Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Вюстен Карин в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Вюстен Карин в отраслях: Миграция, виза, туризмвсе
Германия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 10 февраля 2012 > № 490619 Карин Вюстен

В канун очередного саммита по интеграции, который состоялся в Берлине 31 января, корреспондент «РГ/РБ» беседовала с уполномоченной по делам интеграционной политики в районе Pankow Карин Вюстен (Karin Wüsten).

– Г-жа Вюстен, в связи с созданием в январе прошлого года федерального интеграционного совета уполномоченная правительства по вопросам интеграции Мария Бёмер (Maria Böhmer) объявила 2011 год годом интеграции. Вас это обрадовало?

– Ничуть! Это в корне неправильный подход к делу. Интеграцию нельзя использовать как лозунг для формальных одноразовых акций, она должна быть в городе и в стране постоянной темой.

– Сколько мигрантов живёт в Панкове?

– 12 процентов от общего населения. Большинство из них являются выходцами из Европы, то есть не очень бросаются в глаза. Я часто слышу от других: мол, у вас нет мигрантов, тем самым подразумевается, что нет проблем. Району крайне необходимо переосмысление ценностей: нельзя допускать, чтобы понятия «интеграция» и «миграция» автоматически ассоциировались в общественном сознании с проблемами.

– Ну как же, едут и едут, а нам самим кушать нечего…

– Между прочим, мы давно перестали быть страной иммиграции. Огромное количество людей покидает Германию, только об этом никто не говорит. Миграция, добрососедство и элементарное взаимоуважение должны стать чем-то самим собой разумеющимся. А это долгий и кропотливый процесс.

– Не могли бы вы назвать примеры успешной интеграции в районе?

– Pankow был первым районом в городе, подписавшим «Хартию многообразия» в 2007 году. Одним из ярких реализованных начинаний является партнёрский обмен воспитательницами: наши садики посылают педагогов, в частности, в Испанию и Финляндию, а также принимают коллег из-за границы. Таким образом, не только перед педагогами, но и перед детьми открываются двери в другой мир, что способствует воспитанию толерантности с раннего возраста. Мне лично дорога начальная школа на Falkplatz. Школа – на границе с р-ном Wedding, и там значительно большая доля мигрантов, чем в среднем по Панкову. Мы успешно привлекли к работе с детьми и учителями профессиональных сотрудников интеграционной сети «Респект», тесно сотрудничаем с представителями полиции, различных партий. У нас очень активно работает интеграционный совет района, наполовину состоящий из мигрантов, координатором которого являюсь я. Его заседания, как правило, живые и продуктивные, проходят раз в месяц под непосредственным руководством бургомистра.

– В других районах дела обстоят похуже?

– К сожалению, это так! В Reinickendorf, скажем, совсем нет ответственного за интеграцию.

– А в чём вам приходится капитулировать?

– В области мультикультурной открытости учреждений. Бюрократия у нас всё ещё слишком немецкая! Везде, где речь заходит о меньшинствах, будь то этнические, религиозные или сексуальные, я натыкаюсь на глухую стену. Это ужасно снижает мотивацию. Причём, заметьте, речь идёт о руководстве, что уж говорить о простых служащих! Другой негативный пример – беженцы, расквартированные в Weißensee. Речь идёт о семьях из Афганистана, Ирака, Камбоджи, а также России, которым выделили в 2010 году типовой жилой дом. Я лично считаю, что это прекрасно, что их поселили среди немцев, это хороший шанс для интеграции, но если бы вы знали, какой шквал возмущения в виде писем обрушился на ратушу! Этот бытовой расизм просто лишает меня дара речи! Ведь протестует не молодёжь, а старики, те, кто сами пережили войну, кто на собственной шкуре испытал, как это бывает, когда плохо, что надо уметь делиться. Ведь приезжают эти люди сюда не от хорошей жизни, правда?

– Г-жа Вюстен, существует ли, на ваш взгляд, разница в причинах расизма между жителями восточных и западных земель?

– Это очень болезненный вопрос. Разница обусловлена историей. Проблема в том, что проявления антисемитизма, любой враждебности по отношению к меньшинствам никогда не были предметом обсуждения в ГДР. Следовательно, они не могли быть искоренены. Более того, после войны, в отличие от Западной Германии, индивидуальная ответственность за преступления нацизма, как вы понимаете, по целому ряду причин не могла быть тематизирована. Восточная Германия гордилась своей ролью «победителя истории». Были акции поддержки – большей частью искренние и идущие от сердца – отдельных стран, таких как Вьетнам или Чили, проводились концерты или базары солидарности, но не предпринималось ничего, что могло бы действительно сблизить людей разных наций. Это возможно лишь тогда, когда человек сам ездит по миру, знакомится с разными культурами. Только так можно преодолеть предрассудки и стереотипы. Думаю, что немаловажную роль тут сыграло отсутствие свободы передвижения.

– Два года тому назад в Берлине был принят первый в Германии земельный Закон по интеграции. Не ругал его только ленивый. А как вы к нему относитесь?

– Документ, кстати, называется полностью «Берлинский закон о соучастии и интеграции». Ударение ставится именно на соучастии, привлечении интегрируемых в активную политическую и общественную жизнь Берлина. Уже за это одно я его высоко оцениваю. Он уделяет большое внимание мультикультурной открытости учреждений, о которой я уже говорила. С гордостью могу сказать, что в основу закона легла интеграционная концепция, над которым трудились такие районные советы по интеграции, как у нас в Панкове, то есть он отражает то, что выработали конкретные люди на местах. Я считаю, что выношенному в муках и архиважному закону надо дать шанс и время.

– В 2008 году в Панкове открылась первая мечеть на территории восточной части Берлина. Не обошлось без массовых протестов местных жителей, причём далеко не только из числа бритоголовых. Чему научила вас история возникновения мечети Ахмадия?

– Надо сказать, что сложилось всё тогда весьма неудачно. Участок для строительства, который нашла и купила для общины Ахмадия маклерская фирма, находится на самом севере района, в отдалённом от центра Heinersdorf. На момент строительства мечети уже имеющиеся проблемы, такие как усиленный поток транспорта, недовольство жителей, отсутствие молодёжного клуба и культурного центра, недавнее закрытие отделений банка и почты, стали более выпуклыми. В обществе возникло состояние страха, неуверенности, враждебности, которое было использовано определёнными группами. Таковы были предпосылки возникновения протестной гражданской инициативы жителей Хайнерсдорфа, которую поддержали Общенемецкое движение против сооружения мечетей, а также местный священник, части партии христианских демократов и неонацисты. Не будем забывать, что в сентябре 2006 года как раз проходили выборы в Палату депутатов, и строительство мечети в качестве предвыборной темы пришлось некоторым очень кстати…

Сегодняшняя тишь да гладь вокруг мечети далась нам слишком дорогой ценой, даже вспоминать об этом не хочется. Надеюсь, когда в Панкове в своё время будет открываться буддистский монастырь или православный храм, у нас это получится значительно лучше.

Беседовала Ирина Сердюк

Германия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 10 февраля 2012 > № 490619 Карин Вюстен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter