Всего новостей: 2602783, выбрано 3773 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711815 Арег Галстян

«Черный август»: грозит ли Трампу импичмент?

Арег Галстян

кандидат исторических наук, американист

После завершения расследования и обнародования доклада комиссии Мюллера Трампа могут привлечь к ответственности по различным статьям, которые большинство сочтет «тяжелым преступлением и правонарушением». Однако это еще не худший сценарий развития событий. Если будет доказано, что имело место иностранное вмешательство в выборы, а Трамп знал об этом и состоял в преднамеренном сговоре, он может лишиться права президентского помилования, что означает уголовное преследование и тюремный срок

Последние два дня выдались крайне сложными для Дональда Трампа, внутренняя и внешняя политика которого с первого дня президентства находится под пристальным вниманием многочисленных СМИ и неправительственных организаций. Вчера жюри присяжных города Александрия, штата Вирджиния, признали Пола Манафорта — экс-главу предвыборного штаба Трампа — виновным по восьми пунктам, имеющим отношение к налоговым махинациям, нарушениям банковского законодательства и сокрытию счетов в иностранных банках. Напомним, что «дело Манафорта» находится в юрисдикции бывшего главы ФБР, ныне специального прокурора Роберта Мюллера, который возглавляет комиссию по расследованию «российского вмешательства в президентские выборы 2016 года». За каждый из эпизодов, расследованных командой Мюллера, связанных с вышеназванными преступлениями, предусмотрено максимальное наказание в виде заключения под стражу сроком на 30 лет.

Другими словами, 69-летний политтехнолог может в ближайшее время сесть в тюрьму на 240 лет (по 30 лет за каждый из восьми пунктов обвинения). Кроме того, готовятся слушания еще по пяти пунктам о нарушениях федеральных законов о регулировании лоббистской деятельности и преднамеренном заговоре с иностранными агентами в обход норм и правил закона «О регистрации иностранных агентов» (FARA). В случае вынесения обвинительных вердиктов Манафорта как минимум ожидают еще 30 лет заключения. Это второй крупный успех Мюллера после дела Александра ван дер Зваана — голландского адвоката, признавшего свою вину в даче ложных показаний о своем сотрудничестве с другим политтехнологом Трампа — Риком Гейтсом. По мнению расследования, Манафорт через Гейтса мог использовать ван дер Зваана (зятя российского миллиардера Германа Хана) как канал связи с Москвой.

Не успели «слоны» прокомментировать решение суда Вирджинии, как получили очередной удар в виде сенсационного признания Майкла Коэна — личного адвоката Трампа и неофициального советника его предвыборного штаба, долгое время работавшего с Манафортом в качестве лоббиста-консультанта в различных юридических фирмах. Примерно за месяц до старта президентской кампании он передал 130 000 долларов Стефани Клиффорд — известной актрисе фильмов для взрослых — за молчание о наличии свидания сексуального характера с Трампом. Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, но, если бы подобная информация стала достоянием общественности в разгар избирательного процесса, подобный исход (победа Трампа) был бы маловероятен (особенно в традиционно консервативных и религиозных штатах). Очевидно, что обвинения против Манафорта и других фигурантов «российского досье» имеют политический контекст, а пугающие сроки должны, по расчету Мюллера, заставить их пойти на соглашение со следствием, от которого американский народ ожидает ответа на самый важный вопрос: имел ли место сговор с русскими и знал ли об этом Трамп?

Ради сокращения тюремного срока политтехнолог может поделиться с Мюллером разными деталями избирательной кампании.

Именно от выявления фактов данного дела зависит политическая судьба республиканцев на грядущих промежуточных выборах в Конгрессе и лично президента Трампа, который готовится к переизбранию в 2020 году. Папка «Манафорта» не имеет прямого отношения к «Рашагейту», ибо инкриминированные ему преступления были совершены задолго до его работы в штабе Трампа. Однако ясно и то, что ради сокращения неизбежного тюремного срока политтехнолог может поделиться с Мюллером разными деталями избирательной кампании. До «созревания» Манафорта наиболее ценным «свидетелем» является именно Коэн. По всей вероятности, он опередил своих коллег по цеху в вопросе неизбежности сотрудничества с Мюллером. Его адвокаты подчеркнули, что их подзащитный будет «счастлив рассказать спецпрокурору об очевидной возможности заговора и коррупции против демократической системы выборов 2016 года».

Более того, Коэн передал, что ему известно, что сам Трамп заранее был информирован о том, что Россия готовится взломать серверы Демократической партии и направить полученные электронные письма Клинтон и других «ослов» в «Викиликс» для дальнейшего слива. Президент по-прежнему отрицает все обвинения и настаивает на наличии целенаправленной и продуманной кампании по «охоте на ведьм». Однако противоречащие друг другу посты в Twitter говорят о том, что Трамп находится в сложной ситуации. Изначально он заявил, что Коэн сказал неправду ради достижения соглашения с Мюллером, но позже написал, что исповедь Коэна в федеральном суде не является преступлением. Иными словами, он допустил правоту признаний своего экс-адвоката, но, в отличие от суда, не увидел в них каких-либо правонарушений.

Будет ли новый «Уотергейт»

Республиканцам не позавидуешь: впервые с 1974 года («Уотергейт») они встали перед угрозой импичмента своего лидера. Эти две истории имеют свои нюансы, но во многом они похожи. Президент Ричард Никсон подозревался в одобрении организации прослушки в штабе Джорджа Макговерна — кандидата от Демократической партии — во время избирательной кампании 1972 года. Никсон всячески отрицал свою связь со взломами в отеле «Уотергейт», где находился штаб демократов. Он говорил о заговоре против него и кампании СМИ по дискредитации администрации, которая избрана американским народом и работает ради реализации его интересов. Расследование длилось более двух лет и привело к ряду крупных отставок, в том числе вице-президента Спиро Агню. Со своей должности ушел и генеральный прокурор, который отказался уволить специального прокурора по «Уотергейту» Арчибальда Кокса. Никсон не стал говорить со следствием и не предоставил по требованию специального прокурора и Верховного суда запрошенные аудиозаписи, которые, по свидетельству ряда чиновников, доказали бы вину президента.

В итоге в феврале 1974 года нижняя палата Конгресса начала процедуру импичмента и передала дело в Сенат, который должен был вынести вердикт. Верховный суд добился передачи аудиоматериалов и принял решение об их немедленном обнародовании. Эти записи подтвердили, что Никсон не только был в курсе политического шпионажа в отношении своего противника-демократа, но и пытался препятствовать расследованию, используя ресурсы своих спецслужб — ФБР и ЦРУ. Когда обществу стали известны эти подробности, республиканцы заявили, что единогласно поддержат импичмент. Никсон, понимая неизбежность полного краха, добровольно подал в отставку за несколько дней до голосования в Верхней палате. Сама по себе отставка не является помехой для вынесения приговора, и Никсона спасло лишь президентское помилование его друга и соратника Джеральда Форда (ранее был назначен вице-президентом после отставки Агню).

Грозит ли подобное Трампу? До показаний Коэна вероятность такого сценария была крайне мала, но ситуация теперь иная. Сама философия импичмента была перенята американцами у британцев. Основания для освобождения президента от его обязанностей крайне размыты, что не позволяет определить точный юридический предмет импичмента. Фундаментально глава исполнительной власти должен совершить государственную измену, взяточничество или «другие тяжкие преступления и правонарушения». С одной стороны, в Конституции четко сказано, что государственной изменой является «только ведение войны против США или присоединение к врагам США, оказание этим врагам помощи и поддержки». С этим направлением все ясно, однако проблемным для американского правосудия остается пункт о «других тяжких преступлениях», который можно интерпретировать как угодно. Именно эта лазейка уводит процедуру импичмента в политическое поле, когда все зависит от воли конгрессменов и сенаторов.

Пока для Дональда Трампа есть только одна хорошая новость — обе палаты контролируют республиканцы, которые осознают масштабы политических рисков.

Процедуру, включая обвинительную статью, готовит юридический комитет Палаты представителей. Конкретные пункты обвинения принимаются во время слушаний простым большинством, что уже создает определенную субъективность. Так, если одна из партий имеет в палате большинство мест, неизбежен риск политической ангажированности в отношении президента. К тому же нельзя забывать и об институциональной конкуренции между исполнительной и законодательной ветвями власти, что также может повлиять на судьбоносные решения. После принятия обвинительной резолюции на всеобщем голосовании дело направляется в Сенат, который на время слушаний берет на себя судебную функцию («большое жюри»): слушает дело, вызывает свидетелей, принимает доказательства. Голосование проходит по каждому пункту обвинения, и, если оно получает поддержку 2/3 сенаторов, импичмент вступает в силу.

Последняя попытка импичмента была осуществлена в отношении президента-демократа Билла Клинтона за «лжесвидетельство» о своих сексуальных связях с Моникой Левински и «препятствование правосудию». Тогда Палата представителей выдвинула обвинение большинством голосов, но Сенат оправдал Клинтона c разницей в 10 голосов. Именно этот пример показывает, что политическая конъюнктура в данном феномене превалирует над объективной юриспруденцией. Так, все тринадцать обвинителей в Нижней палате были республиканцами, а интересы Клинтона защищали исключительно демократы. В Верхней палате в защиту президента-демократа по обвинению в «лжесвидетельстве» выступило десять сенаторов-республиканцев, которые имели давние отношения с семьей Клинтон.

После завершения расследования и обнародования доклада комиссии Мюллера Трампа могут привлечь к ответственности по различным статьям, которые большинство могут счесть «тяжелым преступлением и правонарушением». Однако это может быть не худшим сценарием развития событий. Если будет доказано, что имело место иностранное вмешательство в выборы, а Трамп знал об этом и состоял в преднамеренном сговоре, он может лишиться права президентского помилования, что означает уголовное преследование и тюремный срок. Пока для Дональда Трампа есть только одна хорошая новость — обе палаты контролируют республиканцы, которые осознают масштабы политических рисков и вряд ли допустят такое развитие события. Однако никто не может предсказать, как завершатся грядущие ноябрьские промежуточные выборы в Конгресс и какие еще «сюрпризы» готовит спецкомиссия Мюллера.

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711815 Арег Галстян


Евросоюз. Украина. США. ВТО. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 августа 2018 > № 2709669 Максим Медведко

Максим Медведков: в ВТО есть негласное понимание, что политические санкции на рассмотрение не выносятся

Россия стала членом Всемирной торговой организации 22 августа 2012 года. Прошло шесть лет после присоединения, вынесены решения по первым шести судебным разбирательствам, в которых принимала участие Россия. О том, как членство в ВТО повлияло на сельское хозяйство, о ходе торговых споров с ЕС и Украиной, о первом иске к США, о том, почему Россия не ввела ограничения на ввоз легковых автомобилей из Америки, о торговых войнах, развязанных США, о будущем самой ВТО и о мегасоглашении с Китаем о Евразийском партнерстве в интервью "Интерфаксу" рассказал директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков.

- Максим Юрьевич, Россия стала членом ВТО шесть лет назад - 22 августа 2012 года. Есть ли уже осязаемый результат от нашего присоединения к ВТО? Можно как-то оценить экономическую целесообразность в цифрах?

- Мы делали такие расчеты еще до присоединения к ВТО. У нас было порядка 10 вариантов, где рассматривались разные сценарии последствий присоединения в зависимости от результатов переговоров, от развития экономической ситуации в стране и в мире. Все эти сценарии давали позитивную оценку результатов присоединения при любом варианте развития событий. И сейчас можно констатировать, что эти расчеты подтвердились, и мы можем сказать, что экономика в плюсе.

Членство России в ВТО не принесло ущерба ни экономике в целом, ни конкретным отраслям. Там, где ущерб мог возникнуть, правительство реализовало необходимые программы по нейтрализации возможных негативных последствий, в основном от снижения тарифной защиты. При этом есть отрасли, которые очевидно выиграли от вступления в ВТО.

- Какие это отрасли?

- В первую очередь, с нашей точки зрения - это сельское хозяйство. Это показывают цифры. За шесть лет членства России в ВТО объем производства сельскохозяйственных товаров увеличился более чем на 12%. С 2012 года Россия стала нетто-экспортером многих сельхозтоваров, включая мед, семена специй, гречиху, просо, семена масличных культур, некоторые корнеплоды, макаронные изделия, мучные кондитерские изделия, мороженое, субпродукты животного происхождения, животные и растительные жиры и жмых.

- Разве сельское хозяйство не от продовольственного эмбарго выиграло?

- Нет, вообще тенденции роста в агропромышленном комплексе были заложены еще до санкций. И мы это видим по 2012-2014 годам, когда санкционных эффектов в принципе быть не могло. По всем базовым сельхозтоварам и в целом по отрасли были зафиксированы серьезные тенденции к росту, которые продолжаются во многих случаях и до сих пор.

Мы считаем, что ВТО в этом помогло. Естественно, это было, может быть, не самой главной причиной роста, но важным фактором в изменении структуры нашего сельского хозяйства, повышении производительности труда, повышении роста производства в целом.

- Обычно, когда говорят о плюсах ВТО, в первую очередь обращают внимание на то количество ограничений, которое существовало в отношении российских товаров до присоединения к ВТО и после. Сколько сейчас существует ограничений в отношении российских товаров на мировых рынках, как их число изменилось за последние шесть лет?

- Далеко не все ограничения являются нарушением правил международной торговли. Например, мы применяем тарифы, разрешенные нашими обязательствами в ВТО. Для иностранных производителей - это, безусловно, барьер. Так же, как и для наших производителей и экспортеров барьером являются таможенные пошлины, которые применяются иностранными государствами. Но, если такие таможенные пошлины соответствуют обязательствам этих государств в ВТО, правовых оснований требовать их отмены или снижения у нас нет. Если только мы не захотим с этими государствами заключить соглашение о свободной торговле.

Я хочу сказать, что международные торговые соглашения, включая соглашения ВТО, не позволяют нам обеспечить совершенно безбарьерную торговлю. Что мы можем делать с их помощью, так это бороться с барьерами, которые не соответствуют установленным международным правилам.

Приведу еще один пример: сейчас против российских товаров в ЕС действует 9 мер торговой защиты (все - антидемпинговые). Из них три меры введены с использованием нарушающей ВТО методологии энергокорректировок, которую мы успешно оспорили в иске против Украины и теперь оспариваем в иске против ЕС. Одна мера (по холоднокатаному прокату) была введена с другими нарушениями ВТО, и по этой мере мы тоже начали спор с ЕС. По остальным пяти у нас нет пока достаточных оснований для начала судебного разбирательства. Во всех случаях мы действуем в плотном контакте с заинтересованными производителями - все их запросы отрабатываются в ВТО.

Иногда бывает достаточно так называемой досудебной проработки - то есть обсуждения проблемных вопросов на заседаниях профильных органов ВТО или в двустороннем формате. Для нас особенно важно, что на сегодняшний день у нас нет ни одного открытого заявления от российских производителей с просьбой ту или иную проблему урегулировать через процедуру споров в ВТО.

- По шести спорам, в которых Россия принимала участие, за последние два года уже вынесены решения судей. И если вначале мы проиграли ЕС три спора подряд, то этим летом выиграли два спора у Украины и, можно сказать, "сыграли вничью" по большому спору по Третьему энергопакету с ЕС. Если посмотреть на итоги этих споров, насколько они для вас оказались ожидаемыми, какие выводы вы из них делаете для себя на будущее?

- Во-первых, с нашей точки зрения, споры не являются показателем эффективности или неэффективности участия в ВТО. Это крайние меры, на которые идут страны тогда, когда они не способны урегулировать проблему в рамках других механизмов.

Основные усилия, как и подавляющее большинство других стран, мы концентрируем на решении проблем другими способами, прежде всего в рамках переговорных механизмов ВТО. У нас достаточно много примеров, когда это дает свои результаты. Работа в профильных органах ВТО за шесть прошедших лет способствовала улучшению условий доступа для российского экспорта, который оценивается в $1,7 млрд.

У нас нет задачи ввязаться в спор, у нас есть задача его предотвратить и сохранить благоприятные условия для торговли. Решение многих вопросов проходит не публично, в ходе переговоров, и мы не намерены менять свою тактику. Споры по-прежнему будет нашей крайней мерой, когда будут исчерпаны все другие возможности.

Во-вторых, не стоит вести баланс: кто выиграл, кто проиграл. В некоторых спорах в качестве ответчика, откровенно говоря, защитить наши позиции было практически невозможно.

Например, спор по импортным тарифам на ряд товаров из ЕС, где мы должны были в соответствии с условиями присоединения принимать одни ставки, а принимали другие. Доказать панели арбитров, что 2+2 - это не 4, а 5, нам, конечно, не удалось. Но нам удалось в рамках этого спора отклонить более глобальные требования наших коллег из ЕС, которые пытались доказать системный характер нарушений наших обязательств, что имело бы совершенно другие последствия. Этого не произошло.

В спорах мы никогда не строим точных прогнозов, поскольку часто решения не являются ожидаемыми для участников. Хотя, как и другие страны, мы не начинаем спор без уверенности в том, что наши аргументы достаточно сильны. Поэтому в тех спорах, где мы являемся истцами, мы считаем, есть хорошие шансы на выигрыш. Конечно, последнее слово за арбитрами, и их решение, нравится оно или не нравится, мы должны выполнять.

- Насколько вообще эффективно ведение этих споров с финансовой точки зрения? Это ведь очень дорогая процедура?

- За это время мы в значительной степени, и для нас это действительно принципиально важная вещь, реализовали программу импортозамещения в спорах. Сначала мы рассчитывали на помощь иностранных юристов. Теперь, в текущих спорах, работают в основном только российские эксперты. Это сотрудники нашего министерства, либо юристы Центра по вопросам ВТО, созданный Минэкономразвития совместно с Высшей школой экономки и Сбербанком .

В результате мы имеем мощный интеллектуальный ресурс, который позволяет нам решать достаточно сложные задачи и в будущих спорах. Далеко не каждая страна такой ресурс имеет. Многие страны по-прежнему вынуждены прибегать к помощи сторонних экспертов.

- И во сколько нам обходится стоимость одного спора?

- Сложно сказать. Работа международных юристов по каждому такому спору может оцениваться в $1,5-2 млн. и более. У нас получается кратно меньше. Это, по сути, обычная заработная плата сотрудников министерства и юристов Центра, который является бюджетным учреждением

Самое важное - это не столько стоимость, сколько качество работы и независимость экспертов. В условиях, когда в международной торговле ситуация крайне политизирована, такая независимость, может быть, даже важнее всего.

- Летом Россия выиграла два подряд спора у Украины, в частности, по их иску по железнодорожному оборудованию и нашему иску к ним по нитрату аммония и энергокорректировкам. По первому спору никаких действий предпринимать не нужно, а что мы ожидаем от Украины в рамках решения по второму спору?

- Украина должна привести свои меры в соответствие с решениями. Как она это будет делать, это вопрос для дополнительного обсуждения.

- То есть, это означает, что она должна антидемпинговую пошлину отменить на нитрат аммония?

- Да, это означает, что Украина должна либо отменить, либо пересмотреть эту пошлину по правильной методике. А если считать правильно, то и пошлина должна быть нулевой. Для нас это важно, поскольку наш экспорт достигал $50 млн в год.

Другой вопрос, что коммерческая значимость этого спора для нас сейчас невелика, поскольку нитрат аммония попал в санкционный перечень товаров, введённый Украиной. И соответственно наши предприятия пока что эти поставки не смогут возобновить.

Важнее другое. Этот спор создает прецедент. Методика "энергокорректировок", которая применяется Европейским союзом и с которой мы пытаемся бороться с 1994 года, была признана не соответствующей нормам ВТО. Еврокомиссия не учитывает стоимость российского газа в издержках производства при расчете антидемпинговых пошлин, а используют его стоимость на рынках третьих стран. Мы подали аналогичный иск и к ЕС, но сначала решили уделить больше времени спору с Украиной, потому что считали, что быстрее добьёмся нужных результатов. Так и получилось.

- А в какой стадии спор с ЕС по энергокорректировкам?

- Он был заморожен, сейчас мы его разморозим.

- Что это значит?

- Если в течение года по спору нет никакой деятельности, то его считают замороженным. Но вы имеете право вновь возобновить его с того момента, где остановились. Наш спор был заморожен на стадии консультаций.

- То есть сейчас мы вернемся к этому спору и уже подадим заявку на формирование панели арбитров?

- Да, совершенно верно. Это вопрос ближайших нескольких недель. И вот с этой точки зрения для нас выигрыш спора у Украины по нитрату аммония и энергокорректировкам очень важная вещь.

- А сколько антидемпинговых пошлин введено в ЕС с нарушением, на наш взгляд?

- В ЕС у нас четыре такие меры. Это ограничения на сотни миллионов долларов.

- Совсем недавно было вынесено решение в споре с ЕС по Третьему энергопакету, где три наших жалобы было поддержаны, а три отклонены. В частности, была отклонена одна из считающихся ключевыми жалоб, так называемый анбандлинг - требование разделения на уровни собственности по транспортировке и сбыту газа. С другой стороны, мы выиграли несколько требований, в частности, по неправомерному ограничению на мощности использования газопровода "Опал". В связи с этим, какие будут наши дальнейшие действия по этому спору? Планируем ли мы оспаривать те три меры, которые были отклонены? И каких действий мы ожидаем от европейцев по тем нашим искам, которые были поддержаны судом?

- Главное не в том, что три меры поддержаны, а три отклонены. Принципиально важно, что по всем коммерчески значимым элементам нашего иска он был поддержан. Мы его выиграли.

Остальные темы, например, вопрос анбандлинга, то есть разделения вертикально интегрированных компаний по собственности, уже перестал иметь коммерческое значение для нас, для нашей компании "Газпром" , поскольку этот вопрос уже фактически урегулирован.

А вот решения по "Опалу" или дискриминационным требованиям к российским проектам, к сертификации, имеют важное коммерческое значение. Сейчас важно понять, какие шаги собирается сделать Евросоюз, чтобы выполнить решения Третейской группы. Параллельно мы вместе с коллегами из "Газпрома" подготовим нашу позицию, где конкретно укажем, что мы хотим по результатам этой работы получить.

- То есть в целом исход этого важного и сложного иска вы оцениваете как положительный для России?

- Да. И не только для нас. Этот спор решает две фундаментальные проблемы.

Прежде всего, многие эксперты сомневались: насколько вообще ВТО применимо к сфере энергетики. Третейская группа подтвердила, что никаких изъятий нет. Наша оценка оказалась правильной - применима в полном объеме, в любых условиях, будь то торговля маленькими баллончиками с газом или торговля через магистральный трубопровод.

Во-вторых, третейская группа подтвердила применимость принципа недискриминации. Это для нас фундаментально важная вещь, прежде всего в энергетике. Многие страны, в том числе члены ВТО, исповедовали, и исповедуют до сих пор, различные подходы, которыми пытаются оправдать, например, схемы диверсификации источников снабжения. Говоря о том, что чрезмерная зависимость поставок из одной страны невозможна, поскольку это может нанести ущерб "энергетической безопасности" в том случае, если поставки будут прерваны. Некоторые страны устанавливают определенную максимальную долю зависимости. И создают искусственные препятствия для зарубежных поставщиков и энергоносителей или дают неоправданные преимущества собственным энергетическим компаниям, с собственными проектами. Здесь поставлена промежуточная точка. Я говорю промежуточная, поскольку, опять же, мы не знаем, будет ли апелляция или нет. Это важно для всей энергетической торговли в мире на самом деле, ну, и, конечно, для нас.

- В конце прошлого года ЕС выдвинул требование к РФ о компенсации на 1,4 млрд евро за те ограничения, которые мы вводили на поставку их свинины. Мы, в свою очередь, сказали, что все требования панели выполнили и даже обещали созвать панель арбитров ВТО, чтобы те оценили, как мы выполнили решение панели. Чем эта история закончилась?

- ЕС действительно заявили в ВТО о своем праве на введение этих мер.

Мы в свою очередь имеем право по процедурам ВТО на две вещи: обсуждать объем этих мер и обсуждать в третейской группе вопрос о том, что именно мы не выполнили. Мы исходим сейчас из того, что все решения панели арбитров выполнили.

Сейчас эта дискуссия между нами и ЕС продолжается, она еще не закончена, этот вопрос пока не урегулирован.

- Еще один спор у нас с ЕС идет по их пошлинам на наш холоднокатаный прокат. Мы в прошлом году тоже подавали иск, уже полтора года прошло, в какой стадии сейчас этот спор?

- Мы готовим обращение о формировании третейской группы по этому спору. Как только оно будет готово, мы его направим в Женеву. Планируем до конца года это сделать.

- Давайте перейдем к теме с США. 29 июня 2018 года Россия подала первый иск в ВТО к США, в отношении ограничений на сталь и алюминий. Как продвигается этот спор?

- Мы еще не провели с США предусмотренные правилами ВТО консультации. Но, честно говоря, никаких завышенных ожиданий от этой формальной стадии разбирательства у меня нет. Скорее всего, спор будет продолжен.

- То есть это означает подачу заявления на созыв панели арбитров?

- Да. В деле в рамках ВТО если сказал "А", говори "Б".

- В июле мы уже повысили импортные пошлины на ряд американских товаров. Почему компенсирующие тарифы были введены на сумму лишь $88 млн, а не всей суммы ущерба, которую мы насчитали - $538 млн?

- Это компенсирующие меры, которые вводятся в рамках механизма соглашения ВТО по защитным мерам. Это соглашение очень жестко регламентирует правила и процедуры введения таких компенсирующих мер. Они должны быть основаны на объеме ущерба. Но страны не могут компенсировать сразу 100% этого ущерба. Американские пошлины должны быть условно разбиты на две группы, Первая - в отношении тех товарных позиций, по которым в Соединенных Штатах в последние годы не наблюдался абсолютных рост импорта. Соответственно, по этим товарам американские пошлины априори считаются не соответствующими соглашению ВТО по защитным мерам и могут быть "компенсированы" немедленно. И вторая - в отношении товаров, по которым наблюдался рост импорта в США, и, значит, их соответствие или несоответствие соглашению ВТО по защитным мерам еще предстоит установить. Ущерб, нанесенный второй группой американских пошлин, может быть компенсирован через три года или после соответствующего решения суда ВТО (в зависимости от того, что наступит раньше). Таким образом, на объем наших "компенсирующих" мер мы выходим чисто арифметически.

- А почему не стали повышать пошлины на легковые автомобили из США, заявлялось, что рассматривалась такая мера?

- На автомобили принято решение не вводить компенсирующие меры, потому что значительная часть автомобилей, которые ввозятся из США, это автомобили европейских марок, например, Mercedes Benz или японских. В США находятся их сборочные производства. И мы естественным образом не хотели наказывать третьи страны, потому что они в данном случае ни при чем.

- А разделить мы их не можем, это один товарный код получается?

- Да, это один товарный код. Но это не значит, что мы к этому вопросу не вернемся.

- США грозят России новой порцией санкций. Законопроект конгрессменов, администрация президента США уже озвучивали свои намерения. Вы как-то оценивали эти новые заявления и возможные новые меры на предмет соответствия нормам ВТО?

- Сейчас существует негласное понимание у многих стран, что так называемые политические санкции в ВТО на рассмотрение не выносятся.

Но из этого понимания наши украинские коллеги сделали исключение. Они полтора года назад подали иск к Российской Федерации в отношении мер, которые касаются транзита. Эти меры были приняты нами для обеспечения интересов собственной безопасности. И мы, и другие страны ВТО до сих пор относят подобные меры к "неприкосновенным". Украина же на это общее понимание не обратила внимание. За тем, что в итоге получится, какое решение будет принято арбитрами, с интересом наблюдает и весь остальной мир.

- А в какой стадии разбирательство по этому иску Украины к нам?

- В стадии завершения. Решение панели арбитров ожидается в декабре.

- Ее решение, по сути, будет прецедентным?

- Оно может быть прецедентным для интерпретации статей ВТО, которая касается национальной безопасности. И оно тогда будет прецедентным и для всех мер США. Ведь вводя ограничения по стали, по алюминию и по автомобилям, американцы ссылаются на интересы нацбезопасности.

По большому счету, панель должна принять решение в отношении того - а где граница между национальной безопасностью и протекционизмом, и вообще, имеет ли ВТО компетенцию принимать решения, которые касаются вопросов безопасности. Это очень важная вещь, которая может иметь разрушительные последствия вообще для функционирования многосторонних правил торговли в их нынешнем виде и стабильности всей мировой торговой системы. Именно поэтому до сих пор всеми правдами и неправдами в ВТО старались не доводить споры, затрагивающие вопросы безопасности, до стадии принятия решения арбитрами. Так что, нельзя исключать, что и сейчас никакого решения вообще не будет.

- Но, тем не менее, мы имеем право делать заявления внутри ВТО, что те или иные санкции, на наш взгляд, не соответствуют нормам организации? Пусть такие заявления и не несут правовых последствий, но могут рассматриваться как определенное давление. Вы новые возможные санкции изучали на предмет соответствия ВТО?

- Конечно. Но требуется не один день для того, чтобы разобраться - насколько это соответствует номам ВТО.

- Кстати, в ответ на иск Украины к России по транзиту, у нас был комплексный иск к Украине по их ограничениям на наши товары, услуги. В какой стадии рассмотрение этого иска?

- Мы как раз ждем, чем закончится транзитный спор. В зависимости от его итогов будут ясны перспективы нашего иска.

- То, что сейчас делают США с остальными странами, иначе как "торговыми войнами" не называют. С Китаем речь идет о таких масштабах торговой войны, что в первую очередь все взоры обращены на их спор. Как вы считаете, как это может отразиться на мировой торговле и, в частности, на российской торговле и на российской экономике?

- Наша точка зрения не отличается от точки зрения подавляющего большинства специалистов: эффект может быть абсолютно непредсказуемым.

США, как мне кажется, начали реализовывать принцип эффективной взаимности в торговой политике, который был характерен для международной торговли отдельных стран в 70-80 годы.

- Что это за принцип?

- Принцип заключался в том, что уступки должны быть эквивалентными. Они должны стоить примерно одинаково. В том случае, если уступку нельзя эффективно применить в том же секторе, то нужно добиваться аналогичной по стоимости уступки в другом. Или вообще воспользоваться опытом бывших соцстран в ГАТТ, у которых не было нормальных импортных тарифов, и которые платили за тарифные уступки развитых стран обязательством по увеличению импорта на определенный процент в год. Такой жесткий принцип увязки.

Позже ситуация существенно изменилась. После того, как США выжали максимум от протекционизма с точки зрения развития экономики, им потребовались свободные рынки и свободная торговля. И у ЕС примерно была такая же ситуация, поэтому все начали поддерживать концепцию глобализации.

Сегодня американцы снова сужают торговые отношения до, скажем, двусторонних, узких сегментов для размена. Это плохо для всех стран, которые участвуют в международной торговле, потому что это связано с большой степенью непредсказуемости. Может получиться глобальный передел рынков.

- И как можно повлиять на США?

- Не все так просто. Некоторые страны вынуждены вести с США двусторонний диалог о том, как урегулировать эту проблему в собственной торговле со Штатами. Чем все это закончится, мы не знаем. Но, однозначно, рано или поздно Америка вернется в систему глобальных отношений, и произойдет то, что уже происходило в 80-е годы, когда они начали из нее выходить, но потом вернулись.

Собственно, и сейчас США не отказываются от услуг ВТО, они ведь пытаются обосновать все свои меры нормами ВТО. Американцы не говорят о том, что "для нас ВТО не указ". Другое дело, что остальные с предложенными обоснованиями не согласны. С другой стороны, США предлагают реформу ВТО. Россия, наш министр, поддерживают эту идею. ВТО требует реформирования.

- И какие сейчас основные перемены в ВТО назрели?

- Есть ряд вопросов, требующих урегулирования. Например, вопрос статуса развивающихся стран, которые получают преференции. Сейчас к развивающимся странам относятся, например, такие страны как Южная Корея, Сингапур. По своей экономической мощи они давно превосходят многие страны, относящиеся к категории "развитых". Естественно, встает вопрос об обоснованности расширения или даже сохранения для таких стран льготных правил торговли.

Второй момент - это процедуры разрешения споров. Та система разрешения споров, которая сейчас есть - неэффективна. Пока идет спор, вся отрасль, о которой идет речь, может разрушиться, мера перестать быть актуальной, а спор все будет продолжаться. Это абсолютно неправильная ситуация, ее нужно исправлять. Нужно менять и подходы к интерпретации соглашений ВТО, потому что есть ряд системных проблем, связанных с тем, как работает панель арбитров - должны ли они иметь право изобретать новые правила, либо они должны работать строго в пределах имеющихся правил - тоже вопрос.

Система разрешения споров, с одной стороны, должна быть быстрее и эффективнее. С другой стороны, важно, чтобы решения арбитров были обязательны к исполнению. Важно, и чтобы арбитры, третейские группы не имели право "законодательной инициативы", то есть они не должны заходить слишком далеко в интерпретации правил.

- Сейчас многие опасаются того, что США блокируют назначение новых арбитров в апелляционный комитет, и в связи с этим в следующем году есть риск, что механизм разрешения споров совсем остановится?

- Все страны на эту ситуацию смотрят критически, и подавляющее большинство понимает, что без системы разрешения споров ВТО не будет иметь большого значения, это будет просто набор рекомендаций. Если нет полицейского, то велик соблазн нарушить закон. Думаю, если не получится убедить американских коллег в необходимости размораживания этой ситуации, то будет найдено альтернативное решение.

- РФ и Китай в июне подписали заявление о ТЭО соглашения о Евразийском партнерстве. Может поподробнее рассказать - что и когда мы собираемся создать?

- Мы сейчас готовимся к началу официальных переговоров. Думаю, они начнутся до конца года по мегасоглашению, которое будет касаться и услуг, и инвестиций, и многих других видов хозяйственной деятельности. Это будет касаться очень многих вещей, за исключением тех сфер, которые входят в непосредственную компетенцию ЕАЭС.

- То есть по товарам переговоров не будет?

- Товаров там не будет в той части, которая входит в сферу ведения ЕАЭС. Но вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, электронной торговлей, мы естественным образом хотим обсуждать с китайскими коллегами в координации с ЕАЭС. Речь идет о том, чтобы сформировать широкое экономическое партнерство.

- Между Россией и Китаем?

- Сначала между Россией и Китаем, а затем в более широких рамках, где осуществлялось бы свободное передвижение ряда факторов производства. Допустим, инвестиции - это капитал, услуги - это частично, услуги сами по себе, но частично и рабочая сила.

- И что ограничений на предоставление услуг не будет?

- Изъятия, конечно, будут. Очевидно, например, что мы не можем сделать бесконтрольным участие иностранных финансовых институтов в нашей банковской системе. И совершенно понятно, почему. Это означает, что там просто сохранятся определенные ограничения.

- И как долго обычно переговоры по таким мегасоглашениям идут?

- Не скажу точно, потому что мы таких переговоров никогда не вели. Ясно, что это не один год.

Евросоюз. Украина. США. ВТО. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 августа 2018 > № 2709669 Максим Медведко


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371

Karar (Турция): Проблема Турция — США и Россия

Профессор Ильяс Кемалоглу анализирует отношения в треугольнике «Турция — США — Россия». В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu),Karar, Турция

Преподаватель исторического отделения Университета изящных искусств имени Мимара Синана, профессор Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu) анализирует усиление напряженности в отношениях Турции с США в контексте ее отношений с Россией.

Есть еще одна страна, которая часто упоминается в связи с кризисом, происходящим в турецко-американских отношениях, и это не кто иной, как наш северный сосед Россия. В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. Забавно, что эта ситуация характерна не только для сегодняшнего дня. Еще век назад проблемы в отношениях только что созданной Турецкой Республики с Западом приблизили Анкару к Советской России, которая тогда тоже только начинала строиться. Но по мере того как Советы становились сильнее и особенно после Второй мировой войны стали представлять угрозу для Турции, это снова обеспечило ее сближение с Западом. В присоединении Турции к НАТО тоже большую роль сыграла советская угроза. Российско-турецкое сближение, которое началось после окончания холодной войны и распада СССР с челночной торговли, постепенно обрело политическое измерение, и в наши дни Россия видится «стратегическим союзником» и прежде всего альтернативой отношениям с Западом. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Всем известно, что причина кризиса в отношениях Турции с США — не пастор Брансон (Brunson). В основе проблемы лежит тот факт, что Турция, которая постепенно набирает силу в своем регионе, проводит самостоятельную внешнюю политику, естественно, защищая свои интересы, и в этой связи развивает тесное сотрудничество с другими региональными и глобальными силами, прежде всего с Россией. В этом контексте особенно покупка С-400 у России и операции, проводимые Турцией в Сирии с целью обеспечения собственной безопасности, несомненно, стали наиболее тревожными для США факторами и главными причинами эскалации кризиса. А чтобы заставить Турцию отказаться от этой политики, США не воздерживаются от использования козырей, которыми они располагают, и главным образом санкций.

Такой подход / политика США и в целом Запада применяется не только к Турции. В свое время США заняли (и продолжают занимать) аналогичную позицию по отношению к России. Так, причина нынешнего кризиса в российско-американских отношениях и взаимных санкций заключается не в присоединении Крыма к России. Объясняется все это тем, что Россия, набирая силу, проводит независимую внешнюю политику и этой политикой наносит вред интересам США во многих регионах, прежде всего на Ближнем Востоке. Поэтому и крымский вопрос, и арест пастора Брансона — это не более, чем повод. В политике санкций, применяемой США в отношении других стран с целью «получить желаемое», есть одна особенность, которая упускается из виду. Может быть, время от времени такой внешнеполитический инструмент, как санкции, работает. Но этого никак нельзя сказать о таких странах с сильной государственной традицией, как Россия, Иран и Турция. На протяжении всей истории народы этих стран переживали сложные процессы и могли жертвовать своими жизнями ради будущего своих стран. Следовательно, как часто говорит Владимир Путин, ни одна страна не добьется чего-либо с помощью санкций и шантажа, все это не способствует ничему, кроме создания напряженности в отношениях.

И действительно политика, проводимая Дональдом Трампом, наносит большой вред отношениям Турции с США. А это, можно сказать, идет на руку России со всех точек зрения. В наши дни Москва полагает, что самой большой угрозой для нее является НАТО, что после распада Варшавского договора НАТО тоже должна исчезнуть, и цель расширения НАТО — Россия. Учитывая провал НАТО в реализации вновь заявленных целей (борьба с терроризмом и прочее), русских можно понять и даже признать их правоту. И тот факт, что Турция в этих условиях часто испытывает проблемы в отношениях с США, а НАТО постепенно становится инструментом внешней политики в руках США, служит поводом для подвергания сомнению членства Турции в НАТО. Это, а именно отделение Турции от НАТО (или в худшем случае разлад между Турцией и альянсом), — то, чего на самом деле больше всего хочет Россия. Ведь такое развитие событий ослабит НАТО, а, возможно, даже поставит под сомнение ее существование. Несмотря на это желание России, российские ведущие эксперты полагают, что НАТО никогда не допустит отделения Турции.

Разлад Анкары с Вашингтоном подразумевает новый рынок оружия для России. Как известно, Россия и США возглавляют список стран, которые экспортируют больше всего вооружений и военных технологий в мире, и ведут безжалостную борьбу за этот рынок. Это одна из причин такой жесткой реакции США на продажу Россией С-400 Турции. Если учесть, что Турция в последние годы начала активную целенаправленную работу в области наращивания вооружений, значение турецкого рынка станет еще более очевидным.

Еще одна польза для Москвы от разрастания турецко-американского кризиса — региональная политика, которую будет проводить Турция. В России с давних пор доминирует точка зрения о том, что за политикой Турции в отношении тюркского мира и прежде всего Средней Азии тоже стоят США, или США могут использовать Турцию в своей политике относительно «заднего двора» России. Сейчас же, с ослаблением связей Анкара — Вашингтон, такая вероятность тоже снизится. Кроме того, этот кризис пойдет России на руку на Ближнем Востоке и особенно в сирийском вопросе.

Хотя сейчас Анкара и Москва действуют сообща в Сирии и вместе с Ираном действительно вносят важный вклад в наступление мира в САР, операции Анкары в Африне, Манбидже и Идлибе вызывают у России немало вопросов. Самое главное, что Россия, которая отстаивает идею передачи режиму Асада контроля над всей территорией Сирии и работает над этим, опасается, что Турция не уйдет из упомянутых городов. Проблемы в отношениях Турции с США усиливают позиции России перед Турцией в сирийском вопросе. Более того, Москва считает Турцию страной, которая потенциально способна в любой момент переметнуться на другой фланг в сирийском вопросе (прежде всего под влиянием ее настоятельного требования «ухода Асада»). Кризис в отношениях с США устраняет и эту альтернативу. Помимо всего этого, данный кризис также усилит сотрудничество Турции и России в военной, экономической, торговой и других сферах. Но у этой ситуации также есть два отрицательных момента. Первый из них — это еще большее усиление позиций России в турецко-российских отношениях и региональной политике на фоне кризиса с США. А второй момент — самолетный кризис, следы которого до сих пор не стерлись, и политика, проводимая Россией в этом процессе. Эта политика была не менее безжалостна, чем та, которую сегодня преследуют США. При планировании стратегии на новый период эти два обстоятельства ни в коем случае не нужно упускать из виду.

Таким образом, напряженность по оси Анкара — Вашингтон — это процесс, который во многом работает на Россию, и Россия попытается этим воспользоваться. Даже те хвалебные отзывы о стойкости Турции, которые имеют место в российской прессе, можно объяснить одним этим фактом. Несомненно, Анкаре нужно сохранять свою непреклонность перед требованиями США. Но она не должна окончательно разрывать свои связи с США, допускать сомнений по поводу своего места в НАТО и должна продолжать переговоры с ЕС, даже понимая, что не сможет стать членом союза (по крайней мере для повышения жизненных стандартов). А Россия — наш сосед. Развитие многостороннего сотрудничества с Россией — в интересах как Москвы, так и Анкары. Но ни Москва не является альтернативой Западу, ни Запад — альтернативой Москве. Если в наши дни Турция занимает важное положение в регионе, несмотря на то, что со всех сторон окружена проблемными территориями, то это в значительной степени объясняется тем, что она успешно проводит политику баланса между Западом и Востоком, США и Россией. Для сохранения успеха необходимо продолжать эту политику баланса.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371


Россия. Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 августа 2018 > № 2709330 Андрей Ляхов

Перейти Рубикон: как компании готовятся к закату нефтяной эры

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Сектор ископаемого топлива играет важную роль в экономике многих стран. Будущее многих государств зависит от того, как долго он просуществует и сохранит свои позиции. Однако даже эти страны, например Саудовская Аравия, понимают неизбежность превращения ископаемого топлива к концу нынешнего века во «вспомогательный» источник энергии

Мир трансформируется в общество, которое будет потреблять меньше ископаемого топлива. Этому немало причин, но основная — обеспокоенность состоянием окружающей среды. Никто не рассчитывает, что процесс трансформации пройдет быстро и легко. Предстоит решить немало проблем еще до того, как уголь поэтапно, но полностью будет выведен из энергетической цепочки. Чтобы отказаться от использования ископаемого топлива как источника энергии, нужны кардинальные научно-технические открытия, которые сделают электричество и другие виды топлива экономически выгодной альтернативой ископаемому топливу.

Значит, ископаемое топливо еще будет использоваться в коротко- и среднесрочной перспективе, а может, и дольше. Но, судя по растущему интересу к разработанным еще в СССР самолетам на низкотемпературном топливе и появившимся совсем недавно электромобилям Tesla, для ископаемого топлива свет в конце тоннеля уже не забрезжит.

Сектор ископаемого топлива играет важную роль в экономике многих стран. И будущее не одного государства зависит от того, как долго просуществует и сохранит свои позиции именно этот сектор. Однако даже эти страны (ярчайший пример — Саудовская Аравия) понимают неизбежность превращения ископаемого топлива к концу нынешнего века в большой (а по некоторым мнениям, незначительный), но все же «вспомогательный» источник энергии.

К тому же сектор ископаемого топлива — это один из главных мировых работодателей, обеспечивающих рабочими местами более 100 млн человек в разных странах мира. А еще это стимулятор для научных исследований в различных направлениях (от геофизики до спутниковой визуальной разведки) и «кошелек» для финансирования ряда масштабных программ рационального использования природных ресурсов. Кроме того, сектор занимает второе место в мире по уровню прибыльности (после производства и продажи пива).

И поэтому невозможно просто так сдать позиции и постепенно уйти в небытие, как старый круизный лайнер, отмеченный в свое время «Голубой лентой». Придется либо адаптироваться к новой макроэкономической ситуации, либо исчезнуть. И чем быстрее выяснится, какой путь избран, тем легче пройдет сам процесс трансформации.

Большинство производителей углеводородов осознают, что нужно меняться и приспосабливаться к новым реалиям. В последние три-четыре года некоторые крупные производители углеводородов стали включать в свои ежегодные отчеты заявления о «социально-экологической ответственности» и «трансформации» и создали на корпоративных веб-сайтах отдельные страницы, на которых делятся своим видением будущего. Компания Royal Dutch Shell пошла еще дальше и опубликовала полный «Отчет о трансформации энергетики» (Energy Transition Report) (далее — «отчет»), в котором изложено ее видение будущего и описан процесс трансформации, позволяющий компании и дальше обеспечивать энергией общество, не использующее ископаемое топливо.

Игры в новую энергетику

Shell начала поигрывать в то, что в отчете названо «новой энергетикой», с середины девяностых. Сегодня компания тратит около $1-2 млрд в год на новую энергетику и намерена существенно увеличить капиталовложения в это направление в будущие годы.

И хотя отчет кажется несколько оторванным от реальности и вызывает ряд опасений в отношении инвестиционной стратегии Shell, в нем изложены веские доводы в пользу диверсификации, например низкий уровень разведки нефтяных и газовых месторождений. К тому же отчет вполне вписывается в картину формирования мнения Shell о неизбежности исчерпания запасов и ресурсов ископаемого топлива. Главный геолог Shell М. Кинг Хабберт сформулировал концепцию «пика нефти», и с конца пятидесятых Shell, следуя тенденции, начало которой заложил в 1919 году главный геолог Геологической службы США (US Geological Survey Society) д-р Дэвид Уайт, регулярно публикует материалы, предрекающие конец сектору добычи ископаемого топлива.

Эта точка зрения подкрепляется предложенной в 2006 году математической моделью, опубликованной Королевским научным обществом в материале под названием The future of oil supply («Будущее нефтяных ресурсов»), и рядом более ранних исследований. Чтобы сохранить показатели разведки как минимум на прежнем уровне, нефтяным компаниям нужно заниматься разведкой и разработкой новых месторождений. В мире пик открытия новых месторождений углеводородов пришелся на начало семидесятых, но по мере открытия новых солидных месторождений темпы разведки снижались. Зато новые технологии дают возможность экономически эффективной добычи ресурсов, которые до недавнего времени списывали со счетов как неизвлекаемые.

Отказ от убыточных активов

В послужном списке Shell в последнее время немало свидетельств тому, что компания приспосабливается к новым тенденциям и не боится кардинальных изменений. За последние годы компания добилась серьезных изменений, открывающих перспективы на будущее, даже если она останется производителем углеводородов. Компания избавилась от своих участков в районе сланцевого месторождения Игл Форд, как только поняла, что это бездонная бочка для инвестиций.

В 2014 году Shell решила пожертвовать $2 млрд и продала нефтегазовый комплекс Катарина вместо того, чтобы и дальше использовать его себе в убыток.

Компания отказалась от планов по строительству завода по переработке газовой фракции в жидкость (GTL-технология) в штате Луизиана, справедливо оценив, что потенциальные доходы от такого завода не позволят окупить капитальные затраты на его строительство с нуля, учитывая цены на газ в долгосрочной перспективе. В ближайшее время цены на газ, производимый по GTL-технологии, скорее всего, сохранятся на низком уровне, поэтому потребуется не один десяток лет, чтобы окупить расходы на строительство подобного завода. К этому вопросу Shell подходит с осторожностью, ориентируясь на опыт южноафриканской компании Sasol, потратившей несколько лет и значительные суммы на изучение потенциальных возможностей продуктов, производимых на основе GTL-технологий, в США.

Свои нигерийские активы Shell тоже продала и теперь активно ищет покупателей на расположенный в Европе завод по производству смазочных материалов. Все это вполне вписывается в стратегию оптимизации ресурсов и, безусловно, идет на пользу компании с точки зрения экономической целесообразности. Возможности для оптимизации появились благодаря открытию Shell в 2010–2016 годы нескольких серьезных месторождения и росту доходов от проектов, реализуемых Shell в России.

Мировые прогнозы

Единственное, что вызывает массу всевозможных вопросов в отношении объявленного Shell общего курса, — это довольно громкая реклама своих планов по превращению в производителя энергии из возобновляемых источников. Когда громко трубят о таких инициативах, разобраться в них следует довольно скрупулезно и с определенной долей здорового скептицизма. Презентация Shell, в которой представлены материалы о изменении мирового спроса на энергию и планах компании по адаптации к этим изменениям, нуждается в некоторой расшифровке: нужно очистить истинное содержание от идеологической мишуры, используемой для прикрытия истинной сути и придания ей приемлемой формы, не подчеркивающей скрытых противоречий.

В основу отчета положено предположение о том, что к 2070 году ископаемое топливо составит лишь очень небольшую часть в общей структуре энергоресурсов, а основной спрос к этому моменту будет приходиться на энергию из возобновляемых источников.

В отчете отмечено, что страны Северной Америки и Европы к 2070 году почти не будут использовать ископаемое топливо, притом что сегодня все они в значительной мере зависят от него, а очевидных альтернатив пока не существует. Еще одно, довольно неоднозначное, предположение заключается в том, что во всех странах мира сохранится прежний спрос на энергию. Остальные же прогнозы по отрасли предрекают, что к 2070 году в Азии спрос на энергию удвоится. В отчете высказано предположение о том, что спрос на энергию в целом останется на прежнем уровне, но при этом спрос на ископаемое топливо уменьшится вдвое по сравнению с уровнем 2017 года.

Прогнозы по Африке еще более расплывчаты и противоречивы. Как заявляется, несмотря на удвоение населения Африки приблизительно раз в 35 лет и на сегодняшний низкий уровень ВВП/дохода на душу населения около $1800, африканские страны все же смогут развиваться без существенного увеличения потребления ископаемого топлива.

Сегодня страны Африканского континента, население которых составляет более миллиарда человек, потребляет в сутки менее 4 млн баррелей сырой нефти, то есть приблизительно одну пятую от общего объема потребления нефти-сырца в США. К 2070 году, когда численность населения возрастет ориентировочно до 3-4 млрд человек, судя по сегодняшним тенденциям, спрос африканских стран на нефть сократится. Иными словами, жители Африканского континента к 2070 году будут разъезжать в основном на электромобилях, несмотря на то, что на сегодня это достаточно дорогой вид транспорта. И конечно же, для заправки этих электромобилей будет использоваться энергия, производимая солнечными батареями или из других возобновляемых источников. То, что сегодня почти в 20 африканских странах ВВП/доход на душу населения составляем менее $1000, не стоит рассматривать как препятствие для перехода на самый дорогостоящий вид энергии и транспорт, по крайней мере ориентируясь на приведенные данные.

Скрытые причины

Само собой разумеется, что доверие многих инвесторов качнется в отношении компании, судя по всему, озвучивающей свои планы на будущее, которые на самом деле вряд ли воплотятся на деле. Абсолютно ясно, что у сотрудников Shell, ответственных за привлечение клиентов и инвесторов и за PR, имелись веские причины для создания столь утопического сценария. Но при этом в недавно сформированной бизнес-стратегии компании четко прослеживаются две тенденции, которыми и объясняется появление сего фантастического произведения, изложенного на 77 страницах. Первая — продавать активы на пике их стоимости. Вторая — узконаправленная, но при этом относительно скромная программа первичной геологоразведки. Упор на второе направление четко свидетельствует о том, что Shell по-новому расставляет акценты в отношении газа и новой энергетики. Иными словами, в отчете скрыты истинные причины того, почему Shell может интересовать перепрофилирование с нефти и газа (на альтернативную энергетику). Официальная версия: мир идет в этом направлении, и Shell нужно шагать в ногу со всеми.

Похоже, ответ скрывается в том, как на данный момент Shell вероятнее всего видит будущее нефтегазовой отрасли, основываясь на анализе полученных ею же результатов. Внешне все вроде бы хорошо: темпы прироста производственных мощностей опережают истощение запасов сырой нефти раз в три из пяти лет. Но если принимать во внимание только увеличение объемов производства и месторождений, то в среднем объем производства составляет 600 млн баррелей в год, притом что годовой прирост запасов составляет в среднем 100 млн баррелей в год, а это истинное мерило для определения устойчивости сегодняшнего уровня производства на долгосрочную перспективу. И причина не конкретно в Shell, скорее это часть общемировой проблемы сокращения месторождений традиционной нефти. За четыре последних года мировой объем открытых месторождений традиционной нефти был в среднем меньше годового объема, производимого в Саудовской Аравии, в этом году особых причин для оптимизма тоже не наблюдается, несмотря на значительное увеличение цен на нефть за последние три года.

Прогнозы по газу

Ситуация с газом чуть лучше, учитывая недавние открытия газовых месторождений в Египте, Израиле, на Кипре, в Норвегии и на севере России. Но даже открытие двух сверхгигантских месторождений в Восточном Средиземноморье и России не заменяет в полном объеме истощенные ресурсы.

На каком-то этапе прирост запасов за счет переклассификации существующих ресурсов, а также приобретения активов (например, как при слиянии с британской BG), уже не будет эффективным решением, учитывая, что по части открытия новых месторождений все компании отрасли оказались в одинаковом положении. Возможно, этим и объясняется прогнозируемое Shell серьезное снижение мирового спроса на нефть и газ к 2070 году. Невозможно требовать больше, чем предлагается, за цену, которую может позволить мировая экономика.

Но это не объясняет прогнозов по газу, здесь ситуация развивается, похоже, сама по себе, даже несмотря на отсутствие открытого беспокойства по поводу излишков газа в обозримом будущем. Но опять-таки, возможно, ввиду того что Shell на данный момент вроде бы не собирается ввязываться в угольный бизнес, она просто может позволить себе несколько преуменьшить свое якобы важное значение для будущего энергетики ровно настолько, чтобы все соответствовало тому, как представлено в отчете. Это довольно смелое утверждение, и не многие аналитики подписались бы под ним. Действительно, Великобритания уже полностью отказалась от использования угля для производства энергии. Правда и то, что вскоре ее примеру последуют Франция, Германия и страны Бенилюкса. Но это если исходить, главным образом, из предположения о том, что газ и ядерная энергия смогут заменить уголь. Если в результате нехватки газа сократится его потребление, а развитие ядерной энергетики так и будет «дальше развиваться», спрос на уголь снова начнет расти. Вопреки прогнозам, изложенным в отчете, потребление газа снова начнет уменьшаться задолго до 2070 года, главным образом, из-за ограниченности запасов и политических раскладов, а не из-за того, что его заменят электробатареи и ветроэлектростанции.

Сделка по слиянию с британской BG, которую большинство аналитиков назвали неудачной для Shell, принесла-таки значительное увеличение резервов. Но сделки такого вида не являются эффективным решением на долгосрочную перспективу для замещения запасов путем открытия новых и переоценки старых месторождений. Приобретение нетрадиционной нефти на сегодня тоже не считается мудрым решением. К тому же довольна высока стоимость акра на сланцевых участках и на участках с более глубоким залеганием газа, подобных участкам месторождения Игл Форд, которые Shell продала, частично списав в процессе балансовые запасы на $2 млрд. Поэтому выбор невелик: Shell и подобным компаниям нужно начинать учиться жить в условиях, когда объемы собственного производства нефти и газа начнут уменьшаться. В основном же вся суть плана «жизни в постуглеводородную эру» заключается в том, что пора начинать освоение альтернативных источников, не озвучивая при этом публично нелицеприятные факты.

Даже если, как кажется, Shell (и иже с ней) предвидят конец эры углеводородов в далеком (а может, и не столь далеком) будущем, и сама Shell, и большинство нефтегазовых компаний пока что продолжат добывать и продавать нефть и газ, хотя объемы (добычи и продажи) в ближайшие десятилетия снизятся. При этом разведка и освоение других источников энергии будут съедать все больше средств, выделенных на капитальные затраты. На эту статью расходов будет тратиться все больше заработанных средств, вероятно, в виде компенсации прибыли, недополученной в результате снижения объемов продажи нефти и газа. К тому же нужно иметь в виду, что когда Shell начнет понимать, что объемы нефти и газа серьезно и постоянно падают, осознание этого факта придет и к ее «коллегам по цеху»; но это не означает, что доходы обязательно упадут, так как не исключено, что сопровождающий этот процесс рост цен окажется более значительным, чем падение объемов добычи нефти и газа. При этом могут оказаться полезными и другие инициативы Shell по обеспечению роста доходов в целом, даже в условиях сокращения объемов производства нефти и газа; и даже если это будет временное облегчение, то уже неплохо.

Поводы для беспокойства

Помимо всего прочего, Shell ограничена и по части географии использования средств, выделяемых в рамках программ приоритетной геологоразведки. Сегодня большинство регионов с потенциально значительными запасами и ресурсами углеводородов оказались (и скорее всего еще некоторое время будут оставаться) либо в зоне военных действий (это в основном Ближний Восток), либо под санкциями (Россия, Иран, Демократическая Республика Конго и другие), или же и в зоне военных действий и под санкциями. Из-за наличия крупнейшей в мире сети АЗС и формирования основной части дохода в США (или в какой-либо связи со США) Shell вынуждена достаточно жестко соблюдать многочисленные санкции, введенные по инициативе США. А санкции в ближайшее время, похоже, сохранятся, что ограничивает возможность приобретения Shell новых ресурсов.

Еще один потенциальный повод для беспокойства — рентабельность компании в будущем. Число программ освоения альтернативных источников энергии увеличивается, главным образом, благодаря субсидиям; но и субсидии, и различного вида финансовая поддержка постепенно сокращаются. Несмотря на все разговоры о якобы бешеной прибыльности отрасли альтернативной энергетики и ее конкурентоспособности по сравнению с ископаемыми видами топлива, например, газом и углем, на самом деле приводимые в качестве цитат результаты исследований не объясняют, во что обходится содержание генерирующих мощностей или хранение электроэнергии, а это важно, учитывая ненадежность и нестабильность производства энергии солнца и ветра. Предстоит еще убедиться в том, захотят ли правительства разных стран и дальше нести дополнительные расходы. Возможно, Shell в ближайшие годы будет инвестировать в строительство объектов альтернативной энергетики, наращивая свой портфель «объектов новой энергетики» только для того, чтобы признать их нежизнеспособными, если правительство прекратит их финансирование.

Обязательства Shell в отношении новой энергетики вполне существенны и могут увеличиться в следующие десять лет. Объекты новой энергетики представляют собой инвестиционный риск для Shell, поскольку потенциально могут принести как доходы, так и потери. Эти объекты потенциально рискованны и для инвесторов, если окажется, что инвестиции не окупаются. Но при этом есть и свои плюсы: переход на альтернативные виды энергии будет постепенным, а значит, исключается вероятность внезапных бедствий и неприятных сюрпризов. На самом деле я уверен, что Shell сменит курс, если увидит, что в итоге инвестиции убыточны. Совершенно ясно, что Shell выбрала «новый энергетический курс» из верных практических соображений, а не из идеалистических соображений (что обычно плохо закачивается).

Shell — далеко не единственная компания, которая думает и готовится к жизни в условиях, когда не будет использоваться ископаемое топливо. Вполне возможно, что для вытеснения ископаемого топлива из энергетической цепочки понадобятся выдающиеся научно-технологические прорывы. То есть понятно, что на каком-то этапе спрос на большую часть (или на всю) ископаемого топлива заменит некая форма энергии из альтернативных источников. Но непонятно, когда это произойдет. Важно обеспечить достаточное количество ископаемого топлива, чтобы процесс трансформации прошел гладко.

Стремление США к освоению сланцевых месторождений и освоение Канадой резервов нефтеносных песков, кажется, позволяют хотя бы частично ответить на вопрос, на что рассчитывать в условиях дефицита ископаемого топлива. В США с начала 70-х наблюдается сокращение запасов и ресурсов традиционного ископаемого топлива, а по данным большинства стран-нефтепроизводителей, разведка новых месторождений ведется медленнее, чем истощаются имеющиеся ресурсы.

Но, по-видимому, Россия, Мексика и Иран — исключения из этого правила. Открытие богатых новых месторождений в этих станах обеспечило сохранение экономических извлекаемых запасов на прежнем уровне. Российское Министерство природных ресурсов недавно с гордостью заявило о том, что России удалось увеличить уровень экономически извлекаемых запасов ископаемого топлива. Саудовская Аравия пока что остается неизвестным в этом уравнении. Аналитики ожидали, что в маркетинговой компании по подготовке Aramco к IPO Саудовская Аравия раскроет информацию о своих запасах и ресурсах, но поскольку IPO пока откладывается, этот вопрос остается самой большой тайной сектора ископаемого топлива. Принятая программа «Видение-2030», возможно, свидетельствует о том, что королевство тоже признает неизбежность будущего без ископаемого топлива и готовится к нему. Выбор даты также может указывать на то, что это произойдет тогда, когда Aramco сочтет необходимым замедлить темпы добычи. Проявляемый в последнее время интерес к газу и зарубежным проектам тоже можно считать указателем на это направление.

Неудивительно, что, имея порядка 100 трлн тонн (если брать вместе с нефтяными песками и сланцем) нефтяных запасов и ресурсов, российские нефтяные компании активно разглагольствуют на тему развития альтернативной энергетики. А наличие почти 36 трлн кубометров газа (в прессе также приводится другая цифра — 76 трлн кубометров) не служит для них инициативой для исследований и инвестирования в новую энергетику. В «Роснефти» сохраняются скептические настроения по поводу необходимости развития новой энергетики, а «Лукойл», наигравшись с несколькими энергетическими проектами, закрыла большинство из них. При этом проекты, от которых она не отказалась, находятся за пределами России. Четким указанием на то, что «Роснефть» намерена и дальше быть производителем нефти, является ссылка в заявлениях компании о социально-экологической ответственности на «риски, связанные с альтернативной энергетикой, которые могут негативно повлиять на имидж компании в глазах общественности». Главный вопрос для компании и ее международных «коллег по цеху» в том, следовать ли примеру Shell и адаптироваться к меняющемуся миру или же сделать ставку на то, чтобы ископаемое топливо останется значительной частью мирового энергоресурса и в XXII веке.

Россия. Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 августа 2018 > № 2709330 Андрей Ляхов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2709278 Федор Лукьянов

Der Tagesspiegel (Германия): Настоящие санкции только начинаются

Новый американский пакет санкций против России — продукт внутриполитической борьбы в США, и Россия стала инструментом в этой борьбе, считает эксперт по России Федор Лукьянов. Санкция США представляют собой ультиматум, на который Россия ни за что не пойдет. Но о «зеркальных санкциях» со стороны России не может быть и речи, уверен эксперт. По его мнению, санкции будут продолжаться.

Людмила Котлярова (Liudmila Kotlyarova), Der Tagesspiegel, Германия

«Тагесшпигель»: Господин Лукьянов, первые санкции США были введены в 2014 году. Недавно было объявлено о введении нового пакета в связи с делом Скрипалей. Какое воздействие оказали санкции до сих пор, и как Россия смотрит на новые?

Фёдор Лукьянов: В свое время санкции были введены в связи с кризисом на Украине. Они должны были привести к изменению российской политики. Не привели. Поэтому санкции вызвали лишь замедление экономического роста из-за барьеров для сотрудничества с зарубежными партнерами. С другой стороны, они даже положительно сказались на импортозамещении в производстве продуктов питания и на собственные разработки в военно-промышленном комплексе.

Последние же санкции ни в коей мере не связаны с Украиной. Вот уже год их обосновывают объективными и субъективными претензиями к России. Инцидент со Скрипалями не нов и прямого отношения к США не имеет. Поэтому в России возникло убеждение, что причина санкций кроется не в определенных аспектах российской политики, а в желании американского руководства оказать на Россию такое же давление, как на Иран. Настоящие санкции начинаются только теперь, и в случае финансовой блокады России грозят значительно более серьезные последствия. России будет труднее к ним приспособиться.

— Кроме того, сенат США подготовил еще один законопроект. Он требует от президента США Дональда Трампа создать бюро для «координации санкций» с ЕС и национальный центр «противодействия российской угрозе», а также объявить Россию «спонсором терроризма». Насколько реален подобный санкционный пакет и в чем его опасность?

— Весь новый пакет санкций кажется продуктом внутриполитической борьбы в США. Нет никаких сомнений в том, что этот пакет будет принят: вся логика санкций состояла до сих пор лишь в их обострении. В то время как их последствия для США до сих пор были весьма ограниченными, ЕС они наносят экономический вред. Но страны ЕС не едины, от них не стоит ожидать независимой, солидной позиции в российском вопросе. Американский ультиматум имел бы для европейских компаний катастрофические последствия. Поэтому усиливается их негативное отношение к курсу США, готовых в любой момент включить экономические санкции на полную мощность. Сопротивление ЕС, России и Китая могло бы на некоторое время изменить этот курс.

— Россия уже заявила о желании подготовить в деле Скрипалей «зеркальные санкции». Чем Москва действительно может ответить?

— Санкция США представляют собой ультиматум, на который Россия ни за что не пойдет. Но о «зеркальных санкциях» не может быть и речи. Положение США уникально: они контролируют всю мировую финансовую систему и способны оказывать давление на многие страны. Тут они намного превосходят Россию. С другой стороны, российское население готово выдержать более жесткие санкции, чем американское. Но представьте себе, Россия прекратит поставки титана для «Боинга» и тем самым затронет тамошних работников. Они же еще и избиратели. Но такое вряд ли произойдет. Россия не в состоянии действовать быстро, а только в долговременной перспективе: усиливая независимость от американской экономики, вскрывая слабости американской внешней политики и поддерживая хорошие отношения с Ближним Востоком и Китаем.

— Российское министерство иностранных дел заявило о готовности к диалогу с США, а также к новой встрече между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. Чего можно ожидать от этого?

— Обе прошедшие встречи показали, что ситуация после них только ухудшается. Попытки действовать традиционными дипломатическими методами дают негативный эффект. Внутренние политические разногласия в США ослабляют в итоге все конструктивные начинания. Россия никогда бы не занимала такого места в политике США, если бы не попытки американского истеблишмента подорвать позиции Трампа. Россия стала инструментом в этой борьбе. Поэтому я не вижу причин устраивать новые встречи в ближайшем будущем.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2709278 Федор Лукьянов


Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов

Расширяя евразийское НАТО. Присоединится ли Азербайджан к ОДКБ?

Сергей Маркедонов

Любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают возвращение Карабаха, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места

В Азербайджане всерьез заговорили о возможном вступлении страны в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Сначала известный портал Haqqin.az по итогам каспийского саммита в Актау разместил статью «Пять путинских букв для Азербайджана – ОДКБ и...». Вскоре там же появилось интервью председателя комитета по правовым вопросам и госстроительству в азербайджанском парламенте Али Гусейнли. По его словам, в «новых геополитических обстоятельствах» можно рассмотреть участие Баку в ОДКБ.

Понятно, что в Азербайджане такие дискуссии не стали бы начинать без отмашки сверху. Но означает ли это, что в скором времени мы увидим расширение ОДКБ за счет Азербайджана? И если это произойдет, то как примирить такое расширение с тем, что в ОДКБ уже давно состоит Армения, конфликтующая с Азербайджаном за Карабах?

Возможные выгоды

Присоединение Азербайджана к «евразийскому НАТО», то есть ОДКБ, обсуждают не в первый раз. И определенные основания говорить, что Баку мог бы присоединиться к этому интеграционному объединению, действительно имеются.

Во-первых, в свое время Азербайджан уже был участником Договора о коллективной безопасности (ДКБ), который Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан заключили 15 мая 1992 года. Баку поставил под ним свою подпись 24 сентября 1993 года, то есть даже раньше, чем Белоруссия. Договор вступил в силу в 1994 году и предполагал продление через пять лет. Но в 1999 году Азербайджан и Грузия отказались от дальнейшего участия в ДКБ, объясняя это тем, что организация не способствует урегулированию этнополитических конфликтов на условиях, выгодных Баку и Тбилиси.

Таким образом, у Азербайджана уже был опыт евразийской военно-политической интеграции, пусть в итоге Баку и не присоединился к интеграционному объединению, выстроенному на основе ДКБ. Мало того, в 2005 году президент Ильхам Алиев пообещал взять документы ОДКБ «для изучения», но дальше этого декларативного заявления дело тогда не пошло.

Во-вторых, вступление в ОДКБ могло бы дать Баку определенные выгоды в области военно-технического сотрудничества. Сегодня вооружение в прикаспийские республики поставляют Россия, Белоруссия и Украина. Первые две страны входят в ОДКБ, а третья хоть и стремится в НАТО, но продает Азербайджану военную технику советского образца. ОДКБ во многом облегчила бы взаимодействие в этой области, ведь участие в организации предполагает военно-техническую кооперацию на льготных условиях, а не по жестким рыночным правилам. Та же Армения остается в ОДКБ, где далеко не все готовы безоговорочно поддерживать Ереван, во многом благодаря скидкам на вооружение.

Не уходя далеко от карабахского конфликта, можно продолжить, что участие Азербайджана и Армении в одной интеграционной структуре заставит Москву стать более требовательной к Еревану и оказывать на него более жесткое давление.

В-третьих, вступление в ОДКБ смотрится вполне логично на фоне того, что Россия всегда рассматривала Азербайджан как стратегического партнера (о чем не раз публично говорили первые лица страны). Это обусловлено несколькими факторами. Среди них и общая сухопутная граница по дагестанскому участку (284 км), и соседство по акватории Каспийского моря. Недавнее подписание Конвенции о правовом статусе Каспия также подкрепило двусторонние отношения.

Россия участвует в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Причем в отличие от случая с Грузией, где Тбилиси занимает непримиримо антироссийскую позицию из-за Абхазии и Южной Осетии, Баку поддерживает российское участие в мирном процессе, хотя время от времени и критикует Москву. Наконец, в двусторонних отношениях большую роль играют диаспоры (азербайджанцы в России, русские и представители дагестанских народов в Азербайджане).

Если бы вопрос о перспективах интеграции Баку в ОДКБ сводился только к вышеперечисленным факторам, статью можно было бы завершить оптимистичным прогнозом о скором пополнении организации новым участником. Однако тут есть немало других обстоятельств, заставляющих усомниться в возможности участия Азербайджана в «евразийском НАТО».

Равноудаленность Баку

Прежде всего, внешнеполитическая доктрина постсоветского Азербайджана базируется на демонстративном уклонении от любых интеграционных структур – как прозападных, так и евразийских. Баку многие годы «изучает документы» ОДКБ и при этом вовлечен в активную кооперацию с НАТО. Так, в 2017 году Баку и Брюссель утвердили обновленный индивидуальный план натовской программы планирования и обзора (ИПАП). Азербайджанские военные принимали участие в операциях альянса в Косове, Ираке, Афганистане. Весьма значительна логистическая помощь Баку в доставке натовских грузов из Европы в Афганистан. При этом в отличие от Грузии Азербайджан не ставит своей стратегической целью вступить в НАТО и в 2011 году стал членом Движения неприсоединившихся стран.

Важнейшим стратегическим союзником Баку остается Анкара. Сегодня у всех на виду американо-турецкая конфронтация, но пока никто не ставил вопрос о выходе Турции из НАТО, а в альянсе эта страна обладает вторым военным потенциалом после США. Одновременно Турция играет важнейшую роль в поставках вооружения Азербайджану и подготовке его офицерского корпуса, а также активно поддерживает Баку по карабахскому вопросу. Во многом именно азербайджанский фактор остановил нормализацию армяно-турецких отношений.

Азербайджан – участник Восточного партнерства ЕС, но в отличие от Тбилиси заявил, что не готов подписать соглашение об ассоциации с Брюсселем. Тем не менее в экономическом плане Азербайджан теснейшим образом связан с Западом.

В будущем году Баку планирует широко отметить 25-ю годовщину «контракта века» – соглашения между Азербайджаном и двенадцатью западными нефтяными гигантами. Именно этот документ до сих пор во многом определяет азербайджанский внешнеполитический и внешнеэкономический курс. Это соответствует таким приоритетам США, как «продвижение геополитического плюрализма» и «обеспечение поставок каспийской нефти и газа в Европу». По словам известного эксперта Джеффри Манкоффа из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), «значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль, но США все же будут поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство для обеспечения геополитического плюрализма».

Иными словами, Баку сумел приспособить свою стратегию под энергетические фобии США и ЕС относительно «нефтегазового оружия» России и «энергетической империи», которую Москва якобы стремится создать на месте бывшего СССР. Уже не первый год Азербайджан – неотъемлемая часть «геополитического плюрализма». Это позволяет ему избегать критики со стороны Вашингтона и Брюсселя по поводу нарушений прав человека и отступлений от демократических норм. Всякий раз, когда правозащитники из США и европейских стран ставят вопрос о несоответствии азербайджанской политики высоким стандартам свободы, прагматики из Госдепартамента и Еврокомиссии заявляют о важности партнерства с Баку, особенно на фоне растущего напряжения между Тегераном и Вашингтоном.

Азербайджанские власти несколько раз меняли собственную Конституцию, чтобы один и тот же президент мог занимать свой пост более двух сроков, а его супруга стала вице-президентом страны. Послужило ли это поводом для введения жестких санкций, установления экономической блокады или включения высокопоставленных чиновников в «черные списки»? Риторический вопрос.

Таким образом, и Россия, и Запад рассматривают Азербайджан в качестве ценного партнера. В отличие от своих соседей он обладает сильной, по региональным меркам, экономикой и достаточными ресурсами, чтобы балансировать между крупными державами, не присоединяясь окончательно ни к одному из лагерей.

Баку удается выдерживать эту линию в отношениях не только с Москвой, Вашингтоном и Брюсселем, но и на ближневосточном направлении. Азербайджан – важный энергетический партнер Израиля и покупатель его вооружения, что не мешает Баку поддерживать в ООН позицию Палестинской администрации и выступать за провозглашение независимой Палестины. Одновременно Азербайджан укрепляет отношения с Ираном, видя в нем потенциального экономического партнера по проекту «Север – Юг» и кооперации на Каспии. Поэтому Баку незачем добровольно сужать себе пространство для маневра, отталкивая западных партнеров и делая окончательный выбор в пользу евразийского вектора. «Контракту века» Москве, по большому счету, противопоставить нечего, и в Баку это прекрасно понимают.

Ереван в уме

Зачем же тогда вообще азербайджанские медиа и политики поднимают тему ОДКБ, формируя завышенные ожидания как у внутренней аудитории, так и у российских партнеров? Причин тут несколько. В скором времени должна пройти встреча Владимира Путина и Ильхама Алиева. Каждые такие переговоры – повод для своеобразной конкуренции между Баку и Ереваном. И сегодня азербайджанская сторона пытается по полной использовать фобии Кремля, связанные с цветной революцией в Армении.

Нельзя сказать, чтобы армянские политики не давали для этого оснований. Да, за сто дней пребывания у власти новое правительство Никола Пашиняна не допустило ни одного высказывания, способного поставить под сомнение стратегический союз между Ереваном и Москвой. Но некоторые шаги во внутренней политике (арест экс-президента Роберта Кочаряна, преследование генсека ОДКБ генерала Юрия Хачатурова, избирательная антикоррупционная кампания, обыски в дочерней компании РЖД Южно-Кавказские железные дороги) создали вокруг Армении непростой эмоциональный фон. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров уже заявил об «озабоченности» Москвы внутренней ситуацией в стране-союзнице.

Кроме того, Никол Пашинян занял более жесткую, чем его предшественник Серж Саргсян, позицию по отношению к карабахскому урегулированию. Поэтому неудивительно, что Баку стремится сыграть на этих разногласиях между Москвой и Ереваном, а также использовать позитив, достигнутый во время саммита в Актау. Очевидно, что Путин и Алиев обсудят Карабах и общую ситуацию в регионе. Как тут не попытаться представить себя более надежным, стабильным и предсказуемым партнером России? У упомянутого депутата Али Гусейнли, инициатора обсуждения вступления Азербайджана в ОДКБ, этот тезис проходит через все интервью.

Но думается, и в Москве, и в Баку понимают, что реальное политическое сближение между ними сегодня маловероятно.

В Азербайджане под «разрешением конфликта в Карабахе» понимают победу над Арменией и армянами (именно так азербайджанские власти обозначают своих противников) и возвращение под контроль Баку «азербайджанских» территорий. И любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают этот результат, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места.

В Москве, в свою очередь, тоже осознают, что пребывание Баку и Еревана в одном интеграционном блоке неизбежно превратит его проект в клон СНГ или аналог переговоров по карабахскому урегулированию. Содержательно решать те или интеграционные вопросы или даже обсуждать их станет невозможно.

Означает ли это, что между Баку и Москвой невозможно взаимовыгодное сотрудничество? Никоим образом. При всех противоречиях такое сотрудничество в различных двусторонних форматах уже идет и, скорее всего, будет продолжено. Как бы ни были интересны правящему режиму Азербайджана западные энергетические проекты, в России Баку видит внешний источник своей легитимации (Кремль не будет становиться в позу из-за количества президентских сроков или прав человека), а также партнера по сдерживанию радикального исламизма и возможного участника общих экономических программ.

Только вряд ли все это приведет к вступлению Азербайджана в ОДКБ. Баку и «евразийское НАТО», скорее всего, и дальше пойдут параллельными курсами.

Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708490 Ноам Хомский

Real Clear Politics (США): Ноам Хомский: большинство стран мира считают одержимость американских СМИ темой отношений Трампа и России абсурдом

Рассказы американских СМИ о сговоре Трампа и России — это шутка? Профессор Ноам Хомский предлагает вспомнить историю США за последние 135 лет. Если вас так сильно беспокоит проблема иностранного вмешательства, то посмотрите на Израиль. А вторжение США в Ирак — намного более страшное преступление, чем все то, что сделала Россия, считает Хомский.

Тим Хейнс (Tim Hains), Real Clear Politics, США

В своем интервью на программе Democracy Now! политический диссидент, лингвист и профессор Ноам Хомский (Noam Chomsky) заявил, что в других странах мира считают, что рассказы американских СМИ о сговоре Трампа и России — это «шутка», учитывая историю США за последние 135 лет, и что, если нас так сильно беспокоит проблема иностранного вмешательства, то Израиль уже оказывает больше влияния на американскую политику, чем Россия сможет когда-либо надеяться.

«Возьмем, к примеру, этот невероятный скандал с вмешательством в наши безупречные выборы. Вмешались ли россияне в наши выборы? Этот вопрос чрезвычайно сильно волнует СМИ. Но в большинстве стран мира все это воспринимается почти как шутка».

«Во-первых, если вас интересует вмешательство других государств в наши выборы, то что бы ни сделала Россия, это едва ли можно сравнивать с тем, что делает другое государство — открыто, беззастенчиво и с огромной поддержкой», — сказал он.

«Вмешательство Израиля в американские выборы в значительной мере превосходит все то, что могли бы сделать россияне, — отметил Хомский. — До такой степени, что премьер-министр Израиля Нетаньяху отправляется прямиком в Конгресс, даже не проинформировав об этом президента, и обращается к Конгрессу — а его речь встречают бурными аплодисментами — чтобы попытаться убедить его в необходимости сорвать реализацию политики президента. Так произошло с Обамой и Нетаньяху в 2015 году. Разве Путин выступал с речами на совместных заседаниях Конгресса, призывая их коренным образом изменить политику США, даже не проинформировав об этом президента США?»

«И это только крохотная доля непомерного влияния Израиля».

«Должен сказать, что я редко обращаю внимание на то, что говорят на телевидении, — сказал он, комментируя свое отношение к тому, как СМИ освещают Россию в целом. — Поэтому я мало что знаю об этом. Но в целом я считаю, что СМИ — в первую очередь Fox News — стали фактически посмешищем. Я имею в виду, как вы говорите, официальные СМИ. Другие СМИ, как мне кажется, концентрируются на таких вопросах, которые являются довольно несущественными. Есть гораздо более серьезные вопросы, которые отодвигаются на второй план».

По словам Хомского, президент «абсолютно прав, заявляя о том, что мы должны наладить отношения с Россией. И то, что его за это макают лицом в грязь, — это просто нелепо».

«России не стоит отказываться от сделки с США только потому, что США совершили самое страшное преступление столетия, вторгшись в Ирак, — намного более страшное, чем все то, что сделала Россия. Они не должны отказываться от взаимодействия с нами по этой причине, а мы не должны отказываться от взаимодействия с ними, несмотря на все те нарушения, которые россияне, возможно, совершили — которые, несомненно, были. Это просто абсурд», — сказал он.

«Вместо этого СМИ сосредоточились на том, что, с моей точки зрения, является несущественным».

Эми Гудман (Amy Goodman): Барбара Литальен (Barbara L'Italien) уже многое сказала, но потом ее прервали — когда команда Fox & Friends была шокирована тем, что они получили не того кандидата от демократов на выборы в Конгресс. Но такого рода медиа-активизм выливается в более широкий вопрос для СМИ — в вопрос о том, что Fox News становится по-настоящему официальным средством массовой информации — человек, который поддержал Роджера Эйлза (Roger Ailes), обвиненного в сексуальных домогательствах, Билла Шайна (Bill Shine), теперь стал ключевым советником президента Трампа в Белом доме. Но на это мало кто обратил внимание. Итак, есть Fox, ставший рупором Трампа и таким местом, где Трамп может услышать, что люди говорят, и есть другие телеканалы и сети, которые в основном выступают против Трампа в определенных вопросах, такие как CNN и MSNBC. Что вы об этом думаете?

Ноам Хомский: С моей отчки зрения — должен сказать, что я редко обращаю внимание на то, что говорят на телевидении. Поэтому я мало что знаю об этом. Но в целом я считаю, что СМИ — в первую очередь Fox News — стали фактически посмешищем. Я имею в виду, как вы говорите, официальные СМИ. Другие СМИ, как мне кажется, концентрируются на таких вопросах, которые являются довольно несущественными. Есть гораздо более серьезные вопросы, которые отодвигаются на второй план. Если взять тему иммиграции, с моей точки зрения, истинный вопрос заключается в том, что нам необходимо решать проблему причин иммиграции, нашей ответственности за нее, а также искать пути ее преодоления. А об этом почти никогда не говорят. Между тем я думаю, что это чрезвычайно важный вопрос. И таких вопросов много.

Из всех политических решений Трампа самым опасным и деструктивным решением — решением, которое может действительно обернуться экзистенциальной угрозой — является его политика в вопросе изменения климата, глобального потепления. Она по-настоящему разрушительна. Нам угрожает неминуемая опасность — в не слишком далеком будущем — огромные потери и ущерб. Ее предвестники уже заметны, но они — ничто по сравнению с тем, что будет впереди. Если уровень моря поднимется на пару футов, это обернется невероятными разрушениями. Это превратит сегодняшние тревоги по поводу иммиграции в мелочи жизни. И администрации хорошо известно об этом. То есть, Дональд Трамп, к примеру, знает об опасных последствиях — в краткосрочной перспективе — глобального потепления. Недавно он обратился к властям Ирландии за разрешением выстроить стену, чтобы защитить свое поле для гольфа от последствий подъема уровня воды в океане. А Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), который должен был сохранять благоразумие — прежде чем его отправили в отставку — потратил массу ресурсов на отрицание проблемы изменения климата, хотя на его столе лежали доклады от экспертов ExxonMobil, которые начиная с 1970-х годов активно предупреждали о губительных последствиях этого набирающего мощь феномена. Я не знаю, каким словом — я не могу подобрать такое слово — можно назвать тех людей, которые готовы принести в жертву в буквальном смысле существование организованного человечества в не слишком далеком будущем, чтобы положить еще пару долларов в свои и без того туго набитые карманы. Слово «зло» даже приблизительно не может их охарактеризовать. Именно такие вопросы необходимо обсуждать. Вместо этого СМИ сосредоточились на том, что, с моей точки зрения, является несущественным".

Возьмем, к примеру, этот невероятный скандал с вмешательством в наши безупречные выборы. Вмешались ли россияне в наши выборы? Этот вопрос чрезвычайно сильно волнует СМИ. Но в большинстве стран мира все это воспринимается почти как шутка. Во-первых, если вас интересует вмешательство других государств в наши выборы, что бы ни сделала Россия, это едва ли можно сравнивать с тем, что делает другое государство — открыто, беззастенчиво и с огромной поддержкой. Вмешательство Израиля в американские выборы в значительной мере превосходит все то, что могли бы сделать россияне. До такой степени, что премьер-министр Израиля Нетаньяху отправляется прямиком в Конгресс, даже не проинформировав об этом президента, и обращается к Конгрессу — а его речь встречают бурными аплодисментами — чтобы попытаться убедить его в необходимости сорвать реализацию политики президента. Так произошло с Обамой и Нетаньяху в 2015 году. Разве Путин выступал с речами на совместных заседаниях Конгресса, призывая их коренным образом изменить политику США, даже не проинформировав об этом президента США? И это только крохотная доля непомерного влияния Израиля. Поэтому, если вас интересует вопрос влияния — влияния иностранных государств на выборы — вам есть на что обратить внимание. Но даже это абсурд.

Знаете, один из основополагающих принципов жизнеспособной демократии заключается в том, что избранные представители должны отвечать перед теми, кто их выбрал. Нет ничего более элементарного. Однако мы хорошо знаем, что в США этого попросту нет. В политологической области есть огромное количество литературы, где сопоставляются мнения избирателей с мерами и действиями, предпринимаемыми их избранными представителями, и эта литература доказывает, что в подавляющем большинстве случаев обычные люди фактически лишены права голоса. Их собственные представители не обращают никакого внимания на их мнение. Представители прислушиваются к мнению всем известного 1% — богатых, влиятельных людей, корпоративного сектора. В своей блестящей работе Том Фергюсон (Tom Ferguson) очень убедительно продемонстрировал, что уже долгое время выборы в США по большей части являются купленными. Вы можете с удивительной точностью спрогнозировать результаты выборов президента или в Конгресс, просто просмотрев данные о расходах на предвыборную кампанию. И это только часть. Лоббисты фактически сами пишут законопроекты, сидя в кабинетах конгрессменов. Частный капитал, корпоративный сектор, сверхбогатые люди постоянно и беззастенчиво вмешиваются в наши выборы до такой степени, что подрываются даже самые базовые принципы демократии. Разумеется, сегодня все это технически является вполне законным, но это может многое рассказать о том, как функционирует наше общество. Поэтому, если вас тревожит вопрос выборов, проблема того, как они проходят, как это все соотносится с будущим демократического общества, сосредотачиваться на хакерских атаках России — это большая ошибка. Конечно, иногда в нашей прессе появляются материалы на эту тему, но их в разы меньше по сравнению с материалами на малосущественную тему российских хакерских атак.

Мне кажется, мы наблюдаем подобное в разных вопросах, в том числе в тех вопросах, в которых то, что говорит Трамп — по каким бы причинам он это ни делал — нельзя назвать неразумным. Он абсолютно прав, заявляя о том, что мы должны наладить отношения с Россией. И то, что его за это макают лицом в грязь, — это просто нелепо. России не стоит отказываться от взаимодействия с США только потому, что США совершили самое страшное преступление столетия, вторгшись в Ирак, — намного более страшное, чем все то, что сделала Россия. Они не должны отказываться от взаимодействия с нами по этой причине, а мы не должны отказываться от взаимодействия с ними, несмотря на все те нарушения, которые россияне, возможно, совершили — которые, несомненно, были. Это просто абсурд. Нам необходимо налаживать отношения — у самых границ России наблюдается чрезвычайная напряженность, которая в любой момент может обернуться взрывом и спровоцировать ядерную войну, которая станет последней для жизни на Земле. Мы очень близки к этому. Теперь мы можем спросить, почему так произошло. Во-первых, мы должны предпринять меры для того, чтобы улучшить ситуацию. Во-вторых, мы должны спросить, почему так произошло. Потому что НАТО расширило свои границы после распада СССР в нарушение устных обещаний, данных Михаилу Горбачеву. Оно расширяло свои границы при Клинтоне — сначала при Буше-старшем, а затем в основном при Клинтоне, который приблизился прямо к российским границам, — а затем еще дальше при Обаме. США предложили принять Украину в НАТО. А Украина — это центральный элемент геостратегических опасений России. Поэтому, да, у российской границы сейчас наблюдается напряженность — заметьте, у российской, а не у мексиканской. Именно на эти вопросы необходимо обращать основное внимание. От этого зависит судьба всего организованного человеческого общества — и даже выживание человечества. И сколько внимания сейчас уделяется этим вопросам в сравнении со, скажем, вопросом о том, солгал где-то Трамп или нет? Именно в этом и заключается суть моей критики в адрес СМИ.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708490 Ноам Хомский


КНДР. США. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 августа 2018 > № 2708250 Андрей Ланьков

Почему все верят в разоружение Северной Кореи, которого нет

Андрей Ланьков

Все три главных участника процесса – обе Кореи и США – заинтересованы в том, чтобы излучать оптимизм и делать вид, что в разоружении Северной Кореи все идет по плану. Поэтому отсутствие реального прогресса в урегулировании корейской ядерной проблемы пока не вызывает ни у кого возражений

Если посмотреть, что писали мировые СМИ о ядерной проблеме Северной Кореи в последние два-три месяца, то видно, что, несмотря на отдельные сомнения, там царит обстановка оптимизма. В мае – июне большинство СМИ сообщили, что Северная Корея, дескать, «начала процесс ядерного разоружения». Соответственно, большинство полагает, что процесс этот продолжается.

В действительности ни о каком разоружении речи не идет. Весной Пхеньян сделал определенные уступки – ввел мораторий на ядерные испытания и ракетные запуски, согласился взорвать часть сооружений на ядерном полигоне и так далее. Однако с тех пор никаких дополнительных шагов по пути, ведущему к ядерному разоружению, Пхеньян не сделал.

Тем не менее оптимизм СМИ не слишком ослаб, и причина этого скрывается в официальной позиции всех трех главных игроков – США и обеих Корей. Близкие к правительственным кругам СМИ во всех трех странах заверяют свою аудиторию в том, что процесс ядерного разоружения продолжается. Делается это с подачи высшего руководства соответствующих стран. Что бы ни происходило в действительности, в нынешней ситуации и Ким Чен Ын, и Мун Чжэ Ин, и Дональд Трамп заинтересованы в том, чтобы излучать оптимизм.

Зачем это Киму

Начнем, пожалуй, с Ким Чен Ына. Причины его действий достаточно просты: из соображений элементарного выживания – как своего собственного, так и своей страны – ему необходимо создавать впечатление, что дело идет к ядерному разоружению.

В 2017 году Северная Корея столкнулась с невиданной доселе двойной угрозой. С одной стороны, к власти в США пришел Дональд Трамп, который отличался от своих предшественников тем, что, как многим казалось, был готов применить против Северной Кореи силу, если она будет и дальше развивать свою ядерную программу. Подразумевалось, что Трампа не остановит то, что останавливало его предшественников – вероятность того, что, подвергшись американской атаке, Северная Корея нанесет в ответ удар по Сеулу, гигантской агломерации с населением 25 миллионов человек, которая почти целиком находится в зоне досягаемости северокорейской тяжелой артиллерии.

Не исключено и даже вероятно, что те воинственные угрозы, поток которых извергался из Вашингтона на протяжении всего 2017 года, были блефом. Тем не менее и в Пхеньяне, и в других столицах заинтересованных стран эти угрозы восприняли вполне всерьез – и решили действовать соответственно.

Вдобавок летом 2017 года свою позицию по северокорейскому вопросу кардинально пересмотрел Китай, который фактически создал единый фронт с США и держал этот фронт до мая – июня 2018 года. Китайские дипломаты поддержали в Совете Безопасности ООН беспрецедентный по своей жесткости пакет санкций против КНДР, а китайские таможенники и спецслужбисты отнеслись к воплощению в жизнь этих санкций с максимальной серьезностью, задерживая подозрительные товары на границе и энергично пресекая попытки контрабанды. В результате к началу 2018 года Северная Корея оказалась в ситуации, которую вполне можно описать как экономическую блокаду.

В этой обстановке Пхеньяну пришлось пойти на уступки. Понятно, что Ким Чен Ын и северокорейская элита не собираются отказываться от ядерного оружия ни при каких обстоятельствах. Они хорошо помнят, что случилось с режимом Саддама Хусейна в Ираке и с режимом Муаммара Каддафи в Ливии, и уверены в том, что подобная судьба ждет и их, если, конечно, они откажутся от ядерного оружия. Однако в той критической ситуации, в которой оказалась Северная Корея во второй половине 2017 года, северокорейское руководство, похоже, было готово пойти на серьезные уступки и резко сократить свой ядерный потенциал.

Впрочем, северокорейцам несказанно повезло. Весной 2018 года Дональд Трамп, проявив нетипичную для политика верность своим предвыборным обещаниям, объявил торговую войну Китаю. Это заставило китайцев пересмотреть свое отношение к северокорейскому вопросу. Хотя формально старые санкции против Северной Кореи остаются в силе, на практике китайские пограничные власти закрывают глаза и на деятельность местных контрабандистов, и на хитроумные бизнес-схемы мелких китайских фирм, с удовольствием продающих в Северную Корею санкционные товары и ввозящих из Северной Кореи товары, запрещенные к экспорту. Полуофициальная и контрабандная торговля на границе резко оживилась. Скорее всего, доходов, которые Северная Корея получает от этого вида деятельности, не хватит для того, чтобы обеспечивать быстрый экономический рост, но вполне хватит, чтобы оставаться на плаву.

Очередной разворот Китая означает, что Ким Чен Ын и его советники, равно как и вся северокорейская элита, могут теперь перевести дух. Однако внешняя угроза хоть и ослабла, но не исчезла полностью – у власти в Белом доме по-прежнему находится президент, который, как многие считают, способен на применение военной силы. Поскольку никому из северокорейских генералов, бизнесменов и чиновников не хочется, чтобы однажды утром его разбудил рев двигателей заходящей на цель американской крылатой ракеты, им необходимо как-то контролировать Трампа. Именно этим северокорейская дипломатия сейчас и занимается.

Тактика, которой придерживается Северная Корея в последнее время и которой она, скорее всего, будет придерживаться в обозримом будущем (в идеальной для Пхеньяна ситуации – до конца президентского срока Трампа), заключается в том, что Северная Корея, избегая принципиальных уступок, способных нанести ощутимый ущерб ее ядерному потенциалу, тем не менее время от времени идет на уступки символические – желательно обратимые, но достаточно зрелищные. Цель этих уступок – создать впечатление, что процесс ядерного разоружения продолжается, и таким образом снизить вероятность того, что сторонники жесткой линии, которых в Вашингтоне хватает, возьмут вверх.

Скорее всего, следующей такой уступкой будет демонтаж и подрыв части сооружений на северокорейском ракетном полигоне Сохэ. Большая часть этих сооружений не представляет особой ценности и при необходимости может быть легко восстановлена. Однако подобная операция даст приглашенным иностранным журналистам возможность снять эффектную картинку и укрепит впечатление, что «процесс ядерного разоружения Северной Кореи» продолжается.

Зачем это Сеулу

У Мун Чжэ Ина и южнокорейского руководства тоже имеются основания для того, чтобы уверять всех, что «все идет по плану» – вне зависимости от того, что происходит на самом деле. Парадоксальным образом интересы Сеула сейчас совпадают с интересами Пхеньяна – в обеих столицах стремятся не допустить того, чтобы Дональд Трамп пошел на применение силы.

В Южной Корее северокорейская ядерная программа никого не приводит в восторг. Но понятно, что в ближайшие годы Ким Чен Ын едва ли отдаст приказ о нападении на Южную Корею. Если на Корейском полуострове в ближайшие годы и возникнет вооруженный конфликт, то произойдет это по инициативе Вашингтона, а не Пхеньяна. В Сеуле резонно полагают: в долгосрочной перспективе главная угроза для безопасности Южной Кореи, возможно, действительно исходит из Пхеньяна, но вот в ближайшем будущем главным источником опасности является Белый дом и ястребы в окружении Дональда Трампа.

Именно поэтому Мун Чжэ Ин ведет дипломатическую пиар-игру, которая и по целям, и по методам на удивление совпадает с игрой Ким Чен Ына. Официальный Сеул изо всех сил стремится убедить мировое общественное мнение, что ситуация находится под контролем, а существующие проблемы будут скоро решены путем переговоров, поэтому нет никакой необходимости прибегать к радикальным мерам и силовым методам. Южнокорейская пропаганда изо всех сил старается создать впечатление, что ядерный вопрос уже почти решен и всем (в первую очередь включая США) необходимо просто проявить терпение.

Есть у южнокорейской позиции еще один аспект, связанный с существованием санкций. Дело в том, что действующий сейчас пакет санкций делает невозможным почти любое экономическое взаимодействие между Северной и Южной Кореей. Администрация Мун Чжэ Ина стремится наладить не только политические, но и экономические отношения с Севером. Понятно, что экономические контакты с Пхеньяном будут подаваться в пропаганде сеульских левых националистов (то есть партии Мун Чжэ Ина) как «равноправное сотрудничество двух корейских государств». Понятно и то, что это сотрудничество не будет ни в коей мере равноправным: на практике торговля и сотрудничество с Северной Кореей всегда прямо или косвенно субсидировались Южной Кореей, и это обстоятельство едва ли изменится в обозримом будущем.

Подобное неравноправие, впрочем, не вызывает у южнокорейского руководства ни малейшего возражения. Там считают, что экономические связи, пусть и держащиеся на южнокорейских субсидиях, являются вкладом в сохранение стабильной ситуации на Корейском полуострове. Кроме того, в окружении Мун Чжэ Ина надеются на то, что Северная Корея, получив достаточные стартовые возможности, будет ускоренно развивать свою экономику и в результате станет куда менее проблематичным соседом, чем та Северная Корея, с которой приходится иметь дело сейчас.

Однако очередной межкорейский саммит, который пройдет в сентябре в Пхеньяне, будет в первую очередь эффектным спектаклем. И Пхеньян, и Сеул хотели бы подписать там какие-то конкретные экономические договоренности, но сделать это они никак не смогут – принятые с американо-китайской подачи в 2017 году новые санкции ООН делают незаконными практически любые совместные экономические проекты. Скорее всего, стороны ограничатся уверениями в дружбе, патетическими заявлениями и соглашениями о культурных обменах – благо санкции не запрещают ни футбольные матчи, ни концерты эстрадных групп.

Для того чтобы двигаться дальше, и Сеулу, и Пхеньяну необходимо, чтобы санкции были пересмотрены и по меньшей мере возвращены на уровень 2016 года. Однако ослабление санкций – дело не простое. Санкции приняты Советом Безопасности ООН, и пересмотр их возможен только в том случае, если все постоянные члены Совета Безопасности поддержат соответствующее решение. Россия и Китай не возражают против ослабления санкций – более того, соответствующие предложения уже неоднократно делались и российскими, и китайскими представителями в ООН. Но тут необходимо согласие США.

Ведя свою пиар-пропагандистскую кампанию, Мун Чжэ Ин и его окружение, по-видимому, рассчитывают и на то, что им удастся повлиять на американскую позицию и добиться согласия Вашингтона на ослабление санкций, ведь если дело благополучно идет к ядерному разоружению, то получается, что в сохранении максимальных санкций нет нужды. Эти надежды, скорее всего, необоснованные: в американском истеблишменте позиция по вопросу о санкциях сейчас весьма жесткая – причем не только у ястребов, но и среди сторонников умеренной линии.

Подавляющее большинство американских экспертов и дипломатов уверены в том, что на ослабление санкций не следует идти до тех пор, пока Северная Корея не сделает «значительные» шаги на пути к ядерному разоружению. Поскольку таких шагов Северная Корея, понятно, делать не собирается, то и разговоры об ослаблении санкций ни к чему не приведут. Тем не менее в Сеуле надежды на ослабление санкций никуда не исчезли, и они в немалой степени определяют южнокорейскую политику.

Зачем это Трампу

Третья сторона процесса – президент Дональд Трамп. В отличие от двух других участников его мотивы понять сейчас существенно сложнее. Не исключено, что Трамп действительно надеется на то, что Северная Корея рано или поздно согласится на ядерное разоружение. Судя по всему, Трамп относится к Ким Чен Ыну с определенной личной симпатией (бывшему торговцу недвижимостью и шоумену вообще нравятся экзотические и сильные личности). Кроме того, между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом существует прямой канал связи, о содержании контактов по которому сотрудникам администрации известно очень мало.

Показательно, что в северокорейских СМИ, где в последнее время ругают США за неготовность идти на дополнительные уступки, всегда подчеркивают, что виновны в подобном поведении чиновники, а никак не президент, о котором сейчас в печати КНДР говорят с подчеркнутым уважением (хотя год назад в тех же газетах его именовали «старым маразматиком»). Не исключено, что Трамп и правда верит тому, что ему сказал (и, возможно, продолжает говорить) Ким Чен Ын, и ожидает ядерного разоружения. Если это действительно так, то президента США ждет немалое разочарование.

Впрочем, не исключено, что Трампом движут более прагматические соображения. После того как он и Ким Чен Ын в июне 2018 года подписали в Сингапуре крайне туманное соглашение, Трамп представил эти невнятные договоренности своим сторонникам как доказательство некоего эпохального прорыва, как подтверждение того, что северокорейская ядерная проблема наконец решена (именно так он и написал в твиттере, заверив американцев в том, что они, дескать, «могут спать спокойно»).

Утверждения эти никакого отношения к реальности не имеют. Однако для Трампа желательно, чтобы эти утверждения в ближайшее время не опроверг никто, включая суровую реальность. Поэтому не исключено, что Дональд Трамп, в целом понимая, что происходит, все равно считает, что сейчас желательно поддерживать иллюзию продолжающегося процесса разоружения. Не исключено, что Трамп надеется, что со временем ему удастся найти какое-то решение проблемы, ведь он-то считает себя непревзойденным «мастером сделки».

В окружении Трампа преобладают сторонники возвращения к жесткой линии, во главе которых стоит советник по национальной безопасности Джон Болтон. Пока, судя по всему, Болтон ждет, когда явным провалом завершится дипломатическая кампания, которую ведет госсекретарь Майк Помпео. После этого, скорее всего, произойдет новое ужесточение американской политики – если, конечно, это ужесточение будет одобрено Трампом.

Однако пока, кажется, президент Трамп не спешит с таким резким поворотом и продолжает делать вид, что «все идет по плану». Понятно, что его коллеги и в Пхеньяне, и в Сеуле только рады этому. И Ким Чен Ын, и Мун Чжэ Ин крайне заинтересованы в том, чтобы отсрочить новый кризис на Корейском полуострове, а по возможности избежать его вовсе. Именно этим и объясняется тот розовый туман, который сейчас клубится вокруг северокорейского ядерного вопроса. Впрочем, похоже, этот туман все-таки начал развеиваться под напором очевидных фактов, которые ясно свидетельствуют: никакого серьезного прогресса по вопросу северокорейского ядерного разоружения пока не наблюдается (и, добавим от себя, наблюдаться не будет).

КНДР. США. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 августа 2018 > № 2708250 Андрей Ланьков


Казахстан. Россия. США > Агропром > kursiv.kz, 20 августа 2018 > № 2707436

Россельхознадзор: США не будут поставлять продукцию птицеводства в Казахстан через Россию

США не будут поставлять продукцию птицеводства в Казахстан. Россельхознадзор отменил введенное в декабре 2017 года разрешение на транзит живой птицы, продукции птицеводства и инкубационных яиц из США в Казахстан, сообщает «Интерфакс-Казахстан».

Указание Россельхознадзора от 14 декабря 2017 года, разрешающее перемещение и транзит этой продукции из США в Казахстан по территории РФ, следует считать утратившим силу. Причина принятого решения не указывается. Утративший силу документ разрешал перемещение и транзит живой птицы, продукции птицеводства и инкубационных яиц из США в Казахстан при соблюдении ряда условий.

В частности, это было возможно только при перемещении продукции железнодорожным транспортом и при уведомлении о транзите через систему «Меркурий».

Напомним, запрет на перемещение и транзит живой птицы, продукции птицеводства и инкубационных яиц по территории РФ из США в Казахстан был введен с 10 июня 2015 года «в связи с угрожающей эпизоотической ситуацией по гриппу птиц, а также массовым распространением этого заболевания на территории США», говорилось в материалах Россельхознадзора.

Справка:

Автоматизированная система Меркурий - система электронной сертификации поднадзорной продукции, контроля перемещения продукции по территории Российской Федерации и Таможенного Союза.

Казахстан. Россия. США > Агропром > kursiv.kz, 20 августа 2018 > № 2707436


Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 августа 2018 > № 2708146 Сергей Алексашенко

«Санкции могут загнать нас в ситуацию покруче, чем в 98-м»

Сергей Алексашенко об уроках, которые не извлекло правительство из кризиса-1998

Правительство в 1998-м прозевало кризис и объявило дефолт. Нынешнее правительство не извлекло уроков из кризисов, предлагая архаичные механизмы реанимации экономики, считает экс-зампред ЦБ Сергей Алексашенко. В разговоре с «Газетой.Ru» он не исключил нового дефолта в России — после принятия Конгрессом США «адских» санкций.

--Что явилось причиной дефолта 98-го года?

— Я на тему дефолта написал 20 лет назад книжку.

— Ваша оценка тех событий за последующие 20 лет не поменялась?

— Нет. Были внешние факторы, были внутренние, которые привели к кризису и дефолту. Внешние факторы — азиатский кризис и падение цен на нефть (с $22 до $9). Внутренние факторы — правительство тогдашнее не собирало налоги, отставка правительства Виктора Черномырдина. Назначение слабого правительства Сергея Кириенко, конфликт Кремля с Думой. Ну, вот, собственно, эти факторы.

— Можно было избежать дефолта? Если бы, допустим, другие люди возглавляли правительство…

— Могло ли другое правительство лучше собирать налоги? Теоретически, наверное, могло бы. Но тогда, в 1997 году, за сбор налогов в правительстве отвечал Чубайс. Была даже создана Временная чрезвычайная комиссия (по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины при президенте РФ. ВЧК взяла под контроль работу таможни и налоговой службы — «Газета.Ru»). Руководить работой комиссии было поручено председателю правительства Черномырдину. Его заместителем стал глава администрации президента Чубайс.

И все равно как-то не очень получилось.

В тот момент правительство было к этому не готово. Бизнес тоже не готов был платить. Собственно говоря, уплата налогов — это улица с двусторонним движением.

Спохватились слишком поздно

Думаю, что, если бы в правительстве работали другие люди, то, возможно, дефолт бы случился не 17-го августа…

— А на день позднее?

— На месяц или на год. Например, 17-го августа, но 1999-го. Мало кто понимал всю серьезность обстановки. И, по большому счету, я бы сказал так, что шансы избежать дефолта были один к десяти примерно. А, может, к двадцати. То есть слишком мало было шансов. Да и «хвататься за ум» нужно было не весной 98-го, а, как минимум, на полгода раньше.

— Но известно же, что обсуждались альтернативные варианты, как решить проблемы дефицита бюджета, нехватки денежной массы. ЦБ мог напечатать денег, в конце концов…

— Да, вариант напечатать денег, расплатиться с долгами по ГКО за счет денежной эмиссии — он обсуждался. Но мы понимали, что это приведет к очередной волне гиперинфляции, из которой мы только-только вышли, в 1992—1994-м годах. Никто не готов был снова встать на этот путь. То есть все понимали, что в это русло легко войти, но никто не понимал, как из него можно будет выйти.

Теоретически ЦБ, включив печатный станок, мог расплатиться по долгам правительства (при условии принятия соответствующего закона). Но я не думаю, что такой путь, если бы Россия по нему пошла, оказался бы существенно легче.

Зато мозги поправили

Кроме того, если бы ЦБ расплатился за Минфин по долгам, то не случилось бы «излечения мозгов». Есть вещи в экономической политике, которых делать нельзя. При всей болезненности дефолта 98-го года он сильно прочистил мозги российским политикам. И до сих пор, в общем, они понимают, что с дефицитным бюджетом нельзя шутить, и что госдолг — вещь опасная.

Соответственно, если бы ЦБ тогда расплатился за правительство, этого урока российские политики не извлекли бы. И я думаю, что мы бы сильно напоминали Венесуэлу сегодняшнего дня или Зимбабве. Тот путь толкал бы нас точно совершенно в другую сторону, и никакого бы подъема экономики у нас тогда не было бы после дефолта.

В принципе, история показала, что принятые тогда решения были правильными. Потому что в ноябре 98-го года уже начался экономический рост.

А к весне 99-го ситуация в экономике, в общем-то, стабилизировалась, и каких-то особых потрясений не было видно.

— Но рост экономики начался за счет нефти, растущей в цене…

— Нет, учите матчасть! В январе 99-го нефть была на минимуме. Нефть начала расти в цене уже в 2000-м году. То есть нефть начала помогать гораздо позднее. А до этого экономика России абсолютно правильно отреагировала на свободный курс.

— Но в итоге опасения по поводу дефицита бюджета стали иметь для правительства и оборотную сторону. Власти боятся теперь допустить дефицит, и в итоге такой подход сдерживает экономический рост. Сомнительный «положительный урок», разве нет?

— Вопрос, который вы задали, он, вообще говоря, звучит по-другому. Означает ли, что то, что было причиной кризиса в 98-м, дефицит бюджета и политика заимствований, не может быть инструментом экономической политики? Мой ответ — нет, не означает.

Ответ нынешнего Минфина, во главе с Силуановым, и предыдущего — при Кудрине, состоит в том, что мы не хотим их использовать, мы боимся их использовать, мы не понимаем, как можно использовать политику дефицита бюджета и государственного долга. Вот и все.

Минфин не видит разницы между вилкой и дефолтом

Я часто привожу такой пример: в принципе, вилка — это идеальное орудие убийства. Но она не для этого создавалась и не для этого людьми используется. Политика госдолга, дефицита бюджета — нормальный инструмент экономической политики. И большинство стран, которые используют этот инструмент, они как-то вот избегают экономических катастроф. Некоторым странам этого избежать не удается. Но означает ли это, что такой инструмент вообще никогда нельзя использовать? Нет, не означает.

Но у нынешнего Минфина другая точка зрения. Мне кажется, что это ошибка. Мне кажется, что они не понимают изменившейся ситуации. Мне кажется, они не понимают, что в 98-м году перед Россией стояла политика макроэкономической стабилизации, которой мы, кстати, так достигли только после августовского кризиса.

А сейчас стоит задача повышения темпов экономического роста в условиях пониженной экономической активности. Это разные ситуации, и должны применяться разные инструменты с разной эффективностью. А Минфин этого не понимает, не хочет понимать, не хочет слышать аргументы.

— А граждане какой-то урок извлекли из 98-го года? Такое впечатление, что лишь негативный. С тех пор повелось так: когда россияне слышат из правительства, что, ребята, все спокойно, то гражданам сразу хочется бежать в банк и снимать последние копейки.

— Просто у населения, у него другой цикл обучения. После 98-го года власти создали систему гарантирования вкладов населения. Что, вообще-то говоря, сильно поменяло логику взаимоотношений между населением и банками. И в значительной мере защитило основную массу вкладчиков от тех потрясений, которые связаны с банковской системой. Поэтому на самом деле правительство и ЦБ извлекли уроки, ввели защитные меры, а население этим воспользовалось.

Но некоторые россияне по-прежнему готовы бежать и нести свои деньги в банк, который обещают процентную ставку на один процент больше. Но после кризиса 2008 года, кризиса-2014 выяснилось, что население хотя бы уже не бежит менять все имеющиеся рубли на доллары.

А когда вторая волна девальвации в 2015-м году случилась, население вообще мало поменяло рублей на доллары. Потому что интуитивно поняли, что ситуация может откатиться в обратную сторону. Сейчас население практически не берет валютные кредиты, понимая, что это слишком опасный инструмент. Поэтому население тоже чему-то учится.

— Сейчас наличествуют факторы, которые могут спровоцировать если не дефолт, то форс-мажор? Размер госдолга сейчас, внешнего и внутреннего, вроде, не критичен. Но вот санкции Запада…

— Вопрос, то есть, в том, можно ли сконструировать такие санкции, которые приведут к сильным потрясениям на российском финансовом рынке? Ответ — можно.

Первое, например, заморозить валютные активы Центрального Банка в Америке и в Европе. Да, после этого у ЦБ фактически не останется валютных резервов, кроме золота, которое он не сможет никому продать, потому что получить за него доллары или евро он не сможет. И, соответственно, на валютном рынке исчезнет игрок, который стабилизирует ситуацию.

Второе, можно заморозить корреспондентские счета российских банков… Это уже было в отношении Ирана. Заморозить у Сбербанка и ВТБ. Уже достаточно, в общем-то, будет, и можно больше ни у кого не замораживать. И этим госбанкам то же самое — запретить расчеты в долларах. Ну, и это очевидно, вызовет суперсерьезные потрясения в российской финансовой системе.

— На официальном сайте Конгресса США текст законопроекта уже обнародован. Это в общем-то и есть то же самое, о чем вы говорите.

— Этот законопроект еще далек от принятия.

Законопроект пока просто внесен, в порядке инициативы, его судьба совершенно непонятна. Но такого рода санкции могут реально Россию загнать в ситуацию покруче, чем в 98-м году.

— Даже так?

— В 1998 году, понимаете, при всей болезненности ситуации было очевидно, что мы принимаем тяжелое решение о дефолте, но через какое-то время экономика правильно отреагирует, и ситуация нормализуется. А вот если санкции будут введены такие, как написано в проекте американского закона, то никто не может гарантировать, что они будут со временем отменены.

До тех пор, пока их не отменят, они будут работать. Решение о дефолте 98-го года — это было лекарство. Это болезненная операция, горькое лекарство. Мы приняли его один раз — и у нас через какое-то время наступило выздоровление. А санкции — это ущерб для организма, ущерб для здоровья экономики.

— Не лекарство, а яд?

— Ну, хотите — называйте ядом, хотите — как угодно. Вы вышли на ринг, уже в состоянии нокдауна, а вас все бьет и бьет соперник, добивает. Ну, вот так как-то. Поэтому сравнивать дефолт и нынешние санкции даже невозможно.

Первым поплывет валютный рынок России

— Ваш прогноз: «адские санкции» примут? Республиканцы и демократы, в принципе, солидарны в этом. Но вам из Вашингтона виднее…

— В отличие от вас, я не убежден, что этот законопроект будет принят. У меня в отношении него есть большие-большие сомнения.

Если санкции будут все-таки приняты в том виде, в каком они написаны, то первое, что пострадает — российский валютный рынок. Потому что крупнейшие игроки с него уйдут и не смогут на нем работать.

Сколько после этого будет стоить доллар, не знаю… Может, 70 рублей, 75 рублей, 85, 105… я не знаю. Но я понимаю, что после принятия этого закона доллар полетит вверх, а рубль покатится вниз.

Вслед за этим полетит вверх инфляция. Вслед за этим остановятся расчеты по экспортным и импортным контрактам для российских экспортеров и импортеров. После этого у граждан, у тех, у кого карточки в банках, находящихся под санкциями, возникнут проблемы с обслуживанием их банковских карт, когда они будут находиться за границей, потому что корсчета этих банков будут заблокированы. Этого хватит?

— Уже страшно, да.

— Вот так. И это будет только начало.

— И все же, ваш прогноз, примет Конгресс США этот законопроект или нет?

— Во-первых, Конгресс находится на каникулах. Во-вторых, у Конгресса в ноябре промежуточные выборы, и состав Конгресса может измениться. В-третьих, мы до сих пор не понимаем, кроме тех то ли четырех, то ли шести авторов законопроекта, кто еще его поддерживает? То, что там у республиканцев и демократов по многим вопросам, например, по военному бюджету нет разногласий, или по тому закону, который был принят год назад, не было разногласий, не означает, что они поддержат законопроект о новых санкциях в этом виде. Потому что все хорошо понимают, что этот удар по российской экономике будет очень сильным. И не факт, что американская политическая элита хочет, чтобы в России воцарился экономический хаос.

И потом, не нужно забывать, что так же, как и в России, закон, в случае принятия, должен быть подписан президентом. И не факт, что Трамп захочет его подписать. А если захочет подписать, не факт, что в Конгрессе нового состава там найдется две трети большинства, чтобы преодолеть президентское вето.

Так же, как и в российской Госдуме, в Конгрессе США количество вносимых законопроектов в разы превышает количество тех законопроектов, которые выносятся на обсуждение, и уж точно превышает количество принимаемых законов. Гипотеза о том, что любой законопроект в Америке становится законом, — это ошибочно.

— А вы считаете, что после выборов в Конгресс сторонников Трампа там будет больше или меньше?

— Этого никто не знает.

Это самый главный вопрос, который сейчас всех здесь волнует. И, собственно говоря, никто на него не может ответить.

Потому что будет 435 выборов в Палату представителей и 33 выбора в Сенат. Поэтому предсказать результаты 500 избирательных кампаний в различных избирательных округах — этого пока еще никто не научился делать.

— Экономика США растет, и рабочие места вроде как увеличиваются… Этого недостаточно, чтобы избиратель поверил Трампу и его сторонников в Конгрессе стало больше?

— Избирают же не президента. Фамилии Трамп в избирательных бюллетенях нет, избираются политики с другими фамилиями.

— Но кандидаты будут выходить к избирателям, и одни будут «топить за» Трампа, другие — против. И на этом собирать голоса избирателей.

— Это ваше мнение. Но в Америке так не работает. Здесь политическая жизнь устроена по-другому. И здесь каждый политик, идущий на выборы, должен объяснять, почему голосовать нужно за него. И далеко не всегда полезно говорить избирателю, что Трамп поддерживает вас. Не факт, что это принесет дополнительные голоса. В каких-то округах, даже для республиканцев, это может голоса отобрать. Это более сложная конструкция.

— Вернемся к вопросам про Россию. Здесь сейчас очередное ослабление рубля. Россия, как вы считаете, воспользовалась в 98-м, в 2008-м, в 2014-м тем фактом, что рубль ослаб и, соответственно, импортозамещение пошло в гору…

— В 1998-м — да, безусловно. В 2008-м и в 2014-м — нет, не воспользовались. Потому что экономическая политика изменилась.

В 1998-м бизнес силовики не кошмарили, а в 2008-м кошмарили. Вот и все.

И еще, в 98-м году у экономики явно были избыточные мощности, резервные мощности и большой потенциал для быстрого роста. В мае месяце 98-го года «АвтоВАЗ» в четыре раза сократил свою рабочую неделю. Автомобили стояли на складах, никто их не хотел покупать. После девальвации они подешевели в долларовом выражении в три раза — и все запасы были распроданы за полтора месяца, и в ноябре 98-го «АвтоВАЗ» работал на 100% мощности. Вот, как это работало в 98-м году. А в 2008-м году ничего подобного не случилось. В 2014-м после присоединения Крыма — тем более.

— Дефолт как-то отразился на вашем мировоззрении? Ваши взгляды изменились?

— Только Буратино, который деревянный, не меняет своих взглядов. Мои принципы не изменились. А взгляды, конечно, меняются. До кризиса 98-го года я, например, считал, что политика управляемого курса в той или иной мере допустима. После 98-го года моим жестким убеждением стало то, что единственно правильной политикой валютного курса является плавающий курс.

Правительство и философский камень

— Что больше всего сейчас вас раздражает в экономической политике России?

— А что значит раздражает? Главная проблема российской экономики сегодня — это низкие темпы роста. Эта ключевая проблема, она должна заботить экономическую и политическую власть.

По большому счету, у экспертов, даже и у большинства политиков, нет особых разногласий, почему Россия медленно растет. Потому что Россия ведет гибридную войну со всем развитым миром.

Потому что в России не защищаются права собственности и нет политической конкуренции, потому что суды кошмарят, а государство национализирует, и так далее.

Но при этом правительство пытается найти некий путь решения экономических проблем, не обсуждая реальных причин болезни экономики. Сказать, что это вызывает у меня раздражение, неправильно. Мне обидно за нашу страну, которую всеми силами заталкивают в историческое болото.

Обидно за то, что государственные телеканалы 24 часа в сутки твердят, что в болоте хорошо, потому что там тепло, а население с радостью в это верит, не обращая внимание на падающий уровень жизни.

Ученые Средневековья многие годы занимались поисками философского камня. То есть такого предмета, который, к чему бы ни прикоснулся, превращал бы все в золото. И они свято верили, что философский камень существует. А еще некоторые считали, что можно создать вечный двигатель. До тех пор, пока не доказали, что философского камня нет, а вечный двигатель создать нельзя.

Но, тем не менее, все равно находятся люди, которые говорят, что можно.

И то, чем занимаются сегодня российские власти, для меня напоминает попытку найти философский камень. Изобрести вечный двигатель.

Понятно, что его нет, понятно, что проблема состоит в архаичности политической структуры, что она не соответствует требованиям современной экономики. Что для того, чтобы экономический рост ускорился, нужны политические реформы.

Но, при этом, все пытаются делать вид, что этой проблемы не существует и что можно каким-то другим образом выйти из того тупика, в котором мы оказались. И это — главный парадокс современной политической жизни.

— Не все делают такой вид. Но то, что правительство поперек мнения экспертов действует, — факт. Остается вопрос — почему?

— Задайте этот вопрос Медведеву, Силуанову, Путину…

— Вы, как человек во властных структурах работавший, тоже могли бы ответить…

— Нет, я могу сказать, что они делают правильно, что неправильно. Могу дать свою оценку. Но я не могу залезть к ним в черепную коробку и сказать: а знаете, они это делают потому-то и потому-то. Может быть, потому они это делают, что боятся или не выучили уроков кризиса 98-го года.

— Борис Ельцин был внушаемым человеком? К нему мог прийти, например, Чубайс и сказать, вот, давайте сейчас объявим дефолт по обязательствам, а потом… Как Ельцин принимал решения?

— Нет, конечно. Не был он управляемым, не был внушаемым. Умел слушать аргументы. Не было и такого, как сейчас в Кремле — есть одна точка зрения, моя, и она же правильная. И все боятся с этим спорить.

У Ельцина не было желания принимать решения по всем вопросам. И, по большому счету, у правительства была гораздо бОльшая автономия в тот момент. Из тех рассказов, которые имеются, накануне 17 августа Ельцину объяснили ситуацию, он задал свои вопросы и согласился с тем лекарством, которое мы предложили. Вот так было в 98-м.

Сейчас если в Кремле предлагают эффективное лекарство от кризиса, то им говорят: предлагайте что-нибудь другое. И правительство бежит исполнять команду, то есть начинает искать философский камень.

Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 августа 2018 > № 2708146 Сергей Алексашенко


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов

Турецкий кризис. Может ли падающая лира потянуть за собой Эрдогана

Тимур Ахметов

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Теперь эти времена закончились, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике

Турция ведет войну. Экономическую и обязательно победоносную. С таким заявлением обратился к народу президент Эрдоган на одном из своих многочисленных митингов в провинциальном городе Байбурте. Если верить Эрдогану, турецкая нация обречена на победу в противостоянии со своим давним союзником – США. Цена победы над американским давлением для каждого сознательного турецкого патриота на первый взляд не особенно велика: принести и обменять на турецкие лиры все свои накопления в золоте и долларах. Проправительственные газеты обращаются к примерам национальной истории: турки выстояли в борьбе с империалистами в войне 1923 года – выстоят и сегодня.

Громкие заявления турецких властей, вроде призыва бойкотировать американскую электронику, пользуются определенной популярностью - iPhone все равно слишком дорог для рядового турка. Немало граждан с энтузиазмом подключаются и к другим инициативам правительства: в новостях появляются кадры с очередями перед обменниками – кто-то готов разменять сто долларов, а кто-то и все пятьсот. Некоторые даже жгут долларовые купюры под камеру. Но хватает и тех, кто не верит, что такие действия могут повлиять на курс турецкой лиры, упавший за несколько дней с пяти до почти семь лир за доллар. Многие интересуются, обменяли ли свои доллары крупные компании, годами получавшие от властей налоговые преференции на строительство дорог, аэропортов и прочей инфраструктуры в рамках государственных тендеров.

Поиск предателей, и без того ставший в Турции почти национальным спортом, в последние дни получил еще большее распространение. Опять же необходимо слушать президента, он всегда может указать, кто есть кто. Слова Эрдогана предельно ясны: экономическая ситуация в Турции стабильная, стабильной она и останется, а те, кто распускает слухи о крахе банковской системы, – экономические террористы. В СМИ появилась информация о том, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями начало отслеживать людей и организации, распространяющие ложные сведения о финансовой ситуации в стране.

Реакция властей понятна. Стоит панике распространиться, и турецкому правительству будет уже не до айфонов и соцсетей. Учитывая значительный внешний долг, Турция может очень быстро вернуться в подзабытые времена финансовых потрясений девяностых. Отсюда военная риторика, кампании патриотической мобилизации, и даже неизбежный рост цен уже объясняют предпраздничным ажиотажем перед Курбан-байрамом.

Проблемы внешние и внутренние

Старт острой фазе финансового кризиса дали санкции и дополнительные пошлины, которые США ввели против Турции за арест американского пастора Брансона. Поэтому Анкара держит каналы связи с Белым домом открытыми: 13 августа посол Турции в США Сердар Кылыч встретился с советником Трампа по нацбезопасности Джоном Болтоном, а на следующий день поверенный в делах США в Турции смог посетить пастора Брансона, находящегося под домашним арестом.

Но в целом Турция пока не демонстрирует готовности идти на серьезные уступки Вашингтону, а Эрдоган только повышает градус рупорной дипломатии. По мнению турецкого президента, такие действия союзника по НАТО – это удар в спину, а ультимативные требования освободить американского пастора адресованы не той стране: Турция – не банановая республика. Пока Брансон и еще несколько граждан США остаются под арестом, Вашингтон говорит о возможности введения новых антитурецких санкций.

Конфликт Анкары и Вашингтона, скорее всего, будет разгораться и дальше, потому что сейчас не только турецкие власти, но и турецкая оппозиция признают, что, даже если Турция выдаст США сотню пасторов, проблемы в экономике от этого не прекратятся. Шоковый эффект, который решения Трампа произвели на турецкие финансы, оказался возможным лишь потому, что это вывело наружу проблемы, которые давно копились в экономике Турции.

Многолетняя практика бесконтрольных заимствований частного сектора за рубежом при отрицательном торговом балансе делала Турцию все более уязвимой перед колебаниями на мировых рынках.

Ситуацию также усугубляли топорные подходы Эрдогана в вопросах управления экономикой. Так, в мае 2018 года, несмотря на ожидания инвесторов и рекомендации собственных экономических советников, турецкий президент в интервью Bloomberg заявил, что Центральный банк не должен самостоятельно принимать решения по процентной ставке. Уже тогда это заявление стоило лире 8% стоимости.

За эмоциональными речами Эрдогана по-прежнему не просматривается готовности Турции вернуться к более сдержанной и профессиональной экономической политике. Зять президента и по совместительству министр финансов Берат Албайрак в начале недели презентовал среднесрочный план правительства по экономическому развитию. Главные акценты: независимость Центрального банка при определении процентной ставки, решительная борьба с инфляцией, сокращение бюджетных расходов. Но отсутствие в программе конкретных предложений не дало успокоить инвесторов, после презентации министра лира потеряла еще несколько пунктов.

Остановить падение курса лиры мешает и то, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туристической индустрии, в стране вроде бы есть огромный экспортный сектор, но он сам слишком зависим от импорта. В среднем на производство условных $100 экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на $65. Экономике нужен качественный прорыв в повышении доли турецких компаний в добавленной стоимости экспортируемых товаров. Сейчас доля хай-тека в турецком экспорте составляет примерно 2%.

Тревоги добавляет кризис в сфере жилищного строительства, которое было локомотивом турецкой экономики. Особая любовь Эрдогана к низкой процентной ставке объясняется как раз тем, что при ней банки охотнее раздают кредиты населению. Кредиты, в свою очередь, конвертируются в более высокий уровень потребления, в голоса за власть на выборах и в бум на рынке жилищного строительства. Но теперь с падением лиры строительные компании лишились доступа к дешевому кредитованию, а население стало рассматривать доллары и золото как более привлекательные направления для инвестиций, чем недвижимость. Власти понимают всю опасность возможного краха строительной отрасли и обещают дешевые ипотечные кредиты, чтобы стимулировать людей снова вкладываться в недвижимость, но быстрые результаты тут вряд ли возможны.

Судьба Эрдогана

Главный политический вопрос нынешнего экономического кризиса в Турции – что теперь будет с Эрдоганом? Ведь это именно Эрдоган пользовался в последние два года абсолютной властью. С июля 2016 по апрель 2018 года, пока действовал режим ЧП, введенный после попытки военного переворота, полномочия президента были практически ничем не ограничены. С помощью президентских указов Эрдогану удалось зачистить бюрократию и вооруженные силы от всех, кто показался недостаточно лояльным, вплоть до того, что министром финансов стал президентский зять.

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Люди реально чувствовали рост благосостояния, привыкали к относительной экономической стабильности после финансовых потрясений девяностых. В каждый дом по холодильнику – вот какой была формула успеха Эрдогана. Даже те турки, кому претит социальный консерватизм Эрдогана, часто отдавали ему голоса именно за его достижения в развитии турецкой экономики. Про обратную сторону экономического благополучия – растущие зарубежные долги компаний и банков – старались не вспоминать.

Теперь экономический подъем закончился, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике. Экономический кризис, да еще и поданный как внешний заговор, только сплотит сторонников турецкого президента.

К тому же в Турции не осталось привлекательной оппозиции, которая могла бы предложить убедительную альтернативную программу экономического развития. Оппозиционные политики сейчас боятся особенно критиковать власть, за которой стоят миллионы оптимистично настроенных и наивных граждан. Им совсем не хочется заработать себе клеймо врага народа, которые сегодня так щедро раздают правительственные СМИ.

Острая фаза финансового кризиса не может длиться вечно. Ситуация так или иначе стабилизируется, а турецкое общество постепенно свыкнется с мыслью, что былых темпов роста благосостояния уже не будет. За 15 лет правления Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего, то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705781 Андрей Мовчан

Санкции Грэма – Маккейна. Чем угрожает России новый санкционный законопроект США

Андрей Мовчан

Американцы в очередной раз доказывают, что, даже борясь за мировую справедливость, они прежде всего прагматично думают о своих интересах. После принятия новых санкций катастрофы не будет – скорее всего, в России даже не почувствуют их эффекта. А это значит, что Россия продолжит медленно умирать в жесткой политической и мягкой экономической изоляции

Первого августа в Конгресс США поступил законопроект, получивший номер S.3336. Поступил он, правда, уже не первый раз, в августе его внесли уже в переработанном виде. Законопроект S.3336 дважды прошел слушания в Сенате и был отправлен в комитет по международным отношениям – на обсуждение. До его принятия в переработанном виде в любом случае далеко. А может быть, он вообще никогда не будет принят.

Проект внесен сенаторами Линдси Грэмом и Джоном Маккейном – двумя заклятыми друзьями России, которые известны своими жесткими высказываниями и радикальными предложениями в отношении РФ. Но также они известны и тем, что совсем небольшая доля их предложений получает одобрение в Конгрессе. Популярность у двух сенаторов тоже довольно низкая: Линдси Грэм входит в тройку сенаторов с самым низким рейтингом поддержки, а Джон Маккейн, который еще полгода назад находился в худшей десятке, перебрался лишь на 17-е место с конца.

Официально проект называется «Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018». По сути это многословный комментарий к текущему международному положению, правам и обязанностям США по отношению к союзникам по НАТО, положениям международных договоров по ограничению использования химического оружия и истории обвинений в адрес России. Существенная для российских читателей часть акта заключена в разделе TITLE VI. Именно там содержатся предлагаемые изменения к санкционному режиму в отношении РФ.

Личные, энергетические, финансовые

Секция 235 предлагает ввести стандартный набор санкций (список из секции 224в, запрет на бизнес и въезд, конфискация активов и прочее) в отношении очень широкого круга физических и юридических лиц, «прямо или косвенно вовлеченных в нелегальную и коррупционную деятельность президента России Владимира Путина».

Это смелое предложение, фактически оно требует признать, что президент 12-й экономики мира и ведущей ядерной державы занят нелегальной и коррупционной деятельностью, – и что с этим дальше делать? Мало того, это предложение избыточное – ведь уже приняты положения о санкциях против российских физических и юридических лиц, вовлеченных в «обслуживание интересов российской власти» – определение существенно более широкое, новое определение в него автоматически включается.

При этом в рамках старого определения, которое действует уже больше года, разведка США едва удосужилась переписать список олигархов из Forbes в суперсекретный отчет, а власти включили в реальный санкционный список всего лишь нескольких малозначимых чиновников и четверых бизнесменов – шума было много, но экономического эффекта удивительно мало. Можно предположить, что эта секция введена в проект «для порядка», вряд ли даже его авторы ожидают практической реализации предложения, аналогичное которому уже давно принято и фактически не исполнено.

Сходство с предыдущим раундом поиска зловредных олигархов добавляет секция 623. В ней руководителю разведки предписывается в срок 180 дней (помните?) представить несекретный доклад с секретной частью (помните?) об олигархах и иностранных политиках (помните?), близких к Путину (вроде бы это уже входило в предыдущий запрос год назад, но, видимо, перепечатки статьи из Forbes сенаторам мало) и, буквально, «состоянии и имуществе Владимира Путина». Ну что ж, у руководителя разведки есть отличные источники – на сей раз не Forbes (представитель Forbes официально заявляет, что журнал не может сосчитать активы президента России), но Time, Newsweek, Businessinsider или BBC. Подождав полгода, можно перепечатать любую из их статей на тему – с тем же эффектом, что и в прошлый раз.

Секция 236 предлагает вводить стандартные санкции против любого юридического или физического лица, которое через 180 дней после принятия поправок будет инвестировать в энергетический проект, контролируемый государственной или квазигосударственной компанией из России, сумму более $250 млн. $250 млн – существенная сумма для институционального инвестора. Такой порог выводит из-под удара покупателей акций энергетических проектов на открытом рынке.

Для финансирования крупного проекта $250 млн крайне мало. Средняя цена значительного проекта в энергетике приближается к $7–8 млрд. Если этот пункт будет принят и начнет исполняться всерьез, то России придется расстаться с мыслью, что ее проекты, инициируемые компаниями типа «Газпрома», «Роснефти» или «Лукойла», – от газопроводов (включая «Северный поток – 2») в Европе до добычи в Африке или Венесуэле, – получат финансирование из источников в развитом мире. И если месторождения в Венесуэле не такая большая проблема, то достройка «Северного потока – 2» напрямую зависит от участия и софинансирования со стороны западных партнеров.

Принятие секции 236 нанесет существенный удар по взаимодействию России и Европы в энергетической области, – удар, к которому Европа вряд ли сейчас готова. Как правило, в такой ситуации законопроект, который планируется к принятию, сразу включает в себя возможность сделать исключение, например по решению президента США. Но секция 236 не предполагает исключений, и это делает ее непроходной.

Секция 237 предполагает введение санкций против всякого, кто будет коммерчески способствовать разработке, развитию и модернизации новых (но не старых) месторождений нефти (но не газа) на территории РФ. Оговорка про новые месторождения выводит из-под удара подавляющее большинство материковых месторождений классической нефти в России: границы месторождений крайне расплывчаты, и практически вся новая разведка сосредоточена на старых месторождениях.

Основная новая разведка приходится на сланцевую нефть, шельф и глубокое море. Но эти проекты уже находятся под американскими санкциями. Тут стоит заметить, что соблюдают эти (старые) санкции далеко не все компании: в частности, Statoil ведет совместные проекты на Доманиковой свите – сланцевом месторождении, расположенном вдоль Уральских гор. Так что даже если секция 237 будет принята, большого ущерба по сравнению со старыми санкциями от этого России не будет.

Секция 238 требует запрета на проведение американскими гражданами и компаниями любых операций с новым (но не старым) российским государственным долгом. Это старая идея, которая уже пару раз была отклонена. Но даже если она будет принята, то в ближайшие 5–7 лет ущерб для России от нее будет невелик: Россия, обладая полутриллионом валютных резервов и последовательно наращивая их, вряд ли будет стремиться к серьезному увеличению своего валютного долга.

Внутренний же долг она вряд ли будет стремиться продавать именно инвесторам из США – у нее и среди резидентов хватает покупателей, а инвесторы из Европы и развивающихся стран пока продолжают покупать рублевые долги России.

В секции есть и вторая часть – та самая, которая вызывает сегодня столько панических вопросов у российских резидентов на тему «а можно ли еще держать доллары в Сбербанке?». Текст законопроекта уполномочивает президента США блокировать любые транзакции банков из приведенного списка (семь госбанков, поправки готовились так небрежно, что Внешэкономбанк стоит в списке одновременно на первом и на восьмом месте, а «Открытие» в список не попало), если эти транзакции оперируют с собственностью указанных финансовых институтов, расположенной на территории США или управляемой или контролируемой американским лицом (то же относится к «коммерческому интересу» от этой собственности, проще говоря – к доходам).

У меня нет сведений о собственности этих банков на территории США или об управлении американцами. Но очевидно, что депозиты в долларах клиентов указанных банков не являются собственностью банков, не расположены в США и не контролируются американцами. В этом смысле закрытие прямых корреспондентских счетов означенных банков в американских банках (перевод в европейские) будет максимальным (и, скорее всего, избыточным) действием, требуемым для защиты банковских балансов и сбережений их клиентов. Если поправка будет принята, то на это действие у российских банков будет 90 дней – вполне достаточно.

239-я секция требует подвергать санкциям любого, кто сотрудничает с компаниями или лицами, ответственными за кибератаки. Слово «Россия» в секции не упомянуто; никакой новизны это не несет, санкции против пособников кибертеррористов введены давно; почему она внесена, не очень понятно.

Посты и бюджеты

В целом предлагаемые поправки отлично вписываются в традицию антироссийских санкций – они грозны с первого взгляда, мало на что влияют, если прочитать внимательно, структурированы так, чтобы избежать потенциального коммерческого ущерба для американцев, и скорее должны наносить моральный, чем материальный ущерб России.

К таким же (моральным) относится и секция 701, которая предлагает проверить, не является ли Россия спонсором терроризма. За спрос денег не берут, признание России террористическим государством – мера настолько жесткая, что на нее в США никто не пойдет, но звучит красиво.

Большой вопрос, будут ли приняты эти поправки. Документ явно писался не для этого и вообще не про санкции. Вся суть документа начинается с секции 704.

Секция 704 предлагает создать Объединенный национальный центр реагирования на гибридные угрозы России. Центр – это бюджеты, люди, поставщики и подрядчики, удобные начальственные кресла для отставных сенаторов и еще много-много полезного. За создание такого центра стоит побороться – и спасибо России за повод.

Секция 705 еще более прозрачна – в ней предлагается выделить $250 млн Фонду противодействия российскому влиянию. Распределять эти средства, видимо, придется госсекретарю Майку Помпео и администратору USAID Марку Грину. Дело это опасное – год назад $100 млн были выделены этому Фонду, но обязанные их распределить тогдашние госсекретарь Рекс Тиллерсон и администратор USAID Вейд Воррен вскоре были уволены.

Следующие секции – от 706-й до 710-й – требуют от соответствующих органов власти США блокировать действия России в Интерполе, обязать соцсети уничтожать российский пропагандистский контент, подготовить подробный отчет о взаимодействии России с террористическими организациями и Ираном в Сирии (параллельно Россия на уровне поправок в акт обвиняется в геноциде и других нарушениях международных норм во время сирийской кампании – создание такого отчета может стать платформой для существенного изменения характера действий США в Сирии).

Фактически предлагаемый законопроект преследует две цели: перераспределить больше бюджетных денег (на защиту американских выборов от российской угрозы уже выделены миллиарды долларов, на помощь друзьям вне Америки в борьбе с российским влиянием – сотни миллионов, но деньги кончаются) и обеспечить США базу для дальнейшего усиления изоляции России на международной арене. Экономические санкции являются частью ритуала – бесполезной и безобидной, по крайней мере в той форме, в которой они, скорее всего, дойдут до окончательного варианта документа, если он когда-нибудь будет одобрен.

Американцы в очередной раз доказывают, что, даже борясь за мировую справедливость, они прежде всего прагматично думают о своих интересах. После принятия новых санкций катастрофы не будет – скорее всего, в России даже не почувствуют их эффекта. А это значит, что Россия продолжит медленно умирать в жесткой политической и мягкой экономической изоляции – и у нас еще есть немного лет на то, чтобы смеяться над американскими потугами «поставить Россию на колени».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705781 Андрей Мовчан


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 августа 2018 > № 2705600 Федор Лукьянов

Федор Лукьянов: "Настоящие санкции только начинаются"

Людмила Котлярова | Tagesspiegel

Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов говорит в интервью Tagesspiegel о том, что новый санкционный раунд против России - продукт внутриполитической борьбы в США.

"Изначально санкции были введены в связи с кризисом на Украине. Они должны были заставить Россию изменить ее политику. Но результат достигнут не был. Их последствия ограничились замедлением темпов экономического роста на фоне барьеров на пути сотрудничества с иностранными партнерами. С другой стороны, они даже возымели позитивный эффект благодаря сокращению импорта продовольственных товаров и положительно сказались на развитии отечественного военно-промышленного комплекса", - отмечает собеседник немецкого издания.

"Нынешние санкции не имеют никакого отношения к Украине, - продолжает Лукьянов. - Вот уже год их введение аргументируется как объективными, так и субъективными обвинениями в адрес России. "Дело Скрипаля" - не новость, к США оно не имеет никакого отношения. Таким образом, в России все больше убеждаются в том, что причину для введения санкций следует искать не в каких-то аспектах российской политики, а в желании американского руководства оказать на Россию давление, аналогичное тому, которое оказывается на Иран. Настоящие санкции только начинаются, и в случае финансовой блокады грозят намного более серьезные последствия. России непросто будет приспособиться".

"Новый санкционный раунд, - считает российский политолог, - является, похоже, продуктом внутриполитической борьбы в США. Нет сомнений в том, что пакет санкций будет принят: вся санкционная логика до сих пор указывала лишь на обострение ситуации. Но если последствия для США до сих пор имели ограниченный характер, на ЕС они отражались негативно в экономическом плане. Однако поскольку в ЕС не наблюдается единства, независимой веской общеевропейской позиции по российскому вопросу ждать не приходится". При этом, замечает Лукьянов, с этого курса США могло бы сбить сопротивление со стороны ЕС, России и Китая.

Что касается "зеркальных санкций" со стороны России, то, по мнению политолога, о них не может быть и речи. "Соединенные Штаты контролируют всю мировую финансовую систему и способны оказывать давление на многие страны. В этом плане они значительно превосходят Россию. С другой стороны, население России было бы готово вынести и более серьезные санкции, чем американские. Но давайте представим, что Россия прекратила поставки титана для Boeing, тем самым нанеся удар по сотрудникам кампании. Они же избиратели. Однако этого не произойдет. Россия предпочитает действовать не сиюминутно, а на перспективу: усиливая зависимость экономики США, отыскивая слабые места в американской внешней политике и работая над отношениями на Ближнем Востоке и с Китаем".

По мнению Лукьянова, смысла для новых встреч на высшем уровне в ближайшее время нет, поскольку сегодня России превратилась "в инструмент внутриполитической борьбы" в США.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 августа 2018 > № 2705600 Федор Лукьянов


Россия. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > rosreestr.ru, 17 августа 2018 > № 2705518

С начала года на основании судебных решений и проведенной Роскомнадзором работы социальная сеть «ВКонтакте» и видеохостинг Youtube самостоятельно ограничили доступ к 88 страницам, контент которых может привлечь молодежь к совершению экстремальных поступков, в том числе опасных для жизни.

На этих страницах размещались материалы, пропагандирующие проезд на транспорте в непредназначенных для пассажиров местах, проникновение на различные объекты или части объектов, на которые вход запрещен (крыши зданий, высотные сооружения и т.д.). По мнению экспертов Роспотребнадзора, субкультуры «Зацепинг» и «Руфинг» можно отнести к скрытой форме суицидального поведения, поскольку такие действия могут повлечь причинение вреда жизни и здоровью несовершеннолетних.

Россия. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > rosreestr.ru, 17 августа 2018 > № 2705518


США. Украина. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 15 августа 2018 > № 2708606 Никита Исаев

ВКЛАДЫ В ВАЛЮТЕ ПОД УГРОЗОЙ?

В рамках новых грядущих санкций США государственным банкам России запретят операции в долларах. В итоге россияне могут лишиться половины всех долларовых вкладов.

Конгресс США 8 августа проанонсировал новые санкции, которые называют «адскими». Они, по замыслу американских сенаторов, должны привести Россию к полному финансовому краху. Подобные санкции никогда не вводились даже по отношению к СССР во времена холодной войны.

Чего хотят США от России?

Как говорится в документе, для того чтобы не был введен пакет самых жестких, «адских» санкций, России надо выполнить ряд условий, вот три основных:

1. Обеспечить американскую безопасность от агрессии Кремля.

2. Вернуть Крым под контроль правительства Украины.

3. Отказаться от поддержки президента Сирии Башара Асада, вывести войска из Сирии.

В частности, по санкциям предлагается считать Россию страной - спонсором терроризма, что приведет к запрету всех торговых операций с Россией, включая запрет на покупку у России нефти и газа.

Также ожидается расширение санкций против крупнейших российских банков. Новый удар могут ощутить на себе Сбербанк, Россельхозбанк, Газпромбанк, ВТБ, Внешэкономбанк, Промсвязьбанк и другие государственные финансовые организации.

Эти банки и раньше были под санкциями, но предыдущие касались запрета на длительные денежные заимствования, что мешало банкам привлекать денежные средства за рубежом.

Новые санкции вводят запрет на любые операции этих банков с валютой. По подсчетам аналитиков, в долларовых вкладах население сегодня держит 93 млрд (от всех вкладов долларовые составляют 21%), из них почти половина - в тех самых семи банках, попадающих под санкции.

Из 93 млрд долларов около 75 млрд банки держат на зарубежных счетах. Иными словами, если вклады будут заморожены, то банки смогут расплатиться лишь с каждым пятым клиентом. Это в лучшем случае.

Валютные вклады, как и вклады в российской валюте, защищены страховкой. Агентство по страхованию вкладов обязано выплатить пострадавшим потерянные деньги, но не более 1,4 млн в перерасчете на российские рубли. Однако страховка может быть не выплачена в случае форс-мажорных обстоятельств.

«Очевидно, что если такая ситуация произойдет, то никаких денег вкладчики обратно не получат, - комментирует политолог Михаил Делягин. - Денег просто на всех не хватит! Но это не значит, что надо всем бежать и переводить вклады в российские рубли. С нашими Медведевым и Набиуллиной денег можно лишиться быстрее, чем из-за американских санкций. Рубль продолжит падать, и тем, кто держит деньги на счетах в иностранной валюте, сейчас надо не бояться санкций, а радоваться. Но если вы совсем уж боитесь, то заберите свои доллары из банка и спрячьте их дома в жестяную банку».

Действительно, по прогнозам аналитиков рынка, доллар будет стоить 75 рублей уже в сентябре.

О возможности сценария потери валютных вкладов населением говорили еще в 2014 году. Но тогда мало кто верил, что американцы зайдут так далеко. Теперь законопроект готов.

По словам председателя правления ВТБ Андрея Костина, банки уже давно готовятся к такому сценарию. У государственных банков, по его словам, имеется «план, как защитить наших вкладчиков, он проработан детально с Центральным банком, с правительством».

Предполагается использовать схемы, по которым валютных клиентов будут переводить в другие банки, не попавшие под санкции. И уже там они смогут получить обратно свои доллары.

Забирать валютные вклады из банков россияне начали еще в 2014 году. За прошедшие четыре года объем валютных вкладов сократился почти на 2%, в то время как за предыдущие четыре года (с 2010 по 2014 год) объем валютных вкладов вырос на 63%. Впрочем, сыграла роль и экономическая ситуация - нести в банки после 2014 года россиянам стало просто нечего.

«НЕ ХРАНИТЕ ВСЕ ЯЙЦА В ОДНОЙ КОРЗИНЕ!»

Никита Исаев, лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики:

- Наиболее вероятное дальнейшее развитие событий - это укрепление доллара. К такому варианту склоняются и профессиональные инвесторы, и простые люди.

Согласно опросам ЦБ, сейчас в укрепление рубля верят только 6% опрошенных, а в укрепление доллара - 44%. Только уже эта масса людей может создать ажиотаж и двинуть доллар вверх.

Но есть еще и объективные факторы вроде введения новых антироссийских санкций, которые могут сильно сказаться на ряде отраслей отечественной промышленности. Инвесторов такая перспектива не радует, они постараются избавиться от рублей и прочих рублевых активов. Уже в начале осени доллар может подняться до 70 рублей. Так что хранить сбережения в рублях рискованно.

Вообще посоветовал бы не хранить все яйца в одной корзине - предлагаю разделить сбережения поровну между рублями и валютой (валюту, в свою очередь, тоже лучше поделить поровну между долларами и евро). И тогда никакие колебания курсов не страшны. Другое дело - есть ли такие доходы у россиян?

Ни для кого не секрет, что наша экономика по-прежнему зависима от доллара. Программа импортозамещения откровенно буксует. Нам приходится импортировать технологии, оборудование, сырье... И чем дороже доллар, тем дороже производство товаров. Естественно, рост курса доллара негативно скажется на розничных ценах большинства товаров. Также это затормозит и рост зарплат: у предприятий вырастут производственные издержки и просто не будет средств на повышение зарплат сотрудникам. Все это ведет к замедлению роста промышленного производства и экономики в целом.

Андрей Князев, Аделаида Сигида

США. Украина. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 15 августа 2018 > № 2708606 Никита Исаев


США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст

Клеменс Фюст: «Европа должна предотвратить падение»

Йенс Мюнхрат (Jens Münchrath), Handelsblatt, Германия

Клеменс Фюст сейчас находится в США. Но кризис в Турции обеспокоил президента мюнхенского исследовательского института, и он нашел время для интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt). Брексит, трансатлантический кризис и грядущая торговая война — политическая и экономическая дестабилизация Турции — именно этого сейчас еще не хватало Европе, отмечает экономист.

Хандельсблатт: Г-н Фюст, турецкая лира в пятницу потеряла почти четверть своей стоимости по отношению к доллару. Такое падение на фондовых рынках происходит редко. Должны ли мы обеспокоиться в отношении стабильности Турции?

Клеменс Фюст: Мы должны сильно обеспокоиться. Кризис Турции — это классический экономический и валютный кризис. Политика Эрдогана в последние годы направлена на то, чтобы экономика страны оказалась под давлением. Конфликты с ЕС и США вселяют неуверенность в инвесторов. Эрдоган отреагировал на это конъюнктурно-политическими мерами, прежде всего, в форме государственных кредитов и очень экспансивной денежной политики.

— Не было ли основной проблемой, что он оказал сильное давление на Центробанк для снижения процентных ставок?

— Да, он подорвал независимость Центробанка. В 2017 году это привело к значительному росту, но это был лишь кратковременный рост. Сейчас он закончился. Инфляция пошла стремительно вверх, доверие подорвано. Угрозы Дональда Трампа ввести санкции стали каплей, которая переполнила чашу.

— В последнее время поступали сигналы, что Центробанк может сохранить свою автономию. Давление рынков не образумит Эрдогана в плане экономики?

— Давление рынков приводит к смене политики, но эта смена происходит слишком поздно, чтобы можно было предотвратить кризис. Если доверие инвесторов и потребителей однажды разрушается, потребуется очень много времени для его восстановления. Эрдоган оказался в сложной ситуации, в которую завел себя сам. При помощи своей политики он оказал негативное воздействие на экономическое развитие и затем попытался компенсировать негативные последствия запуском печатного станка и государственных кредитных гарантий. Но даже если существуют проблемы в реальной экономике, при помощи денежной политики можно оказать лишь условное выравнивание. Нужно было менять курс намного раньше.

— Как выбраться из этой сложной ситуации?

— Эрдоган должен попытаться вернуть доверие. Турецкий министр финансов уже пообещал, что в будущем будет уважаться независимость Центробанка. Но насколько этому можно верить? Мы находимся в панической ситуации. У многих турецких компаний долги в евро и долларах. Инвесторы сейчас пытаются спасти их часть. Невероятно трудно сгладить такую панику.

— Но если Центробанк сейчас сильно поднимет процентные ставки, чтобы нивелировать бегство капитала и для борьбы с инфляцией, не последует ли тогда стремительный обвал экономики?

— Именно в этом заключается дилемма. Речь идет о классическом кризисе стабилизации. Нельзя стабилизировать валюту без значительного повышения процентных ставок. Сильные повышения процентных ставок приведут к тому, что турецкая экономика окажется в рецессии. Здесь нет простого выхода.

— Но в последнее время Турция показывала удивительно сильный рост?

— Да, но этим двигала экспансия государственных расходов и субсидированные кредиты, которые шли, прежде всего, в строительную отрасль. Это может иметь только краткосрочный эффект. Сложная геополитическая ситуация в Турции, конфликт с ЕС и США, растущее подавление оппозиции в стране, растущий внешний долг, эти проблемы не решить путем запуска печатного станка.

— Как объяснить это сильное падение валюты на более чем 20 %? Такое происходит на солидных валютных рынках не так часто…

— Мы находится в ситуации паники. Инвесторы пытаются как можно быстрее вывести свой капитал, потому что они знают, что другие инвесторы это тоже делают. Тот, кто может бежать, бежит. Никто не хочет быть последним, потому что того покусают собаки. В такой ситуации экономические фундаментальные показатели уже не играют роли.

— Что бы Вы сделали на месте Эрдогана?

— Простых решений в этой ситуации нет. Обесценивание валюты поможет, поскольку таким образом инвестиции в Турцию вновь становятся привлекательнее. Но обесценивание дорого стоит — оно ведет к банкротству компаний, у которых долги в иностранной валюте, а доходы генерируются в Турции. Кроме того, обесценивание валюты подстегивает инфляцию. В 2017 году инфляция уже составляла 11 %. В общем-то, Центробанку сейчас нужно убрать лиру с рынка. Но он не может этого сделать, потому что валютные резервы ограничены. То есть остается только повышение процентных ставок, которое, в свою очередь, может также привести к рецессии. В долгосрочной перспективе Турции может помочь только смена политики.

— Как, по вашему мнению, должны позиционировать себя европейцы в этом сложном кризисе?

— В интересах Европы предотвратить экономическое падение Турции. Турция — важный торговый партнер, и, несмотря на все конфликты, является членом НАТО и важным фактором политической стабильности на Ближнем Востоке. Европа вместе с тем должна дать понять, что поддержка при преодолении кризиса должна сопровождаться развитием сотрудничества и политическими изменениями в Турции, в том числе лучшим соблюдением демократических и правовых стандартов.

— Европа должна помочь кредитами?

— Турции следует запросить помощь в МВФ. Европейцам следует поддержать такой путь.

— Эрдоган вряд ли попросит помощи у МВФ, для него это стало бы ролью челобитчика перед Западом…

— Да, в этом заключается проблема. Но если давление будет достаточно высоким, то это может оказаться меньшим злом.

— США вызвали эскалацию кризиса при помощи своей санкционной политики по отношению к Турции и пошлин — и скорее всего не будут вступаться за кредиты МВФ. Что же могут сделать европейцы, если стабилизация Турции так важна?

— Теоретически европейские страны могут помочь Турции при помощи ссуд в евро и формулировки соответствующих условий. Но намного более удачный путь — программа МВФ. В связи с авторитарной политикой Эрдогана идея помочь ему в этом кризисе не будет популярной. Но нельзя упускать из виду то, что текущий кризис — это еще и шанс для вывода отношений между Турцией и странами ЕС на новую основу. Турция важна для Европы, а Турция — это больше, чем Эрдоган.

— Каковы экономические ставки Германии в этой игре?

— Немецкие банки в Турции присутствуют меньше, чем банки из Испании, Италии или Франции, у которых проблем сейчас больше. Немецкий экспорт в Турцию составляет 20 млрд. евро в год. Это большая сумма, но она составляет только 1,5 % от нашего общемирового экспорта. Турция — важный экономический партнер, но не входит в число важнейших партнеров. Поэтому я считаю, чтоб проблема обозрима.

— То есть, в настоящий момент опасности нет?

— Экономический вес Турции не так велик, чтобы экономический кризис в стране вызвал рецессию в Германии или Европе. В то же время к существующим глобальным экономическим негативным факторам следует отнести и такие моменты как Брексит и пошлины США. И в Европе вера в экономическое развитие также хрупкая. Стабилизация ситуации в Турции — в наших интересах.

— Насколько велика вероятность, что турецкая экономика может оказать такое большое давление, что Эрдоган все-таки вернется к разумной позиции?

— Этот кризис можно назвать, бесспорно, самым сложным за все время правление Эрдогана. Поэтому велико и давление на смену курса. Этот кризис может стоить Эрдогану своего поста. Для надежности позиций и популярности Эрдогана этот кризис — тяжелый удар.

— Эрдоган возлагает вину за кризис на другие страны, турки, кажется, ему в этом верят…

— Когда-то это перестанет работать. Когда люди переживают падение уровня жизни, это вызывает критику любого правительства, в том числе и того, которое пытается переложить вину за собственные ошибки на другие страны.

Фюст Клеменс, экономист. С апреля 2016 года 48-летний экономист является руководителем мюнхенского Института экономических исследований (Ifo). Ранее он возглавлял Центр европейских экономических исследований (ZEW) в Мангейме. Также преподает экономику в Мюнхенском университете, Кельне и Оксфорде. С 2007 по 2010 год — председатель научного совета федерального министерства финансов.

США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст


США > Медицина > forbes.ru, 15 августа 2018 > № 2702797 Алексей Алексеенко

Одобрено к применению: новый способ заставить ваши гены молчать

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

Государственный регулятор США одобрил первое лекарственное средство, основанное на принципе РНК-интерференции — метода, позволяющего «заглушить» работу генов, вызывающих опасное заболевание

Сегодня главные надежды в борьбе с наследственными заболеваниями связывают с техникой редактирования генов CRISPR, описанной в 2008 году. К сожалению, эта технология пока не достигла той степени зрелости, которая необходима для широкого применения в медицине. Тем временем на этой неделе FDA одобрила первое лекарственное средство, основанное на другом явлении — РНК-интерференции, на которое возлагали большие надежды на рубеже тысячелетий, еще в «докрисперную» эру.

Новое лекарство — патизиран — предназначено для лечения транстиретинового амилоидоза, тяжелого наследственного заболевания, при котором поражение печени вызывает целый каскад процессов в разных органах, включая нервную систему. Один из самых очевидных симптомов — сильно замедленный темп ходьбы. Средство разработано компанией Alnylam, базирующейся в штате Массачусетс. Компания была основана в 2002 году, через четыре года после того, как было открыто явление РНК-интерференции, и за четыре года до того, как Эндрю Файер и Крейг Мелло получили за это открытие Нобелевскую премию.

Принцип РНК-интерференции (РНК-и) состоит в следующем. С каждого работающего гена считывается мРНК, которая затем доставляется из ядра в цитоплазму клетки, на «белковые фабрики» рибосомы, где по инструкции этой мРНК синтезируется белок. Чтобы нарушить этот процесс, необходимо остановить мРНК где-то на пути к рибосоме. Это можно сделать, если в клетке появится другая РНК, комплементарная исходной, то есть способная образовать с ней двойную цепочку. Такие продукты клетка безжалостно уничтожает. Таким образом, если вам нужно заглушить работу гена, достаточно каким-то способом ввести в клетку РНК, идентичную по последовательности небольшому фрагменту этого гена.

В начале 2000-х эта идея вызвала большой энтузиазм у фармакологических компаний. Оставалось решить практическую задачу: как доставить РНК в клетку? РНК — очень нестойкая молекула, и если просто ввести ее в кровоток, то никаких шансов добраться невредимой до органа-мишени у нее нет. Эта задача оказалась куда более серьезной, чем ожидали исследователи. В 2008 году Эдвард Тентхофф, аналитик нью-йоркского банка Piper Jaffray, рекомендовал своим клиентам не вкладываться в акции Alnylam. К 2010 году большинство фармакологических компаний, включая всех гигантов, потеряли интерес к РНК-интерференции и прекратили исследования. А в 2016-м, после неудачных клинических испытаний, закрывать РНК-направление едва не решились и в Alnylam.

Между тем ученые наконец-то увидели возможность доставить РНК в клетку без препятствий. Для этого ее подвергали химической модификации или заключали в липидные (жировые) наночастицы. Оказалось, что такие частицы накапливаются в печени и почках пациентов, а потому было решено сконцентрироваться на тех заболеваниях, при которых нарушается экспрессия генов в печени. Одно из них — транстиретиновый амилоидоз. Во время клинических испытаний у больных, получивших новое лекарство, заметно увеличилась скорость ходьбы, в то время как в контрольной группе за время испытаний скорость ходьбы снизилась.

Разумеется, на амилоидозе никто останавливаться не намерен. После того, как первое РНК-лекарство получило официальное одобрение, фармакологи ожидают лавинообразного роста новых предложений. В Alnylam, к примеру, работают над средствами доставки РНК в головной и спинной мозг.

Как будут сосуществовать РНК-лекарства и будущие препараты, основанные на технологии CRISPR? Во-первых, следует отметить, что РНК — один из элементов системы CRISPR, и разработка методов эффективной доставки ее в клетки может дать толчок и этой конкурирующей технологии. Во-вторых, методы РНК-и и CRISPR имеют принципиальное различие. РНК-и обеспечивает лишь временные перемены в генетической регуляции, и воздействие может быть в любой момент прекращено. Редактирование генов CRISPR вызывает перманентные изменения в геноме. С одной стороны, однократное лечение кажется более привлекательным, чем пожизненный прием препарата. С другой стороны, опасность возможной неудачи в этом случает неизмеримо выше. По всей видимости, оба метода в будущем станут применяться наравне друг с другом, в зависимости от состояния пациента, и не вступят в прямую конкуренцию.

США > Медицина > forbes.ru, 15 августа 2018 > № 2702797 Алексей Алексеенко


Россия. США > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 14 августа 2018 > № 2711979 Андрей Дальнов

Андрей Дальнов. О доктрине «продовольственной силы» и дальновидности введения продэмбарго.

К очередной годовщине введения продовольственных санкций руководитель направления стратегического маркетинга группы «Черкизово» Андрей Дальнов рассказал «Агроинвестору» о доктрине «продовольственной силы» и дальновидности введения продэмбарго.

«В первую неделю августа Россия отметила годовщину введения продовольственного эмбарго. Тема широко освещалась в прессе. Российские СМИ в большинстве случаев собрали положительные комментарии. Западные ожидаемо сделали акцент на негативных последствиях. Интересно, что ранее годовщина другого продэмбарго прошла совершенно незамеченной. Также был забыт тот факт, что идеологами продовольственных эмбарго являются США.

В январе 1980 года после ввода советских войск в Афганистан президент США Джимми Картер наложил эмбарго на поставки зерна в СССР.

В аналитической справке ЦРУ того времени с удовлетворением отмечается, что введение санкций «шокировало» Советский союз. Момент был выбран удачно. Страна наращивала производство мяса, а урожай пшеницы в сезоне-1979/1980 был катастрофически плохим — производство упало на 26% до 84 млн т из-за непогоды (правда, от рекордно высоких 113 млн т годом ранее). США рассчитывали принудить СССР к вынужденному забою скота, что привело бы к снижению потребления мяса и дискредитации советского правительства.

Доктрина использования «продовольственной силы» (food force) набирала популярность в США с середины 1970-х годов. На нефтяном рынке скоординированные действия ОПЕК привели к многократному росту цен на нефть, и американскую элиту терзал соблазн «отмстить неразумным арабам», сократив им поставки продовольствия. В отношении ближневосточных монархий победил здравый смысл: продовольственный шантаж был неоднозначен с этической точки зрения, к тому же США и страны арабского полуострова уже имели общие финансовые и экономические интересы. А вот с СССР можно было не церемониться. До знаменитой речи Рональда Рейгана, в которой он назовет советское государство «империей зла» оставалось три года. Но толкиеновская концепция «зла с востока» весьма удобно проецировалась на Советский союз с 1960-х годов. А стоит ли церемониться с Мордором?

В 1980-е годы для СССР все закончилось хорошо. Американская разведка не смогла точно оценить запасы зерна в советских элеваторах (впрочем, и теперь, никто не знает, сколько именно российские крестьяне запасли зерна). К тому же ближайшие союзники американцев саботировали эмбарго, торопясь занять место американских фермеров на емком советском рынке. Потребление «красного» мяса в СССР в 1981 году незначительно снизилось, но рост быстро возобновился. Потребление курицы продолжало увеличиваться быстрыми темпами. Зерно частично «перебросили» из животноводства в птицеводство, где в силу биологических особенностей корма используются эффективнее. Само эмбарго просуществовало недолго, и было снято Рейганом в апреле 1981-го: оно никак не гармонировало с интересами могущественного американского зернового лобби.

Прошло почти сорок лет. Вашингтон и Москва снова находятся в фазе активного противостояния. США продолжают накладывать все новые санкции на Россию, но обещают, что они не коснутся продовольственных поставок. Обещание отдает незамысловатым фарисейством — санкции девальвируют рубль и подрывают покупательскую способность населения в отношении импортного продовольствия. В этих условиях введенное Россией четыре года назад продэмбарго и ускоренное импортозамещение выглядят замечательно дальновидным шагом. У государства стало больше союзников — прибавились животноводство и птицеводство».

Автор: agroinvestor.ru

Россия. США > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 14 августа 2018 > № 2711979 Андрей Дальнов


США > Образование, наука > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702813 Алексей Алексеенко

Победа разума над макаронами: проблема Фейнмана решена спустя полвека

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

Исследователи из MIT решили физическую проблему, поставленную в середине прошлого столетия: как переломить спагетти ровно на две части, а не на три или больше

Великий физик ХХ века, нобелевский лауреат Ричард Фейнман, обычно достигал успеха в тех задачах, за которые брался — к примеру, в создании квантовой электродинамики. Тем не менее одну из поставленных им задач он так и не решил. По свидетельству очевидцев, целый вечер доктор Фейнман задумчиво вынимал из пачки спагетти по одной макаронине, брал ее за два конца и гнул, пока та не сломается. Макаронина ломалась на три части, на четыре, на пять или больше. Но ни разу она не сломалась на два куска (каждый желающий может повторить опыт и убедиться в справедливости правила). Гениальный теоретик откладывал спагетти и исписывал формулами листы бумаги, а затем снова возвращался к экспериментированию. Но объяснение эффекта — не говоря уже о практическом рецепте разламывания спагетти ровно надвое — оставалось неуловимым.

Задача была решена лишь теперь, — в год столетия Фейнмана и спустя 30 лет после его смерти, — о чем и сообщает статья в Proceedings of the National Academy of Sciences, одном из самых престижных научных изданий мира.

Нельзя сказать, что физики надолго отложили работу над этой проблемой: загадка не могла не будоражить их умы, и на протяжении десятилетий они то и дело откладывали текущие дела и возвращались к макаронам. Наконец, в 2005 году успех улыбнулся французским ученым Базилю Одоли и Себастиану Нейкиршу: они предложили теоретическое объяснение эффекта. Дело в том, что, если сгибать сухую макаронину, — или любой другой жесткий стержень, — он в конце концов сломается где-то вблизи середины, то есть там, где изгиб максимален. Однако в момент разлома по стержню распространяется волна деформаций, которые приводят к дополнительным разломам в других местах, в зависимости от рисунка распространения прямой и отраженной волн. Работа французских исследователей в 2006 году удостоилась Шнобелевской премии. Однако половина задачи осталась нерешенной: что нужно сделать, чтобы все-таки сломать спагетти на две части? Этим и занялись ученые из Массачусетского института технологий.

Профессор Йорн Дункель поручил задачу своим студентам, Рональду Хайсеру, Эдгару Гриделло и Вишалу Патилу, в качестве итогового проекта по курсу «Нелинейная динамика: континуальные системы». Для чистоты эксперимента макароны ломали не вручную, а с помощью специально разработанного прибора: стержень закреплялся с двух сторон, и к нему прилагалось тщательно дозируемое механическое усилие. И решение было найдено. Чтобы сломать спагетти на две части, требуется не только гнуть их, но одновременно скручивать, причем довольно сильно. Стандартную 25-сантиметровую макаронину придется скрутить минимум на 270 градусов: тогда в большинстве случаев на ней образуется всего один разлом.

После серии экспериментов последовала теоретическая работа: следовало объяснить, в чем же волшебство скрученной макаронины. Выяснилось следующее: при первом разломе происходит релаксация напряжения скручивания. Так же как и с изгибом, волна колебаний распространяется вдоль макаронины от излома к концам. Однако волна колебаний скручивания бежит быстрее, и она успевает рассеять энергию еще до того, как волна изгибов приведет к новым изломам. Теоретические расчеты полностью совпали с данными эксперимента.

Практическое значение работы весьма велико. Жесткие цилиндрические стержни — элемент разнообразных инженерных конструкций. Человека, идущего по мосту, приятно успокаивает мысль, что такие конструкции рассчитываются по последнему слову науки о сопротивлении материалов. Однако тот факт, что задача Фейнмана так долго оставалась нерешенной — а значит, инженеры вообще не имеют никакого представления о том, почему жесткий стержень ломается именно так, а не этак — может омрачить его прогулку.

По словам руководителя исследования Йорна Дункеля, полученный результат углубляет понимание того, как скручивание влияет на каскадные изломы. Однако ученый предостерегает, что теория пока описывает только спагетти: чтобы понять поведение лингвини, имеющих форму ленты, потребуются дополнительные расчеты.

США > Образование, наука > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702813 Алексей Алексеенко


Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников

Другой дорогой: автобренды делают ставку на продажи в интернете

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Купить Maserati на китайском сайте, продать 20 000 автомобилей Renault в России через интернет или оформить абонемент на Cadillac за $1800 в месяц. Что придумывают автопроизводители в эпоху e-commerce?

В 2016 году департамент транспорта штата Северная Каролина отказался продлить компании Tesla лицензию на продажу автомобилей, руководствуясь законом, который запрещает производителям продавать машины напрямую конечным потребителям. И хотя в Северной Каролине Tesla удалось обойти запрет с помощью юридической уловки, в 12 американских штатах такой закон по-прежнему действует, а во многих других штатах прямые продажи ограничены. Абсурдные ограничения в отношении автопроизводителей лоббируются ассоциациями автодилеров, среди которых немало крупных налогоплательщиков и работодателей.

У Tesla нет дилеров, компания продает автомобили напрямую. Открывает шоу-румы и сервисы в крупных городах, а заявки от покупателей принимает через сайт. Tesla первой предложила покупателям «собрать» собственную модель прямо на сайте, выбирая цвета и различные характеристики. В таком подходе к продажам дилеры видят угрозу собственному бизнесу. И не без оснований.

По данным Accenture, 70% мировых продаж автомобилей идет через независимых дилеров. Общая структура мирового рынка автопрома оставалась неизменной десятки лет — производители занимались непосредственно производством, R&D и маркетингом, а за продажи отвечали официальные дилеры, которые создавали вокруг себя сети субдилеров. Для автобрендов эта структура была выгодна по ряду причин: не нужно было инвестировать огромные средства в инфраструктуру по всему миру, риски общения с клиентом ложились на дилеров, дилеры лучше понимали национальную специфику и т. д.

Но культура потребления и поведение покупателей за последнее время круто изменились. Взрослеет поколение Z, привыкшее решать все задачи c помощью цифровых приложений. По данным исследования Accenture, более 80% покупателей автомобилей в мире используют цифровые каналы при выборе марки автомобиля и более 60% — чтобы начать процесс покупки, например, оставить заявку на сайте и т. д. Исследование Ernst & Young показало, что 46% покупателей автомобилей по всему миру хотели бы иметь возможность оплатить полную стоимость покупки онлайн, а 31% респондентов назвали удобный интерфейс интернет-магазина и продуманный процесс покупки через интернет одним из важных факторов выбора продавца. Одна из причин, по которой люди предпочитают покупать авто на сайте, — нежелание общаться с менеджерами в автосалонах, которые давят на покупателя и мешают сделать правильный выбор. По данным опроса «Яндекса», 34% российских респондентов при выборе авто ищут информацию на сайтах производителей и дилеров.

Автобренды уже несколько лет тестируют прямые онлайн-продажи. Mercedes запустил интернет-магазин в Германии в 2013 году. Недавно член правления Daimler AG Бритта Сиггер заявила, что компания планирует к 2022 году продавать в онлайне четверть новых и подержанных автомобилей Mercedes. На сайте производителя можно полностью оформить покупку автомобиля, в том числе в лизинг, а за дополнительные €199 авто доставят по указанному покупателем адресу. Компания также представила ряд инструментов, которые позволяют покупателю расширить онлайн-опыт, в том числе оценить интерьер салона и внешний вид автомобиля при помощи дополненной реальности через мобильное приложение.

Самый продвинутый автомобильный e-commerce в Китае. Национальная онлайн-платформа Tmall продает автомобили KIA, VolksWagen, Ford. Еще в 2016 году Maserati в рамках эксперимента продал через TMall 100 новых автомобилей на сумму 100 млн юаней всего за 18 секунд. Этой весной в партнерстве с Ford маркетплейс открыл вендинговый автомат, с помощью которого можно купить авто или взять на тест-драйв.

Автопроизводители экспериментируют и на Amazon. Так, Hyundai предлагал тест-драйв подписчикам Amazon Prime, а Fiat Chrysler тестировал ограниченные продажи маркетплейса в Италии. В ближайшие годы Amazon может стать большим игроком на авторынке. Интернет-гигант уже продает автозапчасти и аксессуары.

Дьявол в деталях

В России автопроизводители только начинают осваивать онлайн-продажи. Российское представительство Renault недавно отчиталось о том, что за два года продало через онлайн-платформу 20 000 машин. В онлайн-шоу-руме можно выбрать автомобиль и заказать его в салон ближайшего дилера, внести предоплату и отправить заявку на кредит или трейд-ин, но оформлять договор, завершать оплату и забирать машину все равно придется у дилера. У «АвтоВАЗа» тоже есть онлайн-сервис, но там тоже можно только проверить наличие и забронировать авто. Купить автомобиль на сайте с доставкой «на дом» можно у дилера «Фаворит-Моторс». После года работы сервиса дилер рассказывал, что каждую четвертую машину продает через сайт. Начинает тестировать онлайн-продажи «Авилон».

Если спрос на покупку нового авто через интернет только формируется, то онлайн-рынок автозапчастей развивается много лет. По данным исследовательской компании Hedges, мировой объем этого рынка в 2018 году превысит $10 млрд, а к 2021-му достигнет $16 млрд. В России онлайн-продажи пока идут в основном через крупных агрегаторов, таких как Exist, Emex, AutoDoc. Выручка Exist на пике развития в 2015 году составляла, по данным компании, 30 млрд рублей. Потенциал онлайн-рынка всерьез рассматривают практически все автобренды. За полгода к нам обращались за разработкой e-commerce-платформы семи автопроизводителей — это и российские, и зарубежные компании.

По предварительным результатам исследования e-commerce-агентства Aero и издания E-pepper.ru «Производитель — новый ритейлер» автобренды выделяют четыре основных преимущества розничных продаж: собственный интернет-магазин позволяет собирать данные о предпочтениях потребителей, иметь независимый канал продаж, предоставлять «уникальный» сервис (то есть именно сервис будет отличать их интернет-магазин от дилерских центров) и увеличить географию доставки внутри страны.

Работающих интернет-магазинов автопроизводителей пока единицы. УАЗ продает в интернет-магазине автозапчасти, аксессуары и автохимию с доставкой по всей России. У КамАЗа тоже есть интернет-магазин, но пока ассортимент запчастей там очень небольшой. Некоторые автопроизводители тестируют онлайн-продажи через агрегаторов. Основная аудитория онлайн-агрегаторов — конечные покупатели, которые стремятся сэкономить на запчастях и автосервисы. Основная особенность рынка автозапчастей — в этом сегменте десятки миллионов артикулов, у каждой детали есть несколько аналогов разных производителей, которые могут отличаться между собой. Покупатель делает выбор в пользу аналогов, потому что они существенно дешевле. По подсчетам экспертов, 70-80% продаваемых в России автозапчастей — это аналоги, а не оригинальные детали.

Развивая собственную розницу, автобренды рассчитывают повлиять на эту ситуацию. У производителей уже налажена логистика для оптовых поставок дистрибьюторам и дилерским центрам в крупных городах. Но чем больше компания и объем продаж, тем более глубокие изменения в бизнес-процессах потребуются для обработки, отгрузки розничных интернет-заказов и клиентского сервиса.

Конкурировать, но не съесть

Чтобы конкурировать с мультибрендовыми агрегаторами, производителям придется выдерживать такие же сроки доставки. Если машина сломалась и стоит в сервисе, запчасти нужны так быстро, насколько это возможно. По ряду позиций онлайн-покупатели привыкли получать запчасти в день заказа. Чтобы оправдать их ожидания, производителю придется создавать собственную курьерскую службу или же хранить самые востребованные позиции на складе фулфилмент-оператора. Для этого потребуется классификация запчастей на категории по частоте продаж, которой сегодня нет у производителей.

Один из логистических операторов, работающих с автопроизводителями, — HWC International (ранее ПДК). Его услугами пользуются Mazda, Mitsubishi Motors, Man, Geely Automobile, Haval, другие автобренды и один из крупнейших онлайн-агрегаторов запчастей Emex. У автопроизводителей есть очевидные преимущества — доверие покупателя. Но на одном доверии далеко не уедешь. Покупатели в интернете ищут выгодную цену, однако производители боятся давать скидки и каннибализировать продажи партнеров. В результате получается, что цены у производителей оказываются даже выше партнерских, потому что дилеры могут жертвовать частью маржи и выставлять в интернете цены ниже рекомендованных розничных.

Между тем у производителей есть возможность сделать своим покупателям действительно уникальное предложение. Для этого придется поставить в центр бизнеса не продукт, а клиента, и построить омниканальную экосистему для удовлетворения (и предвосхищения) его потребностей на базе своего интернет-магазина. Новые партнерства помогут постоянно расширять пакет услуг. Внедрение бортовой телематики (интеллектуальная система датчиков, собирающих информацию о состоянии автомобиля) позволит получать массу данных о состоянии авто и предлагать его владельцу разные решения и продукты. Например, автовладельцы смогут покупать запчасти прямо с приборной панели, получать персональные предложения по КАСКО. Партнерство с банками поможет предлагать покупателям авто выгодные условия по кредитованию и лизингу, упростить документооборот, оформляя кредиты в онлайне. У покупателей должна быть возможность заказать тест-драйв автомобиля, но современные технологии позволяют познакомиться с авто поближе и без посещения салона. Audi, BMW и Tesla уже используют для этого технологии виртуальной и дополненной реальности.

Новый мобильный провайдер

Производители не могут игнорировать тот факт, что отношение людей к владению автомобилем меняется. По данным Ernst & Young, 25% потребителей считают, что владеть машиной не принципиально важно, и согласны арендовать транспортное средство. По подсчетам Zion Market Research, глобальный рынок аренды и лизинга автомобилей к 2022 году вырастет до $124,56 млрд.

Не исключено, что в будущем большинство водителей будут менять машины несколько раз за год или чаще, по настроению. Чтобы успешно конкурировать в новой реальности, производителям придется перейти от продажи автомобилей к удовлетворению потребности в мобильности. Некоторые автобренды уже сделали первые шаги в этом направлении. Так, Cadillac запустил on-demand-сервис, подписчики которого за $1800 в месяц могут пользоваться автомобилем как собственным, менять его до 18 раз в год и получать при этом полную техническую поддержку и страховку. Сервис уже доступен в Нью-Йорке, Далласе и Лос-Анджелесе.

General Motors запустила запустила в Штатах каршеринговый сервис Maven, через который можно арендовать автомобили из парка компании на гибких условиях — c поминутной оплатой, на день, на месяц и т. д. Недавно GM пошла еще дальше и начала тестировать новую услугу — Peer Cars. Пользователи приложения Maven получили возможность сдавать в аренду собственные автомобили GM не старше 2015 года выпуска друг другу. При этом концерн страхует все автомобили, которые сдаются в аренду через сервис.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников


Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач

Вредные иллюзии. Почему Европе не нужен американский газ

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За 7 месяцев поставки сократились на 10%, а из США было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. Однако Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на новые терминалы

Стратегия агрессивного маркетинга по продвижению американского сжиженного природного газа на мировые рынки порождает все больше абсурда. Не успел рынок оправиться от итогов встречи президента США Дональда Трампа с председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, на которой гость из Брюсселя пообещал, что Евросоюз построит больше терминалов для приема американского СПГ, хотя на сегодняшний день действующие терминалы в Евросоюзе загружены всего на четверть, как появился новый сюжет из той же серии.

Последние новости пришли из Китая — Пекин рассматривает возможность введения 25-процентной пошлины на СПГ из США в качестве ответной меры на торговые барьеры, введенные американской администрацией. На неискушенный взгляд это может казаться логичной мерой. Вашингтон недвусмысленно давал понять, что для смягчения дефицита торгового баланса в двусторонних отношениях ждет от Китая увеличения импорта американских товаров и прежде всего закупок СПГ. А заградительная пошлина, которая сделает поставки газа из США неконкурентоспособными на китайском рынке, серьезная угроза.

Однако на деле Китай проводит у себя политику «чистого неба», интенсивно переводя коммунальных потребителей с угля на чистые энергоносители, и последние полтора года демонстрирует взрывной рост спроса на газ, который удовлетворяется за счет массированного импорта СПГ, так как собственная добыча и поставщики газа в Средней Азии не готовы оперативно наращивать предложение, а с контрактом на закупку российского газа Китай в свое время затянул и начнет его получать только в конце 2019 года. То есть, по сути, в среднесрочной перспективе нет страны в мире, которая была бы заинтересована в увеличении предложения сжиженного газа, в том числе со стороны США, больше чем КНР.

С другой стороны, китайская пошлина, по большому счету, ничего не изменит. За первые пять месяцев 2018 года на рынок Поднебесной было поставлено около 1,7 млрд кубометров газа из Соединенных Штатов, примерно 14% от общего экспорта американского СПГ и 6% от китайского импорта сжиженного газа. Не так мало, но и не так много. И среди прямых покупателей или акционеров СПГ-проектов нет китайских компаний, что связано с общей взаимной настороженностью в сфере купли-продажи стратегических активов. Кроме того, не стоит забывать, что для экспорта газа в страны, с которыми у США нет соглашения о свободной торговле, нужно получать специальное разрешение Департамента по энергетике, который вовсе не спешит выдавать новые разрешения новым СПГ-проектам. А строящиеся мощности по сжижению в Соединенных Штатах в основном уже законтрактованы на 20-25 лет транснациональными нефтегазовыми корпорациями и крупными национальными компаниями-импортерами, среди которых, как уже отмечалось, нет китайских покупателей.

Но главное, рынок устроен таким образом, что в условиях устойчивого спроса Китай может купить дополнительные объемы, например, новогвинейского СПГ, произведенного американской корпорацией ExxonMobil и предназначенного изначально Японии, а японцы, в свою очередь, получат необходимый им газ с американского терминала из портфеля Shell или Total, которые могли бы поставить его напрямую в Китай, но из-за пошлины такая сделка экономически непривлекательна.

По той же самой причине не имеет смысла обещание Юнкера Трампу построить новые терминалы для приема СПГ в ЕС. Сейчас сжиженный газ стремительно утекает с европейского рынка. За первые семь месяцев поставки сократились на 10%, а из Соединенных Штатов было поставлено всего 380 млн кубометров. Из России больше поставляется за один летний день, а зимой столько же за полдня. А получается, что поставщики американского СПГ не хотят поставлять в Европу, европейские покупатели не хотят его покупать, но Еврокомиссия, чтобы сделать видимость уступки Трампу, направит еще несколько сотен миллионов евро бюджетных денег на никому не нужные терминалы. Ну а газ придет по расписанию. Из России.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 августа 2018 > № 2700671 Алексей Гривач


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2018 > № 2699319 Константин Эггерт

Война будет проиграна: почему путинская элита боится санкций больше советской

Константин Эггерт, Обозреватель, Украина

9 августа 2018 года — особый день календаря. Именно в этот четверг даже аудитории ВГТРК и Первого канала должно было стать ясно — международные, прежде всего американские, санкции не просто действуют на Россию, но действуют мощно. Иначе публикация в газете «КоммерсантЪ» сенатского законопроекта о санкциях против российских физических лиц и компаний (судьба которого далеко не ясна) не вызвала бы обвала рубля.

К статье в Ъ подоспело и заявление Государственного департамента о скором вступлении в силу еще одной серии санкций против России, на этот раз в соответствии с американским законом 1991 года, призванным наказывать тех, кто применяет химическое и биологическое оружие. Ранее этот закон применялся против двух стран — Сирии и Северной Кореи. Россия теперь третья в этом непочетном списке.

Официальный представитель Госдепа Хизер Нойерт объяснила: Вашингтон убедился (с помощью британских союзников), что отравление Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Великобритании было покушением, осуществленным российскими государственными структурами. Поэтому Москве выписывают первую дозу горького лекарства. Это санкции, главная цель которых — прекратить поставки в Россию любых технологий двойного назначения, то есть тех, которые можно использовать как в мирных, так и в военных целях. Обычно заявки на такие поставки рассматриваются индивидуально. Теперь Америка фактически ввела тотальный запрет на них. Исключение составляют поставки технологий и материалов для Международной космической станции.

Самое интересное будет дальше. В соответствии с американским законом, государство, попавшее под такие санкции, должно допустить международных, в том числе американских, инспекторов на свою территорию. Те проверят объекты, на которых может производиться химоружие. Затем это же государство (в данном случае Российская Федерация) должно дать юридические гарантии, что больше не будет его, химоружие, использовать. Ясно, что никаких инспекторов Кремль никуда не пустит и никаких обещаний давать не станет. А это, в соответствии с тем же законодательным актом, означает последствия — новые санкции еще через 90 дней. Они могут включать в себя полный запрет на выдачу кредитов российским госбанкам, прекращение торговли, понижение уровня дипломатических отношений (то есть отзыв посла из Москвы). В качестве «вишенки на торте» — угроза закрытия воздушного пространства США для государственных авиакомпаний провинившейся страны. В данном случае для «Аэрофлота». Правда, в Государственном департаменте сказали, что таких планов пока нет. Сегодня нет. А завтра могут появиться.

Твиттер Дональда Трампа в день обнародования новых санкционных планов Госдепартамента молчал. Что не так уж и странно. На фоне продолжающегося расследования специального прокурора Роберта Мюллера и начавшегося судебного слушания по делу Пола Манафорта высказываться на российские темы президенту США как-то не с руки. Помощи Кремлю ждать неоткуда.

Решение Вашингтона отбрасывает российско-американские отношения прямиком в семидесятые-восьмидесятые годы, когда запрет на поставки технологий двойного назначения действовал очень строго. Одной из главных задач первого главного управления КГБ (предшественника Службы внешней разведки) была именно охота за технологиями и материалами, которые невозможно было получить легально.

Новые санкции, как и те, которые могут последовать ближе к концу года, важны не только сами по себе. В сущности, применение закона о наказании стран, использующих химическое и биологическое оружие, открывает возможность внести Россию в официальный список государств — спонсоров терроризма. Это не фантазия, а предложение сенатора-демократа Боба Менендеса. Он входит в число соавторов совместно подготовленного демократами и республиканцами законопроекта о санкциях против российских физических и юридических лиц за вмешательство в американские выборы. На будущем сенатском торте ядовитых вишенок еще больше. В числе самых крупных — запрет на любые операции с российским госдолгом вкупе с наказанием тех, в том числе и не американских, инвестиционных и пенсионных фондов, которые все же рискнут его купить. Кроме того, предлагается ограничить доступ российских госбанков к долларам и расчетам в них. Американским спецслужбам сенаторы хотят приказать представить доклад о состояниях и зарубежных активах высшего российского руководства, включая президента. Будут окончательно заморожены любые инвестиции в российскую энергетику. По собственному опыту работы в энергетической отрасли знаю — без западных технологий и инвесторов нефтегазовый сектор в России окажется при смерти. То же можно сказать и о российской авиапромышленности. Даже эта, первая волна санкций, может лишить, например, КБ Сухого американских двигателей Pratt & Witney.

Ну, а «дело Скрипалей» и вытекающие из него четверговые санкции Госдепа если и не приведут к включению России в список государств, поддерживающих терроризм (это все же пока не очень вероятно), то фон для дискуссий на Капитолии создают крайне неблагоприятный.

Чем может ответить Вашингтону Москва? В сфере экономики выбор невелик. Можно свернуть поставки американцам ракетных двигателей РД-180 для их космической программы. Можно закрыть для американских авиакомпаний пролетные коридоры над Россией (в случае если «Аэрофлоту» запретят летать в Америку). Можно ввести санкции на продовольствие (скажем, запретить ввоз калифорнийского вина). Все эти меры, конечно, ударят по США, но одновременно нанесут урон и России. Разве что кроме винной блокады.

Еще можно прервать все контакты в сфере разоружения. В условиях, когда Дональд Трамп думает о модернизации американского ядерного потенциала и создания космических войск, это даст карт-бланш Пентагону на реализацию любых планов. Есть еще вариант продолжить войну консульств и закрыть американские представительства в Екатеринбурге и Владивостоке. Вашингтон в ответ закроет российские консульства в Хьюстоне и Нью-Йорке. Вот, собственно, и все.

Как человеку, хорошо помнящему последний этап холодной войны, мне особенно интересно вот что. Нынешняя Россия играет в мировой экономике ту же роль, что и Советский Союз, — поставщика сырья и вооружений. В этом смысле разница, скажем, с брежневской эпохой небольшая. Но она становится драматической, если посмотреть на сегодняшнюю российскую элиту. Невозможно себе представить директиву конгресса ЦРУ и ФБР собрать и обнародовать всю информацию об активах самого Леонида Ильича, Михаила Андреевича Суслова, Юрия Владимировича Андропова и «других официальных лиц», как писали в партийных коммюнике. Это было невозможно в силу отсутствия таких активов. Старцы из Политбюро ЦК КПСС с их ЗИЛами, дачами в Архангельском и санаториями в Сочи были лично неуязвимы. Они даже верили в социализм и были, по-своему, настоящими политиками. Ведь они ставили перед собой две главные задачи — хранить верность марксистской идеологии и управлять Советским Союзом. Нынешняя российская элита, в большинстве своем, ни во что не верит. Как сказал мне много лет назад один из бывших членов нынешней правящей корпорации, «если президент приказал бы мне стать иудеем, я бы стал». Если бы в интересах выживания завсегдатаям «Кафе Пушкинъ» и Московского яхт-клуба нужно было выйти на гей-прайд, то они бы вышли. Просто страна другая. В ней для поддержания статуса и доступа к бюджету нужно ходить в церковь и публично клясть Запад, где, к слову, живет твоя семья.

Однако, что еще важнее, в отличие от Политбюро, эта элита не только правит Россией, но и владеет ей. «Тысяча лучших семей России», используя выражение из другой эпохи, намертво впаяна в глобальную экономику, потому что живет на ренту от продажи нефти, газа, золота и цветных металлов на мировых рынках. Их семьи и дети уже не могут жить без пентхаусов в Майами, личных самолетов, «феррари» и шопинга в Selfridges. Их не загонишь в Архангельское и не пересадишь на «Чайки». И в этом главная разница с эпохой холодной войны. Парадоксальным образом Политбюро было сильнее перед лицом американского давления.

«Войну санкций» можно сравнить с забегом на длинную дистанцию. В нем побеждает тот, кто объективно сильнее и терпеливее. А это, как ни крути, Соединенные Штаты.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2018 > № 2699319 Константин Эггерт


США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова

Искусственный разум: когда машины начнут думать, как люди

Анна Артамонова

вице-президент Mail.Ru Group

Формально машины смогли пройти тест Тьюринга, однако научатся ли они мыслить по-настоящему?

Сможет ли компьютер научиться думать, как человек? Этот вопрос возник одновременно с появлением первых вычислительных машин. В поиске ответа на него в 1950 английский ученый-математик Алан Тьюринг предложил критерий, позволяющий судить о том, что компьютер по своим мыслительным способностям сравнялся с человеком. Этот критерий известен как «тест Тьюринга»: суть в том, что машина должна ответить на произвольные вопросы собеседника-человека таким образом, чтобы человек не понял, что общается с машиной.

Формально тест Тьюринга считается пройденным, — правда, на довольно примитивном уровне сложности. Мыслить, как человек, компьютер пока что не умеет. Однако современный уровень технологических и вычислительных возможностей позволяет ему за считанные секунды обрабатывать и анализировать колоссальные объемы информации, обучаться на похожих данных, выявляя закономерности и обобщая полученные результаты. Это дает возможность решать конкретные практические задачи на уровне, все более близком к человеческому.

Что умеет ИИ

Хороший пример такой задачи — перевод текста с иностранного языка. С теоретической точки зрения эта задача во многом идентична оригинальному тесту Тьюринга. По мнению лингвистов, одна из функций языка — распознавание принадлежности собеседника к своей группе (именно этим объясняется изобилие местных диалектов, молодежных и профессиональных жаргонов). Если компьютер предложит перевод, неотличимый от речи носителя языка, то носитель наверняка признает в нем члена своей группы, то есть как минимум человека.

Два года назад компания Google почти полностью перевела свой сервис Google Translate на глубокое обучение (Deep Learning). В отличие от предыдущего поколения систем машинного перевода, которые в основном переводили отдельные слова и фразы, современные нейросети рассматривают предложение целиком, что позволяет переводить его не по значению, а по смыслу. Бурный рост объемов данных, в сборе которых участвуют многочисленные умные устройства Интернета вещей (IoT), развитие многослойных нейронных сетей, алгоритмы Deep Learning и другие технологические возможности научили обычные компьютеры и мобильные устройства не только читать, слышать, видеть и понимать информацию, но и выполнять сложные задачи на таком же уровне, на котором их бы выполнил и человек.

Соответственно, в разы вырос и объем инвестиций в технологии Искусственного интеллекта. Так, по данным Venture Scanner, в 2007 году он составлял всего $500 млн, а в 2017 году — уже свыше $6 млрд. Доходы от внедрения систем искусственного интеллекта, согласно данным Gartner, в 2018 году составят $1,2 трлн долларов, что на 70% выше, чем в 2017 году. А к 2022 году их объем увеличится до $3,9 трлн.

Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае

Искусственный интеллект уже активно применяется во множестве отраслей. Например, компания Samsung разработала систему внутриигровой контекстной рекламы Gadget, в которой объявления не всплывают в виде раздражающих пользователя отдельных сообщений, а плавно встраиваются в игровой процесс. При этом тематика рекламы постоянно меняется в соответствии с предпочтениями геймера. На блокчейне разработана платформа Effect.Ai, которая будет связывать поставщиков и потребителей различных услуг напрямую, без посредников. Искусственный интеллект научился обыгрывать человека в покер и в Dota 2. Принадлежащая Google компания DeepMind, которой уже удалось создать искусственный интеллект, выигравший у чемпиона мира по игре «го», сегодня разрабатывает алгоритмы, способные победить человека в игре StarCraft 2. Системы прогнозирования на базе ИИ все шире применяются в спорте и шоу-бизнесе. Так, искусственный интеллект Microsoft Bing в 2018 году практически безошибочно предсказал всех лауреатов премии «Оскар», просчитавшись всего в одном случае.

Неплохие достижения у ИИ в медицине. Появились системы, позволяющие на ранних стадиях диагностировать онкологические заболевания кожи, а также выявлять нарушения в работе сердца по ЭКГ с большей эффективностью, чем кардиолог. В Китае на базе ИИ реализован проект социальной направленности: разработчики создали систему, которая анализировала поведение пользователей в соцсетях и выявляла среди них тех, у кого были суицидальные наклонности, с целью оказать им своевременную психологическую помощь. На сегодняшний день с ее помощью удалось спасти уже более 20 000 человек.

Нейронные сети уже называют Software 2.0. В отличие от классического подхода к разработке (Software 1.0), они не требуют написания пошаговых инструкций для компьютера. Достаточно указать конечную цель, — например, выиграть в го, — а также задать структуру сети и сигналы для обучения. Далее нейросеть сможет выучить необходимые зависимости в данных для решения задачи, используя имеющиеся в ее распоряжении вычислительные ресурсы.

Чего не умеет ИИ

Что искусственный интеллект пока не умеет делать? В первую очередь, это задачи, где сложно принять однозначное решение, где требуется контекстуальный подход в зависимости от условий и ситуации. ИИ не сможет самостоятельно осуществить научное открытие. Одним словом везде, где нужен полноценный анализ ситуации, а не просто принятие решения, основанного на обучающей выборке данных, пальма первенства будет за человеком.

Конечно, технологии ИИ находятся на пике «хайпа», однако нельзя не отметить определенные проблемы, риски и нерешенные задачи, связанные с ними. В первую очередь это, конечно, качество данных. Ведь оно напрямую зависит от того, что мы предоставляем машине в качестве обучающей выборки.

С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования

Хороший пример — разработка беспилотных автомобилей. По сути здесь практически всегда используется метод supervised learning (обучение путем проб и ошибок). К примеру, компания Google потратила не один год на то, чтобы получить достаточный объем данных и учесть все нюансы беспилотной езды. С 2009 года автомобили Google наездили в беспилотном режиме 3,7 млн километров на дорогах общественного пользования и тестовых полигонах в Калифорнии, Аризоне, Техасе и Вашингтоне, а также более 1,6 млрд километров в режиме компьютерной симуляции. От качества этой работы зависит, насколько грамотно будет ориентироваться автомобиль без водителя на дороге, определять других участников дорожного движения, распознавать объекты на дороге, правильно реагировать на различные ситуации и т.д.

Еще один серьезный недостаток, или, скорее, ограничение технологии искусственного интеллекта заключается в узком спектре применения каждого алгоритма. Для каждой отдельной операции или бизнес-процесса систему искусственного интеллекта приходится очень серьезно дорабатывать. Вряд ли под новую задачу получится адаптировать уже существующую нейросеть, пусть даже специализирующуюся на смежных задачах, поскольку данные будут отличаться. В большинстве случаев изменения будут весьма значительны. Например, сложно будет разработать на базе AI-системы беспилотного автомобиля систему управления беспилотным речным или морским катером. Это ключевая проблема так называемого «слабого» искусственного интеллекта, заточенного под решение конкретной задачи. В свою очередь «сильный» искусственный интеллект, практическая реализация которого — вопрос будущего, должен уметь не просто алгоритмически оперировать данными и информацией, но понимать их смысл. Например, искусственный интеллект не умеет читать комиксы, не способен сопоставить все картинки с текстом в правильном порядке в соответствии с сюжетом, а с этой задачей справляются даже маленькие дети. Одним из важных шагов в сторону «сильного» ИИ можно назвать разработку капсульных нейронных сетей. Они обрабатывают информацию так, как это делает человеческий мозг, при этом не нуждаются в больших объемах данных для обучающих моделей.

Кто несет ответственность за решения, принятые искусственным интеллектом? Банк может заблокировать важную финансовую транзакцию, беспилотный автомобиль может сбить человека, не заметив его либо приняв за какой-то другой объект. Искусственный интеллект, управляющий системой банковского кредитного скоринга, чаще «отказывает» чернокожим заявителям, чем белым, в получении кредита. Системы распознавания лиц, которые используют в том числе и правоохранительные органы, неплохо различают белых людей, но часто ошибаются при обработке образов чернокожих, особенно женщин. Так, при распознавании лиц темнокожих женщин коммерческие системы ошибаются почти в 35% случаев. Если раньше в основе таких инцидентов был человеческий фактор, то сейчас это bias (искажение) в данных.

Нейросеть Deep Dream решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели

Разумеется, это временные проблемы, которые можно решить предоставив системе более совершенную обучающую выборку данных. Над этим сегодня и трудятся разработчики. В автомобильной индустрии чаще всего отвечать приходится не разработчику AI-системы, а производителю транспортного средства, который установил ее на свою продукцию. Но в большинстве случаев бремя ответственности лежит и на разработчике, и на заказчике. В отличие от обычных систем, работающих в строгом соответствии с программным кодом, который можно проверить на ошибки, модифицировать и т.д., мы не всегда можем заранее предсказать, какой результат нам дадут многослойные нейронные сети и системы глубокого обучения после обработки того или иного массива данных. Так, нейросеть Deep Dream компании Google попросили генерировать изображение гантели. Система справилась с задачей, однако ко всем полученным изображениям гантели была добавлена и рука человека. Иными словами, нейросеть решила, что рука — это неотъемлемая часть гантели.

И все же технологии искусственного интеллекта уже сегодня в ряде случаев облегчают жизнь обычных людей и помогают компаниям в решении множества задач. Несмотря на существующие особенности и «подводные камни», системы на базе AI привлекают заказчиков, в том числе из крупного бизнеса. А многократно растущий с каждым годом объем инвестиций дает основания надеяться на существенный технологический рывок уже в ближайшем будущем.

США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 августа 2018 > № 2698721 Анна Артамонова


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699360 Дмитрий Орешкин

Печальное открытие для Путина

Пацаны на Капитолийском холме оказались очень крутыми.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Новости из США — это новый шаг в санкционной борьбе, приобретающей новый статус.

Ведь, во-первых, меняется восприятие санкций в России. Во-вторых, они проводятся на фоне ухудшающегося экономического положения, что для людей проявляется, в частности, в дискуссиях о повышении пенсионного возраста. И в-третьих, что самое важное, сама путинская элита понимает, что эти санкции — вещь достаточно разрушительная. Разговоры о том, «что нам от санкций только польза и мы их заменим импортом» — это все хорошо только для телевидения и радио. В реальной жизни все совсем не так.

И они это прекрасно понимают: не зря посольство России в США назвало эти санкции «драконовскими». Они действительно серьезные. На практике инженеры прекрасно знают, что российское производство, в том числе оборонная техника, ключевым образом зависит от импортных комплектующих. Внутри всех этих «Искандеров» и прочего — американские, английские и европейские чипы. Вся компьютерная начинка на самом деле импортная, и если действительно будут ограничены поставки на оборудование — военного или двойного назначения — то это принесет довольно серьезный ущерб не только для экономики.

Надо также отметить существенную перемену отношений между Россией и условным Западом. Путин исходил и продолжает исходить из того, что Запад слабый, трусливый, зависимый от российских поставок сырья — проявит негодование, сделает мрачный вид, утрется, объявит какие-то формальные санкции, а на самом деле все будет продолжаться как прежде. Потому что с Россией ссориться нельзя. Потому что Россия — источник ресурсов. Потому что на России замкнуты интересы бизнеса.

И для этой уверенности были основания — с Грузией прошло, с Чечней прошло, почти прошло с Литвиненко. У Путина — коллективного, не персонального — было такое ощущение, что можно делать все что угодно и некуда они не денутся. И тут вдруг Запад начинает проводить такую жесткую политику.

В молодости нас учили, что есть такая вещь, как диалектика Гегеля, то есть переход количественных изменений в качественные. Потому что можно один, два раза закрыть глаза, но на пятый уже не получается. Более того, становится понятно, что с такими людьми как Владимир Путин, который исповедует полуголовную этику, договориться нельзя, поскольку это воспринимается как слабость. То есть, если ты сразу не даешь человеку в лоб бейсбольной битой, это значит, что ты трус и боишься. А если партнер боится, надо продвигаться вперед и вести себя еще наглее.

В Европе это воспринимается немножко не так. И новость в том, что Запад все же понял — политическая культура или система ценностей, которую исповедует коллективный Путин, построена радикально по-другому. Если у тебя есть большая бейсбольная бита, и ты ее не пускаешь в ход, значит у тебя что-то не в порядке. Или бита не настоящая, или ты трусоватый.

Запад понял, что с такими людьми нужно действовать жестко, потому что другой стиль отношения они воспринимают себе на пользу. И, соответственно, хочешь не хочешь, а на личном опыте западные политические деятели поняли, что биту надо время от времени использовать. Потому что тогда эти ребята, которые привыкли топырить пальцы, переходят фазу когнитивного диссонанса и начинают вести себя по-другому. Мол, оказывается, что ты тоже крутой пацан.

И пацаны на Капитолийском холме оказались очень крутыми. Они терпели-терпели-терпели, а потом решили, что надо действовать по-другому. И самое неприятное для Владимира Путина заключается в том, что эти пацаны уже убеждаются, что именно так с ним и надо действовать. Именно по-рейгановски — жестко ограничивать и даже отбрасывать. Тогда существовала именно такая стратегия борьбы с коммунизмом.

Это очень печальное открытие для путинской бригады, и для России в целом. Но это очень освежающее открытие для США, ведь выясняется, что прав таки был Маккейн — с этими людьми надо разговаривать жестко.

Мне очень печально все это говорить, потому что международное восприятие так или иначе распространяется не только на Путина, но и саму Россию. Благодаря его усилиям, в глазах общественности россияне опять превращаются в медведя, который хоть и симпатичное животное, но лучше, когда он сидит в клетке, а не ездит в метро.

До этого ведь все более-менее полагали, что с этим существом можно и в одном автомобиле ездить, а сейчас выясняется, что все же более эффективно держать на поводке, или за железной решеткой.

Мне обидно и печально, потому что в моем представлении Россия гораздо более интересная, разнообразная и умная страна и народ, чем тот, который представляется через оптику Владимира Путина. Но никуда не денешься, ведь политика — она такая.

И путинская политика абсолютно медвежья, хотя на самом деле если уж и сравнивать, то Россия населена разными животными — здесь есть не только медведь, но и более приятные существа. Но со стороны может казаться, что медведь всех затоптал.

Меня это расстраивает. Но я понимаю всю объективность и неизбежность такого поворота событий: если ведешь себя по-медвежьи, то и относиться к тебе начинают как к медведю.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2018 > № 2699360 Дмитрий Орешкин


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин

Сергей Катырин: Причин для паники из-за санкций у бизнеса нет.

Угроза введения новых американских санкций привела к заметным подвижкам на российских рынках. В то же время эксперты советуют относиться к этим ограничениям взвешенно и не впадать в преждевременную панику.

"Любые санкции отрицательно сказываются на бизнес-климате. Поэтому в Торгово-промышленной палате России попытки ограничить деловую активность по политическим мотивам считаются неприемлемыми. В то же время эти ограничения далеко не всегда достигают заявленной цели. Да и с целями нет полной ясности. В условиях постоянного ужесточения санкций мы работаем уже четвертый год. Но по итогам 2017 года товарооборот России с США - одной из стран-инициаторов такой политики - возрос почти на 14,5 процента. Так что надо четко разделять заявления и реальные результаты", - считает президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Российская экономика научилась жить в условиях санкций. Произошла диверсификация рынков, появились новые адреса поставок высокотехнологической продукции. Крупнейшие отечественные государственные и частные компании разработали собственные программы импортозамещения. Конечно, заявленные санкции могут привести к определенной коррекции их планов, но вряд ли изменения будут серьезными.

Источник: https://rg.ru/2018/08/10/sergej-katyrin-prichin-dlia-paniki-iz-za-sankcij-u-biznesa-net.html

Источник: Российская газета

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 10 августа 2018 > № 2699231 Сергей Катырин


Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн

Горячие технологии: как работает пиццерия XXI века

Кристофер Уинн

президент Papa John’s в России

Доставка пиццы — традиционный бизнес, существующий в мире десятилетия, кажется, далек от высоких технологий. Но именно IT-инструменты способны превратить пиццерию к сверхрентабельное дело

Из-за высокой конкуренции держать пиццерию или целую сеть с доставкой считается не слишком прибыльным делом, далеким к тому же от актуальных информационных технологий. Однако ставка в ретейле именно на них может стать «коньком», который приведет вашу компанию к успеху.

В отличие от ресторанов у пиццерий есть одна особенность — высокая степень повтора заказов. То есть если клиент дважды заказал «Пепперони» на тонком тесте, высока вероятность, что в третий раз он снова выберет эту пиццу. Есть и другие закономерности: так, геймер сделает заказ поздно ночью, а многодетная мама чаще всего приобретет для своих детей пиццу «Гавайскую». Кстати, клиенты в России в 90% случаев выбирают готовый товар из меню, а не собирают из ингредиентов собственную. При этом у россиян выше лояльность к брендам, что объясняется меньшей насыщенностью рынка при большем разбросе по качеству.

Владельцу пиццерии также можно достаточно точно спрогнозировать «всплески» спроса на товар в дни праздников или крупных событий. Так, не одна компания сектора поставила рекорд продаж за пару часов до начала футбольного матча России с Испанией во время чемпионата мира. Отсюда вывод: на вас в продажах пиццы прекрасно работает статистика, ее только нужно отслеживать, с чем прекрасно справляются те самые информационные технологии.

Сам процесс приготовления пиццы очень технологичен. Даже визуально приготовление пиццы похоже на производственную линию больше, чем на кухню в ресторане, где всем руководит шеф-повар. Для каждой пиццы существуют четко определенные стандарты: свежесть, количество и вес ингредиентов, равномерность их распределения по поверхности пиццы, ширина коржа и многое другое. Это те же технологии, которые как раз и помогают достигать регламентированных стандартов качества, например, сокращают количество некачественно выполненных изделий и временные затраты на приготовление пиццы, повышают эффективность работы сотрудников и всего бизнеса в целом. Фактически технологии в данном разрезе помогают контролировать весь процесс приготовления пиццы, упрощают контроль производства.

Пицца любым путем

Сравнительно недавно, 15 лет назад, в России практически отсутствовала культура заказа доставки пиццы, участникам рынка приходилось начинать работу с чистого листа. Сегодня в этом сегменте бизнеса присутствует уникальная возможность использования различных каналов продаж. Пицца подходит для заказа онлайн или по телефону — ведь такие действия требуют от клиента минимальных усилий: набор опций понятен и прост. Согласно статистике, российские клиенты делают около 70% заказов онлайн, и это вполне обоснованно: большое количество молодых людей получают высшее образование, высокий процент населения пользуется интернетом. Любой ретейлер подтвердит: клиенты в России очень «продвинутые».

В 2017 году, по данным АКИТ, общий объем рынка онлайн-продаж в РФ составил 1,4 трлн рублей (на 13% больше, чем в годом ранее). Конечно, участникам рынка необходимо при своих расчетах учитывать специфику товара, который они продают в интернете, но средняя конверсия интернет-магазинов в секторе доставки еды, по данным исследования Online Store Base, достигает 14,9% — это самый высокий результат. Для сравнения: на втором месте по этому показателю находится позиция «билеты» на мероприятия с уровнем конверсии 7,8%.

Впрочем, и телефонные звонки — хотя и не прошлое, но не за ними будущее. Чаще всего покупателями пиццы являются люди от 18 до 35 лет. У этого поколения совсем другие отношения с миром информационных технологий, нежели было прежде. Представителю молодого поколения сегодня куда проще ответить в мессенджер, чем на телефонный звонок. В гостинице он вероятнее всего предпочтет пойти прямиком в свой номер, минуя ресепшен, открывая двери с помощью QR-кодов, которые получил во время онлайн-регистрации. Сегодня интеграция информационных технологий — это общий тренд для целого ряда отраслей.

Стоит сказать, что и обычных каналов продаж в виде рекламы и даже соцсетей, интегрированных со службой поддержки, уже недостаточно. В крупных городах заказы поступают через сайт и мобильное приложение, с помощью Telegram-ботов или каналов, получивших распространение в последнее время. Такими примерами могут служить Telegram-боты, которые внедрили российские сети La'Renzo и Palermo-Pizza. Повсеместно «расползлось» использование бесконтактных платежей Apple Pay, благодаря чему клиент может совершать покупки в приложениях и на веб-сайтах одним касанием пальца. Альфа-банк, известный своим передовым подходом к продажам услуг, предлагает, например, вернуть 8% от суммы покупок в сети пиццерии и на сайте одной петербургской сети. Компания «Мегафон» год назад предложила пользователям своих банковских карт вернуть 20% от стоимости каждой третьей покупки, сделанной с помощью Apple Pay.

В свою очередь, российский интернет-гигант «Яндекс», как никто другой, понимает, насколько важно для бизнеса привлечь внимание молодежи для получения прибыли и сократить время заказов. Уже сегодня его голосовой помощник «Алиса» позволяет пользователям интернета заказывать пиццу. Кстати, «Яндекс» уже открыл платформу для сторонних разработчиков, и подключение помощника к сервису доступно для любой компании — можно обучать «Алису» новым навыкам и привлечь пользователей к своим проектам.

В этом ряду нужно упомянуть новый пока для России и даже всего мира сервис, позволяющий клиенту совершать оплату с помощью системы распознавания лиц камерой, установленной на кассе. Это удобно и безопасно: человек не вводит пароль банковской карты и не передает сигналы от смартфона POS-терминалу. Посетителю вообще не нужно иметь при себе ни наличные деньги, ни карт, ни смартфона. Сервис предлагает ряд партнеров SWiP, сервиса для оплаты счетов с помощью мобильного телефона, партнерами которого являются MasterCard, Visa, «Мир».

Роспотребнадзор и уставший курьер

Вообще целый ряд внутренних процессов может выполняться в режиме онлайн. Например, курьер, который развозит заказы, имеет возможность подрабатывать в незакрепленной за ним пиццерии в свой выходной, а не искать еще одну работу на это время, как часто бывает. В случае нехватки людей менеджер соответствующего заведения размещает на платформе компании запрос, доступный для откликов сотрудников курьерской службы. А если курьер провел за рулем много времени, система этот момент отследит и просигнализирует.

Существуют на сегодняшний день и специальные веб-приложения, которые автоматизируют системы контроля и взаимодействия с госорганами, например, Роспотребнадзором. Они помогают обеспечивать соответствие стандартам качества компании и осуществлять проверки действующих пиццерий. Это значительно экономит время проверяющих, позволяет рассылать результаты проверки автоматически и тут же составлять план по работе с нарушениями или отклонениями от нормы. Приложение загружается в телефон — с его помощью можно делать фотографии и оставлять комментарии. При этом руководитель пиццерии может подтвердить результат проверки путем ввода персонального кода.

Примером внедрения информационных технологий в продажи пиццы может служить еще одна российская разработка, которая сейчас проходит тестирование в РФ и США. Так, Papa John’s внедрила систему оценки качества пиццы на основе искусственного интеллекта: на основе 700 000 фотографий нейросеть умеет определять и оценивать по 10-балльной шкале соответствие пиццы международным стандартам качества. Та работа, которая выполнялась аналитиками выборочно, теперь применяется системой на практике повсеместно. Пиццерии оборудованы камерами, каждая пицца получает оценку. Если суммарный балл оказывается ниже восьми, заказ переделывается. В дальнейшей перспективе система предоставит возможность клиентам сфотографировать полученную от курьера пиццу, загружать снимок на сайт продавца и самостоятельно оценивать качество. Таким образом, весь цикл будет охвачен, а нейросеть получит дополнительные материалы для обучения.

Россия. США > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698725 Кристофер Уинн


Китай. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702261

Китайским госкомпаниям дано указание увеличить добычу нефти и газа.

Добыча нефти в Китае в первом полугодии 2018 года уменьшилась на 2%.

Председатель КНР Си Цзиньпин предписал китайским госнефтекомпаниям China National Petroleum Corp. (CNPC) и China National Offshore Oil Corp. (CNOOC) нарастить внутреннюю добычу нефти и газа с целью поддержания энергетической безопасности страны. Обе компании подтвердили получение «важных инструкций» от Си Цзиньпина.

CNPC, говорится в сообщении компании, примет «революционные меры» для обеспечения устойчивого роста добычи. «Важные с точки зрения обеспечения энергетической безопасности Китая инструкции, полученные от Си Цзиньпина, задают четкое направление для того, куда должна двигаться компания в плане разведки и добычи газа, а также того, как двигаться к этому», – отмечают в CNPC.

Тем временем, CNOOC заявила о намерении принять «адресные меры» для увеличения добычи нефти и газа, а также их резервов. Компания намерена активно наращивать производство природного газа, а также развивать сеть его продаж. Кроме того, CNOOC планирует активизировать инвестиции в ключевые нефтегазовые проекты и рассчитывает достичь прорыва в сфере глубоководной разведки нефти.

Китай в значительной мере зависит от импорта энергоносителей. Тем не менее власти страны планируют повысить ввозные пошлины на американские нефть и газ в ответ на торговые ограничения, вводимые США в отношении КНР.

Добыча нефти в Китае в первом полугодии 2018 года уменьшилась на 2%. Снижение производства нефти в стране отмечается третий год подряд, сообщает агентство Bloomberg. В прошлом году КНР стала крупнейшим мировым импортером нефти, обогнав США.

Китай. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 9 августа 2018 > № 2702261


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев

ТПП РФ: крупные западные компании не откажутся от бизнеса в России из-за санкций.

Крупные западные компании вряд ли пойдут на сворачивание своего бизнеса в России в связи с планируемым США усилением санкций.

Такое мнение высказал ТАСС вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Максим Фатеев.

"Вполне возможно, это произойдет с компаниями малого и среднего уровня. Большим компаниям это сложнее сделать: бросить производство, все закрыть и уйти, закрыв дверь на замок, не так-то просто. Поэтому, я думаю, здесь будут приниматься какие-то совместные взвешенные бизнес-решения, не продиктованные пожеланиями ряда конгрессменов США", - сказал Фатеев.

"Смартфоны двойного назначения"

Сообщения о планируемом усилении санкционного режима в отношении РФ, считает Фатеев, уже не должны вызывать удивления ни бизнеса, ни российских политиков, поскольку страна живет в таких условиях в течение последних четырех лет.

Он отметил, что ответом на включение в американский санкционный список продукции двойного назначения, в том числе в сфере космоса, телекоммуникаций и навигации, должно стать импортозамещение.

"Под продукцию двойного назначения можно подвести все что угодно, вплоть до каких-то смартфонов и какой-то бытовой техники, потому что все это может использоваться для военно-технического развития", - сказал Фатеев.

Провокации на финансовом рынке

Как заявил вице-президент ТПП, большее значение для России может иметь расширение санкций на банковский сектор. "Думаю, что самое чувствительное во всей этой истории, это заявление по банкам с госучастием. Поэтому устойчивость финансово-кредитной системы - это то, что всех сегодня больше всего беспокоит", - сказал Фатеев.

По его словам, в последние годы Центральный банк принимал решения, которые позволили стабилизировать курс национальной валюты "и не дать ей ухнуться, как это было пару десятков лет назад в нашей стране (в период экономического кризиса 1998 года - прим. ТАСС)".

Сейчас, отмечает Фатеев, большая ответственность лежит на экспертах, чьи негативные прогнозы могут спровоцировать панику на финансовом рынке.

"Мы должны взвешенно принимать решения, в том числе на уровне прогнозов, потому что прогнозы, в конце концов, влияют на финансовый рынок, на курс национальной валюты, на панику вокруг этого. Поэтому всем экспертам надо быть максимально взвешенными при оценке не до конца еще понятной ситуации: будет этот пакет санкций подписан Трампом или не будет", - подчеркнул вице-президент ТПП.

Санкционная угроза

Ранее вашингтонская администрация объявила о том, что с 22 августа вводит санкции в отношении России из-за приписываемой ей причастности к отравлению 4 марта экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в британском Солсбери. Запрет будет касаться, в том числе, поставок России продукции двойного назначения.

Как отметил представитель Госдепартамента, через 90 дней американские власти примут решение по поводу введения второго пакета санкций против Москвы в зависимости от того, выполнит ли она ряд поставленных ей условий. Вторая часть санкций предусматривает угрозу понижения уровня двусторонних дипломатических отношений или даже их полную приостановку, фактически полный запрет любого экспорта в Россию американских товаров за исключением продовольствия, а также импорта Соединенными Штатами российских товаров, включая нефть и нефтепродукты, лишение права на посадку в США самолетов любой авиакомпании, которая контролируется правительством России, блокирование Вашингтоном кредитов Москве по линии международных финансовых организаций.

Источник: ТАСС

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Санкции внутри НАТО. Извинится ли Эрдоган перед Трампом

Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Но в целом вопросы военной безопасности на Ближнем Востоке по-прежнему надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва

Хотя в США уже не раз высказывались опасения, что слишком активное применение санкций может подорвать их эффективность, пока не похоже, чтобы в Вашингтоне были готовы cнизить масштабы их использования в своей внешней политике. Наоборот, список попавших под санкции стран продолжает расти, и к его привычным фигурантам, типа России, Ирана, Китая, добавилcя один из главных союзников США по НАТО – Турция. В начале августа американский Минфин ввел персональные санкции против турецкого министра юстиции Абдулхамита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обещая в будущем добавить к персональным санкциям экономические.

Несколько лет назад санкционное противостояние России и Турции из-за сбитого над Сирией российского бомбардировщика закончилось тем, что Эрдоган все-таки произнес «kusura bakmayın», что можно перевести как «извините», но без потери лица. Теперь турецкому лидеру предстоит дуэль с другим видным харизматиком – американским президентом Дональдом Трампом.

Многосторонний обмен заложниками

Санкции против двух турецких министров введены в рамках «глобального акта Магнитского». Он позволяет администрации США вводить санкции против государств и чиновников, заподозренных в нарушении прав человека. В последние годы нарастающий авторитаризм Эрдогана предоставляет массу возможностей покритиковать Анкару в этой области, но сейчас в центре скандала оказались не тысячи турок, арестованных за «подготовку военного переворота», а лишь один пастор-евангелист, американец Эндрю Брансон.

Впрочем, обвинения против него выдвинуты все те же – некие связи с исламистским движением Фетхуллаха Гюлена (напомним, он скрывается от турецких властей в США), а также шпионаж под видом миссионерской деятельности. В современной Турции это примерно как в средневековой Европе обвинить человека в том, что он продал душу дьяволу.

Власти США отрицают обвинения следствия против пастора. Процесс над ним, продолжающийся со дня ареста в октябре 2016 года, Трамп 18 июля назвал «полным позором». Разумеется, в твиттере, где американский лидер чаще всего выражает свои мысли. По словам американского президента, «замечательный христианский муж и отец» Брансон удерживается властями Турции в качестве «заложника». Такая формулировка намекала на возможность торга.

Неделей позднее – 26 июля – о пасторе заговорил и вице-президент США Майк Пенс. Во время конференции по вопросам свободы вероисповедания в мире Пенс впервые объявил планы руководства США ввести ограниченные санкции против Анкары.

После этого турецкие СМИ с энтузиазмом взялись разбираться в причинах столь пристального внимания Трампа к миссионеру. Многие указывали на приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс США – они пройдут в ноябре. Эту кампанию можно расценивать как референдум о доверии политике действующего президента. Неудивительно, что Белый дом в попытках подстегнуть правый трамповский электорат сознательно идет на обострение конфликта с мусульманской Турцией, от которой он защищает христианского пастора-евангелиста родом из консервативной Северной Каролины.

Однако вряд ли дело здесь только в вере Эндрю Брансона. Введение санкций против Турции оказалось довольно неожиданным, потому что раньше Анкаре и Вашингтону всегда удавалось сдерживать свои разногласия в рамках дипломатических приличий, несмотря на многолетние трения по ряду вопросов, будь то давление Эрдогана на курдов или использование режима чрезвычайного положения для укрепления личной власти. Сейчас же США впервые после кипрского кризиса 1975 года применили санкционные меры против Турции, одного из важнейших союзников по НАТО.

Судьба пастора Брансона, судя по всему, решалась между Эрдоганом и Трампом в рамках более крупной политической сделки, удачный исход которой мог бы значительно улучшить отношения. Но многомесячные контакты между главами государства и дипломатами в определенный момент дали сбой.

Причины следует искать в прошлом, когда Белым домом еще руководил Барак Обама. Все началось с введенных администрацией Обамы санкций против банковского сектора Ирана из-за атомной программы исламской республики. Власти США заявили, что меры эти – экстерриториальные, то есть любое государство, помогающее иранскому режиму обойти ограничения, ждало наказание от Минфина США.

Турция, крупнейший импортер иранской нефти, официально приняла заявления американской стороны к сведению. Однако, как показали материалы, всплывшие в ходе антикоррупционных расследований против Эрдогана в декабре 2013 года и предоставленные американским властям сторонниками Гюлена, в 2012 году турецкое руководство разрешило государственному Halkbank участвовать в схеме по обходу санкций. Хитрый план предполагал обмен золота на нефть через посредников в ОАЭ. Главное нарушение заключалось в том, что сотрудники американских банков, включенных в цепочку, не были осведомлены о том, что средства направляются Тегерану.

В марте 2017 года власти США арестовали заместителя председателя Halkbank Хакана Атиллу – в мае этого года он получил срок 32 месяца. Такой механизм применения санкций и сам процесс вызвали возмущение турецких властей. Обвинительный вердикт суда вкупе с доказательством прямого участия членов турецкого правительства в схеме по обходу санкций не сулил Анкаре ничего хорошего. Из-за него Турции могут назначить штраф $49 млрд, что станет контрольным выстрелом для турецкой экономики, которая в последний год и так переживает далеко не лучшие времена. Не заплати Турция долг, все банки лишаться возможности финансировать долларовые операции по экспорту и импорту. Неудивительно, что Анкара сейчас активно продвигает идею перехода на национальную валюту во взаиморасчетах с Россией, Китаем и Ираном.

В таких условиях проходили интенсивные переговоры властей Турции и США. Вероятно, поэтому сначала Турция была достаточно сговорчива. Еще в сентябре 2017 года Эрдоган заявлял о возможности обменять пастора Брансона, но по хорошему «обменному курсу» – на самого «великого и ужасного» Фетхуллаха Гюлена.

Из-за растущих проблем в экономике в начале 2018 года руководство Турции снизило ставки и заговорило об обмене пастора на Хакана Атиллу и смягчение пока еще не определенного американским судом штрафа против банковской системы Турции. Последний пункт требований Анкары вызвал особое негодование у Белого дома, потому что его исполнение означало бы прямое нарушение принципа разделения властей.

Тогда Эрдоган предпринял новый маневр. На июльском саммите НАТО в Брюсселе турецкий лидер в приватной беседе с Трампом заговорил о другом «заложнике» – гражданке Турции Эбру Озкан, арестованной в Израиле по подозрению в поддержке движения ХАМАС. Очевидно, что Эрдоган посчитал личным долгом вызволить религиозную турецкую девушку из «сионистского плена».

По сообщениям СМИ, Трамп в качестве жеста доброй воли решил связаться с Тель-Авивом и поспособствовать освобождению Озкан. Уже 14 июля она была освобождена и смогла вернуться в Турцию. Вроде бы все оказались в выигрыше: Израиль лишний раз показал Вашингтону, что умеет быть благодарным за статус Иерусалима, а Эрдоган укрепил реноме защитника всех мусульман мира – от Сирии до Мьянмы. Но вопреки ожиданиям Белого дома 25 июля турецкий суд постановил перевести пастора под домашний арест, что и запустило череду событий, которые привели к взаимным санкциям.

Эскалация или примирение?

Санкционный кризис выявил несколько важных тенденций во внешней политике США и Турции. Хорошая новость тут в том, что американцы, судя по всему, по-прежнему склонны воспринимать Турцию как лояльного союзника, с которым можно договориться. Договоренности, однако, все чаще имеют транзакционный характер. Каждое требование США должно сопровождаться встречными уступками в вопросах, интересующих Анкару.

Плохая новость: под давлением внутриполитических процессов в США и личных качеств лидеров диалог между Анкарой и Вашингтоном приобретает неформальный характер. А значит, сотрудничество не подлежит оперативному вмешательству в критический момент: профессиональные дипломаты зачастую не знают о содержании договоренностей двух харизматиков и популистов.

История с судом над пастором показывает: США не воспринимают всерьез опасения турецких властей об угрозе Турции со стороны террористических и антигосударственных организаций. Иначе бы американские власти не стали игнорировать заявления Анкары о возможной причастности миссионера к нелегальным структурам. «А значит, они заодно с нашими врагами», – в ответ крепнет убежденность в Турции.

Закончим еще одной хорошей новостью, впрочем, только для Анкары и Москвы. Как показывает вполне сдержанная реакция турецких властей на санкции, Турция все увереннее чувствует себя в переговорах с США. В этом есть заслуга России, а еще Ирана, из-за которого и началась вся эпопея.

Намек из Тегерана, что они не бросят Турцию в беде, пришел оттуда же, откуда и угрозы Трампа – из твиттера. «Незаконные санкции США в отношении двух турецких министров, введенные страной-союзницей, не только демонстрируют политику давления и вымогательства вместо государственного управления со стороны американской администрации, но и то, что их пристрастие к санкциям не знает границ», – написал в твиттере иранский министр иностранных дел Джавад Зариф.

Причины усиления Турции на международной арене не сводятся к консолидации власти в руках Эрдогана после июньских выборов. «У Турции есть альтернативы», – сказал Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции в ответ на угрозы Конгресса запретить поставки самолетов F-35, если Анкара все-таки вооружится российскими РЗК С-400. Очевидно, что риторика Кремля о важной роли Анкары в Сирии, где турки находятся по разные стороны баррикад с американцами, укрепляет переговорные позиции Анкары в противостоянии с Вашингтоном.

Стоит ли ожидать эскалации конфликта или, наоборот, красивого примирительного письма и рукопожатия? Возможно, разрядка произойдет не очень скоро, но в целом ситуация не выглядит безнадежной. Характер заявлений, которыми власти США и Турции обмениваются последнее время, указывает на желание снизить напряженность. Президенты намерены продолжить диалог о дальнейшей судьбе американского пастора и других граждан, арестованных в Турции с 2016 года в рамках охоты на путчистов.

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Для Трампа – укрепить образ непримиримого защитника интересов американского народа. Для Эрдогана – в очередной раз показать туркам, что только во главе с ним Турция способна выдержать дипломатическое давление.

Как и в предыдущие десятилетия, вопросы военной безопасности в регионе надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва. Анкара пока не готова лишиться военной поддержки НАТО, а Вашингтон еще не нашел полноценную альтернативу для своих баз на Ближнем Востоке.

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев


Россия. США. ДФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698744 Константин Симонов

«Геологическое оружие». Зачем «Роснефть» подала в суд на ExxonMobil

Константин Симонов

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

«Роснефть» считает, что нефть из ее части месторождения перетекает к «соседям». С точки зрения геологии такие процессы вполне возможны. И в мировой практике известны случаи споров по таким сюжетам. Но в России аналогичных судов еще никогда не было. Однако «Роснефть» обратилась в суд, хотя и в мировой, и в российской практике такие истории обычно решаются в рамках договоренностей, которые принято называть «понятийными»

«Роснефть» давно уже завоевала репутацию компании, не замечающей препятствий на своем пути. Она может потребовать и собственность, и деньги, а в особо неприятных для оппонентов случаях (как с «Системой») и то, и другое сразу. Так что новое разбирательство если и удивило, то двумя обстоятельствами: креативностью претензий и тем, что «Роснефть» добралась уже и до нерезидентов.

Напомним, что «Роснефть» подала иск на 89 млрд рублей на консорциум «Сахалин-1», сообщил РБК. Компания решила, что консорциум получает нефть из ее месторождения. Дело в том, что месторождение Чайво разделено между «Сахалином-1» и самой «Роснефтью». Последней принадлежит северный купол месторождения, а центральный и южный — консорциуму, состоящему из Exxon Neftegaz (оператор консорциума, 30% акций), индийской ONGC (20%), японской Sodeco (30%). И, что не менее пикантно, дочерних компаний самой «Роснефти» («Сахалинморнефтегаз-шельф» и «РН-Астра» — совокупно 20% акций). Иными словами, «Роснефть» не пожалела и сама себя — получается, что иск направлен против альянса, где пятая часть принадлежит самой «Роснефти». Что, согласитесь, тоже вещь нетривиальная.

Но давайте по порядку. Начнем с сути претензии, а потом уже перейдем на возможные причины этой судебной новации. Итак, «Роснефть» считает, что нефть из ее части месторождения перетекает к «соседям». В принципе с точки зрения геологии такие процессы вполне возможны. И в мировой практике известны случаи споров по таким сюжетам. Но в России аналогичных судов еще никогда не было. Поэтому такие кейсы даже не прописаны в нашем национальном законодательстве.

Геология вообще штука не такая простая, как может показаться. Особенно это касается запасов полезных ископаемых. Оценить их точно весьма затруднительно, поэтому любые оценки нефтяных запасов содержат определенную долю условности. А одно и то же месторождение может менять свои характеристики, в зависимости от новых данных.

Совсем недавно был интересный и очень показательный случай. В июне 2018 года «Лукойл» заявил о бесперспективности Восточно-Таймырского участка в районе Хатангского залива и прекратил там все работы, сообщил «Интерфакс». Компания сообщила, что перспективные запасы нефти там отсутствуют. Пикантность ситуации в том, что рядом, в том же Хатангском заливе, вела работы «Роснефть», которая, наоборот, заявила об открытии масштабных нефтяных запасов — Игорь Сечин даже рассказывал об этом во время визита к Владимиру Путину. Месторождения «Роснефти» и «Лукойла» (как и в случае с Чайво) — части одной геологической структуры. «Роснефть» на этом основании даже требовала не отдавать лицензию «Лукойлу».

Возникла серьезная коллизия: в рамках работы на одной геологической структуре «Роснефть» отчиталась о гигантских запасах, а «Лукойл» — фактически об их полном отсутствии.

Это было очень странно. Но «Роснефть» это никак не стала комментировать, посчитав, что никакой геологической аномалии тут нет. А вот на Сахалине компания вдруг решила, что нефть активно мигрирует. Можно, конечно, сказать, что Сахалин и Таймыр — разные истории. Но все равно подход к геологии оказался принципиально разным. И вопросы это вызывает.

Выходит, геология — наука тонкая. И гибкая. Но почему же «геологическое оружие» было применено сейчас? И почему «Роснефть» обратилась в суд? Хотя и в мировой, и в российской практике такие истории обычно решаются в рамках договоренностей, которые принято называть «понятийными». Да и тут подобных вариантов было немало. Тем более что «Роснефть», как мы уже сказали, является частью СРП-проекта «Сахалин-1» и давно и тесно общается со своими иностранными партнерами. А первую скважину на северной оконечности Чайво она пробурила аж в 2014 году. То есть были и время, и возможности договориться.

Думаю, что главная причина банальна — «Роснефти» очень нужны деньги. Как писал РБК, компания привыкла к особому отношению к себе — и в вопросах налогообложения, и в вопросах тарифной политики. Достаточно вспомнить налоговую льготу по Самотлору — после ее получения другие компании тоже побежали в Минфин за аналогичными льготами для обводненных месторождений, но им было отказано. Но теперь ситуация меняется. Глава Минфина Антон Силуанов (наверняка не забывший самотлорской истории) повышен до первого вице-премьера и наделен особым мандатом на поиск денег для выполнения нового иннаугурационного указа Путина. Нефтяникам это не сулит ничего хорошего — достаточно посмотреть, как быстро Минфину удалось пробить ускорение налогового маневра. На особые условия тут рассчитывать уже не приходится. А кредитная нагрузка «Роснефти» требует поиска дополнительных средств. Вот и приходится применять такие новаторские методы борьбы за денежные знаки.

Кроме того, у месторождения Чайво есть газовая «шапка». «Роснефть» давно хотела бы монетизировать газовые запасы. Можно сделать это разными способами: построить на острове СПГ-завод или направить газ на мощности строящейся «Роснефтью» Восточной нефтехимческой компании. Там масса нюансов, включая коллизию с «Газпромом», который является основным владельцем «Сахалина-2» и не хочет отдавать инфраструктуру проекта в пользование первому Сахалину. Но при этом нужно помнить, что Exxon всегда занимал очень консервативную позицию — на внутренний рынок по текущим ценам отдавать газ компания точно не хотела.

При этом возникает вопрос: не боится ли Сечин пожертвовать своим вроде бы стратегическим партнерством с ExxonMobil? Да в том-то и дело, что никакого стратегического партнерства уже нет. Exxon вышла из всех проектов на российской территории, кроме как раз «Сахалина-1», который давно генерирует компании кэш при минимальных затратах. Основным мотивом были санкции. Но на самом деле для «Роснефти» действительно стратегическими партнерами последние годы были китайцы. А дружба с Exxon была скорее идеей Путина, а не «Роснефти».

Многие, наверное, уже забыли, что главные совместные проекты с Exxon, вроде Карского моря, родились после того, как была заблокирована сделка по покупке «Роснефтью» доли ВР в ТНК-ВР, как ранее сообщалось в РИА Новостях. Именно она предполагала грандиозное сотрудничество, в том числе и участие ВР в добыче в Карском море. Но, что самое главное, планировалось вхождение «Роснефти» в акционерный капитал ВР. Но сделка была разрушена, после чего в качестве партнера и появилась американская компания. И уже никаких своих акций «Роснефти» она не передала. Что немаловажно. Но все равно политическая конъюнктура тогда была совсем другой, и с американцами все же пытались делать общий бизнес. Сомнительно, что сам Сечин видел в этом стратегические перспективы. Было решение президента, и его необходимо выполнять. Теперь же Сечин может со спокойной душой помахать американцам ручкой и вернуться к новым переговорам с Пекином. Без всякого сожаления.

Намерена ли «Роснефть» не только получить с акционеров «Сахалина-1» деньги, но и отнять весь проект? А вот в этом пока я все же сомневаюсь. Весьма показательна позиция Роснедр — в СМИ уже появились утечки из этого ведомства, которые свидетельствуют, что этот орган власти намерен остаться в стороне от конфликта. Конечно, при желании к теме недр можно добавить и другие сюжеты. Например, экологию. Как это было в случае с «Сахалином-2». Правда, тогда ситуация была все же другой: «Газпром» действительно вошел в проект, но при этом он заплатил за контрольный пакет абсолютно рыночную цену. Иностранные партнеры остались весьма довольны — не случайно они до сих пор являются его миноритариями, а Shell реализует с «Газпромом» новые проекты. Нефть тогда стоила дорого, и пакет был продан на пике стоимости. У нерезидентов ничего не отбирали. Но вот «Роснефть» вряд ли будет что-то выкупать, да еще по рыночной цене. В России это не ее стиль.

Не стоит забывать, что в «Сахалине-1» есть не только американцы, но еще и японцы с индусами. А с Индией «Роснефть» весьма активно развивает бизнес. Достаточно вспомнить продажу 23,9% в Ванкорском проекте в 2016 году консорциуму индийских компаний. Или покупку «Роснефтью» с нефтетрейдером Trafigura одного из крупнейших нефтеперерабатывающих комплексов в Индии Essar Oil. Если грубо обойтись с индийской госкомпанией в России — можно быстро получить ответ в Индии. Так что сомнительно, что ссора по «Сахалину-1» приобретет вселенский характер. «Роснефть» больше потеряет от этого. Думаю, что с иностранцев просто решили собрать денежек в непростые годы.

Тут уместно вспомнить другую недавнюю историю с еще одним СРП-проектом — Харьягой. Где 40% принадлежит «Зарубежнефти», 20% — Total, а 30% — Equinor. Половина, как мы видим, у нерезидентов. Правительство вдруг решило изменить форму выплаты роялти для проекта, увеличив отчисления с французов и норвежцев. Причина та же — тотальный поиск денег Минфином на выполнение инаугурационного указа Путина. Минфин собирает налоги со всех, включая и нерезидентов.

Если государству можно, то почему нельзя сделать что-то подобное государственной компании? Скорее всего именно такой и была логика «Роснефти» в этой истории.

Россия. США. ДФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698744 Константин Симонов


США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742

Атака дронов: как покушение на Николаса Мадуро сделало рекламу беспилотникам

Максим Артемьев

Историк, журналист

Лучшая реклама для любого нового продукта — его паблисити, упоминание в новостях, причем таких, чтобы они шли заглавной строкой. Покушение на венесуэльского президента Николаса Мадуро стало таковым для беспилотников

Самое начало XXI столетия ознаменовалось широким боевым применением беспилотной авиации. В 2001 году началась операция США в Афганистане, где получили известность такие ударные беспилотники, как MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. Управляемые по радио из Америки, за многие тысячи километров от района боевых действий, они атаковали цели и в Афганистане, и в Пакистане, и в других точках земного шара, например, в Йемене. Эти беспилотники революционизировали войну. С одной стороны, резко повысилась безопасность атакующей стороны, с другой — удешевились ее траты, поскольку не нужно готовить летчиков (а подготовка операторов аппаратов неизмеримо проще), а сами беспилотники гораздо дешевле (стоимость «Хищника» — $4 млн, а стоимость истребителя F-16 — $17 млн). При этом повысились точность и внезапность нападений, длительность нахождения в воздухе.

Производящая их компания General Atomics Aeronautical Systems оказалась самым известным подразделением General Atomics. В военно-промышленном комплексе изготовители беспилотников стали наиболее популярными у широкой публики фирмами, оставив позади и классическую авиацию, и ракеты. Общая стоимость программ Predator и Reaper составила $14 млрд, а ведь кроме них есть и другие проекты, пошедшие в серию. Израиль прославился своими аппаратами «Герон», успешно экспортируя их более чем в дюжину стран мира. До недавнего времени израильские боевые беспилотники составляли 60% мирового рынка, а «Эйтан» являются самыми большими и тяжелыми в своем классе.

И последние события в Сирии, откуда регулярно приходят сообщения о налетах беспилотников на российские базы, подтверждают актуальность данного вида техники. Но вот именно здесь боевики используют не специализированные военные образцы, а, как и в случае с покушением на Мадуро, общедоступные или даже самодельные.

Ведь в чем заключается значение того, что произошло в венесуэльской столице? Впервые в мире было продемонстрировано, что беспилотник, самый простой, который можно купить в магазине или заказать по интернету, является средством покушения на главу государства. Что, в свою очередь, может привести к непоправимым последствиям, как в случае с Венесуэлой, где режим держится на личности одного человека.

Это, в свою очередь, означает необходимость изменения как законодательства, так и правил охраны первых лиц. В январе 2015 года DJI Phantom 3 (как отмечают в новостях, в покушении на Мадуро использовали беспилотники этой фирмы) уже упал нечаянно на лужайку перед Белым домом в Вашингтоне, после чего компания-производитель ввела в настройки геолокации установки, запрещающие аппаратам приближение к существующим запретным для полетов зонам. Но в случае как с парадом, на котором был атакован Мадуро, заранее невозможно предусмотреть, что и где является запретным?

Вообще понятия приватности и невторжения в частную собственность с появлением беспилотников становятся размытыми и требуют переосмысления. Эта техника стала очень популярной у разного рода журналистов и расследователей. В России можно вспомнить Алексея Навального. Допустим, что перелезать через забор с целью произвести фотосъемку противозаконно. Но как быть насчет полета крошечного аппарата над этим самым участком? Вторжение это или не вторжение? Нетрудно предположить, что с увеличением числа аппаратов эти вопросы будут подниматься все чаще и чаще, равно как и вопросы безопасности. В 2017 году в России приняты правила обязательной регистрации квадролетов и прочей техники, но детальной процедуры постановки на учет до сих пор не прописано. Также имеются разного рода ограничения в плане полетов, но до думских законов еще не дошло, хотя их неотложность очевидна. Любая сфера развивается лишь тогда, когда опирается на правовое поле.

Также представляет проблему самостоятельное производство беспилотников. Скажем, война на Донбассе давно превратилась в войну беспилотной авиации. С обеих сторон активно их не только используют, но и изготовляют. Причем изначально делаются аппараты, предназначенные для военных целей. Как правоохранительные органы должны реагировать на расползание подобного рода самоделок?

Я специально заглянул на страничку ведущего украинского независимого изготовителя беспилотников, «волонтера» Юрия Касьянова — как он откликнется на новости из Венесуэлы? Касьянов, конечно, в полном восторге, для него это доказательство верности избранного им дела, он уже обещает наносить аналогичные удары в Донбассе и в Крыму. Правда, в комментариях ему посоветовали первым делом потренироваться на Порошенко во время военного парада 24 августа.

Но если отвлечься от военного и юридического аспекта и обратиться к экономическому и социокультурному, то окажется, что производство квадролетов и прочей подобной техники, — растущий как на дрожжах бизнес. Появившись сравнительно исторически недавно, они стали востребованным товаром по мере того, как цены на продукцию неуклонно падали, — типичный процесс с любой технической новинкой. Вспомним, как дешевели на наших глазах и персональные компьютеры, и мобильные телефоны, и планшеты, и т. д.

Forbes уже писал об основателе компании DJI — китайском миллиардере Ван Тао. Мировой рынок беспилотников бурно развивается. Военный сектор, по данным американского издания Aviation Week and Space Technology, может составить в ближайшее десятилетие более чем $67 млрд (имеются в виду суммарные расходы). Рынок гражданской продукции примерно в три раза меньше, но и он активно развивается. Не исключено, что в конечном итоге «мирная» продукция по объему превзойдет военную. Сегодня без квадролетов невозможно представить себе кино, телевидение, шоу, фотографию, геодезию, кадастр, учет биологических ресурсов и многое другое. Как сотовые телефоны революционизировали связь, так и квадролеты изменили лицо многих сторон человеческой деятельности — буквально на наших глазах. Не забудем и о хобби и играх, когда люди покупают себе аппараты для развлечения.

То, что именно китайцы перехватили эту новую отрасль техники, весьма показательно. Не японцы, не корейцы и не индийцы, например, осваивают это непаханое поле. Но долю DJI приходится до 70% мирового рынка данной продукции. Россия же опять в стороне. Есть некие разработки в области военных беспилотных технологий, но вот гражданская собственная продукция на нуле. Мы проигрываем еще одну технологическую гонку современности, уступаем конкурентам без боя рынок в десятки миллиардов долларов. А ведь сколько было разговоров про Сколково?

США. Китай. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698742


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698741 Давид Блбулян

Миллиарды на пользователей: как развивается рынок приложений

Давид Блбулян

CEO Appbooster

Рынок продвижения приложений, как и сам рынок приложений, становится все более сложным и интересным: здесь идет война за каждого пользователя

Рынок мобильных приложений продолжает бурно расти. В 2017 году его объем оценивался в $81 млрд, а к 2022 году мировые расходы потребителей на мобильные приложения предположительно достигнут $156 млрд. К этому времени в мире будет уже около 6 млрд смартфонов и планшетов, и в среднем каждый владелец будет тратить в год на установку новых приложений около $25. Поэтому за пользователей и их деньги среди мобильных разработчиков идет настоящая война.

В конце 2017 года в iOS App Store было около 2 млн программ, еще 3,5 млн было в Google Play. При этом в месяц этими компаниями выпускалось еще 50 000 и 150 000 новых приложений, соответственно. В условиях такой конкуренции донести свое приложение до пользователя становится чрезвычайно трудно. По данным компании AppsFlyer, в ближайшие три года траты мобильных маркетологов на кампании по продвижению своих приложений увеличатся вдвое.

Сейчас средняя стоимость установки приложения в мире составляет $2,26. Она сильно зависит от стран и категорий и может отличаться в разы, например, для программ из категории «Утилиты» стоимость установки составляет $0,48, а для «Путешествий» $4,5.

По данным исследования Google, чаще всего пользователи узнают о новых приложениях из рекомендаций друзей или родственников, на втором месте — просмотр магазинов приложений. Следом идут рекомендации магазинов (фичеринг — подборки, например, «Приложения дня», «Новинки» и т. д.), реклама внутри других приложений, предустановленных на устройство, а также блоги, социальные сети, веб-реклама, ТВ-реклама, поиск в сети и реклама на YouTube.

Каждое из этих направлений можно оптимизировать, закачивая туда колоссальные бюджеты на продвижение, однако не все они будут одинаково эффективны.

Основные игроки на рынке продвижения приложений

1. Социальные сети. Facebook, Instagram, Pinterest, Snapchat, Twitter, «ВКонтакте» и все остальные предлагают продвижение приложений на своих площадках. Сейчас Facebook с его охватом — это основной источник трафика для подавляющего количества приложений. Впрочем, и стоит продвижение на этой платформе дороже, чем где-либо: $5,12 за 1000 показов у Facebook, $4,20 у Instagram и $2,95 у Snapchat. В связи с этим активно развивается реклама и на других, более дешевых социальных площадках.

2. Поиск. Тут, конечно, доминирует Google, предлагая маркетологам «универсальные» кампании, включающие в себя глобальный поиск, ленты новостей, YouTube, рекламу в самом Google Play и все остальные ресурсы поискового гиганта. Поисковая реклама есть и в App Store, однако пока в бета-версии и не во всех странах.

3. Реклама в других приложениях. На рынке существует несколько десятков мобильных рекламных сетей, которые управляют размещением рекламы в приложениях. С развитием программного управления размещением рекламы ручное управление размещениями объявлений отходит на второй план, а на первый выходит аналитика площадок и форматов — совокупности всех факторов, обеспечивающих привлечение таргетированных прибыльных пользователей.

4. Influence-маркетинг. Маркетинг влияния, то есть размещение рекламы у влиятельных персон, блогеров, звезд с миллионными аудиториями, — канал, которому все пророчили бурный рост.

5. Нецифровые каналы. Несмотря на то, что согласно исследованиям eMarketer рекламой занято 70% цифрового пространства, а офлайновые медиа находятся на одном из последних мест в списке каналов продвижения приложений, этот канал по-прежнему остается актуальным и растущим. Например, на Super Bowl-2018 было сразу несколько рекламных роликов мобильных игр, а игра Supercell рекламируется на поездах в японском метро.

Что сейчас

Рынок продвижения приложений, так же как и сам рынок приложений, становится все более сложным и интересным. Количество инструментов, компаний, каналов, форматов непрерывно растет. Создание самого программного продукта уже ни для кого не является задачей №1. Сейчас как никогда важно найти своего пользователя, донести свой продукт до потребителя, заставить пользоваться им и возвращаться раз за разом.

Поэтому экспертная аналитика, понимание происходящего на рынке будут цениться еще выше. Как компании справляются с этим? Крупные игроки давно обзавелись собственными командами аналитиков-маркетологов и growth hacking, главная задача которых — привлечь новых пользователей. Они есть, например, у приложения для занятий бегом и физическими упражнениями (Runtastic), практически у всех игровых издателей (Activision и King, Wooga), медийных компаний (Netflix). Однако сбор и развитие таких команд — дело чрезвычайно дорогое и долгое. Поэтому, как и при любом взрывном росте, на рынке (в России и в мире) возник большой дефицит специалистов по UA (User Acquisition — приобретение пользователей).

Существуют и отдельные компании, занимающиеся продвижением приложений и приобретением пользователей. Их услуги не только обеспечивают рост аудитории, но и в конечном счете помогают развивать и улучшать сам продукт. Сторонняя экспертиза позволяет многократно ускорить эти процессы, а не последовательно собирать и развивать свою команду, нарабатывая опыт и набивая шишки. А некоторые эксперты уже предлагают подходить к созданию мобильного приложения с ответа на вопрос: «Как вы его будете продвигать?»

Ровно 10 лет назад App Store запустился всего с 500 приложениями. Сегодня их уже несколько миллионов. Этот рынок продолжает развиваться и будет расти еще три-четыре года. Это означает лишь одно — войну за ваши глаза, руки и время, которая будет вестись самыми агрессивными средствами.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698741 Давид Блбулян


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 августа 2018 > № 2698751 Владислав Иноземцев

Пришли за Путиным. Чем грозят Кремлю новые санкции США

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Подготовленный шестью американскими сенаторами пакет ограничительных мер может не только ввести запрет на операции с российским внешним долгом, но и внести Россию в список стран-спонсоров терроризма

В конце прошлой недели случилось давно ожидаемое событие: шесть американских сенаторов, представляющих обе основные партии страны, внесли на рассмотрение Конгресса США законопроект, грозящий России существенными новыми санкциями. Речь идет о так называемом «Акте по защите американской безопасности от агрессии Кремля от 2018 года» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018).

Это уже шестой законопроект, вносимый конгрессменами с целью «наказать» Россию, с момента саммита президентов Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, который, судя по всему, стал самой неудачной по своим последствиям встречей американского и советского/российского лидеров за последние полвека. Судя по всему, документ будет принят довольно быстро и с минимальными изменениями, хотя не приходится сомневаться, что лоббисты в Вашингтоне соберут богатый урожай гонораров, пытаясь отстоять интересы ряда российских граждан, компаний и целых отраслей российской экономики перед финальным голосованием.

Прежде чем анализировать отдельные положения законопроекта, хочется сказать несколько слов об общей обстановке, сложившейся в американском политическом истеблишменте. Особого внимания, на мой взгляд, заслуживают сегодня два тренда. С одной стороны, это обстоятельства, так или иначе завязанные на политическую ситуацию в США накануне промежуточных выборов в Конгресс. В контексте этих выборов все политики и партии, которые категорически не приемлют президента Трампа по политическим, идеологическим или личным соображениям, в максимальной степени стремятся эксплуатировать тему его «пророссийских» симпатий, связей и интересов. И тут Россия выступает не столько противником, сколько раздражителем, которого нужно представить «другом твоего врага», чтобы добиться победы. Иначе говоря, Москва, которая еще в 2016 году продемонстрировала поддержку и уважение к новому американскому президенту, стала заложником его раздражающей многих американцев политики.

С другой стороны, это глубокое непонимание (если использовать самую мягкую формулировку) американцами того, почему в России не могут одуматься и изменить свою политику вмешательства в дела Соединенных Штатов. Сегодня факт использования социальных сетей для влияния на избирателей выглядит почти доказанным. Трамп 5 августа вынужден был признаться, что его сын встречался с российским адвокатом Натальей Весельницкой летом 2016 году для вероятного получения компромата на Хиллари Клинтон. Ну а дело российской гражданки Марии Бутиной, арестованной в США по обвинению в работе иностранным агентом без регистрации, только добавляет интриги. Вероятнее всего, никакого реального эффекта на политические настроения все эти усилия не имели, но фон остается прежним: всех в Вашингтоне интересует, что нужно предпринять в отношении этих русских, чтобы они, наконец, «отвяли».

Оба фактора настолько серьезны, что нового пакета санкционных законов в ближайшее время не избежать. В этот набор кроме уже отмеченного акта DASKAA входят также законопроекты, направленные против нового газопровода «Северный поток — 2»; требующие большего контроля за исполнением «Акта Магнитского»; предполагающие наказать российские банки, обслуживающие частные лица и организации, вовлеченные в агрессию России против Украины; вводящие штрафы в отношении американских компаний, потворствующих российским ограничениям свободы слова, и относительно безобидный на столь зловещем фоне закон, требующий совершенствования инфраструктуры по проведению американских выборов.

Президент Трамп, судя по всему, самоустранится от борьбы вокруг предлагаемых мер так же, как он сделал это в отношении закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). И опять-таки по той простой причине, что для Белого дома пользы от хороших отношений с Россией почти никакой, а негативных последствий от попытки их выстроить хоть отбавляй.

Интереснее всего, однако, стала реакция российских CМИ на ожидаемое принятие новых американских санкционных законов. Мне кажется, что либо многие авторы комментариев не читали проекты документов, либо они по какой-то причине категорически не хотят обращать внимание на наиболее болезненные из предлагаемых мер. Прежде всего российские эксперты отмечают ограничения в сфере энергетических проектов (начиная от проекта «Северный поток — 2» и кончая предлагаемым запретом на импорт российского урана в США), требования обеспечить большую прозрачность в отношении сделок по покупке американских активов, в том числе дорогой недвижимости, в случае если подозревается их заключение в интересах россиян, а также санкции против российских компаний, имеющих возможности для вредоносных действий в информационных сетях и киберпространстве, и, разумеется, возможный запрет на операции с российским внешним долгом.

Особенное внимание обращается на последнее обстоятельство: его уже прокомментировали официальные лица в ЦБ и Минфине России, а многие экономисты задались вопросом о том, из каких источников правительство будет рефинансировать свои обязательства (среди них называются, к примеру, российские негосударственные пенсионные фонды).

Однако, на мой взгляд, DASKAA может иметь совершенно иные последствия, так как критически важными в нем мне показались вовсе не разбираемые пункты, а смена тональности в отношении России. Она проявилась в двух моментах.

С одной стороны, это многочисленные упоминания президента России Владимира Путина и контекст, в котором они встречаются. Если в законе CAATSA глава российского государства упоминался всего три раза, и то довольно вскользь, то даже в представлении нового законодательства на сайтах внесших его сенаторов он упоминается в пяти из шести комментариев. В них говорится о «противостоянии Путину» или «путинской России». Одной из мер предлагается сделать «новые санкции» в отношении физических лиц (политиков, олигархов, и прочих граждан) «прямо или косвенно способствующих нелегальной или коррупционной активности, предпринимаемой согласно указаниям Владимира Путина». К этому добавляется требование представить «доклад о состоянии и активах Владимира Путина».

Такие формулировки, на мой взгляд, не стоит списывать на желание сенаторов «набить себе цену». По всей видимости, в Вашингтоне пришли к выводу, что невозможно и дальше усиливать санкции против «окружения Путина», делая вид, что сам президент не вовлечен ни в какие сомнительные операции. Если именно эти формулировки окажутся в окончательном тексте закона и если его требования начнут исполняться, последствия сложно будет переоценить. Два с половиной года назад замминистра финансов США Адам Шубин, ответственный за борьбу с отмыванием денег и финансированием терроризма, заявил в программе «Панорама» на BBC, что президент Путин коррумпирован и правительству США известно об этом уже «много, много лет». Обнародование соответствующих данных (даже если они будут объявлены бездоказательными) могут стать, на мой взгляд, не меньшим ударом по России, чем запрет на операции с госдолгом.

С другой стороны, это содержащееся в проекте закона требование к госсекретарю США представить аргументированное суждение о том, соответствует ли Российская Федерация критериям, по которым она может быть названа государством-спонсором терроризма. Сегодня, напомню, в этом списке состоят всего четыре страны — Иран, Сирия, Судан и Северная Корея. В былые годы к ним добавлялись Ирак, Куба, Южный Йемен и Ливия.

Если закон будет принят именно в такой формулировке, то Госдепу будет сложно найти причины, чтобы отказать Конгрессу и не включить Россию в этот список. В этом случае наверняка американские власти не рискнут усомниться в «причастности» Москвы к уничтожению малайзийского самолета МН-17 (по аналогии со взрывом Boeing 747 авиакомпании PanAm в 1988 году, вину за который вменили властям Ливии), не счесть «российскую агрессию» против Украины менее очевидной, чем вторжение Ирака в Кувейт в 1990 году, не признать распространение российских наемников по всему весьма схожим с умножением точек присутствия кубинских «добровольцев» в 1970-е годы, и не вспомнить о гибели Зелимхана Яндарбиева в Катаре, Сулима Ямадаева в Дубае и Сергея Литвиненко в Лондоне (о покушения на Сергея Скрипаля в Англии я и не говорю).

В случае попадания России в список стран-спонсоров терроризма проблемы государственного долга окажутся далеко не самыми важными, ведь станут возможны куда более серьезные финансовые меры вплоть до ограничения любых международных транзакций для банков с госучастием. А за покупками россиянами недвижимости и активов в США можно будет даже не следить — прокламация 9645 к указу президента США за №13 780 замораживает все выданные гражданам стран-спонсоров терроризма визы и прекращает прием от них иммиграционных заявок.

Таким образом, новая инициатива американских законодателей является гораздо более глубокой, чем просто жесткий ответ на какие-то недружественные действия России в адрес Соединенных Штатов или их союзников. Если бы это было так, то стоило бы, как это и делают сейчас в России, оценить потенциальный масштаб экономического ущерба и искать варианты его минимизации. Но скорее всего, в Вашингтоне убедились, что методы, позволяющие договориться с Москвой о чем бы то ни было, исчерпаны. И попытки достичь таких договоренностей слишком дорого обходятся любому политику. Это означает не только то, что санкции против России будут вечными. Но и то, что санкционная «удавка» будет затягиваться со все возрастающей быстротой. И нам остается только наблюдать, чем закончится эта неравная и, что самое важное, бессмысленная борьба нынешней и бывшей сверхдержав.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 августа 2018 > № 2698751 Владислав Иноземцев


США. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 августа 2018 > № 2702475 Кайл Дэвис

Кайл Дэвис: Санкции против Северного Потока – часть игры «большой политики».

Вопрос о возможности применения санкций против проекта «Северный поток – 2» является частью игры «большой политики» – и большого бизнеса – на самом высоком уровне

Внесенный в Конгресс США законопроект по противодействию новому магистральному газопроводу в Европу эксперты расценивают как противостояние между США и ЕС. Подавляющее большинство российских аналитиков убеждены, что эту стройку века уже не остановить. На фоне того, что до 40% газа, потребляемого Европой, поставляется из России, экономическая составляющая проекта «Северный поток – 2» ни у кого не вызывает сомнений.

Своим видением сложившейся ситуации и возможных последствий введения санкций поделился Кайл Дэвис, советник юридической фирмы Capital Legal Services, американский эксперт в области международного права.

«НиК»: Насколько санкции имеют правовое основание?

– Санкции США против определенных иностранных (с точки зрения США) организаций, физических и юридических лиц – явление, которое, как часто отмечают российские чиновники, не основано на строгом толковании международного права.

В то же время в соответствии с Конституцией США внешняя политика (в том числе торговая политика и тарифы), военная доктрина, миграционная политика и другие вопросы, касающиеся иностранцев, находящихся за пределами США, относятся к сфере полномочий президента США. Исключениями из этого общего правила являются ситуации, где федеральные законы, принятые Конгрессом США, или международные договоры, ратифицированные Сенатом США, устанавливают какие-то императивные нормы в этой сфере.

По Конституции США только для заключения международного договора или вступления в полноценную войну президент США обязан обратиться к Конгрессу за одобрением. Однако эти ограничения часто игнорируются. Например, это демонстрирует история с иранским ядерным договором, который администрация Барака Обамы заключила в порядке межправительственного договора, а также истории с большим количеством вооруженных конфликтов, в которых США участвовали без разрешения Конгресса.

Но с другой стороны, санкции США к неамериканским лицам могут лишить их прав владения, распоряжения и пользования (но с формальной точки зрения не права собственности) активами, находящимися в США или под их контролем. Им также может быть отказано во въезде в США (для физических лиц) или в возможности ведения любой экономической деятельности с гражданами и компаниями США, они могут быть исключены из долларовой банковской системы. Эти меры напрямую применяются только к территории США, к американским физическим и юридическим лицам и тем организациям, в первую очередь финансовым учреждениям, которые добровольно соблюдают некоторые аспекты американского регулирования как условие доступа к долларовой системе или американскому рынку.

«НиК»: Получается, что санкции США наиболее болезненны для международных компаний?

– Да, и прежде всего из-за глубокого проникновения США и доллара в мировую экономику. Плюс свою не менее важную роль играет повседневное внедрение технологий, услуг и продукции США на мировом рынке.

«НиК»: Какова роль политической подоплеки планируемых санкций?

– Она, безусловно, имеет место быть.

Напомню, 2 августа 2017 года 45-й президент США Дональд Трамп подписал федеральный закон Countering America's Adversaries Through Sanctions Act («О противодействии противникам Америки посредством санкций», CAATSA).

Раздел 232 CAATSA прямо предусматривает возможность (но не обязательство) применения президентом США экономических санкций против лиц, которые участвуют (в том числе посредством поставки товаров, работ и услуг) в строительстве, расширении или модернизации трубопроводов для экспорта российских углеводородов через международную границу в любое направление из России.

В то же время раздел 257 CAATSA гласит, что США намерены «работать с государствами – членами Европейского Союза (ЕС) и европейскими институтами для продвижения энергетической безопасности путем развития диверсифицированных, либерализированных энергетических рынков, в которых присутствуют различные источники, поставщики и маршруты транспортировки энергии».

Таким образом, власти США пытались сгладить опасения европейских союзников, многие из которых зависят от поставок газа и нефти из России, заверив их, что США не намерены принимать односторонние действия против поставок российских углеводородов в Европу. Следовательно, до недавнего времени вопрос о возможном применении санкций против трубопровода «Северный поток – 2», особенно в отношении его европейских инвесторов и подрядчиков, ушел на второй план, а спонсоры проекта смело продолжали процесс получения необходимых разрешений, организации финансирования и подготовки к активной фазе строительства.

Однако в I полугодии 2018 года возникли серьезные разногласия между США и ЕС. Речь идет о финансировании военных расходов НАТО, торговых тарифах, балансе международных расчетов, миграционной политике, о политике в части Украины, России и Сирии.

Эти разногласия привели к тому, что на саммите НАТО в июле 2018 года президент Трамп публично упрекнул ЕС, в частности Германию, в том, что, находясь под «зонтом безопасности» военной мощи США, немецкие власти заключают многомиллиардные сделки с Россией о новых поставках газа. Американский лидер буквально заявил: «Так что мы должны вас [европейцев] защищать от России, но они [немцы] платят миллиарды долларов России, и я думаю, это очень неуместно». При этом Трамп уточнил, что речь идет именно о проекте «Северный поток – 2».

Позже Трамп пояснил, в том числе в своем микроблоге в Twitter, что государства – члены НАТО должны постараться покупать газ в виде сжиженного природного газа (СПГ) из США, а не газ по трубопроводу из России.

Далее, уже 26 июля 2018 года, по результатам визита в США президента Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера, Юнкер и Трамп объявили, что достигнуты договоренности о строительстве на территории ЕС новых импортных терминалов для принятия (по словам Трампа) «в массовых количествах» СПГ из США. Так что вопрос о возможности применения санкций против проекта «Северный поток – 2» является частью игры «большой политики» – и большого бизнеса – на самом высоком уровне.

И, конечно, 18 июля Сенатор Джон Баррассо, республиканец из штата Вайоминг, внес на рассмотрение Конгресса законопроект об обязательном применении санкций к участникам «Северного потока – 2». Этот законопроект имеет исключительно показательный характер и не имеет ни малейшего шанса на принятие. Но тем не менее указывает на политическую накаленность этого вопроса в США – ведь до недавнего времени члены Конгресса не заостряли свое внимание на том, откуда Европа берет газ. Примечательно, что, по официальным данным, 16 из самых больших месторождений газа в США находятся в штате Вайоминг, в том числе найденное минувшей зимой месторождение, способное (по оценкам открывшей его компании) производить более 14 млн м3 в день.

Дополнительно 2 августа шесть сенаторов США, в том числе Линдси Грэм и Джон Маккейн, известные «ястребы» в отношении России, внесли другой законопроект о санкциях против России на рассмотрение Конгресса. Он направлен и против участников нефтегазовых проектов, если в проекте есть доли российских госпомпаниях. Текст законопроекта пока не опубликован. Шансы этого законопроекта считаются более высокими, чем у законопроекта сенатора Баррассо. Тем не менее его принятие далеко не гарантировано, так как он должен быть одобрен Палатой представителей, контролируемой республиканцами, в основном лояльными президенту Трампу, который все еще держит курс на улучшение отношений с Россией. Если Палата представителей перейдет под контроль демократов по результатам выборов в ноябре (все члены Палаты представителей избираются каждые два года, в отличие от Сената, где только треть палаты избирается каждые два года), то шансы принятия значительно повысятся. Если же Трамп его не подпишет, то несмотря на вето президента США закон может быть принят, если две трети членов обеих Палат его одобрят. Таких случаев было чуть больше сотни за весь 231 год существования Конституции США.

«НиК»: Эта игра реально нацелена на защиту интересов США?

– Вполне возможно, что угрозы Трампа были своего рода блефом, чтобы создать условия для наращивания экспорта СПГ на рынок Европы, где Россия давно пользуется преимуществом. Став самым большим производителем газа в мире, США испытывают острую необходимость в открытии новых рынков экспорта СПГ, тем более что единственные соседи США, Канада и Мексика, также являются экспортерами углеводородов и цены на газ в США находятся на критически низком уровне из-за переизбытка производства.

Что касается проекта «Северный поток – 2», то со стороны Трампа жребий брошен и теперь вопрос в том, будет ли он мешать проекту санкциями.

Трамп, наверное, предпочел бы создать такую атмосферу политической накаленности, в которой европейские спонсоры проекта или власти Германии и ЕС сами положат конец проекту без внедрения новых санкций со стороны США.

Было бы странно, если бы Трамп давал проекту спокойно развиваться после громких высказываний вокруг саммита НАТО. Однако от Трампа можно ожидать чего угодно.

«НиК»: Каковы последствия возможных санкций?

– Если (и это большое если) есть политическая воля на их применение и на неизбежно вытекающее из этого обострение конфликта между США и Германией, то существующий арсенал американских санкций объективно достаточен для того, чтобы остановить проект «Северный проект – 2» посредством исключения из него европейских участников. Но так как побочные эффекты самых жестких вариантов американских санкций очень серьезны, это большой вопрос, есть ли политическая воля на их применение.

Например, президент США (или Госдепартамент, или Казначейство США по своей инициативе) может включить юридические или физические лица, связанные с проектом, в список Specially Designated Nationals («Специально обозначенные иностранные лица», SDN). Включение в список SDN означает заморозку всех активов в США и запрет, применимый к долларовой международной банковской системе и ко всем физическим и юридическим лицам США, на ведение любых дел с такой компанией. Для западных спонсоров проекта «Северный проект – 2» – ENGIE, OMV, Shell, Uniper и Wintershall – быть включенным в список SDN означало бы фактический конец их существования.

Но важно отметить, что такую большую и важную компанию, как Shell, США никогда не включат в список SDN – это имело бы огромные последствия для западных стран, в том числе для американского нефтяного бизнеса. Можно смело утверждать, что Трамп не рискнет это сделать.

Побочные эффекты, связанные с включением большой (даже не западной) компании в список SDN, можно увидеть на примере компании «Русал». Колебания на международном рынке алюминия, вызванные включением «Русала» в список SDN 27 апреля 2018 года, были такими масштабными, что европейские и даже американские алюминиевые компании и трейдеры обратились к властям США с просьбой снять санкции с «Русала». По некоторым сведениям, администрация Трампа уже готовится это сделать.

Если США ограничатся включением в список SDN проектной компании Nord Stream AG, зарегистрированной в Швейцарии, то это может потребовать достаточно серьезных изменений в договорной и организационной структуре проекта. Но так как никто из спонсоров проекта не является американским лицом, проект может, наверное, развиваться и дальше, если его спонсоры готовы рискнуть вызвать гнев Трампа и других американских политиков.

Еще один инструмент американских санкций – так называемые секторальные санкции. Они направлены на создание ограничений в сфере инвестирования, деловых партнерств (совместных предприятий), международного сотрудничества и долгового финансирования. Эти санкции в настоящее время применяются к таким большим российским компаниям, как «Газпром», «Сбербанк», «Роснефть», НОВАТЭК и ЛУКОЙЛ.

Как мы все знаем, каждая из этих компаний продолжается существовать и развиваться, в том числе посредством осуществления больших международных проектов.

Аналогично применение секторальных санкций к участникам проекта «Северный поток – 2» могло бы потребовать внесения изменений в концепцию проекта, но при достаточности силы воли его участников реализация проекта может вестись и дальше.

«НиК»: Какие варианты развития событий?

– В любом случае источник интриг вокруг «Северного потока – 2» в меньшей мере касается российско-американских или даже российско-европейских отношений. В большей степени эта история относится к состязанию воли между Европой и Америкой, связанному с накопленными претензиями внутри Западного альянса, а также к политике Трампа, направленной на превращение США в крупного экспортера углеводородов (это касается и нефти, и газа).

С точки зрения американского законодательства и инструментария американских экономических санкций президент Трамп мог бы приостановить участие западных партнеров «Газпрома» в проекте «Северный поток – 2», но одновременно с этим США потерпели бы огромные геополитические и экономические потери и Трамп попал бы под сильное давление как со стороны своих союзников в Европе, так и международных и американских бизнес-лобби в нефтегазовой (и не только!) отрасли.

Намного более вероятным выглядит вариант, при котором Трамп, используя «пряник» и «кнут» во взаимоотношениях с властями Европейского союза и Федеративной Республики Германия, попытается заставить европейские власти отказаться от проекта и/или запретить его европейским участникам дальше работать по проекту.

Учитывая недавнее развитие событий с договоренностями о строительстве терминалов для импорта американского СПГ в Европу, цель Трампа может даже ограничиться просто созданием задержек в графике реализации проекта «Северный поток – 2». Это необходимо для того, чтобы дать время развитию импортной инфраструктуры СПГ, чтобы лишить «Северный поток – 2» экономической обоснованности.

«НиК»: Как вся эта история отразится на России?

– Для России налицо негативная сторона появления агрессивного и геополитически влиятельного конкурента на газовом рынке Центральной и Восточной Европы, где РФ доминирует десятилетиями. В то же время есть и положительные аспекты: это может дать новый импульс для дальнейшей активизации затянувшегося национального проекта по глубокой переработке сырья и повышению добавленной стоимости экспортной продукции.

В целом развитие технологий в сферах электрического транспорта, возобновляемых источников энергии и батарей вкупе с возрастающим в Европе чувством ответственности за состояние окружающей среды на фоне всемирного потепления указывает на то, что долгосрочные инвестиции в европейский рынок сопровождаются новыми структурными рисками, не связанными с конкуренцией или геополитикой. Безусловно, высшее руководство России и «Газпрома» будет учитывать и эти факторы при разработке ответа на новый вызов из Нового Света.

Беседовала Мария Ромашкина

США. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 августа 2018 > № 2702475 Кайл Дэвис


США. Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700778

Трамп увеличивает давление на Иран и компрометирует Европу

Ева Фишер, Моритц Кох | Handelsblatt

"Они старались найти компромисс, выступали с предложениями, взывали к своим американским партнерам - месяцами европейцы пытались удержать США от расторжения сделки с Ираном, - пишут журналисты Handelsblatt Ева Фишер и Моритц Кох. - Однако все дипломатические усилия оказались тщетными. Во вторник, с 6:00 по среднеевропейскому времени, вступили в силу санкции США против Тегерана. Европейцам остается разочарование и чувство бессилия".

Теперь от возможных последствий санкций необходимо защищать европейские компании, говорится в совместном заявлении верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини и министров иностранных дел Франции, Германии и Великобритании. "Однако возможности для достижения этой цели ограничены, - отмечают авторы статьи. - Крупные инвесторы из Европы уже покинули Иран: риск оказаться в поле зрения американских властей в качестве нарушителей санкций слишком велик".

"Европейский рынок для Тегерана мертв", - заявил один из дипломатов. По его мнению, теперь необходимо по крайней мере защитить торговые отношения Ирана с Китаем и Россией. Обе страны тоже подписывали ядерное соглашение и совместно с европейцами пытаются спасти то, что можно спасти.

"Одно только уведомление о санкциях США уже ввергло иранскую экономику в глубокий кризис, - продолжают журналисты. - Рухнула валюта, свирепствуют инфляция и безработица. Население выплескивает свое разочарование на улицах. Американское правительство с удовольствием принимает это к сведению".

До сегодняшнего дня Тегеран, даже при возобновлении санкций, придерживается условий ядерного соглашения. "Несмотря на санкции, мы покажем миру, что держим слово и выполняем обязательства, данные в международных договорах", - заявил президент Ирана Хасан Рухани в интервью государственному телеканалу IRIB. "Есть только один вопрос, - комментируют журналисты: - как долго? Большие надежды, которые иранские реформаторы связывали с соглашением, разбиты. Победу одерживают сторонники жесткой политики, выступающие против договоренностей с Западом".

Европейцы опасаются, что провал соглашения с Ираном приведет к ядерной гонке вооружений на Ближнем Востоке.

Чтобы показать иранцам, что Европа по-прежнему поддерживает договоренности, достигнутые в ядерном соглашении, ЕС в этот вторник утвердит ответный закон, запрещающий европейским компаниям соблюдать американские санкции, за исключением случаев, когда у фирм есть специальное разрешение Еврокомиссии, передает издание.

"Абсолютно неясно, будут ли эти защитные меры работать на практике. Администрация США относительно расслабленно воспринимает попытки Европы подорвать санкционный режим", - отмечают Фишер и Кох.

"Правительство США считает санкции необходимыми для того, чтобы препятствовать стремлению Ирана к господству на Ближнем Востоке и поддержке террористических организаций вроде "Хизбаллы". Одновременно правительство Трампа надеется, что протесты дестабилизируют режим мулл, - пишут журналисты. - Однако европейские дипломаты настроены скептически. Говорят, что, правительство Рухани становится неустойчивым, однако теократическая система стабильна. Не реформаторы, а именно реакционные силы в Тегеране извлекают выгоду из американской политики".

"Для совместной внешней политики стран ЕС выход США из сделки с Ираном является тяжелым ударом. Соглашение считается одним из крупнейших достижений международной дипломатии прошлых лет", - подчеркивают авторы статьи. Поэтому велико и недовольство. "Независимо от проблематичной роли, которую Иран играет в регионе, повторное введение санкций против Ирана со стороны США является ошибочным сигналом", - посетовал эксперт по внешнеполитическим вопросам немецкой партии ХДС Юрген Хардт.

США. Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 августа 2018 > № 2700778


США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698776 Илон Маск

Кобальтовый ров и ад раскаленного лития: какие технологии Tesla не по зубам конкурентам

Александр Березин

журналист

Во втором финквартале 2018 года убытки Tesla выросли вдвое, но акции все равно подорожали на 11%. Кроме веры в Маска эти результаты объясняются вполне практическими соображениями: в ряде направлений компания стала монополистом

Уоррен Баффет создал концепцию «рвов» (moats) — барьеров, которые должен создавать успешный бизнесмен между собой и конкурентами. «Рвы» — это преимущества, неважно, технологические или маркетинговые. Преимущества, которые будут у вас и которые не будут у соперника. Они не дадут поколебать вашего положения на рынке тем, кто выйдет на него после вас. Илон Маск известен как самый жесткий критик концепции «рвов», он считает, что такие барьеры могут привести только к олигополии.

Однако, как показывает практика, именно Илон Маск роет «рвы» быстрее и успешнее своих коллег по автомобильной индустрии.

На протяжении многих лет наблюдатели (вслед за главой Fiat Chrysler Automobiles) утверждали: у Маска нет ничего такого, что не могли бы скопировать традиционные производители. Значит, когда они решат войти в рынок электромобилей, то сразу окажутся на коне, а Tesla придется бороться за существование. Преимуществами традиционных брендов считались сильная инженерная школа и опыт массового производства. Но у новичка рынка нашлись контраргументы.

Битва за металл

Обычно критики электромобилей говорят, что этой отрасли угрожает дефицит лития для аккумуляторов. Мол, текущее производство этого металла ничтожно, и при резком росте той же Tesla она упрется в его нехватку. Кажется, что на этом направлении у конкурентов компании дела еще хуже: именно Маск законтрактовал больше всего лития с берегов соленых озер от США до Латинской Америки.

На самом деле «дефицит лития» — это миф. На сотню киловатт-часов емкости аккумулятора (что более чем достаточно для электромобиля) нужно всего 10 кг чистого лития. Для миллиона электромобилей в год достаточно 10 000 тонн металла, а для 100 млн (полного замещения производства обычных легковушек) — 1 млн тонн в год. Лития уже сегодня добывается 60 000 тонн в год, и даже легкое увеличение цены заметно расширит объем его коммерчески целесообразных резервов. Так что вопрос о дефиците лития в реальной жизни не стоит.

Куда более острая ситуация сложилась с кобальтом, используемым в электродах той же батареи. Forbes уже писал про дефицит кобальта и проблемы с его добычей и переработкой: он быстро дорожает, добавляются этические и экологические проблемы.

Практически все конкуренты Tesla из классического автомира применяют NMC-батареи (никель-марганец-кобальт), где кобальта всего 15% по весу — около 360 гр на киловатт-час емкости аккумулятора. В итоге Jaugar I-PACE требует почти 33 кг кобальта, а Chevrolet Bolt — 21,6 кг. Это в разы больше массы лития, нужной для производства тех же электромобилей.

Чтобы иметь батарею той же емкости, как у Tesla, Jaguar и Chevrolet Bolt нужны лишние килограммы. А они увеличивают расход энергии электромобиля и снижают его дальность.

А вот Tesla использует никель-кобальт-алюминиевые батареи (NCA), требующие примерно 220 гр кобальта на киловатт-час емкости аккумулятора. Даже самый «дальнобойный» вариант последней Tesla — Model 3 Long Range — в итоге требует менее 17,2 кг кобальта. Базовая версия, которую начнут продавать со следующего года, не потребует и 12 кг кобальта. По пробегу на одной зарядке она близка к Chevrolet Bolt, а разница затрат кобальта — почти в два раза. А значит, «тесл» кобальтовое проклятие коснется куда слабее.

Более того, Илон Маск уже заявил, что со следующего года компания планирует вовсе отказаться от кобальта в катоде. Никто из конкурентов, кроме китайского BYD, пока на такой шаг не пошел. BYD использует литий-железо-фосфатные батареи, у которых куда меньше плотность запасаемой энергии, чем у тесловской NCA.

Аккумуляторный «ров»

На данный момент Model 3 оснащена батареей, содержащей 4416 цилиндрических элементов формата 2170 (21 на 70 миллиметров). Средняя энергетическая плотность на уровне субмодуля батарейного блока — 223 ватт-час на килограмм, на уровне цилиндрического элемента — 270 ватт-час на килограмм. На данный момент эти значения выше, чем у любого другого производителя серийных электромобилей. То есть чтобы иметь батарею той же емкости, Jaguar и Chevrolet Bolt нужны лишние килограммы. А они увеличивают расход энергии электромобиля и снижают его дальность.

Tesla — единственный заметный производитель, использующий цилиндрические элементы, все остальные используют призматические элементы. Логику крупных автопроизводителей понять несложно. Для них меньше мороки собирать крупные призматические элементы, чем много мелких цилиндрических. К тому же такая сборка позволяет иметь больше ватт-часов на единицу объема. Поэтому батарея Chevrolet Bolt состоит всего из 288 элементов и собрана в одном месте, а не разнесена по всему днищу, как у «тесл». Для традиционного автомобилестроения вообще типично выбирать решения, которые выносят «мелкие детали» на откуп поставщикам компонентов и позволяют экономить объем внутри машины.

Аккумуляторы Tesla можно заряжать и разряжать быстрее, чем аккумуляторы конкурентов, поскольку опасность перегрева меньше.

У Nissan Leaf батарея расположена под полом, как у Tesla, но элементы у нее призматические, а жидкостного охлаждения нет, что вызывает большие проблемы в реальной эксплуатации.

У этой логики есть и крупные недостатки. Много мелких элементов в батареях Tesla расположены с большими зазорами друг относительно друга. Между ними куда больше места, а расстояние от их центра до охлаждающей ленты (окружающей цилиндрический элемент) — всего сантиметр. Это значит, что им проще избегать перегрева, чем более крупным призматическим элементам. Между цилиндрами проще разместить эффективное жидкостное охлаждение, и они менее уязвимы для возгорания всех элементов сразу при аварии. Все это означает, что аккумуляторы можно заряжать и разряжать быстрее, чем аккумуляторы конкурентов, поскольку опасность перегрева меньше.

Да, такие батареи занимают больше места, но это, как ни парадоксально, делает машины Tesla даже более просторными в ширину и длину, чем у конкурентов. «Размазанная» по днищу батарея находится в горизонтальной плоскости, не пересекающейся с салоном, то есть при одинаковой колесной базе расстояние между сиденьями (и/или емкость багажника) получается больше. Заодно полутонная батарея делает центр тяжести машины очень низким, отчего автомобиль устойчивее к переворачиванию.

Вернемся к перегреву и более быстрой зарядке. Отдельный батарейный элемент у Nissan Leaf в полдюжины раз, а у Chevrolet Bolt на порядок крупнее тесловских, что ведет к тому, что их владельцы будут заряжаться куда медленнее. Электромобили от GM и Nissan за 30 минут зарядки получат достаточно энергии, чтобы проехать 140-144 км. И это заявки производителей: в реальности все куда хуже из-за перегрева слишком плохо охлаждаемой батареи.

Разработчики Jaguar I-PACE утверждают, что в светлом будущем у них будет лучше: на 30-минутной зарядке авто сможет проехать 200 км. Но только когда «общественные заправки получат нужные технические усовершенствования». А до тех пор покупателю машины стоимостью от $68 000 предлагают наслаждаться 135 км пробега за 30 минут зарядки. Тем временем продающаяся сегодня Tesla Model 3 за те же 30 минут набирает энергии на 270 км пробега.

При этом в отличие от других автопроизводителей Tesla имеет сеть собственных суперчарджеров, которые заряжают потребителя уже сегодня, а не предлагают ему ждать прогресса на «общественных зарядках», которых сегодня радикально меньше, чем суперчарджеров.

Так выбор более простого для и более традиционного для автомобильной индустрии решения — призматических крупных аккумуляторных элементов — сделал электромобили традиционных игроков заметно менее практичными в дальних поездках. Потребитель в развитой стране может проехать на машине до тысячи километров в сутки. На Model 3 — c часом остановки в пути (~500 км в час на исходной зарядке, плюс две зарядки по 30 минут на еще 540 км). За этот час он как раз успеет поесть. Лучший (и самый дорогой) электромобиль-конкурент от Jaguar потребует полутора часов зарядки, а более дешевые — двух и более часов.

«Ров» энергоэффективности

Есть еще одна область, где инженеры традиционных игроков поработали спустя рукава, — расход энергии на километр пробега. Для ДВС-машин она не так важна, поскольку меньший пробег на одной заправке можно исправить, просто заехав на бензоколонку. Так сказать, «засыпать деньгами» энергонеэффективность своего авто. У электромобили пока все иначе: большая батарея дорога, и все хотят сделать ее поменьше. Поэтому и важно иметь минимально возможное потребление энергии на километр пройденного пути.

Для этого у Model 3 есть то, чего нет у конкурентов. Во-первых, коэффициент аэродинамического сопротивления 0,23 — самый низкий среди всех серийных машин в мире (у Bolt, например — 0,31). Он обеспечивает очень умеренные затраты энергии на трассе. Во-вторых, основной мотор на задней оси на постоянном токе — его КПД на 5-10% выше, чем у моторов на переменном токе. А ведь именно последние выбрали — в силу их большей распространенности и технической «привычности» — конкуренты Tesla.

В итоге при батарее на 78 киловатт-часов пробег Model 3 на одной зарядке — 537 км по циклу EPA. У Jaguar I-PACE емкость батареи 90 киловатт-часов, а вот пробег на одной зарядке — всего 480 км, Chevrolet Bolt с 60 киловатт-часами — 383 км. Цифры пробега по разным циклам далеко не так важны, как те, что можно получить в реальной жизни. В сущности, пробег на одной зарядке становится важен только на трассе: в городе типичный покупатель вряд ли проедет 537 км в сутки.

На трассе отличная аэродинамика Model 3 дает ей вырваться далеко вперед. При 120 км/ч она проезжает 443 км (480 км на 113 км/ч). Chevrolet Bolt на такой же скорости — только 305 км. Jaguar I-PACE, к сожалению, все еще недоступен для независимых тестировщиков, но его пробег на большой скорости скорее всего будет хуже Tesla — коэффициент аэродинамического сопротивления выше.

#Rapidgate

Вспомним еще раз о преимуществах лучше охлаждаемой батареи. Если Model 3 на обещанной скорости заряжать удается, то ни у Nissan Leaf, ни у Chevrolet Bolt это не выходит. Дело в том, что производители измерили скорость зарядки машины с «пустым» аккумулятором и долгое время стоявшей на месте. Однако реальный пользователь вовсе не заряжает машину на трассе таким образом. Он предварительно на ней едет, отчего батарея с призматическими элементами перегревается. Поэтому контролирующая ее электроника не дает Nissan Leaf заряжаться быстрее — за полчаса добавляет только 50 км пробега вместо обещанных 140 км!

Илон Маск «не любит» олигополию, зато не против монополии — пока она принадлежит ему.

Chevrolet Bolt тут сильно лучше — у него хотя бы есть жидкостное охлаждение. Но и у него призматические большие элементы охладить хорошо не получается. Поэтому реально за 30 минут он заряжается только на 112 км пробега. И это вместо рекламируемых 144 км. Когда Jaguar I-PACE появится в свободной продаже, он тоже вряд ли подтвердит свои рекламируемые возможности по быстрой зарядке на трассе — у него такие же ошибки в архитектуре аккумуляторов, что и у остальных «теслакиллеров».

Хотя вышеприведенные цифры приведены по одному тестированию на ресурсе Evobsession, но остальные данные, включая блоги и форумы, еще хуже. Пользователи жалуются, что «скоростная зарядка» предлагает подождать пару часов уже при плюс 18 градусах по Цельсию. Сколько же покупатель «теслакиллера» будет заряжаться жарким днем? Вся эта некрасивая история с откровенно разочаровывающей скоростью перезарядки уже получила в соцсетях собственный хештег — #Rapidgate.

Когда обанкротится Tesla

Вышеописанные проблемы показывают, что на данный момент практически пригодных к дальним поездкам электромобилей, кроме Tesla, никто не производит. Основные страхи потребителей в отношении электромобилей относятся именно к дальним поездкам. Так что Leaf и Bolt, как скорее всего и I-PACE текущих версий, рискуют остаться нишевыми машинами для города.

Илон Маск «не любит» олигополию, зато не против монополии — пока она принадлежит ему. Он так успешно копал технологические «рвы» (батарейный, аэродинамические, «ров» из сети суперчарджеров), что конкуренты еще долго их не одолеют. И не факт, что к тому времени Tesla не выкопает новых. В ее случае «рвы» привели даже не к олигополии, а к фактической монополии на практичный электромобиль. Чтобы нарушить эту монополию, классическим автопроизводителям надо сдать в утиль созданные ими электромобили, отказаться от призматических батарей, собранных в одном месте, перейти к более мелким элементам, «размазанным» по днищу машин.

Но в платформы уже вложены большие деньги, возьмут ли производители на себя смелость сказать руководству: «Вы знаете, наш традиционный подход к компоновке авто сделал эти платформы неконкурентоспособными. Давайте просто забудем о них и о том, сколько они нам стоили, начнем с чистого листа».

По-видимому, такая ситуация в ближайшие годы не позволит появиться реальным конкурентам машинам Маска как минимум в сегменте Model 3 и Model Y.

Между тем во время звонка по итогам второго финквартала 2018 года основатель Tesla заявил, что компания разрабатывает свои чипы Hardware 3 для управления беспилотными машинами. Это пробивает брешь в монополии nVidia на чипы. Пожалуй, Маск и самому Баффету может рассказать, как именно надо копать «рвы» в высокотехнологичном секторе.

США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698776 Илон Маск


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2694339 Дмитрий Быков

Сигал начинает. Приготовиться Трампу

Дмитрий Быков

Недавно ставший гражданином России Стивен Сигал получил должность на Смоленской площади. Теперь он — спецпредставитель МИД по гуманитарным связям с США. Есть ли у Москвы шанс с помощью актера переломить негативный тренд в отношениях с Вашингтоном? И каковы перспективы у Дональда Трампа продолжить со временем дело Сигала?

Стивен Сигал — вполне достойный уполномоченный МИДа по улучшению российско-американских отношений, стилистически его назначение так же последовательно, как перемещение Елены Ямпольской во главу думского комитета по культуре, и обе должности имеют чисто символическое значение. Смешно предполагать, что Ямпольская способна уронить образ Думы (и конкретно — ее комитета по культуре), еще смешнее думать, что Сигал способен улучшить российско-американские отношения. Это знак, поданный граду и миру (скорее миру, потому что град давно все понял). Образ Сигала нельзя скорректировать уже ничем — он, как говорил Пастернак, «весь в явленьи», не убавить, не прибавить. Образ России можно еще не то чтобы подкорректировать, — зачем? — но проявить. Сигал в некотором смысле и есть Россия: его лучшие времена в прошлом, но дать по морде и наговорить гадостей и он, и его герой еще вполне способны. Он как бы за справедливость в ее простом, несколько мачистском понимании, у нас сейчас вообще очень любят слово «мужик», каким блатные часто называют весь остальной народ, кроме воров в законе и опущенных. В мужике всегда есть что-то от терпилы, им можно помыкать, и он этим даже гордится, — но очкарику он всегда готов нахамить. Его легко взять на слабо, сказав, что надо быть мужиком и что он ведет себя не по-мужицки. Мужик — выросший пацан со всей присущей ему смесью крутизны, хамства и четкого понимания своего места в иерархии. Он раб с господами, господин с рабами, у него даже есть подобие морального кодекса, хоть и основанного на культе силы. Но мужик — неплохой союзник (ровно до тех пор, пока это ему не угрожает слишком серьезно); в любом случае нынешнему российскому режиму Сигал классово ближе, чем Сноуден, и его назначение — прекрасный имиджевый шаг. Он не звезда первой величины, и никогда ею не был, но его любят отдельные подростки, особенно из числа тех, кто мучает одноклассников, и тех, кого мучают одноклассники. Для первых он — образцовый вожак, для вторых — выдуманный идеальный защитник. Это подчеркивает глубокую соприродность садистов и мазохистов, каковых в России в силу ее уродливой социальной природы большинство; в принципе они есть везде, но большинства не составляют. Составляют его так называемые нормальные люди, которые не помешаны на закрытых субкультурах, не исповедуют тюремную этику и понятия не имеют о Стивене Сигале, пока их интересы каким-нибудь невероятным образом не пересекутся.

Я давно ношусь с идеей банка гражданств, каковая идея позволила бы всем легко и без бюрократического ада получить гражданство той страны, где им самое место. Россия при таком всемирном договоре пользовалась бы серьезной популярностью. У режима Путина за границей громадная поддержка — рискну сказать, большая, чем в России: в мире он кумир всех — ну как бы это сказать? Аутсайдеров? Но это оскорбительно, и тогда получится, что Россия — страна аутсайдеров, тогда как это совсем не так; точней, в ней они составляют большинство, а аутсайдерами представляются как раз люди с традиционной системой приоритетов, они изменники, предатели, они создают львиную долю культурных, да и прочих богатств (включая добычу природных), но они должны Бога молить за своих благодетелей, разрешающих им работать. Подавляющее большинство — это как раз те, кто присваивает ценности и охраняет присвоивших, а также имитируют разнообразную бесполезную деятельность с разрешения паханов (такой имитацией занимаются чиновники или, скажем, идеологи). Вот всем людям этого склада в нынешней России очень комфортно, и пусть бы они в порядке обмена ехали сюда, а все, кому неинтересно постоянно мериться крутизной, могли бы выехать туда, где нужно производить ценности. Оно и так стихийным образом делается, Владимир Путин сильно способствует поляризации мира, именно благодаря его усилиям Россия стала символизировать совершенно определенные ценности и поведение. Сергей Доренко, помнится, в упоении рассказывал мне, как простые американцы, потомки ковбоев, завсегдатаи баров, настоящие реднеки, страстно признавались ему в любви к Путину и в зависти к русским. Им тоже хотелось иметь президента со стальными яйцами, и теперь они его получили. Правда, его яйца против наших оказались несколько в мешочек, чтобы не сказать всмятку.

Стивен Сигал, как уточнили в МИДе, будет координировать совместные проекты в сфере культуры. Это, конечно, чисто ритуальная фраза — потому что где Сигал и где культура? Пока все его потуги сняться в сколько-нибудь серьезном кино заканчивались ничем. У него стандартная биография человека этого типа и склада, практически житие святого этой всемирной церкви высокоморальных силовиков: корни его темны, мать была подкидышем предположительно ирландского происхождения, родители отца были то ли русскими евреями, то ли русскими монголами, что заставило его долго мечтать о роли Чингисхана. В отрочестве он вел жизнь греховную и много дрался на улицах, но встретил Настоящего Учителя Боевых Искусств и увлекся айкидо. Сначала он желал, чтобы его школа айкидо помогала подросткам выжить на злых улицах, но потом пришел к выводу, что высшей ценностью является добро. Один раз в кино он противостоял русской мафии — и, видимо, в процессе понял, что противостоять ей бессмысленно: гораздо органичней дружить. Да и чем он отличается от своих противников — тем, что быстрей стреляет? Писала же одна не очень умная, но чрезвычайно откровенная публицистка, что после российско-украинской войны настоящие пацаны, которые воевали, обязательно помирятся и даже по-пацански побратаются, как белые с красными, а вот пацифисты (и, надо полагать, евреи) останутся их общими врагами. Очень может быть, что она была права, хотя лично я не уверен.

Сигал — последовательный защитник семейных ценностей. Он создавал семью аж пять (или уже более?) раз, но во всех этих семьях был отличным семьянином. Был у него роман с няней детей, которой на тот момент было 16 лет, — и правильно, и мужик! А что ж вы думали, у нас малолеток любят только невротики вроде Романа Полански или Вуди Аллена? Кстати, если бы Вуди Аллен и Роман Полански, даже двое на одного, столкнулись со Стивеном Сигалом в темном переулке, он быстро бы подкорректировал их систему ценностей и показал им, кто тут деятель искусства, а кто дрисня. Небось Вуди Аллен Путина не поддерживает, и правильно, на хрен Путину такая поддержка? Сколько раз отжимается Вуди Аллен? Сколько батальонов у Папы Римского?

Так что все правильно, логично и, пожалуй, даже слишком наглядно. Как только деятель культуры выходит в тираж, как Депардье (в его случае это сопровождается признаками алкогольной деменции, но нельзя же ставить заочные диагнозы!), он испытывает мощную тягу к сильной, неотразимо мохнатой руке. Для таких деятелей Россия — сущий рай: возможно, в пенсионном смысле она и не оптимальна для стариков, но то ведь для своих. Все, кто считает старость добродетелью, а традицию источником вечной мудрости, могли бы найти здесь своего рода Мекку. Раньше Россия была идеалом авангардистов и представителей левого искусства — теперь она может стать (и даже уже становится) идеальным приютом для престарелой крутизны и высокоморального консерватизма с богатыми криминальными связями. Любовь к Богу, сиротам и матерям (чисто теоретическая, ибо реальная есть признак слабости), публичная благотворительность, брутальный юмор, неодолимая вера в кулак как последний аргумент, культ прошлого и любовь к вертикалям, плюс соответствующие эстетические требования, — все это может стать главной духовной скрепой для всех людей, которые не хотят в будущее. И чтобы они не отравляли жизнь согражданам, которых в это будущее возьмут, — их самое время поместить в безопасный отстойник, по-прогрессорски забрав из него взамен всех, кого здесь не надо.

Подозреваю, что следующим кандидатом на российское гражданство станет как раз нынешний американский президент. Он-то, в отличие от нашего, рано или поздно сменит работу — и в качестве девелопера или топ-менеджера какой-нибудь «БигНефти» будет смотреться куда органичней, нежели на нынешнем своем посту.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 7 августа 2018 > № 2694339 Дмитрий Быков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 августа 2018 > № 2694290 Георгий Бовт

Все душат и душат

Георгий Бовт о том, когда «санкционеры» отменят свои санкции против России

Санкции, санкции, еще раз санкции и ничего, кроме санкций. Так сейчас выглядят отношения с Америкой. Саммит в Хельсинки давал слабую надежу, что будет остановлена дальнейшая их деградация. Однако он прошел столь «удачно», что станет только хуже. Большая часть истеблишмента в США восприняла его итоги резко враждебно: якобы Трамп все «слил» Путину, подставил разведсообщество США, дав понять, что верит российскому президенту, утверждающему, что никакого вмешательства в выборы в Америке в 2016 году не было, больше, чем родным спецслужбам. Поднялась информационная истерика, Трамп был вынужден отменить приглашение Путину приехать в Вашингтон этой осенью, перенеся новый саммит на время, когда закончится «охота на ведьм» и расследование дела о «вмешательстве» и «о сговоре с русскими».

Пытаясь перехватить политическую инициативу у Конгресса, одновременно несколько высокопоставленных представителей администрации (советник по нацбезопасности Джон Болтон, глава Национальной разведки Дэн Коутс, глава АНБ Пол Накасоне и др.) собрали брифинг в Белом доме, где завили о якобы новых попытках коварных русских влиять на политические процессы в Америке. Но, мол, они начеку и враг не пролезет ни через один IP-адрес или «фейковый аккаунт» в Facebook.

Тем временем группа сенаторов не теряла времени даром и внесла законопроект о новых санкциях против России. Потому что, мол, предыдущий закон – от 2 августа 2017 года – не работает, его «саботирует администрация». В случае его принятия санкционный режим заметно ужесточится.

Текста законопроекта еще нет на сайте Конгресса, его инициаторы — сенаторы республиканец Линдси Грэм и демократ Роберт Менендес — анонсировали основные пункты билля, охарактеризовав его как «адский». Что предлагается?

Прежде всего, запрет на покупку новых российских государственных долговых обязательств. Весной от санкций против ОФЗ Минфин США воздержался, а сейчас в Конгрессе решили, что пора. Доля иностранных держателей ОФЗ за последние месяцы сократилась с более 33% до примерно 28%. Принятие санкций против новых выпусков, по мнению разных экспертов, приведет к девальвации рубля на 5-7%, в случае более жесткого варианта, предусматривающего полный запрет на обращение ОФЗ иностранными держателями – от 15%. Это неприятно, но катастрофой не станет. Мы и не такие девальвации видели. Несколько лет назад мы вполне обходились почти без иностранных держателей: в 2012 году они имели на руках лишь менее 4% таких облигаций.

Зато российские власти успешнее отчитаются о выполнении социальных обязательств (они ведь в рублях). Сенаторы США, получается, косвенно работают на «план Путина» и поспособствуют выполнению его очередного «майского указа». Также российские власти, заранее готовясь к усилению санкций, за последний год резко сократили объем владения ЦБ американскими treasures – с более чем $100 млрд долл. до примерно $15 млрд. Судя по всему, скоро ЦБ полностью от них избавится во избежание ареста активов. Который еще недавно казался невозможным, а теперь ничего невозможного в плане «плохих новостей» в российско-американских отношениях уже нет.

Будет введен запрет на финансирование новых российских нефтегазовых проектов (судя по всему, тех, что с госучастием). Запрещено будет передавать нефтегазодобывающие технологии.

В краткосрочном плане это не нанесет большого вреда. Повышение уровня добычи нефти в последние годы в России было обеспечено более ранними инвестициями в новые месторождения, что позволит сохранить нынешний уровень примерно до начала 20-х годов. За последние пять лет добыча нефти в России выросла на 6% —до примерно 550 млн т. Однако если не вкладываться в разработку теперь, то уже с 2020 года начнется спад нефтедобычи, который достигнет 10% к 2030 году. Предотвращение такого сценария зависит от развития отечественных технологий. Или приобретения китайских. Как и китайских инвестиций.

С высокой вероятностью новые санкции затронут газопроводы «Северный поток-2» и «Южный поток», хотя практическое их применение будет во многом зависеть от поведения Турции (у которой отношения с США в последнее время испортились), а также Германии и всего ЕС.

Во втором случае возможны увязки с обязательствами покупать определенное количество американского СПГ вместо российского трубопроводного газа. В долгосрочном плане США возьмут курс на вытеснение России с европейского газового рынка.

Почему-то у нас не обратили внимание на то, что новый законопроект (в анонсе это положение было) предусматривает запрет на российские поставки урана для американских АЭС. Эта мера предлагалась в качестве «контрсанкционной» в думском законопроекте, который был внесен 6 апреля по инициативе всех четырех фракций и лично спикера Вячеслава Володина. Но потом от этой идеи отказались, поняв, что она нанесет больший вред самим российским экспортерам.

В окончательном варианте данный проект был существенно выхолощен. Однако теперь американские сенаторы воспользуются «подсказкой».

Поставлять уран на американский рынок Россия начала еще в 90-х на основе соглашения ВОУ-НОУ, предусматривавшего переработку российского высокообогащенного урана (ВОУ), используемого в ядерных боеголовках, в низкообогащенный уран (НОУ). Сейчас «дочка» «Росатома» компания Tenex занимает примерно 20% американского рынка (в США 99 ядерных реакторов на АЭС), заключив 25 контрактов на $6,5 млрд с американскими компаниями до 2028 года. Квота на рынке в 20% для Tenex действует на основе межправительственного соглашения до 2020 года. Американские компании-производители топлива для АЭС еще в начале нынешнего года лоббировали идею ограничение зарубежных поставок урана в пользу своих. Это укладывается в политику Трампа «покупай американское». Так что российский уран, вопреки распространенным у нас представлениям, вполне заменим – американским производством, а также за счет поставок из Казахстана, Узбекистана, Германии, Франции, Китая (он активно развивает соответствующие технологи в последнее время), Бразилии и даже Японии.

Также упомянутый законопроект предусматривает обязательное раскрытие бенефициаров покупок дорогой недвижимости в США россиянами. Так что «криминального чтива» в духе «расследований Навального» (которому, возможно, эту информацию кто-то сливал) прибавится.

Другим важным моментом станет предоставление Госдепартаменту права определять Россию как страну-спонсора международного терроризма на основании «вредоносной активности в интернете», для выявления которой при Госдепе будет создано спецподразделение по «цифровой экономике». Предусматривается создание объединенного центра по борьбе с «гибридными угрозами». Что выльется, скорее всего, в войну России и Америки в киберпространстве.

Законопроект Линдси Грэма и Ко. может быть принят еще до промежуточных выборов в Конгресс 6 ноября. Для многих (прежде всего демократов) тема «русского вмешательства» станет той лошадью, на которой они поскачут на выборы. Больше особо не на чем. Экономическая политика Трампа выглядит пока неуязвимой: рост ВВП составляет 4%, безработица сократилась до многолетних минимумов, особенно среди испаноязычных, которые являются традиционной электоральной базой демократов. Затормозить принятие закона о санкциях в этом году может разве что напряженный график работы Конгресса, а также лоббистские усилия администрации.

Российской экономике придется жить в условиях жестких санкций еще долго, возможно, не одно десятилетие.

Если этому давлению не будет противопоставлена эффективная политика, направленная на стимулирование экономического роста на основе внутренних ресурсов и раскрепощения предпринимательской активности (начиная с 2014 года правительство в этом преуспело лишь в не очень значительной мере), нас ждет постепенное «сжатие» импорта, введение валютных ограничений, дальнейшее «закручивание гаек» в интернете, который становится чуть ли не главным «полем битвы» с Америкой. Если Google, YouTube или Facebook активно включатся в борьбу с российским «вредоносным контентом», перенастраивая определенным образом свои алгоритмы, то рано или поздно они получат ответный удар от Роскомнадзора, который вспомнит о персональных данных россиян, которые надо хранить непременно на родной российской земле и нигде больше.

При этом сами санкции даже на фоне увеличения экономического ущерба от них по-прежнему будут больше работать на политическую консолидацию режима, чем на его подтачивание. Россияне уже привыкли жить в условиях санкций, российская экономика, хотя и не достигла впечатляющих результатов роста, к ним приспособилась. Реализовано, например, более тысячи проектов по импортозамещению, которые в противном случае вряд ли состоялись бы.

«Ко всему-то наш человек привыкает», — констатировал в свое время Достоевский. Вот и сейчас уже половина россиян «не ощущают влияния санкций в отношении страны на свою повседневную жизнь», тем более что она во много «параллельна» официальной экономике. 37% считают влияние на российскую экономику негативным, а 30% — позитивным (данные Фонда «Общественное мнение» на конец весны). Доля считающих, что санкции не влияют на нашу жизнь, повышается с 2014 года: тогда таких было 34%, в 2016 году уже 40%.

По мере ужесточения санкций и доведения их до предела (пока только непонятно, где он), они будут не повышать, а утрачивать свою эффективность в плане стимулирования «сдержанности» в поведении Москвы на международной арене.

Потому что если тебя всерьез уже собираются отключать от долларовых транзакций, технологий, ограничивать объемы экспорта энергоносителей, то страна-каратель тем самым утрачивает рычаги давления, а не приобретает новые.

Какой смысл о чем-то договариваться Москве по Украине или Сирии, если за этого не будет никакого «поощрения»: ведь отмена или ослабление санкций зависит от Конгресса США, а мы помним, сколько прожила поправка Джексона-Вэника, привязанная в свое время к требованию свободной эмиграции из СССР евреев. Уже все, кто хотел, уехали и даже некоторые вернулись обратно, а она все жила.

У России становится все меньше смысла, чтобы сотрудничать в США по каким-либо международным вопросам, проще сколотить «всемирный интернационал международных хулиганов» и гадить Америке где только можно.

Попытки отрезать от современных технологий будут провоцировать активизацию промышленного шпионажа и банального воровства, пренебрежение правами интеллектуальной собственности. К чему в таких условиях чрезмерная «законопослушность»? Если мы чуть ли не официально объявлены «исчадием ада», то чего уж стесняться.

Ровно так же попытки исключить страну из мировой финансовой системы будут толкать ее на всевозможные формы «финансового хулиганства», на работу против стабильности мировой финансовой системы на основе общих правил игры. Ибо их ведь все равно нет. В конечном счете это может ударить по самим санкционерам. Отказ или сокращение внешнеторговых операций в долларах со стороны России в долгосрочном плане может ударить по самой Америке, привести к изменению правил в мировой торговле – в том случае, если этому примеру последуют другие страны, воспользовавшись услугами, например, Китая, который собирается сделать юань одной из резервных мировых валют.

Санкции оказались не способны изменить поведение, по большому счету ни КНДР (максимум, чего от нее добились, так это изменения риторики), ни Ирана, ни Кубы, ни Венесуэлы, ни теперь России.

Какая-либо корректировка курса происходит лишь в обмен на ослабление «удавки», а не ее затягивание. Однако специфика антироссийских ограничений, введенных США, состоит в том, что там не предусмотрено реалистичного варианта смягчения или отмены санкций. Они введены как бы «навсегда». И это не «переговорная позиция», а месть за «плохое поведение».

Бесконечная эскалация санкционного давления со временем увеличивает издержки для экономики «карателей». Максимальный урон для российской экономики от санкций, по данным МВФ, составил примерно 1,5 % сокращения роста ВВП. Ущерб для Запада, в силу больших масштабов его экономики, менее заметен. Однако, к примеру, Европе придется покупать больше американского СПГ, который не менее чем на треть дороже российского трубопроводного газа (для нее самой оценка ущерба от собственных санкций и российских контрсанкций привел к потере 0,3% ВВП). По подсчетам австрийского Института экономических исследований, сохранение антироссийских санкций доведет уже в ближайшей перспективе ущерб европейскому бизнесу до €90-100 млрд и потерю 2 млн рабочих мест (400 тысяч – только в Германии). Для американской экономики ущерб куда менее значителен, но, к примеру, теперь американские финансовые организация вынуждены, как минимум, нанимать дополнительный персонал и тратить ресурсы на compliance. Американские энергетические компании потерял миллиарды долларов упущенной выгоды от разработки проектов России. Так, ExxonMobil вынуждена выйти из СП с «Роснефтью», включая сворачивание разработки 3-миллирадного нефтедобывающего проекта в Карском море.

Можно, конечно, еще сильнее расширить НАТО, приняв в него не только Черногорию, но рано или поздно Грузию и Украину, хоть с Донбассом, хоть без. Однако принципиальный вопрос при этом остается безответным: готовы ли страны НАТО готовы воевать за Украину, Грузию, да даже и Прибалтику после того, как они увлеченно загонят в угол своими военными приготовлениями Москву?

К тому же в представлении многих политиков в России, если конфронтации с Западом и Америкой неизбежна (а многие исходят из того, что она вероятна), то лучше пойти на нее еще до того, как США и развернут свою глобальную систему ПРО, с помощью которой попытаются блокировать ответный российский удар массированного возмездия.

Кроме того, живущая в условиях нарастающего санкционного давления, в условиях роста изоляции от Запада Россия видится многим представителям отечественного политического класса если не как более сильная страна, то точно как более управляемая.

Санкции будут работать и дальше на укрепление антизападных настроений, на отрыв стран от западных традиций, общественных и культурных моделей поведения. Российское общество, с точки зрения той же Америки, станет еще более неуязвимым для распространения на него культурологического американского влияния.

Нынешняя ситуация вовсе не похожа на ту, что складывалась в поздние годы «холодной войны», когда многие слушали «вражьи голоса», стремясь узнать у них скрываемую советскими властями правду. Теперь мало кто ищет такой правды в западных источниках, а если и наталкивается на альтернативную отечественной информационную картину, то заведомо считает ее «пропагандой» и «проявлением двойных стандартов», что часто ровно так и есть.

Запад сделал российском обществу «прививку» от себя самого.

В будущем, когда санкционерам захочется вновь поиметь какие-либо рычаги влияния на подвергнутые ограничениям страны и взаимодействовать с ними, включая Россию, то им самим придется искать формы и поводы для ослабления санкционного давления. Сделать это будет не так уж просто.

У нынешней санкционной политики США вообще не просматривается никакой «стратегии выхода».

И это не только наши проблемы, но и их тоже. Впрочем, выходом из всякого политического тупика вполне может стать военная конфронтация. Тогда «диалог» переходит на иной уровень, что снимает многие проблемы уровня предыдущего. В зависимости от исхода такого противостояния.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 августа 2018 > № 2694290 Георгий Бовт


Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн

Не поезд и не самолет: что нужно знать о Hyperloop

Владимир Смеркис

сооснователь и партнер Tokenbox

Hyperloop Transportation Technologies заключила соглашение на строительство первой скоростной системы в Китае. Гендиректор компании Дирк Алборн рассказал о ходе работ в разных регионах, возможном приходе проекта в Россию и о том, что главная трудность отнюдь не в технологии

Компания Hyperloop Transportation Technologies (HyperloopTT) подписала коммерческое соглашение на строительство скоростной системы Hyperloop в Гуйчжоуской экономической зоне на юго-западе Китая. Об этом говорится в релизе компании.

Идея скоростного вакуумного поезда, приводимого в движение линейным электродвигателем, была предложена Илоном Маском пять лет назад. Маск заявил, что сам не планирует воплощать в жизнь этот проект, но замысел был подхвачен энтузиастами. Для реализации идеи и была создана компания HyperloopTT во главе с Дирком Алборном, сооснователем JumpStartFund. В настоящее время существуют несколько действующих полигонов системы в разных странах мира. Вот что генеральный директор HyperloopTT Дирк Алборн рассказал о соглашении, заключенном в Китае, о ходе строительства скоростных линий в других регионах мира и сложностях, стоящих перед проектом.

Первый пассажир

О чем вам удалось договориться в Китае?

Мы подписали соглашение с инвестиционной группой, занимающейся транспортными коммуникациями и туризмом в округе Тунжэнь. Это наше первое соглашение с Китаем, двенадцатое в истории Hyperloop TT и третий договор о коммерческом сотрудничестве — после Арабских Эмиратов и Украины.

Предметом договора стало строительство первой линии Hyperloop в провинции Гуйчжоу. Это одна из активно развиваемых китайским правительством областей: за последние пять лет в нее вложено уже более $100 млрд. Фактически это дорога на Тибет. Там мы начнем со строительства первых десяти километров, которые в дальнейшем соединятся с более длинной линией. Проект будет на 50% дотироваться из госбюджета КНР, вторую половину финансирования дадут частные партнерства.

Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Мы также регистрируем свою собственную компанию в Китае, чтобы объединить и развивать все наши проекты в этом регионе. Hyperloop будет играть важную роль в развитии проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Таким образом, теперь ваша компания представлена в пяти странах: Франции, Испании, ОАЭ, Украине и Китае?

Стран даже больше, просто все зависит от того, на какой стадии сотрудничества мы находимся. Мы плотно и уже довольно давно работаем с несколькими правительствами. В Индонезии и Индии проводятся технико-экономические исследования. Мы работаем со Словакией, Чехией. В США это Кливленд и Чикаго. Во Франции наша площадка в Тулузе. В Бразилии мы создали центр инноваций. В Южной Корее лицензируем нашу технологию и отдаем ее местному правительству, которое заявило о желании построить Hyperloop у себя, а мы консультируем их по проекту. Стараемся разжечь побольше искр по всему миру, запустить побольше проектов. Надо ковать железо, пока горячо.

Сколько времени нужно, чтобы построить десятикилометровый трек?

Первые пять километров будут построены уже до конца 2020 года. Самое сложное — не строительство, а получение всех разрешений. В Тулузе нам пришлось потратить год только на то, чтобы уладить все формальности.

Тулуза стала городом, который компания Hyperloop TT выбрала для строительства прототипа грузовой и пассажирской системы в 2018 году. На какой стадии этот проект?

В Тулузе мы работаем со множеством разным компаний, наших партнеров и экспертов по технологиям будущего. У нас есть возможность как следует протестировать все новые технологии, включая магнитную левитацию, в нашей научно-исследовательской и опытно-конструкторской лаборатории. Мы строим «Версию №1», это будет полностью функциональная система, и самое главное, что мы сможем испытать ее на месте. Думаю, в течение полутора месяцев первая транспортная капсула будет готова и отправится на испытания в Тулузу.

Выходит, что капсулу собирают в другом месте?

Для оптимизации капсулу собирают в Испании, затем она будет перевезена в Тулузу, где мы проведем комплексные испытания уже всей системы целиком. Наш выбор пал на Тулузу как на европейский центр аэрокосмических технологий, сосредоточенных в так называемой Аэрокосмической долине (Aerospace Valley). Там создана удивительная экосистема для коллективов, работающих в этом секторе. Мы уже запустили инновационные проекты с 15 компаниями. Для нас важно, что там работают высококвалифицированные люди, среди которых мы находим лучших специалистов.

Что будет с капсулой по окончании всех испытаний?

Она поедет в Абу-Даби и будет запущена на нашей первой в мире коммерческой линии. Для этого мы строим там первый участок тоннеля длиной в десять километров. В этом нам помогает компания Aldar, одна из крупнейших строительных компаний в ОАЭ. Но самый важный момент, конечно, касается регуляции. Мы должны начать работать над стандартами регуляции и сертификации в разных странах: в Эмиратах, Китае, на Украине.

Почему отдаете первенство пассажирской линии, а не системе перевозки грузов?

Дело в том, что на самом деле нет особой потребности в сверхскоростной грузоперевозке. Люди всегда важнее. Грузы важны с точки зрения бизнеса, транспортных схем, но пока большинство товаров из Китая все еще транспортируются морем. Но в перспективе, конечно, наш проект может ускорить транспортировку с нескольких недель до считаных часов.

Вы готовы стать первым пассажиром поезда Hyperloop?

Ну конечно, я же столько работал над этим!

Технологии и жизнь

Вы упомянули, что нужно уладить все юридические формальности до начала эксплуатации. Каковы основные препятствия?

Так как мы стремимся сделать коммерческую систему, нам нужно проработать целый комплекс мер. Для этого мы сотрудничаем с Munich Re, одной из лучших страховых компаний в мире. Есть отчет по рискам, где говорится, что они могут застраховать нашу систему, и теперь мы двигаемся дальше — разрабатываем стандарты с институтами безопасности.

Сложность в том, что раньше-то никакого Hyperloop не было. Это ведь и не поезд, и не самолет. Поэтому для него приходится создавать совершенно новое юридическое поле, работать вплотную как со страховщиками, так и со специалистами по безопасности. И поскольку в каждой стране стандарты разные, мы создаем пилотные проекты, чтобы потом соотнести их с местным законодательством. Честно признаюсь, никогда не знаешь, что случится завтра, вдруг правительство в стране поменяется?

Кроме юридических рисков, какие есть еще препятствия, которые могут помешать повсеместному внедрению вашей системы? Есть ли технологические проблемы?

Главное препятствие — все же регулирование. Нам надо доказывать и подтверждать каждую цифру, каждый показатель. И дело не в скорости, а в эффективности. Даже крупнейшие страны мира не всегда могут похвастаться хорошей инфраструктурой, потому что ее дорого строить и дорого обслуживать. Чтобы построить нормальное метро, приходится использовать деньги налогоплательщиков. А нужно создавать прибыльные бизнес-проекты — то, что само себя окупает. Вот такой подход я считаю правильным.

Правда ли, что в США участок земли может стоить дороже, чем строительство на нем транспортной системы Hyperloop?

Все зависит от того, где этот участок. В Нью-Йорке уж точно будет дорого. Настоящая проблема при приобретении земли в Америке — это законы, регулирующие этот процесс. Например, простая ситуация: мне нужен вот этот кусок земли, и я готов заплатить за него столько-то денег. В Америке это не работает. Если земля кому-то принадлежит, то хозяин может ее не отдать. За 2000 километров, нужных для реализации инфраструктурного проекта, надо буквально бороться.

Буквально месяц назад вы подписали соглашение с украинским Министерством инфраструктуры на создание в стране транспорта пятого поколения. Как обстоят дела с этим проектом?

У них большие проблемы с инфраструктурой. Но они очень хотят совершить некий технологический прыжок, который поможет им развить и улучшить транспортную систему в целом, построить нечто совсем новое. Они связались с нами, а это как раз наш бизнес — делиться с правительствами разных стран технологией.

То есть вы не будете строить там свою систему, а просто поделитесь своей технологией?

Наша бизнес-модель в том и заключается, что мы — поставщики технологии. Мы лицензируем ее желающим. Мы работаем с властями в том числе и потому, что хотим создать для проекта нормативную базу. На Украине все еще находится на очень ранней стадии. Мы подписали базовое соглашение, проводим консультации, а с их стороны уже определена территория, на которой будет построена линия. Я пока не знаю, где именно.

Не так давно вы посетили экономический форум в Санкт-Петербурге (ПМЭФ), общались с Владимиром Путиным. Значит ли это, что Hyperloop в скором времени может появиться и в России?

Конечно. Я считаю, что Россия вообще идеальное место для внедрения нашей технологии, учитывая, какие непростые вызовы сейчас России приходится принимать. И наше соглашение с Китаем также пойдет на пользу вашей стране и нашему сотрудничеству.

Вы говорили, что ваша компания — один из ярких примеров распределенной команды, которая работает из самых разных уголков мира. Как вы управляете такой командой?

Когда наш проект только начинался, я еще работал в некоммерческом бизнес-инкубаторе, спонсируемом NASA. Мы искали новые способы ведения бизнеса. Сегодня буквально все можно сделать онлайн. Купить продукты, найти себе спутника жизни. В Америке можно даже развестись в интернете. Но когда речь заходит о бизнесе, приходится выходить в офлайн, искать людей, искать решение проблемы — и через полгода обнаружить, что ты не смог решить эту проблему. А если найти в интернете одного, двух, сотню людей, объединенных идеей, можно построить рабочую платформу, собирать мнения этих людей, улучшать свой бизнес.

Эффективнее работать с лучшим инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице.

Когда Илон Маск сказал, что слишком занят проектом SpaceX, чтобы самому воплощать в жизнь идею Hyperloop, мы поняли: вот она, идеальная возможность попробовать нашу командную модель. Мы запустили платформу, кинули клич, получили более 200 заявок, привлекли людей, которые захотели быть частью проекта. Это было в 2013-м. Сегодня с нами работает более 800 человек, разбросанных по всему миру. В основном они работают с нами за долю в компании.

С нами сотрудничают около 50 компаний, некоторые из них — крупнейшие в своей области. Например, Oerlikon Leybold Vacuum — одни из лучших в мире специалистов по работе с вакуумным оборудованием. Нам не приходится изобретать велосипед заново, мы можем приглашать лучшие умы в мире! В штате у нас работает около 60 человек, которые управляют распределенной командой. Это очень удобно, признаюсь. Например, эффективнее работать с лучшим дизайнером Токио или гениальным инженером в Москве, чем с посредственностями, которые живут на соседней улице. Или вот гений из NASA — зачем он нужен нам на 40 часов в неделю? Нам хватит и часа его времени. Это еще и экономит нам кучу денег, и средства мы вкладываем именно в строительство, а не в исследования.

Охота за «хайпом»

Как определить, какая технология «выстрелит» завтра?

Допустим, необязательно определять эту технологию, достаточно просто начать ею пользоваться. Оценить, каковы преимущества, которые она может дать, и начать поддерживать и развивать ее самому.

Все получается и случается, только если приложить известные усилия. Например, есть несколько компаний, которые занимаются технологией Hyperloop, но мы были первыми. Сейчас есть шесть или семь других компаний, но небольших. А в течение двух лет мы были единственными, и если бы мы не проделали всю работу в течение этих двух лет, другие бы скорее всего даже не появились. Так что дело не в том, чтобы найти успешную технологию, которая «выстрелит». Важно выйти первым и сказать: это технология, в которую я верю. Ваша вера и будет толкать ее вперед.

Например, искусственный интеллект. Да, сейчас мы еще на раннем этапе развития этой технологии, пока машины только обучаются. Но возможность упростить огромное количество рабочих процессов, заменить труд двадцати человек одним компьютером — это удивительно и прекрасно. И чем больше мы пользуемся технологией, тем лучше она становится.

Вы используете в своей работе блокчейн-технологии?

Конечно. Если бы мы знали о блокчейне на старте проекта, возможно, использовали бы его вместо опционов для акционеров. Сейчас мы как раз ищем способы применить его в Hyperloop, но с регуляцией пока нет ясности. У нас уже такая большая компания, что приходится относиться к таким вещам с большой осторожностью. Мы не хотим проводить ICO (хотя многие постоянно говорят мне об этом!), но уже используем саму технологию блокчейн, чтобы улучшить нашу работу. Например, в управлении данными о пассажирах, оптимизации маршрутов, интермодальности.

А вы сами владеете биткоинами или эфиром?

Конечно. Покупаю сам, участвую в некоторых ICO. Неcколько криптопроектов делаю сам, лично. Но пока не могу сказать какие — секрет.

Что мешает более эффективно использовать криптовалюты?

Криптовалюты — это лишь одно из приложений блокчейна. Я думаю, что все снова упирается в регуляцию. Это как интернет: можно загрузить пиратский фильм, но это будет незаконно. Правительства, вот кто будет пользоваться возможностями этой технологии в полной мере. Возьмем, например, Америку. Помните историю с русскими хакерами? Если бы все было на блокчейне, подобные проблемы даже не могли бы возникнуть. Все бы было гораздо безопаснее, гораздо прозрачнее: голосование, земельный кадастр, налоги, системы поставок.

Но готово ли общество к полной прозрачности?

Думаю, да. Но к ней не готовы многие люди во власти. Помню одну историю, когда американские военные хотели помочь местным солдатам в Африке, но деньги до солдат даже не дошли. Ведь у них не было банковских счетов, но был генерал, который все деньги забирал себе. Полтора десятка лет американцы пытались наладить процесс, чтобы деньги шли напрямую солдатам.

Приватность (privacy) — это категория, которая появилась совсем недавно. Раньше ты что-то делал, и вся деревня об этом знала. Теперь у нас есть право решать, хотим ли мы делиться своей частной информацией или нет. Но на государственном уровне право знать должно быть у всех. Куда идут миллионы? Что значит «засекреченная информация»? Всегда будут люди, подобные африканским генералам, которые будут тянуть процесс назад. Но сильные лидеры смогут пройти через эти препятствия.

Получить визу в Россию — целая история. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты.

В целом, технология, обеспечивающая прозрачность, значительно упростит работу властей, а нам — жизнь. Возьмем то же строительство. Есть поставщики, у которых есть определенные сроки, но они их не соблюдают. Дорога, которая должна была быть готова через два года, не готова и через пять лет. И вы не понимаете почему. С использованием смарт-контрактов все гораздо проще: если опаздываешь — не получаешь деньги. Думаю, что этот принцип сначала подхватят небольшие страны, за ними последуют страны побольше. Те же Украина, Эстония — то, что они делают в плане электронного государственного управления, это важный шаг вперед.

Признаюсь, каждый раз, когда мне надо ехать в Россию, получить визу — это целая история, которая длится несколько недель. Я даже собирался отказаться от билетов на чемпионат мира, потому что опасался из-за графика поездок не успеть оформить визу. Но оказалось, что надо сделать паспорт болельщика — и все. Я прилетел на матч полуфинала. С паспортом болельщика весь процесс у меня занял две минуты. Две минуты! Так что блокчейн еще в самом начале пути, но мы точно увидим его эволюцию, и это будет очень интересно.

Китай. США. Франция > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698797 Дирк Алборн


Россия. США > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698802 Гюванч Донмез

Нерусский дух: почему экспатов ждет провал в России

Гюванч Донмез

Генеральный директор Domino’s Pizza

Бросив изучение языка, живя в изолированных жилых комплексах и не интересуясь русской культурой и историей, экспаты вскоре начинают недооценивать русских людей

Это обычная ситуация, часто встречающаяся в России: дочернее предприятие мультинациональной компании, открытое в России, переживает тяжелые времена, поэтому принимается решение сменить верхушку местного начальства. Для этого привлекают экспатов с определенным опытом успешной работы на международном уровне. Они приезжают с высоким уровнем мотивации и компенсационными пакетами. Им предоставляют жилье в корпоративных жилых комплексах вблизи международных школ. Затем они приступают к работе с огромным запасом энергии и энтузиазма на русском предприятии. Вначале они вносят пару-тройку быстрых изменений в общую стратегию, чтобы удовлетворить свое европейское начальство, а также выступают перед сотрудниками с речами о скорых улучшениях. Однако вскоре они перегорают. Изменения не приносят достаточно больших результатов, да и в общем предприятие оказывается более комплексным, чем ожидалось, а их семьям быстро надоедает вечный холод. Ничего удивительного в том, что их вскоре призывают обратно, чтобы заменить на следующего многообещающего энтузиаста. Мне это знакомо. Я, придя в эту страну как экспат 7 лет назад, имел несчастье наблюдать, как разворачиваются подобные истории раз за разом. Приведу несколько причин, почему экспатов ждет провал в России.

Экспаты не понимают русскую культуру

Они приходят с целью спасти однажды успешную, но переживающую тяжелые времена организацию. Экспаты сосредотачиваются на бизнесе и стратегии, пытаясь применить те же управленческие техники, что помогли им достичь успеха в прошлом. Однако они уделяют недостаточное количество времени, чтобы полноценно понять культуру людей, которыми управляют. Того внимания, которое они уделяют, недостаточно. Потому что русского культурного мировоззрения недьзя постичь, только лишь сходив в Большой театр или прогулявшись по Тверской. Русские люди очень организованны, особенно под контролем сильных волевых лидеров. Дети покладисты под началом увлеченных воспитателей-женщин. Хоть подобная система создает высокообразованное общество людей, которые умеют следовать приказам и становиться прекрасными инженерами, это также указывает на причину того, что русское мышление структурировано, что может помешать деловой гибкости. Большинство экспатов — кроме тех, у кого есть русские родственники или супруги, — не видят этой русской реальности, и потому им не удается познать русское мировоззрение.

Экспаты не живут в городе

Они выбирают жилые комплексы вблизи международных школ для большего удобства. Тем не менее вместе с привычными условиями обучения детей также приходит изоляция. Живя в этаком пузыре из комфорта и защищенности, экспаты совсем не видят настоящей повседневной жизни обычного русского человека, так как ограничивают себя в возможности самим испытать ее на себе. Я нахожу ироничным то, что многие русские торговые компании обычно нанимают экспатов на высокие посты, однако те совсем не понимают поведения и привычек среднестатического русского клиента. Они анализируют предприятие по уже собранным для них отчетам, хотя гораздо полезнее было бы самому последить за покупателями в повседневной обстановке. В результате экспаты упускают шанс собрать информацию из первоисточника и больше полагаются на свои маркетинговые исследования, получая информацию, проведенную через фильтры чужого восприятия и предвзятости.

От них не ждут долгосрочного успеха

Большинство экспатов приезжают в Россию на пару лет, чтобы навести порядок после своего предшественника. Тем не менее Россия — это огромная страна со стабильным ростом ВВП. Пусть на бумаге изменения в стратегии выглядят легко и просто, на практике выполнение их встретит множество препятствий, таких как большие размеры страны, сложная цепочка поставок и разница во времени. В конце концов клиенты увидят результаты, а не планы. К тому времени как новый экспат полностью вникнет во все хитросплетения русского бизнеса, уже будет поздно, так как подойдет конец их договора и придет время нового «сменщика».

Экспаты не знают русского

Я видел много энергичных экспатов, с головой кидающихся в изучение языка на курсах. «Я изучу русский и смешаюсь с толпой», — говорят они, но, как только проходит конфетно-букетный/романтический период первых недель пребывания в стране, наступает время суровой реальности. Они сталкиваются с долгими часами кропотливой работы, вялотекущим ростом прибыли, изолированностью от русской повседневности в силу своего высокого поста и истощающей холодной зимой с почти полным отсутствием дневного света. Все это быстро вытягивает из них энергию и энтузиазм. Они отказываются от языковых курсов, едва выучив «Здравствуйте» и «Счет, пожалуйста!», поскольку дальше русский для них оказывается слишком сложным. Для них оказывается почти невозможным написать или прочитать даже короткое предложение, а горы домашней работы так и остаются нетронутыми, так как дома в семейном кругу не находится времени на самообучение. В результате всего этого они сознательно создают искусственный барьер между собой и жизнью русских людей.

Экспаты недооценивают русских

Бросив изучение языка, живя в изолированных жилых комплексах и не интересуясь русской культурой и историей, экспаты вскоре начинают недооценивать русских людей. Они ищут западный стиль нацеленности на разрешение проблем и практичной последовательности, однако когда они не находят подобных навыков, то путают его с потенциалом русских в общем. На самом деле, именно экспаты не способны полноценно реализовать их потенциал, поскольку не видят, что ключ к мобилизации русских сотрудников лежит в создании доверия и интеллектуальном убеждении, что должно передаваться силой через всю иерархию. Нет страшнее силы, чем объединенные одной идеей русские команды. Воистину, если бы экспат смог их так объединить, это было бы настоящим чудом.

Итак, каково же решение? Должны ли мы выгнать всех экспатов и передать их посты русским? Конечно же нет. Экспаты обычно приходят с большим запасом внешнего опыта и бросают вызов привычному образу мысли. Как правило, их организационные навыки на порядок лучше, чем у местных менеджеров, и они создают более сбалансированную рабочую среду и ставят более высокие стандарты работы для сотрудников. Более того, во многом ответственность за образование и внедрение экспатов в русскую среду с самого начала лежит на отделах HR, что не такая уж и простая задача. В качестве альтернативы компании также могут выбирать экспатов второго поколения, у которых уже был опыт работы в России или же они имеют корни в самой стране. Российский бизнес продолжает расти и развиваться, что дает множество возможностей для экспатов достичь успеха, если только они знают, как их найти.

Россия. США > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698802 Гюванч Донмез


США > Агропром. Химпром. Экология > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698800

Кетчуп без пластика. Как бизнес избавляется от привычной упаковки

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Американская Kraft Heinz обещает в 2025 году продавать всю свою продукцию в перерабатываемых, многоразовых или биоразлагаемых пакетах и бутылках

Один из крупнейших в мире производителей продуктов питания американская Kraft Heinz Co. (№126 в рейтинге 2000 крупнейших компаний мира, рыночная стоимость $72,31 млрд) объявила о планах в течение семи лет полностью отказаться от неэкологичной упаковки. К 2025 году 100% производимой Kraft Heinz во всем мире продукции будет продаваться в перерабатываемой, многоразовой или компостируемой (биоразлагаемой) упаковке, говорится в сообщении, опубликованном на сайте компании.

В Европе уже к 2022 году весь томатный кетчуп Heinz будет доступен не в традиционной пластиковой бутылке, а в упаковке из материала, который можно переработать в новую упаковку для пищевой промышленности.

Для достижения этих целей компания обещает «агрессивно» изыскивать технические альтернативы материалам, используемым для упаковки продуктов питания сегодня, и для этого идти на сотрудничество с экспертами и организациями в этой сфере.

Kraft Heinz таким образом присоединилась к другим мировым гигантам, таким как Unilever, Procter & Gamble, Nestle и Colgate Palmolive, установившим конкретные даты для того, чтобы сделать свою упаковку более экологичной. Каролина Краевски, отвечающая в Kraft Heinz за работу над репутацией копании в мире, заявила агентству Bloomberg, что будет пересмотрена вся упаковка продуктов. В том числе традиционные пластиковые пакеты кетчупа Heinz, сока Capri Sun и сыра Kraft Singles. В настоящее время многослойная упаковка этих продуктов очень сложно поддается переработке, так как используемые в ней алюминиевую фольгу и пластик очень сложно отделить.

Краевски напомнила, что как потребители, так и инвесторы в течение последних лет требовали от компании пойти на изменение упаковки своих продуктов в целях экологии. На последнем общем собрании акционеров более 13% его участников поддержали предложение подготовить доклад о возможность переработки упаковки, в которой продается продукция компании.

Компания H.J. Heinz была основана в 1869 году Джоном Хайнцем в Пенсильвании. Основным продуктом компании стал томатный кетчуп и различные соусы. В феврале 2013 года компания была поглощена бразильской инвесткомпанией 3G Capital и фондом Berkshire Hathaway американского миллиардера Уоррена Баффетта, заплатившим за нее $23 млрд.

Компания Kraft Foods появилась в 1903 году в Чикаго. Ее создателем стал Джеймс Крафт.

В 2015 году Kraft Foods Group Inc объединилась с H.J. Heinz Co. Акционеры Kraft получили спецдивиденды в размере $16,5 на акцию. В совокупности им досталось 49% объединенной компании. Владельцы H.J. Heinz — Berkshire Hathaway и 3G Capital — вложили в новую компанию $10 млрд и получили долю в 51%.

Объединенная компания получила название Kraft Heinz. Ее возглавил бразилец Бернардо Хиз. Две штаб-квартиры компании находятся в Питтсбурге и Чикаго.

США > Агропром. Химпром. Экология > forbes.ru, 2 августа 2018 > № 2698800


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина

Торговая война США и КНР: чего ждут и опасаются российские компании в Китае.

Торговая война США и Китая набирает обороты с каждым днем и оказывает все более заметное влияние на глобальную экономику после введения ими взаимных пошлин; Вашингтон угрожает – Пекин защищается, отвечая оперативно и симметрично, но пока не спешит поворачиваться к своему стратегическому соседу-партнеру и наращивать импорт из России.

Эксперт объяснила, почему новые пошлины США против Китая маловероятны

Корреспондент РИА Новости пообщалась с региональным представителем Торгово-промышленной палаты России (ТПП) в Восточной Азии в Пекине Павлом Кудрявцевым и заместителем коммерческого директора ЗАО "Алейскзернопродукт" им. С.Н. Старовойтова Еленой Щербининой, которые рассказали, с какими именно вызовами и проблемами сталкивается российский бизнес в нынешних условиях, чего опасаются и на что надеются отечественные компании.

В среду Белый дом подтвердил, что США планируют ввести пошлины в 25% вместо 10% на импорт китайских товаров и услуг на сумму 200 миллиардов долларов. В Пекине, комментируя информацию об этом, ранее обнародованную агентством Блумберг, заявили, что КНР примет необходимые контрмеры для защиты своих законных прав и интересов, если США будут провоцировать эскалацию торговой войны.

Осторожное зондирование

В Китае заявили о намерении решать торговые противоречия путем переговоров

Торговые трения двух крупнейших экономик мира и повышение взаимных пошлин на ввоз целого перечня товаров заставили других игроков международного рынка задуматься о том, как воспользоваться данной ситуацией, успеть занять освобождающие ниши и выгодно реализовать собственную продукцию. При том, что у российской продукции на китайском рынке есть значительный потенциал в связи с относительно невысокой ценой и хорошей репутацией, особо активного повышения интереса с китайской стороны пока не наблюдается.

"На сегодняшний день говорить о развороте китайского бизнеса в сторону России вследствие торговых трений с США пока, наверное, преждевременно. Между тем, некоторое влияние американо-китайского разлада на российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество уже проявляется", — заявил Кудрявцев.

По словам собеседника агентства, прежде всего необходимо отметить возросшую активность китайских игроков рынка масличных культур, главным образом – сои. По данным Россельхознадзора, с июля 2017 по май 2018 года экспорт соевых бобов в КНР увеличился почти вдвое.

"Положительная тенденция налицо, китайцы продолжают зондировать возможности российского Дальнего Востока на предмет расширения поставок масличных, при этом действуют "по всем фронтам": соответствующие обращения идут по линии бизнеса, государственных ведомств и ассоциаций предпринимателей, активная работа проводится бизнесменами из КНР непосредственно и на территории России", — сообщил представитель ТПП.

Преграды и стимулы

Китай предостерег США от эскалации торговой войны

По мнению Кудрявцева, "можно предположить, что трения с США дали некоторый стимул для активизации работы по снятию нетарифных барьеров в российско-китайской торговле продовольственными товарами".

"Так, например, в текущем году сторонам практически удалось договориться относительно деталей открытия рынков молочной продукции и замороженного мяса птицы. В идеале, подписание соответствующих соглашений следует ожидать в ближайшее время", — добавил представитель ТПП.

Однако, подчеркнул он, "при всем при этом есть и негативные моменты". "Примечательно, что именно на фоне торговых споров с США китайские коммерческие банки принялись излишне рьяно исполнять требования американских надзорных органов в области осуществления антироссийских санкций", — заявил Кудрявцев.

Собеседник агентства пояснил, что, "в частности, участились случаи отказа банков КНР от обслуживания отечественных компаний несмотря на то, что данные юридические лица не входят в санкционные списки, равно как не подпадают под американские рестрикции совершаемые ими операции" — открытие счетов, обслуживание торговых сделок, открытие аккредитивов.

По его сведениям, "кредитно-финансовые институты КНР также чрезмерно перестраховываются и при работе с российскими физическими лицами, отказывая им, например, в оформлении дебетовых банковских карт и нередко даже в обмене валюты".

Ожидание — реальность

Мэр Лос-Анджелеса рассказал, к чему приведет "глупая торговая война" с КНР

После публикации китайской стороной списка американских товаров, на которые будут повышены ввозные пошлины, российские производители и поставщики зерновых культур рассчитывали на рост импорта в Китай, так как продукты из российского зерна пользуются популярностью у китайских потребителей и по ценовой политике, и по уровню качества. Однако в последний месяц ЦБ КНР резко опустил курс юаня, что стало ощутимым препятствием для расширения присутствия российских товаров на китайском рынке.

"Очень многие китайские компании в марте-апреле достаточно активно были настроены на то, что расширятся их возможности по поставкам товаров из России в Китай. В особенности зерновых культур. Но должна вам сказать, что пока кардинального увеличения незаметно", — заметила Щербинина.

По ее словам, "российские производители продуктов питания, нацеленные на поставки в Китай, сейчас столкнулись с повышением цен на их товары на внутреннем китайском рынке из-за резкого снижения курса китайской национальной валюты", отчего пострадали "вообще все, кто ориентируется на китайский рынок".

"Особенно это сложно именно с российскими продуктами, потому что они с 2014 года позиционируются в Китае как дешевые. Сейчас, по сути, мы находимся в состоянии, когда китайские покупатели переживают факт того, что товары подорожали, психологически некоторое время это, конечно, еще будет сдерживать спрос. Так что, для российского экспорта несырьевых товаров эта война скорее помешала, чем помогла", — подчеркнула Щербинина.

"Пока еще рано делать какие-то определенные выводы о влиянии этих событий на российских товаропроизводителей, прежде всего, нужно понять, как все дальше будет развиваться. Потому что изначально, когда это еще не случилось, все видели только плюсы, но мало кто, кроме китайского правительства, подумал про национальную валюту", — добавила эксперт.

Определенности нет, есть надежда

США намерены продолжить оказывать давление на Китай по вопросам торговли

При этом, по словам представителя российской компании, "для зернового сырья и масличных культур вполне можно ожидать значительного роста объемов поставок из России в Китай в рамках диверсификации китайских компаний, давно работающих на этом направлении".

Она отметила возможность того, что повышение интереса китайских компаний, занимающихся поставками зерновых и масличных в Китай, позволит снять некоторые существующие ограничения.

"К примеру, завозить в Китай пшеницу можно не со всей территории РФ, и вообще не все культуры разрешены к ввозу. Так что в этом смысле российским аграриям может эта "война" помочь, расширить их возможности", — предположила собеседница агентства.

Она добавила, что "теоретически должен быть выигрыш для наших компаний", но "еще рано говорить определенно".

"О чем-то более конкретном можно будет говорить после того, как у нас соберут урожай. В том числе важно, в каких регионах РФ какой урожай на какие культуры будет, и тогда станет яснее, какое увеличение можно ожидать по этим видам товаров с учетом существующих согласований между нашими государствами по этим товарным позициям", — подытожила Щербинина.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > tpprf.ru, 2 августа 2018 > № 2693702 Павел Кудрявцев, Елена Щербинина


Китай. США > Агропром. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691239

Кофейная компания Starbucks и гигант электронной торговли Alibaba в четверг в Шанхае объявили о стратегическом партнерстве, призванном довести до совершенства работу Starbucks на территории Китая.

В сотрудничестве с ключевыми предприятиями, входящими в экосистему Alibaba, включая Ele.me, Hema, Tmall, Taobao и Alipay, Starbucks планирует с сентября этого года открыть услугу доставки в 150 кофейнях, расположенных в основных торговых районах Пекина и Шанхая.

К концу 2018 года новый сервис будет доступен в более чем 2000 кофеен в 30 городах страны.

Наряду с этим, планируется открыть "Кухни доставки Starbucks", которые будут предоставлять весь комплекс услуг по доставке, а также интегрировать различные платформы для создания виртуального магазина Starbucks с более персонализированной схемой онлайн-обслуживания, разработанной специально для китайских клиентов.

Китай. США > Агропром. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691239


США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 августа 2018 > № 2698812 Никита Цаплин

Находка для шпиона: как Telegram и Facebook попали в список опасных мобильных приложений

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Отправляя чувствительную информацию и тем более экспериментируя с неизвестными программами, помните, что это лотерея, проигрыш в которой означает потерю вашей конфиденциальности

Последние пару лет выдались особенно богатыми на масштабные кибератаки. Список пострадавших своими именами напоминает элитный клуб: туда попали Uber, Equifax, Yahoo, Maersk, Парламент Великобритании и даже Национальный комитет Демократической партии США.

Масла в огонь подливают и распространившиеся программы-вымогатели, совокупный ущерб от распространения которых может составить до $121 млрд. Однако масштабные взломы могут преобразиться — теперь хакерам помогают получить доступ к данным популярные мессенджеры. Как получилось, что разработчики приложений порой даже не пытаются защитить данные пользователей? И почему список самых опасных приложений возглавили Telegram, WhatsApp и Facebook Messenger?

Самое худшее уже позади

Большинство пользовательских данных, скорее всего, уже украдены еще год назад, «успокаивают» авторы отчета Appthority, проанализировав тысячу популярных приложений для Android и iOS. Авторы доклада обнаружили, что хотя многие приложения не содержат следов вредоносного программного обеспечения и вопиющих уязвимостей, они обмениваются и хранят данные на ненадежных бэкэнд-серверах, предоставляя доступ к пользовательским данным всем желающим.

Эксперты компании говорят, что они проанализировали серверные подключения 1000 мобильных приложений, чтобы узнать, подключены ли они к общедоступным серверам. Чтобы обеспечить богатые функциональные возможности, разработчики часто используют системы управления базами данных, в которых обнаружены уязвимости, такие как MongoDB, CouchDB, Hadoop, MySQL и ElasticSearch. Последний из них используется для поиска и анализа данных и не имеет встроенного контроля безопасности и доступа, а полагается на внешнюю реализацию этих функций безопасности с помощью плагина аутентификации или API для доступа.

Авторы отчета насчитали более чем 21000 серверов ElasticSearch, к которым подключались мобильные приложения, используя ненадлежащую процедуру проверки подлинности. Эти незащищенные серверы ElasticSearch содержали более 43 терабайт данных, включая личную информацию пользователя, незашифрованные учетные данные, данные геолокации, медицинские данные и прочее. Сузив круг всего до 39 приложений, эксперты Appthority оценили утечку через них в 163,5 Гбайта данных, или более 280 млн записей пользователей, что представляет невероятно ценный подарок для хакеров и хранилищ данных в Dark Web.

Год спустя: чего ждать дальше

Несмотря на прошлогоднюю пессимистическую оценку, отчет Appthority 2018 года открыл новый горизонт «киберхалатности» разработчиков приложений. В своем новом отчете эксперты Appthority проанализировали уже более 2,7 млн мобильных приложений под Android и iOS. Исследователи обнаружили, что из 27 227 приложений для Android и 1275 приложений для iOS, использующих для организации бэкэнда системы базы данных Firebase, 3046 приложений были уязвимы, а 2271 и вовсе хранили данные в незащищенных базах данных, доступ к которым мог получить буквально любой желающий. Платформа Firebase, c 2014 года принадлежащая Google, работает по модели DBAAS (база данных как услуга), предоставляя разработчикам мобильных приложений бэкенд для хранения и синхронизации данных между несколькими клиентами. Наиболее уязвимыми оказались приложения для Android, использующие данную платформу, которых оказалось 2446 против 600 для iOS. 975 из них оказались популярными среди пользователей. 62% всех разработчиков программного обеспечения имеют по крайней мере одно уязвимое приложение для мобильных устройств.

Что оказалось доступно злоумышленникам? Всего в уязвимых приложениях (более 100 млн записей в 113 гигабайт данных), по оценкам исследователей, скомпрометировано 2,6 млн идентификаторов пользователей и паролей в текстовом формате, 25 млн хранимых записей местоположения GPS, 50 000 записей о финансовых транзакциях и данные более 4,5 млн аккаунтов в социальных сетях и корпоративных базах данных. Легкой добычей злоумышленников среди прочего могут стать 4 млн записей PHI (Protect Health Information, защищенные данные о здоровье), содержащих личные чаты и записи рецептов. Затронутые в отчете Android-приложения были загружены более чем 620 млн раз из магазина Google Play, что делает разработчиков приложений наиболее успешными распространителями уязвимого программного обеспечения.

Насколько легко любому человеку получить доступ к этим личным данным? Согласно отчету, уязвимые серверы Firebase не защищены брандмауэрами или системами аутентификации. Чтобы получить доступ к этим незащищенным базам данных, «хакеру» просто нужно было бы использовать команду «/.json» с пустым именем базы данных в конце имени хоста (например, «https://appname.firebaseio.com/ .json»).

Короли утечек

Вдогонку Appthority обнародовали рейтинг риска для информационной безопасности корпораций тех или иных популярных у пользователей приложений, в котором тройка лидеров и вовсе поражает — WhatsApp, Facebook Messenger, Telegram для Android и WhatsApp Messenger, Facebook Messenger и Waze для iOS признаны самыми опасными мобильными приложениями по состоянию на конец апреля 2018 года. Рейтинг составлялся на основе CVSS (Common Common Vulnerability Scoring System), основанный на оценке базовых метрик как уязвимость и их потенциальный вред, классифицируя по каждому типу риска по отдельности.

Помимо рейтинга самых опасных приложений Appthority также представили черный список мобильных приложений по версии служб безопасности компаний. Некогда популярная и эффективная концепция BYOD (Bring your own device), согласно которой корпорации поощряли использование сотрудниками личных мобильных устройств для доступа к актуальной корпоративной информации на встречах и презентациях, ныне стала головной болью специалистов в области информационной безопасности. Когда одни приложения осуществляют вредоносную активность, вторые создают опасные утечки информации, а третьи запрашивают у пользователей слишком много прав, трудно определить, что из всего этого безопасно и не нарушает корпоративные политики безопасности.

Самые «популярные» категории приложений из черного списка составляют сервисы для обмена сообщениями, социальные сети и приложения для знакомств. Для Android это: Facebook Messenger, Wickr Me и WhatsApp Messenger; для iOS: Facebook Messenger, WhatsApp Messenger и Tinder. В список попали приложения, которые были замечены за различной подозрительной активностью: отправлением адресной книги, SMS-сообщений и даже отключением используемого по умолчанию HTTPS-шифрования. Помимо этого, ряд приложений для iOS был уличен в подозрительных отправках геолокации и имени устройства, а также в использовании ныне запрещенной в AppStore технологии JSPatch для обновления версий ПО.

Лотерея персональных данных

MyPersonality — так называется приложение для викторины, созданное исследователями Кембриджского университета. В викторине «поучаствовали» 6 млн пользователей Facebook, более половины из которых предоставили свои персональные данные. Вместе с исходным кодом приложения на GitHub в течение 4 лет в общем доступе находились и учетные данные для доступа к персональным данным участников конкурса. Несмотря на то, Facebook объявил настоящую охоту за приложениями, нарушающими политику конфиденциальности, этот инцидент стал еще одной черной меткой для социальной сети, которая неоднократно обвинялась в халатном отношении к пользовательским данным.

Существование уязвимостей в программах и даже баз данных с открытым доступом к персональным данным не значит, что хакеры ими обязательно воспользовались. Однако, отправляя чувствительную информацию, участвуя в викторинах и уж тем более экспериментируя с неизвестными программами, помните, что есть вероятность потерять важные данные. Использование очередного приложения становится в полной мере лотереей, проигрыш в которой означает потерю вашей конфиденциальности, а вероятность выиграть составит 1 к 14 млн.

США. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 августа 2018 > № 2698812 Никита Цаплин


США. Португалия. Великобритания. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 1 августа 2018 > № 2690866

Россия выиграла у США и Португалии право проведения Всемирного энергетического конгресса.

Конгресс проходит с 1924 года и объединяет более 90 стран.

Россия получила право на проведение 25-го – юбилейного – Всемирного энергетического конгресса – 2022, который пройдет в Санкт-Петербурге с 11 по 15 июня 2022 года, сообщил организатор форума – Мировой энергетический совет (МИРЭС). Заявки на право проведения конгресса подавали также Национальные комитеты США и Португалии, однако безуспешно. Глава Минэнерго Александр Новак поблагодарил организаторов форума за выбор в пользу России и подчеркнул важность «неполитического диалога в таком важном секторе, как энергетика».

Конгресс проходит раз в три года с 1924 года и объединяет более 90 стран. Постоянным местом расположения центрального офиса МИРЭС является Лондон. В ноябре 2016 года председателем РНК МИРЭС был избран министр энергетики России Александр Новак.

Предыдущий конгресс прошел в Стамбуле в 2016 году, следующий состоится в Абу-Даби в 2019 году. В форуме принимают участие лидеры нефтегазовой индустрии мира, министры стран-производителей, эксперты и представители медиа. Всего форум собирает более 4 тыс. участников.

Конгресс МИРЭС обрел свое современное название в 1968 году на Мировой энергетической конференции в Москве. «С момента памятной конференции в Москве прошло уже больше 50 лет. За это время изменилась география мировой энергетики, произошли подвижки в топливном балансе, отрасли энергетики столкнулись с новыми экономическими и технологическими вызовами. Изменилась и Россия: сегодня у нас другая экономика, другие цели и задачи энергетической политики. Но и сегодня, как и 50 лет назад, наша страна является одним из лидеров мировой энергетики, обеспечивает энергоресурсами миллионы людей на всех континентах, активно участвует в разработке современных энергетических технологий, организует и успешно проводит дискуссионные площадки по вопросам энергетики в рамках международных форумов», – приводятся слова Новака в пресс-релизе Минэнерго.

США. Португалия. Великобритания. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 1 августа 2018 > № 2690866


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 31 июля 2018 > № 2699291 Александр Лосев

Глобус Воланда. Почему США не нужны хорошие отношения с Россией

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Встреча президентов Путина и Трампа, прошедшая в Хельсинки 16 июля, продолжает волновать политиков, общественность и СМИ по обеим сторонам Атлантики

С научной точки зрения событие — то, что происходит в некоторый момент времени и изменяет состояние мира, а также влияет на непрерывно протекающие на определенных интервалах процессы материальных и информационных преобразований. Событие может быть неправильно истолковано, если наблюдатели, вместо того чтобы рассматривать произошедшее как часть общего процесса, начинают воспринимать сам факт события как сингулярность — момент, где возникает непредсказуемость и перестают действовать привычные законы и правила. И тогда дальнейшие результаты и последствия становятся также мало предсказуемыми.

Встреча президентов Путина и Трампа, прошедшая в Хельсинки 16 июля, продолжает волновать политиков, общественность и СМИ по обеим сторонам Атлантики. Состоявшийся саммит двух президентов стал самым знаковым событием лета и отчасти искусственной сингулярностью, поскольку одним подарил надежду на улучшение взаимоотношений между Россией и США, другим принес опасения, что экспансивный Трамп подорвет трансатлантическое единство Америки и Евросоюза, третьим дал массу поводов для критики, нападок и обвинений Трампа в предательстве и предлогов для нового давления на Россию.

После разгромного разговора Дональда Трампа со своими европейскими союзниками на прошедшем чуть ранее саммите НАТО в Брюсселе западный истеблишмент ожидал от президента Соединенных Штатов подобной же жесткости по отношению к России, которая в американских доктринальных документах высшего уровня остается «противником Америки» и, по сути, одним из смыслов существования НАТО.

Но на итоговой пресс-конференции Трамп не только не осудил так называемое «российское вмешательство в выборы», но и продемонстрировал уважительное отношение к президенту Путину. Именно поэтому в глазах критиков Трампа состоявшаяся встреча выглядит как нежелательное событие, что вполне можно соотнести с международным медицинским термином adverse event.

В медицине «нежелательные события», как правило, отслеживаются и оцениваются в течение всего срока терапии в соответствии с «Критериями общей токсичности». И, по всей видимости, необходимый уровень «токсичности» будет обеспечен уже этой осенью. Доказательством того, что случай почти клинический, может, например, служить тот факт, что сенатор Кори Гарднер предлагает внести Россию в список государств — спонсоров терроризма, а еще два сенатора — Линдси Грэм от республиканцев и Роберт Менендез от демократов — уже собираются представить новый законопроект о санкциях против России в дополнении к действующему федеральному закону США «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act), куда и так включены «санкции против российского государственного долга».

Под новым давлением могут оказаться такие важные сектора российской экономики, как нефтегазовая отрасль, энергомашиностроение, финансы и ОПК, а также и госдолг как элемент бюджетного финансирования. А когда геополитический негатив давит на экономику, инвесторы и бизнес начинают нервничать.

Российский фондовый рынок перед саммитом в Хельсинки рос на ожиданиях смягчения геополитического давления, а рубль укреплялся на фоне притока средств иностранных инвесторов. Но в итоге и здесь разочарование, ставшее следствием ошибочных ожиданий, вылилось в падение фондовых индексов на опасениях новых санкций в отношении России, вероятность введения которых весьма велика, поскольку Трамп перед осенними выборами в Конгресс вполне может согласиться на ужесточение санкций, чтобы сбить волну критики в свой адрес и сосредоточиться на внутренней повестке.

А пока американские сенаторы требуют от Дональда Трампа, его переводчицы и госсекретаря Майка Помпео раскрыть содержание разговора с Владимиром Путиным в ходе встречи, забывая главный постулат политики, сформулированный еще в Древнем Китае: «Власть всегда и везде есть тайна, и тот, кто умеет владеть тайной, будет править миром».

Очевидно, что Соединенные Штаты навязали России экономическую и информационную войну, которая будет продолжаться в том или ином формате еще много лет и никаких санкций никто снимать не собирается. Неизменность американской политики в отношении России подтвердил сенаторам Майк Помпео.

Более того, этой осенью будет анализ тех санкций, которые уже были введены, их оценка и введение дополнительных мер, поскольку закон «О противодействии противникам Америки с помощью санкций» не ограничился только 2018 годом, а имеет пролонгированное действие.

Но за всеми этими играми в политическую «сингулярность» от внимания западных СМИ, да и части наших, ускользает главное: саммит президентов России и США проводился ради достижения стратегической стабильности в мире, и обсуждались на нем в том числе важнейшие вопросы безопасности, и о некоторых из них президенты рассказали на пресс-конференции. Речь шла о контроле за ядерными вооружениями, о Сирии и ситуациях на Ближнем Востоке и на Юго-Востоке Украины.

Поскольку американо-российские отношения находятся на очень низком уровне, а провозглашенный Трампом лозунг «Мир с помощью силы» — это почти аксиома для американской политики, что подтверждается в «Стратегии национальной безопасности США» и в «Стратегии национальной обороны», то возникают очень серьезные риски эскалации в точках соприкосновения в регионах, которые обозначены в политике США как ключевые. Это Европа, страны Персидского залива, а также западная акватория Тихого океана. И тот факт, что Россия, Китай, Иран и Северная Корея, территориально расположенные или имеющие интерес в этих же регионах, обозначены в оборонной стратегии и в «обзоре ядерных сил» как основные противники США, создает риски глобальной стабильности и увеличивает вероятность военного столкновения с непредсказуемыми последствиями. Европе и Ближнему Востоку сказочно повезло, что нанесенный 14 апреля 2018 года вооруженными силами США, Британии и Франции удар крылатыми ракетами по территории Сирии не затронул российских военнослужащих и военные объекты. В противном случае жители стран — союзников США (Европы, Израиля и Турции) мгновенно бы оказались в положении цыплят на птицеферме в районе, где зафиксирована вспышка птичьего гриппа.

Продолжение американского давления на Иран и гражданская война в Йемене вызывают очень серьезную озабоченность. В борьбе за энергоресурсы и маршруты их транспортировки не один раз проливалась человеческая кровь. А еще возможна эскалация ситуации на Донбассе в преддверии президентских выборов на Украине.

Никуда не исчезла и инициатива Министерства обороны США по разработке системы «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike), позволяющей нанести молниеносный удар по любому региону мира в случае конфликта или иной чрезвычайной ситуации.

Появились сообщения, что Пентагон серьезно относится к военной угрозе российского и китайского гиперзвукового оружия, поскольку оно может ограничить глобальное присутствие вооруженных сил США и будет серьезно препятствовать возможностям Америки проецировать силу в ключевых регионах.

Нестабильность начинает возрастать и из-за соперничества ведущих военных держав в киберпространстве и в космосе, под угрозой находится и подводная экономическая инфраструктура.

В такой геополитической ситуации споры о «Северном потоке — 2» и импортных тарифах на сталь и алюминий кажутся незначительными проблемами по сравнению с угрозами военного противостояния и региональных войн, порождаемых давлением США и ответной реакцией на это давление.

И возможно, это неплохо, что Трамп назвал президента Путина «соперником», потому что соперничество в политике означает игру по правилам. Показательно, что Ангела Меркель заявила в ходе своей пресс-конференции, что любой диалог между США и Россией хорош для всех.

Безусловно, никуда не денется желание американского истеблишмента сломать старые правила и порожденные ими международные соглашения, поскольку они ограничивают возможности и доходы. Бывший американский посол в России Майкл Макфол честно написал в Twitter, что «хорошие отношения с Россией не являются целью США» и что «внешняя политика только средство для других целей».

К тому же оборонный бюджет США, включая расходы на спецоперации и поддержание ядерных сил, — это почти $800 млрд ежегодно, и никакой американский СПГ вместо «неправильного» газа «Северного потока — 2» таких денег корпорациям не принесет.

Действия американского истеблишмента вокруг России и Трампа можно описать цитатой из фильма «Апокалипсис сегодня» Френсиса Форда Копполы: «Войну ведут высокопоставленные клоуны, которые в конечном итоге забудут весь этот цирк». И непредсказуемый импульсивный Дональд Трамп на этом фоне выглядит как очень ответственный и разумный политик мирового уровня.

И если в ближайшем будущем получится договориться о правилах, наладить конструктивные взаимоотношения оборонных ведомств двух стран и четко обозначить глобальные и региональные «красные линии», то именно это, возможно, и станет главным итогом встречи президентов России и США в Хельсинки. Сингулярность исчезнет, тысячи людей получат шанс остаться в живых, а телевизионные кадры разрушений и жертв, напоминающие то, что увидела Маргарита из романа Михаила Булгакова на глобусе Воланда, сменятся более мирными картинками.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 31 июля 2018 > № 2699291 Александр Лосев


Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 31 июля 2018 > № 2699284 Станислав Митрахович

Кровожадная элита. Чем обернутся новые санкции США для российской энергетики

Станислав Митрахович

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ

После саммита Путина и Трампа американские сенаторы и конгрессмены оказались столь «воодушевлены», что анонсировали целый комплекс новых санкций в отношении России. Новые меры действительно возможны, но на деле для них уже есть политико-правовая инфраструктура, можно обойтись и без новых законов. Чего ждать энергетическому сектору России от возможной новой волны американских санкций?

После саммита Путина и Трампа американские сенаторы и конгрессмены оказались столь «воодушевлены», что стали анонсировать целый комплекс новых санкций в отношении России, ее ТЭК и энергетических проектов с российским участием в частности. Новые меры действительно возможны, но на деле для них уже есть политико-правовая инфраструктура, без новых законов можно и обойтись.

Политический мейнстрим и значительная часть истеблишмента США настолько жестко накинулись на Трампа за его попытки хотя бы начать договариваться с Путиным, что американский президент не выдержал и пошел на попятную. Сначала он признал, что оговорился в ходе пресс-конференции с российским лидером, отвечая на вопрос о вере в российское вмешательство в американские выборы. Потом и вовсе отменил ранее анонсированную на осень очередную встречу с Путиным.

Видя, что Трампа все-таки можно заставить поменять позицию, его оппоненты стали «фонтанировать идеями». Спикер палаты представителей Конгресса республиканец Пол Райан после заявлений Трампа об оговорке заявил, что «будет более чем счастлив рассмотреть вопрос о новых санкциях против России». Второй по старшинству республиканец в Сенате Джон Корнин также призвал к новым санкциям.

А сенатор-республиканец Джон Баррассо оперативно представил законопроект под звучным названием «О прекращении российской энергетической агрессии». В нем есть целый набор мер, включая персональные санкции против лиц, осуществляющих инвестиции в российские проекты по экспорту энергоносителей, предоставляющих гарантии для займов на эти цели, а также осуществляющих поставку товаров и услуг для этих проектов.

Строго говоря, под эти формулировки можно подвести практически любого контрагента из числа иностранных компаний, сотрудничающих с российским ТЭК. Не то что крупных кредиторов «Северного потока — 2», но и, например, даже относительно небольшой финский бизнес, который недавно получил заказы на укладку на дно каменной подушки для труб газопровода, подъем старых боеприпасов, защиту подводных кабелей и т. п. Или норвежский бизнес в лице компании Kværner, которая будет строить для «Северного потока — 2» наземные сооружения в районе Выборга.

Сложнее назвать тех, кто точно чувствовал бы себя в безопасности от возможного последовательного применения норм указанного законопроекта. Кстати, в нем есть и еще одна особенно «плодотворная» идея: настоятельно предложить или, еще лучше, обязать членов НАТО закупать американский газ просто в силу членства стран в военном альянсе. Забавно, что сам Трамп тоже требовал от НАТО в лице его генсека Йенса Столтенберга, говоря о «Северном потоке — 2», «что-то с этим сделать».

То есть бить по «Северному потоку — 2» Трамп предлагал бюрократу непосредственно той международной структуры, к которой он испытывает откровенный скепсис и которая от политики самого Трампа становится менее дееспособной. Но до требования к членам НАТО в принудительном порядке закупать американский газ (что отвергает базовые принципы свободного рынка и капитализма) не дошел даже «экстравагантный» Трамп. Теперь же это требование выдвигают те политические силы США, которые рисуют себя ответственными и серьезными игроками и противопоставляют себя сумасбродному президенту.

Еще один «всеобъемлющий документ о санкциях» — закон «О защите Америки от вмешательства России» — готовят сенатор от Республиканской партии Линдси Грэм и его коллега-демократ Боб Менендес (любимым выражением которого, как стало ясно после недавней встречи сенаторов с госсекретарем США Майком Помпео, является фраза «Нужно больше санкций»). В этот пока еще законопроект вписана среди прочего необходимость «требовать отчетности о действиях России по подрыву европейской энергетической независимости».

Упомянутое требование будет, однако, обращено не к кому иному, как к администрации Трампа. А как бы того ни хотели конгрессмены и вообще политический мейнстрим США, именно исполнительная власть реализует все санкционные меры на практике, а вовсе не Конгресс. Последний создает лишь институциональную рамку для действий исполнительной власти, но не может ее подменить.

Стоить помнить, что у администрации уже год как есть инструментарий для введения санкций против России и ее партнеров в энергетике: Трамп подписал соответствующий закон (CAATSA) еще летом 2017 года. Требование ужесточить меры в соответствии с CAATSA, что предусматривается упомянутыми выше законопроектами о новых санкциях, на самом деле просто излишне. Ведь все равно только исполнительная власть решает, оправдано введение санкций против конкретной компании или нет.

Формально CAATSA подразумевает еще и консультации с Европой по антироссийским санкциям. Трамп всегда может сказать своим внутренним оппонентам, что он не вводит в действие меры по CAATSA просто потому, что по итогам консультаций с Европой не считает соответствующей интересам США излишнюю конфронтацию с Евросоюзом, которая неизбежна, если начать тотально бить по всем европейским партнерам того же «Газпрома». И никакие новые законопроекты из числа упомянутых выше этот расклад не изменят.

Показательно, что по мере ужесточения законодательства о санкциях уровень долженствования (по вводу в силу санкций) применительно к президенту США повышался. Сейчас это уровень модального глагола shall, но не более того. Shall обозначает меньший уровень долженствования, чем must (президент «должен», но не «обязан»). Есть еще в тексте CAATSA mandatory imposition, это сильнее по смыслу, чем shall, но все еще не must. Поэтому за год реальных санкций против тех же партнеров «Газпрома» по «Северному потоку — 2» американцы так и не ввели. И если Трамп резко не изменит свою позицию или не покинет досрочно Белый дом, то серьезного отличия нового года в этом аспекте от предыдущего не будет.

Если же политический мейнстрим все же победит президента, то тогда уже будут реальны и меры против партнеров «Северного потока — 2», и расширение SDN-списка на «Газпром» (тогда американским компаниям вообще нельзя будет иметь с ним дело). Но пока это маловероятно, поскольку тогда внутриамериканским оппонентам Трампа, рисующим себя сейчас в качестве «друзей Евросоюза в противовес изоляционисту и протекционисту Трампу», придется брать на себя ответственность за обвал отношений с Европой, не желающей кардинально рвать с Россией.

Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 31 июля 2018 > № 2699284 Станислав Митрахович


США. Весь мир > СМИ, ИТ > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692374

WhatsApp настроился на групповую связь

Чтобы совершить групповой разговор, необходимо добавить в него других участников

 Функция групповых аудио– и видеозвонков появилась в мессенджере WhatsApp после очередного обновления, пишет издание The Verge со ссылкой на разработчиков.

«Мы рады сообщить, что с сегодняшнего дня вводим в WhatsApp групповые аудио– и видеозвонки», — приводит издание слова руководителей проекта. Они также пояснили, что необходимость введения звонков возникла после понимания объема переговоров пользователями: «Наши пользователи тратят на звонки более двух миллиардов минут в день».

Отмечается, что одновременную связь в групповых звонках WhatsApp смогут поддерживать только четыре пользователя. Чтобы добавить собеседников нужно во время разговора с одним из них нажать на кнопку «добавить участников» в правом нижнем углу экрана. Функция работает на устройствах с iOS и Android.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692374


США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692368

Пентагон вложит в развитие искусственного интеллекта почти $900 млн

Военное ведомство намеревается переложить «на плечи» ИИ рутинные и трудоемкие задачи, которые раньше обязаны были решать люди

В предстоящие пять лет министерство обороны США истратит $885 млн на исследования в области искусственного интеллекта (ИИ) для «более успешного конкурирования» с Китаем и Россией. Об этом пишет 30 июля газета Wall Street Journal.

Отмечается, что системы, основанные на ИИ, позволят Пентагону более эффективно фильтровать данные, связанные с такими областями, как национальная безопасность и здравоохранение. По словам эксперта американской консалтинговой компании Booz Allen Hamilton Джоша Салливана, военное ведомство намеревается переложить на плечи ИИ рутинные и трудоемкие задачи, которые раньше обязаны были решать люди.

Напомним, ранее сообщалось, что командование Сухопутных войск США намерено с помощью искусственного интеллекта вовремя предотвращать поломку техники. Несколько БМП Bradley будут тестировать систему, способную заранее оповещать о будущих неисправностях.

США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692368


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 июля 2018 > № 2705663 Майкл Макфол

Майкл Макфол: Путин хотел допросить меня. Трамп назвал это "невероятным предложением". Почему?

Майкл Макфол | The Washington Post

"Я думал, что уже перестал беспокоиться из-за Владимира Путина. Я уехал из Москвы в 2014 году в качестве посла США, оставившего свой пост, после того как Путин в течение двух лет пребывания там использовал подконтрольные государству СМИ и другие марионетки для распространения дезинформации обо мне", - пишет экс-посол США в России Майкл Макфол в статье для The Washington Post.

Дипломат вспоминает, что Путин "был прохладно встречен во время своей кампании по приему президентства из рук Дмитрия Медведева, и ему нужен был враг". "Поэтому его приспешники ложно утверждали, что я был послан президентом Бараком Обамой для спонсирования оппозиции и разжигания революции, что я надеялся, что Путин закончит так же, как сербский автократ Слободан Милошевич, то есть смещенным с должности и в тюрьме, и что я педофил", - пишет Макфол.

"Но в этом месяце на саммите в Хельсинки (...) Путин снова начал меня преследовать, и сначала я не понял, насколько зловещей была его атака, - продолжает автор. - Во время двухчасовой встречи с глазу на глаз с президентом Трампом Путин сделал своему американскому коллеге предложение: дескать, он разрешит сотрудникам правоохранительных органов США присутствовать при допросе в России 12 российских шпионов, обвиненных США во вмешательстве в кампанию 2016 года, если его собственные агенты смогут наблюдать за допросом такого же числа сотрудников американских спецслужб, которые, как утверждает Россия, совершили преступления на российской земле".

"В фантазии, изложенной Путиным во время совместной пресс-конференции, сотрудники американской разведки помогли британскому гражданину американского происхождения Биллу Браудеру вывести деньги из России, которые Браудер затем передал предвыборной кампании Хиллари Клинтон", - пишет автор.

Что удивительно, Трамп назвал безумное предложение Путина "невероятным предложением", возмущается Макфол.

"Я тоже находился в Хельсинки в качестве аналитика NBC News. Моей первой реакцией было недоверие", - отмечает он.

"Вопиющая клевета на американских чиновников, в то время когда Путин стоял рядом с нашим президентом, воистину разозлила меня", - вспоминает он.

"Затем, по пути домой, российские журналисты начали расспрашивать меня, какова моя реакция на заявление пресс-секретаря верховного российского прокурора, в котором подразумевалось, что против меня ведется расследование за нарушение российского законодательства", - пишет дипломат. "Мы готовы направить еще один запрос властям США о разрешении нам допросить тех самых сотрудников разведывательных служб США, а также ряд других официальных лиц и бизнесменов из США, чтобы обвинить их в совершении преступлений Браудером", - говорилось в нем, а мое имя было упомянуто в ряду этих правительственных чиновников.

"Во время долгого рейса домой мое недоверие по поводу путинской наглости в конце концов переросло в гнев в отношении Трампа. Почему мой президент - мой главнокомандующий, мой соотечественник - назвал путинский план оклеветать меня, напугать и угрожать мне и другим критикам Путина "невероятным предложением"?" - задается вопросом Макфол.

За этим последовала возмущенная общественная реакция, отмеченная очень редким двухпартийным голосованием 98-0 в Сенате в его защиту. Пресс-секретарь Госдепартамента Хизер Науэр категорически отвергла предложение Путина как "абсурдное".

В очередной попытке объяснить политику США в отношении предложения Путина пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс сказала, что Трамп отклонил это предложение, говорится в статье.

"Я с облегчением узнал, что мое правительство не будет просить о том, чтобы меня допросили российские сотрудники правоохранительных органов, но мне и другим американцам все же нужна защита моего президента от следующего возможного шага - ордера на арест, за которым последует выдача Интерполом "красного уведомления" о задержании меня в третьей стране и, в худшем случае, выдача меня в Россию", - отмечает автор.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 июля 2018 > № 2705663 Майкл Макфол


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter