Всего новостей: 2577827, выбрано 7 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Донской Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольЭкологияНедвижимость, строительствоЛеспромвсе
Россия > Экология. Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 26 марта 2018 > № 2551376 Сергей Донской

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской дал интервью журналу «Нефтегазовая вертикаль»

1.Каковы итоги геологоразведочных работ на нефть и газ в 2017 году? Сколько новых месторождений открыто, каков прирост запасов получен? Соответствует ли это планам и ожиданиям?

Вполне. В 2017 г. открыто 75 месторождений углеводородного сырья, предварительный прирост запасов за счет геологоразведочных работ составил по жидким углеводородам 550 млн т., по газу – 890 млрд м3. Это соответствует и плану, и нашим ожиданиям.

Если говорить о наиболее крупных месторождениях, то к ним относятся: Центрально-Ольгинское с оценкой запасов нефти 80 млн т (кат. С1+С2), Южно-Лунское с запасами газа около 50 млрд м3, Гораздинское и Вятшинское с запасами нефти в 26 и 19 млн т.

2.В 1990-х – начале 2000-х годов объемы добычи углеводородов заметно превышали приросты запасов, что давало повод говорить о «проедании ресурсного потенциала». В последние годы ситуация в этой сфере изменилась. Благодаря чему удалось добиться таких результатов?

Действительно, добыча жидких углеводородов превышала прирост запасов с 1992 года по 2005 г., а по свободному газу и газу «газовых шапок» - вплоть до 2007 г.

Сегодня ситуация постепенно меняется. Прежде всего – благодаря совершенствованию законодательства. Изменения направлены на стимулирование недропользования и снятие административных барьеров.

За последние несколько лет в этом направлении сделано очень много. Обеспечена доступность геологической информации за счет отмены платы за ее предоставление, формируется единый фонд геологической информации. Увеличен срок геологического изучения недр с 5 до 7 лет в труднодоступных и малоизученных регионах. Упрощено предоставление земельных участков, принадлежащих государству и муниципалитетам, для нужд недропользования.

Кроме того, усовершенствован порядок изъятия лесных земельных участков для нужд недропользования, горного сервитута.

Также законодательно закреплена возможность изменения границ участка недр, переданного в пользование, в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр.

Нельзя не упомянуть и исключение градостроительной экспертизы проектов на бурение.

Общий вектор всей работы по совершенствованию законодательства – снижение административных, технических и финансовых издержек недропользователей в связи с реализацией затратных геологоразведочных проектов на новых территориях и в регионах действующей разработки полезных ископаемых. Этим мы одновременно стимулируем и выход в новые, неопоискованные зоны, и продолжение развития добывающих регионов.

3. В результате снижения цен на нефть во всем мире сократились инвестиции в геологоразведку. А как переживает этот общемировой кризис российская геология? Отмечается ли падение инвестиций или они остаются на стабильном уровне?

Точные цифры будут известны к началу марта. По предварительным данным, затраты недропользователей на проведение геологоразведочных работ на нефть и газ оцениваются в 2017 г. в 302 млрд. руб. В 2016 г. затраты были меньше и составляли 252 млрд. руб. Так что есть основания говорить о росте интереса инвесторов. И значительную роль в этом играют наши усилия по совершенствованию регуляторного режима.

4.Какие направления геологоразведочных работ сегодня представляются наиболее актуальными и перспективными? В каких регионах в ближайшее время будет сосредоточен основной их объем?

Если мы говорим о геологоразведочных работах за счет федерального бюджета, то в ближайшие годы они будут сконцентрированы в пределах пяти первоочередных нефтегазоперспективных зон. В их числе - Озинско-Алтатинская, Юганско-Колтогорская, Карабашская, Гыдано-Хатангская, Аргишско-Чунская. По результатам этих работ может быть получен прирост подготовленных и локализованных ресурсов углеводородов в объеме 2,7 млрд. т.у.т.

Площадь незалицензированной части пяти указанных зон составляет порядка 800 тыс. км2. По результатам геологоразведочных работ, за счет средств недропользователей прогнозируется получить прирост извлекаемых запасов категории С1 в размере около 700 млн т.

5. Падение цен на углеводородное сырье ставит вопрос о рентабельности разработки ресурсов Арктического шельфа. Как эти ценовые коллизии повлияли на динамику ГРР в Арктике? Каков объем работ планируется на ближайшие годы?

Конечно, снижение цены на нефть в какой-то мере повлияло на объемы геологоразведочных работ. Кроме того, правительством установлен мораторий на предоставление участков недр в пользование в пределах континентального шельфа.

В настоящее время компании проводят геофизические исследования в рамках лицензионных обязательств. За счет средств федерального бюджета проводится изучение транзитной зоны и внутренних морей.

Отмечу, что несмотря на частичное снижение объемов ГРР, компании демонстрируют нестандартные подходы к их проведению. Например, компания «Роснефть» бурением с берега открыла нефтяное месторождение Центрально-Ольгинское в Хатангском заливе моря Лаптевых.

6.Сегодня на фоне истощения традиционных запасов нефти в Западной Сибири встает вопрос о разработке нетрадиционных запасов, в том числе баженовской свиты и других «сланцеподобных» формаций. Готова ли отечественная геологоразведка к поиску и разведке таких ресурсов?

Как известно, ресурсы нетрадиционных источников углеводородного сырья на порядок превышают ресурсы традиционных. Их потенциал очень велик, поэтому опережающее изучение нетрадиционных углеводородов является неотложной задачей для формирования резерва ресурсов России, но реальные темпы их освоения будут зависеть от экономических условий и технических возможностей.

Если говорить конкретно о баженовской свите, то ее разработка имеет стратегическое значение для развития отечественной нефтяной отрасли и обеспечения ее глобальной конкурентоспособности и устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Однако сложность коллекторско-емкостных свойств баженовской свиты, ее недостаточная изученность требуют применения уникальных технологий и оборудования.

Сегодня практически все компании проводят исследовательские и опытные работы по поиску и апробации новых технологий. Это не простая задача, но решаемая, так что создание комплекса отечественных технологий для эффективного освоения трудноизвлекаемых запасов нефти баженовских отложений представляется вполне реальным.

В 2016 году завершен государственный контракт «Дифференцированная оценка перспектив нефтеносности баженовской свиты Западно-Сибирской НГП (нетрадиционные источники сланцевой нефти). В результате выполнения этой работы получены новые данные о перспективах отложений баженовской свиты. Проведена оценка начальных геологических ресурсов нефти с учетом их локализации по свойствам нефти. Суммарная оценка составила 9,6 млрд тонн извлекаемых ресурсов, в том числе 5,4 млрд.тонн легкой подвижной нефти.

На основании полученных новых данных разработана уточненная программа лицензирования отложений баженовской свиты.

7. Каково должно быть «распределение ролей» между государством и бизнесом в процессе обеспечения прироста минерально-сырьевой базы нефтегазового комплекса? Достигнут ли уже оптимальный баланс или же Вы ожидаете от бизнеса большей активности в плане проведения геологоразведки?

На сегодня предусматрен комплекс мероприятий по геологическому изучению недр и воспроизводству минерально-сырьевой базы за счет всех источников финансирования.

Средства федерального бюджета направляются на финансирование ранних стадий геологоразведочных работ, связанных с региональным изучением территории страны, поисками и оценкой месторождений полезных ископаемых. Необходимость выделения бюджетных средств вызвана низкой инвестиционной привлекательностью объектов геологического изучения и высоким уровнем геологических и финансовых рисков.

В «нефтянке» традиционно организация поисково-оценочных работ осуществляется за счет привлечения частных средств, посредством лицензирования перспективных участков.

Активность недропользователей в значительной степени зависит от стоимости нефти. С учетом стабилизации цен на нефть ожидается увеличение финансирования ГРР за счет средств недропользователей в 2017-2018 годах.

8. В свое время возглавляемое Вами министерство упрекали в том, что процесс лицензирования недр идет недостаточно активно, в результате чего некоторые компании в перспективе смогут ощутить «сырьевой голод». Как сегодня обстоят дела с лицензированием? Какие новые перспективные нефтегазовые объекты и площади предполагается в ближайшее время выставлять на торги?

Здесь надо иметь ввиду, что одними мерами по ускорению лицензирования вопросы «сырьевого голода» не решить. Увеличением количества предлагаемых к лицензированию неподготовленных участков мы лишь увеличим число несостоявшихся аукционов. Нужно принимать меры и по экономическому стимулированию, и по упрощению процедур, и по созданию поискового задела, и инфраструктуре – формировать комплексные решения.

Мы стараемся проводить лицензионную политику в соответствии с этими принципами. Так, в 2018 году мы планируем выставить на аукционы 114 участков. Основная их доля приходится на участки недр с прогнозными ресурсами.

Также в этом году планируется провести аукцион на право пользования недрами Октябрьского участка Азовского моря, отнесенного к участкам недр федерального значения.

Кроме того, Роснедра сейчас проводят подготовку к проведению в 1 квартале 2018 года конкурса на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья на участке Хара-Тумус Красноярского края.

9. Сегодня многие добычные проекты в НГК пользуются различными льготами и преференциями. А нужна ли дополнительная система мер государственной поддержки, в том числе фискальной, для геологоразведочных проектов?

Такого рода преференции нужны прежде всего для активизации геологоразведочных работ. Особенно – при реализации высокорисковых проектов на шельфе и труднодоступных территориях суши.

Экономические меры стимулирования геологоразведки уже закреплены в разработанном совместно с Минфином России механизме повышающего коэффициента 1,5 к расходам по геологическому изучению на шельфове при исчислении налога на прибыль.

Также установлена возможность, отнесения всей суммы понесенных расходов на освоение либо любой их части к расходам по деятельности, осуществляемой на иных участках недр.

Работа в этом направлении не завершена. Целесообразно применять повышающие коэффициенты к расходам до 3,5 в отношении наиболее рисковых и сложных регионов, в частности – в Арктической зоне.

10.В мире широкое распространение получила практика так называемых юниорских компаний, открывающих новые месторождения и продающих их крупным добычным компаниям. Как Вы считаете, применим ли такой опыт в России? Надо ли создавать «рынок месторождений» в целях стимулирования геологоразведочной деятельности?

Мы поддерживаем эту практику. Задел к реализации на территории нашей страны юниорного движения нами уже сделан.

В прошлом году Минэкономразвития России с участием Минприроды России, Минэнерго России, Банка России и экспертного сообщества разработана Концепция развития юниорных геологоразведочных компаний. В документе определены пути развития юниорного движения в стране, критерии определения юниорных геологоразведочных компаний.

Кроме того, Минприроды России введен так называемый «заявительный принцип», позволяющий заинтересованным лицам получать участки недр с низкой степенью геологической изученности в границах, самостоятельно определяемых заявителем.

Внедрение заявительного принципа стало стартом для прихода в геологоразведку малого и среднего бизнеса и привлечения в отрасль значительных инвестиций. Планируемый объем предусматриваемого проектной документацией финансирования составляет порядка 55 млрд. руб.

Причем интерес инвесторов к заявительному принципу неуклонно растет: в 2014 году в Роснедра поступило 286 заявок, в 2015 году – 746 заявок, а в 2016 году – 1 175 заявок, в 2017 году – 1259 заявок.

Большинство российских компаний проявляют интерес к дальнейшему расширению заявительного принципа на более высокие категории прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых.

Говоря о юниорном движении применительно к нефтянке, нужно иметь ввиду, что стоимость нефтегазовых поисковых проектов на порядки отличается от стоимости разведки ТПИ. Такие средства непросто поднять на венчурных биржах – основных донорах классического юниорного движения. Этим объясняется и то, что пока использование заявительного принципа для УВС ограничено. Но мы совершенно точно будем распространять удачный опыт привлечения частных средств в ГРР и на углеводородное сырье.

Дальнейшее же развитие юниорного движения в России может быть обеспечено посредством формирования биржевых площадок и создания механизмов софинансирования, государственно-частного партнерства, в том числе и для развития необходимой инфраструктуры, привлечения венчурного капитала.

11. Приходилось слышать, что в области геологоразведки зависимость от зарубежных технологий и оборудования даже выше, чем в других секторах нефтегазового комплекса. Какие шаги предпринимаются для преодоления этой зависимости и обеспечения импортозамещения?

К сожалению, надо констатировать, что в области геологоразведки в отдельных секторах мы до сих пор существенно зависим от зарубежных технологий и оборудования. Прежде всего это касается сейсмической разведки - основного метода изучения структурного строения геологических толщ, а также глубокого поискового бурения. Особенно сложная ситуация с проведением поисковых работ на акваториях.

В то же время не могу не отметить, что в России за последние годы созданы и вполне успешно применяются как технические средства сейсмических наблюдений, так и отечественное программное обеспечение.

В большинстве случаев отечественная техника – сейсмические станции производства Саратовского СКБ, вибрационные источники возбуждения производства завода «Геосвип», находящегося в составе «Росгеологии», программное обеспечение ряда российских малых предприятий и институтов - вполне могут заменить западную продукцию.

Основные направления по импортозамещению нефтегазового оборудования, используемого в России, осуществляются в рамках Плана по снижению зависимости российского ТЭК от импорта оборудования и иностранного программного обеспечения.

В соответствии с указанным планом мероприятий Минпромторгом России с учетом предложений Минприроды России утвержден Перечень оборудования, технических устройств, комплектующих (в том числе элементной базы), программного обеспечения, а также услуг (работ) для топливно-энергетического комплекса, подлежащих импортозамещению в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периоде.

Экспертной группой по направлению «Технологии и оборудование для геологоразведки» (модератор АО «Росгеология») были подготовлены конкретные предложения по разработке и созданию отечественных аппаратурно-технических средств, оборудования, технических устройств для проведения геофизикина нефть и газ.

В первое воскресенье апреля традиционно отмечается День геолога. Что бы Вы могли пожелать работникам отрасли накануне этого праздника?

Минерально-сырьевой комплекс - основа экономической, промышленной и оборонной мощи нашей страны. Поэтому хотелось бы пожелать геологам удачи, энергии, благополучия и новых открытий.

Справка 1

К наиболее крупным по запасам месторождениям углеводородного сырья, открытыми в 2012-2016 гг., относятся: Ильбокичское с извлекаемыми запасами газа категорий С1+С2 – 59,0 млрд.м3 (Красноярский край), им. В.Б.Мазура с извлекаемыми запасами нефти категорий С1+С2 – 39,6 млн.т (Иркутская область), Оурьинское нефтегазовое (Ханты-Мансийский автономный округ) с запасами нефти категорий С1+С2 – 33,7 млн.т; Харбейское нефтегазоконденсатное (Ямало-Ненецкий автономный округ) с запасами газа 26,7 млрд. куб.м, нефти категорий С1+С2 – 6,6 млн.т, Победа с извлекаемыми запасами нефти категорий С1+С2 – 130 млн.т, природного газа – 395 млрд.куб.м (шельф Карского моря), Кошинское (Оренбургская область) с суммарной оценкой извлекаемых запасов нефти категории С1+С2 – 24,2 млн.т; Демьянское (Тюменская область) – 24,1 млн.т; D-33 (Балтийское море) – 21,1 млн.т.

Справка 2

В 2017 году состоялось 58 аукционов на право пользования участками недр, среди которых наиболее крупными по запасам полезны ископаемых и размеру разового платежа были такие участки недр как Эргинский (ХМАО) – 20,072 млрд. руб., Верхнетиутейский и Западно-Сеяхинский (ЯНАО) – 6,425 млрд. руб., Нижнечонский (Якутия) – 2,328 млрд. руб., Гыданский (ЯНАО) – 2,262 млрд. руб., Ыгыатинский (Якутия) – 1,518 млрд. руб., Осенний (ЯНАО) – 1,402 млрд. руб., Мирный (Саратовская обл.) – 1,232 млрд. руб., Печорогородский (Республика Коми) – 1,181 млрд. руб., Штормовой (ЯНАО) – 1,040 млрд. руб.

Россия > Экология. Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 26 марта 2018 > № 2551376 Сергей Донской


Россия. ООН. СФО > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 1 ноября 2017 > № 2685432 Сергей Донской

Сергей Донской: Мы не исключаем возможности крупных открытий в Западной Сибири.

О перспективах нефтегазодобывающей отрасли, государственной геологоразведке, освоении Арктики и экологических аспектах добычи углеводородов в интервью журналу «Нефть и Капитал» рассказал министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Сергей Ефимович Донской.

За последние 25 лет значительная часть разведанных в России нефтегазовых месторождений оказалась распределена между недропользователями. Сейчас доля нераспределенного фонда по газу и нефти составляет порядка 5-6% всех существующих в стране запасов углеводородного сырья. Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации меняет акценты своей деятельности, переходя от распределения лицензионных участков к стимулированию компаний к эффективному использованию уже осваиваемых месторождений.

По мнению министра Сергея Донского, наиболее перспективными направлениями для геологоразведки станут доразведка Западной Сибири, традиционного региона для российских нефтяников, а также ГРР на российском континентальном шельфе, прежде всего в Арктике.

«НиК»: Сергей Ефимович, остались ли в стране так называемые «белые пятна» для геологоразведчиков? Возможно ли открытие в России крупных месторождений нефти и газа?

– Показатель изученности нефтегазоносных провинций в стране достиг значительного уровня. Это способствовало открытию крупных и уникальных по запасам месторождений нефти и газа в России.

Наиболее крупные месторождения обнаружены в Иркутской области: Гораздинское с извлекаемыми запасами нефти в 26,1 млн тонн, а также Вятшинское – 18,9 млн тонн (оба открыты Иркутской нефтяной компанией). В Оренбургской области – Судьбадаровское (16,3 млн тонн, открыто ООО «Степное»). На шельфе Охотского моря «Газпром» открыл газоконденсатное Южно-Лунское с запасами газа 48,9 млрд м3. Также в Охотском море на открытом только что месторождении Аяшское (Нептун) «Газпром нефть» ожидает, что из геологических запасов нефти в 250 млн тонн извлекаемые составят 70-80 млн тонн.

В октябре «Роснефть» сообщила, что Государственная комиссия по запасам (ГКЗ) поставила на баланс месторождение нефти с извлекаемыми запасами 80,4 млн тонн, открытое по результатам бурения скважины «Центрально-Ольгинская-1» на Хатангском лицензионном участке в Хатангском заливе моря Лаптевых.

Однако все же нужно констатировать, что в последнее время открываются преимущественно небольшие по запасам месторождения нефти и газа. Так, по предварительным данным, в этом году (по состоянию на начало октября 2017 года) в России открыты 32 нефтегазовых месторождения. Средняя оценка величины месторождения (по сумме категорий С1+С2) составляет по извлекаемым запасам нефти 3,6 млн тонн, по газу – 24,6 млрд м3. Вместе с тем мы не исключаем возможности открытия крупных месторождений в пределах изученных провинций.

Наиболее перспективными регионами для поиска и разведки месторождений нефти и газа остаются районы Западной Сибири (Гыдано-Хатангская зона) и Лено-Тунгусской провинции, а также глубокозалегающие горизонты Волго-Урала, Прикаспия и Западной Сибири.

Перспективны также глубокие горизонты известных нефтегазоносных бассейнов – доюрского комплекса Западной Сибири и глубоких палеозойских горизонтов Прикаспийской впадины.

В плане открытия новых месторождений нефти и газа перспективна, по оценкам экспертов, Карская морская нефтегазоносная провинция. В 2014 году в этом районе открыто нефтегазовое месторождение «Победа». В целом российский арктический шельф – один из самых перспективных нефтегазоносных регионов мира. Также значительные ресурсы углеводородов нетрадиционного типа содержатся в отложениях Западно-Сибирской, Тимано-Печорской, Волго-Уральской и Северо-Кавказской провинций.

«НиК»: Как Вы оцениваете обеспеченность России углеводородными ресурсами?

– По экспертным оценкам, разведанных запасов нефти в нашей стране хватит на 36 лет, а с учетом месторождений, находящихся в разведке, – на 57 лет. На сегодняшний день из 3030 нефтесодержащих месторождений в разработке находятся 1926, разведка ведется на 663 месторождениях (распределенных между недропользователями), еще 441 месторождение – в нераспределенном фонде.

Обеспеченность страны запасами природного газа – более 100 лет.

Из 942 месторождений, содержащих свободный газ, а также газ в газовых шапках, в разработке находится 465, ГРР выполняется на 242 месторождениях, распределенных между недропользователями, а в нераспределенном фонде – 235 месторождений.

«НиК»: Что можно сказать о результатах работы геологов в последние годы – государственной геологоразведки и компаний?

– Геологоразведочные работы на нефть и газ проводятся в пределах всех нефтегазоносных провинций России, а также в акваториях арктических и дальневосточных морей. Так, особое внимание в прошлом году уделялось пяти основным нефтегазоперспективным зонам, расположенным в пределах Западной и Восточной Сибири, а также в Прикаспийской впадине.

В 2016 году затраты на проведение ГРР на нефть и газ в России за счет всех источников финансирования составили свыше 260 млрд руб. Из них на долю недропользователей пришлась большая часть – 252,2 млрд руб. (95,6%), из федерального бюджета на эти цели было направлено 11,53 млрд руб. (4,4%). Большая часть геологоразведочных работ на нефть и газ в России выполняется силами десяти крупнейших компаний.

По предварительным данным, представленным территориальными органами Роснедр, были открыты 49 месторождений, из которых 43 нефтяных. Прирост запасов нефти составил 559,3 млн тонн, конденсата – 64,4 млн тонн, свободного газа – 658,8 млрд м3.

В целом на 2017 год запланировано финансирование геологоразведочных работ в сумме, превышающей 12 млрд руб. Основные объемы сейсморазведки в этом году сосредоточены на территории Республики Саха (Якутии) – 2297 пог. км, а также Красноярского края – 2071 пог. км. Продолжается строительство трех параметрических скважин: Северо-Новоборской-1, Чумпаловской-1 и Гыданской-130.

«НиК»: Как Минприроды оценивает возможности повышения коэффициента извлечения нефти на уже разрабатываемых месторождениях?

– Мы считаем, что увеличение коэффициента извлечения нефти будет происходить за счет повышения эффективности добычи на уже разрабатываемых месторождениях. Это связано с тем, что на таких месторождениях уже создана необходимая инфраструктура и есть соответствующие предпосылки для максимального извлечения нефти.

Повышение эффективности разработки месторождений будет достигаться за счет использования современных методов повышения нефтеотдачи, в том числе бурения и зарезки боковых стволов, расширения использования методов ограничения водопритока, восстановления оптимальной системы заводнения, а также связанной с ними программой реинжиниринга. Все эти работы предусматриваются в проектных документах компаний на разработку месторождений.

«НиК»: Как сейчас обстоят дела с сокращением выбросов попутного нефтяного газа в стране?

– Для снижения загрязнения атмосферного воздуха министерством проводится работа, направленная на стимулирование полезного использования попутного нефтяного газа и снижение выбросов в атмосферный воздух загрязняющих веществ.

За последние пять лет уровень утилизации попутного нефтяного газа вырос на 12% и почти достиг показателя 90%.

Ведущие нефтедобывающие компании инвестировали в проекты более 266 млрд руб.

Действующим законодательством предусмотрены меры государственной поддержки внедрения наилучших доступных технологий и иных мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду. В их числе – корректировка размера платы, когда из суммы платы за негативное воздействие на окружающую среду вычитаются затраты на реализацию мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду. Затратами на реализацию мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду признаются документально подтвержденные расходы, в том числе на реализацию мероприятий по проектированию, строительству, реконструкции сооружений и установок по улавливанию и утилизации выбрасываемых загрязняющих веществ, термической обработке и очистке газов перед их эмиссией в атмосферный воздух, полезному использованию попутного нефтяного газа.

Дополнительные стимулы для поддержки экологической модернизации, реабилитации производств и территорий, снижения негативного воздействия на окружающую среду предусмотрены в принятом в конце 2015 года Федеральном законе № 404-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В частности, законом внесены уточнения в механизм взимания и исчисления платы за негативное воздействие на окружающую среду для осуществления возможности с 1 января 2016 года корректировки размера платы за выбросы загрязняющих веществ, образующихся при сжигании на факельных установках и (или) рассеивании попутного нефтяного газа.

«НиК»: Как Вы оцениваете перспективы освоения арктических ресурсов в России?

– Арктические ресурсы уже сейчас вносят значительный вклад в развитие нефтегазового и горнорудного комплекса страны. Более 80% газа добывается в Арктической зоне, здесь работают горнорудные и металлургические предприятия Кольского полуострова и Норильска.

Сейчас мы выходим на новые территории, ставшие доступными благодаря развитию морской арктической транспортной системы. Последние проекты известны всем – разработка Новопортовского месторождения, реализация проекта «Ямал СПГ» и другие. Современный этап включает освоение удаленных месторождений углеводородов, металлов и угля на побережье арктических морей. Речь идет не только о разработке выявленных месторождений, но и поиске новых – достаточно сказать о поисково-оценочных работах, которые ведут «Роснефть» и ЛУКОЙЛ в Хатангском заливе, геологоразведочных работах в западной части Таймырского угольного бассейна.

Следующий этап – переход на шельф. Это сложная задача, и не только с позиций освоения месторождений. Перед нами стоит задача формирования отечественного флота сейсмических, а также арктических буровых судов, острый дефицит которых существует в стране (всего две установки, пригодные для работы в Арктике, есть у «Газпром флота»).

Еще одна задача – геологическое исследование нефтегазоносных бассейнов арктического шельфа. Компании «Роснефть» и «Газпром», по сути, выполняют задачи регионального этапа изучения арктического шельфа (я имею в виду, прежде всего, акватории Карского моря, моря Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского морей). Для успешного их изучения и последующего освоения необходима консолидация накапливаемых недропользователями знаний.

Даже в известных районах природа преподносит геологам сюрпризы. Кто мог предположить, что разведочная скважина на нефтяном Долгинском месторождении выявит газовую залежь, что приведет к пересмотру геологической модели не только самого месторождения, но и углеводородных систем Печорского моря?

Развитие геологического изучения арктических акваторий – это не только наша насущная потребность, но и наших соседей. В сезон 2017 года норвежская компания Statoil пробурила в норвежском секторе Баренцева моря пять скважин, некоторые из них оказались сухими, а на других были сделаны некоммерческие открытия. На самой северной структуре Корпфьелль, расположенной вблизи с границей с Россией, в перспективной части бывшей «серой зоны» ранее прогнозировалось до 1,5 млрд тонн нефти. Несмотря на надежды геологов компании, здесь было сделано открытие лишь небольшого месторождения газа с запасами от 6 до 12 млрд м3, которых, по заключению самой компании, недостаточно для коммерческой разработки. Эти примеры, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что в изучении арктического шельфа сотрудничество необходимо не только российским компаниям, но и международным.

«НиК»: Какова судьба российской заявки в ООН?

– Рассмотрение российской заявки будет продолжено в ноябре 2017 года на 45-й сессии новым составом Комиссии ООН по границам континентального шельфа. Исходя из сведений, которыми мы располагаем сегодня, можно предположить, что с новым составом подкомиссии по рассмотрению российской заявки мы, скорее всего, продолжим ее рассмотрение в 2018 году. Многое сегодня зависит от конструктивности диалога подкомиссии и российской делегации.

«НиК»: Как министерство оценивает объемы и число нефтяных разливов и аварий у компаний?

– Важнейшим направлением в области обеспечения экологической безопасности работ на месторождениях являются меры по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. На реализацию мер по снижению данных рисков направлены уже принятые и разрабатываемые министерством нормативные акты. В настоящее время Минприроды России осуществляет подготовку методических рекомендаций по выявлению нефтеразливов.

Кроме того, министерством с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти разработаны новые законопроекты, направленные на гармонизацию правового регулирования отношений в сфере предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на сухопутной территории и в морских акваториях Российской Федерации. Они учитывают специфику условий, влияющих на проведение аварийно-спасательных операций и восстановительных работ, а также обеспечение готовности сил и средств к ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Устанавливают меры административной ответственности за правонарушения, связанные с невыполнением предусмотренных законодательством требований по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов.

Хочу также отметить, что в государственную программу социально-экономического развития Арктики по инициативе Минприроды России было включено мероприятие по строительству с 2021 года для Росприроднадзора природоохранного флота для обеспечения экологического надзора в морях и на континентальном шельфе с объемом финансирования 3,1 млрд руб., что позволит повысить эффективность государственного экологического надзора в морских акваториях.

«НиК»: Получается ли ликвидировать накопленный экологический ущерб, в том числе в годы Советского Союза? Есть ли какие-то оценки масштабов загрязненных территорий?

– Относительно ликвидации накопленного вреда в 2017 году предусмотрено начало реализации 25 мероприятий по ликвидации свалок в пределах крупных городов страны на территориях 14 субъектов Российской Федерации.

Эти работы выполняются в рамках приоритетного проекта «Чистая страна». Объем финансирования из федерального бюджета составит 2,9 млрд руб., а из бюджета субъектов Российской Федерации на эти цели будет направлено 1,15 млрд руб.

В частности, в рамках «Чистой страны» производится рекультивация свалок и полигонов в Карачаево-Черкесской и Удмуртской Республиках, в Республике Чувашия, Волгоградской, Калининградской, Московской и Нижегородской областях. На сегодняшний день проекты реализуются в основном за счет внебюджетных средств, также предусмотрены налоговые льготы на имущество для таких объектов.

В 2018 году планируется реализация 25 мероприятий по ликвидации объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, на территории 15 субъектов Российской Федерации. Планируемый объем финансирования из федерального бюджета в следующем году составит порядка 2,5 млрд руб., из бюджета субъектов Российской Федерации – 0,7 млрд руб.

Основными итогами реализации приоритетного проекта «Чистая страна» в части ликвидации накопленного вреда станут восстановление и возврат в хозяйственный оборот 1,45 тыс. га земель и улучшение условий проживания 4,3 млн человек.

Интервью подготовила Мария Кутузова

Справка: За чей счет в России проводятся геологоразведочные работы

В 2016 году геологоразведочные работы на нефть и газ в России за счет собственных средств недропользователей проводились силами 787 компаний. Большая часть вложений была направлена на геологоразведку в Уральском ФО (74 млрд руб., или 29,3%), Сибирском ФО (39,5 млрд руб., или 15,7%) и на континентальном шельфе (66,4 млрд руб., или 26,3%). По объемам вложений выделяются сегменты глубокого бурения – 151 млрд руб. (59,9%), сейсморазведки 2D и 3D – 71 млрд руб. (28,2%), на НИОКР и прочие виды работ направлено 30 млрд руб. (11,9%). Выполнено глубокое бурение на 1137 тыс. м, сейсморазведка 2D – 82,2 тыс. пог. км и 3D – 47,4 тыс. км2.

За счет средств федерального бюджета были профинансированы ГРР на углеводородное сырье на 64 объектах, на 45 из них работы были завершены, в том числе в Сибирском ФО – 12, Уральском ФО – восемь, на континентальном шельфе – четыре.

Россия. ООН. СФО > Нефть, газ, уголь. Экология > oilcapital.ru, 1 ноября 2017 > № 2685432 Сергей Донской


США. Китай. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501272 Сергей Донской

В РОССИИ НЕФТИ ОСТАЛОСЬ «НА ДОНЫШКЕ»

На прошлой неделе министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской отчитался о запасах нефти и газа в стране.

Выяснилось, что того и другого у нас остается не так уж много. Что касается газа, то, по словам министра, его хватит на 80 лет, нефти же осталось всего на 29 лет. «Если учитывать то, что стоит на балансе, что экономически есть смысл извлекать, то есть готовые к разработке запасы», - конкретизировал глава Минприроды.

Это не первая подобная оценка состояния нашей нефтегазовой «кладовой». Ранее на эту же тему высказывался министр энергетики РФ Александр Новак. «В среднем запасов углеводородов у нас хватит на 30 лет», - сказал министр.

По его словам, часть ныне нерентабельных к отработке запасов нефти и газа может перейти в зону рентабельности с появлением новых технологий, как это в свое время случилось со сланцевой нефтью в США.

Однако уповать на новые технологии особо не приходится. Как известно, западные санкции распространяются на инвестиции в нефтегазовую отрасль, а также на поставки технологий и оборудования для геологоразведки и добычи. Российские же компании не спешат вкладывать средства и в создание новых технологий, и в геологоразведку.

Член-корреспондент РАН, замдиректора по научной работе Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский заявил, что российские компании в настоящее время практически не ведут геологоразведочных работ. Сокращается и их бюджетное финансирование.

В прошлом году на геологоразведку было выделено 22 млрд рублей, что на 16% меньше показателя предыдущего года. Эксперты утверждают, что сокращение финансирования геологоразведки уже привело к спаду объемов работ на 50%.

Сегодня поступления от продажи нефти и газа превышают половину всех доходов федерального бюджета. Если не сможем в ближайшее время преодолеть сырьевой зависимости экономики, нас ждут трудные времена. И не только потому, что нечего будет импортировать. Дело в том, что наиболее экономически развитые страны, которые сейчас являются основными экспортерами наших энергоносителей, все активнее переходят на генерацию с использованием возобновляемых источников энергии.

Ежедневно в мире устанавливается более 500 тыс. солнечных панелей. В Китае каждый час запускаются две ветряные установки. Германия и другие страны ЕС планируют к 2050 г. полностью перейти на возобновляемые источники энергии. Так что, даже если нефть и газ у нас к тому времени не закончатся, не исключено, что покупать их будет просто некому.

Игорь Минаев

США. Китай. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501272 Сергей Донской


Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 4 марта 2016 > № 1679207 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской в интервью Rambler News Service рассказал о перспективах расширения российского арктического шельфа, планах по созданию низкоуглеродной зоны в Восточной Сибири и динамике инвестиций в геологоразведку

Какие вопросы обсуждались с нефтяными компаниями на традиционной встрече с руководством министерства в феврале?

На встрече рассматривались утвержденные бизнес-планы и наши общие задачи на 2016-2017 годы. Компании представили предварительные оценки по развитию минерально-сырьевой базы, обратив внимание на возможные изменения стратегий в связи с внешними макроэкономическими факторами. Коллеги заявили о возможных корректировках в течение года, в зависимости от внешней ситуации.

В ходе мероприятия обсуждали планы всех вертикально-интегрированных компаний, а это 80% отрасли, и они разнятся. «Роснефть» делает акцент на увеличении объёмов эксплуатационного бурения на 40% по сравнению с прошлым годом. При этом затраты на геологоразведку на суше также вырастут практически в 1,5 раза.

Другие компании говорили, что в 2016 году снизят активность. В частности, «Лукойл» в ближайшие 3 года планирует несколько снизить инвестиции, потому что у компании мало новых проектов.

«Сургутнефтегаз» не планирует снижения объемов финансирования геологоразведочных работ, объем поисково-разведочного бурения до 2020 года стабилен. В 2015 году компания провела большой объем поискового бурения, но меньше разведочного. В любом случае мы видим, что ситуация сложная, но без критических явлений, которые нельзя было бы сгладить действиями государственного регулятора.

Прозвучали ли конкретные предложения от нефтяных компаний?

Что касается конкретных предложений компаний, то все говорили, что нужно продолжить работу по снижению административных барьеров. Совсем недавно, уже в этом году прошло первое заседание рабочей группы, где обсуждались вопросы отвода земель, упрощения процедур аренды лесов и так далее. Все те барьеры, которые сейчас тормозят развитие инвестиционных планов компаний, мы уберем.

Важно, что компании, фактически одновременно с нами попросили ввести заявочный принцип на углеводородные участки с ресурсами. Как вы знаете, этот вопрос обсуждался у Президента Владимира Владимировича Путина и эта инициатива одобрена. Это совершенно точно обеспечит рост поискового бурения, процентов на 30%/

Мы считаем, что в ряде случаев процедура получения разрешения на бурение должна быть существенно упрощена. Напомню, что в нефтедобывающих странах ранее в разы сократились сроки на получение разрешения на бурение. Это позволило увеличить количество скважин, ускорить темпы их строительства. А в нынешних условиях ценовой конъюнктуры это важнейший элемент устойчивой разработки месторождений, и на этом мы делаем особый акцент.

Особо хотел бы отметить, что компании не собираются останавливать работу с трудноизвлекаемыми запасами (ТРИЗ). Даже сейчас. Например «Сургутнефтегаз» предполагает, что запасы, которые компания будет разрабатывать к 2020 году, на 100% будут относиться к трудноизвлекаемым. Поэтому сейчас компания активно занимается разработкой технологий, которые позволят работать с ТРИЗ.

И это не только «Сургутнефтегаз», практически все компании подтвердили готовность работать с ТРИЗ и в сегодняшней ситуации. Компании понимают, что трудноизвлекаемые запасы, или запасы, которые сейчас считаются трудноизвлекаемыми, очень перспективны.

Что необходимо предпринять для ускорения вовлечения в разработку трудноизвлекаемых запасов?

Здесь встает следующий вопрос. Трудноизвлекаемым запасы, по крайней мере, те, что отражены в государственном балансе запасов, находятся в основном на уже лицензированных территориях, но в нижележащих пластах, тот есть они не попадают в горный отвод. Поэтому на эти запасы распространяются действующие ограничения по разработке более глубоких пластов. Мы обсуждали с компаниями возможность внесения изменений в законодательство, что позволит им разрабатывать трудноизвлекаемые запасы, находящиеся на уже лицензированных территориях, без ограничений по глубине.

Таким образом, новый механизм даст компаниям дополнительные возможности для стабильной добычи за счёт введения трудноизвлекаемых запасов в разработку. Мы это предложение рассмотрели и сейчас двигаемся к конкретным результатам.

Когда могут быть утверждены законодательные инициативы по трудноизвлекаемым запасам?

Надеемся, что в этом году. Мы это рассматриваем как приоритет.

Как Вы оцениваете шансы на разрешение спора с "Роснефтью" по распределению участков недр?

Спора как такового с «Роснефтью» нет, с формальной точки зрения в ближайшее время вопрос также будет закрыт. Я имею в виду дело антимонопольной службы. Это касается изменений, в Порядок рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения, эти изменения никак не снижают конкурентность процедур.

Насколько целесообразно, по вашему мнению, создавать единую инфраструктуру для месторождений «Роснефти» и «Лукойла» на Таймыре?

Могу сказать, что теоретически общая инфраструктура позволила бы снизить ряд затрат, но насколько это эффективно - решать компаниям.

Когда Вы ожидаете аукциона на Мурманское месторождение, на которое претендуют "Роснефть" и "Газпром"?

Мы подготовили изменения в законодательство для проведения аукционов на шельфе, но пока изменения не внесены. Сейчас мы ведём согласование документов с различными ведомствами. Поэтому лицензирование Мурманского месторождения пока не состоится.

Сколько ещё осталось в нераспределённом фонде нефтегазовых участков на шельфе, на которые могут претендовать компании? Сколько у "Газпрома" и "Роснефти" участков на шельфе?

Сейчас у "Газпрома" в пользовании находятся 28 участков, у "Роснефти" - 36. То есть, с одной стороны, у нас большая часть участков арктического шельфа уже распределена, но есть часть шельфа, которая ещё не отлицензирована, она ещё не разбита на участки. Поэтому неправильно так ставить вопрос: сколько ещё осталось участков. Их может быть количественно намного больше, чем уже выдано "Газпрому" и "Роснефти".

Сейчас на шельфе имеется ряд неотлицензированных участков, и по ним ещё идут работы. Компании, в том числе "Газпром" и "Роснефть", подают свои заявки, а мы их рассматриваем.

Когда можно ждать первых предварительных итогов по рассмотрению заявки на расширение континентального шельфа? Ожидаются ли в ближайшее время дополнительные консультации?

Рассмотрение нашей заявки в рабочей группе при комиссии ООН по континентальному шельфу планируется летом этого года, соответственно, первые вопросы возникнут именно тогда. Раньше, я думаю, эксперты не будут озвучивать свои оценки, в первую очередь потому, что заявка очень большая и ,естественно, для ее глубокого анализа требуется время. Комиссия запланировало встречу экспертов и представителей Российской Федерации на лето текущего года.

Какие предложения по созданию низкоуглеродной зоны в Восточной Сибири Минприроды представило правительству?

Пока это все находится на самой ранней стадии – речь, в первую очередь, идёт о том, как простимулировать компании к глубокой переработке угля. По выданным лицензиям мы должны добывать 670 млн тонн, но на самом деле добываем в два раза меньше. В любом случае, нам необходимо стимулировать переработку угля по новым технологиям, с пониженными выбросами, с пониженным воздействием на окружающую среду. В том числе, это касается и энергетики: переход на чистые технологии, газогенерацию потребует учитывать социальные интересы угольных регионов, интересы людей, занятых в этой отрасли. Потребуются их вовлекать в какие-то новые проекты, чтобы социально-экономическое развитие региона не остановилось.

Идея пока обсуждается, любые шаги в части формирования безуглеродной территории в Восточной Сибири должны быть сформированы в программе. Должны быть прописаны меры со сроками по разработке конкретных технологий, программ по переводу энергетики на газ и так далее.

Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 4 марта 2016 > № 1679207 Сергей Донской


Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 3 декабря 2015 > № 1594787 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской дал интервью журналу «Нефтегазовая вертикаль», в специальном выпуске, посвященном конференции «Накануне новой классификации запасов углеводородов»

Организаторами конференции выступают Минприроды России, журнал «Нефтегазовая вертикаль» и Vygon consulting.

Сергей Донской: новая классификация как гармонизация отношений в недропользовании

Новая классификация призвана оценить качество запасов, добыча которых экономически рентабельна для компаний, и трудноизвлекаемых запасов, освоение которых требует помощи государства. Таким образом, недропользователи получат надежную площадку для принятия решений, возможность прямого диалога с государством по поводу инфраструктурных проектов, административных мер, налоговых льгот. Тем самым мы сформируем основу для инновационных процессов в ТЭК, внедрения новых технологий.

Также важным стимулом развития отрасли недропользования станет снижение административных барьеров. В том числе речь идет о введении принципа «одного окна» в вопросах экспертизы запасов и технических проектов разработки месторождений углеводородного сырья и твердых полезных ископаемых, что предполагает интеграцию ГКЗ и ЦКР...

Ред.: Сергей Ефимович, в этот сложный для России период хотелось бы начать с вашей оценки проблем финансирования поиска и разведки углеводород. ных ресурсов…

С.Д.: Основной объем финансирования приходится на частные инвестиции компаний-недропользователей. Примерное соотношение бюджетного финансирования к частному составляет 1:10.

За счет средств федерального бюджета выполняются геологоразведочные работы ранних стадий, по результатам которых формируется поисковый задел. В 2014 году объем бюджетного фи нансирования на ГРР составил 35,7 млрд рублей, в 2015 году – 28,4 млрд. В результате работ, выполняемых за счет средств федерального бюджета, формируются участки недр с локализованными и оцененными прогнозными ресурсами полезных ископаемых, подготовленные для постановки поисковых и разведочных работ и получения прироста запасов.

Последующая разведка и освоение месторождений осуществляются компаниями-недропользователями за счет собственных средств.

На объем инвестиций, вкладываемых недропользователями в геологоразведку, существенное влияние оказывают три взаимосвязанных фактора: предложение, цена и спрос на сырье на рынке. Естественно, низкая цена на полезные ископаемые оказывает влияние на рост инвестиций.

Однако замечу, что начиная с 2009 года компании-недропользователи ежегодно наращивали инвестиции. В прошлом году средства инвесторов составили рекордную сумму – свыше 300 млрд рублей. Мы надеемся, что в 2015 году достигнутый уровень инвестиций как минимум сохранится на этом же уровне.

Ред.: Рост цен на минеральное сырье в среднесрочной перспективе мог бы привести к росту инвестиционной активности в геологии и недропользовании, а пока…

С.Д.: А пока складывающаяся экономическая ситуация в стране, санкции, неблагоприятная конъюнктура рынка сырья предопределяют сокращение государственных расходов. Сокращение расходов коснулось и геологоразведки. В связи с этим нами намечены меры реагирования – сконцентрировать бюджетные средства на приоритетных направлениях воспроизводства минерально-сырьевой базы.

В этих условиях мы, прежде всего, должны поддержать добычу там, где она осуществляется сегодня. Во-вторых, организовать поиски в новых районах, где есть перспективы и возможность новых крупных открытий. И, в-третьих, обеспечить изучение и освоение трудноизвлекаемых запасов полезных ископаемых, которые представляют мощный резерв в поддержании достигнутого уровня добычи.

Наша задача – удержать достигнутый темп за счет замещения выпавших государственных средств частными инвестициями. Для этого необходимо создавать максимально благоприятные условия для инвесторов, на что мы и нацелены.

Ред.: Ваши приоритеты в нормотворческой деятельности?

С.Д.: Большой поддержки заслуживают те законопроекты, которые уже находятся в проработке и направлены на снятие административных барьеров, привлечение инвестиций, стимулирование развития геологоразведочных работ.

Эти изменения касаются упрощения передачи права пользования недрами и переоформления лицензий на пользование недрами; предоставления недропользователям, ведущим геологическое изучение участков недр, гарантий на право их промышленного освоения в случае отнесения таких участков к участкам недр федерального значения, упорядочения процедур предоставления и использования техногенных образований, содержащих полезные ископаемые.

Ред.: Нетрудно представить, что недропользователей налоговые стимулы интересуют в первую очередь…

С.Д.: И мы целенаправленно над этим работаем. За последние годы при активном участии Минприроды России принят ряд законов, направленных на активизацию вложений частных инвестиций в геологоразведочную деятельность. Они предусматривают для недропользователей существенные льготы: введение налоговых каникул по НДПИ на Дальнем Востоке по твердым полезным ископаемым, дифференциацию ставок НДПИ при разработке трудноизвлекаемых запасов нефти, установление особого налогового режима при добыче углеводородного сырья на континентальном шельфе.

Мы внесли изменения в законодательство о недрах, предусматривающие рассрочку уплаты разовых платежей, вознаграждение первооткрывателям месторождений.

В прошлом году введен заявительный принцип предоставления лицензий в отношении участков недр с низкой степенью геологической изученности, на которых отсутствуют данные о наличии запасов и прогнозных ресурсов категорий Р1 и Р2. Всего за полгода его применения количество поданных заявок выросло по сравнению с 2013 годом в 20 раз и достигло нескольких сотен. Планируется распространить этот порядок и в отношении участков недр с УВ-ресурсами.

В мае 2015 года принят 121-ФЗ, который устанавливает правовые гарантии пользователей недр на получение лицензий с целью добычи полезных ископаемых при установлении факта открытия месторождения на участках акватории Балтийского моря.

Разрабатывается система вычетов расходов, понесенных недропользователями на проведение геологоразведочных работ из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, в зависимости от региона проведения работ.

Ред.: Что же касается снижения административных барьеров, то…

С.Д.: …еще в 2014 году мы отменили экспертизу проектной документации на бурение всех видов скважин – направлять проекты на экспертизу и получать разрешение на ввод их в эксплуатацию теперь не нужно.

Определен статус подтоварных вод – их закачка в пласт теперь не требует платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Мы разработали законопроект, касающийся конкретизации условий лицензирования и проведения торгов, и внесли на рассмотрение в правительство. Работаем над возможностью неоднократного и более чем 20-процентного расширения границ лицензионного участка. Установлена возможность использования сервитута для сферы геологического изучения и разведки, тем самым исключена необходимость аренды.

В июне приняты поправки в закон «О недрах» о создании единого фонда геологической информации – государственной информационной системы, содержащей реестр первичной геологической информации о недрах и интерпретированной геологической информации о недрах.

Фонд станет основой для подготовки отраслевых документов стратегического планирования, позволит эффективнее вести государственный кадастр месторождений полезных ископаемых, государственный баланс запасов полезных ископаемых.

Внесенные изменения в законодательство о недрах создают условия для роста инвестиционной привлекательности недропользования и конкуренции на рынке. Будут защищены права правообладателя геологической информации.

В 2015 году мы начали системную работу по актуализации всех лицензий на пользование недрами, выданных с начала 1990-х. Мы завершим ее до конца 2016 года. В рамках разовой актуализации лицензий мы планируем решить целый комплекс задач: закрепить четкие обязательства недропользователей в интересах развития минерально-сырьевой базы страны и снижения административных барьеров, обеспечить отражение в лицензиях и проектных документах новых законодательных требований.

Ред.: Что ожидает иностранных инвесторов в геологической отрасли?

С.Д.: Мы понимаем, что, с одной стороны, через 15–20 лет нет альтернативы континентальному шельфу в обеспечении текущих потребностей экономики страны и экспортных обязательств в поставке жидких углеводородов. На смену падающей добычи на суше должна прийти добыча на шельфе, которая к 2030 году вырастет в три раза.

Лицензионные обязательства государственных компаний предусматривают выполнение весьма значительного объема геологоразведочных работ. Несмотря на то, что в настоящий момент госкомпании выполняют лицензионные обязательства в полном объеме и даже с превышением, приходится констатировать, что, с другой стороны, существует значительный риск снижения темпов геологоразведки на шельфе. Это обусловлено тем, что условиями лицензий предусматривается на начальных этапах выполнение наименее капиталоемких видов геологоразведки.

В условиях тех объективных трудностей, которые в настоящий момент испытывают госкомпании (недостаток денежных средств и кредитных ресурсов, недостаток российских судов и буровых установок, трудность привлечения иностранных мощностей в условиях действующих секторальных санкций, отказ партнеров госкомпаний продолжать нести расходы на осуществление геологоразведочных работ), выполнение даже того минимального объема обязательств, которые предусматриваются лицензиями, становится нереальным.

Задержки в геологическом изучении континентального шельфа, иными словами, создают существенные экономические и геополитические риски. В этой связи в конце июля с.г. Минприроды России внесло в Правительство РФ законопроект, устанавливающий институт предварительного согласия на предоставление права пользования участками недр федерального значения по совмещенной лицензии.

Следует понимать, что предлагаемые поправки не направлены на автоматическое предоставление лицензий на разведку и добычу всем без исключения недропользователям, которыми были проведены геологоразведочные работы и открыты месторождения федерального значения.

Предлагаемый законопроектом механизм будет интересен, прежде всего, тем иностранным компаниям, которые готовы инвестировать в разработку месторождений на территории страны и при этом хотели бы гарантировать себе получение права на разведку и добычу месторождения федерального значения в случае открытия такового.

Ред.: Сергей Ефимович, заканчивается и разработка, и апробация Новой классификации запасов и прогнозных ресурсов нефти и газа…

С.Д.: ...и ее ведение связано с нынешней экономической ситуацией, которая требует более точного стратегического планирования в сфере добычи полезных ископаемых, а значит, необходимо откорректировать имеющиеся у нас подходы к оценке их запасов.

Основная цель новой классификации запасов – обеспечить переход от административного регулирования недропользования к механизму, основанному на геолого-экономической и техникоэкономической оценке возможности разработки запасов полезных ископаемых.

Чтобы достичь этой цели, требуется решить целый комплекс задач, таких как повышение достоверности запасов, упрощение схемы утверждения запасов, снижение административных барьеров, обеспечение комплексного подхода к администрированию льготируемых параметров, гармонизация с международными системами, наконец, совершенствование механизма госрегулирования для вовлечения в разработку неэффективных и трудноизвлекаемых запасов.

Ред.: Тем более что большая часть запасов нефти на территории страны относится именно к такой категории…

С.Д.: Однако четких и прозрачных критериев, по которым те или иные запасы могут быть отнесены к ТРИЗ, до сих пор нет. Это реальная проблема, тем более что льготы на добычу нефти из трудноизвлекаемых объектов уже начали появляться. Если мы хотим, чтобы такие льготы были эффективными, понятие трудноизвлекаемых запасов требует четкого определения и систематизации.

Новая классификация повысит достоверность данных о запасах, упростит схемы их утверждения, позволит лучше администрировать льготы по налогам в сфере недропользования. Появятся дополнительные условия для вовлечения трудноизвлекаемых запасов в оборот. То есть запасы, которые вчера считались неэффективными, забалансовыми, станут значительной частью сырьевой базы страны.

Таким образом, мы отходим от субъективного подхода к налоговому стимулированию ТРИЗ и переходим к стимулированию их отработки уже в зависимости от потребности государства в тех или иных видах полезных ископаемых, экономической целесообразности их разработки. Это позволит более объективно планировать добычу и потребности народного хозяйства в необходимых минеральных ресурсах на средне- и долгосрочную перспективу.

Ред.: Подготовка к переходу на новую классификацию потребует изменения действующей правовой базы?

С.Д.: Безусловно, понадобится обновление комплекта нормативно-методических документов на основе анализа действующей нормативной базы, и в этом направлении уже многое сделано. Так, ФБУ ГКЗ под руководством Роснедр и совместно с профильными организациями, ведущими экспертами отрасли, представителями компаний-недропользователей подготовила целый пакет инструктивно-методических документов (порядок применения новой классификации, положения об этапах и стадиях ГРР, правила разработки и проектирования разработки месторождений, новые формы отчетности и госбаланса) и нормативно-правовых актов (постановлений правительства).

Уже завершены общественные рассмотрения проектов новых документов, достигнуты соглашения по всем ключевым вопросам. В ближайшее время будут разработаны правила по проведению экономических расчетов при составлении технологических документов на разработку месторождения. Апробация новой схемы утверждения запасов и методики экономической оценки извлекаемых запасов будет проведена до конца текущего года.

Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 3 декабря 2015 > № 1594787 Сергей Донской


Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 3 сентября 2015 > № 1498245 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской накануне Восточного экономического форума дал эксклюзивное интервью МИА «Россия сегодня»

С.Донской рассказал о разработке месторождений в Арктике, о том, что добывающие компании в России смогут адаптироваться к работе в условиях санкций, а также о возможном рассмотрении законопроекта о доступе иностранцев к российским недрам.

Глава министерства природных ресурсов РФ Сергей Донской в преддверии Восточного экономического форума рассказал в интервью РИА Новости о разработке месторождений в Арктике, о том, что добывающие компании в России смогут адаптироваться к работе в условиях санкций, а также о возможном рассмотрении законопроекта о доступе иностранцев к российским недрам.

— Сергей Ефимович, во Владивостоке с 3 по 5 сентября пройдет Восточный экономический форум (ВЭФ). В каких мероприятиях форума Минприроды России и вы лично примете участие? Какую программу подготовило министерство?

— Программа Восточного экономического форума очень насыщенная, интересная. Мы участвуем и в деловой программе, и в тематических выставках, и еще в организации благотворительного аукциона.

В первый день — сессия по недропользованию. Мы представим опыт работы инвесторов, в том числе иностранных, в этой сфере. Естественно, мы хотим предложить новые проекты для инвесторов, получить от них обратную связь. Это поможет выработать в сегодняшней сложной экономической ситуации условия, правила, по которым инвесторам все-таки было бы комфортно работать в России. Это вообще одна из ключевых задач, которые мы перед собой ставим в ходе работы на ВЭФ.

Мы подведем итоги зимнего сплошного учета амурского тигра, озвучим окончательные данные по численности популяций. Кроме того, проведем дискуссию с представителями крупного бизнеса об их проектах в сфере сохранения биоразнообразия, о том, как вовлекать компании в эту деятельность на системной основе.

— Какие компании принимают участие?

— Это практически весь крупный бизнес в разных сегментах — от недропользователей до авиакомпаний. Будет "Роснефть", "Сахалин Энерджи", ВЭБ, ВТБ, Росатом, "Русал" и "Норникель", "Трансаэро". В общем, это такой первый системный разговор с бизнесом о том, как сделать природоохранные проекты эффективными и выгодными. То есть мы хотим, чтобы компании инвестировали не только в охрану отдельных флаговых видов, но и в сохранение экосистем в целом, в развитие заповедников и нацпарков.

— А из международных организаций кто-нибудь заявился?

— Да, будут коллеги из Японии, Южной Кореи, Китая, будут международные природоохранные организации.

— А Памела Андерсон приедет?

— Если бы организаторы форума делали подборку самых часто задаваемых вопросов, этот был бы первым в списке. Госпожа Андерсон долго просила о встрече. Она приедет, будет участвовать в деловой программе, в благотворительном экоаукционе, предложила, кстати, два лота от себя лично.

— Что это, если не секрет?

— Увидите. Один из них — спасательный круг — символизирует спасение диких животных.

Из своей коллекции я отдал на аукцион фотокартину с кадром из фильма "Территория" по одноименному роману Олега Куваева. Мы поддерживали этот проект с самого начала. На фото — автографы создателей фильма и исполнителей главных ролей — актеров Константина Лавроненко и Егора Бероева.

— Сергей Ефимович, вы сказали, что будете обсуждать инвестиционный климат. Ваше ведомство внесло в правительство законопроект, согласно которому иностранная компания гарантированно сможет получить в разработку месторождение в России, если она его открыла.

— Речь идет о том, что этот законопроект позволяет правительству до проведения основных работ по освоению месторождения дать гарантии недропользователю, что у него нет рисков в отношении получения лицензии, если он открыл месторождение.

— Учитывая непростую экономическую ситуацию в мире и введение санкций против России, может ли быть ограничен список стран, которые смогут получить такую лицензию?

— Те страны, которые вводят санкции, уже ввели ограничения для своих инвесторов. Если мы будем дополнительно вводить что-то еще, то это лишние палки в колеса. Мы хотим, чтобы локомотив двигался и набирал обороты. Те инвесторы, которые работали в России, продолжают работать даже несмотря на то, что правительства их стран пытаются вводить для них кучу всяких ограничений.

Сегодня мы должны создавать такие условия, чтобы инвестиции продолжались, увеличивались и компании могли работать. Надеемся, что осенью законопроект будет рассмотрен в правительстве РФ.

— Ранее вы говорили, что Минприроды России может рассмотреть ужесточение требований по работе иностранных компаний в России при продлении санкций.

— Я говорил, что мы рассмотрим возможность ужесточения требований к иностранным компаниям. Понятно, что если меняется ситуация на рынке или же страны начинают выстраивать недружественную политику, в ряде случаев мы должны реагировать. Однако в данном случае лучше инвестиционный климат не ухудшать.

— Но США ухудшили инвестиционный климат, расширив санкции на Южно-Киринское месторождение "Газпрома".

— "Газпром" продолжает работать дальше. Самое главное, что у "Газпрома", я хорошо это знаю, есть серьезные планы по импортозамещению. Да, в ряде случаев компании придется поднапрячься, но проект будет реализован.

— Одна из тем, которая будет обсуждаться на ВЭФ на площадках с участием Минприроды, — привлечение инвестиций в добывающую отрасль, в том числе и в геологоразведку. По итогам первого полугодия 2015 года как изменились объемы инвестиций в геологоразведку в России? Каков ваш прогноз по объемам ГРР в 2015 году? В начале года вы прогнозировали снижение инвестиций на 15% по году.

— В начале 2015 года уже существовала тенденция по снижению цен на углеводороды. Кроме того, на возможность привлекать нашими компаниями инвестиции за рубежом влияют санкции. Все эти ограничения на тот момент уже давали основание говорить, что снижение на 15% возможно.

На сегодняшний день мы пока ожидаем 10-процентное снижение инвестиций в геологоразведку. По итогам прошедшего полугодия нефтегазодобывающие компании профинансировали геологоразведку в России на 143 миллиарда рублей. На первом месте "Газпром" — 82 миллиарда рублей, на втором "Роснефть" — 20 миллиардов рублей, на третьем ЛУКОЙЛ — 18 миллиардов рублей, далее идет "Сургутнефтегаз" и другие компании.

Это предварительные цифры, но в целом инвестиции в геологоразведку несколько меньше, чем в прошлом году. Хотя необходимо учитывать, что по итогам прошлого года мы достигли максимума инвестиций в геологоразведку за последние несколько лет — 340 миллиардов рублей за год.

— Меняется ли в связи с экономической ситуацией ваш прогноз по приросту запасов углеводородов в РФ по итогам 2015 года? Ранее вы прогнозировали прирост запасов нефти в 550 миллионов тонн, газа — в 715 миллиардов кубометров.

— На сегодняшний день мы ожидаем объем приростов запасов чуть ниже уровня прошлого года. Исходя из текущих объемов геологоразведки, мы планируем, что уровень запасов будет сопоставим с объемами добычи. Некоторое снижение инвестиций в геологоразведку в целом не должно повлечь кардинального снижения объемов воспроизводимых запасов.

— Минэкономразвития РФ в своих прогнозах исходит из того, что санкции продлятся до конца 2018 года. Как вы считаете, сможет ли экономика РФ в целом и добывающая отрасль в частности полностью адаптироваться к этим условиям?

— Я думаю, сможет. Во-первых, компании уже выстраивают свои стратегии с учетом этих ограничений, идет переориентация на те проекты, где санкции будут иметь наименьшее влияние. Во-вторых, мы видим, что компании активно работают в сфере импортозамещения: ищут способ, каким образом заместить ту или иную технику, ищут аналоги на рынке. В том числе ищут альтернативные источники финансирования.

— Вслед за падением цен на нефть наблюдается серьезное снижение цен на другие ресурсы — золото, алмазы, уголь, металлы. Санкции также касаются компаний, добывающих твердые полезные ископаемые. Смогут ли они адаптироваться к новым условиям?

— Нужно разделять крупные и небольшие добывающие компании. Те, кто реализуют крупные проекты, на мой взгляд, в меньшей степени пострадают от санкций.

Что касается небольших производителей, здесь у нас есть очень хороший набор инструментов поддержки. Как пример — выдача лицензий на разработку месторождений по так называемому заявительному принципу.

В прошлом году мы приняли документы, по которым компании могут получать лицензии на те участки недр, где нет подтвержденных запасов, нет спроса со стороны других недропользователей: эти участки не стоят в каких-либо перечнях, на них не ведется геологоразведка со стороны государства.

После того, как будет открыто месторождение, компания может получить лицензию на разведку и добычу. По таким лицензиям спрос растет: например, в 2014 году за весь год было выдано 285 подобных лицензий по заявительному принципу, а в 2015 году за полгода — более 300.

Люди готовы рисковать даже в сложных экономических условиях, потому что понимают, что это хороший инвестиционный актив. Когда людям дают возможность работать, они готовы это делать даже в условиях санкций.

— Возможно ли введение таких заявительных лицензий для нефтегазовых компаний?

— Пока мы только рассматриваем такую возможность. Заявительный принцип — это способ мотивировать геологов, недропользователей к риску на самой начальной стадии изучения недр. Мы могли бы попробовать применить этот принцип на тех территориях, где изученность углеводородов очень низкая, там, куда крупные компании пока не готовы идти по разным причинам — из-за отсутствия инфраструктуры, а также желания сконцентрироваться на других территориях, где они уже стратегически себя позиционируют. Однако мы пока не пытаемся ускорить эту тему, потому что хотели бы сначала отработать и получить достаточный опыт по заявительному принципу по твердым полезным ископаемым.

— Ранее сообщалось, что Минприроды предлагало временно приостановить выдачу лицензий на разработку шельфовых месторождений до тех пор, пока не будет решен вопрос о доступе частных компаний к шельфу. Идет ли рассмотрение этого предложения?

— Предложение рассматривалось, но мы продолжаем выдавать лицензии в рамках действующего законодательства. Пока окончательного решения не принято, мы продолжаем работать в прежнем режиме. Сегодня закон предполагает бесконкурсную выдачу лицензий на разработку месторождений на шельфе.

— "Роснефть" и "Газпром" вскоре получат новые лицензии на разработку четырех месторождений на шельфе?

— Да, сейчас документы находятся в правительстве РФ.

— "Роснефть" обратилась в суд с иском к Роснедрам о признании недействительным конкурса на право получения лицензии на освоение Восточно-Таймырского участка. Будет ли Минприроды дополнительно анализировать итоги конкурса и сам ход его проведения Роснедрами?

— У нас есть поручения от президента РФ и председателя правительства РФ до 11 сентября проанализировать ход конкурса, который проводили Роснедра. С учетом заинтересованности всех сторон я поручил представить тщательный анализ всех материалов конкурса с учетом цифр и данных, которые были поданы компаниями в Роснедра при проведении этого конкурса.

— Сергей Ефимович, в последнее время в РФ участились случаи нефтеразливов. Устраняются последствия крупных аварий в Нефтеюганске, на Московском НПЗ. В то же время штрафы, которые выплачивают компании за ущерб окружающей среде, как правило, незначительны. Когда может быть ужесточена ответственность нефтегазовых компаний за ущерб окружающей среде? Могут ли быть увеличены штрафы?

— Действительно, на сегодняшний день разливы нефти продолжают оставаться одной из наиболее рисковых точек. Чтобы решить эту проблему, необходимо добиться обеспечения информационной прозрачности, поскольку компании не всегда представляют данные о произошедших разливах. К примеру, компании дают ежегодную оценку по количеству разливов в 5 тысяч случаев, Росприроднадзор фиксирует 10 тысяч разливов, а общественные организации — 25 тысяч. По закону за непредставление или несвоевременное представление информации о нефтеразливах компании, юридические лица должны заплатить штраф от 3 до 5 тысяч рублей. Такие суммы штрафов достаточно низкие, они не побуждают нарушителя представлять информацию. Поэтому Минприроды России подготовило изменения в административный кодекс по повышению административных штрафов компаний. Повышение достаточно существенное — минимальный предел штрафа теперь будет на уровне 50 тысяч рублей, максимальный размер — до 500 тысяч рублей.

Кроме того, необходимо мотивировать компании к инвестициям в обновление своей инфраструктуры, в первую очередь трубопроводов и тех объектов, которые связаны с транспортировкой углеводородов. Около 50% случаев разливов происходят из-за аварии на нефтепроводе, это связано с изношенностью инфраструктуры. По нашим оценкам, инвестиции, которые потребуются для обновления подобной инфраструктуры по всей стране, составляют более триллиона рублей.

Для обновления инфраструктуры потребуется несколько лет, но это нужно делать как можно быстрее.

— Ранее вы говорили, что Росприроднадзор проведет переоценку ущерба от крупного нефтеразлива под Нефтеюганском, который произошел в июне. Известна ли окончательная сумма ущерба? Будет ли он взыскиваться с компании через суд?

— Комиссия еще продолжает вести оценку, но, по предварительным данным, ущерб составил несколько десятков миллионов рублей, больше 20 миллионов. Итоговая цифра будет озвучена в середине сентября. Ущерб будет взыскан с компании через суд.

— Сергей Ефимович, если можно, от геологии — к метеорологии. Как проходит исследование подледного озера Восток в Антарктиде?

— Три года назад мы первыми в мире осуществили проникновение в подледниковое антарктическое озеро Восток. Тогда в леднике толщиной 3769 метров была пробурена самая глубокая из всех ледяных скважин, когда-либо сделанных на Земле.

Сейчас мы овладели технологией управления подъемом уровня воды в скважине и можем регулировать этот процесс. Теперь планируется создавать в конце каждого антарктического сезона "ледяные пробки", которые с началом нового сезона будут разбуриваться для изучения водной толщи реликтового озера.

В этом году подледниковое антарктическое озеро снова пробурили, добрались до воды, взяли пробу для исследований. Исследования ведутся как в России, так и во французском Гренобле, где вторая группа специалистов параллельно изучает воду во избежание претензий к российским результатам исследований.

— Не помешает ли финансовый кризис дальнейшему исследованию Антарктики и озера Восток?

— В последнее время у нас есть проблемы с финансированием. На днях в Минфине России прошли все необходимые переговоры, и я надеюсь, что на озеро Восток и нашу станцию на Антарктиде ресурсы найдутся и исследования там не будут остановлены.

— Как будет развиваться российский научный центр на Шпицбергене?

— Когда я посещал центр весной, то убедился, что он в хорошем состоянии, там был сделан ремонт, завезено оборудование, работают специалисты. Конечно, нужно увеличивать количество специалистов и объемы исследований, а это зависит от финансирования.

Сегодня можно сказать, что пока финансирование нашего научного центра на Шпицбергене на следующий год запланировано. Если все будет в порядке, то в 2016 году там будет проводится весь спектр метеорологических исследований и арктической зоны, которая прилегает к Шпицбергену.

— Возвращаются ли метеорологи в Арктику? Увеличит ли возвращение точность прогнозов погоды?

— Метеорологи и не покидали Арктику. Они продолжали работать на пунктах государственной наблюдательной сети и прогностических центрах. В Арктике работают 70 основных станций, почти 60% из них являются труднодоступными. Безусловно, количество станций должно увеличиваться. Такие работы мы ведем и с частными компаниям — "Роснефтью", "Газпромом", военные тоже участвуют в этом процессе. К советскому уровню числа станций мы еще не приблизились, но стремимся — делаем их автоматическими, размещаем на буровых платформах.

Совместно с Гидрометом продолжаем вести работу по подготовке проекта модернизации наблюдательной сети в Арктике.

Кроме того, мы планируем нарастить российское научное присутствие в Арктике: к 2031 году при оптимальном сценарии планируется проводить до 100 комплексных экспедиций ежегодно, будет введено девять новых научных судов, общий бюджет — 93 миллиардов рублей.

Плюс хотим реализовать проект самодвижущейся ледостойкой платформы.

— В декабре в Париже пройдет климатическая конференция по определению нового климатического соглашения на период после 2020 года. Ранее вы заявили, что Россия готова к 2030 году снизить уровень выбросов парниковых газов на 25-30% от показателей 1990 года. Принято ли уже решение о том, кто возглавит российскую делегацию в Париже и каким Россия хочет видеть будущее соглашение?

— Пока решение о главе делегации не принято, но в моих планах посещение данной конференции вместе со специалистами Росгидромета.

Российская Федерация является ключевым участником переговорного процесса по климату. Мы считаем, что необходимо включить в соглашение правила отчетности, мониторинга и верификации действий стран по сокращению выбросов парниковых газов.

Соглашение с конкретными обязательствами должно действовать для всех стран. Мы свои обязательства озвучили и будем их планомерно отстаивать, при этом наше условие — максимально возможный учет поглощающей способности наших лесов. Мы направили коллегам предложение о проведении в Париже презентационного мероприятия по вкладу российских лесов в поглощение выбросов парникового газа.

Решение по российскому предложению пока не принято, но мы активно осуществляем подготовку к мероприятию.

— Сегодня в Байкальском регионе сложилась достаточно тревожная экологическая обстановка: уровень Байкала падает, вокруг озера горят леса. Эти две чрезвычайные ситуации связаны между собой, так как низкий уровень Байкала и, следовательно, понижение грунтовых вод приводят к высыханию лесной подстилки и опустошительным пожарам. Что сегодня можно сделать для повышения уровня заповедного озера?

— По последним данным Росводресурсов, уже в декабре этого года мы достигнем минимального уровня воды в озере Байкал в 456 метров и окажемся в той же ситуации, которая сложилась в начале этого года. Экстремально низкая водность в озере отмечается в связи со значительным дефицитом осадков в Забайкалье и Прибайкалье. В связи с этим мы уже поручили Росводресурсам готовить ответные меры, в первую очередь изменение нормативных актов, регулировки попусков. Потребление водных ресурсов Байкала сегодня, естественно, находится на минимуме и таким же останется.

— Как потушить пожары вокруг Байкала?

— Еще весной, когда на селекторном совещании с регионами мы обсуждали подготовку к пожароопасному сезону 2015 года, не раз обращали внимание Бурятии, что регион, в отличие от прошлого года, когда они одни из лучших были в Сибири, не готовился к пожарам в полной мере. До этого у нас такая же ситуация была в Забайкалье, и пока вице-премьер туда не приехал и не провел достаточно жесткое совещание с губернатором, ситуация не поменялась. Зато теперь, хотя погода тоже неблагоприятная в Забайкальском крае, у них нет таких пожаров, как в Бурятии.

Вопрос в организации лесной охраны на региональном уровне и ответственности властей. При этом мы не снимаем с себя задачу оказать максимальное содействие региональной власти. В частности, в этом году мы были вынуждены постоянно направлять силы федерального резерва в пожароопасные районы Сибири. Всего в 2015 году проведено 79 перебросок общей численностью 3 035 человек, в том числе ФБУ "Авиалесоохрана" — 47 перебросок общей численностью 1 896 человек. На сегодняшний день в Республике Бурятия работает 1 087 сотрудников парашютно-десантной пожарной службы, в Иркутской области — 445.

— Удалось ли решить все проблемы с водоснабжением Крыма?

— Сейчас мы совместно с Минстроем России, Советом министров Республики Крым и правительством Севастополя реализуем план по обеспечению бесперебойного хозяйственно-бытового и питьевого водоснабжения Крыма. В целом, можно говорить, что в этом году задача водообеспечения решена.

Запасы водохранилищ естественного стока Крыма на сегодняшний день на 86 миллионов кубометров больше, чем за аналогичный период прошлого года. Они составляют около 100 миллионов кубов.

— Ведутся ли с Украиной переговоры по возобновлению поставок воды из Днепра?

— Насколько я знаю, такие переговоры не ведутся.

Пресс-служба Минприроды России

Россия > Нефть, газ, уголь > mnr.gov.ru, 3 сентября 2015 > № 1498245 Сергей Донской


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter