Всего новостей: 2604829, выбрано 3786 за 0.146 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 июля 2018 > № 2678318 Денис Волков, Андрей Колесников

«Пусть они договорятся о чем-то приличном»: чего россияне ждут от встречи Путина с Трампом

Денис Волков

Андрей Колесников

Когда-то у Никсона и Брежнева фон для разговора был не лучше. Зато было сильное желание говорить и договориться. Российское общественное мнение именно этого и хочет – как минимум от своего президента

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки, запланированная на 16 июля, будет проходить на фоне роста антиамериканских настроений в России. Отношение к Соединенным Штатам ухудшается начиная с осени прошлого года. Хотя пик антиамериканизма рубежа 2014 и 2015 годов (81%) еще не достигнут, и сегодня о своем негативном отношении к Америке заявляют ощутимые 69% россиян. Кроме того, рекордных показателей достигли в 2018 году представления о том, что США являются наиболее недружественной по отношению к России страной (78%).

Преждевременно открытое в Госдуме шампанское – в честь победы Дональда Трампа на президентских выборах – очень быстро выпустило все пузырьки. Надежды на улучшение отношений с США, которые россияне связывали с Дональдом Трампом в начале его президентства, не оправдались – в декабре прошлого года лишь каждый десятый россиянин готов был утверждать, что отношения между двумя странами улучшились после прихода нового президента в Белый дом. Казалось бы, в такой ситуации Владимиру Путину не стоит рассчитывать на поддержку общественного мнения в попытках установить нормальные отношения с США и их президентом. Однако наши исследования показывают, что верно как раз обратное.

Make Russia great again vs Помоги себе сам

Последние пару лет мы наблюдали медленное нарастание общественного недовольства в отношении внешней политики Кремля. Не потому, что она, по мнению россиян, неправильная. Напротив, среди главных достижений Владимира Путина на посту президента респонденты называют возвращение России в международную повестку в качестве сильного игрока. Пока Трамп занимается реализацией лозунга «Make America great again», Путин – в глазах россиян – уже решил эту задачу по отношению к своей стране. Мы уже великая держава. Однако теперь пришло время сосредоточиться на внутренней повестке, прежде всего социально-экономической. К тому же одной из составляющих «величия» граждане России считают экономическую мощь.

И опросы, и фокус-группы показывают: значительное число россиян уверено в том, что «мы слишком много помогаем другим странам», допускаем чрезмерные траты на эти цели, а помочь надо самим себе. Как говорят наши респонденты, в России слишком много социальных проблем, и поэтому финансовые ресурсы нужно направлять не на внешнюю политику, а на решение внутренних задач. Более того, в апреле этого года число россиян, которые признают, что наша страна находится в международной изоляции. впервые превысило половину населения. И это людям не нравится; лишь четверть населения заявляла тогда, что их совершенно не беспокоит изолированное положение России. Исследования показывают, что неуступчивость России во внешней политике и стойкость в вопросе санкций поддерживается гражданами, но эта поддержка подверглась в последнее время существенной эрозии.

Деньги следуют за договором

На недавних групповых дискуссиях, к нашему удивлению, люди неоднократно сами заговаривали о том, что они с надеждой ждут встречи двух президентов в Хельсинки. И хотя большой уверенности в ее положительном исходе нет, им все-таки хочется, чтобы она состоялась: а вдруг они договорятся «о чем-то приличном». Респонденты рассчитывают на то, что Путин и Трамп могут прийти к каким-либо соглашениям «по Сирии», «по нефти», «об отмене санкций». Эти желания абстрактны – понятно, что мало кто вникает в детали и разбирается в обстоятельствах, препятствующих заключению конкретных договоренностей. Но, во-первых, это выражение желаний и надежд. Во-вторых, антиамериканизм сочетается с представлением о Соединенных Штатах как о сильной и благополучной стране, а экономическое сотрудничество с такими государствами должно принести пользу России, даже если она вся такая гордая, самостоятельная и великая. Респонденты смотрят на потенциальную дружбу Путина и Трампа прагматически: она, по их мнению, позволит в свою очередь направить дополнительные средства на социальные нужды. На фоне большого общественного недовольства грядущим повышением пенсионного возраста новости о том, что президент сможет сэкономить средства на внешней политике, придутся Владимиру Путину очень кстати.

«Они к нам не лезут, и мы к ним не лезем»

Повторимся: несмотря на весь прагматизм россиян, с точки зрения российского общественного мнения Владимир Путин не должен уступать слишком много, важно «стоять на своем» и «гнуть свою линию». Лучше всего, чтобы первый шаг к примирению сделали США, поскольку, как говорят люди, повторяя слова первых лиц российского истеблишмента, «не мы это все начинали». Так, опросы Левада-центра показывают: россияне считают, что США вмешиваются во внутриполитические дела нашей страны, а мы в их дела нет. Интересно, что схожие настроения характерны и для американцев. Исследования Chicago Council в США говорят, что американцы, наоборот, уверены во вмешательстве со стороны России и отрицают какое бы то ни было вмешательство Соединенных Штатов во внутрироссийские дела.

Что касается возможных сфер для взаимодействия России и США, наиболее понятным и приемлемым для российских граждан (согласно тем же опросам) является сотрудничество в сфере нераспространения ядерного оружия, урегулирование конфликта в Сирии и борьба с международным терроризмом. Кстати, для американцев, согласно опросу Chicago Council, среди трех упомянутых целей для диалога интерес представляет только одна – сотрудничество по нераспространению.

Надеясь на улучшение отношений, прорывов на переговорах в Хельсинки россияне не ждут. Да «большая сделка» в принципе не кажется нашим респондентам возможной и необходимой. Скорее доминирующие общественные настроения в отношении двух стран можно выразить следующей формулой, высказанной на одной из групповых дискуссий: друзьями мы все равно никогда не будем, но это не значит, что нужно постоянно конфликтовать. Оптимальным представляется следующий принцип: «Они к нам не лезут, и мы к ним не лезем». Даже небольшое снижение международной напряженности было бы воспринято российским общественным мнением благосклонно.

Конечно, режим Путина частично черпает свою легитимность в поддержании психологии осажденной крепости, агрессивной внешней политике и противостоянии с Америкой. Однако есть один нюанс: поддержка конфронтации (от которой россияне начали понемногу уставать) хотя бы частично основана на убеждении, что противоположная сторона «по-другому просто не понимает»; если мы не будем жесткими и агрессивными, «они» просто не будут обращать на нас внимание. А хочется признания и уважения. (Путин недавно выразил эти массовые настроения в формуле: «Нас никто не слушал, послушайте теперь».)

Большинство россиян совсем не ждет, что США обязательно пойдут навстречу российскому лидеру, тем более что все равно о повестке саммита мало кто осведомлен, но им важно, чтобы Россию «послушали», окружили знаками внимания и уважения. Если бы Владимир Путин заручился заверениями Дональда Трампа о значимости РФ на мировой арене (например, таким символическим знаком могло бы стать возвращение России в «большую восьмерку»), тогда чувство собственной значимости до поры до времени питалось бы не конфронтационными настроениями, а мирным сосуществованием с США.

«Перезагрузка» отношений с Америкой оказалась короткой. И пожалуй, провал внутриполитическими противоречиями в элитах Восточного побережья США не объяснишь. Крым, Донбасс, «боинг», дело Скрипалей – все это плохой фон для разговора. Но когда-то у Ричарда Никсона и Леонида Брежнева он был не лучше. Зато у лидеров того времени было одно важное свойство – good faith, сильное желание говорить и договориться. Российское общественное мнение именно этого и хочет – как минимум от своего президента. Правда, и тогдашний детант закончился самым печальным образом. Потому что не хватало чего-то еще более важного, чем стремление договариваться. Но это уже касалось не внешне-, а внутриполитической повестки СССР.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 июля 2018 > № 2678318 Денис Волков, Андрей Колесников


США. Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2018 > № 2668855 Саули Ниинисте

Президент Финляндии Саули Ниинистё поделился с «Илта-Саномат» мыслями о предстоящей встрече Трампа и Путина

«Давайте надеяться на лучшее, но будем готовиться к худшему»

Тимо Паунонен (Timo Paunonen), Ilta-Sanomat, Финляндия

Президент Финляндии Саули Ниинистё (Sauli Niinistö) рассказал в интервью «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat), как возникла идея проводить встречу президентов именно в Финляндии.

Перед празднованием Дня летнего солнцестояния два чиновника высокого уровня, российский и американский, при посредничестве финских чиновников связались с президентом Финляндии Саули Ниинистё. Они задали предварительный вопрос: «Может ли Финляндия выступить организатором встречи Владимира Путина и Дональда Трампа?»

«Конечно же, в предварительном ответе сообщалось, что Финляндия готова предложить свои услуги», — сказал Ниинистё изданию «Илта-Саномат».

Обычно на дипломатических встречах перед саммитами ищут аспекты, по которым можно будет прийти к договоренностям. Такие обсуждения проводятся и сейчас. Ниинистё напоминает, что главы Генштабов США и России встречались в Финляндии в июне. Согласно обнародованной информации, Путин и Трамп будут обсуждать Сирию, Украину, вопросы разоружения или, по крайней мере, контроля над вооружениями. По мнению Ниинистё, вопрос о разоружении особенно важен.

«Не могу сказать, намечены ли уже общие цели переговоров».

С саммитом в Хельсинки связаны опасения, что президенты Трамп и Путин договорятся о чем-нибудь без учета мнения Европы. Ниинистё — оптимист, но и он видит здесь угрозу.

«Сейчас много спекуляций по этому поводу. А если начнется торговая война, а если саммит НАТО окончится неудачей, а если то или другое. Все эти рассуждения — в сослагательном наклонении. Важно действовать так, чтобы свести к минимуму неудачные варианты, это касается и Финляндии как члена ЕС. Давайте надеяться на лучшее, но будем готовиться к худшему. Нужно быть готовыми и к удару в спину».

«Я очень обеспокоен тем, что мир становится поляризированным, а во внешней политике делается особый акцент на личности политиков. Я также считаю, что США и России нужно проводить двусторонние переговоры, но вмешиваться таким образом в европейские вопросы в обход самой Европы нельзя. Риск подобных ситуаций возрастает, поскольку ЕС сейчас трудно назвать сплоченным и сильным деятелем в международной политике».

На предстоящем саммите НАТО станет ясно, как на самом деле осуществляется трансатлантическое сотрудничество Европы и Америки. По мнению Ниинистё, в этом и состоит суть встречи.

«Трансатлантическое сотрудничество очень важно для Европы, а не только для стран НАТО. Раскол недопустим».

В конце июня Франция и восемь других стран ЕС подписали в Люксембурге договор о намерении усилить сотрудничество в сфере обороны. Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) пригласил желающие страны присоединиться к новой коалиции, которая будет существовать вне Евросоюза и вне оборонного союза НАТО. Альянс должен быть независимым от вооруженных сил США. Финляндию приглашают присоединиться к возглавляемой Францией коалиции.

По словам Ниинистё, в будущем альянс уже не так сильно будет ориентирован на интересы Франции. Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) считает, что Франция может выступить с другим предложением: создать организацию внутри ЕС, которая входила бы в систему единой обороны ЕС. Именно такой формат предложения и возможная ассоциативность с ЕС делают предложение интересным для Финляндии, считает Ниинистё.

Финляндия пока не приняла решение об участии в этом проекте, но президент Ниинистё говорит, что Финляндия тщательно обдумывает этот вопрос. О своих взглядах на ситуацию Ниинистё пока не сообщает. Однако он обещает, что Финляндия даст официальный ответ летом.

США. Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 июля 2018 > № 2668855 Саули Ниинисте


США. Иран. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 9 июля 2018 > № 2667741

Минфин предупредил об угрозе нового обвала мировых нефтяных цен.

Минфин РФ прогнозирует новый обвал нефтяных цен на мировом рынке, если стоимость нефти останется выше долгосрочных равновесных уровней в 50-60 долларов за баррель, говорится в документе "Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов", имеющемся в распоряжении РИА Новости.

"В 2018 году цены на нефть достигли новых максимумов уровней с 2014 года. Основными факторами роста цен стали экономический кризис и обвал добычи нефти в Венесуэле, а также намерение США "обнулить добычу Ирана" после выхода из ядерной сделки (СВПД). Несмотря на это, устойчивые цены рынка нефти находятся ниже текущих значений, в районе порядка 50 долларов США за баррель, а произошедший рост следует расценивать как временный… Если стоимость нефти продолжит оставаться выше долгосрочных равновесных уровней, обвал цен повторится вновь. Ресурсов для добычи в мире достаточно – США, Канада, другие страны имеют возможности и будут наращивать производство", — говорится в документе.

Как отмечается в материале, в мире существуют такие источники нефти, которые способны удовлетворить спрос, который остается после обеспечения проектами с лучшей экономикой. К таким источникам, например, относится сланцевая добыча США с границей рентабельности около 50 долларов за баррель, шельфовые проекты в Бразилии, Анголе, Нигерии с требуемой ценой 40-60 долларов за баррель, а также добыча из битумных песков Канады с достаточной прибылью при ценах порядка 50-60 долларов за баррель.

"Таким образом, цены в районе 50 долларов за баррель достаточны для сбалансированности мирового рынка", — подчеркивается в документе.

Однако сейчас мировые цены нефти выше этих значений из-за преимущественно временных факторов, включая геополитические. "Политика США создает риск перехода мирового рынка в состояние дефицита. Администрация Дональда Трампа угрожает ввести санкции против Венесуэлы из-за недостатка демократии в стране. Но решающим фактором стал выход США из ядерной сделки с Ираном, в результате чего в конце 2018 года должны возобновиться полноценные санкции. Главной целью ставится подрыв экспортных доходов Ирана от продажи нефти", — говорится в материале.

Авторы документа считают, что складывающаяся ситуация аналогична периоду высоких цен на нефть 2011-2013 годов, когда долгосрочная равновесная цена составляла порядка 80-90 долларов за баррель, а фактически торговалась на уровнях около 110 долларов. "Затем, после периода высоких цен 2011-2013 годов последовала ценовая война ОПЕК со сланцевой добычей США, а маржинальные издержки извлечения нефти во всем мире снизились до текущих 50-60 долларов США за баррель", — заключается в материале.

США. Иран. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 9 июля 2018 > № 2667741


США. Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июля 2018 > № 2668874 Виктория Нуланд

Грядущие саммиты — момент истины для Трампа

Виктория Нуланд (Victoria Nuland), The New York Times, США

Ближайшие два саммита Дональда Трампа — сперва с союзниками по НАТО в Брюсселе, затем с российским президентом Владимиром Путиным в Хельсинки — либо восстановят мировое господство США, либо подорвут его окончательно. Все будет зависеть от того, как Трамп разыграет свои карты.

Единство в НАТО, если его подкрепить жестким тоном на встрече с господином Путиным, продемонстрирует решимость Вашингтона протянуть руку помощи союзникам и противостоять стратегическим противникам. Напротив, Трамп в момент растранжирит всю мощь и власть США, продолжи он осыпать наших союзников оскорблениями и сеять среди них смуту, а также расточать незаслуженную похвалу обожаемому им автократу, вознамерившемуся подорвать нашу демократию и позицию на мировой арене. Все будет зависеть от того, который из двух президентов Трампов появится в Брюсселе и Хельсинки — тот, который, по словам советника по национальной безопасности, жаждет усилить НАТО или другой, который утверждает, что Североатлантический альянс «давно отжил свое».

Исторически было так, что американские президенты всегда выигрывали от встреч с кремлевскими бонзами, если за спиной у них ощущалась прочная поддержка союзников. Если Трамп использует саммит НАТО для того, чтобы координировать свое послание Москве, он умножит его силу, говоря от имени десятков свободных стран, а не однокой Америки. Вообще, необходимость встречи Трамп-Путин назрела давно. Проблемы, накопившиеся в отношениях двух стран, требуют встречи лидеров с глазу на глаз, потому что господин Путин собственноручно кастрировал собственное правительство, вытравив у него всякую способность принимать какие бы то ни было решения.

Команда Трампа, в вопросах НАТО ведомая министром обороны Джимом Мэттисом (Jim Mattis), настроена на успешный саммит — если только президент готов принять усилия союзников. Хотя траты на оборону начали расти еще при Бараке Обаме, только за время президентства Трампа совокупный военный бюджет стран-членов НАТО вырос на 14,4 миллиардов долларов. Все 28 страны НАТО, кроме одной, свой бюджет увеличили. 26 из них посылают солдат для участия в миссиях НАТО. 16 стран твердо намерены повысить свой военный бюджет до 2% ВВП в соответствии с основополагающими положениями НАТО.

Вместо того чтобы давать им взбучку, президент должен радоваться их успехам, ставить их себе в заслугу и всячески стараться ускорить двустороннюю работу для того, чтобы покрыть недостающее. Другие заслуги НАТО включают в себя два командных штаба — это повысит боеготовность сил альянса и ускорит дальнейшую подготовку. Эти шаги, направленные на то, чтобы пресечь на корню любые территориальные амбиции Москвы, призваны укрепить положение Трампа на встрече в Хельсинки.

Однако всякое преимущество Трампа будет утеряно, если речью в Брюсселе он повторит свое же выступление на встрече «Большой семерки» в мае: мол, союзники — никчемные дармоеды, Америке они — лишний груз, а нашего уважения, напротив того, заслуживают автократы.

От всякой розни внутри НАТО больше всех выигрывает господин Путин, поэтому он и рассчитывает на второй исход. Единственное, чего ему не хватает для успеха в Хельсинки — это денег. И здесь карты господина Трампа практически столь же сильны, как некогда у Рональда Рейгана (Ronald Reagan) в 1982 году — надо лишь правильно их разыграть. Господин Путин выживает сугубо благодаря системе, которая требует мировых цен на нефть не ниже 60 долларов за баррель, держит подданных в ежовых рукавицах, а экономику страны — в клептократической удавке. Россию невозможно реформировать, не ограничив его власть — а сам он на это не пойдет.

Народ, который он ненадолго опьянил военными действиями в Крыму и Сирии, в настоящий момент больше всего заботит состояние российских больниц и поликлиник — свидетельствуют свежие опросы общественного мнения. Однако теперь, после четырех лет дорогостоящих военных операций, на фоне санкций и близкого к нулю роста, правительство Путина — банкрот. Он разбазарил половину средств, накопленных Россией в годы нефтяного бума, пришедшиеся на его первые два президентских срока, начиная с 2000 года. Прожиточный минимум для большинства россиян вырос на 15 и более процентов, и на прошлой неделе думе пришлось поднять налоги на добавочную стоимость и пенсионный возраст, просто чтобы обеспечить государству приток доходов.

Поэтому господину Путину США нужнее, чем он сам — Западу. Ему нужна передышка от санкций. Ему нужны прямые инвестиции и торговля. Ему нужен новый договор СНВ, так как старый истекает в 2021 году, а раскошеливаться на новое поколение ядерного оружия ему не с руки. Он хочет, чтобы США убрались из Сирии — и тогда российские войска займут восточные нефтеносные провинции, которые сейчас под нашей защитой, и тогда нефтяные доходы окупят расходы на войну. Он прекрасно знает, что если экономическое положение России не улучшится, он будет управлять «Верхней Вольтой с ракетами», как однажды назвал Советский Союз Дин Ачесон (госсекретарь США в администрации Трумэна, прим. перев.), только уже в 21-ом веке.

Все это дает господину Трампу значительное преимущество перед встречей в Хельсинки, если он сыграет американскую карту так же успешно, как сыграл бы Рейган.

Вместо того чтобы сдавать Крым, прощать Путину вмешательство в наши выборы и облегчать санкции, господин Трамп может — заручившись поддержкой НАТО — вернуть величие американской дипломатии (перифраз девиза Трампа: «Вернем Америке ее величие», — прим. перев.), продемонстрировав Путину, что ради нормальных отношений с США России придется вести себя прилично. Если же события пойдут по другому пути — НАТО в лохмотьях, а Путин снова на коне — Америка лишь ослабеет, а господин Трамп останется в дураках в грандиозном противостоянии, которое сам же и начал.

Виктория Нуланд — бывший посол США при НАТО при президенте Джордже Буше-младшем и помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии при президенте Бараке Обаме. В настоящий момент Нуланд, чей дипломатический стаж насчитывает 32 года — глава Центра новой американской безопасности.

США. Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июля 2018 > № 2668874 Виктория Нуланд


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июля 2018 > № 2668842 Энн Эплбаум

Трамп намекает на возможные уступки Путину — а что мы получим взамен?

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

«Мы действительно искренне верили в то, что это было началом нового дня, о котором мы все молились, — сказал Гарри Хопкинс (Harry Hopkins) своему биографу. — Мы были абсолютно уверены, что мы одержали первую великую победу мира». Хопкинс, один из важнейших советников президента Франклина Рузвельта, был далеко не единственным из присутствовавших, кто счел итоги Ялтинской конференции, состоявшейся в феврале 1945 года, величайшим успехом. В своей книге о той конференции историк из Гарварда Сергей Плохий отмечает, что все представители американской и британской делегаций, от хмурого Джорджа Кеннана (George Kennan) до осторожного Уинстона Черчилля, были довольны ее результатами. Казалось, США, Великобритания и СССР наконец уладили свои разногласия, распределили сферы влияния и согласились с тем, что после капитуляции Германии освобожденные государства Европы должны превратиться в демократии.

Но радость продлилась недолго. Всего через несколько месяцев американские и советские солдаты уже стреляли друг в друга в Баварии. Фальшивые обещания Советского Союза принести демократию в освобожденную Восточную Европу практически сразу же прекратились в фарс. «Победа мира» обернулась началом холодной войны — продолжительным конфликтом, который включал в себя гонку вооружений, присутствие множества американских военных в Европе и угнетение половины этого континента.

Есть смысл напомнить об этом эпизоде истории теперь, когда чиновники Белого дома активно готовятся к первому саммиту президента Трампа и Владимира Путина. Разумеется, есть определенные отличия. Сегодня не 1945 год, и никто сегодня не верит, что этот саммит станет «началом нового дня»: это будет странная встреча между российским президентом-клептократом и американским президентом, который уже давно им восхищается.

Однако словосочетание «новая Ялта» постоянно мелькает с тех пор, как эта администрация пришла в Белый дом. Русским очень нравится эта идея, потому что она подразумевает, что Россия снова стала великой державой, снова может вести диалог с Америкой на равных, снова способна сесть с Америкой за один стол, чтобы поделить мир. Для Путина это является ключевым элементом его внутриполитической стратегии: будучи лидером, чья власть лишена легитимности, он должен постоянно доказывать своим соотечественникам, что он заслуживает права управлять страной. Что касается США, то для них преимущества этой встречи гораздо менее понятны. Тем не менее, сейчас ходит множество слухов касательно того, какого рода сделка между лидерами может обсуждаться на этой встрече.

В некоторых версиях фигурирует Украина. Трамп и его советник по вопросам национальной безопасности намекали на то, что, возможно, будет обсуждаться вопрос о признании законности оккупации Крыма Россией — Трамп даже вторит российской пропаганде, комментируя этнический состав и политику Крыма. Другую версию изложил несколько дней назад Дэвид Игнатиус (David Ignatius) в Washington Post: возможно, Трамп планирует уступить Сирию Путину, бросить там американских союзников и позволить клиенту России — диктатору Башару аль-Асаду — восстановить контроль над всей территорией Сирии, истребив попутно множество мирных жителей.

В обоих случаях не понятно, что США получат в обмен на такие уступки. Согласно одной из версий, Путин пообещает вывести с востока Украины российские войска, чье присутствие там он продолжает отрицать. Согласно другой версии, Путин пообещает каким-то образом сдержать Иран — страну, с которой он установил союзнические отношения в рамках сирийского конфликта. Разговоры о такой сделке начались почти сразу после прихода нынешней администрации к власти, когда Джаред Кушнер (Jared Kushner) попытался наладить тайные каналы коммуникации с российским правительством.

Однако все эти сделки, как и соглашение, заключенное когда-то в Ялте, заключают в себе один фатальный недостаток: они опираются на обещания российского лидера, который еще ни разу — ни в Сирии, ни на Украине, ни где-либо еще — не сдержал своего слова. На Украине он продолжает спонсировать «ополченцев», которые продолжают вести незаконную войну на востоке страны. В Сирии он неоднократно нарушал обещания снять осаду, позволить осуществить доставку гуманитарной помощи и добиться деэскалации конфликта, и ни разу за это не поплатился. Даже если бы он мог, идея о том, что он каким-то образом может повлиять на Иран, является довольно странной: министр иностранных дел России уже заявил, что «абсолютно нереалистично» ожидать, что Иран выйдет из этого конфликта. В любом случае у России попросту нет для этого достаточного количества военных.

И на Украине, и в Сирии ситуация довольно странная: США, которые теоретически до сих пор остаются самой сильной державой в мире, очевидно, ведут переговоры, в рамках которых они предлагают очень многое в обмен на нечто совершенно незначительное. Единственным объяснением готовности США заключить такую несимметричную сделку является сам Трамп. Возможно, его вдохновляет опыт переговоров с Северной Кореей: в Сингапуре он встретился с диктатором, не получил ничего, кроме обещаний, на выполнение которых он никак не может повлиять, и вернулся домой, где Fox News встретил его как триумфатора. Или же, возможно, он до сих пор чувствует, что он в долгу перед человеком, который помог ему стать президентом США.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июля 2018 > № 2668842 Энн Эплбаум


США. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 8 июля 2018 > № 2668416

Флагман Шестого флота ВМС США, командный корабль Mount Whitney вошел в Черное море, где примет участие в американо-украинских учениях "Морской бриз — 2018" (Sea Breeze — 2018). Об этом говорится в сообщении командования соединения в твиттере.

Накануне в Черное море вошел американский эсминец Porter, вооруженный крылатыми ракетами, который также направляется на учения Sea Breeze — 2018.

В конце января на Украине вступил в силу закон, разрешающий допуск иностранных военных подразделений, в том числе из США, на территорию страны для участия в многонациональных учениях. В частности, речь идет о проведении в этом году маневров Sea Breeze и Rapid Trident.

В конце апреля замминистра обороны России Анатолий Петренко сообщил, что в ведомстве не возражают против присутствия кораблей НАТО в Черноморском регионе.

Маневры Sea Breeze проходят ежегодно с 1997 года в соответствии с меморандумом о взаимопонимании и сотрудничестве в военной сфере между министерствами обороны Украины и США. В основном они проводятся в Черном море и на полигонах на юге Украины.

США. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 8 июля 2018 > № 2668416


США. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ > ria.ru, 7 июля 2018 > № 2667497

Социальная сеть Twitter с мая заблокировала более 70 миллионов фейковых или подозрительных аккаунтов, блокируя примерно по миллиону аккаунтов в сутки, сообщает газета Washington Post со ссылкой на полученный отчет компании.

Согласно данным издания, с октября 2017 года соцсеть вдвое увеличила активность по борьбе с фейками. Социальная сеть подтвердила газете указанные в отчете показатели.

Как отмечает Washington Post, в мае компания анонсировала большие изменения в алгоритмах, которые платформа использует для определения негативного поведения пользователей. Соцсеть намерена объявить о дополнительных мерах на следующей неделе.

Несколько источников заявили изданию, что последние изменения в политике Twitter вызваны давлением Конгресса США в связи с расследованием "российского вмешательства" в американские выборы. По версии следствия, вмешательство осуществлялось, в том числе, через аккаунты в Twitter.

В настоящее время расследование вменяемого России вмешательства в американские выборы, а также предполагаемых связей президента США Дональда Трампа с Москвой, которые опровергают в Белом доме и в Кремле, ведет специальный прокурор Роберт Мюллер, а параллельно с ним — комитеты по разведке палаты представителей и сената США. Россия категорически отрицает подобные обвинения, называя их бездоказательными. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков называл обвинения во вмешательстве в выборы "абсолютно голословными".

США. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ > ria.ru, 7 июля 2018 > № 2667497


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > ria.ru, 7 июля 2018 > № 2667384

МИД КНДР считает, что на прошедших 6-7 июля переговорах американская сторона высказала исключительно "односторонние и грабительские требования денуклеаризации", что противоречит достигнутым на саммите в Сингапуре договоренностям, сообщает агентство ЦТАК.

В переговорах принимали участие госсекретарь США Майк Помпео и заместитель председателя ЦК Трудовой партии КНДР Ким Ён Чхоль. После завершения переговоров госсекретарь написал в Twitter, что гордится "работой нашей команды", однако о подробностях переговоров не сообщил.

"Американская сторона… (высказала только) односторонние и грабительские требования денуклеаризации, говоря о принципе полной, проверяемой и необратимой денуклеаризации (CVID – Complete, Verifiable and Irreversible Dismantlement), отчетности, проверках", — говорится в заявлении северокорейского МИД.

В МИД КНДР отметили, что США лишь выдвигали условия и, "придумывая отговорки", продемонстрировали намерение надолго отложить такие фундаментальные вопросы, как "строительство системы мира на Корейском полуострове", декларация о завершении войны.

"Те позиции, на которых в ходе переговоров до конца настаивала американская сторона, это "раковая опухоль", которая привела к тому, что предыдущие администрации, упорствуя в прошлом, пустили на ветер весь процесс переговоров, усилили недоверие и опасность войны", — отмечается в заявлении.

Ранее в субботу сообщалось, что США и Северная Корея договорились о создании рабочих групп, которые будут включать проверку хода денуклеаризации Корейского полуострова.

После переговоров в Пхеньяне Помпео прибыл в Токио, где в воскресенье состоятся его переговоры с премьер-министром Синдзо Абэ, министром иностранных дел Таро Коно, а также министром иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хва, которая специально для этого приедет в Японию. Состоятся также и трехсторонние переговоры глав внешнеполитических ведомств Японии, США и Южной Кореи.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > ria.ru, 7 июля 2018 > № 2667384


США. Китай. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 6 июля 2018 > № 2705873 Михаил Хазин

На развилке: у Путина есть всего три пути

Михаил Хазин

Каком именно вариант будет выбран - узнаем в ближайшее время.

Судя по теории глобальных проектов, разработанной Сергеем Ильичом Гавриленковым и мною в начале 2000-х, любая страна, которая на что-то претендует в мире, должна либо формировать собственный глобальный проект (который в перспективе переходит в систему глобализации), либо присоединиться на более слабых позициях к какому-то проекту существующему. Почему более слабых? А потому, что у любого глобального проекта существует проектная элита и войти в нее просто так не получается, это подробно описано в «Лестнице в небо».

Так вот, в 1991 году мы сделали попытку присоединиться к «Западному» глобальному проекту. Причем отказались от ведения переговоров по выработке более или менее приемлемых условий такого вхождения. В результате, мы потеряли мировые рынки многих образцов высокотехнологической продукции (например, авиационной техники), получили дикое падение уровня жизни. Но, главное, мы лишились возможности формировать правила и прогнозы нашей будущей жизни. Соответственно, экономика страны впала практически в постоянное падение, без какой бы то ни было перспективы. Единственный период роста (2000-е годы) был связан с гениальной кредитно-денежной политикой Геращенко и резкой девальвацией рубля в конце 90-х годов (дефолт 98 года стал как раз следствие политики либералов по оттягиванию неизбежной девальвации). Этот период уже сходил «на нет» после прихода Игнатьева в конце 2002 года, но рост цен на нефть его на какое-то время поддержал.

Как только цены на нефть упали, начался очередной кризис. И после небольшого «восстановительного» роста в 2010-11 годах, либеральная политика, наконец, достигла естественного результата: с конца 2012 года экономика России находится в состоянии постоянного спада. И выйти из него невозможно, поскольку экономическую политику страны определяет МВФ, главный экономический штаб «Западного» глобального проекта, в котором мы права голоса не имеем. Теоретически (о чем как раз пишут комментаторы, обвиняющие Путина в том, что он «все слил» и в том, что он искренний либерал, не только в экономическом, но и в политическом смысле), можно из системы управления «Западного» проекта выйти — но как тогда быть с управлением экономикой? И где достать необходимые ресурсы?

Давно уже прошли времена, когда Россия (точнее, СССР) была самодостаточным в экономическом плане государством. И значит — в любом случае нужны союзники, с которыми нужно согласовывать позицию. До какого-то времени Путин активно маневрировал, в целом, оставаясь в рамках системы управления «Западного» глобального проекта, но сегодня он получил предложение от Трампа. Предложение, от которого можно отказаться — но нужно понимать, чем это грозит России.

Суть предложения понятны: Трамп предлагает союзничество в деле разрушения организационной и управляющей структуры «Западного» глобального проекта (то есть — нынешней мировой, бреттон-вудской, финансовой системы). Поскольку Евросоюзом, который главный торговый партнер России, управляет как раз дочерняя к элите «Западного» проекта политическая элита, такие действия неминуемо вызовут серьезный коллапс как в самом ЕС, так и в части поставок необходимых для России оборудования и другой продукции (в том числе, под действием новых санкций). Про санкции я написал не зря: предложения Трампа неминуемо, в качестве дополнительных «бонусов» для Путина, включают разные геополитические аспекты, типа «возьмите себе Украину и делайте там что хотите».

У Путина есть три основных варианта поведения, которые чётко описываются в рамках теории глобальных проектов. Первый: отказаться и продолжить взаимодействие с «Западным» глобальным проектом. Это означает, в частности, необходимость отдать Крым, проводить пенсионную реформу, ускорить приватизацию «Газпрома» и «Роснефти» и так далее, и тому подобное. Не вызывает сомнений, что в этом случае дни самого Путина на своем посту будут очень быстро закончены, в том числе и потому, что обрушение рынков, судя по всему, предстоит достаточно скоро (иначе Трамп бы не спешил).

Второй вариант: принять предложения Трампа и войти с ним в коалицию не только в рамках негативного среднесрочного сценария (то есть разрушения инфраструктуры «Западного» глобального проекта), но и в рамках построения (реинкарнации) инфраструктуры проекта «Капиталистического». Это не только позволит решить задачу, которая возникла после ликвидации (с подачи Британии) российских представителей мировой элиты в 1918 году, то есть повторного вхождения российских представителей в мировую элиту, но и увеличит шансы на улучшение отношения с Германией. В последней, после исчезновения инфраструктуры «Западного» проекта, произойдет тотальная смена элиты и к власти вернутся представители «старой» аристократии (именуемая Андреем Девятовым «Черным интернационалом»), которая давно тяготеет к «Капиталистическому» проекту.

Отметим, что это создаст определенные проблемы для РПЦ (Русской православной церкви), поскольку главным координатором «Черного» интернационала» выступает Ватикан, но отказ аппарата РПЦ от идеологической работы и противодействию политике «Западного» проекта и без того очень сильно снизил авторитет этой организации. При этом, в некотором смысле, повторится ситуация начала ХХ века, при которой элиты всех стран Запада сплотились против СССР. В новой ситуации в качестве СССР выступит Китай. С учетом того, что мы с Китаем граничим, не исключено, что это сценарий поставит нас в положение Польши 30-х годов, которая сама выступила главной антисоветской силой и сама же стала жертвой соответствующего процесса. Условно: не исключено, что новая элита Капиталистического проекта разделит Россию между собой и Китаем для того, чтобы отложить прямую конфронтацию.

Ну и третий вариант: войти в тактическую коалицию с США по разрушению «Западного» проекта, но не устраивать стратегического партнерства, а строить собственную проектную конструкцию, возможно, на основе «Красного» проекта. О такой возможности я писал много лет назад, желающие могут тот старый текст посмотреть: М.Хазин "Современное состояние дел в мире с идеологией: анализ и прогноз"

Здесь же отмечу только одно: в этом случае мы должны будем выстраивать отношения с Китаем, против США. Впрочем, есть еще вариант ускоренного построения Евразийского экономического пространства, с Японией и Турцией, но это масштаб преобразований 30-х годов.

Отметим, что второй и третий вариант не требуют жесткого выбора уже сейчас. То есть, не исключено, что Путин, согласившись с Трампом на среднесрочное сотрудничество, окончательный свой выбор не озвучит (даже если он уже есть). У Путина есть серьезный козырь (наличие альтернативной экономической теории), он может его использовать, предложив Трампу создать на нашей территории проектные институты для написания новой экономической стратегии в рамках Капиталистического проекта и обучения новой управляющей элиты (старая вся выучена по калькам «Западного» проекта в рамках либеральных идей и ее использовать категорически нельзя). Но никто не может Путину запретить создать альтернативные центры и затем, чуть позже, уже после обрушения рынков, сделать окончательный выбор.

В любом случае, можно почти без шансов ошибиться, прогнозировать, что этой осенью Трамп начнет операцию по ликвидации «Западного» проекта. Не исключено впрочем, что распад соответствующей инфраструктуры начнется «сам собой» и Трамп тут просто идет за событиями. Но в любом случае надо готовиться!

США. Китай. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 6 июля 2018 > № 2705873 Михаил Хазин


Китай. США > Экология > un.org, 6 июля 2018 > № 2667905

Решение Китая не ввозить чужие отходы создает большие проблемы, но и открывает новые возможности

Какие последствия для всего мира будет иметь решение Китая запретить ввоз отходов из других стран на свою территорию? Это создаст проблемы для тех стран, кто отправлял туда собственные отходы, но и заставит их задуматься о необходимости их переработки и инвестировать в соответствующие технологии. Так считают эксперты Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

Еще в прошлом году по соображениям защиты окружающей среды и здоровья граждан Китай ввел запрет на импорт 24 категорий твердых отходов, включая некоторые видов пластмассы, бумагу и ткани. Кроме того, в стране растут горы собственного мусора, а дополнительные «иностранные» отходы составляли 10-13 процентов от «домашнего». Еще одна причина – низкое качество завозимых отходов, что затрудняло их переработку, и, соответственно, сокращало прибыли занимавшихся ею китайских компаний.

Решение застало врасплох государства, отправлявшие отходы в Китай

Последнее решение застало врасплох государства, отправлявшие отходы в Китай и не имеющие адекватных возможностей для переработки крупных объемов. Однако эксперты видят в этом и плюсы: по их мнению, такая ситуация заставит развитые страны пересмотреть свою «зависимость» от пластика и инвестировать в переработку отходов, которые раньше они просто «сплавляли» в Китай. Начиная с 1992 года, Китай импортировал практически половину всех мировых отходов.

Такая ситуация заставит развитые страны пересмотреть свою «зависимость» от пластика

В соответствии с новой политикой полного запрета, по данным исследователей Университета Джорджии, к 2050 году «бесхозными» окажутся 111 миллионов тонн пластика, который раньше свозили в Китай. «На фоне того, что производство и использование пластика растет, но все больше компаний и стран готовы перейти на безотходную экономику и активизировать переработку пластиковых отходов, объем отработанного пластика, которому нужно найти «пристанище», будет только увеличиваться», - говорит одна из авторов исследования Эми Брукс.

К 2050 году «бесхозными» окажутся 111 миллионов тонн пластика, который раньше свозили в Китай

Пока, однако, решение Китая уже оборачивается большими проблемами. Так, по сообщениям, в американских штатах Массачусетс и Орегон намерены снять запрет на выброс на свалки отходов, подлежащих переработке. Некоторые перерабатывающие предприятия хранят избыточные отходы на улице или на парковках.

«Для того, чтобы сохранить нынешние темпы утилизации отходов и расширять ее масштабы, не обойтись без смелых новых идей и стратегий в области обращения с отходами», - говорится в исследовании Университета Джорджии.

Китай. США > Экология > un.org, 6 июля 2018 > № 2667905


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > ria.ru, 6 июля 2018 > № 2666176

Китай ввел пошлины на импорт американских товаров в ответ на аналогичные действия со стороны Вашингтона, говорится в заявлении Главного таможенного управления КНР.

В Пекине напомнили, что сегодня США ввели ввозную пошлину на 818 наименований китайских товаров общим объемом в 34 миллиарда долларов.

"В качестве контрмеры Китай в этот же день ввел пошлину в 25% на импорт равнозначного объема американских товаров", — отмечается в заявлении.

Китайские пошлины вступили в силу в 12:01 по местному времени (07:01 мск).

Как заявили в Министерстве коммерции КНР, "США нарушили правила ВТО и инициировали крупнейшую в экономической истории торговую войну".

Торговые отношения США и КНР

В начале апреля Соединенные Штаты опубликовали список из 1,3 тысячи китайских товаров, против которых могут ввести импортные пошлины в качестве ответа на нарушение Китаем интеллектуальных прав на американскую продукцию.

В свою очередь, Госсовет Китая принял решение о введении пошлин в размере 25% на 106 наименований товаров, импортируемых из Штатов. В мае стороны договорились, что не будут вести торговую войну и прекратят вводить взаимные пошлины. Однако прийти к согласию не удалось, и Вашингтон анонсировал новые пошлины.

В середине июня США ввели 25-процентную пошлину на товары из КНР, это затронуло примерно десятую часть китайского импорта в Америку. Новые сборы коснутся импорта китайских товаров, которые содержат индустриально значимые технологии, на сумму 50 миллиардов долларов. Пошлины начали взимать с 6 июля.

Китай, в свою очередь, сразу же объявил, что введет 25-процентную ввозную пошлину на 659 наименований импортируемых из США товаров на сумму 50 миллиардов долларов. Пошлина по 545 наименованиям на сумму около 34 миллиардов долларов начала действовать 6 июля, по оставшимся категориям дату вступления в силу объявят позже.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > ria.ru, 6 июля 2018 > № 2666176


Иран. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 июля 2018 > № 2665677

Пакет предложений ЕС о компенсации санкций США не охватывает все требования Ирана

Президент Ирана Хасан Роухани в телефонном разговоре с президентом Франции Макроном заявил, что пакет предложений ЕС о компенсации санкций США не охватывает все требования Ирана.

В ходе телефонного разговора с президентом Франции Эммануэлем Макроном, состоявшемся в четверг, президент Ирана Хасан Роухани положительно охарактеризовал попытки Франции сохранить ядерную сделку, добавив, что "предлагаемый Европой пакет для обеспечения продолжения сотрудничества в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) не покрывает все наши требования".

Однако Роухани выразил надежду, что пятничная встреча оставшихся в ядерном соглашении сторон в Вене, направленная на обсуждение экономического пакета ЕС, может удовлетворить требования Ирана продолжать сотрудничество в рамках ядерной сделки, сообщает Mehr News.

Затем иранский президент отметил экономическую деятельность и банковские отношения и проблемы, с которыми сталкиваются некоторые европейские компании, занимающиеся бизнесом с Ираном из-за одностороннего выхода США из JCPOA, и добавил: "Мы ожидаем, что Европа представит нам четкий оперативный план с конкретным графиком, который сможет компенсировать уход США из ядерной сделки".

Президент Франции Эммануэль Макрон, со своей стороны, выразил готовность своей страны выполнять свои обязательства по JCPOA и подчеркнул важность усилий по продолжению сотрудничества и диалога для сохранения ядерного пакта.

Далее Макрон подчеркнул, что "встреча министров иностранных дел пяти стран в Вене может создать хороший баланс в политических и экономических вопросах для продолжения сотрудничества".

Президент Ирана Роухани также провел переговоры с канцлером Германии Ангелой Меркель по телефону, в ходе которых он выразил свое разочарование по поводу предложений ЕС, добавив, что Иран продолжит сотрудничество с Европой, если результаты встречи в пятницу в Вене станут многообещающими.

Иран. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 июля 2018 > № 2665677


США. Украина > Армия, полиция > dw.de, 6 июля 2018 > № 2665446

Принятый закон "О национальной безопасности Украины" будет способствовать дальнейшей интеграции страны с Западом. Об этом говорится в заявлении представителя Госдепартамента США Хизер Нойерт, опубликованном в пятницу, 6 июля.

"Закон соответствует западным принципам и дает основу для увеличения взаимодействия украинских вооруженных сил с НАТО", - сказала Нойерт. По ее словам, США и далее готовы поддерживать украинские реформы в сфере обороны и безопасности, которые направлены на то, чтобы "укрепить возможности Украины защищать ее территориальную целостность".

Закон "О национальной безопасности Украины" разрабатывали три года при поддержке экспертов НАТО, ЕС и США. Президент Украины Петр Порошенко подписал его 5 июля.

Документ закрепляет положение о том, что расходы Украины на безопасность и оборону должны составлять не менее 5 процентов ВВП, при этом 3 процента - только на оборону. В нем также расписана новая система обеспечения национальной безопасности и полномочия каждого из ее субъектов.

США. Украина > Армия, полиция > dw.de, 6 июля 2018 > № 2665446


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2700023 Дэниел Фрид

Экс-дипломат Дэниел Фрид: США вряд ли признают Крым российским

Президенты России и США 16 июля в Хельсинки проведут первый полноформатный саммит спустя более чем полтора года после прихода Дональда Трампа к власти. С учетом сложной внутриполитической ситуации решение американского лидера организовать встречу было либо смелым, либо безрассудным, считает бывший главный координатор санкционной политики госдепартамента США, эксперт вашингтонского Atlantic Council Дэниел Фрид. Накануне встречи с Владимиром Путиным Трамп шокировал американскую общественность еще и своими заявлениями по Крыму, не исключив возможность признания полуострова российским. Фрид полагает, что признание Крыма маловероятно, хотя и не является невозможным. Об этом, а также о судьбе антироссийских санкций экс-дипломат рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Вашингтоне Татьяне Калмыковой.

— Хотелось бы начать с самого главного предстоящего события — встречи президентов США и России. На организацию полноформатного саммита ушло более полутора лет, за это время Дональд Трамп даже успел встретиться с северокорейским лидером. Почему так долго?

— Я думаю, ответ заключается в том, что у нас плохие отношения в результате собственных действий России. Что Россия ожидала после начала войны на Украине, атаки на американские выборы, а также аналогичных действий в Европе? Так что отношения настолько же плохие, как это было в начале 80-х или даже хуже — как в начале 60-х. При таких обстоятельствах, я предполагаю, что организация саммита была затруднена, и ситуация еще сложнее с учетом проводимого расследования в отношении того, был ли сговор между кампанией Трампа и Россией в ходе выборов. Решение Трампа провести саммит является либо смелым, либо безрассудным, зависит от точки зрения.

Мы не знаем, что из этого выйдет. Есть ряд мрачных вариантов развития событий, которые расписаны на основе поведения Трампа в ходе G7, когда он одновременно приглашал Путина присоединиться и напирал на своих союзников. Многие говорят, что наступил темный период и Трампу не нравится Запад. Однако, возможно, и шансы не нулевые, что президент Трамп решит провести весьма хороший саммит НАТО и продуктивный саммит с Путиным, хотя я уверен, он будет давить на союзников тратить больше на оборону, и он прав на этот счет. Продуктивный и одновременно устойчивый, что означает, что ему придется решать сложные вопросы. Это не невозможно.

— Что может выйти из этого саммита и на чьей стороне преимущество?

— С точки зрения субъективных факторов президент Путин хорошо осведомлен, он в курсе деталей, он очень быстро маневрирует и он отлично выстраивает доводы, основываясь на оценке взглядов своего собеседника. Так что он находится в хорошей позиции. Трамп поставил себя в сложное положение, поскольку существует много недоверия по отношению к тому, что он делает. Если он сделает что-то, что, как кажется, подрывает американские позиции, будь то признание Крыма российским…

— А это возможно?

— Я думаю, что это маловероятно, но я не могу вам сказать, что это является невозможным. Или если он заявит что-то, что предположит, что мы отступаем от своей позиции, он будет в сложном положении, поскольку он выглядит так, будто он что-то уступает. Саммит с Северной Кореей, после которого последовало разоблачение, что северокорейцы делают то, что все и так знали, они будут делать, то есть увеличивать свой ядерный потенциал, пытаясь скрыть его от нас, означает, что Трамп находится в ситуации, когда его могут обвинить в том, что его легко опростоволосить и он верит словам сильного лидера. Это то, какие будут приводиться доводы здесь, в США. Есть ли возможность, что он (саммит — ред.) пройдет хорошо? Это возможно, и шансы не нулевые.

— В какие областях у нас может что-то получиться?

— Есть области, где у Соединенных Штатов и России интересы пересекаются. Возьмем хотя бы, к примеру, контртерроризм. Насчет Сирии я не уверен, что у нас эти интересы пересекаются, Россия не ведет себя подобным образом. Но теоретически Россия хочет более стабильной Сирии, и мы этого хотим тоже.

Существуют области, где мы могли бы хотеть стабилизации отношений — военные отношения, прозрачность учений в Европе. У НАТО находятся вооруженные силы в странах Балтии, у нас размещена бригада в Польше. Возможно, будет в интересах обеих сторон, по крайней мере, работать над прозрачностью (действий — ред.), чтобы мы знали, что есть у вас, а вы — что у нас. Это включает в себя оповещение заранее о проведении учений. Такого рода вещи полезны. И я легко могу увидеть, что Трамп заявит о необходимости стабилизировать отношения с Россией и работать вместе там, где мы можем. И если Трамп сделает это и будет честно решать вопросы проблематичного поведения России — вмешательства и агрессии против Украины, вмешательства в различные выборы в Европе, — тогда у нас будет основа для стабилизации и установления сбалансированных отношений. И под словом "сбалансированные" я имею в виду следующее: первое, сотрудничать там, где мы можем, второе, искренне искать решения проблем, по которым у нас есть разногласия; третье, стабилизировать отношения, чтобы у нас не было риска конфронтации.

— При новой администрации в адрес России поступают крайне противоречивые сигналы. С одной стороны, Трамп, который говорит о необходимости вернуть Россию в G8 и заявляет о возможности признания Крыма, с другой стороны, остальные члены администрации, которые фактически пытаются отрицать все то, что говорит президент. Кого слушать?

— Это правильный и имеющий под собой основания вопрос. Я думаю, что администрация представляет большую часть американского мнения. Трамп представляет своего рода параллельную кривую американского мнения. Но я не могу ответить вам на этот вопрос. Я думаю, что в администрации есть много напряженности именно по этой причине, и вы знаете об этом. И я говорю это без особого удовлетворения, будучи американцем. Америка каждые пару поколений проходит странный политический цикл, и вы можете видеть, что в других странах происходит то же самое: Великобритания с Brexit, итальянцы, французы с "Национальным фронтом", "Альтернатива для Германии" в Германии. Европа переживает этот период прямо сейчас. Я не думаю, что это очень хорошо. В России могут думать, что выиграют от этого, и это возможно, но в краткосрочной перспективе. Но в конечном счете это не поможет вашей стране.

— Могут ли Трамп и Путин достичь некой сделки, при которой США начнут процесс снятия санкций? Может ли Трамп это сделать в одиночку?

— Нет, он не может это сделать один. Конгресс принял закон "О противодействии врагам Америки с помощью санкций" (CAATSA), который предполагает возможность наложения вето (Конгрессом на действия президента по антироссийским санкциям — ред.). Если была бы сделка, соответствующая (выполнению) Минска (минских соглашений — ред.), то я думаю, у России есть все права ожидать, что мы снимем санкции, связанные с этим, и я это поддержу. У меня репутация ястреба по отношению к России, но я бы поддержал ослабление санкций, поскольку это было нашей сделкой. И мы заявляли русским: "Такова сделка".

— Вы верите, что в интересах США снять санкции с России?

— Я думаю, что в наших интересах снять санкции, когда условия будут выполнены. Если будет достигнута сделка по Донбассу, совместимая с Минском, означающая, что Россия уходит из Донбасса и международные границы Украины восстановлены — и даже при условии, что Крым все еще будет находится в руках России, — то мы должны убрать санкции по Украине, сохраняя при этом санкции по Крыму. После этого возникнет другая сложность, поскольку есть санкции, введенные за российское вмешательство в выборы. Но я не верю в сохранение санкций ради санкций. Если санкции выполнили свою цель, то вы должны их снять.

— Какие непреднамеренные последствия возникли в результате введения антироссийских санкций и, в частности, принятия закона "О противодействии врагам Америки посредством санкций"?

— Я считаю, что закон CAATSA содержит много хороших и много неуклюжих элементов. Он был составлен в спешке, и это видно. Я думаю, что положение 232 по трубопроводам плохо продумано. Я не фанат "Северного потока-2", но я не верю в использование санкций для атаки на него. Я думаю, что положения по обороне могут иметь непреднамеренные последствия. Если вы выполняете их агрессивно, то у нас возникнут проблемы со всеми покупателями российских вооружений. Мне это не нравится, но, я вас умоляю, Вьетнам, Китай, Индия? Почему мы хотим с ними ссориться, ведь есть же более эффективные способы (противодействия РФ — ред.), если мы не довольны поведением России. Как я говорил, я бы хотел иметь другого рода отношения с Россией, но поскольку Россия является агрессором, то нам нужно отвечать на это соответствующе. Но я не хочу это делать таким нескладным образом.

— Считаете ли вы, что нынешние санкции работают?

— Определенно.

— Россия занимается диверсификацией экономики, смогла при санкциях построить Крымский мост, и одна из целей санкций была настроить российский народ против правительства, но этого так и не произошло.

— Я знаком с этим доводом. Я думаю, что санкции по Украине преуспели в двух частях и провалились в третьей. Я считаю, что Россия ограничила свои цели и Новороссия перестала существовать частично из-за санкций. Мне кажется, что Россия согласилась на Минск из-за санкций. Но они провалились, поскольку Россия не выполняет Минск. Возможно, нам нужно увеличить давление и санкции. Что же касается вашего аргумента по поводу поддержки российского народа, мне он известен. Это напоминает мне доводы, которые использовал (бывший президент Ирана Махмуд — ред.) Ахмадинежад в отношении иранских санкций. "Они бесполезны, они ничего не значат," — говорил он до того момента, пока вдруг все кандидаты в президенты в 2013 году не признали, что санкции работают и нужно начать переговоры, чтобы положить этому конец.

— Я знаю, что у нас осталось мало времени, но не могу не задать вам вопрос по Ирану. Европа недовольна односторонними действиями администрации Трампа.

— О, они в ярости.

— Не считаете ли вы, что санкции стали весьма опасным инструментом и представляют риск потерять партнеров в Европе и Азии? Теперь США фактически приказали полностью прекратить импорт иранской нефти к 4 ноября. Это возможно?

— Есть много вариантов, при которых эта политика окажется плохой. Что касается нефтяного рынка и цен, это может помочь Владимиру Путину. И я не знал, что это является одной из наших национальных целей. Это может также вылиться в конфронтацию с Китаем. Мы что, серьезно планируем ввести санкции против Нацбанка Китая за несколько дней до промежуточных выборов? Я не вижу, как это сработает. И насколько критично я настроен по отношению к российской политике, настолько же я нахожу политику своего собственного правительства трудно поддающейся объяснению. Я полностью согласен, что это плохо продумано. Бог знает, что (министр иностранных дел РФ Сергей) Лавров думает о нас в эти дни, качая головой.

— Некоторые европейские дипломаты полагают, что администрация США не видит связь между выходом из сделки с Ираном, восстановлением санкций и увеличением влияния Китая. А вы ее видите?

— Конечно, я ее вижу. И это так же нехорошо для России. Большой стратегической проблемой России является то, что она сосредоточена на США. Мы не являемся вашей проблемой. Китай!

— Заканчивая на позитивной ноте, следите за чемпионатом мира по футболу в России?

— Да, я смотрю время от времени. И мои поздравления российской команде. Победа над Испанией — это большое дело.

Татьяна Калмыкова.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2700023 Дэниел Фрид


Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2665453

Минтранс РФ разработал требования к новой российской системе онлайн-оформления воздушных перевозок и предлагает утвердить их с 1 января 2020 года, следует из проекта нормативного правового акта.

Ведомство опубликовало проект "Об утверждении требований к автоматизированной информационной системе оформления воздушных перевозок, базам данных, входящим в ее состав, к информационно-телекоммуникационной сети, обеспечивающей работу указанной автоматизированной системы, к ее оператору, а также мер по защите информации, содержащейся в ней, и порядка ее функционирования".

Такая система, согласно предложению Минтранса, должна обеспечивать хранение и отображение информации о расписании рейсов, наличии мест и тарифах на рейсах перевозчиков, бронирование и продажу воздушных перевозок ‎с последующим хранением записей о пассажирах; регистрацию пассажиров и багажа на рейсы перевозчиков; взаиморасчеты между всеми участниками процесса продажи воздушных перевозок. При этом контроль за обработкой персональных данных в рамках данной системы, как следует из документа, должен осуществлять Роскомнадзор.

Авиакомпания S7 в конце июня столкнулась с трудностями в регистрации пассажиров из-за глобального сбоя системы SITA, которая предоставляет IT-услуги авиаперевозчикам. В Минтрансе тогда сообщили, что уже завершают разработку нормативных документов, которые сформируют правовую основу для создания российских информационных систем оформления воздушных перевозок.

По мнению Минтранса, отечественные системы будут взаимодействовать с глобальными системами, обеспечивая суверенитет при выполнении внутренних воздушных перевозок и защиту персональных данных пассажиров. Компания "Ростех", в свою очередь, в 2016 году заявляла о завершении разработки собственной системы бронирования авиабилетов. Предполагалось, что система, которая должна хранить персональные данные россиян на территории РФ, будет запущена до конца 2016 года.

"Аэрофлот" сейчас использует систему бронирования Sabre (США), S7 заявила о планах перейти на систему Amadeus (Испания), которую уже используют "Уральские авиалинии". При этом в РФ уже существует отечественная система онлайн-бронирования — "Сирена-Трэвел", которую использует, в частности, "ЮТэйр" и более мелкие перевозчики. "Сирена-Трэвел" хранит данные всех пассажиров на территории России.

Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2665453


США. РФ > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2665424

В компании Google заявили, что сервис Docs работает корректно и является надежно защищенной площадкой для совместной работы. Соответствующее сообщение опубликовано в блоге компании.

Ранее "Яндекс" начал индексировать в поиске документы Google Docs. В некоторых случаях поисковая система выдавала контакты, пароли и документы, содержащие приватную информацию.

В сообщении указывается, что поисковые системы способны индексировать только те документы, которые сами владельцы сделали публичными. Подобная ситуация возможна и в случае, если кто-либо публикует ссылку на документ, владелец которого сделал его доступным для поиска в интернете и просмотра пользователями.

Также отмечается, что пользователи могут изменить настройки доступа к файлам и самостоятельно регулировать, что именно они хотят оставить доступным для просмотра, комментирования и редактирования другими пользователями.

США. РФ > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 июля 2018 > № 2665424


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2018 > № 2664928 Владимир Кара-Мурза

Мрачная история саммитов президентов США и Путина

Владимир Кара-Мурза | The Washington Post

"На прошлой неделе Белый дом и Кремль одновременно объявили, что президент Трамп и российский президент Владимир Путин проведут свой первый официальный двусторонний саммит в Хельсинки в июле 2016 года", - пишет заместитель председателя "Открытой России" Владимир Кара-Мурза в статье для The Washington Post.

"Для Путина, который находится у власти почти два десятилетия, это станет первым саммитом с четвертым для него президентом США", - отмечает оппозиционный политик.

"В июне 2000 года новый российский лидер принял в Кремле президента Билла Клинтона. В течение двух дней переговоров, как и во время совместной пресс-конференции, на которой преобладали темы контроля над вооружениями и ракетной обороны, два лидера были вежливы и сдержанны - значительная перемена по сравнению с теплотой и личным характером отношений между Клинтоном и предшественником Путина Борисом Ельциным", - говорится в статье.

После завершения переговоров в Кремле Клинтон поехал навестить Ельцина, который поселился после ухода с поста в пригороде Москвы, пишет автор. "Борис, вы демократ до глубины души... В вашем сердце пылает огонь истинного демократизма и реформаторства. Я не уверен, что это присуще Путину", - сказал Клинтон Ельцину.

"Ко времени следующего американо-российского саммита, в июне 2001 года, опасения по поводу авторитарных наклонностей Путина стали реальностью", - пишет Кара-Мурза, поясняя, что речь идет об изменениях в управлении на местах в пользу большей централизации и взятии под государственный контроль оппозиционного канала НТВ. "Худшие злоупотребления путинского режима были еще впереди, но тенденция просматривалась безошибочно", - говорится в статье.

Ничто из этого, как представляется, не беспокоило следующего президента США, Джорджа Буша, когда он встретился с Путиным в Любляне. "Я посмотрел этому человеку в глаза. Я нашел его очень откровенным и надежным", - сказал тогда Буш.

На своей первой встрече с Путиным за пределами Москвы в июле 2009 года президент Барак Обама похвалил его за "экстраординарную работу, которую он проделал от лица российского народа", говорится далее.

"В то время как Трамп готовится к поездке в Хельсинки, с его стороны было бы мудро помнить, чем закончились попытки его предшественников достичь примирения с Путиным", - отмечает автор.

"Отношение к Путину и Буша, и Обамы по сравнению с первоначальным сильно изменялось; оба они в конечном итоге осознали, что не может быть истинного партнерства, не говоря уж о совпадении интересов, между демократией и коррумпированным авторитарным режимом", - заключает Кара-Мурза, призывая Трампа "ценить драгоценное время, принимая во внимание прошлые уроки".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2018 > № 2664928 Владимир Кара-Мурза


США. Россия > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 4 июля 2018 > № 2681507 Антон Акимов

Спор в отношении пошлин в США: часть VI

В рамках процедуры разрешения споров в ВТО 29 июня Российская Федерация на основании ст. 1 и ст. 4 DSU (Dispute Settlement Understanding, Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров), ст. статья XXII:1 GATT -1994 (General Agreement on Tariff and Trade, GATT – Генеральное соглашение по тарифам и торговле, ГАТТ) и ст. 14. Agreement on Safeguards (Соглашение ВТО о защитных мерах) обратилась к Соединенным Штатам с просьбой о консультациях относительно введенной дополнительной адвалорной пошлины на импорт изделий из стали и алюминия. Запросы на консультации был распространен среди членов ВТО 2 июля.

Консультации являются фактически первой стадией в рамках процедуры разрешения споров ВТО. В соответствии со ст. 4 DSU государство-член ВТО, которое полагает, что действия другого государства-члена ВТО нарушают его права, вытекающие из соглашений ВТО, может обратиться с запросом к предполагаемому государству-нарушителю о проведении консультаций. В соответствии со ст. 4.3 DSU ответчик, в данном случае США, должны будут ответить в течение 10 дней и вступить в консультации в течение 30 дней с момента получения запроса, если стороны не договорились об ином. Если в течение 10 дней с даты получения просьбы член не отвечает или не начинает консультации в течение 30 дней с даты получения просьбы или в срок, установленный с общего согласия, то член, который попросил о проведении консультаций, может немедленно потребовать учреждения третейской группы. Кроме того, запрос на учреждение третейской группы может быть направлен со стороны истца, если консультации не завершились урегулированием спора в течение 60 дней с даты получения просьбы о консультациях.

Напомним, что США с 1 июня ввели для производителей из ЕС, Мексики и Канады 25%-ные импортные пошлины на сталь и 10%-ные – на алюминий. Первоначально пошлины вступили в силу с 23 марта текущего года на некоторые изделия из стали и алюминиевую продукцию из всех стран, за исключением Канады, Мексики, Австралии, Аргентины, Южной Кореи, Бразилии и Европейского союза, для которых были предусмотрены отсрочки до 1 мая и продленные до 1 июня. По результатам переговоров особые условия торговли в виде ограничения поставок продукции были достигнуты лишь с 4-мя странами (Австралия, Аргентина, Бразилия и Южная Корея), а для остальных введены пошлины. Действия США вызвали резкий рост протекционизма в мире, а также ряд споров в ВТО. Первая жалоба по данному вопросу была подана в ВТО со стороны Китая (5 апреля), далее – Индии (18 мая), Канады и Европейского Союза (1 июня), Мексики (5 июня) и Норвегии (12 июня). Соответственно, к каждому из данных споров на основании ст. 4.11 DSU о своем желании присоединиться к консультациям уведомили ряд членов ВТО (Россия, ЕС, Китая, Индия, Турция, Тайвань и др.), заявивших о своем существенном торговом интересе. Консультации между Соединенными Штатами и членами ВТО, от которых поступил запрос, как это предусмотрено в статьях 8 и 12.3 Agreement on Safeguards, фактически не проводились в связи с отклонениям США данных просьб. На основании этого в соответствии со ст. 12.5 Agreement on Safeguards, предусматривающей незамедлительное уведомление Совета по торговле товарами ВТО о результатах консультаций (в отношении первого инициированного спора от 5 апреля), и на основании ст. 8.2 Agreement on Safeguards ряд членов ВТО (Индия, Россия, ЕС, Япония и Турция) 18 мая были распространили сообщения о приостановлении действия эквивалентных уступок (фактически компенсация за неблагоприятное воздействие меры на торговлю) в отношении товаров происхождением из Соединенных Штатов. Пункт 2 статьи 8 Agreement on Safeguards предусматривает приостановление применения в значительной мере эквивалентных уступок или других обязательств по GATT-1994 если в ходе консультаций соглашение не будет достигнуто в течение 30 дней, а также через 90 дней после введения меры и по истечении 30 дней со дня получения Советом по торговле товарами письменного извещения о таком приостановлении и в случае отсутствия возражений со стороны Совета.

В Уведомлении Российской Федерации было указано об увеличении пошлины на отдельные товары происхождением из Соединенных Штатов на уровне 537,6 млн. долл. США. Данный размер пошлин эквивалентен объему дополнительных пошлин в США на алюминий и сталь из Российской Федерации (25% на сталь от 1 512,2 млн. долл. США и 10 % на алюминий от 1 645,9 млн. долл. США). На текущий момент перечень товаров и размер пошлин пока не опубликованы, но по словам главы Минэкономразвития России Максима Орешкина пошлины будут введены в ближайшее время и затронут строительно-дорожную технику «и ряд других элементов, но не лекарства».

Подробнее о спорах в ВТО можно ознакомиться на сайте www.metalinfo.ru, а также в новом июльском номере журнала «Металлоснабжение и сбыт», где будет представлен обзор споров в ВТО в отношении металлургической продукции.

Комментарий подговил Антон Акимов,

заместитель председателя комитета ТПП РФ по экономической интеграции и ВЭД

США. Россия > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 4 июля 2018 > № 2681507 Антон Акимов


Иран. Франция. США > Авиапром, автопром. Транспорт > iran.ru, 4 июля 2018 > № 2665700

ATR просит новую лицензию у США на экспорт 12 самолетов ATR 72 в Иран

Франко-итальянский производитель пассажирских самолетов ATR подтвердил, что он просит новую лицензию на экспорт у Департамента казначейства США, чтобы эта компания смогла доставить последние 12 самолетов ATR 72, уже купленных Ираном.

По данным Ainonline, производитель франко-итальянских пассажирских самолетов ATR подтвердил, что он подал заявку на получение новой лицензии на экспорт в Департамент по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC), чтобы он смог доставить оставшиеся 12 самолетов ATR 72s для компании "Iran Air".

После одностороннего выхода США под руководством Трампа из ядерного соглашения от 14 июля 2015 года, OFAC отменил предыдущую лицензию ATR, что запрещает дальнейшую доставку коммерческих самолетов в Иран.

Новые санкции также не позволяют "Airbus", ATR и "Boeing" продавать детали и оказывать поддержку уже поставленным самолетам.

Иран. Франция. США > Авиапром, автопром. Транспорт > iran.ru, 4 июля 2018 > № 2665700


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 4 июля 2018 > № 2665535

Американская компания Google после сообщений СМИ о доступе сторонних разработчиков к письмам в электронной почте Gmail заверила пользователей в надежной защите их данных.

Ранее газета Wall Street Journal со ссылкой на компании, работающие с сервисами Google, писала, что корпорация предоставляет сотням сторонних разработчиков доступ к содержимому почтовых ящиков пользователей Gmail.

В сообщении компании отмечается, что до того как стороннее приложение получает доступ к данным, пользователь должен подтвердить условия, в которых четко указано, к каким именно данным открывается доступ. "Мы настоятельно рекомендуем вам ознакомиться с условиями доступа до того, как предоставлять доступ любому стороннему приложению", — сообщается в пресс-релизе.

Google заявил, что безопасность пользователей — приоритет компании.

"Практика автоматической обработки данных привела к ошибочным спекуляциям насчет того, что Google "читает" ваши электронные сообщения. Для полной ясности: никто в Google не читает ваши сообщения, за исключением очень редких случаев, когда вы сами просите нас и даете согласие, или когда есть такая необходимость из соображений безопасности, например, в случае расследования ошибок или злоупотреблений", — приводятся слова директора по безопасности компании Сьюзан Фрей (Suzanne Frey) в сообщении компании.

Фрей подчеркнула, что компания не использует электронные сообщения в рекламных целях и не получает плату за предоставление разработчикам доступа к API сервиса.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 4 июля 2018 > № 2665535


США. Украина. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2018 > № 2665046 Андерс Аслунд

Трамп отдаст Крым на встрече в Хельсинки?

Мелинда Харинг (Melinda Haring), Atlantic Council, США

29 июня Трамп, отвечая на вопрос журналистов, готов ли он пересмотреть позицию США в отношении аннексии Крыма Россией в 2014 году, сказал следующее: «Посмотрим». 16 июля Трамп собирается встретиться с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки: многие опасаются, что в этой игре он может проиграть Крым.

С 2014 года политика США в отношении Крыма была последовательной. Ее четко озвучил пресс-секретарь Госдепартамента в годовщину аннексии Крыма: «Крым является частью Украины, и наши санкции за Крым останутся в силе до тех пор, пока Россия не вернет Украине контроль над полуостровом».

В рубрике UkraineAlert мы обратились к экспертам с провокационным вопросом: готов ли президент Дональд Трамп принять аннексию Крыма на хельсинской встрече 16 июля? Насколько реальна эта возможность? И каким образом будет выглядеть подобная договоренность? Как это отразится на Европе (и США)?

Андерс Аслунд, старший научный сотрудник The Atlantic Council:

— Президент Трамп игнорирует национальные интересы США. Он также враждебно настроен ко всем демократическим союзникам Америки. Под обликом невежества он скрывает свою последовательную антизападную политику. Трамп говорит только о том, что он может предложить Путину, но не говорит, чего хочет от Путина. Что он может отдать? Конгресс США потребовал окончательного решения о возможностях снятия санкций в отношении России, но Трамп просто дурачит их, чтобы санкции было труднее поддерживать.

Трамп может сделать следующий шаг в отношении своего заявления о Крыме и сказать, что это — Россия, ведь населяют его россияне. Только какие последствия у такого заявления — неясно. Он также может сказать, что США сократят свою поддержку Украине, тем самым подорвав НАТО. Этот Хельсинкский саммит, похоже, станет таким же злополучным, как и «Ялта-2».

Майкл Карпентер, бывший заместитель помощника главы Пентагона, директор аналитического центра Байдена и старший научный сотрудник-нерезидент the Atlantic Council:

— Дав понять, что он может переступить через Украину и напрямую обсуждать статус Крыма с Путиным, Трамп подрывает основополагающие принципы международного порядка: суверенитет и территориальная целостность государств. Такие заявления безответственны и опасны. Вопрос не в «беспроигрышности игры». Это не «стратегически разрушительная» политика. Пришло время прекратить приукрашивать действительность и назвать вещи своими именами: это продажа наших ценностей для успокоения Путина.

Ариэль Коэн, старший научный сотрудник Центра глобальной энергетики и Евразии the Atlantic Council:

— Нельзя воспринимать Крым как что-то, что может отдать Трамп. Согласно международному праву, он принадлежит Украине. Однако, чтобы вернуть Россию на круги своя, администрация Трампа, возможно, использует модель, которая применялась к государствам Балтии с 1940-х по 1990-е годы: США не признавали советской оккупации, но также и мало что предпринимали на этот счет. Если это так, администрация потребует от России полностью отказаться от поддержки сепаратистов Донбасса, восстановления территориальной целостности Украины и, в таком случае, пообещает снять украинские санкции. Насколько администрация Трампа может снять санкции Конгресса — нам только предстоит выяснить. Учитывая, что Путин — человек, расширяющий территорию России, такое развитие событий станет для него победой. Администрация также, вероятно, возьмет с России обязательство не применять силу в отношении бывших членов СССР и не посягать на чужие границы. Будет ли Россия придерживаться своих обязательств — вопрос без ответа.

Орест Дейшакивский, бывший советник по вопросам политики Хельсинской комиссии США (Комиссия по сотрудничеству и безопасности в Европе):

— Признание Трампом незаконной аннексии Крыма Россией — это беспредел и балаган. Это просто плевок в сторону политики США и международного порядка, основанного на правилах. А если это еще и произойдет в финской столице, где в 1975 году был подписан Хельсинкский Заключительный акт, — это будет настоящим парадоксом. Вторгнувшись в Украину, Россия, которая также подписывала этот акт, нарушила все основные принципы ОБСЕ, закрепленные в Хельсинкском Заключительном акте, включая территориальную целостность, суверенное равенство и воздержание от угрозы силой или ее применения. Любая сделка без участия Украины абсолютно неприемлема. И шансы на то, что украинцы примут соглашение в формате «Крым — за Донбасс», равны практически нулю.

Как в США, так и в Европе (возможно, за исключением нескольких выскочек) реакция на такое развитие событий была бы крайне негативной. В таком случае, Трамп пойдет против его собственного аппарата национальной безопасности, Государственного департамента и Конгресса. И давайте не забывать о том, что в прошлом году возглавляемый именно Республиканской партией Конгресс принял закон, в котором для снятия санкций с России необходимо одобрение Конгресса: в том числе, и санкций за аннексию Крыма. Да, его с неохотой, но все же подписал Трамп. Так что такое развитие событие нанесет удар не только по демократам, но и по республиканцам. Поэтому я не считаю, что Трамп может согласиться с захватом Крыма Россией или заключить безответственные договоренности. Однако, учитывая непредсказуемость президента США, полностью исключать нельзя ничего.

Эвелин Фаркас, старший научный сотрудник-нерезидент the Atlantic Council, аналитик национальной безопасности:

— Ни один президент, включая Трампа, не может отдать территорию другого государства, даже если она находится под незаконной оккупацией. Так гласит международное право и установки Совета Безопасности ООН. Крым принадлежит Украине. Конечно, если бы президент США сделал еще одно заявление, в котором выразил симпатию поведению России в этом вопросе, такое развитие событий могло бы встревожить не только правительство Украины, но и власти демократических и суверенных государств во всем мире. Это был бы вербальный подарок Путину. Только вот ущерб мировому имиджу США, а также готовности постоять за международное право и общечеловеческие ценности — не возместит ничто. Штатам нечего дать взамен. Не будем забывать, что цель российского правительства на саммите — не только ослабить западные демократии, трансатлантический союз и решимость Европы противостоять России, но и укрепить позицию Путина как националистического лидера РФ.

Эдвард Лукас, старший вице-президент Центра анализа европейской политики:

— Ответ должен быть «нет». Советники объяснят Трампу, что на путинский режим можно давить только твердостью. Но дело в том, что президент США мало кого слушает. Россия — слабая страна с сильным руководителем; Соединенные Штаты — полная противоположность. Владимир Путин — эксперт в вербовке, точнее в психологических приемах вербовки, которые преподают в шпионской школе КГБ. А нарциссического мистера Трампа легко соблазнить лестью. Боюсь, у этого саммита не будет «счастливого конца».

Уильям Тейлор, исполнительный вице-президент Института мира США и бывший посол США на Украине:

— 16 июля в Хельсинки президент Трамп не отдаст Крым. Во-первых, не ему принимать такие решения. Когда в 1991 году СССР распался, Крым на международном уровне признали частью Украины. Крым по-прежнему юридически является украинским. Во-вторых, вторгнувшись в Крым, Россия нарушила международное право и все договоры, подписанные с Украиной и международным сообществом, начиная с 1992 года. У России нет законных претензий к Крыму. Международные санкции в отношении России продлятся до тех пора, пока она не вернет Крым Украине. В-третьих, Соединенные Штаты не признают притязаний на территории других стран, которые возникли в результате незаконной оккупации: как это было и в 1940 году, когда государственный секретарь США Самнер Уэллс осудил незаконную оккупацию СССР трех балтийских государств. Аналогичная декларация скоро покажет, что политика США не изменилась.

США. Украина. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2018 > № 2665046 Андерс Аслунд


США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2663470 Арег Галстян

Блумберг против Трампа: станет ли еще один миллиардер президентом США

Арег Галстян

американист

Бывший мэр Нью-Йорка и основатель одноименного информационного агентства Майкл Блумберг намерен выдвинуться в президенты США. Это значит, что Америку второй раз в истории может возглавить член списка Forbes

Бывшему спикеру Палаты представителей демократу Томасу О'Ниллу принадлежит выражение «all politics is local», которое впоследствии стало широко использоваться экспертами при анализе американской политики. Дословно это можно перевести как «вся политика местная», что довольно четко характеризирует философию американцев и Соединенных Штатов. Отцы-основатели, особенно Джеймс Мэдисон и Александр Гамильтон, считали, что внешняя политика должна быть исключительно инструментом реализации внутренних потребностей, а в основе международной деятельности должны находиться не идеологические, а торговые интересы.

Формула «all politics is local» также означает беспрерывность внутриполитического процесса, когда каждый политик, едва успевший одержать победу на выборах, начинает со следующего дня планировать будущую кампанию по переизбранию. Именно в такой ситуации пребывают демократы и республиканцы, готовящиеся к двум крупным событиям — ноябрьским промежуточным выборам в Конгресс и президентской гонке 2020 года. Сложная политическая конструкция чувствительна к любым переменам, которые могут стать роковыми как для республиканского большинства на Капитолийском холме, так и для самого президента Дональда Трампа (№766 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $3,1 млрд).

Рейтинги действующего главы Белого дома довольно шаткие. С одной стороны, он пользуется поддержкой значительной части населения за протекционистскую экономическую политику, позволившую снизить налоги, защитить американского производителя и увеличить количество рабочих мест. С другой, республиканцу приходится отбиваться от многочисленных атак, связанных с жестким отношением к иммигрантам и неопределенностью в отношении реформы здравоохранения. Кроме того, Трамп по-прежнему находится под прицелом специальной «комиссии Мюллера», которая занимается расследованием влияния иностранных агентов на президентские выборы 2016 года. Республиканская партия также находится не в лучшей политической форме: фракционные конфликты (традиционалисты, умеренные, ультраконсерваторы и неоконсерваторы) вносят постоянные расколы на фоне заметного укрепления ключевого конкурента — Демократической партии. Принимая во внимание вероятность потери большинства в Сенате, республиканцы вряд ли станут экспериментировать. С высокой долей вероятности они объединят свои ресурсы вокруг Трампа. В свою очередь, «ослы», потерявшие Белый дом после провала своего тяжеловеса Хиллари Клинтон, находятся в поиске нового спасителя.

На сегодняшний день активно муссируются имена двух потенциальных кандидатов — Джозефа Байдена, служившего вице-президентом при Обаме, и миллиардера Майка Блумберга (№11 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $50 млрд), занимавшего пост мэра Нью-Йорка на протяжении одиннадцати лет с 2002 года. У обоих кандидатов имеются как преимущества, так и недостатки, главный из которых — возраст. К самому пику кампании Байден отметит 78-летие, Блумберг младше своего коллеги всего на три месяца. Пока рекорд по «старости» удерживает именно Дональд Трамп, которому на момент инаугурации было 70 лет (опередил Рейгана на один год). Разница в восемь лет между республиканцем и его потенциальными конкурентами достаточно существенна в суровых американских политических реалиях. Однако демократы известны своей готовностью идти на риск. Именно их кандидаты — Джон Кеннеди в 1961 (42 года) и Билл Клинтон в 1993 годах (46 лет) — вошли в список самых молодых президентов в истории. В то же время Хиллари Клинтон пошла на выборы 2016 года в 69 лет. Иными словами, фактор возраста может быть и проигнорирован партийными элитами, которые преподнесут опыт и мудрость как преимущества.

Многие зарубежные и российские аналитики ошибочно пишут, что победа Трампа в 2016 году и возможность участия Майкла Блумберга в грядущей президентской кампании служат сигналом о новом тренде – прямом вовлечении миллиардеров в политический процесс. Однако этот тезис неверен, ибо данный тренд не нов. Как минимум четыре президента пришли в большую политику из бизнес-среды: Уоррен Гардинг владел крупными издательствами, Герберт Гувер был горным магнатом, Джимми Картер обладал крупнейшей в стране арахисовой фермой, а Джордж Буш-старший был занят в нефтяном секторе. Если копнуть глубже, окажется, что и первый президент Джордж Вашингтон был одним из богатейших фермеров-бизнесменов своего времени. Еще больше было кандидатов и претендентов от обеих партий, наиболее яркими из которых были Уэнделл Уилки, Нельсон Рокфеллер и Росс Перо.

Олигарх Уикли победил на республиканских праймериз 1940 года таких гигантов, как Томас Дьюи (окружной прокурор, посадивший Аль-Капоне), и Роберт Тафт (сын 27-го президента Уильяма Тафта). Рокфеллер трижды пытался пробиться в суперфинал: в 1960 году проиграл Ричарду Никсону, в 1964 году уступил Барри Голдуотеру и в 1968 году — вновь Никсону. Максимум, что удалось вырвать нефтяному барону Америки, — пост вице-президента в 1974 году. Миллиардера Росса Перо считают главным архитектором непредсказуемого триумфа демократа Билла Клинтона, одержавшего победу над опытным политическим львом Бушем-старшим в 1992 году. Будучи независимым кандидатом, Перо отнял у Буша значительную часть умеренного электората, набрав 19% голосов (второй по величине рекорд для независимого кандидата со времен Теодора Рузвельта). Этого было достаточно, чтобы демократ-губернатор из Арканзаса победил с 6%-ным отрывом. Вторая попытка Перо в 1996 году была полностью провальной, несмотря на то что бизнесмен вложил в кампанию собственные $80 млн.

Теперь настала очередь Блумберга, состояние которого оценивается в $50 млрд. Конечно, деньги играют важную роль в избирательном процессе, но отнюдь не ключевую. Миллиардер-республиканец — привычный образ для американцев, ибо сама партия считается лоббистом интересов среднего класса, крупных олигархов и различных транснациональных корпораций. Демократическая партия, напротив, ориентирована на более широкие и менее состоятельные слои населения, которым подобный кандидат придется не по нраву. Достаточно вспомнить, что успех сенатора Берни Сандерса на демократических праймериз 2016 года был обусловлен его лозунгом брать больше с богатых и отдавать больше бедным. Ситуация сложная, и непонятно, в чем будет заключаться партийная изюминка «ослов», если они бросят в бой против президента-миллиардера собственного олигарха. Иными словами, сама кандидатура Блумберга вызовет внутрипартийный раскол, что только снизит шансы демократов на итоговый успех в кампании.

Другой явный минус – политическая ограниченность и конъюнктурность. Майк не всегда был демократом и не является им официально по сегодняшний день. До 2001 года он был предан «ослам», но после победы Буша-младшего на президентских выборах переметнулся на сторону «слонов», а с 2007 года и вовсе объявил себя независимым. В США таких называют «политическими перевертышами». Это тип чиновников и политиков, для которых партия, идеология и ценности являются инструментами реализации собственных прагматичных задач. К тому же его опыт государственника ограничивается мэрией Нью-Йорка. Его заявление об участии на выборах в 2008 году от независимой партии вызвало широкий резонанс в обществе, однако за несколько недель до старта он снял свою кандидатуру. После выхода Блумберг сначала объявил о нейтралитете, но позже поддержал сенатора Барака Обаму (в 2012 году проделал тот же фокус).

Теперь Майк — темная лошадка как для демократов, так и для независимых. Нельзя также забывать о том, что для победы на выборах 2020 года «ослы» должны переманить на свою сторону большой процент «Серединной Америки» (Middle America), одобряющей деятельность Трампа. Сложно представить, что может предложить этой прослойке миллиардер из преимущественно либерального Нью-Йорка, чтобы изменить расклад сил в пользу демократов. Таким образом, уже в партийном праймериз у него нет никаких шансов, не говоря уже об общенациональном успехе. Однако, если каким-то чудом Блумберг все же дойдет до выборов и сказочным образом станет единым кандидатом от Демократической партии, республиканцы будут это только приветствовать, ведь лучшей груши для битья Трампу придумать сложно.

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2663470 Арег Галстян


Россия. США. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2662583 Олег Сафонов

Охота на черных лебедей. Откуда ждать нового финансового кризиса

Олег Сафонов

управляющий директор «БКС Ультима Private Banking»

Противоречия в мировой торговле, вызванные протекционистской политикой США, накапливаются с апреля, нарастая как снежный ком, и могут загнать глобальную экономику в очередной кризис

Предсказания новых глобальных экономических потрясений множатся. На днях, например, об угрозе повторения мирового экономического кризиса 1997-1998 годов предупредили аналитики Bank Of America Corp.

Однако мнения по поводу того, что и когда именно может стать спусковым крючком для очередного глобального финансового катаклизма, разнятся. Одни видят угрозу в разгорающихся торговых войнах, другие указывают на возможный выход Италии из Евросоюза (Quitaly) по примеру Brexit, а третьи уверены, что разрушительная бомба замедленного действия скрыта в долговых проблемах государств.

Масштабные финансовые кризисы чаще всего наступают, когда их не ждут. Ни один экономист или футуролог заранее не назовет конкретную дату, которую потом нарекут «черным вторником» или «черной пятницей». Вместе с тем, если посмотреть внимательнее на текущую ситуацию в мировой экономике, станет понятно, что тревожных предпосылок существует немало.

Таран Трампа

Противоречия в мировой торговле, вызванные протекционистской политикой президента США Дональда Трампа America First, накапливаются с апреля, нарастают как снежный ком и могут загнать глобальную экономику в очередной кризис.

Июль начался с очередного «залпа» на торговом фронте — Канада ввела тарифы на американскую продукцию на сумму $16,6 млрд, ответив таким образом на введенные США пошлины на сталь. Американский лидер грозит в ответ наложить новые пошлины на импорт автомобилей. Европейские машины президент США тоже обещает обложить пошлинами.

Есть у Трампа торговые претензии и к Мексике. Но наиболее активный обмен любезностями в торговой сфере у Вашингтона происходит с Пекином. На днях КНР ожидает введения импортных пошлин со стороны США на большую группу товаров на $34 млрд, и китайские власти вряд ли будут медлить с ответом. В довершение ко всему Трамп намекнул на выход США из ВТО.

Торговые войны стали главным отрицательным фактором для развивающихся рынков в первом полугодии. Вместе с ужесточением монетарной политики в США они спровоцировали отток капитала из рисковых активов. Агрессивный протекционизм США вынуждает инвесторов с осторожностью подходить к развивающимся рынкам. Тем более что первые последствия глобального торгового конфликта не заставили себя долго ждать.

Статистика по активности в производственном секторе Поднебесной, вышедшая 1 июля, оказалась хуже ожиданий. Экспорт в юанях из Китая в США в июне вырос всего на 3,8% в годовом выражении, это почти на четверть (23,8%) ниже показателей 2017 года.

Если протекционистская война продолжится, в определенный момент китайская экономика может перейти к неконтролируемому охлаждению, что с большой вероятностью может послужить началом глубокого и продолжительного финансового кризиса.

Валюта и долги

Существует также опасность перехода торгового противостояния в валютные войны. Ситуация на валютном рынке, к слову, уже вышла из равновесия — юань в июне показал рекордное ослабление против доллара США, достигнув уровней августа 2017 года.

Валюта — куда более мощное оружие протекционизма, чем пошлины. Китай вполне может использовать оборонительный прием в виде мягкой девальвации юаня. Конечно, Пекин не станет открыто обесценивать свою валюту, но китайские власти могут приостановить поддержку юаня, которая препятствует его ослаблению. Это может вызвать еще большее недовольство со стороны Вашингтона, который ранее не раз обвинял Китай в намеренном поддержании заниженного курса юаня. Примечательно, что, по данным европейских СМИ, в кулуарах Европейского центрального банка (ЕЦБ) тоже обсуждается искусственная девальвация евро в ответ на протекционизм США.

Впрочем, среди экономистов пока превалирует мнение о том, что торговые войны не перерастут в валютные, поскольку в современных экономических условиях инициаторы конкурентной девальвации могут с большой вероятностью столкнуться с эффектом бумеранга.

Внушительным «черным лебедем» для мировой экономики могут стать долговые проблемы стран. Здесь отметим чрезмерную долговую нагрузку ряда системообразующих государств — США, Китая, Японии, отношение долга к их ВВП уже превысило 100%.

Существенный рост долговой нагрузки наблюдается и в ряде развивающихся стран. Так, долг Китая к ВВП превысил 300%, что грозит потенциальным финансовым кризисом в стране, а это, как мы понимаем, может повлечь отток капиталов из всех развивающихся рынков, в том числе из России, обрушить цены на нефть и привести к девальвации рубля.

В чем-то нынешняя ситуация напоминает то, что происходило в Латинской Америке и Азии в конце 1990-х и начале 2000-х годов. И, конечно, возвращаются опасения по поводу южных европейских стран — Испании, Италии, Португалии. Решение хронических структурных проблем в них долгое время откладывалось, экономические «пожары» заливались дешевыми деньгами. Однако в эпоху дорожающего финансирования растут риски и опасения того, что эти государства не справятся с обслуживанием долгов. Дефолт любой из этих стран может привести к тяжелому экономическому кризису.

Долговые проблемы, как мы видели на примере Греции, часто решаются непопулярными методами, что в свою очередь несет в себе существенные риски дезинтеграции Европы. Brexit усилил позиции евроскептиков. Так, на недавних парламентских выборах в Италии победили партии «Лига Севера» и «Пять звезд». Новое правительство Италии — третьей экономики еврозоны — прямо заявило Брюсселю: «Режиму экономии пора закончиться». Вице-премьер Луиджи Ди Майо пообещал, что Италия будет возвращать суверенитет в экономике. Все это очень тревожит инвесторов.

Справедливости ради отметим, что многие директивы ЕС Рим и так уже выполняет, скорее для галочки либо вообще игнорирует. Выход Италии из еврозоны (Quitaly) может стать куда более ощутимым и печальным по последствиям для мировой экономики, чем Brexit, учитывая тот факт, что Великобритания не была в зоне евро.

Нефтяной раскол

Некоторые аналитики считают, что катализатором очередного глобального кризиса может стать срыв глобальных договоренностей в части нефтедобычи, в которых принимают участие 24 страны. Потенциальных причин для этого немало: противоречия внутри ОПЕК+ относительно квот, геополитика (конфронтация Катара с арабским миром), упомянутые выше торговые войны. Высказываются мнения, что развал ОПЕК+ уже предопределен и что вскоре большинство его участников откажутся от своих обязательств. В этом случае цены на «черное золото» снова отправятся в свободное плавание.

Впрочем, если исходить из простых правил теории игр, раскол среди членов ОПЕК+ не выгоден абсолютно всем участникам, потому что он привел бы к неконтролируемому росту добычи в Саудовской Аравии и России и к резкому снижению цен на нефть. Если смотреть на происходящее со стороны, то существующий картель ОПЕК просто де-факто расширился и в него вошли другие ключевые игроки, такие как Россия. И всем выгодна текущая ситуация, когда стоимость нефти вернулась к $70-80.

Насколько Россия уязвима перед новым потенциальным кризисом? Несмотря на то что прошлые мировые финансовые катаклизмы достаточно серьезно затрагивали российскую экономику, в текущей ситуации она на первый взгляд выглядит устойчивой.

Постепенное санкционное давление привело к снижению объема и реструктуризации внешних долгов, а накопленные резервы и высокие пока еще цены на энергоносители позволяют России чувствовать себя относительно спокойно в обозримом будущем. При этом важно понимать, что дальнейшее усиление санкций или существенное расширение дисбалансов в мировой финансовой системе, безусловно, не может не затронуть российскую экономику.

Россия. США. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2018 > № 2662583 Олег Сафонов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665066 Джон Болтон

Джон Болтон — о встрече Трампа и Путина

Fox News, США

Крис Уоллес: Ко мне присоединяется советник президента по национальной безопасности Джон Болтон в своем первом интервью после встречи с президентом России Владимиром Путиным, которая состоялась на этой неделе в Москве. Добро пожаловать в «Фокс Ньюс Сандей».

Джон Болтон: Рад встрече с вами.

— Чего хочет президент Трамп от этого саммита, помимо налаживания диалога? Он реально надеется на прорыв в вопросах, касающихся Украины, Сирии или контроля над вооружениями?

— Во-первых, очень важно, чтобы эта двусторонняя встреча проходила не в кулуарах более крупного саммита, а чтобы это был разговор с Владимиром Путиным, охватывающий весь спектр вопросов. Я допускаю, что в формате один на один этот разговор, конечно, будет не совсем структурированным, но это даст им возможность перейти к некоторым вопросам, не испытывая давления. Я думаю, что при установлении этой линии связи президент держит в уме очень многое, он хочет понять российскую позицию и, возможно, что более важно, он хочет, чтобы Владимир Путин понял нашу позицию. Если это приведет к каким-то прорывам, будет здорово. Но, откровенно говоря, ключевым моментом является само проведение такой встречи примерно через полтора года после начала работы этой администрации.

— После Сингапурского саммита вот что президент Трамп сказал нашему коллеге Брету Бейлеру о том, что, по его мнению, может произойти, если он сможет провести переговоры с Владимиром Путиным: "Я хотел бы вам сказать, не могли бы вы сделать мне одолжение и уйти из Сирии? Не могли бы вы сделать мне одолжение? Не могли бы вы уйти с Украины?" Действительно ли президент Трамп думает, что будет так легко повлиять на Владимира Путина? Расскажите, сделайте одолжение.

— Я думаю, что, если мы сможем провести прямую беседу между двумя лидерами, он будет говорить спокойно, особенно учитывая российскую систему, в которой Путин по сути отдает приказы. Мы сможем выяснить главное в позиции России. Вот, что является основными задачами, и чего мы должны достичь. Мы не сможем этого сделать без такого обсуждения, которое до сих пор было исключено из-за политического шума из-за обвинений в связи с проведением кампании. Вот почему эта встреча и начало работы очень важны.

— Некоторые европейские лидеры заявили на этой неделе о своем беспокойстве из-за возможности повторения того, что случилось в ходе саммита Большой семерки в Канаде и в поездке президента в Сингапур. Что он встретится с нашими союзниками по НАТО в Европе и будет с ними очень критичен. А затем отправится в Хельсинки, где встретится с президентом Путиным, расточая тому щедрые похвалы. В Канаде, как сообщается, президент заявил, что от НАТО столько же вреда, сколько и от НАФТА.

— Я был на том мероприятия в Канаде. Я не слышал этого высказывания. Я не знаю, что он здесь имел ввиду. Я думаю, что версий много. Давайте проясним: саммит НАТО — это важная встреча. Я думаю, что президент ясно дал понять всем европейским лидерам, с которыми он встречался, что НАТО является важным альянсом для Соединенных Штатов, самым важным для нас. Просто у него есть очень точное представление о том, что союзники по НАТО должны выполнять взятые ими на себя обязательства, выделяя по 2 процента своего бюджета — 2 процента своего валового национального продукта — на оборонные расходы.

— Я думаю, дело в том, что он казался более жестким по отношению к нашим союзникам по Большой семерке, и что он в лагере противника. Причина беспокойства среди европейцев заключается в том, что если он вдобавок к этому еще и усиливает критику НАТО, а затем хвалит Путина, то он ослабляет НАТО перед лицом России.

— Я не видел, чтобы он проводил данные встречи таким образом. Разногласий с НАТО или Большой семеркой у нас нет, с Путиным или Ким Чен Ыном — есть. Они очень, очень разные, и президент грозит им по-разному. Он понимает, что такое стратегические интересы, и пытается им следовать.

— Нельзя не взглянуть на некоторые заявления президента Трампа в отношении России, сделанные в последнее время:

— Россию следует пригласить обратно в Большую семерку;

— Крым — российский, потому что там все говорят по-русски;

— «Россия продолжает говорить, что не имеет никакого отношения к вмешательству в наши выборы»;

— Пентагон изучает вопрос выведения войск из Германии.

Он заявил, что Россию следует пригласить обратно в Большую семерку. В Канаде, как сообщается, он рассказал другим лидерам, что Крым, который, несомненно, захватил Путин, является российским, потому что все, кто там живет, говорят по-русски. На этой неделе он написал «Твиттере», что Россия продолжает говорить, что не имеет никакого отношения к вмешательству в наши выборы. По его словам, Пентагон изучает вопрос выведения войск из Германии. Итак, вопрос заключается в следующем: пойдет ли президент на уступки Путину еще до того, как они сядут за стол переговоров?

— Я не думаю, что это так. Этот длинный список высказываний, который вы только что прочитали, и впрямь интересен. Что-то из этого неправда, некоторые вещи верны лишь частично. Я не думаю, что у нас хватит времени на каждый пункт. Я полагаю, что это восходит к основной подоплеке двусторонней встречи президента Трампа и президента Путина, пусть они обсудят эти вопросы и точно поймут, где может быть пространство для прогресса, а где его нет вообще. В моей встрече с президентом Путиным тот пытался перейти ко всему списку пунктов своей повестки дня. Я думаю, что среди них были такие, в которых сразу ясно, что наши позиции очень, очень далеки друг от друга. Были и другие, где, возможно, есть место для какого-то прогресса. Мы просто должны увидеть такую возможность. И, в частности, учитывая характер русских, я не думаю, что мы это узнаем, пока два лидера не встретятся.

— Вы говорите, что некоторые из высказываний, которые мы перечислили, верны.

— Многие вещи, о которых сообщалось, не соответствуют действительности даже близко.

— Он сам сказал, что хотел бы видеть Россию в "Большой семерке"?

— Это то, что почти однозначно верно.

— В твите однозначно правда. Говорил ли он на встрече Большой семерки, что Крым российский, потому что там все говорят по-русски? Причина, по которой я об этом спрашиваю, заключается в том, что это и приглашение России обратно в Большую семерку связывает один аргумент — он не хочет наказывать Россию за плохое поведение.

— Я не слышал, чтобы он говорил что-либо подобное, и не видел этого в его записях. Многие из таких вещей происходят на подобных встречах. Все закончилось некоторыми разногласиями с другими членами. Многое из этого, я думаю, потенциально преувеличено. Я думаю, что ключевой момент заключается в следующем: если есть действительные разногласия — и с нашими ближайшими союзниками, и с нашими противниками — президент сам решает, когда он хочет сесть и поговорить о них.

— Вы имели очень четкую позицию по вопросу российского вмешательства в 2016 году. В прошлом году вы назвали это актом войны. Путин отрицал вмешательство, а вы сказали следующее: "Все, кто ознакомился с секретной информацией, считают, что нет никаких сомнений в том, что русские упорно пытались повлиять на процесс сбора моего досье. Владимир Путин посмотрел Дональду Трампу прямо в глаза и солгал ему, и я думаю, что это единственный и наиболее важный вывод по итогам этой встречи". Вам понравится, если я буду проигрывать эти старые клипы?

— Обожаю смотреть на самого себя.

— Ясно ли это президенту Трампу так же, как и вам — забудьте о вопросе сговора — что Россия вмешивалась в выборы 2016 года? Если да, то почему на этой неделе он ретвитит отрицание этого факта с одновременными нападками на ФБР?

— Я думаю, что президент уже сказал, что снова собирается поднять вопрос о вмешательстве России на встрече с Владимиром Путиным. Он сказал об этом на прошлой неделе.

— Он сам в это верит?

— Я скажу вам: президент Путин заявил мне — через переводчика, конечно — но он сказал, что не было никакого вмешательства в выборы со стороны российского государства. И я думаю, что вопрос все еще стоит на повестке дня. Я полагаю, что президент захочет поговорить об этом и указать, что мы не желаем стать свидетелями вмешательства в выборы 2018 года.

— Есть сомнения в причастности Кремля?

— Я думаю, что разведданные — о чем я говорил раньше, и я не передумал — на мой взгляд, это то, что нас беспокоит. Вот почему президент собирается поговорить с ним об этом еще раз.

— У нас не было возможности поговорить о Сингапуре, и я хотел бы кратко спросить вас о северокорейском саммите. После саммита президент Трамп заявил, что Северная Корея больше не является ядерной угрозой для США, но, как вы хорошо знаете, в эти выходные появились новые сообщения о выводах американской разведки, что Ким пытается скрыть весь спектр своего арсенала и на самом деле не намерен все это отдавать. Вы видели эти разведывательные отчеты? Вы верите им? Ким с нами играет?

— Не будем комментировать какие-либо сообщения разведки, называя их правдивыми, частично правдивыми или ложными. Есть веские причины, по которым утечка информации является в этой стране уголовным преступлением. Когда это происходит, это вредит Соединенным Штатам. Это дает много информации нашим противникам. Я скажу только это, не комментируя конкретные отчеты, которые мы видели в выходные. Но я могу сказать, что мы используем весь спектр наших возможностей, чтобы понять, что делает Северная Корея. Это не дает возможности подробно говорить о ядерном оружии Северной Кореи, чтобы ежедневно рассуждать, что они делают одно, не делают другое или делают третье. В этих переговорах с Северной Кореей со стороны администрации не было наивных участников. Президент был предельно ясен в том, что он не собирается повторять ошибки предыдущей администрации. Мы будем следовать этому курсу, и посмотрим, что произойдет. Я думаю, что будет и следующий этап переговоров.

— Два последних вопроса перед тем, как у нас закончится время. Когда вы работали в администрации Буша-младшего, вы называли отца Кима тираном и диктатором. Они называли вас людоедом и кровопийцей. Вы говорили, что считаете это предметом гордости. Сейчас мы видим, что вы сидите за одним столом с Кимом в Сингапуре. Я знаю, что вы с ним познакомились и обменялись рукопожатием. Он был признателен за то, что у вас и Пхеньяна есть общая история?

— Они также называли меня уродом.

— Это я не могу подтвердить, это фейковые новости.

— Ким Чен Ын позвал меня вместе сфотографироваться и сказал: я хочу забрать это фото домой и показать своим сторонникам-ястребам, что ты не такой уж плохой парень.

— Как вы относитесь к тому, что он сказал это?

— Замечательно.

— Это было хорошо для переговоров. Наконец, Мексика сегодня голосует на выборах президента, и очень вероятно, что победит этот человек, самый левый из кандидатов. Он недавно сказал, что Мексика не будет делать за Соединенные Штаты их грязную работу, останавливая направляющихся на север мигрантов из Центральной Америки, и будет защищать права всех мигрантов, которые хотят изменить свою жизнь и построить новую жизнь в США. Будет ли он проблемой для администрации Трампа?

— Полагаю, многие могут удивиться, но я думаю, что президент Трамп будет придерживаться той же схемы. Они с нетерпением ждут встречи, чтобы сесть и поговорить об этих вещах. Сравнительно длительное ожидание связано как раз с периодом между выборами и инаугурацией нового президента Мексики.

— Вы обеспокоены рядом его заявлений?

— Я думаю, что мы примем какие-то меры во время переходного периода, и считаю, что такого рода контакты, когда два лидера собираются вместе, могут дать удивительные результаты.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665066 Джон Болтон


США. Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665060 Дональд Трамп

«Евросоюз не лучше Китая, только меньше». Интервью с президентом Дональдом Трампом

Мария Бартиромо (Maria Bartiromo), Fox News, США

Мария Бартиморо: — Доброго воскресного утра всем, кто слушает мое эксклюзивное интервью с президентом Трампом. Президент обсуждает международную торговлю, критикует позицию демократов в отношении иммиграции и их призывы к устранению иммиграционной и таможенной полиции (ИТП), а также намекает на то, кого он номинирует на освободившееся место в Верховном суде. Благодарю вас за то, что присоединились ко мне этим утром. Меня зовут Мария Бартиромо, и добро пожаловать на программу «Сандэй морнинг фьючерс».

Судья Энтони Кеннеди объявил о своем уходе в отставку и спровоцировал яростную политическую битву в Капитолии и по всей стране, — теперь ему ищут замену. Президент Трамп получил новую историческую возможность изменить состав Верховного суда и повлиять на такие ключевые вопросы, как законность абортов. Мы услышим, что президент думает о наследии Кеннеди, и что за судью он планирует номинировать 9 июля.

ИТП превратилась в поле битвы вокруг иммиграции, поскольку демократы все активнее призывают распустить противоречивое ведомство. Президент же считает, что происходящее поможет республиканцам победить в промежуточных выборах в Конгресс, если левые сделают это центральной задачей своей кампании.

На фоне ужесточения трений вокруг торговли с Китаем и Европой я спросила у президента, как он собирается реагировать на несправедливые пошлины и предотвращать отток американских инноваций в Китай. Все это и многое другое в моем эксклюзивном интервью с президентом Трампом на «Сандэй морнинг фьючерс».

После необычайно занятой недели в столице и по всей стране я провожу эксклюзивное интервью с президентом Трампом, затрагивающее темы от его выбора нового члена Верховного суда до конфликта вокруг пошлин и второго этапа его экономического плана.

Господин президент, благодарю вас за то, что пришли к нам.

Дональд Трамп: — И вам спасибо.

М: — Хочу сразу приступить к самым громким новостям недели: отставке судьи Энтони Кеннеди. Насколько ваш будущий номинант будет походить на Энтони Кеннеди?

Т: — Возможно и будет. Кеннеди — прекрасный джентльмен и отличный человек. Он был куда нейтральнее, чем хотели многие, однако многих устраивал именно его нейтралитет, и мы постараемся подобрать кого-то столь же выдающегося. Для меня было большой честью, что он принял это решение в течение моего срока — это означает, что он достаточно доверяет моей способности сделать нужный выбор.

М: — Будете ли вы предварительно расспрашивать своего номинанта о том, как он будет голосовать в дискуссии об абортах?

Т: — Это важная тема, однако вероятнее всего — нет. Несмотря на многочисленные протесты, я назначаю в Верховный суд консерваторов, и я очень горд Нилом Горсачем. Он был невероятен — его взгляды ясно выражены и продуманы, и я постараюсь назначить кого-то подобного. Однако слишком конкретных ответов я давать не буду.

М: — Поскольку в ходе своей кампании вы говорили, что этот вопрос должен решаться на уровне штатов…

Т: — Возможно, когда-нибудь так и будет. Это очень сложная тема, — «Роу против Уэйда» много значит для обычных людей. Посмотрим, что из этого выйдет, однако вполне возможно, что в конце концов решение останется за штатами.

М: — Вы думаете, что сможете добиться назначения своего номинанта до промежуточных выборов?

Т: — Я считаю, что все пойдет гладко, — у нас много поддержки, и если мы выберем правильного человека, мы получим ее и среди демократов. Наверняка будет жесткая борьба, поскольку все, на что способны наши противники, — мешать нашей работе, и они постараются нам воспрепятствовать, однако я уверен, что в конце концов все пройдет быстро.

М: — Господин президент, прошло уже 6 месяцев с тех пор, как вы подписали исторический закон о реформе налогообложения — впервые за 30 лет. Привело ли это к результатам, на которые вы рассчитывали?

Т: — Сокращение налогов было отличным решением, однако еще важнее оказалась дерегуляция, несравнимая по масштабу ни с чем, что делали президенты до меня. Остается еще много работы, — мы не собираемся проводить полную дерегуляцию, мы будем бороться за чистую воду, чистый воздух и так далее, однако все еще есть регуляции, от которых нужно избавиться. Результат виден уже сейчас: налоговые сокращения вернули в страну сотни миллиардов долларов.

М: — Действительно, при президенте Обаме в Федеральный реестр было внесено почти 97 тысяч правок.

Т: — Если бы демократы победили в выборах, дела бы обстояли совсем иначе. Стоит взглянуть на последние четыре решения в Верховном суде, принятые с балансом в пять голосов к четырем, — при демократах исход был бы иным. Решение о профсоюзах было очень важным, как и остальные из этих четырех, и все они были бы другими. Помимо вопросов войны и мира, выбор члена Верховного суда — важнейший выбор, который может сделать президент. В последние два дня это стало особенно очевидно.

М: — Ваше консервативное наследие в республиканской партии будет иметь огромное значение. Позвольте спросить, что вы намерены делать дальше, после того, как мы увидели последствия для экономики? Нужна ли ей еще большая стимуляция, и планируете ли вы новый этап реформ?

Т: — Новый этап будет, и мы осуществим его в октябре или чуть раньше. Он будет рассчитан на средний класс, — мы думаем о сокращении 21% корпоративного налога до 20%, однако все остальное непосредственно касается среднего класса. Это будет отличным стимулом: взгляните только на сталелитейные компании, они стремительно растут. Нам нужна сталь, нам нужен алюминий, и за 4–5 месяцев мы практически выстроили эту отрасль с нуля. Теперь я сосредоточился на торговле. Нам нужно привести ее в порядок, — с Китаем у нас даже нет торговых договоренностей, в итоге они облагают наши автомобили 25% пошлиной, а мы их — 2,5%. Наши торговые соглашения — худшие в мире, мы теряем много денег. Теперь же мы сделаем их честными, взаимными, и все будет хорошо.

М: — Кажется, рынок вам доверяет.

Т: — Верно, и фермеры мне тоже доверяют. На протяжении последних 15 лет их положение постоянно ухудшалось. Это связано не только с иностранными пошлинами, хотя и с ними тоже, — в одной только Канаде наши молочные продукты облагают пошлиной в 275%, что совершенно несправедливо.

М: — По вашему мнению, какая из ваших будущих сделок будет наиболее значительной?

Т: — Я уже практически заключил новый договор с Южной Кореей. Раньше он был ужасным: говорили, что он привел к появлению 200 тысяч рабочих мест, — однако все эти места были в Корее, а не у нас. За это можно поблагодарить Хиллари Клинтон. Однако теперь мы с этим разобрались. Я мог бы решить вопрос с Североамериканской зоной свободной торговли (NAFTA, НАФТА) уже завтра, однако сначала я хочу добиться более справедливых договоренностей.

М: — Вы мало что можете сделать до промежуточных выборов.

Т: — Я дождусь выборов, которые обещают быть интересными, однако мне кажется, что все будет нормально. Если нет, я объявлю, что теперь наши автомобили будут производиться у нас. Автомобильный вопрос особенно важен: при всех разговорах о стали особенно важны именно автомобили.

М: — Крупная группа лоббистов от автомобильной промышленности утверждает, что ваша администрация пригрозила пошлиной в 25% на все импортные автомобили, что принудит потребителей выплатить в общей сложности 45 миллиардов долларов налогов и нивелирует все преимущества налоговых послаблений для среднего класса и малообеспеченных американцев.

Т: — На самом деле это 20%, скажите им привести в порядок свои числа. Но знаете, как будет на самом деле? На самом деле не будет никакой пошлины, потому что они будут производить свои автомобили в Америке. Мы импортируем многие миллионы автомобилей в год, с которых собираем всего 2,5%. Некоторые из этих стран вообще не импортируют наши автомобили. Когда мы пытаемся продавать им продукцию, скажем, «Дженерал моторс», они вводят ограничения, помимо монетарных — такие жесткие, что продавать там машины невозможно, а если они все же продаются, то с налогом в 10%, 15%, 25%. Мы же требуем всего 2,5%, и никто их все равно не платит.

М: — Однако вы согласны, что пошлина — фактически налог с продаж? Даже Стив Форбс, побывавший у меня в передаче на прошлой неделе, сказал, что на каждую работу, которую пошлины создают в сталелитейной и алюминиевой промышленности, мы теряем 15 в областях, зависящих от импорта алюминия и стали.

Т: — Начнем с того, что я ценю свободную торговлю. Когда я был в G7, я предложил всем снять свои пошлины, — Канада отменяет свою 275% пошлину на молочные продукты, а мы отменяем налоги со своей стороны. Знаете, что произошло? Все предпочли сменить тему. Только в прошлом году Америка потеряла 817 миллиардов долларов в виде торгового дефицита, — это продолжается уже на протяжении многих лет. На эти деньги поднялся Китай. У меня отличные отношения с Китаем и президентом Си Цзиньпином, которого я очень уважаю, однако нам нужно исправить эту проблему, так не может продолжаться.

М: — Однако вы решили отказаться от ограничений на китайские инвестиции в США.

Т: — Мы ввели тарифы общей суммой в 250 миллионов долларов на их продукты, — если мы не заключим договор, они и вовсе могут достигнуть 500 миллионов. Однако Китай стремится к заключению договора, как и я, и это будет честный договор, выгодный для нашей страны. Раньше у нас была проблема: наше политическое и деловое лидерство ничего не делало. Некоторые бизнесмены получают выгоду от происходящего, — они больше заинтересованы своим бизнесом, чем будущим Соединенных Штатов. Ко мне как-то пришел глава одной крупной компании, на которую сильно повлияли тарифы. Он сказал, что непосредственно сейчас они ему вредят, однако их долгосрочные преимущества делают их введение правильным решением.

М: — Вы оказываете ответное давление на Китай, — большинство понимает, что он десятилетиями на нас наживался. Однако вы не стали вводить запрет на приобретение 25% доли в акциях американских компаний китайцами, и теперь люди хотят знать, как вы собираетесь защищать американские инновации.

Т: — Мы делаем это иными средствами. Мне не хочется отдельно выделять Китай, это несправедливо, — с Китаем у меня хорошие отношения, мне нравится их пожизненный президент, которого можно назвать королем. Они не одни такие: верно, они крупнее, сильнее, и делают это агрессивнее, однако другие страны делают то же самое. Я хочу исправить это по всему миру. Я знаю китайцев, — они очень умны, и если мы примем меры только против Китая, они будут делать это посредством других стран.

М: — Поэтому вы должны были принять меры даже против наших союзников.

Т: — Я хочу, чтобы это касалось всех. Возьмем сталь — если не принять всеобщие меры, то страны-исключения превратятся в лазейки, и вы напрасно потратите время.

М: — Если мы пытаемся предотвратить отток наших денег в Китай, не было бы разумнее сблизиться с нашими союзниками и выступить против Китая единым фронтом?

Т: — Евросоюз не лучше Китая, только меньше. Взгляните на автомобили — они экспортируют нам мерседесы, однако не импортируют наши машины. Они не хотят покупать наши аграрные продукты, и вместо этого защищают своих фермеров, поэтому мы будем защищать своих. В прошлом году положительный торговый баланс Евросоюза составлял 150 миллиардов долларов. Я люблю Евросоюз, — мои родители родились в Европе, и мне нравятся все эти страны: Германия, Шотландия, которая останется там до самого Брексита. Однако их отношение к нам несправедливо. В прошлом году они заработали на торговле 151 миллиард долларов, тогда как наша торговля с Евросоюзом была убыточной. Вдобавок к этому мы тратим огромные суммы на НАТО, обеспечивая их защиту.

М: — Я видела ваше вчерашнее выступление в Висконсине. Вы говорили о мотоциклах «Харлей-Дэвидсон», — их производители собираются перенести часть производства за границу, потому что столкнулись с ответными пошлинами со стороны Европы. Стоит ли вам, президенту, критиковать конкретные компании?

Т: — Да, стоит. Я в хороших отношениях с «Харлей», — все, кто когда-либо покупал эти мотоциклы, проголосовали за Трампа. Было движение байкеров за Трампа, и они очень недовольны происходящим. Мы объявили о своих пошлинах всего несколько дней назад, а решение «Харлей-Дэвидсон» было принято уже в начале года — задолго до того, как о пошлинах вообще зашла речь. Я считаю, что они поступают неправильно. «Харлей» — американский мотоцикл, и они должны проводить их в этой стране. Шесть месяцев назад я встретился с ними за обедом, и они сказали мне, что в Индии с них берут 100% пошлину. В итоге они мало там продают. Я добился от Индии снижения пошлин, поскольку именно Индию они использовали в качестве примера. Они — одни из немногих, кто выводит производство из США, все остальные делают наоборот. Мне кажется, что в итоге «Харлею» это сильно навредит, — а ведь это отличный американский продукт, и люди не хотят, чтобы он производился за границей, только чтобы заработать на пару долларов больше. Это мои избиратели, — они гордятся тем, что он производится в США.

М: — Все эти проблемы будут подняты на промежуточных выборах, включая иммиграцию. Считаете ли вы, что вопрос иммиграции и все эти фотографии разделенных семей навредят республиканцам в ноябре?

Т: — На прошлой неделе я подписал исполнительный приказ, запретивший разделение семей.

М: — Сделали ли вы это под влиянием нашей Первой леди, Мелании?

Т: — Она дважды побывала на границе.

М: — О чем она говорила?

Т: — Она сказала мне, что это весьма печальная ситуация, однако ее очень впечатлил профессионализм пограничной службы. Она милосердна, и ее огорчили страдания людей, — за полторы недели она побывала там дважды, — однако она особенно отметила, как хорошо сработали пограничники. Она обратила внимание на опасность, которой они подвергаются, — нам нужные крепкие границы, нам нужно их защищать, чтобы предотвратить преступления. Демократы же хотят избавиться от границ и иммиграционной полиции.

М: — Только что 28-летняя социалистка одержала победу над Джо Краули, и она добивается роспуска ИТП, с чем согласно все больше демократов. Сегодня Кирстен Джиллибранд заявила, что ИТП должна быть распущена.

Т: — Надеюсь, что они продолжат в том же духе, потому что в таком случае они начисто проиграют. Знаете, ИТП — это те самые ребята, которые сталкиваются с MS-13 и одерживают верх, потому что они куда крепче любых бандитов. Избавитесь от них, и получите страну, в которой страшно выйти на улицу. После того, как Мелания побывала на границе, она говорила со мной о водном патруле, а не о сотрудниках ИТП, поскольку она не видела последних в действии, однако ИТП — невероятные патриоты, у них очень опасная работа. Если демократы сдвинутся левее, как хочет их новый лидер Максин Уотерс и Нэнси Пелоси, распустят ИТП и откроют границы, это приведет только к стремительному росту преступности. Если такой будет их кампания — открытые границы и рост преступности, — они не одержат победы ни в одних выборах, что вполне меня устраивает.

М: — Позвольте задать вам быстрый вопрос о Северной Корее и Иране, — как прошла встреча, можете ли вы поделиться какими-либо историями? Я поговорила с некоторыми военными, и они сказали мне, что Северной Корее предстоит рассказать нам о том, где именно располагаются их ядерные объекты, чтобы мы могли провести проверки. Что вы сделаете, если в течение следующих двух недель мы обнаружим, что они не намерены выполнять договоренности?

Т: — Я считаю, что они настроены совершенно серьезно и намерены сделать то, что обещали. Я хорошо с ними пообщался, и мы нашли много общих точек: избавление от ядерного оружия, возвращение останков героев прошлого, возвращение заложников. Пока что мы ничего не дали Корее. Мы сохранили много денег, когда отменили военные учения, — все те бомбы, которые мы скидывали каждые шесть месяцев, невероятно много стоят. Однако мы многое дадим ей в будущем, — я уверен, Северную Корею ждет замечательное будущее, и я отлично поладил с председателем Кимом.

М: — Значит, мы доверяем ему, господин президент?

Т: — Я заключил с ним сделку и пожал руки, и я действительно считаю, что он был искренен. Возможно ли, что сделка не увенчается успехом? Возможно — такое бывает.

М: — Вы приняли смелое отношение касательно Ирана, — теперь там начались протесты и демонстрации, люди добиваются экономической свободы.

Т: — Теперь Ирану не до влияния в Средиземноморье, — у него есть свои проблемы.

М: — Правда ли, что они начали обогащать уран, как говорят некоторые доклады?

Т: — Если так, у них будут большие проблемы.

М: — Позвольте спросить у вас о вторичных санкциях. Будете ли вы наказывать европейские компании, поддерживающие отношения с Ираном?

Т: — Да, совершенно верно.

М: — Что касается цен на нефть — считаете ли вы, что кто-то искусственно поддерживает цены выше семидесяти долларов?

Т: — Абсолютно точно. Это делает ОПЕК, и они прекратят, поскольку многим из них мы обеспечиваем защиту. Одна из проблем с санкциями против Ирана в том, что это приводит к сокращению количества нефти на рынке, и ОПЕК должна это компенсировать. Кто их главный враг? Иран. У меня отличные отношения с королем и наследным принцем Саудовской Аравии, и соседними с ними странами, так что им нужно будет увеличить выработку.

М: — Что вы скажете о Питере Строке и о других показаниях, сделанных Родом Розенштейном, Кристофером Рэем и прочими, — почему вы просто не добьетесь передачи всех этих документов в Конгресс?

Т: — В моих руках эта страна отлично работает. У Майка Помпео все хорошо, у нас сложилась прекрасная команда. Это та единственная область, в которую я не хочу вмешиваться, во всяком случае пока, — документы дойдут, куда надо. Мне не понравилось, когда недавно все друг на друга кричали, — если Россия действительно пытается посеять среди нас хаос, она будет радоваться этому, как своему величайшему достижению. Я не вступал с Россией ни в какой сговор, вся эта шумиха — сущий позор, однако я намеренно избегал вмешательств в расследование. Никто ничего не обнаружил — я передал им миллион и четыреста тысяч документов, и ни в одном из них не упоминается Россия.

М: — Будете ли вы говорить о российском вмешательстве при встрече с Владимиром Путиным?

Т: — Я хочу узнать, почему ФБР не получило доступа к серверу Демократической партии.

М: — Демократическая партия хотела передать его частной компании. Они не хотели давать его ФБР.

Т: — Это невероятно. Почему ФБР не забрали его? Посмотрите, как они действовали с остальными, — так почему Демократической партии позволили вышвырнуть их вон из своего штаба?

М: — Обоими расследованиями заведовали одни и те же люди.

Т: — Разницу между расследованиями видно невооруженным глазом. Я не сделал ничего плохого, — не было никакого сговора. Другая же сторона удалила 33 тысячи сообщений после получения повестки в Конгресс, — не будем уж говорить об уране. За такое отправляются в тюрьму даже в обычных судах, но вместо этого некоторые из фигурантов получили иммунитет еще до того, как ФБР начало проверки. Им позволили сохранить свои ноутбуки, и даже очистить их в течение недели.

М: — Последний вопрос, господин президент. Недавно вашего замечательного пресс-секретаря Сару Сандерс попросили покинуть ресторан. У Питера Фонда и Роберта Де Ниро начался психоз, и они вылили на вас потоки желчи, — вся страна озлобилась. Как президент и главнокомандующий этой великой страны, что вы можете сделать, чтобы примирить нас?

Т: — Некоторые делают это, чтобы привлечь внимание. Ресторан отвратительно обошелся с Сарой. Говорится много ужасных вещей. Знаете, в истории американской политики не было такой избирательной базы, как у меня. Я надеюсь, что наши противники поймут, что им стоит сбавить обороты, потому что их риторика и многие из их радикальных идей действительно вредны и опасны для страны.

М: — Вы обеспечиваете экономический рост и создание рабочих мест.

Т: — Безработица среди чернокожих достигла наименьшего значения в истории. То же с безработицей среди латиноамериканцев. Среди женщин рекорд поставлен за 64–65 лет, — в течение пары недель он должен достичь исторических показателей. В целом наши показатели безработицы близки к историческому минимуму. ФРС предсказал экономический рост сначала в 4,6%, потом в 4,8%, — каждая дробь означает три триллиона долларов и десять миллионов работ. Когда я только стал президентом, рост составлял 1,2%, и его темп снижался, потому что они вводили новые регуляции, не сокращали налогообложение, — напротив, демократы планировали поднять налоги. Я не думаю, что это помогло бы стране, и это не понравилось избирателям.

М: — Думаете, это станет тем, что побудит избирателей сделать свой выбор 11 ноября?

Т: — Думаю, налоговые сокращения и дерегуляция сыграют большое значение. В целом я спокоен, — единственное, что меня тревожит, — то, что в 93% случаев одержавшая победу в президентских выборах партия показывает посредственный результат в промежуточных выборах. В остальном наше нынешнее экономическое положение лучше, чем когда либо, так что если все сведется к экономике, мы должны показать замечательный результат. Я думаю, что мы прекрасно проявим себя и добьемся замечательных результатов в Сенате и Палате представителей. За последние шесть дней я посетил три штата. Мне кажется, что наши кандидаты в каждом из них имеют все шансы одержать победу.

М: — Кажется, вы рады вернуться к выступлениям в избирательных кампаниях.

Т: — Я люблю этих людей, народ этой страны.

М: — Благодарю вас за то, что присоединились к нам сегодня.

США. Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июля 2018 > № 2665060 Дональд Трамп


Казахстан. США > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662562

У Кашагана появился Единый центр обработки данных

В Атырау начал работу Единый центр обработки данных Северо-Каспийского проекта по освоению месторождения Кашаган в казахстанском секторе Каспийского моря, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Строительство ЦОД реализовано в рамках поддержки государственной программы «Цифровой Казахстан», инициированной Президентом страны. Это также соответствует инициативе компании North Caspian Operating Company по сокращению расходов и консолидации всех основных сервисов информационных технологий и управления информацией, расположенных на удаленных площадках и различных локациях Казахстана, в едином месте», - сообщили в пресс-службе компании NКОК.

Атырауский ЦОД занимает 6,5 тыс. кв. м и использует новейшие IT-технологии. Установленное оборудование - системы питания, охлаждения, телекоммуникаций, мониторинга - соответствует международным стандартам. ЦОД содержит достаточно вычислительных мощностей, чтобы полностью удовлетворить существующие и будущие потребности IT-инфраструктуры для Северо-Каспийского проекта по освоению Кашагана.

Как отметили в ведомстве, Атырауский ЦОД успешно прошел международную сертификацию по стандарту Tier III организации «Uptime Institute», став первым подобным объектом в Казахстане.

Казахстан. США > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662562


США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661498

Китай призывает Вашингтон прекратить делать ничем не подкрепленные догадки и оказывать необоснованное давление на китайские компании в США, заявил во вторник официальный представитель МИД КНР Лу Кан.

Национальное управление по телекоммуникациям и информации США (NTIA) из соображений национальной безопасности рекомендовало в понедельник Федеральной комиссии по связи отклонить заявку компании China Mobile на предоставление своих услуг внутри США.

"Мы призываем США прекратить делать ничем не подкрепленные догадки и оказывать необоснованное давление на китайские компании, предоставить справедливые условия для инвестиций китайских компаний, делать больше для укрепления взаимодоверия и сотрудничества", — заявил на брифинге Лу Кан, комментируя решение по China Mobile.

Он также призвал американскую сторону отказаться от мышления "холодной войны и вышедшей из моды концепции авантюрных действий".

В заявлении NTIA отмечалось, что после дискуссий с мобильным оператором China Mobile так и не удалось снять обеспокоенность американской стороны относительно "растущего риска национальной безопасности" США, исходящего от этой компании.

В этой связи национальное управление по телекоммуникациям и информации США решило рекомендовать отклонить заявку китайской стороны.

США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 июля 2018 > № 2661498


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июля 2018 > № 2661003 Джон Болтон

Интервью советника по национальной безопасности Джона Болтона

Ниже приводится запись интервью советника по национальной безопасности Джона Болтона, которое он дал 1 июля 2018 года на передаче «Лицом к лицу со страной»

Маргарет Бреннан (Margaret Brennan), CBS News, США

Маргарет Бреннан: Доброе утро и добро пожаловать на нашу передачу. Сегодня мы должны поговорить о вакансии в Верховном суде, но начать мы хотим с внешней политики, а поэтому побеседуем с советником президента Трампа по национальной безопасности Джоном Болтоном. Господин посол, мы рады снова видеть вас у себя в студии.

Посол Джон Болтон: Рад быть с вами.

— «Вашингтон Пост» сообщает о наличии у американских разведслужб новых доказательств того, что Северная Корея пытается скрыть количество имеющихся у нее ракет, объектов и прочих компонентов ядерной программы. Видели ли вы какие-то свидетельства того, что они на самом деле ликвидируют свою ядерную инфраструктуру?

— Что ж, мне не хочется комментировать это конкретное сообщение. Я не хочу комментировать ничего, что связано с разведывательной информацией. Я бы лучше обсудил это в более общем плане. Мы хорошо узнали манеру поведения Северной Кореи за десятилетия ее переговоров с Соединенными Штатами. Мы точно знаем, каков риск того, что они будут затягивать переговоры, чтобы продолжать свои программы разработки ядерного, химического и биологического оружия, а также работу по созданию баллистических ракет. Президент хотел бы провести эти переговоры без промедлений и принять решение. Такой же совет нам дал китайский лидер Си Цзиньпин. Поэтому мы постараемся воплотить в жизнь то, о чем два руководителя договорились в Сингапуре. Но если не считать серию сообщений СМИ, ситуация складывается не очень хорошо, они скрывают то одно, то другое. И это не способствует продолжению переговорного процесса. Но у команды, которая ведет эти переговоры, нет иллюзий — ведь мы хорошо знаем, что северокорейцы делали в прошлом.

— Насколько быстро Северная Корея откажется от своего арсенала? Или они используют дипломатию в качестве прикрытия?

— Что ж, они определенно делали это в прошлом. Но Ким Чен Ын несколько раз подчеркнул в Сингапуре, что он будет действовать иначе, чем прежние режимы. Теперь пусть подтвердит свои слова действиями.

— Вы подчеркивали, что отличаетесь от прежних администраций, когда в прошлый раз были у нас на передаче. Вы говорили, что до уступок им придется сдать свое оружие.

— Верно. И мы разработали программу. Я уверен, что госсекретарь Майк Помпео обсудит в ближайшем будущем с северокорейцами, как они через год будут ликвидировать свое оружие массового уничтожения и сворачивать ракетные программы, если они уже приняли стратегическое решение на сей счет. Если они будут сотрудничать, мы сможем быстро продвигаться вперед, и Северной Корее выгодно очень быстро отказаться от этих программ, потому что в этом случае Южная Корея, Япония и остальные страны смогут приступить к снятию санкций.

— Через год?

— Ну, наши эксперты разработали программу, которая предусматривает, что Северная Корея откроет все свои объекты химического, биологического, ядерного оружия и баллистических ракет.

— Но этого пока не произошло?

— Мы сможем… нет, не произошло. Мы сможем физически ликвидировать большую часть их программ в течение года.

— Это важно. Но я хочу задать вам другой вопрос — о вашей поездке в Москву, где вы лицом к лицу встречались с Владимиром Путиным в рамках подготовки июльского саммита с президентом Трампом. О каких конкретных изменениях в российской внешней политике вы собираетесь попросить его? Какова цель?

— Что ж, цель этой встречи заключается в том, чтобы два лидера не проводили переговоры на полях какой-то крупной международной конференции, а просто сели и поговорили по целому ряду накопившихся вопросов. Президент Трамп сказал на прошлой неделе, что он поднимет такие вопросы, как Сирия, Украина, вмешательство в выборы. То есть все те проблемы, которые существуют между нами. И мне кажется, президент считает это очень важным, так как он получит возможность оценить Владимира Путина, посмотреть, в каких областях мы можем добиться совместного прогресса, а где мы не можем этого сделать.

— Но прямо сейчас Россия без разбора бомбит южную Сирию. Это нарушение соглашения, которое Владимир Путин заключил с Трампом. Почему Трамп должен считать, что этому человеку можно доверять?

— Ну, посмотрим, что произойдет, когда они встретятся. Есть возможность провести более крупные переговоры о выводе иранских сил из Сирии обратно в Иран. Это был бы важный шаг вперед.

— И в этих целях применить силу?

— Важный шаг — заключить соглашение с Россией, если это возможно. Этот конфликт в Сирии — он продолжается уже почти семь лет. Но сейчас Иран присутствует в Ираке, Сирия реально пробралась в Ливан, и они связаны с «Хезболлой», которая с самого начала является ставленницей Ирана.

— Они объявили победу. Асад выиграл войну?

— Ну, я не считаю, что Асад — это стратегический вопрос. Я думаю, стратегический вопрос — это Иран. И не только то, что они продолжают свою программу ядерного оружия, но и то, что они оказывают масштабную поддержку международному терроризму и его силам на Ближнем Востоке. Я бы сказал, что два президента захотят подробно обсудить этот вопрос. Думаю, решение президента Трампа выйти из непродуманной ядерной сделки с Ираном и вновь ввести санкции начинает оказывать дополнительное давление на Иран. Так что это не только ядерный вопрос, но и вопрос об усилении иранского влияния в регионе.

— И вы считаете, что Россия может быть здесь партнером?

— Посмотрим. Русские всегда говорят о своем желании сотрудничать с нами по проблеме международного терроризма.

— Он говорят это уже много лет.

— Ну, в некоторых областях мы действительно сотрудничали — еще во времена администрации Буша. И по Ирану, который является самым главным спонсором международного терроризма в мире. Я думаю, именно это сейчас главный вопрос.

— Хочу спросить про директора национальной разведки Дэна Коутса, который предельно четко заявил в июле, что Россия активно воздействует на американское общество, и что такое воздействие может повлиять на наши промежуточные выборы. Вы говорили Путину и его помощникам, чтобы они это прекратили?

— В среду я весь день проводил встречи, в том числе полтора часа с президентом Путиным, с его министром иностранных дел и министром обороны, а также с дипломатическим советником. Действительно, мы обсуждали вопрос о вмешательстве в выборы. Я считаю это важным…

— О вмешательстве сейчас? Прямо сейчас?

— Да, абсолютно. О вмешательстве в выборы 2016 года. Нас беспокоит то, что они занимаются этим на выборах 2018 года. Но президент Путин через переводчика сказал, что в 2016 году, конечно же, не было никакого вмешательства со стороны российского государства.

— Без одобрения Путина мало что происходит.

— Что ж, это интересное заявление. Я думаю, эту дискуссию стоит продолжить, и я уверен, что президент захочет ее продолжить.

— Как вы думаете, что он имеет в виду?

— Ну, я не знаю. Мы не очень долго с ним общались. Но то, что он сказал, очень сильно отличается от моей точки зрения, и он к тому же не сказал, что не было никакого российского вмешательства.

— Вы усматриваете в этом некое признание с его стороны?

— Я думаю, президенту надо продолжить разговор на эту тему. Ему нужно поговорить об этом с президентом Путиным. Мне очень понравилась беседа с моим коллегой в России, с министром иностранных дел и с остальными. Я понял, что решения там принимает Владимир Путин, а поэтому нашему руководителю надо говорить с ним.

— На этой неделе на борту президентского самолета Трамп беседовал с репортерами и был близок к признанию российской аннексии Крыма. Посмотрим, что произойдет, когда этот вопрос возникнет в ходе саммита. Соединенные Штаты поддерживают идею о том, что международные границы можно перекраивать силой? Это реальная тема для разговора?

— Нет, Соединенные Штаты придерживаются иной позиции. Но я думаю…

— Вот почему, когда Трамп сказал это, об этом заговорили в новостях.

— Я не знаю, так ли именно он об этом сказал. Я думаю, президент часто говорит о своей готовности вести переговоры с иностранными лидерами по широкому кругу вопросов и выслушивать их точку зрения. Президент Путин довольно ясно сказал мне об этом, а я в ответ заявил, что нам придется согласиться или не соглашаться по Украине.

— Но это не тема для переговоров.

— У США иная позиция.

— Хорошо. Но когда вы говорите «посмотрим», это значит, что многое возможно.

— Что ж, посмотрим.

— Это шокирует наших европейских союзников.

— Не думаю, что это станет шоком, совсем нет. Как я уже говорил, у США на этой счет предельно ясная позиция.

— Верно. Но если президент говорит, что двери для перемен открыты, позиция США тоже может измениться?

— Политику страны формирует президент. Я ее не формирую.

— Такого рода комментарии вызывают глубокую тревогу у многих наших европейских союзников, особенно накануне очередного саммита НАТО. Это указывает на появление неких трещин в военном альянсе НАТО, которые…

— Я не…

— Президент ведет себя дружелюбнее с врагами, нежели с союзниками.

— Ну, это чепуха, как мне кажется. По-моему, это чепуха. Президент сказал нашим союзникам по НАТО — и это вызвало у них обеспокоенность — что они должны выполнять свои обязательства, которые сами взяли на себя при администрации Обамы…

— Речь о военных расходах.

— Не только о расходах. Но позвольте подчеркнуть, что они обязались тратить 2% своего ВВП на оборону. Речь здесь не только о долларах и центах. Это организация коллективной безопасности. НАТО является самым успешным военно-политическим альянсом в истории. Но если его главные члены, включая Германию, не хотят тратить на свою оборону необходимые средства, то как нам это понимать?

— Но американская разведка считает, что Россия активно пытается ослабить НАТО. Вы же понимаете, что комментарии президента подрывают европейский альянс, даже если не вести речь о расходах…

— Надо вести речь о расходах, надо. Насколько прочны европейские обязательства…

— Вы правы, прежние президенты также говорили, что это вызывает глубокую озабоченность, и что они хотят видеть увеличение расходов.

— Барак Обама…

— Именно.

— …на самом деле сказал, что любители пожить на дармовщинку его раздражают.

— Вот именно.

— Поэтому я считаю несправедливым…

— Но когда президент…

— …критиковать президента Трампа за те слова, которые до него говорил президент Обама.

— Безусловно. Но что касается перекройки международных границ, как это было с Крымом, оставлять возможности для изменений и говорить вещи, которые прямо и конкретно ослабляют альянс, — это неслыханно и очень тревожно.

— Не думаю, что он имел в виду именно это, когда выступал с таким комментарием. Ведутся активные дискуссии. На прошлой неделе Европейский совет провел дискуссию о позиции ЕС по Украине. По этой теме и среди самих европейцев тоже есть разногласия. Но я хочу вернуться к вопросу об эффективности НАТО. Президенту нужен сильный Североатлантический альянс. Если вы считаете Россию угрозой, то задайте себе такой вопрос: почему Германия тратит на военные нужды менее 1,2% ВНП? Поэтому когда люди говорят об ослаблении НАТО, надо смотреть на тех, кто предпринимает шаги, делающие альянс менее эффективным в военном плане.

— Что ж, будем наблюдать. На саммите НАТО и на встрече с Владимиром Путиным. Большое вам спасибо…

— Рад был поговорить с вами.

— Спасибо, господин посол, что пришли на передачу.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июля 2018 > № 2661003 Джон Болтон


Италия. США > Медицина > italia-ru.it, 30 июня 2018 > № 2668497

Сколько может прожить человек? После 105 лет риск смерти остается неизменным

В новом исследовании, посвященном 4000 итальянским долгожителям, опубликованным в журнале Science, объясняется, что риск смерти ускоряется лишь до 80 лет, а затем остается постоянным.

До какого возраста может дожить человек? Существует ли биологический предел, который нельзя преодолеть? Исследования по этому вопросу проводятся уже много лет, и хотя волшебное зелье, позволяющее продлить жизнь еще не было изобретено (и вряд ли это случится), чтобы жить долго и здорово, необходимо иметь хорошую генетику и вести правильный образ жизни.

Последнее исследование, опубликованное в Science, установило порог долговечности на уровне 105 лет, за которым стабилизируется риск смерти.

Исследование было проведено Университетом La Sapienza в Риме в сотрудничестве с Университетом "Рома Тре". Исследователи изучили данные почти 4000 итальянцев в возрасте старше 100 лет (всех тех, кто не дожил до 110, но пережил возраст 105 лет), собранные в период между 2009 и 2015 годами, для изучения риска смертности. "Мы подтвердили, - объясняет Элизабетта Барби, координатор исследования, - что риск смерти ускоряется экспоненциально с возрастом до 80 лет, а затем постепенно замедляется и остается постоянным после 105 лет. Итак, если существует биологический предел человеческой жизни, мы еще этого не выяснили".

В течение многих лет было выдвинуто предположение, что ожидаемая продолжительность жизни человека всегда будет расти, пусть и незначительно. Это подтверждено фактами: если в начале 1900-х годов она составляла около 55 лет, сегодня ожидаемая продолжительность жизни достигла возраста 82 лет. Американское исследование, опубликованное в Nature в 2016 году, поставило очень точный лимит ожидаемой продолжительности жизни: 115 лет. Другие исследователи говорят, что человек вполне может дожить до 125 лет. В новом исследовании итальянских ученых же говорится, что если человеку удастся дожить до 105 лет, его жизнь (потенциально) может продолжаться безо всяких ограничений.

Италия. США > Медицина > italia-ru.it, 30 июня 2018 > № 2668497


Россия. США. ООН > Экология > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666671 Сергей Рогинко

Горячий климат планеты

Сергей Рогинко, Руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН, кандидат экономических наук

Прошел год с того момента, когда 1 июня 2017 года Трамп объявил о выходе США из Парижского соглашения ООН по климату. Тем самым положив конец интриге по вопросу: выйдет или не выйдет, создававшей «саспенс» не хуже, чем хороший триллер, с самой даты выборов. При всей определенности по поводу выхода страны из соглашения, четко прописанного в предвыборной программе республиканцев и не раз подтвержденного словами самого Трампа, глобальное климатическое лобби постоянно будоражило мир вбросами в СМИ.

Мелькали сообщения о «климатическом заговоре» в ближнем окружении президента, включавшем, в частности, Рекса Тиллерсона, дочь президента Иванку Трамп и зятя Джареда Кушнера [1]. Последние ухитрились даже вывести на Трампа самого «раскрученного» американского лоббиста соглашения, бывшего вице-президента Альберта Гора. Но автору знаменитых климатических медиастрашилок не удалось запугать Трампа; видимо, тот как бизнесмен не забыл, сколько денег заработал на теме глобального потепления сам Гор, которого называют первым в истории климатическим миллиардером, и не стал питать иллюзий по поводу реальной мотивации «спасителя планеты». Та же участь постигла канцлера Ангелу Меркель, с самой инаугурации пытавшуюся устроить Трампу «климатический ликбез».

И тем не менее заявление Трампа произвело эффект разорвавшейся бомбы. В своей пафосной речи, произнесенной в Розовом саду Белого дома 1 июня 2017 года, Дональд Трамп назвал свое решение «выполнением священного долга по защите Америки и ее граждан». Главной причиной выхода названо «драконовское финансовое и экономическое бремя, которое соглашение налагает на нашу страну». По приведенным президентом данным, выполнение Парижского соглашения «с его обременительными ограничениями на энергетику» только к 2025 году означает потерю Америкой 2,7 млн. рабочих мест, закрытие многочисленных предприятий и падение производства [2]. Соглашение, по мнению Трампа, «наказывает Америку, не накладывая никаких реальных обязательств на ведущих мировых загрязнителей» (к числу которых он отнес Китай и Индию).

Этот шаг ожидаемо вызвал ураган критики в Штатах и за их пределами, в котором отметились все кому не лень, включая и такую экзотику, как Ватикан и Северная Корея. Даже сервильная Польша не побоялась куснуть руку хозяина (правда, не устами первых лиц). Явно или неявно эта критика адресуется не самим США, а «непредсказуемому Трампу», преподнося выход Штатов как его очередной эксцесс. Как будто произошло что-то небывалое в американской и мировой истории.

Между тем все это напоминает ситуацию 2001 года, с выходом США из Киотского протокола [3]. Повторены даже роли политических партий США в сценарии «входа-выхода»: демократы «входят» в соглашение (Киотский протокол - Клинтон, Парижское соглашение - Обама), республиканцы - «выходят» (соответственно, Буш-младший и Трамп). Неужели в Америке так плохо с новыми идеями, что реально управляющие этой страной структуры решили еще раз «откатать» миру уже отработанную политическую заготовку?

Хороший план у Обамы

Конечно, прямых повторов в истории не бывает. Это видно уже по тому, насколько непростой для Трампа воспринималась задача выхода из соглашения. Внутренний раскол в США по вопросу климата был при Буше-младшем слабее на порядки, и тот его легко проигнорировал. С момента его инаугурации до выхода из климатического соглашения прошло каких-нибудь два месяца - Трампу понадобилось четыре. Правда, за эти месяцы Трамп сделал, возможно, более важный шаг «в сторону от Парижа» - он отменил любимое детище Обамы - так называемый Clean Energy Plan. Этот «план чистой энергии» продолжал обамовскую традицию бюджетного субсидирования всех видов альтернативной энергетики в ущерб энергетике традиционной. Бюджет нового плана мог впечатлить кого угодно - 5 трлн. долларов, к освоению которых на «низком старте» уже подготовились и производители «зеленой энергии», и изготовители оборудования, и все виды обслуживающих структур, включая ангажированных климатологов с новыми страшилками наготове.

Но номер не прошел: Трамп дал понять, что нового клондайка для «зеленых» не будет. Более того, еще до инаугурации Трамп начал масштабную ревизию бюджетов Министерства энергетики и Агентства по охране окружающей среды. Цель - обнаружить финансовые цепочки, выводящие деньги на подпитку климатического лобби, продвигающего идею антропогенной природы глобального потепления. Деньги тоже немалые: один только бюджет Минэнерго составляет 32 млрд. долларов в год. На эти деньги лобби на протяжении многих лет «наращивало мускулы», контролировало СМИ, затыкало рот оппонентам и в последнее время даже составляло на них своего рода «расстрельные списки» (например, Гринписовский список «климатических преступников»).

Сама теория глобального потепления в последние годы приняла вид светской религии, в которой вера в потепление подменяет научную аргументацию. Эта квазирелигия в условиях бездуховного пути, выбранного Западом, заняла особое место. Ее роль - сборка общественной пассионарности, протестной энергетики и направление ее в безопасное для истеблишмента русло. Поэтому не стоит удивляться тому, что даже директора ЦРУ Майкла Помпео при назначении на должность в Сенате терзали вопросами: как он относится к глобальному потеплению? Тут не прихоть сенаторов: речь идет о символе либеральной веры.

Так что Трампу в наше время приходится куда сложнее, чем Бушу-младшему 16 лет назад: тому при выходе из Киотского протокола даже близко не приходилось сталкиваться с таким массовым и организованным протестом у себя дома. И это понятно: тогда за этим протестом не стояли такие деньги, о триллионах на кону никто и не мечтал. А сейчас, когда «сделка мечты» срывается и деньги уплывают буквально из-под носа, нетрудно понять заказчиков массовых акций, выводящих на улицы толпы пассионариев или просто запуганных обывателей: они знают, за что стараются.

«Двадцатка минус»

Рынок на демарш Трампа прореагировал совсем не так, как предсказывали алармисты, а именно - повышением курса акций. В частности, индекс Доу-Джонса подрос на 135 пунктов, до отметки 21,144, индекс Nasdaq Composite установил рекорд, поднявшись на 48 пунктов и составив 6,246, индекс S&P 500 также достиг новых высот, прибавив 18 пунктов и достигнув отметки 2,430 [4].

Зато в столицах стран Старой Европы началась паника; лидеры этих стран лихорадочно занялись попытками как-то смягчить ситуацию. Первая схватка была намечена на саммит «Большой двадцатки», состоявшийся 7-8 июля 2017 года в Гамбурге. Саммит планировался как первый по-настоящему климатический саммит «двадцатки», на котором повестке изменения климата отводилась ведущая роль. К саммиту разрабатывался так называемый «План «Большой двадцатки» по климату и энергии для роста», который намечался к всеобщему одобрению. Но приход к власти Трампа спутал карты: американская сторона начала затягивать согласование текста, требуя смягчения одной формулировки за другой [5]. К американскому давлению присоединились некоторые другие страны, например Турция и Индонезия, что в итоге привело к тому, что текст оказался гораздо более расплывчатым и неопределенным.

Из текста документа «вылетели», в частности, такие формирующие глобальный миропорядок пункты, как:

- обязательства стран «двадцатки» отказаться от «топливных субсидий» не позже 2025 года (разумеется, речь идет не о ВИЭ, а об углеводородном топливе);

- обязательства стран «двадцатки» разработать и представить в 2018 году «дорожные карты» по полной декарбонизации экономики к 2050 году (выход на нулевые выбросы парниковых газов);

- обязательства сформировать «климатический план» для международных финансовых институтов;

- заявления в поддержку углеродного налога;

- все пункты в поддержку намеченного на 2018 год пересмотра обязательств стран по линии Парижского соглашения (разумеется, в сторону ужесточения обязательств).

Тем не менее даже эту смягченную версию документа Штаты подписывать отказались, спровоцировав тем самым необычную ситуацию: нарушение принципа консенсуса по всем принимаемым документам «двадцатки». В итоге план был подписан 19 странами вместо 20 [6]. Но этим история не кончилась: после саммита в Гамбурге Президент Турции Эрдоган заявил о том, что турецкий парламент приостанавливает процедуру ратификации Парижского соглашения. Более того, он высказал намерение добиться лучших условий для участия Турции в соглашении, в частности это касается режима национальных обязательств. По мнению Эрдогана, обязательства для его страны не должны включать абсолютных национальных лимитов на выбросы, а быть аналогичными принятым Китаем. То есть речь идет о так называемых относительных сокращениях: например, на единицу ВВП, без ограничений на общие объемы, и, соответственно, на экономический рост. Таким образом, уже сейчас можно сказать, что идея Трампа о возможности «перепереговорить» Парижское соглашение понята и поддержана. И надо ждать развития событий.

Бомба от Макрона

Прошлый год выявил еще одну перемену в европейской политике: сменился претендент на роль главного оппонента Трампа по вопросам климата. Эту роль до последнего времени без особого энтузиазма играла канцлер Германии А.Меркель, все увещевания которой встречались Трампом в лучшем случае вежливым молчанием. И тогда роль главного радетеля глобального климата решил примерить на себя новый Президент Франции Э.Макрон. Вступление в роль было отмечено громкими заявлениями о желании воздействовать на решение Трампа о выходе из Парижского соглашения. Но встречи Макрона с Трампом к такому результату не привели, и последовали новые шаги.

Трампу был брошен открытый вызов, причем на американском «поле». Узнав о решении Трампа по сокращению финансирования климатических алармистов, Макрон заявил о выделении 30 млн. евро для приглашения на работу во Францию американских ученых, поддерживающих гипотезу антропогенного потепления. Франция, по словам Макрона, должна стать для таких специалистов родным домом. С неплохим, по европейским меркам, содержанием от 400 до 600 тыс. евро в год [7].

Для традиционно скуповатой Франции, родине Гобсека и Гарпагона, такие условия - просто королевский жест. Другой вопрос - сочтут ли его таковым американские эксперты, привыкшие к совсем иным бюджетам и окладам. Да и от выделяемых сумм много ли достанется, если они включают зарплату не только самого ученого, но и двух специалистов-помощников, а также транспортные и иные расходы по предлагаемому каждым ученым проекту. И если учесть, что анонсированные 30 миллионов рассчитаны на четыре года, и сравнить это с бюджетом того же Минэнерго США, то получится разница более чем в 4 тыс. раз. Соотношение приблизительно, как между моськой и слоном?

Но эти параллели с крыловской басней вряд ли подойдут для другой инициативы Президента Макрона - так называемого Глобального пакта об окружающей среде. Макрон инициировал обсуждение данной инициативы на «полях» 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. И, как показывает анализ проекта пакта, его возможное принятие пожалуй серьезно поменяет всю конфигурацию системы международных экологических соглашений и в перспективе осложнит положение России в мировом сообществе.

Работа над документом велась в рамках так называемого Клуба юристов (Club des Juristes), проправительственного аналитического центра под руководством Л.Фабиуса, бывшего министра иностранных дел Франции и председателя Парижской конференции ООН по климату (декабрь 2015 г.), на которой было принято Парижское соглашение [8]. К разработке документа было привлечено 150 специалистов из 54 стран, что предполагало немалый бюджет проекта. В качестве спонсоров были в пожарном порядке привлечены крупнейшие финансовые и промышленные структуры Франции - BNP Paribas, ENGIE, Michelin, Saint Gobain, L’Oreal и другие.

Э.Макрон подтвердил намерение продвинуть пакт в качестве новой глобальной правовой экологической нормы. Пакт презентуется им в качестве нового, революционного документа - «третьего поколения прав человека» после конвенций ООН по экономическим, социальным и культурным правам и по гражданским и политическим правам. Инициатива Макрона была предсказуемо благожелательно встречена французской прессой и рядом экологических НПО, некоторые из которых стали бенефициаром бюджетной части проекта.

Что представляет из себя проект пакта? Пока, несмотря на обилие привлеченных экспертов (а может быть, именно в силу их многочисленности), документ не производит впечатления целостного, логически построенного текста. Миру представлен достаточно бессвязный набор формулировок и пропагандистских клише, отчасти заимствованных из других международных документов (в частности, из хорошо знакомого Л.Фабиусу Парижского соглашения). Из Парижского соглашения взята даже такая чужеродная ему в качестве экологического документа формулировка (прошедшая под давлением феминистских групп влияния), как «подчеркивание роли женщин в устойчивом развитии и необходимость усиления влияния женщин». Из формулировок климатических переговоров взято положение о том, что отсутствие научного доказательства существования проблемы не может быть основанием для непринятия мер в случае угрозы экологической деградации. Из всех известных экологических проблем на сегодня таким свойством недоказанности обладает только одна проблема - изменение климата, и прежде всего гипотеза его антропогенного происхождения. Поэтому данная формулировка - не что иное, как попытка «протащить Парижское соглашение с заднего крыльца», рассчитывая на то, что США с их самоощущением главного защитника всех прав человека не заметят противоречащих их позиции положений и проголосуют за документ (оказавшись тем самым в двусмысленной ситуации).

Какие же права человека объявляются в пакте и каким способом их предполагается защищать? Главным правом каждого человека объявляется право жить в экологически здоровой среде, адекватной для его здоровья, благосостояния, достоинства, культуры и самореализации. Прямо скажем, святые слова, но неплохо было бы увидеть на нашей планете хотя бы одну страну, в которой это право полностью и для всех жителей реализованы. А поскольку это не так, то формулировка сразу заставляет предполагать некоторое лукавство разработчиков. И, очевидно, определенный заказ.

Смысл заказа понятен сразу, как только выясняется адресат документа - суверенные государства. Именно на них прежде всего возлагается ответственность за заботу о подобной окружающей среде. Странам вменяется в обязанность осуществлять политику «экологической интеграции», вести международное сотрудничество, особенно в области изменения климата. Страны должны вести политику устойчивого развития, в том числе регулирования паттернов производства и потребления. Предусмотрена даже такая норма, как обязательство стран минимизировать экологический ущерб от военных конфликтов.

Центральным моментом пакта стало распространение на международные отношения положения об ответственности за экологический ущерб - так называемого принципа «загрязнитель платит». Для получения этих платежей предусмотрены юридические (судебные) процедуры, которые, в частности, позволят юридическое преследование любого правительства со стороны любого частного или юридического лица за нарушение своих экологических прав. Таким образом, суверенные государства ставятся в роль ответчика за нарушение экологических прав, причем в любой произвольной юрисдикции. При этом права сформулированы так, что ни одна страна в полной мере не способна их обеспечить. Подобный документ открывает для государств ящик Пандоры - источник бесконечных заведомо проигрышных исков, в которых главным бенефициаром станет прожорливое глобальное юридическое сословие, изготовившееся к небывалым доходам от обслуживания этих процессов. Очевидно, что Клуб юристов, разрабатывавший данный пакт, себя и своих коллег не обделил.

Новинкой стала и предусмотренная пактом система контроля за выполнением обязательств стран и оценки их действий, полностью скопированная с Парижского соглашения. В тексте соблюдение обязательств закреплено за комитетом, составленным из независимых экспертов. Несмотря на заявленный ненаказующий способ действия, такой формат не гарантирует беспристрастных оценок и создает нишу для произвольных, предвзятых толкований национальных усилий. Разработчики документа в спешной работе, видимо, не учли, что смысл такой системы (если он вообще существует) в Парижском соглашении обусловлен необходимостью выполнения цели соглашения: ограничения роста глобальной температуры. Пакт, в отличие от соглашения, такой цели лишен, следовательно, возникает вопрос: а зачем тогда механизм внешней оценки суверенных государств, да и к тому же какими-то якобы объективными экспертами? Особенно актуален этот вопрос для России, опыт оценки которой различными группами как бы независимых экспертов в различных областях (от спорта до национальных экономических рейтингов) за редчайшими исключениями является негативным.

 Еще один трюк разработчиков пакта - попытка презентовать его как «новое поколение прав человека». По словам Л.Фабиуса, «у нас уже есть два международных пакта [по правам человека]… Идея - в том, чтобы создать третий - для третьего поколения прав - экологических прав» [7]. Звучит красиво, особенно если не знать о фундаментальных отличиях предлагаемого документа от упомянутых Фабиусом пактов: Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах (оба приняты в 1966 г.). Ни один из этих пактов не содержит ни пунктов о судебном преследовании суверенных стран, ни пунктов о внешней оценке их действий так называемыми независимыми экспертами. И если предыдущие пакты в целом носят декларативный характер, то нынешний документ - совершенно другая правовая норма. Это типичное юридически обязывающее соглашение, с внятными финансовыми рисками, санкциями и механизмом контроля. Поэтому красивыми словами Фабиуса, осуществляющего такую несложную подмену понятий, вряд ли стоит обольщаться.

Предлагаемый пакт задуман как системный документ, рассчитанный на надстоящую роль над всеми международными экологическими соглашениями и во многом задающий общие правила игры в их рамках. Тем самым все участники более 500 существующих международных экологических соглашений разной степени обязательности оказываются задним числом в новом режиме обязательств, на которые они не рассчитывали, когда эти соглашения подписывались. В свете этого данный документ нельзя оценить иначе, как беспрецедентную политическую провокацию, спекулирующую на действительно существующих проблемах, но предлагающую неадекватные средства для их решения. Запуская механизм преследования правительств по экологическим мотивам, составители документа умалчивают о возможностях произвольных толкований и открытого диктата, которые таким механизмом предоставляются. А механизм контроля, формируемый как группа подобранных «независимых экспертов», позволит организовать выборочное преследование стран-мишеней, список которых, судя по всему, уже заготовлен. В этих странах в случае его принятия пакт:

- провоцирует судебное преследование государства со стороны собственных граждан по примеру небезызвестного ЕСПЧ;

- создает соответствующую инфраструктуру, поддерживающую и развивающую конфликты граждан с собственным государством, включая соответствующие НПО, роль которых в этом процессе специально прописана в пакте;

- формирует на базе судебных процессов негативный имидж страны в мировых СМИ, включая инициирование санкционного давления;

Кроме этого, поскольку главным источником загрязнения являются промышленные предприятия, иски, предъявляемые к государству, неизбежно вызовут трения между государством и бизнесом, подрывая тем самым социальную стабильность страны.

Все эти риски напрямую касаются России, что заставляет занять по отношению к документу, как минимум, осторожную позицию. Опыт последних десятилетий и участия России в таких красиво оформленных конструкциях, как, например, Монреальский протокол, свидетельствует о том, что за сладкими фразами о спасении планеты всегда скрываются реальные бенефициары, задающие правила игры, в которой посторонним на выигрыш рассчитывать нечего.

Парижские зигзаги

А что нового прибавилось в детализации Парижского соглашения, включая его модальности и процедуры, которые (как было решено на Марракешской конференции ООН по климату в 2016 г.) должны быть окончательно утверждены в 2018 году? Прошедший год показал, что ожидания участников Марракешской конференции оказались несколько завышены и не учитывали реальный разброс мнений и позиций между странами, подписавшими соглашение. Сказалась, видимо, эйфория от неожиданно легкого прохождения соглашением пороговых критериев, необходимых для его вступления в силу и скоропалительного превращения в полноценный международный документ, которая, похоже, начинает рассеиваться по мере того, как раунд за раундом (их в прошедшем году было два, оба - в Бонне) переговоры не приносят согласия, а кое-где просто заходят в тупик.

Классический пример - предельно жесткие и пока безрезультатные переговоры по новым рыночным механизмам соглашения, по которым договоренности между развитыми и развивающимися странами пока не просматривается. Ключевой вопрос - кто станет бенефициаром новых механизмов, и развивающиеся страны, разумеется, видят в этой роли только себя. Их не останавливает даже зафиксированное в соглашении положение о том, что новая «торговля воздухом» должна приводить к абсолютным глобальным сокращениям выбросов. То есть к тому, что эти страны не могут по определению обеспечить, поскольку по их обязательствам от них не требуется никаких абсолютных национальных лимитов на выбросы. Их право выбрасывать парниковые газы без ограничений - главная переговорная победа этих стран в рамках соглашения, что не мешает им требовать доходов в механизме, участие в котором, строго говоря, невозможно без принятия на себя ограничений на выбросы. Как согласовать такие требования со здравым смыслом и необходимостью строгого учета глобальных выбросов - вопрос, который уже четвертый раунд переговоров подряд не поддается решению.

Вместо урегулирования противоречий на переговорах то и дело происходили вбросы новых спорных пунктов и предложений. Один из пунктов, за который в прошедшем году боролся ряд стран, - это смена глобальной цели - лимита с 2 до 1,5 градусов (т. е. на 0,4 градуса по сравнению с нынешней температурой). Цель еще более странная с точки зрения исторического опыта, но ее появление не случайно и назначение сугубо утилитарно. Здесь мы имеем дело с инструментом манипуляции сознанием, подстегивающим людей к немедленным действиям, по принципу «беда у порога». Подгоняя сценарии неизбежных катастроф к самым незначительным изменениям температуры, манипулятор отсекает любые попытки предпринять взвешенный анализ проблемы и выйти на рационально продуманный образ действий.

С подобным подходом человечество уже столкнулось на предыдущей «климатической» цели - ограничении содержания СО2 в атмосфере. Совсем недавно главным «репером» глобального потепления считался его уровень в 400 ррм; за ним точно так же, как сейчас за двумя градусами, был обещан ад кромешный. Этот уровень был по той же схеме подогнан «встык» к уже достигнутой концентрации СО2, с тем же жестким императивом немедленных действий. И что в итоге? В 2014 году критический уровень был по факту достигнут (реальный нынешний показатель - 410 ррм), и ничего сверхъестественного на планете не произошло. Предвидя скандал, разработчики климатических триллеров загодя подготовили замену: к саммиту «Большой восьмерки» в Хайлигендамме в 2007 году была выдвинута цель «2 градуса» [9]. Она была распиарена так масштабно, что про концентрацию СО2 в атмосфере все прочно забыли, переключившись на новую иллюзию. Теперь, спустя каких-нибудь десять лет, с той же самой уже надоевшей аргументацией готовится очередная смена «репера». Осталось только спросить: что от нас потребуют еще лет через пять? Обеспечить похолодание на планете?

При всей спорности этих показателей под них уже планируется полная перекройка самого формата Парижского соглашения: от главного его принципа - добровольности принятия странами обязательств - может не остаться и следа. Риск такой существует по линии так называемого «глобального подведения итогов», первоначально намеченного на 2023 год; прошедшие боннские переговоры сместили начало процесса на 2018 год. Речь идет об оценке того, насколько действия всех стран по выполнению национально-определяемых вкладов на 2025-2030 годы отвечают достижению глобальной цели соглашения - стабилизации глобальной температуры к 2100 году в пределах не выше 2 градусов Цельсия. О том, что обязательства стран этой цели не соответствуют, уже объявлено: совокупные выбросы стран к 2030 г., заявленные в обязательствах, составят не менее 60 млрд. тонн СО2-эквивалента. А глобальный уровень выбросов, необходимый для сохранения двухградусного порога, составляет 40-42 млрд. тонн (согласно разработанным моделям, корректность которых - отдельный вопрос) [10]. При такой динамике всем странам придется «ужаться» еще на 33% по отношению к принятым обязательствам. А при подгонке под цель в 1,5 градуса - по предварительным подсчетам, даже на 66%.

Что это означает, например, для России, обязавшейся сократить выбросы до уровня 70% по отношению к 1990 году при нынешнем уровне в 58%? При декларируемых для 2 градусов снижениях от нас потребуются сокращения до 46% , а для 1,5 градуса - до уровня 23% от 1990 года. Оценить даже теоретически последствия таких мер для нашей страны не представляется возможным - они несовместимы не только с экономическим развитием, но и существованием России как таковой.

И это - еще при оптимистическом сценарии «линейного» сокращения выбросов всеми странами планеты, который практически неосуществим, поскольку, по Парижскому соглашению, у развивающихся стран (в т. ч. и Китая) обязательств по абсолютному сокращению выбросов нет. И ничего эти страны, разумеется, сокращать не будут. А если учесть, что именно на эти страны сейчас приходится как раз примерно две трети мировых выбросов, то даже требование снизить мировые выбросы на 20 млрд. тонн под задачу двухградусного лимита означает для развитых стран, включая Россию, полное прекращение выбросов парниковых газов.

Поэтому осторожность, которую проявляет в отношении Парижского соглашения Россия, нетрудно понять: касательно такой незавершенной конструкции, чреватой рядом сюрпризов, стоит сохранять свободу рук. И решение отложить вопрос о ратификации до тех пор, когда все детали конструкции будут окончательно утверждены, представляется единственным здравым шагом, возможным в данной ситуации. Наряду, разумеется, с активной защитой интересов России на предстоящих раундах переговоров ООН по климату, которые, как уже понятно, легкими не будут.

Литература

1. Zurcher Anthony. Paris Agreement: Trump's behind-the-scenes battle // http://www.bbc.com/news/world-us-canada-40054265

2. Shear Michael D. Trump will Withdraw U.S. from Paris Climate Agreement // https://www.nytimes.com/2017/06/01/climate/trump-paris-climate-agreement.html

3. Рогинко С.А. Киотская рулетка. Монография Института Европы. М.: Огни, 2003.

4. Рынки ответили ростом акций на решение Трампа по климату // http://www.bbc.com/russian/news-40127102

5. http://beforeitsnews.com/science-and-technology/2017/06/germany-surrenders-to-trump-waters-down-g20-climate-plan-winning-2893123.html

6. Keating Dave. 19-against-one unity on climate under threat at G20 // http://www.euractiv.com/section/climate-environment/news/19-against-one-unity-on-climate-under-threat-at-g20/

7. Bid for environmental rights pact to kick off in Paris // https://phys.org/news/2017-06-environmental-rights-pact-paris.html#jCp

8. Draft Project. Global pact on environmental rights. Club des Juristes, Paris, 2017.

9. РогинкоС.А. 7 цифр из Парижа. Конференция ООН по климату намечает стратегию глобальных усилий // Эксперт. №51 (969), 2015 г. 14 декабря // http://expert.ru/expert/2015/51/sem-tsifr-iz-parizha/

10. Greshko Michael. Current Climate Pledges Aren't Enough to Stop Severe Warming // https://news.nationalgeographic.com/2017/10/paris-agreement-climate-change-usa-nicaragua-policy-environment/

11. Парижское соглашение. Организация Объединенных Наций, 2015.

12. Conference of the Parties Twenty-First Session. Paris, 30 November to 11 December 2015. Decision 1/CP.21, Adoption of the Paris Agreement. UNFCCC, 2015.

13. Republican Platform 2016. Republican National Convention, Cleveland, 2016.

14. ПорфирьевБ.Н., КатцовВ.Н., РогинкоС.А. Изменения климата и международная безопасность. М.: Российская академия наук, 2011.

15. Рогинко С.А. Итоги Парижской конференции ООН по климату 2015 года // Современная Европа, 2016. №3. 

 
Россия. США. ООН > Экология > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666671 Сергей Рогинко


Россия. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 июня 2018 > № 2684978 Виталий Казаков

Виталий Казаков: Тема геополитики в нефтянке получает больше внимания, чем заслуживает.

На вопросы «Нефти и Капитала» отвечает Виталий Казаков, директор программы «Экономика энергетики» Российской экономической школы.

«НиК»: Конкуренция на мировых нефтегазовых рынках растет. США уже обогнали по объемам производства нефти Саудовскую Аравию и, возможно, превзойдут Россию. Какие главные факторы определяют конкурентные преимущества добывающих стран на нефтяном рынке? Какова сегодня цена геополитических рисков?

– Тема геополитических рисков в нефтяной отрасли получает больше внимания, чем она заслуживает. Безусловно, такие риски существуют. Но они – лишь один из факторов, которые учитывают компании, принимая решения об инвестировании в тот или иной проект. Подходы добывающих игроков к определению нормы доходности и оценке рисков к проектам, реализуемым в Ираке и США, существенно различаются. Цены на углеводороды растут, если в добывающих странах происходят революции или войны, но подход инвесторов к нефтегазовым проектам, как правило, определяется доходностью. Эта ситуация не нова, она сформирована средой, в которой добывающие компании работают на протяжении последних десятилетий.

«НиК»: Возьмём международные нефтегазовые компании и национальных игроков. С какими трудностями сталкиваются они в настоящее время? Кто из них сейчас в большем выигрыше?

– Правильно делать акцент на сравнении частных и государственных компаний. С точки зрения экономиста, различия проистекают не из-за специализации игроков на добыче сырьевых ресурсов. История показывает, что в любом из секторов экономики ситуация с частными и государственными компаниями примерно одна и та же. Экономическая история любой страны и отрасли подтверждает, что, как правило, частные компании успешнее и эффективнее. В рентных индустриях, в частности нефтяном секторе, у государства есть большой соблазн быть собственником добывающих компаний. Но по показателям эффективности деятельности частные обычно выигрывают.

«НиК»: Какую стратегию нефтегазовой компании можно назвать успешной?

– Главный фактор успешной деятельности компании заключается в максимизации прибыли, приносимой акционерам, на протяжении длительного времени. У аналитиков нефтяной индустрии существуют разные оценки того, как будет развиваться мировая энергетика. Такие прогнозы могут серьезно повлиять на стратегию компаний. Если делать ставку на то, что в энергобалансе ничего не поменяется и нефть сохранит доминирующее положение на рынке энергоресурсов, нужно заниматься регулированием и ограничением предложения нефти, координацией усилий производителей с целью оказания давления на стоимость товара. Это то, чем занимается ОПЕК с момента своего образования и к чему в последние годы присоединилась Россия.

Но если принять во внимание прогноз быстрого развития возобновляемой энергетики, ограничение добычи с целью поддержания цены на нефть не является очевидной и правильной стратегией. Высокая стоимость углеводородов лишь приведет к форсированному переходу к ВИЭ, создаст дополнительные стимулы для поиска альтернативных решений.

«НиК»: Что происходило с экономикой нефтегазовых проектов в период низких цен в 2014-2016 годах? Какие направления в нефтегазодобыче сейчас привлекают инвесторов, а какие, наоборот, являются аутсайдерами?

– У меня не поворачивается язык назвать средний уровень стоимости нефти в коридоре $40-50, зафиксированном в эти годы, периодом низких цен. Россия вошла в XXI век при $20 за баррель нефти. Государственные чиновники в 1990-е годы ХХ века видели нефтяные цены $50 долларов за баррель во сне. Да, падение цен на нефть с уровня $100 стало шоком для рынка и компаний. Однако в историческом контексте первые десятилетия XXI века стали периодом высоких цен.

Оценивая экономику нефтегазовых проектов, важно учитывать, в какой стране, в каких налоговых условиях они реализуются, какие ресурсы разрабатываются. В России налогообложение устроено так, что чем выше цена на нефть, тем большую долю в стоимости каждого продаваемого барреля забирает себе государство. Сравнивая проекты, реализуемые в США и России, можно отметить, что для российских компаний цена на нефть не играет такой роли, как, например, для игроков, разрабатывающих американскую сланцевую нефть. Напротив, для бюджета российского государства стоимость нефтяного барреля – это очень важный показатель, в отличие от Соединенных Штатов.

Для отечественных нефтяных компаний одним из наиболее важных факторов является курс рубля, определяющий их затраты на нефтесервисные услуги.

Политэкономия российских проектов начинается с фактора доступности новых ресурсов: к тому, что могут получить «Роснефть» и «Газпром», нет доступа у других российских компаний. Интересная корреляция наблюдается во многих нефтедобывающих странах: чем проще геология и дешевле добыча нефти, тем сложнее получить компаниям к ней доступ; чем сложнее реализация проектов, тем проще режим недропользования и прозрачнее операционная среда. В странах ОПЕК, России нефтегазовая промышленность во многом политизирована, в отличие от США, Канады, Норвегии, где ситуацию на рынке определяет свободная рыночная конкуренция.

«НиК»: Раньше утверждалось, что газ станет главным источником энергии в XXI веке. Сейчас все больше говорят о веке электричества и росте электрификации. ВР прогнозирует увеличение межтопливной конкуренции. По мнению экономистов компании, к 2040 году на нефть, газ, уголь и ВИЭ будет приходится примерно по 25% в мировом топливном балансе. С точки зрения независимой экспертизы сможет ли ТЭБ настолько сбалансироваться к этому периоду?

– Неправильно противопоставлять условный «век газа» и «век электричества». Это не альтернативные сценарии. Природный газ в значительных объемах идет на нужды генерирующих энергокомпаний. Рост потребления газа – один из трендов в рамках повышения уровня электрификации. Если говорить о межтопливной конкуренции и рассматривать динамику потребления нефти, газа, угля и ВИЭ, нужно, прежде всего, отметить проигравшего.

Увеличение спроса на газ идет за счет вытеснения угля.

Потребление ВИЭ, ветро- и солнечная энергетика очень быстро растут, но это происходит с очень низкой базы. В перспективе уголь продолжит сдавать позиции.

Распределение долей между природным газом и ВИЭ – один из самых интересных вопросов ближайших десятилетий, за которым нужно тщательно следить.

Многие страны Европы, США, Китай, Индия ставят перед собой впечатляющие цели развития возобновляемой энергетики, этот тренд нельзя не замечать. Многие эксперты называют форсированное развитие ВИЭ новой энергетической революцией. Первое такое изменение в энергобалансе случилось при переходе с дров на уголь, затем уголь стали вытеснять нефть и природный газ. Каждый раз трансформация энергобаланса занимала порядка 30-40 лет. Если экстраполировать этот сценарий на нынешнюю ситуацию, то примерно через 20-30 лет мы сможем увидеть доминирование возобновляемых источников энергии.

Важным фактором остается тренд на удешевление производства ВИЭ и удорожание производства нефтегазовых ресурсов по мере исчерпания легких запасов углеводородного сырья. В случае с ВИЭ мы говорим о неисчерпаемом ресурсе, себестоимость производства которого определяют новые технологии в изготовлении ветряков и солнечных панелей.

Получение дешевой энергии становится технической задачей. Падение затрат на технологические процессы во многих отраслях современной экономики, как правило, идет по экспоненциальной кривой.

Об этом уже можно говорить и в отношении солнечной и ветроэнергетики, а также технологий хранения энергии – производства батарей.

«НиК»: За последнее время ряд инвестиционных и пенсионных фондов отказался от финансирования нефтегазовых проектов. В чем главные причины и как это может в дальнейшем повлиять на предложение нефти и газа на рынке?

– Эти события никак не повлияют на собственную инвестиционную активность нефтегазодобывающих компаний, разрабатывающих новые проекты. Пенсионные фонды лишь выходят из акционерного капитала этих игроков. Один акционер сменит другого, что никак не затрагивает свободный денежный поток и инвестиционные решения добывающей компании.

Но нельзя не отметить растущее значение фактора экологии, социальной сферы и эффективного управления, которым инвесторы стали отдавать приоритетное значение при определении отраслей и компаний, в которые они вкладывают деньги на долгосрочную перспективу.

Считается, что нефтяная отрасль – это слишком «грязное» направление. Но я не склонен переоценивать значение решений, принятых рядом пенсионных и инвестиционных фондов по уходу из отрасли.

«НиК»: Долгое время такие игроки, как ExxonMobil и ConocoPhillips, были лидерами мировой экономики. Но не так давно лидерство перешло к цифровым компаниям. Такие вековые столпы, как General Electric, быстро и внезапно вылетают из лидеров современной экономики, теряют капитализацию. Есть ли шанс у энергокомпаний, добывающих и сервисных игроков сохранить ведущие позиции в экономике XXI века? Есть ли шансы у национальных компаний из Китая и Саудовской Аравии?

– Опираясь на исторические закономерности, шансов у государственных компаний нет. Они никогда не были самыми инновационными и эффективными, плохо адаптировались к новым реалиям. История таких примеров не знает. Давайте проведем аналогию с бумагой. В Древнем Египте папирус, на котором писали, был предметом роскоши, драгоценностью, а сейчас остатки потребляемой бумаги – один из самых больших источников мусора и загрязнения окружающей среды среди производимых нашей экономикой.

Нефтегазовые государства и компании долго наслаждались получаемой рентой и доходами от добычи углеводородов.

Но сейчас ситуацию на рынке, в том числе энергетическом, начинают определять технологии, поэтому возвращения добывающих игроков в лидеры мировой экономики ожидать не стоит.

Беседовала Мария Кутузова

Россия. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 29 июня 2018 > № 2684978 Виталий Казаков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2660987 Максим Артемьев

Ритуальный танец президентов. Зачем Трамп встречается с Путиным

Максим Артемьев

Историк, журналист

Президенты России и США назначили время и место встречи: двусторонний саммит состоится 16 июля в Финляндии. Эта встреча не принесет реальных результатов. Переговоры станут ритуальным танцем, который каждый из лидеров попробует трактовать в свою пользу

Дональд Трамп — четвертый американский президент в карьере Владимира Путина. Российский лидер успел застать еще Билла Клинтона: Путин встречался с ним в качестве премьер-министра в 1999 году в Новой Зеландии.

Затем последовала встреча в Любляне с Джорджем Бушем. Именно тогда, в 2001 году, прозвучали знаменитые слова: «Я заглянул ему в глаза и почувствовал его душу». В 2009 году настала пора знакомства с Бараком Обамой: президенты встретились в Москве. Девять лет спустя Путин готовится к саммиту с Дональдом Трампом.

Почему вдруг Финляндия

Трамп — третий в истории президент США 1946 года рождения. Нынешний глава Белого дома приходится одногодкой Биллу Клинтону и Джорджу Бушу-младшему. Только если в 1992 году Клинтон олицетворял молодость, в 2000-м Буш — зрелость, то в 2016 Трамп побил рекорд старости, превзойдя в этом отношении даже Рейгана.

Владимир Путин впервые встретился с Трампом в 2017 году в Гамбурге — там проходило собрание «большой двадцатки». Новая встреча лидеров состоится 16 июля в Хельсинки, столице Финляндии. Выбор места вряд ли можно назвать случайностью.

Для обстоятельного разговора двух президентов, первой их встречи тет-а-тет (а не наспех устроенных переговоров в кулуарах), нужно спокойное нейтральное место. Поначалу речь шла о Вене – столице нейтральной Австрии. В итоге дипломаты двух стран сошлись на столице Финляндии, которая не примыкает ни к одному из военных блоков.

Как Сталин принимал гостей

Встречи лидеров СССР и США часто проходили именно на территории третьих стран. В 1943 году это был Тегеран. Правда, Сталин поступил хитро. Формально «ничейный» Иран был тогда оккупирован Советским Союзом и Великобританией (для национального сознания иранцев это травма, болезненная до сих пор), а Тегеран находился в зоне советского военного управления.

Таким образом, Сталин как бы принимал Черчилля и Рузвельта у себя. Глава СССР ежеминутно находился под надежной охраной. По его приглашению Рузвельт даже поселился в советской резиденции. По официальной версии, американский президент остановился там для лучшего понимания и сближения. Неофициальная версия говорила о том, что такой шаг потребовался Советскому Союзу для прослушки переговоров США.

Каждое утро сын Лаврентия Берии Серго докладывал Сталину о результатах прослушки Рузвельта, после чего американцы удивлялись необыкновенной осведомленности и прозорливости «дядюшки Джо».

История повторилась в 1945 году в Ялте. Третья встреча — уже с Трумэном вместо Рузвельта — прошла в том же 1945-м в немецком Потсдаме. Формально этот город не входил в состав СССР, но на деле Потсдам контролировали советские войска. Можно заключить, что Сталин никогда не рисковал: он всегда делал так, чтобы оставаться хозяином положения на переговорах с американцами.

Где встречались президенты и первый секретарь ЦК КПСС

Первая встреча лидеров СССР и США после полноценного завершения Второй мировой войны состоялась в 1955 году в Женеве. Соединенные Штаты представлял президент Дуайт Эйзенхауэр, а Советский Союз – первый секретарь ЦК Коммунистической партии Никита Хрущев. В тот момент американцы не совсем понимали, кто в действительности возглавляет СССР, премьер Николай Булганин или первый секретарь ЦК Хрущев.

Настоящая встреча Хрущева на высшем уровне с Эйзенхауэром состоялась четыре года спустя. Это был тот самый исторический визит Хрущева в США, после которого глава Советского Союза вошел в народный фольклор, хотя стороны не заключили каких-либо ключевых договоренностей. Так же безрезультатно завершилась и встреча советского лидера с Джоном Кеннеди в 1961 году в Вене.

Переговоры времен холодной войны

Придя к власти, Леонид Брежнев не спешил встречаться с американцами. Первый американо-советский саммит состоялся через восемь лет после вступления Брежнева в должность. В 1972 году в Москву приехал Ричард Никсон. Он собирался подписать два важнейших договора об ограничении вооружений.

В Кремле не слишком приветствовали миролюбивые планы Никсона. Президент США вместе с госсекретарем Генри Киссинджером разыгрывали «китайскую карту»: за три месяца до Москвы Никсон посетил Пекин. Тем самым США уязвили СССР и побудили его соревноваться с Китаем.

В следующем году уже Брежнев посетил США, в 1974 Никсон нанес СССР ответный визит. Через месяц после той встречи президент Соединенных Штатов ушел в отставку под угрозой импичмента, а в ноябре того же года в гости к Брежневу приехал преемник Никсона Джеральд Форд. Встреча прошла во Владивостоке.

В 1975 году в Хельсинки лидеры двух государств пересеклись в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Разрядка не продержалась долго. Сближению помешала военная кампания СССР в Афганистане, а также вторжение кубинских войск в Анголу. Куба была стратегическим союзником Советского Союза, а потому никто не сомневался: за активностью Кубы стоит мощная поддержка СССР.

В это же время американцы начали кампанию в защиту прав человека. В Кремле крайне негативно восприняли новый дискурс Соединенных Штатов. Кстати, в отношениях с Китаем Вашингтон не затрагивал тему прав человека, и отношения США с КНР развивались семимильными шагами.

Время добрых и продуктивных встреч

После встречи Брежнева с Джимми Картером в 1979 году в Вене встреч на высшем уровне не было до 1985 года, когда Михаил Горбачев познакомился с Рональдом Рейганом в швейцарской Женеве. В 1986 последовал столь же нейтральный Рейкьявик.

Вскоре СССР вступил в состояние коллапса, и, чтобы обезопасить себя от последствий развала Союза, американцы начали регулярно встречаться с советскими, а затем и российскими лидерами практически ежегодно.

Одной из таких встреч стал саммит в Хельсинки 1997 года. Билл Клинтон присутствовал там на инвалидной коляске: президент порвал связку. Борис Ельцин находился не в лучшей форме – российский лидер прибыл в Финляндию после шунтирования на сердце. Но даже проблемы со здоровьем не помешали переговорам двух президентов – это многое говорит об уровне взаимного доверия, которое сложилось между странами в девяностые годы. 21 год спустя в Хельсинки прилетят совсем другие люди.

Чего добивается Трамп

Охлаждение в отношениях между Россией и США началось при позднем Ельцине, во время косовского кризиса и второй чеченской войны. Это охлаждение ни в коей мере не зависело от личных свойств лидеров: причинами стали внешне- и внутриполитические проблемы.

С 1999 года отношения между странами стремительно ухудшались. Хиллари Клинтон по поручению Обамы могла дарить Сергею Лаврову кнопку с неграмотной надписью «перегрузка», но «перезагрузки» не происходило — даже когда в Кремле сидел Дмитрий Медведев.

Вряд ли сближение возможно сейчас. Политический истеблишмент Соединенных Штатов не даст Трампу уйти от привычных идеологем американской политики, а Путин и не думает отказываться от собственных установок. Если предельно упростить ситуацию, то Запад во главе с США давит на Россию, чтобы она стала «как Запад», а та отвечает, что на это не пойдет.

При этом в Белом доме понимают: действовать в лоб бесполезно, сторонам необходим диалог. Результативность такого подхода показал недавний саммит Дональда Трампа с северокорейским диктатором Ким Чен Ыном. Эта встреча стала светлым пятном на фоне травли Трампа американскими СМИ — и теперь президент хотел бы повторить «корейский маневр» с Путиным.

С точки зрения американской общественности на Трампа давит груз обвинений в том, что Россия помогла ему избраться. Президенту надо что-то этому противопоставить.

Действовать от противного, то есть предстать ястребом и всячески выступать с нападками на Россию, вряд ли станет удачной тактикой. Поэтому Трамп решил повторить схему работы с КНДР и выбрал метод кнута и пряника: с одной стороны политик усиливает санкции против России, а с другой — протягивает Путину руку помощи. Вот только Путин вряд ли воспринимает жест Трампа таким же образом.

В сложившейся ситуации важен не столько возможный результат встречи, сколько сам факт прямого общения двух лидеров. Этот саммит может послужить добрым знаком и для союзников США, и для бизнеса. Возможно, будут достигнуты некие неформальные договоренности по Сирии.

Надо заметить, что большая часть встреч во время холодной войны на высшем уровне были именно такими — ознакомительно-ритуальными. И это лучше, чем если бы их не было вовсе.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 июня 2018 > № 2660987 Максим Артемьев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656746 Стивен Коэн

Кто боится саммита Трампа и Путина?

Если саммит состоится, американский президент столкнется с небывалой оппозицией у себя дома, и степень поддержки ему будет самой низкой за всю 75-летнюю историю российско-американских встреч.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Заслуженный профессор из Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн, занимающийся российскими исследованиями и вопросами политики, и Джон Бэтчелор (John Batchelor) продолжают свой еженедельный разговор о новой российско-американской холодной войне. (С предыдущими частями их продолжающейся уже пять лет дискуссии можно познакомиться на сайте The Nation.com).

Беседуя о решении провести в июле подготовленную встречу Трампа и Путина, Коэн отмечает, что прецедент таких встреч на высшем уровне создали в годы Второй мировой войны Франклин Делано Рузвельт и Сталин. Было это в 1943 году, и с тех пор прошли десятки саммитов с участием американского и советского/российского руководства. То была встреча союзников, и в ней принял участие Уинстон Черчилль. Между двумя холодными войнами это были встречи соперников по холодной войне из «сверхдержав», а когда первая холодная война закончилась, они приобрели предположительно неконфронтационный характер. Каждый американский президент после Рузвельта участвовал как минимум в одном саммите со своим советским или российским коллегой, а некоторые президенты делали это многократно, скажем Эйзенхауэр с Хрущевым, Рейган и Джордж Буш-старший с Горбачевым, и Клинтон с Ельциным.

«Саммиты» с их обширными повестками, политическими ритуалами и пресс-конференциями отличаются от мимолетных встреч «на полях» других мероприятий, потому что у первых обычно несколько целей: укрепить двустороннее партнерство между двумя лидерами в вопросах национальной безопасности, обычно за счет улучшения отношений или того, что стали называть разрядкой; упрочить политические позиции лидеров у них дома и на международной арене; подать сигнал своей элите и бюрократии о том, что противодействие и саботаж проводимой лидерами политики разрядки более недопустимы; а посредством объявленных соглашений и позитивного освещения в СМИ расширить базу поддержки разрядки среди элиты и населения. Повестки саммитов с годами и десятилетиями претерпевали изменения, ибо порой на них оказывали влияние нерешенные региональные и прочие проблемы. Но со времен Эйзенхауэра и Хрущева в 1950-х годах и до Обамы и экс-президента Медведева в 2009-м один вопрос оставался неизменным: урегулирование и снижение серьезнейших опасностей, присущих «гонке вооружений ядерных сверхдержав».

У полноценных саммитов были разные результаты. Некоторые имели положительные последствия, а некоторые — отрицательные. Третья встреча Эйзенхауэра и Хрущева в Париже в 1960 году была сорвана из-за того, что Советы сбили американский самолет-разведчик U-2 (отправленный, как считают некоторые, врагами политики разрядки Эйзенхауэра, создавшими своеобразное «государство в государстве»). Некоторые встречи в верхах были отмечены историческими достижениями. «Дух Кэмп-Дэвида» после встречи Эйзенхауэра и Хрущева в 1950-х годах ослабил взаимно изолирующую две страны холодную войну, которая взяла верх после смерти Сталина в 1953 году, и открыл новые возможности для «мирного сосуществования». Никсон с Брежневым в 1970-е годы создали современную традицию разрядки, расширив в процессе роль встреч в верхах. Многочисленные встречи с участием Рейгана, Буша и Горбачева претендуют на то, что именно они положили конец холодной войне. Некоторые саммиты принесли больше вреда, чем пользы. В первую очередь это относится к хваленым встречам Клинтона и Ельцина, которые были в основном декоративным прикрытием для клинтоновского подхода к ослабевшей постсоветской России, когда он действовал по принципу «победитель забирает все». В равной мере это относится и к «перезагрузочному» саммиту Обама-Медведев, который был плохо продуман и отвратительно проведен Белым домом. За 18 лет пребывания у власти Путин провел два полноценных саммита с американскими президентами, хотя о них в основном забыли или вспоминают недобрыми словами. Это была встреча с Клинтоном в Москве в 2000 году и с Джорджем Бушем в Вашингтоне и на его техасском ранчо в 2001-м. Клинтон и Буш в то время положительно отзывались о Путине. Но сегодня они, конечно же, ничего подобного не скажут. На эту тему еще предстоит провести серьезные дебаты, дабы выяснить, кто и что изменилось и почему.

Если июльский саммит с Путиным состоится, это будет первая встреча Трампа с российским президентом, хотя год назад у них уже была продолжительная беседа на саммите G20 в Германии. Саммит Трамп-Путин во многом будет похож на предыдущие встречи, но он также станет уникальным в двух отношениях. По словам Коэна, российско-американские отношения редко находились в столь плачевном состоянии, а может быть, и вообще никогда. И никогда прежде американский президент не отправлялся на встречу с советским или постсоветским лидером, имея такую мощную и порочащую его оппозицию, а также столь слабую политическую поддержку у себя дома. Более того, оппозиция оскорбляет его достоинство и как главнокомандующего. Двухлетняя история «Рашагейта» с его до сих пор недоказанными утверждениями о том, что Трамп — «путинская марионетка», «предатель» и президент-изменник, это беспрецедентный случай за все 75 лет таких важных встреч. Комментарии о возможном саммите уже дают общее представление о том, что любые соглашения между Трампом и Путиным, укрепляющие американскую и международную безопасность (прежде таким соглашениям громко аплодировали, кто бы из американских президентов их ни подписывал), представители двухпартийного политико-медийного истэблишмента в лучшем случае осудят, назвав «грандиозной иллюзией». А в худшем случае они назовут их актом предательства, совершенным «полезным идиотом» России, который «вознаграждает» Путина за его злодеяния и по сути дела предоставляет ему свободу действий и возможность «выводить из душевного равновесия наших ближайших союзников в Европе». Если заслуживающую всяческих похвал переломную встречу Трампа с северокорейским лидером Кимом многие очернили, назвав некомпетентной, то сотрудничество в сфере безопасности с Путиными они наверняка назовут зловещим.

Коэн заканчивает двумя общими наблюдениями.

Как он уже говорил раньше, скандал «Рашагейт» лишил Трампа возможности выполнять свои президентские обязанности по борьбе с серьезнейшими международными угрозами, а поэтому данный скандал сам по себе стал угрозой номер один для национальной безопасности Америки. За это очень большую долю ответственности несет Демократическая партия, хотя и не только она одна. В иных обстоятельствах мы могли небезосновательно надеяться на то, что саммит Трампа и Путина приведет к ослаблению угроз, неизбежно присутствующих в новой гонке вооружений, в близком и очень опасном расположении американских и российских войск и их ставленников в Сирии, в наращивании сил НАТО вблизи российских границ, в провокационных военных учениях неподалеку от России и в фактическом удушении российско-американской дипломатии из-за взаимной высылки дипломатов обеими сторонами. (Что касается санкций с мощной политической подоплекой, то Трамп изо всех сил старается свалить эту работу на плечи Евросоюза, который в июле должен провести голосование и решить, сохранить или нет эти санкции против Москвы.) Саммиты традиционно ослабляют такие кризисы, однако принявший угрожающие размеры «Рашагейт» делает российско-американскую встречу в верхах беспрецедентной в этом отношении.

У самого Путина тоже нет иммунитета. Несмотря на отсутствие каких-либо фактов и логики в подтверждение того, что он «напал на американскую демократию» во время президентских выборов 2016 года, саммит в случае его провала или дискредитации ослабит политические позиции российского президента внутри страны. Ястребы из российского военно-политического (и интеллектуального) истэблишмента по-прежнему считают, что Путин так и не отказался от своих прежних «иллюзий» по поводу переговоров с неизменно вероломным Вашингтоном, и более того, что измотанный «Рашагейтом» Трамп не сможет выполнить данные на саммите обещания. Между тем, рейтинги популярности Путина, которые по-прежнему очень высоки, начинают потихоньку снижаться из-за давно назревшего решения о повышении пенсионного возраста для россиян, который сегодня составляет 55 лет для женщин и 60 для мужчин. Такую привилегию граждане России на протяжении многих десятилетий воспринимали как нечто само собой разумеющееся. Каким бы разумным и необходимым ни было это решение, народные протесты уже начались, и они будут шириться.

С учетом беспрецедентно опасного и гибельного состояния российско-американских отношений саммит Трампа и Путина является настоятельной необходимостью. Тем не менее, будут предприниматься тайные и явные попытки сорвать эту встречу. Если из-за «Рашагейта» или какого-то другого скандала она будет сорвана, или если впоследствии ее результаты и достижения будут сведены на нет, Трамп вряд ли предпримет вторую попытку. Да и Путин тоже. И что тогда?

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656746 Стивен Коэн


США. Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656741 Владимир Скачко

Путин — Трамп: им нужны победы и союзники и без Украины?

Владимир Скачко, Версии.com, Украина

В информационной шелухе последних дней, отмеченной фейками, неопределенностью многих перспектив и вполне определенным идиотизмом многих экспертов-прогнозистов, внезапно всплыла очень конкретная дата — 15 июля 2018 года. И это не только окончание чемпионата мира по футболу в России, после которого, многие об этом говорят, у президента этой страны Владимира Путина исчезнут последние сдерживающие его факторы и он таки покажет «кузькину мать» всем, кто паскудно и обидно для него пользовался его вынужденной сдержанностью. Это еще и дата возможного рандеву.

По общему мнению, одного из наивысших рандеву, которые только возможны на этой грешной планете. Крупнейшая австрийская газета «Кронен цайтунг» сообщила, что в этот день в Вене, столице как бы совсем нейтральной Австрии, встретятся президенты России и США. И что туда несколько дней назад уже прибыли российские и американские дипломаты, чтобы прояснить детали встречи, и по-разному просочились и открыто приехали группы специалистов по безопасности. Это и понятно — Владимира Путина и Дональда Трампа охраняют так, что готовятся и стоят на ушах по этому поводу все и задолго.

Ни Москва, ни Вашингтон эти слухи не опровергают и не подтверждают. Равно как и не комментируют всевозможные отдающие конспирологией объяснения выбора даты. Дескать, хотели встретиться до саммита НАТО, который пройдет 11-12 июля в Брюсселе, чтобы на нем ничего не случилось. Или сразу после него, чтобы сверить карты, если что-то все же случится и саммит, например, захочет как-то более тесно «очленить» Украину (в столице Бельгии точно будет в это время президент Украины Петр Порошенко) или Грузию, которая тоже активно и настойчиво скребется в дверь Альянса. А Украина и Грузия как члены НАТО это, по мнению Москвы, «окружение России» и «возрастание угроз ее интересам и безопасности». Но остановились на 15 июля, чтобы предупредить Россию, дабы она не слишком «мстила». Ну и, конечно же, чтобы подпортить финал ЧМ лично Путину: он-де вынужден будет мотаться по Европе, а не наблюдать финальный поединок мундиаля.

Все это может быть, но, как вы понимаете, не очевидно. Потому что и у Путина, и у Трампа, кроме тупой конспирологии, есть похожие и персональные, и геополитические мотивы для личной встречи. Им обоим одинаково и по сходным причинам, несколько, правда, отличающимся в нюансах, нужны победы и союзники. И в первую очередь, некие союзнические отношения нужны им самим. Ну, чтобы дух перевести и не докучать друг другу, когда каждый будет разгребать «свое болото».

Позиция обоих президентов в их родных странах, как ни странно, похожи. Во-первых, они оба популярны. С той только разницей, что Трамп наращивает свою популярность после своих последних мировых инициатив и встреч (торговые войны с Китаем и ЕС, защищающие американские интересы и рынки, ядерное разоружение и обуздание лидера КНДР Ким Чен Ына и т. д.). В результате своей экстравагантной, но последовательной политики по «деланью Америки снова великой» Трамп нарастил поддержку своей персоны по меньшей мере среди его однопартийцев-республиканцев. По данным соцопроса, проведенного с 11 по 17 июня сего года американской аналитической компанией «Gallup», в последние недели 90% республиканцев выразили одобрение деятельности Трампа. А уровень его поддержки среди людей с независимыми политическими взглядами также вырос до 42%. Средний же уровень одобрения работы президента США Дональда Трампа среди американцев на сегодня составляет в среднем 45%. Это мощно. А если работа Трампа поможет республиканцам и на выборах в Сенат осенью этого года, то ему и вообще будет наплевать, что среди демократов его рейтинг по-прежнему низок — на уровне 10%.

У Путина, тоже как ни странно, дела с популярностью похуже. Его внешнеполитическая деятельность по «вставанию России с колен» на международной арене по-прежнему зашкаливает максимумы. А вот внутри России в связи с повышением пенсионного возраста (с 60 до 65 лет для мужчин и с 55 до 63 лет для женщин) рейтинг Путина практически обвалился. Как сообщает Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), с 10 по 17 июня 2018-го рейтинг Путина снизился с 62% до 54%, а уровень одобрения его за тот же период времени упал с 77% до 72%. Главное недовольство вызвали подлость, цинизм и коварство, с которыми это было проделано. И вопреки прежним заверениям Путина возраст не повышать, и в день начала ЧМ, когда сборная России «сделала» сборную Саудовской Аравии 5:0. Радость победы была сильно нивелирована инициативой руководства, которое, похоже, просто нашло удобный момент, чтобы «опустить» народ: дескать, будут бухать, радоваться, а когда протрезвеют, дело будет сделано. Дело и было сделано — на Путина впервые так массово положили с прибором…

Вот в этой ситуации Трампу нужно наращивать победы и закреплять успехи, чтобы надеяться на переизбрание президентом в 2020 году повторно. Ну, а Путин, по идее, должен компенсировать потери. Если, конечно, ему это зачем-то нужно. Например, чтобы продолжать олигархически «доить» Россию в прежней спокойной обстановке. На снижение рейтинга властей и лично Путина повлиял и рост цен на бензин, но это дело олигархов, и Путин тут не будет сильно вмешиваться — он же, судя по всему, тоже в доле прибылей, вызванных повышением цен на топливо. И, в принципе, а как же иначе?..

Во-вторых, ситуация в США и в России с отношением друг к другу несколько отличается, что, понятное дело, не может не вносить свои нюансы в отношения и между президентами. В США полярность отношения определяется страхом, откровенной глупостью и осторожностью. Например, только в этом году дошло до того, что журнал «Тайм» опубликовал список 100 самых влиятельных людей мира по состоянию на 2018 год, но не внес туда… Путина. Там были Трамп, Эммануэль Макрон, Си Цзиньпин, Ким Чен Ын, британский принц Гарри и даже его жена Меган Маркл, а вот Путина не было. Притом что рейтинг самых влиятельных людей мира составляется журналом «Тайм» с 1999 года, и Путин попадал в него шесть раз. Более того, журнал присуждает звание «Человек года», и Путин был признан им в 2007 году. Ну когда он на Мюнхенской конференции по безопасности предупредил всех, что «Россия встает с колен». И вот так страх и ненависть застили глаза американцам. По-детски или по-страусиному: закрыл глаза, засунул голову в песок, и Путин исчез…

И в то же время американское аналитическое издание «Нэшнл интерест», специализирующееся на военно-политической тематике, предупредило, что спецы по национальной безопасности в США тупо забыли, как следует вести себя с ядерной державой, и намеренно дразнят Россию. «…Позабывали концепции ядерного сдерживания времен холодной войны и уроки дипломатии с ядерной державой. За последние 25 лет Вашингтон слишком привык к миру без сверхдержав, где единственная реальная угроза исходит от терроризма….У людей очень поверхностные представления о противостоянии сверхдержав. Многие не имеют ни малейшего представления о ядерной стратегии и ядерном сдерживании, не говоря уже о механизмах эскалации конфликтов. По одним их разговорам можно понять: игра в борьбу с терроризмом и подавление мятежей затянулась, люди даже на высшем уровне попросту перестали понимать, с чем имеют дело», — написал Майкл Кофман, аналитик корпорации Си-Эн-Эй и научный сотрудник Института Кеннана.

По словам этого Кофмана, может вообще так статься, что американской дипломатии потребуется новый Карибский кризис, чтобы наконец осознать, чем может обернуться конфронтация с ядерной сверхдержавой Россией. «Не хотелось бы так говорить, но, может, оно и к лучшему. Я и правда считаю, что такой кризис не помешает — пусть люди хоть немного повзрослеют», — резюмировал аналитик.

В России период примитивной романтичной «трампофилии» уже давно сошел на нет. Ей на смену пришла прагматичная и, как многое в политике, циничная любовь к Трампу. Он, по мнению трезвых и дальновидных экспертов и аналитиков, по-любому объективно выгоден России. Не смог выполнить свои предвыборные обещания наладить добрые отношения с Россией? Ну и хрен с ними, с такими отношениями. Но все равно Трамп своей политикой приоритетного отстаивания американских интересов любой ценой, даже ценой благосостояния прежних союзников и вассалов по НАТО и ЕС, разваливает и ослабляет антироссийский западный монолит и вообще единство Запада. Все чаще американские союзники будут спасаться от «величия Америки» по Трампу бегством и поиском новых «сюзеренов» и союзников, а Путин и Россия — тут как тут! Целование не взасос, конечно, на первых порах, но обнюхивания и предварительные ласки уже начнутся. А это все искомые и потенциальные союзники России на Западе.

В этом же ключе Москва просто обязана положительно для себя оценивать и торговую войну США с Китаем. На данном этапе Китай и США тоже будут искать союзника в России. Вместо того, чтобы раздерибанить планету на двоих — что вполне логично, учитывая потенциал двух стран — и в ус не дуть. А так Россия и Путин смогут играть на этих противоречиях и дальше «вставать с колен» — до уровня реальной сверхдержавы. Во всех отношениях, а не только в военном. Если получится, разумеется…

И теперь, конечно, важно представлять, что нужно Трампу: победа в этом деле конфронтации ради «Великой Америки» по всей планете или же ее предотвращение. И для чего ему союзники и Путин конкретно — для войны или для упрочения мира, но на новых принципах, им же придуманных. Особенно с учетом того, что Трамп, повторяю, фактически объявил торговые войны ЕС и Китаю. Точно так же всем — и Трампу, и миру — нужно знать или хотя бы предугадывать и анализировать планы Путина. И насчет дальнейших действий, и насчет союзников.

Вот поэтому и такое повышенное внимание к встрече Трамп — Путин. Единственный раз они провели полноценную личную встречу на полях прошлогоднего летнего саммита G-20 в Гамбурге. Второй раз пересеклись на полях саммита АТЭС во Вьетнаме, но переговоры не проводили, а ограничились лишь коротким диалогом перед церемонией фотографирования. Теперь вот третье «збиговысько» на высоком уровне. Все ждут, возможно, некоей «Большой сделки» по всему перечню мировых проблем — от войны на Ближнем Востоке до борьбы с терроризмом и распространением ядерного оружия. И все даже надеются на какой-то размен того, что нужно США, на то, чего хотела бы Россия.

И вот тут-то и всплывает и Украина — одна из проблемных зон. Самое страшное для нее то, что она может стать частью, «картой», которой могут сыграть втемную, при этой сделке и размене. США при демократах начали использовать Украину как агрессивный таран против России. А теперь Украина при Трампе все больше и больше превращается в чемодан без ручки, который бросить как бы геополитически жалко, но и нести (то есть содержать) накладно. Плюс те внутренние проблемы на Украине, связанные с коррупцией и тотальным разворовыванием как своих национальных ресурсов, так и иностранной помощи и кредитов. Все это и предопределяет так называемую «усталость от Украины», которой, как огня, боится правящий киевский режим и всячески демонстрирует Западу свою «нужность и необходимость».

Поэтому Путин и Трамп, если встретятся, все же вряд ли смогут обойти украинский вопрос. А президенты, скорее всего, таки встретятся, ибо МИД России уже анонсировал 27 июня 2018 года встречу своего главы Сергея Лаврова с советником Трампа по национальной безопасности Джоном Болтоном, который летит в Москву. И значит, к чему готовиться Киеву? Диспозиция в Донбассе по максимуму остается прежней: либо война до победного конца и победа Киева, либо тоже война, поражение Украины и выполнение «Минских соглашний-2», обеспечивающих мир, но меняющих кардинально всю Украину. Второй вариант с миротворцами ООН или же без них — не так и важно. Важно, что «Минск-2» может похоронить такую Украину, какой она есть сейчас.

России это максимально выгодно, США — максимально нет. Следовательно, Путин и Трамп если и будут торговаться Украиной, то только для того, чтобы победил промежуточный вариант «ни нашим, ни вашим». А это и есть «заморозка» конфликта, сброс в балласт. До лучших времен. Когда либо ишаки все сдохнут, либо падишахи перемрут. Но с возможностью всегда этот конфликт раздухарить и использовать в своих целях. Хорошо ли это? По большому счету, вряд ли, если Украина хочет сохранить свою территориальную целостность с ЛДНР. Но в данный момент, может, хоть стрелять перестанут…

…А есть же еще Крым, на возвращении которого настаивает Киев, а все остальные всячески пытаются вынести, как говорится, за скобки. И ведь выносят…

P.S. Очень может «помочь» Украине на переговорах Путина с Трампом по Донбассу ее внутренний идиот… пардон, патриотизм. Трампа недавно внесли в базу сайта «Миротворец» за то, что он публично назвал Крым «российским», а саму Украину «самой коррумпированной страной». «…Очередное проявление идиотизма создателей этого сайта. Деятельность «Миротворца» в последние месяцы свидетельствует, что жанр себя исчерпал. Этот сайт работает, скорее, против своих отцов-содержателей, дискредитируя их и доводя их идеи до абсурда. Все это способствует самоизоляции страны. Все больше европейцев убеждаются в том, что Украина превращается в филиал сумасшедшего дома с пациентами у власти», — заявил по этому поводу руководитель аналитического Центра «Третий сектор» Андрей Золотарев. Вот будет весело, если Трамп при обсуждении украинского вопроса вспомнит, как его публично «выполоскали» за сказанные им слова…

США. Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656741 Владимир Скачко


Канада. Германия. США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656733

Старик за морем: как пережили пенсионную реформу в Канаде, Германии и США

Анжелика Хандукян

Руководитель по корпоративным и внешним коммуникациям «Натива»

Повышение пенсионного возраста часто называют международным трендом. Но без публичных дискуссий, принятых в развитых странах, реформа в России не принесет результатов

Повышение пенсионного возраста неизбежно приведет к росту предложений на рынке труда со стороны зрелых соискателей. Вопрос в том, будет ли на них спрос. Опыт пенсионных реформ в других странах показывает, что без широкой общественной дискуссии и смены отношения к возрастным сотрудникам пенсионная реформа, скорее всего, приведет к росту безработицы, уменьшению продолжительности жизни граждан и не оставит шансов на полноценное использование в экономике ценных кадров с большим опытом, связями и ответственностью.

Доводы противников и сторонников реформ в разных странах схожи. Первые апеллируют к расчетам, показывающим снижение уровня жизни пожилых людей из-за невозможности найти достойную работу. Вторые ужасаются печальной статистике, которая пророчит катастрофическое уменьшение числа граждан трудоспособного возраста в экономике к 2050 году и рост нагрузки на пенсионный фонд.

В мире известны множество примеров повышения пенсионного возраста, есть и случаи отказа от этого пути. Так или иначе, все упирается в бизнес. Без стимулирования работодателей к трудоустройству пожилых людей реформа чаще всего буксует, и в этом случае все происходит по сценарию, описанному противниками реформ: срок дожития пенсионеров сокращается, люди в возрасте «глубоко за» начинают массово выходить на пенсию по состоянию здоровья. И даже если нововведения действительно жизненно необходимы, нельзя их осуществлять в одночасье. Для того чтобы реформа пошла на пользу всем, необходимо время на ее подготовку: компании должны понять, как им максимально эффективно использовать опыт, знания и умения пожилых людей, а те в свою очередь должны осваивать новые области деятельности.

Плохо для немцев

Показателен опыт реформирования пенсионной системы Германии в начале нулевых. Немецкое правительство резко подняло пенсионный возраст для мужчин до 67 лет, а женщин до 65 лет. На первых порах это привело лишь к росту занятости возрастных сотрудников в сегменте неквалифицированного труда и значительному снижению продолжительности здоровой жизни, а также уменьшению периода дожития граждан после выхода на пенсию. Вал досрочных выходов на пенсию по состоянию здоровья — так уходил каждый пятый — удавалось сдерживать только административными методами. К 2009 году стало понятно, что самой «тяжелой» группой для трудоустройства являются люди в возрасте от 55 до 65 лет: им и работу сложнее найти, и ищут они ее реже, а период безработицы в этой группе составляет 51 неделю.

Пенсионная реформа в Германии отрицательно сказалась на здоровье немцев. Каждый третий работник в возрасте от 55 до 64 лет вынужденно трудится, несмотря на плохое самочувствие. По данным Евростата, Германия находится на предпоследнем месте в рейтинге ожидаемой продолжительности здоровой жизни. Мужчины здоровы до 57,4 лет, женщины — до 57,9 лет, в то время как средняя продолжительность жизни в стране у мужчин составляет 78,6 лет, а у женщин — 83,3 года.

Но были и положительные результаты. Пореформенный шок вызвал широкие публичные дискуссии о преимуществах зрелых сотрудников и возможных вариантах их использования во благо экономики. Сегодня немцы уже практически научились жить в новых пенсионных реалиях. Более трети компаний доверяет пожилым работникам функции наставников для молодых сотрудников. Еще 15% компаний ведут переподготовку возрастных сотрудников под свои нужды.

Канада против

А вот Канада отказалась от идеи повышения пенсионного возраста до 67 лет к 2023 году, хотя, казалось бы, аргументы сторонников реформы, экономического консультативного совета, были железными: стимулирование занятости должно было увеличить ВВП страны на $56 млрд. Разгорелась жаркая общественная полемика, в которой победили противники реформы: их поддержал глава канадского министерства социального развития. Вслед за этим и все правительство не поддержало идею. Барьером стала как раз угроза бедности для пожилых граждан. Кроме того, в Канаде признали справедливым аргумент о том, что повышение пенсионного возраста нарушает права граждан, обязывая их работать даже в том случае, если по каким-то причинам они этого делать не могут или не хотят. Сегодня Канада наряду с Норвегией, Швецией, Люксембургом и Швейцарией вообще не планирует повышать пенсионный возраст.

Стимулирование занятости в стране кленового листа осуществляется другими путями. Работодатели придумывают разные способы удержать работника от резкого выхода на пенсию: помогают сформировать поэтапный план отхода от дел, поощряют профессиональное переобучение, предлагают посильные для пожилых людей должности, предоставляют меры социальной поддержки и активно вовлекают «почтипенсионеров» в корпоративную жизнь. С 2001 года в Канаде составляется ежегодный рейтинг работодателей по степени вовлеченности в проблемы пожилых сотрудников, Top Employers for Canadians over 40. 100 крупнейших работодателей страны соревнуются в числе и качестве специальных программ и льгот для сотрудников старше 40 лет.

Нидерланды ждут

Правительство Нидерландов до недавнего времени собиралось поэтапно повысить пенсионный возраст: до 66 лет в 2018 году и до 67 лет в 2021 году. Но в начале июня стало известно, что этот проект приостановлен. Причина — резко негативное отношение к нему граждан страны и ряда политических партий. В ходе широких общественных дебатов, продолжавшихся с 2013 года, когда эта идея впервые увидела свет, противники реформ одержали временную победу. В начале июня стало известно, что повышение пенсионного возраста до 67 лет переносится на 2026 год. Социально ориентированные аргументы оказались для правительства важнее экономических. Ожидаемая продолжительность жизни голландцев растет медленнее, чем предполагалось, и из-за этого будущие пенсионеры получат пенсию размером на 3% меньше, чем нынешние, а это случай вопиющей социальной несправедливости. На другой чаше весов лежат €1,5 млрд — именно во столько обойдется казне четырехлетняя задержка в повышении пенсионного возраста.

Рядовые голландцы активно отстаивают свои права на государственную пенсию, в частности в судах. Рассматривая один из исков, поданных 60-летней пенсионеркой из города Юре, суд постановил, что повышение пенсионного возраста для получения государственной пенсии может рассматриваться как нарушение Европейской конвенции о правах человека. В качестве аргументов своей нетрудоспособности в столь пожилом возрасте женщина указывала плохое состояние здоровья, малый опыт работы, отсутствие квалификации и общий низкий доход, не позволяющий ей накопить достаточное количество средств для безбедного существования в годы, внезапно отделившие ее от государственной пенсии.

Мягкая сила

Недавно стало известно, что в Госдуме родился законопроект, призванный хоть как-то гарантировать будущее для сотрудников старше 50 лет. Инициатива предлагает использовать в качестве заградительной меры против повальных увольнений возрастных сотрудников дополнительное обучение. Если работодатель хочет уволить работника «за 50», то он сначала должен будет оплатить тому курсы дополнительного обучения или переквалификацию. Идея хорошая, но статистика говорит, что она вряд ли сработает. Издание East-West Digital News совместно с Фондом общественного мнения провело аудит российского рынка дополнительного профессионального образования и пришло к выводу, что повышение квалификации для пожилых бесполезно. Как показало исследование, к такому выводу чаще всего приходят те, кто учился за счет госбюджета. Многие выпускники таких курсов не понимают, где и как они могут применить полученные знания.

Одним из каналов пропаганды положительного отношения к пожилым сотрудникам на Западе является кино. После выхода фильма «Стажер» с Робертом де Ниро в США начался бум трудоустройства пожилых людей. Крупные и не очень PR и маркетинговые агентства, риелторские конторы, страховые компании, медицинские учреждения не просто предлагают работу и обучение для зрелых работников, но и учреждают специальные стипендии, программы по выводу и адаптации профессионалов, карьера которых по тем или иным причинам была прервана на два или более лет. В итоге «Стажер» привел к тому, что уровень безработицы среди людей 55 лет и старше оказался ниже общенационального на четверть: 3,2% против 4,1%, а 35,5 млн человек в возрасте старше 45 лет составляют 23,1% рабочей силы США.

Предупрежден и вооружен

Последствия пенсионной реформы в России сполна ощутят на себе не только лишенные заслуженного отдыха еще на пять лет представители поколения бэби-бумеров, но и те, кто родился в 70-х годах ХХ века. Именно поколению X предстоит придумывать, как жить и что делать после 60 лет. И здесь, безусловно, пригодятся их умения адаптироваться к чему угодно, ведь вся трудовая жизнь «иксов» проходила в эпоху перемен.

Они первыми принимали на себя реформу образования, первыми шли работать не по полученной в вузе специальности, брали ипотеку, осваивали налоговые вычеты, учились на MBA и проходили иностранные стажировки. В отличие от бэби-бумеров, у «иксов» в запасе есть время осмыслить перемены и подстелить себе пенсионной соломки в виде инвестиционных проектов, консалтинга, менторства или участия в некоммерческой общественной деятельности.

Один в поле воин

Тем не менее спасение утопающих остается делом рук самих утопающих. Никакие государственные и общественные программы не принесут результата, если этого не захотят конкретные люди, которым эта помощь адресована.

68-летний калифорниец Пол Таснер развивает свой бизнес по созданию экологически чистой упаковки из целлюлозы, используя в качестве сырья макулатуру и отходы производства по переработке сахарного тростника. К идее создания своего дела он пришел уже в пожилом возрасте: в 64 года его, операционного директора компании по выпуску мыла и бытовой химии, сократили. Без работы бывший топ-менеджер просидел недолго: вдвоем с партнером он вложил собственные накопления в собственную фирму. Опыт, связи и знания пожилых управленцев быстро вытащили стартап в зону безубыточности, и Таснер уверен, что его дело вскоре начнет приносить прибыль.

Ричард Мартин в 62 года внезапно остался без работы, и шансы на получение другой аналогичной должности в его возрасте были минимальными. Он посчитал, что его сбережений вряд ли хватит на поддержание привычного уровня жизни и вдвоем с шурином основал свой бизнес — компанию Atk All Terrain Kart, занимающуюся разработкой и продажей детских внедорожных скутеров и самокатов. Узкая специализация, необычный запоминающийся дизайн, качественное исполнение и продуманный маркетинг сделали детские «машинки» Мартина чрезвычайно популярными.

Англичане Джон и Наоми Арундел, основатели Minx Microdrives, сделали бизнес на хобби. Семейная пара решила податься в предпринимательство после 60 лет. По воспоминаниям Джона, они с супругой выбирали между рукоделием, вышивкой и моделями железной дороги. Остановились на последнем. С помощью сына Тома супруги разработали авторскую модель железнодорожной линии и сигнальной системы привода, и продали ее под брендом Minx Microdrives. Сегодня он известен коллекционерам подобных «игрушек» по всему миру.

И таких примеров множество. Предпринимательство и стартаперство, вопреки ожиданиям, неуклонно стареют. Так, в США почти четверть всех новых предприятий открывается людьми в возрасте от 55 до 64 лет. Одной из причин этого является как раз все увеличивающая продолжительность трудовой жизни. Те же из когорты пожилых людей, кто внезапно теряют работу или вынужденно покидают ее по состоянию здоровья, могут рассчитывать только на себя.

Работу в таком возрасте найти сложно, а жить на что-то надо. Одним из способов разорвать порочный круг становится самозанятость или организация своего бизнеса. Однако к такому повороту в жизни нужно быть готовым — и как раз в этом также могут помочь широкая пропаганда идеи самозанятости в СМИ, а также различные государственные или частные программы, направленные на обучение пожилых людей основам предпринимательства.

Канада. Германия. США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656733


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674370 Андрей Фефелов

О, Трамп, ты — Ын!

крах мирового либерализма не видят лишь те, кто изо всех сил не желает этого видеть

Андрей Фефелов

Могуч и громаден русский язык. В огненной его стремнине мелькают смыслы и формы грядущих озарений. Но и в своей устойчивой, незыблемой, словарной основе — содержит он немало тайн, ключей и подсказок. Старинное русское слово "предприниматель" толкует о человеке, совершающем нечто загодя, встречающем обстоятельства жизни подготовленным, так сказать, во всеоружии. Ведь даже само слово "успех" — от глагола "успеть". Быстрота и точность действий особенно важны в период краха больших систем, когда осыпаются и колеблются привычные основы бытия, возникают новые, невиданные доселе, жизненные завихрения.

Сегодня так называемый глобализм доживает свои последние деньки. Хотя, весьма вероятно, что этот дряхлый порочный старик после семи пересадок сердца уже скончался, и мы имеем дело с размалёванным трупом, оцепенело восседающим во главе совета директоров мировой финансовой олигархии.

Крах мирового либерализма не видят лишь те, кто изо всех сил не желает этого видеть. Именно эти "наивные создания" с большой долей вероятности попадут под обломки системы, станут первыми, но, увы, не единственными жертвами великих трансформаций.

Дональд Трамп не из таких. Вся политика его администрации — это рискованная и великолепная попытка спрыгнуть с горящего поезда, на полном ходу несущегося к разобранному мосту…

История либерализма-глобализма-капитализма насчитывает несколько столетий, но расцвет его пришёлся на конец XX века, когда США — эта торгашеская империя, новый Карфаген — достигли мировой гегемонии. Тогда, на пыльных обломках СССР мошоночные идеологи глобализма поспешили провозгласить "конец истории". Однако спустя четверть века безраздельного торжества международной финансовой мафии сей фантом стал кривиться и бледнеть. Новый мировой порядок всё более стал напоминать беспорядок, грозящий перерасти в неконтролируемый хаос, войну всех против всех. Оказалось, что властители судеб человечества давно и прочно находятся в изменённом состоянии ума — то есть в "полном неадеквате". Мировая финансовая и политическая власть досталась каким-то фанатичным фарцовщикам, чей врождённый хватательный рефлекс на порядок превысил инстинкт самосохранения. При этом развитие цифровых и прочих технологий подвело жирную черту под всем этим самоубийственным укладом. Цифра стала одновременно и катализатором, и убийцей рыночных отношений. Недалёк тот день, когда цифрономика навсегда похоронит банки и биржи, отменит пресловутую "игру свободных сил", переведёт хозяйства мира в режим строгого планирования.

Стадия экстенсивного рынка, период безответственного жонглирования финансами — весь этот дьявольский карнавал стремительно сворачивается.

Первый, но уже очень громкий "звоночек" прозвучал в 2008 году в Нью-Йорке. Крушение банка Lehman Brothers стало яркой иллюстрацией жадности, граничащей с моральным идиотизмом. Результатом стал жесточайший кризис в США, отголоски которого докатились до всех народов земли. Именно тогда национальные банки в различных государствах мира задумались о том, что неплохо бы как-то начать регулировать деятельность разбушевавшихся финансовых рынков. Что и было сделано — как в Европе, так и в самих Соединённых Штатах.

Второй "звоночек" — это история с дичайшим долговым кризисом в Греции, которой стал результатом кровопийства Международного валютного фонда и других банков-кредиторов, вогнавших население европейской страны в чудовищное долговое рабство. И сейчас там обдирают православных как липку, с помощью налогов и дополнительных поборов заставляя платить огромные проценты по международным долгам. Это, конечно, не новость дня. Новизна была в том, что народ Греции на референдуме проголосовал против выплаты кредиторам, в том числе Международному валютному фонду. Таким образом, был подан первый робкий, но весьма отчётливый сигнал всем развивающимся странам, всем государствам со слабыми экономиками, попавшим в сети международных ростовщиков. Смысл данного месседжа прост: "Банкиры, идите в ж…!"

Третий "звоночек" — это Брекзит, когда большинство населения и значительная часть элит Британии сказали, что они не хотят жить в этом дивном глобальном мире, не хотят быть частью ЕС, а хотят выйти вон из всей этой распрекрасной системы новых международных отношений.

И четвёртый — уже не "звоночек", а ужасающий гром! — рождение за океаном агрессивной "трампономики", нацеленной на жёсткий протекционизм, на развитие национальных отраслей промышленности, на увеличение занятости и покупательной способности населения США и на вытеснение всех международных игроков с внутреннего рынка. Трамп, развязавший торговые войны с Китаем и Европой, похоже, взял курс на автаркию. Выламывая США из мировой экономики, он выступает главным могильщиком глобализма.

Уже сегодня "трампономика" демонстрирует свою невиданную эффективность. США переживают период экономического роста, развития промышленности и внутреннего сектора услуг. Рейтинг Трампа внутри страны неукоснительно ползёт ввысь. Америка подобно оленю сбрасывает старые, изъеденные паразитами, рога. Америка подобно тяжёлому фрегату становится на противоположенный курс, совершая на глазах всего человечества опасный и смелый "поворот оверштаг". Америка из прожорливой гусеницы превращается в бронированную куколку, чтобы затем выпорхнуть цифровой бабочкой в новую социальную вселенную.

Доктрина Рах Аmericana стремительно трансформируется в Arx Аmericana. Трамп планомерно строит стены, границы и заслоны. Если не сегодня, то завтра США откажутся от доллара, оставив разочарованное человечество копошиться в терриконах замызганных зелёных билетов. Не пора ли на просторах Евразии начать строить предприятия по переработке долларовой массы в бумагу для школьных тетрадей?

Встреча мистера Трампа и товарища Ына в Сингапуре глубоко символична. Трампистская Америка шаг за шагом выковывает для себя собственную теорию чучхе, обеспеченную мощнейшими индустриальными, интеллектуальными и IT-ресурсами. В конце концов, система цифрового социализма — это та луза, куда неизбежно закатится любое развитое общество.

А что же рынок, базар, валютные спекуляции, либерализм, гомосексуализм, феминизм, советы по правам человека, всемирные комитеты, трёхсторонние и шестиконечные комиссии вкупе с т. н. "современным искусством" и его полоумными адептами?

В новых условиях, лишённая американской поддержки, вся эта "макроновская перхоть", паршивая "международка" закономерно будет отправлена в утиль истории.

Туда же стройными рядами пойдет и пресловутая российская регрессивная общественность. Речь о профессиональных предателях, космополитах-русофобах, агентах транснациональных корпораций, мошенниках-приватизаторах и прочих завшивевших "профессорах экономики" — внесистемных и системных либералах, живущих всю жизнь на интеллектуальном и долларовом подсосе у Запада, век жующих вязкий вонючий гудрон застарелой лжи про свободу, рынок и общечеловеческие ценности.

На сегодня США возглавили назревший процесс сворачивания паразитарного финансового глобализма. Но и России не следует стоять в сторонке и ждать, чем дело закончится. Требуется уже сейчас в срочном порядке выстраивать, выковывать континентальную доктрину суверенного будущего, многоаспектную программу освоения, преобразования и организации 1/6 части суши при помощи комплексных решений и больших систем. Пора заявить миру русскую планетарную альтернативу, нацеленную на преображение природы и человека, провозглашающую космический вектор развития земной цивилизации.

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674370 Андрей Фефелов


Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674304 Алексей Анпилогов

Поможем США!

решение ОПЕК+ было взвешенным и правильным, если смотреть на него через призму американских интересов

Алексей Анпилогов

21-23 июня в Вене прошёл саммит ОПЕК+ (с участием России), на котором было принято решение об увеличении квот добычи нефти в рамках данного соглашения суммарно на миллион баррелей в сутки.

Начиная с октября 2016 года Россия активно сотрудничает с ОПЕК в рамках сделки по квотированию объёма добычи нефти. Тогдашнее решение России о сотрудничестве с ОПЕК принималось под давлением неблагоприятных обстоятельств — низкая мировая цена на "чёрное золото" вынудила нашу страну пойти на самоограничение добычи, хотя и без официального присоединения к картелю. Нынешняя же ситуация диаметрально противоположна событиям двухлетней давности — теперь России предлагают практически свободно нарастить добычу, но в качестве платы за это предлагают окончательно присоединиться к ОПЕК (инициатива исходит от Саудовской Аравии).

Плохо это или хорошо?

С одной стороны, предлагаемое России дополнительное квотирование позволяет формально нарастить экспортные доходы за счёт роста объёмов продаваемой на мировом рынке нефти, но такой сценарий возможен только при сохранении текущего уровня цен на энергоносители. Если же он существенно понизится, то суммарный баланс может оказаться и отрицательным. В ответ на решения саммита ОПЕК мировые цены одномоментно упали на 2%. Теперь для расчёта потерь нам достаточно понять, каковы же будут дополнительные объёмы российской добычи. Александр Новак, министр энергетики РФ, уже озвучил эту цифру — согласно его расчётам, в 2018 году наша страна может добыть 550 млн. тонн нефти, против 546,8 млн. тонн годом ранее, в рамках прежних квот "ОПЕК+" (ОПЕК+Россия).

Простая математика говорит нам, что цифры 550 и 546,8 отличаются лишь на 0,6% — то есть фактически Россия от новой сделки с ОПЕК только теряет, так как такой мизерный рост объёмов, перемноженный на падение цены на 2% явно даёт минус для экспортных доходов страны от продажи нефти. Незначительный рост добычи понятен: новые месторождения в Арктике, на Сахалине и в Восточной Сибири осваиваются долго и с высокими затратами, явно не поспевая за выбыванием старых мощностей в европейской части страны и в Западной Сибири. Скромная цифра роста в 3,2 млн. тонн в год — результат именно такой однобокой политики, когда запасы нефти берутся "взаймы" у новых поколений, чтобы обеспечить благополучие нынешних выгодополучателей.

Их список в целом тоже не тайна, для этого достаточно раскрыть смысл ещё одной цифры от министра Новака. Комментируя условия новой сделки он заявил, что "рост добычи в стране составит около 200 тысяч баррелей в сутки". В переводе на привычные нам метрические тонны — это около 27 тысяч тонн в день. Или, как вы можете сами посчитать — ровно 10 млн. тонн. Нестыковочка! Какая же цифра верна? 3,2 млн. тонн роста — или же 10 млн. тонн роста в год? А ответ прост до безобразия.

Добыча, скорее всего, вырастет именно на 3,2 млн. тонн. А продажи российской нефти на внешнем рынке, которые как раз и обсуждаются с ОПЕК, вырастут на все 10 миллионов! Следовательно, "недостающие" 6,8 млн. тонн нефти надо откуда-то взять.

Нетрудно догадаться, что брать их неоткуда, кроме внутреннего рынка. И эта догадка подтверждается ростом цен на бензин и дизтопливо. Вы хотели "рыночную экономику"? Вы её получили! Раз сырьё в дефиците, поскольку экспортные пошлины на него "обнуляются", то цены на него и, соответственно, на производимую из него продукцию, просто обязаны расти. "Недоедим, но вывезем!" — только теперь это касается не зерна, а нефти. Кстати, новый глава Счётной палаты, патентованный либерал Алексей Кудрин такую ситуацию одобряет: "Я думаю, что больших изменений в политике цен не произойдет, потому что решение ОПЕК+ было взвешенным". И ведь правду сказал! Только про мировые цены, а не про внутренние. Им-то расти и расти.

Ну а теперь поищем "позитив". Россия договорилась с ОПЕК. Более того, сделка с ОПЕК произошла по прямой просьбе США. Дональд Трамп через свой твиттер ещё 5 июня просил эту организацию увеличить добычу нефти на миллион баррелей в день, чтобы не допустить резкого роста розничных цен на бензин в Америке. Россия, напомню, в рамках этой просьбы берёт на себя 200 тысяч баррелей, а ещё 800 тысяч добавит непосредственно ОПЕК. Причём, утверждают, даже это будет проблемой, а реальная прибавка составит не более 600-700 тысяч барр./сутки. Проблемы ведь у всех одни и те же: старые месторождения, рост затрат, инерция отрасли. Но розничные цены на бензин в США — это ведь святое. Нельзя, чтобы они росли, это вам любой либерал скажет. Поэтому решение ОПЕК+, безусловно, было взвешенным и правильным. Если смотреть на него через призму интересов США, конечно.

Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674304 Алексей Анпилогов


Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674277 Константин Черемных

Большая сделка

Константин Черемных о деталях и смысловых разрывах в мировой политике

Илья Титов Константин Черемных

"ЗАВТРА". Константин Анатольевич, каков скрытый политический контекст последних событий и как обстоит дело с его освещением в основных мировых и российских СМИ?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. В картине, представленной нашими СМИ, не хватает деталей. Но дело не только в них, а в общих смысловых разрывах, влияющих на принятие решений. С точки зрения наших СМИ это выглядит так, словно их заставили Богу молиться, а они лоб разбили.

Например, недавно в нашем эфире поздно ночью выступал глава Центра национальных интересов Дмитрий Саймс, который озвучил два месседжа: «следует включить либералов в состав правительства» и «накануне ракетного удара по Сирии Макрон шантажировал Трампа тем, что Франция первой нанесет удар в случае колебаний США». Второй месседж подтвердился французскими СМИ, где Макрон хвастался тем, что именно он втолковал Трампу необходимость остаться в Сирии.

"ЗАВТРА". Спустя неделю состоялся визит Макрона в США. Как его интерпретировали?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Его интерпретировали очень многие, даже люди, казалось бы, далекие от политики. Ведущий юмористическую рубрику в New Yorker Энди Боровиц вдруг разразился панегириком в отношении Макрона и того, что он якобы знает английский лучше Трампа. Куда больше было комментариев по сути визита – медиа-мейнстрим вел себя таким образом, словно именно Макрон был носителем той самой конечной истины, которую пришлось втолковывать Трампу. И когда в наших прогосударственных СМИ Макрон выставляется как положительный герой, у меня возникает ощущение недоговоренности. А упоминается он в связи с торговой войной, набирающей обороты, а также в связи с геополитическими процессами на Ближнем Востоке, связанными с Ираном и Палестиной. Нельзя не признать, что Иран многим обязан именно Макрону – когда в январе в Иране были волнения, иранский президент Хасан Рухани звонил именно французскому президенту, после чего Макрон заявил, что Франция уважает роль Корпуса стражей исламской революции (КСИР), являющегося частью вооруженных сил Ирана, в борьбе с исламскими военными формированиями.

"ЗАВТРА". И это был решающий момент в ходе тех волнений?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, это заявление Макрона послужило оценкой деятельности иранских силовых структур в момент, когда ими принималось решение о подавлении оппозиции 3 января. В обращении Тегерана именно к Парижу присутствует естественная логика, связанная как раз с ролью Парижа в ядерной сделке Запада с Ираном, разрываемой сейчас США. Неслучайно после открытия возможностей для привлечения инвестиций западных корпораций в иранскую экономику, французские оказались впереди.

И когда Макрон приезжает в Австралию и говорит, что Франция хотела бы оказаться в центре индо-тихоокеанской оси, то это геополитический подход. А когда он выступает на конгрессе солнечной энергетики в Бомбее, то к геополитическому интересу прибавляется идеологическая подоплека. Он одновременно лоббировал и солнечную электростанцию для одной фирмы, и ядерную – для другой. И когда какое-то решение принималось в пользу Ирана, за этим чаще всего стояли нефтяники и поставщики автомобильной промышленности.

Рассмотрим еще один эпизод, который в головах наших обозревателей выступает предметом большого смущения и расхождения противоположных мыслей в одной голове. Речь идет о приезде израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву в начале мая. Это стало признаком того, что Израиль и США уже решили, что делать с Сирией и как смещать Асада, причем ключевым партнером в этом альянсе служит не США, а именно Израиль, управляющий всем процессом. Я ожидал от наших центральных каналов внятной реакции, но ее, как и важных деталей и уместных параллелей, не прозвучало. Кроме одного эпизода. В «Вестях в 23.00» арабский политолог Ахмад Хаж Али сказал, что есть много разговоров о «Большой сделке» США с арабским миром, и эта сделка держится на трех опорах – Трамп, Нетаньяху и наследный саудовский принц и фактически правитель страны Мохаммед бин Салман. Но все эти три опоры являются ненадежными и неустойчивыми. Любая из них может рухнуть. Против Трампа ведется расследование о его связях с Россией. Против Нетаньяху ведется аж четыре расследования антикоррупционного толка. Принц Салман только что настроил против себя очень серьезную группу собственных родственников. Это говорит о ненадежности всех проектов в рамках игры США на Ближнем востоке. Эта ненадежность дает шанс альтернативным силам и позициям. Судя по словам Хаж Али, все не совсем так, как представляется нашими специалистами.

"ЗАВТРА". Так как же обстоит дело в реальности?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. С одной стороны, есть Китай, где давно решаются вопросы, связанные с США. С другой стороны, многие говорят об усилении влияния Израиля. Но можно ли говорить о том, что эта страна намного сильнее, чем раньше, если она потеряла такого важного союзника в регионе, как Турция? Когда говорят о влиянии фракции неоконсерваторов внутри США, упоминают причисляемого к ним Джона Болтона, советника по национальной безопасности, во многом определяющего вектор внешней политики США. И это влияние неоконсерваторов всегда измерялось во внешнеполитическом контексте именно наличием союза Турции и Израиля.

Помимо того, еще недавно Израиль претендовал на временное членство в Совете безопасности ООН. К этому прилагались большие усилия, Нетаньяху вел переговоры со множеством стран Африки, Азии, Латинской Америки. Но он был вынужден отказаться от этого проекта.

"ЗАВТРА". Да, не похоже на рост влияния.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Именно. И наконец, «Большая сделка», о которой говорил Хаж Али. С кем эта сделка? Куда поехал Трамп в начале своего срока, чтобы поменять внешнеполитическую повестку Обамы на свою собственную и на новых условиях и принципах договориться с лидерами разных стран? Поездка состояла из трех визитов – в Эр-Рияд, в Иерусалим и в Ватикан. При этом с самого начала ему предлагали исходить из логики истории религий – начать с поездки в Иерусалим, потом посетить Ватикан и завершить все Эр-Риядом. Тем не менее, он счел нужным начать свой визит именно с Саудовской Аравии, при этом, после посещения Эр-Рияда половина его команды поехала обратно в Вашингтон, а в Иерусалим поехала в два раза меньшая делегация.

Еще пример. Последнее беспокойство палестинцев было номинально связано с переездом посольства США в Иерусалим. Трамп туда не поехал, не тот масштаб. А когда Трамп будет заключать сделку с принцем Салманом, поедет ли он лично в Эр-Рияд? Я думаю, что поедет.

Говоря же о «Большой сделке», следует упомянуть, что пункты, касающиеся Палестины и Израиля, второстепенны, а основная часть договоренностей касается строительства суперсовременного города и передачи эксклюзивных ядерных технологий.

"ЗАВТРА". Где же будут строить этот супергород?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. На границе Саудовской Аравии, Египта и Иордании. Это проект, допускающий решение проблемы палестинских беженцев.

Что же касается Иерусалима, то речь в сделке не только о том, что большая часть Иерусалима становится столицей Израиля. Она включает в себя объединение четырех населенных пунктов в Восточном Иерусалиме – Абу-Диса, Джабаль-Муккабара, Эйсарии и Шуафата – и создание там столицы Палестины. Когда же речь идет о Старом городе, предполагается, что древний Иерусалим будет передан под международную юрисдикцию. То есть, святость мест для мусульман – проблема решаемая и совершенно отдельная от переезда послов из одного офиса в другой.

"ЗАВТРА". Разве для Израиля владение Храмовой горой не является таким же принципиальным вопросом?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Является, но по тем утечкам об условиях сделки, что просочились в арабскую прессу, можно сделать вывод, что древняя часть города, включающая в себя Стену Плача и мечеть Аль-Акса, переходит под международную юрисдикцию.

В истерии мирового медиа-мейнстрима все ситуации, будь то о переезде посольства, будь то о пересмотре иранской сделки, выглядят так, словно они свалились с неба прямо сейчас, хотя все это обсуждалось очень и очень давно, еще со времен президентской кампании, то есть было время все осмыслить и обдумать. Но дело в том, что та часть американской прессы, которая составляет мейнстрим, занимает позицию не в пользу Трампа.

"ЗАВТРА". Как всегда.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, поэтому, когда говорится о том, что Америка и Израиль договорились, возникает вопрос: «А какая Америка?». И более того, какой Израиль? Потому что те четыре коррупционных уголовных дела против Нетаньяху – это лишь маленькая деталь огромной кампании против него внутри Израиля. К сожалению, стало штампом то, что в нашем эфире Израиль часто воспринимается как нечто целое и неделимое, в то время, как на самом деле внутри того же Израиля существуют как пророссийские, так и антироссийские группы.

Если же говорить о шкале ценностей, где Израиль тоже часто приводится в пример как заведомо консервативное общество, то это тем более неправильно, ведь духовная и ценностная стороны жизни существуют за пределами официозных СМИ Израиля. За примером далеко ходить не надо – не так давно в одном из этих самых СМИ приводился рассказ о рекорде, мол, на Храмовую гору поднялась тысяча иудеев. Но за неделю до этого в том же самом Иерусалиме на гей-парад вышло двадцать две тысячи человек. Следует понимать, что общество изменилось и правящей коалиции приходится адаптироваться к этим изменениям. Израиль празднует победу на Евровидении, а дама, которая заняла там первое место, недавно была приглашена в Москву на некий фестиваль, но отказалась поехать по той причине, что у нее в этот день гей-парад.

"ЗАВТРА". Еще она особенно подчеркивала, что это Москва, столица гомофобной России.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, хотя ее визит мог бы быть преподнесен как победа этого самого сообщества. Но это все касается ценностного раскола в израильском обществе, который более-менее известен нашей аудитории. А вот то, что происходит в Палестине, до нас не доходит. И вещи, которые мы сейчас слышим об этой стране, сродни тому, что мы слышали о ней в каком-нибудь 1981 году. На самом деле, там тоже очень многое изменилось, особенно в период, когда нам было не до Палестины, в 90-е. А там работали те же люди и те же структуры, что и в Израиле. И если сравнить количество общественных организаций на тысячу человек в Палестине с другими странами, то вровень Палестина идет разве что с Киргизией, то есть их количество огромно – и местных, и западных, и работающих с арабско-еврейской аудиторией. Более того, существует лояльная Нетаньяху организация Им Тирцу.

"ЗАВТРА". Что это за организация?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Это союз консервативных юристов. Они прямо обвиняют одну из американских организаций, она называется New Israel Fund, не только в устроении мероприятий в пользу палестинцев и санкций против Израиля, но и в организации палестинского «Великого марша возвращения» на границе сектора Газа весной этого года. Но я бы не торопился тыкать в них пальцем, поскольку New Israel Fund работает и финансирует множество НПО, часто эту организацию связывают с Соросом, но на самом деле, это другие люди. Руководит всем этим Дэниел Сокач, бывший исполнительный директор Еврейского прогрессивного альянса в США и Еврейской организации Сан-Франциско, причем ценностное направление этих организаций понятно, в этом же направлении шли 22 тысячи человек по Иерусалиму. Еще один человек в руководстве этого фонда – Дэвид Сэпперстайн, при Обаме бывший в Госдепе ответственным за международную религиозную свободу, а кроме того – один из руководителей организации объединенных церквей, проекта «Всемирный религиозный парламент».

Недавно одну из еврейских школ в Иерусалиме изрисовали надписями. Конечно, там была и «Свободу Палестине!», и «Биби (Нетаньяху) в печку!», но это довольно стандартные лозунги протеста. Но присутствовала там и надпись: «Бога нет».

"ЗАВТРА". Значит, стояли за этим вовсе не радетели за священную Аль-Аксу?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Верно. Если смотреть на образную сторону «Великого марша возвращения», то мы увидим огромное количество сжигаемых покрышек между протестующими палестинцами и военнослужащими Израиля и подожженных воздушных змеев. Параллели с Евромайданом видны невооруженным глазом. Более того, протестующие носят маски Гая Фокса, что никак не тянет на специфику арабских протестов, а отдает вполне себе европейским колоритом. Или такой эпизод этого марша, как Hack Antifa (Взломать Антифа) – атака на государственные и частные израильские ресурсы с кражей данных. Совершенно ясно, что для подобных операций нужны большие деньги и большой период для подготовки. Так же, как и события в Киеве, происходящее в Палестине готовилось заранее - это проект в духе профессора Джина Шарпа, инженера «цветных революций».

"ЗАВТРА". Который как раз не так давно умер.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, но дело его живет, организации, основанные им, продолжают существовать. Если говорить о его главном труде, где были перечислены 198 методов ненасильственной борьбы, большая часть которых является нарушением международного права, то можно вспомнить, что первый перевод этой книги был сделан на каренский язык (карены - это племя в Мьянме), а второй перевод был сделан на арабский язык и именно в рамках палестинского проекта, где задействован с израильской стороны раввин Эверетт Гендлер, которого называют «первым экологическим раввином».

Интересно, что некоторые рецепты из труда Шарпа применяются сейчас и в Соединенных Штатах. Среди 198 пунктов есть метод номер 158, который звучит как «Добровольное придание себя стихии (самоутопление или самосожжение)». Буквально с интервалом в неделю два случая самосожжения произошли в США. Не в странах-мишенях, а именно в США. Причем и некий Тодд Браснер, который поджег себя в башне Трампа, где жил, так и другой персонаж совершили это ради экологического протеста. Причем следует отметить, что Дэвид Бакер, второй протестующий, был юристом, защищавшим права ЛГБТ, но сжег он себя именно во имя экологии и против Трампа, якобы порывающегося уничтожить окружающую среду. Это все детали картины, которые мне кажутся существенными. Любая из цветных революций имела своих героев, которые должны были выдвигаться на передний план и захватывать власть в стране, где осуществляется переворот.

"ЗАВТРА". Под кого же делается то, что происходит в Палестине?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Два года назад, когда впервые говорилось о проекте ненасильственного сопротивления, то упоминался вполне определенный человек. Этот человек – Марван Баргути. Он сидит в тюрьме, сидит давно. Именно в связи с этим во множестве статей в американском и европейском медиа-мейнстриме его называют «палестинским Манделой», постоянно проводя параллели между апартеидом и политикой Израиля.

Учитывая то, что 83-летний глава Палестины Махмуд Аббас находится далеко не в лучшем состоянии здоровья, недавно его выводили из комы, то следует вопрос: есть ли другие претенденты на роль лидера? Оказывается, есть. Называются еще две фамилии предполагаемых наследников Махмуда Аббаса. Это Джибриль Раджуб и Мохаммед Дохлан.

Интересно, что если фамилия Раджуб пишется иногда через английское «u», а иногда через французское «ou», то фамилия Баргути по непонятной мне причине пишется всегда по-французски. Депутаты Европарламента, которые приезжают к нему, тоже всегда французы, правда в последний раз их не пустил израильский министр внутренних дел Арье Дери, но теперь против него тоже начато антикоррупционное расследование, так что это вопрос решаемый.

Господин Раджуб - это тот человек, которого хотел бы видеть своим преемником сам Махмуд Аббас, но Дохлан гораздо более популярен, он был британской ставкой, ставкой команды Тони Блэра. Блэр и Дохлан имели свой плацдарм на Ближнем Востоке, конкретно в ОАЭ. По удивительному совпадению именно те, кто с ними работал, оказались в последние два месяца среди мишеней спецпрокурора Роберта Мюллера, ведущего расследование о связях Трампа с Россией. Предлогом было, конечно же, «русское дело»: якобы один из этих персонажей, бизнесмен Джордж Надер, встречался с представителем России на Сейшельских островах и с представителями правящей семьи ОАЭ. Второй мишенью был Томас Баррак, председатель инаугурационного комитета Трампа, тоже занимавшийся ближневосточными темами и налаживавший связи между Трампом и теми, с кем ему нужно было общаться в Саудовской Аравии, а «Большая сделка» затрагивает и Саудовскую Аравию, и ОАЭ, и Египет.

"ЗАВТРА". Это было сильным ударом по Дохлану?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, ведь до совсем недавних пор считалось, что Дохлан имеет серьезные шансы возглавить объединенную Палестину. Эти планы были связаны с экономическими проектами – разработкой Ближневосточного шельфа, добычей нефти и газа в месторождении Левиафан и на месторождениях у берегов сектора Газа с последующим экспортом в Турцию. Эти планы и подверглись демонтажу после того, как из-за сливов по поводу содержания «Большой сделки» случилось отчуждение Турции, а компания Royal Dutch Shell просто-напросто поджала хвост и ушла.

Ровно после этого руководитель Газы, Исмаил Хания провел телефонные переговоры с руководством Катара и министерством иностранных дел Ирана. Просьба Хании заключалась в том, чтоб на грядущей на тот момент российско-иранско-турецкой встрече в Анкаре была поднята палестинская тема. Объективно у Хании другого выхода и не было – если все эти проекты, связанные с Дохланом, рушатся, то нужно искать другую опору. Другой вопрос в том, как Хания будет взаимодействовать со стихией, возникшей в Газе. Эта тема была бы достойна экспертного обсуждения, но ее никто не обсуждает. Зато говорят о том, что в Британии нехорошей Терезе Мэй противостоит такой позитивный персонаж, как Джереми Корбин и руководимая им Лейбористская партия. Вообще, строго говоря, лейбористы расколоты пополам.

"ЗАВТРА". Пополам ли? Похоже, что Корбин и его сторонники в меньшинстве как радикальный элемент.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Это меньшинство – меньшинство внутри конкретно корбинской структуры, где произошел конфликт. Та часть, которая была лояльна Блэру, была им потеряна. Если смотреть на общеевропейскую картину, то кажется, будто тренд на консерватизм дает о себе знать, как, например, победа Орбана в Венгрии, являющаяся еще и поражением Сороса, вынужденного перебазировать свой институт, работавший в Будапеште 30 лет. Однако Сорос нашел новое место реализации – Британию. Его актив – член Палаты общин нигерийского происхождения Чука Умунна. Он возглавил структуру под названием «Grassroots coordinating group» – координационная группа организаций, работающих снизу, и находящуюся в ее рамках агитационную кампанию «Best for Britain» (Лучшее для Британии), которая выступает за избавление от власти консерваторов и отмену брексита с помощью еще одного референдума. При этом в российском вопросе Чука занимает позицию поддержки Мэй, расходясь с Корбиным. Сам же Корбин сейчас пожинает плоды конфликта в своей внутрипартийной группе.

"ЗАВТРА". С чем связан этот конфликт?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Конфликт этот начался после того, как Корбин появился в компании, показавшейся его соратникам слишком радикальной. Это была компания еврейской организации антисионистов, проще говоря, противников государства Израиль. Обычно, когда в СМИ речь заходит об антисионистах, вспоминают ультраконсерваторов, но в этот раз все иначе, это совершенно противоположный случай. Это тот же яркий "радужный" почерк, что был виден в организации «Великого марша возвращения».

Например, все в той же сфере существует такая организация, как «Квир Пурим Кабаре». Квир – понятие из сферы ЛГБТ, а Пурим – еврейский праздник. На сайте у них написано, что они собираются для обсуждения вопросов феминизма и ЛГБТ в контексте иудаизма. Авторитет для них представляют Лев Троцкий, икона фем-движения Эмма Голдман и Жак Деррида.

Казалось бы, мало ли маргиналов? Но об их значимости говорят близкие связи с руководством лейбористов и пиар на портале OpenDemocracy, где обычно рекламируются страны и сообщества, являющиеся предметом и средством осуществления очередной цветной революции. По этому порталу можно предугадывать место проведения следующей "Арабской весны".

Что же касается самой "Арабской весны", то операция, подготовленная два года назад и недавно начатая в Палестине – затравка перед рядом других подобных операций в других странах региона. Для этих целей работает новая организация со старыми людьми – «Институт Тахрир», а «Тахрир» значит «свобода». Организацию основал Ларри Даймонд, тот самый человек, который руководит «лабораторией освобождения» в Стэнфорде. Со времен "Арабской весны" в руководствах этих организаций, как и в руководстве New Israel Fund, ничего не изменилось, другое дело, что появились другие формы и поменялись стратегии и методы – теперь они применяются не только в странах-мишенях, но и внутри США.

"ЗАВТРА". То есть США сами стали страной-мишенью?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Дело в том, что США – не единый механизм. Часто говорят, что недовольство либеральной прессы, которое она испытывает по отношению к республиканской администрации – совершенно типичная вещь, мол, подобное уже было и при Никсоне, и при Рейгане, и при обоих Бушах. Может это и так, но я не помню, чтоб при Буше-старшем на здании, которое принадлежало ему, прожектором высвечивалась надпись «Место преступления». Или что существовала бы фирма, занимающаяся продажей огромных статуй голого Буша-младшего. Этого не было тогда, но это есть сейчас. Это возвращает нас к разговору об Израиле – и Израиль, и Америка как единые государства есть только на географической карте. А внутри Америки есть множество всего – есть американец Трамп и есть американец Джон Керри, демократ и бывший госсекретарь, который 24 января заявил, что Трамп не досидит до конца года, а вот зато он, Керри, пойдет в президенты. Именно поэтому он призвал палестинцев подождать, не принимать предложений администрации Трампа и не идти на уступки. Об этих планах Керри рассказывал палестинскому активисту Хусейну Ага, а происходило это в Лондоне. Деятельность Керри сместилась на внешнюю политику и развивалась в иранском направлении, чтобы пресечь любые попытки внести изменения в иранскую сделку. Что же касается внутренних планов Керри и других демократов, то самым опасным конкурентом для старой гвардии демократов – Байдена и Керри, единодушных во всем – был глава Facebook Марк Цукерберг – единственный персонаж с хоть какой-нибудь харизмой. Как мы знаем, из Цукерберга сделали мальчика для битья.

"ЗАВТРА". Во многом это сделал он сам своим нелепым поведением на слушаниях в Сенате.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Из него сначала сделали мальчика для битья, а уже потом он пришел в Сенат. Более того, его поход в Сенат совпал по времени с ударом по Сирии и скандалом вокруг обысков, устроенных ФБР у Майкла Коэна, личного юриста Трампа. ФБР якобы нашло там подтверждение всех грязных слухов, окружавших Трампа – от встречи с порноактрисой до визита в Россию и использования услуг каких-то проституток.

"ЗАВТРА". Все по Кристоферу Стилу, автору скандального «Досье Стила»?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, только теперь это не только Кристофер Стил, но и Джеймс Коми, бывший директор ФБР, который очень вовремя опубликовал эти слухи в своей книге.

Все это в той или иной степени появлялось в нашем медиапространстве, но самое странное, что я совершенно не слышал в наших СМИ о ситуации с Полом Райаном, спикером Палаты представителей.

"ЗАВТРА". А что с ним случилось?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. А он вдруг взял и заявил, что переизбираться не будет. Фактически, он сворачивает свои полномочия с января. Это удар в спину для Республиканской партии. И говорится это в тот же самый день, когда производится обыск у Коэна, то есть создается иллюзия возможности импичмента и других подобных вещей.

Райан был кандидатом в вице-президенты в 2012 году, когда на высший пост страны претендовал Митт Ромни, а на республиканской конвенции в 2016 году, когда еще не было ясно, кто станет кандидатом от республиканцев, Райан был своего рода запасным кандидатом на тот случай, если Трамп не наберет необходимого числа голосов делегатов республиканского съезда. Видно, что амбиции у человека есть. Уже прямым тестом говорят, что Райан уходит именно из-за этих амбиций. Разговоры об этом ходили еще в прошлом году, тогда же звучало такое название, как Висконсинский клан. Висконсин – штат, от которого Райан был выдвинут в Палату представителей. На самом деле, если присмотреться, то центр у этого клана не в Висконсине, а в штате Колорадо. Ну а Висконсин был подтянут еще и потому, что его губернатор Скотт Уокер – один из устроителей этого клана и участник предвыборной кампании, не дошедший до праймериз из-за слабого результата на дебатах. Колорадский клан -– сложная структура, весьма циничная и не придающая значения партийной принадлежности тех, кто в конечном итоге приходит к власти. В этой структуре главенствующее положение занимает миллиардер Ларри Майзель, основной конкурент игорного магната Шелдона Адельсона, спонсора Нетаньяху и Трампа.

"ЗАВТРА". И республиканцев вообще.

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да. И он же возил Скотта Уокера в Израиль, когда результаты выборов и формирования коалиции были не вполне понятны. И ключевая фигура клана в Израиле – Нир Баркат, это мэр Иерусалима. При этом Майзель знакомил с ним не только республиканца Уокера, но и демократа Джона Хикенлупера, губернатора Колорадо, который тоже собирался, но не решился участвовать в выборах 2016 года. Майзель оставил след в Иерусалиме - огромное и уродливое здание Центра толерантности на месте арабско-христианского кладбища. При этом Баркат уходит с должности мэра ради поста в Кнессете. Чем это можно объяснить?

"ЗАВТРА". Внутриклановыми делами?

Константин ЧЕРЕМНЫХ. Да, можно любить или не любить клановый подход, но некоторые события просто нельзя объяснить иначе.

В завершение хочу сказать, что многое из того, что считается аксиомой нашими СМИ, неверно. Например, выбор между Израилем и Ираном – совершенно ложная навязанная дилемма.

Верным будет сказать, что в мире наряду с геополитической битвой происходит битва ценностная, и в некоторых местах эти битвы пересекаются.

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674277 Константин Черемных


Россия. США > Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655295 Олег Коновалов

Общее дело. Почему в России и США разный уровень вовлеченности сотрудников

Олег Коновалов

бизнес-консультант

Повышение уровня вовлеченности сотрудников может обеспечить до 20% прироста к прибыли компании. Как заработать больше, мотивируя других?

Двадцать лет назад экс-глава Campbell's Soup Дуглас Конант сказал: «Для того чтобы выиграть рынок, вы должны выиграть рабочую среду своей компании». Эта фраза сформулировала критически важную роль вовлеченности работников как в эффективность бизнеса, так и в его развитие.

Высокая вовлеченность сотрудников в работу определяет уровень продуктивности и превосходное качество сервиса, удовлетворение клиентов, растущие продажи и прибыль, а также рост доходов акционеров. Согласно исследованиям Gallup и IBM Kenexa, эффективность бизнеса с высокой вовлеченностью сотрудников выше на 17%, их продажи выше на 20%, а прибыль выше на 21%. При этом такие компании показывают пятикратный рост стоимости акций в пятилетней перспективе.

Важность этой метрики неоспорима. Например, награда Employee Engagement Awards ежегодно вручается компаниям, которые добились значительных успехов, поставив вовлеченность в центр своей бизнес-стратегии. Приз получали такие известные компании, как CISCO, Boeing, Calvin Klein, Southwest Airlines, Leo Burnett и другие.

Что такое вовлеченность?

Есть старая восточная поговорка: «Сколько не говори «халва», во рту слаще не станет». Перефразируя ее, можно сказать: сколько не говори «вовлеченность», эффективность компании расти не будет. Вовлеченность — это в первую очередь степень эмоциональной привязанности сотрудников, и то, насколько они посвящают себя компании и ее целям, работают не за деньги, а во имя репутации и ее будущего.

Вовлеченность видна прежде всего в действиях команд. Представьте себе скучный футбольный матч, где команды не энергичны, а создают лишь видимость активности. Так же можно сказать про компании любых размеров, от малого бизнеса до крупной корпорации. Ленивая и медленная компания не выживет в конкурентной борьбе. Но в отличие от футбола в бизнесе не переходят в более низкую лигу, а исчезают навсегда.

Уровень вовлеченности зависит от корпоративной культуры, основанной на верованиях, стремлениях, сомнениях и внутреннем опыте каждого человека. Семь основных факторов определяют вовлеченность людей в работу: уважение, удовлетворение работой, понимание роли и важности своей работы, лояльность, взаимопомощь, готовность к изменениям и личная ответственность.

Если в небольшом коллективе роль и вклад каждого сотрудника заметны, то в крупной корпорации управлять культурой и бороться за высокую вовлеченность работников гораздо сложнее. Хороший пример — американский банк KeyBank из Кливленда. Его штат насчитывает 18 000 работников, а доход составляет около $7 млрд. KeyBank разработал программу CultureNext, направленную на увеличение вовлеченности сотрудников в работу и лучшее обслуживание клиентов, определив ключевыми метриками дружественную атмосферу в коллективах отделений, позитивное поведение, заботливое отношение к клиентам и активную взаимопомощь коллег. Только за 2016 год банк вдвое увеличил вовлеченность до 62,7% и вошел в число лидеров банковского сектора по этому параметру.

Национальный вопрос

Влияние вовлеченности на эффективность организации понимается компаниями во всем мире как нечто безусловное и критически важное. Однако управление вовлеченностью требует индивидуального подхода, на что прежде всего влияют особенности национальной культуры и менталитета менеджеров.

Уровень вовлеченности в США самый высокий в мире — около 33%. Американцы улучшили показатель на 3% за последние четыре года, и компаниям приходится учитывать все факторы, влияющие на вовлеченность. Высокий уровень легко объяснить жесткой конкуренцией за рабочие места. Американцы точно знают, что компания и работа в ней обеспечивают благополучную жизнь на годы вперед и привычка трудиться сформирована на генном уровне.

У британцев это 17%, но с тенденцией к падению. Это последствия консервативного стиля управления. Британским менеджерам приходится делать основной акцент на: уважение к сотрудникам, понимание людьми своей роли в компании и стимулирование профессионального роста. Британцы прекрасно видят потенциал для роста и активно действуют в этом поле. Пример — производитель эля Fullers Brewery (380 пабов и гостиниц), который держит штат из 4000 работников. Оборот компании составляет порядка 400 млн фунтов. В 2015 году Fullers Brewery сконцентрировалась на двух факторах: понимании роли каждого в компании и важности голоса сотрудников. За шесть месяцев вовлеченность сотрудников увеличилась в среднем на 5%, а прибыль выросла на 10%.

Один из самых низких показателей вовлеченности в Китае — 6%. Руководитель американского института общественного мнения Gallup Джим Клифтон объясняет такой низкий показатель устаревшим принципом управления «приказывать и контролировать» и соответствующим построением иерархических структур. Прежде всего ментальность самих китайских менеджеров мешает развитию вовлеченности. Мнение работников не учитывается или не считается важным, и роль каждого сотрудника зачастую не соответствует его способностям и компетенциям. Но нужно учесть, что понимая проблему, китайцы умеют быстро и хорошо ее решать на национальном уровне. Не зря за последние два года резко вырос спрос китайских компаний на консультирование и исследования в этой области.

В России в работу вовлечено 19%, что соответствует средним данным по миру. Но в реальности, увы, отечественные менеджеры не считают показатель чем-то важным и не уделяют должного внимания вовлеченности своих сотрудников в работу. Низкий уровень доверия к руководству компании и честности принимаемых решений не стимулирует работников на усилия в достижении целей. При этом нужно учесть, что с мнением сотрудников во многих компаниях считаться не всегда принято. Более серьезной проблемой является то, что число людей, активно противодействующих активной работе, равно количеству вовлеченных в работу сотрудников, — те же 19%. Ситуацию, когда никто ни за что не хочет отвечать, не считает выполнение своих обязанностей чем-то важным и относится к коллегам без какого-либо уважения, можно встретить даже в известных компаниях, объявивших о своей сильной культуре (особенно, если вопрос касается удовлетворения нужд клиентов и партнеров).

Россия. США > Образование, наука > forbes.ru, 27 июня 2018 > № 2655295 Олег Коновалов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июня 2018 > № 2655245 Виталий Портников

И в Вашингтоне, и в Москве уверены, что оппонент все понимает — только притворяется, что не видит реальности.

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Приезд в российскую столицу советника президента США Джона Болтона стал одной из главных мировых новостей. Именно от переговоров, которые проведет в Москве один из самых авторитетных и жестких американских дипломатов, зависит то, состоится ли встреча президентов США и России и какой она будет.

Уже тот факт, что подготовкой возможной встречи занимается именно советник президента США по национальной безопасности, а не Государственный департамент, показывает, какое значение возможной встрече с Путиным уделяют в Белом доме. И это не удивительно. Нормализация отношений с Россией была одним из предвыборных обещаний Дональда Трампа. А Трамп старается выглядеть политиком, который выполняет свои обещания. Тем более до промежуточных выборов в Конгресс, итоги которых будут определяющими и для его президентства, и для политических перспектив его сторонников в Республиканской партии. Образ Трампа — политика, который исполняет обещания — им просто необходим.

Другой вопрос — что стороны вкладывают в само понятие нормализации отношений. Американской стороне важно разрешение кризисов, которые стали причиной российско-американской конфронтации. Кремль должен дать гарантии невмешательства в выборы в Соединенных Штатах, продемонстрировать готовность найти общие инструменты для решения кризисов на Украине и в Сирии, согласиться с необходимостью дальнейшего ядерного разоружения.

У Кремля совершенно другое представление о нормализации. В сознании Путина Россия — осажденная крепость, а США вторгаются в сферу ее жизненных интересов, пытаются «оторвать» Украину от России, подорвать режим последнего российского союзника на Ближнем Востоке, разрушить российскую экономику и подорвать позиции режима с помощью экономических санкций. В сознании Путина США просто должны оставить Россию в покое, в этом и состоит компромисс. И когда Кремль больше не будет ощущать угроз и вмешательства со стороны Белого дома, можно будет начинать новый диалог.

Эти позиции диаметрально противоположны. При этом стороны не верят, что оппонент действительно придерживается своей позиции. И в Вашингтоне, и в Москве уверены, что оппонент все понимает — только притворяется, что не видит реальности. И стоит только признать реальность, как компромисс найдется сам собой. Именно поэтому диалог Джона Болтона и Сергея Лаврова будет диалогом глухих. И даже встреча с Путиным Болтону не поможет.

Но, с другой стороны, Болтону нужно выполнить задание своего честолюбивого шефа. Трампу нужна встреча с Путиным и нужен результат. А Путину достаточно просто встретиться с американским коллегой, это будет признание его собственной роли. При этом Путин прекрасно понимает, зачем американскому президенту встреча сейчас.

Поэтому Болтон оказался между двух огней. Он не может добиться от Кремля нужного Трампу результата и не может оставить американского президента без встречи с российским коллегой. Поэтому Болтону необходимо будет найти в Москве хотя бы какую-то возможность для демонстрации того, что российско-американский диалог сдвинулся с мертвой точки. Вопрос — где находятся «красные линии» американских интересов и принципов, через которые советник Трампа не может перейти в этом поиске.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июня 2018 > № 2655245 Виталий Портников


США. Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июня 2018 > № 2678313 Станислав Климович

Трамп vs Меркель. Куда движутся отношения США и Германии

Станислав Климович

Есть основания полагать, что существующая система отношений между США и Германией и, шире, между США и Европой обладает достаточным запасом прочности, чтобы пережить нынешний кризис. Однако происходит плавное расшатывание устоявшихся институтов сотрудничества внутри западного мира, и персональные противоречия между Меркель и Трампом в этом смысле лишь вершина айсберга

Отношения между Германией и Соединенными Штатами сегодня переживают непростые времена. Речь идет не просто о расхождении позиций по некоторым важным вопросам мировой политики. Все более очевидной становится разница в базовых подходах президента Трампа и канцлера Меркель к международным отношениям. А поскольку Меркель для Трампа олицетворяет все, что ему не нравится в Европе в целом, их противоречия неизбежно перетекают в охлаждение отношений между США и ЕС. Вопрос в том, временное ли это охлаждение, или мы видим начало масштабного переформатирования сотрудничества между странами Запада и конец послевоенной парадигмы дружбы и взаимопомощи.

Твиттер-реализм Трампа

Казавшийся относительно безобидным и ориентированным на внутреннего потребителя слоган «America First» за полтора года правления Трампа уже успел нанести значительный урон отношениям между США и Европой. Новый президент с легкостью вывел Соединенные Штаты из Парижского соглашения по климату, вышел из сделки по иранской ядерной программе, установил таможенные пошлины на сталь и алюминий из Европы.

Его непредсказуемая твиттер-дипломатия поднимает и обрушивает котировки на фондовых биржах, попеременно то оскорбляет, то восхваляет одних и тех же иностранных лидеров. Трамп запросто покидает встречу с ближайшими союзниками по G7 и отправляется на переговоры с северокорейским диктатором Кимом. На очереди саммит НАТО в Брюсселе, и мало кто понимает, как на этот раз американский президент поведет себя с коллегами по Североатлантическому альянсу, который он уже успел окрестить «пережитком прошлого».

Поведение Трампа наверняка импонирует сторонникам неореализма в международных отношениях. «Всеобщая анархия», «баланс сил», «дилемма безопасности» – Трамп словно работает по соответствующему разделу учебника по теории международных отношений. В его внешнеполитических решениях мало политики и много бизнеса. Став главой государства, Трамп фактически оказался топ-менеджером США с правами собственника.

Отсюда его непредсказуемость: с одной стороны, он холоден и расчетлив, мыслит стратегически и действует, руководствуясь интересами своей компании – как собственник. А с другой – он бывает импульсивен и непоследователен, думает только о собственном положении и стремится к краткосрочной выгоде, идущей вразрез с долгосрочными интересами бизнеса, – как временный наемный управляющий.

Такой угол зрения добавляет логики во многие неочевидные решения Трампа. Для его огромной транснациональной корпорации под названием США отношения с Европой не являются отношениями с равными партнерами. НАТО, по Трампу, – это форма благотворительности со стороны Соединенных Штатов, хорошо институционализированная и долгосрочная программа корпоративной социальной ответственности. Германия со товарищи в этой парадигме скорее не союзники, а реципиенты добровольной помощи от американцев. При этом реципиенты имеют наглость заниматься нравоучениями, требуют торговых льгот и послаблений и вообще относятся к американской благотворительности как к само собой разумеющейся.

Тогда как предыдущие президенты США (по Трампу, заведомо неэффективные менеджеры) закрывали глаза на такое положение дел, новый президент решил действовать. Лидером европейской фронды неблагодарных выгодоприобретателей для него стала канцлер Германии Ангела Меркель. При первой встрече он демонстративно отказался пожать ей руку, чем вызвал ее искреннее недоумение.

Меркель заняла достойное место в твиттере «лидера свободного мира», где он периодически меняет гнев на милость. Последний виток американо-германской дипломатической синусоиды случился с интервалом три дня. Сначала 15 июня Трамп опубликовал несколько снимков с саммита G7, обыгрывая знаменитое фото, где Меркель стоит над ним, как школьный завуч. Эту фотографию американский президент снабдил комментарием, что у него «отличные отношения» с канцлером. Но уже 18 июня все там же, в твиттере, Трамп раскритиковал политику Меркель в отношении беженцев в самый разгар кризиса внутри правящей коалиции в Германии, вызванного расхождениями по этому вопросу между ХДС и ХСС.

На этом президент США не остановился и на следующий день заявил, что в результате политики открытых границ преступность в Германии выросла на 10%. Эти сведения впоследствии опровергли представители немецкого правительства, сославшись на обновленную статистику преступлений за 2017 год, которая показывает, что число совершенных преступлений находится на самой низкой отметке с 1992 года.

Тот факт, что за пару недель до этого новый посол США в Германии заявил о поддержке консервативных движений в Европе, лишь добавляет взаимного недопонимания. В Берлине слова посла расценивают как попытку вмешательства во внутренние дела европейских стран и самой Германии и по меньшей мере удивлены таким поведением важнейшего союзника.

Первая европейка Меркель

Канцлер Германии стала канцлером Европы в силу обстоятельств. Когда одни страны ЕС переживали внутриполитические кризисы, опасаясь прихода к власти крайне правых, а другие, где уже свершился «правый поворот», стали открыто нарушать европейские нормы и ставить под вопрос любые договоренности, задача активного управления и поддержания всего европейского проекта ожидаемо легла на плечи руководителя крупнейшей экономики ЕС. Тем более что эта крупнейшая экономика до сентября прошлого года была оплотом политической стабильности, где власть неизменно находилась в руках убежденных проевропейцев. Но осенью прошлого года эти обстоятельства начали меняться.

С осени 2017 года авторитет Меркель размывается со всех сторон. Во-первых, ее критикует недовольная часть Европы, включая резко свернувшую вправо соседку Австрию и страну – основательницу ЕС Италию. Тут положение Меркель как неформального лидера ЕС похоже на положение мэров российских городов: полномочий и ресурсов практически нет, а спрашивают все с тебя.

Во-вторых, наследница «великого европейца», бывшего канцлера Германии и лидера ХДС Гельмута Коля столкнулась с ситуацией, когда ее умеренный европейский проект критикуют собственно за его умеренность. Планы президента Франции Макрона оказались еще одним ударом по Меркель: теперь она из локомотива европейской интеграции превращается в тормоз на пути к более глубокому сотрудничеству – в рамках «Европы разных скоростей» Германия неожиданно для себя стала ехать медленнее Франции.

В-третьих, Меркель находится под беспрецедентным давлением внутри Германии: ее обвиняют в том, что это она привела к появлению в Бундестаге правопопулистской «Альтернативы для Германии»; она провалила первые коалиционные переговоры с зелеными и либералами; она продолжила нежеланную большую коалицию с социал-демократами. Сейчас против Меркель открыто выступили партнеры из сестринской баварской ХСС – министр внутренних дел Германии Зеехофер и премьер-министр Баварии Зёдер, которые сконцентрировали всю внутриполитическую повестку вокруг темы беженцев и устроили серьезный правительственный кризис, который до сих пор не разрешен и в худшем сценарии может привести к распаду коалиции и новым выборам.

Главная проблема Меркель состоит в том, что ее видению, ее проектам и предложениям на всех уровнях появились сильные альтернативы. Ее центристской политике внутри Германии – правая альтернатива, которая оказалась соблазнительной даже для ее соратников и партнеров из ХСС. Ее умеренности в Европе – националистическая альтернатива новых правых и, наоборот, более интернационалистская альтернатива Макрона. Ее преемственности и последовательности в международных отношениях – альтернатива в виде резкой внешней политики президента Трампа.

На такую кризисную ситуацию Меркель, скорее всего, ответит еще более последовательной приверженностью к поиску компромиссов и другим внешнеполитическим принципам из либеральной школы международных отношений. В отличие от бизнесмена-международника Трампа Меркель – политик-международник. В своих решениях она во многом ориентируется на ценности и пытается выстраивать политическую линию на балансе национальных интересов и универсальных идеалов.

Ее подход к внешней политике ставит во главу угла стратегическое планирование и долгосрочное целеполагание. Он многосоставен и неповоротлив, непредсказуемость среды для него – самый тяжелый вызов. Поэтому устойчивые ответы на украинский кризис, проблему беженцев в Европе, брекзит и резкие перемены в двусторонних отношениях с Трампом все еще не найдены. А многоуровневая система поиска общеевропейских решений, на которую настроена Меркель, особенно в сфере внешней политики, никак не упрощает эту задачу.

Новый миропорядок?

Последствия охлаждения отношений между США и Германией выходят далеко за рамки двустороннего сотрудничества. Нынешняя ситуация обнажает принципиальные различия во внешнеполитических подходах Трампа и Меркель. Вместе с тем основополагающие союзнические договоренности Соединенных Штатов с Германией пока не ставятся под сомнение. Однако происходит плавное расшатывание устоявшихся институтов сотрудничества внутри западного мира, и персональные противоречия между Меркель и Трампом в этом смысле лишь вершина айсберга.

Есть основания полагать, что существующая система отношений между США и Германией и, шире, между США и Европой, в том числе в рамках НАТО, обладает достаточным запасом прочности, чтобы в среднесрочной перспективе противостоять обозначенным вызовам. Вопрос в том, достаточно ли этого времени. Что будет, если Трамп сможет удержать большинство в Конгрессе и даже переизбраться на второй срок? Или если в Германии распадется правящая коалиция и Меркель потеряет пост канцлера? Будет ли следующий канцлер Германии столь же привержен компромиссам и либеральным ценностям?

Еще один важный вопрос касается глубины нынешнего кризиса. Твиттер-дипломатия Трампа, его резкие заявления и действия в отношении европейских партнеров – это реальный пересмотр существующей системы со стороны США или своеобразный политический акционизм конкретного политика? И если отдельные аспекты отношений Штатов с Европой действительно будут пересматриваться, обладает ли система необходимой гибкостью и готовностью к изменениям? Хватит ли у союзников политической воли и взаимного доверия, чтобы совместно осуществлять эти изменения?

Пока предсказать будущее поведение можно только для немецкой стороны. Меркель не видит возможностей для прорыва на международном уровне и ожидаемо делает ставку на поддержание статус-кво. В ее фокусе сегодня – решение внутренних проблем Германии, стремление не допустить дальнейшую дестабилизацию политической системы страны. А ответы на внешние вызовы, скорее всего, придется искать уже новому канцлеру Германии. И разработку стратегии претендентам на этот пост стоит начинать уже сейчас.

США. Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июня 2018 > № 2678313 Станислав Климович


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653790

Как в кино. Зачем телеком-операторы скупают видеосервисы

Евгения Кудряшева

партнер московского офиса Bain & Company

Крупный поставщик телефонной связи и интернета AT&T закрыл сделку по приобретению компании Time Warner. Еще одно поглощение может произойти в ближайшее время: владельцем европейского телевизионного гиганта Sky хочет стать американский Comcast Corp. Производители фильмов, сериалов, телешоу и спортивных трансляций оказались очень ценным активом для технологических компаний из США

AT&T, крупнейшая в США телекоммуникационная компания, закрыла сделку на $85 млрд по слиянию с медиаконгломератом Time Warner. Финальным аккордом стало разрешение Федерального суда США.

До этого Минюст блокировал сделку отчасти под влиянием Дональда Трампа, который во время предвыборной кампании выступил против консолидации медиарынка. Помимо голливудской студии-мейджора Warner Brothers и премиального видеоканала HBO телекоммуникационному гиганту AT&T досталась и принадлежащая Time Warner новостная компания Turner, куда входят телеканалы CNN, TBS, Cartoon Network и другие.

Так AT&T стала самым большим диверсифицированным телекоммуникационным холдингом в мире. Выручка от объединенных активов AT&T и Time Warner по показателям 2017 года превысила $190 млрд. Это в полтора раза больше, чем у ближайшего конкурента на рынке США компании Verizon (около $130 млрд выручки и 35% маржи по EBITDA), и вдвое больше, чем выручка Comcast Corp.

Сколько платят за фильмы и сериалы

AT&T не первая телеком-компания, которая купила медиаконгломерат. Гонка между телекоммуникационными гигантами за активами в медиа сейчас на самом пике.

За первое полугодие 2018 года Comcast Corp (более $80 млрд и маржа по EBITDA на уровне 30%) объявил о намерении купить сразу два медиахолдинга: американский 21st Century Fox за $65 млрд (обогнав Disney, предложение которого в конце 2017 года оказалось на 20% ниже, около $52 млрд) и европейский Sky примерно за $30 млрд (сейчас компанию контролирует 21st Century Fox, которой принадлежат 39% акций). В случае со Sky в дополнение к медиаактивам покупатель может получит еще и телеком-активы: широкополосный доступ и телефонию.

При этом медиаактивов у Comcast Corp уже достаточно много. Comcast Cable, провайдер телекоммуникационных услуг, в 2013 году слился с NBC Universal, владельцем одной из пяти крупнейших студий-мейджеров Голливуда. Comcast Cable выкупал NBCU пофазово c 2011 по 2013 год у предыдущего владельца, General Electric, тоже не самого очевидного собственника медиаактивов.

С тех пор конгломерат успел расшириться, зайдя в анимацию: в 2016 году была приобретена DreamWorks Animation. NBC Universal вступит в права дистрибуции продукции DreamWorks Animation в 2019 году с третьей, заключительной, серией мультфильма «Как приручить дракона — 3».

Если сделки с 21st Century Fox и Sky осуществятся, Comcast Corp, у которой всегда был достаточно консервативный баланс, должна будет взять на себя более $110 млрд долга. Общий долг компании тогда составит более $170 млрд. Это почти в три раза выше, чем долг на конец 2017 года.

Та же ситуация и у альянса AT&T с Time Warner: в результате сделки на руках объединенной компании окажется более $180 млрд чистой задолженности. Это больше, чем у любой другой компании в мире в долларовом выражении, за исключением банков и госдолгов.

По оценкам рейтингового агентства Moody’s, в случае покупки и Sky, и 21st Century Fox долг Comcast взлетит с 2X к EBITDA до 4X. Выше только у AT&T и алкогольного гиганта Anheuser Busch InBev (опять же, не считая банков и госдолгов).

Почему же, несмотря на такие суровые финансовые реалии в будущем, телеком-гиганты все-таки идут на эти сделки?

Найти точку роста

Видеоконтент — пожалуй, единственная из известных на данный момент точка значительного роста в сегменте B2C. В США мобильное проникновение телеком-операторов достигло 100%, интернет-проникновение — 80%. Фиксированная связь, то есть подключенные по проводу домашние телефоны, постепенно умирают: в Америке это явление называют cord cutting, что дословно можно перевести как «обрезание шнура».

В таких условиях телеком-операторам оказывается некуда расти. Тут и появляются видеосервисы. С точки зрения потребителя они становятся естественным дополнением к стандартному пакету телекоммуникационных услуг. При этом видеосигнал остается естественным продуктом, который может доставляться по привычным каналам, так называемой телеком-«трубе», включающей стационарные и мобильные платформы.

В отличие от стандартной «трубы», которая уже полностью коммерциализирована и обезличена, видеоконтент разнообразен. У него высокая степень дифференциации: потребители однозначно готовы платить больше (и намного) за блокбастеры, популярный и премиальный контент, а также за эксклюзив и спорт.

Контролировать экосистему

Одно из важных следствий покупки производителей контента — возможность не дать это сделать кому-то другому. Приобретение Time Warner и 21st Century Fox / Sky дает AT&T и Comcast шанс полностью интегрироваться в экосистему видеосервисов с возможностью контроля за всей цепочкой, от производства контента и его агрегирования до дистрибуции как через традиционные, так и через новые каналы.

Еще в 2015 году AT&T приобрела DirecTV, крупнейшего дистрибьютора спутникового ТВ в США с базой подписчиков порядка 20 млн человек. Это дополнило линейку собственного ТВ-продукта компании, сервиса U-verse. В таком ключе вертикальная интеграция AT&T идет постепенно и последовательно.

Получить доступ к эксклюзиву

В нынешних реалиях эксклюзивный контент, востребованный потребителем, не роскошь, а необходимость для телеком-гигантов. Покупка Time Warner дает AT&T доступ к целому портфелю премиального контента от Warner Brothers, Turner и HBO. Рассмотрим подробнее, что именно получает телекоммуникационный гигант.

HBO — старейший сервис платного телевидения в США. Стартовав с 1972 года, компания насчитывает сегодня более 130 млн подписчиков по всему миру. По некоторым источникам, около 5 млн являются подписчиками премиального ОТТ-сервиса HBO Now, конкурента Hulu и Netflix.

Многие мировые блокбастеры, от «Клана Сопрано» и «Секса в большом городе» до «Игры престолов», произведены силами HBO. В 2017 году компания получила 29 призов за достижения в телевизионной индустрии США под названием Emmy Awards — сериальный аналог «Оскара». За последние 16 лет ни одна телесеть не получала больше статуэток. Частью HBO также является и Cinemax, сеть кабельного и спутникового вещания.

У Time Warner есть и более таргетированный цифровой контент от Bleacher Report, FilmStruck (стриминг-провайдер от Turner), а также Otter Media, куда AT&T проинвестировал ранее.

Добиться синергии

И акционеры, и менеджеры компании ждут синергетический эффект от сделки. AT&T (около $160 млрд выручки в 2017 году и порядка 30% EBITDA маржи) уже объявила, что сделка с Time Warner (около $30 млрд выручки, 25% операционной маржи) приведет к значительным финансовым улучшениям.

В компании ждут увеличения прибыли на акцию в конце первого же года после сделки, а также увеличенных дивидендов. У Time Warner на конец 2017 года на балансе было около $2,6 млрд наличных средств, что представляет собой примерно половину этого баланса у самой AT&T.

Синергия от сделки оценивается в $2,5 млрд: $1,5 млрд за счет сокращения расходов и $1 млрд за счет роста годовой выручки с третьего года после сделки. Наконец, в AT&T ждут постепенного снижения показателя чистой задолженности к EBITDA от 3Х на момент сделки к 2,5Х к концу первого года и возвращения на исторический уровень к концу четвертого года.

Развивать мультиплатформенность

В 2018 году на рынке превалирует принцип равнозначности устройств и мультиплатформенности. Это означает, что люди все чаще переключаются с традиционных телетрансляций на мобильные телефоны, планшеты, а также проекторы.

Рынок телевидеопередач, трансляций и сериалов изменился бесповоротно. Аудитория YouTube, самого крупного видеосервиса на данный момент, превышает 1 млрд человек — треть от всех людей в интернете. Аудитория в возрасте 18-49 лет только у YouTube и YouTubeMobile превышает аудиторию этих возрастов у каких-либо кабельных сетей в США. При этом YouTube доступен на 80 разных языках в 90 странах, а охват покрывает 95% населения планеты.

Больше половины просмотров YouTube происходит через мобильные устройства. Сейчас проникновение портативных устройств существенно превышает показатели традиционного телевидения и распространение интернета через фиксированный доступ (то есть по кабелю).

На конец первого квартала 2018 года у AT&T было около 160 млн мобильных абонентов в Северной Америке. У ближайшего конкурента, компании Verizon, в это же время насчитывалось примерно 150 млн мобильных абонентов.

При этом у Verizon нет значительных медиаактивов. В 2015 и 2017 годах AOL и Yahoo стали частью Oath, подразделения Verizon, но у них нет видеостудий и студийного контента. У третьего по величине игрока, кабельного оператора Comcast, владеющего медиагигантом NBCU, практически нет мобильного бизнеса, за исключением MVNO с тем же самым Verizon под собственным брендом Comcast xfinity.

Таким образом Comcast пытается закрыть «дыру» в своем так называемом 4-Play, четырехпродуктовом пакетном предложении. Оно состоит из фиксированной голосовой связи, фиксированного доступа в интернет, телевидения и мобильной связи через вышеупомянутую MVNO-сеть, насчитывающую около 600 000 абонентов на конец первого квартала 2018 года.

Благодаря сделке с Time Warner компания AT&T явно хорошо позиционирована, чтобы лидировать в сегменте мобильного контента. И это в дополнение к другим элементам мультиплатформенности: DirecTV, провайдеру спутникового ТВ, стриминг-провайдерам DirecTV NOW и HBO Now, а также U-verse – провайдеру платного телевидения, использующему оптоволоконную инфраструктуру AT&T.

Но не надо забывать, что в этой гонке компании предстоит конкурировать не только с телеком-игроками, но и с лидером на рынке OTT-услуг, сервисом Netflix. У него уже сформировалась мультиплатформенная абонентская база порядка 120 млн абонентов.

К тому же за контентом гоняются не только телеком-операторы. В конкурентной борьбе участвуют и сами медиаконгломераты: в среду, 20 июня, Disney увеличил свою ставку за 21st Century Fox до $71 млрд. По информации Wall Street Journal, Fox уже принял это предложение.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653790


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653784 Пол Кругман

Падение американской империи

Пол Кругман (Paul Krugman), The New York Times, США

Американское правительство, реализуя свою политику, буквально вырывает детей из рук их родителей и размещает их в огражденных закрытых помещениях (чиновники настаивают, что это не клетки, что вы). Американский президент требует, чтобы правоохранительные органы прекратили расследовать его связи и сам собирается выяснять отношения с политическими врагами. Он оскорбляет демократических союзников и нахваливает диктаторов-убийц. И глобальная торговая война кажется все более вероятной.

Что общего имеют эти истории? Очевидно, все они связаны с характером человека, возглавляющего Белый дом. Бесспорно, худшего человеческого существа, когда-либо находившегося на этом посту. И вокруг еще больший простор для контекста, и речь идет не только о Дональде Трампе. То, что мы наблюдаем, это систематическое отвержение испытанных временем американских ценностей — того, что действительно сделало Америку великой.

До этого времени Америка была сильной нацией. Особенно благодаря тому, что мы выбрались из Второй мировой войны, доминируя на экономическом и военном поприщах, — невиданная вещь со времен расцвета античного Рима. И наша роль в мире была всегда о чем-то большем, чем деньги и оружие. Речь шла также об идеях: Америка выступала за несколько большее, чем сама — за свободу, права человека и верховенство права как универсальные принципы.

Конечно, мы часто были далеки от этих идеалов. И эти идеалы были настоящими, с ними считались. Многие наций исповедовали расистскую политику. И когда шведский экономист Гуннар Мюрдаль написал в 1944 году книгу о «проблеме негров», он назвал ее «Американская дилемма», поскольку видел нас как нацию, чья цивилизация имела «привкус просветления» и чьи люди на некотором уровне осознавали, что их отношение к чернокожим шло вразрез с их принципами.

И его вера в то, что у нас присутствует определенная доля достоинства — или, возможно, даже доброты — которая, впрочем, была подтверждена тем подъемом и успехом Америки, была неполной, исходя из существования движения за гражданские права.

И что может сделать эта американская доброта — которая иногда является несколько надколотой, и все же настоящей — с американскими властями, не говоря уже о мировой торговле? Ответ заключается в том, что в течение 70 лет американская доброта и американское величие шли рука об руку. Наши идеалы, и тот факт, что другие страны знали, что мы придерживаемся этих идеалов, делали нас несколько отличной большой силой — вызвавшей доверие.

Подумайте над этим. В конце Второй мировой войны, мы и наши союзники, так сказать, оккупировали большую часть мира. Мы могли остаться оккупантами на постоянной основе и/или основать там правительства-марионетки, так как СССР в Восточной Европе. И да, мы действительно делали так в некоторых развивающихся странах. Наша история с тем же Ираном не слишком красивая.

И взамен мы в основном помогали нашим побежденным врагам становиться на ноги, формируя демократические режимы и делясь своими ключевыми принципами чтобы, наконец, стать союзниками на поприще защиты всех ценностей. […]

И пока ты натыкаешься на соблазн рассматривать международные торговые переговоры, что по словам Трампа превратившиеся в «свинью-копилку, которую все подряд грабят», это совсем другая история, — это не так. Торговые соглашения имели целью (и воплотили ее) сделать Америку богаче, и изначально они также были о несколько большем, чем доллары и центы.

На самом деле, современная система торговли во всем мире была в основном детищем не экономистов или заинтересованных бизнесменов, а Корделла Халла, долгоиграющего государственного секретаря ФРГ, который считал, что «процветающая торговля между народами» является важным элементом в построении «прочного мира». Итак, вы можете считать, что послевоенное создание Генерального соглашения по тарифам и торговле, в рамках той же стратегии, более или менее одновременно порождала План Маршалла и создание НАТО.

И все то, что происходит сейчас — тоже часть этого процесса. Преступления на границе, атака на внутреннее верховенство закона, оскорбления в адрес демократических лидеров с одновременным восхвалением бандитов, расторжение торговых сделок — все это означает конец американской исключительности, поворот спиной к тем идеалам, которые отличали нас от других сильных наций. […]

Поэтому Трамп не делает Америку снова великой. Он выбрасывает в мусорку все те вещи, которые делали нас великими, превращая нас в еще одного хулигана — того, чья травля будет менее эффективной, чем он себе представляет.

(Публикуется в сокращении).

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653784 Пол Кругман


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653779 Арег Галстян

Два одиночества. Почему встреча Трампа с Путиным обречена на провал

Арег Галстян

американист

Американского лидера окружают неоконсерваторы, считающие Россию «империей зла». Любой компромисс с русскими, по их убеждению, должен быть основан на признании исключительности США, а обоюдные договоренности должны иметь точечный и временный характер

Ряд зарубежных и российских СМИ сообщают, что встреча президента США Дональда Трампа с российским лидером Владимиром Путиным может состояться уже 15 июля в австрийской столице — Вене. Мировое экспертное сообщество активно обсуждает возможные повестки сторон и потенциальные политические решения, которые могут быть приняты по итогам двусторонних переговоров.

На данном этапе уже проводятся мероприятия подготовительного характера. Сначала в Москву прибудет делегация сенаторов и конгрессменов, после чего запланирован визит советника по национальной безопасности Джона Болтона. Российская сторона рассматривает эти события как важный политический импульс, который крайне необходим для реанимирования политического диалога с Вашингтоном. В свою очередь, для Трампа, который одержал ряд внешнеполитических побед, встреча с Путиным может закончиться не только положительными, но и негативными последствиями. Вероятность кардинального прорыва мала ввиду наличия значительных объективных и субъективных барьеров. В чем же они заключаются и возможно ли их преодолеть?

Главная проблема — чрезмерная идеологизированность внешней политики Соединенных Штатов. Государственный облик Дональда Трампа конструировали по образу 7-го президента Эндрю Джексона, который выполнял свои предвыборные обещания и служил интересам народа, игнорируя все этические стороны политических реалий. Однако «джексонианство» проявляется крайне избирательно и прагматично. Риторика «народной политики» вполне удобна для объяснения мер жесткого протекционизма, которые ведут к торговым войнам с внешним миром. Однако налоговая реформа и поддержка банковского сектора со стороны Трампа вряд ли были бы одобрены Джексоном, который был убежден в том, что банки — основная угроза для страны и нации. Аналогичным образом обстоят дела и во внешней политике. С одной стороны, республиканец говорит на языке реалистов, с другой, использует наиболее радикальные категории исключительности, на которые не решался даже неоконсерватор Джордж Буш-младший.

Он по-прежнему выступает за установление прагматичного диалога с Москвой на основе признания взаимных интересов. Этот подход базируется на принципе холодного реализма, ведь ни один мировой лидер не может игнорировать фактор страны, занимающей 1/9 часть суши. При этом на ключевые внешнеполитические позиции он назначает людей, которые видят в России не просто стратегического противника, а идеологического врага. Госсекретарь Майк Помпео, советник по национальной безопасности Джон Болтон, руководитель аппарата Джон Келли и министр обороны Джеймс Мэттис не настроены на признание за Москвой статуса равноправного партнера по диалогу. Они также не входят в число политических перевертышей, позиция которых меняется от одной администрации к другой.

Трампу приходится считаться с тем, что вокруг него не просто ястребы-неоконсерваторы, а проводники идей богоизбранности американской нации и священной миссии Соединенных Штатов и именно их руками Господь осуществляет политику на Земле. Россия — это «империя зла», которая пытается поставить под сомнение глобальную гегемонию Америки, а следовательно — Божью волю. Любой компромисс с русскими, по их убеждению, должен быть основан на признании исключительности США, а обоюдные договоренности должны иметь точечный и временный характер, исходя из национальных интересов страны. В подобной административной конфигурации Трампу остается роль хорошего полицейского, которого политтехнологи продают под соусом нового Джексона, вынужденного в одиночестве вести борьбу в сложном окружении.

Другой фактор — это Конгресс. Процесс принятия решений в США достаточно сложен и многослоен. Администрация Белого дома обладает широкими конституционными полномочиями по внешней политике, которая непосредственно реализуется президентом и профильными министерствами (в первую очередь, Госдепартаментом). Однако правовая система делегирует значительные полномочия и Конгрессу — законодательной ветви власти. Палата представителей не может принимать внешнеполитические законы (act), и ее функционал ограничен резолюциями (resolution), которые носят исключительно рекомендательный характер. За международную политику отвечают законодатели верхней палаты — Сената. Именно члены комитетов по внешней политике, вооруженным делам и разведке утверждают кандидатов на должности госсекретаря, министра обороны и глав специальных служб — ЦРУ, ФБР, АНБ. Сенаторы могут блокировать любой акт президента и обойти его карманное и абсолютное вето, если соберут необходимое количество голосов. Более того, исключительное право объявления войны, мира, а также ратификация международных договоров целиком находятся в ведомстве Конгресса.

Американская действительность сильно отличается от российской, где правящая партия является инструментом в руках правящей элиты. В Штатах партийная дисциплина крайне размыта и сенатор-республиканец никак не зависит от президента-республиканца, и наоборот. Напротив, по большинству вопросов идет противостояние не по партийному принципу, а институциональному — исполнительной ветви с законодательной. Отношение к России — яркий пример этого тезиса.

Республиканское большинство в обеих палатах в обход решения Трампа заключило консенсусное соглашение с демократами о необходимости продолжения давления на Москву путем санкций. Когда президент намекнул о своем несогласии с подобным подходом, законодатели приняли решение лишить его возможности наложения вето на санкции против России. Теперь сложилась ситуация, когда в российском направлении Трамп лишен основного инструмента по сдерживанию Конгресса — права вето. Более того, назначенцы Трампа, которые были настроены на диалог с Россией (Майкл Флинн, Стивен Бэннон, Рекс Тиллерсон), были нейтрализованы после сильного давления со стороны Сената, который большинством утвердил кандидатуры ястребов Болтона, Мэттиса и Помпео. Сложно представить, как будут формироваться отношения с Капитолием, где находятся политические ключи от диалога с Москвой.

Позиция Конгресса довольно проста — ослабление санкций возможно при условии, что Россия пойдет на значительные уступки по ряду международных вопросов, включая украинский и сирийский.

Нельзя также забывать, что в ноябре текущего года пройдут промежуточные выборы в Конгресс. Сегодня разрыв между партиями в Сенате минимален — всего четыре голоса в пользу «слонов». По предварительным оценкам, демократы могут уже этой осенью как минимум сократить отставание до 1 голоса. Учитывая сплоченность и партийную организованность, «ослы» смогут институционально лишить Трампа любого воздействия на верхнюю палату. После поражения Хиллари Клинтон демократы сконцентрировались на ударах по России, лоббируя точку зрения, что именно Москва в сговоре с Трампом повлияла на исход избирательной кампании 2016 года. Если они смогут отвоевать Сенат у республиканцев, власть президента будет ограничена уже вдвое. Более того, принимая во внимание работу специальной комиссии Мюллера, «ослы», получив партийное большинство, могут поставить под сомнение и политическое выживание Трампа до 2020 года (импичмент). Республиканец понимает эти расклады и вряд ли будет говорить о равноправном диалоге с Россией перед столь важным электоральным циклом. Скорее всего, его политтехнологи преподнесут эту встречу как желание России найти компромиссы, ответом на что будет жесткая и принципиальная позиция Трампа — лидера свободного мира.

Помимо формальных барьеров существуют и различные группы интересов, воздействующие на процесс принятия политических решений. В российском направлении сильное влияние оказывают СМИ и польское лобби. Ведущие издания от Washington Post до Time детально изучают каждое высказывание Трампа в отношении России и президента Путина. Подавляющее большинство статей и очерков имеет критический характер с посылом о наличии тайных связей главы Белого дома с агентами Кремля. На другом фронте активно действует польская диаспора, обладающая серьезным политическим влиянием в Вашингтоне. Конгресс Американской Полонии (КАП) активно продвигает повестку, направленную на сдерживание России.

В частности, польские лоббисты в Сенате выступают за предоставление летального вооружения Украине, увеличение количества санкций против России (секторальных и персональных), расширение американского военного присутствия в Восточной Европе и Прибалтике и увеличение безвозмездных внешних ассигнований Польше по линии ведущих федеральных программ. По многим направлениям они достигли значительных результатов, а визит президента Трампа в Варшаву, который совпал с днем принятия новых санкций против Москвы, был воспринят с большим воодушевлением польской диаспорой. У российской общины нет ни ресурсов, ни организационных возможностей для борьбы с одной из наиболее могущественных этнолоббистских структур, что также представляет позицию Москвы крайне уязвимой.

Наконец, важно понять повестку самих переговоров. На сегодняшний день имеется одно направление, которое может стать объектом достижения каких-либо соглашений. Речь идет о продолжительной работе по денуклеаризации корейского полуострова.

Москва и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы ослабить ядерный инструментарий Северной Кореи, ставшей серьезной угрозой глобального масштаба.

Пхеньян может стать новой точкой соприкосновения для двух стран, учитывая, что в карабахском направлении единая линия в рамках Минской группы ОБСЕ начинает постепенно размываться в сторону Азербайджана. Подобный вопрос, который имеет международное геополитическое значение, можно использовать как возможность нахождения общих интересов, невзирая на существующие разногласия. К тому же демократы вряд ли станут выступать против того, что США решают северокорейский кризис путем диалога, на котором так усердно настаивал их президент Билл Клинтон в 1990-х и Хиллари Клинтон в бытность госсекретарем. Другие вопросы — энергетика, торговые войны, Иран, Украина, Сирия, Карабах – с высокой долей вероятности также будут затронуты в закрытой части переговоров, но вряд ли стоит ожидать какого-то прорыва.

Крайне сложным будет разговор об энергетическом будущем Европы. Белый дом и Конгресс выступают против реализации проекта «Северный поток — 2», который рассматривается как угроза для долгосрочных американских энергетических интересов в Европе. Российский формат поддержан Австрией, Швецией и Финляндией и неформально лоббируется Германией. Американцы готовятся принять серьезные ограничительные меры, если европейцы не пересмотрят свою позицию. Немецкая компания «Юпитер» — партнер «Газпрома» — уже заявила, что санкции со стороны США могут быть чрезвычайно опасными для всех европейских участников проекта.

Параллельно Польша, более ориентированная на Вашингтон, готовится к сопротивлению внутри европейского сообщества. Кроме того, пока позицию Америки поддерживает Дания, которая также должна дать согласие на прокладку трубы в своей экономической зоне. Американцы также рассматривают «Северный поток — 2» как попытку России сократить свою зависимость от украинского коридора для экспорта энергоресурсов на европейский рынок. Европейцы недовольны политикой введения торговых пошлин со стороны Штатов и будут использовать «Северный поток -2» в качестве предмета политического торга с Вашингтоном. Насколько сложным будет трехсторонний разговор Вашингтон-Брюссель-Москва остается только гадать, но вряд ли Трамп пойдет на какие-либо уступки.

Таким образом, не следует ожидать каких-либо серьезных прорывов от грядущей встречи двух лидеров. Российская сторона хотела бы наладить диалог и найти выход из конфронтационного тупика с коллективным Западом, который сегодня находится в расколотом состоянии. Однако взаимоотношения с Америкой имеют свои нюансы и специфику, а ряд вышеназванных причин не создает предпосылок для оптимистичных выводов. Вашингтон взял курс на максимальный прагматизм американской исключительности, который должен приносить не только моральное удовлетворение, но и вполне конкретные ощутимые дивиденды. Это и есть «America First». Всему миру, включая ближайших союзников США, придется к этому привыкать.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 июня 2018 > № 2653779 Арег Галстян


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653723 Майкл Макфол

Макфоловская Россия

Майкл Макфол в своих мемуарах «От холодной войны до горячего мира: американский посол в путинской России» стремится ответить на вопрос, что пошло не так в российско-американских отношениях

Джордж Биб (George Beebe), The National Interest, США

Рецензируемое издание: Michael A. McFaul, From Cold War to Hot Peace: An American Ambassador in Putin’s Russia (New York, NY: Houghton Mifflin Harcourt, 2018), 506 pp, $30.00.

Внешнеполитический реализм всегда был тесно связан с постановкой «диагнозов» и выписыванием «рецептов», предлагая и то, и другое в качестве средства понимания поведения государств в анархической международной системе, а также в качестве подхода к выработке политики, основанной на бесчувственных расчетах соотношения сил и национальных интересов. В случае России ряд реалистов предостерегали, что от постсоветской Москвы следует ждать защитной реакции на расширение НАТО, а также на настойчивое утверждение Америки, что она имеет как право, так и обязанность распространять демократию в России и за ее пределами. Оглядываясь назад, их прогнозы о том, что Россия, когда оправится от постсоветского коллапса, сблизится с Китаем и будет с нарастающей силой противостоять американской интервенционистской политике, кажутся точными. Как заметил по поводу расширения НАТО Джордж Кеннан: «Реакция со стороны России будет отрицательной, и тогда [те, кто занимался расширением НАТО] скажут: мы всегда говорили, что таковы русские — но это просто неправильно». По мнению Кеннана, у разных народов пути продвижения к высоким чинам и сферам принятия важных решений, представляют собой наиболее труднопостигаемые и самые сокровенные процессы национальной жизни. Нет ничего менее понятного иностранцам, и ничего, в чем иностранное вмешательство могло бы принести менее всего пользы.

В то время как реалисты, возможно, проделали хорошую работу по прогнозированию поведения России, они были гораздо менее успешны в прогнозировании и формировании поведения самой Америки. Даже те, кто реалистами не является, признают, что побуждение Москвы и Пекина преодолеть свое давнее взаимное недоверие и сотрудничать против Вашингтона не служит интересам США. Но это как раз то, что эффективно проделала американская политика. Кроме того, чрезвычайную враждебность, которая преследует нынешние отношения между Соединенными Штатами и Россией, нельзя объяснить простыми расхождениями в их национальных интересах или несовпадением ценностей. Отношения США с рядом других крупных государств также характеризуются значительно отличающимися национальными интересами и расхождениями в ценностях. Речь, в частности, о Китае и Саудовской Аравии. Но американо-российские отношения балансируют на грани открытого конфликта. Что пошло не так?

Профессор Стэнфордского университета Майкл Макфол, который сначала служил высокопоставленным сотрудником Совета национальной безопасности в администрации Обамы, а позже был послом США в России, стремится дать ответ на этот вопрос в своей новой книге мемуаров «От холодной войны до горячего мира: американский посол в путинской России» («From Cold War to Hot Peace: An American Ambassador in Putin's Russia»). По мнению Макфола, небольшая доля ответственности лежит на Америке, но главными виновниками сложившейся ситуации являются Владимир Путин и поворот России к авторитаризму. Он прослеживает эволюцию имеющегося на сегодняшний день хаоса, начиная от Горбачева и Ельцина до Путина, утверждая, что американо-российские отношения были бы сейчас гораздо лучше, если бы в стране существовала более демократическая политическая система, и российским президентом оказался другой лидер — такой, как убитый оппозиционер Борис Немцов. Антагонистическое мировоззрение Путина и необходимость наличия внешнего врага для оправдания внутренних репрессий разжигали его антиамериканизм и непосредственно привели к ситуации, с которой мы сейчас имеем дело. Макфол не обходится без того, что он называет старомодным монтанским оптимизмом, предполагая, что отношения могут вернуться к состоянию гармонии, когда Путин уйдет со сцены. Однако в основе этого оптимизма лежат некоторые предположения сомнительного характера: что Путин является отшельником в российском политическом спектре, а не отражением его центра тяжести, истории и традиций; и что более демократическое российское правительство будет выстраивать отношения в более тесном соответствии с американскими политическими предпочтениями.

Книга Макфола впечатляюще объединяет в плавное повествование его личный опыт в России и политическую теорию. Он ведет читателей великолепным маршем через историю России после холодной войны, отводя место в первом ряду серии встреч Белого дома и Кремля, на которых обсуждались важные государственные дела. Он удивительно откровенен в своей борьбе за право носить шляпу как бесстрастного академика, так и ярого активиста, и, будучи государственным чиновником, открыто борется с трудностями, балансируя во взаимодействии «как с правительством России, так и с гражданским обществом». Он подробно излагает длинный список выдвинутых в отношении него как посла российских обвинений за вмешательство во внутренние дела страны и признает, что допустил ряд ошибок в противодействии организованной Кремлем кампании по его травле в Москве. Но он непримирим, когда речь заходит о том, как ранее в ходе своей карьеры он с энтузиазмом бросился в центр российского демократического движения в качестве инструктора, тренера, советника и организатора, что, по его мнению, было не «вмешательством», а скорее попыткой поставить себя на «правильную сторону истории».

Макфол демонстрирует замечательную готовность к самокритике, признавая, что и он, и правительство США совершили существенные ошибки в отношениях с Москвой, некоторые из которых способствовали принятию Россией решения запретить ему снова приехать в страну. Но его критика скорее тактического, чем стратегического ряда. Например, по его словам, он должен был понять ранее, что в России экономические реформы не должны иметь приоритет над построением демократии, и что Америка должна была признать опасность недостаточной поддержки и консолидации российской демократической революции. По его предположению, неудачи не должны побуждать нас к переосмыслению нашего евангелизма; Америка и может, и должна распространять демократию. Ей просто нужно делать это более эффективно.

По словам Макфола, либеральная интернационалистическая школа ошиблась в исполнении, а не в концепции. Указывая пальцем на Кремль, он недооценивает внутреннюю напряженность в реализации трансформационной повестки дня в Европе и на Ближнем Востоке, пытаясь успокоить опасения Москвы, что Вашингтон стремится к смене режима в самой России. Кроме того, его диагноз проблем, преследующих американо-российские отношения, предлагает мало подсказок относительно пути движения вперед. Если сотрудничество по общим проблемам в мире не может продвигаться без демократических изменений внутри России, и Путин сделал поощрение таких изменений извне практически невозможным, что тогда делать Вашингтону, кроме надежды на то, что подобного рода перемены произойдут в ближайшее время? Тактика, которую он предлагает применять в ответ — сочетание «избирательного сдерживания» российского правительства и «избирательного взаимодействия» с российским обществом — была в значительной степени опробована и провалилась. Те, кто скептически настроен по отношению к жизнерадостному подходу Макфола, вполне могут утверждать, что удвоение усилий по реализации проигрышного метода не имеет больших шансов на успех.

Одним из таких скептиков является Кит Гессен, профессор журналистики Колумбийского университета, который рассматривает проблемные американо-российские отношения через призму аналогичной концепции — о значимости индивидов и лидерства в формировании внешней политики — но предлагает другой взгляд на то, где кроется ошибка. В недавней статье в журнале «Нью Йорк Таймс» «The Quiet Americans Behind the U.S.-Russia Imbroglio» он предполагает, что, по крайней мере, одно — хотя и далеко не единственное — место для поиска ответов на вопрос, почему похолодание в американо-российских отношениях зашло так далеко, находится на полях философских сражений внутри небольшого американского сообщества «экспертов по России».

В этом сообществе выделяются три фактора. Во-первых, со времен холодной войны оно пережило стремительный спад уровня экспертных знаний, престижа и таланта. Американские специалисты по СССР составляли большую группу, которая стояла на вершине профессионального сообщества, занимавшегося выработкой политики, и доминировала на факультетах международных отношений и сравнительной политики в академических кругах. Для сравнения, сегодня американские специалисты по России — это самая малочисленная, а также наименее профессиональная и уважаемая группа. По мере того, как старшее поколение экспертов по России уходило в отставку или меняло поле деятельности в поисках более зеленых пастбищ, лишь немногие из лучших и самых ярких представителей новых поколений выбрали российское направление как профессию. Как и Макфол, многие из тех, кто решил работать с Россией, сосредоточились на том, что получило известность как «транзитология» — исследование трансформации авторитарных государств с контролируемой правительством экономикой в свободные рыночные демократии.

Во-вторых, эксперты по России в значительной мере потеряли бюрократическое влияние на политические процессы в США. Как только ельцинские реформы трансформировались при Путине в авторитарный реваншизм, восторг от построения в России нового прекрасного демократического порядка угас. О России все чаще вспоминали в последнюю очередь в межучережденческих дискуссиях о высших приоритетах США в Европе, на Большом Ближнем Востоке и в Восточной Азии. «Россия была уникальна тем, что являлась страной, фактор которой правительство США учитывало почти во всех основных вопросах, но она нигде не была самым важным фактором», — объясняет Томас Грэм, который служил старшим директором по России в Совете национальной безопасности при Джордже Буше-младшем. В период холодной войны, пишет Гессен, внешняя политика США была сосредоточена на советской угрозе, и Россия часто брала на себя инициативу, но в постсоветскую эпоху все было наоборот. Москва нередко рассматривалась как слишком склонная к тому, чтобы застолбить позиции, противостоящие политике США, и слишком слабая, чтобы иметь большое влияние, когда она выражает протест. В значительной степени курс американо-российских отношений определялся решениями, принятыми по другим вопросам, в которых американские эксперты по России были второстепенными игроками.

Самое главное, что среди экспертов по России преобладают представители «двух мощных групп интернационалистической мысли», как называет их Гессен: радикальные «неоконсерваторы», которые призывают, если это потребуется, к всеобщей демократизации силой, и их умеренные коллеги, считающие, что Соединенные Штаты должны распространять демократию на восток в Евразию — насколько далеко, насколько это возможно — через стимулирование и поддержку, а не принудительное навязывание. Американский специалист по российской военной сфере Майкл Кофман выразился более ярко:

«Есть хорошие миссионеры, которые стучатся в дверь и говорят: «Эй, вы слышали хорошие новости о демократии, свободе и либерализме?» А еще есть крестоносцы, которые пытаются предъявлять претензии на языческие восточноевропейские земли по имя демократии и свободы».

Макфол, будучи автором книг вроде «Advancing Democracy Abroad: Why We Should and How We Can», и статей о факторах успеха «цветных революций», явно попадает в умеренный лагерь, который, по мнению Гессена, является в Вашингтоне общеизвестной мудростью.

Гессен идентифицирует среди экспертов по России небольшую, но растущую группу реалистов, которые вступают в интеллектуальное перетягивание каната по вопросу о том, как наши двусторонние отношения превратились в этот хаос, и как нам из него выбираться. Они утверждают: мировой порядок меняется — и не в сторону более широкой американской либеральной гегемонии. Наши попытки переделать Россию и Ближний Восток по нашим демократическим лекалам провалились. Американская политика должна соответствующим образом корректироваться и более ловко управлять отношениями с Россией и другими великими державами.

Однако, если реалисты хотят получить поддержку, Гессен предполагает, что им придется преодолеть то, что можно назвать «разрывом вдохновения» по сравнению с лагерями жестких и умеренных интернационалистов. Идеалы являются мощными мотиваторами, и в статье Гессена подчеркивается та страсть, с которой бывшие чиновники Госдепартамента Виктория Нуланд и Дэниел Фрид прикладывали свои усилия по расширению НАТО и продвижению либерального управления, борясь с любыми упоминаниями сделки с Москвой о сферах влияния, подобной Ялтинской. В этом отношении книга Макфола выступает в качестве примера; у него вырываются крикливые комментарии о волнении, присущем эпохе демократических перемен: «Люди мирно организовывали борьбу с коррумпированными, авторитарными лидерами. Что может быть более захватывающим!». Для сравнения, увещевания Джона Куинси Адамса не «ехать за границу в поисках монстров, чтобы истребить их», кажутся довольно скучными. Грэм говорит Гессену, что его главным достижением в Совете национальной безопасности было «предотвращение худших вещей», что, безусловно, является достойным делом, но вряд ли оно рассчитано на пробуждение большого воодушевления среди внешнеполитических элит.

Национальные дебаты о том, что в отношениях между Соединенными Штатами и Россией все стало ужасно скверно, и что мы должны сделать, чтобы преодолеть разлад между Вашингтоном и Москвой, находятся у нас на ранней стадии. Макфол и Гессен приводят важные, хотя и не всеобъемлющие, соображения по этим вопросам. Большая часть вины, безусловно, лежит на Москве. Но не способствовали ли возникновению проблем Соединенные Штаты, вмешиваясь все более нагло в российскую политику, как утверждает Макфол? Не будучи в достаточной мере реалистичными, как предполагает Гессен? Не признав с самого начала, что продолжение сотрудничества США и России было безумной идеей, и не заняв более жесткой позиции в противостоянии с Россией, как предлагают американские ястребы? Несомненно, последуют и другие объяснения, так как все больше экспертов будут присоединяться к дискуссии. Постановка точного диагноза станет крайне необходимым первым шагом для назначения лечения.

Джордж Биб — директор разведывательных программ Центра национальных интересов. Ранее он занимал должность начальника отдела исследований России в ЦРУ, а также специального советника вице-президента Дика Чейни по России и бывшему Советскому Союзу.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653723 Майкл Макфол


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2018 > № 2652722

Американские военные боятся, что не успеют на войну с Россией из-за пробок

Майкл Бирнбаум (Michael Birnbaum), The Washington Post, США

Сувалки, Польша — Американские военачальники обеспокоены тем, что если им придется вступить в конфликт с Россией, их самая мощная в мире армия застрянет в дорожных пробках.

Армейские вездеходы будут тащиться по узким дорогам за тихоходными грузовыми фурами, перемещаясь на восток по территории Европы. Ржавые мосты могут рухнуть под весом американских танков, потому что они слишком слабы. А переброску войск могут задержать назойливые паспортные контролеры и упрямые железнодорожные компании.

В случае объявления войны многие барьеры сразу будут сняты, однако период неопределенности до начала боевых действий создаст немало серьезных проблем. У НАТО на передовых рубежах у границ с Россией находятся силы сокращенного состава. Резервы должны будут преодолеть сотни километров. А любые задержки из-за бюрократии, слабого планирования и обветшавшей инфраструктуры позволят России захватить натовскую территорию в Прибалтике еще до того, как американские военные заполнят все 17 формуляров, необходимых для пересечения границы Германии и Польши.

По меньшей мере, на одной из военных игр Белого дома, которая была проведена на европейском театре против России, из-за проблем логистики НАТО проиграла.

Такая вероятность поражения вполне реальна для войск, которые застревают, перемещаясь по Европе во время учений. Такое случилось с батальоном сухопутных войск США, который в прошлом году пытался вывезти свои боевые машины «Страйкер» из Грузии поездом обратно в Германию, запланировав сделать это за две недели. В действительности у них ушло на это четыре месяца, из-за чего находящиеся в Германии войска остались без штатной боевой техники. Об этом рассказал командир батальона подполковник Адам Лэки (Adam Lackey).

«Мы должны иметь возможность двигаться так же быстро или быстрее, чем Россия, чтобы стать эффективной сдерживающей силой», — заявил бывший командующий силами США в Европе Бен Ходжес.

Уйдя в декабре в отставку, Ходжес посвятил всего себя раздуванию тревоги со своей удобной позиции в вашингтонском Центре анализа европейской политики. И ему удалось добиться включения вопроса о мобильности войск в повестку саммита НАТО, который состоится в июле в Брюсселе. США и НАТО, заявил Ходжес, должны иметь возможность «для массированного применения сил и средств, дабы Россия не совершила ужасный просчет».

Изначально блок НАТО предназначался для того, чтобы вести оборону в случае вероятной войны с Россией. Западные войска регулярно проводили учения, готовясь к крупномасштабному конфликту, а граница между Восточной и Западной Германией находилась всего в нескольких километрах от того места, где дислоцировалась американская группировка численность 200 с лишним тысяч человек.

Но когда в 1991 году распался Советский Союз, западные стратеги радостно выбросили в урну все свои сценарии ведения военных действий в надежде на сотрудничество с Москвой. На протяжении нескольких лет после расширения НАТО и включения в ее состав части территории бывшего Советского Союза у альянса не было планов обороны своих новых членов.

«Мы не думали о расширении с военной точки зрения», — сказал генерал в отставке Дуглас Лут (Douglas Lute), занимавший должность представителя США в НАТО, а в молодости патрулировавший границу Германии неподалеку от части, в которой служил.

Захват Россией в 2014 году украинского Крымского полуострова стал грубой встряской. Западным стратегам пришлось достать из мусорных корзин свои военные планы времен холодной войны. Но их мышцы, предназначенные для борьбы с Россией, атрофировались до такой степени, что едва сгибались, да и перемещаться по Европе они теперь могли не так быстро.

«Транспорт — это вполне реальная и практическая проблема. Но это лишь симптом более масштабной проблемы, — сказал Лут. — У нас по-прежнему представление о Европе, какой она была последние 25 лет: единой, свободной и мирной. Но теперь она уже не единая, не свободная и далеко не мирная».

В некоторых случаях у российских военных лучшее представление о мостах, дорогах и слабых местах на новых натовских территориях, потому что раньше это были советские территории.

В то время как Россия может без труда перебрасывать свои войска в пределах собственной территории, многочисленные правила мирного времени осложняют переброску войск по Европе.

Так, Германия разрешает перевозить грузовики с танками и другой тяжелой техникой по автомагистралям только по ночам и в выходные дни. Швеция, не входящая в состав НАТО, но тесно сотрудничающая с ней, требует уведомлять ее за три недели об отправке на ее территорию войск и боевой техники. Железнодорожная колея в прибалтийских странах шире западного стандарта, из-за чего на границе Польши и Литвы технику приходится перегружать с одного состава на другой, а это очень трудоемкий процесс. Из-за этого переброска войск увеличивается на несколько дней.

«Если у тебя уходит 45 дней на дорогу, это значит, что ты опоздал на войну», — говорит генерал-майор Стивен Шапиро (Steven Shapiro), который отвечает за организацию переброски американских войск в Европе. Шапиро рассказал, что недавно ему пришлось заполнить 17 формуляров, чтобы получить разрешение на переброску войск из немецкого порта Бремерхафен к месту назначения в Польше. «Случаются дни, когда мы движемся со скоростью войны. Но в целом, это не норма, а исключение из правил», — заявил генерал.

Например, были настоящие мучения, когда в прошлом году батальону сухопутных войск США понадобилось перебросить свою технику из Грузии обратно в Германию.

«15 августа мы закончили выполнение своей задачи в Грузии, — рассказал командир батальона Лэки. — Но некоторые машины вернулись только в конце декабря».

Препятствий становится все больше. Венгерским пограничникам не понравилось, как румыны разрешили крепить бронемашины «Страйкер» к платформам цепями, из-за чего цепи на всех 12 составах пришлось снимать и производить крепеж заново, рассказал Лэки. Один инспектор остановил состав в четверг, потом взял отгулы и вернулся лишь спустя несколько дней. Машины «Страйкер» не успели вовремя попасть в свое «окно» на загруженной железной дороге в Германии, и им пришлось пережидать пассажирские и грузовые поезда.

«Им наплевать, что это американская армия в Европе, — сказал Лэки. — Они же немецкие железные дороги».

В итоге батальону пришлось возвращаться в Германию без своих специальных машин. Это очень похоже на то, как пилот «Формулы-1» вынужден бежать спринт, потому что его болид застрял в дороге на трейлере. Когда «Страйкеры» наконец прибыли, военные обнаружили, что из-за проливных дождей и снега, которые часто случаются осенью в Европе, объем работ по приведению их в порядок увеличился вдвое, сказал Лэки.

Если бы в этот момент произошел кризис, солдаты были бы не готовы к развертыванию на своей боевой технике.

Сейчас батальон Лэки вместе с другими частями НАТО находится в северо-восточной Польше. На сей раз, говорит он, «мы везде будем ездить на своих колесах».

Руководство НАТО только приступает к решению этих проблем. В прошлом году оно вместе с Евросоюзом решило увеличить расходы на инфраструктуру и устранить ряд бюрократических препятствий. Если не будет сюрпризов со стороны президента Трампа, который часто жалуется, что остальные члены НАТО тратят недостаточно средств на оборону, на июльском саммите в Брюсселе будет принято решение о создании двух новых военных командований, что ускорить переброску сил и средств с восточного побережья США через Европу до границ НАТО с Россией. Над решением этих проблем будет работать большее количество людей, но на их устранение все равно понадобятся годы.

Кроме того, руководство НАТО должно утвердить планы увеличения количества войск, которые при необходимости будут перебрасываться в ускоренном темпе. Численность таких войск возрастет до 30 тысяч, а сроки их переброски составят 30 дней. В настоящее время численность сил быстрого реагирования НАТО составляет пять тысяч военнослужащих, которые находятся в состоянии готовности к развертыванию в течение 10 дней. Военное командование опасается, что этого будет недостаточно.

В совокупности такие изменения помогут существенно активизировать усилия Североатлантического альянса по сдерживанию России, хотя имеющиеся военные ресурсы явно не дотягивают до тех боеготовых сил и средств, которые находились в распоряжении НАТО на пике холодной войны.

Руководство альянса надеется избежать войны за счет того, что сможет быстро перебрасывать войска к границе, отпугивая тем самым противника. «Пока мы в состоянии обеспечивать сильное и надежное сдерживание, включая возможность переброски войск, мы можем предотвратить конфликт», — сказал в этом месяце генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Самым уязвимым местом в обороне НАТО может стать узкая полоска земли, соединяющая Литву с Польшей. Этот коридор шириной 65 километров зажат между российской Калининградской областью с одной стороны и союзницей России Белоруссией с другой. Он является жизненно важной артерией, соединяющей прибалтийские страны с остальными членами НАТО. Связь эта осуществляется по одной-единственной железной дороге с неправильной шириной колеи, а также по одному двухполосному шоссе, проходящему по холмистой местности и петляющему между озерами, лесами и сельскохозяйственными угодьями.

Обеспокоенные западные представители начали называть этот район Сувалкским перешейком, вспомним про Фульдский коридор, который был самым уязвимым местом в обороне Западной Германии в годы холодной войны.

Сувалкский перешеек находится в зоне досягаемости современных российских комплексов ПВО, размещенных в Калининградской области, и поэтому при проведении военных игр командование НАТО с большими сомнениями направляет в этот район свою боевую авиацию. В такой ситуации прибалтийские страны могут быть очень быстро захвачены. Войскам на суше придется воевать без авиационной поддержки, а их своевременному прибытию в этот район может помешать такая элементарная вещь, как опрокинувшийся на дороге грузовик.

«Самым незащищенным местом в случае стремительного удара является район Сувалкского коридора», — сказал бывший командующий силами США в Европе Ходжес, который сегодня пишет доклад о том, как усилить оборону данного участка.

Сегодня закамуфлированные бронетранспортеры разъезжают по дорогам этого коридора, которые в некоторых местах настолько узки, что не имеют даже разметки между противоположными полосами движения. Длинные колонны машин будут тащиться за медленными грузовиками вдоль главного маршрута следования в Литву, а единственной альтернативой для них станут проселочные дороги, не подходящие для тяжелой техники. Громоздкие тракторы «Беларусь» еще больше затормозят дорожное движение.

В условиях такой уязвимости, если российские войска начнут сосредотачиваться на противоположной стороне границы, НАТО придется осуществлять развертывание — и делать это быстро. В 2016 году исследовательский центр «Рэнд» сделал вывод о том, что Россия сможет занять столицу Латвии Ригу за 60 часов или даже быстрее.

«Мы не можем изменить географию, — заявил заместитель командира дислоцирующейся в Литве натовской группы материально-технического обеспечения подполковник Миндаугас Петкевичус (Mindaugas Petkevicius). — Это естественное уязвимое место».

В военном штабе в Литве необходимость в стремительных действиях предельно ясна и наглядна. В каждом кабинете в шкафах стоят собранные рюкзаки, чтобы в случае начала войны можно было немедленно провести мобилизацию. В раскладке клавиатуры есть кириллица, чтобы можно было лучше общаться с русскими и белорусами.

«Прибалтика может стать тем местом, где Россия устроит проверку всему блоку НАТО, — сказал подполковник Валдас Дамбраускас, командующий тылом в литовском Министерстве обороны. — Если Прибалтика потерпит неудачу, это будет провалом для всей НАТО».

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2018 > № 2652722


США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 25 июня 2018 > № 2652632

Apple и Google наводят свои порядки в здравоохранении

Мишель Тиндера

Корреспондент американского Forbes

Интернет-гиганты составят конкуренцию фармакологическим компаниям

С 2013 по 2017 год компании Alphabet (материнская компания Google), Microsoft и Apple подали более 300 заявок на патенты в сфере здравоохранения. Об этом сообщается в отчете, недавно опубликованном отделом исследования медико-биологических наук британской консалтинговой компании Ernst & Young. В этот период холдинг Alphabet подал заявки на 186 патентов, Microsoft — на 73, а Apple — на 54. Каждые два года количество поданных этими тремя компаниями заявок на патенты в области здравоохранения увеличивается на 38%.

По словам аналитиков из Ernst & Young, появление на рынке столь крупных конкурентов принесет немало проблем фармацевтическим компаниям. Ernst & Young считает, что, хотя запуск новых лекарств все еще остается делом невероятно прибыльным, количество препаратов, хотя бы на 50% оправдавших сделанные аналитиками прогнозы по продажам, стабильно снижается с 2005 года. Отчасти это объясняется возрастающими выплатами медицинскими компаниями пациентам и страховым компаниям. В отчете специалисты Ernst & Young предположили, что вместо этого фармацевтические компании должны сосредоточиться на использовании данных о пациентах, а также разработать цифровые платформы, которые помогут больным разобраться со своим здоровьем так же, как сайт AirBnb помогает им найти дешевые комнаты, а сервис Uber — заказать такси.

«Опыт, которым обладают технологические компании, — это как раз то, в чем нуждается фармацевтическая промышленность», — говорит глава отдела исследования медико-биологических наук компании Ernst & Young Памела Спенс. Она подчеркнула, что в штате крупных технологических фирм состоит множество аналитиков. «Демографическая статистика такова, что процент стареющего населения во всем мире увеличивается, а средний класс расширяется. Благодаря этому внезапно был создан огромный дополнительный рынок в сфере здравоохранения».

По словам специалистов Ernst & Young, с 2014 года компании медико-биологической отрасли заключили почти 90 сделок с технологическими гигантами. В 2016 году фармацевтическая компания Teva Pharmaceuticals подписала контракт с Intel. Теперь данные, полученные с носимых медицинских устройств, будут использоваться во время проведения клинических испытаний по отслеживанию прогрессии болезни Хантингтона. Корпорация Novartis начала сотрудничать с входящей в состав холдинга Alphabet компанией Verily Life Sciences для разработки сенсоров, которые будут встроены в контактные линзы. А швейцарский фармацевтический гигант Roche приобрел медико-технологическую компанию Flatiron за $1,9 млрд.

Alphabet тоже занимается инновациями в здравоохранении. В холдинге начали с приобретения компаний DeepMind и Verily Life Sciences, разрабатывающих технологии искусственного интеллекта. Сейчас Alphabet сотрудничает с виртуальной клиникой лечения сахарного диабета Onduo; с компанией Verb Surgical, цель которой — создание «умных» операционных блоков; а также со стартапом Galvani Bioelectronics, работающим в сфере биоэлектроники. Microsoft, судя по поданным заявкам на патенты, сконцентрировалась на разработке устройств, отслеживающих хронические заболевания. Apple же планирует позволить iPhone фиксировать и использовать больше биометрических данных.

Согласно исследованию аналитиков Ernst & Young, компания Amazon пока не подавала заявки на патенты в сфере здравоохранения. Недавно руководство Amazon объявило о начале сотрудничества с финансовыми компаниями Berkshire Hathaway и JP Morgan. Amazon также имеет секретную команду ученых под названием 1492, которая занимается исследованиями в области здравоохранения, что делает компанию очередной угрозой фармацевтическим предприятиям.

Перевод Полины Шеноевой

США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 25 июня 2018 > № 2652632


США. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2018 > № 2650702

Уроки труда: студенты построили бизнес-империю по подготовке абитуриентов

Алекс Конрад

Редактор Forbes.com

Услугами Crimson Education пользуются будущие студенты из 40 стран, в том числе из Бразилии и России

В октябре 2014 года на встречу с инвестором и создателем хедж-фонда Tiger Management Corp Джулианом Робертсоном пришел очень самонадеянный молодой человек. 19-летний Джейми Битон уверенно вошел в домашний офис американского миллиардера, чтобы обсудить с ним программное обеспечение, которое использовали некоторые стипендиаты ежегодной программы благотворительного фонда Джулиана Робертсона. Худощавый Джейми Битон, обладатель роскошной каштановой шевелюры, которая лезла в его мальчишеское лицо, выглядел даже моложе своих лет. Студент Гарвардского колледжа не упустил шанс лично спросить у Джулиана Робертсона, почему он не получил одну из 22 стипендий, покрывающих все расходы на обучение. «Я подумал: «Бог ты мой, вот это вопрос!», — вспоминает миллиардер. — Затем я узнал его поближе и сразу же нанял его на работу».

Все еще похожий на подростка Джейми Битон, которому сейчас уже 23 года, выделяется на общем фоне. Джейми — одно из новых лиц в Высшей школе бизнеса Стэнфордского университета, где он вскоре получит степень магистра по деловому администрированию и по педагогике. С той самой встречи с Джулианом Робертсоном он учился только очно. Тем не менее, он все равно находит время на то, чтобы руководить стартапом Crimson Education, который он пять лет назад создал вместе со своей девушкой Шарндре Кушор. Основная задача Crimson Education — это помощь абитуриентам университетов при поступлении.

23-летняя Шарндре Кушор, главный операционный директор компании, управляет делами в родной для обоих Новой Зеландии. Джейми Битон и Шарндре Кушор смогли быстро вывести стартап на международный уровень. По их словам, с помощью Crimson Education 20 000 абитуриентов могут обратиться за консультацией к целой сети специалистов, состоящей из 2300 внештатных инструкторов и советников, а также из 204 постоянных сотрудников компании. Пара привлекла финансирование на $37 млн от внешних инвесторов. В 2016 году во время последнего раунда венчурного финансирования стоимость компании оценивалась в $160 млн.

Изначально Джейми Битон и Шарндре Кушор запустили стартап Crimson Education, чтобы помочь абитуриентам из Азиатско-Тихоокеанского региона поступить в вузы в США. Сейчас компания расширилась: услугами Crimson Education пользуются будущие студенты из 40 стран, в том числе из Бразилии и России. Насколько высоки доходы компании? Есть основания полагать, что речь идет о восьмизначной сумме. Что касается чистой прибыли, то из молчания создателей стартапа можно сделать вывод, что внешние инвесторы терпеливо ждут, пока компания станет по-настоящему рентабельной.

Вы, наверное, подумали, что создатели стартапа живут слишком уж далеко друг от друга. Действительно, их разделяет огромное расстояние. Первые три года работы Crimson Education Шарндре Кушор получала степень бакалавра медицинских наук в Оклендском университете в Новой Зеландии. В копилке Джейми Битона сейчас уже имеются две ученые степени, полученные в Гарвардском университете. После получения еще двух степеней магистра в Стэнфордском университете он планирует этой осенью начать учиться в Оксфордском университете по международной стипендии Родса. Тем не менее, паре каким-то образом удалось привести свой проект к успеху, даже поддерживая романтические отношения на расстоянии в 10 000 км.

За 6 месяцев до того, как создать стартап Crimson Education, Джейми Битон и Шарндре Кушор путешествовали по Европе с другими участниками модели ООН (синтез научной конференции и ролевой игры — ред.) из Новой Зеландии. Когда они начали встречаться весной 2013 года, студенты разработали бизнес-план компании, которую впоследствии назвали Crimson Education.

К тому времени, как Джейми Битон решил встретиться с Джулианом Робертсоном и спросить его о упущенной возможности получения стипендии, доходы стартапа Crimson Education стали достаточно высокими, чтобы впечатлить частично вышедшего на пенсию создателя хедж-фонда Tiger Management Corp. Джулиан Робертсон выделил ему начальный капитал размером в $1 млн и устроил его аналитиком в сторонний проект. На полученные инвестиции Джейми Битон и Шарндре Кушор наняли первого штатного сотрудника в Австралии и открыли офис в Окленде.

Чтобы разработать систему по подбору консультантов для абитуриентов, они обратились к психологу Дж. Гэлену Бакуолтеру, который создал похожую программу для сайта знакомств eHarmony. Программное обеспечение, в разработку которого создатели Crimson Education вложили несколько миллионов долларов, использует ряд параметров абитуриентов, например, навыки и личностные характеристики, чтобы подобрать им советников по поступлению в вуз (в основном выпускников университетов и работников приемных комиссий) и репетиторов по определенным предметам (в основном подрабатывающих студентов вузов).

Новые клиенты приходили в Crimson Education и по рекомендациям друзей. Будучи студентом Гарвардского университета, Джейми Битон решил брать на работу репетиторов, обучающихся в университетах Лиги плюща. Также он приобрел влиятельного сторонника, когда бывший министр финансов США и экс-президент Гарвардского университета Лоуренс Саммерс согласился стать его научным руководителем при написании выпускной работы. «Тогда я предполагал, что он взял на себя слишком много нагрузки. Я ожидал, что он сдастся. Но Джейми удается делать уйму вещей за одни сутки», — вспоминает Лоуренс Саммерс.

Стартап Crimson Education действительно вышел на международный уровень. Так, например, один из инвесторов компании — китайский венчурный капиталист Чэнь Сяохун. А к партнерам компании относятся филиалы международной школы британского Далидж-колледжа в Шанхае, Сеуле, Сингапуре и Мьянме, где репетиторы Crimson Education занимаются с учениками от 12 лет. Кроме того, за последние несколько месяцев компания Crimson Education открыла представительства в Кейптауне, Мюнхене, Цюрихе и Сингапуре.

Цены на услуги различаются в зависимости от страны. Для ученика старшей школы часовая видео-консультация с специалистом Crimson Education обычно стоит $50. А к тому времени, когда абитуриент подаст все заявки в университеты, выставленный ему счет за услуги компании будет составлять от $5000 до $10 000. Специалисты Crimson Education обычно самостоятельно выбирают клиентов, в основном отличников из более или менее обеспеченных семей. По словам Джейми Битона, среднестатистический абитуриент, занимавшийся с репетиторами из Crimson Education, получает $41 000 в год после подачи заявления на получение финансовой помощи для оплаты учебы в университете.

19-летний Сейун Рагаван, бывший клиент Crimson Education, сейчас учится на первом курсе в Принстонском университете. Будучи школьником, он успешно представил Австралию на всемирной олимпиаде по математике. Именно его родители, IT-специалисты и иммигранты из Шри-Ланки, надоумили его подумать об учебе в Принстонском университете. Тогда он во время консультации в школе узнал про стартап Crimson Education. Ему подобрали консультанта, который помог ему с подачей заявлений и с подготовкой к выпускным экзаменам в школе. Джессика Кокс из Новой Зеландии узнала о Crimson Education, прочитав статью в интернете. Она начала заниматься с репетиторами от 10 до 25 часов в неделю. Этой осенью Джессика Кокс станет студенткой Оксфордского университета, где она будет изучать биологию.

У руководства компании Crimson Education большие планы на Северную Америку. Недавно там были открыты еще 4 офиса. Тем не менее, в Северной Америке эта ниша отнюдь не пустует, поэтому у Crimson Education много конкурентов, например, консультанты из Top Tier Admissions и репетиторы по подготовке к экзаменам из компаний Kaplan и Princeton Review. Глава Top Tier Admissions Мишель Эрнандес сомневается в том, что школьники смогут узнать многое о процессе поступления в университет по видео-консультациям. «Можно ведь зайти на сайт Академии Хана и посмотреть подобные видео бесплатно», — заявила она.

Шарндре Кушор еще с 2016 года работает в компании Crimson Education на постоянной основе. Но к тому моменту, когда другой создатель компании сможет начать уделять бизнесу все свое время, Crimson Education уже исполнится 7 лет. В ответ на вопрос о том, поддерживал ли он когда-либо талантливого руководителя, которому удалось создать успешный бизнес, будучи студентом очного отделения университета, Джулиан Робертсон лишь рассмеялся: «Джейми — молодой парень с блестящим умом. Он очень упорно работает. Я думаю, что у него все получится. Мне кажется, что он даже чересчур усердствует, когда речь идет о получении образования».

В свойственной ему манере говорить очень быстро Джейми Битон рассказывает, что все его исследования и проекты в Стэнфордском университете были посвящены стартапу Crimson Education. Он с серьезным лицом поясняет, что бесплатно получал помощь от однокурсников, которых он также рассматривает как потенциальных сотрудников компании. «Нам нравится тот факт, что компании Crimson Education все еще есть чему поучиться», — поясняет Шарндре Кушор. Возможно, учиться на рабочем месте — нормально, как минимум, если речь идет об образовательном бизнесе.

Перевод Полины Шеноевой

США. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2018 > № 2650702


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2018 > № 2650701

Деньги вперед: Disney предложил за 21st Century Fox рекордные $85 млрд

Хала Тураилаи

Forbes Staff

Известная киностудия стала яблоком раздора между двумя медийными компаниями. С каждым разом Comcast и Disney повышают ставки

Walt Disney поднял стоимость предложения о покупке всех активов 21st Century Fox до $71.3 млрд, включая выплату долговых обязательств на $13,8 млрд. Активы включают вещательный сервис Hulu и киностудию 20th Century Fox с каналами National Geographic, что превышает последнее предложение Comcast в $65 млрд, сделанное на прошлой неделе.

Ранее крупнейшая вещательная компания США Comcast заявила, что заплатит $35 за акцию, чтобы полностью выкупить все активы 21st Century Fox, кроме Fox News, включая киностудию 20th Century Fox, FX и кабельные каналы National Geographic. Покупка киностудии может стать крупнейшей в истории сделкой в наличных средствах, которая превзойдет по стоимости слияние Bayer с Monsanto за $64 млрд, по данным Thomson Reuters.

Comcast уже второй раз хочет выкупить активы 21st Century Fox. В прошлом году компания отклонила предложение Comcast о приобретении за $60 млрд. После этого Disney заявил, что готов выкупить 21st Century Fox за $52,4 млрд, а также покрыть долг Fox в $13,8 млрд.

В письме к Fox CEO и председатель Comcast Брайан Робертс написал: «Мы давно восхищаемся тем, что семейство Мердок сумело создать в Twenty-First Century Fox. После встреч в прошлом году мы убедились, что продаваемые подразделения 21st Century Fox отлично дополняют наш бизнес, а наша компания была бы самым подходящим местом для них с точки зрения стратегии. Поэтому мы были разочарованы, когда 21st Century Fox решила заключить сделку с The Walt Disney Company, хотя мы предложили заметно более высокую цену».

Comcast выступил с предложением на следующий день после того, как федеральный суд одобрил слияние AT&T и Time Warner. Ранее министерство юстиции США пыталось запретить сделку, так как полагало, что объединение компаний может нарушить баланс сил на рынке и приведет к повышению цен на компьютеры. «В свете вчерашнего решения по делу AT&T/Time Warner, ограниченного времени до собрания ваших акционеров и нашего сохраняющегося большого интереса к сделке, мы рады представить новое предложение с полностью наличным расчетом, которое полностью отвечает тем недостаткам, которые Совет директоров обнаружил в нашем предыдущем предложении», — заявил Робертс.

Перевод Натальи Балабанцевой и Елены Огородниковой

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2018 > № 2650701


Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 22 июня 2018 > № 2667211 Вагит Алекперов

Алекперов: нефть не должна превысить $100 за баррель.

Президент ПАО "ЛУКойл" Вагит Алекперов заявил о том, что российская компания придерживается консервативных ожиданий по динамике нефтяных цен, при этом отметив, что рост котировок выше $100 за баррель будет иметь негативные последствия.

Об этом глава "ЛУКойла" заявил в эксклюзивном интервью телеканалу "Россия 24" по итогам годового собрания акционеров, прошедшего 21 июня.

Вагит Алекперов отметил, что потенциальный рост цен на нефть выше $100 за баррель вновь приведет к появлению на рынке избыточного предложения после активизации разработки месторождений с высокой себестоимостью, а также более активному развитию альтернативных источников энергии. Кроме того, глава "ЛУКойла" отметил, что дальнейший рост нефтяных цен также может усилить социальную напряженность в различных странах из-за роста стоимости бензина.

– Как вы считаете, в следующем году будут достигнуты цены в $100 за баррель?

– Нет, я эту цифру даже не рассматриваю. Мы даже на ближайшие 10 лет ее не рассматриваем.

– Вы закладываете довольно консервативные оценки.

– Я бы хотел сказать, что не хотел бы прогнозировать цены на нефть по одной причине: потому что государство участвует в регулировании объемов производства, государство принимает решение о том, увеличить или сократить объемы производства. Мы только исполнители. Недра страны принадлежат государству. Мы выполняем любые инструкции, которые получаем от министерства энергетики. Поэтому сегодня трудно предсказывать цены на нефть. Но все-таки есть стабильный спрос, есть стабильный рост спроса, надо удовлетворять рынок.

– Эта неделя сейчас очень важна, потому что сейчас в Вене заседает ОПЕК+. Мы знаем, что Россия и Саудовская Аравия играют очень важную роль в этом объединении. К чему вы склоняетесь, пришло ли уже решение для отмены "заморозки" добычи?

– Должно быть принято решение. Мы ориентируемся больше не на объем потребления, а на то, как снижаются глобальные остатки (глобальные запасы нефти – прим. ред.). Они снижаются. Они сегодня ниже средних пятилетних уровней. Поэтому, конечно, нельзя допускать, чтобы стоимость нефти снова ушла за $100. Это снова даст толчок к развитию альтернативных источников энергии, к развитию низкорентабельных месторождений, для принятия решений по глубоководью. Мы должны стабилизировать рынок, сделать его предсказуемым. Это снова вызовет социальное напряжение.

[Рост цен] снова вызовет социальное напряжение. Мы же видели, как в России, как рост цен на бензин вызывает неудовлетворенность у населения. То же самое в США, то же самое в Европе. Мы должны думать о своих потребителях.

В рамках пресс-конференции по итогам годового собрания акционеров "ЛУКойла" глава компании отметил, что ожидает сохранения нефтяных цен на текущих уровнях:

"Я считаю, что цена до конца года сохранится между $70 и $75. Во всяком случае мы рассчитываем на это".

Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 22 июня 2018 > № 2667211 Вагит Алекперов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter