже сказал, у нас сегодня 11, точнее, 11,1 миллиона иностранных граждан. 1,8 миллиона человек — те, у кого есть разрешение на работу или патент. Кто-то приехал в Россию с целями, не связанными с трудовой деятельностью, — лечиться, учиться, в гости к родственникам и друзьям или в качестве туристов. Остается 3,6 миллиона человек, которых мы называем группой риска.

Не будем себя обманывать: большинство этих людей, конечно же, тоже где-то работают. Естественно, незаконно. Есть все основания предполагать, что незаконной трудовой деятельностью занимаются и многие из указавших частные цели. Ведь как зачастую рассуждают эти люди? Если признаюсь, что приехал на заработки, то подпаду под усиленный контроль. Но недавно мной дана команда: те, кто заявляет о каких-то иных причинах приезда, кроме работы, не получат ни разрешения на работу, ни патента. Все, хватит играть в гуманистов.

— Каких еще новаций ждать в миграционной сфере?

— Одно принципиально важное изменение уже произошло. Я имею в виду санкции по отношению к тем, кто не покинул вовремя пределы России.

Уточню: к 90 дням, определенным законом для иностранных граждан, приехавших в безвизовом порядке, мы добавляем еще 30. Это мировая практика: человеку дают время на то, чтобы он либо легализовал свое пребывание, либо самостоятельно выехал из России. Таким образом срок растягивается фактически до 120 дней. Но если человек не укладывается уже и в данные рамки и выезжает позднее, наша информационная система автоматически фиксирует это, и он попадает в стоп-лист.

То же самое происходит с теми, кто совершил два правонарушения за год или не оплатил штраф. В течение следующих трех лет въезд в Россию для них будет закрыт. Эта норма появилась в 2013 году, но уже доказала свою эффективность. Об этом можно судить по одному только количеству звонков от разного рода ходатаев и заступников — как зарубежных, так и российских, — которые просят нас войти в положение лиц, оказавшихся в черном списке. Судя по этому индикатору, мы попали в настоящую болевую точку.

Чтобы были понятны масштабы «бедствия»: с начала года въезд в Россию закрыт для более чем 390 тысяч иностранных граждан.

— Ну а что если нарушитель все-таки останется?

— В этом случае он рискует быть задержанным и принудительно выдворенным за пределы России. При таком варианте срок запрета на въезд увеличивается до 5 лет. А если это повторное нарушение — до 10. Если в течение этого периода нарушитель попытается проникнуть на территорию России, на него заводится уголовное дело. Все это тоже результат недавних поправок в законодательство.

С начала года из страны были выдворены или депортированы более 50 тысяч иностранных граждан. Специальные учреждения для содержания мигрантов, подлежащих выдворению, созданы на сегодняшний день в 21 субъекте Федерации, еще в 32 — откроются до конца года. Кстати, до 1 апреля они перейдут в ведение ФМС. Понятно, что всех нарушителей мы поймать, к сожалению, не можем, к каждому мигранту не приставишь нашего сотрудника.

Но гораздо больше нас беспокоит другое. Каждый десятый иммигрант из СНГ, пробыв здесь 90 суток, выезжает на очень короткий срок, буквально на один день, за пределы России и сразу возвращается обратно. Цель очевидна: срок пребывания обнуляется. Действуя в таком челночном режиме, иностранный гражданин, не имеющий никаких разрешительных документов, может пребывать на территории России практически неограниченное время. Как можно догадаться, эти «туристы» едут к нам не ради походов по музеям. Это один из основных источников, питающих незаконный рынок труда.

Но я надеюсь, мы подрубим скоро и этот канал. Наше предложение заключается в следующем: своим правом на 90-дневное пребывание без разрешительных документов мигрант должен пользоваться не чаще чем раз в полгода. То есть пробыл 90 дней в России, уехал, подождал три месяца, и только после этого получаешь право на новый въезд.

— Насколько эта идея близка к реализации?

— Нас услышали: несколько дней назад депутатами Госдумы внесен соответствующий законопроект. Надеемся на его быстрое рассмотрение и принятие. Словом, мы действуем step by step. Еще три-четыре подобных шага, и, я вас уверяю, порядок в этой сфере будет наведен.

— Без всяких виз?

— Без всяких виз. Тем более что и визы-то сегодня ставить некуда: до 1 января 2015 года граждане ближнего зарубежья въезжают в Россию по своим внутренним документам.

— Ну, помнится, когда вводили визовый режим с Грузией, очень быстро решили эту проблему.

— Подождите, но с Грузией у нас даже нет дипотношений! Вы же не призываете к тому, чтобы мы пришли к такому состоянию с другими странами СНГ?

— Упаси Бог. Но поделюсь с вами еще одним сомнением. К сожалению, мне не приходилось бывать в Америке...

— Я был.

— Тогда вы не хуже меня знаете, как выглядит граница США и Мексики. И несмотря на эту «китайскую стену», количество гостей с юга, нелегально проникших в Штаты, исчисляется миллионами. Поэтому, когда смотришь на сливающийся с пейзажем российско-казахстанский рубеж, невольно возникает вопрос: не являются ли легально въехавшие мигранты лишь надводной частью айсберга?

— Вопрос в принципе к погранслужбе, но могу вас заверить, что случаи незаконного проникновения на территорию Россию единичны. В год по этому поводу возбуждается чуть более сотни уголовных дел. Для сравнения: с начала года зафиксировано почти 44 миллиона пересечений границы в сторону России через пункты пропуска.

— Может быть, просто не всех нелегалов ловят?

— Такую возможность исключить нельзя, тем более что стопроцентный контроль здесь невозможен. Но если бы явление носило массовый характер, то соотношение между статистикой легальных и нелегальных пересечений было бы все-таки иным. Да и зачем идти ослиными тропами, если не требуется виз и можно спокойно воспользоваться самолетом или поездом?

Нет, конечно, если рассуждать гипотетически, не исключено, что после того, как мы начали вводить такие ограничения, поток по тропам может несколько увеличиться. Но существенно на миграционную ситуацию это в любом случае не повлияет.

— От окраин — к московским проблемам. Один из основных упреков, который адресуется сегодня органам власти в связи с событиями в Бирюлеве: они прекрасно видели назревающий кризис, но, как говорится, пальцем о палец не ударили, чтобы его предотвратить. Принимает ли ФМС эту критику на свой счет?

— Конечно, принимает. Об этом говорят уже наши кадровые решения. Своих постов лишились три человека: начальник УФМС по Южному административному округу, ее заместитель и начальник отделения ФМС Бирюлево Западное.

Хотя говорить, что мы не ударили там пальцем о палец, все-таки несправедливо. Та же, например, всем известная овощебаза проверялась в течение года порядка 6—7 раз. Другое дело, что особенности нашего законодательства в значительной мере обессмысливают эту работу.

Мы, представьте себе, обязаны заранее уведомить организацию о предстоящей проверке. Все равно что сказать: ребята, внимание, мы идем, прячьте нарушителей! Естественно, что такие лишенные элемента внезапности рейды заканчиваются, как правило, ничем. Надеюсь, из этой ситуации будет сделан комплексный вывод. Виноваты здесь, считаю, все уровни и ветви власти. Прежде всего в том, что не смогли добиться общего понимания задачи и взаимодействия при ее решении.

— Объясните, кстати, такой парадокс: в Бирюлеве Западном проживают, согласно данным ФМС, всего 11 тысяч мигрантов — чуть ли не в 20 раз меньше, чем в центральном Тверском районе столицы.

— Все очень просто: в центре Москвы очень много гостиниц. В одном только Тверском районе насчитывается 157 отелей и хостелов. Иностранец приезжает, регистрируется, заселяется, а через пару дней его сменяет другой, еще через пару дней — третий и так далее. Может быть, некорректно выражусь, но здесь огромный «человекооборот».

— Это объясняет, почему так много иностранцев зарегистрировано в центре, но не то, почему их так мало в Бирюлеве. В какой мере эта статистика отражает реальность?

— Эта статистика отражает лишь законопослушных иностранных граждан, проживающих в Бирюлеве и вставших там на миграционный учет.

— Иными словами, остальные проживающие в Бирюлеве иностранцы — отъявленные нарушители миграционного законодательства?

— Не совсем так. То есть они, скорее всего, нарушают законодательство, но только в том, что касается незаконной трудовой деятельности. Регистрационные процедуры здесь ни при чем. Дело в том, что несколько лет назад мы освободили мигрантов от ответственности за постановку на миграционный учет, возложив ее на принимающую сторону. Понятно, что добрая половина «гостей» из СНГ принимающую сторону найти не может. Поэтому стало очень распространенным явлением: человек въезжает, нигде не отмечается и пропадает из нашего поля зрения.

Собственно, именно за счет этих невидимок и возникла такая суперконцентрация мигрантов в Бирюлеве. Тем более что там был такой магнит, как эта овощебаза, которую можно назвать настоящим рассадником нелегальных трудовых отношений.

— Я правильно понимаю, вы за возвращение ответственности мигрантов за постановку на миграционный учет?

— И да, и нет. Это удобно для законопослушных граждан, в том числе из стран с визовыми отношениями. Однако люди-невидимки — совсем не тот результат, который мы хотели получить в итоге либерализации нашего миграционного законодательства.

— А что скажете еще об одном плоде этой либерализации — праве мигрантов регистрироваться по адресу работодателя? Нет желания и здесь провести работу над ошибками?

— Тоже сложный вопрос. Не хотелось бы выплеснуть с водой и ребенка. Разрешая постановку иностранного гражданина на миграционный учет по месту работы, мы выводим его из тени, делаем его видимым и осязаемым для миграционного контроля. Так что нужно взвесить все за и против. Как раз этим мы сегодня и занимаемся — анализом нормативно-правовой базы, выявлением слабых мест.

Очевидной ахиллесовой пятой является механизм формирования квот. Об этом говорит уже тот факт, что число иностранных граждан, имеющих разрешение на работу или патент, как минимум вдвое больше, чем занимающихся незаконной трудовой деятельностью. В нынешнем его виде квотирование не только не помогает бизнесу развиваться, а, напротив, загоняет его в серые и черные схемы. Наши усилия сегодня направлены на то, чтобы создать другой, новый механизм — более гибкий, более доступный предпринимателям, более соответствующий потребностям экономики.

— Можете ли вы назвать потенциальные горячие точки на карте страны в том, что касается отношений между местными и «понаехавшими»?

— Самые напряженные точки — Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область. То есть регионы с наиболее быстрым экономическим развитием, с наибольшим промышленным потенциалом, с наибольшей концентрацией финансовых ресурсов. Рыба, как известно, ищет, где глубже, а человек — где лучше. Потому на эту четверку приходится более трети миграционного потока и более 50 процентов всех проблем миграционной сферы.

Наведем порядок здесь — все остальное покажется семечками.

— В январе этого года вам был присвоен ранг министра. Учитывая этот факт, а также растущий объем полномочий ФМС и громадье ваших планов, логично предположить, что и ваше ведомство ждет повышение до министерского звания. Предчувствие не обманывает?

— Обманывает. Абсолютно. Таких планов нет.

Андрей Камакин

Россия > Миграция, виза, туризм > itogi.ru, 2 декабря 2013 > № 954610 Константин Ромодановский


Россия > Миграция, виза, туризм > itogi.ru, 24 октября 2011 > № 423930 Константин Ромодановский

Свои среди чужих

Директор Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский: «Если выходец из среднеазиатской республики не знает ни слова по-русски, как он поймет команду «Стой, стрелять буду!»?

Проблема «понаехавших тут» продолжает оставаться для россиян одной из самых болезненных и обсуждаемых. Об этом свидетельствуют и результаты свежего социологического опроса. Так, 30 процентов москвичей высказали свое отрицательное отношение к приезжим трудовым мигрантам, а по некоторым данным, 38 процентов обеспокоены ростом их числа. В рейтинге злободневных проблем недовольство приезжими занимает одну из верхних строчек, сразу после переживаний, связанных с ростом цен и повышением коммунальных тарифов. Есть ли у России толковая миграционная политика? Об этом «Итоги» поговорили с директором Федеральной миграционной службы Константином Ромодановским.

— Константин Олегович, какой, на ваш взгляд, должна быть миграционная политика в идеале?

— Свое видение мы постарались заложить в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации, которая до 2025 года будет определять ее основы с учетом общегосударственных интересов, базирующихся на правах и свободах человека и гражданина. В работе над проектом документа участвует не только ФМС, но и общественные деятели, ученые. Проект размещен в открытом доступе. Это сделано для того, чтобы наряду со специалистами в обсуждении могли принять участие и обычные граждане. Концепцию планируем принять в конце этого — начале следующего года.

— Ваше ведомство составило что-то вроде интерактивной карты миграции. Что за инновация такая?

— Понимаете, в нашей работе необходимо исследовать причинно-следственные связи такого явления, как миграция. Вот, например, беженцы-мигранты из Туниса в Европе — хорошо это или плохо? Конечно же, это нагрузка на экономику, определенные сложности в общественно-политической жизни. А если посмотреть на мигрантов из Молдавии или Украины, которые выполняют большой объем работ, закрывают кадровый дефицит, то, безусловно, это положительный фактор, элемент, стимулирующий развитие государства. Современные технические средства, и карта миграции из их числа, как раз и помогают нам различать миграцию как последствие каких-либо событий и миграцию как фактор развития. Такая система помогает оценивать постоянно меняющуюся ситуацию. Допустим, произошли волнения в арабском мире, смотрим на интерактивную карту и определяем факторы риска для нашей страны.

— И каковы сейчас миграционные угрозы?

— Факторов риска, или, как мы говорим, выскакивающих величин, нет.

— Как можно узнать, сколько к нам въезжает мигрантов, а сколько убывает?

— Специально создали центральный банк данных по учету иностранцев. На сегодняшний день он содержит около 100 миллионов единиц учетной информации, то есть данных об иностранных гражданах, из них около 40 миллионов переведено в архив. Данные в ежесуточном режиме поступают из погранслужбы, МВД, МИДа, Федеральной налоговой службы. Сегодня в столичных аэропортах совместно с пограничниками проводим эксперимент по автоматизированному формированию миграционной карты и онлайн-прохождению информации в единую базу данных в момент пересечения границы. Эти данные собираются в каждом месте контакта въезжающих граждан с представителями органов федеральной исполнительной власти. Все сведения поступают в информационную систему, и мы получаем «сигнал-импульс», который обрабатывается машиной и превращается в «аналитику». На интерактивной карте мы можем видеть картинку по каждому субъекту. В бегущей строке отображается количество въехавших иностранных граждан, на 19 октября это 11 588 200 человек. Количество граждан, имеющих право на осуществление трудовой деятельности, — 1 288 542 человека. И дополнительно имеются данные о количестве постоянно проживающих — это 664 998 человек. Есть еще данные о поставленных на миграционный учет, получивших разрешения на работу, визы и приглашения. Выборку можно делать по каждому из существующих параметров. Кроме того, отвечаем на запросы компетентных органов, устанавливаем сведения об иностранных гражданах. Всего за период существования базы получили 2,4 миллиона запросов, из них 75 процентов были удовлетворены.

При этом если величина одного из параметров вышла за пределы значения, то на карте регион выделяется более насыщенным цветом. Когда я представлял карту руководству страны, то обратил внимание на Чукотку. Эта территория была выделена темным цветом. Как оказалось, компьютер отражает соотношение местных жителей и приезжих. А так как на Чукотке коренных обитателей не так уж и много, карта показала большой процент приезжих, что составило 1,44 процента.

— А такой показатель, как межнациональная напряженность, ваша карта фиксирует?

— Вы хотите все сразу. Наверное, в перспективе можно придумать, как учитывать на карте и межнациональную напряженность.

— Когда ваши критики утверждают, что в России отсутствует миграционная политика, то в качестве основного довода приводят несовершенный механизм интеграции приезжих в российское общество. Чем парируете?

— Нам приходится непросто, многие вопросы находились не в нашей компетенции, и поэтому нужно было не требовать, а просить и уговаривать. К нам приезжают граждане трех категорий: туристы, временные трудовые мигранты и люди, стремящиеся получить гражданство и постоянно проживать здесь. Последние две категории так или иначе должны прилично знать русский язык, чтобы элементарно понимать, чего от них хотят. Знание русского языка создает условия безопасности и комфорта. Если выходец из среднеазиатской республики не знает ни слова по-русски, как он поймет команду «Стой, стрелять буду!»? Казалось бы, простой пример, но незнание языка в данном случае может привести к трагическим последствиям. Не секрет, что едут к нам зачастую люди низкой, в лучшем случае средней квалификации, слабо говорящие на русском. Поэтому наша задача помочь им овладеть языком еще при выезде. Мы с коллегами из Россотрудничества и МИДа интенсивно работаем в области языковой адаптации. Есть пилотные проекты по обучению мигрантов русскому языку в Киргизии, Таджикистане. На базе профессиональных училищ в городах Ош и Душанбе набрали двести человек, по сто в каждой стране, которые при условии успешного освоения рабочей специальности и русского языка к марту 2012 года будут трудоустроены в России. Подготовленных и выпестованных мигрантов будем привозить и содержать. А дальше надо будет законодательно закрепить необходимость знания русского языка для желающих работать в нашей стране. В особенности для тех, кто занят в сфере обслуживания, в частности в ЖКХ.

— Неужели планируете экзаменовать всех приезжих? И за чей счет — за государственный?

— Считаю, нет необходимости в том, чтобы обременять государство обучением приезжих языку. Это личное дело каждого. Хочешь жить и работать в России — учи язык. Если государство станет оплачивать обучение каждого украинского рабочего, то, наверное, это будет не совсем правильно. Что касается экзамена по русскому, то только на базе Российского университета дружбы народов как в России, так и за ее пределами уже создано около 160 точек, где можно проводить тестирование при оформлении российского гражданства. Процедура стоит порядка двух тысяч рублей. Прошел тест — приезжай, работай. Этим самым мы защищаем и рынок труда. Иностранный гражданин становится дороже, а труд российских граждан, соответственно, вступает в конкурентную борьбу.

— Многие россияне уже волнуются: мол, приедут свободно говорящие на русском языке граждане Таджикистана и займут все рабочие места.

— Чтобы поднимать экономику, нам понадобится большая концентрация людей. Например, Европа столкнулась с серьезной проблемой: до 70 процентов выпускников европейских вузов уезжают на работу в США. Это мы с вами привыкли в бытовом плане высокомерно относиться к приезжим из Средней Азии, а Европа проводит многоступенчатую селективную политику. Есть специальные программы по привлечению студентов из Азии. Идет «борьба за мозги». Мы в эту борьбу включились только в прошлом году, когда установили преференции для въезда и работы в России высококвалифицированных специалистов, или, как мы их называем, ВКС. Министерство экономического развития посчитало, что стране необходимо 30—40 тысяч ВКС. Думаю, в этом году придем к нижней планке потребности государства в специалистах такого уровня, привезем 30 с лишним тысяч профессионалов. Но понимаете: миграционная бочка не без дна. Те трудовые ресурсы, которые мы сегодня привлекаем из стран СНГ, скоро закончатся. Как только завершится борьба за энергоресурсы, начнется борьба за рабочие руки.

— В вашем ведении, как известно, находится выдача загранпаспортов. Правда ли, что планируется добавить в чип биометрического загранпаспорта информацию об отпечатках пальцев?

— Чип — это пластина, в которой уже сейчас размещена информация: данные с титульного листа и двухмерная фотография владельца паспорта. В Евросоюзе большинство стран внесли в чип отпечатки указательных пальцев обеих рук. Мы понимаем, что и нам никуда от этого не деться, планируем до конца года сделать экспериментальный образец документа. Будем отрабатывать методику внесения «пальцев» в этот чип. Но необходимо внести изменения в закон, которым предусмотрено наличие нового параметра. Есть нюансы, связанные с хранением информации. Сегодня мы только говорим о механизме изготовления паспортов с отпечатками пальцев, о том, достаточен ли в чипе объем памяти, чтобы хранить новые параметры, будет ли эта информация быстро считываться. Кроме того, в ФМС параллельно идет работа над проездным документом беженца, а также документа, подтверждающего вид на жительство лица без гражданства. В конце декабря планируем получить первые результаты. Пилотный участок для обкатки новых технологий будет создан на базе Управления федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу, а к 2013 году новые технологии, надеюсь, внедрим во всех подразделениях.

— Во сколько обойдется оформление загранпаспорта с отпечатками пальцев?

— Конкретные цифры пока назвать сложно. Все зависит от того, насколько будет финансово обременителен сам процесс занесения информации в чип.

— По осени спадает бум на оформление загранпаспортов. Давайте в конце сезона подведем итоги.

— Действительно, самое пиковое время — с марта по июль. В 2010 году было оформлено 5 миллионов 852 тысячи загранпаспортов, из них 3 миллиона 327 тысяч — паспорта нового поколения. В этом году оформили 4 миллиона 356 тысяч паспортов, из них 3 миллиона 14 тысяч — «новых». В Москве из 700 тысяч выданных паспортов порядка полумиллиона — нового образца. В 70 процентах случаев мы сократили время оказания услуги на 10 дней. Срок изготовления составлял около 20 суток. А в перспективе будет еще быстрее. Когда мы создадим информационное межведомственное и межуровневое взаимодействие, оформление загранпаспортов в городах-миллионниках будет занимать два-три дня. Смысл в том, что с рабочего места можно будет за 5 минут проверить обратившегося на предмет наличия судимостей, приводов в милицию и невыплаченных алиментов. Сегодня этот процесс занимает две недели. Останется всего дня два, чтобы отправить информацию на Гознак, распечатать паспорт и доставить его владельцу.

Впрочем, уже сейчас я как директор службы даже на себе почувствовал, что накал заметно спал. Люди меньше стали возмущаться, жаловаться.

— На что жалуются?

— В основном на очереди. Проблемы, конечно же, остались. Так, например, в отдельных регионах злоумышленники искусственно создают очереди и затем продают место за определенную сумму. Но все это решается.

— Вы снимаете погоны не только с сотрудников ведомства, но и сами стали гражданским служащим. Чем это было обусловлено?

— Прошло то время, когда мандаты выдавали люди с винтовкой в руках, опоясанные пулеметной лентой. Сегодня эпоха демилитаризации. Об этом не раз говорили и президент, и премьер-министр. В большинстве развитых стран выдачей паспортов занимаются гражданские службы. У людей, выдающих паспорта, должна быть другая ментальность, другая психология.

— Насколько успешно ФМС зарабатывает деньги?

— Весьма успешно. Мы стремились к этому, не просто увеличивая процент получения штрафов, а эффективно расходуя средства. Основные источники доходов ФМС — это пошлины за оформление гражданства, паспортов, патенты.

— Можете на конкретных цифрах показать свою рентабельность?

— Пожалуйста, за 8 месяцев этого года расходы миграционной службы составили 14,5 миллиарда рублей, а доходы — почти 18 миллиардов рублей. На 22,6 процента мы оказались в плюсе. Административных штрафов взыскано на сумму 2,4 миллиарда рублей, от распределения патентов получили ровно столько же. Проще всего сказать: «Дайте нам деньги, а мы вам потом докажем, чего стоим». Мне кажется, что доказывать это нужно постоянно. И сейчас уже наступило время, когда нужно не на словах, а на деле чего-то стоить. Уметь жить, уметь зарабатывать, быть экономически эффективными для государства и не чувствовать себя прожигателями казенных денег.

Дмитрий Серков

Россия > Миграция, виза, туризм > itogi.ru, 24 октября 2011 > № 423930 Константин Ромодановский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter