Всего новостей: 2554005, выбрано 2 за 0.046 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ганнушкина Светлана в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмвсе
Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина

Эксперт о страхах, унижениях и невидимой радикализации мигрантов в России

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина о нынешнем положении мигрантов в России.

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие» и известный правозащитник, в интервью CAAN рассказала о нынешнем положении мигрантов из Центральной Азии в России и влиянии последних событий, которые связали центральноазиатов с террористическими актами и группировками, на жизнь выходцев из региона.

- Как преследования и дискриминация мигрантов из ЦА влияют на их радикализацию?

- Я не сталкивалась с радикализацией мигрантов, а только с возрастающим страхом перед полицией, националистами и, вообще, населением и ситуацией в России.

Разумеется, страх не способствует хорошему отношению к людям и стране. Но мигранты хотят работать, содержать свои семьи в РФ или посылать им деньги домой. Им и некогда даже особенно раздумывать на идеологические темы и радикализироваться.

- С чем же связан возрастающий страх мигрантов?

- Общей неудовлетворенностью своим положением, поиском виноватого в этом и агрессивной пропагандой власти, канализирующей недовольство. При этом нельзя отрицать наличие «естественной ксенофобии», т.е. страха перед другим, говорящим на непонятном языке, одевающимся иначе и якобы имеющим иные традиции. У разных людей она выражается по-разному. Как-то я разговаривала с коллегой — очень серьезным правозащитником. Он сказал, что автобус, в котором много людей восточного типа громко говорят на непонятном ему языке, вызывает у него чувство дискомфорта. А у меня это чувство вызывал мой трамвай, где едут националисты, которые на вполне понятном мне языке пристают с националистическими выкриками к пассажирам и требуют их повторять. Его чувство — из подсознания, мое, мне кажется, иным. Кстати, я написала в прокуратуру о сборищах на Чистых прудах агрессивных националистов. Меры были приняты — теперь они там не собираются, и я (не только я) спокойно еду домой в трамвае.

- Что делать мигрантам перед таким прессингом и отношением, постоянно растущим страхом и унижением? Терпеть, уехать или пробовать отстаивать свои права и честь разными способами?

- Это их выбор, выбор каждого. Есть и третий вариант: люди едут работать в другие страны. Это Россия почувствует непременно.

- Что вы думаете о тех недавних террористических актах в России, которые приписывают выходцам из ЦА? Как оказалось так, что основную часть центральноазиатов, которые отправляются воевать в Сирию и в Ирак, составляют трудовые мигранты из РФ?

- Думаю, что пока доказательств этой версии нет. Напротив, есть большие основания подозревать фальсификацию. Про Сирию мне ничего не известно.

- Какие последствия могут ожидать центральноазиатских мигрантов в России после террористического акта в Петербурге?

- Регулярные облавы, суды по выдворению даже при наличии необходимых документов, избиения, фальсификация уголовных дел — главным образом, по обвинению в экстремизме, подложенным наркотикам и оружию.

- Как вы думаете, какие меры должны быть предприняты государствами ЦА для того, чтобы права их граждан в России были защищены в краткосрочном периоде?

- Развитие экономики и обеспечение рабочими местами дома; заключение договоров о поставке рабочей силы с государствами, где соблюдаются права человека; защита своих граждан посольствами, чего они не делают почти совсем, за редким исключением; посещение своих граждан в местах лишения или ограничения свободы; твердая позиция в переговорах с правительством РФ.

- Насколько реалистична ассимиляция мигрантов в российском обществе? И готовы ли сами россияне к такой ассимиляции?

- Не понимаю, почему ставится вопрос об ассимиляции. Россия — многонациональная, многоконфессиональная и многоукладная страна, какой был и Советский Союз. Российское общество далеко неоднородно, нетолерантно, заражено ксенофобией. Для всего этого не нужны мигранты, достаточно групп своих граждан, подвергающихся дискриминации. Например, это жители Северного Кавказа, но есть и другие группы.

Можно говорить об интеграции, что совсем не то же, что ассимиляция. Но жители ЦА с советских времен еще не забыли русский язык, вполне умеют общаться с нашими гражданами, если они к мигрантам относятся лояльно.

Их дети готовы учиться в наших школах, одежда не вызывает отторжения, кухня вполне привычна для нас.

По моим наблюдениям, одежда чеченских женщин гораздо чаще традиционна, чем у женщин из ЦА. В нашем шелтере жили две семьи – жертвы преследований у себя дома. Мне пришлось говорить с чеченским мужчиной, чтобы он прекратил давить на узбека, жена которого не носила платок, надевала летом короткое платье без рукавов, они оба не молились пять раз в день и вообще, по мнению чеченца, были плохими мусульманами. Очевидно, кто из них был лучше интегрирован в московское общество.

- К вам мигранты обращаются за помощью?

- Разумеется. Причины обращений: обман со стороны работодателя, выдворения без реальных оснований, отказ в приеме в школу, нападения на почве ненависти.

- Как кризис экономики в России отразился на трудовой миграции из ЦА в РФ, по вашему мнению?

- Число мигрантов несколько, но незначительно, уменьшилось.

CAAN

Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина


Россия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 21 августа 2013 > № 876651 Светлана Ганнушкина

PR-АКЦИЮ ПО ЗАЧИСТКЕ МИГРАНТОВ НАДО ПРЕКРАТИТЬ - СВЕТЛАНА ГАННУШКИНА

Борьба с миграцией идет "просто топорно и убого", заявил эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко, комментируя закрытие палаточного лагеря для нелегальных мигрантов в московском районе Гольяново. Часть мигрантов, содержавшихся в лагере, депортирована, оставшихся 234 человека перевели в Центр содержания иностранных граждан (ЦСИГ) в поселке Северный. "Гром уже грянул, а мужик еще не перекрестился. Ну, хорошо, лагерь - примет 400 человек, а остальные куда исчезнут, где они? Миграция - это комплексная проблема, и с ходу она не решается. Надо начинать с самого начала: с контроля за мигрантами, ну нет другого выхода", - заявил Малашекно порталу "Москва наций".

Палаточный городок для гастарбайтеров был создан в конце июля после рейдов по рынкам Москвы, напомнила глава комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. Речь шла о борьбе с нелегальными фабриками и заводами, то есть это так называемая "борьба против контрафакта". "Но что происходит сейчас? Теперь этот лагерь, проще говоря, переместили поближе к Центру содержания иностранных граждан (ЦСИГ), но все равно он не имеет права на существование. У ЦСИГ есть статус и его главной задачей является контролируемый вывоз мигрантов, которые находятся там по статье 18.8 - нарушение пребывания в стране и по статье 18.10 - нарушение трудовой дисциплины. А какой статус у этих лагерей? Их необходимо закрыть", - утверждает Ганнушкина.

"Представьте ситуацию: вьетнамцы, которые законно въехали в страну, жили в полной изоляции, но в полном ажуре, "в контрафакте". У них был кров, работа, маленькая зарплата за те якобы брендовые вещи, которые они шили, например, платья от "Версаче". И все это продавалось на рынке. Это было "благолепное беззаконие", поскольку паспортов у них не было, их отобрали работодатели. Что сделали с этими людьми сейчас? Поместили в палатки, кормят через полевые кухни, забили ими все отделы МВД, где они находятся по 5-10 суток, что уже является нарушением. Их держат в изоляции, потом суд, причем без переводчика, принимает решение о выдворении. В суде вьетнамец, естественно, страшно напуганный, называет не свою фамилию. Дальше мы имеем картину, которую можно назвать "ТРИ МНОЖЕСТВА": множество людей и чужих фамилий, множество постановлений, множество паспортов. При этом их хотят выдворить, но... за наши деньги! Об этой истории узнает посол: 1,5 тысячи его подданных ни за что ни про что выдворяются из дружественной страны... Московская миграционная служба ничего не знает, она узнает об этом... через СМИ. Все ссылаются друг на друга, понять, кто принял изначально такое решение, просто невозможно! Между тем, все можно было организовать по-другому: работодатель должен был заплатить людям деньги за работу, и он же должен был организовать их отъезд. Это PR-акция жестокая и абсолютно бессмысленная, которую необходимо прекратить", - резюмировала Ганнушкина.

Россия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 21 августа 2013 > № 876651 Светлана Ганнушкина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter