Всего новостей: 2604829, выбрано 3786 за 0.143 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > prian.ru, 16 июля 2018 > № 2675547

Названы города США с самыми высокими зарплатами для фрилансеров

Ожидается, что к 2020 году почти 43% работников станут «вольными» специалистами, работающими вне штата. За последние годы количество фрилансеров в Америке значительно выросло: такой способ трудиться предпочитают 57 млн жителей страны, принося каждый год местной экономике почти $1,4 трлн.

Такие данные указаны в совместном исследовании Upwork и Freelancers Union. При этом в недавнем докладе FitSmallBusiness.com подчеркивается, что для фрилансеров очень важно правильно выбрать место, где работать им будет наиболее комфортно и выгодно, сообщает TechRepublic.

В этом плане наиболее перспективны – крупные города: здесь для «свободных» специалистов есть полный спектр сервисов, включая Uber или Lyft, множество предложений на платформах типа Airbnb, а также фриланс-биржи типа TaskRabbit. К тому же, в мегаполисах много стартапов и высокотехнологичных компаний, которые чаще нанимают сотрудников со свободным графиком.

В докладе анализируются общедоступные данные 20 городов, чтобы определить, какие из них лучше всего подходят для фриланса. При ранжировании учитывались текущие доходы на душу населения, средняя стоимость аренды однокомнатной квартиры и развитие рынка «свободного» труда. Также рассматривались ресурсы для «нетрадиционных» сотрудников в каждом городе, такие как доступность coworking-пространств и высокоскоростной интернет.

ТОП-10 лучших городов США для фрилансеров:

   1.Сан-Франциско.

   2.Атланта

   3.Лос-Анджелес

   4.Бостон

   5.Вашингтон

   6.Даллас

   7.Сан-Хосе

   8.Сан-Диего

   9.Майами

   10.Феникс

Фриланс становится все более популярным вариантом работы в США. К примеру, Вермонт заплатит 10 000$ людям, решившим переехать штат и трудиться здесь на удаленной основе.

США > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > prian.ru, 16 июля 2018 > № 2675547


США. Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674586

Саммит Россия–США.

В Хельсинки проходит встреча Президента Российской Федерации Владимира Путина с Президентом Соединённых Штатов Америки Дональдом Трампом. Это первая полноформатная встреча на высшем уровне лидеров двух стран; ранее В.Путин и Д.Трамп встречались на площадках различных международных форумов.

Беседа президентов России и США началась в формате «один на один», затем переговоры продолжатся с участием членов делегаций. В.Путин и Д.Трамп намерены обсудить пути нормализации и развития двусторонних отношений, актуальные вопросы международной повестки дня, в частности особое внимание лидеры планируют уделить ситуации на Украине, в Сирии и на Корейском полуострове, а также борьбе с терроризмом.

По завершении переговоров президенты России и США сделают заявления для прессы и ответят на вопросы представителей средств массовой информации.

* * *

Начало встречи с Президентом США Дональдом Трампом

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Мне очень приятно встретиться с Вами здесь, на гостеприимной земле Финляндии, в Хельсинки.

У нас продолжаются постоянные контакты: предыдущие месяцы мы и по телефону говорили, и встречались несколько раз на площадках различных международных мероприятий.

Конечно, настало время обстоятельно поговорить по нашим двусторонним отношениям и по различным болевым точкам в мире: их достаточно много для того, чтобы мы обратили на них внимание.

(Говорит по-английски.) Спасибо большое.

Д.Трамп: (как переведено) Во-первых, господин Президент, хочу поздравить Вас с успешным окончанием чемпионата мира по футболу – одного из лучших в истории, как все это отмечают. Это были потрясающие игры, и все прошло здорово. Поздравляю Вас.

Я следил за играми. У нас в Соединенных Штатах футбол называется «соккер». Я смотрел финальный матч и оба полуфинальных, было очень интересно.

У нас есть огромное количество тем, которые нам надо обсудить. Очень интересные темы, начиная с таких вопросов, как торговля, коммерция, военные вопросы, а также вопросы, связанные с Китаем, ядерной политикой, поговорим о нашем общем друге Си [Председатель КНР Си Цзиньпин].

У наших стран есть огромная возможность для того, чтобы наладить наши взаимоотношения. На протяжении нескольких последних лет эти отношения были плохими, где-то около двух лет, но думаю, что есть возможность, чтобы отношения между нашими странами стали чрезвычайно хорошими. Я во время своей предвыборной кампании говорил о том, что ладить с Россией – это хорошо, а не плохо.

Мы будем говорить о наших ядерных потенциалах. Мы две страны, которые содержат более 90 процентов всех ядерных потенциалов, и это не является чем-то хорошим. Это не очень хорошая вещь, поэтому нам надо делать все для того, чтобы улучшить наше положение по этому вопросу. Думаю, мы будем говорить непосредственно по вопросу, связанному с ядерной политикой.

Итак, сначала мы встретимся вдвоем, потом мы встретимся с нашими командами. Знаю, что Вы привезли с собой свою команду, большое количество людей. Думаю, мы сможем обсудить большое количество очень важных для нас вопросов.

США. Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 июля 2018 > № 2674586


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2018 > № 2690000 Леонид Бершидский

Саммит Трампа и Путина: это будет пустое зрелище

У них масса общих интересов, однако вероятность сделки равна нулю

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Когда президент Дональд Трамп встретится с президентом Владимиром Путиным 16 июля, некоторые американцы будут испытывать серьезную тревогу: что если они заключат такую сделку, которая навредит американским интересам? Что если Путин для Трампа — это скорее куратор, чем иностранный коллега?

Им не стоит волноваться. Нет никаких сомнений в том, что Путин может манипулировать Трампом, но вовсе не как своим агентом, как полагают некоторые теоретики заговора. Даже если у Путина «есть что-то на Трампа», как некоторые полагают, он ничего не сможет добиться, обнародовав этот компромат — в результате Путин получит только еще более враждебно настроенную администрацию, с Трампом или без него во главе.

Тем не менее, Путин приедет хорошо подготовленным, имея четкую картину того, какие интересы могут объединять его с американским президентом, несмотря на то, что ни тому, ни другому сейчас не удастся добиться никаких конкретных результатов.

Вопрос, в котором между ними может быть больше всего взаимопонимания, — это Сирия. Трамп хочет вывести оттуда американские войска как можно быстрее, но при этом не отдав территорию иранским отрядам или проиранской Хезболла. Путин тоже хочет, чтобы американцы ушли, чтобы его клиент, президент Сирии Башар аль-Асад, мог контролировать больше территорий, включая богатые нефтью районы, на которых он сможет заработать деньги для восстановления своей страны.

Но Путин не хочет (или, возможно, не может) вытеснить из Сирии иранцев несмотря на то, что лидеры Израиля и Саудовской Аравии, сотрудничающие с Россией в некоторых сферах, просили его сделать это. Без поддержки иранцев режим Асада, вероятнее всего, падет, а Путин не хочет отправлять свои войска для того, чтобы его поддерживать. Помогая Асаду, Иран гарантирует, что в Сирии сохранятся российские военные базы. Кроме того, России нечего предложить Ирану в обмен на уход из Сирии.

Путин может поддержать предложение ограничить влияние Ирана в Сирии в обмен на уступки США по Украине — к примеру, в обмен на признание Крыма частью территории России (Трамп уже намекнул на то, что он, возможно, подумает над этим). Однако Путину известно, что Трамп не может официально признать легальность этого захвата территории без одобрения Конгресса. Путин также не ждет от США никаких уступок по востоку Украины, который стал еще одной причиной введения американских и европейских санкций против российских компаний и граждан. Спецпредставитель Трампа по вопросам Украины Курт Волкер (Kurt Volker) недавно сказал, что, с его точки зрения, Россия приготовилась к долгой борьбе.

Таким образом, вместо того, чтобы обсуждать жизнеспособное соглашение по Сирии, Путин, вероятно, пообещает Трампу какую-нибудь сделку, условия которой он не собирается выполнять — российский лидер уже несколько раз использовал эту тактику на переговорах с США по Сирии и на переговорах с Францией и Германией по Украине. Трамп любит объявлять о заключенных им сделках, а Путину есть что ему предложить в Сирии — возможно, новую версию зон деэскалации, где не будет иранских боевиков.

Еще одна сфера общих интересов — это подрыв Евросоюза, особенно позиций правительства канцлера Германии Ангелы Меркель. Для Трампа это вопрос победы в торговой войне и усмирения тех, кого он считает любителями жить за чужой счет. Для Путина это способ избавиться от санкций: Меркель остается одним из немногих убежденных сторонников антироссийских санкций, в то время как более консервативные правительства в Италии, Австрии и Венгрии предпочли бы отменить санкции и возобновить бизнес с Россией в обычном режиме.

Тем не менее, Трампу и Путину вряд ли удастся достичь консенсуса в вопросе ослабления позиций Меркель. Российский лидер хочет построить «Северный поток-2», который позволит сократить поставки российского газа через Украину. Трампа не волнуют украинцы, но он выступает против «Северного потока-2», потому что этот газопровод негативно скажется на объемах поставок сжиженного природного газа из США. Для Путина этот газопровод — не разменная монета, а ключевой элемент его энергетической стратегии.

Хотя Путина и Трампа объединяет неуважительное отношение к Европе, им не нужно договариваться о едином плане действий. Они оба могут продолжить поддерживать ультраправые политические силы внутри Евросоюза, не заключая при этом никакой сделки друг с другом: их нескоординированные действия наносят такой же ущерб, какой могли бы наносить совместные усилия.

Путин заинтересован в дальнейшей дезинтеграции альянса НАТО, который Трамп неоднократно высмеивал. Но визит американского президента в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе на этой неделе показал, что он не собирается разрушать этот альянс. Хотя он громко потребовал, чтобы страны-члены увеличили расходы на свою оборону, он также подписал декларацию, подтверждающую приверженность союзников принципу взаимной обороны — и сдерживанию России. Вероятно, Трамп понимает, что, разрушив или ослабив НАТО, он не сможет увеличить свои очки на внутриполитической арене.

Главным приоритетом Путина, возможно, является снятие санкций, которые мешают российскому капиталу свободно перемещаться. Та экономическая система, которую он выстроил, требует доступа к внешним рынкам, и Кремль никогда не стеснялся покупать влияние на Западе. Существуют веские доказательства того, что бизнес Трампа в сфере недвижимости извлек выгоду из этого источника денег.

Но Путин понимает, что Трамп не может открыто добиваться отмены антироссийских санкций и что Конгресс, вероятнее всего, помешает ему это сделать. Все, на что может надеяться российский лидер, — это неофициальный меморандум, касающийся новых мер, включая санкции против европейских компаний, финансирующих «Северный поток-2».

У Трампа и Путина есть общие интересы и цели, однако им будет крайне трудно оформить их официально или даже просто облечь их в форму неофициальных договоренностей, которые обе стороны будут выполнять. В лучшем случае результатом этой встречи станет какое-нибудь расплывчатое соглашение об ограничении влияния Ирана в Сирии, которое Россия не сможет воплотить в реальность, в обмен на такое же расплывчатое, неофициальное обещание воздержаться от введения новых жестких санкций, которое Трамп не сможет выполнить.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2018 > № 2690000 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677698 Авигдор Эскин

Встреча президентов России и США обречена на успех

Потенциальный альянс Трампа с Путиным поведет к мирному мировому порядку

Завтрашняя встреча президента Дональда Трампа с президентом Владимиром Путиным обречена на успех. Все колебания мысли могут быть устранены осознанием важности самого факта проведения саммита сейчас, невзирая на грандиозные попытки срыва. Вы слышали скептицизм европейских лидеров по поводу грядущей встречи? Вы видели текст обвинений, предъявленных точь-в-точь накануне схода двух президентов, двенадцати сотрудникам ГРУ (по версии прокуратуры США)?

Пессимисты справедливо указывают на остервенелость в высказываниях некоторых сенаторов и конгрессменов и в действиях Мюллера с соратниками. Они правы в своих опасениях, но не учли, что сам президент Трамп прекрасно понимал, как вызовет огонь на себя, объявив о встрече на высшем уровне с российским президентом. Он мог бы подождать до осеннего заключения комиссии Мюллера и выборов в конгресс. Многие полагали, что именно так он и поступит, исходя их прагматических соображений и опираясь на инстинкт самосохранения.

Всем этим соображениям вопреки Дональд Трамп решил, что победа приходит при наступлении. Результаты его выхода из сделки с Ираном превзошли его ожидания, как перевод посольства в Иерусалим и как первичные договоренности с Северной Кореей. Его стиль общения оказался эффективным и в выяснении отношений с партнерами по НАТО. В отличие от необразованных публицистов и теленевежд Трамп прекрасно понимает, насколько мизерно значение НАТО как военного альянса сегодня и в какой мере американское военное присутствие в Европе является определяющим фактором. Тем не менее он добился от партнеров увеличения затрат на оборону и вышел снова победителем.

Поддержанные частью американской прессы окрики из конгресса и новый ход вперед со стороны прокуратуры в преддверии саммита не удивили президента Трампа. Он отразил все удары новой магической формулировкой: все это результаты провальной политики Барака Хусейна Обамы. Есть разногласия по Крыму? Да, есть разногласия. Расхлебываем результаты провалов Обамы. Есть обвинения против двенадцати россиян? Да, все это относится к периоду правления Обамы.

Мы писали в нашем предыдущем материале о необходимости для успеха встречи двух президентов изначально договориться от открытии новой страницы. В этой связи вызывает удивление слабость российских возвестников за рубежом. Мы не слышим от них ясной и чеканно повторенной позиции по законам глорификации нацистов на Украине и возрождения бандеровской идеологии посредством воспитания, воздвижения памятников и наречения улиц. Этот важнейший аспект конфликта с Украиной можно и необходимо было внедрить в сознание американцев и европейцев, но увы.

Не менее странной представляется разъяснительная линия МИДа по обвинению России в разных видах вмешательства в американские дела. Есть великое множество фактов вмешательства США в российские внутренние дела в пору правления Обамы. Там и прямые денежные переводы оппозиционным группам, там и пирожки Нуланд на Майдане с массированной поддержкой мятежа.

Обычно мы слышим какие-то фразы о недостаточности доказательств у американцев. Телевожаки любят погарцевать: «А где их доказательства?» То есть, коли следственные органы США не принесли на эти телетолковища доказательств причастности каких-то россиян к тем или иным инцидентам, то их и не было. На данный момент мы стоим перед реальностью, когда российская вовлеченность скорее была, нежели ее не было. Более того, израильские эксперты настаивают на том, что россияне намеренно оставляли следы, с целью показать американцам, как они могут ответить. Ибо могли бы легко остаться анонимными, ежели того хотели.

Представим себе, что американские обвинения частично соответствуют действительности. Дальше простой вопрос: ну и что? Если американская система действует на расшатывание российского устройства власти, то не оправданы ли ответные действия после нескольких лет российской толерантности к ирредентному поведению? Приводимые здесь аргументы не годятся в полной мере, возможно, для официальных вестников Российского государства. Но уже точно бы следовало чеканно и беспременно рассказывать о фактах американского вмешательства. Это должно было стать лейтмотивом с приведением конкретных фактов. Но увы.

Такого рода пропаганда помогла бы только позитивному ходу переговоров. Да, администрация Обамы нарушила все правила игры. Да, были приняты ответные меры. Все это пережитки прошлого, наследие темного периода Обамы с Клинтон. А сейчас открывается новая страница.

Надо отдать должное Дональду Трампу: он не опускает рук и в пропагандистской войне внутри США. В ответ на откровенно очерняющие саму идею саммита с президентом России публикации консервативная газета Wall Street Journal вышла сегодня, за день до встречи, с беспрецедентно объективной статьей о сотрудничестве между американскими и российскими военными.

Выясняется, что в течение последнего месяца состоялись три встречи в Хельсинки между начальниками генштабов обеих стран, Джо Данфордом и Валерием Герасимовым. Газета рассказывает об атмосфере доверия и конструктивного сотрудничества. Интересно, что в статье даже приводится случай, как в 2016 году американская армия не прислушалась к совету российских коллег и нанесла удар по определенном объекту, где находились вовсе не террористы ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация), а солдаты Асада. Это приводится как пример правоты в оценках российской стороны и — неправоты американской. Конструктивная оценка происходящего с присутствием самокритики.

Выясняется, что президент Трамп осознанно передал именно армии российское направление политики. Не озираясь на брань из конгресса, он всячески способствовал достижению понимания с Россией через военных. И мы видим, как на юге Сирии восстанавливается власть Асада с полного согласия как Вашингтона, так и Иерусалима. Такое было бы немыслимо в пору правления Обамы.

При пристальном изучении пучка американо-российских противоречий, мы обнаружим простоту их разрешимости. Самое трудное — это было решиться на саму встречу. А теперь переговоры пойдут по проторенному пути.

Не стоит спешить с ликованием, ибо власть президента в США куда более ограниченная, нежели в России, к примеру. Попыток помешать Трампу править и выстраивать мирный мировой порядок с Россией будет немало. Однако мало кто может оценить степень эффективности потенциального взаимодействия Москвы, Вашингтона и Иерусалима. Будем осторожны и не споткнемся о попытку выдать желаемое за действительное. Но нельзя не отметить, что в Вашингтоне и в Москве правят сегодня лидеры, способные рисковать и идти на прорыв. В данном случае это причина для оптимизма.

Авигдор Эскин

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677698 Авигдор Эскин


Хорватия. Евросоюз. США. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674584

Встреча с Президентом Хорватии Колиндой Грабар-Китарович.

Владимир Путин встретился в Кремле с Президентом Хорватии Колиндой Грабар-Китарович.

С российской стороны во встрече приняли участие Министр иностранных дел Сергей Лавров, помощник Президента Юрий Ушаков, Министр экономического развития Максим Орешкин.

* * *

В.Путин: Уважаемая госпожа Президент! Уважаемые друзья!

Позвольте вас сердечно поприветствовать в Кремле.

Прежде всего, конечно, хочу поздравить вас с успешным выступлением вашей сборной на чемпионате мира.

К.Грабар-Китарович (по-русски): Спасибо!

В.Путин: И уверен, сегодня мы тоже увидим интересную, красивую игру.

Мы сделали всё, для того чтобы создать необходимые условия для всех игроков, в том числе и для вашей сборной. И, мне кажется, играли наши сборные тоже очень хорошо, когда встречались друг с другом, – красиво, достойно, порадовали миллионы болельщиков.

Госпожа Президент, после нашей последней встречи в прошлом году отношения между нашими странами развиваются весьма успешно. Впервые с 2014 года в прошлом году мы наблюдали устойчивую динамику роста товарооборота. И за первый квартал этого года происходит то же самое, устойчивый рост. В вашей экономике накоплено около 400 миллионов долларов российских прямых инвестиций. Надеюсь, эта цифра будет расти.

У нас есть о чём поговорить. Мы рады Вас видеть.

К.Грабар-Китарович (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Хотела бы выразить Вам сердечную благодарность, но не только лишь от своего имени и от имени делегации, которая со мной приехала, но и от всех хорватских представителей сборной, от всей хорватской команды, от всех хорватских болельщиков, которые все эти дни находятся в Российской Федерации в течение всего мирового чемпионата по футболу и ощущают себя абсолютно как дома.

Прежде чем мы перейдём к рассмотрению двусторонних вопросов, я хотела бы сказать несколько слов в качестве страстного футбольного болельщика. Хотела бы поздравить Вас с тем, что этот чемпионат мира по футболу является действительно примером, как нужно организовывать подобные мероприятия всем остальным в мире, поскольку вы не только обеспечили болельщикам свободное передвижение, но при этом предотвратили какие–либо инциденты, предотвратили какие–либо высказывания, которые могут расцениваться как высказывания ненависти. Действительно подлинный пример для всех в мире. Я желаю, чтобы таким этот чемпионат мира и остался в памяти всех остальных.

Уважаемый господин Президент, хотела бы Вас ещё раз лично поблагодарить за этот визит. Я уже третий раз нахожусь в России и хочу поблагодарить принимающую сторону за организацию всех моих поездок. Я ощущаю себя здесь абсолютно как дома, и мне очень приятно, как меня принимали в Нижнем Новгороде, Сочи. Я и мои болельщики чувствуем себя здесь абсолютно как дома.

Мне очень приятно, что наша формальная встреча сегодня начинается с одной приятной неформальной ноты – с ощущения того, что Хорватия может победить.

Предлагаю перейти к более серьёзным темам. Наша сегодняшняя встреча осуществляется в весьма специфический момент – между последним саммитом НАТО и вашей предстоящей встречей с президентом США Дональдом Трампом. Также эта встреча проходит в период существенных вещей, которые происходят в двусторонних отношениях между Россией и Хорватией.

Хорватия. Евросоюз. США. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 июля 2018 > № 2674584


США > Медицина > americaru.com, 13 июля 2018 > № 2687914

Курение во всех общественных помещениях на территории США будет запрещено в июле. Запрет будет действовать по всей стране.

Общенациональный запрет на курение в публичных местах и многоэтажных жилых домах вступает в силе после принятия правила на законодательном уровне два года назад. Начиная с 31 июля, в любых зданиях публичного использования нельзя будет курить сигареты, сигары и трубки. Также нельзя это делать на площади 10 метров от общественного здания.

Запрет не распространяется на электронные сигареты, нюхательный и жевательный табак, хотя в некоторых районах могут быть ограничения по местным законам.

Согласно новому правилу, арендаторы имеют право выгнать съемщиков после трех нарушений.

США > Медицина > americaru.com, 13 июля 2018 > № 2687914


США > Экология > americaru.com, 13 июля 2018 > № 2687912

Под давлением со стороны экологов, кофейный гигант заявляет, что к 2020 году запретит пластиковую соломку во всех своих магазинах. Компания не первая, кто пошел на такой шаг, хотя она одна из самых больших. Гостиницы Hilton и Marriott заявили, что также убирают пластиковые соломинки во многих своих отелях. Американские авиалинии заявили, что с ноября этого года они избавится от пластиковых соломинок.

Почти никто, в общем, и не спорит, что загрязнение океанов пластиком плохое явление. Но защитники окружающей среды, агрессивно выдвигающие этот запрет соломы, используют фальшивую статистику, игнорируя настоящую проблему. Их оценки значительно завышены.

Однако какой бы ни была настоящая статистика, запреты на соломинки в США практически не повлияют на проблему пластического загрязнения в мире. Согласно исследованию 2015 года, опубликованному в журнале «Science», не только соломинки представляет собой крошечные предметы пластиковых отходов, которая попадает в океан. Отходы же США составляет менее 1% морского пластика в Мировом океане. Европа - почти 3%. За половину всего пластика несут ответственность страны Восточной Азии.

Учитывая это, устранение соломинок из нескольких отелей и сетей Starbucks это капля в море (а точнее в океане).

Но в то же время подобные запреты, как и у Starbucks могут нанести вред сообществу инвалидов. Правозащитники отмечают, что это создаст серьезные проблемы для людей с ограниченными возможностями, страдающих церебральным параличом, мышечной дистрофией и рассеянным склерозом и прочее.

США > Экология > americaru.com, 13 июля 2018 > № 2687912


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676731

WhatsApp позволит пользователям помечать сообщения как прочитанные, не открывая приложение, пишет WaBetaInfo.

Разработчики ожидают, что нововведение позволит пользователям быстрее избавляться от спама и ненужных сообщений, а также упростит общение в групповых чатах. В настоящий момент уведомления мессенджера предлагают только возможность быстрого ответа.

По информации портала, новая функция появится при следующем обновлении приложения, сейчас ее можно увидеть в бета-версии.

Ранее WhatsApp ввел пометку "пересланное сообщение", которая позволяет идентифицировать отправителя и служит для борьбы с фейками. Кроме того, в конце июня разработчики приложения добавили функцию создания каналов, как в мессенджере Telegram.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676731


Израиль. США > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676727

Израиль планирует отправить второго астронавта в космическую экспедицию, об этом стало известно после обнародования программы пребывания в стране директора Американского космического агентства (НАСА) Джима Брайденстайна, пишет издание newsru.co.il.

Сообщается, что в ходе визита, который начался 12 июля, глава НАСА встретится с министром науки Израиля Офиром Акунисом и руководством Израильского космического агентства (ISA). Планируется подписание ряда соглашений о сотрудничестве между НАСА и Израилем в сфере космоса и научных исследований, израильская сторона также намерена поднять тему участия второго израильского астронавта в космической экспедиции.

Первый полет израильского астронавта закончился катастрофой. В 2003 году весь многонациональный экипаж шаттла Columbia, в состав которого входил и израильтянин Илан Рамон, погиб во время возвращения из космоса.

По мнению обозревателей местных СМИ, интерес американцев к новым космическим программам Израиля особенно возрос после недавнего заявления израильской компании SpaceIL о подготовке к запуску лунохода в декабре 2018 года.

Ряд изданий сообщает, что директор НАСА намерен подписать соглашение, расширяющее сотрудничество с Израильским космическим агентством.

По информации, распространенной ранее в американских и израильских СМИ, в НАСА ведется тестирование разработанного израильской компанией StemRad костюма для защиты космонавтов от радиации. Костюмы планируется проверить на манекенах в глубоком космосе на испытаниях нового космического корабля Orion в 2019 году. Как утверждают журналисты, тестирование средств защиты от космической радиации проводится с прицелом полетов на Марс.

Израиль. США > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676727


США. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676726

"Роскосмос" готов предоставить американским астронавтам места в российских "Союзах" для полета на Международную космическую станцию в случае задержки в создании частных американских космических кораблей, сообщили РИА Новости в пресс-службе госкорпорации.

В настоящее время НАСА через Boeing купило места в российских кораблях "Союз" до 2019 года включительно. Ранее сообщалось, что американские власти выражают озабоченность тем, что создание частных американских космических кораблей задерживается.

""Роскосмос" готов к продолжению сотрудничества по программе МКС, в том числе и в вопросах доставки астронавтов на станцию", — сказали в госкорпорации.

США. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676726


США. РФ > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Экология > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676682

Сегодня на орбите Земли находится примерно две тысячи тонн активных спутников и семь тысяч тонн "космического мусора", львиная доля которого была "произведена" США, сообщает известный астроном Джонатан Макдауэлл.

"На начало июля на орбите Земли находится примерно 7200 тонн космического мусора. Около 3200 тонн оставили запуски и обломки американских ракет и зондов, 1700 принадлежат России и СССР, еще 900 и 450 тонн – Европе и Китаю. Все остальные страны произвели около 950 тонн мусора", — пишет гарвардский ученый в своем микроблоге.

По текущим оценкам ученых, на орбите Земли присутствует примерно 18 тысяч рукотворных объектов, чье положение известно НАСА и другим ведущим космическим агентствам мира. Пока не открытых частиц космического мусора в разы больше – их общее число превышает 170 миллионов, и столкновение даже с одной из них может обернуться катастрофой для большинства спутников, МКС и пилотируемых кораблей.

О существовании этой проблемы ученые знают со времен конца "космической гонки". Еще в 1978 году Дональд Кесслер, ученый из НАСА, показал, что дальнейшее накопление мусора на орбите и увеличение его плотности может создать условия, в которых столкновение двух подобных частиц вызовет своеобразную "цепную реакцию", которая приведет к уничтожению всех спутников, работающих на высоте МКС и выше.

С момента распада СССР, как отмечает Макдауэлл, масса космического мусора на орбите Земли более чем удвоилась, поднявшись с отметки в 3500 тонн до 7200 тонн. Примерно 40% его составляют фрагмент отработанных ступеней ракет-носителей, а еще 40% приходится на обломки сломанных или отключенных зондов.

Остальные 20% приходятся на различные объекты пока неясного происхождения. Их источником могут быть обломки китайского погодного спутника FY-1C, уничтоженного противоракетой в ходе испытаний "космического оружия", а также на фрагменты российского спутника связи "Космос-2251" и зонда Iridium-33, столкнувшихся в феврале 2009 года и породивших тысячи мелких обломков.

Весь этот мусор, как показывают наблюдения астронома, не стоит на месте – он постепенно сближается с Землей и сгорает в ее атмосфере. Только в прошлом году на планету упало свыше 75 тонн мусора, большая часть которого – 65 тонн – пришлась на отработанные ступени ракетоностителей.

Несмотря на это, масса мусора на орбите продолжает расти – за последние три года она вырастала каждый год примерно на 100 тонн, или около 2%. Все это в очередной раз подчеркивает необходимость скорейшего создания систем "очистки" орбиты от мусора и защиты МКС и действующих зондов от столкновений с ним.

США. РФ > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Экология > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2676682


США. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673441

Трамп критикует Брексит

В эксклюзивном интервью для «Сан» президент США сказал, что Тереза Мэй проигнорировала его совет, избрав мягкую стратегию по Брекситу. «Я говорил Терезе Мэй, как проводить Брексит, но она его провалила — торгового договора с США не будет»

Том Ньютон Данн (Tom Newton Dunn), The Sun, Великобритания

Дональд Трамп обвинил премьер-министра Великобритании в том, что она провалила Брексит, и предостерег, что она, возможно, уничтожила все шансы на важное торговое соглашение с США.

Президент США выносит свой провокационный вердикт по поводу стратегии ведения переговоров в эксклюзивном интервью с «Сан».

В незапланированном выступлении, сделанном во время визита в Великобританию, Дональд Трамп сказал, что Тереза Мэй проигнорировала его совет, избрав мягкую стратегию по Брекситу.

И он предупредил, что любые ее попытки поддерживать тесные связи с ЕС, сделают льготный торговый договор с США очень маловероятным.

Трамп сказал: «Если они так сделают, то мы будем иметь дело с Европейским союзом вместо Великобритании, поэтому, вероятно, особого соглашения не получится».

Одновременно с комментариями, дискредитирующими премьер-министра, он вынес свой наиболее безапелляционный вердикт по поводу Великобритании, в котором он также:

• обвинил лидеров ЕС в уничтожении собственной культуры и идентичности из-за того, что те впускают миллионы мигрантов;

• набросился на мэра Лондона Садика Хана (Sadiq Khan) за то, что тот не борется с террористами;

• обвинил Хана в том, что тот усугубил преступность в стране;

• настаивал на том, что бывший министр иностранных дел Борис Джонсон стал бы «отличным премьер-министром»;

• отрицал, что когда-то заклеймил Терезу Мэй «школьной учительницей, любящей покомандовать»;

• подтвердил, что будет поддерживать связи с российским тираном Владимиром Путиным, несмотря на отравления «Новичком» в Солсбери;

• потребовал, чтобы Великобритания и другие страны НАТО тратили больше на оборону;

• выразил печаль по поводу того, что чувствует себя нежеланным гостем в столице из-за демонстрантов, которые устраивают антитрамповские протесты;

• утверждал, что миллионы британцев поддерживают его политику;

• выразил гордость тем, что может взять свою жену Меланию на встречу с королевой.

Все эти замечания Трамп сделал во время подготовки к встрече с премьер-министром в ходе рабочего обеда в Чекерсе.

Затем он на вертолете полетит в Виндзорский замок на встречу с королевой, прежде чем отправиться в Шотландию с двухдневным частным визитом.

Ожидается, что тысячи людей примут участие в серии протестов во время его пребывания в Великобритании.

«Я говорил Мэй, как надо проводить Брексит, но она меня не послушала»

Новая мягкая стратегия Терезы Мэй по Брекситу может «убить» все потенциальные возможности торгового соглашения с США, предостерег Дональд Трамп.

В очередной раз атакуя метод ведения премьер-министром переговоров по выходу из ЕС, президент заявил, что она проигнорировала его рекомендации по ужесточению стратегии.

Вместо этого, по его мнению, госпожа Мэй пошла по «противоположному пути», и он считает, что результаты были «очень неудачными».

Его ожесточенная критика обрушилась на основную часть нового плана премьер-министра по Брекситу, который был полностью обнародован вчера.

Согласно этому плану, страна будет придерживаться общего свода правил с Брюсселем по товарам и сельскохозяйственной продукции, чтобы таможенные границы с ЕС оставались открытыми.

Но Трамп сказал «Сан»: «Если они сделают это, мы будем иметь дело с Европейским союзом вместо Великобритании, поэтому, вероятно, соглашения не получится».

«Если они сделают это, тогда, вероятно, они не смогут заключить торговое соглашение с США».

Трамп сделал это потрясающее заявление в эксклюзивном интервью с «Сан» — единственным британским изданием, с которым он побеседовал в преддверии первого визита в Великобританию в качестве президента.

Это только подольет масла в огонь гнева и без того уже раздраженных тори — сторонников Брексита, восставших против своего премьер-министра.

В еще нескольких высказываниях, которые тоже станут тревожными звоночками для дома № 10 на Даунинг-стрит, господин Трамп также заявил, что заклятый враг госпожи Мэй Борис Джонсон (Boris Johnson), который недавно подал в отставку из-за мягкой стратегии по Брекситу, был бы «великим премьер-министром».

© AP Photo, Kirsty Wigglesworth

Мэр Лондона Борис Джонсон

Сторонники кампании «Выходи» (Leave) лелеют надежду на большое льготное торговое соглашение с США, которое Трамп давно обещает как на самую большую награду за Брексит.

Но президент сказал, что план госпожи Мэй «определенно скажется на торговле с США, и, к сожалению, негативным образом».

Он объяснил: «У нас и так полно проблем с Европейским союзом».

«Мы сейчас применяем суровые меры к Европейскому союзу, потому что он несправедливо обходился с США в сфере торговли».

«Нет, если они это сделают, я бы сказал, что это положит конец основной части торговых отношений с Соединенными Штатами».

Когда его спросили насчет комментария Бориса, который во время частного обеда две недели назад сказал, что господин Трамп сделал бы все «очень жестко», если бы вел переговоры по Брекситу, президент быстро ответил: «Он прав».

Он добавил: «Я бы сделал это совершенно по-другому. Я вообще-то говорил Терезе Мэй, что нужно делать, но она не согласилась, она меня не послушала».

«Она решила пойти по другому пути»

«Я бы сказал, она пошла по противоположному пути. И это нормально».

«Пусть она ведет переговоры так, как умеет. Но то, что происходит — это очень плохо».

На вопрос о том, значит ли это, что он готовится выйти из переговоров, Трамп ответил: «Да, конечно. Я думаю, то, что происходит, — очень досадно. Слишком долго».

«Знаете, если сделка занимает слишком много времени — это плохая сделка. Когда на сделку нужно так много времени, она никогда не сработает хорошо».

Трамп пошел еще дальше, усомнившись, что новый план госпожи Мэй соответствует результатам референдума, причем, по его словам, он предсказывал эту ситуацию еще два года назад. Он сказал: «Политический курс, который она сейчас пытается проводить, очень сильно отличается от того, за что голосовали люди».

«Это не тот курс, за который голосовали на референдуме. Я об этом много слышал в последние три дня. Я знаю, что у них многие подали в отставку. Так что многим людям это не нравится».

Несмотря на испепеляющую критику стратегии госпожи Мэй по Брекситу, Трамп настаивает, что, по его мнению, она — все равно «очень хороший человек».

Он также отверг утверждение, что она его утомляет.

Когда его спросили о заявлении «Вашингтон Пост» (The Washington Post), будто бы он якобы сказал, что госпожа Мэй похожа на «школьную учительницу, любящую покомандовать», он ответил: «Нет, нет, нет, нет. Я никогда ничего плохого про нее не говорил».

«Это все фейковые новости. Я думаю, она прекрасный человек. Мы с ней прекрасно ладим. „Вашингтон Пост" — это сплошной фейк. Они там все — просто лоббисты „Амазона" (Amazon)».

Вспоминая визит в один из своих роскошных гольф-кубов в Шотландии, господин Трамп добавил: «Я предсказывал Брексит».

«Я перерезал ленточку на открытии „Тёрнберри" — вы знаете, они там полностью все обновили, и это прекрасно, — за день до голосования по Брекситу. Я сказал: „Брексит будет. Голосование даст положительный результат, потому что люди не хотят сталкиваться с теми ужасными проблемами иммиграции, с которыми сталкиваются в других странах".

Помните, как Барак Обама говорил, что этого никогда не произойдет, а если вдруг это когда-то и случится, то Великобритания окажется в хвосте очереди? А я сказал, что Брексит будет, и я был прав».

На пресс-конференции в Брюсселе вчера после саммита лидеров НАТО Трамп вновь усомнился в том, что мягкая стратегия по Брекситу соответствует результатам референдума.

Он сказал: «Не уверен, что они именно за это голосовали».

Даунинг-стрит была потрясена этой критикой.

Госпожа Мэй бросилась опровергать обвинения президента.

Премьер-министр заявила: «Мы пришли к соглашению насчет предложения, которое мы делаем Европейскому союзу, и оно полностью соответствует тому, за что голосовали сторонники Брексита. Они голосовали за то, чтобы мы вернули контроль над нашими деньгами, нашими законами и нашими границами, и именно это мы и сделаем».

Джонсону предсказан пост премьер-министра

Президент США описал бывшего министра иностранных дел как «очень талантливого парня» и добавил: «Мне он очень нравится».

Он сказал: «Я очень уважаю Бориса. Я ему, по-видимому, нравлюсь, и он говорит обо мне очень хорошие вещи».

«Я был очень опечален, что он покидает правительство, и я надеюсь, что он когда-нибудь вернется. Я считаю, он прекрасный представитель своей страны».

На вопрос о том, возможно ли, что в один прекрасный день бывший министр окажется в доме № 10 на Даунинг-стрит, он ответил: «Ну, я не хочу никого настраивать друг против друга. Я просто говорю, что он мог бы быть отличным премьер-министром. Думаю, у него есть все, что для этого нужно».

Мэр Хан меня не любит, но я ему говорю: «Ты ужасно работаешь над проблемой терроризма»

Дональд Трамп сегодня возложил на мэра Лондона Садика Хана ответственность за теракты в британской столице.

Видный представитель лейбористов «очень плохо работает с проблемой терроризма», позволяя такому количеству мигрантов приезжать в город, утверждает президент.

Руководитель Белого дома постоянно отпускает ядовитые замечания в адрес первого мусульманского мэра Лондона, с которым у него давняя вражда.

© AP Photo, Matt Dunham

Лейборист Садик Хан

Она началась более двух лет назад, во время предвыборной кампании Трампа, когда господин Хан раскритиковал его обещание временно запретить всем мусульманам въезд в Америку.

Усугубляя эту безжалостную словесную войну, Трамп сказал «Сан» в эксклюзивном интервью: «Я считаю очень и очень печальным то, что миллионам и миллионам людей позволяют прибывать в Европу».

«Я смотрю на европейские города, и могу сказать конкретнее, если хотите. Вот, например, мэр Лондона, который работает ужасно. Он просто ужасно работает».

«Посмотрите на весь этот терроризм, который там происходит. Посмотрите на то, что происходит в Лондоне. Я считаю, что он очень плохо работает с проблемой терроризма».

«Я считаю, что он плохо борется с преступностью, если вы посмотрите на все эти ужасные вещи, которые там творятся, все эти преступления, которые туда ввозят».

В прошлом году в Лондоне были совершены четыре теракта — в Вестминстере, на Лондонском мосту, на станции метро Пэрсонс-Грин и в мечети парка Финсбери.

Разговаривая с журналистом «Сан» в американском посольстве в Брюсселе, американский президент также заявил, что господин Хан продемонстрировал недостаточное уважение к Америке, критикуя его лично.

Трамп добавил: «Я считаю, что он не был гостеприимен по отношению к правительству. Ему может не нравиться нынешний президент, но ведь я представляю Соединенные Штаты»

«Я также представляю множество европейцев, ведь многие жители Европы сейчас находятся в Соединенных Штатах».

Кроме того, Трамп схлестнулся с Ханом после наезда на людей и нападения с ножом, случившихся в прошлом июне на Лондонском мосту и на рынке Боро. Трамп высмеял мэра за его призыв к гражданам сохранять спокойствие.

Президент написал в Твиттере: «Как минимум семь убитых и 48 раненых в результате терактов, а мэр Лондона говорит, что „нет причин для тревоги!"»

Хан описал автора твита как «плохо информированного».

Источник, близкий к господину Хану, указал на то, что за миграционную политику Лондона и всей страны отвечает министерство внутренних дел, а не мэрия.

Между тем один из парламентариев от партии тори оказался под угрозой увольнения, после того как его обвинили в исламофобии из-за фотографии Хана, которую он разместил в Твиттере.

Майкл Фабрикант (Michael Fabricant) выложил изображение, где надувную свинью с головой мэра Лондона оседлала другая свинья со смеющимся Трампом.

Предполагается, что твит появился в ответ на решение Хана поднять в воздух над Лондоном 20 надувных шаров в виде «малыша Трампа» на время визита президента.

Фабрикант удалил изображение и объявил, что он не заметил там лицо Хана, сказав: «Я виноват, что сначала не рассмотрел картинку поближе на своем айфоне».

Но представитель лейбористов Люк Поллард (Luke Pollard) сказал:

«Распространять в Твиттере расизм — не слишком хорошо со стороны члена Консервативной партии, учитывая, что у тори есть реальные проблемы с исламофобией».

Кровь на стенах

Одна британская больница настолько плоха, что «в ней кровь по всем стенам», заявил президент.

Ссылаясь на статью, которую он недавно прочитал, господин Трамп сказал: «В одной из крупнейших газет Нью-Йорка писали об одной вашей больнице. Знаете эту историю? Уверен, вы ее слышали».

«Говорят, она хуже, чем любая больница в зоне боевых действий».

«Прямо в центре Лондона. Я думал, что до этого далеко, но вот, знаете, кровь по всем стенам, на полу».

«Это была нашумевшая история, и я слышал о ней и от других, так что, мне кажется, это очень печально. Очень печально».

Вот уже во второй раз лидер США нападает на больницу, название которой не уточняет.

Предполагается, что речь идет о Королевском госпитале Лондона в Уайтчепеле на востоке британской столицы, где в прошлом году приняли рекордное число пациентов с ножевыми ранениями — 702 человека.

Трамп окрестил это «зоной боевых действий» в своей речи, которую он произнес в мае в Национальной стрелковой ассоциации на тему роста опасностей, связанных с преступлениями с применением ножа.

Ведущий хирург-травматолог Лондона доктор Мартин Гриффитс (Martin Griffiths) позже сказал, что он будет «счастлив пригласить господина Трампа в мою престижную больницу».

Мигранты вредят Великобритании

Великобритания и остальная Европа «теряют свою культуру» из-за иммиграции, говорит Дональд Трамп.

Волна мигрантов с Ближнего Востока и из Африки постоянно меняет континент к худшему, заявил 72-летний президент.

И это ситуация огорчает его лично, ведь он — сын двух европейских стран.

Господин Трамп сказал «Сан»: «Я очень люблю страны Европы».

«Не забывайте, ведь я на самом деле и сам — порождение Европейского союза, смесь шотландского и немецкого. Да ведь? Мой отец — немец, а мать — из Шотландии».

Но тут же он поддался противоположному порыву и добавил: «Я думаю, то, что случилось с Европой, — позор».

«Разрешать такую миграцию в Европе — позор».

«Мне кажется, это изменило саму структуру Европы, и, если не начать действовать очень быстро, едва ли можно будет все вернуть к прежнему состоянию, и тут нет ничего хорошего, по-моему».

«Поэтому я думаю, что позволять миллионам и миллионам людей приезжать в Европу — это очень и очень печально».

«Я думаю, вы теряете свою культуру. Посмотрите вокруг, у вас теперь есть районы, которых не существовало 10-15 лет назад».

Трамп сделал незаконную иммиграцию в США одним из пунктов своей предвыборной кампании в 2016 году.

Болельщику номер один нравится подаренная футболка

«Господин президент, эти джентльмены — из „Сан"», — так официально нас представили, когда мы вошли в святая святых Трампа.

Идя ко двору императора, принято нести с собой подношения.

Мы преподнесли ему английскую футболку, прежде чем взять у него интервью в американском посольстве в Брюсселе в среду в преддверии саммита НАТО.

«Ого. Я люблю подарки», — сказал он радостно, награждая нашего фотографа Пола Эдвардса (Paul Edwards) своей фирменной улыбкой.

«Вы реже слышите слово „Англия", чем должны бы, — продолжил он. — Мне кажется, „Англия" — это прекрасное название».

Больше всего меня в нем поразили две вещи.

Во-первых, Трамп располагает абсолютной властью. Никто из сотрудников Белого дома не указывает ему, что говорить, и не задает ему лишних вопросов.

Когда пресс-секретарь Сара Хакаби Сандерс (Sarah Huckabee Sanders) объявила, что выделенные нам в его расписании десять минут почти истекли, президент просто прервал ее: «Нет, дайте им еще немного времени».

Мы оставались там 28 минут, и больше нам никто не говорил, что пора уходить.

Во-вторых, он очень чувствительный человек, который постоянно говорит, как сильно разные люди его любят. Сегодня было явно видно, как его огорчает, что его не приняли в Великобритании как героя и важнейшего союзника.

Уходя, мы встретились с главой аппарата Белого дома Джоном Келли (John Kelly). Этот генерал морской пехоты в отставке отвел меня в сторону и сказал: «Я читаю „Сан" каждый день. Я люблю Великобританию».

«Зачем мне оставаться в Лондоне, если я чувствую, что мне здесь настолько не рады?»

Дональд Трамп признался, что чувствует, что «ему не рады» в Лондоне, потому что перед его прибытием в Великобританию вчера запустили масштабную операцию по обеспечению безопасности.

Однако бизнесмен настаивает на том, что настоящие британцы «любят президента Соединенных Штатов».

Трамп сказал «Сан», что он в основном будет вне столицы, чтобы избежать больших уличных протестов с участием 200 тысяч человек.

Он возложил вину за протесты на политиков, в особенности выделив своего заклятого врага — мэра Лондона Садика Хана.

Он сообщил, что ему рассказали про 20 шаров в виде «малыша Трампа» над площадью Парламента, и сказал: «Я думаю, они хотят запустить эти шары, чтобы я чувствовал себя непрошеным гостем, так какой же мне смысл быть в Лондоне».«Я раньше любил Лондон как город. Я не был здесь долгое время. Но если вам дают понять, что вам не рады, зачем же тут оставаться?»

«И когда я это говорю, я имею в виду правительство, потому что народ Великобритании со мной согласен».

Трамп выплеснул свои искренние чувства во время эксклюзивного интервью для «Сан» за несколько часов до того, как «Эйр Форс Уан» (Air Force One — «Борт номер один») приземлился в Аэропорту Станстедт вчера в два часа дня.

По поводу своего четырехдневного визита он добавил: «Многие люди в восторге. Я получил тысячи уведомлений от людей из Великобритании о том, что они любят президента Соединенных Штатов».

Он рассказал, что один паб в западном Лондоне был переименован в «Трамп Армс» (The Trump Arms — «Оружие Трампа») на время его визита, сказав, что это замечательно, и добавил: «Я люблю этих людей. Это мои люди».

Трамп добавил: «Вы знаете, только что провели опрос и выяснили, что я самый популярный человек в истории Республиканской партии — 92 %. Круче Линкольна. Я превзошел нашего Честного Эйба».

«Но люди Великобритании, я вам точно говорю, если бы у вас был честный опрос, я был бы на очень хороших позициях. Они хотят того же самого, что и я. Я люблю Великобританию».

Его поездка — скорее, ключевой рабочий визит более низкого уровня, чем полноценный государственный визит, с которым королева пригласила его 18 месяцев назад. На вопрос, почему ему до настоящего момента не удавалось приехать с визитом в Великобританию в роли президента, Трамп сказал: «Ну, знаете, у Соединенных Штатов было много дел. Мы хорошо поработали».

Тереза Мэй устроила для Трампа ужин с 150 крупными бизнесменами в Бленхеймском дворце, где родился Уинстон Черчилль.

Шотландские, ирландские и уэльские гвардейские полки открыли мероприятие военной церемонией при дворе.

Трамп и его жена Мелания путешествуют везде на своем вертолете «Марин Уан» (Marine One), чтобы избежать демонстраций. В резиденцию посольства США в Уинфилд Хаусе в Риджентс-парке, где они ночевали этой ночью, и оттуда они так же летели на вертолете.

Демонстранты снаружи устроили ралли «Не дай Трампу заснуть» («Keep Trump Awake»), гремя кастрюлями и чайниками, стуча в барабаны и дуя в вувузелы с восьми вечера.

Но когда примерно 200 000 протестующих встретятся для марша «Вместе против Трампа» в центре Лондона в 2 дня, он будет в Чекерсе для разговора с Терезой Мэй.

Затем Трамп полетит в Шотландию, чтобы провести уикенд на своих гольф-курортах в Тёрнберри и Абердине.

Лидер лейбористов Джереми Корбин (Jeremy Corbyn) критиковал Терезу Мэй за то, что она пригласила Трампа в Великобританию, несмотря на то, что «его опасная и негуманная политика угрожает жизням и благосостоянию миллионов людей».

Великобритания должна увеличить расходы на оборону

Тереза Мэй должна слушать своих генералов и оплачивать счета на оборону, чтобы сохранять особые отношения, сказал Дональд Трамп.

Его министр обороны попросил правительство Великобритании существенно превысить минимум НАТО в 2% от ВВП, чтобы играть роль основного союзника США.

Президент сказал «Сан», что он согласен с Джимом Мэттисом (Jim Mattis) на «100 процентов».

Он добавил: «2 % недостаточно. США платит 4,2% от гораздо большего ВВП».

«Я очень впечатлен тем, что Джим отправил это письмо. Я думаю, это ровно то, что нужно».

Дональд Трамп защищался от обвинений союзников в шантаже, в связи с тем, что он потребовал срочно поднять оборонные бюджеты 29 членов НАТО.

Когда его спросили, не слишком ли он был агрессивен, он сказал: «Я вам вот что скажу, у нас 40 лет были президенты, которые говорили все то же самое более мягко, и ничего так не добились, так что называйте это как хотите».

«Они пользуются теми преимуществами, которые дают им США. Я не позволю этому продолжаться».

Трамп вызвал панику, намекнув, что может вывести США из НАТО, если остальные страны не поднимут свои расходы.

Его спросили на конференции в Брюсселе, угрожает ли он выйти, и он ответил: "Я говорил людям, что я буду очень недоволен, если они не будут выполнять свои обязательства. Вчера я дал им понять, что я крайне недоволен».

Он утверждал, что все страны в итоге согласились увеличить свои траты, добавив: «Все в комнате поблагодарили меня».

Но французский президент Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) отрицал, что союзники по НАТО согласились увеличить расходы.

США хотят, чтобы их союзники по НАТО несли большую долю нагрузки по обороне.

В 2014 году страны НАТО обязались стремиться постараться повысить расходы до 2 % от ВВП в течение 10 лет.

По оценкам НАТО, судя по нынешним тенденциям, лишь 15 членов альянса достигнут цели к 2024 году.

США. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673441


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673439 Стивен Коэн

Саммит Трамп — Путин и кампания против «мира»

Не вызывает удивления то, что встреча Трампа с лидерами стран НАТО и Путиным изображается активными сторонниками «рашагейта» как зловещие события.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн — специалист в области российских исследований и политологии, почетный профессор Нью-Йоркского университета, и Джон Бэтчелор (John Batchelor) продолжают свои (традиционные) еженедельные дискуссии по поводу новой американо-российской холодной войны.

Как отметил Коэн в предыдущей дискуссии, американо-российские (советского времени и постсоветские) саммиты являются давнейшей традицией, восходящей к встрече в Ялте в 1943 году, во время Второй мировой войны, Франклина Рузвельта и Сталина. Каждый американский президент после Франклина Рузвельта, по крайней мере, один раз встречался с каким-либо кремлевским лидером в формате, напоминающем саммит, а некоторые из них участвовали в такого рода встречах на высшем уровне несколько раз. Цель всегда состояла в том, чтобы разрешить конфликты и расширить сотрудничество в отношениях между двумя странами. Некоторые саммиты были успешными, другие таковыми не стали, однако все они считались важнейшим аспектом в отношениях между Белым домом и Кремлем.

Как правило, американские президенты, направляясь на такого рода саммит, заручаются двухпартийной поддержкой и добрыми пожеланиями. Предстоящая встреча Трампа с российским президентом Владимиром Путиным, которая состоится 16 июля в Хельсинки, существенным образом отличается в указанных двух аспектах. Американо-российские отношения редко — а, возможно, даже никогда — не были более опасными. И никогда раньше отъезд президента — что касается Трампа, то он сначала направился на саммит НАТО, а уже после этого состоится встреча с Путиным — не сопровождался обвинениями в отсутствии лояльности Соединенным Штатам. Поэтому, как считают критики Трампа, ему нельзя доверять. Такого рода клеветнические заявления раньше делались только экстремистскими и маргинальными элементами в американской политике. Однако сегодня нам ежедневно говорят об этом мейнстримовские публикации, телеканалы, а также «фабрики мысли».

По мнению представителя учрежденного Клинтонами Центра за американский прогресс (Center for American Progress), «Трамп намеревается поступиться интересами Америки и ее партнеров». В газетах «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» тоже выступают «эксперты» — они отбираются соответствующим образом, — которые «озабочены» и которые «опасаются» того, что Трамп и Путин смогут «поладить друг с другом». Лондонская газета «Таймс», бастион русофобских сторонников холодной войны, представила мейнстримовскую перспективу в одном своем заголовке: «Увеличиваются опасения по поводу перспектив „мирной сделки" Трампа с Путиным».

Настроенный против «мира» вашингтонский истеблишмент, разумеется, продолжает ориентироваться на недоказанные обвинения по поводу «российского дела» или «рашагейта», а суммировал такого рода подход один автор журнала New York Magazine, который сообщает нам, что встреча в верхах Трампа и Путина вполне может быть «не столько переговорами между двумя главами государств, сколько встречей сотрудника российской разведки со своим агентом».

Такое обвинение вряд ли можно назвать оригинальным, поскольку нечто подобное звучит уже в течение нескольких месяцев из уст выступающего на телеканале MSNBC сомнительного «эксперта по разведке» Мальколма Нэнса (Malcolm Nance), а также, похоже, избирательно информированной Рэйчел Мэддоу (Rachel Maddow) и многих других «экспертов».

Рассматривая сегодняшнюю опасную геополитическую ситуацию, сложно не прийти к выводу о том, что большая часть американского политического истеблишмента, особенно Демократическая партия, сделала бы выбор в пользу импичмента Трампа, а не в пользу предотвращения войны с Россией, еще одной ядерной сверхдержавой. Для подобного варианта в американской истории тоже нет прецедента.

Неудивительно, что вызывавший опасение визит Трампа в НАТО лишь подогрел некритичный культ этой организации, занятой поиском цели и в еще большей степени поиском денежных средств с момента развала Советского Союза в 1991 году. Газета «Нью-Йорк таймс» заявляет, что НАТО является «основой возглавляемого Америкой либерального мирового порядка». Подобное утверждение может сильно удивить многих невоенных вовлеченных ведомств, и даже некоторых либералов. Не менее поразительным является характеристика НАТО как «величайшего альянса в истории».

Этот Альянс — к счастью — никогда не участвовал в войне как альянс, а в войнах участвовали лишь некоторые «добровольно пожелавшие» это сделать его члены (а также возможные будущие члены) под руководством Соединенных Штатов. Но даже если так, то что можно назвать в качестве «великих побед»? Полицейскую акцию на Балканах в 1990-е годы? Катастрофы после операций в Ираке или в Ливии? Самую продолжительную (и непрекращающуюся) в истории войну Америки в Афганистане? Единственной реальной миссией НАТО после 1990-х годов стало ее расширение до границ России, что привело к уменьшению — а не к увеличению — безопасности для всех заинтересованных сторон, и это сегодня очевидно.

Единственная «российская угроза» после развала Советского Союза была спровоцирована самой возглавляемой Америкой НАТО — от Грузии и Украины до государств Балтии. И только огромная бюрократическая машина НАТО, все ее порядка 4 тысяч сотрудников, размещенных в новой штаб-квартире стоимостью 1,2 миллиарда долларов, а также Соединенные Штаты и другие производители оружия, заинтересованные в каждом государстве-члене, — все они получают выгоду. Однако подобного рода вопросы не могут обсуждаться в мейнстримовских средствах массовой информации из-за того, что Трамп произнес всего несколько слов, поставив под сомнение роль НАТО и ее финансирование, хотя эти темы уже с 1990-х годов находятся на повестке многих исследовательских центров.

Также неудивительно, что, в отличие от прошлого, мейнстримовские средства массовой информации не предоставляют много места для серьезного обсуждения нынешнего опасного конфликта между Вашингтоном и Москвой, они не предоставляют место для обсуждения таких вопросов, как договоры об ограничении ядерного оружия, кибервойна, Сирия, Украина, Восточная Европа, регион Черного моря и даже Афганистан. Легко представить, как Трамп и Путин могут достигнуть договоренности о снижении уровня напряженности и о сотрудничестве во всех перечисленных областях.

Но если посмотреть на то, каким образом «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс» и Мэддоу сообщали о визите американских сенаторов в Москву 4 июля, то становится понятным, то теперь намного сложнее представить себе то, каким образом теперь опороченный Трамп будет выполнять подобные «мирные сделки» (Существует длинная история попыток саботирования саммитов и других направленных на разрядку напряженности инициатив. На самом деле немало подобных примеров можно было наблюдать в течение последних месяцев, и, возможно, кое-что в этом роде ожидает нас в будущем).

Неразумным образом демонизированный Путин тоже сталкивается с ограничениями у себя дома, хотя они и несравнимы с теми, которые могут связать по рукам и ногам Трампа. Давно откладывавшееся решение Кремля о повышении пенсионного возраста для российских мужчин и женщин привело к падению примерно на 8% или 10% уровня его популярности в течение последних нескольких недель, хотя он и продолжает оставаться высоким. Более важно то, что некоторые сегменты российского истеблишмента в области обороны и безопасности не доверяют признанным Путиным «иллюзиям» относительно переговоров в прошлом с Вашингтоном.

Подобно своим американским коллегам, они не доверяют Трампу, которого считают ненадежным, если не капризным. Эти российские сторонники «жесткой линии» публично высказали свои озабоченности, и Путин должен теперь их учитывать. В соответствии со сложившейся уже десятилетиями традицией, Путин ищет в Трампе надежного партнера в области национальной безопасности. С учетом существующих у Трампа ограничений и его склонностей, Путин тоже идет на риск, и он это понимает.

Даже если не будет достигнуто ничего более конкретного, все люди, проявляющие заботу о безопасности Америки и о международной безопасности, должны надеяться на то, что результатом саммита Трамп — Путин станет, по крайней мере, восстановление дипломатического процесса, многолетних «контактов» между Вашингтоном и Москвой, которые были существенным образом сокращены, если не разрушены, новой холодной войной и обвинениями в рамках кампании «рашагейт». Холодная война без дипломатии — это рецепт для начала настоящей войны.

Мы должны также надеяться на то, что реакция Демократической партии на этот саммит на фоне продолжающегося преследования Трампа не сделает ее стороной в безжалостной холодной войне, каковой она, возможно, уже постепенно становится.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673439 Стивен Коэн


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673438 Дональд Трамп

Выступление Президента Трампа на пресс-конференции после саммита НАТО 12 июля 2018

The White House, США

ПРЕЗИДЕНТ: Что ж, всем большое спасибо. Оцените это по достоинству. У нас были потрясающие двухдневный в Брюсселе. И мы действительно многого добились в отношении НАТО. В течение многих лет президенты приходили на эти встречи и говорили о расходах — огромных расходах для Соединенных Штатов. И колоссальный прогресс был достигнут; все согласились существенно поднять объем своих обязательств. Они (члены НАТО — прим. перев.) собираются поднять его до показателей, о которых ранее никогда не помышляли.

До прошлого года, когда я присутствовал на своей первой встрече, наблюдалось снижение — объем денег, которые тратят страны, очень резко шел вниз. И сейчас это очень существенно. Были взяты обязательства. Обязательства взяли на себя только пять из 29 стран. А теперь все изменилось. Обязательство составляло два процента. В конечном счете, эта цифра будет немного выше.

Так что сегодня мы добились колоссального прогресса. Как минимум, они подсчитали — и собираются представить точные цифры — но с прошлого года было собрано дополнительные 33 миллиарда долларов, которые были внесены различными странами, не считая Соединенные Штаты.

Обязательства Соединенных Штатов НАТО очень значительны, остаются очень значительными, но это в первую очередь благодаря всем (союзникам — прим. перев.) — тот настрой, который у них есть, та сумма денег, которую они готовы потратить, дополнительные деньги, которые они будут вкладывать — это действительно, в самом деле было удивительно видеть. Невероятно видеть такой уровень настроя в этом зале.

И я надеюсь, что мы сможем поладить с Россией. Думаю, что мы, наверное, сможем. Люди в этом зале думают так же, но они, тем не менее — они действительно увеличили свои обязательства и увеличили их как никогда раньше.

Таким образом, было добавлено дополнительно 33 [миллиарда] долларов США. Эта цифра, на самом деле, может превысить 40 [миллиардов] долларов, когда станут известны окончательные суммы. Генеральный секретарь Столтенберг назовет эти цифры сегодня, вероятно, в своем заключительном заявлении для прессы. При этом мы работаем с суммами, с которыми раньше не работали, и которых не видели. И вы это увидите, и я думаю, услышите об этом чуть позже.

Окей. Как вы знаете, у нас есть государственный секретарь, и Джон — он здесь. Так что, если у вас есть вопросы к нам троим… Майк Помпео только что вернулся из третьей поездки, как вы знаете, в Северную Корею. Он стал настоящим экспертом в поездках в Северную Корею — [можете узнать у него] лучший способ туда добраться, лучший способ оттуда выбраться. Он очень хорошо улаживает вопросы. Он там отлично справляется.

Да, мэм.

ВОПРОС: У меня есть вопрос.

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: Господин президент, я Тара Маккелви из «Би-би-си». Не могли бы вы сказать нам, имели ли место с вашей стороны предупреждения о том, что США выйдут из НАТО, если не будут достигнуты целевые показатели по расходам?

ПРЕЗИДЕНТ: Я сказал, что был бы очень недоволен, если бы они очень существенно не повысили объем своих финансовых обязательств, потому что Соединенные Штаты вносят огромную сумму, вероятно, 90 процентов от расходов НАТО. Сейчас люди начнут действовать, а страны начнут повышать планку своих обязательств. Так что вчера я дал им понять реальное положение дел. Я был удивлен, что этот вопрос не поднимался раньше, вплоть до сегодняшнего дня. Но вчера я дал понять, что был крайне недоволен тем, что происходило, и они существенно повысили свои обязательства, да. И сейчас мы чрезвычайно счастливы и имеем очень, очень мощный, очень, очень сильный блок НАТО, намного сильнее, чем два дня назад.

Да, мэм.

ВОПРОС: Здравствуйте, президент Трамп.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, здравствуйте. Как поживаете?

ВОПРОС: Я — корреспондент «Пи-Би-Эс» в Белом доме

ПРЕЗИДЕНТ: Я знаю. Вы очень известны на телевидении.

ВОПРОС: У меня снова возникает вопрос — вы когда-нибудь говорили, что США могут выйти из НАТО? И как вы считаете, помогает ли ваша риторика сплочению НАТО? Не беспокоит ли вас, что люди могут подумать, что США уже не столь привержены НАТО? Многие говорят, что их взволновало и напрягло то, что вы делали вчера.

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, они, наверное, переживали, что США не встречали справедливого обращения, но теперь оно ест, потому что уровень финансовых обязательств был существенно повышен. Теперь так и есть. Вчера я был крайне тверд.

Вы должны понять, я знаю много людей в комнате. Я был здесь в прошлом году. Я дал понять в прошлом году — в менее жесткой манере, но довольно жестко — и они собрали еще 33 миллиарда долларов, я думаю, эта цифра вырастет до 40 миллиардов долларов. Но на сегодняшний день она составляет 33 миллиарда долларов. И вот сегодня и вчера я был, наверное, немного более тверд.

Но я верю в НАТО. Я думаю, что НАТО — это очень важная организация, возможно, величайшая из когда-либо созданных. Но США платит где-то от 70 до 90 процентов, в зависимости от методики расчета. Это несправедливо по отношению к Соединенным Штатам.

В дополнение к этому, как вы знаете, мы ведем переговоры с ЕС, и мы собираемся встретиться с ними на следующей неделе. С нами обошлись несправедливо в сфере торговли. Наших фермеров не пускают на рынок Европейского Союза. Можно сказать, что это разные вещи, но в основном, в значительной степени, это одни и те же страны.

Поэтому я думаю, что в конечном итоге к нам будут относиться справедливо в торговле. Посмотрим, что получится, но я могу вам сказать, что НАТО сейчас действительно отлаженная машина. Люди платят деньги, которые они никогда раньше не платили. Они с радостью это сделают. И к Соединенным Штатам относятся гораздо более справедливо.

Да, сэр.

ВОПРОС: Президент Трамп, Райан Чилкот, «Пи-Би-Эс НьюсАур». Добились ли вы уступок на встречах и обсуждениях с канцлером Германии, которые касаются расходов Германии на оборону, а также вопроса закупки энергоносителей у России? И во-вторых, что бы вы сказали своим критикам, которые говорят, что, создавая такое положение дел здесь, в НАТО, вы только позволяете президенту Путину и России еще больше будоражить ситуацию на Украине и в Грузии?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, если вы думаете, что вложить огромные средства — вы знаете, что это дополнительные средства на уровне, которого никто никогда не видел — я не думаю, что это помогает России. Я думаю, что НАТО сейчас намного сильнее, чем два дня назад. Я думаю, что альянс НАТО не делал того, что должен был делать — это касается многих стран. И мы делали гораздо больше, чем должны были.

Честно говоря, мы несли слишком большую ношу. Вот почему мы называем это «бременем». Сегодня я часто использовал этот термин. «Распределение бремени». У нас под конец состоялась фантастическая встреча — 29 стран. И они значительно повышают (свои расходы — прим. перев.). Германия значительно увеличила свои сроки, и Германия движется вперед. Но мы еще должны выяснить, что происходит с трубопроводом, потому что газопровод идет из России.

Так что нам придется это выяснить. Я поднял этот вопрос; никто не поднимал его, кроме меня, и мы все говорим об этом сейчас. И на самом деле, я думаю, что в мире сейчас говорят об этом, может быть, больше. Что о чем бы то ни было еще. Но мы собираемся это выяснить.

Но и, честно говоря, может быть, у всех будут хорошие отношения с Россией, так что проблем с трубопроводом будет гораздо меньше. Но для меня это был очень важный спорный момент. Мы сегодня об этом подробно говорили. Германия согласилась поступать намного лучше, чем ранее, и мы очень довольны. У нас были очень хорошие отношения с Ангелой Меркель.

Да.

ВОПРОС: Господин президент —

ПРЕЗИДЕНТ: Да, продолжайте.

ВОПРОС: Здравстуйте. Спасибо вам. Маргарет Талев из «Блумберг».

ПРЕЗИДЕНТ: Да. После всех этих лет, я знаю, Маргарет. Вперед!

ВОПРОС: Может быть, я недостаточно хорошо поняла, но не могли бы вы просто уточнить: вы все еще угрожаете потенциально вывести Соединенные Штаты из НАТО по какой-либо причине? И верите ли вы, что сможете сделать это без явной поддержки и одобрения Конгресса?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, что могу, но в этом нет необходимости. Сегодня люди активизировались, как никогда раньше. И запомните это слово — они платят на 33 миллиарда долларов больше. И вы услышите это от Генерального секретаря через некоторое время. Он поблагодарил меня. Он действительно поблагодарил меня. И все в зале поблагодарили меня. В этом зале великолепный коллегиальный дух, которого, я думаю, не было здесь на протяжении многих лет. Они очень сильны. Так что, да, очень сплоченные, очень сильные. Нет проблем. Верно?

Да, начинайте.

ВОПРОС: Мы в НАТО. Нет — нет…

ПРЕЗИДЕНТ: Нет проблем. Начинайте.

ВОПРОС: Господин президент, Джонатан Лемери, «Ассошиэйтед Пресс». Вы ранее сказали, что хотели бы, чтобы страны увеличили свои расходы до двух процентов. Вчера было высказано предположение, что это может быть четыре процента, или, возможно, два процента при гораздо более сжатом графике. Можете ли вы уточнить, что какой схеме они обязались следовать? Вас это устраивает?

ПРЕЗИДЕНТ: То, что они собираются одобрить, это траты в ускоренной последовательности. Они поднимаются до двухпроцентного уровня. Теперь вы должны понять, что у некоторых из них есть парламенты, у них есть свои собственные конгрессы, у них есть много вещей, через которые предстоит пройти. Таким образом, вы знаете, что они здесь представлены премьер-министром или президентом, и они не могут в обязательном порядке выти и сказать: мы собираемся сделать вот это. Но они вернутся назад к себе для рассмотрения.

Некоторые из них [тратят] два процента [ВВП]; другие однозначно согласились [повысить траты] до двух процентов. Еще олна часть возвращается в свои страны, чтобы получить одобрение, которое необходимо, чтобы поднять расходы до двух процентов. После двух процентов мы начнем говорить о повышении. Но я говорил, что, в конечном счете, мы должны быть, через годы, мы должны быть на уровне четырех процентов. Думаю, четыре процента — это правильная цифра.

Теперь США — в зависимости от способа расчета — находятся на отметке в 4,2 процента. И я говорил, что это несправедливо. У нас на сегодняшний день самый большой ВВП, особенно с тех пор, как мы весьма увеличили его с момента выборов. Наш ВВП значительно вырос. И тот факт, что наш ВВП вырос, означает, что мы платим еще больше, что очень несправедливо. Поэтому я это объяснил.

В будущем мы пойдем гораздо дальше отметки в два процента, но сейчас мы убедили людей поднять траты до двух процентов, и что произойдет в течение довольно короткого периода времени — за несколько лет. Окей?

Да, начинайте.

ВОПРОС: Здравствуйте, Томас Лекрасс, журналист хорватской газеты […] Мы понимаем ваш месседж —

ПРЕЗИДЕНТ: Кстати, мои поздравления.

ВОПРОС: Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: По поводу футбола.

ВОПРОС: Спасибо. Мы понимаем ваш месседж, но некоторые люди спрашивают себя, не будете ли вы писать в «Твиттере» совсем другое, как только вы подниметесь на «Борт номер один»? Спасибо вам.

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, так делают другие люди. Я не делаю. Я очень последователен. Я очень стабильный гений. (Смех)

Давайте дальше. Да, давайте.

ВОПРОС: Благодарю вас, сэр. Джереми Даймонд, «Си-Эн-Эн». Как поживаете?

Президент: Здравствуйте, Джереми.

ВОПРОС: Быстрый вопрос относительно Германии и комментариев, которые вы сделали вчера. Вы чувствуете, что, учитывая ваши угрозы о потенциальном выходе из НАТО, об оскорблении суверенитета Германии, которая, как предполагается, похоже, полностью контролируются Россией, вы чувствуете, что это эффективный способ ведения дипломатии? А во-вторых, не могли бы вы немного конкретизировать те решения, которые вы сегодня приняли, по увеличению финансовых обязательств? Есть ли обновленная временная шкала? Есть ли конкретные страны, которые вы могли бы назвать? Потому что большинство из них уже планировали достичь этого двухпроцентного порога к 2024 году.

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, многие из них — Германия, на самом деле, собиралась достичь в 2028 или 2030 году. Да, я думаю, это очень эффективный способ, но я поступил не так, как вы сказали. Я очень уважаю Германию. Мой отец из Германии. Оба моих родителя из ЕС, несмотря на то, что они плохо относятся к нам в торговой сфере.

Но я думаю, что это также изменится, и я думаю, что мы это увидим, потому что 25 июля они приедут, чтобы начать со мной переговоры. Еще посмотрим. И если они не будут добросовестно вести переговоры, мы предпримем что-нибудь, связанное с миллионами автомобилей, которые ввозятся в нашу страну и облагаются налогом практически на нулевом уровне, на очень низком уровне.

Но, Джереми, я думаю, это был очень эффективный способ ведения переговоров. Однако, я не веду переговоры, я просто хочу справедливости для Соединенных Штатов. Мы платим слишком много за НАТО. Альянс НАТО очень важен. Но НАТО помогает Европе больше, чем нам. В то же время, он (блок НАТО — прим. перев.) очень полезен для нас.

Так мы подошли к текущему моменту, когда люди платят намного больше денег, и старт этому в действительности был дан в прошлом году. Это действительно было — вы были там в прошлом году. И в прошлом году мы оказали большое влияние. Опять же, мы нашли еще 33 миллиарда долларов. И если вы спросите генерального секретаря Столтенберга, он скажет, что это всецело наша заслуга — я думаю, в данном случае, всецело наша — потому что я говорил, что это несправедливо.

Сейчас вот, что произошло. На протяжении многих лет президенты, от Рональда Рейгана до Барака Обамы, приходили и говорили: «Хорошо, сделайте все возможное», и уходили. Никто ничего с этим не делал. И дошло до того, что Соединенные Штаты оплачивали 90 процентов расходов НАТО. И это несправедливо. Так что все изменилось. У нас сегодня была очень хорошая встреча. У нас была отличная встреча в плане общения. Я знаю большинство людей в этой комнате — после прошлого года, после полутора лет в администрации — полутора с лишним лет. Но у нас прекрасные отношения. Все в этом зале, к тому времени, когда разошлись, ладили. Они согласились платить больше, и они согласились платить быстрее.

Да, давай, продолжай, Фил.

ВОПРОС: Спасибо, господин президент. Филип Ракер, «Вашингтон Пост». Вы вчера писали в «Твиттере»: «Что хорошего в НАТО?». И вы говорили о НАТО как о союзе, который приносит пользу Европе, который защищает и обороняет Европу. Видите ли вы ценность НАТО для США, если принять во внимание Россию? Помогает ли блок защищать Соединенные Штаты от России, на ваш взгляд?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, что это еще один очень сильный союзник, поскольку, очевидно, что, будучи единым, он гораздо сильнее, чем отдельные страны. Я думаю, что это — то, что мы имеем это сейчас, я думаю, что это много — я думаю, что НАТО приносил [пользу] — вы знаете, что происходило с расходами до моего вступления в должность. Показатели падали. Теперь цифры ударили вверх, как ракетный корабль. Цифры сильно выросли, и они выросли быстро. И теперь они растут дальше.

Поэтому я думаю, что НАТО будет очень, очень эффективной структурой. Я очень впечатлен — и действительно знаю, и он мой друг — но генеральный секретарь Столтенберг проделал фантастическую работу и собрал все вместе. И мы действительно… мы продлили его контракт, как вы знаете. Я думаю, он проделал действительно хорошую работу.

Я думаю, когда я говорил, что очень обеспокоен трубопроводом, [это потому что] мне этот трубопровод не нравится. А когда я говорю о НАТО, спрашиваю: как у нас дела с НАТО? И тогда находится кто-то, кто платит людям, от которых вы его защищаете. Но, возможно, мы поладим с теми, от кого защищаемся. Я думаю, что это реальная возможность.

Как вы знаете, я встречаюсь с президентом Путиным в понедельник. И я думаю, что мы пойдем на эту встречу, не ожидая многого. Мы хотим узнать о Сирии. Мы, конечно, зададим ваш любимый вопрос о вмешательстве. Я задам этот вопрос еще раз. Но мы будем говорить и о других вещах. Мы будем говорить об Украине. Кстати, Украина была здесь сегодня. И, знаете, было очень интересно услышать то, что они должны были сказать.

ВОПРОС: (Неразборчиво.)

ПРЕЗИДЕНТ: Прошу прощения?

ВОПРОС: Что, если он будет все отрицать?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, возможно. Я имею в виду, он может. Вы знаете, что мне теперь делать? Он может это отрицать. Я имею ввиду, что это одна из тех вещей. Все, что я могу сделать, это сказать «Это ты сделал»? и «Не делай так больше!». Но он может отрицать это. Вы будешь первым, кто узнает. Окей?

Да, давайте.

ВОПРОС: Господин президент, Роберт Уолл, «Уолл Стрит Джорнал».

ПРЕЗИДЕНТ: Да. Здравствуйте, Роберт.

ВОПРОС: Если немцы, канадцы и другие не смогут достичь планки в два процента, какова ваша резервная позиция? Как в действительности вы будете оказывать давление, чтобы заставить их?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, так и будет. Они будут [платить]. Я не сомневаюсь в этом. Все они взяли на себя обязательства. И они достигнут этой планки в два процента. Это будет в течение определенного периода — относительно короткого периода в несколько лет. Окей?

ВОПРОС: Пожалуйста. Огромное спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, давайте дальше.

ВОПРОС: Грузинское телевидение (неразборчиво). Господин президент, как вы думаете, нужно ли сегодня (невнятно) Грузии больше поддержки со стороны НАТО? И я хотел спросить о…

ПРЕЗИДЕНТ: Грузия? Они были здесь сегодня, представляя…

ВОПРОС: Да. И будете ли вы говорить о Грузии на встрече с президентом Путиным?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, они были здесь. Они произвели очень благоприятное впечатление. И мы прислушались к их положению. Это сложная ситуация с Грузией. Но их слова в зале произвели очень красивое впечатление. Окей?

Да, идем дальше, дальше, дальше. Идем дальше.

ВОПРОС: Она уже один задала.

ПРЕЗИДЕНТ: Да, это действительно так. Идите ко мне. Выходите вперед. Идите вперед.

ВОПРОС: Ну, у меня тоже был вопрос. Но, тем не менее, я спрошу, сэр. Узнаете ли вы…

ПРЕЗИДЕНТ: Продолжайте.

ВОПРОС: Вы признаете российскую аннексию… Вы признаете Крым частью России, когда встретитесь с президентом…

ПРЕЗИДЕНТ: О, это интересный вопрос, потому что задолго до моего прихода (в Белый дом — прим. перев.) президент Обама позволил этому случиться. Это было во время его президентского срока, а не моего. Знаете, люди любят говорить: «О, Крым!». Но дело в том, что они построили мосты в Крым. Они только что открыли большой мост, строительство которого стартовало несколько лет назад. Они построили, я думаю, подводный порт; серьезно вложившись на миллиарды долларов. Так что это было во времена Барака Обамы. Это было не в президентство Трампа. Позволил бы я этому случиться? Нет, я бы не позволил этому случиться. Но он позволил этому случиться, так что это ответственность.

Что будет с Крымом дальше? Этого я не могу сказать. Но я не в восторге от Крыма. Но опять же, это было во времена Барака Обамы, а не во времена Трампа.

Да, дальше. Верно.

ВОПРОС: Это Джефф Мэйсон из «Рейтер», господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ: Конечно. Я знаю, Джефф.

ВОПРОС: Что касается вашего саммита с президентом Путиным, вы будете поднимать вопросы контроля над вооружениями?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: Вы хотели бы продлить новый договор СНВ? И будете ли вы поднимать тему нарушений Договора о РСМД?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: И в развитие сегодняшней встречи НАТО будут ли какие-то предложения ему от вас, или вы подумаете о том, чтобы прекратить военные учения в странах Балтии, если он об этом попросит?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, возможно, мы поговорим об этом. Но я скажу, что мы будем говорить об этих трех и многих других вопросах. Мы поговорим об этом, Джефф.

Вперед, вперед.

ВОПРОС: (Неразборчиво.) Мы в НАТО, четверти — стоимость (неразборчиво) двойной (неразборчиво) до этого. Хочется узнать, планируете ли вы гарантировать налогоплательщикам, что новые средства, которые поступят в НАТО, будут потрачены наилучшим образом, особенно деньги, из стран, у которых есть проблемы с государственными финансами?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, деньги будут потрачены правильно. Что у нас сегодня есть — так это много богатых стран, но у нас есть также некоторые, которые не так богаты. И они спросили, могут ли они купить военную технику, и могу ли я им помочь. Мы им немного поможем. Мы не собираемся финансировать их, но мы удостоверимся, что они могут получать платежи и разного рода другие вещи, чтобы осуществлять закупки.

Потому что Соединенные Штаты производят лучшую военную технику в мире. Лучшие самолеты, лучшие ракеты, лучшие пушки. Все, что мы делаем — безусловно, лучшее. Я имею в виду, что предполагал это до вступления в должность, но, будучи президентом, я узнал, что это действительно так, наши вооружения намного лучше, чем у кого-либо другого. Посмотрите на наши компании — «Локхид» и «Боинг» и «Граммен». Материалы — техника, которую мы производим, пока превосходна, все хотят купить нашу технику. На самом деле, вопрос в том, смогут ли они столько сделать? Потому что они делают очень хорошо. Могут ли они произвести ее для такого количества людей?

Поэтому мы помогаем некоторым из этих стран выйти на рынок и купить лучшую технику.

Да, давайте.

ВОПРОС: Здравствуйте, я Кристин Браун, «Фокс Ньюс». Перед вашим предстоящим саммитом с президентом Путиным кто-нибудь из союзников выражал какие-либо конкретные опасения или говорил с вами о каких-либо посланиях, которые они хотели бы передать, когда вы поедете на саммит?

ПРЕЗИДЕНТ: Да. Никакого беспокойства. Они на самом деле — они, вероятно, выйдут небольшим указом — но они действительно поблагодарили меня за встречу с президентом Путиным. Я с нетерпением жду встречи. Они поблагодарили меня. Они полагают, что, то, что я делаю, это здорово. И они оставили нам наши наилучшие пожелания или их наилучшие пожелания.

Теперь, с учетом сказанного, посмотрим, что произойдет. Просто свободная встреча. Там не будет плотного графика. Я не думаю, что это займет много времени. Посмотрим, к чему это приведет. Но это может привести к продуктивности — чему-то очень продуктивному. И также, возможно, это не так.

Но я считаю, что встречаться с людьми — это здорово. У нас была отличная встреча с председателем Ким Чен Ыном. И я вам скажу, что Майк Помпео проделал фантастическую работу. Я могу попросить тебя сказать несколько слов, Майк, пока ты здесь.

Одну секунду. Майк, давай.

ГОССЕКРЕТАРЬ ПОМПЕО: Спасибо, господин президент. Я так и сделал. Я вернулся — я на самом деле приехал сюда в Брюссель прямо из Северной Кореи с несколькими остановками. У нас был продуктивный разговор. Многое еще предстоит сделать, но я думаю, самое главное, что мой коллега Ким Ен Чхоль взял на себя обязательство, соответствующее тому, чего президент Трамп смог достичь с председателем Кимом, а именно: они намерены провести денуклеаризацию. Они собираются это сделать. И сейчас стоит задача добиться реализации этого.

ПРЕЗИДЕНТ: Просто чтобы на этом закончить, я думаю, вы знаете, как это важно. Я думаю, это была удивительная — действительно, удивительная встреча. И я действительно считаю, что у нас сложились очень хорошие отношения. Посмотрим, чем все закончится. Но ракетных испытаний не было. Никаких исследований не проводилось. Там, где они были — они взорвали это место; я слышал, что они взрывают другое место, ракетную площадку. Они убрали всю пропаганду. В самом деле, кто-то сказал, что на границе больше не играет музыка. Вы знаете, что эта музыка играла много лет. Недавно они сказали: «Ничего себе, больше нет тяжелой музыки и пропаганды». Они сделали многое. И нам вернули трех заложников.

Так что это хороший процесс. Но главное, что ракетных пусков не было. Испытания ракет не проводились. Не было ни ядерных испытаний, ни взрывов, ничего, почти девять месяцев.

Окей. Да, пожалуйста.

ВОПРОС: Ивен Макаскилл, «Гардиан». Ваша поездка в Великобританию, много протестов запланировано в Лондоне и в других местах. Как вы к этому относитесь?

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, все в порядке. Я имею в виду, что им в Великобритании, думаю, я очень нравлюсь. Я полагаю, они согласны со мной по иммиграции. Я очень силен в вопросах иммиграции. Сегодня я высказал свою точку зрения — я сказал, что вы должны остановиться. Вы разрушаете самих себя — у вас будет много проблем. Вы видите, что происходит во всем мире с иммиграцией. Наверное, из-за иммиграции я, по крайней мере, частично выиграл выборы.

Если вы посмотрите на Италию — Джузеппе (Конте — прим. перев.), которого я довольно хорошо знал за последние полтора месяца, выиграл выборы из-за сильной иммиграционной политики в Италии. Я думаю, что много людей в Великобритании — полагаю, как раз поэтому случился Брексит. Так вот, я не знаю, что происходит с переговорами. Кто знает. И я думаю, что это стало очень интересным спорным вопросом. Я говорил, что займусь несколькими острыми проблемами. У нас есть НАТО, то у нас есть Великобритания и затем у нас есть Путин. И я говорил, что Путин может оказаться самой простой проблемой из всех. Никогда не знаешь. Но я собираюсь заняться довольно острой проблемой прямо сейчас, заняться должным образом, с большим количеством отставок.

Но я скажу, что иммиграция — это вещь очень важная, и я говорил сегодня, что ЕС — Европейскому Союзу — лучше быть очень осторожным, потому что иммиграция захватывает Европу, и им лучше быть очень, очень осторожными. Я сказал это громко и четко.

Да, продолжайте.

ВОПРОС: Президент Трамп, (неразборчиво) Румыния. Что вы расскажете президенту Путину об этом саммите и о НАТО?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я думаю, что он сам увидит этот саммит — этот саммит оказался очень успешным. Я думаю, что НАТО, действительно, сейчас более сплоченно, более скоординировано. И я полагаю, что сейчас настрой членов НАТО лучше, чем когда-либо раньше. Блок богаче, чем когда-либо. Обязательства приняты на более высоком, чем когда-либо, уровне. А деньги он будет поступать быстрее — гораздо быстрее.

Знаете, два процента были диапазоном, целью. Это не было чем-то, к чему они стремились. Теперь это обязательство. Есть большая разница — в двухпроцентном размере. И поэтому столь многие не доходили до этого показателя, не достигали его. Это было что-то вроде аморфной цифры. Теперь это обязательство, настоящее обязательство.

Я думаю, он увидит, что у нас присутствует замечательное единство, замечательный настрой, замечательное чувство локтя. И я полагаю, что у нас будет хорошая встреча. Независимо от этого, я считаю, что у нас будет хорошая встреча.

Но это были фантастические два дня. Это действительно было фантастически — в конце концов все сложилось. И, да, это было немного трудно на протяжении некоторого времи, но в конечном счете — вы можете спросить любого на этой встрече — им действительно понравилось то, что произошло за последние два дня. Из этой комнаты веет великим, великим духом.

Да, сэр. Давайте. Пожалуйста.

ВОПРОС: Да. Джонатан Бил, «Би-Би-Си». Мне просто интересно — вы думаете, что будете ладить с президентом Путиным на этой встрече. Не могли бы вы прямо сказать нам, почему вы так думаете? В нем есть что-то, чем вы восхищаетесь?

И второй вопрос, потому что вы как раз собираетесь в Великобританию, сэр…

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, он конкурент. Он был очень добр ко мне, когда я встречался с ним. Я был с ним добр. Он конкурент. Вы знаете, кто-то говорил: «Он враг?» Нет, он не мой враг. «Он друг?» Нет, я не знаю его достаточно хорошо. Но пару раз, что я встречался с ним, мы хорошо ладили. Вы это видели.

Надеюсь, мы хорошо поладим. Я думаю, что мы хорошо поладим. Но, в конечном счете, он конкурент. Он представляет Россию. Я представляю Соединенные Штаты. Так что в каком-то смысле мы соперники. Это не вопрос того, друг он или враг. Он не является моим врагом. И надеюсь, когда-нибудь, возможно, станет другом. Это может случиться. Но я просто не очень хорошо его знаю. Я встречался с ним пару раз. И когда я его встречал, большинство из вас при этом присутствовали.

Да.

ВОПРОС: И Брексит — извините, сэр, это потому, что вы собираетесь в Великобританию. Каким будет ваш месседж относительно Брексита?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, Брексит — знаете, я много читал о Брексите последние пару дней, и, похоже, все немного изменилось, в том плане, что они, по крайней мере, частично связаны с Европейским Союзом.

У меня нет никакого месседжа. Не мне об этом говорить. У меня там много собственности. Я поеду в Шотландию, пока буду ждать встречи. У меня в Шотландии есть Тернберри, волшебное место — одно из моих любимых мест. Я поеду туда на два дня, пока буду ждать встречи в понедельник.

Но мне не нужно говорить, что нужно делать Великобритании. У меня отличные друзья. Моя мать родилась в Шотландии. У меня там отличные друзья. У нас замечательный посол — Вуди Джонсон. И, кстати, Вуди отлично справляется.

Но не мне об этом говорить. Я бы хотел, чтобы он смог это сделать, чтобы все прошло быстро, что бы у них ни получилось.

ВОПРОС: Жесткий Брексит (Hard Brexit — прим. перев.)?

ПРЕЗИДЕНТ: Душераздирающий (heartbreaking — прим. перев.)?

ВОПРОС: Жесткий Брексит.

ПРЕЗИДЕНТ: Ах, жесткий Брексит. Понимаю. (смеется) Я думал, вы сказали, что это душераздирающе. Я говорил, что это может быть немного слишком, не так ли? (смеется) Сердечное горе. Это душераздирающе? Многие вещи душераздирающие.

Нет, я бы сказал, что Брексит — это Брексит. Это не похоже на… я думаю, мы будем использовать термин «жесткий Брексит». Я догадываюсь, что вы имеете в виду. Народ проголосовал за то, чтобы разойтись, так что я представляю, что будут делать. Но, возможно, они пойдут немного другим путем. Так как я не знаю, за что собственно они голосовали. Я просто хочу, чтобы народ был счастлив. Это замечательный народ. И я думаю, я уверен, что будут протесты, потому что протесты есть всегда. Но я знаю, что в ночь выборов были протесты, в обоих направлениях. Но в итоге получилось 206 голосов выборщиков против 306. И один штат — знаете, это интересно, один из штатов, где мы одержали победу, Висконсин — я даже не осознавал этого до недавнего времени — это был единственный штат, в котором Рональд Рейган не победил, когда шел на выборы во второй раз. Он не выиграл в Висконсине, а мы там выиграли. Так что, знаешь, мы отлично провели ночь.

Протесты? Могут быть протесты. Но я верю, что люди в Великобритании, Шотландии, Ирландии — как вы знаете, у меня есть собственность в Ирландии, у меня есть собственность повсюду — думаю, что эти люди, я им очень нравлюсь, и они согласны со мной по иммиграции. И я полагаю, что именно поэтому у вас происходит Брексит, в первую очередь, из-за иммиграции.

Да, мэм. Да, давайте.

ВОПРОС: (неразборчиво) из Финляндии. Что будет наилучшим результатом встречи с Путиным, когда вы приедете в Хельсинки? И не считаете ли вы, что ваша жесткая дипломатия по отношению к ЕС и НАТО преследует ту же цель, что и Путин?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я не могу сказать, что было бы наилучшим результатом. Что было бы в конечном итоге? Ну, давайте посмотрим: больше никакого ядерного оружия нигде в мире не будет конечной целью, хорошо? Больше никаких войн, никаких проблем, никаких конфликтов. Давайте найдем лекарство от всех болезней, известных мужчинам или женщинам. Это будет мой окончательный вариант, хорошо? И мы начнем оттуда.

Окей. Да. Давайте.

ВОПРОС: (неразборчиво) из афганской и всемирной службы «Би-Би-Си». Поэтому я хотел бы спросить вас, господин президент, что президент Афганистана будет здесь…

ПРЕЗИДЕНТ: Он здесь прямо сейчас. Он находится здесь прямо сейчас.

ВОПРОС: Нет, здесь. И вы собираетесь встретиться с ним?

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

ВОПРОС: И что вы скажете ему?

ПРЕЗИДЕНТ: Гани.

ВОПРОС: И когда закончится война в Афганистане? Потому что люди сыты по горло и хотят знать.

ПРЕЗИДЕНТ: Я с этим согласен. Я полностью с этим согласен. Это продолжалось долгое время. Мы добились большого прогресса, но это продолжается уже давно. Я бы сказал, что мы добились большого прогресса в Афганистане. Да, ваш президент сейчас здесь. На самом деле, он в зале. Когда я закончу с этим, я сразу же вернусь в этот зал.

ВОПРОС: Один вопрос, пожалуйста. Пожалуйста. Грузинские общественное вещание. Господин президент, не могли бы вы рассказать нам, пожалуйста, что вы думаете о будущем членстве Грузии в НАТО?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, в какой-то момент у них будет шанс. Не прямо сейчас. Они только что покинули зал. Но в определенный момент у них будет шанс.

Да, сэр. Пожалуйста.

ВОПРОС: (неразборчиво) репортер, «Курдистан 24». Собираетесь ли вы и дальше поддерживать курдские силы Пешмерга в Ираке? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Я считаю курдов замечательными людьми. Они потрясающие бойцы. Они во многих случаях замечательные, теплые, умные союзники. Как вы знаете, это разные группы людей. Но они замечательные люди. Я действительно верю — я верю, что они замечательные люди.

Да, продолжайте, пожалуйста.

ВОПРОС: Господин президент, (неразборчиво) работаю с немецким телеканалом «АРД». Вы сказали, что Путин не враг, не друг, он просто конкурент.

ПРЕЗИДЕНТ: Он конкурент.

ВОПРОС: Считаете ли вы его угрозой безопасности для Европы или для США? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Эй, я не хочу, чтобы он был таким. И это то, я думаю, для чего у нас есть НАТО, и именно поэтому у нас есть Соединенные Штаты, у которых только что был утвержден самый большой военный бюджет — 700 миллиардов долларов; 716 миллиардов долларов в следующем году.

Нет, я надеюсь, что мы сможем ужиться. Я с самого первого дня говорил, будь то Китай или Россия — вы знаете, мы сейчас работаем над торговлей с Китаем — я не говорю, что это легкая ситуация, потому что это были годы плохого обращения с Соединенными Штатами со стороны президентов, что, честно говоря, позволило этому случиться. Так как многое я получил из плохих рук, я работаю над исправлением ситуации в каждом конкретном случае и я исправлю все.

Но о Китае, я думаю, в конечном итоге, будет очень успешно проявлена забота. Как вы знаете, я с большим уважением отношусь к их председателю — председателю Си. Я провел там два дня. Это были одни из самых волшебных двух дней в моей жизни. И я думаю, что в конечном итоге мы с Китаем сделаем что-то очень хорошее. Прямо сейчас мы находимся в довольно неприятном торговом противостоянии, но я думаю, что в конечном итоге это сработает. Я действительно думаю, что мы вместе имеем большое преимущество.

Знаете, с тех пор, как я стал президентом, мы заработали восемь триллионов долларов. Мы почти в два раза больше Китая. Многие люди этого не знают. И, знаете, мы собираемся заключить справедливую сделку, если это возможно.

Окей. И Россия — я думаю, что ладить с Россией тоже было бы очень хорошо.

Да, давайте дальше.

ВОПРОС: Джамал Мусави, персидский телеканал «Би-Си-Си». Мы стали свидетелями эскалации напряженности между вами и иранцами. Каков ваш план выхода из ситуации, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ: Я бы сказал, что между нами и иранцами может произойти эскалация. Я с этим полностью согласен.

ВОПРОС: Но они угрожают…

ПРЕЗИДЕНТ: Кстати, сейчас к нам относятся с гораздо большим уважением, чем в прошлом. И я думаю — я знаю, что у них много проблем, и их экономика рушится. Но вот что я вам скажу: в какой-то момент они позвонят мне и скажут: «Давай заключим сделку», — И мы заключим сделку. Но им — им сейчас очень больно.

Да. Давайте. Давайте. Давайте. Давайте.

ВОПРОС: Господин президент, ожидаем ли мы роста российского влияния в Македонии после начала переговорного процесса, как мы видели в случае с предполагаемым переворотом в Черногории? И что сделают НАТО и США, чтобы противостоять российскому влиянию на западных Балканах? Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Мы никогда не говорим о наших планах на будущее.

Да, давайте, мэм. Давайте, давайте.

ВОПРОС: Большое спасибо, господин президент. Большое вам спасибо. Меня зовут Алла Шали, телеканал «Руда», Иракский Курдистан. Мой вопрос касается правительства Ирака. Вы знаете, что спустя два месяца после выборов правительство Ирака так и не было сформировано. Какова здесь роль США? И не собираетесь ли вы говорить о Сирии с президентом Путиным? Могу ли я получить какую-либо информацию о курдах в Сирии? Большое спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я надеюсь, что мы хорошо поладим с Ираком. Мы определенно потратили в Ираке огромное состояние. И много, много жизней — если подумать, тысячи и сотни тысяч жизней с обеих сторон, о которых я всегда думаю. С обеих сторон, а не только с нашей. У них были выборы, и я надеюсь, что мы сможем поладить, мы посмотрим, что из этого получится. Мы уже говорили с теми, кто выиграл выборы. Я не был сторонником той войны. Я был сильно против этой войны. Я никогда не думал, что это хорошо. Но это еще одна колода карт, которую я унаследовал, и мы сделаем все возможное.

Я думаю, что выборы были довольно убедительными. И снова, мы с ними разговаривали. Посмотрим, что получится.

Да, сэр. Давайте, давайте.

ВОПРОС: Я Асей Атруз, газета «Ассаба», Тунис. Я родом из очень далекой страны, маленькой страны в Северной Африке, из Туниса. Мой вопрос, господин президент: мы действительно восхищаемся тем, что вы делаете в Северной Африке, и мы действительно желаем и надеемся, что на Ближнем Востоке будет сделано что-то еще, чтобы избежать (неразборчиво) большего количества войн и крови и других убийств на Ближнем Востоке, наряду со справедливым мирным процессом, который даст каждому свое (неразборчиво).

ПРЕЗИДЕНТ: Мы стремимся к миру. И Африка, как вы знаете, находится в списке наших очень важных вопросов. Но мы ищем покоя. Мы хотим мира во всем мире. Мы хотим решать проблемы. Мы ищем спокойствия. Сейчас в Африке есть проблемы, которые мало кто может понять. Там происходят вещи, в которые никто не может поверить в этом зале. Если бы вы видели что-то из того, что происходит в Африке, что я вижу с помощью разведки. Это так печально, так порочно и жестоко. И мы хотим мира. Мы хотим мира для Африки. Мы хотим мира во всем мире. Это моя цель номер один: мир во всем мире.

И мы строим огромную армию, потому что я действительно верю, что с помощью силы вы получите мир. При этом у нас будет армия, которой никогда не было. Мы заказали лучшие истребители в мире, лучшие корабли, все самое лучшее.

Но, надеюсь, нам никогда не придется их использовать. Это было бы просто мечтой. Купить лучшие вещи, иметь лучшие вещи, иметь лучшую в мире технику и никогда это не использовать было бы действительно существенной частью моей мечты.

Всем большое спасибо. Спасибо вам. Я собираюсь покинуть вас, спустя примерно полчаса. Спасибо вам.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673438 Дональд Трамп


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671945 Андрей Ланьков

Ядерный тупик. Почему Северная Корея не поверила Трампу

Андрей Ланьков

Преподаватель университета Кукмин (Южная Корея)

Как Северная Корея для Китая из источника проблем превратилась в удобное орудие, с помощью которого можно оказывать давление на Соединенные Штаты

12 июня в Сингапуре состоялась встреча президента США Трампа и верховного лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, первая в истории встреча на высшем уровне руководителей этих двух государств. По этому случаю мировая печать немедленно сообщила, что на этой встрече было достигнуто «историческое решение о ядерном разоружении Северной Кореи».

Это заявление вызвало усмешку у большинства экспертов, занимающихся северокорейскими делами уже не первое десятилетие и внимательно прочитавшими то заявление, которое в Сингапуре подписали Ким Чен Ын и Дональд Трамп. Однако голоса скептиков-профессионалов тонули в потоке оптимистических сообщений, с которыми выступали журналисты, не слишком разбирающиеся в корейских делах.

Немалую роль в общем воодушевлении, конечно, сыграло и то, что сам президент Трамп, будучи по одной из своих профессий телевизионным шоуменом, превратил сингапурскую встречу в эффектный спектакль. Цель спектакля заключалась в том, чтобы убедить американского избирателя: именно Трампу удалось добиться того, чего не удалось добиться ни одному из его предшественников, — решить северокорейский ядерный вопрос.

Осознание грустной реальности, впрочем, неизбежно — и, кажется, оно наступает раньше, чем ожидалось. 7-8 июля в Пхеньяне находился с визитом госсекретарь США Майк Помпео. Он должен был там согласовать конкретные сроки и планы, связанные с поэтапным свертыванием северокорейской ядерной программы. Однако Помпео не смог добиться от северокорейской стороны ровным счетом ничего. Более того, Ким Чен Ын отказался встречаться с Помпео и демонстративно отправился инспектировать картофельную ферму. Когда Помпео покинул страну, северокорейская печать тут же объявила, что предъявленные им требования о немедленной сдаче ядерного орудия являются «гангстерскими».

Северная Корея работает над ядерным оружием еще с 1960-х годов, а первые успешные испытания ядерного заряда там прошли в 2006 году. Руководители Северной Кореи абсолютно уверены: только при наличии ядерного оружия можно обеспечить как безопасность страны от внешнего нападения, так и сохранение власти в руках нынешней наследственной элиты.

В Северной Корее видели, что происходило со странами, которые отказались от ядерного оружия или не смогли его разработать. Там хорошо выучили уроки Ирака — страны, которая попыталась запустить собственную ядерную программу, но так и не оправилась после израильского удара по ядерному исследовательскому центру. Еще лучше там выучили уроки Ливии. Каддафи является единственным диктатором мировой истории, который когда-то согласился свернуть собственную ядерную программу. Результат этого хорошо известен. Когда в Ливии началась революция, страны Запада вмешались в происходящее и оказали поддержку революционным силам. В результате излишне доверчивый диктатор был убит, а не столь доверчивые руководители Северной Кореи в очередной раз убедились в том, что они по большому счету знали и так: единственной гарантией сохранения режима является ядерное оружие.

Позиция эта логична, и спорить с ней сложно. Правда, в этой связи возникают вопросы: с чем же был связан был Сингапурский саммит и почему Северная Корея, которая даже внесла упоминание о своем ядерном статусе в конституцию, вдруг заявила о своей принципиальной готовности обсуждать вопросы ядерного разоружения?

Поворот этот носит чисто тактический характер и является реакцией на действия Дональда Трампа. На протяжении всего 2017 года президент США регулярно заявлял о том, что американская сторона, будучи крайне обеспокоенной успехами северокорейской ядерной и ракетной программ, готова к применению вооруженной силы против КНДР. Неизвестно, до какой степени эти заявления отражали реальные намерения американского руководства, а до какой степени являлись блефом, но во всех заинтересованных столицах — в том числе и в Пхеньяне — эти заявления были восприняты с полной серьезностью.

Декларируемая готовность администрации Трампа к применению силы оказала влияние и на Китай, который до этого занимал амбивалентную позицию по отношению к северокорейской ядерной программе. С лета прошлого года Китай, действуя в связке с США, начал осуществлять беспрецедентную по своей жесткости политику экономического давления на КНДР. Политика эта близка практически к полному запрету на торговлю с КНДР.

Таким образом, в 2017 году Северная Корея столкнулась с двойной угрозой. С одной стороны, руководство Северной Кореи опасалось, что непредсказуемый Трамп действительно решится на силовые акции, полностью пренебрегая тем обстоятельством, что в ответ на американский рейд северокорейская ствольная артиллерия может обрушить шквальный огонь на южнокорейскую столицу. Сеул находится на самой границе двух Корей, и именно опасения по поводу эскалации конфликта всегда сдерживали предшественников Трампа. С другой стороны, в северокорейском руководстве опасаются того, что новые санкции спровоцируют в стране экономический кризис.

В этой обстановке Ким Чен Ын решил, что имеет смысл уступить и изобразить готовность к сотрудничеству с Соединенными Штатами, сделать некоторые (обратимые и не очень значительные) уступки, а также пообещать, что со временем Северная Корея откажется от ядерного оружия. Именно это и было проделано им на протяжении первых месяцев 2018 года. Кульминацией этой политики стал саммит в Сингапуре, на котором обе стороны приняли, на удивление, весьма расплывчатое и мало к чему обязывающее заявление.

Однако в последние недели ситуация изменилась, и причиной изменений опять-таки стала политика Дональда Трампа. Проявив нетипичную для политика верность предвыборным обещаниям, Дональд Трамп начал торговую войну с Китаем. Поскольку в Пекине вовсе не собираются подставлять под удар другую щеку, там стали искать асимметричные варианты ответа — и заинтересовались Северной Кореей.

Ким Чен Ын в последние месяцы весьма активно обхаживал Пекин, стремясь подорвать чрезвычайно опасный для его режима (и его страны) единый американо-китайский фронт — достаточно сказать, что в этом году произошло три китайско-северокорейских саммита. Торговая война радикальным образом облегчила задачи Ким Чен Ына. Северная Корея для Пекина из источника проблем превратилась в удобное орудие, с помощью которого можно оказывать давление на Соединенные Штаты.

Почувствовав китайскую поддержку, Северная Корея заняла куда более жесткую позицию, чем можно было ожидать, — что и было продемонстрировано демонстративным нежеланием вести с Майком Помпео разговоры о конкретных шагах к разоружению.

Если бы позиция Китая не изменилась, Северная Корея все равно не согласилась бы на полный отказ от ядерного оружия, ибо сохранение ядерного потенциала является важнейшим условием сохранения существующего режима. Однако без пекинской поддержки Северная Корея вела бы себя, наверное, осторожнее и на протяжении последующих нескольких лет делала бы уступки, всячески стараясь поддерживать впечатление, что она движется по пути к ядерному разоружению, пусть и медленно. Сейчас, впрочем, необходимости играть в эти игры стало существенно меньше, и скорее всего воспоминание о июньских надеждах уже через несколько месяцев будет вызывать у всех только грустную усмешку. Нравится нам это или нет, но в обозримом будущем миру придется мириться с существованием ядерной Северной Кореи — и никакие твиты президентов этого факта не изменят.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671945 Андрей Ланьков


США. Евросоюз > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671914 Денис Восквицов

Монеты для государства. Когда появятся криптодоллары и криптоевро

Денис Восквицов

Руководитель проекта Exantech

Кому-то интересно играть на высоковолатильном рынке, кто-то предпочитает долгосрочные фиатные инвестиции. Появление монет, привязанных к государственным валютам, удовлетворяет эту потребность. Все говорит о том, что рынок наконец дорос до такого шага.

Развитие блокчейн-технологий и смарт-контрактов привело к появлению огромного количества новых токенов. Понимание того, что токенизировано может быть буквально все — от бананов до недвижимости, пришло не сегодня, но теперь эта идея активно воплощается в жизнь. Еще недавно самой проработанной технологией были токены Ethereum, но теперь число проектов, развивающихся в этом направлении, значительно выросло: это протокол Tari в сети Monero, Stellar, Neo.

На базе блокчейна были созданы также сеть IOTA Qubic и операционная система EOS. Вероятно, это одно из наиболее революционных применений технологии, которое может перевернуть современные представления об интернете и привести к появлению интернета версии web 3.0.

В то же время рост количества запросов на прямой обмен цифровыми активами послужил толчком для развития децентрализованных бирж. Их разнообразие — следствие распространения смарт-контрактов. Интерес к обмену криптовалют на фиатные деньги, уже проявляют институциональные инвесторы.

За последние полгода появился ряд новых проектов на Stablecoin — криптомонетах, которые привязаны к курсу международной фиатной валюты. Это реализация запроса сторонних инвесторов, которые устали от волатильности биткоина и ищут «тихой гавани», стараясь при этом сохранить возможности, которые открывает перед ними криптосообщество. В определенном смысле Stablecoin — это результат кластеризации инвесторов. Кому-то интересно играть на высоковолатильном рынке, кто-то предпочитает долгосрочные фиатные инвестиции. Появление монет, привязанных к государственным валютам, решает эту потребность.

С другой стороны, все говорит о том, что рынок наконец дорос до такого шага. Еще пару лет назад было невозможно себе представить, чтобы криптостартап мог зайти в правительство и приступить к созданию совместного проекта. Это и противоречило философии криптомира, и вряд ли вызвало бы какой-то энтузиазм со стороны государственного аппарата.

Этот тренд только набирает обороты, и рынок еще должен выработать правила реализации подобных затей, чтобы, скажем, не повторять путь USDT, привязанной к доллару США, которая не отличается прозрачной концепцией и имеет конфликты с американскими регуляторами. Но почва, на которой эти проекты будут расти, уже подготовлена.

В будущем легальные криптодоллар, криптоевро или криптоиена позволят привлечь на рынок большое количество новых инвесторов, что в конечном счете приведет к упрощению и легализации цифровых валют. Сама по себе концепция Stablecoin является новым финансовым инструментом для самого широкого круга пользователей. И динамика развития этого сегмента рынка лишь подтверждает существование пользовательского интереса.

Регулирование

Внимание государств к технологии блокчейн стало очевидно еще полгода-год назад. Примеры Bitfinex и USDT служат наглядным доказательством. Интерес со стороны SEC — американского регулятора — в конечном счете повышает безопасность инвесторов и гарантирует, что компания не будет бесконечно печатать деньги.

Второй плюс регуляторной активности государств на рынке криптовалют — расширение возможностей институциональных инвесторов и, как следствие, приобретение криптовалютами статуса полноценного инвестиционного актива.

Наконец, сам рынок основных цифровых монет становится чище. Для инвесторов невозможность отмыть незаконно полученные средства через криптобиржи может стать решающим фактором при выборе площадки для размещения своих активов.

Еще один важный тренд — преодоление пользовательского недоверия к технологии блокчейн и ее реализации. Запрет на рекламу цифровых монет в Facebook продиктован тем, что в течение прошлого года появилось несчетное число IСO-проектов, ставящих своей целью лишь сбор денег. Зачастую они не были подкреплены дальнейшим развитием идеи, а после заработка компании фактически становились банкротами.

Преодолеть такого рода недоверие непросто. Однако уже сейчас существенно вырос порог выхода на рынок ICO-инвестиций. Если раньше было достаточно лишь представить красивый сайт, то теперь инвесторы требуют подробного описания проекта, его проработки, обширной медиаподдержки, присутствия в команде людей, которые имеют репутацию в сообществе. Это разговор про открытость и прозрачность проектов — те постулаты, вокруг которых изначально строился блокчейн. То есть его естественная эволюция и очищение от махинаторов и мошенников. Они, конечно, продолжат попытки собрать деньги на волне «хайпа» и задорных описаний токена, однако уже сейчас инвесторы утратили интерес к таким проектам.

Доверие

Другой важный вопрос — безопасность. Взломы таких площадок, как Bancor, Bitconnect, Coincheck и других бирж подорвали кредит доверия инвесторов, но и стимулировали появление новых средств защиты. Биржи ввели двухфакторную аутентификацию для вывода средств со своего кошелька. Некоторые кошельки, работающие с сетью Etherium, предоставили возможность работы в офлайне, когда транзакция в подписанном виде отправляется вообще с другого компьютера. Все эти средства работают, только вряд ли смогут свести процент мошенничества к нулю.

Наконец, стоит отметить уход от консенсуса Proof-of-Work — алгоритма защиты от DoS-атак, спам-рассылок и других злоупотреблений. Именно этот консенсус стал причиной грандиозного роста мощностей и потребления энергии майнерами в погоне за прибылью. Теперь блокчейн-сообщество стало рассматривать альтернативные алгоритмы для достижения консенсуса: в первую очередь консенсус Proof-of-Stake, на который планирует перейти Ethereum (в виде гибридной модели вместе с PoW) или Distributed PoS в EOS, где функционирование сети обеспечивает фиксированное количество избираемых сообществом Block producers.

Рынок блокчейн-технологий все еще остается молодым и активно развивающимся рынком. И это предоставляет новым игрокам большие возможности. Вместе с тем многие тренды свидетельствуют о том, что он набирает мышечную массу не только объемом средств, которые на нем аккумулируются, но и появлением проработанных идей, прозрачных процессов и взвешенных решений. Игроки на этом рынке становятся все более зрелыми, а новые ICO вызывают не бешеный ажиотаж, а разумную оценку потенциала проекта. Однако путь, который еще предстоит пройти криптовалютному и блокчейн-сообществу, будет долгим.

США. Евросоюз > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671914 Денис Восквицов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671913 Евгений Малыхин

Надежда на Путина и Трампа: российские акции скоро вырастут в цене

Евгений Малыхин

Партнер, директор инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

Отношение к России сейчас меняется, и инвесторам стоит обратить особое внимание на отечественные активы. На них позитивно влияют сразу несколько факторов

Часто слышу в последнее время, что российский рынок никому не интересен. А когда тема никому не интересна, то зачастую это возможность неплохо заработать. Когда же тема муссируется везде и всеми, то обычно это означает, что торговая идея практически отыграна и рост близок к завершению.

Сейчас для российского рынка акций сложилась благоприятная ситуация. Поддержку оказывают три ключевых фактора: цены на нефть, предстоящая встреча Владимира Путина с Дональдом Трампом и дивиденды.

Цены на нефть держаться выше $70 за баррель. Принятое в рамках соглашения ОПЕК+ решение нарастить добычу не скажется сильно на динамике цен, так как в ближайшее время речь идет только о 600 000 баррелей (200 000 из которых приходится на Россию).

Предстоящая встреча Путина и Трампа, которая пройдет 16 июля в Хельсинки, создает позитивные, но не завышенные ожидания. Никто не ждет, что будут решены какие-то знаковые вопросы (например, что произойдет снятие или послабление санкций). Заниженные ожидания — это скорее хороший знак. Обратная ситуация (завышенные ожидания) была, когда Трамп выиграл выборы. Тогда не произошло улучшения взаимоотношений США и России, и рынок акций падал на несбывшихся надеждах. Сейчас нельзя исключать начала восстановления конструктивных отношений между двумя державами, что позитивно для рынка акций.

И третий фактор — дивидендный сезон. По моей консервативной оценке, объем дивидендов, который придется на free-float (акции, находящиеся в свободном обращении) и будет реинвестирован в рынок, составит примерно $1 млрд. Некоторые эксперты уверены, что объем средств будет больше. С учетом того, что российский рынок торгуется на невысоких объемах (сейчас это $800-900 млн суммарно), то $1-2 млрд — это достаточно большие деньги. Как говорят трейдеры, можно ставить против фундаментальных показателей, можно против технических, но никогда не нужно ставить против денежных потоков.

Позитивный разворот

Кроме того, нужно отметить, что к России меняется отношение в целом. Например, западная пресса пишет, как отлично организован чемпионат мира по футболу, а в преддверии встречи президентов России и США благополучно прошел визит в Москву американских конгрессменов-республиканцев. Инициатива исходила от посла США в России Джона Хантсмана. Конгрессмены встретились со многими российскими политиками, в том числе с главой МИД Сергеем Лавровым. По мнению экспертов, визит конгрессменов рассчитан на то, чтобы укрепить внутри республиканской партии линию на необходимость диалога с Россией и показать, что это не просто прихоть Трампа, а инициатива, которую поддерживает часть американской политической элиты. По итогам поездки глава делегации Ричард Шелби сказал, что мы можем быть «соперниками», но «не врагами».

К числу факторов, дающих надежду на рост, я отношу еще один неожиданный факт. Недавно провайдер индексов MSCI Inc. признал Саудовскую Аравию страной с развивающимся рынком, а с июня 2019 года индекс MSCI Saudi Arabia будет включен в MSCI Emerging Markets с удельным весом около 2,6%. Если же состоится IPO государственной нефтяной компании Saudi Aramco, то вес страны в индексе MSCI Emerging Markets может вырасти до 7%.

Россия по доле ВВП в глобальном списке стоит на 13-м месте (примерно 2% от мирового ВВП в долларовом эквиваленте), существенно обгоняя Саудовскую Аравию. По расчетам МВФ, ВВП России составляет примерно 5% от ВВП развивающихся стран. При этом удельный вес в индексе MSCI Emerging Markets составляет всего 3%. Это достаточно сильное расхождение, которое не оправданно фундаментально и которое, вероятно, будет рано или поздно устранено. Этот факт дает надежду на весомый приток на российский рынок.

При этом, конечно, торговые войны, рост процентных ставок и курса доллара США против других валют оказывают давление на развивающиеся рынки. Отток средств со всех emerging markets можно назвать риск-фактором и для нашего рынка. Когда в России идет улучшение, то оно зачастую происходит на фоне глобального ухудшения отношения к развивающимся рынкам; а когда развивающиеся рынки растут, то в России случаются локальные неприятности, что не позволяет нам участвовать в общем росте.

В любом случае сейчас российский рынок акций крайне интересен и открывает возможности для инвесторов. Мои фавориты — это акции компаний «Новатэк», «Роснефть», «Лукойл», Сбербанк и «Алроса». Мы имеем уникальную ситуацию, когда нефть дорогая, а бюджетное правило делает рубль слабым. Это хорошее сочетание для нефтяного сектора: акции «Новатэка» и «Роснефти» уже обновили свои максимумы, «Алроса» тоже ставит очередные рекорды.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2018 > № 2671913 Евгений Малыхин


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > americaru.com, 12 июля 2018 > № 2687915

Президент США Дональд Трамп потерял около 100 000 своих фолловеров из 53,4 миллионов, в то время как его предшественник Барак Обама столкнулся с большим снижением - почти 400 000 из его 104 миллионов. Twitter начал удалять учетные записи, заблокированные за подозрительную деятельность, говорится в сегодняшнем пресс-релизе.

Для сайта микроблогов очень важно очищать его платформы, изобилующей спамом, троллингами и другими сомнительными практиками, сообщает «The Washington Post». В Twitter ежемесячно регистрируется 336 миллионов пользователей, но многие замороженные профили не активны.

Компания заявила, что этот шаг затронет примерно шесть процентов от числа фолловеров по всему сайту, и самые популярные аккаунты могут испытать «значительное снижение» фолловеров в течение следующей недели.

Ответственный за безопасность в Twitter, Виджая Гадде (Vijaya Gadde), признал в своем блоге, что этот шаг может разочаровать некоторых пользователей.

«Большинство людей потеряют значительное число подписчиков, это может оказаться трудным испытанием для некоторых, но мы считаем, что точность и прозрачность делают Twitter более надежным сервисом для общественности общения», - сказал он.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > americaru.com, 12 июля 2018 > № 2687915


США > Госбюджет, налоги, цены. Экология > americaru.com, 12 июля 2018 > № 2687891

Новый рейтинг America's Top States for Business определил 10 самых худших мест в США, где жить тяжелее всего.

При составлении списка учитывались такие факторы, как уровень насильственных преступлений, достопримечательности, здравоохранение и качество окружающей среды. Расчеты проводились на основе методологии и источниках Top States.

На 10 месте оказался штат Нью-Мексико – здесь второй в стране уровень насилия и самый высокий уровень незаконного проникновения в собственность. Также в первую десятку попали Южная Каролина (самый высокий показатель диабета в стране), Оклахома (высокий уровень смертей на производстве), Миссури (высокий уровень насильственных преступлений), Индиана (плохой уровень здравоохранения) и Теннесси (преступность и недостаток здравоохранения.

Первую тройку закрывает Алабама, где один из самых высоких уровень преступности в стране и самый худший показатель помощи психическим больным. На втором месте Луизиана – один из самых «толстых» штатов. Первое место в рейтинге худших штатов занимает Арканзас, где самый низкий уровень борьбы с дискриминациями и огромное количество людей с ментальными заболеваниями, не получающими помощь.

США > Госбюджет, налоги, цены. Экология > americaru.com, 12 июля 2018 > № 2687891


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 июля 2018 > № 2679487 Александр Баунов

Пейзаж перед встречей. Что везут друг другу Трамп и Путин

Александр Баунов

Россия переживает, что у нее украдут победу во Второй мировой войне. Политический класс Америки сейчас переживает нечто подобное: у него украли победу в холодной войне

Редко кому везет в любви и в игре сразу, но бывает. Финал чемпионата мира, где полюбили Россию, совпал с первым саммитом Трампа и Путина, который тоже является итогом долгого розыгрыша и многочисленных отборочных встреч, одна из которых – с Кимом, снявшая множество риторических барьеров: если можно встретиться с одним враждебным автократом, почему нельзя с менее жестоким другим?

Чемпионат мира по футболу так интернационализировал обстановку в больших городах России, что встреча российского и американского президентов кажется совершенно логичным его продолжением. Хотя сам американский президент за пределами России в отличие от Обамы не считается ходячей иконой интернационализма, именно в этом заключается его ценность для дружбы народов с точки зрения российских переговорщиков.

Россия, ищущая выход из созданной собственными победами изоляции, для достижения этой цели встречается с президентом Америки, который изоляцию своей страны увеличивает. Парадокс в том, что для мирного возвращения на международную арену президенту России (как и главе Северной Кореи, и далее по списку) не с кем встретиться, кроме президента США, даже если тот изоляционист. Отвергаемый истеблишментом западного мира американский президент-националист все еще по инерции является его главой и обладает той международной легитимирующей силой, какой нет ни у одного другого, самого рафинированного, прошедшего самое тонкое сито ценностей западного лидера. Как бы ни были морально безупречны премьер Эстонии, президент Франции или король Нидерландов, встреча с любым из них, его интонации и улыбки мало что сообщат деловому и политическому миру о будущем их собеседника. А встреча с американским президентом сообщит.

Американская трагедия

Трамп, поддержанный избирателем, уставшим от глобальной миссии Америки, остается хранителем этой миссии. Такова сила помазания взошедшего в Белый дом.

Во всем остальном со времен предыдущих, даже самых напряженных встреч с Обамой мир не остался прежним. Пейзаж вдоль дороги, ведущей к беседке в нейтральных Хельсинки, совсем иной – будто нарисован бурей. На задней кулисе неба висит тяжелая грозовая туча, и неясно, гроза в росте или на ущербе.

То ли приходит, то ли уже пришла новая холодная война, и в отличие от прежней она пока без правил. Она началась совсем недавно, не с Грузии и не с Крыма, а с избрания Трампа. Россия переживает, что у нее украдут победу во Второй мировой войне. Политический класс Америки сейчас переживает нечто подобное: у него украли победу в холодной войне. Подозрение, родившееся после Крыма и Сирии, перешло в уверенность после избрания Трампа.

Мировой порядок под американским лидерством, созданный в 90-е по обе стороны Атлантики, вновь поставлен под вопрос бывшим противником, который считался навсегда побежденным и ослабленным. Сначала, не спросясь, он нарушил главное негласное правило не только этого, а всего послевоенного порядка – не прирастать землями; потом помог разжечь войну у себя по соседству, на территории страны, пожелавшей стать союзником Запада; потом вышел в дальнее зарубежье – в Сирию, где разрушил американские планы и навязал свои.

Все это были удары по одержанной победе, а чувство, что она украдена, возникло, когда в самих Соединенных Штатах, на радость России и в рифму с ее усилиями (пусть и не благодаря им), победил несистемный политик, враждебный этому, с таким трудом добытому в холодной войне мировому порядку.

Побежденные русские предпочли одного из кандидатов, интриговали в его интересах, и вот он у власти. Смена лидера на желательного противнику, смена режима и есть высшая форма победы в холодной войне: в 1991 году это произошло в СССР, а в 2016-м к этому краю подошли Соединенные Штаты.

Если победа украдена побежденным противником, если взят реванш, значит, противника надо победить снова. Нынешней России нужно нанести поражение, сопоставимое с тем, которое потерпел Советский Союз.

На этот счет сложился двухпартийный консенсус республиканцев и демократов, журналистов и экспертов, чиновников и военных за спиной у Трампа, в котором даже Трамп вынужден участвовать, когда подписывает закон о санкциях, стреляет по сирийским аэродромам или обещает так поговорить с Путиным, чтобы тот начал уважать американские интересы.

Новые санкции из закона о противодействии врагам Америки, над которыми в России давно уже не смеются, позволяют выхватить любую российскую отрасль или компанию, любого предпринимателя или чиновника, изолировать их и сокрушить. Они давно оторвались от темы Крыма и Донбасса, они введены не для того, чтобы исправить российскую политику в одной конкретной локации, а за то, что Россия раскачивает лодку от Филиппин до Венесуэлы с пересадкой в США.

Нарративы по поводу конца холодной войны с самого начала были различны. Российская Федерация пришла в мир как наследница тех сил, которые в союзе с демократическим Западом и восточноевропейским национализмом демонтировали коммунистический блок и Советский Союз. Ощущение поражения возникло не сразу, а росло постепенно, когда раз за разом оказывалось, что твой вчерашний союзник считает себя твоим победителем, — вместе с экономическими трудностями, которые никто не помогал преодолевать, и потерей уважения, которое никто не собирался возвращать.

Америка считала, что проявила к побежденному невиданную щедрость, – пригласила в «восьмерку», позволила сохранить огромную территорию и ядерное оружие, не стала изолировать от мировой капиталистической экономики при помощи формальных санкций и черных списков (неформальный заслон по отношению к русским деньгам действовал). Проявив такую щедрость, она не видела ничего дурного в том, чтобы обезопасить себя при помощи системы ПРО, выйти из нескольких ограничительных соглашений и расширить свой военный блок.

С точки зрения соратника в победе, это было предательство. Однако с точки зрения Америки – предала Россия. Она не останавливалась перед тем, чтобы использовать свое участие в глобальной рыночной экономике, куда ее без ограничений пустили, во вред интересам Вашингтона и его союзников. Силу, полученную благодаря приобщению к капитализму, Россия направила во вред США, для восстановления позиций, утраченных при крахе коммунизма. Стала покушаться на суверенитет своих бывших территорий и сателлитов и наконец попыталась затруднить путь в Белый дом нежелательному для себя президенту, и обстоятельства сложились так, что преуспела.

Демократия второй свежести

Угроза Трампа глобальному лидерству не только в том, что он ориентируется на избирателей, равнодушных к международной ответственности США, и бесцеремонен с союзниками, но еще и в том, что такой президент подрывает моральные основания этого лидерства.

Лучшая в мире демократия получает право наставлять другие народы, проводить аудит их внутренней и внешней политики, собирать коалиции добра и т.д. Но если эта система не смогла отбраковать такого плохого кандидата, моральное основание для внешнего аудита других подорвано.

Любой народ и любой правитель попросит врача прежде исцелиться самому. Поэтому американцев тянет провозгласить Трампа не внутренним продуктом американской демократии (по плодам их узнаете их), а результатом внешнего вмешательства в нее. Это признание слабости помогает снять с себя ответственность: это не мы, это чужие сделали.

Сама же слабость может быть интерпретирована как производная от доброты: Америка слишком открыта и свободна, именно поэтому она не смогла противостоять злу. Отсюда разговоры (со неожиданными нотами сожаления) о беспомощности свободных СМИ перед теми, которые спонсирует авторитарное государство.

Кроме того, Трамп приезжает на саммит с Путиным в странном для американского президента личном качестве. Он лидер западного мира по инерции, но значительная часть Запада эту роль за ним не признает и не уверена, что на встрече президент, провозгласивший интересы Америки превыше всего, будет отстаивать интересы союзников.

Он уже и так несколько раз не смог удержаться от презрительных слов в адрес союзников, в которых видит иждивенцев. Причина загадочного уважения Трампа к Путину и другим лидерам незападных стран, похоже, эта, бизнесменская: Россия ничего не просит у Америки, не живет за ее счет и сама обеспечивает свою безопасность; делец в стиле Трампа уважает самостоятельных недругов больше, чем зависимых друзей.

Трамп покусился на основу западного союза – подверг коммерческой оценке отношения с союзниками, хотя в этих отношениях идейное всегда преобладало над материальным. Трамп попросил принести бухгалтерские книги. Америка – мировой полицейский и мировой солдат, но не добровольный народный дружинник. Соответствует ли жалованье мирового полицейского его монопольному положению, когда других защитников рядом нет?

Трамп не видит большой ценности в Евросоюзе и большой беды в брекзите. Он делает вид, что искренне не понимает, почему Америка должна защищать коррумпированную Украину, которая страдает только потому, что захотела стать частью Запада и НАТО, то есть, в его логике, присоединиться к клубу иждивенцев, живущих за счет США. Он не видит проблемы и в том, что к власти в Европе рвутся правые антимигрантские силы, – он сам такой.

Ловушка для президента

Противники Трампа в США и их американские союзники очень опасались, что встреча с Путиным пройдет до саммита НАТО. Теперь, когда она после, они видят в ней пробный камень: если Трамп соберет все их негодование и донесет его до Путина в ультимативной форме, это хорошо; все остальное будет предательством.

Америка и Европа подходят к саммиту расколотыми на защитников мирового порядка, возникшего в 90-х, и сторонников его пересмотра. Поскольку Путин тоже за пересмотр, они с Трампом – естественные союзники, а в глазах своих оппонентов – агенты друг друга.

В этой ситуации для критиков Трампа его встреча с Путиным выглядит как тревожная возможность сговора и сама по себе является унизительной уступкой. Требуя от Трампа жестко поставить вопрос о российском вмешательстве в выборы, они хотят поймать его в ловушку. Путин, конечно, станет все отрицать, но если Трамп будет настаивать, то признает, что российское вмешательство в выборы, которые привели его к власти, было. Если просто уклонится от темы, тогда тоже разоблачит себя. В Кремле же надеются, что после саммита Трамп и его команда перестанут видеть в этих обвинениях препятствие для новых встреч – проехали, чего уж, – а Путину удастся установить с Трампом хороший личный контакт. Путину, как видно из интервью и пресс-конференций, нравятся трудные собеседники, которых надо убеждать, видимо, он считает себя умелым и обаятельным полемистом, способным перетянуть собеседника на свою сторону. Впрочем, Трамп, кажется, считает себя таким же.

Одновременно в Кремле должны догадываться о неполной служебной полномочности Трампа и, не оставляя надежды договориться, понимают, что результат саммита наверняка будет оспорен и саботирован администрацией, Конгрессом и наследниками Трампа в Белом доме, подобно тому как сам Трамп рвет в клочья наследие Обамы – иранскую сделку, ТТП, дипотношения с Кубой. А если так, стоит ли серьезно уступать: ведь следующая администрация под всеобщие аплодисменты возьмет назад обещания президента-изгоя, но потребует, чтобы Россия выполняла свои.

Разрядка без уступок

По другую сторону финской границы расстилается неброский русский пейзаж, прикрытый туманом. Россией управляет группа начинающих стареть силовиков и чуть более молодых макроэкономистов, и те и другие приступили к руководству страной двадцать лет назад и считались тогда одной из самых молодых команд у власти. Исчезли юные забавы, как сон, как утренний туман, но в нас горит еще желанье.

Первые отвечают за безопасность, внутреннюю и внешнюю политику, но доверяют вторым экономику, хотя и не позволяют ради нее торговать суверенитетом. По сути, Россией уже много лет управляет коалиционное правительство, состоящее из двух главных партий – патриотов-изоляционистов и – на роли младшего, но уважаемого партнера – глобалистов-прагматиков.

Точкой сбора большой коалиции является Владимир Путин, который не дает окончательного перевеса ни одной из партий, хотя баланс между ними меняется в зависимости от международной обстановки. Сейчас перед квазикоалиционным правительством поставлена задача перезапустить экономический рост и сократить технологическое отставание, но не выдвигать в качестве предварительного условия улучшение отношений с Западом и либерализацию внутренней политики.

Сама по себе нормализация отношений с Западом не является табу, разрядка нужна, но силовиков пугают воспоминания (отчасти домысленные задним числом) о горбачевской доверчивости. Им хочется вернуться в мир без санкций, но только в результате умелой, ловкой сделки. Суть сделки: с России должны быть сняты самые болезненные ограничения в обмен на не самые болезненные уступки.

Одно из важных условий для такого обмена – Запад не должен выступать единым антироссийским фронтом. А Запад как раз расколот по вопросу о Трампе, брекзите и мигрантах, на Западную и Восточную Европу, на интернационалистов 90-х и националистов 2010-х. Из нового – немыслимый прежде коллапс американо-германских отношений.

Трамп – идеальный партнер для разрядки без уступок. Он враг той же Америки, которая враждебна России, в разговоре с таким собеседником нет предательства и наивного благодушия.

Западные бизнесмены и инвесторы давно спрашивают российских собеседников, когда же будет саммит. Для них он – признак возвращения к норме. Первый настоящий саммит даст сигнал бизнесу, что нового ужесточения санкций не будет, низшая точка отношений пройдена.

Готовить саммит Трамп поставил Джона Болтона – человека, известного гораздо более жесткой позицией по России, чем сам Трамп. Американский государственный и партийный аппарат ведь тоже подозревает Трампа в горбачевского стиля благодушии и готовности легкомысленно уступать противнику. Болтон в их глазах может служить гарантией того, что на переговоры Трамп приедет с жестким и неуступчивым планом, но на фоне Болтона будет смотреться сговорчивым и любезным.

Более спокойный внешнеполитический и деловой климат нужен правительству Путина для реализации довольно амбициозной программы экономических и социальных изменений, намеченной на ближайшие годы. Вернув России, по мнению большинства ее граждан, статус великой державы в мировых делах, Путин в свой новый, последний президентский срок хочет показать себя в экономике: вывести ее из стагнации, перезапустить рост, сократить технологическое отставание, улучшить инфраструктуру, сделать бюджет менее зависимым от экспорта нефти. Ради этого он взялся за давно откладываемые, в том числе непопулярные меры: повышение пенсионного возраста, ужесточение налогов и пошлин. Путин, может быть, даже покусится на консенсусные серые зоны экономки, вроде рынка аренды городского жилья. Одновременно ему нужно обеспечить плавный политический транзит, организовать избрание преемника, а себе подыскать место в политической системе таким образом, чтобы легитимность новой конструкции в целом была признана в мире. Хотя пропаганда всегда сможет превратить плохие отношения с Западом в ресурс для мобилизации населения, санкции и токсичная международная среда этой программе мешают.

Соратники победы

Россию сейчас вполне устроил бы саммит ради саммита, но Трамп не может привезти из Хельсинки одни только совместные фотографии с Путиным. Ему, как и во всех предыдущих случаях, надо показать, что он результативнее Обамы: каждый пас – гол, прежний президент запутался, нынешний разрубил. От Кима Трамп привез обещание отказаться от ядерного оружия (но не сам отказ) и отвел угрозу войны, которой сам же и грозил. От Путина ему хочется привезти что-то столь же впечатляющее.

Есть три главных фронта обвинений против нынешней России: Украина, Сирия и вмешательство во внутренние дела западных демократий. С одного из них, а лучше с нескольких Трампу нужно привезти то, что выглядит как победа и лает как победа. На всех трех направлениях в Кремле в принципе готовы ему подыграть.

Минские соглашения зашли в тупик, их никто не надеется реализовать. Победой был бы какой-то новый сюжет, согласованный на высшем мировом уровне. Например, миротворческая операция ООН в Донбассе как промежуточный шаг к еще раз публично подтвержденному Россией тезису, что Донбасс – это Украина и будет в нее реинтегрирован. Предложенный Путиным формат – вооруженные миротворцы сопровождают безоружных наблюдателей ОБСЕ на линии разграничения сторон – слишком узок и не может быть принят хотя бы потому, что наблюдатели ОБСЕ всегда были и хотят оставаться безоружными. Формат возможной миссии будет предметом напряженных переговоров до последнего дня или даже ночи перед саммитом. Для западных союзников Украины он должен быть таким, чтобы миротворцы могли по максимуму уравновесить, а потом вытеснить и заместить сепаратистские органы власти, включая силовиков, и подготовить передачу территории Украине. Для России – таким, чтобы миротворцы не препятствовали свободному сообщению между сепаратистскими территориями и Россией, не мешали бы братской помощи и предотвратили месть украинцев «сепарам» (но тут на миротворцев ООН надежды мало). Впрочем, даже замороженный конфликт с присутствием ООН – прогресс по сравнению с нынешним положением дел.

Трамп, однако, интересуется Украиной меньше, чем Обама, потому что, вопреки заявлениям украинцев и их лоббистов, не спешит поверить, что именно в донбасских степях проходит передний край борьбы за западную демократию и интересы Америки. Никаких особенных интересов Америки он там, судя по всему, не видит. Украину он считает европейской проблемой, и хоть сам готов признать за Россией больше прав на нее, чем прежняя администрация, не станет пренебрегать мнением европейцев.

Другое дело – Сирия, тут американские интересы затронуты в самом прямом виде. Американские войска воюют в Сирии и Ираке во главе коалиций, тут нефть, союзные монархии Залива, Израиль, чью мечту о переносе посольства в Иерусалим Трамп исполнил, и главный враг – Иран.

Однако Трампа и здесь не приравнять ко всей Америке. Судя по всему, Трамп довольно своеобразно видит свой успех в Сирии: ИГИЛ (запрещенная в России организация) разгромлен, Асада свергать не обязательно, Россию можно оставить следить за ним и за порядком, если она обещает выполнить определенные условия и отодвинуть от сирийских дел Иран. Это совсем не похоже на тезис «Асад не может быть частью решения в Сирии», который разделяло большинство прежнего американского руководства и который по инерции до сих пор поддержан большей частью прессы. Но если вспомнить, что Трамп обещал принести пользу Америке, выведя войска из Южной Кореи и прекратив тамошние дорогостоящие учения, это уже не так изумляет. Для огромной части американского политического класса – чем больше войск и учений с зарубежными союзниками, тем лучше для глобальной миссии США, но для Трампа это как раз проявление союзнического инфантилизма.

Трампа гораздо меньше волнует демократия в Сирии – в союзных монархиях тоже, чай, не парламентский либерализм; ему надо, чтобы там не было опасных для США террористов и плохого Ирана. В конце концов, именно из страха, что Сирия превратится в колонию ненавистного шиитского республиканского Ирана, монархии Залива насмерть бьются против Асада. Иран и Россия помогают Асаду, без них он не справится, так почему бы не договориться с Россией, что ее будет больше, а Ирана меньше. А для того, чтобы Асад меньше нуждался в помощи иранцев и прочей «Хезболлы», можно помочь ему заключить мир и эвакуировать вооруженных повстанцев с территорий, на которые он ведет наступление на юге Сирии. Заодно это предотвратит появление новых картин жертв и разрушений. От России хорошо бы потребовать, чтобы С-300 и С-400 стояли на надлежащем удалении от Израиля и чтобы никаких больше химических инцидентов.

Если ИГИЛ перегруппируется и перейдет в контрнаступление, пусть Россия вместе с Асадом окажется на передовой. На фоне предыдущей риторики это выглядит отступлением Америки, но ведь это смотря как подать. Обама пропагандировал как свое большое достижение вывод войск из Ирака, но тогда уход сил США обернулся рождением ИГИЛ. Трамп уходит из Сирии победителем ИГИЛ, который завелся при Обаме, Ракка взята, Иран снова под санкциями, жизни и деньги американцев спасены. Продать реальность на местности как прорыв – тоже искусство.

По третьему пункту, о вмешательстве в американские дела, Путину нетрудно будет подтвердить, что он не имел и не имеет намерения влезать во внутреннюю политику западных демократий, тем более что такое подтверждение в любом случае соответствует интересам президента Трампа и полностью его устроит. Владимир Путин тут может дать не менее широкое, чем Ким о ядерном оружии, обещание не использовать свою власть для организации интернет-атак против западных демократий, причем Россия еще и предложит выработать на этот счет правила международного поведения.

Трамп любит быть неожиданным и результативным. Со встречи с Кимом, несомненным врагом, он привез взаимопонимание и мир, в этом была его победа. Россия – враг, с которым ему приписывают личную дружбу. Быть неожиданным и результативным по отношению к ней он может двумя способами: объявить, что все проблемы возникли от того, что прежняя администрация и его критики просто не умели правильно разговаривать с Владимиром Путиным, а он, Трамп, поговорил и превратил Россию из противника в партнера. Или, наоборот, показать, что на самом деле прежняя мягкая администрация и зависящие от русского газа и рынка европейцы и есть друзья Путина, а он единственный, кто может говорить с ним по-настоящему нелицеприятно. Торжество и наказание, как обычно, можно попытаться совместить.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 июля 2018 > № 2679487 Александр Баунов


США. Россия. Весь мир > Агропром > ria.ru, 12 июля 2018 > № 2676541

Россия по итогам 2017-2018 сельскохозяйственного года (с 1 июля 2017 года по 30 июня 2018 года) заняла первое место в мире по экспорту пшеницы, обогнав как США, так и страны Евросоюза, следует из июльского обзора минсельхоза США.

По оценке министерства, экспортные поставки пшеницы из России за рубеж в минувшем сельскохозяйственном сезоне составили 41 миллион тонн, причем оценка была повышена с июньского прогноза (он составлял 40,5 миллиона тонн).

В свою очередь, Минсельхоз России со ссылкой на данные Федеральной таможенной службы (ФТС) сообщал, что экспорт зерна из России в 2017-2018 сельхозгоду составил 52,422 миллиона тонн, а поставки за рубеж пшеницы — 40,449 миллиона тонн.

Между тем министерство сельского хозяйства США в своем отчете указывает, что экспорт пшеницы из стран Евросоюза в прошлом сезоне составил 23,3 миллиона тонн, из Соединенных Штатов — 23,2 миллиона тонн. Канада экспортировала 22,6 миллиона тонн пшеницы, Украина — 17,5 миллиона тонн.

Россия занимала первое место в мире по экспортным поставкам пшеницы в 2015-2016 сельхозгоду, однако в следующем сезоне она это место потеряла: РФ с июля 2016 года по июнь 2017 года экспортировала 27,1 миллиона тонн пшеницы, США вывезли около 29 миллионов тонн. Однако рекордный урожай в 2017 году (135,4 миллиона тонн зерна, включая 85,9 миллиона тонн пшеницы) позволил России резко увеличить экспорт.

США. Россия. Весь мир > Агропром > ria.ru, 12 июля 2018 > № 2676541


США. Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 июля 2018 > № 2675754

Strategist: Китай готовится к противостоянию в Солнечной системе?

Космос будет иметь стратегическое значение для Пекина в ближайшие десятилетия

Ведущий конструктор китайских лунных аппаратов Е. Пэйцзянь (Ye Peijian) заявил следующее:

«Вселенная — это океан, луна — это острова Дяоюйдао, Марс — это остров Хуанъянь. Если мы не отправимся туда сейчас, хотя мы способны на это, нас проклянут наши потомки. Если другие отправятся туда, тогда они возьмут верх, и вы уже не сможете туда отправиться, даже если захотите. Это веская причина».

Отсылка к островам Дяоюйдао (острова Сенкаку) и к острову Хуанъянь (Скарборо-Шол) свидетельствует о том, что Китай рассматривает Луну и Марс как объекты, представляющие большое астрополитическое значение, а не простой научный интерес, пишет Малкольм Дэвис в статье для австралийского издания The Strategist.

Китай считает, что острова в Восточной Азии имеют жизненно важное значение для обеспечения собственной морской безопасности. Комментарий ведущего конструктора китайских лунных аппаратов указывает на то, что космос будет иметь стратегическое значение для Пекина в ближайшие десятилетия.

В конце ХХ века профессор Школы перспективных аэрокосмических исследований ВВС США Эверетт Долман предложил ввести понятие «астрополитика». По словам Долмана, астрополитика изучает «взаимосвязь между космическим пространством и технологиями и развитием военных и политических стратегий». Такой подход отличается от традиционного геоцентрического подхода к космосу, в рамках которого ключевое внимание уделяется тому, какое влияние оказывает космос на земные дела. Долман указывает на то, что космос содержит в себе безграничные ресурсы. Время астрополитики и астростратегии уже скоро наступит. Бурное развитие коммерческого космоса должно произойти в 2020-х годах, что может привести к смещению менталитета от геоцентрического к космоориентированному.

Конечно, Е. Пэйцзянь говорит о долгосрочной перспективе исследования космоса. Марс находится на большом расстоянии от Земли, вследствие чего он не будет иметь большого астрополитического значения в течение многих десятилетий. Луна — это другое дело, учитывая ее гравитационную близость к «околоземному пространству».

В 2020-х годах, вероятно, большой интерес будут представлять ресурсы, расположенные на Луне или околоземных астероидах. В подобных условиях традиционный геоцентрический подход к космосу будет все больше и больше оспариваться. В то же время продолжится развитие космических технологий, включая появление более дешевых многоразовых ракет, космические запуски с самолетов-носителей, появление гиперзвуковых аэрокосмических самолетов. Попасть в космос будет легче, быстрее и дешевле. В результате технологического развития конкурентная борьба в космическом пространстве может обостриться.

Появление космических сил США, которые предложил создать президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, могло бы прийтись как раз на 2020-е годы, когда новые технологии позволят расширить спектр возможностей в космосе. Тем не менее идея Трампа подверглась жесткой критике, поскольку создание космических сил США могло бы столкнуться с финансовыми проблемами, учитывая и без того огромный государственный долг США. Как бы там ни было, создание космических сил — это идея, которая созвучна своему времени. Ее нельзя отбрасывать без глубокого анализа рисков и возможностей.

Сейчас важно понять, что движет космическими устремлениями Китая. Если Пекин рассматривает космическое пространство с точки зрения Долмана, тогда американским стратегам следовало бы хорошенько задуматься. Планеты Солнечной системы обладают стратегическими запасами минеральных богатств, которые к концу следующего десятилетия окажутся в пределах досягаемости.

В Вашингтоне должны понять: либо Китай будет контролировать Луну и другие небесные тела, либо кто-то другой. Устраивает ли США и их союзников подобный сценарий развития событий? Космические миссии США, необходимость в которых может возникнуть в будущем, могут полностью отличаться от тех космических задач, которые в настоящий момент решают ВВС США.

Максим Исаев

США. Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 июля 2018 > № 2675754


США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 июля 2018 > № 2675743

WhatsApp оснастили опцией «пересланное сообщение»

Пользователи смогут отличать «фейковые» новости, создаваемые кем-то другим

 Разработчики популярного мессенджера WhatsApp придумали новую опцию «пересланное сообщение», которая позволит пользователям отличить оригинальные сообщения от тех, что были созданы другими пользователями, сообщила пресс-служба компании в официальном блоге.

«Вы сможете понять, было ли отправленное вам сообщениедействительно написано вашим другом или родственником, или они переслали вам сообщение, написанное кем-то другим», — говорится в объявлении.

Предполагается, что такая пометка поможет бороться с фейками и узнавать источник той или иной новости.

США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 12 июля 2018 > № 2675743


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670577

Трампа и Путина сближает альтернативное видение международных отношений

Историк Майя Кандел отмечает, что президенты США и России, чей саммит в Хельсинки намечен на 16 июля, увереннее всего чувствуют себя в дипломатической среде, которая опирается на силу, без правил и норм.

Майя Кандел (Maya Kandel), Le Monde, Франция

16 июля президент США Дональд Трамп проведет встречу с российским коллегой Владимиром Путиным в Хельсинки. Скорее всего, именно этот саммит определит смысл всего европейского турне американского лидера. Но о каком именно смысле идет речь?

Нельзя критиковать встречу двух глав государств, повинуясь одним лишь рефлексам. Было бы нелогично одновременно осуждать заявления Трампа против многостороннего подхода и дипломатии в качестве инструмента внешней политики и негативно отзываться о саммите, который по определению служит символом диалога. В любом случае, мы вынуждены принять следующий факт: саммит становится излюбленным внешнеполитическим средством Трампа, международным продолжением того нескончаемого реалити-шоу, которым стало его пребывание на посту президента.

Параллельно с этим, саммит не может не порадовать Путина, чья главная цель во внешней политике — вновь оказаться на равных с США. Ему особенно нечего терять, и он может многое выиграть: договор по Сирии и Ближнему Востоку в целом (Трамп мог бы отдать его ему на откуп), новый символ отхода США от обороны европейцев, подтверждение аннексии Крыма Вашингтоном (это сделало бы официальным особенно опасный в настоящий момент пересмотр европейских границ).

Мир по Гоббсу

Таким образом, у европейцев имеются реальные причины для тревоги. Первая связана с неопределенностью в связи с текущей шизофренией США по российскому вопросу: хотя большая часть исполнительной власти и Конгресс заняли с января прошлого года более агрессивную позицию по отношению к Москве (примером тому могут служить официальные стратегические документы), президент Трамп не раз хвалебно отзывался (в том числе в «Твиттере») о Путине и России, а также подчеркивал стремление к сотрудничеству для того, чтобы «сделать мир лучше и безопаснее». Из-за существования двух этих полюсов позиция Америки по отношению к России все еще остается неясной.

Мы не можем (пока) с уверенностью назвать причины теплого отношения Трампа к Путину. Но это не имеет значения. Куда важнее то, что их мировоззрения во многом сходятся: они оба рассматривают международные отношения как гоббсовский мир силы, без правил и норм, а также не приемлют многосторонний подход и переживающие в настоящий момент кризис международные институты. К тому же, оба они без конца критикуют ЕС и НАТО, два основополагающих института Запада в том его виде, в каком он сформировался после Второй мировой войны.

Беспокойство вызывает в первую очередь вовсе не потеря трансатлантическими отношениями центрального положения в широкой американской стратегии: этот процесс начался в США с окончания холодной войны и может стать спасительным электрошоком для европейцев. Опасность исходит, скорее, из схожести взглядов Путина и Трампа и альтернативного взгляда на международные отношения, который продвигается современным популизмом (как правым, так и левым) и характеризуется одержимостью суверенитетом и закрытием границ для торговли и иммиграции.

Это видение также предлагает альтернативную концепцию Запада, который должен определяться цветом кожи (белой) и религией (иудаизмом и христианством), а не правами, ценностями, нормами и, что самое главное, уходящей корнями в Просвещение надеждой на объединение национальных рамок с общечеловеческим характером этих прав.

А что насчет Европы?

Именно саммит Трампа и Путина придаст смысл (но какой?) саммиту НАТО 11-12 июля. Перспектива теплой встречи двух лидеров может еще глубже вбить клин в НАТО, которая и так несет на себе отпечаток американских упреков и европейских разногласий (они отражают раскол между интернационалистами и националистами, который сегодня проходит через все наши общества).

Она также может расширить масштабы и влияние альтернативного взгляда на международные отношения, который лежит в центре российского нарратива: Путин и Трамп идут против альянсов и институтов, лежащих в основе международного порядка, который США создали, поддерживали и гарантировали с 1945 года в «свободном» (несоветском) мире, и чье расширение на всю планету стало по окончанию холодной войны целью американской внешней политики, от Буша-старшего до Клинтона и Буша-младшего. Путин не приемлет этот порядок как символ американской гегемонии. Трамп же уверен, что он выгоднее не самим США, а их конкурентам, противникам и союзникам.

А что же Европа? Она слабеет и теряет единство, сводится до уровня объекта, простого поля противостояния держав. Если она не воспринимает себя как нормативную державу, то может существовать только в либеральном международном порядке, благодаря многостороннему подходу, который тот предполагает и защищает.

Кроме того, через саму Европу тоже проходят линии разлома, которые привели к нынешнему экзистенциональному кризису ЕС. Все европейские страны затронуты подъемом национализма, и мы знаем, куда он как-то уже завел нас в нашей общей истории. Строительство ЕС исходит именно из этого, и президенты США одно время тоже это понимали.

Сегодня Трамп рушит, Путин аплодирует ему, а китайский лидер Си Цзиньпин выстраивает правила игры на будущее. Европа же не может свести себя к нормативной державе, как многосторонний подход не сводится к идеализму. Неоптимальную систему, разумеется, можно критиковать, но хотя популизм задает правильные вопросы, не только он может дать на них ответы. Ось Трампа и Путина подчеркивает необходимость в творческом подходе тех, кто не поддерживают ее.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670577


США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670576 Витольд Ващиковский

Тезис о том, что Трамп разрушает трансатлантическую солидарность, несправедлив

Адам Кацпшак (Adam Kacprzak), wPolityce, Польша

Интервью с бывшим главой МИД Польши Витольдом Ващиковским (Witold Waszczykowski)

wPolityce. pl: Президент США Дональд Трамп неоднократно говорил о необходимости увеличить расходы на оборону, и критиковал западноевропейских членов Альянса за то, что они не выполняют своих обязательств в этой сфере. Сейчас на саммите НАТО он выразил эту мысль, используя очень жесткие слова. Пойдет ли такой «удар кулаком по столу» на пользу?

Витольд Ващиковский: Дональд Трамп говорит об этом вот уже полтора года, все будет зависеть от его решимости. Многие европейские страны действительно придерживаются в сфере безопасности стратегии «безбилетного пассажира». Они пользуются тем, что Соединенные Штаты — развитое в военном плане государство, которое обладает большой армией и военными объектами в разных регионах мира. Фактически американцы выступают гарантами безопасности не только на евроатлантическом пространстве, но и за его пределами и несут в связи с этим огромные расходы. В то же самое время страны Европы заключают выгодные договоры, например, с Ираном. Трамп наконец решил напомнить о фактах и существующих реалиях.

— Кстати, президент США отдельно подчеркнул, что Германия и Франция подписывают с Москвой контракты на поставку огромных объемов нефти и газа, при этом предполагается, что американцы должны их от той же России защищать. Он напомнил также, что некоторые страны, например, Польша, не хотят быть «заложниками Кремля».

— Трамп привел в пример «Северный поток», но эти страны в целом развивают экономические отношения с Россией. Москва на этом прекрасно зарабатывает и направляет часть доходов на содержание своих вооруженных сил, которые угрожают, в частности, Европе, в первую очередь — нашему восточному флангу.

— Многие польские политики и публицисты неоднократно говорили о том, что на тему безопасности следует взглянуть в более широком контексте. Послужат ли откровенные слова Трампа тому, что другие члены НАТО включат в это понятие хотя бы сферу энергетики?

— Этот вопрос необходимо поднимать. Польша подчеркивает, что к безопасности следует подходить комплексно, говорит о гибридных угрозах. Обратите внимание: на призыв американского президента увеличить оборонные бюджеты, страны Западной Европы отвечают, что они помогают странам третьего мира, а, значит опосредованно способствуют повышению уровня безопасности. Раз они предлагают понимать политику безопасности более широко и включать в нее, например, гуманитарные инициативы, то давайте подойдем к делу комплексно и добавим еще энергетический компонент. Так что появление в дискуссии темы проекта «Северный поток» совершенно оправданно.

— Канцлер Ангела Меркель подчеркнула, что Германия «остается приверженной поставленной НАТО цели повышения расходов на оборону до 2%», однако, ее слова звучат не слишком убедительно. Встает вопрос: удастся ли НАТО в ближайшее время решить проблему с увеличением расходов на оборону или государствам, которые всерьез подходят к обязательствам в этой сфере, придется продолжать утомительные уговоры?

— Нас ждет второй вариант. Во-первых, западноевропейские страны уже давно считают, что Россия не представляет для них опасности, и игнорируют наши предупреждения об угрозах. Во-вторых, уже несколько десятков лет эти государства размышляют о создании собственной военно-политической структуры без участия США. На рубеже 1940 — 1950-х годов это дало толчок к появлению Западноевропейского союза, в 1950-е у французов появились мечты о создании европейской армии — план Плевена (René Pleven), потом были идеи об обретении Европой самостоятельности и уход Франции из Альянса. В 1980-х годах в Европе благодаря советскому финансированию появилось антиядерное движение, а с ним и мысль о том, чтобы порвать с НАТО. Наконец, с начала 1990-х годов в Западной Европе начали предпринимать попытки создать некий отдельный компонент в рамках Альянса без участия американцев. Считалось, что такая структура покажется более приемлемой, например, России. Как мы видим, Западная Европа уже давно старалась раздробить НАТО, поэтому утверждения, будто Трамп разрушает трансатлантическую солидарность, не имеют под собой никакого основания.

США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670576 Витольд Ващиковский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670569 Александр Вершбоу

Прежде чем войти в комнату с Путиным, Трампу нужно сделать одну вещь — экс-посол США

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Александр Вершбоу — известный американский дипломат, бывший заместитель генерального секретаря НАТО, экс-посол США в России и Южной Кореи, а ныне заслуженный научный сотрудник в Atlantic Council. Корреспонденту "Апострофа" удалось пообщаться с господином Вершбоу на полях конференции NATO Engages, которая проходит в Брюсселе параллельно с саммитом НАТО, о месте Украины на нынешней встрече союзников и о том, как споры президента США с партнерами из ЕС влияют на единство альянса.

— Где на этом саммите место Украины? И как вы можете объяснить то, что после саммита НАТО состоится встреча президентов США и России?

— Во-первых, это хорошо, по моему мнению, что президент Трамп встретится с Путиным. Но меня беспокоит, что может произойти на встрече. Однако я считаю позитивом, что до этого он встречается с союзниками по НАТО. Это традиционно правильный подход, чтобы выработать сильный объединенный фронт среди союзников, прежде чем ты войдешь в комнату с Путиным.

Поэтому, надеюсь, что Трамп, несмотря на все аргументы о 2%, наработает с союзниками общие темы для его встречи с Путиным. Это позитивный сценарий. Многих волнует, что Трамп и его искаженное видение истории подорвут позиции альянса о суверенитете и территориальной целостности Украины. Возможно, даже трансатлантическое единство насчет санкций.

Хорошо, что будет встреча, но я разделяю нервозность по поводу ее результатов.

Относительно позиции Украины на саммите я считаю, что альянс подтвердит свою сильную поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины. К счастью, для Украины организовали совместную встречу с Грузией (заседание Североатлантического совета с представителями Украины и Грузии). Важным для НАТО является внимание к вопросу безопасности в Черном море, так как альянс делает там недостаточно. Будет хорошо пообщаться и с Украиной и с Грузией, которые стали жертвами агрессии России.

Не думаю, что этот саммит станет для Украины шагом к членству в НАТО, но я не считаю, что он будет шагом назад. Нужно сделать еще очень много работы по достижению стандартов НАТО, улучшению совместимости украинской армии с войсками НАТО, и продолжение содействия операциям НАТО со стороны Украины поможет в этом плане.

— Если представить, что Украина уже достигла всех стандартов, членство в НАТО действительно возможно или все-таки НАТО рассматривает членство Украины как угрозу для себя из-за возможной реакции России?

— Не секрет, что среди союзников нет полного единства. Особенно после вторжения России в Крым и на Донбасс. Некоторые союзники боятся любых сигналов, что членство Украины становится ближе. И как раз из-за реакции России. Другие признают, что Украина имеет право добиваться членства, и когда-то НАТО нужно будет выполнять обещания, включая те, которые альянс дал на Бухарестском саммите.

Однако для Украины будет контрпродуктивно слишком сильно продвигать этот вопрос сейчас — гораздо лучше продолжать делать сложную работу, чтобы стать сильным кандидатом. Надеюсь, что геополитика вокруг этого вопроса изменится и эти скептические союзники присоединятся к другим.

Я больше не причастен к принятию решений, но я думаю, что Украина будет членом НАТО. Для этого могут потребоваться годы и новое руководство в России, Украине и, возможно, Вашингтоне.

— Как то, что в последнее время происходит в отношениях между странами ЕС и Америкой, сказывается на их отношениях внутри НАТО, на их обязательствах по выполнению статьи 5 Вашингтонского договора?

— Мне кажется, что, объективно говоря, ЕС делает все больше и больше, чтобы помочь Соединенным Штатам и НАТО. Лучшим примером является утвержденная на саммите инициатива военной мобильности и использования средств Европейской комиссии — значительных средств, 6 миллиардов евро — для улучшения инфраструктуры, которая будет способствовать мобилизации и укреплению НАТО. Происходят и другие хорошие вещи — в вопросе гибридной войны, противодействию миграции.

В то же время усиливаются противоречия между ЕС и Вашингтоном из-за торговой войны, Израиля и Иерусалима, иранской сделки. Это влияет на дух единства, который нам нужен и внутри НАТО тоже.

До сих пор повестка дня НАТО была словно отгорожена от других споров. Но я не уверен, что это будет возможно на саммите. Кажется, Трамп настроен скорее подчеркивать различия, чем искать точки соприкосновения.

— Мы услышали много красноречивых заявлений от Туска, Трампа, однако Столтенберг продолжает настаивать, что противоречия не влияют на политику стран-членов НАТО внутри альянса. Вы не согласны с ним?

— Надеюсь, что он прав. Однако я не очень оптимистично настроен. Особенно после просмотра видео завтрака Столтенберга с Трампом, где Трамп озвучил этот монолог о Германии [что Россия контролирует Германию, потому что та покупает у нее газ], я боюсь, что спор будет центральным элементом этого саммита.

Но Столтенберг должен быть примирителем, который будет держать всех в согласии для совместной работы, поэтому он публично должен говорить очень осторожно. Я сочувствую, потому что на протяжении двух лет был его заместителем.

— Вы знаете, что в этом году из-за позиции Венгрии на саммите не будет заседание Комиссии Украина-НАТО. Зато будет совместное заседание с Грузией. Вы опасаетесь, что этот формат может стать постоянным? Стоит ли Украине из-за вето Будапешта идти на уступки Венгрии, хотя вопрос не касается НАТО? И правильно ли, что НАТО открещивается от решения этого вопроса?

— Не думаю, что это будет замена. Комиссия Украина-НАТО смогла встретиться на уровне послов — именно там делается сложная работа. И я надеюсь, что это будет вопросом не уступок, а взаимно приемлемого компромисса между Украиной и Венгрией о том, как образовательный закон имплементируют на практике. Надеюсь, что работа КУН на уровне министров обороны и иностранных дел восстановится.

В то же время, хотя встреча НАТО одновременно с Украиной и Грузией состоится из-за этого спора с Венгрией, она создает дополнительный формат, поскольку безопасность Черного моря является общим интересом НАТО Украины и Грузии. Поэтому, возможно, это будет положительным моментом: союзники будут встречаться с представителями обеих стран на регулярной основе, чтобы обсудить черноморскую безопасность и другие вопросы, представляющие взаимный интерес. Но не за счет КУН или КГН (Комиссии Грузия-НАТО).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670569 Александр Вершбоу


США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист

Петер Хультквист: "Россия является источником долгосрочной нестабильности"

Аксель Жильден | L'Express

Накануне саммита НАТО 11 и 12 июля шведский министр обороны Петер Хультквист, автор доктрины, носящей его имя и направленной на восстановление военной мощи Швеции, дал интервью журналисту французского издания L'Express Акселю Жильдену.

"Российская агрессия против Украины и незаконная аннексия Крыма являются нарушением международного права. Порождаемая таким образом небезопасность остается общим для всех нас серьезнейшим вызовом. По сути, сейчас установлено, что российские руководители готовы мобилизовать свою военную мощь для достижения политических целей", - сказал Хультквист.

"Подобный пересмотр основ международной безопасности создает долгосрочную нестабильность, поскольку ситуация отныне становится непредсказуемой. Это справедливо не только для востока Украины, но и для района Балтийского моря, а также для остальной Европы", - считает министр обороны.

"В нашем ближайшем окружении, то есть на севере Европы, международная безопасность ухудшается. С одной стороны, российские руководители регулярно используют ядерную риторику. С другой - их армия проводит военные передислокации, как временные, так и постоянные", - продолжает он.

"Наконец, по мнению Москвы, дезинформация представляет собой законный элемент ее стратегии. Об этом черным по белому записано в ее военной доктрине, - отмечает министр обороны.

"Что намерена сделать Швеция для того, чтобы вновь обрести свою военную мощь, после того, как она ее резко снизила по окончании Второй мировой войны?" - спросил журналист.

"Оборонная политика на период 2016-2020 годов, инициированная нашим правительством (социал-демократическим), зиждется на трех принципах: это повышение нашей военной мощи, углубление нашего двустороннего и многостороннего сотрудничества, развитие "тотальной обороны" [основанной на двух опорах: армии и гражданской обороне], приспособленной к реалиям нынешнего мира", - поясняет автор военной доктрины.

"Мы совершаем глобальные усилия посредством пересмотра ранее принятых решений, базировавшихся на ошибочных суждениях и наивном и нереалистичном мировоззрении. Результатом таких действий стало повышение нашего обычного оборонного бюджета на 25%", - сообщает министр.

"Во что это выливается конкретно?" - поинтересовался журналист.

"Мы организовали самые большие военные учения за последние 23 года - "Аврора 17", - ответил Хультквист. - Было мобилизовано примерно 20 тыс. солдат сухопутных войск, морского флота и авиации, а также войска НАТО, в соответствии с нашими партнерскими соглашениями".

"Через два года, в 2020 году, мы организуем большие учения "тотальной обороны", при участии военнослужащих и гражданских лиц. Каждое подобное создание ложных объектов доказывает то, что мы берем на себя ответственность за обеспечение нашей безопасности и за стабильность нашего региона. Целью всего этого является снижение риска конфликтов", - утверждает министр обороны.

"Недавно мы восстановили обязательную военную службу, чтобы иметь в своем распоряжении более значительные воинские части", - говорится далее.

"Швеция не принадлежит ни к какому военному альянсу. Наше военное сотрудничество с США не предусматривает никакого соглашения о взаимной обороне. Таким образом, оно несопоставимо со статьей 5 Устава НАТО. В соответствии с нашей декларации о намерениях 2016 года, наше двустороннее сотрудничество касается оперативной совместимости, выучки, исследований, развития боевой техники, а также внешнего театра военных действий", - рассказал министр.

"Брошюра "Что делать в случае кризиса или войны", разосланная в 4,8 млн шведских домов, не вызывает беспокойство?" - поинтересовался интервьюер.

"Информирование государством населения о том, как следует себя вести в случае глобального кризиса или войны, не ново. В 1943 году правительство раздавало такую брошюру всем семьям. Впоследствии, вплоть до конца 1980-х годов, эта публикация была переиздана в различных редакциях. Быть надлежащим образом осведомленным и быстро реагировать становится необходимостью", - ответил собеседник издания.

"Глава шведской разведслужбы (Säpo) недавно выразил обеспокоенность по поводу российского шпионажа. Москва стремится оказать влияние на шведские парламентские выборы 9 сентября?" - спросил журналист.

"В настоящее время Россия занимается распространением сведений, приводящих в замешательство, или дезинформацией во многих странах. Шведское правительство прекрасно это знает. А значит, нам следует проявить бдительность", - сказал Хультквист.

"Если говорить конкретно, то мы внимательно наблюдаем за информационными потоками, содержащими ошибки, что, безусловно, очень важно в преддверии парламентских выборов 9 сентября. В целях противодействия такой дезинформации мы намерены создать специальную инстанцию, предназначенную для борьбы против психологической войны", - пояснил министр обороны.

США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист


Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670558

Не цифрой единой. Как заработать на человеческих эмоциях

Григорий Бальцер

Руководитель аукционного агентства BALTZER

Альтернативные инвестиции, в отличие от фондовых, тесно связаны со стилем жизни: некоторые аналитики даже видят зависимость между ростом доходности в той или иной категории (классических автомобилей в частности) и возможностью демонстрировать свои активы широкой публике

В западной прессе и инвестиционной аналитике термин investments of passion (или passion investments) прижился уже лет десять назад. Адекватно перевести его на русский — емко, но так, чтобы не походило на название любовного романа, — никому пока не удалось, тем не менее смысл понятен. Имеются в виду активы, приобретенные под влиянием эмоций: истории покупок, в которые помимо расчета (или вопреки ему) вмешалась жажда обладания. Таковыми принято считать искусство, редкое вино, ретроавтомобили, ювелирные украшения и другие коллекционные ценности. Рынок относит их к альтернативным вложениям, что несправедливо: исторически роль первых инвестиционных инструментов принадлежала именно им.

Задолго до «традиционных» акций и облигаций средневековые инвесторы держали капитал в ювелирных украшениях и произведениях искусства. На государственном уровне музейные собрания всегда были частью казны. Да и сейчас классическим вложением в условиях любой нестабильности остается покупка коллекционных ценностей, то есть именно они, по сути, и являются инвестициями наиболее традиционными.

В современной истории широкое распространение такие инвестиции получили в 1970-е годы в Штатах. Конец десятилетия был отмечен высоким темпом инфляции и последующим низким доходом от финансовых инструментов, что заставило инвесторов искать надежную гавань в других ценностях.

Рынок произведений искусства в тот период переживал небывалый подъем. Одним из самых первых и, пожалуй, самым громким из корпоративных кейсов стало вложение Британским железнодорожным пенсионным фондом £40 млн в коллекционные ценности. 2400 предметов, приобретенных прежде всего для борьбы с инфляцией, на протяжении 25 лет приносили фонду в среднем по 11,3% годовых (а в общей сложности принесли, с поправкой на инфляцию, 4%). Иными словами, цель сохранить средства была достигнута, но доходность могла бы оказаться намного выше, если бы фонд имел больше инструментов для планирования или активнее вложился в «голубые фишки» мира коллекционирования своего времени. Указанную доходность (и треть общей прибыли от продажи) обеспечили лишь 2% предметов из инвестиционного портфеля, тогда как акцент был сделан на самом дорогом на тот момент сегменте искусства: живописи старых мастеров. А они обеспечили куда более скромный доход.

К слову, сейчас, спустя полвека, сегмент старых мастеров уже вообще не приносит дохода (в лучшем случае сохраняет вложенные средства) и является низколиквидным: ценителей в мире становится меньше, действительно стоящие картины давно осели в частных коллекциях (а покупать работы послабее не так интересно: слишком дороги в содержании), плюс законодательства многих стран запрещают к вывозу произведения искусства такого возраста. Соответственно, рынок сжимается. А инвестиционные арт-фонды, которых сейчас в мире около полусотни, предпочитают вкладывать в современное искусство, модернистов и импрессионистов.

Но то искусство. А ему — хотя СМИ и любят громко рассказывать о рекордных продажах — лишь к концу 2017 года удалось вырваться на первое место по доходности среди всех категорий investments of passion. Рост составил 21%: такую цифру приводит ежегодный отчет Knight Frank Luxury Investment Index (KFLII), отражающий динамику инвестиций самых состоятельных людей мира (UHNWI) по 10 категориям предметов роскоши. Правда, призовое место живопись заняла явно благодаря двум продажам: «Спасителя мира» Да Винчи и безымянного полотна Жан-Мишеля Баския. А вот в десятилетней ретроспективе изобразительное искусство хоть и показывает аукционные рекорды, но по доходности далеко уступает классическим автомобилям (рост аж на 334%), вину, монетам и ювелирным украшениям.

График самого индекса KFLII, в целом отражающего поведение корзины указанных категорий коллекционирования (и рассчитываемого на основе других сторонних индексов), выглядит довольно позитивно: рост на 7% по итогам 2017-го и на 126% за 10 лет. Тем не менее инвестор должен внимательно следить за тем, какие классы активов на долгой перспективе растут стабильно, а какие — единожды продемонстрировав бурный рост, впадают в стагнацию.

Продуманные вложения в искусство и предметы роскоши способны сыграть важную роль в улучшении характеристик диверсифицированного портфеля, и поэтому до 15% активов многих инвесторов украшают их частные резиденции или осели во фрипортах и винных погребах. Но сравнивать альтернативные инвестиции с классическими финансовыми инструментами сложно, а где-то и бессмысленно: акции идентичны, а шедевр мастера всего один.

Альтернативные инвестиции, в отличие от фондовых, тесно связаны со стилем жизни: некоторые аналитики даже видят зависимость между ростом доходности в той или иной категории (классических автомобилей в частности) и возможностью демонстрировать свои активы широкой публике. Коллекция машин, например, — это не только владение, но и собственно вождение, участие в выставках, мероприятиях коллекционеров. Парадокс вот в чем: если высокое мнение о том или ином коллекционном направлении начинает разделять сообщество, это вызывает увеличение спроса, рост цен и, соответственно, повышение инвестиционной привлекательности направления. Таким образом, эстетический вкус крупных инвесторов может менять погоду на рынке.

В отличие от ценных бумаг доходность произведения искусства определяется только приростом стоимости: ежегодно получать с него дивиденды, которые можно было бы реинвестировать, нельзя. Зато имеют место затраты на хранение и обслуживание. Критерии выбора тоже иные: в случае с финансовыми инвестициями ориентир на сухие экономические показатели, а ценность альтернативных активов во многом субъективна, определяется редкостью, качеством и личным вкусом владельца. Нефинансовая часть портфеля нередко и напрямую зависит от пристрастий инвестора: из коллекции монет или скульптур, собираемой «по любви», вырастает инвестиционная коллекция.

Инвестиции в предметы коллекционирования соединяют в себе три аспекта — эстетическую уникальность объекта, радость быть коллекционером и некую объективную материальную ценность. Те, кто инвестирует скорее эмоционально, получают последнее в качестве своеобразного бонуса. Те, кто вкладывает деньги с прагматичным прицелом, в качестве бонуса получают первые два пункта.

Впереди новый аукционный год. Традиционно он начинается осенью, и многие инвесторы уже сейчас задумываются над стратегией и составляют свой инвестиционный wish-лист. Итак, послевоенное искусство, коллекционный Ferrari или все-таки магнум Romanee-Conti?

Россия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670558


Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670549 Андрей Ляхов

Большая игра. Как войны и революции влияют на нефтяные цены

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Нефть — единственный продукт в мире, чутко реагирующий на изменение баланса между спросом и предложением. Поэтому незначительные события — случайные или продуманные заранее, не говоря уже о крупных политических потрясениях, могут вызвать значительное колебание цен

В 1937 году американский экономист Майрон Уоткинс прекрасно сформулировал главную проблему нефтяной промышленности: «Если говорить кратко, то проблема нефтяной промышленности заключается в том, что нефти всегда либо слишком много, либо слишком мало». Наблюдавшиеся в последнее время резкие скачки цен на нефть подтверждают это мудрое высказывание.

В январе 2018 года не наблюдалось никаких признаков того, что всего через пять месяцев цены на нефть почти удвоятся. В равной мере не существовало условий для того, чтобы цены вышли на уровень 2012 года — $150 за баррель. Не было и явного разрыва между спросом и предложением — так можно было бы оправдать взлет цен всего за 4 с половиной месяца приблизительно с $40 почти до $80 за баррель. Конечно, цены на нефть с 2016 года значительно восстановились, но объяснить их резкий подъем всеми базовыми показателями было (и остается) невозможным. При наличии достаточно больших запасов и при стабильных объемах добычи, благодаря соглашению ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, спрос почти не менялся (с учетом сезонных колебаний).

Макроэкономическая среда также не способствовала установлению высоких цен на нефть. Из-за высоких процентных ставок кредитование добычи природных ресурсов стало экономически невыгодным. Большинство истощенных и дорогостоящих нефтяных скважин, использовавшихся при высоких ценах на нефть, были выведены из эксплуатации, а связанная с ними инфраструктура демонтирована; при этом были оптимизированы денежные потоки, введены в эксплуатацию новые месторождения и возобновлены операции по добыче в бассейне Северного моря.

Нефтeторговцы сократили соотношение между объемами нефтяных контрактов и объемами реальных поставок до более реалистичного показателя 2,7:1 (по сравнению с 5:1 в 2012 году). Большинство основных стран-потребителей нефти стали проводить политику, нацеленную на сокращение потребления нефти, а объемы потребления нефти Соединенными Штатами не возрастали в соответствии с прогнозами начала двухтысячных.

Но в начале мая цена на нефть пробила барьер в $80 за баррель. Отчасти причину такого повышения можно объяснить особенностями отрасли. Запасы нефти стран ОЭСР вернулись к среднему уровню за пять лет. Как следствие, цены на нефть стали еще чувствительнее реагировать на тенденции, определяющие колебания спроса и предложения — что характерно для бизнеса, учитывая традиционные сезонные падения спроса.

Как политика влияла на нефть

Нефть является уникальным сырьевым товаром. Это единственный продукт в мире, который так чутко реагирует на изменение баланса между спросом и предложением, что даже незначительное событие (случайное или продуманное заранее) может вызвать значительное колебание цен.

О проблемах венесуэльской национальной нефтяной компании PDVSA было известно всем, поскольку американские компании прекратили предоставление технической помощи, а падение темпов роста национальной экономики привело к глубокому экономическому кризису. К концу 2017 года на рынке резко упали цены на продукты, производимые в Венесуэле.

В Анголе сокращение объемов производства также отразилось на ценах на фоне последних изменений к соглашению стран ОПЕК+ по сокращению добычи нефти (причиной чему в немалой степени послужили проблемы компаний PDVSA и Sonangol).

Однако эти факторы были известны давно и рынок учел их при формировании цены на нефть. Сами по себе они не могли привести к почти двукратному росту цен.

Влияние секторальных факторов на цену хорошо иллюстрирует начавшаяся 9 июля забастовка рабочих на норвежских офшорных месторождениях. Несмотря на то, что забастовка уже привела к остановке добычи на месторождении Кнарр, это не повлекло даже кратковременного скачка цен на углеводороды (на следующий день стоимость нефтяных фьючерсов возросла на 0,7% но затем скорректировалась вниз).

Единственным примечательным событием, которое привело к росту цен на нефть до пороговых $80 , стал выход США из ядерного соглашения с Ираном. Чему в немалой степени способствовало мощное израильское лобби в Вашингтоне (в Вашингтоне поговаривают, что сие спорное решение продвигали через зятя президента Трампа). Интересно также отметить, что, по всей вероятности, нефтяной рынок до конца не верил, что президент Трамп выполнит это свое предвыборное обещание.

Это не первый (и, кажется, не последний) случай, когда политика прямо повлияла на цены на нефть. В ХХ веке так случалось уже четыре раза. И каждый раз (в 1903-1904, 1918-1919, 1954 и 1973 годах) рост цен наблюдался на фоне войн, революций и национализации.

В ХХI веке политика сыграла главную роль в резком росте цен на нефть после окончания войны в Ираке в 2003 году. Тогда вопреки первоначальному плану США торговля иракской нефтью приостановились после того, как несколько юридических фирм предупредили о невозможности торговли иракской нефтью из-за отсутствия владельца. Нормальные торги возобновились только после после снятия санкций и присяги нового правительства — после свержения режима Саддама Хусейна.

Выход из иранского соглашения

Выход США из ядерного соглашения с Ираном вызвал цепную реакцию среди нефтяных международных компаний, работающих в Иране. Компания Shell недавно заявила об обнулении своего иранского счета, компания Total приостановила свои проекты в Иране, так же поступили «Лукойл» и Eni. Все они откровенно зависят от США, и совершенно очевидно, что их заявления сделаны под влиянием США. Из-за отсутствия единого определения того, что же означает «связь с США» (еxposure to the US), Управление по контролю за иностранными активами США и многие правоохранительные органы США могут интерпретировать этот термин так, как посчитают нужным. Из-за этого большинство крупных нефтяных компаний остерегаются вести бизнес в Иране.

С другой стороны, технически 5 млн барр./день экспорта можно легко заменить. «Лукойл» недавно заявил об увеличении объемов добычи на своем иракском месторождении «Курна-2» до 470 000 барр./день. Подобные заявления сделали и другие крупные компании. Компенсационные выплаты в связи с увеличением глубины добычи теперь закреплены в пересмотренном соглашении стран ОПЕК+ по сокращению добычи нефти.

Между тем на призыв Трампа увеличить объемы добычи президент ОПЕК Сухаил бин Мухаммед аль-Мазруи заявил, что организация не собирается покрывать чужие ошибки.

Еще одно политическое событие, способствующее росту цен, — близящийся крах Венесуэлы. Эта бедная страна как никогда близка к анархии и полному краху. Объемы добычи нефти за последние несколько лет упали более чем на 50%, а цены снизились. В Венесуэле, в значительной мере из-за популистской политики Чавеса и Мадуро, кроме нефти, почти ничего иного не производится.

Складывается впечатление, что в отличие от Саудовской Аравии, у Венесуэлы нет плана по диверсификации экономики и возможности надлежащим образом управлять своим нефтяным сектором. Венесуэла занимает четвертое место в мире по поставкам нефти в США (7% от общего объема импорта США). Поскольку объемы добычи продолжают падать, цены на нефть в США, скорее всего, пойдут вверх. Одна интересная деталь: «Роснефть» выдала кредит компании PDVSA под залог 40% доли PDVSA в компании Sitgo, что заставило Конгресс США выразить в связи с этим озабоченность.

При таком стечении обстоятельств рыночные игроки обеспокоены возможным нарушением поставок из-за политических процессов. Если политика будет и дальше вмешиваться в цепочку поставок нефти, произойдет существенный скачок цен. Резкий рост в цене, как правило, вредит бизнесу, наглядным подтверждением чему являются события 2008 и 2014 годов.

Соглашение ОПЕК+ по сокращению добычи нефти призвано стать механизмом противодействия установлению высоких цен на нефть. Было потрачено много усилий, в частности политических, для создания такого механизма, и, похоже, пока он работает.

Сланец выигрывает

Но рост цен вредит не всем, кто занимается нефтяным бизнесом. Как оказалось, компании, добывающие сланцевую нефть, по большому счету выиграли как от выхода США из соглашения о снятии иранских санкций, так и от кризиса в Венесуэле.

При сегодняшнем уровне технического развития добыча сланцевой нефти становится экономически выгодной, когда цены поднимаются выше $55 за баррель. Благодаря шагам, предпринятым нынешней администрацией США, цены на нефть сохранятся на этом уровне и выше по крайней мере до конца 2018 года.

И это не сюрприз, поскольку американские производители сланцевой нефти являются ярыми сторонниками Трампа. Они поддержали последние инициативы Белого дома, быстро увеличив количество буровых вышек более чем до 1000 единиц (рост на 47% по сравнению с цифрами 2016 года). Они могли бы компенсировать объемы, которых не хватает для удовлетворения внутреннего спроса, за счет замещения добычи традиционной нефти, которую можно будет предлагать потребителям в какой-либо другой стране.

В долгосрочной перспективе сланцевая нефть будет представлять собой нечто «известное неизвестное». В структурном отношении объемы добычи сланцевой нефти вряд ли будут расти настолько стабильно, чтобы утолить жгучую жажду нефти в ближайшем будущем. Если следовать прогнозу МВФ о росте мировой экономики на 4%, то нужно увеличить объемы предложения нефти на 2000 баррелей/день ежегодно. Это значит, что валовый объем должен увеличиваться на 4/5 баррелей ежедневно, если брать во внимание уменьшение резервов и ресурсов существующих месторождений.

Пермский нефтегазоносный бассейн США — основной источник мировых поставок сланцевой нефти, нуждается в ежегодной замене 35% нефтяных скважин для сохранения существующего уровня добычи. Так как каждая нефтяная скважина добывает ежедневно порядка 200-500 баррелей, задача по обеспечению резкого роста производства значительно усложняется (в том числе с точки зрения затрат). Без существенной политической поддержки, обеспечивавшей сохранение цен на уровне экономической рентабельности добычи сланцевой нефти, производители сланцевой нефти так и останутся маленькой, но очень влиятельной частью нефтяного сектора США.

Вред экологии и судебные иски

Есть еще одна проблема, способствующая росту неопределенности в отношении сланцевого сектора. И это проблема не технического характера. В 2015 году было зарегистрировано первое судебное дело, касающееся применения технологии гидравлического разрыва пласта для добычи нефти. С тех пор различные вопросы использования этой технологии рассматривались в исках, число которых превышает несколько сотен.

В начале нынешнего года Верховный суд штата Пенсильвания начал рассматривать иски, поданные против компаний, применяющих эту технологию, за злоупотребление ее использованием. Американское право и судебная система известны своей щедростью в вопросах возмещения ущерба; поэтому не исключено, что в итоге производителям сланцевой нефти придется выплатить значительную часть своих доходов в виде компенсаций многочисленным истцам.

Верховный суд штата Колорадо недавно подтвердил, что он будет рассматривать апелляцию по делу и в случае принятия положительного решения производители сланцевой нефти будут обязаны инвестировать значительные средства в более экологически безопасные технологии гидроразрыва.

Но лишь несколько из этих факторов имеют значение для нефти в 2018 или 2019 годах. Пока что производители сланцевой нефти и политики могут сохранять цену на относительно высоком уровне. Они могут застраховать себя от рисков за счет продажи фьючерсов на грядущие годы и установить гарантированную цену на нефть, для производства которой они еще не начали создавать инфраструктуру.

Если брать фиксированные цены на банковском или фондовом рынке, то инвесторы, скорее всего, будут изыскивать средства, зная точно, какие доходы они будут получать в следующие годы. Производители сланцевой нефти пока еще могут продавать нефть будущей добычи. Если им удастся делать это с прибылью (а это удается при нынешних ценах), они будут брать кредиты на большие суммы и дальше увеличивать объем добычи (за последние 12 месяцев значительно возросли объемы буровых и геологоразведочных работ). Проблемы с канадскими нефтяными песками также могут подталкивать цены вверх.

Если же окажется, что производители сланцевой нефти исчерпали известные извлекаемые запасы, можно ожидать окончания роста цен на фьючерсы. Но этого пока не происходит.

Имеется ряд других политических (или квазиполитических) факторов, которые могут серьезно сказаться на ценах на нефть; например, увеличение вероятности терактов в Колумбии и Нигерии. В частности, в Нигерии за последние несколько лет неоднократно отмечались нападения террористов на представителей нефтяных компаний с иностранным капиталом, а учитывая постоянно растущее напряжение внутри страны, не исключено, что в ближайшем будущем количество этих ужасных проявлений терроризма будет только расти.

Но в этих событиях и обстоятельствах нет ничего особенного.

В мировой геополитике часто происходят события, дестабилизирующие производство нефти. Мировые нефтяные резервы и ресурсы находятся, главным образом, в политически неспокойных регионах, поэтому производители и торговцы обычно учитывают фактор региональной нестабильности при формировании цен на нефть.

Несмотря на важную, на первый взгляд, роль политики в формировании мировых цен на нефть, реально ее влияние оценивается в лучшем случае в диапазоне от «незначительного» (Революция 1917 года в России) до «умеренного» (выход США из соглашения по иранской ядерной программе).

В долгосрочной перспективе цены на нефть будут определяться темпами и направлением роста мировой экономики. Если же нынешний прогноз МВФ о росте экономики на 4% не оправдается и вместо экономического роста произойдет экономический спад, не исключено, что цены на нефть вернутся на уровень $40 за баррель. Поэтому не будет ошибкой утверждать, что несмотря на всевозможные исследования и аналитику, результат которых занимают сотни страниц, цена в $100 за баррель нефти в ближайшей перспективе — это ставка на ускорение роста мирового ВВП.

И это вполне реальный расклад. Но, судя по приводимым на сегодня цифрам, ожидается совсем другой вариант. Растущие процентные ставки и уменьшение ликвидных средств основных центральных банков вовсе не свидетельствуют о серьезном росте экономической активности в мире. Кредитный кризис в Китае также усугубляется, и кто знает, когда остановится их быстрорастущий долговой ком. Тем не менее финансовые умы делают ставку на замедление этих негативных процессов.

Политики могли бы подтолкнуть рост цен на нефть, чтобы исполнить предвыборные обещания и дать возможность тем, кто вложил свои средства в выборы, вернуть потраченное. Но без весомых экономических показателей, подтверждающих стабильность экономического роста в долгосрочной перспективе, нефтяная промышленность обречена следовать сегодняшним курсом, с резкими взлетами и падениями.

Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 12 июля 2018 > № 2670549 Андрей Ляхов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670500

Все о санкциях США против путинской России

Генри Мейер (Henry Meyer), Лоуренс Арнольд (Laurence Arnold), Bloomberg, США

Поскольку президент США Дональд Трамп преследует цель улучшения отношений с Россией, камнем преткновения могут стать санкции. Начиная с 2014 года США ввели запреты на поездки, замораживание активов, а также финансовые и торговые ограничения в отношении сотен российских физических и юридических лиц в рамках международных усилий по наказанию правительства президента Владимира Путина (предположительно) за создание проблем за пределами своих границ и в интернете. Конгресс США дошел до того, что ограничил власть Трампа ослаблять санкции самостоятельно. Когда Трамп и Путин встретятся 16 июля в финской столице Хельсинки, санкции могут сыграть роль слона в посудной лавке.

1. Какие санкции США действуют в отношении России?

Под санкциями США находятся почти 700 российских граждан и компаний. В отношении физических лиц введены ограничения на поездки и замораживание, по крайней мере, некоторых из их активов, в то время как некоторым ведущим российским государственным банкам и компаниям, включая нефтяных и газовых гигантов, фактически запрещено получать финансирование через банки и рынки США. Среди них такие миллиардеры, как Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг; близкие политические соратники Путина, включая экс-руководителя его администрации Сергея Иванова и Дмитрия Рогозина, заместителя премьер-министра с 2011 по 2018 год; а также корпорации-титаны, такие как ПАО «Роснефть», ПАО «Газпром», ПАО «Сбербанк» и группа ВТБ.

2. Почему были введены санкции?

Большинство из них были введены указом предшественника Трампа Барака Обамы, начиная с 2014 года, после того как Россия аннексировала украинский полуостров Крым и поддержала сепаратистское восстание на востоке Украины. Другие добавились после того, как американские спецслужбы пришли к выводу, что Москва вмешивалась в президентские выборы 2016 года, выигранные Трампом. Последний пакет ограничений, который стал ответом на «пагубную активность России по всему миру», сильнее всего ударил по принадлежащей Дерипаске «Объединенной компании „Русал"», ограничив ей доступ к мировой алюминиевой индустрии на 140 миллиардов долларов.

3. Какова позиция Трампа?

В 2016 году, когда Трамп был кандидатом в президенты, его спросили, может ли он признать Крым российской территорией и отменить санкции США. Он ответил: «Мы будем наблюдать за этим. Да, мы будем смотреть». Это привело к тому, что Конгресс в рамках пакета расширенных санкций 2017 года кодифицировал их в закон, указав, что может проголосовать за блокировку любого шага Трампа (или другого президента в будущем — прим. автора), направленного на их ослабление. Трамп назвал этот закон «в серьезной степени некорректным», но все равно подписал его, побудив премьер-министра России Дмитрия Медведева предположить, что санкции будут «сохраняться десятилетиями, если не произойдет какое-то чудо». В апреле США ввели санкции, которые заставили рухнуть рубль и взбудоражили рынки металлов, побудив Трампа похвастаться: «Никто не был более жестким в отношении России, чем я». Но две недели спустя, после того, как представитель США в ООН Никки Хейли заявила, что новые санкции будут введены в ответ на поддержку Россией сирийского правительства, Трамп вмешался, чтобы замять эту идею.

4. Так что же тогда обсуждать Трампу и Путину?

Что касается санкций, возможно, не так много. Российские официальные лица заявляют, что не будут поднимать этот вопрос на саммите. Но они надеются на прорыв в натянутых отношениях двух стран, который может привести к некоторому ослаблению карательных мер. Лидеры двух стран могут также обсудить ситуацию в раздираемой войной Юго-Западной Сирии, относительно которой союзник США Израиль выразил озабоченность по поводу потенциального присутствия там иранских или поддерживаемых Ираном сил.

5. Каковы последствия санкций?

Они ограничили инвестиции и доступ России к технологиям, ударив по экономическому росту. По данным Международного валютного фонда, в среднесрочной перспективе они могут сократить размер экономики почти на одну десятую. Российские рынки пострадали после последних ограничительных мер, введенных в апреле. Хотя из-за восстановления цен на нефть сейчас российские акции торгуются выше значений, наблюдаемых непосредственно перед введением этих санкций, рубль остается примерно на семь процентов слабее. Имеет место и сопутствующий ущерб, ощущаемый за пределами России.

6. Что это за сопутствующий ущерб?

Апрельские санкции против «Русала» изначально нарушили глобальную цепочку поставок алюминия и повысили цены на 30%. Это коснулось, среди прочего, производителей соды, крупнейших в мире горнодобывающих компаний и крупных банков, которые финансируют мировую торговлю алюминием. Последствия санкций ощущаются и в Европейском Союзе. Администрация Трампа пригрозила санкциями немецким и другим европейским компаниям, участвующим в «Северном потоке-2» — проекте по строительству газопровода по дну Балтийского моря, ведущего в Германию. Конгресс дал администрации Трампа право налагать санкции на иностранные инвестиции в новые российские экспортные трубопроводы.

7. Чьи еще санкции действуют в отношении России?

Европейский союз наложил санкции на российские финансовый, энергетический и оборонный секторы, пытаясь — пока безуспешно — подтолкнуть Путина к более примирительной позиции в отношении конфликта на Украине. 5 июля ЕС продлил эти санкции еще на шесть месяцев. Другие западные державы приняли аналогичные меры.

При содействии Энтони Халпина (Anthony Halpin).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670500


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670498 Штефан Майстер

«Россия снова в образе врага НАТО»

Мари Ильнер (Marie Illner), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Франкфуртер альгемайне цайтунг: Сегодня и в четверг пройдет саммит НАТО 2018. Какую роль играет Россия, которая в этом году не представлена?

Штефан Майстер: Агрессия России против Украины с 2014 года привела к тому, что НАТО убежденно рассматривает Россию как противника. Восточные страны-члены альянса, включая Польшу и балтийские страны, чувствуют растущую угрозу со стороны России. Они требуют в рамках НАТО выполнения союзнических обязательств и усиленного присутствия НАТО в их странах. Россия вернулась в качестве образа врага НАТО и снова в центре повестки дня.

— Как Путин наблюдает за саммитом?

— Путина, вероятно, особенно интересует, как НАТО будет выглядеть дальше. Размещение войск в балтийских странах стало прямой реакций на российские провокации и страхи этих государств. Вопрос заключается в том, будет ли НАТО еще активнее действовать в балтийском регионе и, возможно, в регионе Черного моря.

— Путин замечает слабость НАТО в настоящий момент?

— Путин будет все более внимательно наблюдать за тем, насколько едины страны НАТО. Некоторые страны-члены альянса, например, хотят включить в повестку дня вступление таких стран, как Грузия. Значительную роль играет и поведение Трампа. Ослабляет ли он НАТО? Требует ли снова увеличения расходов и грозит уменьшением американского присутствия в Европе? Путин будет просчитывать, какие это предоставит ему возможности для раскола НАТО.

— Общая трансатлантическая база рушится. Путин больше всего выигрывает от неспокойных времен?

— Этого мы пока не знаем. Это тезис возможного сценария. И ясно, что продолжительное ослабление трансатлантических отношений Трампом, которое включает в себя ослабление норм, ценностей, принципов и международных институтов, подходит российскому руководству. Москва хочет заново выстроить отношения с Западом, получить другую роль в европейской безопасности и заинтересована в том, чтобы американцы ушли из Европы. Но я считаю, что Китай, в конце концов, выигрывает больше всех. В тени нашей фиксации на России он расширяет свое влияние и может выиграть в средне- и долгосрочной перспективе. Страна обладает совсем иными экономическими ресурсами, в отличие от Москвы.

— Путин будет проверять готовность НАТО к обороне, как это произошло в 2008 и 2014 годах в результате вторжений в Грузию и на Украину?

— Он это уже делает. Путин в балтийском регионе регулярно проверяет боеготовность и готовность к исполнению союзнических обязательств НАТО авиаперелетами и передвижениями подводных лодок. Я скептически рассматриваю вариант, что будут сопоставимые действия, как в 2008 году в Грузии, потому что тогда был повод. Проверки сейчас проводятся и в черноморском регионе — в настоящий момент это более опасный регион. Турки становятся все более серьезным фактором неопределенности, Украина из-за российского присутствия оказалась под давлением в черноморском регионе, а американцы там осуществляют относительно мало действий. Риторика Трампа и критика европейских партнеров провоцируют больше проверок, потому что Путин хочет определить, как американцы будут реагировать, и не больше ли они сфокусированы на Китае и тихоокеанском регионе.

— После саммита НАТО 16 июля Трамп планирует встретиться в Хельсинки с Владимиром Путиным. Какой посылается тем самым сигнал?

— Это провокация для Европы, и она идет в русле саммита G7 — там Трамп появился на непродолжительное время, а затем встретился с другим диктатором — Ким Чен Ыном. Тем самым он послал сигнал, что это для него была важная встреча. Есть опасения, что и в этот раз Трамп ослабит партнеров по НАТО, когда будет высказывать критику на саммите, а потом попытается в ходе встречи с Путиным достичь для себя каких-то положительных результатов. Вопрос заключается в том, насколько надежен американский президент и не даст ли он Путину тех обещаний, которых до этого не согласует с партнерами по НАТО, или поставит под сомнение достигнутые в ходе саммита НАТО решения.

— Наблюдатели беспокоятся, что Трамп может пойти на значительные уступки Путину, например, признать аннексию Крыма. Какие последствия это повлечет за собой?

— В случае с Трампом никогда не знаешь, что он сделает, но я считаю это маловероятным. Американцы поставляют вооружение на Украину, и ряд республиканцев открыто поддерживает Украину. Я могу представить, что Трамп поставит под сомнение текущую ситуацию, но вряд ли он скажет Путину: «Ты получаешь Крым, а я хочу за это что-то другое».

— А если все же так произойдет?

— Если он это сделает, то трансатлантическим отношениям будет опять нанесен ущерб, и теперь уже совсем в другой проекции. Это подорвет единство НАТО в отношении Украины и надежность американцев — как в отношениях между ЕС и США, так и в рамках НАТО, значительно ослабит ее. Но пострадают не только трансатлантические отношения, но и роль США как определителя норм — Америка как держава, определяющая порядок в международных отношениях, с такими принципами как суверенитет государств и нерушимость границ оказалась бы под вопросом.

— Журналист и лауреат Пулитцеровской премии Брет Стивенс потребовал на страницах газеты «Нью-Йорк таймс» отставки Ангелы Меркель и высказался о единственно возможном варианте спасения ЕС: Европе нужна настоящая политика безопасности, которая будет поддерживаться за счет заслуживающей доверия военной силы и меньшей зависимости от российской энергетики. Это так просто?

— Это сформулировано узко, но европейцы — в особенности немцы — давно были в выигрыше от американского зонтика безопасности, избегая при этом больших затрат. Эта эра сейчас подходит к концу. Европейцы должны инвестировать в военную сферу, которая будет дееспособной независимо от американцев. Собственному населению нужно объяснить, насколько важна политика безопасности в XXI веке. Энергетическая безопасность — часть этого аспекта. Многие европейские государства, действительно, слишком зависимы от российского газа. Но эта зависимость преувеличивается, и в будущем она и без того снизится за счет гибкости глобальных газовых рынков, возобновляемых источников энергии и роли СПГ. Власть покупателей над поставщиками таким образом растет. В отношении проекта «Северный поток — 2» вопрос в том, не будет ли он представлять проблемы в другом смысле.

— В каком?

— Проект обладает потенциалом внутриевропейского раскола и может разделить страны ЕС в отношении энергетического союза. Потребности безопасности других стран-членов ЕС были недооценены правительством ФРГ. Россия может это использовать, чтобы натравить страны друг против друга. Ошибкой было объявление «Северного потока — 2» чисто экономическим проектом, в то время как преследовались еще и политические цели.

— То, что речь идет о геополитическом проекте, уже раскритиковал министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер и потребовал остановить реализацию проекта. Этот газопровод действительно является рычагом для России для вмешательства в европейскую политику?

— Это далеко не самое главное, есть ряд факторов в пользу германо-российского проекта. К ним относятся, конечно, и экономические цели и желание диверсифицировать маршруты поставок. Тем не менее, значительной политической целью России является ослабление Украины. «Северный поток — 2» обходит транзитные страны, из-за чего Украина теряет переговорные позиции по отношению к России — в том числе и в остальных областях. Потенциальное влияние на ЕС трудно оценить — от самих европейцев будет зависеть, насколько они позволят себя разобщить.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670498 Штефан Майстер


Иран. Франция. США > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 12 июля 2018 > № 2670457

Французский нефтяной гигант "Total" ушел из Ирана, не сумев согласовать отмену санкций с США

Главный исполнительный директор французского нефтяного гиганта "Total" Патрик Пуйанне заявил, что его компания покинула иранское газовое месторождение Южный Парс, так как не смогла получить от США отказ от санкций.

По его словам, нет другого пути, кроме как покинуть прибыльный проект в Иране. Он добави: "Вы не можете работать в 130 странах мира, не имея доступа к финансовой системе США. Поэтому мы соблюдаем законы США и вынуждены покинуть прибыльный рынок Ирана".

"Такая компания, как мы, должна уважать законы, которые применяются, поэтому мы покинули Иран", - подчеркнул он, сообщает Mehr News.

По его мнению, "Total" понесла убытки в размере 40 миллионов долларов из-за выхода из проекта развития 11-ой фазы газового месторождения Южный Парс в Персидском заливе.

Он выразил надежду, что его компания сможет однажды вернуться в Иран, добавив: "Для такой компании, как "Total", которая ежегодно инвестирует 15 миллиардов долларов, потери в 40 миллионов долларов незначительны".

Иран. Франция. США > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 12 июля 2018 > № 2670457


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670422 Сергей Шойгу

Сергей Шойгу: «Охлаждение отношений с Вашингтоном? Это дело рук американских элит»

Алессандра Бениньетти (Alessandra Benignetti), Il Giornale, Италия

«Отношения России и США достигли наихудшего уровня в новейшей истории». За несколько дней до очень ожидаемой встречи Трампа и Путина в Хельсинки это подтверждает и министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу. Человек, ставший символом модернизации армии и российского военного успеха в борьбе против ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в РФ — прим. ред.) в Сирии, сегодня является самым популярным политиком в России после Владимира Путина. В апреле мы были в Москве, где на полях VII Конференции по безопасности задали несколько вопросов о самых важных международных проблемах.

Il Giornale: Господин министр, напряжение в отношениях России и Соединенных Штатов растет и вызывает все большее беспокойство: мы на грани новой холодной войны?

Сергей Шойгу: Мы часто слышим от американской стороны, что причиной этой ситуации является якобы агрессивное поведение России. Мы же считаем, что напряжение усугубляется искусственно той частью американской элиты, которая убеждена, что весь мир делится на «американский» и «неправильный». Именно Соединенные Штаты с течением времени вышли в одностороннем порядке из ключевых соглашений, составлявших костяк глобальной безопасности. В нарушение обещаний, данных советскому руководству во время объединения Германии, они начали расширение НАТО вдоль наших границ. Более 25 лет они смеялись над нами, говоря, что никаких гарантий в этом отношении не давалось, пока совсем недавно Агентство национальной безопасности США не рассекретило архивы того времени, где точно сообщается, кто и что говорил. Расширение НАТО на восток и вступление в Альянс стран Восточной Европы — Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии и Румынии — для России лишило смысла Договор по сокращению и ограничению обычных вооруженных сил в Европе, подписанный в 1990 году НАТО и Организацией Варшавского договора. Как известно, он предусматривал ограничение вооружений на территориях, расположенных вдоль линии соприкосновения между блоками. В 2002 году под предлогом предполагаемой «угрозы» ракетной атаки со стороны Ирана и Северной Кореи Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из соглашения по противоракетной обороне (ПРО) и начали размещать свои РЛС и противоракетные системы рядом с нашими границами. Как председатель Российского географического общество, я давно хочу подарить нашим американским коллегам карту миру, чтобы они могли изучить ее и объяснить, почему, если «враги Америки» находятся на Ближнем и Дальнем Востоке, их базы и военные формирования должны подступать к границам России. Это мы должны их защищать? Теперь американцы готовятся выйти из Договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД). Причиной выхода является якобы нарушение Договора со стороны России.

— В чем именно оно состоит?

— Обвинения против нас туманны и необоснованны. При этом нет никаких доказательств, только заявления. И это несмотря на то, что мы неоднократно публично заявляли на всех основных международных форумах, что именно США непосредственно нарушили договор, разместив ракетные пусковые установки МК-41, предназначенные для запуска ракет «Томагавк» в рамках развертывания противоракетного щита в Европе. Почти вся европейская часть России попадает в радиус действия этих ракет. На Конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году президент Владимир Путин призвал руководство Соединенных Штатов и западных стран уважать национальные интересы России и строить открытые равноправные отношения. Однако, к сожалению, мало кто прислушался к его призыву.

— Как Вы считаете, по какой причине?

— Сейчас, когда Россия восстанавливает свои силы, ее считают не союзником, а угрозой для американского господства. Нас обвиняют в том, что мы строим агрессивные планы в отношении Запада, который продолжает наращивать силы у наших границ. В качестве примера я могу привести решение, принятое в июне Атлантическим советом о создании двух новых формирований по защите морских сообщений и быстрой транспортировке американских войск из Соединенных Штатов в Европу. Или увеличение контингента в Прибалтике, Румынии, Болгарии и Польше, выросшего с двух тысяч до 15 тысяч человек и имеющего возможность быстрого формирования группы, состоящей из 60 тысяч единиц бронированной техники. А с 2020 года они планируют на постоянной основе разместить у границ России 30 батальонов, 30 авиационных полков, 30 военных кораблей, готовых к эксплуатации за 30 дней. И все это происходит на наших западных границах. В то же время американцы постоянно нарушают международное право, совершая военное вмешательство в различные регионы мира под предлогом защиты их интересов. Так было в апреле в Сирии при масштабном ракетном ударе, нанесенном на территории суверенного и независимого государства при поддержке Франции и Великобритании. Это было очевидное нарушение международного права под мнимым предлогом со стороны трех постоянных членов Совета безопасности. И это не отдельный случай, это тенденция.

— Тенденция?

— Да, это неоколониальная стратегия, уже применявшаяся в Ираке и в Ливии. Она состоит в том, чтобы поддерживать любой тип идеологии, даже наиболее жестокий, чтобы ослабить легитимное правительство. Далее в качестве предлога используется оружие массового поражения или гуманитарные катастрофы и, наконец, применяется сила для создания «контролируемого хаоса», способствующего созданию условий для включения ресурсов данной страны — с использованием возможностей многонациональных корпораций — в американскую экономику. Россия с ее приверженностью многополярности в международных отношениях, всегда будет представлять препятствие на пути к осуществлению этих «стратегий».

— Существуют ли «красные линии», которые нельзя нарушать?

— В этом отношении наша военная доктрина очень ясна — ее сущность состоит в том, чтобы предотвращать любые конфликты. Наша официальная политика по применению военной силы очевидна и детально изложена. Несмотря на свою роль, я твердо верю, что любой вопрос может и должен быть решен без применения военных сил. Поэтому я часто приглашал главу Пентагона обсудить наиболее трудные вопросы, непосредственно связанные с глобальной и региональной безопасностью, в том числе борьбу с терроризмом. Но американская сторона пока не готова к подобному диалогу, хотя я уверен, что этого хотел бы не только российский и американский народы, но и все народы мира. На данный момент действует только один канал коммуникации между двумя нашими главными командованиями. По нему осуществляются переговоры, в том числе, начальников главных штабов наших оборонных подразделений, необходимые, прежде всего, для того, чтобы избежать ситуации, когда военная деятельность России и Соединенных Штатов может грозить возникновением конфликта между нашими ядерными державами.

— Однако вашу страну часто обвиняют в ведении «гибридных войн» против Запада…

— У нас есть поговорка: на воре шапка горит. Под «гибридными действиями» подразумевается применение инструментов давления в отношении другого государства без открытого применения силы. Этот тип войн известен с древних времен, благодаря ему Великобритания одержала победу над Османской империей в начале прошлого века. Кто не знает о приключениях Лоуренса Аравийского? Сегодня «гибридные военные действия» представляют собой контроль над средствами информации, экономические санкции, действия в киберпространстве, поддержку внутренних мятежей, вплоть до применения специализированных отрядов для совершения террористических актов и диверсий. Этот список можно было бы продолжать и дальше, но есть одна важная деталь. Чтобы успешно применить эти тактики в нашем веке, нужны глобальные, вездесущие СМИ, нужно обладать и мастерски владеть информационными и телекоммуникационными технологиями, держать в своих руках рычаги управления глобальной финансовой системой и иметь опыт применения сил специального назначения в других странах. Кто еще, кроме Соединенных Штатов и Великобритании, располагает этим потенциалом? Эти техники с успехом применялись США и Великобританией во время вторжения в Ирак в 1991 году, сразу же после окончания холодной войны. Это очень важная деталь, потому что во времена Советского Союза и двуполярного мира эти технологии существовали, но в иных условиях. И, кстати, в то время президентом Соединенных Штатов был не кто иной, как бывший директор ЦРУ, Джордж Буш (George Bush). Начиная с 1990-х годов эти техники применялись на территории бывшей Югославии, в Ливии, в Чечне и — самый последний пример — в Сирии. Все признаки этой «гибридной войны» были отмечены и на Украине накануне государственного переворота в феврале 2014 года. Европейские страны тоже принимали в этом пассивное участие. Сегодня они предпочитают не вспоминать, как министры иностранных дел Франции, Германии и Польши лично гарантировали законному президенту Украины Виктору Януковичу мирное разрешение кризиса, чтобы он не вводил в стране чрезвычайное положение и вывел из Киева все подразделения сил безопасности. Однако вскоре после выполнения этих обязательств националистические ополченцы, вооруженные и обученные Соединенными Штатами и Европейским союзом, осуществили государственный переворот и немедленно были признаны Европой как законная власть. После провала попытки повторить подобную схему в Крыму в американских и британских СМИ начали появляться обвинения России в подобных действиях.

— Что Вы имеете в виду?

— Мы не дали нашим заокеанским партнерам применить на практике ту же самую схему в Крыму. Там, напротив, был проведен референдум, на котором население свободно выразило свое решение — кстати, в присутствии сотен представителей американских СМИ — выйти из состава Украины и присоединиться к России. А вот Косово — после распада Югославии вследствие вмешательства НАТО — не проводило никакого всеобщего референдума, но его независимость немедленно была признана Вашингтоном и Европой. И это после обычного парламентского голосования без учета мнения сербского населения, проживающего на территории Косова, и пренебрегая конституцией Югославии.

— Обсуждение сирийского вопроса будет в центре встречи президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. Как Вы видите американскую стратегию в сирийском конфликте?

— Нужно учесть, что в заявлениях представителей Конгресса и экспертов правительства Соединенных Штатов об американской стратегии в Сирии, появляющихся на страницах американских СМИ, часто не удается уловить ее суть, и не только в нашей стране. В последние годы постоянно меняются теории относительно причин присутствия американского военного контингента в Сирии — незаконного не только с точки зрения международного права, но и в рамках американских законов. Я хотел бы напомнить, что вначале говорилось об уничтожении ИГИЛ, потом о предотвращении «возрождения» ИГИЛ, теперь раздаются заявления о продолжении присутствия в Сирии, чтобы противостоять гипотетическому «иранскому влиянию». И здесь сложно отделаться от впечатления, что основная цель Соединенных Штатов — избежать стабилизации в стране, продлить конфликт и сохранить угрозу целостности сирийской территории, создав на окраинах страны неконтролируемый анклав. Много лет на территориях, находящихся под контролем США, обучали ополченцев, которые активно сражались с сирийским правительством и получали вооружение и амуницию. Нелишним будет заметить, что в период, когда международная коалиция под предводительством США сражалась с ИГИЛ, территория, занимаемая террористами, увеличилась. Светское правительство и культура сохранялись только в нескольких центрах: в Дамаске, Латакии и, отчасти, в Дейр Эз-Зоре. В то же время, несмотря на «ясные» цели и добрые намерения, Соединенные Штаты не дали Сирии ни цента, чтобы помочь мирному населению, доведенному до нищеты за длительные годы войны. Это касается и бывшей столицы ИГИЛ Ракки, освобожденной Соединенными Штатами и коалиционными войсками. Там до сих пор каждый день погибают местные жители, подрываясь на минах и снарядах, оставшихся после масштабных воздушных бомбардировок города международной коалицией под руководством США. Каждую неделю погибают десятки мирных жителей, в том числе и дети. А вот на территориях, освобожденных войсками Дамаска, не было зафиксировано ни одного подобного инцидента, в котором пострадали бы мирные жители. Эти территории были разминированы, люди получили пищу и строительные материалы, чтобы ускорить возвращение к мирной жизни. Если в основе действий Америки и была какая-то «линия», то она была слишком неоднозначной, чтобы ее можно было называть «стратегией».

— Еще одним препятствием на пути к стабилизации страны является соперничество между Ираном и Израилем…

— Иран, как и Турция, является одним из главных участников действий в регионе, он играет ключевую роль в стабилизации в Сирии. Как известно, наряду с Турцией и Россией Иран является одной из стран — гарантов договоренностей, достигнутых в Астане, направленных на поиск окончательного разрешения сирийского конфликта. Что касается напряжения между Ираном и Израилем, наша позиция состоит в том, чтобы разрешать возможные противоречия при помощи диалога, а не с помощью применения военной силы и нарушений международного права. Применение силы обеими сторонами в Сирии неизбежно привело бы к эскалации напряжения на территории всего Ближнего Востока. Поэтому мы стремимся к дипломатическому, мирному разрешению любых противоречий и надеемся, что обе страны проявят сдержанность.

— Учитывая это, можно предположить, что Вы не считаете возможность поставки правительству Дамаска систем противоракетной обороны S-300 фактором, усугубляющим риск?

— Во-первых, необходимо сказать, что система S-300 является системой обороны. Поэтому она не может представлять непосредственной угрозы ничьей национальной безопасности. Эта противоракетная система может угрожать только средству воздушного нападения. Кроме того, решение о поставке этого типа вооружения армии иностранного государства принимается после прямого запроса, а он на данный момент не поступал. Таким образом, детально обсуждать этот вопрос преждевременно. Несколько лет назад, по просьбе некоторых наших западных партнеров, в числе которых был и Израиль, мы отказались предоставить сирийскому правительству этот тип вооружения. Сегодня после агрессии в отношении Сирии со стороны Соединенных Штатов, Франции и Великобритании, продемонстрировавшей необходимость снабдить сирийцев современными системами противовоздушной обороны, мы готовы пересмотреть эту позицию.

— Перейдем от войны в Сирии к «войне пошлин». Если отношения Москвы с Вашингтоном находятся в наихудшей исторической точке, то связи с Китаем, напротив, становятся с каждым днем все крепче и крепче…

— Безусловно, напряжение на международном фронте сыграло свою роль в укреплении российско-китайских отношений, строящихся на взаимном уважении и доверии. Между Россией и Китаем установились дружественные, стратегические, перспективные отношения. Взаимодействие двух наших государств развивается во многих сферах, в том числе в военной и военно-технической, что соответствует интересам обеих стран. Проводится совместное обучение наших вооруженных сил, в том числе ежегодные военно-морские учения «Морское взаимодействие» и учения по ракетной обороне «Воздушно-космическая безопасность». Проходят многонациональные учения «Мирная миссия» армий и флота стран — членов Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, китайские представители каждый год присоединяются к военным играм, организуемым министерством обороны России. Сегодня почти 12% российского экспорта вооружения идет в Китай. Однако цель наших совместных действий, в отличие от учений, проводимых НАТО и США в Европе, исключительно оборонительная. Наше военное партнерство не направлено ни против одной страны или блока, оно нацелено только на укрепление региональной и глобальной безопасности.

— Что Вы думаете о последних событиях, происходящих в Северной Корее?

— Россия и Северная Корея заключили ряд соглашений в сфере военно-технического сотрудничества, развитие которых на данный момент приостановлено в рамках соблюдения Россией резолюций 1718 и 1874 Совета Безопасности ООН. На данный момент мы ощущаем значительное снижение напряжения между Севером и Югом Корейского полуострова. Будем рассчитывать, что эта положительная тенденция окажется стабильной и необратимой.

— Вернемся к Украине. Как Вы считаете, возможен ли выход из конфликта, продолжающегося в юго-восточных регионах страны?

— Только безусловное соблюдение Минских договоренностей с украинской стороны позволит избежать возникновения ситуации, где возможен риск геноцида русского населения. Но, к сожалению, Киев постоянно уклоняется от соблюдения достигнутых соглашений, используя различные фальшивые предлоги и делая необоснованные обвинительные заявления в адрес России. В то же время Киев полностью отвергает возможность ведения диалога с Донецком и Луганском — основополагающего для разрешения кризиса. Наша страна в ответ призывает Киев выполнить комплекс мер, указанных в соглашениях, и мы надеемся, что европейские страны — в первую очередь те, которые принадлежат к так называемому нормандскому формату — смогут использовать свое влияние на украинские власти, чтобы достигнуть мирного решения внутреннего конфликта на юго-востоке страны. Я считаю невозможным прямое столкновение России и Украины. У нас общие корни, мы вместе пережили самые тяжелые испытания и воевали плечом к плечу, отстаивая нашу свободу во Второй мировой войне. Все мои родственники со стороны матери жили на Украине, и я сам был крещен в небольшой церквушке в шахтерском городе Стаханове в Луганской области. Я убежден, что наша общая историческая память никогда не омрачится взаимным столкновением и враждой.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2018 > № 2670422 Сергей Шойгу


США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > oilcapital.ru, 11 июля 2018 > № 2735651 Екатерина Вадимова

Военные базы США против «Северного потока – 2».

США может прибегнуть к НАТО как инструменту шантажа против российского газопровода.

США, Украина, ряд стран Восточной Европы и руководство ЕС продолжают упражняться в словесном противостоянии проекту «Северный поток – 2», поскольку никаких юридических способов помешать строительству газопровода у них не осталось. Вместе с тем дополнительную интригу во взаимоотношения США и Германии может внести предстоящий саммит НАТО, так как Вашингтон намерен заставить Берлин пойти на новые экономические уступки для сохранения Североатлантического альянса, которые касаются в числе прочего и поставок газа.

По данным ряда СМИ, в недавнем разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель президент Соединенных Штатов Дональд Трамп напомнил, что именно США защищают ФРГ от российской угрозы, но несут от этого сплошные убытки, в то время как Берлин заключает с Москвой многомиллиардное соглашение (строительство «Северного потока – 2»).

В связи с этим на предстоящем саммите НАТО Белый дом может заявить о намерении пересмотреть отношения с ФРГ.

Стоит отметить, что американский Конгресс активно готовится к этому разговору. В частности, он собирается рассмотреть законопроект, который обязывает госсекретаря, главу Минфина и директора Национальной разведки США подготовить доклады, где будет дана оценка последствий успешной реализации проекта «Северный поток – 2». Предполагается, что в документе будет содержаться параграф о том, что Вашингтон должен сделать все возможное, чтобы реализация российско-европейского проекта «Северный поток – 2» не состоялась. Для этого США готовы предпринять «дипломатические меры» для пресечения строительства в Европе подобных газотранспортных магистралей.

Заметим, что не так давно Германия, один из основных участников проекта «Северный поток – 2», заявляла, что Вашингтон предоставил предварительные гарантии защиты от санкционного давления на газовые проекты.

«Мы получили обещания американской стороны, речь шла прежде всего о проектах, связанных с трубопроводами, есть обещание американской стороны эти проекты пока что исключить из санкций», – заявила на брифинге в Берлине в мае 2018 года представитель Министерства экономики и энергетики Германии. Однако желание Трампа помочь американской нефтегазовой отрасли может быть сильнее всех предыдущих договоренностей.

На прошедшем на днях саммите Евросоюз – Украина также дежурно ругали «Северный поток – 2» и старались приободрить Украину. В совместном заявлении в рамках саммита глав ЕС и ЕК Дональда Туска и Жана-Клода Юнкера, а также украинского президента Петра Порошенко подтверждается роль Украины как стратегической страны – транзитера газа в европейские страны. При этом Дональд Туск отметил, что проект «Северный поток – 2» не отвечает стратегическим интересам Европы, но некоторые страны ЕС заняли другую позицию.

«Мы обсуждали «Северный поток – 2», но ничего нового сообщить не могу, мы пытаемся получить мандат на применение энергетических правил ЕС, но, к сожалению, некоторые страны заняли абсолютно иную позицию», – указал глава ЕС.

Отраслевые эксперты считают, что пока строительству «Северного потока – 2» ничего не угрожает, поскольку никаких юридических препятствий для его реализации нет. Более того, в него уже вложено много средств и сил европейского бизнеса. Не поменяется ситуация и с защитой ЕС от «российской угрозы», так как США ни при каких обстоятельствах не будут выводить свои войска из Германии.

Замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева в интервью «НиК» отметила, что реализация проекта «Северный поток – 2» – вопрос решенный.

«Компания Nord Stream 2 ждет ответа от Дании, в зависимости от которого будет прокладываться маршрут газопровода. Соответственно, после этого начнется строительство, потому что разрешение от всех остальных стран получено, в том числе и от Германии. Я думаю, что Трамп может заявлять что угодно. Если посмотреть на статистику, то становится понятно, что США не способны обеспечить своим СПГ Европу в объеме, который заменит российский газ. У ЕС есть большая потребность в российском голубом топливе. Все эти разговоры и заявления просто являются негативным фоном», – считает аналитик.

Отвечая на вопрос о том, смогут ли навредить реализации проекта «Северный поток – 2» попытки украинского «Нафтогаза» арестовать имущество «Газпрома» в Европе, Кокорева заметила, что российский концерн не является единственным акционером Nord Stream 2, в их число входит и ряд европейских компаний.

«Даже арест офисных зданий не свидетельствует о том, что эти активы перестали принадлежать «Газпрому» или его дочерним предприятиям», – напомнила Кокорева.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов указал, что США традиционно против сближения России с Германией.

«Вашингтон всегда был против абсолютно всех трубопроводов, которые идут из России в ЕС. Ни один газопровод не был обойден вниманием, но так или иначе все они были реализованы. Сейчас вряд ли что-то повлияет и на «Северный поток – 2». Это экономический проект, уже все закуплено для его строительства, поэтому я не думаю, что немцы послушаются каких-то угроз и пойдут на поводу у США. Говорить будут много, возможно, прозвучат угрозы, но практических итогов они иметь не будут», – заявил эксперт в интервью «НиК».

Он считает, что Германия будет последней страной, из которой США выведут свои военные базы.

«Для них принципиально важно иметь возможность давления на Германию. Фактически ФРГ до сих пор является оккупированной странной», – заметил Правосудов.

Екатерина Вадимова

США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > oilcapital.ru, 11 июля 2018 > № 2735651 Екатерина Вадимова


США > Медицина. Агропром. СМИ, ИТ > americaru.com, 11 июля 2018 > № 2687892

Жители Нью-Йорка становятся все тяжелее, едят больше фастфуда, больше смотрят телевизор и мало спят - в соответствии с серией исследований, опубликованных в журнале Journal of Urban Health.

Ожирение среди жителей самого крупного мегаполиса в США растет, поскольку все больше людей питается в ресторанах или заказывает фастфуд на дом – больше 4 раз в неделю. Показатель ожирения охватывает все этнические группы, при этом афроамериканцы толстеют больше всего – прирост в 37%.

Также нью-йоркцы все больше «приклеиваются» к экранам – и теперь еще и к интернет-каналам. За последние 10 лет число людей, которые смотрят ТВ 3 или более часов, выросло на 32%.

Исследования проводились центром NYU Langone Health и Департаментом здравоохранения штата Нью-Йорк.

США > Медицина. Агропром. СМИ, ИТ > americaru.com, 11 июля 2018 > № 2687892


Словакия. США > Армия, полиция > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675680

Словакия заплатит Соединенным Штатам 1,589 миллиарда евро за 14 истребителей F-16 Block 70/72, решение о закупке ранее в среду приняло правительство республики, сообщил на пресс-конференции премьер Петер Пеллегрини.

"В эту сумму войдут сами самолеты, а также обучение пилотов и наземного персонала, вооружение и логистические службы. При выборе истребителей правительство руководствовалось не какими-то геополитическими моментами, а чисто техническими и экономическими параметрами", — сказал премьер, выступление которого транслировали сетевые ТВ-каналы.

Ранее Пеллегрини заявлял, что обе стороны договорились не сообщать о стоимости закупки.

Американские истребители новейшей модификации придут на смену самолетам МиГ-29, произведенным в СССР в 1980-е годы. Первые F-16 начнут поступать в словацкие ВВС через три года.

Помимо американских F-16 минобороны республики рассматривало также предложение Швеции о закупке истребителей JAS-39 C/D Gripen, которые стоят на вооружении в соседних Чехии и Венгрии, но находятся там в долгосрочной аренде. Однако в итоге предложение США словацкое оборонное ведомство сочло более выгодным. Истребители F-16 используются также в другой соседней стране — Польше.

Во время встречи с журналистами Пеллегрини напомнил о том, что до 2024 года минобороны сможет израсходовать на модернизацию армии, включая авиацию, в общей сложности 11,6 миллиарда евро.

Словакия. США > Армия, полиция > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675680


США. Никарагуа. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675679

США отозвали визы у 21 чиновника из Никарагуа в связи с нарушением прав человека и коррупцией, заявил в ходе слушаний в палате представителей США зампомощника госсекретаря Кеннет Мертен.

"Мы добавили в глобальный акт Магнитского три человека из Никарагуа. Мы отозвали 21 визу у правительственных чиновников", — сказал он.

На прошлой неделе США расширили "список Магнитского", внеся в него трех представителей Никарагуа. По словам представителя администрации США, это ответ на "серьезные нарушения в сфере прав человека и коррупцию" в Никарагуа.

Включение в "список Магнитского" означает, что с этого момента любые активы этих лиц, находящиеся в юрисдикции США, будут заблокированы, а физическим и юридическим лицам США будет запрещено заключать с ними сделки.

США в декабре 2012 года приняли "акт Магнитского" о санкциях в отношении россиян, причастных, по мнению американских властей, к нарушениям прав человека. Российские власти в свою очередь неоднократно заявляли о недопустимости политизации "дела Магнитского".

Несколько месяцев назад "акту Магнитского" был придан статус глобального закона, санкции по нему не должны ограничиваться гражданами РФ, а применяться ко всем странам, граждане которых, по мнению США, нарушают права человека.

США. Никарагуа. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675679


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675675

WhatsApp ввел новую функцию для борьбы с фейками, сообщается на официальном сайте мессенджера.

В последней версии WhatsApp появится пометка "пересланное сообщение", которая позволит идентифицировать отправителя.

"Благодаря этой пометке вы сможете понять, было ли отправленное вам сообщение действительно написано вашим другом или родственником, или они переслали вам сообщение, написанное кем-то другим", — говорится в сообщения на сайте мессенджера.

Компания также призвала к осторожности при пересылке своих сообщений другим пользователям. В WhatsApp подчеркнули, что для блокировки нежелательного контакта или жалобы на спам требуется одно касание.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675675


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674432 Андрей Фефелов

Россия, США, Китай - мировая карусель

на смену глобализму идёт "эпоха царств", время больших и малых эгоизмов

Андрей Фефелов

Как страницы забытой кем-то у окна книги, листаются, одна за одной, эпохи. Виновник — тот самый, несущийся с небес, летящий ветерок истории, нежное дуновение которого всякий раз грозит перерасти в чудовищной силы вихрь.

Грядущая встреча президентов России и США замыкает новый геополитический контур, так называемый Большой треугольник, который, в отличие от биполярного мира, являет собой парадоксальную динамическую модель, основанную на временных соглашениях и постоянных взаимных подозрениях. В этой конструкции союз двух против одного всегда грозит гибелью третьего, что и создает феномен "нового равновесия".

Мир противостояния СССР и США напоминал качели-балансир. Эта штука раскачивалась исключительно "вверх-вниз", что гарантировало определённую стабильность и своего рода предсказуемость.

Нынешний мир противоречивого взаимодействия трёх мировых держав — США, России и Китая — больше похож на прыгающую карусель. Но проблема даже не в том, что траектория движения этой конструкции сложна и нелинейна. Проблема в том, что карусель в любой момент может остановиться и начать вращаться в обратном направлении.

При таких раскладах довольно сложно понять, кто кому наступает на пятки, кто за кем гонится и кто с кем "партнёрится".

Каждый взаимодействует с каждым, каждый опасается каждого. Но стратегии у всех разные. Соединённые Штаты Америки, этот скоротечный пустоцвет цивилизации Запада, привыкли действовать стремительно и нагло — нахрапом… Трамп в своих международных инициативах демонстрирует быстроту, натиск и ковбойскую безапелляционность. Однако торговые блокады, "гуманитарные бомбёжки", войсковые операции, информационные атаки, подкуп элит, экспорт цветных революций и организация государственных переворотов — всё это хорошо действует в отношении малых стран со слабой молодой государственностью. В рамках треугольника все эти дерзкие фокусы бессмысленны.

Если крыса прыгнет — то она получит по зубам!

Китайская линия поведения — это стратегия проникновения и удушения. Это повадка огромного водяного удава. Вот он приползает и медленно начинает овивать жертву своими мощными изумрудными кольцами. А потом начинается этап гибельного сжатия — до последнего хрипа, до хруста костей.

Отсюда хаотические метания политики США последних лет. Гегемону стало "трудно дышать и больно жить". Китай, пользуясь ВТО и другими инструментами международной торговли, заключил Америку в свои мощные ледяные объятья. На фоне этих долгих процессов экстренные меры Трампа выглядят суетливыми трепыханиями.

Кстати, китайские стратегии касаются не только США. Субтропический Китай недавно провозгласил себя арктической державой и начал строить уже второй по счету ледокол.

В начале этого года китайцами была опубликована арктическая доктрина, в которой заявляется о намерениях расширить исследования Арктики в целях использования Северного морского пути и разработки природных ресурсов, лежащих под водами Северного Ледовитого океана. В этом документе сказано, что Китай планирует "содействовать социально-экономическому развитию стран, расположенных вдоль северных морских путей". Интересно, о каких таких странах идёт речь?

В этом году Китай намерен существенно нарастить своё экономическое влияние в Африке. Уже сейчас КНР контролирует экономики многих стран Чёрного континента. Сегодня там дымят более 10 000 китайских заводов, на которых трудится миллион китайских рабочих. Через колоссальные просторы Евразии китайцы упорно тянут нити новых шёлковых путей, стремясь в обход Руси оседлать трансконтинентальные транспортные потоки.

Да, а что же наша Россия? Какова её линия в этой всемирной адской кутерьме? Россия вооружается, медленно сосредотачивается и… выжидает. Умная обезьяна сидит на ёлке и внимательно смотрит вниз, наблюдая за свирепой дракой двух тигров.

А ещё мы витязь на распутье, в раздумье склонивший голову перед таинственным камнем. Сгущаются космические сумерки, и надпись гласит неумолимо: "Налево пойдёшь — коня потеряешь, направо пойдёшь — жизнь потеряешь, прямо пойдёшь — жив будешь, да себя позабудешь".

Как не потеряться в информационных вихрях цифровой революции? Как не растеряться на крутых горках очередного всемирно-исторического аттракциона?

На смену глобализму идёт "эпоха царств", время больших и малых эгоизмов. Помимо Большого треугольника ярусом ниже взбухают новые-старые центры кристаллизации интересов и ресурсов, такие как Берлин или Тегеран. Никуда не делась и пресловутая американская "глубинка" — "глубинное государство", влияние которого распространяется далеко за пределы Соединённых Штатов.

Впрочем, транснациональной мафии всё труднее ловить крупную рыбу в мутной воде. Муть оседает, и политические воды приобретают кристальную ясность. Обнажаются все скрытые доселе громадные механизмы управления миром, и тайное становится очевидным.

Для России самым важным становится понимание того, что в условиях "прыгающей карусели" единственно правильный выбор — не делать никакого выбора.

Холопская привычка постсоветской элиты с подобострастной улыбкой ползти на четвереньках в сторону Запада, равно как и жгучее желание прижаться к стальной чешуе братского дракона — одинаково опасны. И опасность эта смертельна.

Запад есть Запад, Восток есть Восток, а Русь есть Русь! И нам внятно всё в этом мире, и мы шалеем от красоты и ужаса мировой истории, от её искрящегося неукротимого движения. Мы видим внутренним взором меркнущие в ночном мраке рубиновые угли умирающей Европы. Мы чувствуем, как над золотыми степями Маньчжурии веет сухой солнечный ветер. Наблюдаем, как над Русью в предрассветной сини струится воздух, как над реками и рощами среди радостного птичьего безумия неумолимо и торжественно рождается новый роковой звонкий божественный день, наше светлое святое Завтра.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674432 Андрей Фефелов


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670482

Отношения НАТО и России — это уже даже не трудное партнерство

Мачей Милош (Maciej Miłosz), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Интервью с Робертом Пщелем (Robert Pszczel) — сотрудником Штаб-квартиры НАТО с 1999 года, бывшим главой Информационного бюро Альянса в Москве

Dziennik Gazeta Prawna: Как выглядят сейчас отношения между Россией и НАТО?

Роберт Пщель: Это не партнерство и даже не трудное партнерство, каким оно было некоторое время назад. Сотрудничество было заморожено из-за того, что Россия аннексировала Крым и занялась дестабилизацией ситуации на востоке Украины. Проблем гораздо больше. Это, например, размещение ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области, провокации России в воздухе и на море, гибридные операции. Кажется, будто Москва хочет разрушить саму европейскую архитектуру безопасности.

Это очень грустно, ведь наше партнерство опиралось на конкретные принципы. Фундаментом отношений между Россией и Североатлантическим альянсом был Основополагающий акт, подписанный в 1997 году. Его основные идеи — это отказ от применения силы и угроз ее применения, уважение границ других государств. Много лет этот документ работал, но сейчас на территории Украины и Грузии без согласия руководства этих государств появились российские войска, это прямое нарушение Акта.

Любопытно, что с тех пор, как в 1999 году вступил в силу так называемый Венский документ, гласящий, что на военных учениях, в которых принимает участие больше 13 тысяч человек, имеют право присутствовать заграничные наблюдатели, Россия ни разу не превышала этот лимит. Разумеется, это лишь видимость: на востоке масштабные маневры разбивают на несколько частей. В одном из последних такого рода мероприятий, по разным оценкам, принимало участие до 70 тысяч военных. Действия России показывают, что ее совершенно не заботит, будут ли ей доверять. Это делает партнерство невозможным.

— В России Североатлантический альянс называют агрессором.

— Такого рода риторику мы слышим уже не первый год. Москва давно изображает членов НАТО в негативном свете, видимо, это связано с внутриполитическими целями, кому-то это выгодно. Но мы не заинтересованы в каких-либо конфликтах, мы — оборонительный Альянс.

— Однако россияне обращают внимание, что натовские силы (например, батальонные боевые группы в Польше, Литве, Латвии и Эстонии) подходят все ближе к ее границам.

— Этот упрек легко парировать: до 2014 года планов по размещению таких сил на восточном фланге у НАТО не было. Наши действия — это ответ, реакция на шаги России, а не наоборот. Каждый, кто интересуется темой обороны, знает, что в последнее время на восточном фланге появилось 4,5 тысячи военных. В тот же самый период Россия стянула на свой западный фланг в рамках увеличения численности контингента несколько новых дивизий, это гораздо больше, чем силы союзников. В странах Балтии на ротационной основе находится меньше 10 натовских истребителей, по другую сторону границы их больше тысячи. Ни один российский военный эксперт не мог бы на этом основании сделать вывод, что НАТО угрожает России, это просто абсурдно. Наши силы нельзя назвать наступательными. Та же самая ситуация с созданием системы ПРО: это исключительно оборонительная инициатива. Разговоры о том, что Альянс действует агрессивно, — чистая пропаганда.

— Что Вы думаете о попытке переворота в Черногории, одном из государств-членов НАТО?

— В Черногории продолжается судебный процесс, однако, нет никаких сомнений, что путчисты поддерживали тесные связи с Россией. Это показывает, как далеко способна зайти Москва. Однако меры, которые предпринял Запад, в частности, американский Конгресс, показывают, что российские действия не остаются незамеченными. Даже Швеция и Финляндия, которые традиционно поддерживали с Россией хорошие или, скорее, нейтральные отношения, изменили свой подход к теме обороны. Они, например, запустили кампанию, объясняющую, что такое дезинформация.

Современная политика Кремля нацелена на дестабилизацию. В этом утверждении нет никакой русофобии, факты неумолимы. Мы долгие годы работали над тем, чтобы Россия стала ключевым элементом архитектуры безопасности, и все шло в хорошем направлении. Мы вели сотрудничество, например, в сфере борьбы с терроризмом, пиратством, взаимодействовали в Афганистане. Иногда бывало нелегко. Разумеется, каждое государство по-своему расставляет акценты, но в общем направлении мы совпадали. Сейчас все изменилось.

— Какими будут отношения между Россией и НАТО через три года?

— Мир вступил в беспрецедентный процесс изменений и дестабилизации. Конфликтных областей сейчас много: это проблемы нелегальной миграции и более традиционные конфликты, как потенциальные столкновения между отдельными государствами. Мировая обстановка значительно усложнилась, и изменений пока не предвидится. Важно сконцентрироваться на том, на что мы способны повлиять. НАТО осознает свою ответственность, мы хотим сотрудничать со всеми, кто поможет сделать мир более стабильным. Что будет через три года, предсказать сложно. Нам бы хотелось, чтобы Россия изменила курс своей политики, сейчас он угрожает европейской безопасности. Мы бы хотели, чтобы Россия снова стала участником поиска решений, а не проблемой.

— Что Вы думаете о предстоящей встреча Трампа и Путина?

— Напомню, что все 29 членов НАТО выработали общую стратегию политики в отношении России. Эта стратегия предусматривает как укрепление обороны, так и диалог. Переговоры с Россией, даже двусторонние, это совершенно нормально. Однако, будучи представителем Альянса, я не могу комментировать двусторонние встречи.

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670482


США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Столтенберг побеседовал с «Хюрриет»: вклад Турции незаменим

Ипек Ездани (İpek Yezdani), Hürriyet, Турция

Накануне саммита НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг в письменной форме ответил на вопросы «Хюрриет» (Hürriyet). Говоря о новых шагах, которые готовится сделать НАТО, Столтенберг отметил: «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас».

В преддверии саммита глав государств и правительств стран НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сделал важные заявления для «Хюрриет». По словам Столтенберга, в рамках решений, которые будут приняты на саммите, Североатлантический альянс создаст два новых командования, структура альянса пополнится персоналом численностью 1200 человек и силами в составе 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней, а также будет создана новая учебная миссия в Ираке. «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас», — отметил Столтенберг.

«Хюрриет»: Отмечалось, что Турция готовится принять большее участие в новой стратегии НАТО, которая будет определена на саммите альянса. Сообщалось, что в 2021 году Турция возьмет на себя командование Объединенной оперативной группой повышенной готовности (VJTF). Какую еще роль, кроме этого, будет играть Турция?

Столтенберг: На саммите мы создадим два новых командования, которые будут обеспечивать оперативное размещение войск НАТО в Атлантике и Европе. Кроме того, мы увеличим нашу командную структуру на 1200 человек и оживим командование. Более того, мы повысим оперативность сил НАТО, чтобы они могли находиться в нужном месте в нужное время. В рамках «Инициативы готовности НАТО», которую мы называем «4 по 30», мы к 2020 году сформируем 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней. На саммите мы также примем решение о создании новой учебной миссии НАТО в Ираке. Это будет служить поддержкой в войне против терроризма и препятствовать повторному появлению ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым. Турция в настоящее время играет большую роль в обеспечении нашей общей безопасности, включая содействие, которое она оказывает войне против ИГИЛ в рамках операций НАТО. Турция делает очень многое для нашего альянса, и эта поддержка чрезвычайно ценна.

— Каково значение VJTF, командование которыми Турция возьмет на себя в 2021 году?

— Передовые силы НАТО или иначе — VJTF являются одним из компонентов расширенных Сил быстрого реагирования НАТО, численность которых была увеличена до 40 тысяч человек. VJTF — многонациональная бригада, состоящая из пяти тысяч человек. В ее состав входят части сухопутной, воздушной, морской поддержки, а также силы специального назначения. Это будет военное соединение, готовое к развертыванию в течение нескольких дней. Командование ею поочередно возьмут на себя Турция, Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания. А это еще один пример ценного вклада Турции в обеспечение евроатлантической безопасности.

— Беспокоит ли НАТО тот факт, что Турция покупает системы противовоздушной обороны С-400 у России?

— Каждый союзник сам принимает решение о том, какое вооружение купить. Для НАТО важно, чтобы используемые союзниками вооружения были способны взаимодействовать. Для НАТО главное — совместимость наших военных сил при осуществлении наших операций и миссий. Покупка вооружений у стран-союзников, как правило, усиливает взаимодействие и безопасность. В этой связи я приветствую, что между Турцией и франко-итальянским консорциумом был подписан меморандум о взаимопонимании по совместному производству систем противовоздушной обороны.

— Существуют предположения, что Турция отдаляется от НАТО и западного альянса. Насколько это верно? Какое значение Турция имеет для НАТО?

— Турция долгие годы является чрезвычайно ценным союзником НАТО по многим причинам. Не только в силу ее стратегического географического положения близ России и Черного моря, но и в то же время ввиду того, что она граничит с Ираком и Сирией на юге, а также в связи с большим вкладом, который она вносит в нашу общую безопасность. Мы видим, что Турция переживает непростой период с точки зрения безопасности, и НАТО солидарна с Турцией. Гарантия безопасности, закрепленная в пятой статье нашего договора, лежит в основе нашего альянса, а это значит, один за всех и все за одного. Мы поддерживаем Турцию мерами безопасности, включая самолеты наблюдения AWACS, военно-морское патрулирование, учения. В этом году по просьбе Турции мы продлили еще на один год дислокацию систем противовоздушной и противоракетной обороны, которые мы разместили в 2013 году для защиты рубежей Турции от угроз, исходящих с территории Сирии. НАТО за многие годы вложила миллиарды с целью финансирования развития военной инфраструктуры Турции. Следовательно, НАТО важна для Турции, а Турция — для НАТО.

США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг


США. Россия. Китай > Химпром > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670408

«Трамп аплодировал и кивал»: зачем Абрамович и Волошин вложились в производство этана

Алексей Пастушин

корреспондент Forbes

Бывший глава администрации президента России Александр Волошин и миллиардер Роман Абрамович оказались тайными инвесторами в американскую энергетическую компанию American Ethane. В конце прошлого года компания заключила договор о поставке этана в Китай стоимостью в $26 млрд

В ноябре 2017 года никакой торговой войной между США и Китаем не пахло, и американский президент Дональд Трамп во время пекинского визита подписал вместе с председателем КНР Си Цзиньпином целый ряд торговых соглашений общей стоимостью более $250 млн. Одним из самых крупных был договор на поставку жидкого этана в Китай. Соглашение стоимостью в $26 млрд было подписано между компанией American Ethane, зарегистрированной в Хьюстоне, и крупным китайским конгломератом.

Как выяснила The Guardian, которая провела расследование совместно с центром Досье, среди инвесторов American Ethane, разрабатывающей месторождение на берегу Мексиканского залива, есть русские. Это, например, экс-глава кремлевской администрации Александр Волошин, а также участники российского списка Forbes. Среди них Роман Абрамович F 11, который в начале 2014 года вложил в American Ethane около $50 млн. После присоединения Крыма и введения санкций миллиардер решил продать свою долю и вышел из капитала American Ethane к концу 2015 года. Среди инвесторов до сих пор числится миллиардер Константин Николаев F 93, совладелец Globaltrans, крупнейшего оператора контейнерных перевозок в России. Также в статье The Gardian упоминаются бизнесмен и бывший инвестбанкир Андрей Кунатбаев и экс-депутат Госдумы и публицист Михаил Юрьев. Кунатбаев и Николаев входят в совет директоров American Ethane.

Именно Юрьев, как пишет The Guardian, предложил Волошину вложить деньги в American Ethane. Тот, в свою очередь, привлек Абрамовича, с которым давно и хорошо знаком (Волошин присутствовал на знаменитом лондонском процессе Бориса Березовского против Абрамовича как свидетель со стороны последнего и называл экс-главу Чукотки «другом»). Инвестиция Волошина пока выглядит успешной. Он вложил в American Ethane $1,25 млн, купив около 2,5% акций, сегодня его доля стоит «десятки миллионов долларов», считает The Guardian. Деньги на покупку акций American Ethane Волошин одолжил у Николаева, отмечает издание.

Возглавляет American Ethane Джон Хьюталинг. Он заявил The Guardian, что компания сообщила о своей связи с российским бизнесом как американским властям, так и своим потенциальным инвесторам. Именно Хьюталинг подписывал «исторический» меморандум о взаимопонимании с китайскими партнерами в конце 2017 года. Наблюдавший за этим Дональд Трамп в это время «энергично аплодировал и кивал», вспоминает издание. В Белом доме тогда говорили, что торговые соглашения с Китаем помогут создать в США «тысячи новых рабочих мест». Сделки также позволят сократить дефицит торгового баланса США и снизить зависимость Китая от российского газа, приводит The Guardian слова главы American Ethane. По условиям договора, American Ethane будет в течение 20 лет поставлять этан из терминала в Мексиканском заливе на новый этиленовый завод в Китае, который будет построен китайской Nanshan Group. Впрочем, китайская сторона свою часть сделки еще не выполнила.

Волошин, который уже пятнадцать лет как отошел от политики, сохраняет связи с российской правящей элитой и миллиардерами, а также регулярно посещает США, утверждает The Guardian. В частности, издание пишет, что в 2015 году Волошин с женой Галиной проводил отпуск на Большом Каньоне в Колорадо.

США. Россия. Китай > Химпром > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670408


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 10 июля 2018 > № 2687949

YouTube собирается инвестировать 25 миллионов долларов США, чтобы «улучшить функционирование новостей» и бороться с «фейковыми новостями» накануне выборов в 2018 года, сообщает Financial Times.

Компания заявила, что будет инвестировать в более «авторитетные» новостные видеоролики, чтобы противостоять «заговорческим» клипам, которые поражают сайт. Новостные ролики будут сопровождаться подборкой источников, а содержание видео планируется проверять на достоверность. В частности, YouTube начнет отображать возле роликов об известных исторических и научных темах информацию из сторонних источников, таких как Wikipedia и Encyclopedia Britannica.

Нил Мохан (Neal Mohan), главный сотрудник по продуктам YouTube, сообщил журналистам, что такие ролики не планируется задвигать вниз.

«Новостные события будут проверяться на достоверность. Также у самих пользователей будет возможность влиять на это. Мы хотим, чтобы пользователи сами принимали решения», - сказал он.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 10 июля 2018 > № 2687949


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675758

Участники миссии New Horizons подготовили первые полностью трехмерные карты Плутона и его спутника Харона, на которых можно увидеть реалистичные изображения горных гряд, впадин и прочих черт рельефа. Их описания и фрагменты были представлены в журнале Icarus.

"Рельеф той части Плутона, которую нам удалось изучить во время пролета зонда, действительно поражает воображение. Я с нетерпением ожидаю того времени, когда мы отправим орбитальный зонд к этой планете и получим действительно полную карту ее поверхности", — отмечает Алан Стерн, руководитель миссии New Horizons.

В середине июля 2015 года он прибыл в систему Плутона, пролетев всего в 13 тысячах километров от карликовой планеты и получив массу детальнейших фотографий его поверхности и его спутников. На этих снимках человечество впервые увидело знаменитое "сердце" Плутона, равнину Спутника, а также следы своеобразных ледяных рек, вулканов и экзотических "дюн" из метанового песка.

Эти снимки и данные навсегда перевернули наши представления о Плутоне – он оказался чрезвычайно сложным и "живым" миром, чья поверхность постоянно обновляется и меняется, и он не является не безжизненной ледышкой на краю Солнечной системы, как считали ученые ранее.

Последующие два года, как отмечает Стерн, его команда провела, непрерывно анализируя и "склеивая" снимки, которые получали два главных "глаза" New Horizons, черно-белая камера RALPH и ее цветная "кузина" MVIC. Используя эти фотографии, планетологи пытались получить трехмерные изображения поверхности Плутона и использовать их для вычисления положения разных черт его рельефа.

Первые, "плоские" версии этой карты были опубликованы на сайте НАСА в прошлом году, однако полная ее версия, учитывающая все особенности рельефа планеты, была подготовлена только сейчас. Параллельно ученые "собирали" карту Харона, самого крупного спутника Плутона, на которой тоже можно рассмотреть многие крупные и удивительные объекты.

Обе эти карты подарили ученым несколько интересных сюрпризов, о существовании которых они изначально не подозревали. К примеру, выяснилось, что регион Томбо, "сердце Плутона", представляет собой гигантскую вмятину на поверхности планеты, чья глубина составляет от 1,5 километров в самых "высоких" участках и до 3,5 километров в самых глубоких его уголках, расположенных на окраинах "сердца".

Соседние с ней горы Тенцинг оказались самой высокой точкой Плутона – они возвышаются примерно на 6 километров над "уровнем моря", что сопоставимо с высотой Эльбруса, Килиманджаро и многих других пиков-"рекордсменов" Земли. Столь большая высота этих гор, как отмечают Стерн и коллеги, говорит о том, что они почти полностью состоят из "твердого" водяного, а не мягкого азотного или углеводородного льда.

Харон оказался еще более "контрастной" планетой – темные провалы на поверхности "Мордора" на его северном полюсе достигают глубины в 8700 метров, что позволяет им с легкостью соперничать с Марианской впадиной на Земле. Одновременно с этим на его экваторе присутствуют горные гряды высотой в восемь километров, а также гигантские трещины сопоставимой глубины.

Полную версию этой карты, как отмечает Стерн, можно свободно скачать с сайта Планетарной базы данных (PDS) НАСА, предварительно зарегистрировавшись на нем.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675758


США. Лаос. Мьянма > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675755

США вводят визовые санкции против Лаоса и Мьянмы из-за отсутствия сотрудничества по приему своих граждан, которым было приказано покинуть Соединенные Штаты, сообщило во вторник министерство внутренней безопасности США.

"Министерство внутренней безопасности в координации с государственным департаментом сегодня объявило о введении визовых санкциях против Мьянмы и Лаоса из-за недостатка сотрудничества по вопросу принятия своих граждан, которым было приказано покинуть США", — говорится в распространенном заявлении.

Отмечается, что США вводят ограничения на определенные категории виз. В частности, это касается выдачи неиммиграционных виз B1 и B2 для представителей министерства труда, иммиграции и населения Мьянмы, министерства внутренних дел Мьянмы, а также для их членов семьи. В отношении Лаоса также вводятся ограничения на выдачу неиммиграционных виз B1 и B2 для представителей министерства общественной безопасности и их семей, а также выдачу неиммиграционных виз типа A3 и G5 для госслужащих.

Министерство внутренней безопасности предупредило, что в случае "отсутствия надлежащего ответа со стороны Мьянмы и Лаоса масштаб этих санкций может быть распространен на более широкие слои населения".

В американском ведомстве отметили, что в результате слабого сотрудничества иммиграционным службам США пришлось отпустить граждан Мьянмы и Лаоса, некоторым были предъявлены "серьезные уголовные обвинения".

США. Лаос. Мьянма > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675755


США. Иран. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675716

Представитель госдепа США утверждает, что Иран использует посольства для планирования терактов, Вашингтон призывает все страны тщательно проверять всех иранских дипломатов.

"Мы обсудили (в Саудовской Аравии — ред.), как Иран использует посольства как прикрытие для планирования террористических атак. Самый последний пример — это заговор, который раскрыли бельгийцы", — сообщил высокопоставленный представитель госдепа журналистам. Текст беседы был распространен госдепартаментом США.

В этой связи США "призывают все страны тщательно проверять дипломатов в иранских посольствах, чтобы обеспечить собственную безопасность стран", подчеркнул неназванный дипломат.

Ранее сообщалось о задержании в ФРГ аккредитованного в Вене иранского дипломата в рамках расследуемого дела о подготовке теракта во Франции. Австрия потребовала лишить дипломата иммунитета, а Брюссель, по данным иранского МИД, требует его передачи в Бельгию.

Информация о предотвращении теракта появилась в СМИ перед визитами президента Ирана Хасана Роухани в Швейцарию и Австрию. Иран обвинения отвергает. Министерство иностранных дел Ирана выразило протест послу Бельгии в связи с ситуацией вокруг задержанного в Германии иранского дипломата.

Американский дипломат заявил, что США считают Иран ответственными за планирование этой атаки. "Мы очень тесно сотрудничаем с бельгийцами, австрийцами и немцами, чтобы разобраться в этом заговоре по взрыву бомбы в Париже", — отметил он.

По его словам, США хотят, чтобы "все страны приняли правильное решение о своей безопасности". "Мы считает, что Иран представляет постоянную угрозу странам, и они должны быть настороже", — резюмировал чиновник.

США. Иран. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2018 > № 2675716


США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг

Партнеры США по НАТО наращивают военные бюджеты

В 2014 году лишь три члена НАТО тратили на оборону свыше 2% ВВП. В этом году, согласно нашим ожиданиям, на этот уровень выйдут уже восемь стран.

Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), The Wall Street Journal, США

Брюссель, город, который я зову своим домом с тех самых пор, как стал генеральным секретарем НАТО в 2014 году, находится всего в нескольких часах езды от мест кровопролитнейших боев 20-го века.

Во многих из них, например, при осаде Бастони или битве за Неймеген, исключительную доблесть проявили американские солдаты. Европейцы будут вечно благодарны тем, кто сложил свои жизни, возвращая свободу на наши земли.

Североатлантический альянс был создан в 1949 году, чтобы мы могли ручаться, что мировая война больше не повторится никогда. Деятельность альянса стала гарантом беспрецедентного периода мира и благополучия для жителей Северной Америки и Европы.

Партнерство США и НАТО — одно из теснейших в мире, оно несравнимо с союзами других сверхдержав. В своей совокупности 29 стран-членов альянса представляют собой значительную экономическую и военную мощь.

Однако, несмотря на все достижения НАТО, мы не имеем права почивать на лаврах. Перед лицом наиболее опасной и сложной ситуации на памяти поколения, мы обязаны вкладывать больше в дело нашей коллективной обороны. Для обеспечения безопасности в условиях непредсказуемого мира мы должны делать все, что в наших силах.

Все союзники это понимают. На саммите НАТО в 2014 году мы договорились прекратить урезание военных бюджетов, повысить расходы на оборону и в течение десяти лет достигнуть уровня в 2% ВВП.

И это обязательство в силе и постепенно выполняется. После долгих лет забвения члены НАТО наконец-то прекратили практику урезания и увеличили ассигнования на национальную оборону. В прошлом году совокупный военный бюджет союзников вырос на 5,2% — и в реальном исчислении это крупнейший рост за последнюю четверть века. В 2018 году расходы на оборону снова вырастут — четвертый год подряд.

В 2014 году двухпроцентному критерию отвечали всего три страны — США, Великобритания и Греция. В этом году таких стран станет уже восемь — к ним прибавятся Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния. Кроме того, большинство союзников планирует выйти на двухпроцентный уровень к 2024 году, и альянс на верном пути. Да, остается пройти еще долгий путь, однако нам уже удалось переломить ситуацию с расходами на оборону.

Президент Трамп никогда не скрывал своей позиции по этому вопросу, и, встречаясь с ним в Белом доме в мае этого года, я выразил свое одобрение его лидерским качествам. Рост военных бюджетов стран НАТО на протяжении полутора последних лет говорит о том, что его усилия не напрасны.

Доверие к НАТО со стороны союзников и уважение со стороны потенциальных противников зависят от нашей способности делить бремя расходов по-честному. В преддверии саммита, который пройдет 11-12 июля в Брюсселе, я старался донести эту мысль всякий раз, когда встречался с лидерами союзнических государств.

Однако простой рост расходов на оборону — лишь часть уравнения. Инвестиции союзников при этом должны пойти на ключевые области. Подписавшись на двухпроцентный уровень оборонных расходов, лидеры НАТО также пообещали довести долю затрат на закупку новой военной техники, к примеру, военных самолетов, танков и боевых кораблей, до 20%. Таким образом, траты НАТО на закупку нового оборудования выросли на 18 миллиардов долларов по сравнению с 2014 годом.

Наряду с этим возросла и активность сил НАТО — для обеспечения коллективной безопасности предпринимаются все новые и новые действия во многих местах земного шара. Силы НАТО продолжают тренировать афганские спецслужбы с тем, чтобы вернуть государству стабильность и создать условия для национального примирения. В этой связи контингент НАТО увеличился с 13 тысяч в прошлом году до 16 тысяч. За прошлое десятилетие страны НАТО выделили на поддержку армии Афганистана свыше двух миллиардов долларов. Я рассчитываю, что на грядущем саммите лидеры союзников продлят свою поддержку и после 2020 года.

Силы НАТО также ведет подготовку иракских войск, и на саммите будет объявлено о новой миссии, консолидирующей эти усилия. Сотни инструкторов НАТО будут тренировать иракских солдат с тем, чтобы обеспечить безопасность их государства и гарантировать, что «Исламское государство» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) больше не возвратится.

От Балканского полуострова до Северной Атлантики, от Черного моря до Балтийского, американские и европейские солдаты, моряки и летчики со всего альянса работают над тем, чтобы обеспечить безопасность наших стран. Это сотрудничество стало возможным благодаря тому, что у нас общие интересы, история и ценности — связи, сплачивающие нас, имеют глубокие корни.

Потому-то и была задействована статья 5 о взаимной защите — впервые со времен теракта 9/11. Потому-то сотни тысяч европейских и канадских солдат и прошли Афганистан бок о бок со своими американскими соратниками. Более тысячи из них сложили свои жизни во имя общей цели.

Не секрет, что между странами НАТО по прежнему имеются расхождения в таких вопросах как торговля, глобальное потепление и ядерный договор с Ираном. В прошлом нам всегда удавалось преодолеть разногласия. Две мировые войны и холодная война преподали нам серьезный урок: в единстве — наша сила и безопасность.

Господин Столтенберг — генеральный секретарь НАТО.

США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668743 Алексей Маслов

Битва титанов: кто выигрывает в торговой войне США и Китая

Алексей Маслов

Профессор, руководитель школы востоковедения НИУ-ВШЭ

Китай, который сам поставлял ряд этих продуктов по всему миру, например, текстиль и бытовую химию, теперь сам готов все это закупать. Поразительным образом китайский рынок за счет антиамериканских мер становится более открытым, хотя наличие квот на ряд товаров пока еще никто не отменял

Вероятно, Китаю до последнего момента казалось, что торговая война в таком масштабе все же не начнется: были и переговоры, и поездки китайского вице-премьера в США, и совместные заседания разных американо-китайских торговых ассоциаций. Все старались смягчить удар, но не удалось. И, как кажется, потому что речь идет не столько о торговле, сколько о выравнивании политического баланса в мире. И если раньше тон задавал Китай, ведя уверенное, хотя и крайне аккуратное наступление на мировую экономику, то теперь США перехватили инициативу. В ответ Китай заявляет о начале «самой большой торговой войны в экономической истории», что хотя и не совсем точно с исторической точки зрения, зато весьма впечатляет как «фигура речи».

Обычно в таких случаях подсчитывают «сколько», но не всегда внятно объясняют «почему». А это как раз ключевой вопрос, так как он даст ответ и на другой вопрос: как долго это может продлиться? Есть ответ, лежащий на поверхности: Трамп методично выполняет свои предвыборные общения, защищает американских производителей и вообще America first. Но с этим объяснением не все гладко: уже сейчас очевидно, что из-за ответных китайских мер (а разве были сомнения, что Китай их примет?) страдают и американские производители.

Сначала Китай заявил, что введет дополнительные 25%-ные тарифы на сою, химические продукты и некоторое медицинское оборудование из США. Под ударом оказались и те американские штаты, чей экспорт в Китай составляет более 12–15%, это прежде всего Алабама, Орегон, Южная Каролина. Еще больше (от 20%) в Китай поставляют штаты Нью-Мексико (27,8%, на сумму около $1 млрд), Аляска (26,6%, на сумму $1,3 млрд) и Вашингтон (23,5%, на сумму $18 млрд). Пострадают в основном сельскохозяйственные территории США, например, по экспертным оценкам, фермеры из Айовы потеряют около $624 млн. Страдают и многие производители фруктов — половина всей американской черешни экспортируется в США.

Помимо этого, под китайским ответным ударом оказывается американская энергетика, прежде всего поставки сырой нефти и сжиженного газа, около 40% всей поставляемой из США сельскохозяйственной продукции, в том числе соя, зерновые, рыба, а также ряд продукции современного автомобилестроения типа автомобилей Tesla и Ford.

У Пекина есть также способы максимально усложнить жизнь американских компаний в Китае. Многие американские фармацевтические компании, пользуясь интересом к западным лекарственным средствам и заботой о здоровье, стремительно ворвались на китайский рынок. Не исключено, что теперь сроки лицензирования американских лекарств для китайского рынка «внезапно» станут больше, чем европейских, и то же самое может произойти и с американской электроникой.

Но вопрос не только в экономике. Это борьба за власть над будущим, и на это нацелена нынешняя политика Трампа. За последние три-четыре года Китай выдвинул несколько инициатив, которые, по сути, обозначают одно и то же: максимальное расширение влияния Китая на мировую экономику, включая товарные рынки, инфраструктуру и финансовые механизмы. Они обозначаются как «Пояс и путь», «Made in China 2025», но по сути предлагают схему обмена лояльности Китаю на инвестиции и поставки продукции. При этом обвинять Китай в экономической агрессии не совсем верно, это один из немногих способов выживания экономики страны в условиях торможения роста внутреннего рынка и падения инвестиционной привлекательности. Китай, привыкший работать в условиях дружелюбия и комфорта, формирует под себя новую политическую и экономическую общность, которую именует «сообществом стран общей судьбы», борется за большую открытость (читай, «доступность») зарубежных рынков, что в конечном счете должно хеджировать риски китайской экономической модели внутри страны. Позиция Трампа (именно его, а не разрозненного американского истеблишмента) понятна и очевидна. Ему кажется, что он понял стратегию Китая и пытается поставить заслон этому, затормозить движение Китая во внешний мир.

Китай же стремится избавиться от статуса мировой производственной «фабрики всего» и приобрести статус экспортера высокотехнологичных продуктов за счет товаров категории Made in China 2025. Именно по этим товарам и наносят США первый удар: под ограничения подпали 818 категорий товаров на общую сумму $34 млрд, сейчас же наступает вторая очередь из 284 категорий товаров, от полупроводников до продукции из пластика. При этом прежде всего оказался затронут сектор китайской машинотехнической продукции, составляющий почти четверть всего экспорта. С китайской электроникой также есть некоторая тонкость: формально под ограничения подпадает не готовая продукция, а лишь ряд компонентов. Но повышение тарифов на печатные платы и микросхемы сделает китайскую бытовую электронику просто неконкурентоспособной на американском рынке.

Трамп уже обещает, что если Пекин будет вводить ответные меры, то под тарифные меры подпадут товары на сумму $550 млрд, то есть почти весь объем двустороннего торгового оборота.

Торговое противостояние именно сейчас явно не в интересах Китая, учитывая заметный профицит Пекина в двусторонней торговле с США. Удар по китайским производителям нанесен существенный — американский рынок всегда рассматривался Пекином как приоритетный. Просто снижать цены, чтобы прорваться с дешевыми товарами на рынке Европы или, например, в России, Китаю невыгодно, это отбрасывает его на годы назад, в статус дешевого производителя, да и себестоимость товаров в Китае заметно выросла. Лишиться американского рынка не хочет ни одна китайская компания. Даже такой технологический гигант, как китайская ZTE, по требованию властей США уже сменила главного исполняющего директора — ранее компанию обвинили в поставке санкционных электронных компонентов в Иран и КНДР и запретили закупать продукцию американских производителей в течение семи лет. В самом начале июля ZTE обязалась выполнить все требования США в обмен на разрешение возобновления операций.

Чтобы не столь решительно «стрелять себе в ногу» ответными шагами, Китай предпринимает срочные меры по исправлению ситуации. Пекин уменьшил импортные тарифы на 1449 категорий товаров, в том числе на одежду и обувь (с 15,9% до 7,1%), рыбу и минеральную воду (с 15,5% до 6,9%), косметику и чистящие средства (с 8,4% до 2,9%), фрукты и овощи (с 10-30% до 5%), а также на драгоценности и премиальные товаров. К тому же Китай вспомнил о странах-партнерах по Торговому соглашению в АТР, созданному еще в 1975 году, и для пяти стран — Индии, Южной Кореи, Бангладеш, Лаоса и Шри-Ланки — с 1 июля уменьшил или вообще обнулил тарифы на 8549 различных товаров, в том числе на сою и говядину (до 0%), на сжиженный газ, текстиль, медицинское оборудование.

Китай, который сам поставлял ряд этих продуктов по всему миру, например, текстиль и бытовую химию, теперь сам готов все это закупать. Поразительным образом китайский рынок за счет антиамериканских мер становится более открытым, хотя наличие квот на ряд товаров пока еще никто не отменял.

«Торговая война» приводит к активизации старых связей и наверняка будет еще создавать новые альянсы. Китай заметно активизировался в области закупки сои, говядины, фруктов в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, методично выдавливая оттуда американские компании. Сложнее придется с высокотехнологичным оборудованием и с технологиями в целом. Многочисленные попытки Китая приобрести высокотехнологичные компании в США и Германии были заблокированы.

Китай стремительно перестраивает свои торговые партнерства, и от этого выиграют сейчас те, кто уже сегодня готов выходить на китайский рынок, имея товары, некоторый опыт и пользуясь моментом. Пока о «мощном рывке» российских производителей на китайский рынок не слышно, хотя ситуация была вполне предсказуема еще несколько месяцев назад. Но даже в этой ситуации настоящая война еще не началась — идет лишь примерка сил, впереди бой за финансовые рынки и высокие технологии. Но уже сейчас понятно, что противостояние продлится долго и потери будут с обеих сторон. А торговые войны и прочие «санкции» станут нормативом политического — не экономического! — поведения.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668743 Алексей Маслов


Россия. США > СМИ, ИТ > comnews.ru, 10 июля 2018 > № 2668711

Пошлиной по американскому оптоволокну

Влада Сюткина

Ставка ввозной таможенной пошлины на оптоволокно, производимое в США, увеличится до 30%. Такое увеличение ставки устанавливает постановление правительства. Как полагают в экспертной среде, в связи с этим стоимость волоконно-оптических кабелей должна увеличиться прямо пропорционально увеличению пошлины.

Как указывается в пояснительной записке к постановлению, размещенному на официальном сайте правительства РФ, документ внесен Минэкономразвития России. Повышение ставки ввозной таможенной пошлины на оптоволокно предусматривается наряду с увеличением аналогичных ставок в отношении ряда товаров, страной происхождения которых являются США. Речь об отдельных видах транспортных средств для перевозки грузов, строительно-дорожной технике, нефтегазовом оборудовании, инструментах для обработки металлов и бурения скальных пород. В пояснительной записке также отмечается, что увеличение ставок ввозных таможенных пошлин, предусматриваемое постановлением, будет способствовать созданию условий для защиты отечественных производителей таких товаров.

Как отметили в разговоре с корреспондентом ComNews в пресс-службе АО "Роснано" (в портфеле "Роснано" есть компания АО "Оптиковолоконные системы" (ОВС) - единственный производитель оптического волокна в России), введение дополнительных импортных пошлин в отношении оптоволокна предоставляет дополнительную поддержку отечественному производителю для выхода на российский рынок.

"ОВС рассчитывает уже в 2018 г. значительно увеличить долю поставок на отечественный рынок с 1% в 2017 г. до около 50% от собственного производства в 2018 г. по конкурентным ценам, при этом переориентация поставок на российский рынок не принесет заводу дополнительной прибыли, а лишь поспособствует реализации первоначальной цели проекта: производство в России создавалось именно для российского рынка, и дальнейшие инвестиции в проект также связаны с возможностью занять существенную долю на российском рынке", - заявили в пресс-службе "Роснано".

При этом в компании заметили, что "Роснано", как один из ключевых институтов развития, заинтересовано в удовлетворении растущего спроса за счет развития производства оптического волокна, а также обеспечения внедрения в России технологии производства полного цикла - вытяжки оптического волокна, производства заготовок и ключевых материалов. "Формирование справедливых условий торговли на внутреннем рынке обеспечит рентабельность инвестиций в развитие производства и внедрение новых технологий, будет способствовать вхождению в производственные проекты на территории России ключевых международных игроков рынка оптического волокна", - указали в пресс-службе "Роснано".

Помимо того, в компании обратили внимание, что одновременно "Роснано" совместно с правительством РФ и ключевыми заинтересованными ФОИВами также работает над комплексом мер, которые позволят поддержать кабельные заводы на территории РФ как в части доступа к российскому рынку, так и в части конкурентоспособности отечественных оптоволоконных кабелей на международном рынке. "С вступлением России в ВТО импортные пошлины на оптоволоконный кабель были снижены с 15% до 0%, при этом пошлины на ключевые компоненты оптоволоконных кабелей были сохранены, что требует разработки и внедрения компенсационных мер поддержки отечественных производителей, в том числе с учетом политики импортозамещения", - сообщили в пресс-службе "Роснано".

Отметим, что "Оптиковолоконные системы" недавно обратились в департамент защиты внутреннего рынка Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), входящей в структуру Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с заявлением о проведении антидемпингового расследования в отношении одномодового оптического волокна, предназначенного для оптических кабелей связи, происходящего из США и Японии и ввозимого на таможенную территорию ЕАЭС. По данным ФАС России, основной объем одномодового оптоволокна, поставляемого в Россию, произведен компанией Corning (США).

Представитель компании Corning вчера был недоступен для получения комментариев.

Комментируя увеличение ввозных таможенных пошлин на оптоволокно США, генеральный директор "Оптиковолоконные системы" Андрей Николаев указал, что ОВС не ожидает существенного роста цен на российском рынке вследствие пошлин, предусматриваемых постановлением, так как уже во II квартале 2018 г. цены иностранных конкурентов и завода на российском рынке максимально сблизились, а также по той причине, что увеличение пошлин касается только импортного волокна из США.

Отметим, что, по данным ОВС, российский рынок производства и потребления оптического волокна характеризует ряд фактов. Во-первых, тот факт, что объем российского рынка оптоволокна в 2017 г., по данным ассоциации "Электрокабель", вырос на 28%, составив 4,1 млн км оптического волокна, притом что его исторический максимум был зафиксирован в 2011 г. - свыше 7,5 млн км.

Во-вторых, факт, который заключается в том, что на российском рынке оптического волокна в последние годы преобладают три компании - Corning (США), ОФС (США) и "Фуджикура" (Япония), и при этом Corning занимает доминирующее положение с долей рынка от 60% до 70%.

Третий факт, характеризующий отечественный рынок производства и потребления оптоволокна, состоит в том, что, по данным консалтинговой компании CRU, с начала 2016 г. цены на оптическое волокно в мире выросли на 40% и превысили $10/км, при этом цены в России оставались на уровне $7-8/км. О многом, по словам Андрея Николаева, говорит также то, что с момента запуска производства в IV квартале 2016 г. ОВС произвело более 2,5 млн км оптического волокна, что эквивалентно около 50% российского рынка в 2017 г. Вместе с тем поставки ОВС на российский рынок составили в 2017 г. менее 50 тыс. км, или около 1% рынка. Тогда как на рынки Азии и Евросоюза с начала серийного производства ОВС успешно экспортировало более 90% своей продукции.

"Рост спроса на оптическое волокно в мире в течение последних 15 лет составил в среднем 15% в год и превысил 500 млн км в год", - констатировал Андрей Николаев. По его словам, это связано с активным развитием современных технологий связи, таких как широкополосный доступ в Интернет, мобильные сети связи 4G и 5G и т.д. "Оптическое волокно остается единственной средой передачи данных, которая обеспечивает потребности современных сетей связи, и технологии производства оптического волокна остаются критичными и доступными ограниченному кругу стран мира", - отметил Андрей Николаев.

Как далее он заметил в разговоре с корреспондентом ComNews, не развивая собственное производство оптического волокна, Россия рискует сохранить технологическую зависимость от импорта, что создает риски развития сетей связи в нашей стране. "На российском рынке в последние пять лет наблюдался относительно низкий объем потребления оптического волокна, и по количеству установленного волокна в расчете на одно домохозяйство Россия отстала от ведущих стран мира в три раза. Это создает ожидания существенного роста российского рынка оптического волокна в ближайшем будущем - в два-три раза, по оценкам ведущих мировых экспертов, до 10-15 млн км оптического волокна в год", - указал Андрей Николаев.

При этом он обратил внимание, что ОВС уже сегодня инвестирует в расширение своего производства. Так, при поддержке Фонда развития промышленности реализуется проект модернизации производства для увеличения мощности завода с 2,4 млн до 4 млн км оптического волокна в год с 2019 г. "Благодаря данному проекту ОВС сможет обеспечить до 80% потребности рынка в оптическом волокне", - отметил Андрей Николаев. Помимо того, по его словам, заводом ведется разработка ТЭО строительства собственного производства ключевого компонента - преформ, и увеличения мощностей по производству оптического волокна до 10 млн км с объемом инвестиций свыше 5 млрд руб. "Реализация проекта планируется в 2019-2020 гг.", - заявил Андрей Николаев.

Напомним, что завод "Оптиковолоконные системы" - единственное в России предприятие, осуществляющее серийное производство телекоммуникационного оптического волокна. Завод расположен в Саранске (Республика Мордовия) и начал работу в 2016 г. Является портфельной компанией, в которой "Роснано" и Газпромбанку принадлежит по 48% акций.

Генеральный директор завода "Инкаб", крупного российского производителя кабеля, Александр Смильгевич, говоря с корреспондентом ComNews о последствиях увеличения ввозных таможенных пошлин на оптоволокно США, отметил, что цены на кабели вырастут в среднем на 10%. "Однако, например, многоволоконные кабели - 96 и выше волокон - могут подорожать на 20-30%", - указал Александр Смильгевич. Основной вопрос, по его словам, - как себя поведут другие поставщики волокна (не из США). А также - есть ли у них объемы, чтобы предложить рынку, или они также повысят свои цены, не из-за пошлины, а из-за изменения рыночной ситуации. "Точных ответов у меня нет", - сказал Александр Смильгевич.

При этом он добавил следующее: "Важно отметить, что существует риск подрыва конкурентоспособности десятков отечественных кабельных предприятий, так как оптическое волокно, а это основное наше сырье, может стать искусственно - по сравнению с мировым рынком - дороже. Мы не сможем ничего противопоставить оптическому кабелю из Китая и даже из Европы, так как готовый оптический кабель ввозится в Россию беспошлинно. Более того, мы, скорее всего, ничего не сможем противопоставить нашим уважаемым конкурентам из Белоруссии и Казахстана, которые пошлины на волокно из США не вводят. Поэтому российский рынок оптического кабеля может вскоре стать импортозависимым. Мы уже наблюдали примеры потери отечественными производителями рынка кабеля типа "витая пара" и коаксиальных кабелей.

Вместе с тем Александр Смильгевич заметил, что определить, приведет ли увеличение пошлин на ввозимое и произведенное в США оптоволокно, к тому, что отечественные заводы по производству кабелей увеличат спрос на отечественное оптоволокно или заводы по-прежнему будут закупать оптоволокно у иностранных производителей, сказать сложно. "Сейчас отечественное волокно, к сожалению, не конкурентоспособно. Скорее всего, заводы переключатся на закупку китайского волокна, также волокно предлагают поставщики из Южной Кореи и Индии. Однако если все поставщики постараются повысить цены, то, возможно, цены на отечественное волокно станут соизмеримыми. Но все это не имеет смысла в долгосрочной перспективе, так как отечественные кабели будут замещены более дешевыми кабелями из-за рубежа", - указал Александр Смильгевич.

Помимо того, по мнению Александра Смильгевича, увеличение пошлин на ввозимое из и произведенное в США оптоволокно точно приведет в 2018 г. к еще большему дефициту оптоволокна на российском рынке, чем есть на сегодняшний день. Давая оценку воздействию на рынок, которое может оказать увеличение данных пошлин в целом, он обратил внимание на то, что рынок потребления оптического волокна в России стагнирует уже несколько лет, поэтому любой рост цен приведет к ухудшению ситуации.

"Я бы предложил ввод пошлин на сырье для последующей переработки отечественными заводами обсуждать с этими заводами. По крайней мере, стоило запросить их мнение", - заметил Александр Смильгевич. При этом он обратил внимание на как таковую глобальную угрозу. "Важно понимать, в какой ситуации находится мировой рынок волокна и кабеля. На сегодняшний день Китай занимает 60% мирового потребления оптоволокна и кабеля. В Китае созданы гигантские мощности по выпуску волокна и кабеля. Потребление волокна в Китае - уже 260 млн км в год, тогда как в России - всего 5 млн км в год. Спрос в Китае начал стремительно снижаться, основные объемы строительства выполнены, а новые проекты не дают такого спроса на оптоволокно. Высвобождаются существенные мощности. Китай, безусловно, будет наращивать экспорт, так как мощности не должны простаивать", - заявил Александр Смильгевич.

Китайским производителям, как указал Александр Смильгевич, нужно поработать меньше одного месяца, чтобы удовлетворить годовой объем потребления России и всего СНГ. "Искусственное повышение себестоимости кабеля, производимого в России, точно не способствует нашей победе в конкуренции с китайскими производителями кабеля. Я считаю, что эту информацию необходимо учитывать, принимая решения, затрагивающие наш рынок", - отметил Александр Смильгевич.

Генеральный директор другого завода по производству оптоволоконного кабеля - ООО "Компето" Алексей Сандалов в беседе с корреспондентом ComNews заявил: "Думаю, правильнее говорить не о стоимости оптических кабелей для конечного потребителя, а об их себестоимости. Чем больше волокон в оптическом кабеле, тем больше влияние стоимости волокна на его себестоимость. Среднее число оптических волокон в кабелях, выпускаемых в России, около 24. При росте ввозных пошлин на оптическое волокно до 25% себестоимость кабеля в среднем не должна повыситься более чем на 10%. Это в случае увеличения ввозных пошлин на все без исключения оптическое волокно, ввозимое в Россию".

Однако, как далее указал в разговоре с корреспондентом ComNews Алексей Сандалов, США - далеко не единственный поставщик оптического волокна в РФ. "Более того, компании, зарегистрированные в США, производят оптическое волокно и за их пределами. А ввоз, например, из Японии или Бразилии дополнительными пошлинами не облагается. Замещение американского волокна, как мне кажется, будет происходить не только и не столько отечественным, а в основном волокном из других стран. Таким образом, рост себестоимости оптического кабеля должен составить меньше указанных 10%", - отметил Алексей Сандалов.

Относительно того, приведет ли увеличение пошлин на ввозимое из и произведенное в США оптоволокно к тому, что отечественные заводы по производству кабелей увеличат спрос на отечественное оптоволокно или заводы по-прежнему будут закупать оптоволокно у иностранных производителей, Алексей Сандалов сказал следующее: "Российские кабельные заводы работают в рыночных условиях. Критериями выбора производителя оптического волокна являются качество и цена. Если отечественное волокно при надлежащем качестве будет дешевле импортного, спрос на него, безусловно, возрастет. Вот только хватит ли мощностей у отечественного производителя для удовлетворения этого спроса".

Что касается того, может ли увеличение пошлин на ввозимое из и произведенное в США оптоволокно привести к дефициту оптоволокна на российском рынке, Алексей Сандалов заявил: "Думаю, на начальном этапе, пока заводы - производители кабеля и поставщики волокна не перестроят свои логистические процессы, дефицит оптического волокна может образоваться. Однако, скорее всего, в кратчайшие сроки логистические схемы перестроятся".

При этом он добавил, что в целом последствия постановления, увеличивающего ввозные пошлины на оптоволокно США, для российского рынка вряд ли будут значительными, хотя может произойти некоторый рост цен на рынке и временные трудности с бесперебойностью поставок оптического волокна, а следовательно, и оптического кабеля.

Беседуя с корреспондентом ComNews о том, насколько увеличится стоимость волоконно-оптических кабелей в связи с увеличением пошлин, предусматриваемым постановлением, директор по маркетингу и продажам завода по разработке и производству волоконно-оптических кабелей ООО "Оптен-Кабель" Дмитрий Кибирев сказал следующее: "Насколько мне известно, у лидеров по производству оптических волокон заводы располагаются не только в США, но и в Китае, Индии и других странах. Как теперь они будут строить логистику, мне неизвестно. Никаких официальных коммерческих предложений с возросшей стоимостью нам пока не предоставляли".

Также Дмитрий Кибирев заявил: "По результатам стабилизации стоимостных показателей оптических волокон, производимых в РФ и США, мы сможем дать прогнозные оценки по увеличению спроса на отечественное оптоволокно". Что касается оценки воздействия постановления на рынок оптоволокна в России в целом, Дмитрий Кибирев указал, что, скорее всего, влияние будет минимальным.

Генеральный директор ЗАО "ПТМ-телеком" Алексей Иванов в разговоре с корреспондентом ComNews отметил: "Cтоимость волоконно-оптических кабелей в этой связи должна увеличиться прямо пропорционально увеличению пошлин на ввозимое из США оптоволокно. Если ставка таможенной пошлины сегодня - 3%, а станет 30%. Плюс повышение ставки НДС с 18% до 20%".

При этом Алексей Иванов добавил: "Увеличение пошлин на ввозимое из США оптоволокно не приведет к увеличению спроса на отечественное оптоволокно. Заводы по-прежнему будут закупать оптоволокно у иностранных производителей. Поскольку стоимость отечественного оптоволокна может тоже вырасти в связи с отсутствием конкуренции. Вместе с этим хотелось бы обратить внимание на сам факт того, что экономическая эффективность производства отечественного оптического волокна может быть достигнута только при спросе на него на внутреннем рынке в объемах порядка 20 млн км. в год, а Россия потребляет порядка 4,5 -5,5 млн км в год".

Относительно того, может ли увеличение пошлин, предусматриваемое постановлением, привести к дефициту оптоволокна на российском рынке, он сказал следующее: "Дефицит оптоволокна на российском рынке уже наблюдается с начала 2017 г. и без увеличения пошлин на ввозимое из США оптоволокно. Это связано с растущим спросом на оптоволокно во всем мире - особенно в Китае и США. Однако эта ситуация не привела к росту спроса на отечественное оптоволокно. В настоящее время завод "Оптиковолоконные системы" загружен на 75% из-за дефицита основного сырья - преформ - на мировом рынке". Вместе с тем Алексей Иванов крайне негативно оценил воздействие постановления, увеличивающего ввозные пошлины на оптоволокно США.

В пресс-службе ПАО "Ростелеком" корреспонденту ComNews заявили следующее: "Компания запросила у поставщиков информацию о том, как инициатива отразится на их ценовой политике, чтобы оценить влияние на реализацию собственных инвестиционных проектов. На это нужно время. Скорее всего, предлагаемая мера будет способствовать импортозамещению, а также может привести к активизации поставщиков сырья из других стран (Китай, Япония), что определенным образом будет сдерживающим фактором для роста цен. Поскольку рынок поставщиков сырья не является моноцентричным, то дефицит не ожидается".

Вместе с тем источник на рынке обратил внимание корреспондента ComNews на то факт, что доля "стекла" в стоимости кабеля в среднем составляет 25-30%, поэтому, по предварительным данным от отечественных производителей волоконно-оптических кабелей (ВОК), их стоимость может увеличиться на 10-30% (в зависимости от количества волокон). Пока более половины сырья для производства ВОК в России поставляется из США, но после введения пошлин конкурентные преимущества получат производители из других стран и прежде всего из России.

Россия. США > СМИ, ИТ > comnews.ru, 10 июля 2018 > № 2668711


США. Евросоюз. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 9 июля 2018 > № 2694335 Владислав Иноземцев

Обыкновенный кризис

Владислав Иноземцев

Когда кризис на Западе станет реальностью, удар по российской экономике будет очень тяжелым. Стране предстоят несколько «потерянных лет» и очень медленное восстановление. Но когда этого ждать?

На прошлой неделе аналитики Bank of America выпустили небольшой доклад, посвященный рискам в глобальной экономике, — и реакция, которая последовала на него в России, где он стал поводом для комментариев даже со стороны пресс-секретаря Путина, показывает, что ожидание если не кризиса, то серьезных экономических проблем стало в стране практически всеобщим и обыденным. Однако насколько это является следствием объективной оценки сложившейся в мировой экономике ситуации? Забегая вперед, скажу: поводы для беспокойства безусловно имеются.

Bank of America в своем докладе акцентирует внимание прежде всего на неустойчивости «развивающихся» (или — что, на мой взгляд, было бы точнее — периферийных) рынков, обещая повторение кризиса 1998 года. Неудивительно, что данный прогноз вызывает в России панические реакции: последствия кризиса двадцатилетней давности для нашей страны сродни итогам Великой депрессии для Германии. Однако мне кажется, что ни один кризис не повторяет предшествующий и не стоит пытаться готовиться к новым потрясениям, используя инструментарий, с той или иной успешностью применявшийся несколько десятков лет назад.

Не будет преувеличением сказать, что последние крупные «глобальные» кризисы были достаточно нетипичными на фоне довольно традиционных кризисов второй половины ХХ века, которые развивались в целом предсказуемо и циклично до начала 1990-х годов. Кризис, «повторения» которого ждет сегодня Bank of America и который традиционно называется «Кризисом 1997–1998 годов», на самом деле сложно таковым назвать. Если воспринимать его как кризис, пришедший с «периферии», то драматичных событий «на флангах» мировой экономики вокруг этой даты было довольно много: можно вспомнить мексиканский долговой кризис 1994 года и дальше вести линию через собственно «азиатский» кризис 1997-го и российский дефолт в 1998-м до дефолта Аргентины в 2001-м. Если говорить о ведущих странах, то здесь вспоминается лопнувший «пузырь» на рынке NASDAQ в 2000 году, но при этом приходится констатировать, что кризис в его привычном понимании в Штатах так и не случился: ВВП США непрерывно рос каждый год с 1992 по 2008 год. Кризис 2008–2009 годов также был не слишком ординарным: он разворачивался не столько как кризис перепроизводства, сколько как долговой кризис, где в эпицентре оказались прежде всего финансовые институты, дисбалансы в которых накапливались по сути с самого начала устойчивого роста рынков, стартовавшего как раз в первой половине 1990-х годов. При этом никогда прежде на кризис не было дано столь решительного ответа: развитые страны «залили» его по меньшей мере 5 триллионами долларов, которые выделялись в США, еврозоне и Великобритании в течение почти шести лет с момента начала кризиса.

Однако то, что происходит сейчас, напоминает мне подготовку к «классическим» кризисам, которых мир не видел, наверное, со второй половины 1980-х годов. Главное опасение должно вызывать, на мой взгляд, невероятно раздутое потребление. Потребительские расходы, направляемые на покупки товаров, увеличились в Соединенных Штатах с 2009 года на невиданные 35,2%; прибыли до налогообложения увеличились в 1,52 раза; экономика за данный период создала почти 15,5 миллиона новых рабочих мест — но медианный доход домохозяйств вырос на 16%. Фондовые рынки в полной мере отыграли этот потребительский бум: сегодня индекс S&P500 находится на 93,7% выше пиковых значений, достигнутых в 2008 году, а немецкий DAX30 — на 62,5% на протяжении последних двадцати лет.

В таких условиях даже относительно незначительного раздражителя может оказаться достаточно, чтобы «свечка» в потребительском спросе осталась в прошлом, а за ней последовал и фондовый рынок.

Мне сложно сказать, что может стать той неровностью, на которой экономика ведущих стран может «споткнуться», но пока заметны два момента, каждый из которых способен претендовать на подобную роль.

С одной стороны, это фискальная реформа в США, которая в 2018 году увеличит средние доходы американцев после налогообложения на 2,2% и которая поможет частным лицам и компаниям сэкономить за пять лет до $1,5 триллиона, что дополнительно разгонит спрос как на потребительские, так и на инвестиционные товары и тем самым ускорит экономический рост сильнее, чем притормозит его продолжающееся повышение ставки ФРС. Кроме того, помимо чистой экономии на налогах свою роль сыграет и возвращение в США значительного количества средств, ранее хранившихся на офшорных счетах.

Вся логика реформ Трампа подстегивает экономический рост в условиях и без того опасного перегрева экономики. Напомню, что в предшествующий период столь же быстрого роста потребления и инвестиций, в конце 1990-х годов, налоги в США были значительно выше, а ставка ФРС достигла 6,5% годовых, что во многом и стало причиной «мягкой» посадки экономики в начале 2000-х и последующего нового подъема. Сейчас складывается ситуация, в которой в случае непредвиденных проблем инструментов для обеспечения «взлета» у правительства будет намного меньше.

С другой стороны, это торговые войны, в которые сейчас втягиваются Соединенные Штаты. В целом Трамп прав, требуя от своих партнеров более справедливых правил торговли: у США сегодня гораздо более низкая таможенная защита внутреннего рынка, чем у ЕС или Китая в отношении американских товаров. Однако запуск взаимного повышения пошлин способен не столько спасти некоторые проигрывающие в глобальной конкуренции отрасли американской промышленности, сколько повысить цены на множество импортируемых товаров, тем самым став «холодным душем» для сверхоптимистичных потребителей.

На протяжении большей части 2000-х годов индекс цен импортеров в Соединенных Штатах устойчиво снижался, что помогало физическим объемам потребления расти даже при стагнировавших доходах — и если сейчас ситуация резко изменится, не стоит ожидать продолжения бума. Сложно сказать, учитывает ли это Трамп и готовы ли рисковать его партнеры, подталкивая американскую экономику к опасной черте, но пока события развиваются по не самому оптимистическому сценарию.

На этом фоне вряд ли можно говорить о фундаментальных проблемах, существующих вне ведущих экономических центров. Наученные кризисом конца 1990-х, периферийные экономики скопили огромные резервы, которые они могут пустить в ход даже при «прорыве» особо «надутых» пузырей типа китайского рынка недвижимости. В других странах бума давно уже нет, и в последнее время наблюдается устойчивая коррекция (с начала текущего года основные фондовые индексы в Китае, Бразилии и Индонезии потеряли по 18%, в Турции — 30%, а в Аргентине — 41%). При этом данные рынки находятся сегодня под пристальным вниманием — в случаях, где за нисходящими трендами в экономике стоят серьезные долговые проблемы, МВФ уже вмешался и будет вмешиваться и дальше, если это потребуется. Так, Аргентине было стремительно выделено $50 миллиардов — больше, чем всем странам, пострадавшим от кризиса 1997–1998-го. Я не утверждаю, что в случае начала кризиса в США или в Европе развивающиеся страны не столкнутся с серьезными проблемами, но я думаю, что кризис стартует не с них.

Конечно, та реакция, с которой к предсказанию очередного кризиса отнеслись в России, указывает на неуверенность и бизнеса, и властей в том, что у страны есть какой-то ответ на возможные вызовы. Действительно, на фоне даже не самых сильных экономик Россия сегодня смотрится очень блекло. Как ни парадоксально, именно в этом контексте новый кризис может быть похож на кризис 1997–1998 годов: в тот раз практически весь мир демонстрировал крайне высокие темпы роста на протяжении пяти-шести лет, предшествовавших кризису, в то время как российская экономика уверенно сокращалась весь этот период (стабилизация наступила как раз в 1997-м). Сегодня большинство стран, как развитых, так и развивающихся, уверенно растут без перерыва с 2010 года, в то время как Россия практически потеряла 2014–2017 годы и только-только начинает выходить в плюс.

Соответственно, в таких условиях можно не сомневаться, что удар по нашей стране будет очень тяжелым: одновременно стоит ожидать снижения цен на сырьевые товары, роста курса доллара и запуска новой волны инфляции, оттока капитала из долговых бумаг периферийных стран в более надежные инвестиционные инструменты. В случае если кризис на Западе станет реальностью, России предстоят еще несколько «потерянных лет» и очень медленное восстановление.

Естественно, всех интересует и главный вопрос: когда стоит ждать нового кризиса? Если просто взглянуть на график изменения основных фондовых индексов за последние 20 лет, то мы увидим, что 30–40-процентный рост ведущих индексов на протяжении трех-четырех лет чреват их резким снижением — а именно такой период роста мы наблюдаем в США с 2015 года, и это значит, что кризис может случиться вот-вот. Схожий вывод даст изучение показателей доходности государственных долговых бумаг большинства развивающихся стран. В то же время, мне кажется, нужно делать скидку на сохраняющийся пока эффект невиданных по своему масштабу стимулов в виде «количественного смягчения» 2008–2011 годов и анонсированной с 2017 года мягкой налоговой политики. Они способны отсрочить спад на несколько лет, но не отменить его.

Не претендуя на верность моего прогноза, я рискну сказать, что обычно продолжающийся 8–9 лет цикл (именно таким он в среднем был между 1973 и 2008 годами) в этот раз может растянуться на 10–11 лет. В этом случае Трамп может повторить судьбу Джорджа Буша-старшего, на президентство которого пришлись разгром Хусейна в 1991-м и победа США в холодной войне, но который вчистую проиграл Биллу Клинтону из-за экономического спада 1992 года.

Мне кажется, что именно на 2020–2021 годы и придется новый циклический спад, который способен будет внести серьезные коррективы в карьеры многих ведущих политиков. В том числе и российских.

США. Евросоюз. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 9 июля 2018 > № 2694335 Владислав Иноземцев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter