Всего новостей: 2556515, выбрано 1 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Васильев Виктор в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 30 марта 2016 > № 1741836 Виктор Васильев

Миграция как благо и обуза для Германии

Виктор Васильев, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор политических наук

Проблема беженцев и мигрантов, нахлынувших в Европу, приобрела для европейцев политическое, гуманитарное, демографическое и социально-экономическое измерение. Чтобы понять, почему мигранты выбрали Германию землей обетованной, необходимо обратиться к истории, в которой можно выделить несколько периодов. Первый - приходится на 1950-е годы, когда после Второй мировой войны потоки изгнанных и переселенцев с территории Восточной Пруссии хлынули в Западную Германию - 7,8 млн. человек и в ГДР - 2,9 млн. человек. Второй период с 1955 по 1973 год связан с реализацией проекта «экономического чуда», что предопределило огромный спрос на рабочую силу низкой квалификации. Для привлечения в Западную Германию гастарбайтеров были подписаны документы с Испанией и Грецией (1960 г.), Турцией (1961 г.), Марокко (1963 г.), Португалией (1964 г.), Тунисом (1965 г.), Югославией (1968 г.). Выходцы из этих стран внесли заметный вклад в развитие и процветание ФРГ. Когда нефтяной кризис 1973 года задел немцев, Бонн значительно снизил вербовку зарубежной рабочей силы. Если в 1973 году в Западную Германию приехали 870 тыс. мигрантов, то в 1975 году их число составило лишь 370 тыс. человек, в результате чего ученые назвали это время «фазой консолидации».

Ящик Пандоры открылся?

Очередной этап, с 1989 года, вошел в историю как «политический поворот», давший старт новой волне миграции, для которой были характерны значительные количественные параметры и национальное многообразие переселенцев. В начале 1990-х годов численность соискателей убежища в ФРГ возросла до уровня, с которым немцы еще не сталкивались в послевоенный период. Если в 1953-1973 годах политические беженцы от общего числа переселенцев составляли лишь 7%, то в результате развала СССР, блока социалистических стран и войны в Югославии эта категория мигрантов возросла до 30%. Своего апогея численность соискателей убежища в ФРГ достигла в 1992 году, когда 440 тыс. мигрантов подали ходатайство на убежище. Для сравнения: с января по октябрь 2015 года власти получили более 360 тыс. заявлений с просьбой об убежище. В 2008 году мировой экономический кризис простимулировал приезд мигрантов из «старых» стран - членов ЕС. В 2013 году ФРГ по привлекательности для мигрантов после США занимала второе место1.

Отметим религиозный фактор. В ФРГ проживают более 4 млн. мусульман, 24,2 млн. католиков, 23,4 млн. евангеликов, 1,3 млн. православных, от 150 до 200 тыс. иудеев. Более трети населения страны не ассоциирует себя ни с одной конфессией2. Германия с первой экономикой в Европе, четвертой в мире, с огромным опытом работы «плавильного котла» и проявлением гуманизма в отношении других народов и религий стала зримым символом комфортного бытия в «европейском германском доме» с уютным жильем и устойчивой системой социальных благ. Германские политики с мигрантскими корнями заняли важные посты во властных структурах и руководстве партий.

В поисках выхода

Миграционный смерч накрыл благополучную Германию, руководство которой находится в лихорадочном поиске путей решения проблем с потоками беженцев. С января по ноябрь 2015 года зарегистрировано более 900 тыс. прибывших в ФРГ мигрантов, в сентябре-ноябре каждый день границу страны пересекали более 10 тыс. человек. Количество поданных заявлений на возможное получение убежища в октябре 2015 года по сравнению с октябрем 2014 года свидетельствует о резком скачке. Лидируют соискатели из Сирии, Албании, Ирака. Примечательна сравнительная арифметика. За период с января по октябрь 2015 года жители Сирии подали 100 тыс. заявлений, Албании - почти 49 тысяч и Косова - 32 тысячи3. Германия столкнулась с вызовом, от решения которого зависит политическое и социально-экономическое самочувствие не только немцев, но и многих граждан других стран Европы.

Многие близкие к ней люди считают, что А.Меркель как федеральный канцлер обладает уникальной политической волей. Однако одного этого важного качества для результативной деятельности государственному деятелю явно не хватает. Лидер страны обязан моделировать ситуацию с учетом докладов в данном случае правоохранительных органов, оценок мониторинга различных «систем раннего оповещения» гражданского общества, инициатив младшего партнера по коалиции - СДПГ, например по увеличению кадрового состава профильных структур, и, наконец, прогнозировать процессы, выделяя приоритетные направления.

Министры внутренних дел от СДПГ в федеральных землях уже в течение года били тревогу относительно возможного миграционного обвала, рекомендовали увеличить штатное расписание госструктур, занимающихся миграцией и интеграцией. Вице-канцлер, министр экономики, председатель СДПГ З.Габриэль и министр иностранных дел Ф.-В.Штайнмайер раньше канцлера предложили план действий по решению данной проблемы. Команда канцлера, не отвергая замысла своего партнера, заимствовала ряд идей, которые А.Меркель использовала в разработке срочных мер. Это ее методология. Она активно развязывала «греческий узел», продвигала подписание соглашения о торговом и инвестиционном партнерстве между ЕС и США, поддерживала киевский режим и не заметила опасность с другого угла.

Здесь важно обратиться именно к хронологии событий. Если в середине июля 2015 года канцлер при известной встрече с палестинской девочкой с сочувствием к ней говорила о невозможности Германии принять у себя всех переселенцев, то в августе А.Меркель заняла совершенно иную позицию, пригласив в страну всех желающих. За провозглашенную «политику немецкого гостеприимства» и демонстрацию «дружелюбного лица Германии» она стала предметом резкой критики не только со стороны оппонентов, но и сторонников.

Внутренний расклад сил

Сейчас лишь 42% респондентов считают ее подходы верными. Страсти накаляются в выпестовавшей ее партии - ХДС, обнажаются противоречия между ХДС и ХСС, работающими в одном консервативном блоке. Одна треть партийцев принципиально не приемлет методов канцлера, вторая - взывает к непременной корректировке политики и только оставшаяся треть уверена в правоте А.Меркель4. По разным экспертным оценкам, ее политику по преодолению миграционного кризиса почти половина всех немцев считает ошибочной и, следовательно, они выступают против выдвижения А.Меркель на пост канцлера в 2017 году, то есть на четвертый срок.

Параметры опросов подвижны, но очевидна тенденция не в пользу канцлера, что подтверждается настроениями населения. По опросам, 50% жителей опасаются эрозии национальной идентичности, повышения налогов, за счет которых государство будет обеспечивать благополучие переселенцев. Поэтому 71% немцев поддержали идею строительства на границах ФРГ так называемых транзитных зон - помещений для размещения мигрантов, которые во время нахождения в ангарах с заборами и колючей проволокой будут ожидать решения о предоставлении им статуса беженца. Население призывает правительство не обсуждать в «закрытом формате» дефиниции «транзитная зона» или «пункты регистрации», чем и занимались ХДС, ХСС, СДПГ, а представить конкретную программу действий с учетом мнения избирателей ФРГ.

Разногласия между председателем ХДС и ХСС выпукло проявились на съезде ХСС в ноябре 2015 года. Впервые за многие годы форум христианских социалистов оказал холодный прием А.Меркель. Настроения делегатов от ХСС, составной части консервативного блока из ХДС и ХСС, отражают позицию жителей ФРГ, считающих недостаточными шаги правительства, и поэтому, по опросам, 64% респондентов выступают за проведение референдума по условиям приема беженцев, поскольку дальнейшее затягивание кризиса может лишь усилить политизацию общества. Примечательно, что эти 64% совпадают с результатами опроса относительно целесообразности референдумов по ключевым вопросам политики Евросоюза. Консультации канцлера с Президентом Турции не воспринимаются как многообещающие, так как 68% немцев не считают Р.Эрдогана надежным партнером.

Тем временем миграционный кризис реанимировал проявления всевозможных фобий. Если верить замерам общественного мнения, от 15 до 20% респондентов поддерживают идеологию правого экстремизма, скрытые симпатии этим идеям приписываются 40% обывателей. Тревожная статистика и по проявлениям ксенофобии. Движение ПЕГИДА - «Патриотические европейцы против исламизации Западной Европы», возникшее на территории бывшей ГДР, фиксирует промахи властей и продолжает проводить акции протеста5. Если быть объективным, то просто считать участников движения ПЕГИДА маргиналами и экстремистами, где они, разумеется, также представлены, было бы упрощенным и наивным. В свое время восточных немцев не спросили о воссоединении ГДР с ФРГ, хотя о варианте референдумов в обеих частях Германии говорил еще В.Брандт. Затем А.Меркель без ссылки на какие-либо решения и общественно-политический дискурс спровоцировала массовый приезд мигрантов в страну.

Недовольство населения активно инструментализируется правыми и левыми радикалами, к акциям которых активно подключаются экстремисты из Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Три попытки государства запретить эту партию пока не привели к положительному результату. Неслучайно оппозиционная в Бундестаге партия «Левая», разделяя оценки правящих партий применительно к возросшей опасности правого радикализма, призывает правительство ФРГ от праведного гнева перейти к решительным мерам. На этом фоне «Альтернатива для Германии», прежде партия евроскептиков, заметно трансформируется в группировку с лозунгами правого популизма. Рейтинг «Альтернативы» поднялся до 10%, что при сохранении ситуации не исключает преодоления обязательного пятипроцентного барьера и прорыва партии на выборах в Бундестаг в 2017 году. Комментарии применительно к этой партии, агрессивная риторика ее руководителей указывают на потенциал расширения влияния «Альтернативы». Верхушка партии громче всех требует отставки канцлера, которая, по мнению «Альтернативы», провалила миграционную политику6.

Некоторые немецкие эксперты проводят параллели с нагнетанием ксенофобии в Германии в 1920-1930 годах с сегодняшними выходками радикалов по отношению к мигрантам. Утверждается, что травля переселенцев и мусульман в объединенной Германии в XXI веке, требования о создании «транзитных зон» либо «центров депортации» напоминают лозунги «обеспокоенных немцев» в 1920-х годах о необходимости строительства «лагерей» для интернирования так называемых восточных евреев и прочих иноверцев из развалившейся царской России.

Анализ германской партийной системы, вновь созданных объединений выявляет динамику изменений настроений в электоральном пространстве под воздействием внешних факторов и в результате колебаний на рынке труда, перспективам развития которого разные эксперты дают не всегда радужные прогнозы. Ясно, что аритмия системы государственного управления при разработке разных схем обустройства мигрантов, сбой прежних ориентиров и стремительное переформатирование общественного сознания стимулируют эрозию традиционных партий, аккумулируют гремучую смесь из правых и левых радикалов. Не может не тревожить расширение протестной плазмы из различных экстремистских течений. В то время как адекватный ответ со стороны властей отсутствует, против радикализма активно выступают демократические партии и профильные структуры гражданского общества.

Пути решения кризиса?

Руководство ФРГ заявляет о необходимости бороться с причинами мигрантской лавины, призывает другие европейские страны внести свой вклад. Примечательны акцентирование вскрытия причин миграционного кризиса и необходимость разработки механизмов его преодоления. Но если официальный Берлин твердым голосом обращается к европейским партнерам, то в отношении к США А.Меркель высказывает признательность Б.Обаме за намерение не выводить американские войска из Афганистана, из которого, по мнению канцлера, можно ожидать дополнительный приток беженцев. В вопросе причин миграционного кризиса Берлин избегает критиковать США за их «подготовительную работу» по наплыву беженцев из Афганистана, Ливии, Ирака, других стран, в которые американцы известными методами экспортировали общечеловеческие ценности.

Недовольство стран - членов ЕС вызывает нажим Берлина распределить мигрантов в странах по германским лекалам, что, впрочем, Берлин делал и при решении мирового экономического и финансового кризиса и еврокризиса в 2008-2012 годах. Для распределения мигрантов по землям ФРГ Берлин активно применяет формулу расчета, которая учитывает два критерия - численность населения и финансово-экономический потенциал земель. Практика подсказала принимать во внимание и третий компонент - наличие свободных помещений. В таком ключе германские власти пытаются рекомендовать немецкий технологический алгоритм другим странам - членам ЕС. Не все европейские столицы в восторге от политики Берлина, подчеркивают его масштабные финансовые и логистические ресурсы и противятся справедливому, с точки зрения немцев, распределению переселенцев.

Конфликтный потенциал в обществе нарастает, организационные и финансовые возможности муниципальных властей и многочисленного корпуса добровольцев ограничены. По этому и другим вопросам возникли противоречия между ХДС, СДПГ и ХСС, лидеры которых пытаются искать разумный компромисс. Концепцию СДПГ по приему беженцев на основе более либеральных стандартов поддерживают 43% немцев, модель ХДС/ХСС с «баварским акцентом более жесткого обращения с мигрантами» - 46% немцев.

Общественный барометр

Хотя, по опросам, 83% немцев считают войну главной причиной бегства мигрантов и относятся к ним с сочувствием, в общественном мнении Германии преобладает проблема «Миграция и получение убежища». Так считают 85% респондентов. Тематика «Террор, война и мир» волнует 34% опрошенных. 52% немцев продолжают считать, что Германия не в состоянии справиться с потоками мигрантов, противоположную точку зрения высказали 46%. Если 74% немцев обеспокоены возможными терактами в Германии, за участие Берлина в боевых международных операциях против «Исламского государства» высказались 47%, против - 46% респондентов7. После заявления министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Лайен о возможном направлении в регион конфликта германских ВВС, фрегата и более 1 тыс. военнослужащих Бундесвера и одобрения этого плана большинством депутатов Бундестага в пользу участия Германии в антитеррористической операции в стране развернулась широкая дискуссия. В силу исторических причин общественность ФРГ всегда болезненно относится к направлению бундесвера за рубеж.

Конфликты между культурами и цивилизациями заметно проявляются «на местах», где муниципальные власти идут на немыслимые прежде шаги, в том числе прекращение аренды с этническими немцами и их выселение из квартир в целях срочного расселения беженцев. Правовая база оказалась несовершенной либо противоречащей всем мыслимым представлениям о правах собственника и просто гражданина, стала входить в противоречие с провозглашенной Берлином «культурой гостеприимства». Этот термин стал некоим брендом немецкой идентичности, вобравшей в себя гуманизм, толерантность, демократию. Если в 2012 году за такую форму культуры выступали более 49% немцев, то в 2015 году число сторонников увеличилось до 59%. Примечательны опросы о работе мигрантов в муниципальных структурах. В 2015 году возможное заполнение вакансий мигрантами поддержали 73% немцев - по сравнению с 2012 годом увеличение на 9%8.

Тем временем общественное мнение относительно вопроса об экономических плюсах миграции остается расколотым. Население Германии в 80 млн. человек может сократиться к 2050 году до 67-75 млн. человек, и без мигрантов экономика забуксует. Необходимо действовать разумно и не допускать перегрузки для социальной системы, предотвращать «миграцию бедности». Если одна треть немцев считают, что многие предприятия могут использовать беженцев, то 45% бюргеров в этом сомневаются. Лишь 8% немцев уверены в наличии среди беженцев высококвалифицированных кадров. Сомневающихся граждан пытаются переубедить сторонники миграции. Они связывают преимущества с возможным размещением в ФРГ зарубежных фирм (68%), развитием культурной жизни во всех ее проявлениях (67%) и решением демографических проблем (60%). С другой стороны, возникновением проблем в школах обеспокоен 61%, перегрузкой социальной системы 64% и накоплением конфликтного потенциала между приезжими и этническими немцами 63% респондентов. В то же время 52% немцев исходят из возможности пополнения квалифицированных кадров за счет переселенцев9.

Со стороны правительства ФРГ и ряда экспертов звучат более оптимистические заявления об актуальности интеграции беженцев для ритмичного развития экономики. Прилив мигрантов повышает интерес к рациональному распределению расширяющегося кадрового потенциала. Но эксперты приводят статистику о так называемом пролетариате в сфере услуг, численность которого составляет 10-15% трудоспособного населения. Для 5-6 млн. людей этого сектора экономики мигранты представляют реальную опасность как потенциальные конкуренты, готовые потеснить работающих немцев даже с весьма низким, по немецким меркам, доходом в месяц от 900 до 1 тыс. евро.

Немецкие аналитики упрекают власть в отсутствии желания заняться выяснением реальных причин проявления в обществе разочарования, лжи, вражды, насилия, которые когда-то и привели к германскому фашизму. Если в таких оценках и перебор, то регулярные поджоги мест размещения переселенцев, массовые драки с участием мигрантов и немцев, нападения на мигрантов, участившиеся драки между мигрантами в Берлине, покушение на жизнь кандидата на пост обер-бургомистра Кельна, который занимался размещением вынужденных переселенцев, однозначно указывают на закрепление тревожных явлений10.

Как бы там ни было, созидательный потенциал мигрантов востребован, правда в конкретных сферах, например по уходу за больными в системе здравоохранения. Но и в этом случае речь идет о тяжелой работе в качестве сиделок, труд которых оплачивается также в скромных параметрах.

Трезвыми представляются результаты тестирования по линии Федерального министерства труда и социальных вопросов Германии, согласно которым лишь 12% «пришельцев» могут получить нормальные рабочие места. От 80 до 90% такого контингента не имеют квалификации для достойного места на рынке труда ФРГ.

В целях получения работы в средней перспективе 35% мигрантов придется приложить немало усилий для получения квалификации и ее повышения. При этом опровергается утверждение о том, что мигранты после завершения войны в своих странах обязательно вернутся на родину. Напротив, они приехали в благополучную страну с прочными социальными амортизаторами и планируют остаться и пригласить на постоянное место жительства своих родственников. На интеграцию мигрантов нацелена партия «Зеленые», которая настаивает на включении молодых беженцев в развитие германской науки, поскольку, по оценкам экологистов, половина вынужденных переселенцев в ФРГ моложе 25 лет. Инвестирование в молодежь - гарант сохранения лидирующих позиций Берлина на рынке экспорта германской продукции11.

В целях интеграции мигрантов власти пытаются создать систему взаимодействия между, например, Федеральным ведомством по делам миграции и беженцев и фондами с социальной направленностью по изучению немецкого языка, что является одним из важных критериев при приеме на работу. В фокусе внимания гражданских объединений - забота о детях, которые в количестве 35 тыс. человек живут в ФРГ как беженцы. Вместо депортации детей на их родину активисты социальных фондов предлагают интегрировать их в немецкую образовательную систему с прицелом на будущий вклад в развитие ФРГ. Оказывается помощь беженцам, которые без семьи бежали в ФРГ от «Исламского государства». Так, для одной семьи в составе отца, бежавшего от войны в Сирии, и приехавших затем жены и семи их детей власти и фонды оказали материальную поддержку для получения паспортов (один документ обходится в 300 евро), а также проведения прививок детям от полиомиелита (каждая процедура - 70 евро)12.

Очевидно, что для работы с прибывающим населением необходимы не только грамотные, владеющие темой администраторы, но и специальные правоохранительные структуры с людьми, знающими культуру и язык прибывших. Пример работы профильных подразделений уголовной полиции в Берлине указывает на уникальный характер такого рода подразделений, где представлены сотрудники с мигрантскими корнями, например из Турции, Сербии. Полицейские действуют корректно, вежливо, не имея права взламывать двери. В то же время сотрудники обязаны быть бдительными в ходе депортации мигрантов, не получивших статус беженца. Случаются попытки суицида, проявляется агрессивность по отношению к полицейским. Доходит и до курьезов. На снятом ролике, призванном показать неотвратимость депортации, показаны терпеливые и дисциплинированные сотрудники правопорядка, которые вежливо сопровождают до транспорта депортируемых иностранцев. Лучшей рекламы для приезда в благополучную страну с предупредительными полицейскими и не придумаешь.

Время ответственных решений

Знаковыми были заседания с участием канцлера и руководителей федеральных земель по проблемам справедливого размещения беженцев в странах Евросоюза, ускоренной процедуры депортации мигрантов без перспективы получения статуса беженца, укрепления безопасности внешних границ ЕС. Решение о введении Албании, Косова и Черногории в категорию безопасных стран направлено на ограничение притока мигрантов из западнобалканских стран, в формировании государственности которых так активно участвовали немцы с обещаниями процветания и благополучия. Разные комментаторы утверждают, что только из Косова с населением 1,8 млн. человек в ФРГ уже переехали около 200 тыс. человек.

В год десятилетия пребывания на посту канцлера (с 2005 г.) А.Меркель получила «букет» из вызовов и конфликтов, проблем и рисков с мигрантами, усугубляющихся кризисом на Украине и войной в Сирии. Г-жа канцлер совершает неожиданные кульбиты. Всего несколько недель назад она говорила о невозможности вступления Турции в Евросоюз. Внезапный визит А.Меркель в Анкару и ее переговоры с турецким руководством лишь подтверждают ее реактивную линию на региональные и глобальные проблемы. Вновь заработала германская дипломатия «толстого кошелька», громче зазвучали посулы либерализовать визовый режим, возобновить переговоры об ускорении сближения Анкары с ЕС.

Это подтвердили итоги экстренного саммита ЕС - Турция в Брюсселе 29 ноября 2015 года. Была совершена сделка, которую ряд комментаторов назвал «грязной», о сдерживании Турцией потока беженцев в Европу с выделением Анкаре 3 млрд. евро и обещанием свободного въезда турецких граждан в Шенген с осени 2016 года при выполнении ими достигнутых договоренностей. При этом Брюссель и Берлин, всегда с трепетом относившиеся к неукоснительному соблюдению прав человека, на этот раз закрыли глаза на жесткие действия Анкары в отношении оппозиции. Канцлер действует по принципу «ничего личного, лишь обеспечение интересов Германии и ее жителей».

Действительно, германским правозащитникам есть где развернуться в российском гуманитарном пространстве, в котором за каждую правовую «соринку» депутаты Бундестага подвергают Россию безжалостной критике. Другой важный компонент берлинской Realpolitik - осторожные высказывания с оговорками германских политиков первого эшелона о важности участия РФ в урегулировании сирийского конфликта с присутствием в переговорном процессе Б.Асада. Постепенно преодолевается робость в оценках германскими политиками украинских националистов, устроивших экономическую и энергетическую блокаду Крыма. Взвешенные комментарии МИД ФРГ, известных политиков от СДПГ и ХДС свидетельствуют о медленном переосмыслении ими роли украинских лидеров «революции достоинства и свободы» в критическую сторону.

После принятия решений о депортации более 50% мигрантов «культура гостеприимства» Берлина трансформируется в «культуру выпроваживания» мигрантов без перспектив на статус беженца. В политике канцлера явно просматривается линия на работу в ручном режиме, на выстраивание вертикали управления миграционными потоками, которую она пытается трансплантировать в механизмы ЕС.

Разлом в ЕС по данной проблеме стал новым катализатором разделительных линий в подходах различных участников ЕС к преодолению последствий миграционного смерча. Канцлер выступает против закрытия границ, приостановки приема мигрантов, определения их количественных пределов. Считая регистрационные лагеря наиболее приемлемой формой организации приема беженцев, к ключевым побудительным мотивам приема, размещения и интеграции беженцев А.Меркель и ее сторонники относят гуманизм, экономическую выгоду и политический расчет.

Канцлер намерена и далее проводить курс на сохранение единства ЕС с одновременной модернизацией Евросоюза, в том числе нормативной базы в сфере миграционной политики. Необходим энергичный перезапуск «мотора интеграции» с участием Берлина и Парижа. Как показал греческий сюжет, А.Меркель, проявляя незаурядные качества эффективного менеджера, будет стараться не допустить краха проекта «Европа XXI века», который не пророчит только ленивый. В противном случае созданный в последние годы «культ личности Меркель» может заметно померкнуть. Насколько ее стратегия была успешной, покажут итоги выборов в ландтаги Баден-Вюртемберга, Рейнланд-Пфальца, Саксония-Ангальта 13 марта 2016 года.

 1Dabrowski Martin, Wolf Judit, Abmeier Hg. Karlies. Migration gerecht gestalten. 2015, Verlag Ferdinand Schöningh, Padernborn, S. 26-30.

 2Religionszugehörigkeit 27.09.2012 // http://www.bpb.de/nachschlagen/zahlen-und-fakten/soziale-situation-in-deutschland/145148/religionszugehoerigkeit

 3Bundesamt für Migration und Flüchtlinge. Asylgeschätsstatistik für den Monat. Oktober 2015.

 4Geis M. Worte gegen die Wut // http://www.zeit. de/2015/43/angela-merkel-cdu-kritik-fluechtlinge

 5Speckmann G. Pegida: Chiffre für größtmögliche Provokation? 10.10.2015 // http://www. neues-deutschland.de/artikel/988304.pegida-chiffre-fuer-groesmoegliche-provokation.html?action=print

 6Speit A. Zweite Geburt der AfD. 30.11.2015 // http://www.bnr.de/artikel/hintergrund/zweite-geburt-der-afd

 7Politbarometer November II 2015. Deutsche uneins über Beteiligung an Militäreinsätzen gegen IS. Nur jeder Zehnte erlebt grosse Probleme mit Flüchtlingen. 27.11.2015 // http://www.forschungsgruppe.de/Aktuelles/Politbarometer

 8Willkommenskultur in Deutschland: Entwicklungen und Herausforderungen. Ergebnisse einer repräsentativen Bevölkerungsumfrage in Deutschland. TNS Emnid im Auftrag der Bertelssmann Stiftung. Januar 2015.

 9Ibid.

10Augstein J. Gewalt gegen Flüchtlinge. Der Faschismus lebt. 26.10.2015 // http://www.spiegel.de/politik.deutschland/gewalt-gegen-fluechtlinge-der-faschisnus-lebt-kolumne-a-1059574.html

11Marguier A. Die acht Halbwarheiten der Flüchtlingskriese. 19.11.2015 // http://www.cicero.de/berliner-republik/migration-und-integration-die-acht-halbwarheiten-der-fluechtlingskriese/60145

12Bundesverband Deutscher Stiftungen. StiftungsWelt. Stiftungen für Flüchtlinge. 01-2015, S. 27.

Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 30 марта 2016 > № 1741836 Виктор Васильев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter