Всего новостей: 2579452, выбрано 1 за 0.018 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Вощевский Валерий в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Вощевский Валерий в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 29 июля 2015 > № 1443823 Валерий Вощевский

Валерий Вощевский: Если бы стрельба на востоке Украины остановилась, появился бы шанс договариваться о поставках угля

Эксклюзивное интервью вице-премьер-министра Валерия Вощевского агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Эксперты говорят о критическом состоянии подготовки к новому отопительному сезону. Насколько справедлива такая оценка? Как вы оцениваете ситуацию?

Ответ: Мы оцениваем ситуацию как крайне сложную, но трагедии пока из этого не делаем и упорно работаем над тем, чтобы обеспечить Украину углем. Из 95 шахт, которые были в Украине, около 60 остались на неконтролируемой пока нами территории, при этом шахты, добывающие антрацитовый уголь, все на территории сепаратистов. И не брать оттуда уголь мы не можем – нет другого варианта. Перевести блоки тепловых станций полностью или большей частью на газовый уголь, добываемый на подконтрольной территории, быстро технически невозможно. Это огромнейшие деньги и огромнейшие капиталовложения. И это годы – не один, не два и даже не три.

"Антрацитовые" шахты продолжают работать, и они заинтересованы в том, чтобы свою продукцию сбывать. А единственный источник потребления – наши тепловые станции. Но идут боевые действия, и именно это – проблема. Если говорить о производителе, то никто не отказывается поставлять уголь в Украину, если говорить о потребителях - нам этот уголь нужен. По ценовым параметрам – это самый дешевый уголь. Любой импортный уголь приблизительно в полтора раза дороже, чем уголь с неподконтрольной территории. Поэтому нужно по максимуму взять сегодня с Донбасса. Предпосылки для этого существуют, но многие вещи не зависят от нас.

Объективно уголь – только часть проблемы. Никто не готовит оборудование – просто нет денег.

Вторая очень большая проблема – подготовка предприятий теплоснабжения к зиме. Там те же проблемы: пока нет денег закупить достаточно топлива, в частности газа, совсем нет денег на подготовку основного оборудования и сетей, которые крайне изношены.

Вопрос: Будет ли Украина импортировать уголь из ЮАР, Казахстана, России?

Ответ: Это наихудший вариант для нас, но мы постоянно держим его в уме и постоянно ведем переговоры, чтобы в критическое время иметь возможность купить этот уголь. Ведь ситуация на Донбассе может и ухудшится - военные действия то нарастают, то затихают. Но как будет точно, никто сегодня сказать не может.

Следует добавить, что для того, чтобы иметь возможность вовремя доставить импортный уголь, если он вдруг понадобится, контракты нужно отрабатывать уже сейчас, так как потом просто не будет доступных объемов, или цены будут в разы выше. А именно этого Минэнергоугля не делает.

Вопрос: Боевые действия – основная причина сложностей с закупкой угля на Донбассе?

Ответ: Основная. Если бы стрельба остановилась, появились бы шансы как-то договариваться о поставках угля, ремонтировать железную дорогу и обеспечить стабильную доставку.

Вопрос: Чем, по вашему мнению, будет отличаться прошлый отопительный сезон от предстоящего?

Ответ: Пока у нас прогноз, что предстоящая зима будет примерно такой же, как прошлая. Но прогнозы – дело неблагодарное…

Ввиду текущего состояния оборудования и ситуации с топливом, даже если зима будет настолько же теплой (что не факт – насколько мне известно, и наш Гидрометцентр, и американцы говорят о том, что зима будет на уровне среднестатистической за последние 10 лет, т.е. холоднее предыдущей), прохождение ОЗП будет в разы тяжелее. Оборудование без надлежащей подготовки просто физически может не выдержать. Это важный посыл, людей к этому нужно готовить уже сейчас. Иначе, если говорить о том, что все будет хорошо, народ расслабится и не станет утепляться, уменьшать потребление электроэнергии и т.п., а это критически важно сейчас.

Вопрос: На какой стадии разработка Плана действий в энергетике на зимний период?

Ответ: Такой план мы сейчас разрабатываем. Есть группа экспертов, которые всю жизнь занимаются антикризисными мероприятиями в энергетике, она состоит из специалистов министерства энергетики США, Канады, ЕС. Это группа сильных специалистов, куда входят и наши представители. Ее задача – прописать план мероприятий на случай кризиса. Руководитель группы – бывший заместитель министра энергетики США. Он говорит: мы отработали 28 различных сценариев работы энергетики в случае, если… Эти эксперты определяют, какие решения нужно принимать в тех или иных ситуациях, как нужно подготовиться и какие крайние сроки тех или иных подготовительных мероприятий. Они работают уже две недели, и на следующей неделе план мероприятий может быть уже готов. Поэтому я даже не имею права допустить мысль, что мы этой зимой не справимся с ситуацией.

План действий еще не готов до конца - есть два раздела, по которым иностранцы все еще пересчитывают цифры и завершают собственное моделирование. И один из них, пожалуй, самый важный - сколько нужно угля на зиму в целом и сколько нужно положить на склад до начала ОЗП. Обещают все досчитать на этой неделе.

Вопрос: На каком этапе находится рассмотрение документов по преобразованию Зоны отчуждения в заповедник? Как трансформируется Зона? Какие виды хозяйственной деятельности и где будут разрешены?

Ответ: В следующем году исполняется уже 30 лет со времени катастрофы на ЧАЭС и создания Зоны отчуждения. Военные, которым была поручена ликвидация аварии, поступили просто – поставили циркуль и очертили круг в 30 км вокруг станции. Зона была закрыта и в ней 30 лет ничего не менялось: были свой прокурор, своя служба безопасности, своя охрана, свои отделения милиции, свое мини-правительство - Государственное агентство по управлению зоной отчуждения, своя энергетика, вахтовый метод работ, крайне дорогой и затратный.

По поручению премьер-министра в ближайшие дни будет создана рабочая группа, которая разработает план мероприятий реорганизации зоны. Формирование рабочей группы в процессе, мы хотим привлечь авторитетных экспертов. Зона будет преобразована в радиоэкологический заповедник. Кроме той части, которая отойдет Госконцерну по ядерным материалам. Есть предложения от инвесторов по осуществлению проектов на территории Зоны, но нужно провести огромнейшую работу, чтобы понять, что можно делать, а что нет. Там огромные лесные ресурсы, там есть над чем работать – 250 тыс. га земли, это больше, чем любое из малых европейских государств.

Сейчас наконец-то принято системное решение начать реорганизацию Зоны отчуждения. Так, как она управлялась в течение 30 лет, далее управлять уже нельзя. Нужно зафиксировать серьезный государственный подход к этой теме.

Вопрос: Минэнергоугля хотело получить в управление Чернобыльскую АЭС. Насколько это возможно?

Ответ: Мы хотим создать на базе ЧАЭС Государственный концерн по ядерным материалам и передать ему несколько десятков предприятий, которые разбросаны по всей Украине, но работают в этой сфере. У нас радиоактивные материалы используются практически во всех отраслях экономики. Самих наименований отходов сотни тысяч. Концерн будет оказывать услуги различным структурам, работающим с радиоактивными материалами, в том числе иностранным компаниям.

Не исключено, что Минэнерго получит в управление не только ЧАЭС, но и весь Госконцерн по ядерным материалам.

Вопрос: Каковы результаты расследования причин крупного пожара, возникшего в зоне отчуждения в этом году?

Ответ: Пожары иногда случаются. Болота иногда горят. В Чернобыле в этом году было два случая, когда территория пожаров была больше обычной. Но это существенно не отразилось на радиологической и экологической безопасности.

Вопрос: В этом году произошел целый ряд экологических аварий: пожар на нефтебазе БРСМ, загрязнение р.Саксагань, Западного Буга. Планируется ли ужесточить ответственность за нарушения в сфере экологии?

Ответ: У нас в стране есть экологическая инспекция, и это на сегодня – главный инструмент государства для контроля экологической ситуации в стране. В этой инспекции – 2,5 тыс. сотрудников, они работают во всех регионах. Но не все из них - квалифицированные и порядочные люди. Ранее, чтобы попасть на работу в экологическую инспекцию, нужно было заплатить, и совсем не пару копеек. Сегодня приход инспектора на предприятие в большинстве случаев заканчивается взяткой, а не предупреждением предпринимателю о какой-либо экологически опасной ситуации. И хотя порядочные люди в инспекции также есть, но в целом сегодня эта структура не выполняет возложенных на нее функций. А это недопустимо. Мы ставили себе задачи реформировать ее. К сожалению, пришли к выводу: никакие точечные решения не дадут необходимый результат. Экологическую инспекцию нужно не просто реформировать, ее нужно "ликвидировать", а на ее месте, обеспечивая непрерывность процесса, подчеркиваю: "непрерывность процесса", создать новую структуру, с новыми кадрами, с новой идеологией, с новой мотивацией для сотрудников. У нас сегодня огромнейшее количество хорошо подготовленных кадров, хороших специалистов – подготовкой экологов в Украине занимаются 90 кафедр в вузах. Кроме этого, у нас десятки мощных общественных экологических организаций. Я уверен, что мы найдем молодых, крепких, мотивированных людей, которых можно обучить и привести на серьезную государственную службу. Время, когда можно было вскочить на государственную службу, не имея абсолютного понимания, что это такое – прошло. Это раньше можно было по знакомству устроиться. Сейчас нам нужны толковые, грамотные, а главное – с хорошим жизненным опытом и жизненной позицией.

Вопрос: Что еще необходимо сейчас решить для улучшения экологического надзора в стране?

Ответ: У нас на сегодня не решена проблема дублирования функций между госорганами в сфере экологии.

Так, в системе Минприроды пока функционируют Госводагентство и Госгеонедр, в соответствии с возложенными на них функциями: с одной стороны осуществляют государственное регулирование, выдают разрешения, лицензии, согласования, а с другой - осуществляют госконтроль за соблюдением природоохранного законодательства.

Аналогичная ситуация с организацией работы Гослесхоза и Госрыбхоза, входящих в систему Минагро.

Деятельность Госэкоинспекции, как выяснилось, в некоторых направлениях вообще осуществляется вне правового поля.

Все это снижает эффективность их осуществления, не дает возможности полностью оценить ситуацию и создает предпосылки для коррупционных схем.

В коалиционном правительстве есть политические обязательства перед парламентом и европейскими партнерами касательно создания единого контролирующего органа в сфере охраны окружающей среды. Именно ему будут переданы все контрольные функции. Мы уже начали работать над этим. Если кто-то желает присоединиться к этому процессу, добро пожаловать.

Вопрос: Будет ли пересмотр законности выдачи спецразрешений на разработку недр?

Ответ: Когда спрашиваешь сегодня у ответственных чиновников, "сколько скважин у нас в стране?", отвечают: "ну, приблизительно где-то 5100". Точно сказать не могут. Это ответ сотрудников государственного органа Госгеонедр. Поэтому, в ближайшие пару недель мы завершим инвентаризацию всего, что есть, чтобы точно понимать, где что работает, где - не работает, и кому что принадлежит. Далее глобальная задача: перевести договоры о совместной деятельности на договоры о распределении продукции. Это будет выгодно государству и будет справедливо по отношению к тем, кто разрабатывает эти недра, потому что в договорах о совместной деятельности сложно подсчитать, сколько должно получать государство от этой деятельности. Потому что сегодня все это в тени. Поэтому это – задача №1.

Процедура выдачи разрешений на эксплуатацию недр представляется сегодня достаточно забюрократизированной и непрозрачной. Поэтому, мы ставим задачу сделать так, чтобы государственные органы, а прежде всего – фискальные, понимали, кто претендует на разработку того или иного месторождения, каким ресурсом он располагает, имеет ли он техническую и финансовую базы, чтобы делать эту работу, и только после этого на конкурентной основе, прозрачно, а не путем договоренностей, отдавать государственные ресурсы в эксплуатацию.

Вопрос: Государственные компании будут иметь преимущество при получении разрешений на разработку недр?

Ответ: Государственные компании ресурсов для развития и увеличения добычи нефти и газа не имеют. Нам нужны большие инвестиции – как иностранные, так и украинские. Поэтому никаких льгот для получения разрешений на добычу государственные компании иметь не будут.

Вопрос: Место главы Госгеонедр пока вакантно. Какие задачи будут поставлены перед новым руководителем этого ведомства?

Ответ: Новому руководителю нужно будет провести ревизию и понять, что мы имеем, и что с этого можем получить. Предположительно, поступления в бюджет в качестве платы за пользование недрами можно было бы увеличить в десятки раз. Следующей задачей будет привлекать в Украину капитал и серьезные компании, которые имеют ресурс, чтобы бурить, добывать, проводить геологоразведку, находить новые месторождения и их рационально использовать, помня, что речь идет о невозобновляемых ресурсах.

Сейчас мы проводим основательные роботы по подготовке изменений в геологической отрасли и недропользовании. Для этого привлечены ведущие украинские геологи, научные умы, академики, представители производственной и университетской науки, неравнодушная общественность. Поставлена задача подготовить видение будущего отрасли, заложить фундамент ее развития. Экономика и безопасность страны напрямую зависят от добычи полезных ископаемых. Упадок их добычи в последние годы негативно сказывается на общем состоянии Украины. Большинство месторождений, открытые еще в советские времена, отработаны, а поиск новых практически прекращен. Некоторые полезные ископаемые добываются варварскими методами, что приводит к потере их ресурсов для страны. Государство своими силами не может обеспечить пополнения минерально-сырьевой базы, в госбюджете нет финансов необходимых для проведения геолого-разведывательных работ.

Мы должны обеспечить привлечение инвестиций в отрасль, а для этого необходимо как изменения в деятельности геологической службы, возвращение к ее управлению настоящих профессионалов, так и совершенствование законодательной базы. Государство, в лице будущей геолслужбы, должно раскрыть перед потенциальными инвесторами перспективы освоения украинских недр, а они, поверьте есть, создать прозрачные и понятные условия для их деятельности. Рациональное недропользование должно стать толчком для развития экономики страны. Правительство должно обеспечить условия для переработки сырья в высокотехнологическую продукцию на отечественных предприятиях. В то же время, отчисления от недропользования, позволят воплотить в жизнь проекты социального направления, в первую очередь это обеспечение населения качественными подземными питьевыми водами, стабилизацию неблагоприятных геологических процессов, работы экологического направления и внедрение системы мониторинга геологической среды.

Вопрос: Планируется ли привлечение частного капитала на объекты Госводхоза?

Ответ: У нас огромнейшее водное хозяйство, водный ресурс – около 65 тыс. больших и малых рек, около 1 тыс. крупных водохранилищ. Сегодня Госводагентство оказывает услуги по подаче воды для орошения в Херсонской, Запорожской, Днепропетровской, Одесской, Николаевской и других областях и делает это на коммерческой основе. Будет ли привлечен частный капитал? Пока планов у нас таких нет. Причина – пока не дошли руки. Но задача поставлена и есть группа специалистов, которая в этом направлении работает, чтобы в ближайшее время можно было поделиться хотя бы планами. Тут есть место для частного капитала. Опыт других стран показывает, что нужны огромнейшие капиталовложения для того, чтобы обеспечить людей чистой питьевой водой. Дефицит такой воды становится все большей и большей проблемой. Мы ее пока так остро не ощущаем, но она на повестке дня.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 29 июля 2015 > № 1443823 Валерий Вощевский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter