Всего новостей: 2556508, выбрано 4 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский

Трамп нашел новый способ для разбазаривания «мягкой силы» Америки

Глобальное лидерство определяется способностью привлекать на свою сторону иммигрантов из далеких и очень разных стран.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Давайте на минуту забудем о той аномалии, что лидер государства называет другие страны «вонючими дырами» (очевидно, именно так поступил президент Дональд Трамп, жалуясь, что в США приезжает слишком много иммигрантов с Гаити и из бедных африканских стран, и слишком мало людей из государств типа Норвегии). Наверное, он говорил в привычной для себя манере, плюя на последствия, к чему привыкли и американцы, и европейцы.

Будучи одним из 257,7 миллиона человек, которые сегодня проживают не в своей родной стране, я должен кое-что сказать этим людям: ваши страны очень быстро утратят свое положение и репутацию в мире, если вы попытаетесь ограничить иммиграцию людьми из наиболее богатых государств.

Трамп наверняка не был в тех странах, которые он оскорбил, но я рискну предположить, что он имел в виду лишь то, какие они бедные и/или несчастные. Есть разные рейтинги, способные расставить их по этим критериям и показателям, таким как доход на душу населения, степень свободы или некие комплексные индикаторы типа качества жизни и счастья. Но поскольку мы ведем речь о миграции, здесь все эти показатели неприменимы. Если говорить о миграции, то худшими странами являются те, в которых самая большая доля населения, желающая и имеющая возможность проголосовать ногами. Например, Северная Корея по определению не очень хорошая страна, но ее границы наглухо закрыты. А Норвегия, если воспользоваться примером Трампа, это богатая и счастливая страна; однако довольно значительная доля норвежцев (по данным ООН, 200 тысяч человек, или 3,7% населения) в настоящее время живет за рубежом.

Это не самый наглядный список «вонючих дыр». Можно сказать, что склонность людей эмигрировать вовсе необязательно определяется мерой богатства или счастья. Палестину и Сирию никак нельзя сравнить с Португалией или Литвой по уровню жизни; но общая черта между этими странами заключается в том, что родившиеся в них люди зачастую предпочитают жить где-то в другом месте.

По причинам географического характера и иммиграционной политики основной приток иммигрантов в США идет не из той первой двадцатки стран, которые люди хотят покинуть. По данным ООН, самые крупные диаспоры в США — это пуэрториканцы, выходцы с Ямайки и сальвадорцы. Но там также большое количество канадцев, британцев, немцев и поляков, а также южных корейцев, индийцев и китайцев.

Большинство иммигрантов едет в Соединенные Штаты из тех стран, где довольно мало людей, не желающих жить у себя на родине. Кое-кто (их немного) приезжают из таких мест, которые многие их обитатели хотели бы покинуть. Равновесие между двумя этими группами является важным фактором, помогающим Америке поддерживать репутацию приятной для проживания страны. Если бы в США не было успешных и довольных местных жителей, претензии этой страны на мировое лидерство казались бы не очень убедительными большинству иностранцев.

Соединенные Штаты могут внести изменения в свою иммиграционную политику и принимать людей только из тех мест, которые довольно близки к США по показателям счастья, удобств для жизни и по доходам на душу населения. Судя по списку стран, из которых люди хотят эмигрировать, США получили бы более значительный приток европейцев (правда, скорее всего, это были бы латвийцы, литовцы и румыны, а не датчане или норвежцы). Однако люди, склонные к антииммигрантским настроениям, не захотят видеть у себя чужаков, как это случилось в Британии. Вероятно, главной причиной Брексита стала европейская свобода передвижения. В то же время, молва о США как о сверкающем городе на холме ограничится лишь небольшой группой государств, которые уже являются союзниками Америки.

Моя родная страна Россия в абсолютном выражении занимает четвертое место в мире по иммиграции. В основном туда едут люди из бывших советских республик. Они переводят деньги на родину и рассказывают о жизни в богатых российских городах. Все это во многом способствует укреплению «мягкой силы» России. В то же время, россияне (в основном живущие в странах Запада), составляют третью в мире по своим размерам диаспору. Они рассказывают о своей жизни в Европе, США и Австралии, и тем самым помогают поддерживать связи своей страны с западным миром, несмотря на возникшую недавно политическую враждебность.

География иммиграции является для страны важным инструментом международного влияния. Принимая в больших количествах иммигрантов из Турции, Германия стала одним из ключевых зарубежных партнеров этой страны и по сути дела превратилась в ту точку привязки, которая соединяет Турцию с западным миром. Кроме того, в Германии крупная русская диаспора, и отчасти именно из-за этого она является самым важным в Европе партнером России по переговорам. Сейчас, когда туда прибывает все больше иммигрантов с Ближнего Востока, Германия невольно начинает играть важную роль в делах этого региона. Это станет очевидно после того, как в Сирии будет восстановлен мир.

Для США, проводящих изоляционистскую политику, естественно отворачиваться прочь от стран и целых регионов. Запрет Трампа на иммиграцию способствует снижению востребованности и веса этой страны на Ближнем Востоке. Если США не будут пускать к себе иммигрантов из Центральной Америки и из стран Карибского бассейна, эффект будет тот же самый. На самом ли деле Америке нужно больше людей из Европы? Возможно, если учитывать то, что Трамп своими действиями разрушает доверие к США на этой стороне Атлантики. Но это должно быть осмысленное решение.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский


Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский

Почему русские выбирают Мальту, а не Путина

Неоднозначная схема продажи паспортов оказалась чрезвычайно соблазнительной для деловой элиты.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Несмотря на усиление враждебности между Россией и Западом, президенту Владимиру Путину явно не удалось убедить российское деловое сообщество, что оно должно стать более патриотичным. В списке новых граждан Мальты, опубликованном правительством этого островного государства, достаточно много хорошо известных российских фамилий, чтобы Кремль осознал весьма неприятный для него факт: российскую элиту не очень-то привлекает путинский проект осажденной крепости.

На Мальте действует так называемая «программа для индивидуальных инвесторов», позволяющая иностранцам по сути дела покупать гражданство Евросоюза за 650 тысяч евро, которые выплачиваются государству, плюс 150 тысяч евро инвестиций в государственные ценные бумаги. Кроме того, необходимо купить собственность на острове или заключить контракт длительной аренды жилья, а также заплатить за финансово-юридическую экспертизу. Это предложение весьма благожелательно по отношению к семьям: жены и дети платят не более 50 тысяч долларов на каждого. Ни одна друга страна ЕС не предлагает таких условий.

В 2014 году эту схему осудил Европарламент, заявивший, что «гражданство ЕС нельзя продавать ни за какую цену». Он неоднократно возвращался к этому вопросу. Однако мальтийское правительство не уступает. Паспорт этой страны дает его владельцу возможность без визы посещать 160 с лишним государств, а также жить, работать и заниматься бизнесом в любой стране Евросоюза. Поэтому спрос на мальтийские паспорта высок, и в 2016 году Мальте удалось перейти от бюджетного дефицита к профициту. В том году страна получила от продажи гражданства 163,5 миллиона евро.

Мальта отказывается публиковать отдельный список приобретателей паспортов, но в своей официальной газете называет всех новых граждан по именам и фамилиям независимо от того, как они получили свой статус. В списке за 2016 год, например, фигурирует саудовский шейх, арестованный недавно в ходе чисток, пакистанские магнаты и один азербайджанский банкир. Кроме того, в него вошли десятки россиян.

Самый известный и, пожалуй, самый состоятельный из них — Аркадий Волож, основавший крупнейший в России поисковик «Яндекс» и службу вызова такси. В сентябре прошлого года Путин побывал в штаб-квартире «Яндекса» и узнал о достижениях компании в области создания искусственного интеллекта. Не все сотрудники фирмы были рады встрече с президентом (одному даже запретили появляться в офисе после того, как он сообщил в социальных сетях, что плюнет на Путина), однако Волож в письме своему персоналу заявил, что он считает этот визит чрезвычайно важным для рекламы компании. В целом «Яндекс» неплохо сотрудничает с Кремлем, а глава крупнейшего в России государственного банка «Сбербанк» Герман Греф с 2014 года входит в состав его совета директоров. Однако Волож, будучи ключевой фигурой в российском секторе информационных технологий, явно не чувствует себя в безопасности. Мальтийское гражданство он получил для всех членов своей семьи.

Среди новых граждан Мальты также есть несколько ведущих московских торговцев недвижимостью и девелоперов, соучредитель «Лаборатории Касперского», глава крупнейшей в России золотодобывающей компании, руководитель одной из ведущих энергетических фирм, один из главных в стране собственников сельскохозяйственных земель, учредители ведущей сети магазинов спортивных товаров, а также владелец крупной частной компании по производству водки. Все это — элита российского бизнеса.

Эти люди не эмигрируют, а их деловые интересы в России не позволяют им открыто выражать нелояльность по отношению к Кремлю. Но они не желают складывать все свои яйца в путинскую корзину, что постоянно вызывает у него раздражение.

В 2014 году, когда США и ЕС ввели против России санкции из-за ее действий на Украине, Кремль предложил бизнесменам «амнистию капитала», чтобы они могли вернуть в страну хотя бы часть из того триллиона долларов, который был вывезен после распада Советского Союза. Однако в рамках амнистии, срок которой истек в 2016 году, лишь 2 500 человек задекларировали свои зарубежные активы. Поскольку США могли подвергнуть санкциям неизвестное количество близких к Путину российских олигархов, президент удвоил свои усилия. Во время декабрьской встречи с ведущими бизнесменами он предложил желающим «вернуться домой» инвесторам особые государственные облигации.

Но многим мальтийский паспорт кажется более надежным вкладом капитала. У людей из мальтийского списка мало оснований опасаться санкций, поскольку они не входят в ближайшее окружение Путина и не являются крупными государственными подрядчиками. Но им стоит подумать о путях отхода на тот случай, если кто-то из этого окружения или из грозной правоохранительной машины Путина начнет действовать против них. Путин ничего не может с этим поделать: в построенной им системе даже он сам не в состоянии в полной мере сдержать алчность своих друзей и подручных.

Как отметил однажды по поводу осторожных российских бизнесменов бывший заместитель путинской администрации Владислав Сурков, ныне занимающийся Украиной, «даже называя многих этих людей „офшорной аристократией", отнюдь не нужно считать их врагами: все эти графы Бермудские и князья острова Мэн — наши граждане, у которых есть масса причин так себя вести». Эти причины не может отменить даже Путин со своими патриотическими выступлениями в стране и на международной арене. У Путина также нет возможностей для экспроприации богатства у неискренне лояльных капиталистов. Его система основана на сотрудничестве с ними и на их капиталовложениях, и он также хочет пользоваться их влиянием на Западе.

Спрятанные за границей российские миллиарды являются, пожалуй, ярчайшим свидетельством внутренней слабости путинской системы. Его терпят и даже боятся, но ему не очень-то доверяют. Будь мальтийские паспорта дешевле, русские потопили бы этот остров, встав в длинную очередь за ними.

Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский

Что произошло, когда в Германию приехал миллион беженцев?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Еще не так давно кризис с беженцами в Германии выглядел так, что возникало впечатление, будто все может закончиться закатом политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. Теперь понятно, что этого не произойдет, так как Меркель, скорее всего, победит на своих четвертых выборах, которые состоятся 24 сентября. Неужели Германия действительно справилась с проблемой, как и обещала Меркель в 2015 году?

Если говорить честно, пока не справилась.

После 2015 года, когда Меркель настежь открыла двери Германии для искателей убежища, и в страну приехало около миллиона человек, наплыв беженцев пошел на убыль. Но с января по август 2017 года было подано 149 880 заявлений на предоставление убежища. Это больше, чем за весь 2013 год, а к концу года этот показатель может превысить цифры 2014 года.

Надежной статистики по расселению беженцев не существует. Последние официальные данные имеются за 2015 год, и они показывают, что 61 процент искателей убежища жил в приемниках для беженцев или в квартирах общего проживания. То есть, жили они совместно, а не в домах на одну семью. В мае 2017 года издание Der Spiegel попыталось провести собственный подсчет и пришло к выводу, что десятки тысяч людей по-прежнему живут во временных убежищах, куда они попали после приезда, скажем, в блоках контейнеров или в ангарах бывшего аэропорта Темпельхоф. По сравнению с этим коммунальное жилье, к которому можно отнести переполненные хостелы, это большой шаг вперед.

Просители убежища обязаны посещать курсы по интеграции. Однако немецкий язык очень труден для изучения, и поэтому, когда Федеральное управление миграции в конце 2016 года провело масштабное исследование среди беженцев, выяснилось, что лишь 18% из них хорошо освоили язык, а 47% признались, что знают его плохо.

Ситуация на рынке труда складывается отвратительная. По официальным данным за август 2017 года, 497000 беженцев были зарегистрированы в немецких центрах занятости как люди, ищущие работу. А 196000 из них (на 43000 больше, чем годом ранее) являлись безработными. Остальные беженцы даже не имеют права на работу, потому что их заявления пока не рассматривались, либо не прошел первоначальный трехмесячный период ожидания, когда они должны посещать курсы по интеграции, а работать в это время им запрещено. В среднем, время на принятие решений по заявлениям беженцев у иммиграционных властей сократилось: сейчас за 10 месяцев рассматривается около 40% документов иммигрантов, в то время как в 2013 году этот показатель был ниже 20%. Тем не менее, по состоянию на конец июля была значительная задержка с рассмотрением 129 ъ000 заявлений, о чем сообщает Федеральное управление занятости.

Сейчас ситуация лучше чем в 2015 году, когда новые иммигранты бесконтрольно пересекали границу. Немецкая правительственная машина после первоначального потрясения начала справляться с возросшей нагрузкой, и сейчас немцы практически не видят беженцев на улицах. На поверхности все довольно тихо и гладко, но жизнь у беженцев по-прежнему резко контрастирует с жизнью окружающего их состоятельного общества. Каковы же в таком случае успехи Меркель? Сегодня, когда речь заходит о преодолении миграционного кризиса, она говорит намного увереннее, чем в 2016 году. Тогда она сожалела, что не может повернуть время вспять для исправления ошибок. В этом году она подает сигналы о том, что поступила бы точно так же.

Народная поддержка

«Среди элиты и других представителей немецкого общества распространена уверенность в том,что интеграция иммигрантов — это правильный путь», — говорит генеральный директор Центра региональных исследований в городе Эрлангене Петра Бендель (Petra Bendel), являющиеся также членом экспертного совета Немецкого фонда по интеграции и миграции. Это влиятельная организация, объединяющая в своих рядах немецких экспертов, интересующихся вопросами миграции. Бендель приводит данные проведенного недавно опроса, в ходе которого три четверти немцев осудили миграционную политику, назвав ее «плохо подготовленной». Но примерно такое же количество респондентов сказали, что она «нравственно необходима». В ходе того же опроса 51 процент сказал, что Германия испытывает огромную потребность в работниках, и с этой задачей могут справиться беженцы. По словам Бендель, это очень важно. «В конце концов, преимущество Меркель на выборах это экономика», — говорит она. Действительно, Германия, где почти полностью отсутствует безработица, испытывает дефицит трудовых ресурсов по ряду профессий и направлений, начиная с программистов и кончая парикмахерами. В этом году вакансия сантехника остается открытой в течение 156 дней, в то время как в 2016 году этот срок составлял 142 дня. Чтобы найти работника по уходу за престарелыми людьми, требуется 167 дней. Поэтому немецкие компании с энтузиазмом говорят о прибытии мигрантов.

В 2015 году Меркель провела совещание с руководителями крупных компаний, на котором обсуждался вопрос об интеграции беженцев на рынке труда. После этого совещания на свет появилась организация, получившая название «Мы вместе» (Wir Zusanmmen). Она занимается координацией интеграционных проектов различных компаний. Свою деятельность организация начала в феврале 2016 года, приняв в свои ряды 36 фирм. Сегодня в ее рядах насчитывается 220 членов, в том числе, 19 фирм, включенных в немецкий индекс DAX. В этот список входят исключительно «голубые фишки» немецкой промышленности, в том числе, такие фирмы как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom и прочие.

Интеграционные программы в этих компаниях дают доступ к прославленный немецкой системе профессионального обучения, в рамках которой опытные работники готовят новых специалистов, а те параллельно занимаются в профессиональных училищах. К этим проектам привлечены 18000 сотрудников, которые также помогают беженцам изучать язык, оформлять иммиграционные документы, и знакомят их с тонкостями немецкой повседневной жизни, которая, как мне известно из личного опыта, может привести иностранца в замешательство.

По словам руководителя проекта «Мы вместе» Марлис Пейне (Marlies Peine), многие компании нашли в этих программах интеграции большие преимущества, поскольку им удается привлекать к работе квалифицированных немцев, желающих делать добрые дела. Первоначальный энтузиазм, который я наблюдал в 2015 году, пошел на спад, но миллионы немцев по-прежнему добровольно помогают беженцам. И им нравится то, что это можно делать на рабочем месте. Но здесь есть одна проблема: количество беженцев, участвующих в этих программах, составляет всего 7 000 человек. Это крохотная цифра по сравнению с численностью сотрудников, работающих в этих компаниях.

Пейне говорит, что работать хотят очень многие беженцы. Однако компаниям трудно найти людей с достаточно солидным иммиграционным статусом, указывающим на то, что долгосрочная интеграция даст положительный результат. Согласно данным опроса Миграционного управления, 90% беженцев хотят остаться на длительный срок. Однако Меркель и другие политики из Христианско-демократической партии говорят, что когда закончится война в Сирии, многим беженцам придется вернуться домой.

В четверг вечером Меркель постаралась донести эту мысль до одного сирийца, находившегося в студии, где шла телевизионная программа. Этот человек поблагодарил канцлера за то, что она позволила его семье приехать в Германию, и сказал, что не хочет расставаться с этой страной. По словам Пейне, иногда компании, принимающие беженцев на курсы интеграции, спустя несколько месяцев выясняют, что эти люди депортированы. Правительство Меркель активизировало процесс депортации, чтобы успокоить консервативных избирателей.

Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn, у которой в Германии примерно 200 000 сотрудников, имеет всего 200 вакансий в своей программе интеграции, хотя эти места еще не заполнены. Об этом мне рассказала создательница программы Ульрике Штодт (Ulrike Stodt). Компания находит желающих трудиться беженцев через центр занятости и на ярмарках вакансий, но чтобы пройти весь процесс интеграции, требуется очень сильная мотивация.

Deutsche Bahn приспособила под нужды беженцев свою программу «допрофессиональной подготовки» для людей моложе 25 лет, не имеющих профессиональной квалификации. За год участники этой программы могут познакомиться с компанией и пройти подготовку на рабочем месте в ее многочисленных подразделениях, выяснив за это время, какая работа подходит им больше всего. Беженцы также изучают язык и культуру, чтобы подняться до того уровня, который необходим для начала профессионального обучения. Правда, изучение технической терминологии это уже следующий шаг. По словам Штодт, у беженцев возникает очень мало проблем культурного свойства. Кое-кто в компании волновался по поводу того, что проходящим обучение мусульманам будет трудно подчиняться наставницам-женщинам, но оказалось, что это не очень большая проблема. Точно так же беженцы из Сирии, Ирака, Ирана, Афганистана, Сомали и Эритреи согласились с тем, что молиться можно лишь тогда, когда это позволяют условия работы. «Это как у христиан, которые не всегда могут посещать церковь по воскресеньям из-за того, что у них выпадает рабочий день», — говорит Штодт. В основном беженцы ведут себя точно так же, как и другие ученики, за исключением очень слабого знания языка. Для тех, кто прошел первый год и приступил к настоящей учебе с ее трудными теоретическими занятиями и подготовкой на рабочем месте, язык является главным препятствием. Еще одно препятствие это низкая зарплата, которую в Германии получают ученики. В среднем она составляет 854 евро в месяц. Даже если учесть небольшое социальное пособие, которое получают беженцы, на эти деньги трудно прожить три года — а именно столько времени занимает учеба в компании Deutsche Bahn. Только твердое обещание предоставить работу (в Deutsche Bahn это означает практически пожизненную занятость) может заставить людей продолжать занятия в рамках программы. Первые выпускники появяся только в 2019 году. В землях Германии существуют аналогичные государственные программы, и на эти средства выделен федеральный грант на сумму 50 миллионов евро; однако эти программы не гарантируют занятость по окончании учебы.

Deutsche Bahn также принимает беженцев, прошедших профессиональную подготовку в своих странах. Они учатся, а правительство пытается проверить их дипломы и свидетельства. Этот процесс может занять много месяцев и даже окончиться неудачно.

По словам Штодт, те усилия, которые Deutsche Bahn затрачивает на интеграцию небольшого количества беженцев, вполне оправдывают себя. Это в равной степени социальная ответственность и попытка найти необходимую рабочую силу, обучаемую в соответствии с немецкими стандартами. Когда в пятидесятых и шестидесятых годах в Германию начали приезжать гастарбайтеры из Турции и других бедных стран, их подготовка велась не столь тщательно, из-за чего процесс интеграции этих людей проходил медленно, и зачастую заканчивался неудачей. Германия не хочет повторять допущенные ошибки.

Добрых намерений недостаточно

Минусом такого скрупулезного подхода является отсутствие гибкости. Одна из самых серьезных проблем сегодняшнего дня состоит в необходимости создавать последовательные процедуры для признания квалификации и оценки приобретенных навыков, которые порой появляются у беженцев неформальным путем. Об этом в своей статье для издания Bertelsmann Stiftung написала Ютта Альтмюллер (Jutta Altmueller). Еще одно серьезное препятствие это изучение языка. Качество бесплатных языковых курсов, которые в настоящее время предлагают беженцам, откровенно низкое. Официально установленные стандарты владения языком не дотягивают до требований, предъявляемых к претендентам на реальные рабочие места. Если эти проблемы не будут решены, и если правительству Германии не хватит смелости сказать иммигрантам и их потенциальным работодателям, что оно не намерено пересматривать их статус после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, страна упустит прекрасную возможность получить дополнительные трудовые ресурсы в количестве 600000 человек. В этом случае беженцы просто заполнят теневую экономику страны, которая в последние годы пошла на спад из-за снижения безработицы.

Меркель в этом году получит карт-бланш в отношении беженцев, хотя работа по интеграции далеко не закончена. Германия сталкивается с нехваткой правовых механизмов, и кроме того, ей серьезно не хватает ресурсов. Похоже, что демократические партии договорились не раздражать людей проблемами иммиграции, говорит политолог Бендель. В 2021 году, когда состоятся новые выборы, консенсуса может и не быть. А выступающая против эмиграции немецкая партия «Альтернатива для Германии» может укрепить свои позиции, причем довольно значительно. Но возможно и такое, что Меркель больше не будет баллотироваться. Поэтому она, скорее всего, избежит долговременной ответственности за принятые в 2015 году смелые решения. Но знаменитая фраза канцлера «Мы справимся» является твердым обещанием для ее партии и для беженцев. А в конечном итоге, и для немецкой экономики. Остается только надеяться, что почти стопроцентная победа Меркель на выборах не приведет к тому, что она откажется от своих обещаний.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский

Как бывший губернатор вторгся на Украину

Тот факт, что президент Украины Петр Порошенко не смог предотвратить приезд своего политического противника, говорит о многом.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В воскресенье, 10 сентября, сторонники бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили прорвали оцепление полиции и пограничников на пропускном пункте на границе Украины с Польшей, чтобы вернуть обратно в страну своего изгнанного героя. Этот драматический инцидент стал печальным свидетельством провала попыток президента Украины Петра Порошенко привлечь иностранцев к проведению реформ в его коррумпированном постсоветском государстве. Кроме того, он стал свидетельством того, что все заявления президента о сделанном Украиной цивилизационном выборе в пользу Запада совершенно бессодержательны.

Саакашвили стал одним из многих иностранных экспертов, которых Порошенко пригласил на Украину после своего избрания в 2014 году, ставшего возможным благодаря «революции достоинства». Сначала Саакашвили возглавил совет по проведению реформ на Украине, а затем, когда его политические перспективы на родине постепенно иссякли, он стал губернатором Одесской области, чтобы попытаться восстановить экономику этого важного и в основном русскоязычного региона.

С тех пор многие иностранцы ушли в отставку, выразив при этом массу разочарований и усталость. Одесский проект Саакашвили тоже провалился — как он сам объяснил, из-за сопротивления со стороны Киева. Пережив разочарование, он решил заняться политикой и создал антикоррупционную партию. Порошенко плохо воспринял эти перемены и в июле лишил Саакашвили украинского гражданства. Поскольку ранее Грузия сделала то же самое — сразу после того, как Саакашвили занял свой пост в украинском правительстве — это решение Порошенко превратило его в человека без гражданства.

Украина подписала Конвенцию ООН о сокращении безгражданства, поэтому единственным способом лишить бывшего президента Грузии гражданства было заявить, что он солгал при подаче заявки. Саакашвили действительно забыл упомянуть об уголовных обвинениях, выдвинутых против него в Грузии, где его обвиняют в злоупотреблении властью. Однако тема обвинений против него довольно широко освещалась в СМИ, поэтому Порошенко и его советникам, несомненно, было известно об обвинениях в тот момент, когда они решили сделать Саакашвили гражданином Украины. Его решение лишить Саакашвили гражданства было откровенно политическим. Более того, оно противоречит Конвенции ООН, согласно которой у Саакашвили есть право отстаивать свои права в суде.

Саакашвили, путешествовавший со своим технически уже аннулированным украинским паспортом, задумал вернуться на Украину через Польшу. Несколько украинских политиков, которые не согласились с решением Порошенко — среди них оказалась бывший премьер-министр Юлия Тимошенко — присоединились к Саакашвили в Польше. Однако бывший президент Грузии отказался от своего первоначального плана пересечь границу в воскресенье на автобусе после того, как он услышал новости о довольно многочисленной группе головорезов, появившейся у границы рядом с тем местом, где расположились его сторонники. Вместо этого он сел на поезд «Украинских железных дорог», направлявшийся из польского города Пшемысль в Львов на западе Украины. Начальник поезда сообщил пассажирам, что поезд будет стоять на станции польского города до тех пор, пока «человек, которому запрещено въезжать на территорию Украины, не сойдет с него». Пассажирам, которым нужно было быстро добраться до Львова, даже подали автобусы.

Поняв, что поезд никуда не поедет, Саакашвили сел на автобус, чтобы добраться до другого пропускного пункта, в Шегини. Польские пограничники его пропустили, однако на украинской стороне ему сообщили, что погранпереход закрыт из-за угрозы взрыва бомбы, о которой по телефону сообщил неизвестный. Саакашвили находился в нейтральной зоне до тех пор, пока несколько сотен его сторонников не прорвали оцепление пограничников и полиции.

Саакашвили прошел по улицам Львова в сопровождении своих сторонников. Там его радостно приветствовали местные жители, и к нему навстречу даже вышел мэр города Андрей Садовый, который тоже стремится попасть в правительство в Киеве. Саакашвили даже выложил на своей странице в Фейсбуке видео. «Мне безразлично, кто нарушает границу — боевики на востоке или политиканы на западе, — подчеркнул Порошенко в своем гневном заявлении, опубликованном на его сайте. — Надеюсь, однажды он с таким же рвением будет прорываться в Грузию». Министр внутренних дел Арсен Аваков осудил «самоубийственное разрушение институциональности» «ради сиюминутных политических интересов» и пообещал привлечь всех виновных к ответственности. Однако Порошенко может винить только себя. Это он решил пригласить иностранцев в нереформированную, коррумпированную систему украинского правительства, не предоставив им никакой серьезной бюрократической, финансовой или политической поддержки. Несомненно, ни один из тех иностранцев не хотел, чтобы им воспользовались таким образом. Еще одну ошибку Порошенко совершил, попытавшись выдворить Саакашвили из страны. Закон сейчас на стороне Саакашвили.

Действия Порошенко позволили его политическим противникам заявить о том, что его попытки защитить его власть делают его похожим на свергнутого президента Виктора Януковича. «Нет никаких сомнений в том, что наступила новая коррумпированная диктатура», — написала в понедельник, 11 сентября Тимошенко на своей странице в Фейсбуке.

Партия Тимошенко «Батькивщина» сегодня формально является самой популярной партией на Украине, однако это ни о чем не говорит: согласно результатам нового опроса, ее поддерживают около 11% украинцев. Блок Порошенко набрал менее 10%. Следующие выборы назначены на 2019 год, и чисто теоретически у любого политика, включая Порошенко, есть в запасе еще очень много времени для того, чтобы восстановить популярность. Но ясно одно: Украина вернулась в свое привычное состояние анархии и междоусобной борьбы.

Западные лидеры не могут игнорировать такое положение вещей. Для постсоветского государства недостаточно просто повернуться спиной к России и отбиться от ее вооруженных налетов. Необходимо приложить усилия к тому, чтобы установить диктатуру закона, упразднить политическое кумовство и внести фундаментальные изменения в экономику — к примеру, организовать свободный рынок земли, на чем настаивает Международный валютный фонд и от чего украинское правительство продолжает отказываться. Неважно, сколько финансовой помощи Украина получит от Запада за свою готовность противостоять президенту России Владимиру Путину, она все равно может оказаться несостоятельным государством, если ее политики не начнут создавать работоспособные институты и не согласятся на честную конкуренцию.

Между тем, как показывает пограничный инцидент с Саакашвили, правительство так и не установило свою монополию на насилие. Саакашвили поддерживают всего 2% украинцев, поэтому ждать от него новой революции не стоит. Но в современной Украине любой, кто сможет собрать несколько сотен крепких парней — ветеранов боевых действий, антироссийских добровольцев, пророссийских политиков или сотрудников российских разведывательных служб — сможет проецировать власть, по крайней мере некоторое время.

Даже те, кто поддержал Саакашвили в текущем конфликте, испытывают страх. «Снимки из Шехини приводят в ужас, — написал на своей странице в Фейсбуке Мустафа Найем (Mustafa Nayyem), который находился вместе с Саакашвили в поезде, но не поехал на пограничный пункт. — Я не могу заставить себя назвать это успехом».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter