Всего новостей: 2574142, выбрано 14 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сигов Юрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 23 июля 2017 > № 2251863 Юрий Сигов

Большая американская бензоколонка

Соединенные Штаты хотят стать ведущей энергетической державой мира. Если это позволят ей сделать все остальные государства

Юрий Сигов, Вашингтон

Уже давно и ни у кого не вызывает сомнения то, что Америка является ведущей мировой державой по целому набору различных показателей - от военной мощи до печатания ровно нарезанных зеленых бумажек, которые имеют магическое свойство приниматься практически во всех странах мира как средство оплаты за товары и услуги. Также Соединенные Штаты претендуют на первую позицию на нашей планете в сфере образования, новых технологий и соотношения числа богатых к числу среднестатистических граждан.

Но с приходом в Белый дом нового президента страны у нее (а точнее - у него персонально) появилось навязчивое желание сделать США еще и первой на "мировой деревне" в сфере энергетики. Причем эти "настойчивые пожелания" отнюдь не блажь дорвавшегося до штурвала большой политики вчерашнего строителя-риелтора. Это вполне осознанный курс не только президента Соединенных Штатов, но и мощнейшего энергетического лобби страны, которое во многом как раз и способствовало тому, чтобы Д. Трамп оказался там, где он сейчас находится.

И если к разного рода "бархатным" и "оранжевым" революциям под руководством США по всему свету уже многие привыкли, то к совершенно новой, никому пока до конца неведомой, революции в области большой энергетики придется еще какое-то время очень многим странам приноравливаться. А особенно тем, кто сегодня фактически именно за счет добычи и экспорта нефти-газа не просто сводит концы с концами, но и элементарно выживает. "Мы начинаем новую энергетическую революцию", - недавно громогласно заявил президент США. И на это стоило бы обратить самое пристальное внимание и России, и Казахстану с Азербайджаном. Потому как они от этой "новой американской революции" могут самым непосредственным образом пострадать.

Всех "зеленых" - на свалку. А нефтью и газом весь мир разрушим и себе подчиним

Итак, что же задумали и президент США, и его ближайший соратник - влиятельный энергетический бизнес страны, который во многом помог ему попасть в Белый дом? Прежде всего стоит отметить, что речь идет о долгосрочной стратегии, которая, совершенно очевидно, не будет зависеть только от прихоти того или иного главы американского государства. То есть то, что будет запущено в ближайшие месяцы как китайский "Шелковый путь", определит поведение в энергетической сфере американцев на ближайшие пару десятилетий, как минимум.

Если же оценивать планы нынешней администрации Белого дома в области энергетики, то, по большому счету, ничего "такого уж революционного", в принципе, не предлагается.

Просто все то, что делала предыдущая администрация Б. Обамы, ориентировавшаяся на различные варианты "чистой" и "зеленой" энергетики, благополучно будет за ближайшие четыре года похоронено. А ставка будет сделана на бурное развитие традиционной углеводородной энергетики.

Продвигавшаяся ранее "зеленая" энергетика требует огромных государственных вливаний, а Д. Трамп и его ближайшее окружение считают, что деньги из бюджета надо тратить на совершенно иные вещи. Поскольку за последние 10-15 лет в области добычи и разработки технологий для сланцевой нефти и газа произошла "американская энергетическая революция", то менять соотношение сил между экспортерами и импортерами нефти-газа в первую очередь Америка намерена и дальше.

Напомню, что более ста лет назад США уже были единственной на тот момент энергетической сверхдержавой мира. Страна была крупнейшим производителем нефти и угля, но потом было принято решение получать энергоресурсы оттуда, где их дешевле добывать и где американские вооруженные силы смогут проконтролировать сам процесс и продажи, и доставки черного золота. К тому же до сих пор нефть на мировых рынках торгуется исключительно за американские доллары (если это только не бартерный обмен, когда ту же иранскую нефть фактически обменивали на товары и услуги, вообще не прибегая к денежной оплате).

Когда Д. Трамп попал в Белый дом, то одним из его ключевых посылов было создание тысяч новых рабочих мест для американских граждан, и энергетический сектор в этом деле должен ему очень неслабо подсобить. Так, за прошедшие 10 лет в топливно-энергетическом секторе страны было создано свыше 300 тысяч рабочих мест. В этом году Д. Трамп обещает добавить к этому числу еще 200 тысяч. К тому же в энергетической отрасли США довольно высокие зарплаты, и расширение найма рабочей силы именно в этом секторе должно существенно улучшить жизненные условия как минимум миллиона американцев.

Для того чтобы ни у кого не было сомнений в том, что новая администрация на самом деле намерена совершить "новую энергетическую революцию", Д. Трамп жестко разорвал все подписанные ранее его предшественником соглашения о так называемом Парижском пакте по климатическим изменениям. Да, его за то что демократы, что разного рода "записные либералы", которых в США полным-полно, нещадно до сих пор критикуют. Но американский президент сразу же дал понять: ему чихать на мнение других правителей, а куда важнее, что ограничения, которые навязывались американской экономике этим договором, обошлись бы прежде всего именно американскому энергосектору в сотни миллиардов долларов прямых потерь.

Работа здесь ведется как чисто экономическая, так и закулисно-политическая. В плане "чистой энергетики" намечено и дальше увеличивать добычу нефти из сланцев, чтобы тем самым держать мировые цены на энергосырье на выгодном для Вашингтона уровне. К примеру, в 2006 году Соединенные Штаты добывали 6,8 миллиона баррелей нефти в день. А через десять лет эта цифра достигла 12,4 миллиона, то есть практически возросла в два раза. Несмотря на то что цены на нефть в мире за последние годы резко снизились, американская энергетика по-прежнему работает "в плюс".

Теоретически новый президент страны требует, чтобы США полностью стали энергонезависимыми. То есть полностью себя обеспечивали и природным газом, и нефтью. И даже если это будет на какое-то время стоить дороже, чем, скажем, везти нефть танкерами с Ближнего Востока или Западной Африки, энергетическая независимость страны- ключевой ориентир, на который будут направлены все силы нынешней администрации. При этом не будем забывать, что отдельные поставки американской нефти уже осуществляются на мировой рынок, в частности в Европу. И это - только начало очень серьезным изменениям, которые будут иметь под собой не столько экономические, сколько далеко идущие политические последствия.

Америка скоро может стать "новым газовым монстром" похлеще России и Катара

Особый интерес представляет из себя текущая стратегия администрации Д. Трампа в области добычи и экспорта природного газа. Опять-таки только за последние десять лет добыча голубого топлива в Америке выросла с 500 млрд. до 750 млрд. кубометров в год. По добыче Соединенные Штаты уже обогнали Россию, причем на них нынче приходится 21 процент всего мирового производства газа, а на Россию - 16 процентов. Полное самообеспечение газом США надеются достигнуть к 2020 году, причем за это время полученный природный газ также будет во все возрастающих объемах экспортироваться за границу.

Интересно, что для роста производительности газовой индустрии Д. Трамп отменил все указы своего предшественника на президентском посту, которые в целях "защиты окружающей среды" запрещали бурение скважин на шельфе морей и океанов, прилегающих к американским берегам. По оценкам специалистов, на американском шельфе может быть добыто до 10 трлн. кубометров газа. И если грамотно "зарядить" американские энергетические компании на их добычу (а для этого понадобятся новые технологии, что опять-таки создаст новые рабочие места в стране), то будущее других ныне газо-экспортирующих государств станет крайне незавидным.

Тем самым США будут решать не только вопросы самообеспечения нефтью и газом дома, но и неизбежно превратятся в ближайшие пару лет в ведущего экспортера энергоресурсов. Всем тем, кто сегодня привык работать на уже окученных рынках со своими нефтью-газом, придется либо "тесниться" под напором американских предложений, либо снижать цены на поставляемое сырье. К тому же за новые рынки для своих нефти-газа Америка будет использовать все свое как политическое, так и военное могущество.

К примеру, Соединенные Штаты не столько по экономическим, сколько по политическим причинам в ближайшие пять лет намерены наращивать поставки в Европу сжиженного газа. Они уже это весьма успешно делают в течение нескольких лет, и закупают американский сжиженный газ уже более двух десятков стран. А многие из них покупают голубое топливо по старым контрактам с другими поставщиками, которых американские компании постепенно будут оттеснять и выдавливать из стран, имеющих для Америки стратегическое значение.

На сегодняший день долгосрочными покупателями американского сжиженного газа являются Япония, Индия и Южная Корея, у которых с Америкой очень тесные как политические, так и экономические связи. Теперь же Соединенные Штаты стремятся закрепить свои позиции в Европе, куда свой газ она сможет продавать под соусом "необходимой диверсификации" газовых поставок для сокращения влияния в этой сфере России.

Важно и то, что для подобного курса Соединенные Штаты будут оказывать всяческую поддержку прокладке любых альтернативных российским газопроводов в Европу, включая проекты с берегов Каспия и Азербайджана. Пока американцам выгоднее продавать свой сжиженный газ в Азию, но по политическим соображениям они могут существенную часть экспорта перенаправить на Европу, тем более что политические власти Старого континента к такому варианту собственного энергообеспечения явно предрасположены.

Не исключены поставки сжиженного газа из США в Китай.

Это уже как договорятся об этом политики

По оценкам даже самых оптимистически настроенных к российским поставкам в Европу специалистов, американцы сделают все, чтобы часть (как минимум) европейского газового рынка подтащить под себя. Здесь дело даже будет не в каких-то выгодных ценах или неких уступках на долгосрочной основе по контрактам. Диктовать условия подобными газовыми поставками на европейские рынки будет чистая политика. Особенно в такой обстановке, что никаких просветов на даже минимальное улучшение отношений между США и Россией не просматривается.

Европейцы же могут получить как скидки от американских компаний, так и договариваться на выгодные для себя условия с тем же Азербайджаном и Турцией. А Россию уже ставить перед свершившимся фактом и выбивать для себя тем самым наиболее выгодные цены поставок. Могут в Европе американцы пойти и на некоторые временные скидки на свой сжиженный газ - лишь бы выдавить оттуда конкурентов из России. Тем более что странам Евросоюза о том, чтобы сокращать свою зависимость от российских поставок газа, можно лишний раз и не напоминать.

В целом же на европейских рынках у России и Азербайджана имеется преимущество по цене, да и транспортировка выгоднее по сравнению с американским сжиженным газом. А ведь есть еще Украина, через которую так или иначе до 2019 года российский газ поступает в Европу. Если ситуация в российско-американских отношениях будет по-прежнему на грани полного разрыва, то возобновление политической нестабильности на Украине в ближайшие год-два вполне вероятно. Не будем забывать и о так называемом «Турецком потоке», который тоже по поставкам в Европу российского газа будет полностью зависеть не от прокладки тех или иных труб по дну Черного моря, а исключительно от "большой политики".

Здесь надо также учесть, что никакого просвета не предвидится и в российско-европейских, а также европейско-турецких отношениях. Это все напрямую будет влиять и на стоимость газа на европейских рынках, и на поведение там Соединенных Штатов. И хотя Россия продолжает делать ставку именно на европейские энергетические рынки, главные проблемы ее ждут в Азии, где "американская энергетическая революция" также окажет уже в ближайшие пару лет свое существенное влияние и на прокладку новых газопроводов, и на расширение газовой торговли с крупнейшими азиатскими державами, включая Китай. В Восточной Азии три крупнейшие экономики - Китай, Южная Корея и Япония - легко переварят фактически любые объемы поставок американского сжиженного газа. Но если Южная Корея и Япония находятся под полным политическим и военным контролем Соединенных Штатов, то Китай закупает нефть и газ по всему свету. И тот же сжиженный газ сюда идет как с Ближнего Востока, так и поставки пойдут по прокладываемому магистральному газопроводу из России.

И здесь все те с виду экономические выгоды, которые сегодня имеются от политического взаимодействия России и Китая, могут уступить место чисто экономическим "подковерным" договоренностям США и КНР. Напомню, что Китай получает нефть из Казахстана, а природный газ - из Туркменистана. Есть планы переориентации части азербайджанского энергетического экспорта в Китай, но для этого потребуются значительные денежные средства. А вот Соединенные Штаты вполне могут привлечь китайское правительство к расширению закупок американского сжиженного газа.

В любом случае одной из идей "новой американской энергетической революции" является резкое усиление влияния "американской энергетической дипломатии". То есть того, за что в Европе, к примеру, постоянно критикуют Россию. Теперь же аналогичным образом есть шанс действовать и у Соединенных Штатов. И если такая "энергетическая политика" станет на внешних рынках Д. Трампом и его ближайшей командой на самом деле активно проводиться, то и на России, и на других постсоветских республиках, которые живут за счет экспорта энергоресурсов, это скажется самым непосредственным образом.

США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 23 июля 2017 > № 2251863 Юрий Сигов


США. Саудовская Аравия. Канада. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 5 февраля 2017 > № 2062686 Юрий Сигов

Нефтяной «конец света» наступит еще очень не скоро

Пока у власти в США будет находиться нынешний президент, нефтедобывающие страны могут не особо волноваться

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

С появлением в Белом доме нового хозяина, который еще до победы на выборах прославился целым рядом весьма противоречивых заявлений по самым различным вопросам, в мире по крайней мере на некоторое время воцарили неуверенность и настороженность. Ведь кто его знает, этого господина Трампа, что он на самом деле задумал, а что сможет в реалиях выполнить. И касается это не только важнейших внутренних и внешнепо-литических проблем, но и одного из определяющих вопросов всей мировой экономики - энергетического.

Давно уже ведутся споры о том, что нефть вроде бы вот-вот совсем даже ненефтянным заменят. И что цена на нефть после того, как Д. Трамп начнет на практике осуществлять свои "внутриамериканские инициативы", упадет опять до 20-30 долларов за баррель, тоже предсказывают. А еще есть мнение, будто американские нефтяные компании (зря что ли на пост госсекретаря США назначен бывший большой начальник американского энергетического гиганта Экссон-Мобил) теперь по всему свету будут заключать многомиллиардные сделки, и чуть ли не вся мировая "нефтянка" перейдет тем самым в той или иной форме под контроль Соединенных Штатов.

И все же: есть ли при тех новых американских государственных командиров у нефти и разумных на нее ценах какое-то "светлое будущее"? Ведь кто говорит, что этой самой нефти в мире остается все меньше, и скоро она может вполне вроде как и иссякнуть. А кто уверен, что и Россия, и Казахстан, и Азербайджан с Мексикой и Нигерией (то есть те, кто по-прежнему поерзывая, но все же продолжает сидеть на "нефтяной игле"), нынче попросту пойдут по миру в финансовом плане. Потому что новый президент США вот-вот опять перезапустит новый виток "сланцевой революции" в стране, которая окончательно якобы разорит обычных нефтедобытчиков.

ПОКА НЕФТИ В МИРЕ ВПОЛНЕ ДОСТАТОЧНО. А ЕСЛИ ПОНАДОБИТСЯ БОЛЬШЕ, ТО ДОБЫВАТЬ ЕЕ МОЖНО ЕЩЕ ЛЕТ СТО БЕЗ ВСЯКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ

В принципе, разговоры о том, что нефть постепенно в земных недрах заканчивается, идут уже более полувека. Однако каждый раз оказывается, что нефти в мире по-прежнему более чем достаточно. Да и с каждым днем ее добывают все эффективнее и дешевле по себестоимости, чем это было еще в середине 70-х годов прошлого века.

При этом довольно часто и в различных уголках нашей планеты по-прежнему находят новые месторождения нефти, что позволяет поддерживать достаточный уровень глобальной добычи черного золота. Хотя для того, чтобы поднять мировые цены на нефть, страны-производители периодически планируют саму добычу сократить, у них это не особо получается. Это касается и России, и Саудовской Аравии с другими монархиями Персидского (Арабского) залива, и самих США, а также Канады (не говоря уже о постсанкционном Иране). По большому счету, никто из них до сих пор так и не снизил существенно добычу нефти, как никто из них и не сигнализирует мировым рынкам, что запасы имеющейся у них нефти якобы истощаются. Как раз все наоборот - добыча потихоньку растет, хотя многими нефтепроизводителями это особо и не афишируется.

Есть также нефтедобывающие государства, которые прошли пик добычи черного золота несколько лет назад, и сейчас они ищут для себя новую, более диверсифицированную нишу в национальной экономике (это Мексика, Индонезия, Норвегия, отчасти Великобритания). Вместе с тем мировой нефтяной рынок по-прежнему очень не-стабилен сам по себе (не принимая даже во внимание продолжающиеся политические катаклизмы на том же Ближнем Востоке, к примеру). И нарушить его относительное равновесие можно в любой момент - и очень быстро.

В этом плане очень показательно нынешнее положение с энергетикой и собственной нефтедобычей в Китае. Так, очень активно рекламировавшаяся "сланцевая революция по-китайски" так и не произошла. И это при условии, что в Китае были открыты залежи сланцевых нефтеносных пластов, которые, в принципе, можно было бы при соответствующих технологиях запустить в дело. КНР по-прежнему нуждается в больших объемах нефти и газа, однако также по-прежнему большая часть китайской энергетики продолжает работать на угле. В то же время в Китае наблюдается падение добычи своей нефти, поэтому-то Пекин и усиливает поиски с внешних рынков поставок в страну углеводородов практически во всех уголках нашей планеты.

Сегодня, по сути дела, прибыль в Китае может приносить только одно сланцевое месторождение Фулинь, а на всех остальных фиксируются сплошные убытки. К тому же у китайцев нет пока своих надежных передовых тех-нологий, чтобы эффективно и с прибылью добывать нефть из своих сланцев. А с учетом того, каким видит отношения между США и КНР новый американский президент, маловероятно, что американские технологии как-то китайцам в этом вопросе подсобят.

Что же касается самих американцев, то президент страны Д. Трамп намерен вновь поддерживать национальный нефтегазовый и угольный сектора (то, что как раз гнобил по полной программе его белодомовский предшественник). Он планирует произвести дерегуляцию всей энергетической отрасли и разрешить добывать нефть и газ (включая сланцевые месторождения), а также бурить там, где раньше администрация Б. Обамы это запрещала ( к примеру, на территории национальных парков страны). Это в свою очередь даст возможность бурно развиваться местным нефтегазовым и угольным компаниям.

Кстати, новый американский президент действительно намерен сделать ставку на возрождение сланцевой добычи с использованием самых передовых технологий. Сейчас в США есть три крупнейших месторождения сланцевой нефти — Пермиан, Иггл Форд и Баккен. Два первых находятся в Техасе, там есть магистральные трубопроводы, и через порт Галвестон в Мексиканском заливе нефть можно спокойно экспортировать в случае необходимости на любые рынки. А вот третье месторождение Баккен расположено в Северной Дакоте на границе с Канадой, и там нет никаких ни трубопроводов, ни даже нормальных нефтехранилищ.

Так вот, ближайшие советники подталкивают Д. Трампа, чтобы в Северную Дакоту как можно скорее проложили новый трубопровод. Пока там добыча нефти падает, потому как большую часть ее приходится отправлять по железной дороге цистернами. По трубам же идет лишь половина добываемой нефти. Но если за год будет построен оттуда трубопровод, то на этом месторождении добыча резко возрастет, что приведет к падению мировых цен на нефть и появлению новых возможностей для Америки экспортировать черное золото, а не закупать его у арабских монархий Персидского залива.

ДЕЛО НЕ В ТОМ, КАКОВА БУДЕТ СЕБЕСТОИМОСТЬ НЕФТИ В МИРЕ. ДЕЛО В ТОМ, НАСКОЛЬКО НЕФТЕДОБЫЧА В МИРЕ БУДЕТ И ДАЛЬШЕ "НАСИЛОВАТЬСЯ" "БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКОЙ"

Падение мировых нефтяных цен в последние пару лет вызвали споры о том, какие реально цены могут все-таки пережить страны-нефтедобытчики и какие цены станут для них попросту убийственными. Понятное дело, что когда государственный бюджет верстается на 90 процентов только с помощью нефтеэкспорта (та же Венесуэла), то тут уже не до обсуждения с какой ценой за баррель можно выжить, а с какой- протянуть ноги. Но практика других нефтедобывающих государств показала за эти годы, что, в принципе, добытчики способны выживать даже при ценах ниже 40 долларов за баррель нефти.

При этом не будем забывать о том, что та же "сланцевая революция" в США не столько была ориентирована на денежные доходы, сколько на самообеспечение страны нефтью исключительно из своих месторождений. И снижение зависимости от поставок из стран, которые в любой момент могут Америку сокращением этих поставок "примерно наказать". Или же эти страны сами окажутся в критическом положении по причине региональных конфликтов или внутренних политических катаклизмов.

Но здесь вновь в дело вступает, как обычно, "большая политика", которая не признает никаких объективных законов экономики и тем более - плюет на именно национальные интересы той или иной страны. К примеру, американцам не нужна была нефть по 150 долларов за баррель, потому как администрация Белого дома хотела любыми путями "нагнуть" Россию и нанести ей максимальный ущерб от именно падения, а не роста нефтяных мировых цен.

Или та же Саудовская Аравия:у нее на уме было любыми путями удушить Иран и не дать ему "распрямиться" по наращиванию экспорта черного золота после снятия части санкций. К экономике и логике именно доходных замыслов все это не имело никакого отношения, что и привело в конечном итоге к тому, что у саудовцев нынче полностью провальный госбюджет. Им не хватает денег на самые насущные государственные нужды, потому как именно они во многом виноваты в том, что нынешние нефтяные цены даже отдаленно не приближаются к 100-долларовой отметке.

Понятно, что в целом для мировой экономики дешевая нефть — это благо. Но ни одна страна (даже нефте-производящая) не желает зависеть от импорта нефти, и Соединенные Штаты в этом - не исключение. Или та же Россия или Норвегия- в принципе, добыча нефти там дорого стоит, и если брать только чистую экономику вопроса, то, наверное, выгоднее по деньгам было бы завозить дешевую нефть из Саудовской Аравии или Кувейта. Но этого никто не делает ни в Москве, ни в Осло.

ОЧЕНЬ СКОРО ИМЕННО Д. ТРАМП ЗА ВСЕХ РЕШИТ, СКОЛЬКО БУДЕТ СТОИТЬ В МИРЕ НЕФТЬ

Каковы же перспективы колебаний цены на нефть на мировых рынках после прихода к власти в Белом доме Д. Трампа? Как известно, до принятия недавнего решения по сокращению объемов добычи нефти все страны-члены ОПЕК добывали примерно 33 млн. баррелей нефти в день, то есть примерно 32 % всей мировой добычи. Теперь добыча эта снизилась до 32,5 млн. баррелей, и во многом поэтому мировая цена нефти пока держится выше 50 долларов за баррель.

Но насколько это устраивает американцев? Напомню, что по времени между бурением скважины и самим фактом добычи нефти проходит несколько месяцев. То есть теоретически этот срок составляет от 3 до 6 месяцев от запуска буровых (а сколько их и как они работают, известно очень точно, да и данные такие публикуются в открытой печати каждую неделю) до попадания нефти на рынок.

Поэтому те же американцы сейчас будут смотреть, что конкретно из обещанного на предвыборных встречах пустит в дело Д. Трамп и его ближайшие советники по энергетике. Также важно будет, что все-таки произойдет на Ближнем Востоке, причем не столько даже в Сирии, сколько вокруг Ирака(а он сейчас один из крупнейших мировых нефтеэкспортеров) и, конечно, что будет делать Белый дом в отношениях с Ираном. Ведь новый американский президент может опять пойти на конфронтацию с Тегераном и "зажать" его нефтеэкспорт. Да и в Ираке не пойми кто и кого может в конечном итоге победить - то ли правительство ИГИЛ, то ли совсем даже наоборот.

Что же касается реальных возможностей вновь "затоварить" мировые рынки черного золота, то специалисты считают, будто в мире имеются доказанные запасы нефти как минимум на 50 лет непрерывной добычи. Еще несколько лет назад очень значительные инвестиции были вложены в нефтегазовую отрасль. При этом как минимум в двух десятках стран имеются запасы трудной и дорогостоящей по добыче сланцевой нефти. Есть также глубоководная нефть (Бразилия, Мозамбик), есть нефть в Арктике (ее Россия надеется разрабатывать с помощью американских технологий). Есть нефтяные пески в Канаде и на севере США, полно тяжелой нефти в Венесуэле (ее почти всю уже скупили китайские компании). Часть этих проектов была остановлена из-за падения мировых цен на нефть, но они могут быть в любой момент вновь запущены.

Но те же Соединенные Штаты должны будут неизбежно решить, что и как дальше делать для того, чтобы цены на нефть в мире (а также на внутреннем американском рынке) пришли в некое выгодное для страны равновесие. Нефти вроде бы в мире много, но вот насчет цен все время только и слышится всеобщее недовольство. Они, по сути дела, ведь никого не устравают: ни потребителей, ни производителей. И что с этим делать, ведущие мировые нефтедобытчики пока не определили.

Да и сколько бы раз члены ОПЕК ни встречались на своих чрезвычайных сессиях, главные мировые тенденции энергопотребления десятилетиями остаются неизменными. Так, основным потребителем нефти по-прежнему остается транспорт. Как можно заменить нефтепродукты в транспорте именно в массовом масштабе на что-то иное?

Большие надежды на электромобили, которые высказывались еще с десяток лет назад, явно не оправдываются. Так, мировой парк автомобилей с двигателями, работающими на бензине и дизтопливе, составляет более миллиарда машин. В год в мире производится около 80 миллионов автомашин. А вот электромобилей по всему миру в год производится менее 500 тысяч. То есть для того, чтобы как минимум 10 процентов всего автотранспорта на земле перешло на электричество, придется построить тысячи заводов и всю соответствующую для таких автомобилей инфраструктуру. А это как минимум займет 30 лет, если не больше.

Поэтому нефтедобывающим странам пока печалиться особо нет смысла. Даже если в Соединенных Штатах вновь с прибылью "задышат" сланцевые компании и страны ОПЕК, и те, кто с ними свою политику мало-мальски координирует, смогут удерживать мировые цены на черное золото как минимум в рамках 50-60 долларов за баррель. А там уж как пойдут "политические побочные процессы". И в отношениях США с Китаем и Россией, и в целом вокруг зон региональных конфликтов, в которые так или иначе крупнейшие нефте-производители оказываются вовлечены

США. Саудовская Аравия. Канада. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 5 февраля 2017 > № 2062686 Юрий Сигов


Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов

Вот, новый разворот

Какова судьба новых энергетических проектов, в которые втягивают страны Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как только Советский Союз распался, все без исключения страны Центральной Азии оказались поставлены в весьма непростое положение. С одной стороны, им волей-неволей, но приходилось сохранять тесные связи с Россией. А с другой - все они максимально пытались установить отношения с другими государствами, в том числе - и в сфере энергетики. Началось сооружение многочисленных трубопроводов по доставке нефти и газа в обход некогда единой союзной территории. А там, где соответствующая инфраструктура уже существовала, ее просто разворачивали на юг, запад и восток и по минимуму загружали в северном (российском) направлении.

Коснулось это прежде всего богатых энергетически Казахстана и Туркменистана, чуть позднее - Узбекистана. Таджикистан и Кыргызстан не имеют на своей территории нефти и газа (а то, что есть, самим себе бы оставить, куда уж тут думать об экспорте). Но зато у них есть в достатке главное богатство для всего региона- вода. Поэтому для этих двух республик ключевым стала идея по доставке вырабатываемой электроэнергии на внешние рынки, тем более что в этом энергосырье потребность ничуть не меньше, чем в нефти-газе.

Показательно, что сооружение тем же Казахстаном новых нефтяных трубопроводов в сторону Китая было вызвано реальными экономическими интересами именно этих двух стран. Аналогичная ситуация и с газопроводами из Туркменистана и Узбекистана в китайском направлении. Это было выгодно и нужно именно этим государствам, и вполне естественно, что они решили взаимодействовать напрямую, договариваться, как это лучше сделать, и, что важно - трубы эти успешно уже не первый год работают.

Иная ситуация с теми проектами в области энергетики региона, которые насквозь проникнуты-пропитаны «большой политикой». Здесь экономическая выгода- явление исключительно опосредованное и совсем даже не главное. На первом месте здесь идут внешнеполитические расчеты, навязывание «своего мнения» третьими сторонами. А сами участники подобных проектов оказываются в весьма непростом положении еще до начала инженерных и строительных работ.

ТАПИ-сказка давно сказывается, но пока остается явно не осуществимой

Посмотрим на два проекта, которые нынче «вроде как запустили» в области энергетики и в которых участвуют Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан. Умышленно не буду напоминать о проекте «Набукко», который десятки раз то полностью признавался нерентабельным и финансово неосуществимым (по доставке туркменского газа под дном Каспия через Азербайджан и Турцию на европейские рынки). Как и нет смысла, думаю, говорить нынче о том, что «когда с Ирана снимут санкции», то он станет главным потребителем центральноазиатских энергетических ресурсов- и для себя, и для транзита другим покупателям.

Так вот, речь пойдет о проекте ТАПИ по доставке туркменского газа в Индию и Пакистан через афганскую территорию и проекте еще более мифическом - КАСА-1000, согласно которому уже электроэнергия из Таджикистана и Кыргызстана пойдет опять-таки через Афганистан в Пакистан, а если получится- то и в северные районы Индии.

Прежде всего замечу, что оба проекта- чисто политические, финансовая составляющая и экономические подсчеты выгод здесь делались и делаются исключительно по политическим мотивам, потому что «так надо», а не потому, что это имеет хотя бы какой-то реальный экономический смысл. Так, для осуществления проекта ТАПИ нужно самое главное - нормальная, спокойная обстановка по всей трассе маршрута. И реальная, а не мнимая выгода тому же Туркменистану поставлять газ туда, куда он при нынешней международной конъюнктуре (включая вопросы безопасности) вообще никогда не попадет.

На сегодня Туркменистан продает - и успешно - свой газ в Китай и Иран, причем поставки эти можно постепенно увеличивать, по сути дела, до любых объемов, лишь бы туркмены имели в наличии то, что они хотят своим ближайшим соседям продать. Плюс трубопроводы строят эти сами китайцы и иранцы, проходят они через спокойные и стабильные территории. И никаких внешних угроз (за исключением страшилок о предстоящих военных походах талибов чуть ли не до российского Урала) для этих трубопроводов фактически не существует.

По ТАПИ все по-прежнему остается непонятным, нереальным и настолько политически ангажированным, что ни один трезвомыслящий специалист в подобную затею ни за что не поверит. Начнем с того, что идея ТАПИ - американская, и к четырем странам, которые в проект вовлечены, никакого отношения не имеющая. Для США же выгодно, чтобы Туркменистан торговал своим газом не с Россией, Китаем и Ираном, которых американцы считают своими «почти врагами», а развивал некую транспортную инфраструктуру Афганистана. То, что газ пойдет из Туркменистана в Пакистан и Индию, в Вашингтоне считают «нормальным» и национальным интересам Соединенных Штатов совсем даже не угрожающим.

Афганистан же надо развивать для того, чтобы он побыстрее как-то нормализовал свою жизнь, чтобы оттуда можно было увести оставшиеся войска (не все, а какую-то часть хотя бы), а само афганское правительство перестало жить только за счет внешней помощи и доходов от наркоторговли. Вот только реалии на афганской земле таковы, что никакого ТАПИ через Афганистан не может быть на обозримую перспективу, сколько бы раз президенты стран-участниц проекта ни встречались между собой и сколько бы раз торжественно ни запускали заведомо безнадежный проект.

Именно политический хаос в Афганистане - главное препятствие любому проекту, который будет связан с разворотом центральноазиатской энергетики в сторону южных и западных рынков. По последним оценкам американских разведведомств, власть в Афганистане может смениться уже в этом году, причем «ребята из Талибана» наведут в стране такой «порядок», что вкладывать сейчас деньги в трубы из Туркменистана к афганской границе - натуральное палево больших денег. А посему проект ТАПИ, несмотря на его с помпой обставленный запуск, совершенно нереален к осуществлению в ближайшие несколько лет как минимум.

К тому же проект этот не просто не нужен, но и существенно мешает таким важным игрокам, как Китай, Турция, страны Персидского (Арабского) залива и многим другим. Им меньше всего(пусть и по разным причинам) хотелось бы, чтобы туркменский газ уплывал куда-то не пойми в каком направлении. В то время как имеются уже и трубопроводы, и возможности доставлять его без каких-либо рисков к вполне вменяемым и кредитоспособным клиентам.

Попадут ли энергоресурсы Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан?

Другой так же по политическим соображениям разрекламированный проект региона - доставка «избыточной эдектроэнергии» из Таджикистана и Кыргызстана - и вновь через афганскую территорию в Пакистан. Опускаем уже сказанное насчет полнейшей нестабильности в Афганистане и невозможности что-либо там сооружать, инвестировать в инфраструктуру и многое другое. Посмотрим на то, как подобный проект обставлен внешне, и что на самом деле происходит в энергетической сфере что Таджикистана, что Кыргызстана.

Начнем с того, что снабжение этих двух республик электроэнергией (прежде чем думать об экспорте «лишних» киловатт) связано напрямую с сооружением двух крупнейших для региона энергетических объектов - Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане и Рогунской ГЭС в Таджикистане. Так вот, ни той, ни другой ГЭС как не было, так, скорее всего, никогда и не будет.

Внешнего финансирования на эти грандиозные объекты никто не дает, собственных денег на подобные «стройки века» ни у Душанбе, ни у Бишкека не имеется. А если даже кто-то и попытается инвесторов найти, то сразу же в процесс вмешается «большая политика». А точнее - соседние с этими республиками Казахстан и Узбекистан, для которых сооружение подобных гигантских электростанций - реальная угроза нарушения всего энергетического баланса Центральной Азии.

Тот же Рогун таджикам не первый год не дают строить узбеки (методов, как этому помешать много - от блокирования железнодорожного движения на узбекскую территорию со строительной техникой и оборудованием для ГЭС) до прямого политического давления. Своей электроэнергии в Таджикистане очень мало, а ту, что таджики покупают у туркмен и пытаются получить (особенно в зимние месяцы), блокирует Узбекистан. Причем подобное положение дел наблюдается уже десятилетия, и никакой «лишней электроэнергии» в Таджикистане - да тем более для экспорта в Пакистан через Афганистан, нет и в помине.

Та же «энергетическая песня» - и с Кыргызстаном, который избыток своей электроэнергии должен сначала поставить в Таджикистан (даже если на сооружение этих электростанций кто-то и выделит средства), а потом уже через таджикскую территорию все это надо будет тянуть до границы с Афганистаном (про Пакистан вообще речи нет, потому как никто не будет ни цента инвестировать в сооружение линий электропередач по афганской территории).

Замечу попутно, что Кыргызстану самому не хватает энергии для собственных нужд, и требуемое ее количество он покупает в Казахстане. Никто не собирается финансировать и сооружение той же Камбаратинской ГЭС даже «по просьбе американской стороны». А Россия при нынешнем экономическом положении считает, что есть объекты поважнее (к примеру, строительство инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу в 2018 году), чем инвестирование в ГЭС, находящуюся на территории другой республики, и которая же будет объектом в своих интересах потом распоряжаться.

«Разворачивать» в регионе надо не энергетику, а политику

И здесь есть смысл обсудить общие принципы попытки «энергетического разворота», которые проповедуют практически все страны Центральной Азии. Безусловно, все они - независимые государства, и исключительно их руководству решать, с кем и в каком формате торговать, в том числе - и имеющимися в наличии энергоресурсами.

В то же время «чистой энергетики» никогда в мире не было и не будет. Трубопроводы, линии электропередач, сооружение крупных гидроэлектростанций - все это делается почти всегда по политическим, а не только экономическим соображениям. А уж нынче я лично не знаю ни одного современного нефте-газопровода, который бы прокладывался или задумывался только потому, что это выгодно какой-то частной энергетической компании, и не включал в себя государственных политических интересов.

Более того - «большая политика» напрямую насилует энергетику. И в том числе - в Центральной Азии. Практически любой новый трубопровод в регионе непременно связан с политикой, причем все меньше региональной, а все больше попадая под мощнейшее давление со стороны «внешних игроков». Которым зачастую вообще дела никакого нет, будет ли толк от той или иной трубы и поможет ли это в каком-то виде местной экономике одной из центральноазиатских стран. А соответственно решения принимаются по тем же проектам ТАПИ или гидроэнергетическим в Таджикистане и Кыргызстане сугубо политические, к реальной экономике никакого отношения не имеющие.

Также стоит учесть, что, по сути дела, за счет большой энергетики весьма прилично живут только две республики региона - Казахстан и Туркменистан (куда и как расходуются получаемые от экспорта энергоносителей средства - отдельный вопрос). Узбекистан сам имеет газовые запасы и часть их экспортирует, но зависим - и весьма существенно-от водных прихотей руководства Кыргызстана и Таджикистана, где формируются водные стоки, попадающие затем в центральноазиатские равнинные районы.

У Таджикистана и Кыргызстана энергетические проблемы-хронические, и только сооружение крупных гидроузлов может как-то решить их. Но смысл в этих объектах был тогда, когда весь регион входил в единое государство. Сейчас же каждый в регионе выживает, как может, и никакой единой энергетической политики в Центральной Азии (как и во многом другом) не просматривается.

Именно поэтому, кстати, реально бессмысленен проект КАСА-1000 по сооружению станций ЛЭП с территории Кыргызстана в Таджикистан. Дело в том, что согласно планам Евразийского союза намечено создать единую энергосистему, которая бы объединила Казахстан, Кыргызстан и Россию. В таком случае надо либо Таджикистан принимать со всей его имеющейся энергетикой в ЕЭС, либо строить новые ЛЭП из Кыргызстана не в сторону Таджикистана, а Казахстана.

Тем самым совершенно очевидно, что любые попытки стран Центральной Азии прокачать какие-то чисто политические проекты с энергетическим содержанием будут либо терпеть заведомый крах, либо не осуществимы в силу как энергетических, так и финансовых проблем. При этом особое место занимает во всех этих планах Афганистан, который почти всегда нынче и Соединенными Штатами, и подконтрольными им международными финансовыми организациями «пристегивается» к государствам Центральной Азии.

Отбросив дипломатические раскланивания, стоит четко понимать, что ничего нормального, стабильного и безопасного Афганистану на обозримую перспективу не светит. Ситуация там крайне опасна, и планировать что-то прокладывать, строить и уж тем более - долгосрочно инвестировать в эту страну пока не имеет ровным счетом никакого смысла.

Логика же вроде бы подталкивает к более тесному сотрудничеству (в том числе энергетическому) самих государств Центральной Азии между собой. Плюс расширение контактов с соседними и желающими того странами - Китаем, Россией и Ираном. Но беда в том, что эти «клиенты» совершенно не устраивают в качестве энергетических партнеров и Соединенные Штаты, и ведущие государства ЕС (плюс Турцию). Так что в Центральной Азии на ближайшие годы можно ожидать усиление именно политического противостояния внешних «партнеров» в борьбе за энергетические ресурсы региона. А значит - практически гарантированно, что все энергетические проекты, которые здесь планируются или осуществляются, будут иметь под собой исключительно политическую подоплеку.

Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов


США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 26 апреля 2016 > № 1740702 Юрий Сигов

Заокеанская бензоколонка

Больше всего повышение мировых цен на нефть выгодно Соединенным Штатам

Юрпий Сигов, Вашингтон

Много чего было сказано да написано за последние пару недель по поводу нынешнего состояния мировых нефтяных рынков. Падение цен на черное золото почти в три раза, «игра на понижение», которую затеяли и до сих пор продавливают саудовские принцы, резкое снижение доходов в бюджеты многих нефтедобывающих стран мира, которые только на мощность своей энерготрубы долгие годы делали ставку, - все это реалии не только сегодняшнего дня, но и ближайшего будущего.

Во всей этой «нестабильной подвешенности» мировых энергетических рынков почти всегда упоминаются Соединенные Штаты, причем исключительно в негативном смысле. Дескать, это все они - «проклятые американцы» - заварили «нефтяную кашу» с низкими ценами, и именно они виноваты в том, что наряду с ценовой войной с нефтеэкспортирующей Россией они обрушили бюджетные поступления в еще пары десятков стран мира. Включая Казахстан, Азербайджан, Анголу, Нигерию и еще многих других, которые вроде как числятся у Америки «надежными стратегическими партнерами».

При этом сами Соединенные Штаты почти всегда рассматриваются как именно глобальные игроки в геополитику, но никак не в качестве одного из крупнейших нефтедобытчиков плюс потенциальных нефтеэкспортеров. Хотя реальные возможности США как добывать нефть (прежде всего из сланцев), так и ее продавать на внешние рынки (а запрет на этот экспорт был сравнительно недавно американским конгрессом снят), именно эту страну делают на ближайшие годы одним из самых влиятельных (если не самым) участником любых энергетических мировых схем и раскладов.

Так насколько же нынешнее нестабильное положение нефтяных рынков выгодно Америке, и будет ли Вашингтон кровно заинтересован в том, чтобы цены на нефть на мировых рынках все-таки возвращались как минимум к 70-80 долларам за баррель? Или все-таки руководство США будет настойчиво ждать, пока из-за низких цен на черное золото окончательно развалятся энергоэкономики России, Венесуэлы и Ирана (хотя параллельно по полной программе проблем не оберутся и все остальные нефтеэкспортеры)?

Новые технологии дали возможность США полностью обеспечить себя нефтью. Вопрос только один: что дальше с этим делать?

Итак, за счет чего американцы из крупного покупателя нефти на мировых рынках стали фактически полностью самообеспеченными черным золотом? Причина тому - внедрение (и довольно успешное) новых технологий, оборудования и организация буровых работ, что позволило впервые в истории США получить максимально выгодный доступ как к нефтяным, так и газовым месторождениям, расположенным на территории самих Соединенных Штатов.

Общие запасы нефти в недрах Соединенных Штатов и Канады (а канадцы - крупнейшие продавцы своей нефти в США) составляют 3,5 триллионов баррелей. Это без учета получения нефти из новых источников и разведки новых месторождений. То есть даже с этими запасами нефти Америке хватит как минимум на 80-90 лет неспешной добычи и разработки.

Что касается газа, то с 2005 года, когда на территории США началась его промышленная добыча, то его запасы оцениваются в 2,2 триллиона кубометров. Половина этого газа залегает в сланцевых пластах, но и в этом виде энергетического сырья Соединенные Штаты стали более чем самообеспеченными. Именно поэтому прекращена была закупка сжиженного газа у Катара, а вложенные катарцами миллиарды долларов в предназначенный для газовозов порт в Техасе теперь планируется переориентировать для поставок «голубого топлива» в Европу и Японию.

Если же учесть запасы сланцевого газа, которые в США могут быть добыты в ближайшие десять лет, то они составляют 5,76 триллиона кубометров, что делает Америку одним из крупнейших газовых добытчиков в мире.

Одновременно с этим американцы хотят нарастить добычу нефти у себя до 7 млн. баррелей к 2020 году, а к 2035 году планировалось довести эту добычу до 15 млн. баррелей в день. Но такие наметки существовали при условии, что стоимость барреля черного золота не опустится ниже 110 долларов. Какие цены реальны нынче в мире - всем известно, так что подобные гигантские планы уже американцами скорректированы и, скорее всего, составят на нынешний и ближайшие три-четыре года не более 11 млн. баррелей в день.

Есть и еще одна помеха наращиванию нефтедобычи в США помимо низких текущих мировых цен. Речь идет о выбросах углекислоты в атмосферу, что неизбежно при росте добычи нефти и газа именно из сланцевых пластов и песков - то есть основных источников энергоресурсов на американской территории. Какими бы не были жесткими требования относительно загрязнения окружающей среды к американским энергетическим компаниям, наращивать им добычу при соблюдении требуемых руководством норм сокращения выбросов углекислоты в атмосферу просто нереально.

Нельзя здесь забывать и о таком важном аспекте наращивания добычи нефти и газа в США, как резкое снижение уровня безработицы в штатах, где такая добыча ведется (в Оклахоме она составляет всего 5 процентов населения, а в Северной Дакоте - 3 процента). По всему региону Аппалачей (а это прежде всего штаты Пенсильвания и Огайо) за последние десять лет было создано только в энергетическом секторе свыше 70 тысяч рабочих мест, причем в основном очень прилично оплачиваемых. И любое снижение добычи энергоносителей там - прямой удар по материальному благосостоянию местного населения - да еще в преддверии президентских выборов.

Помимо этого, за последние годы в разы возросла производительность еще одной важной индустрии, работающей на энергетику в США, - местной химической промышленности. Там тоже создано несколько десятков тысяч рабочих мест, с ростом добычи нефти и газа было запущено несколько десятков крупных проектов. И нынешние низкие цены на нефть на мировых рынках - это прямой удар «под дых» этому сектору американской промышленности, который ни один будущий американский президент явно не потерпит.

Мировая энергетика становится все более непредсказуемой и нестабильной. А американское руководство пока так и не определилось, как на подобное США могли бы повлиять

Вне зависимости от того, как в последние пару лет колебались цены на нефть, сам нефтяной рынок стал еще более насыщенным самыми разнообразными игроками. Плюс сравнительно недавно туда стал пытаться протиснуться Иран - один из крупнейших мировых производителей черного золота. К тому же общая международная обстановка становится день ото дня все более непредсказуемой. И соответственно даже с самыми точными прогнозами по нефтяным ценам ровным счетом ничего дельного нельзя предвидеть ни на три месяца вперед, ни на год.

Абсолютно бессмысленны поэтому нынешние прогнозы, которые дают по поводу что нефтяных, что газовых цен все существующие в мире рейтинговые и иные аналитические структуры. Тот же Китай просто перестраивает свою экономику и ориентирует ее теперь на внутреннее потребление. Но все мировые «знатоки» только и твердят - Китай якобы «замедляется». Значит и вся мировая экономика тоже будет проседать, а соответственно падать якобы будет потребность в нефти и газе на ведущих мировых рынках.

Но ведь все это - гадания от балды. Будет ли реально расти или падать спрос на нефть и газ, никто в мире не знает. Потому что на подобный процесс влияет такое количество факторов, что ни одна нефтяная компания нынче не в состоянии точно определить, кто и сколько у нее черного золота купит и по какой цене.

Даже резкий рост числа автомобилей в таких странах, как Индия, Китай, Бразилия, Индонезия, который вроде как должен был бы повлечь за собой рост потребления нефтепродуктов, реально на мировых ценах на нефть практически не сказывается. А по всем вышеназванным причинам явно падают нынче инвестиции в нефтяную отрасль. И в США (а также соседней Канаде) это ощущается очень существенно - как минимум в течение последних полутора лет.

В этой связи американской стороне куда выгоднее покупать нефть за границей, чем нарашивать ее производство дома, если только не пытаться самому стать крупнейшим мировым экспортером черного золота. Посудите сами: еще в 2005 году 60 процентов требуемой Америке нефти страна ввозила. В 2011 году эта цифра снизилась до 45 процентов, а к 2035 году, по прогнозам экспертов, она уменьшится до 36 процентов. А производство природного газа в США уже сегодня вышло на точку полного насыщения внутреннего рынка, и к 2035 году превысит американские потребности на 5 процентов (то есть этот лишний газ можно будет свободно продавать за границу).

Как бы ни развивались мировые рынки нефти и газа дальше, США будут оставаться в центре их глобального функционирования

И здесь очень важными становятся два момента. Первый - это сохраняющаяся глобальная роль США во всем, что касается мировых энергетических рынков. При любом следующем президенте страны американцы будут напрямую вмешиваться во все, что касается мировой торговли нефтью и газом. Даже если сами американские компании непосредственно на тех или иных рынках работать и не будут. Соответственно от «энергетической закулисы» США будут зависеть и мировые цены на энергосырье (а большая часть их по-прежнему продается именно за доллары США), и то, куда и какие пойдут по свету трубопроводы.

И второе: Соединенные Штаты сами собственным энергетическим потенциалом (а не только военным и политическим) могут существенно перекраивать мировые рынки нефти и газа. Причем делать это исключительно самостоятельно, никого не приглашая в «стратегические партнеры», и поступая в этом случае приоритетно из своих собственных интересов.

Не будем забывать и о том, что сами США крайне расточительно расходуют имеющиеся у них энергоресурсы, то есть им все время будет нужно увеличивать собственную добычу, чтобы покрывать имеющиеся потребности. Так, на душу населения американцы потребляют 17 баррелей нефти в год, в то время как ведущие европейские страны и Канада - только 13. А по газу ситуация еще более красноречива: американцы расходуют в год 7650 кубометров газа при 3700 кубометров в других ведущих западных странах.

В общей же сумме США расходуют энергоресурсов больше всех в мире, и как минимум около пятой части этих расходов можно было бы спокойно сократить. Если, разумеется, будет конкретный рынок для того, чтобы подобные излишки там реализовывать. А для этого Соединенным Штатам надо будет создать соответствующую инфраструктуру - причем не только у себя, но и в тех странах, куда излишки нефти и газа теоретически можно было бы из Америки поставлять.

Здесь, правда, многое будет зависеть от того, какое внимание собственной энергетике станет уделять следующий президент США. Нынешнему уже вся эта тематика не особо интересна, потому как не даст Б. Обаме нужных ему «политических очков», которые после ухода из Белого дома можно было бы конвертировать в разного рода «исторического содержания» лекции и публичные выступления. А вот следующий американский президент может фактически своей волей полностью перестроить весь мировой энергетический рынок.

Это касается и самой структуры мировых цен на нефть и газ, и тех процессов на основных энергетических рынках, где Соединенные Штаты «из-за кулис» могут оказывать решающее влияние на происходящее. Это, кстати, касается и возможных трубопроводов из стран Центральной Азии в сторону Индии-Пакистана, и Каспийского бассейна (как бы далеко он не был расположен от американских берегов), и вне всякого сомнения от того, кто и как будет в дальнейшем снабжать энергоресурсами старушку-Европу.

Стоит обратить внимание, что абсолютно все кандидаты в президенты США нынче только и твердят о сохранении глобального лидерства Соединенных Штатов, включая и энергетические рынки. То есть Америка не только имеет для подобного поведения все возможности, но и намерена будет именно в этом ключе действовать. А на практике все это будет означать одно: все те, кто по каким-то соображениям США не будет устраивать в политическом и ином поведении, будут подвергаться откровенному давлению на энергетических фронтах. Это относится и к России, и к Ирану, и Китаю, и ко всем остальным, кому по каким-то причинам с Америкой «не сложится» стратегически партнерствовать.

Поэтому как минимум до конца нынешней президентской кампании именно Соединенные Штаты, а вовсе не спрос-предложение на нефть-газ на мировых рынках будут напрямую влиять на состояние глобальных энергетических рынков. И, в принципе, рост цен на нефть для Соединенных Штатов сейчас достаточно выгоден, потому как это позволит запустить с новой силой маховик сланцевой добычи. Плюс вывести на практическую добычу новые технологии, которые сделают добычу нефти и природного газа в Соединенных Штатах ниже по себестоимости, а на продажу сырье может уже уходить с еще более привлекательной ценовой разницей.

США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 26 апреля 2016 > № 1740702 Юрий Сигов


Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 апреля 2016 > № 1719100 Юрий Сигов

Есть ли выход из нефтяного лабиринта?

Договариваться справедливо делить сотни миллиардов долларов человечество никогда не научится

Юрий Сигов, Вашингтон

В ближайшее воскресенье в столице Катара Дохе состоится встреча больших нефтяных начальников стран-членов ОПЕК и России. Сколько раз они за последние пару лет встречались, какое количество раз друг другу что-то «подковерно» обещали, и потом все договоренности элементарно спускали коту под хвост обсуждать сегодня, думаю, нет особого смысла. Куда важнее понять другое: до каких пор по сути дела состояние всей мировой экономики будет зависеть от подобных «дружеских посиделок», и есть ли вообще какие-то шансы, что в мировой энергетике возобладает когда-нибудь здравый смысл, а не сиюминутная выгода?

Понятное дело, что «нефтяная справедливость» - вещь столь же недостижимая, как и установление даже минимальной справедливости в международных отношениях в целом. Но так уж напридумывало человечество в своем развитии, что именно нефтяные цены то повергают всю нашу планету в бурную радость (особенно когда доходят до 150 долларов за баррель), то убивают наповал и разоряют бюджеты всех без исключения «нефтеналивных государств», если «черное золото» падает в своей стоимости до 20-30 долларов.

И вот сейчас состоится одна из таких «судьбоносных встреч», от которой в очередной раз ждут чего-то прорывного, конкретного и «на этот раз точно уж справедливого». Вот только, скорее всего, разбираться с нынешними «нефтяными качелями» нужно вовсе не министрам энергетики, а первым лицам государств. Причем не только тех, кто нефть качает и продает, но и тех, кто подобным процессом исключительно в собственных интересах управляет.

Добывать нефть - это одно. А продавать ее на мировом рынке - совсем другая история

Итак, какие реальные результаты может принести не только встреча больших нефтяников в Дохе, но и любые другие подобные с помпой обставленные мероприятия? Начнем с самого простого - так называемой игры в спрос и предложение. Кто, кому и что предлагает, у кого что прячется «в заначке», и каким образом «большая нефть» оказывается то в домашних хранилищах, то вдруг выбрасывается на мировой рынок понять даже очень хорошо информированному специалисту крайне сложно.

Поэтому стоит для начала разобраться, что собираются каждый раз обсуждать господа нефтяные министры? И выясняется, что практически всегда одно и тоже - сколько надо на мировой рынок нынче выбросить нефти, кому какую квоту прописать для этого под поставки, и отсюда уже решать, какими будут мировые цены на нефтяное сырье? Так вот падавшие весь прошлый год цены на нефть вроде как зависели от двух основных факторов - переизбытка нефти на мировом рынке, и замедления китайской экономики, о которой мало что кому известно, и уж тем более - сколько ей на самом деле нужно что нефти, что газа, что всего остального.

Затем к большим нефтяным ценовым проблемам добавился Иран и его якобы возможность выйти в полный рост на мировые энергетические рынки. Кто, и какие санкции снял, и сколько Ирану было позволено добывать и продавать нефти на мировых рынках толком было непонятно. Но иранское руководство решило, что «нефтяные шлюзы» полностью после заключения ядерной сделки стали открытыми. А значит надо срочно (пока Б. Обама еще находится в Белом Доме) качать нефть на внешние рынки, и оперативно довести продажи до объемов, которые существовали до введения западных санкций.

Напомню, что мировые цены на нефть стали резко снижаться с лета 2014 года. Примерно год цена «качалась» у отметок в 50-70 долларов за баррель, а потом упала до 30 долларов. Именно тогда начались разговоры о том, что всем нефтепроизводителям надо срочно снизить добычу, и тогда товар под названием нефть вновь станет расти в цене. Но одним уменьшать добычу не очень хотелось, другим - не было в этом смысла в связи с возможной потерей, что рынка сбыта, что немалых доходов. А третьи вообще никаким ОПЕК не принадлежали, и делают то, что считают нужным (те же Россия, Азербайджан, Мексика, Норвегия и целый ряд других стран).

Ситуация стала довольно серьезно меняться в начале нынешнего года, когда стало ясно: Иран будет качать столько нефти, сколько посчитает нужным, и продавать ее по любой, а не разумной для рынка цене, потому как хочет по-настоящему вернуться на мировые рынки. Никого Иран слушать не собирался, и ни на какие инициативы ряда стран ОПЕК и России насчет сокращения добычи не реагировал.

Даже после того, как Россия, Саудовская Аравия и Катар вроде как договорились снизить добычу, чтобы вернуть нефтяные цены как минимум к отметке в 50-55 долларов за баррель, иранцы на всю эту затею откровенно «забили». Официальный Тегеран дал всем вокруг понять, что надо наращивать добычу и продажу нефти, пока американские большие начальники не передумали, и не ввели против Ирана новые санкции (а вот-вот на самом деле введут). Поэтому пусть кто хочет - тот и сокращает свою добычу. А у Ирана - свои по жизни заботы, и никто ему посторонний в нефтяном добыточном деле не указ.

Но если бы дело было только в Иране, то особой беды не стоило бы ждать. Очень специфическую политику в нефтяных делах стала проводить и Россия. Она втихую (благо, в ОПЕК страна не входит) наращивала добычу, которая достигала самых высоких показателей за последние восемь лет. Хотя вроде бы какие-то договоренности у Москвы с Эр Риядом и Дохой были, здесь стоит разделять две вещи - добычу (продукт которой можно оставлять у себя дома) и экспорт (то есть то, что из добытого пойдет на мировые рынки, и уже тем самым будет напрямую влиять на мировые цены «черного золота»). Так вот Россия качала на мировые рынки все больше нефти, и даже при ее падающей цене своих клиентов Москва (чтобы не достались кому другому - тому же Ирану, к примеру) терять была не намерена.

К тому же российские энергетические власти решили провести плановый ремонт целого ряда нефтеперерабатывающих заводов, и на этом фоне максимально нарастить и добычу, и экспорт нефти на мировые рынки. В итоге даже при договоренностях о снижении поставок нефти на внешнюю продажу Россия, не связанная никакими квотами ОПЕК, может фактически в любой момент (как и Иран, у которого при членстве в ОПЕК есть, по его мнению, уважительная причина - столько времени пребывали под санкциями) затоваривать своей нефтью потенциальных клиентов. А это значит, что мировые нефтяные цены будут в обозримой перспективе по-прежнему крайне низкими.

Нефтяные чиновники собираются попугать друг друга, а не договориться о совместных разумных действиях

А теперь - о том, насколько вообще реальны какие-то вменяемые договоренности, когда министры и чиновники рангом пониже собираются в какой-нибудь очередной уютной стране для душевных разговоров о своем, «нефтью пахнущем предмете». Так уж сложилось, что нынче нефть и цена на нее - не просто очередная позиция в списке торгово-сырьевой биржи. Это - фактически мировой индикатор экономической стабильности, или напротив - полного паралича всей мировой экономики.

Конечно же, приезжающие что в Доху, что в Вену с Эр Риядом нефтяные мировые начальники получают некие инструкции от своих «первых лиц». Президенты и премьеры, прежде всего нефтедобывающих стран лично курируют работу «большой энергетики», и назначают на посты министров энергетики или нефти с газом только наиболее близких к своему телу персонажей. Но сути дела это не меняет. Договариваться о больших миллиардах зеленых денежных знаков все-таки могут только главы государств, но никак не их третьи заместители.

А посему все встречи нефтяных начальников в любой точке нашей планеты (и уж тем более - в нынешней обстановке) предназначены для одного - попугать соседей -партнеров своей нефтяной мощью, и ждать, пока эти самые соседи по переговорному столу то ли твоей мощи испугаются, то ли выдвинут что-нибудь свое, не менее пугающее. К примеру, Иран всех пугает ростом поставок нефти на мировые рынки. Россия - тем же самым, даже если по себестоимости добычи ей это влетает «в копеечку».

Зато страны Персидского (Арабского) Залива (прежде всего Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт) являются самыми дешевыми производителями нефти. Для них и цена в 10 долларов за баррель- не бог весь какой конец света. Поэтому если те же саудовцы захотят, то могут под себя подмять весь мировой нефтяной рынок. Тем более, если туда так нынче рвется со своими запасами «сердечный Заливной партнер» Иран.

В принципе, каким-то минимальным образом Россия и Саудовская Аравия могли бы договориться между собой снизить добычу, и тем самым как минимум долларов на десять за баррель поднять мировые цены «черного золота». Но с Ираном ни Москве, ни Эр Рияду не договориться при всем желании, потому как Тегеран считает, что уже один раз «договорился» - по ядерной сделке. А дальше- будем делать то, что посчитаем нужным для себя. И никто в этой ситуации Ирану ничего реально мешающего сделать будет не в состоянии.

Управление нефтяным мировым хозяйством ведется исключительно в сиюминутном режиме. Как, впрочем, и вся современная международная политика

Так до чего конкретного могут договориться нефтяные командиры стран ОПЕК и России? Наверное, ни до чего существенного (и не только на данной встрече в Дохе), чтобы могло позволить мировой экономике чувствовать себя хотя бы элементарно предсказуемой и спланированной. Проблема здесь отнюдь не в том, что министры нефти и энергетики как участники подобных переговоров «недоговороспособные», а в том, каким образом вообще делается нынешняя международная политика, кем, и в чьих интересах она проводится.

Дело в том, что как бы не метались по свету первые лица целого ряда государств параллельно со своими министрами что иностранных, что иных дел, они погрязли в решении исключительно текущих, сиюминутных вопросов. И ничем другим все они фактически давно уже не занимаются. Да, время, говорят, нынче реактивное, электронно-компьютерное, и требует оно немедленного принятия решений, от которых зависит, прежде всего, твой и твоей страны завтрашний день.

Что будет через 5-10 лет (не говоря уже о более дальних сроках) думают об этом только, по сути дела, только китайцы, и больше никто. Планирования, прогнозирования, элементарного понимания, что набив карманы сегодня теми же зеленого цвета купюрами завтра ты можешь не просто остаться не только ни с чем, а попросту потерять власть. Но это, как правило, доходит до мировых правителей либо крайне туго, либо не доходит вовсе.

Когда речь идет о мировых ценах на нефть, то при всех потугах насчет использования неких альтернативных видов энергии именно нефтепродукты еще как минимум лет 40 будут ключевыми для определения темпов развития мировой экономики. Те же автомобили в миллиардном количестве продолжают бегать по дорогам мира именно с помощью продуктов переработки «черного золота» - и никак иначе.

Соответственно решать вопросы с тем, какие цены будут позволять этой самой экономике развиваться без кризисов и катаклизмов надо именно перспективным, а не сиюминутным образом. Как бы не соперничали те же Иран и Саудовская Аравия, Россия и страны Персидского Залива им всем куда выгоднее разработать какую-то вменяемую политику взаимного существования, а не обрушений, падений и «разрыва в клочью» партнеров по переговорам.

Но все, к большому сожалению, в нынешнем мире делается с точностью до, наоборот. Одним все мерещится, что правят всеми и всем только они - а остальным приказывают слушаться и повиноваться беспрекословно. Другие так долго жирели и откармливались на нефтяных харчах, что померещилось им, будто они - сами себе региональная (как минимум для Персидского Залива) супердержава. Третьи такой державой себя давно (примерно 5 тысяч лет) считают, и никаким Обамам-Клинтонам ни ядерными, ни другими сделками подобного настроения не поменять.

К тому же не забывайте, что вся пустопорожняя болтовня насчет того, что нефть будет, как минимум в некоторых международных сделках продаваться за некие другие, нежели американский доллар, валюты оказались натуральной пустышкой. Да, именно американский доллар - все еще та самая денежка, за которую торгуют нефтью что Венесуэла, что Ангола с Нигерией, что ОАЭ с Катаром. А печатаются эти зеленые банкноты сами знаете где. Поэтому пока Иран с Россией там о чем-то «насчет нефти» спорят, американцы над подобным только посмеивются.

Кстати, пока в Дохе и подобных ей местах страны ОПЕК и Россия чего-то там дискутируют, США остаются крупнейшим производителем что нефти, что природного газа. Но вот только никаким квотам они не подчиняются, ни с кем никаких переговоров о снижении объемов добычи не ведут, и воообще на все подобные «нефте-посиделки» забивают по полной.

Так что очередная встреча нефтяных мировых начальников, где бы она не проводилась, и в каком конкретном составе, мало что может изменить по сути складывающейся в мире энергетической ситуации. Пока правители стран что добывающих нефть, что ее покупающих будут жить одним днем (принцип день- до вечера пока никто в международной политике не отменял) проблемы будут сохраняться не только со стабильностью нефтяного мирового рынка, но и всей нашей жизни. Вне зависимости от того, какую цену определят на нефть в Дохе, и сколько раз потом те же самые персонажи будут собираться для целей, ровным счетом ничего общего не имеющим с жизнью обычных граждан нашей планеты.

Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 апреля 2016 > № 1719100 Юрий Сигов


Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 февраля 2016 > № 1650508 Юрий Сигов

Кому достанется «мировая газовая горелка»?

Страны­экспортеры газа будут весь этот год находиться еще в более «подвешенном» положении, чем те, кто живет на счет экспорта нефти

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока страны-экспортеры нефти, которая столько лет служила им верой и правдой, подсчитывают не только сиюминутные убытки, но и пытаются понять, что же будет дальше, не менее любопытные события разворачиваются на «всемирном газовом фронте». Поскольку цены на газ привязаны к нефтяным, даже самые успешные газовые экспортеры мира как минимум с полгода ощущают на себе серьезное влияние обвала стоимости черного золота.

В то же время именно страны-экспортеры газа надеются, что какими-то совместными усилиями они смогут негативные для себя последствия происходящего вокруг как-то полегче пережить (по сравнению со странами-членами ОПЕК, которая давно уже мировые цены на нефть не регулирует). А соответственно какие-то во многом мифические надежды по-прежнему возлагаются на крайне аморфную и малоэффективную структуру под названием «Форум стран-экспортеров природного газа».

Проблема здесь в том, что нет в мире не только никакого единого рынка природного газа, но и все те конфликтные и «обвальные» реалии всей мировой энергетики, которые нынче повсеместно наблюдаются, ничего ровным счетом не имеют общего со спросом и предложением сырья. Все это - по большей части спекулятивные издержки биржевых игр людей, которые живут совсем даже не в газодобывающих странах. И совсем даже не в их интересах проводят свою «подковерную» политику, предсказать дальнейший ход которой крайне затруднительно.

Иран «вот-вот вернется». Только непонятно, куда, зачем и в каком качестве

Прежде чем просчитать какие-то перспективы, которые светят на ближайшие несколько месяцев тем, кто связан с «мировой газовой горелкой», стоит оценить два важных фактора: есть ли смысл в каких-то объединительных попытках стабилизировать газовые цены со стороны крупнейших экспортеров голубого топлива? И насколько в подобный процесс может вмешаться (если такое произойдет в конечном итоге) Иран, с которого вот-вот что-то должны снять (вроде как санкции), но тут же ввести новые (чтобы особо народ в Тегеране не расслаблялся).

По поводу так называемого «Форума стран-экспортеров газа», который в третий раз сравнительно недавно собирался в Тегеране, стоит отметить сразу несколько существенных моментов, которые почему-то частенько упускаются в угоду чисто политической конъюнктуре. Прежде всего, принято считать, что на «газовые саммиты» приезжают всегда первые лица государств-экспортеров, в то время как на саммиты стран ОПЕК- лишь министры энергетики. Так вот, с точки зрения исключительно личного контакта первых лиц - то да, это выгодно и полезно, но не более того.

Вопрос в том, что и как собираются эти самые первые лица государств обсуждать, и какое реальное влияние достигнутые ими договоренности могут иметь на будущее. Если же учесть, что крупнейшие игроки на мировом газовом рынке сегодня - это Россия, Норвегия, Туркменистан, Иран и Катар, то, как нетрудно заметить, у них у всех - совершенно разные интересы, как на самом газовом рынке, так и в мировой политике.

Катар и Иран также входят в ОПЕК, и там также занимают совершенно противоположные позиции насчет наращивания добычи черного золота и соответственного понижения мировых нефтяных цен. Но тут надо учитывать, что Катару, как и Ирану, нужно «пробить» свои газовые поставки в Европу (потенциально выгодный для них клиент), а Россия сама туда поставляет газ, и ни в каких конкурентах, мягко говоря, не нуждается. Есть ведь еще два «сторонних наблюдателя» в этом газовом Форуме - Туркменистан и Азербайджан. Которые сами себе газовые поставщики, тоже грезят о трубах в Европу, но мало на что сами влияют, и как «большие и сильные» в конечном итоге решат, так и будет.

И, наконец, ситуация с Ираном, которая не просто остается очень даже «подвешенной», но и весьма непростой как для тех, кто пытается понять, что будет дальше с мировыми ценами на нефть, так и на природный газ. Иранцы ждут с полным расчетом «окончательной благосклонности» со стороны США, чтобы как можно быстрее вернуться на мировые энергетические рынки. Газовые перспективы для них не менее важны, чем нефтяные, и именно по газовым сюжетам Тегеран может много чего в этом регионе полностью переписать и перекроить в своих интересах.

Каким-то невероятным «политическим видением» те же российские СМИ давно уже записали Иран в нефтегазовых комбинациях чуть ли не в союзники Москвы. Расчет этот крайне неверен, и больше попахивает натуральным популизмом, потому как любой «союзник» - это прежде всего реально заинтересованный в твоем процветании партнер, который сам от этого будет только выигрывать. Но Иран рассчитывает на самого себя - для него, пока страна не решит массу промышленных и технологических вопросов, экспорт именно энергетического сырья, включая природный газ - по сути дела, единственный источник наполнения государственной казны.

На практике же Иран совсем даже не собирается играть в «чью-то» пользу на газовом рынке, и постарается наладить прежде всего контакты с теми, кто будет готов покупать иранский газ либо взамен более дорогого из других стран, либо проявит готовность финансировать те или иные трубопроводы, которые пойдут на рынки именно с иранской, а не какой-то иной территории. Эти клиенты у Ирана под боком: Пакистан, Индия, в потенциале - Китай. А если что срастется с Европой - так иранцы тоже непрочь в бизнесе таком поучаствовать.

Свои интересы у Тегерана гарантированно появятся и в северном «постсоветском газовом подбрюшье», а именно - в Туркменистане и Азербайджане. Речь идет не только о наращивании закупок туркменского газа для северных районов Ирана, но и попытках Тегерана поучаствовать как в проекте ТАНАП (по доставке Каспийского газа из Азербайджана в Турцию и далее на европейские рынки). Также Иран может использовать как Туркменистан, так и Узбекистан для расширения возможных газовых поставок в Китай. Тем более что шансы для этого есть неплохие (разумеется при условии, что КНР все эти трубопроводные расходы возьмет на себя).

Нельзя также забывать о том, что по-прежнему непонятно, что творится нынче в Ираке, где половина страны контролируется исламистами-халифатчиками, и куда Иран, в принципе (но через правительство в Багдаде), может поставлять свой собственный природный газ (в те же районы иракского Курдистана). Также неясно, каким конкретно в итоге образом Иран попытается наладить свои энергетические отношения (в том числе - по газу) с Турцией. Которая проводит жесткую антииранскую политику в Сирии, но не пропустит иранский газ в Европу, если только Тегеран не сумеет как-то стабилизировать ситуацию в самой Сирии и спланировать трубопровод через иранскую и сирийскую территории к берегам Средиземного моря.

Газовые трубы - еще более сильное и эффективное оружие, чем нефтепроводы

Интересно, что в теории Россия и Иран с участием Азербайджана могли бы создать свою собственную газотранспортную систему, по которой голубое топливо всех трех стран свободно могло бы перекачиваться потребителям на двух гигантских рынках - европейском и азиатском (и даже с подключением африканского). Речь идет о существовавшем еще с советских времен газопроводе с территории российского Дагестана через Азербайджан с выходом на север Ирана.

Вся трасса газопровода, в принципе, технически готова к работе, и здесь потребуется только политическое решение на уровне исключительно первых лиц государств. Но вот только реально ли оно? Дело в том, что Азербайджан намерен поставлять свой каспийский газ в сторону Турции с надеждой выхода на европейские рынки. Какую-то часть он может поставлять и в Иран, но тут речь идет как о собственной газовой игре через иранскую территорию в сторону побережья Персидского (Арабского) залива, так и о статусе страны-транзитера. Которая будет пропускать тот же российский газ на север Ирана в обмен на поставки уже иранского газа с его южных границ на азиатские и африканские рынки.

Здесь надо также отметить тот факт, что на сегодняшний день никакой реальной координации как в политическом, так и в энергетическом плане между странами-экспортерами газа не существует. Россия в Европе является практически монопольным поставщиком газа, но на нее, а также на сами европейские страны оказывается мощнейшее давление со стороны США. Для Европы ищутся любые, даже заведомо убыточные с экономической и финансовой точки зрения поставщики, которые бы нанесли максимальный ущерб именно российским газовым интересам на Старом континенте.

Помимо этого, бесконечная война в Сирии всех против всех не дает даже в отдаленной перспективе рассматривать эту страну (или то, что от нее останется) как надежную транзитную территорию для вывода в Европу газа, как из Ирана, так и в перспективе - из Катара. Опять-таки политически много чего может произойти вокруг транзитных газовых сюжетов Турции. Так называемый «Турецкий поток», который задумывался с российским участием для доставки газа в Европу, вряд ли теперь кода-либо будет возрожден.

В то же время все потуги отдельных европейских стран (а все они- либо состоят в Евросоюзе, либо находятся под его «политическим колпаком») как-то попытаться возродить идею с российскими поставками обречены заведомо на провал. Этого не допустит ни руководство ЕС, ни тем более Соединенные Штаты. Экономические интересы европейцев в этом случае вообще никого не волнуют, а «большая политика» легко изнасилует любую, даже самую выгодную внешне «газовую экономику».

Что будет дальше с газовыми трубами, и как это отразится на мировых ценах на нефть?

Какова же реальная картина по основным газовым раскладам на ближайшие несколько месяцев? В том, что касается Европы, никаких альтернатив российским поставкам пока нет, и не предвидится. Давить по всем направлениям на Москву ЕС при участии США будет по полной программе, и никаких нормальных отношений там быть просто не может. Однако есть некие «реалии на местности» - и вот от них единым европейцам по крайней мере пока не уйти.

Проект ТАНАП для поставки азербайджанского газа в Турцию будет осуществляться и дальше. Но в нем все сильнее будет играть ведущую роль чисто политическая составляющая. Россия просто не имеет права допустить, чтобы Турция, против которой она ввела свои санкции и с которой прикрыла проект «Турецкого потока», спокойно разыграла свою «азербайджанскую карту». Поэтому усилится «подковерное» давление Москвы на Баку, и еще неизвестно, что в этой ситуации (а она во внутренних делах для азербайджанского руководства очень нынче даже непростая) будет делать президент республики И. Алиев.

Туркменистану будет сложнее других, потому как, с одной стороны, его толкают в явную авантюру под названием ТАПИ (поставки газа через Афганистан в Пакистан и Индию), а с другой - полное сворачивание отношений с Россией, что для туркменских газовых интересов - совсем даже неперспективно. Плюс будет и дальше усиливаться влияние на Ашхабад со стороны Пекина, Тегерана, а единые европейцы продолжат и дальше носиться, как с писаной торбой, с идеей возрождения проекта «Набукко», который чисто политически в любой момент попросту зарубят Россия и Иран.

Никаких конкретных расчетов сделать невозможно и насчет выхода на мировые рынки газового Ирана. Вся та катавасия с якобы «ядерной сделкой», которой нынешняя администрация США успокаивает другие страны - дело крайне темное, и может быть в любой момент не просто приостановлено, но и вовсе пересмотрено. До конца пребывания Б. Обамы в кресле президента Соединенных Штатов осталось не так уж много времени. И за эти месяцы республиканцы сделают все возможное (а такая власть у них имеется), чтобы реально в отношениях между Вашингтоном и Тегераном ровным счетом ничего не менялось.

Иран со своей стороны сейчас надеется на то, что ему разморозят какую-то часть денег, «прихватизированных» США и рядом европейских стран в западных банках. Но введение новых санкций против Тегерана со стороны того же самого Запада - вопрос на несколько недель. И как минимум ни иранский газ на мировых рынках, ни нефть в больших количествах никто не желает видеть (особенно из числа прямых конкурентов Тегерана в лице тех же нефтеэкспортеров постсоветских республик, а по газу - Катар, Азербайджан, Туркменистан и Россия).

Свою игру будет продолжать вести и Турция, для которой при полном отсутствии собственных энергоресурсов имеется вариант как попросту «прихватизировть» часть иракской территории, богатой нефтью и возможностью для транзита природного газа, так и создать условия в регионе, при которых все соседи Турции будут в ней искючительно нуждаться как в главном энергетическом транзитере. Многое здесь, правда, будет зависеть от того, как дальше станет развиваться ситуация вокруг Сирии. А также что будет дальше с курдами - как турецкими, так и иракскими.

И, естественно, очень многое, если не все, будет зависеть от того, какими будут отношения в ближайшие месяцы между США и Россией, с одной стороны, и США с Ираном - с другой. Это напрямую будет влиять на газовые расклады как в целом в регионе Передней Азии, так и в Европе, а также вокруг Сирии и Турции. Для Соединенных Штатов при нынешней администрации никакого улучшения отношений с Россией не только не планируется, но, в принципе, все может стать еще хуже и непредсказуемее.

По поводу Ирана Вашингтоном проводится долгосрочная и весьма специфическая политика. По сути дела, закрыв глаза на осуществление Ираном ядерной программы, нынешняя администрация Белого дома хочет, чтобы Куба и Иран были занесены в «миротворческие достижения» президента Б. Обамы. А что будет потом, когда власть в Вашингтоне сменится - так дальше и видно будет, но уже при новом президенте. Иранцы же хотят пока не поздно именно при президентстве Б. Обамы выжать из американцев по максимуму что только можно. Потому как правильно осознают, что при любом новом президенте США отношения между Тегераном и Вашингтоном могут быть кардинальным образом пересмотрены.

Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 12 февраля 2016 > № 1650508 Юрий Сигов


Туркмения. США > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 1 февраля 2016 > № 1633610 Юрий Сигов

«Политическая труба»

Кто и зачем собрался «этапировать» туркменский газ?

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока ведущие мировые политики в очередной раз продолжают ломать руки и головы в борьбе с таинственной ИГИЛ (или ДАЕШ, как ее в уже -надцатый раз перекрестили на этот раз), а подвластные им экономисты в очередной - и вновь безуспешно - раз пытаются предсказать цену за баррель нефти как минимум на первый квартал нынешнего года, на самой границе постсоветского пространства и так называемой Передней Азии политики вновь вознамерились сотворить «экономическое чудо».

А именно - развернуть еще несуществующие газовые трубы с туркменских месторождений и направить их в сторону очень даже дальнего отсюда зарубежья. Чтобы, значит, в очередной раз что-то там «диверсифицировать», и сделать так, чтобы кому-то и чего-то энергетического поменьше досталось. А другим (если получится) помочь стать исключительно энергетически «более независимыми».

Речь, как вы уже, наверное, догадались, пойдет о проекте, которому лет 15-20 от роду, на который зарились многие и политики «дальнего Запада», и совсем рядом находящейся Передней Азии. А больше всего о нем мечтали те, кто правит в столичном городе Ашхабаде. Потому что так им показалось надежнее будет по жизни - и клиенты появятся новые, и платить вроде как они обещают исправно. Да и сам независимый и нейтральный Туркменистан ничего расходовать на подобную трубу не планирует. Все покроют из своего кармана либо получатели туркменского газа, либо заинтересованные иностранные инвесторы. Которым, кроме как прокладывать трубу из Туркменистана в Индию, больше ничего по жизни вроде как неинтересно.

Но я предлагаю во всей этой энергетической головоломке с элементами очень даже непростой геополитики посмотреть на все происходящее с самой простой точки зрения - элементарной прагматики. Задуматься всем тем, кто всю эту газовую кашу по имени ТАПИ (по первым буквам названия стран, через территории которых данный газопровод должен будет пройти) заваривает. И оценить, чем все-таки занимаются нынешние мировые политики вопреки собственному разуму и элементарной как экономической, так и политической логике.

Америка будет защищать и покрывать строительство ТАПИ? Это кому все подобное приснилось?

Начнем с давно уже навязанного всем окружающим мнения о том, что этот газопровод из Туркменистана в Индию вынашивался исключительно американцами. Они его всячески проталкивали, они под него «подбивали» руководство всей газопроводной ТАПИ-четверки, и они же вроде как должны будут (хотя непонятно, кому и с какой стати?) охранять трассу трубопровода (и от талибов, и от ДАЕШ-ИГИЛ, и всех остальных, кто на нее решит позариться), если до его реальной, а не декларативной прокладки вообще когда-нибудь дойдет дело. Так вот, понятия все эти глубоко ошибочные, высасываемые международными экспертами из пальца, и никакого отношения к реальной ситуации «на местности» не имеющие.

Да, американцы поддерживали идею с ТАПИ все эти годы, поскольку для них перенаправить туркменский газ подальше от российских труб - святое дело. Да, американцы могли бы подбить свои собственные энергетические компании к тому, чтобы в подобный проект так или иначе ввязаться. И, в принципе, Белый дом располагает возможностями сделать так, чтобы находящиеся сейчас в Афганистане войска армии США дружно перекрыли доступ к возможной будущей трассе газопровода с тем, чтобы к нему в случае чего (хотя такой вероятности на практике не существует) не подпустить тех же талибов или «ребят из Арабского халифата».

Но все это - исключительно, и только в теории. Ничего ради осуществления проекта ТАПИ Соединенные Штаты не делали, и делать не будут. Никаких гарантий - и никому насчет безопасности маршрута возможной прокладки трубы они давать не станут, как и не собираются влезать в этот мутный проект со своими инвестициями (а по разным оценкам на прокладку трубы из Туркменистана в Индию потребуется более 10 млрд. долларов). Сколько бы раз «газовая четверка» и ее первые лица ни сжимали в дружеском рукопожатии кулачки, Америка им в этом деле - не партнер, и уж тем более - не защитник от хаоса и возможных, и вполне реальных потрясений.

А посему пафосно сообщать то ли с радостью, то ли по «дружескому заказу» о том, что теперь, дескать, туркменский газ будет «под контролем США». Это полное невежество и незнание, что называется, реалий на местности (причем отнюдь не туркменско-индийской). И хотя американцы выразили свою словесную поддержку странам, пожелавшим работать дальше над проектом ТАПИ, волновать подобный газопровод их будет только с точки зрения нового витка внутреннего напряжения в Афганистане. Потому как именно Соединенные Штаты сохраняют там свои войска, и им меньше всего хотелось, чтобы они в каком-то виде подставляли свои головы под пули что талибов, что исламистов из Арабского халифата.

Показательно еще вот что. Хотя Туркменистан с момента получения независимости все время пытался как можно активнее разыгрывать свои «заграничные карты» прежде всего в энергетическом секторе, американские компании ни прошлый президент республики, ни нынешний на туркменский прежде всего газовый рынок не подпускали (в отличие от того же Казахстана). Почему? Боялись, что, попав в Туркменистан, американцы начнут через свои спецслужбы, а также механизмы неправительственных организаций постепенно подстрекать местную оппозицию, и в конечном счете попросту свергнут существующую туркменскую власть.

Да, бывший правитель Туркменистана С. Ниязов регулярно лечился в Америке, всегда говорил добрые слова о своих американских коллегах, но как стабильно вешал перед американцами «шлагбаум» на въезде в республику, так то же самое продолжает делать и его нынешний сменщик. Турция, Малайзия, Япония, Китай, Италия в крайнем случае - вот их к «большой туркменской энергетике» в республике власти подпускают. А американцам - большой «туркменский газовый привет».

Так что возиться с ТАПИ американцы не будут ни деньгами, ни особой политической поддержкой. Тогда, казалось бы, все в руках прежде всего Индии и Пакистана, которым теоретически туркменский газ совсем даже не помешает, и опять-таки теоретически и Исламабад, и Дели могли бы сделать на него некую ставку. Но так ли это на самом деле, и будут ли ломать копья именно эти государства, если газопровод столкнется (а это произойдет неизбежно) с трудностями по мере попыток начать осуществление процесса его строительства?

Что-то громко пообещать - так такая уж у политиков работа...

А теперь посмотрим на реальные возможности каждой страны, участвующей в ТАПИ, внести свой вклад в проектируемый газопровод ТАПИ. Начнем с «главного поставщика» трубы - Туркменистана. Ничего, кроме самого факта добычи газа со своих месторождений, Ашхабад никому пообещать не может. Денег на прокладку трубы даже до своей границы с Афганистаном туркмены не выделят, а работы по добыче они хотят переложить на плечи японцев и турок. Соответственно никаких реальных рычагов на саму прокладку трубы в Индию у туркменского руководства нет.

Афганистан планируется в проекте ТАПИ использовать в качестве главным образом транзитной территории для газопровода. Какую-то небольшую часть туркменского газа афганцам вроде как хотели бы оставить, вот только не пойми с кого и за что там (если до трубы дойдет дело) можно будет спросить. Ни для кого не секрет, что после вывода основной массы военных стран НАТО из Афганистана в стране существует фактическое двоевластие (а сейчас - даже троевластие с учетом проникновения в целый ряд районов страны боевиков ИГИЛ).

Во многих провинциях (и это признают сами американцы) днем ситуация вроде бы контролируется правительственными силами, а как стемнеет - кругом «рулят» уже талибы. Общая внутриполитическая обстановка в Афганистане остается крайне нестабильной, американцы не выводят оттуда свои оставшиеся 10 тысяч военных именно поэтому. И пока подобное положение дел будет сохраняться, только сумасшедший может инвестировать миллиарды долларов в прокладку трубы, которой не пойми кто будет пользоваться, и не пойми кому тот же туркменский газ в конечном итоге попадет.

У Пакистана в этой ситуации вроде как есть определенный интерес в проекте ТАПИ. Но только - вроде бы. Обещания того же министра обороны Пакистана как-то повлиять на талибов, чтобы те «не наносили ущерба трубам проекта ТАПИ» - от лукавого. Военные в Пакистане не контролируют примерно треть территории своей собственной страны, не говоря уже об их бессилии что-либо сделать в Афганистане, руководство которого как раз и обвиняет пакистанскую сторону и в финансировании и вооружении талибов, и проведении антиафганской политики в целом.

И, наконец, Индия, которой куда выгоднее - по деньгам, и по гарантиям доставки завершить прокладку газовой трубы из Ирана. Деньги на это есть, если с Ирана снимут какие-то технические санкции, то сами же индийские компании проект этот и доведут до ума. То же, кстати, касается и Пакистана, которому с иранцами куда быстрее и дешевле договориться, чем ввязываться в совершенно неопределенное будущее проекта, который никто и никому не в состоянии гарантировать.

Ко всему прочему, не стоит забывать о том, кому ТАПИ совершенно ни к чему. А это Китай, Иран, Турция и Катар - по разным причинам, но всех их меньше всего интересует то, что Туркменистану куда-то надо свой газ «диверсифицировать» по поставкам. Им самим нужен газ из этой республики, и только в их собственном направлении. Есть ли у этих стран шансы помешать осуществлению проекта ТАПИ? Да полным-полно, и они так непременно поступят, если кто-то и что-то начнет по этому газопроводу копать, монтировать - да даже серьезно разрабатывать техническую документацию проекта.

Так в чем же будущее проекта, который никого не устраивает и который никто не будет финансировать?

Что же получается в итоге? Состоявшееся сравнительно недавно торжественное мероприятие с участием руководителей «газовой четверки» ТАПИ на поверку оказывается чисто протокольным и сугубо политическим действом, от которого до практического осуществления проекта - отсутствующие миллиарды долларов инвестиций и полнейшая неопределенность с прокладкой самой трубы. То, что высокие политики пообещали запустить ТАПИ, озвучили сумму, которая нужна для его осуществления, и даже сроки, когда теоретически труба могла бы заработать (в конце 2018 года), к реалиям текущей жизни не имеет никакого отношения.

Ситуация в регионе Передней Азии складывается нынче так, что здесь вообще ничего и никому неясно: кто и кем будет править, кто удержит власть в руках, а у кого ее с помощью «внешних сил» могут и отобрать. Плюс сама «большая энергетика» может выкинуть такой «переднеазиатский кульбит» со всем тем, что нынче делается в Сирии и вокруг нее, что не только ТАПИ - все остальные большие энергетические проекты повиснут, как перезревшая груша на обломанной ветром ветке.

Что-либо гарантировать, обещать, прикидывать - да еще на три года вперед - под силу только большим политикам. Но с них к тому времени мало кто и что спросит. Пока же общая энергетическая картина с участниками ТАПИ складывается таким образом. Туркменистан, пытаясь выйти на новые для себя газовые рынки (да еще за счет финансирования третьих стран), играет в очень опасную игру. Власть в республике может в этом случае очень неслабо раскачаться, а в Ашхабаде к таким толчкам земной коры (в отличие от настоящих землетрясений) не привыкли.

Афганистан и вовсе находится на политическом перепутье, потому как непонятно, насколько серьезно в этом году за правительственную власть возьмутся талибы. Они спокойно могут в течение нескольких дней взять под контроль все крупные города страны, и пока им в этом мешают не правительственные войска президента Гани, а присутствие американцев и войск пары других натовских стран. Как и что будет в республике дальше - не знает даже вездесущий Аллах. Так что трубу по афганской территории могут в таких условиях прокладывать - и тем более проект финансировать только очень уж большие оптимисты (и это мягко говоря).

Индия и Пакистан будут и дальше каждый играть в свои «энергетические игры». Пакистан по-любому будет укреплять отношения с Китаем, и ему выгоднее заручиться газовой поддержкой Ирана (да и Катар там с поставками сжиженного газа не подводит). Для Индии же мистика ТАПИ явно уступает реалиям того же иранского газа, а также разработке своих собственных месторождений на шельфе, в которые и свои, и зарубежные компании готовы вложиться.

Но самое главное - никто на сегодня (да и на завтра) не может просчитать ситуацию вокруг Сирии, и чем она в конечном итоге закончится (если такое вообще в обозримом будущем произойдет). Отношения России и Турции, Ирана и Турции, США и России, суннитов и шиитов во всем этом взрывоопасном регионе - и далее по списку - настолько подвешены и непредсказуемы, что возиться с ТАПИ (даже на уровне обещаний и общих рассуждений), судя по всему, у политиков вообще руки могут не дойти.

А именно подобный разворот событий в этом регионе наиболее вероятен. А соответственно и сам проект ТАПИ, и его осуществление будет столь же нереалистичным и практически неосуществимым, как и многие другие, похожие на него (помните многострадальный газопровод «Набукко»?), энергетические задумки с политическим подтекстом.

Туркмения. США > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 1 февраля 2016 > № 1633610 Юрий Сигов


Саудовская Аравия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 21 декабря 2015 > № 1587952 Юрий Сигов

Есть ли выход из «нефтяного тупика»?

Никто не ведает, какой будет цена «черного золота»в наступающем году. И никто не знает, что с этим делать

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока многочисленные эксперты думают- гадают, что же будет с мировыми ценами на нефть в ближайшие месяцы, а большие начальники, заправляющие в Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) вместо снижения добычи (для роста мировых цен) эту самую добычу решили нарастить, в очередной раз позабытой осталась главная проблема всех нефтедобывающих стран - насущная необходимость диверсификации их экономик.

То, что об этом ежегодно в своих посланиях да обращениях к нации говорят первые лица государств, «замешанных» на нефтедобыче - давно уже всем привычное явление. Грозятся эти первые лица и увеличением ассигнований на науку и новые технологии, выделением средств на развитие альтернативных источников энергии. И даже надеются на то, что очень скоро нефть вообще никому в мире не понадобится. Но вот подишь ты: как грозило падение мировых цен на нефть неслыханными бедами и напастями всем нефте-добывающим государствам, так воз и ныне паркуется все там же.

Итак, что же будет с нефтяными ценами на ближайщие месяцы? Чем это обернется для мировой экономики? Что делать всем тем, кто нефтью единой до сих пор жив-здоров, и на что-то иное в плане доходов в казну государственную не расчитывает? И как все-таки сделать так, чтобы заседания разных чиновников от ОПЕК не наносили столь уж разрушительного ущерба тем государствам, где по нефтяным раскладам верстается не просто госбюджет, но и реально определяется благосостояние (или отсутствие такового) для подавляюшей части собственного населения?

ОПЕК надо давно ликвидировать. Но никому это не нужно, а сами эти граждане добровольно по своим «нефте-камерам» не разбегутся

Начнем с самых элементарных сюжетов, осознав которые можно хотя бы приблизительно просчитать, что будет на мировых нефтяных рынках на ближайшие несколько месяцев. Вот на недавнем заседании представителей стран ОПЕК было решено увеличить добычу нефти теми, кто входит в эту контору-картель. Логика вроде бы «от сумашествия» - товар итак стоит в три раза меньше, чем полтора года назад. А производители еще намерены больше его выбрасывать на давно перенасыщенный рынок, и тем самым снижать цены на «черное золото» до попросту неприличных цифр.

Утверждают некоторые эксперты и о 40 долларах за баррель в ближайшие пару недель, а кто-то и совсем пессиместичен - меньше 30 долларов видят такие персонажи цену уже к началу марта будущего года. При этом не забудьте: больше половины нефтедобывающих стран не входят в ОПЕК, им никакие тамошние решения да квоты- не указ. Но они ведь тоже - игроки нефтяного рынка, свою нефть они туда регулярно все равно подбрасывают, поэтому, чем ее там будет больше, тем цены на «черное золото» будут все ниже.

Ко всему подобному «ОПЕК- заговору» по росту добычи нефти следует добавить и весьма непростую ситуацию, которая нынче складывается на газовых рынках, что напрямую касается таких стран, как России и Туркменистана. «Турецкому потоку» фактически уже подписан смертный приговор (пока господин Эрдоган находится у руля в Анкаре), никакого Транс-каспия из Туркменистана в Европу не допустят ни Россия, ни Иран. А Китай если и будет закупать у России газ (помните такой активно рекламировавшийся проект как «Сила Сибири»?), то совсем не в тех объемах, на которые расчитывали изначально в Москве.

Самое же важное во всей этой смутной ситуации вот что: ОПЕК давно уже перестала хотя бы элементарно регулировать мировые цены на нефть, для чего, собственно говоря, ее в 1960 году и создавали. Если товара на рынке становится много, то его «попридерживали», и тем самым увеличивают его мировую стоимость. И наоборот. Но ОПЕК давно уже подобным регулированием спроса-цены на нефть не занимается. Каждый там гребет в своей «нефте-лодке», и всем до всех остальных - по «большому барабану».

Замечу, что если еще пару лет назад целый ряд стран рассматривал возможность вступления в ОПЕК, а кое-кого (типа Индонезии) туда даже официально приглашали, то сейчас на повестке дня вопрос совсем другого содержания: а кому нужна эта группа стран, где каждый себе- командир, где министры энергетики не в состоянии ни о чем конкретном и скоординированном договориться? И где решения, принимаемые узкой кучкой лиц не только никакого влияния на рынок не оказывают, но только вносят все больше хаоса и неопределенности во всю энергетическую картину мира (которая итак от многочисленных геополитических конфликтов сама по себе не внушает оптимизма)?

Ведь действительно наблюдается какой-то международный нефте-абсурд. Все кругом ждут каждого очередного заседания министров энергетики стран ОПЕК (а следующая их встреча намечается аж на июнь будущего года, и это если не произойдет до этого чего-то совсем уж нефте-обвального). А как только такая встреча проходит, то никто и ничего не может по ее результатам понять.

Вроде бы снижение цен на нефть бьет по бюджетам прежде всего нефте-добывающих государств, включая и тех, кто в ОПЕК не входит (Россия, Казахстан, Азербайджан, Мексика, США, Норвегия и так далее). Но собрались дядечки из ОПЕК - нарастить решили еще добычу, снизили тем самым мировые цены, и сами же себе (в первую очередь) нанесли совершенно конкретный финансовый ущерб, исчисляющийся в миллиардах долларов. Ради чего? Может быть, они совсем выжили из ума, и сами себя решили уничтожить?

К примеру, та же Саудовская Аравия, которая единоначально «рулит» в ОПЕК, снижением цен на нефть фактически подрубает финансовую основу собственного благополучия. Растет внешний долг королевства, урезаются многочисленные государственные программы соцподдержки, а посему народ явно начнет выражать по этому поводу недовольство. И тем самым Саудовская династия оказывается перед лицом кризиса самого существования государства. Тогда зачем она все это делает: ей что, движет безудержная жажда похоронить американскую сланцевую нефтедобычу, и вновь установить исключительно саудовскую монополию на нефтепродажи на мировых рынках?

Иран здесь виноват лишь частично. Больше виноваты слухи и домыслы вокруг его энергетики

Еще одна нефте-загадка последних месяцев- это Иран, ядерная сделка между Тегераном и Вашингтоном, и якобы возможность снятия санкций с Ирана уже в самом ближайшем будущем. А если такое произойдет (если), то вроде как нефть из Ирана сразу же должна политься на мировые рынки, и тогда уже баррель «черного золота» будет стоить то ли 20, то ли даже 10 долларов. Самое поразительное, что все подобное на полном серьезе обсуждают очень даже с виду авторитетные персонажи из мира нефте-прогнозов. И чем больше подобных обсуждений -рассуждений, тем нефть на самом деле на мировых рынках стабильно продолжает дешеветь.

Та же ОПЕК, куда Иран, между прочим, входит несмотря ни на какие санкции, свои последние решения об увеличении добычи мотивирует именно «иранским фактором». Дескать, санкции против Ирана все равно снимут (интересно, кто этой публике подобное внушил?), а значит, это автоматически вернет Тегеран на передовые позиции в энергетическом мире. Со всеми вытекающими отсюда последствиями - то есть еще большим снижением стоимости нефти на мировых рынках.

Пока на долю стран ОПЕК приходится более 40 процентов мировой нефтедобычи, но вся ее политика - полная неопределенность - причем абсолютно во всем. Та же самая картина - и вокруг Ирана с его нефтезапасами, экспортом и элементарной геополитикой в зоне Персидского (Арабского) залива. А это - прямое противостояние с Саудовской Аравией, усиление роли Ирана в Сирии и Ираке (который тоже вот-вот по полной программе вернется на мировые нефтяные рынки, где пока Багдад работает явно не в полную мощь), а также возможное сотрудничество в энергетической сфере России, Азербайджана и Ирана.

В итоге вся эта неопределенность напрямую дает во-первых, возможность самому Ирану выбирать для себя и форму поведения в рядах ОПЕК, а также в отношениях со своими нынешними и будущими клиентами (это на случай, если санкции против Тегерана на самом деле будут постепенно отменяться, что далеко еще не факт). А во-вторых, Иран может одновременно разыгрывать сразу несколько нефте-газовых карт - и с Туркменистаном, и с Россией, и с Азербайджаном, и в отношениях с Индией и Пакистаном (плюс добавим сюда существенные газовые возможности иранцев).

Все это будет напрямую влиять как на мировые цены на нефть, так и подспудно «подвешивать» любые иные энергетические расклады- как вокруг Каспия, так и самого региона Персидского (Арабского) залива. Ведь свистопляска вокруг Сирии - только вершина огромного «айсберга региональной нестабильности», которая будет очень длительное время еще оказывать прямое влияние на мировые цены на нефть. Плюс заставлять «играть в геополитику» здесь и те государства, которые от здешних краев расположены на очень почтительном расстоянии.

Америке заграничная нефть больше не нужна. Но и со странами ОПЕК американцам нужно срочно что-то делать

Теперь - о самом влиятельном, и пока держащемся несколько в тени нефтяном игроке рынка - Соединенных Штатах. Почти все эксперты твердят в один голос, что вся эта эпопея с падением цен на нефть устроена саудитами для того, чтобы не столько России чем-то насолить, сколько похоронить сланцевую промышленность США. Эти ребята - прямые конкуренты саудитам на мировых рынках. А поскольку Эр-Рияд может себе позволить жить-не особо тужить и при ценах в 10 долларов за баррель нефти (для сланца в Соединенных Штатах добыча имеет смысл только при цене как минимум в 65-70 долларов за «бочку»), то борьба на истощение будет вестись саудовцами и дальше.

«Победный конец» здесь предусматривает полный отказ американцев от собственного производства нефти, и признание того факта, что Вашингтон не может по своему усмотрению определять мировые цены на «черное золото». Но тут вот какие интересные реалии наблюдаются. Сама Америка нефтью перезатоварена и перенасыщена. США итак покупают втрое меньше нефти на мировых рынках, чем еще 10 лет назад. Многие рынки, которые раньше работали только на Америку, нынче для нее вообще не имеют никакого значения.

Почти ничего не покупает Америка из нефти в Африке, соседняя Мексика, которая раньше экспортировала нефть в США теперь сама у них намерена приобретать «черное золото». Все меньше поставляет в Соединенные Штаты нефти Венесуэла, а Катар, который понастроил на побережье Техаса несколько терминалов для поставок в Америку сжиженного газа, нынче срочно пристраивает свое сырье в Европу и Азию. Свои же сланцевые компании не просто сделали за последние 6-7 лет Америку почти полностью нефте-снабжаемой собственными ресурсами, но и позволили американскому правительству строить совершенно иную политику в отношении нефте-экспортирующих государств, нежели это было еще несколько лет назад.

В Саудовской Аравии, правда, ждут, что еще годик-два, и американские сланцевые компании пойдут по миру, разорятся и те, кто сланцевые энергоресурсы добывал в соседней Канаде (в том же канадском Калгари более половины нефтяных компаний временно уже приостановили свою работу. Но как показывает практика, нет ничего более постоянного, чем временное). А если это произойдет, то тогда те же саудовцы легко могут вновь поднять мировые цены на нефть до 100-120 долларов за баррель, и уже вроде как от американских конкурентов ни в чем не зависеть.

Но так может быть только в теории, которая полностью оторвана от жизни. Прежде всего, Саудовская Аравия находится полностью под финансовым и военным контролем США. Американцы в любой момент могут так «построить» тамошнего короля с его двором и ближайшими родственниками, что само существование королевства в его нынешних границах тут же будет поставлено под очень большой вопрос.

Почему так до сих пор не произошло? Просто на сегодняшний день Америке Саудовская Аравия нужна для решения ряда ближневосточных проблем, и конкретно США нынешнее падение мировых цен на нефть не особо задевает. Плюс саудовская игра на понижение мировых цен бьет по карману двух главных геополитических противников Соединенных Штатов - России и Ирана (к тому же непросто и Венесуэле, но с ней Вашингтону после смерти У. Чавеса разбираться стало намного легче).

И тут вновь для стран-экспортеров нефти (прежде всего - России, Казахстана и Азербайджана) на повестку дня выходит главный, и ставший уже вечным вопрос. Почему до сих пор «игры в котировки» стран ОПЕК, США, кого-то еще напрямую угрожают национальной безопасности вышеупомянутых государств? Почему падение цен на нефть на мировых рынках, к чему ни одна из вышеперечисленных постсоветских стран не имеет никакого отношения, бьет их под самый «дых» уже не в первый раз? И сколько подобное положение дел будет продолжаться?

Здесь надо прежде всего отметить тот факт, что рынки всех трех постсоветских нефте-экспортирующих республик - очень емкие, и могут работать при тесном взаимодействии почти полностью только на себя. В той же России все эти два года так называемых «западных санкций» идет самый натуральный саботаж. Российские правящие круги при всем своем словесном якобы патриотизме ждут-не дождутся, когда же эти самые западные санкции закончатся. А вместо развития собственного производства все время стонут, что цены на нефть вновь снизились, а значит, они смогут меньше (и уже меньше на Западе, чем на Востоке) приобрести тех или иных промышленных и продовольственных товаров.

Тоже самое касается и Казахстана, против которого санкции никто не вводил, но который повязан с Россией массой внешних соглашений, включая и торгово-экономические. А ведь имеющиеся деньги из госкармана надо тратить на развитие своей страны, национального аграрного и промышленного сектора. И тогда никакие мировые цены на нефть и их падение не будут угрожать национальной безопасности страны. Плюс нужен здоровый протекционизм собственной экономики. А вступление в разного рода ассоциации свободной торговли, где вся «свобода» - это беспрекословное подчинение тем, кто сильнее, влиятельнее и просто циничнее.

А пока этого всего не будет, любое движение мизинца левой ноги министра энергетики Саудовской Аравии или клерка штаб-квартиры ОПЕК в Вене будет повергать в полное уныние руководство десятков стран мира. Которые сами нефть на внешние рынки по-прежнему при любых ценах экспортируют, но ничего кроме нефти для обеспечения нормальной жизни собственного населения производить так до сих пор и не научились.

Саудовская Аравия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 21 декабря 2015 > № 1587952 Юрий Сигов


Евросоюз. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 9 декабря 2015 > № 1573677 Юрий Сигов

Связаны одной трубою

Росссийский газ может вообще не попасть в Европу, а энергоресурсам из Центральной Азии в европейском направлении могут теперь «перекрыть кислород»

Юрий Сигов, Вашингтон

Последние события в отношениях России и Турции могут вполне перерисовать всю картину взаимосвязей не только между этими государствами, но и региона Центральной Азии. Слишком многое здесь завязано на сотрудничестве с Турцией и Россией, и слишком много конкретных точек соприкосновения двух стран именно в центральноазиатском регионе, чтобы нынешнее обострение взаимоотношений Москвы и Анкары осталось бы где-то в стороне.

Можно много здесь вновь и вновь толковать о вездесущей геополитике. Можно обсудить и личные отношения первых лиц двух стран, каждое из которых- сам себе первый командир, и никакого «пырхания» с противоположной стороны ни за что не потерпит. Но куда интереснее будет посмотреть на то, чем нынешний конфликт в российско-турецких отношениях обернется для «большой энергетики». Причем не только двусторонней по оси Москва-Анкара, но и той, что кормит как минимум три государства Центральной Азии.

Проблема эта чрезвычайно важна даже не столько на ближайшую перспективу, сколько на более отдаленные планы, вынашиваемые не только главными потребителями центральноазиатских энергоресурсов в странах Евросоюза, но и взаимоотношения между Россией и государствами региона. Ведь российские нефть и газ по-прежнему в существенных масштабах идут именно в Европу (сколько бы та не вводила против Москвы санкций). А вот что будет теперь после конфликта на турецком направлении для российской стороны - очень даже большой вопрос.

«Южный», «Турецкий», кто следующий?

Начну с наиболее амбициозного проекта российско-турецкого газового сотрудничества, который возник на почве полного бардака в российско-украинских отношениях, и их дальнейшей бесперспективности с точки зрения какого-то вменяемого газового транзита в европейском направлении. Напомню, что Украину российское руководство решило оставить «на обочине», а пустить свои газовые поставки в единую Европу именно через Турцию.

Тут следует кое-что изначально уточнить, потому как без имеющихся в подобном проекте чисто морально-идеологических нюансов вообще не понять, зачем вся эта «каша» с так называемым проектом «Турецкий поток» заваривалась. И что заведомо грозило ей не просто помешать теоретически, но и на практике реализовать любую подобную, причем выгодную обеим сторонам с виду сделку.

Итак, Европа уже не первый год жалуется на то, что ей надо как можно быстрее «избавиться» от якобы российской энергетической монополии, и по газу - в первую очередь. Заместителями российского газа сразу же подвязывались страны Центральной Азии и Азербайджан. То, что для российских поставок есть все - и инфраструктура, и договариваемость по ценам, и надежность добычи и продаж - так вот все это никаким европейским разумом к сведению не принималось. Надо было непременно рвать все газовые дела именно с Россией - и точка.

Еще до украинских событий Россия пыталась любыми путями отказаться от транзита по старым маршрутам, и предлагала Европе так называемый «Южный поток». То есть запустить газ по дну Черного моря через Болгарию, Грецию - и далее уже на южно-европейские рынки и на Балканы. Но тут опять вмешалась «большая политика», и по указанию из Вашингтона страны ЕС (Болгария в первую очередь) вдруг (хотя все это было ясно изначально) отказала России в прокладке трубы «Южного потока» через свою территорию.

Замену тут же нашли вроде бы в Азербайджане и Туркменистане, опять потянулись косяки евросоюзных чиновников с визитами в Ашхабад и Баку. И хотя толку во всей этой суете было «ноль», «Южный поток» был прикрыт. Россия от досады поругала в очередной раз «продажную Болгарию», и тогда-то решено было сделать ставку в подобных газовых поставках в Европу на вроде как «почти нейтральную» Турцию.

Турок подобный вариант устраивал, потому как они по чисто складывающейся политической конъюктуре становились главными распорядителями российского газа (о газе, идущем в Турцию из Азербайджана можно давно уже не говорить: здесь именно Анкара диктует и цены на газ, и величину скидок, которые турки легко выбивают из азербайджанцев, и многое другое). Москву подобный расклад вроде как не особо беспокоил, потому как надо было как можно быстрее отказываться от украинского газового транзита. А турецкая сторона в этой ситуации вроде выступала в роли «единственного спасителя» для Москвы.

И тут случилось самое интересное. После прошлогоднего визита в Турцию российского президента было решено запустить «Турецкий поток», по которому российский газ частично попадал бы и на турецкий рынок, а остальное шло бы в Европу. Начались даже кое-какие подготовительные работы, стали считать сколько ниток трубопровода понадобится (сошлись на четырех). А сами турки тут же стали буквально выцыганивать из России очень даже неслабые скидки на будущие поставки российского газа. Да и к тем поставкам, которые попадали в Турцию ранее, Анкара также стала настаивать на «более льготной цене».

Не буду здесь обременять цифрами всех тех расчетов по поставкам российского газа, которыми мучали себя многочисленные эксперты в течение всего этого года. Скажу только, что планы самого проекта менялись за это время неоднократно, мощность «Турецкого потока» пересматривалась в сторону ее снижения из-за просто грабительских условий, которые навязывали турки Москве. При этом за все эти месяцы так и не было подписано межправительственное соглашение по проекту. То есть реальная договорная основа для любых проектов подобного масштаба и денежной стоимости.

Для пущей важности ссылались при этом на то, что в Турции никак не могут вроде бы сформировать правительство. Но суть дела оставалась совершенно иной: Анкара поставила своей задачей как можно дольше шантажировать Россию проектом, как можно быстрее проталкивать сооружение газопровода с другим, куда более податливым партнером - Азербайджаном. И тем временем внимательно смотреть за тем, что будет дальше по Ирану и возможному снятию с него международных санкций.

Российский газ будем заменяться в Турции катарским. Далее - участие Анкары в единой команде с Брюсселем по прокладке Транскаспийского газопровода

Что же делать с «Турецким потоком» теперь, когда его осуществление после «самолетного конфликта» между Москвой и Анкарой становится просто нереальным? Схема вырисовывается следующая. Сам «Турецкий поток» будет почти гарантировано свернут (тем более, что с ним никто по-серьезному и не вел работ), и с этим российской стороне изначально надо было смириться.

То, что Турция пока получает газ из России, в том числе и в сжиженном виде- дело времени. Уже на следующий год турки хотят, как минимум четверть поставок в сжиженном виде из России перекрыть закупками газ в Катаре. Дополнительные средства турецкая сторона выделяет и на форсирование проекта ТАНАП с Азербайджаном, чтобы получать недостающие из России кубометры «голубого топлива» именно с азербайджанских месторождений Каспийского моря.

Не забыли турки и про Туркменистан. Они теперь не просто грозятся словесно, но и на практике совместно с европейцами станут долбить и Баку, и Ашхабад насчет Транскаспийского газопровода, чтобы притащить в турецкие хранилища туркменский газ. Здесь, правда, мало что будет зависеть, что от Туркменистана, что Азербайджана. И Россия, и Иран могут этому варианту газового снабжения что Турции, что стран ЕС перекрыть кислород по полной программе. Причем не исключено, что с угрозой применения военной силы.

Что также еще показательно: что отдельные турецкие эксперты, что российские пытаются выдать желаемое за действительное, и намекают на то, что вообще-то Турция вовсе не отказывается от газового сотрудничества с Россией. И даже вроде бы нуждается в нем как никогда ранее. Поэтому вся эта история со сбитым российским самолетом над Сирией должна «вот-вот» отойти на второй план. И тогда вроде как о «Турецком потоке» обе стороны опять вспомнят.

Но подобные рассуждения - явно от лукавого. Никакого улучшения отношений между Россией и Турцией не только не намечается, но конфликт между двумя странами будет и дальше углубляться, чему есть вполне объективные причины. И та, и другая сторона просто обязаны проявить твердость, чтобы «потенциальному партнеру» больше было неповадно вести себя так, как получается на данном этапе. А соответственно ни о каком что «Турецком», что ином газовом потоке рассуждать сейчас просто неуместно.

Да и та же Украина за прошедшие полтора года как перевалочная база для российского газа, идущего в Европу, ничуть «надежнее» для Москвы не стала. То есть российской стороне все равно придется что-то решительное предпринимать, чтобы основной продукт своего экспорта - природный газ своему главному потребителю - странам Евросоюза все-таки доставлять.

«Европейская газовая засада» для России, и что с этого может поиметь Центральная Азия?

И здесь очень мутные перспективы вырисовываются с поставками российского газа в Европу по любым, альтернативным турецким и украинским направлениям. То есть опять-таки обычная логика нормального, взаимовыгодного сотрудничества между Россией и ЕС уступает место чисто политической бессмысленной конъюктуре, и нежеланию руководства Евросоюза сохранять с Москвой какие-то взамовменяемые отношения.

И вот еще что важно. У России долгое время была надежда на так называемый «Северный поток», по которому газ под водами Балтики пропускался в Германию, а уже оттуда - по всей «заинтересованной в нем» Европе. С учетом влияния Германии и ее конкретного экономического интереса российское руководство было уверено в том, что именно «Северный поток» в случае обострения конфликта с Украиной и Турцией все равно доставит газ из России в Европу.

Но тут в очередной раз командующие внешней политикой в Москве лица полностью просчитались. Они, как и в случае с Украиной, совершенно не принимали во внимание то, что нынешняя Европа - не просто никакой не партнер для России, а ее чуть ли не основной противник. Вне зависимости от того, делают ли это европейские руководители по своей собственной инициативе, или им указывают на необходимость подобного поведения из-за океана.

Так вот маленькие, но гордые девять стран ЕС (некоторые из которых еще вчера вроде бы нельзя было заподозрить в каких-то совсем уж анти-российских настроениях) выступили против этого проекта. И посчитали, что Европа опять-таки «слишком будет зависеть от российского газа в то время, как ситуация вокруг Украины остается нестабильной». С точки зрения опять-таки нормальной логики подобное заявление иначе как бредом не назовешь. Но вот только вся сегодняшняя мировая политика - этот тот самый бредовый абсурд, к которому постепенно все вокруг привыкают как к обыденному и общепринятому явлению.

Кстати, обе нитки «Северного потока» финансируются немецкими банками, и в Москве надеются на то, что Германия как «старшая по обще-европейскому бараку» просто цыкнет на всякие там Эстонии с Румыниями и «Северный поток» сохранит. Но тут не следует так уж на подобное надеяться. На саму Германию может очень даже неслабо надавить Америка, и тогда лавочка с «Северным потоком» будет закрыта также, как и «Турецкий поток». Что поставит Россию с ее газовыми поставками на европейские рынки по-настоящему в критическое положение.

В этих условиях почти гарантировано усилится давление со стороны как Евросоюза, так и Турции на страны Центральной Азии именно по энергетическим вопросам. Идея с Транскаспийским трубопроводом очевидно будет по полной программе реанимирована, а особое место в этом «списке новых газовиков» будет отводиться для Европы Азербайджану. Да и Туркменистан реально почувствует на себе, что такое нынешние плохие отношения между Москвой и Анкарой.

В этой ситуации важно будет и то, как поведут себя еще два энергетических клиента Центральной Азии и Каспия - Китай и Иран. Иранцы сейчас по большей части выжидают, как, и в каком объеме будут сниматься (это еще если будут) санкции против него. И соответственно уже по этому раскладу планировать ,что делать с собственными газовыми и нефтяными поставками на европейские рынки (хотя их придется, скорее всего, также согласовывать с Турцией, а это очень даже будет непросто сделать).

Что касается азербайджанцев, то для них принципиально, чтобы никто те же Узбекистан и Туркменистан по газу, и Казахстан по нефти «на Европу» не отвлекал. Возможностей у Пекина отговорить Ашхабад от Транскаспийского проекта есть более, чем достаточно. А вот Азербайджану китайцы в принципе не указ, тем более, если там усилят свое «трубопроводное давление» турки.

В результате сейчас складываетсся обстановка, при которой Россия может оказаться в ближайшие несколько месяцев практически полностью отделенной от европейских рынков (по крайней мере таковы перспективы). В это же время резко усилится давление на Азербайджан и Туркменистан со стороны, как Турции, так и ЕС (а ведь есть еще и американцы, которые будут содействовать и тем, и другим), чтобы доставить каспийский газ на европейские рынки. И тогда уже итак весьма опасное противостояние России и «коллективного Запада», к которому подключились теперь и турки, может выйти на новый, и крайне непредсказуемый по последствиям виток.

Евросоюз. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 9 декабря 2015 > № 1573677 Юрий Сигов


Иран > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 20 ноября 2015 > № 1557943 Юрий Сигов

Каспийские замыслы Тегерана

Если с Ирана когда-нибудь все - таки будут сняты международные санкции, то туркменский газ никогда не попадет в Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока в Сирии воюют все против всех, да еще с участием многих «обеспокоенных» из дальнего зарубежья, как-то притихли дискуссии о том, что же дальше будет с иранской ядерной программой, американскими санкциями против Тегерана и соответственно - с мировыми ценами на энергосырье. Особо педалировать «иранские дела» не хотят на данном этапе ни Соединенные Штаты, ни готовые, в принципе, вернуться в Иран в любой момент европейцы (но это если на то даст «добро» Вашингтон), ни Россия, которая куда больше заинтересована сейчас в иранской поддержке своей позиции в сирийском вопросе, нежели зацикливаться вновь и вновь на по-прежнему сохраняющихся ограничениях, наложенных на жизнь рядовых иранцев так называемым «мировым сообществом».

Многие считают, что Иран и сам рад подобному затишью: пока на «ядерном фронте» вроде как ничего крамольного у иранцев не нашли, а в Вашингтоне лично президент США Б. Обама отстаивает ядерную сделку с Тегераном перед лицом весьма рассерженного ею конгресса, иранцы стремятся как можно увереннее расправить свои как «политические», так и экономические плечи. И по большей части это касается большой энергетики, а также доставки энергоресурсов из региона Каспийского моря.

Естественно, что Иран и сам как один из крупнейших в мире производителей нефти и газа мечтает в полный рост выйти на мировые рынки. И развивать одновременно как западный, так и восточный маршруты своей энергетической деятельности. А для этого иранцам надо сделать все возможное, чтобы со своим сырьем попасть как на рынки Европы, так и ближней к Ирану Азии (прежде всего Индии и Пакистана, но в потенциале рассматривается и Китай).

Что же касается стран Каспийского региона и конкретно Туркменистана, Казахстана и Азербайджана, то их позиция Иран волнует прежде всего в вопросах прокладки Транс-каспийского газопровода, а также окончательной делимитации водной поверхности Каспийского моря. По этим вопросам Иран не только выступает, по сути дела, определяющим игроком в регионе, но и при желании в случае снятия санкций (хотя до этого вполне может и никогда не дойти) готов сам навязать свои правила игры в «большую энергетику» в бассейне Каспия.

Президент Туркмении чего-то Европе все время обещает. А президент Ирана в ответ на это только скептически посмеивается

Самым, пожалуй, важным для всего бассейна Каспия от выхода иранцев вновь на первые позиции в регионе становится вопрос о возможности прокладки в любом виде Транскаспийского газопровода для доставки туркменского голубого топлива через Азербайджан и Турцию на европейские рынки. Затея эта мусолится с самого момента распада СССР, и кто только к ней и в каком формате не прислонялся. А уж какое количество чиновников всех мастей и званий наезжало в Ашхабад по данному вопросу - так уже сразу не упомнить.

Одно время казалось, что европейцы все-таки «додавят» вопрос о газопроводе «Набукко», соберут требуемые для этого миллиарды евро и уговорят Баку и Ашхабад плюнуть на оставшуюся «каспийскую тройку», включая Иран, и начнут прокладку под водами Каспия магистральную трубу. Но потом и денег Евросоюз пожадничал, и особо хозяйничать на Каспии Баку и Ашхабаду ни Москва, ни Тегеран не позволили. И вновь идея с Транскаспийским газопроводом потихоньку затухла.

Если же посмотреть на чистую прагматику, то проблему эту обсуждают на всех уровнях более 20 лет. Толку в практическом плане от всех этих дискуссий нет, а позиция Ирана, что после распада СССР, что нынче остается неизменной. Никаких «подводных строек века» иранцы ни туркменам, ни азербайджанцам не позволят. Никакого туркменского газа Тегеран в Европу пускать не намерен, а вот в свои северные районы иранцы готовы проложить из Туркменистана еще две нитки, причем финансировать проект готова сама иранская сторона.

Причины, по которым Иран противится прокладке Транскаспийского газопровода, можно разделить на открыто-официальные и те, о которых принято лишь догадываться по чисто политическим соображениям. На людях иранские представители всегда упоминают о якобы экологической опасности прокладки любых трубопроводов под водами Каспия. А также повышенную тектоническую опасность возможных разломов от частых здесь землетрясений. Что неизбежно повредит подводные трубы с газом и обернется полной природной катастрофой для всего Каспийского региона.

А ведь есть еще реальное загрязнение Каспия, которое главным образом происходит от шельфовой добычи нефти в прибрежных водах Азербайджана. Конечно же, совсем не загрязнять воды Каспия при нефтедобыче ни у кого и никогда не получится - даже при самых современных очистных технологиях. Но Иран на подобное не просто обращает регулярно внимание, но и дает понять, что никакого трубопровода по дну Каспия с газом он не допустит. Сколько бы еврочиновники не ездили в Ашхабад, и чего бы там им не обещал туркменский президент.

Здесь надо также учесть, что на сегодняшний день и на следующие 5-7 лет ситуация, скорее всего, не изменится. Европа приоритетно себя обеспечивает газом из России. Объемы называются разные - от 130 до 150 млрд. кубометров, но тому же туркменскому газу там чисто технически места нет. Да, им можно заменить российский газ, но, во-первых, сама Россия этого не допустит. Во-вторых, Иран сам на европейский рынок имеет собственные виды, и зачем ему там нужен туркменский конкурент? А в-третьих, туркменский газ подписан в огромных количествах для Китая и севера самого Ирана. Так зачем, спрашивается, Ашхабаду кто-то будет в том же Тегеране способствовать с выходом на европейские рынки, если от этого дальше будут одни проблемы?

При этом Ирану сегодня куда важнее найти общий язык по газовым вопросам с Турцией, нежели разыгрывать какие-то «каспийские карты» с газовыми комбинациями с Туркменистаном и Азербайджаном. С Турцией, правда, ситуация будет и дальше накаляться политически - и главным образом из-за обстановки в Сирии. Но реальная экономика и газовые поставки из Ирана в Турцию для ее собственных нужд должны по идее хотя бы на время политические разногласия между Тегераном и Анкарой отодвинуть на второй план.

Тегеран может подключиться к проектам Турции и Азербайджана. Но только в качестве ключевого игрока, а не «младшего партнера»

Очень важен в этой связи проект ТАНАП, который осуществляется совместными усилиями Азербайджана и Турции. Отношения между этими двумя странами с виду кажутся братскими, но когда дело касается «большой энергетики», то далеко не все здесь идет так уж гладко. Те же турки с большой настойчивостью регулярно выкручивают «газовые руки» Баку, буквально вышибая с него довольно приличного размера скидки на поставки газа для собственных нужд.

В том, что касается поставок на европейские рынки азербайджанского газа через трубопровод ТАНАП, Баку обещает Европе ежегодно около 30 млрд. кубеметров голубого топлива. Если к проекту подключится Туркменистан, то это еще как минимум 30 млрд. кубометров, на что в отдаленной перспективе рассчитывают в штаб-квартире ЕС, но чего ни Россия, ни Иран не допустят. Но ведь есть еще и иранский газ, который может пойти в Европу через всю ту же самую Турцию.

И здесь Иран может использовать самую эффективную составляющую своего газового плана для налаживания поставок в Европу - попросту купить весь проект ТАНАП и, в частности, доли, которые принадлежат в нем и Азербайджану, и Турции. Баку уже давал понять, что свою долю иранцам он вполне может уступить. То же самое готова сделать и Турция, если в чисто коммерческую сделку не вмешается большая политика в лице сохраняющейся напряженности вокруг Сирии и активного участия в этом конфликте именно официального Тегерана.

Нельзя, правда, забывать о том, что даже при самых оптимистических раскладах проект ТАНАП по доставке газа в Турцию с Каспия и далее- на европейские рынки может заработать только к 2019 году. До этого времени Иран мог бы попытаться снять с себя основные «болезненные» санкции, в том числе те, которые тормозят развитие его энергетического сектора. И уже отталкиваясь от этого, смотреть, что для Тегерана станет выгоднее - продавать в наращиваемых объемах газ Турции или крепко завязываться с поставками на европейские рынки, куда ведь по-прежнему идет газ и из Азербайджана, и из России.

Специалисты считают, что к 2022 году по трубам проекта ТАНАП в Европу можно было бы прокачивать более 30 млрд. кубометров газа. Иран весь такой объем сам не потянет, с Азербайджаном он, в принципе, может договориться о совместных поставках. А вот туркменское сырье под Каспием Тегеран пускать себе во вред ни за что не станет. И заметим, что все подобные расчеты имеют место только в одном, но очень важном случае - гарантированной политической стабильности во всем регионе Передней Азии.

Но вот только времена-то нынче совсем иные. Ну кто и кому какие гарантии нынче может дать? Что по дальнейшей судьбе Сирии, что по поведению Турции на следующие пару лет (вопрос создания некоей «новой Османской империи» никто с повестки дня правящей партии в Турции пока не снимает). Добавьте сюда и то, что та самая ядерная сделка, которую заключили между собой США и Иран, еще далеко и ничего не решила. Процесс ее приведения в какую-то практическую плоскость и попытка снятия определенных санкций с Ирана пока ни к каким конкретным результатам не привели. И еще не факт, что вообще такая отмена санкций на обозримую перспективу состоится вовсе.

У Ирана на первом плане - Сирия. На втором- снятие санкций для возобновления энергоэкспорта. А на-третьем - завершение национальной ядерной программы

Таким образом, Ирану сегодня совершенно не выгоден Транскаспийский газопровод, вне зависимости от того, как активно будут дальше налаживаться отношения Тегерана с Ашхабадом и Баку. Иранцы считают, что на Каспии у них теперь куда существеннее развязаны руки, и они теперь могут диктовать своим ближайшим соседям именно свои национальные интересы. А не прислушиваться к тому, что важно и принципиально для «партнеров с севера».

Сейчас у Тегерана на первом плане доведение до какого-то приемлемого исхода ситуации в Сирии. Если смотреть на то, что там происходит непредвзято и прагматично, то никакого «нормального», то есть устраивающего Иран решения кризиса в Сирии нет, и не предвидится. Правительство Б. Асада, поддерживаемое Тегераном, не в состоянии взять под контроль даже половину территории страны. А Иран попросту не готов вводить в Сирию полномасштабно свои войска и вести там кровопролитные боевые действия (сколько бы их не поддерживала в таком случае российская авиация).

В то же время Иран и не может бросить своего сирийского союзника, потому как сам потеряет лицо и в глазах руководства Турции, и Европы и, что немаловажно, даст возможность своим соседям на противоположном берегу Персидского (Арабского) залива воспринимать Иран как мощную региональную державу.

Помимо этого, Ирану нужно сделать на ближайшие месяцы все возможное, чтобы воспользоваться нахождением Б. Обамы в Белом доме, и все же протолкнуть именно через американские источники снятие наиболее жестких и болезненных для своей экономики санкций. Это было бы позитивно воспринято местным населением в Иране, и дало бы шанс как вернуть часть замороженных в западных банках иранских государственных средств, так и наладить, наконец, на мировые рынки экспорт своих нефти и газа.

Есть вероятность того, что санкции эти будут сохранены, потому как американский конгресс настроен крайне антиирански и сделает все от него зависящее, чтобы санкции не были сняты до конца работы нынешней администрации демократов в Белом доме. А затем республиканцы уверены, что президентский пост перейдет к ним, и вся санкционная схема вновь против Ирана заработает на полную катушку.

И очень важно также то, что так называемая «ядерная сделка» между Тегераном и Вашингтоном, по сути дела, позволила Ирану сохранить свои ядерные разработки. Да, никто толком не может сегодня сказать, сколько на это потребуется времени. Как и бессмысленны разного рода инспекции МАГАТЭ, которые вроде как должны будут регулярно наведываться в Иран, чтобы на месте удостовериться в «неопасности» того, что делают иранцы на своих атомных объектах.

Пока все внимание американской администрации сосредоточено на ИГИЛ и том, что в конечном итоге произойдет в Сирии, Иран вполне может потихоньку продолжать доводить «до ума» свои ядерные разработки. И если ситуация в регионе обострится (а такое может произойти не только на сирийских фронтах, но и в Ираке, а также в соседней с Ираном Саудовской Аравии), то наличие ядерных технологий может очень даже поднять ставки Тегерана при любом дальнейшем развитии событий в регионе.

В результате Иран на ближайшие несколько месяцев может как серьезно укрепить свои позиции в каспийских делах (в том числе - энергетических), так и сыграть ведущие роли в Сирии, в отношениях с Турцией и всем регионом Персидского (Арабского) залива. Главное же для Тегерана - как можно скорее запустить процесс отмены западных санкций. Потому что как только этот процесс «пойдет», остановить его, по крайней мере при участии тех же России, Китая и многих стран Западной Европы, будет Вашингтону даже при очень большом желании практически невозможно.

Иран > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 20 ноября 2015 > № 1557943 Юрий Сигов


Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 19 июня 2015 > № 1411129 Юрий Сигов

Избавится ли мир от «нефтяного проклятия»?

Пока одни верят в цену 75 долларов за баррель черного золота, другие предрекают неизбежный закат «нефтяной эры»

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавно прошедшее заседание руководства стран ОПЕК, на котором решено было не сокращать объемы добываемой картелем нефти (а значит, и цена на нее будет оставаться по-прежнему намного ниже той, что планируется как «оптимальная» всеми нефтедобывающими государствами), продемонстрировало в очередной раз полную зависимость мировой экономики от навязываемых ей «сверху» политических решений.

Показательно и то, что за подобными решениями следуют весьма серьезные последствия прежде всего в финансово-экономической области для тех государств, которые в ОПЕК не состоят, но которые от экспорта нефти практически полностью формируют свои госбюджеты (а это на постсоветском пространстве прежде всего Россия, Казахстан и Азербайджан). Поскольку место политики в нефтяные расклады на мировых рынках не только на обозримую перспективу не ослабнет, а еще более усилится, любые прогнозы относительно стоимости барреля нефти даже на месяц-другой вперед становятся совершенно бессмысленными.

И здесь очень интересно оценить две совершенно нестыкуемые тенденции, которые затрагивают нынче сам факт добычи нефти, ее стоимость и потребность мировой экономики в черном золоте. Которая, вроде бы и регулярно растет, но в то же время все больше зависит от предсказываемых экспертами «альтернатив», которые по различным прогнозам могут вытеснить классическую нефть и нефтепродукты из промышленного оборота в ближайшие 15-20 лет. Но вот только так ли это?

Нефть «закатывается» уже не первый год. Но по-прежнему остается в цене, пусть даже и более низкой, чем раньше

Для начала давайте посмотрим на то, чем объясняют специалисты вроде как неизбежный «конец нефтяной эры», которая прилично по времени затянулась, но которая по-прежнему и определяет всю суть нынешней мировой экономики. Так, эксперты предполагали, что нефть должна будет перестать быть предметом первой необходимости для мировой промышленности уже к концу прошлого века. Однако ничего подобного по целому ряду причин так и не произошло.

Общее развитие мировой экономики начиная с 60-70-х годов прошлого столетия было таковым, что именно добыча нефти определяла общий научно-технический прогресс. Изобретение двигателя внутреннего сгорания, а затем даже при наличии двух разрушительных мировых войн резкое увеличение населения Земли обусловило растущие потребности в нефти и нефтепродутах. Да, постоянно те же самые эксперты твердили о том, что запасы нефти в земной коре ограничены, но данные по странам того же Персидского (Арабского) залива свидетельствовали о сроках в 150-180 лет как минимум до полного истощения тамошних нефтяных месторождений.

Поэтому никаких «нефтяных катастроф» на горизонте явно не просматривалось, и речь шла только о более совершенных методах добычи нефти. Чтобы обеспечить и развитие мировой экономики, и элементарное поддержание человеческих потребностей при растущей общей численности населения нашей планеты.

Между тем именно сейчас на повестке дня стоят очень серьезные вопросы, на которые под влиянием ежедневных политических пертурбаций и нестабильности на всех ведущих мировых рынках никто толком отвечать не готов. Что дальше будет с использованием нефти и газа в мировой промышленности, и по каким ценам эти ключевые энергоресурсы будут торговаться в ближайшие как минимум полгода-год?

Что будет предложено наукой в плане новых методов добычи полезных ископаемых, и нефти в том числе? Плюнут ли добытчики энергосырья на мировую экологию или все-таки станут как-то удерживать свои алчные денежные потребности, не давая природе полностью сгинуть под влиянием тех же сланцевых разработок, за которыми, как считают американские специалисты, все равно будущее развитие энергетики как минимум в странах Северной Америки?

Насчет науки и техники тоже пока все выглядит не совсем однозначно. Когда нефть подобралась по цене к 120-130 долларов за баррель, целый ряд ведущих американских научных учреждений получили контракты на разработку нового экономного двигателя для автомашин, который бы потреблял как можно меньше бензина при сохраняющемся пробеге. Были также спроектированы энергоемкие аккумуляторы, которые позволяли снижать расход топлива в двигателях и тем самым давали возможность снижать стоимость закупок нефти на мировом рынке (что частным потребителям, что отдельным государствам).

Заговорили даже о том, что к 2010 году можно будет якобы начать переводить весь автотранспорт на электричество. И в той же Америке в штате Калифорния уже были готовы запускать пилотный проект, позволяющий заряжать аккумуляторы батарей десятков тысяч автомобилей от обыкновенной электрической розетки.

Но затем случился «нефтяной ценовой обвал», и стоимость барреля опустилась ниже 50 долларов. С учетом того, что сланцевая добыча стала практически в одночасье нерентабельной по финансам, а политическая нестабильность в той же зоне Персидского (Арабского) залива еще неизвестно сколько будет сохраняться, то и всякие научные разработки экономных двигателей и аккумуляторов в такой ситуации теряют фактически какую-либо разумную актуальность.

Если же подобное положение дел сохранится как минимум еще год-два, то все прогнозы относительно того, что нефть вообще больше не будет двигателем технического прогресса, потеряют под собой какой-либо смысл. Выходит, что нефть опять понадобится, по невысокой цене, и как минимум в ближайшие годы не будет никакого резона говорить о том, что наука и техника должны совместными усилиями покончить с мировой зависимостью от черного золота и его влияния на дальнейшее развитие мировой экономики.

«Сланцевая сказка», на которую Америка будет продолжать делать ставку

Теперь посмотрим на то, что делается со сферой, которая от нефти как таковой отказываться не собирается. Но зато и развития дальнейшего может не иметь, если мировые цены на черное золото будут оставаться на нынешнем сравнительно невысоком уровне. Речь идет о сланцевых нефти и газе, мировые ресурсы которых по некоторым оценкам намного превосходят запасы классической нефти, а по другим данным так и вовсе неисчерпаемы.

Как известно, вся та самая «сланцевая революция», которая случилась в США к 2009 году, имела смысл только по одной причине: при стоимости обычной нефти в 130-150 долларов добыча сланцевой нефти с затратами в 75-80 долларов выглядела не только выгодной, но и на самом деле резко активизировала «выздоровление» всей американской экономики.

К тому же сланцевая добыча позволила США также резко сократить зависимость от поставок нефти и газа из арабских стран, прежде всего - Саудовской Аравии и Катара. Соединенные Штаты стали к 2011 году энерго-самообеспеченными, и даже при жалобах экологов да борцов за сохранение чистоты окружающей среды развитие сланцевой индустрии в стране продолжалось семимильными шагами.

И тут случился ценовой спад в энергосфере, а соответственно и добыча, как сланцевой нефти, так и сопутствующего газа, стала просто убыточной. Очень неустойчивым стал газовый рынок, который подвержен мощнейшему давлению политической конъюнктуры (посмотрите только на нынешний европейский рынок, где деньги и человеческий разум давно уже ушли на десятый план, а все определяют глупейшие политические схемы, наносящие всем вокруг только ущерб).

Совершенно по-иному теперь стали оценивать и возможности запуска в оптимальном денежном режиме и сланцевой промышленности, а также разработку новых сланцевых месторождений. Их, на самом деле, в мире не так уж много. По оценкам геологов, они расположены на территории 38 стран, и реально о промышленном масштабе добыче можно вести речь только в таких государствах, как США, Австралия, Индия, Канада и Китай. Для всего этого, правда, нужны передовые и весьма дорогостоящие технологии, а главное - разумный смысл, для чего все это добывать, если обычная нефть сегодня стоит вполне приемлемые суммы. И есть резон покупать ее, а не что-то сланцевое и дорогостоящее.

Что касается Европы, то там все попытки привить «сланцевую вакцину» прежде всего компаниями США пока ни к чему конкретному не привели. Европейцы предпочитают покупать обычную нефть, которая намного дешевле у стран Ближнего Востока, Азербайджана и Казахстана, а также Норвегии и Великобритании. А дальше уже как пойдут цены на нефть: поднимутся до 100 долларов за баррель- значит какой-то интерес к сланцевым делам может возродиться. Если же нет – значит, никто и голову с ними морочить себе на Старом континенте не станет.

Пока нефть никто отменять не собирается. Но никто не знает, что будет дальше с мировой политикой

Согласно данным американского министерства энергетики, к 2017 году США могут полностью отказаться от импорта нефти, а с 2030 года начнут экспортировать в промышленных масштабах и нефть, и газ. Пока Соединенные Штаты импортируют около 20 процентов требуемого им топлива, но к 2025 году будут уже экспортировать больше энергоресурсов, чем завозить.

Также ожидается, что примерно 10 процентов всех мировых поставок нефти будут покрываться американским экспортом из сланцев. Правда, подобный прогноз был сделан еще в 2013 году, когда нефть на мировых рынках стоила под 100 долларов за баррель. Между тем нынешний нефтяной ценовой передел может во все эти расчеты да прогнозы внести очень серьезные изменения.

К примеру, с точки зрения элементарной финансовой логики дешевле и удобнее всего покупать нефть у стран Персидского (Арабского) залива, где себестоимость добычи в 26 раз ниже, чем, скажем, на сланцевых пластах в США или Канаде, и в 19 раз дешевле, чем дают буровые в Северном море, что у норвежцев, что у британцев.

Между тем совершенно непредсказуемо выглядит и общая картина дальнейшего колебания цен на нефть на мировых рынках, как минимум до конца нынешнего года. Те же сланцевые поставки, по прогнозам самих американских экспертов, могут быть рентабельны только в пределах 15-20 лет, да и то если цены на нефть вернутся к 100-долларовой отметке. В противном случае сланцевые поставки вообще никакого значения на мировой энергетический рынок не будут оказывать. А страны ОПЕК даже без сокращения добычи добьются того, что цена за баррель черного золота вернется к концу года (как на то рассчитывают власти Саудовской Аравии и ОАЭ) к отметке в 75-80 долларов.

Не все понятно и с прогнозами по американским данным. Так, пик добычи нефти ожидается здесь к 2020 году, но потом она пойдет на спад, и с отметки в 11 млн. баррелей в день сократится до 9 млн. баррелей в течение следующих десяти лет. И опять-таки: все подобное просчитывается, исходя из полномасштабной сланцевой добычи, которая уже только в прошедший год если не полностью пошла на спад, то очень резко сократилась. И что будет дальше, не знают не только американские эксперты-энергетики, но что еще более существенно- политики, которые нынче «рулят» по своей прихоти всей мировой экономикой.

И тут-то как раз имеются большие опасения, что мировая политика полностью возьмет под контроль любые разумные поиски как альтернатив нынешней нефти в качестве топлива, так и вменяемой корректировке мировых цен на черное золото. Прежде всего, продолжаются «политические игры» в регионе вокруг военной силы так называемого Арабского халифата» у нас это называется ИГИЛ, на Западе - филиалом «Аль-Каеды», а сами арабы именуют эту силу «Даеш»). Так вот кто за всей этой мутной публикой конкретно стоит, кто ее породил, и чего тем самым добивается - тайна, покрытая полным мраком.

При желании (а точнее- по приказу извне) эти ребята могут поставить на прикол всю нефтедобычу в Заливе, заблокировать поставки нефти из саудовских портов как на Красном море, так и на Востоке страны. К тому же у этой самой ИГИЛ есть мощные военные ресурсы в Ливии, где они вполне могут перерезать все поставки нефти на европейские рынки, и вряд ли кто им в этом сможет серьезно помешать.

Далее: никто не может до сих пор понять, чем закончится эпопея вокруг иранской ядерной программы. Если иранцы до чего-то конкретного (пусть даже половинчатого) договорятся с американцами, то их нефть на мировом рынке еще больше «уронит» цены. И тогда уже будет не до сланцев, а дай бог вообще сверстать бюджеты странам-экспортерам в 30-35 долларов за баррель.

Именно поэтому и те же саудовцы, и ряд других стран Залива серьезно рассматривают любые варианты, включая военные, по срыву любой американско-иранской договоренности (здесь им еще в помощь будет и позиция Израиля). А это значит, что в районе Залива может вспыхнуть не слабая военная заваруха, и к чему это приведет, предположить нынче не возьмется никто.

И, наконец, никто так и не знает, как и чем в конечном итоге завершится (это если вообще завершится) противостояние Запада и России. Год с момента начала «всеукраинского хаоса» прошел, а ситуация именно в отношениях между основными западными странами и Москвой только с каждым днем ухудшается. А ведь заметьте: никакой принципиальной развязки вокруг событий на Украине пока так и не произошло. Хотя ведь именно это и ударит в конечном итоге по мировому нефтяному рынку намного сильнее, чем всякие ИГИЛы да иранские ядерные программы. Причем совершенно никем не просчитываемыми и непредсказуемыми последствиями.

Весь мир > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 19 июня 2015 > № 1411129 Юрий Сигов


Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 3 июня 2015 > № 1387430 Юрий Сигов

«Каспийские мифы» Балкан

Страны Южной Европы и дальше будут пытаться всеми силами понравиться одновременно и ЕС с США, и получить газ от России и Азербайджана

Юрий Сигов, Вашингтон

Чем конкретнее становятся договоренности по так называемому газопроводу «Турецкий поток» по доставке российского газа в Южную Европу, тем больше страны этого региона пытаются усидеть на двух никак непридвигаемых друг к другу стульях. Им хочется и российскую с «каспийской» газовые карты разыграть, и ни в коем случае не поставить под сомнение свой так называемый «европейский выбор» - то есть полное послушание во внешней политике (включая «большую энергетику) указаниям руководства Евросоюза и НАТО.

Между тем и в одном, и другом случаях главным «распорядителем» газовых потоков в европейском направлении остается Турция. И при любых раскладах во многом именно от ее курса и поведения будет зависеть, в каком виде, и получит ли вообще Евросоюз газ на будущий год с восточного направления, по какой цене, и что за это с единых европейцев потребует сама Анкара.

Как показывает практика, энергетическая политика Евросоюза в отношении любых поставок газа из России (даже самых выгодных по всем параметрам - сроки, цена, длительность заключаемых контрактов) остается неизменной. Да, Европе выгодно покупать газ в России, но тамошняя политика настолько «изнасиловала» экономику, что все Брюсселем будет делаться как раз наоборот - ЕС будет и дальше максимально сокращать и по возможности вообще прекращать газовые поставки из России (назло себе, но на радость «заокеанскому заказчику»). А главной альтернативой в этом плане в ЕС видят регион Каспия, а в будущем - Иран и страны Персидского (Арабского) залива.

Пока для руководства ЕС «Турецкий поток» поскольку по нему газ пойдет из России - «неправильный ход». Поэтому периодически страны Южной Европы, в частности четыре балканские государства вновь и вновь поднимают вопрос о возобновлении сооружения ими же похороненного «Южного потока». Россия подобный проект уже точно реанимировать не будет, а вот по другим направлениям именно балканские страны решили взять на себя «газовую инициативу», в том числе и в налаживании газовых поставок из Каспийского региона.

Балканы не могут принимать никаких политических решений. ЕС им этого никогда не позволит

Весь нынешний год именно балканские страны стремятся одновременно разыгрывать «газовые партии» на двух «региональных досках»: они и с Россией вроде бы стремятся заигрывать, и в то же время хотят подписать отдельные соглашения с Азербайджаном, Туркменистаном и Турцией, чтобы получить в конце концов газ с восточного направления, от которого их всячески отрезает руководство Евросоюза.

Что также символично: чуть ли не каждую балканскую страну «вдруг» обуяла неслыханная прежде любовь к... Туркменистану. Президенты Сербии, Болгарии, Румынии только и твердят о том, как хорошо было бы проложить Транс-каспийский газопровод, чтобы туркменский газ поскорее пришел в европейские дома. Но поскольку они не особо заморачивают себе головы тем, что туркменский газ еще должен как-то перебраться через Каспий, да плюс там рядышком еще есть не менее газовый Иран, все эти планы по-прежнему остаются пустым сотрясанием воздуха.

Здесь вот что интересно насчет некоей новой «газовой роли» Балкан и в Европе, и в усилиях этих стран по поиску каспийских и российских источников сырья. Ряд этих стран является членами ЕС (Румыния, Болгария, Хорватия, Греция), другие туда непонятно по какой причине настойчиво рвутся, понимая между тем, что после вступления в «единую семью европейских народов» они потеряют любые возможности проводить политику в своих национальных интересах (это Сербия, Македония, Черногория, Босния). Но всех их на данный момент объединяет одно: транзит через Украину больше не существует, никакие Катар или Алжир заниматься их газоснабжением не будут. Значит надо что-то делать самим. Но вся их бурная «газовая деятельность» пока показывает, что их якобы «независимая позиция» в деле собственного энергоснабжения будет очень переменчивой и конъюктурной.

Теперь о российском газе для Турции (а в перспективе - Европы). Из закладываемых на поставки 63 млрд. кубометров газа, которые должен будет принять из России «Турецкий поток», 16 млрд. кубометров останется в Турции, а остальной объем планируется перекачивать именно на Балканы. Только теперь балканские страны о любых поставках, что из России, что из Азербайджана должны будут договариваться не с Москвой и Баку, а с Анкарой. А с учетом того, каковы перспективные планы у турецкого руководства на ближнее «балканское зарубежье», делать им это будет очень непросто.

Показательно и то, что пока Россия и Турция определяют параметры «Турецкого потока», Азербайджан пытается напрямую договариваться индивидуально с Болгарией, Румынией, Хорватией и Грецией о поставках каспийского газа с месторождения Шах-Дениз-2 через порты Черного моря. Из Румынии и Болгарии надо будет для этого строить газопроводы в сторону Греции и стран бывшей Югославии, но средств сегодня на подобные проекты явно ни у кого нет. И самому Азербайджану при падении мировых цен на нефть ввязываться в такие гигантские стройки именно в данный момент нет никакого резона.

Зато Азербайджан уже сейчас договаривается с балканскими странами по поставкам газа через Турцию в рамках проекта ТАНАП. Клиентам в Южной Европе, правда, придется прокладывать свои собственные трубопроводы к турецкой границе, если они захотят получать азербайджанский газ. Но за это Баку уже финансовой отвественности нести не будет. .

Нет по-прежнему для балканских стран ясности и с российскими поставками газа в Турцию и через нее далее в Европу (но это будет уже чисто турецкий бизнес, а не российский). Пока Москва убеждала балканские государства реализовать совместными усилиями газопровод «Южный поток», на котором могли очень приличные деньги на много лет вперед зарабатывать как минимум четыре балканские государства, руководство ЕС создавало ей кучу препятствий. В конце концов российское начальство с «Южным потоком» решило покончить, и теперь то болгары, то сербы вновь и вновь упрашивают Россию «одуматься», и вместо Турции повернуть к ним газовый поток напрямую через Черное море и Болгарию- дальше на Балканы.

Никакой нормальной энергетики ни на Черном море, ни на Каспии больше никогда не будет. Только чистая политика, а точнее - очень и очень грязная

Между тем говоря о новых энергетических раскладах для Европы вот что надо изначально учитывать. Ни один энергетический проект в этом регионе (да и не только здесь), включая каспийские и российские газовые поставки, не будет больше осуществлен по разумным экономическим или финансовым соображениям и интересам. И это даже не проблема ЕС, это - общая тенденция полнейшего контроля «большой политики» над всеми сферами человеческой деятельности, включая нормальную прежде торговлю, бизнес и такие важные проекты, как энергетические.

Теперь всем будет править, во всем и везде чудовищно циничная политика. Мы и дальше повсюду будем наблюдать умышленное выкручивание себе самим рук-ног в угоду «внешнему командующему». Так было с «Южным потоком», точно так же ведет себя Европа с «Турецким потоком», и любые проекты, которые не будут подкреплены «политической подоплекой» будут в любой точке света либо полностью срываться, либо им создадут такое количество преград, что в нормальном виде они никогда не смогут быть осуществлены.

Посмотрите только на ведущиеся уж более года «политические игры», направленные на снижение мировых цен на нефть (кто там, и против кого играет- непринципиально). Теперь те же Соединенные Штаты попытаются вовлечь во всемирную «газовую и нефтяную игру» Иран. Уже дан фактически Турции военно-политический карт-бланш на свержение сирийского президента Башара Асада. И если оценить все вышеупомянутое с точки зрения разумной человеческой логики, то все это точно нанесет колоссальный вред любым перспективам по доставке как каспийского, так и российского газа в Европу. Но разве кому-то до этого есть дело?

Тот же «Южный поток», напомню, был свернут из-за сильнейшего давления по политической линии со стороны Вашингтона на Брюссель. Затем руководство ЕС «прижало» своих «братьев меньших» - Болгарию, Грецию, Румынию. Заодно дали понять Сербии, что ей членства в ЕС не светит, если она чего-там собралась делать «независимо». Сейчас вот аналогичным образом будет оказано давление на Турцию, но она не член Евросоюза, хотя по-прежнему участник НАТО. И здесь уже многое будет зависеть лично от позиции президента страны Т. Эрдогана, который - политик тертый. И его просто так внешним давлением не согнешь и не принудишь делать то, что он посчитает вредным для национальных интересов Турции.

Пока Европа не станет проводить независимую политику, все энергетические проекты с ее участием обречены.

Сейчас в целом ряде балканских стран развернулась бурная кампания по присоединению этих государств к «Турецкому потоку». Они стремятся как-то застолбить за собой место в самих объемах поставок газа, а у России выпрашивают кредиты на сооружение веток газопроводов от турецкой границы до своей территории. При этом что показательно- проводятся повсеместно какие-то мифические опросы общественного мнения, с целью выяснить кто Россию или Азербайджан любит больше - сербы, болгары или македонцы?

А ведь тем временем Россия пытается судиться с Болгарией по поводу разрыва контракта на сооружение российскими специалистами АЭС в городке Белен. Хотя непонятно, а какой смысл в этой ситуации судиться с Болгарией, когда ею управляет ЕС? Тогда обращаться с жалобой надо в Брюссель, тем более, что сам болгарский президент практически обвинил Москву в срыве «Южного потока», и намекнул, что по любым другим газовым поставкам «как решат в Евросоюзе, так такому решению мы и подчинимся».

Вновь возобновились претензии со стороны ЕС к России, которая своими нынешними газовыми поставками якобы не соответствует правилам так называемого «третьего энергетического пакета ЕС». Между тем Азербайджану, к примеру, никто подобных претензий в руководстве Евросоюза не предъявляет, а как раз напротив- Баку предлагается всячески наращивать любые поставки в сторону европейских рынков (хоть через Турцию, хоть напрямую в Румынию и Болгарию). То, что любые объемы азербайджанских газовых поставок совершенно несопоставимы с российскими, в ЕС никого не волнует, но удивляться нечему: это та самая политика, которая всегда и везде теперь «сверху» над экономикой.

А ведь вот что еще интересно. Кроме России никто в сторону Европы и никаких газопроводов прокладывать на обозримую перспективу вообще не собирается. Азербайджан по проекту ТАНАП проведет свои ветки в Турцию, а дальше все будет уже висеть на шее европейцев.

С начала нынешнего года вновь решено было реанимировать затею с пресловутым проектом «Набукко», что позволило бы (якобы) Туркменистану поставлять свой газ в Европу. Оставим в стороне всем известные «каспийские реалии» насчет сохраняющейся неразделенности акватории моря-озера и многие другие, не менее веские причины. Достаточно упомянуть только тот факт, что России, Азербайджану и Ирану туркменский газ на европейских рынках совершенно ни к чему как нежелательный и опасный конкурент.

Тем временем в руководстве Евросоюза заявили, что к проекту «Турецкий поток» он подключаться не намерен. Зато к нему попытаются присоединиться такие страны, как Сербия и Венгрия. По ним отмена «Южного потока» ударила сильнее других, и теперь они делают все возможное, чтобы подключиться в газовому корридору из Турции, и получать таким обходным путем газ и из России, и Азербайджана.

А ведь не стоило бы забывать еще и вот о чем. К 2020 году согласно прогнозам экспертов турецкие потребности в газе возрастут почти в половину от сегодняшних объемов. И Анкара в первую очередь будет заниматься удовлетворением своих потребностей в «голубом топливе», а не заморачивать себе голову заботами единой Европы.

Да и у балканских стран в этом плане уже появились газовые конкуренты из стран Центральной Европы - Словакия, Венгрия и Австрия. Неслучайно, что именно первые лица этих стран сейчас договариваются с Россией на любые ветки-ответвления от «Турецкого потока», который мог бы включить их энергосистемы, плюс Азербайджан может, договорившись и с Россией, и с Турцией, также принять участие в газовом снабжении стран как Центральной Европы, так и Балканского полуострова.

Кстати, Австрия и Словакия готовы построить за свои деньги отдельные ветки газопроводов до болгаро-турецкой границы (Венгрия и Греция просят российские кредиты, или как Москва уже посоветовала Афинам вступить для этого в единый банк стран БРИКС, где деньги грекам обещают с китайской помощью без проблем выделить), и уже оттуда получать именно для своих рынков как российский, так и азербайджанский газ.

Да, есть всегда вариант, при котором всем «ослушникам», собравшимся получать газ с Каспии и из России могут «резко указать на их единое место» из Брюсселя. Но тут уж сами страны Европы должны будут подсчитать экономические выгоды и возможные потери, и сами уже решать стоит ли сопротивляться политическому насилию из Брюсселя.

И напоследок хотелось бы упомянуть о двух важнейших препятствиях, которые могут балканским странам помешать получить как азербайджанский, так и российский газ. Это членство всех основных европейских газовых клиентов в НАТО и ЕС, и возможность с начала июля (пока ничего не ясно, но в нашей сегодняшней жизни ничего нельзя полностью исключать) розыгрыша в регионе так называемой «иранской газовой карты».

Напомню, что Австрия, Хорватия, Словения, Греция, Болгария с Румынией - страны не только Евросоюза, но и почти все состоят в НАТО. Что бы, и как бы они не пытались сделать «по своему хотению» и с Турцией, и с Россией, и с Азербайджаном будет тут же пресечено «сверху» из Брюсселя, и вся их «заинтересованность» в том же «Турецком потоке» или проекте ТАНАП резко сойдет на нет.

Обратите также внимание и на самое главное во всей этой «газовой европейской суете». За все время существования что Евросоюза, что НАТО ни одна страна - специально подчеркиваю это - оттуда выйти не смогла. Это не значит, что не хотела, но кто же позволит выйти из «клуба свободных и демократических государств»? Так, я в этом абсолютно уверен, будет и сейчас - и надеяться на то, что балканские страны или кто другой вдруг проявят какой-то невероятный уровень политической самостоятельности по отношению как к получению российского, так и азербайджанского газа, было бы наивно.

А ведь ничего неясно пока и с будущим Ирана. Руководство ЕС выразило уже желание отправиться «чуть ли не завтра» в Тегеран, и переговорить с иранским руководством по газовым поставкам. Но иранскому газу в Европу даже на ближайшие годы путь не легкий и не близкий (да и не пойми когда ему вообще позволят начаться). Важно, что на этот «возможный иранский газовый прорыв» скажет Турция, и каким образом в этой ситуации станут играть на турецком газовом поле Россия и Азербайджан.

Но в любом случае ЕС теперь будет полностью зависим в своих нергопотребностях от Анкары. А турецкая сторона постарается не только взять под полный контроль что каспийские, что российские, что в перспективе иранские газовые потоки, но и выжать из единой Европы все то, что Брюссель унизительно отказывался долгие годы обсуждать с турками.

Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 3 июня 2015 > № 1387430 Юрий Сигов


Азербайджан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 18 марта 2015 > № 1342551 Юрий Сигов

«Каспийская гуща» газовых гаданий

Почему поделить Каспийское море «по справедливости» в ближайшем будущем не удастся?

Юрий Сигов, Вашингтон

Резко обострившаяся за последний год международная обстановка и полный развал каких бы то ни было вменяемых отношений между Россией и Западом (оставим за скобками все причины, к тому приведшие, поскольку ключевой закоперщик здесь только один – США намерены свалить нынешнюю российскую власть и не успокоятся, пока этого не произойдет что при нынешнем, что при любом следующем американском президенте) подспудно накалили ситуацию и вокруг Каспия.

То, что многие проблемы региона, существовавшие в последние пару десятков лет, искусственно консервировались и не решались, по большому счету, мало кого волновало. Высокие переговаривающиеся стороны регулярно собирались на саммиты-консультации, обещали и на будущих встречах «продолжать плодотворный обмен мнениями», а все между тем оставалось по-старому. То есть ни на миллиметр к решению существующих здесь проблем вся «каспийская пятерка» не приближалась (да, наверное, и задачи такой перед ней не стояло).

Теперь все вокруг поменялось, и вновь на «каспийскую повестку дня» вышли два ключевых вопроса - определение правового статуса Каспия, а также сюжеты, связанные с прокладкой трубопроводов по дну моря-озера. Делить Каспий по-прежнему все хотят «по справедливости»(причем понимает ее каждая сторона переговоров, конечно же, только по-своему). А насчет трубопроводов - особенно тех, которые могут газ из Центральной Азии перебросить через Азербайджан на европейские рынки, так и вовсе нет, и не может быть никакого единого согласия со стороны всех стран региона.

При этом ко всей имеющейся «новой каспийской трубопроводной палитре» добавились с осени прошлого года и некие новые, и весьма любопытные штрихи.

Россия политически «похоронила» газопровод «Южный поток» и развернула его с украинского направления в сторону Турции, переименовав проект в «Турецкий поток». Тем временем Евросоюз и его энергокомиссары стали активно окучивать Туркменистан и Азербайджан насчет возобновления давно уже скончавшейся идеи с проектом «Набукко» и всему тому, что могло бы реанимировать строительство транскаспийского газопровода.

Пока Россия и Иран командуют на Каспии, разделение его акватории никаких трубопроводов не допустит

Ни для кого не секрет, что хотя все страны Каспия вроде как с виду равноправны и имеют возможность высказывать собственную позицию, заправляют «каспийским балом» в ранге большой политики и военно-стратегических нюансов Москва и Тегеран. Для них вопрос разделения акватории Каспийского моря не просто какой-то дополнительный урок картографии, сколько сохранение собственных энергетических позиций на внешних рынках, включая европейский (для России он уже давно освоен, а Иран может туда попасть на будущее, которое между тем вполне может так никогда и не наступить).

В этой связи никакого удивления не вызывает тот факт, что даже на саммитах первых лиц стран Каспия вопрос разделения акватории моря-озера так и не находит до сих пор никакого, устраивающего всех решения. Ничего не определил в этом плане ни прошлый саммит глав государств «каспийской пятерки» в Астрахани, да и не особо много толку будет и от саммита следующего, который на будущий год планируется провести в Казахстане.

То, что высокие переговаривающиеся стороны вроде как «сблизили свои позиции по ключевым аспектам и разрешению деятельности по региональным вопросам», ровным счетом ничего не значит. Главный документ - конвенция о правовом статусе Каспийского моря - не подписан, и за прошедший год этот вопрос уже полностью перешел из каких-то законотворческих и бумаго-согласуемых нюансов в чисто политическую проблему.

Напомню, что два ключевых игрока Каспия – Россия и Иран - теперь находятся под американскими санкциями, которые будут сохраняться до тех пор, пока в Москве и Тегеране полностью не сменится власть. Оставляю на совести «стратегов из Вашингтона» подобные ожидания и сценарии, но рассматриваем мы здесь только чисто «каспийский аспект». А именно - ни Москва, ни Тегеран не допустят ни при каких условиях даже малейшего укрепления позиций США и действующего по их указке Евросоюза в этом регионе.

Поэтому совершенно бессмысленными нынче являются какие бы то ни было именно правовые консультации экспертов и специалистов насчет тех или иных нюансов разделения Каспийской акватории «по закону» между всеми странами «каспийской пятерки». Режим американских санкций в отношении Ирана будет и дальше препятствовать осуществлению независимой энергетической политики этой страны. Зато больше свободы и «люфта» на самостоятельные действия при этом получает Азербайджан.

В то же время активизация взаимоотношений в сфере энергетики между Россией и Ираном (хотя пока это больше высокие слова, чем реальные дела), а также укрепление связей между Ираном и Турцией гарантированно заставит тот же Азербайджан искать точки взаимодействия со всей вышеупомянутой «тройкой» государств. Каждое из которых на Каспии (да и вокруг него) будет играть все возрастающую роль.

Вновь «полез» на Каспий Евросоюз, у которого, правда, для серьезной и влиятельной игры нет здесь ни реальных рычагов, ни военно-политического веса. Уламывая, к примеру, официальный Баку поскорее найти общий язык с Туркменистаном, европейцы, по сути дела, впустую тратят время. Ни от Баку, ни от Ашхабада подобные вопросы не зависят, а нерешенность правового статуса Каспия дает возможность и Москве, и Тегерану «рулить» в энергетике Каспия исключительно по своему собственному, а не американско-европейскому усмотрению.

Опять-таки следует обратить внимание на то, что конкретно обсуждается нынче специалистами от стран «каспийской пятерки» на рабочих заседаниях комиссии по определению правового статуса Каспия: а это вопросы, связанные с решением экологических проблем, использования водного пространства, биоресурсов и других. Но ведь все эти проблемы - ничто по сравнению с ключевыми политическими и военно-стратегическими нестыковками региона. А они при нынешнем режиме американских санкций против России и Ирана вообще не поддаются региональным переговорам, потому как главный источник напряжения на Каспии находится от него за десятки тысяч миль.

Чем дольше будут идти переговоры о статусе Каспия, тем больше привлекать к себе внимание ЕС и США будут Казахстан, Туркменистан и Азербайджан

Поскольку никакого просвета в отношениях США с Россией и Ираном нет, и на ближайшую перспективу не предвидится (дело даже не в санкциях, которые американцы навязали от имени так называемого «международного сообщества» Москве и Тегерану, а в радикальном подходе Вашингтона к полной смене политических режимов в этих столицах, что само по себе - полное безумие), по всем «разделительным» проблемам Каспия давление извне будет оказываться на три каспийские страны – Казахстан, Азербайджан и Туркменистан.

Так как именно Ашхабад «командует» самыми большими в регионе запасами природного газа, а Азербайджан своими поставками покрыть все европейские и турецкие потребности в «голубом топливе» будет по-любому не в состоянии, ЕС решил взяться «по-серьезному» за Туркменистан. И попытаться за нынешний год склонить туркменскую сторону к соглашению с Азербайджаном по прокладке газопровода по дну Каспийского моря.

Ашхабад уже официально получил приглашение со стороны Баку и Анкары присоединиться к проекту трансанатолийского газопровода ТАНАП. Однако, ни Россия, ни Иран в подобном проекте не участвуют, и никакой роли Туркменистана в нем практически гарантированно не допустят. То, что у России есть свои виды на Турцию с проектом «Турецкого потока», в Ашхабаде прекрасно осведомлены. Но туркменское руководство считает вполне уместным порождать иллюзии в евросоюзном начальстве и делать вид, будто именно с Г.Бердымухамедовым еврокомиссарам и надо по данному вопросу как можно плотнее общаться.

Со своей стороны «припирать к стенке» Ашхабад будут продолжать, но по-своему американцы. Им транскаспийские затеи не особо актуальны, а вот чисто политический проект – проталкиваемая ими затея с ТАПИ с выводом туркменского газа через Афганистан и далее на рынки Пакистана и Индии- дело первостепенной важности. Именно поэтому американские чиновники третьей руки зачастили в туркменскую столицу, и именно «афганская морковка» в виде трубопровода ТАПИ не просто обещана туркменскому президенту, но и подается она ему как ключевая для всех его будущих внешнеполитических планов.

Замечу, что ни в каком транскаспийском проекте американцы участвовать не намерены (они только могут использовать давление на Ашхабад и Баку по данному вопросу, но ничего вкладывать сюда по деньгам не будут), заниматься подобным может только Евросоюз. А он, отказавшись, по сути дела, от нормального газового снабжения со стороны России и вновь муссируя туркменскую затею с газопроводом под Каспием, сам себя загоняет в «трубопроводно-политический тупик».

Единой системы безопасности для Каспия по-прежнему не существует. А значит определять правила политических и энергетических игр здесь будут по-прежнему Москва и Тегеран

Отсутствие делимитации вод Каспийского моря и надежды на мифическое возрождение проектов типа «Набукко» по доставке туркменского газа через Азербайджан в Европу вновь выводят на первое место в обсуждениях главную проблему региона. А именно: здесь по-прежнему отсутствует единая система коллективной безопасности, которая бы учитывала интересы всей «каспийской пятерки».

Каждая из этих стран сама по себе занимается обороной, ведет дипломатические переговоры с теми, кто к Каспию никакого отношения не имеет исключительно на индивидуальной основе. А в итоге – упор на собственные вооруженные силы, политический и экономический вес в мировых делах. И соответственно – доминирование по всем вышеупомянутым причинам в регионе прежде всего Ирана и России (вне зависимости от того, нравится это кому-то или не очень).

Тому же Туркменистану сейчас впору думать не о новых трубопроводах под Каспием, а о том, как реагировать на непростую обстановку на границе с Афганистаном. Пока туркменское руководство держит жестко внутреннюю ситуацию в республике под контролем, но неизвестно что там будет, если талибы все-таки по-серьезному возьмутся за этот участок своего «энергетического фронта». А ведь есть еще «суровые бойцы Арабского халифата», которые могут заставить Ашхабад вообще забыть о каких бы то ни было «играх в трубопроводы под Каспием», сколько бы их к этому ни подбивали европейцы.

«Тонкий намек» в адрес Ашхабада уже сделан из Тегерана: Иран может просто отказаться от ежедневных закупок 10 млн кубометров туркменского газа (а ведь за него иранская сторона гарантированно платит), а Китай – ключевой клиент на получение туркменского газа - сам рассчитывает на увеличение объемов его поставок. Не стоит забывать и том, что увеличить поставки газа в Китай собирается и Россия, для которой Ашхабад – нежелательный конкурент, да еще пытающийся вести собственную «сепаратную» политику на Каспии, заигрывая с европейцами и американцами.

Хотя туркмены давно уже проложили основные участки внутреннего газопровода к Каспийскому морю, и фактически он готов для «прыжка через Каспий». Но сколько бы ЕС ни пытался давить и на Баку, и на Ашхабад («ну что вам стоит проложить под Каспием 200-300 км трубопровода? Вам же выгоднее будет!»), и Россия, и Иран подобному развитию событий будут всячески препятствовать.

А поскольку любой трубопровод под Каспием невозможен без подписания (причем первыми лицами прикаспийских государств, а не участниками межведомственных консультаций) единой конвенции по правовому статусу Каспийского моря, никакой «транскаспийской трубопроводной системы» на обозримую перспективу быть не может.

Пока же именно по геополитическим причинам ни России, ни Ирану заключение подобной конвенции по Каспию невыгодно, и оно не вписывается в их внешнеполитические планы. Большая энергетика в этом вопросе - дело второстепенное, и она сейчас играет только на «подтанцовке» глобального противостояния России и Ирана с Западом, и прежде всего - Соединенными Штатами.

И здесь важнейшим моментом является даже не определение национальных секторов в водах Каспия, а в том, что на сегодняшний день реальной альтернативы поставкам российского газа в Европу как не было, так и нет. Но в ЕС под давлением США принято политическое решение от них отказаться. А вот замещать их только через 8-10 лет сможет хотя бы частично Азербайджан (с которым Россия старается наладить доверительные тесные отношения) и Туркменистан (это если он начнет продавать свой газ России, на что нынешний президент республики Г. Бердымухамедов не пойдет однозначно).

Поэтому чем дольше будет продолжаться противоборство Запада и России, и чем больше будет нагнетаться обстановка вокруг ядерной программы Ирана, тем меньше шансов, что какие бы то ни было энергоресурсы вообще попадут с берегов Каспия не только в Европу, но и в южном направлении.

Азербайджан. Иран. РФ > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 18 марта 2015 > № 1342551 Юрий Сигов


Туркмения. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 16 марта 2015 > № 1342547 Юрий Сигов

«Туркменская рулетка» Евросоюза

Брюссель вновь начинает окучивать Ашхабад насчет транскаспийского газопровода. Хотя от Туркменистана в этом деле ровным счетом ничего не зависит

Юрий Сигов, Вашингтон

На прошлой неделе региональные СМИ активно освещали визит (один из многочисленных за последние годы) туркменского президента Гурбангулы Бердымухамедова в Турцию. Поскольку он в очередной раз заявил, что его республика готова поставлять газ в Европу, тут же вспомнили о том, что подобный шаг Ашхабада якобы угрожает интересам Китая, Ирана и России и ставит тем самым под вопрос прокладку под Каспием нового газопровода.

Показательно, что подобных «обеспокоенностей» и ожиданий «туркменского прорыва» на европейском направлении было больше десятка только за последние пару лет. «Вот-вот» Ашхабад что-то и куда-то намеревался поставлять, с кем-то и о чем-то «вроде как» договаривался. А посланники Евросоюза и его энергетических органов радостно рапортовали о том, что «каспийский лед» растоплен, и теперь центральноазиатский газ уж точно потечет беспрепятственно в Европу, минуя российскую территорию.

При этом руководство ЕС на самом деле (и вовсе не с момента начала конфликта на Украине, а намного раньше) стремилось найти какие-то обходные альтернативы российскому газу. То,что российский вариант был самым выгодным и надежным, их вовсе не волновало. Нужно было по чисто политическим соображениям обеспечить себе какую-то мифическую «энергетическую безопасность»(которую при желании европейцам можно подорвать по любому из имеющихся и будущих маршрутов). Для чего нужно было первым делом напакостить России - и даже с собственными экономическими потерями попытаться найти «новые подходы» к двум другим каспийским газовым поставщикам – Туркменистану и Азербайджану.

Вариантов в обход России по газу вроде имеется много. Но почему-то ни один из них до сих пор не работает

Символично, что с момента объявления тотального отказа от российских газовых поставок много каких вариантов предлагалось со стороны ЕС для замены «нежелательных поставок с Востока». Вот только до сих пор ни один из них (а таких вариантов было около десятка) до сих пор не удалось не только осуществить, но и даже на минимальном уровне продвинуть к конкретике.

Так, транскаспийского газопровода из Туркменистана к берегам Азербайджана как не было, так и нет (да и, в принципе, при той позиции, которую к этому проекту занимают Россия и Иран, и быть не может). Транспортировка сланцевого газа из США гарантированно нерентабельна, и никто подобный проект не намерен финансировать. Полный «абзац» нынче по поставкам газа из Ливии в Европу- там вообще не пойми кто и чем правит, и гражданская война всех против всех – каждодневные реалии этого разорванного на части внешним вмешательством некогда процветавшего государства.

Также полностью бессмысленны надежды на поставки газа как из Алжира в Европу, так и попытка создать возможность Ираку или отдельно существующему нынче Курдистану начать поставки на европейские газовые рынки через Турцию. И полностью затихли какие бы то ни было разговоры о сланцевой добыче на территории самих европейских государств, включая Польшу, Литву и Украину.

В то же время единственным вариантом для европейского газового снабжения останется транспортировка газа из Азербайджана – то есть трансанатолийский газопровод под названием TANAP. По нему азербайджанский газ с месторождения Шах-Дениз будет поставляться в Евросоюз, а значительная часть газопровода, строительство которого намечается начать в апреле, пройдет по территории Турции. К тому же шесть из шестнадцати миллиардов кубометров, которые планируется перекачивать через трансанатолийскую «трубу» в Европу, Турция будет закупать для своих собственных нужд.

Оставшихся 10 миллиардов кубометров Европе элементарно не хватит ни на что, если она откажется от российских закупок. Поэтому за последние несколько месяцев Брюссель активно пытается «поджимать» Туркменистан, поплевывая и на так и нерешенный статус акватории Каспия, так и на то, что ни Россия, ни Иран не дадут никому и никакой газопровод тащить под дном моря-озера. Что нанесло бы их стратегическим экономическим интересам в регионе немалый ущерб.

Здесь стоит обратить внимание на позицию Турции, которая с момента перекрытия газового вентиля через Украину может стать главным энергораспределителем всего как российского, так и центральноазиатского и каспийского газа. Так, президент Турции Т.Эрдоган уже давал понять, что туркменский газ якобы сможет обеспечить «энергобезопасность Европы».

Главное же то, что турки уже вроде как заручились желанием Ашхабада поучаствовать в проекте ТАНАП, и тем самым присоединиться к трубе, которая идет в направлении Турции для турецкого потребления и поможет однозначно Анкаре продавливать свои политические вопросы в отношениях с Евросоюзом.

Подобная «турецкая комбинация на Каспии» явно не устраивает Пекин, поскольку для наполнения трансанатолийского газопровода планируется использовать не только месторождения на шельфе Каспийского моря, но и газ из восточных районов республики, то есть регион, откуда сейчас поставляется туркменский газ в Китай по долгосрочным контрактам. Да и у Ирана с Россией есть полным-полно возможностей всю эту затею «накрыть медным тазом», если попытки действительно как-то пробить поставки туркменского газа под Каспием будут продолжаться.

Думаю, что здесь бессмысленно обсуждать, что конкретно пообещал туркменский президент во время визита в Турцию своему тамошнему коллеге. Как и непринципиально о каких вообще объемах газа мечтают европейцы и подталкивающие Ашхабад к «рывку через Каспий» их посланники, посещающие за последние месяцы туркменскую столицу.

Проблема для любого газопровода на Каспии состоит прежде всего в том, кто диктует правила игры в регионе и кто обладает реальной, а не словесной мощью как для того, чтобы те или иные трубопроводы были проложены, так и в случае необходимости располагать силами для их защиты.

А ведь может так случиться, что в «газовом походе» на Европу обойдены будут и Турция, и Россия

Нет сейчас, думаю, смысла обсуждать поведение руководства ЕС, которое посчитало, что газовые закупки из России (на которых вся Европа десятилетиями жила) следует прекратить. Как и наивно гадать, какое будущее ждет сегодня проект так называемого «Турецкого потока» по прокладке новых трубопроводов из России в Европу через Турцию (то есть в реалиях российский газ туда все равно ведь попадает, только через другого транзитера, с которым тому же Брюсселю будет куда сложнее по всем вопросам договариваться, чем с Москвой).

Зато есть смысл задуматься над тем, что помимо России и Турции в этом «европейском газовом пасьянсе» на первые роли может выйти совсем иной игрок- Азербайджан. Так, официальный Баку напрямую решил выйти на Болгарию- страну, из-за которой во многом так называемый «Южный поток» был Москвой свернут (понятно, что София никакой политической самостоятельностью не обладает, и ее поведение полностью определяется в других столицах, но именно болгарское руководство своим лакейским поведением «добило» «Южный поток» и превратило его в «Турецкий поток»).

При этом президенты Азербайджана и Болгарии И. Алиев и Б. Борисов обсудили не только, как обойтись без «Южного потока»и нового маршрута для российского газа через территорию Турции, но и как попытаться всерьез возродить уже вроде как давно похороненный проект «Набукко». И подключить к газовым поставкам в Европу Туркменистан.

Помимо этого, Евросоюз рассчитывает заключить договоры с тремя альтернативными России поставщиками газа, среди которых Туркменистан, Азербайджан и Алжир. План Брюсселя состоит также в том, чтобы закончить работы по строительству трансадриатического газопровода к концу 2019 года. Если же это произойдет, то и Россия, и Турция могут быть вообще выведены из «газовой игры» вокруг Старого континента (так по крайней мере думают в Брюсселе и Вашингтоне).

Более того – Евросоюз теперь чуть ли не конкурс объявляет среди всех желающих, кто хотел бы заменить Россию с ее газом на своем рынке. А отсюда и прямой выход руководства ЕС на президентов как Азербайджана, так и Туркменистана. Совместными силами они могут посотрудничать только в реанимации проекта «Набукко», а, значит, этой давно уже существующей только на бумаге и в головах еврочиновников трубе надо придать новый импульс.

И, что показательно, поддержал подобную затею азербайджанский президент И. Алиев, который выразил пожелание «поскорее разморозить» ветки такого трубопровода, который планируется проложить через территорию Болгарии.

Он уточнил, что речь идет о той части, которая начинается с точки завершения другого проекта – TANAP. Но сути дела это не меняет: речь ведь идет о фактически возрождении «Набукко», чего гарантированно ни Россия, ни Иран, сколько бы ЕС ни старался, просто не допустят.

Опасные политические игры, которые вновь «подвесят» безопасность всего Каспийского региона

Безусловно, можно только вновь удивляться попыткам что Азербайджана, что Туркменистана поиграть в энергетическую самостоятельность в регионе, и не принимать всерьез стремление Баку и Ашхабада «подыграть» европейцам относительно налаживания прямых газовых поставок на Старый континент взамен ныне существующим российским. Однако в Брюсселе решили, что независимые газовые поставки взамен России найдены, и теперь только нужно как можно быстрее с ними договориться об их правилах, и главное, кто за все эти гигантские проекты типа «Набукко» будет платить.

Символично, что президент Туркменистана вновь подтвердил европейцам, что, в принципе, имеет возможности наладить газовые поставки из своей страны, и это якобы совершенно не помешает Ашхабаду в выполнении других обязательств (перед тем же Китаем), контракты с которым подписаны на многие годы вперед. Правда, опять разговоры переводятся в плоскость какого-то политического абсурда, потому что в реанимации «Набукко» и ему подобных проектов главное не то, сколько у Туркменистана имеется в наличии газа, а то, дадут ли ему в европейском направлении прокладывать трубопроводы.

То есть теоретически Азербайджан и Туркменистан могли бы заменить российские поставки при условии достаточной пропускной способности и гарантиях наличия необходимых объемов природного газа (которых никто дать не в состоянии, да и сами поставки и Россией, и Ираном могут быть пресечены в любой момент). Ведь если подобный транскаспийский трубопровод все же начнут строить без согласования с Россией, то не исключен элементарно прямой военный конфликт на Каспии при участии не только России, но и Ирана.

Здесь возможен и вариант, при котором Иран сам мог бы подключиться к подобной газовой трубе в сторону Европы, но для этого с него должны снять американские санкции. А для этого Тегеран должен, как известно, прекратить осуществление своей ядерной программы, поменять политический режим и вновь стать полностью лояльным и послушным «клиентом» в регионе для Соединенных Штатов.

Насколько подобное развитие событий вообще реально, судите сами. Скорее всего, американские санкции против Тегерана будут только ужесточены, ядерная программа Тегерана по этой причине может быть форсирована, и военный конфликт может вспыхнуть отнюдь не из-за возрождения идеи с «Набукко», а совсем по другой причине – резкого неприятия иранского «ядерного поведения» как Соединенными Штатами, так и Израилем.

Наивно было бы ожидать и какого-то улучшения отношений между ЕС и Россией по данному вопросу. В Брюсселе не принимается ни одного решения без согласования с США, а там принято «командирское решение» продолжать конфронтацию с Москвой, и уж тем более—полностью перепортить все имеющиеся торгово-экономические отношения Евросоюза и Россией, включая энергетические. Соответственно, и снабжение российским газом Европы для одних – это неслыханное ранее «зло», а для других – принципиальный вопрос не пускать на европейские рынки никого, кто хотел бы туда наладить альтернативные российским газовые поставки.

А здесь уже запахнет не обсуждением заявлений или визитов первых лиц Туркменистана и Азербайджана, а прямым столкновением России (вполне возможно – и с Ираном) и США, при котором европейцам может вообще никакого газа не достаться. Но об этом, похоже, ни в Брюсселе, ни во многих других мировых столицах никто всерьез пока даже не задумываетcя.

Туркмения. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > dn.kz, 16 марта 2015 > № 1342547 Юрий Сигов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter