Всего новостей: 2554005, выбрано 1 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хакимов Шухрат в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Хакимов Шухрат в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов

Винодел Шухрат Хакимов: наш человек в Испании

Автор: Сара Садык

«В Казахстане гораздо легче открыть свое дело, чем в Европе, потому что у нас меньше бумажной волокиты и бюрократии», – утверждает наш соотечественник Шухрат Хакимов, соучредитель и генеральный директор компании WINEX FOOD, работающей на Пиренейском полуострове.

За место под солнцем

– Компании пошел уже 6-й год, но я все еще чувствую себя новичком в сфере, связанной с производством и экспортом вина, – признается Шухрат. – У меня не хватает навыков, времени и опыта, и я как заведенный бегаю с утра до вечера, чтобы решить вопросы, возникающие по ходу.

29-летний бизнесмен родился в интернациональной семье: отец – уйгур, мать – узбечка. Все его детские воспоминания связаны с Темиртау. Учился в лучшей школе этого города – гимназии имени Тохтара Аубакирова. Потом изучал науки в Карагандинском экономическом университете (бывшем кооперативном институте). Оттуда пытался уехать учиться по «Болашаку» за границу. Три раза отправлял документы, но по каким-то причинам не проходил.

– Дальше было проще, – продолжает Шухрат. – Окончил университет и, выиграв стажировку в онлайн-игре, поступил на работу в один из алматинских банков. Но стремление продолжить свое образование оставалось, и я параллельно искал по всему миру такой университет, куда можно поступить на грант. Когда почти одновременно пришли приглашения из России и Франции, выбрал Европу. Так я стал изучать основы виноградарства и виноделия в аграрной школе в городе Анже. Окончив ее, работал в компании, которая занимается продвижением французских вин в других странах. А поскольку я выходец из постсоветской страны, то мне досталась Россия. Через год решил открыть свое дело и уехал в Испанию. Почему туда? Потому что во Франции заниматься сегодня бизнесом равносильно самоубийству: очень высокие налоги – они могут в совокупности доходить до 60%.

Испания тоже не самая лучшая страна в мире, проблем у нее хватает. В 2007-2012 годах безработица здесь доходила до 24%. Посчитав это единственным выходом из экономического коллапса, правительство ввело политику максимального экспорта, и все, что было связано с этим и созданием рабочих мест, поощрялось. После долгих переговоров с местными инвесторами весной 2012 года был составлен бизнес-план и открыта совместная компания. Вначале мы планировали заниматься, помимо вина, пива и крепкого алкоголя, еще и производством и экспортом продуктов питания, но не было (и нет до сих пор) ресурсов – ни человеческих, ни финансовых.

На сегодняшний день компания уже не убыточная, но все доходы мы вкладываем в развитие. У нас работают всего 10 человек, при этом адвокаты, маркетологи и дизайнеры, являясь частными предпринимателями, – по аутсорсингу. Это оправданный шаг. Когда у тебя изначально ограниченные ресурсы, самый лучший вариант – иметь квалифицированных работников за корректные деньги. Потом, когда такие мини-компании, как наша, выходят на собственные оборотные средства, можно позволить иметь своих специалистов, если, конечно, в этом возникнет необходимость. Чтобы сэкономить, стараемся не тратить деньги на производственные мощности. В Испании в докризисное время построили очень много виноделен. Часть их постоянно перепродается или сдается в аренду. Работая на минимальных маржах, стремимся, чтобы наш продукт был доступен потребителю на рынках тех стран, где покупательская способность низкая. Средняя цена закупа там в два-три раза меньше, чем, например, в Сингапуре, Таиланде, Тайване, Корее, Японии и даже Европе, где это вино производится.

Бюрократия в Европе – та еще

– Каково это – открыть иностранцу свое дело в чужой стране?

– Сказать, что Испания, Англия или Франция – лучшие страны в мире для ведения бизнеса, нельзя. Там, где независимость насчитывает не 25 лет, а гораздо больше, та еще бюрократия. Чтобы иностранец мог работать как частный предприниматель или наемный работник, необходимо иметь вид на жительство с разрешением на работу в конкретной зоне и именно в том рабочем секторе, куда планируешь вкладывать свой труд. А чтобы получить вид на жительство, нужно пройти очень много процедур. В первую очередь – в стране, гражданином которой являешься.

А в Казахстане просят документы, которые необходимо получить в Испании. Этот двойной бюрократизм не облегчает жизнь начинающим бизнесменам.

– Словом, получить вид на жительство с разрешением на работу суперсложно?

– Я вам честно скажу: это настолько тяжело, что даже вспоминать не хочется. Так меня это достало! Вся молодежь, которая, отучившись в Европе, осталась там, знакома с этим. Плюс рабочую визу дают только на год, и то лишь в том случае, если сможешь подтвердить свою нужность этой стране. Поэтому я и не понимаю людей, которые срываются и едут в чужую страну в поисках лучшей жизни. Среди них есть такие, которые плохо живут на родине, но, напрягаясь изо всех сил, копят деньги, приезжают, к примеру, в Испанию и живут еще хуже, чем дома.

Так вот, вид на жительство с разрешением на работу бывает разных категорий, и в каждой провинции свои правила. Общепринятым является лишь то, что социальные службы в первую очередь трудоустраивают испанцев, и только после того, как не найдут среди них кандидатов на свободную вакансию, приглашается иностранный работник. Я имею в виду квалифицированный труд – учителей, медиков, инженеров, банковских работников и т.д. Есть адвокаты, которые занимаются этим вопросом, но я сам легально прошел все процедуры. Правда, потратил очень много времени – год, если не больше.

Но получение вида на жительство с разрешением на работу – еще не все. Теперь компания, которую ты сам создал, должна нанять тебя на работу. В связи с тем, что в Испании высокий уровень безработицы, необходимо три месяца подряд выставлять на бирже труда все вакансии. Это несмотря на то, что ты уже давно знаешь, кого возьмешь на работу. В нашей компании работа с бумагами заняла два года.

Я все это рассказываю опять же к тому, что многие наши, уехав, начинают говорить, что в Казахстане все было плохо. На самом деле это не так. Документы на ведение бизнеса куда легче получить у нас. Сейчас меня наверняка спросят: почему в таком случае я здесь, в Испании, а не дома?

– Да, кстати, почему?

– Когда я начинал, мне нужно было набраться опыта. А испанские вина достаточно хорошо чувствуют себя на мировом рынке. С ними могут конкурировать разве что итальянские и французские. С тех пор прошло пять лет, а мне все еще надо учиться и учиться технологическим процессам. Да, сегодня я произвожу вино, но рядом со мной всегда консультант-технолог, который контролирует его качество.

В Казахстане вино тоже можно делать, но чтобы продвинуть его на рынок, кроме четкого плана, терпения, поддержки государства, нужно еще убедить местных дистрибьюторов проявить лояльность к отечественному продукту, выделив квоту на его реализацию на местном рынке. Если этого не будет, то заниматься экспортом нереально. В той же Испании приезжающие на отдых иностранцы видят, что 40-50% испанских вин, которые стоят на прилавках любых винных магазинов мира, имеют локальное потребление.

…У меня есть много друзей-казахстанцев, которые, получив образование за границей, вернулись домой. Большинство из них – «болашаковцы». Все они говорят, что есть проблема реинтеграции. То есть ты приезжаешь весь такой образованный, хочешь развивать все вокруг, но получается далеко не всегда. Хотя сейчас, говорят, стало намного легче, потому что выпускники этой стипендиальной программы, повзрослев, сформировали свой круг и теперь пытаются совместно вносить свой вклад в развитие общества. А у меня получилось так: моя работа связана с Испанией, но я считаю себя казахстанцем.

Если придется когда-нибудь менять гражданство (во-первых, в связи с тем, что я женат на испанке, а во-вторых, в силу коммерческих интересов), это не изменит моих патриотических чувств. Да, в Казахстане есть такие проблемы, как безответственность, недообразованность, но я поработал и в Италии, и во Франции, и в России, и если сравнивать с тем, что видел там, то у нас и не хуже, и не лучше. Поэтому наша компания начала с Казахстана, а не с России, хотя в первом рынок значительно меньше: для нас он не столько стратегический, сколько имиджевый.

Да, в Казахстане очень тяжело с логистикой. Например, отправка 20-тонного контейнера с вином из Испании в Китай стоит 1200 евро. А чтобы отправить этот же контейнер машиной в Казахстан, потребуется минимум 7,5 тысячи. Плюс к этому надо добавить расходы таможенные и дистрибьюторов. Наши люди, накладывая 100-300-процентную маржинальность, не думают о потребителе. Делают они это не от жадности. Просто наша азиатская система ведения бизнеса предполагает какие-то уникальные условия. Например, продавая товар, нужно вкладываться еще, назовем это так, в маркетинг.

Листинг вместо взяток и откатов

– Вы имеете в виду банальные взятки?

– Нет, их время уже прошло. Теперь, если у вас что-то просят, то для «коммерческих целей», а не для своих личных нужд. Например, если нужно продать товар, то просят на развитие бренда, иначе говоря, на организацию мероприятий по его продвижению. К сожалению, эта схема присуща не только Казахстану. Просто слово «взятка» поменяли вначале на «откат», а «откат» – на «листинг», определенные ритейлером правила и требования для допуска товара к продаже в торговой точке. Хотите с нами работать – значит, поставляя товар, вы еще должны заплатить за это согласно официально существующему прайсу – листингу. Но что касается нашей компании, то поскольку мы работаем с минимальной маржой, то договариваемся без него. Объясняем, что даем хорошую цену и качество, а коль маржинальность ниже, чем у конкурентов, то на этом можно больше заработать и стать лидером на рынке.

– А на испанке вы женились до открытия своего бизнеса или после?

– Мы учились вместе во Франции, то есть познакомились задолго до того, как я открыл компанию, – в 2009 году. Это сейчас я хорошо говорю на испанском, а тогда, взяв в руки официальный документ на испанском, я не мог понять, что и в какие сроки от меня требуется. Дана мне очень много помогала, да и сейчас помогает с их оформлением, хотя у нее есть свое небольшое дело – она поставляет в рестораны кондитерские изделия собственной выпечки. Детей у нас с ней пока нет. Мне самому интересно, что получится в нашем с ней союзе. Смесь, думаю, будет сильной.

– В Казахстане сейчас у многих чемоданные настроения. Люди уезжают из страны, в том числе и в Испанию. Что вы им посоветуете?

– Если есть деньги, то хорошо жить можно везде. Я могу еще оправдать пенсионный переезд – это когда люди доживают жизнь в теплом месте. Но просто так взять и переехать в зрелом возрасте и начинать все с нуля в 35-40 – тяжело. По крайней мере, в первые пять лет свою жизнь в чужой стране точно не улучшишь. Интеграция, поиск себя, непонятно, как сложится ситуация с документами… Судить и осуждать не буду, но, на мой взгляд, переезд без четкого плана – несколько безответственный поступок перед семьей и самим собой.

Я поехал за границу с конкретной целью – не эмигрировать и не искать свою идентичность, а учиться. И я остался работать, нет, даже не остался, а приехал работать в Испанию, уже понимая, что буду здесь делать. Мне кажется, что любой человек должен выехать из своей страны как минимум на год. Это поможет понять, что происходит в мире, сравнить и стать более открытым. Те же мало путешествующие испанцы, французы, итальянцы, россияне гораздо более консервативны, чем мы, казахстанцы. Сам я, отучившись во Франции, поработав в Италии, России и Испании, сейчас могу работать где угодно. Правда, в родном Темиртау было бы уже тяжело из-за ограниченности в действиях, но если обстоятельства сложатся так, что нужно будет уехать туда, то могу жить и там. Мне многого не нужно, самое главное – заниматься любимым делом. Кстати, не исключено, что я вернусь домой, в Казахстан. Я хочу, чтобы мои будущие дети понимали, что это моя родина, что там живет вся моя семья. Что скрывать – мне хочется видеть родных почаще, а не раз в год. Моим родителям нравится родина моей жены, они здесь любят отдыхать, но вопрос переезда сюда они не рассматривают. К слову, родители жены ничем не отличаются от моих. Так же хотят, чтобы в стране все было стабильно и спокойно. Поэтому Казахстан в этом плане счастливая страна.

– Это правда, что испанцы по своей натуре ленивы?

– Я первое время тоже так думал. Скажу другое: здесь очень много праздников, что лично меня напрягает. А в смысле трудолюбия все зависит от зоны и человека. Например, жители севера Испании, согласно официальной статистике, по продуктивности не хуже немцев. Но если сравнить нашего постсоветского работника и испанца, то, например, мой отец-металлург будет работать лучше и продуктивнее раза в два любого испанца, потому что у него ментальность такая – не уходить, пока не закончил работу. А здесь неважно, закончена она или нет, но прошло 6 часов – и до свидания. То, что у местных прав много, а обязанностей поменьше, для меня как для работодателя является проблемой. Все-таки я плачу за труд, который должен быть выполнен. И тем не менее, я не считаю, что испанцы ленивые. Если бы это было так, то Испания не была бы 12-й экономикой в мире и 6-й в Европе.

Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter