Всего новостей: 2577827, выбрано 4 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612263 Леонид Бершидский

Трамп запрещает строить российский газопровод, но Европа дает ему отпор

Вероятно, США не удастся добиться свертывания запланированного проекта «Северный поток-2», по которому российский газ будет доставляться в Германию

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

«Северный поток-2», газопровод, по которому российский природный газ должен будет поставляться в Германию по дну Балтийского моря, превратился в новый фронт набирающего обороты конфликта между Европой и США.

В четверг, 17 мая, издание Wall Street Journal сообщило, что президент Дональд Трамп требует, чтобы Германия отказалась от реализации проекта «Северный поток-2», называя это одним из условий заключения такого торгового соглашения с Европой, которое не будет предусматривать высокие тарифы на сталь и алюминий.

США уже давно выступают против строительства этого газопровода, ссылаясь на усиление энергетической зависимости Европы от России и на потребности Украины, которая потеряет доходы от транзита газа через свою территорию в том случае, если «Северный поток-2» будет введен в эксплуатацию. На этой неделе одна американская чиновница даже высказала предположение, что Россия может установить на маршруте подводного участка этого газопровода некие устройства для прослушивания. Такое заявление можно назвать серьезным преувеличением, поскольку «Северный поток-2» будет идти параллельно с уже существующим российским газопроводом «Северный поток», который Россия могла бы с легкостью использовать для ведения наблюдения.

Однако европейцы уже давно говорят о том, что мотивы американского правительства, возможно, вовсе не так альтруистичны, как оно утверждает. В принятом в 2017 году Законе о противодействии противникам Америки посредством санкций, на который США ссылаются, протестуя против строительства «Северного потока-2», говорится, что администрация должна «отдавать предпочтение экспорту американских энергоресурсов, чтобы создавать новые рабочие места в Америке, оказывать помощь союзникам и партнерам США и укреплять внешнюю политику США». С точки зрения немецких чиновников, попытки США помешать реализации проекта «Северный поток-2» являются проявлением стремления увеличить объемы экспорта американского сжиженного природного газа — в 2017 году объемы импорта американского СПГ в Европу составили 5% от общего объема европейского импорта СПГ.

Объем экспорта американского СПГ настолько мал, потому что стоимость его транспортировки делает его более дорогостоящим по сравнению с энергоресурсами, поставляемыми в Европу с Ближнего Востока. Его стоимость примерно на 20% превышает стоимость российского газа, поставляемого «Газпромом» по трубопроводу. И, даже если такая разница в цене будет устранена, Германия будет скупать весь газ из любых источников, поскольку в настоящее время она занимается выводом атомных и угольных электростанций из эксплуатации.

Канцлер Германии Ангела Меркель понимает, что реализация проекта «Северный поток-2» сопряжена с политическими трудностями. Поскольку это морской проект, на него не распространяются законы Евросоюза, касающиеся энергетической сферы, и это обстоятельство сильно беспокоит чиновников в Брюсселе. Некоторые восточноевропейские страны, особенно Польша, решительно намерены бороться с этим проектом, поскольку они считают его инструментом для увеличения влияния России. Кроме того, их опыт общения с «Газпромом» был в основном негативным. Однако, с точки зрения Меркель, украинский аспект этого вопроса остается наиболее проблематичным: это обедневшее государство лишится 2 миллиардов долларов ежегодных доходов, получаемых ей от транзита газа, в том случае, если «Газпром» будет пользоваться газопроводами «Северный поток-2» и «Турецкий поток», минуя ее территорию.

Недавно министр экономики Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) съездил в Киев и Москву, чтобы согласовать такую сделку, которая позволила бы функционировать и «Северному потоку-2» и украинской системе транзита газа. Пока нет никакой информации касательно тех переговоров, однако они, должно быть, оказались достаточно успешными, поскольку в пятницу, 18 мая, канцлер Германии Ангела Меркель приехала в черноморский курортный город Сочи и встретилась там с президентом Владимиром Путиным, который пообещал ей продолжить поставлять газ через Украину, если это будет «экономически обоснованным». Такое отклонение от прежнего тона российской риторики открывает возможности для заключения сделки.

Все это делает вмешательство США нежелательным и даже контрпродуктивным: оно раздражает немецких и европейских чиновников, не делая их более уступчивыми.

«Особенно важно, чтобы нам не пришлось ввязываться в совершенно незапланированную и бессистемную борьбу на трех, четырех, пяти фронтах вокруг более высоких тарифов, более жестких санкций и взаимного недоверия, — сказал Альтмайер в пятницу, 18 мая. — Когда США заявляют о том, что Америка должна ставить свои экономические интересы превыше всего, нам следует задуматься над тем, что европейцы тоже должны определить свои экономические интересы».

Евросоюз уже занял жесткую позицию в вопросе тарифов Трампа. «Мы не станем вести переговоры, если над нашими головами нависает дамоклов меч, — заявил в четверг, 17 мая, глава Еврокомиссии Жан-Клон Юнкер (Jean-Claude Juncker). На саммите в Софии лидеры стран Евросоюза договорились не менять свою позицию в вопросе сохранения сделки с Ираном, из которой США решили выйти. Евросоюз активирует так называемый блокирующий статут, чтобы защитить европейские компании от последствий санкций США против Ирана.

Кроме того, США пригрозили ввести санкции против европейских компаний, принимающих участие в реализации проекта «Северный поток-2», в том числе против таких крупных международных компаний, как Royal Dutch Shell, австрийская OMV, французская Engie и немецкие Uniper и Wintershall. Теперь даже те чиновники Евросоюза и национальные лидеры, которые не испытывали особого энтузиазма в связи с «Северным потоком-2», встали на сторону Германии. Между тем немецкое правительство не демонстрирует никакого страха перед лицом угроз США — только растущее раздражение. «Это еще одно бремя для трансатлантических отношений», — сказал Петер Бейер (Peter Beyer), чиновник Министерства иностранных дел Германии, отвечающий за эти отношения.

Если Америку действительно волнуют Украина и энергетическая безопасность Евросоюза, она должна позволить Германии и ее европейским партнерам заключить соглашение с Россией и Украиной. Европейцы — достаточно взрослые люди для того, чтобы не причинять себе вред, и они вполне способны вести дела с «Газпромом», который получает 62% своей прибыли от Европы. Кроме того, европейские страны заинтересованы в стабильной Украине в гораздо большей степени, нежели США: Украина расположена на границе Евросоюза, а ее граждане имеют право безвизового въезда на территорию ЕС.

Администрация Трампа, по всей видимости, испытывает особое удовольствие от разжигания споров с ее европейскими союзниками, ожидая, что во всех спорных вопросах они будут уступать. Однако, хотя Евросоюз часто демонстрировал свою слабость и неэффективность, он тоже может быть упрямым, и, чем больше давления Трамп будет на него оказывать, тем сильнее будет отпор ЕС.

США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612263 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427769 Леонид Бершидский

Две влиятельных российских фигуры столкнулись в поединке. Путин остался в стороне

Леонид Бершидский | BloombergView

"Судебный процесс, который задал тон следующему периоду нахождения у власти российского президента Владимира Путина, закончился в Москве в пятницу", - пишет обозреватель BloombergView Леонид Бершидский. Экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев был признан виновным в получении взятки размером 2 млн долларов от Игоря Сечина, главного исполнительного директора ведущей государственной нефтяной компании "Роснефть". "По сути, это было одним из тех споров между двумя могущественными чиновниками, которые Путин обычно разрешал по-тихому, - отмечает журналист. - Значимо, что на это раз он решил этого не делать".

"Сама по себе история необычайная: она подразумевала, что правительственный министр регулярно вымогал взятки или, во всяком случае, принимал как должное подарки за продвижение интересов компаний, - говорится в статье. - Она также выставила напоказ перед широкой публикой способность Сечина свергнуть ключевого члена правительства - Улюкаев был уважаемым технократом во главе компетентно управляемого экономического блока российского правительства".

Улюкаев приговорен к восьми годам тюрьмы с возможностью УДО через пять лет без малого. "Однако Сечин победил не благодаря вмешательству Путина - иначе не было бы неловкой публичности, опубликованных расшифровок разговоров Сечина и направленных ему повесток в суд", - считает Бершидский.

"Само проведение процесса показало, что Путин решил не вмешиваться, - продолжает обозреватель. - Сечин выступал в роли независимого игрока в борьбе, которая противопоставила его технократическим кругам, управляющим правительством". Кремлинологи это заметили, передает автор. Так, Татьяна Становая написала в статье для Московского Центра Карнеги, что гиперцентрализованная система, которую Путин построил в 2000-е, подверглась эрозии из-за растущего желания лидера делегировать решения и наблюдать, как члены элиты борются между собой.

"Запад по-прежнему воспринимает Россию как место, где все решения принимает Путин, - пишет Бершидский. - Однако, как кажется, Путин уверен, что система, которую он выстроил, имеет достаточные сдержки и противовесы, чтобы надежно работать в его интересах вне зависимости от того, какая из лояльных групп или какая персона выиграет конкретный спор или предпримет политический проект. Система, годами граничившая с абсолютной монархией, где все пути вели к царю, начинает напоминать более современную декоративную монархию с неожиданным поворотом: относительно пассивный Путин может вмешаться, но предпочитает этого не делать".

Эта возможность вмешательства сдерживает соперничающие лагеря, продолжает обозреватель, однако это может незаметно улетучиться, если "могущественные игроки, такие как Сечин, привыкнут не оглядываться на его реакцию". "Путин, вероятно, будет демонстрировать время от времени свою власть, чтобы держать их в тонусе, - рассуждает Бершидский. - Пока он экспериментирует с отстраненным лидерством - возможно, это прелюдия к переходу к менее активной роли в 2024 году, когда истечет его очередной срок и не будет конституционного права снова баллотироваться в президенты".

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427769 Леонид Бершидский


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443624 Леонид Бершидский

Европа может покупать российский газ на собственных условиях

Политика немецкой коалиции и предложение ЕС могут сделать так, что проект «Северный поток — 2» устроит (почти) всех

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Уже не столь далек момент истины, когда проект «Северный поток — 2» удвоит экспорт российского природного газа в Европу через магистральный трубопровод в Балтийском море. Этот ключевой элемент энергетической стратегии Владимира Путина сегодня подвергается двойному давлению: со стороны Германии, где ведутся сложные коалиционные переговоры, и со стороны Европейской комиссии. У этих факторов есть гораздо больше шансов в корне изменить проект, чем у США и восточноевропейских стран, которые ранее пытались его сорвать.

Проект «Северный поток — 2» стоимостью 9,5 миллиарда евро (11 миллиардов долларов), по замыслу должен следовать по пути «Северного потока — 1» — трубопровода, протянутого от Выборга под Санкт-Петербургом до Грайфсвальда в северо-восточной Германии и завершенного в 2011 году. Пропускная способность трубопровода составит 55 миллиардов кубометров газа в год, что позволит «Газпрому», теперь уже единственному акционеру проекта, поставлять в Европу больше топлива и при этом не платить транзитные сборы Украине. В прошлом году немногим менее половины 178,3 миллиарда кубических метров газа, поставляемого Россией в Европу, проходило через Украину, для чего требовались транзитные платежи в размере 3,1 миллиарда долларов. Этот доход имеет для Украины жизненно важное значение. Государственная нефтегазовая компания «Нафтогаз» в начале этого месяца сообщила, что в первые девять месяцев года налоги, уплаченные компанией за транзит газа, превысили государственные расходы Украины на здравоохранение.

Солидарность с Украиной — важный вопрос для Европы, которая официально поддерживает стремление украинцев присоединиться к ЕС. Однако у европейских стран есть и другие основания бойкотировать «Северный поток — 2». Всеми силами с проектом борется Польша, которая в целях безопасности желает диверсифицировать свое энергоснабжение. У Словакии тоже хватает причин для недовольства: она вот-вот потеряет транзитные доходы и прибыль от перепродажи российского газа на Украину, которая отказалась напрямую покупать его у «Газпрома». США, которые надеются увеличить поставки сжиженного природного газа в Европу, но пока не могут конкурировать с Россией в цене, недвусмысленно указали на содействие экспорту как на причину своего противодействия «Северному потоку — 2» в нынешнем законе о санкциях в отношении России.

Между тем последняя утверждает, что инфраструктура украинского трубопровода страдает от хронического недофинансирования (что верно) и требует на свой ремонт примерно столько же средств, сколько необходимо для строительства «Северного потока — 2» (что сомнительно: по оценке Всемирного банка, эти затраты не должны превысить 5,5 миллиарда долларов). Российское предложение выглядит довольно просто: немецкие потребители, которые сегодня платят за энергию едва ли не больше всех в Европе после того, как страна решила закрыть свои ядерные объекты, получат дешевый газ. Предыдущее германское правительство непреклонно отстаивало «Северный поток — 2» как чисто коммерческий проект и оставалось глухим к политическим аргументам. Однако все может измениться с формированием новой коалиции канцлера Ангелы Меркель, переговоры по которой сегодня ведутся с либеральной Свободной демократической партией и «Зелеными».

«Зеленые» выступают решительно против «Северного потока — 2» прежде всего по экологическим причинам. Они утверждают, что трубопровод представляет опасность для Балтийского моря и диких пляжей в северо-восточной Германии, которые являются популярным местом отдыха. Они также настаивают на том, чтобы правительство более ускоренными темпами внедряло возобновляемые источники энергии, а не использовало российский газ в качестве ненадежной опоры в то время, как Германия постепенно отказывается от ядерной энергетики. Солидарность с восточными соседями — которая не является приоритетом для правоцентристской партии Меркель и либералов — также важна для лояльных к левым настроениям «Зеленых». Таким образом, они сделали вопрос «Северного потока — 2» одной из наиболее острых тем на переговорах по коалиции. У Меркель может возникнуть соблазн пойти на компромисс в отношении «Северного потока — 2», чтобы сблизить партнеров для решения более спорных вопросов, таких, например, как права беженцев на воссоединение семьи — из-за которых СвДП и «Зеленые» готовы вцепиться друг другу в горло.

Компромисс может быть основан на предложении, которое Европейская комиссия выдвинула в среду. В соответствии с ним «Северный поток — 2», до сих пор считавшийся оффшорным проектом, попадет под регламент ЕС по природному газу. Этот закон требует, чтобы трубопроводные проекты обеспечивали производителям газа равноправный доступ, принимали европейское тарифное регулирование и «разделяли» собственность и производство. Если это предложение, требующее одобрения государств-членов и Европейского парламента, вступит в силу, Газпрому, по всей видимости, придется продать акции нынешним финансовым инвесторам «Северного потока — 2»: немецким Uniper и Wintershall, австрийской OMV, французской Engie и нидерландско-британской Shell.

Комиссия, крайне обеспокоенная вопросом европейской сплоченности, призывает к переговорам с Россией, чтобы выяснить, станет ли она следовать предлагаемым правилам. Если Германия данное предложение примет, это станет серьезной неудачей для Газпрома, который предпочитает контролировать передающую инфраструктуру и опасается, что тарифы ЕС могут сделать новый трубопровод невыгодным даже по сравнению с украинским маршрутом. Когда Европа настояла на аналогичных правилах для «Южного потока», который намеревались пустить через Черное море в Южную Европу, Россия предпочла повернуть трубопровод в сторону Турции.

Однако на этот раз такой альтернативы нет. Если Германия согласится с Комиссией и предлагаемое изменение в правилах получит законную силу, России необходимо будет либо совсем отказаться от проекта, либо принять новые условия. Последний сценарий был бы оптимальным для всех за исключением, пожалуй, Украины и производителей сжиженного газа в США.

Производство собственного природного газа в Европе падает, а североафриканские производители, такие как Алжир и Марокко, не могут в значительной степени увеличить поставки. Между тем несмотря на огромный прогресс в области возобновляемых источников энергии Европейский союз по-прежнему использует слишком много твердого ископаемого топлива, такого как уголь. В 2015 году источником 24% вырабатываемой электроэнергии в Европе было твердое топливо.

Использование большего количества природного газа — быстрый способ поэтапного отказа от наиболее «грязной» энергии. Учитывая то, насколько диверсифицирована европейская структура энергетики, ЕС не рискует оказаться в тотальной зависимости от России, особенно когда производители СПГ ждут своего часа и работают над снижением затрат. Кроме того, объекты для получения энергии путем сжигания угля будет относительно легко вернуть в рабочий режим, если случатся какие-то сбои в поставках. В любом случае Россия, как никогда зависимая от экспорта энергии, едва ли готова перекрыть Европе газ и тем самым лишиться ее доверия, пусть даже нынешняя холодная война с Западом становится все ожесточеннее. Если Россия не желает потерять крайне важный для нее европейский рынок, в ее стратегических интересах соблюдать европейские правила. Она доказала это своим сотрудничеством с Европейской комиссией, когда та предъявила Газпрому антимонопольные требования, и, скорее всего, докажет это снова, если на «Северный поток — 2» распространится газовая директива.

Что касается Украины, то ее недавнее предложение по снижению тарифов с 2019 года, когда заканчивается ее текущий контракт с Газпромом, свидетельствует о возможном продолжении, пусть и менее сильного, потока доходов от транзита российского газа, особенно если Европа увеличит потребление. Кто знает: возможно, конкуренция наконец даст толчок реформам, которые привлекут инвестиции в страну, где слишком долго полагались на легкие деньги от транзитных сборов.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443624 Леонид Бершидский


Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 7 мая 2015 > № 1379009 Леонид Бершидский

Цены на нефть восстанавливаются ("Bloomberg", США)

Леонид Бершидский

Когда нефть марки Brent в среду превысила отметку 68 долларов за баррель, установив рекорд за 2015 год, аналитики начали отказываться от своих прежних прогнозов, в которых они говорили о 40-50 долларах. Но повышение цен может оказаться непродолжительным. Похоже, что биржевые спекулянты просто сорвали стратегическую игру Саудовской Аравии, которую она ведет против американских компаний, добывающих сланцевую нефть.

Прогнозирование нефтяных цен - рискованное занятие. Их уровень определяется множеством политических, экономических, психологических и климатических факторов, которые невозможно смоделировать с большой точностью. Поэтому аналитики высказывают предположение, что цена Brent поднимается из-за неожиданно быстро роста спроса в Китае, очередной волны беспорядков в Ливии, где закрылся важнейший нефтяной порт, снижения запасов в США, продолжения боевых действий в Йемене и ряда других событий.

Но причина повышения нефтяных цен может быть и другой. Дело в том, что хедж-фонды удерживают длинные позиции по 550 тысяч фьючерсов и опционных контрактов. А это 550 тысяч баррелей воображаемой нефти. Это требует дополнительных доказательств, но когда реальный объем предложения составляет около 92,5 миллиона баррелей в день, а фьючерсные рынки продают и покупают примерно один миллиард баррелей в день, биржевые спекулянты в установлении цены становятся намного важнее, чем факторы из реального мира. Но биржевики прислушиваются к аналитикам, которые изо всех сил стараются учитывать факторы реального мира. А это значит, что возникает определенное взаимовлияние и искажение, из-за чего сдвиги цент становятся еще более непредсказуемыми.

Но иногда за всем этим шумом и гвалтом из виду ускользает более важная картина.

Я предсказывал сегодняшнее восстановление цен в ноябре прошлого года. Самым важным фактором является уменьшение нефтяных инвестиций в результате прошлогоднего резкого снижения цен. Высокопоставленный руководитель из саудовского государственной нефтяной компании Aramco заявил в марте, что во всем мире в предстоящие два года будет отменено проектов на общую сумму один триллион долларов. Нефтяные компании постоянно сообщают о том, как они сокращают рабочие места и отказываются от проектов. Уменьшается также число буровых установок в США, из-за чего американское Управление по информации в области энергетики в прошлом месяце сделало прогноз о том, что добыча нефти будет снижаться с июня по конец сентября.

Отказавшись прошлой осенью сократить добычу, и тем самым вызвав падение цен, Организация стран-экспортеров нефти хотела прежде всего нанести удар по американским нефтяным копаниям, ведущим добычу в сланцевых породах, потому что у них стоимость добычи выше, чем на большинстве месторождений Ближнего Востока, бывшего Советского Союза, Африки и Латинской Америки. Но мрачные настроения распространились по всей отрасли, и в этом году биржевые дельцы хватаются за любые, даже самые незначительные новости, чтобы поднять цены. Вследствие этого 50 долларов за Brent продержались недолго, и нанести мощный удар по американским компаниям, использующим технологию гидроразрыва пласта, они не сумели. Американцы выжили, а при нынешних ценах мы можем ожидать, что сланцевая нефть пойдет в ограниченное контрнаступление.

Саудовцам нужно было больше времени, а еще какое-нибудь деструктивное событие, например, возвращение Ирана на рынки нефти, чтобы их игра произвела опустошительное воздействие. Но успех оказался лишь частичным. Нефтяное королевство показало, что по-прежнему обладает большой властью на рынке. Оно очень сильно напугало нефтедобывающие компании в США, которые используют большую долю заемных средств и работают с низкой нормой прибыли. Оно также вернуло себе некоторую долю рынка, вынудив других игроков сократить инвестиции. Но ведя торги на базе саудовской угрозы, финансовые спекулянты в действительности ослабили эту угрозу.

Вполне может оказаться, что своими действиями саудовцы, добытчики сланцевой нефти и хедж-фонды создали новый паритет, и нынешние цены продержатся еще какое-то время. Благодаря игре саудовцев операторы сланцевых месторождений достаточно хорошо понимают риски и умеряют свои амбиции. Саудовцы, со своей стороны, не могут увеличить добычу достаточно быстро для того, чтобы причинить сланцевым оператором еще больше огорчений, и для них цена в 65-70 долларов вполне комфортна. Комфортна она и для стран, не входящих в ОПЕК, таких как Россия, которая девальвировала свою валюту и в основном справилась с последствиями такой девальвации. Текущий российский бюджет сверстан на основе 50 долларов за баррель марки Brent, и дополнительные доходы Москва будет только приветствовать.

Когда цены стабилизируются, недовольны будут только спекулянты. Они любят волатильность. А когда рынок в равновесии, они могут делать ставки только на сенсационные заголовки в новостях. Конечно, будут взлеты и падения, но в основном до конца года нефтяной рынок должен стать более стабильным.

Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 7 мая 2015 > № 1379009 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter