Всего новостей: 2461618, выбрано 20873 за 0.164 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575656 Надежда Пак

Губительная «цифра»: чем автоматизация вредит бизнесу

Надежда Пак

Совладелица сети кафе «Рецептор»

Как практика фиксировать результат на бумаге повышает эффективность сотрудников на более чем 15%

Многие предприниматели проходят одни и те же этапы в процессе развития своего бизнеса. Сначала они вообще ничего не считают, потом начинают считать абсолютно все: финпоказатели, эффективность команды, профит от маркетинговой активности. В результате руководитель получает массу автоматической информации от CRM, Excel или самописных IT-систем — информации накапливается так много, что становится невозможно выделить самое главное и быстро принимать решения.

Ситуация напоминает ту, когда в багажнике вашего авто лежит навороченная панель приборов, для которой нет невыполнимых задач, но, чтобы все это увидеть, надо прежде всего остановиться, выйти из машины, открыть багажник — и только тогда все это увидишь. С высокой долей вероятности, предприниматель даже не будет всем этим пользоваться, понадобится всего один-три главных прибора, отображающих нужную картину. Другими словами, иметь возможность собрать информацию и реально использовать ее — это совершенно разные вещи

Слишком много цифр

Есть любопытные данные опроса коммерческих директоров, которых спрашивали, что самое важное для компании. Многие назвали основным критерием оценки выручку. Тогда топ-менеджеров попросили посчитать, сколько времени они фокусируются на том, чтобы выручка росла. Оказалось, около 11% их рабочего времени — что крайне мало.

Цифры статистики наглядно показывают, как сильно у любого руководителя смещается фокус с главной задачи. Он постоянно отвлекается на решение второстепенных вопросов, которые ему приносит персонал, он уже не смотрит в саму суть.

Существуют две основные проблемы бизнеса. Первая: мы не всегда понимаем, на чем фокусироваться. Всем известно, что основные показатели выводятся автоматически. Они всегда есть в IT-системе, их как бы можно в любой момент посмотреть, и именно поэтому на них никто не смотрит! К примеру, если спросить официанта, какой у него средний чек, то, как правило, он затруднится ответить, потому что не знает. Вторая проблема: нас отвлекает множество сиюминутных дел, которые кажутся не менее важными.

Наглядный пример из беседы с одним крупным предпринимателем, который через 1С может собрать подробную информацию о бизнесе, учитывать и анализировать по 10-15 характеристик. На вопрос, как часто он это делает, ответ был «Никода. Но я могу!».

Ручка и листок

Многие из нас оказывались в ситуации, когда в наших автоматических системах выводится огромное количество характеристик. Но мы не знаем, на что следует обратить внимание. Мы сами долго искали оптимальные методы решения проблемы, пробовали разные варианты и пришли к выводу: чем более линейная область поставленной задачи, тем более рационально решение отказаться от автоматизации.

Что касается бизнес-плана, то поначалу мы просто писали ключевые цифры на большой доске или листе ватмана (выручка, средние показатели линейного персонала и т.д.). Минус такого формата —рассматривать свыше трех параметров сложнее, теряется наглядность, становится труднее определить, растет или же падает статистика.

Мы пошли по пути возрастной регрессии и отмены сложных технологий — наши сотрудники каждый день рисуют графики своих результатов от руки на листе бумаги. Ведь это гораздо выгоднее, когда каждый лично отвечает за свои ключевые параметры и ежедневно фиксирует в письменном виде — ручкой, фломастером или карандашом, не имеет значения.

Например, если это официант, то он рисует линию выполнения своего плана. Если повар, то скорость приготовления блюда. Если управляющий рестораном, то выполнение плана по выручке или количество возвращений постоянных гостей. Таким образом, у каждой позиции теперь есть свой график ведения в ручном режиме. Получается просто, понятно и показательно.

Аналогичную практику по контролю в бумажном виде можно увидеть, например, у мебельной фабрики в Костроме или курсов английского языка в Москве: несмотря на то, что работают навороченные программы CRM и 1C, они тоже практикуют ежедневное ведение графиков вручную.

В наших ресторанах мы обнаружили один интересный факт. Многие наши сотрудники стараются повысить эффективность, но совершенно не знают своих параметров, а значит, не могут их увеличить. Теперь, когда у каждого есть 1-3 ключевых графика в ежедневном режиме, ситуация кардинально изменилась: сотрудник наблюдает за динамикой работы, определяет свой уровень успешности, и это его стимулирует!

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575656 Надежда Пак


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575648 Станислав Кузнецов

Воры на доверии: как научиться технике финансовой безопасности

Станислав Кузнецов

заместитель председателя правления «Сбербанка»

Технологии упрощают денежные переводы, но этим пользуются и злоумышленники. Какая роль у финансовых организаций и пользователей в современном соревновании технологий

В мире персональных финансов произошла техническая революция, в результате которой стало возможным управлять своими деньгами с телефона в любом месте, где есть интернет — например, сделать моментальный денежный перевод. Люди получили в свое распоряжение удобные технологии, но для того, чтобы использовать их безопасно и не потерять свои деньги, им необходимы новые навыки. И с приобретением этих новых привычек наблюдаются проблемы. Тем временем преступность становится все более технологичной, и беспечность при использовании современных финансовых инструментов порождает все новые риски для кошелька.

Эволюция мошенничества в финансовой сфере

Еще в начале 2010-х годов более 90% преступлений составляли банальные физические кражи и скимминг (кража данных банковской карты при помощи специального считывающего устройства на банкомате). К середине нашего десятилетия мошенники вышли на новый уровень и освоились в киберпространстве: появились высокоорганизованные преступные группы, которые делали ставки на вредоносное программное обеспечение. А с 2016 года мошенники практически полностью переместились в киберсреду — согласно нашим исследованиям, сейчас 98% преступлений в банковской сфере проводятся через интернет.

При этом главную опасность представляют не хакеры и не компьютерные вирусы. Ключевой угрозой стала социальная инженерия, которая взламывает не машины, а людей, пользуясь их неосведомленностью и наивностью.

Именно этот вид киберпреступности в последние годы вышел на первом место. Мы фиксируем тысячи попыток в неделю, которые предпринимают «социальные инженеры», чтобы завладеть деньгами наших клиентов. По нашим данным, на социальную инженерию сегодня приходится более 80% мошенничества.

В 2017 году служба кибербезопасности нашего банка пресекла более 300 000 попыток хищения средств наших клиентов как с помощью методов социальной инженерии, так и с помощью вирусного ПО. Предотвращен ущерб на сумму более 20 млрд рублей. Для сравнения: за 2016 год объем предотвращенных хищений был на 20% меньше — 16 млрд рублей.

Основные сценарии социальной инженерии

Сценарии однотипны и отличаются лишь деталями: мошенник под видом работника госоргана (или сотрудника банка, или покупателя с сайта объявлений) узнает у клиента паспортные данные, номер карты и одноразовый SMS-пароль. Этих данных достаточно, чтобы получить доступ к средствам на счете через личный кабинет интернет-банка или мобильного приложения.

Есть и более экзотические схемы, на первый взгляд примитивные, но как показывает практика, весьма эффективные. Одна из таких схем — «Романтическое знакомство». Люди, которые ищут свою единственную и неповторимую любовь в интернете, склонны верить в чудо. И когда это чудо, на их взгляд, происходит, они теряют бдительность. А между тем их партнеры по романтической интернет-переписке зачастую являются тривиальными мошенниками, которые стремятся выведать данные для доступа к их счетам.

Одним из самых популярных инструментов социальной инженерии остается фишинг. Это уже давно известный вид мошенничества, и казалось бы, о фишинговых письмах знает каждый пользователь. К сожалению, это не так, и на практике 30% получателей их открывает, а 20% открывают вложения таких писем. Эта проблема на массовом уровне решается только повышением киберкультуры.

Кроме того, в последнее время распространились фишинговые сайты-ловушки, которые предлагают «супервыгодное предложение» или «подарок» якобы от имени банка. В остальном схема похожа на описанную выше: введенные номер карты и пароль мошенники используют для регистрации в интернет-банке и вывода денег со счета. Подделывают и другие сайты, например, для перевода с карты на карту или для покупки билетов.

ИИ против мошенников

Банки отвечают на вызовы киберпреступников в целом и «социальных инженеров» в частности тем, что совершенствуют свои системы фрод-мониторинга: анализа, выявления и предотвращения мошенничества. Несколько лет назад весь процесс проводился вручную. Хотя такая система помогала сдерживать мошенников, серьезно изменить ситуацию она не могла — злоумышленники быстро адаптировались и находили способы обойти новые правила. А выявлять новые тренды и угрозы «ручной» фрод-мониторинг не мог, система включала в себя ограниченное число алгоритмов, созданных человеком, поэтому она работала только с известными типами и схемами мошенничества.

У такой системы были и другие недостатки. Она не позволяла эффективно отслеживать и сопоставлять подозрительные действия в разных каналах обслуживания: в интернет-банке, мобильных приложениях, SMS-банке, банкоматах, контактном центре. Поддержка растущего числа правил требовала все больше ресурсов и сложно масштабировалась. Одним из ее главных недостатков было, конечно, неудобство для клиента: в систему был «зашит» ряд ограничений, из-за которых клиенты должны были производить множество дополнительных действий.

Современные системы фрод-мониторинга используют искусственный интеллект и выявляют подавляющее большинство всех попыток мошенничества. Модель, выполняющая скоринг операций, вместо статичных правил строит динамические на основе анализа больших данных. Подобные системы в автоматическом режиме не только отслеживают подозрительные операции и оповещают клиентов, но и предостерегают их от действий, совершаемых под влиянием мошенников.

Укрепить слабое звено

Важно понимать, что любая новая технология может быть использована не только во благо, но и во вред. Тот же искусственный интеллект сегодня служит хакерам инструментом, с помощью которого они генерируют новые вирусы. Таким образом, гонка между киберпреступниками и специалистами по кибербезопасности продолжается: первые ищут уязвимые места и атакуют их, вторые пытаются не просто отбиваться, но и играть на опережение.

А что же с простыми пользователями? Очевидно, что они остаются самым слабым звеном для мошенников. Но научиться элементарным правилам кибергигиены вполне реально для каждого. Убежден, что именно обучение граждан, повышение их осведомленности, выработка практических навыков противостояния мошенникам — залог успеха.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575648 Станислав Кузнецов


Россия. ДФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2575632

Дальневосточные учёные разрабатывают новые способы диагностики аутоиммунных заболеваний

Учёные Тихоокеанского института биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН (далее - ТИБОХ ДВО РАН) обнаружили структурное сходство между рецептором тиреотропного гормона (действующего на синтез гормонов щитовидной железы) и одним из белков возбудителя псевдотуберкулеза, вызывающего острую кишечную инфекцию. Благодаря этому антибактериальную терапию можно рассматривать как профилактику псевдотуберкулеза.

Результаты исследования опубликованы в International Journal of Biological Macromolecules.

Аутоиммунные заболевания – это болезни, обусловленные состоянием иммунной системы организма. Именно поэтому они носят комплексный или системный характер, что выражается в нарушении функции как отдельного органа в целом, так и группы органов. Человеческий организм запускает, образно говоря, программу саморазрушения.

В настоящее время установлено, что помимо генетических и экологических факторов, аутоиммунные заболевания могут стать следствием перенесенных бактериальных инфекций. Существуют разнообразные механизмы, с помощью которых инфекции могут инициировать и/или усугублять аутоиммунные заболевания. Одним из них является так называемая молекулярная мимикрия. Это явление заключается в том, что чужеродные антигены возбудителя инфекции могут обладать сходством с белками тканей организма человека. В результате организм перестает различать свои и чужеродные клетки и начинает вырабатывать против них антитела, способные атаковать клетки собственного организма, вызывая их повреждение.

Базедова болезнь или диффузный токсический зоб – аутоиммунное заболевание щитовидной железы, которое проявляется в развитии тиреотоксикоза. Клинические признаки болезни разнообразны: общая мышечная слабость, утомляемость, повышенная нервозность, похудение, потливость, тахикардия, тремор конечностей, пучеглазие. Диффузный токсический зоб является одним из самых распространённых заболеваний щитовидной железы. В России частота появления новых случаев заболевания варьирует от 5 до 23 на 100 тыс. населения в год, причем женщины заболевают в 10–20 раз чаще мужчин.

Диффузный токсический зоб развивается вследствие выработки в организме человека аномально большого количество антител к одному из белков щитовидной железы (рецептору тиреотропного гормона). Научные сотрудники лаборатории молекулярных основ антибактериального иммунитета ТИБОХ ДВО РАН обнаружили структурное сходство между этим рецептором и одним из белков возбудителя псевдотуберкулеза, вызывающего острую кишечную инфекцию. Антитела к бактериальному белку, возникающие при бактериальной инфекции, взаимодействуют с рецептором гормона и стимулируют патологическое усиление функций щитовидной железы. Это может привести к развитию аутоиммунного заболевания щитовидной железы. В связи с этим своевременную диагностику кишечных инфекций и адекватную антибактериальную терапию можно рассматривать как профилактику данной аутоиммунной патологии.

Недавно сотрудники этой же лаборатории выделили каррагинаны из красных водорослей, которые могут стать компонентом нового лекарственного средства пролонгированного действия. Благодаря своим физико-химическим свойствам каррагинаны – полисахариды красных водорослей - способны удерживаться на слизистой и поэтому должны служить хорошей основой для медленного высвобождения лекарственного вещества. Кроме этого, эти полисахариды проявляют широкий спектр физиологической активности - антибактериальной, антивирусной, иммуномодулирующей. Эффект зависит от их структуры.

Россия. ДФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2575632


Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2575630

В ФНКЦ РР состоялась первая научно-практическая конференция «Актуальные вопросы анестезиологии-реаниматологии и реабилитологии»

В Федеральном научно-клиническом центре реаниматологии и реабилитологии (далее - ФНКЦ РР) прошла первая научно-практическая конференция аспирантов и ординаторов «Актуальные вопросы анестезиологии-реаниматологии и реабилитологии».

Конференция призвана способствовать привлечению внимания молодых ученых и врачей к столь непростому и актуальному направлению медицинской науки, как проблемы ранней реабилитации у реанимационных пациентов в хронических критических состояниях.

Участники представили 25 докладов, из них 15 посвящено клиническим исследованиям и 10 – фундаментальным. Обсуждены вопросы диагностики и лечения пациентов с тяжелыми повреждениями головного мозга, инфекционными осложнениями, особенности гемодинамических нарушений, выбор метода анестезии при хирургических вмешательствах и другие актуальные проблемы анестезиологии-реаниматологии и реабилитологии.

По итогам конференции издан рецензируемый сборник трудов, размещенный на платформе РИНЦ. Рецензентами являются ведущие ученые ФНКЦ РР. Всем докладчикам был вручен сертификат, подтверждающий их участие в конференции.

В конференции приняли участие более 100 молодых ученых и научных сотрудников, врачи ФНКЦ РР, представители высших учебных заведений и ведущих научных и клинических центров России.

Планируется, что конференция «Актуальные вопросы анестезиологии-реаниматологии и реабилитологии» будет проводиться ежегодно.

Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2575630


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > comnews.ru, 20 апреля 2018 > № 2575623

МТС и "Медси" сделали шаг к телемедицине

Анна Устинова

ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) и АО "Группа компаний "Медси" объявили о стратегическом сотрудничестве для развития на рынке цифровой медицины. Компании запустили телемедицинскую платформу SmartMed для дистанционных консультаций с врачами.

Через приложение SmartMed можно получать консультации с врачами "Медси" по видеосвязи или в чате, вызывать врача на дом, записываться на очные приемы в клиники и хранить медицинские данные в смартфоне. В приложении есть актуальная информация о клиниках и врачах, история обращений за консультациями онлайн и офлайн (с момента регистрации в SmartMed), все сохраняемые пациентом или направляемые врачом документы, включая назначения и результаты анализов.

До 19 мая включительно все дистанционные консультации через SmartMed будут бесплатными. Через месяц стоимость онлайн-консультации в приложении составит 550 руб.

К телемедицинской программе МТС и "Медси" уже подключены терапевты, педиатры, аллергологи, лоры, гастроэнтерологи, эндокринологи, кардиологи и др. В ближайший месяц создатели платформы планируют увеличить список до более чем 20 специальностей. К проекту на текущий момент уже готово подключиться 2000 врачей.

Персональные данные клиентов SmartMed будут храниться в защищенном сегменте облачной инфраструктуры CloudMTC.

"Наши специалисты гарантируют качество лечения пользователям SmartMed, как и всем пациентам сети клиник "Медси". Получив консультацию через приложение SmartMed, пациент может записаться к данному специалисту также и на очный прием", - сказала президент "Медси" Елена Брусилова.

Проект SmartMed стал результатом синергии между компаниями, входящими в АФК "Система". МТС инвестировала в разработку проекта около 30 млн руб.

На текущий момент оператор сделал ставку на работу с одним партнером и максимальную интеграцию SmartMed в медицинскую информационную систему "Медси". В целом МТС планирует сотрудничать с технологическими компаниями для развития инновационных решений на базе платформы SmartMed, со страховыми компаниями - для включения телемедицины в программы ДМС. В данный момент оператор взаимодействует с ведущими российскими вузами в части разработки инноваций и подготовки кадров в области цифрового здравоохранения.

Отвечая на вопрос о потенциале развития услуг телемедицины, в МТС привели в пример исследование, сделанное совместно с НИУ ВШЭ. Выяснилось, что более 80% россиян хотят получать удаленные консультации врачей. Также 97,5% хотели бы получать результаты анализов и другие медицинские документы в электронном виде. "По нашим оценкам, в 2018 г. объем рынка телемедицины в России составит порядка 18,5 млрд руб. Мы прогнозируем, что CAGR для рынка телемедицины в России может составить порядка 30%. Таким образом, к концу 2023 г. объем рынка телемедицины в России может превысить 68 млрд руб.", - поделились прогнозами в МТС.

На базе указанной платформы МТС планирует развивать целый комплекс решений в области цифровой медицины. В данный момент компания изучает возможность внедрения системы распознавания и автоматического анализа медицинских данных, удаленного мониторинга состояния пациентов с помощью носимых устройств, создания набора справочных инструментов, таких как симптом-чекер, справочник взаимодействия лекарств, экспертная система исследований и диагнозов и др. Как уточнили в пресс-службе МТС, реализация каждого из этих пунктов требует применения ансамбля технологий, которые относятся к Big Data, AI, IoT и др.

"Мы уже изучаем возможности внедрения решений в области ранней диагностики, онлайн-мониторинга состояния здоровья, развития системы автоматического анализа данных и персональных рекомендаций пациенту", - отметил президент МТС Алексей Корня.

Напомним, что месяц назад Сбербанк, онлайн-сервис DocDoc (входит в группу "Сбербанк") и сеть многопрофильных медицинских центров "Мать и дитя" заключили стратегическое соглашение о сотрудничестве в рамках развития первого федерального медицинского маркетплейса DocDoc (см. новость ComNews от 14 марта 2018 г.).

ПАО "МегаФон" назвал перспективным рынок телемедицины. В ноябре 2017 г. оператор запустил специальное решение для видеоконсультаций - "МегаФон.Здоровье" (см. новость ComNews от 15 ноября 2017 г.). С его помощью пользователь может через видеозвонок получить онлайн-консультацию врачей, загружать и хранить в медицинской карте документы и результаты исследований.

ООО "Т2 Мобайл" (Tele2) реализовало проект в области телемедицины совместно с Министерством здравоохранения Московской области. В этом году Tele2 подключил к единой информационной сети половину фельдшерско-акушерских пунктов Подмосковья. Сотни тысяч жителей теперь могут прийти к местному фельдшеру и дистанционно проконсультироваться у любого врача.

"Чтобы обеспечить сельские пункты стабильным Интернетом, Tele2 использовал сеть LTE-450. Она покрывает 99% Московской области и делает современные сервисы доступными в районах, где по-прежнему актуально цифровое неравенство", - сообщила пресс-секретарь Tele2 Ольга Галушина . Сервисы телемедицины на базе LTE-450 включают не только систему удаленных консультаций со специалистами самого разного профиля, но также электронный кабинет пациента и онлайн-карту.

ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн") уже работает с проектами в сфере телемедицины в рамках партнерских программ. Абоненты "Моего Билайна" могут воспользоваться предложениями от медицинских и ветеринарных онлайн-сервисов.

В ближайшее время "ВымпелКом" планирует расширить работу и представить новые digital-проекты в сфере телемедицины, построенные на базе big data, искусственного интеллекта, машинного обучения и предиктивной аналитики.

Cооснователь, гендиректор ООО "Мобильные медицинские технологии" (ММТ), руководитель сервисов "Педиатр 24/7" и "Онлайн Доктор" Денис Юдчиц обратил внимание на то, что на данном этапе рынок пользовательской телемедицины находится на стадии формирования. "Появление игроков, которые создают новые продукты, платформы, положительно сказывается на развитии отрасли, в частности повышается информированность пациентов о возможностях телемедицины", - сказал он.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын полагает, что любой из мобильных операторов может занять большую долю на любом из зарождающихся рынков.

По подсчетам Леонида Делицына, в "Медси" работает 1876 медицинских кабинетов, осуществляющих 6,2 млн приемов. Он предположил, что первыми пользователями приложения станут текущие клиенты "Медси", особенно, если "МТС удастся натренировать медсестер устанавливать пациентам мобильные приложения так же ловко, как это делают менеджеры банков". В таком случае до конца года приложением воспользуется 100-200 тыс. человек, прогнозирует аналитик "Финама". Общая выручка проекта составит 50 млн руб.

Леонид Делицын счел потенциал телемедицины огромным. Однако в силу финансовой ситуации и отсутствия инвестиций развитие получат те направления телемедицины, которые востребованы обеспеченной частью аудитории и монетизируются сразу. Сюда он отнес документооборот, запись, диетологию, уход за кожей, консультации, справки.

Старший аналитик ИК "Фридом Финанс" Богдан Зварич затруднился давать прогнозы по развитию проекта МТС и "Медси". "Дело в том, что это совершенно новый для России формат общения с врачами, и для того, чтобы он стал популярным и пользовался спросом, придется очень долго объяснять потенциальным клиентам преимущество подобного канала консультаций", - объяснил он. При этом, по его мнению, проект является интересным, и в долгосрочной перспективе телемедицина может получить широкое распространение. Совместный проект МТС и "Медси", по прогнозам Богдана Зварича, займет на нем долю около 15%.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > comnews.ru, 20 апреля 2018 > № 2575623


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 апреля 2018 > № 2575586 Николай Добрецов

Академик Николай Добрецов: «Мы должны с помощью Путина ограничить законные функции ФАНО управлением хозяйственным и имущественным комплексом РАН»

Академик Николай Добрецов занимал пост председателя Сибирского отделения РАН с 1997 года по 2008 год. Наследник Валентина Коптюга активно занимался развитием отечественной науки с 50-х годов XX века. Сегодня академик продолжает оставаться одним из самых активных сибирских ученых. НИКОЛАЙ ДОБРЕЦОВ является членом Совета старейшин, принимает участие в заседаниях президиума Сибирского отделения РАН и преподает в НГУ. В интервью «КС» академик поделился своим мнением о ситуации в Сибирской науке, взаимодействии СО РАН с федеральными властями и ЕГЭ.

— Николай Леонтьевич, сегодня бытуют разные мнения о науке в Сибири. Часть наблюдателей считает, что она в упадке и хаосе, другие говорят о больших перспективах и развитии. Каково ваше мнение?

— Можно сказать, что ситуация не такая уж плохая, и вместе с тем не такая уж хорошая. Я бы сказал, она очень пестрая. В результате всех реформ слабые стали слабее, ну а сильные не очень-то ослабли. Когда создавалось Сибирское отделение, тон задавали точные науки. И они остались на своем высоком уровне. Яркий пример — ИЯФ, который находится в числе мировых лидеров. Реализуются крупные проекты. Не отстают и институты механики, продемонстрировавшие свои впечатляющие достижения для космической и авиационной отрасли на последнем президиуме СО РАН. За многие годы, несмотря на все потери, вырос уровень биологических наук. С геологическими институтами ситуация сложнее. Главные наши институты, находящиеся в Новосибирском научном центре, в основном сохранили свои позиции. Периферические же институты геологии и географии находятся в сложном положении, некоторые и вовсе в критическом. Но вообще всем периферийным и маленьким институтам пришлось тяжело, поскольку у них нет подпитки кадров. Сегодня молодые специалисты не горят желанием ехать в отдаленные города. А собственные университеты в таких городах слабые, не говоря уж о других проблемах: и экономических, и технологических. Гуманитарные институты тоже находятся в сложном положении. Все, кроме одного — Института археологии и этнографии, который за прошедшие годы, по моему мнению, стал мировым лидером. В частности, открытие денисовского человека — это поистине важное достижение. Остальные же ослабли, как и вся гуманитарная сфера. Возможно, это объяснимо с политической и идеологической точки зрения.

— Можно ли сказать, что в стране неправильно построена система работы науки?

— Когда я был председателем СО РАН, самым лучшим периодом работы были 2000–2005 годы, когда Владимир Путин только стал президентом страны. Мы имели хороший контакт с его командой, а многие вопросы решались через Путина непосредственно, и только так. В нашем государстве всегда было так, все решает первое лицо. Остальные либо мешали, либо содействовали. Тут есть и объективные причины: такой огромной страной, с таким населением, можно управлять только с известной долей давления. Типичный пример: у нас торгуют дипломами высшего и среднего образования, можно купить какие хочешь. А в Китае за это грозит смертная казнь! В результате продажа дипломов там практически исчезла. И нам нужны такие меры, не обязательно смертную казнь, конечно, но жесткие меры необходимы. Такая у нас страна.

— Недавно был избран новый президент Академии наук. Удается ли академику Сергееву преодолеть последствия той непростой ситуации, сложившейся в Академии наук год назад?

— Я думаю, что те меры, которые сделаны за полгода, внушают определенный оптимизм. Об этом свидетельствуют приезд Путина в Академгородок, крупные научные проекты, планы развития научного центра, гораздо большее внимание к науке. Тон радио, телевидения и печатных СМИ изменился за эти полгода. Раньше о РАН вспоминали лишь в отрицательном аспекте, сейчас же в условиях жестких санкций появляется серьезная ставка на науку. От уровня образования и технологий зависит многое, в том числе и армия. А как мы знаем, если не кормишь свою армию, будешь кормить чужую. И индикатором такого развития можно считать послание президента Федеральному Собранию. Это, конечно, политический акт, но было видно, что президент гордится и доверяет конструкторам, которые работали над этими разработками. И к многим из них причастна Академия наук, в частности, ее новый президент Александр Сергеев. Он получил кредит доверия от президента и выступил с конкретными инициативами. Да, не все пока гладко, но работа идет. И в частности, одна из задач годового отчета, который уже написан, — дать рекомендации плана развития самой Академии наук. Александр Сергеев попросил Совет старейшин дать замечания к окончательному тексту, который пойдет в правительство и президенту. Я, в частности, написал 9 замечаний к проекту доклада о состоянии фундаментальных наук в стране. И это лишь один из примеров.

— Помимо смены руководства наукой, в стране сменилось руководство Сибирского отделения РАН. Как вы считаете, справляется ли на данный момент новое руководство Сибирского отделения и новый председатель СО РАН со своими задачами? Не вызывает ли вопросов уровень работы?

— Я думаю, что и команда Валентина Пармона вызывает положительные настроения. Пока это лишь настроения, о результатах говорить рано. Но важно, что у председателя СО РАН есть команда. Есть и физики, во главе с директором ИЯФа Павлом Логачевым, биологи, химики, геологи, и эта команда действует пока дружно. У Асеева команды не было. Я уже предупреждал, что такой стиль управления не соответствует традициям СО РАН, у нас всегда были сильные команды. Сложно руководить большими комплексами без команды. Не стоит бояться, что ученики станут сильнее учителя. Я, наоборот, всегда горжусь ими.

— Вы как бывший председатель СО РАН как никто другой знаете важность налаженной работы науки с представителями региональной и федеральной власти. Как оцениваете уровень такого взаимодействия сегодня?

— Федеральная власть в нашей стране на первом месте. Работа с президентом и его окружением здесь на первом месте. Важно также взаимодействие с правительством, его председателем. На моей памяти лучшим председателем правительства России был Евгений Примаков. Самая светлая личность, прекрасный ученый и смелый патриотически настроенный человек, который за 9 месяцев смог вытащить страну из финансового кризиса. Мы с Примаковым работали наиболее тесно, он приглашал меня на все заседания правительства. К слову, Александр Сергеев тоже посещает все правительственные заседания. И тут важно, чтобы президент РАН высказывал позицию всей Академии наук. И по тому, что можно видеть, он делает первые важные шаги в этом направлении.

— Получается, вопрос взаимодействия с региональной властью менее важен?

— Не совсем. Это тоже очень важный вопрос, но главным образом он касается маленьких научных центров. Новосибирский же научный центр работает не только на наш регион. Лаврентьев, например, не был членом Обкома, поскольку он считал, что работает на весь Советский Союз. Отмечу, что связь с регионом все равно нужна, но это важнее даже не для науки, а для власти. Важно, чтобы у представителей власти под рукой был человек, способный выразить профессиональное мнение. Но сейчас главная задача региональной власти — сделать Новосибирск центром притяжения кадров. А это очень важно, поскольку уровень достижений задается не начальством и не массами, а 10% наиболее грамотных людей. А уровень региона всегда очень легко увидеть, достаточно посмотреть телевизор, почитать газеты и послушать, о чем говорят в автобусе.

— А как в связи с этим оцениваете уровень Новосибирска?

— Когда-то уровень Новосибирска был выше, чем уровень Москвы, но сейчас произошел спад. Во многом потому, что СО РАН отстранили от процессов регулирования работы области, да и в целом роль науки у нас упала. Когда я был председателем СО РАН, я почти каждую неделю выступал на телевидении, меня туда тащили. А что сейчас? Хорошо, если наш председатель раз в месяц там появляется, и то эпизодически. Но потенциал у нас есть, есть вузы, предприятия, наука. Плюс у нас свободнее от тенденций, которые преобладают в западной части страны. Одна из таких тенденций — разбогатеть любой ценой. Во времена моей молодости молодые люди мечтали стать космонавтами, геологами, пограничниками. Сейчас же мечтают стать богатыми, и все. Понятно, что нищета — это унизительно, но ведь должен быть предел и стремление к высоким целям.

— Недавно президентом РАН был создан Совет старейшин, в состав которого вы вошли. Отмечается, что Совет играет немаловажную роль в работе Академии наук. Однако хотелось бы узнать о его деятельности подробнее.

— По Совету старейшин — хороший контакт есть. Председатель Совета старейшин академик Алексей Розанов был секретарем отделения биологических наук. Я знаю его со студенческих лет, и могу сказать, что он пользуется большим доверием, и часто советуется с Сергеевым. Сам же совет собирается нерегулярно. Мы собираемся отдельными группами, по отдельным вопросам. Но работа идет. Ведь важна не формальная сторона, а фактическая. А фактически появляются предложения и документы от имени Совета старейшин.

— На мартовском президиуме СО РАН разгорелась дискуссия о создании региональных представительствах РАН. Часть участников посчитали, что они создадут двоевластие с местными научными центрами, другие — что и вовсе разрушат систему науки в регионах. Какова ваша позиция по этому вопросу?

— В Сибирском отделении, как вы знаете, появились возражения против открытия представительств РАН в регионах. У нас их функцию выполняли научные центры. И мы боремся за то, чтобы центры сохранились, а не закрылись или превратились в исследовательские центры, утратив все координирующие функции. А координация очень важна! Это и объединяющий фактор институтов, и зародыши новых направлений, которые необходимы, и взаимодействие с местной властью и вузами. Эти функции сейчас исчезают. Позиция РАН такова сейчас, что новые представительства созданы лишь там, где нет региональных научных центров. Мы постараемся их восстановить. Раньше председатели научных центров входили в состав Обкома или были советниками губернаторов. У них было множество разных функций, которых сейчас нет. Инициатива ФАНО неправильна, и нужно с этим бороться.

Кроме того, отмечу, что недавно появились дополнения к плану реструктуризации Академии наук. Это план закончился в прошлом году. А в 2018 году из-под пера ФАНО появился еще 81 пункт, почти вдвое увеличив имеющийся план. Правки касаются прежде всего сельскохозяйственного сектора. Мне сложно судить о правильности такого шага, но могу сказать, что согласно этому документу, под реструктуризацию попадут и все научные центры Сибирского отделения, кроме двух: Новосибирского и Томского. С этим нельзя соглашаться! Эта инициатива не соответствует политике Академии наук и высказываниям президента страны.

— В связи с этим каково ваше мнение о полномочиях Федерального агентства научных организаций, целесообразности их работы?

— ФАНО действует так, как оно понимает. А понимает оно не всегда правильно. Там нет ни одного ученого. Там все чиновники, финансисты или вообще неизвестно кто. Есть лишь небольшая доля сведущих людей из бывшего аппарата Академии наук среди начальников управления и их замов. Сам Михаил Котюков — неглупый человек, но он финансист, который в науке не работает, и не скрывает этого. Я считаю, что мы должны с помощью Путина ограничить законные функции ФАНО управлением хозяйственным и имущественным комплексом Академии наук. И чтобы ФАНО не управляло научными и организационными вопросами. Нужно корректировать закон, надеюсь, что в скором времени так и будет. Уже сейчас президентом страны представлен новый закон, согласно которому полномочия РАН расширяются, а ФАНО сужаются. Но пока закон не принят, ФАНО торопится с такими документами, как дополнения к плану реструктуризации.

Я очень надеюсь, что после инаугурации президент России заметно поменяет правительство. Часть правительства не готова к работе в таких кризисных условиях. Не надо, конечно, бросаться в крайности и менять все. Но я считаю, что хотя бы половина служащих в правительстве страны должно быть широко грамотными людьми, имеющими большой практический опыт. Недавно поменялось руководство аппарата президента, и эффект очевиден. Вся работа идет сейчас через них. Многие инициативы РАН поддерживаются в аппарате президента. Заменен и состав Министерства образования и науки России. И тоже там появились грамотные люди. Но в целом изменения назрели, и касаться они должны не только науки в целом, но и научно-технического направления в правительстве.

— Недавно руководство РАН в лице президента Академии наук Сергеева выступило против Единого государственного экзамена, призвав отменить существующую систему. Вы согласны с этим?

— Я тоже отношусь к ЕГЭ отрицательно. Будучи преподавателем, я могу констатировать, что в результате появления ЕГЭ хороших студентов у нас не стало больше, а плохих стало вдвое больше. И это еще в одном из лучших вузов страны. Появился огромный пласт студентов, которые с трудом переходят с курса на курс. В свое время мы приходили в вузы, и на первых курсах было даже неинтересно, мы уже многое знали. Сейчас же ситуация тяжелая с математикой, физикой и особенно химией. В большинстве школ нет даже учителя химии, и как следствие — нет никаких базовых знаний. Как говорится, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Намерение было благое — сделать всем одинаковый доступ к высшему образованию. Одинаковым он не получился, ведь чем дальше от столицы, тем легче все это можно продать или купить.

— Имея широкий международный опыт и опыт работы за рубежом, можете ли вы сказать, что там система построена лучше?

— На самом деле за рубежом тоже не все так гладко. Приведу вам пример: в США недавно появились протесты против практики распределения грантов, в частности, Национального института здоровья США, который является аналогом нашего министерства здравоохранения, но с более широкими полномочиями. И они также отвечают за распределение денежных средств. Согласно независимому исследованию, крупные гранты, как и очень маленькие гранты, не имеют высокой эффективности. Интересны выводы: когда денег много, это тоже неэффективно. Притом, что американский средний грант в биологии и медицине составляет $400 тысяч на главного исследователя. А ведь есть проекты и намного крупнее, которые для нас вообще недостижимы в финансовом плане. И получается, что для каждого исследования есть своя золотая середина. Нельзя платить и слишком много, и слишком мало. А у нас, к сожалению, эти вопросы вообще не обсуждаются! Недавно создан новый фонд РНФ, который возглавил один из начальников управления аппарата президента России. Там уже выделяются достаточно крупные гранты, но тут ведь важно понимать, как они будут расходоваться и на что, и ввести независимый аудит не только для распределения фонда, но прежде всего — для оценки эффективности результатов.

Континент – Сибирь

Андрей Березкин

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 апреля 2018 > № 2575586 Николай Добрецов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 апреля 2018 > № 2575972 Татьяна Становая

Олигархи и санкции. Как давление Запада изменит отношения крупного бизнеса и власти

Татьяна Становая

Как бы дальше ни менялся санкционный список лиц и компаний, российское государство будет вынуждено разделить появляющиеся риски, минимизируя социально-экономические последствия для соответствующих отраслей и регионов. А это приведет к новому витку перераспределения собственности от тех, кто токсичен, в пользу тех, кто имеет больше инструментов для решения текущих задач, то есть в пользу близких к государству игроков, но вовсе не обязательно путинских друзей

Новые санкции США, затронувшие не только чиновников, но и крупных российских бизнесменов, включая Олега Дерипаску и Виктора Вексельберга, стали одним из самых болезненных ударов для России с самого начала санкционного противостояния. Их последствия затронут многие сферы российской действительности: бюджетную и налоговую политику, процессы распределения собственности, отношения власти и бизнеса, макроэкономические параметры, а также окажут влияние на социальное самочувствие населения. Однако помимо этих прямых последствий, введенные санкции, как, впрочем, и вся санкционная политика США, будут иметь косвенные политические последствия, которые окажут сильнейшее влияние на перегруппировку сил внутри российской элиты.

Новый олигархат

Показательно, что именно сейчас, когда российский бизнес столкнулся с санкционными рисками, в обиход и российских, и зарубежных наблюдателей вернулся термин «олигарх». Как известно, Владимир Путин начал войну с олигархами еще в первые годы своего правления: в 2000–2003 годах были установлены негласные правила игры, по которым крупный бизнес должен был стать не просто политически лояльным, но и добровольно отказаться от влияния на политически значимые для Кремля темы.

Обсуждать с властью можно было вопросы налоговой и бюджетной политики, преференции и прочие «рабочие вопросы», но категорически запрещалось поднимать такие сюжеты, как конституционная реформа, отношения России и Запада, права человека, свобода слова и прочее. Все, что имело отношение к перераспределению власти, а не собственности.

Дело ЮКОСа должно было продемонстрировать всю серьезность намерений Кремля добиваться так называемой социальной ответственности бизнеса – еще один известный термин из первого срока Путина, означающий готовность предпринимателей признать примат политических (государственных) интересов над своими собственными.

С тех пор с олигархами, то есть фигурами, которые имели возможность и волю к использованию своего финансово-экономического ресурса для влияния на политические процессы, в России было покончено. Все выходцы из 90-х годов, сформировавшие свое состояние при Борисе Ельцине, превратились в обычных предпринимателей, вынужденных сохранять дистанцию от власти.

Но процесс оказался сложнее: адаптация бизнеса 90-х к новой реальности привела к заметной дифференциации внутри предпринимательского сообщества и параллельной кристаллизации нового типа уже путинского олигархата. Сегодня в России можно с уверенностью говорить о принципиально ином качестве и составе олигархии, чем в 90-е, а американские санкции вместе с внутриполитическими трендами могут дать импульс новым процессам перераспределения собственности, в основе которых окажутся уже приоритеты государства, а не экономики.

Только бизнес

Значительная часть российского бизнеса, сформированного в 90-е годы, с наступлением эры Путина предпочла выполнить требования новой власти дословно: политикой не заниматься, вести себя тихо, но при этом не проявлять излишней «патриотичности». Когда вставал вопрос о выделении финансовых ресурсов на политически значимые проекты (например, на молодежную организацию «Наши»), деньги выдавались без дополнительных вопросов. Воспринималось это как своеобразная форма политического оброка, платы за стабильное положение и минимизацию рисков конфликта с государством. Такую стратегию избрала большая часть бизнеса, включая и весьма крупных предпринимателей, таких как Владимир Потанин, Михаил Фридман, Владимир Лисин, Вагит Алекперов и так далее.

Для путинской власти эта категория предпринимателей остается своего рода балластом 90-х годов, избавиться от которого невозможно, но и доверять им Кремль не торопился. Тут стоит подчеркнуть одну важную особенность восприятия Путиным и его, прежде всего силовым, окружением проблемы «первоначального накопления капиталов» олигархами из 90-х: приватизация считалась процессом несправедливым, а получение госсобственности горсткой бизнесменов – непоправимым следствием исключительной слабости российского государства ельцинского периода. Сам президент неоднократно выступал против пересмотра итогов приватизации, что, однако, вовсе не означает в его понимании автоматическую легитимность владения полученными активами.

Между этой категорией бизнеса и условным «коллективным Путиным» сложилось устойчивое взаимное недоверие: первые всегда опасались отъема собственности, а «коллективный Путин» – нелояльности. Бизнесмены из 90-х, генетически не связанные с текущими стратегическими интересами государства, видятся консервативному окружению Путина потенциальным союзником Запада.

Во время нарастающего санкционного давления именно эта категория оказывается самой уязвимой внутри страны. Во-первых, у этих бизнесменов нет прочных опор внутри путинского режима. Во-вторых, они располагают ресурсами и возможностями для активной коммуникации с западной аудиторией, пытаясь минимизировать для себя риски (достаточно вспомнить громкое предновогоднее интервью Михаила Фридмана). В-третьих, эта группа бизнесменов ведет себя как классический прагматичный «капиталист», цель которого – максимизация прибыли, а не подстраивание под политические нужды.

В результате получается опасное сочетание: когда есть много ресурсов, но мало политического влияния. В мирное время это было бы чревато разве что локальными последствиями, однако в военное время (а с точки зрения путинской элиты, страна находится в состоянии геополитической войны) у власти неизбежно возникает соблазн «восстановить справедливость» и мобилизовать ресурсы, которые, как ей кажется, пару десятков лет назад были распределены без учета государственных приоритетов. Это не значит, что начнется процесс пересмотра итогов приватизации, но условный режим осажденной крепости снижает барьеры на пути тех, кто «в интересах государства» может инициировать более эффективное, с их точки зрения, использование активов, оказавшихся под санкциями.

Союз капитала и власти

За последние 18 лет среди олигархов 90-х выделился особый слой предпринимателей, которые в качестве стратегии выживания избрали не только дословное следование правилам игры, но и формирование коалиций с близкими соратниками президента Путина. Тут можно назвать два ярких примера. Первый – Алексей Мордашов, который вместе с Юрием Ковальчуком и «Сургутнефтегазом» стал участником крупнейшей в России медиаимперии Национальная медиа группа. НМГ появилась в 2008 году и стала не просто влиятельным игроком во внутрироссийской информационной политике, но и примером эффективного союза капитала 90-х с путинским политическим ресурсом.

Еще один пример – Леонид Михельсон – единственный частный крупный предприниматель, уцелевший на газовом рынке России, где с приходом Путина к власти начался процесс поглощения и выдавливания «Газпромом» всех независимых производителей. «Новатэк», чья сделка по продаже блокпакета акций французской Total сорвалась в 2005 году, попытался приспособиться ко все более агрессивной среде с помощью частичной сдачи «Газпрому», получившему в 2006 году 19,9% акций независимого газового производителя. Однако гарантий сохранности не дало и это. Следующий шаг был сделан в 2009 году, когда партнером Михельсона стал товарищ Путина по кооперативу «Озеро» Геннадий Тимченко. С тех пор и отношения с иностранцами выстроились, и бизнес был выведен из-под политических рисков.

Такие бизнесмены сейчас тоже оказываются уязвимыми, но уже не из-за давления околовластных игроков, а из-за токсичности их политических партнеров. Тот же Тимченко был вынужден выйти из «Новатэка» (сохранив, правда, свою долю через Volga Group), минимизируя возможное влияние санкционного режима на работу компании.

Положение Мордашова в этом смысле, с одной стороны, лучше – Ковальчук не участвует в его металлургическом бизнесе. Но с другой стороны, сложнее – администрация Трампа выбирает мишени с учетом не только политических факторов. Главная жертва последних санкций – Олег Дерипаска – не имел крупных бизнес-партнеров из путинского окружения, но попал под удар из-за роли «Русала» на рынке алюминия в США.

Наличие политически влиятельного, приближенного к президенту партнера снижает интерес со стороны силовиков и помогает расширяться внутри страны (последний пример – покупка «Новатэком» госкомпании «Алроса»: сделку удалось провести, несмотря на сопротивление самого Игоря Сечина). Но чем сильнее будет санкционное давление, тем жестче будет проверяться на прочность союз друзей Путина с олигархами 90-х и тем уязвимее будет их бизнес-модель в глазах конкурентов и иностранных инвесторов.

Бизнес на службе

Еще одна наиболее интригующая группа российских крупных собственников – это ельцинские олигархи, ставшие путинскими бизнесменами: Олег Дерипаска, Роман Абрамович, Алишер Усманов и некоторые другие, кто сумел не только остаться частью бизнес-элиты, но и отличиться какими-то заслугами перед Кремлем. Всех их объединяет опыт совместного с Путиным урегулирования того или иного кризиса, решения каких-то общих задач.

Олег Дерипаска еще много лет назад, оказавшись в остром конфликте с США, досрочно встроился в антиамериканский тренд, гармонично совпав с настроениями в Кремле. Попытки достучаться до американской элиты (например, в вопросах получения визы) создавали проблемное поле, пересекающееся с президентским, и содействовали сближению политических и корпоративных интересов.

Свои заслуги перед Путиным имеет и Роман Абрамович. В свое время он сыграл политическую роль в деле ЮКОСа, в качестве особой политической повинности брал на себя развитие Чукотки, проявлял особый уровень патриотизма, финансируя российский футбол.

Привилегированное положение занимает и Алишер Усманов. Под его контролем находятся важные коммуникационные ресурсы внутри России (прежде всего «ВКонтакте»), отобранные когда-то у несговорчивых предпринимателей.

Эти бизнесмены имеют определенную политическую значимость персонально для президента, а значит, внутри страны они, вероятно, застрахованы от худших сценариев типа насильственного отъема собственности и тем более посадки. Однако определенная политическая значимость не равнозначна устойчивым благоприятным условиям. В психологии путинской элиты готовность предпринимателей оказывать услуги или участвовать в разрешении сложных политических проблем – разновидность государевой службы, а тут могут как помиловать, так и разжаловать.

Как Кремль будет спасать эту категорию бизнесменов, попавших под санкции, мы узнаем очень скоро на примере Олега Дерипаски. В любом случае потенциальный масштаб такой помощи весьма ограничен: чем больше будет компаний, попавших под санкции, тем сложнее будет применять его универсально, в отношении всех.

Обсуждаемые сегодня механизмы создания внутренних офшоров, освобождения от налогов, предоставления кредитов не могут применяться в масштабах всей экономики. Поэтому и появляется альтернатива – перераспределение собственности в пользу государства или хозяйствующего субъекта – условного агента государства. Политическая значимость таких бизнесменов, как Дерипаска, может гарантировать учет их базовых интересов, но вовсе не сохранность и тем более успешность бизнеса после санкций.

Олигархи по-путински

Все упомянутые бизнесмены в той или иной степени – выходцы из 90-х. Тот самый ельцинский олигархат, который при Путине превратился просто в крупных собственников, пытающихся приспособиться к новой политической реальности, сохранить и приумножить свои активы, выведя их из-под внутриполитических рисков. В этом плане пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прав, когда говорит, что в России больше нет олигархов, ведь под олигархами, как правило, понимают именно бизнесменов ельцинской эпохи.

Однако за последние 18 лет в России сформировался и новый олигархат, представленный близкими соратниками президента, которые получили в управление крупные активы, фиксирующие их особое положение внутри российской элиты. Этот тип олигархов функционирует в весьма ограниченных условиях. Как правило, они не владеют активами, а лишь управляют ими (Игорь Сечин в «Роснефти», Сергей Чемезов в «Ростехе»). А если и владеют, то их доходы все равно полностью зависят от близости к государству и госкомпаниям, от обслуживания их интересов, выполнения госзаказов (Ротенберги, Тимченко, Ковальчуки).

Смена власти означает для них угрозу потерять активы и экономические возможности. Такая зависимость также подразумевает и ограниченность политического влияния. В отличие от олигархата 90-х годов, когда крупный бизнес прямо участвовал в принятии политических решений и даже определял их (например, при переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году), нынешний окологосударственный олигархат имеет влияние лишь по ограниченному кругу вопросов и находится по отношению к власти в подчиненном положении.

Для путинских олигархов санкции могут стать даже не угрозой, а возможностью теснее прижаться к государству. Ключевой актив для этой категории не сами компании, которыми они управляют, а подключение к системе распределения благ со стороны власти. А там логика работает иначе: чем сильнее давление Запада, тем глубже может быть их интеграция в политические и государственные процессы. При этом для государства приоритетом будет оставаться не самочувствие путинских олигархов, а состояние крупных предприятий, неблагоприятное положение которых может привести к тяжелым социально-экономическим последствиям регионального или даже федерального масштаба.

Как бы дальше ни менялся санкционный список лиц и компаний, российское государство будет вынуждено разделить появляющиеся риски, минимизируя социально-экономические последствия для соответствующих отраслей и регионов. А это приведет к новому витку перераспределения собственности от тех, кто токсичен, в пользу тех, кто имеет больше инструментов для решения текущих задач, то есть в пользу близких к государству игроков, но вовсе не обязательно путинских друзей.

Не менее важным процессом, чем спасение отдельных компаний, станет для государства купирование макроэкономических рисков: нестабильность на валютных рынках, инфляция, падение уровня доходов населения и прочие системные вызовы санкционного периода.

Главная дилемма будет заключаться в том, нужно ли либерализовать экономику и дать больше свободы хозяйствующим субъектам или передать все в руки государства. Логике экономического развития будет противопоставлена логика геополитического противостояния, запросу на реформы – приоритеты безопасности и контроля. Все это создает сильный соблазн поставить президента перед отчасти искусственным выбором между экономикой и государством. И если такой выбор в итоге будет обозначен, значит, по сути, он уже сделан и логика войны победила логику развития.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 апреля 2018 > № 2575972 Татьяна Становая


Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин

«После кризисов Россия стала терять свое место в мире»

Глава РСПП: бизнес ждет новое правительство и не торопится с инвестициями

Петр Нетреба

Предприниматели ждут поддержки от государства на фоне ужесточения санкций США. Соответствующие переговоры с премьер-министром Дмитрием Медведевым начались 30 марта и продолжились 12 и 17 апреля. Бизнес настаивает на предсказуемой экономической политике и очередном моратории на изменение налоговой системы до 2024 года, рассказал в интервью «Газете.Ru» основной участник этих переговоров, глава РСПП Александр Шохин.

— Насколько сильный «запас прочности» у российского бизнеса перед внешними вызовами? Почему последние санкции США, объявленные 6 апреля, и эскалация российско-американских отношений по сирийской проблеме не нанесли глубокую травму экономике?

— Внешние вызовы сказываются на российских компаниях по-разному. Разумеется, вся российская экономика страдает из-за чрезвычайно высокой неопределенности и волатильности рынков, связанных с действиями ряда иностранных государств и, в частности, США. Так, курс рубля за последние несколько дней сначала испытал десятипроцентную девальвацию по отношению к евро и доллару США, а затем частично отыграл падение. Существенно снизились индексы ключевых российских фондовых площадок. Так, с 6 по 12 апреля 2018 года индекс РТС снизился с 1236,5 до 1125,1 пункта, максимально опустившись за указанный период до 1083,5 пункта. За аналогичный период индекс Московской биржи опустился с 2281,2 до 2210 пунктов при минимальном уровне в 2090,9 пункта.

В результате в «водоворот» попали даже те компании, в отношении которых новые ограничения не были введены, но которые были в той или иной форме связаны с соответствующими секторами экономики.

Кроме того, из-за новых санкций существенно осложнился трансферт технологий из-за рубежа. Так что я бы не стал говорить о том, что последние санкции остались не замеченными российской экономикой, по крайней мере, в краткосрочном периоде.

Впрочем, на сегодняшний день в условиях высокой зависимости бюджетных поступлений от углеводородов подпадание под санкции металлургов сказывается на пополнении российского бюджета не настолько сильно, как было бы в случае распространения аналогичных ограничений на нефтегазовый сектор. Так, министр финансов Антон Силуанов в конце 2017 года прогнозировал долю нефтегазовых доходов в бюджете России в 2018 году в 37%.

Что касается отдельных компаний, то их устойчивость перед внешними вызовами и точечными санкциями связана со значимостью в их бизнесе внешних рынков в целом и рынков государств, введших санкции, в частности. Немаловажна и зависимость бизнеса от доллара США. Для попавших под санкции компаний исполнение контрактов в долларах будет крайне затруднено, если вообще возможно. Соответственно, особенно актуальной становятся задачи выхода на новые рынки и заключение контрактов в иных иностранных валютах или в рублях.

Кроме того, последние санкции привели к дополнительному росту неопределенности ввиду разрыва между реальной стоимостью акций попавших под санкции компаний в соответствии с рыночными условиями и показателями их деятельности, с одной стороны, и фактической оценкой компаний на основе спекулятивных действий и опасений рынка, с другой. При этом последние события не слишком сильно сказались на волатильности рынков сырья и продукции, производимой бизнесом, пострадавшим от санкций.

Это говорит о том, что после некоторого успокоения рынков цена акций компаний может постепенно вырасти. Соответственно, в выигрыше могут оказаться те инвесторы, которые не поддадутся панике и приобретут ценные бумаги российских компаний.

— Стоит ли сейчас относиться к задаче, повторно поставленной президентом, по увеличению экономического роста до среднемировых 3—4% как к реалистичной? Тем более, что эта задача ставилась неоднократно и ни разу не была выполнена. А к 2018-му году мы подошли с ростом всего 1,5%, что, скорее, похоже на стагнацию …

— Действительно, президент уже не первый и даже не второй раз ставит задачу о темпах роста. Еще в 2007 году, перед кризисом 2008 - 2009 годов, стояла задача догнать и перегнать по душевому ВВП Португалию и стать пятой экономической державой в мире. Многим из этих задач уже второй десяток лет. А после двух кризисов, 2008 — 2009 годов и 2015 — 2016 годов, Россия стала терять свое место в мировой экономике и торговле.

Но дело не только в цифрах. Мне кажется, более важно то, что президент в последнем послании Федеральному собранию акцентировал внимание, прежде всего, на необходимости технологического развития.

Хроническое отставание России в технологиях, какие бы темпы роста ни были, все равно не позволяет сохранить свое место и влияние в глобальной экономике, в глобальном разделении труда, в глобальных цепочках добавленной стоимости.

Отсюда одновременно и такие добавки, если можно так выразиться, к этим макроэкономическим сюжетам: мы обязаны не только в экономике, но и в цифровизации управления, в подготовке кадров выходить на рубежи передовых стран. А для этого нужен рывок.

— Как его обеспечить?

— Еще десять лет назад можно было полагаться на углеводороды. И за счет этих ресурсов какие-то задачи можно было решать, потихонечку трансформируя экономику, снижая зависимость от экспорта нефти и сырья. Сейчас таких возможностей все меньше и меньше. Сырьевые экспортные товары, прежде всего, нефть, подешевели, и перспектив выйти на цифры, которые еще недавно казались незыблемыми, нет.

Ситуация нас подталкивает к тому, чтобы двигаться как можно быстрее. Прежде всего, это надо делать в высокотехнологичных производствах. Двигаться надо, основываясь на притоке инвестиций в основной капитал. Не случайно появилась еще одна задача — выйти на уровень инвестиций в основной капитал не ниже 25% ВВП. И здесь мы наталкиваемся на нашу традиционную проблему — уровень инвестиций у нас намного ниже уровня сбережений. То есть деньги в экономике, у населения есть, но инвестиций мало.

Поэтому необходимо создать условия для трансформации сбережений в инвестиции и на основе этого сделать рывок в экономическом росте. Эту задачу надо немного по-другому, может быть, переформулировать, чтобы было понятно, что речь не идет об установке роста в 1,5% ВВП или 3,8%. Это только внешний индикатор. По существу нужно, действительно, сделать рывок на основе более активного инвестиционного процесса.

Он, в свою очередь, возможен только на основе расширения пространства экономической предпринимательской свободы, на основе частной собственности и частной инициативы.

Если мы выстроим эту цепочку правильно, то выйдем на ту траекторию, которая нам позволит развиваться именно темпами между Германией и Китаем.

— Где можно взять деньги на инвестиционный рост: в федеральном бюджете, у корпораций или населения?

— Бюджет не должен быть основным инвестором, он должен быть соучастником процесса. Государство должно создавать нормальные условия для того, чтобы и население, и корпорации, и малый бизнес, а не только крупные компании и корпорации, инвестировали в развитие производства.

Наши исследования показывают, что бизнесу и населению не хватает уверенности в завтрашнем дне. Неясно, какая будет экономическая политика, будут ли повышаться налоги, будут ли страховые платежи оставаться страховыми или через бюджет будут приходить в виде неких пособий. Даже в чисто экономическом поле есть много развилок и вопросов, на которые пока нет ответов. Эти ответы нам обещают дать «как только — так сразу».

Вот, прошли выборы, пройдет инаугурация, будет сформировано новое правительство — и оно ответит на все эти вопросы. Коль скоро это так — можно подождать. Подождать и не торопиться с теми или иными проектами, планами развития компаний и так далее.

Многим корпорациям до сих пор непонятна не только конкретная конструкция тех или иных видов налогов, таких как, например, НДС или налог на прибыль. Разговоры о налоговом маневре подзатихли, но я думаю, что точка не поставлена. В мае эта дискуссия начнется, может быть, с новой силой. Но бизнесу до конца не понятны окончательные решения по донастройке налоговой системы, даже безотносительно к налоговым маневрам.

Возьмем неналоговые платежи. Мораторий некоторый на их повышение был объявлен. Тем не менее, креатив и федеральных, и региональных, и муниципальных органов власти, и бюджетных учреждений различного уровня таков, что можно обложить этими неналоговыми платежами бизнес так, что мало не покажется. Даже стабильность налоговой системы здесь не поможет. Не случайно, что бизнес последнее время сконцентрировал свой диалог с правительством именно на теме неналоговых обязательных платежей.

Например, те же экологические и утилизационные сборы. Мы понимаем, что экология важна. Но очень плохо, когда нет определенности в том, как соотносится экологическая компонента с фискальной. Если эти платежи будут переданы в Налоговый кодекс и будут администрировать ФНС, то это будет еще с большей очевидностью фискальным компонентом системы, нежели экологическим.

Далее, страховые взносы. Ликвидируют ли все страховые фонды, по сути дела, и будет эта система частью бюджетной? Или сохранится страховое начало в деятельности того же Фонда социального страхования? Что будет с накопительной пенсионной системой? Таких вопросов, к сожалению, очень много.

Последнее время мы часто упражняемся в разработке стратегических документов. Но окончательных ответов на многие, на первый взгляд, частные вопросы нет.

А таких частных вопросов так много, что это, вообще-то, превращается в системную проблему отсутствия предсказуемости экономической политики.

— До выборов президента многие ждали тот или иной вариант социально-экономической программы, а получили краткое поручение администрации президента разработать «национальные цели развития РФ на период до 2024 года». Как вы будете определять приоритеты?

— Это вы ждали. На самом деле, раньше середины мая 2018 года ждать этой программы не стоит. Экономическая программа действующего президента и одновременно кандидата в президенты не может быть чересчур конкретной. Слава богу, что в ней не было популистских обещаний решить те или иные вопросы, как предлагали другие его соперники по выборам.

Возьмем пример другого рода. Есть такой непредсказуемый президент Дональд Трамп. Он, действительно, импульсивный и непредсказуемый. Тем не менее, он одно из своих ключевых предвыборных обещаний реализовал, принял налоговую реформу, даже несмотря на то, что ее не так просто было провести через Конгресс. То есть даже наиболее чувствительные реформы можно быстро не только объявить, но и реализовать.

Честно говоря, мы хотели бы жить не в сослагательном наклонении. Мы не имеем права тратить время понапрасну. И так его много потеряли.

Кроме того, у нас пакет тех или иных реформ уже есть. Даже если взять наработки Центра стратегических разработок, то многие из них можно реализовывать с колес. Например, предложения по судебной реформе. Некоторые изменения в процессуальных нормах, в УПК, в КОАПе, в процессуальном кодексе Верховный Суд сейчас вносит в Госдуму. Безусловно, ничто не мешает еще дальше продвинуться на пути снижения правоохранительного давления на бизнес.

РСПП еще пару лет назад выдвинул такие предложения. Так, мы давно ставили вопрос о том, чтобы члены органов управления хозяйственных обществ применительно к уголовному преследованию рассматривались как предприниматели. Есть такая гуманная норма в законодательстве, что нельзя предпринимателей арестовывать до суда. Но в реальности предпринимателями оказывались индивидуальные предприниматели, предприниматели без регистрации юридического лица и так далее. Сейчас в Государственной Думе уже в первом чтении рассмотрен вопрос о поправках, согласно которым, председатели советов директоров и члены советов директоров, наблюдательных советов, члены правления будут приравнены к предпринимателям. Тогда их нельзя будет закрывать до суда, а придется использовать другие формы — домашний арест, залог или поручительство. Хотя понятно, что от новой формулировки до имплементации этой нормы дистанция огромного размера.

Мы также считаем, что надо больше использовать механизмы чисто фискального наказания. Если возмещается ущерб, платится штраф в бюджет, то по определенным составам преступлений надо освобождать от уголовной ответственности. Такая финансовая ответственность уже достаточно сильное наказание. Есть целый ряд других предложений, которые мы обсуждаем, в рамках созданной два года назад рабочей группы по мониторингу правоприменительной практики в отношениях бизнеса и правоохранительных органов. Если этот набор обсуждаемых и лежащих на поверхности предложений будет не только обсужден, но и доведен до поправок в законодательство, а эти поправки может внести президент, то их можно принять уже в рамках весенней сессии Думы. Это будет серьезный шаг в направлении создания большей определенности и предсказуемости деловой среды.

Безусловно, какие-то вещи нужно делать, если угодно, показательно. Я имею в виду не показательные процессы и возбуждение дел против членов списка российского Forbes. Я имею в виду показательные действия, например, по снижению доли государства в экономике. Но пока что мы видим, что доля государства в экономике все время растет. Так расчистка банковского сектора тоже привела к увеличению доли государства.

Конечно, мы видим заявления ЦБ, что все, по сути, национализированные через Фонд консолидации банковского системы банки будут продаваться. Но вопрос в том, кто их будет покупать. Иностранных инвесторов особо нет, и в ближайшее время, наверное, не будет. Стало быть, деньги нужно искать внутри. Но для этого должна быть определенность в том, что банковский бизнес будет доходным, перспективным и маржинальным. Выставить на продажу легко, а продать не так просто.

Поэтому очень важно государству определиться, что важнее, фискальная компонента от сокращения доли государства, от приватизации либо структурно-институциональная.

Мы считаем, что ожидания продать подороже привели к тому, что доля государства в экономике вдвое увеличилась. Кроме того, мы видим, что фискальный интерес реализовать очень сложно. Поэтому нужно идти через структурный интерес. Расширять поле частной инициативы и частного капитала. И за счет этого рассчитывать, что в будущем мы получим дополнительный эффект от сокращения расходов государства и бюджета на поддержку госкомпаний и в расчете на расширение налоговой базы. Такие демонстрации очень нужны как показатель того, что государство начинает двигаться в этом направлении.

— А нужна ли бизнесу реформа надзорных и карательных органов власти, например, создание аналога ФБР — структуры, совмещающей в себе функции СК, ФСБ и МВД?

— В конце 1991 года, когда развалился СССР и полномочия перешли к российскому правительству, возникла идея создать министерство государственной безопасности, слив МВД и остатки КГБ. Просуществовала эта объединенная конструкция очень недолго. Потому что сразу возникло ощущение, что это будет структура-монстр с концентрацией всей власти в одних руках.

И сейчас объединять в одном месте силовые функции достаточно опасно.

Но нужно ли держать в каждом правоохранительном органе свои следственные подразделения — это тоже вопрос. Можно говорить о необходимости большего прокурорского надзора за следствием. И, в этом смысле, считаю, что можно поддержать генерального прокурора Юрия Чайку, который недавно как раз говорил о том, что часть полномочий прокуратуре неплохо было бы вернуть, которые при реформе, связанной с созданием СКР, прокуратура потеряла.

Речь идет, прежде всего, о том, чтобы прокуратура представляла интересы государства, в том числе в судебном процессе. Когда я говорил о том, что в ряде случаев по экономическим преступлениям надо расширить перечень составов, при которых возмещение ущерба и штраф являются достаточным наказанием, здесь мы должны больше ориентироваться на оценку интересов государства. А так у нас обвинительный уклон: следователь начал, прокурор поддержал. Судье деваться некуда, лучше поддержать и тех, и других, а то, глядишь, следователь придет выяснять, почему судья такой добренький. В результате у нас нет в этой системе защиты интересов именно государства, а не конкретных ведомственных интересов. Может быть, какая-то реформа здесь в ближайшее время и имеет право на существование, но не в виде концентрации всех следственных действий в одних руках.

— Так ли остра, по-вашему, в бизнес-среде проблема наследования, как об этом говорят эксперты?

— Мы считаем, что многие элементы англосаксонского наследственного права не мешало бы инкорпорировать в российскую правовую систему. В частности, условное наследство. Когда наследство передается наследникам при условии, что они выполнят какие-то обязательства. Например, не распылять тот или иной пакет акций. Наше законодательство не позволяет это делать. В итоге богатые и не очень богатые, средние предприниматели обращаются к англосаксонскому праву, к их наследственным фондам, трастам и так далее. Не потому, что они бегут из России, а потому, что наше законодательство несовершенно. И мы поддерживали инициативы депутатов, в частности, председателя комитета по госстроительству Госдумы Павла Крашенинникова, что законодательство нужно усовершенствовать и повысить привлекательность российской юрисдикции для наследственных дел. Вот недавно один из ведущих предпринимателей заявил, что он уже готовится к тому, что придется передавать бизнес наследникам. Но он выставил условие, что распыления акций не будет. Но это условие по российскому законодательству не проходит. Значит, придется регистрировать все эти наследственные фонды или соответствующие условия «на той стороне».

Мы уже много сделали для повышения привлекательности российской юрисдикции. И решение еще и наследственного вопроса, может, не главный, но очень важный, на мой взгляд, шаг. Это не значит, что мы должны переходить с континентальной системы права на англосаксонскую. Но многие элементы англосаксонской системы вполне можем инкорпорировать в российско-континентальную, по сути дела, правовую систему.

— Как долго еще стоит продолжать обсуждать варианты изменений налоговой системы? Вы говорите о том, что до сих пор толком не известно, в каком объеме бизнес несет налоговую нагрузку: «Надо сначала все посчитать и, когда правительство предложит налоговый маневр, придерживаться этого объема, не допуская роста налогов». Почему Вы опасаетесь, что базовое предложение Минфина налогового маневра по формуле 22% на 22% все же приведет к росту налоговой нагрузки?

— Общая конструкция такова, об этом министр финансов неоднократно говорил, что любой такого рода маневр обладает фискальной нейтральностью. То есть повышения ставок не будет. Нам нужно, оценивать последствия не только макроэкономические, что доля налогов в ВВП не увеличится, а если будет увеличиваться, то только с точки зрения улучшения собираемости, как это произошло в 2017 году.

Нас сейчас больше интересует роль налогов, стимулирующая инвестиционный процесс. В этой связи надо дать ответ на многие вопросы. Например, должна ли в современной цифровизирующейся экономике снижаться цена труда? Труд у нас дефицитный ресурс. Главный ли фактор то, что экономика находится в тени и у нас высокие затраты на труд, в связи с чем многие работодатели, как считается, платят в конверте? Поэтому суммарный платеж страховых платежей в 30% — это тормоз для того, чтобы обелить экономику? А снижение до 22% — это уже стимул выходить из тени или нет? У нас же ведь сейчас суммарная ставка страховых платежей 34%. А 30% – это, вообще-то, льготная временная ставка.

Я считаю, что если мы зафиксируем 30% как постоянную ставку страховых взносов, это уже бы повысило предсказуемость этой системы.

Если же мы повысим НДС или введем налог с продаж, то это приведет к сужению спроса. У нас только-только начали расти реальные доходы населения. До этого они несколько лет только снижались. Теоретически можно перераспределить нагрузку в сторону косвенных налогов, но сейчас для этого не самое подходящее время.

Поэтому идет спор о том, можем ли мы в ближайшие годы сделать рывок на основе этого налогового маневра, либо нам что-то другое нужно. Улучшение предпринимательского климата и деловой среды может сыграть более существенную роль, чем такое перераспределение налоговой нагрузки.

Я не считаю, что наша налоговая система совсем уж неэффективная. Она по многим параметрам лучше налоговых систем, существующих в ряде других стран. Донастраивать ее, безусловно, нужно. Мы как раз и предлагаем правительству думать на эту тему. Могут быть использованы механизмы селективной, выборочной поддержки, не отраслей и регионов, а инвестиционных процессов. Например, есть специнвестконтракт. Сейчас готовится закон о развитии этого механизма. Главная идея в том, что инвестор, принесший свой миллиард рублей, получит гарантию от всех регуляторов в том, что условия реализации проекта не будут меняться весь период его окупаемости. Мы должны открыть всем, кто готов инвестировать, возможность это сделать и получить предсказуемость на разумный период. Это же ответ и на вопрос о том, как использовать инвестиционный ресурс компании.

Сейчас ликвидность есть, а предсказуемости нет.

— То есть решение по налоговой модели может быть отложено…

— Нет, я считаю, что его не надо откладывать, надо принимать решение.

— И это решение не должно нарушить действующую модель?

— Принципиально не трогая нынешнюю модель.

А решение, на самом деле, состоит в том, что какое бы решение или отсутствие решения ни имело место, нам лучше его заморозить не на год-два, а до 2024 года как минимум.

— Вам удалось добиться от правительства исчерпывающего перечня неналоговых платежей?

— Такой перечень мы в принципе, имеем. У нас есть версия бизнеса из 70 с лишним платежей обязательных платежей. И есть версия Минэкономразвития и Минфина, в которых около 50 платежей. Даже если считать, что эти 50 позиций предмет для обсуждения, то уже сейчас мы договорились о том, что мы их рассортируем. Некоторые из этих платежей носят характер государственной пошлины. Их можно смело убрать в тот раздел Налогового кодекса, который так и называется «Государственные пошлины». А некоторые платежи носят характер коммерческих услуг. В этом случае проблема, оказывается, связана не только с неналоговыми платежами, а со всей бюджетной системой.

Многие функции федеральные региональные и муниципальные органы исполнительной власти перекладывают на бюджетные учреждения, которые они создают. Чтобы получить то или иное решение федерального органа, предприниматели вынуждены идти по указанному им адресу и за деньги получать ту или иную экспертизу. Например, в одном из регионов требуется такая спецоценка условий труда, когда вы должны оценить к какой категории относятся условия труда, там высокие риски, низкие, по заболеваемости, профессиональные и т.п. Компании делают этот аудит за деньги и, казалось, получают результат. Но в регионе вводится платеж за экспертизу качества выполненных экспертиз условий труда. И опять бизнес платит.

То есть, можно придумывать многочисленные пирамидальные системы неналоговых платежей, которые никто не контролирует. И если мы переводим неналоговые платежи в закон, что-то надо делать с этими бюджетными учреждениями, которые работают на своеобразном хозрасчете. Если мы им устраняем возможность зарабатывания денег на бизнесе, то их нужно финансировать из бюджета. Но если мы их в свободный полет пускаем, они будут резвиться сколь угодно долго.

Сейчас мы договорились с правительством, что часть неналоговых платежей будут отражены в Налоговом кодексе, а часть — в отдельном законе. В этом законе самый важный пункт будет о том, что реестр платежей будет устанавливаться на федеральном уровне. Лезть в этот перечень можно только через закон. Это такой минимум, о котором мы договорились. Но многое зависит от того, что мы включим в Налоговый кодекс. Для бизнеса включение неналоговых платежей в Налоговый кодекс дает плюс в том, что это высокий уровень законодательства. А минус в том, что сейчас за неуплату этих неналоговых платежей грозить только административное наказание. Но если они попадут в Налоговый кодекс, наказание станет уголовное. Поэтому нам важно посмотреть, а являются ли эти платежи налогами, как нас убеждают некоторые наши оппоненты. Например, экологический сбор, утилизационный, «Платон», и так далее, когда их вводили, говорили о сугубо целевом характере этих взносов.

Поэтому лучше сделать первый шаг, понимая, что потребуется и второй: принять универсальный закон о неналоговых платежах и механизме их введения, пересмотра ставок, который бы поднял бы уровень принятия решений. Спор с правительством еще идет, но теперь по деталям. Сейчас мы смотрим по каждому виду платежей куда лучше их перевести: в Налоговый кодекс или в отдельный закон, или вовсе отменить. Мы считаем, что начинать надо с того, чтобы часть их отменить. Потому что они явно являются результатом креатива органов власти и тех бюджетных учреждений, которых расплодилось чересчур много.

-Какой реформы институтов социальной поддержки вы ждете? Надо ли объединять ПФР, ФОМС и ФСС «физически» или достаточно оцифровать их данные в единую базу?

— Мы 15 с лишним лет выстраивали систему страховых платежей, и не случайно все эти фонды называются страховыми. Если их сейчас все погрузить в бюджет и сделать просто «мешками», через которые проходят платежи, с администрированием через ФНС, наверное, можно что-то сэкономить. На численности, на зданиях и сооружениях. Но я бы не торопился их объединять в одно ведомство. Системы по-разному функционируют. Например, ФОМС страховым принципам особо не следует. В ряде случаев мы видим, что регионы, уплачивая взносы за неработающее население, несут нагрузку в меньшем объеме, чем работодатели, платящие за своих работников. А стандарты обязательного медицинского страхования равнозначны — что для работающих, что для неработающих.

Но что касается Фонда социального страхования, то он на 95%, если не больше, страховой фонд. Там не страховых платежей всего два: единовременное пособие при рождении ребенка и пособие женщинам, ставшим на ранний учет при небольших сроках беременности. Если эти два платежа отдать в бюджет, все остальное — страховое.

Конечно, многие вещи можно реформировать.

Но лучше, если принципы совершенствования страховой системы будут обсуждаться с социальными партнерами — работодателями и профсоюзами, как это делается, например, в Германии. Государство не вмешивается в эту систему, оно создает только базовые условия, и даже тарифы не обсуждаются.

Мы считаем, что вполне можем выйти на такой же механизм. Изъять Фонд социального страхования из государственной системы и сделать его публично-правовой компанией, с особым регулированием, со своим фондом и самостоятельным определением тарифов. Это все могут делать социальные партнеры. Это и предмет коллективных договоров, и отраслевых тарифных соглашений, генерального соглашения социальных партнеров. Государству туда лезть, в принципе, незачем.

Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин


Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575593 Владимир Лисин

Стальное упорство: как Владимир Лисин преодолел путь к вершине списка Forbes

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Самый богатый бизнесмен России Владимир Лисин упрямо и решительно берется за любое дело, что бы это ни было — строительство домны или продвижение нужного закона

Миллиардер Владимир Лисин F 1 избегает публичности и слывет среди знакомых «тихим олигархом», человеком low profile. «Как можно меньше наружу» — основной принцип бизнесмена, по словам его близкого друга. «Это может не нравиться. Но смотрите: счет на табло. Это приносит свои плоды», — говорит он. Результат действительно отличный. За 2017 год состояние владельца Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) и транспортного холдинга UCL Holding увеличилось на $3 млрд, до $19,1 млрд, и он в третий раз возглавил список Forbes (Лисин покорял вершину в 2010 и 2011 годах).

Сам Лисин не жалует рейтинги, а обращение «олигарх» называет «погонялом». Завсегдатай списка Forbes не считает себя «особо умным и одаренным», а свои успехи связывает с умением концентрироваться. Из-за дотошности, которая стала притчей во языцех и страшным сном для подчиненных, Лисин прослыл занудой. Он берется за любое дело с упорством, граничащим с фанатизмом.

Бесстрашие

В 1995 году Лисин оказался на волосок от смерти. Он вместе со своим подчиненным, а теперь миллиардером Олегом Дерипаской F 19 ехал на автомобиле, и в засаде их поджидали гранатометчики. В самый последний момент заказавший покушение бизнесмен, известный в определенных кругах как Татарин, дал киллерам отбой, рассказывал Forbes бизнесмен Дмитрий Босов F 108. «Элемент везения в моей жизни всегда был», — признавал в одном из интервью Лисин. В 1990-х он курировал несколько крупных металлургических заводов (в их числе НЛМК) в интересах легендарных братьев Михаила и Льва Черных и оказался в эпицентре «алюминиевых войн». Переход предприятий под контроль принадлежащей Черным Trans World Group (TWG) часто сопровождался убийствами, а самих Черных связывали с лидером измайловской ОПГ Антоном Малевским.

Общаясь с Черными, Лисин сильно рисковал, считает его бизнес-партнер из 1990-х: «Он сидел на общих встречах как кролик перед удавом. Я бы никогда не пережил то, что пережил Володя Лисин». Ставки были высоки. Каждую неделю кого-то убивали, вспоминал сам Лисин, уставший от допросов в прокуратуре. В самый разгар войн у него сгорела дача, после чего он срочно отправил детей в Израиль.

Впрочем, потери будущего миллиардера окупились с лихвой. В середине 1990-х Черные разругались друг с другом, и Лисин, положивший глаз на НЛМК, удачно воспользовался ссорой. В 1997 году он разорвал отношения с TWG и перевел экспорт НЛМК на свою ирландскую Worslade.

Это был решительный поступок, вспоминает друг Лисина, ведь на кону была его жизнь, ни много ни мало. По словам собеседника Forbes, после демарша за голову бунтаря якобы была назначена награда. Лисин сумел мирно договориться с Черными, однако братья преподнесли ему неприятный сюрприз, продав свои 34% НЛМК Владимиру Потанину F 6. Так у Лисина, который к началу 2000-х контролировал комбинат, появился новый оппонент. Потанин быстро вступил в игру, он заблокировал допэмиссию НЛМК и саботировал продажу непрофильных активов.

«Потанин считал, что держит Лисина за бороду», — иронизирует собеседник Forbes. «Ты станешь успешным бизнесменом, как только решишь проблему миноритарных акционеров» — так Потанин обрисовал Лисину перспективу их отношений. И Лисин тут же прагматично нанес бывшему первому вице-премьеру страны ответный удар, начав скупку акций его «Норильского никеля».

«Лисин как бульдог, если вцепится, то не отпустит», — рассказывает его знакомый. В итоге оппоненты пошли на мировую и обменялись пакетами. Так третье по величине сталелитейное предприятие страны перешло под полный контроль Лисина.

Бережливость

На подъезде к замку Аберухиль в шотландском захолустье можно заметить необычный дорожный знак. Как принято в Великобритании, белыми буквами на зеленом фоне выведено с полдесятка географических названий. Странность в том, что до ближайшего из пунктов — некой «Лисьей норы» — 2519 км. Остальные локации (Иваново, Новокузнецк, Темиртау, Москва) еще дальше.

С конца 2005 года замком владеет Владимир Лисин. Перечисленные на знаке города — этапы его жизненного пути, а «Лисья нора» — построенный им загородный комплекс и нынешняя резиденция миллиардера. О покупке замка стало известно через несколько дней после IPO НЛМК в Лондоне, где Лисин продал 7% акций комбината за $600 млн. Старинный замок XVI века обошелся Лисину в £6,8 млн, писала газета The Scotsman, это довольно дешево по сравнению с более популярными землями на юго-востоке Англии. «Совершенно не люкс: комнатки маленькие, угнетающая старина», — рассказывает один из гостей замка.

Других обычных для многих миллиардеров атрибутов красивой жизни (яхты, самолеты, виллы у моря) у Лисина, по словам его знакомых, нет. Да и шотландское поместье Лисин покупал не ради замка, а из-за лесных угодий — он любит охоту. Причем исключительно на птицу, крупных животных он якобы жалеет.

Один из гостей шотландского замка вспоминает, что как-то после охоты оставил прислуге чаевые. Когда Лисин узнал об этом, то полтора часа объяснял гостю, что тот поступил неправильно и необдуманно: «Зачем ты мне людей портишь? У тебя не должно быть дополнительных расходов — все включено». Лисин очень прижимист и всегда торгуется до последнего, рассказывают его бизнес-партнеры. Одна из его любимых поговорок — «Милостыня в руках дающего должна вспотеть».

В начале 2000-х Лисин предлагал руководителям крупнейшего тогда российского инвестиционного банка «Ренессанс Капитал» Стивену Дженнингсу и Юрию Сагиряну приобрести бизнес-джет в складчину. А свое 50-летие камерно отпраздновал в «Лисьей норе», пригласив ветеранов французской электроники группу Space. И только на вечеринке инвестфорума «Сочи-2007» Лисин позволил себе лишнего, выкурив четыре большие кубинские сигары.

Но при этом Лисин всегда платит по счетам, отмечают его контрагенты. Собеседники Forbes называют его «очень порядочным, насколько это вообще возможно в российском бизнесе». Еще Лисин терпеть не может, если его хотят обвести вокруг пальца — «развести», рассказывает его знакомый. Один пример. После покупки в 2007 году холдинга «Макси-групп» металлург заподозрил прежних собственников во главе с Николаем Максимовым в выводе средств. И они столкнулись с миллиардными исками от НЛМК и уголовным преследованием. Тяжбы длятся до сих пор.

Политика

В конце августа 2001 года народная артистка СССР Людмила Зыкина разрыдалась во время интервью липецкому ТВ. Впервые за 55-летнюю карьеру она столкнулась с отменой своих концертов. Турне Зыкиной по Липецкой области организовал НЛМК, и местные власти опасались, что перед предстоящими губернаторскими выборами певица будет агитировать за Владимира Лисина.

Опасения были не беспочвенны. Весь регион в то время был увешан баннерами комбината, который обеспечивал 60% поступлений в региональный бюджет, а его владелец то вручал железнодорожникам денежные премии, облачившись в форменную голубую безрукавку, то дарил сельским администрациям сотни тракторов.

Сам Лисин напрямую о губернаторских амбициях не заявлял, но активно критиковал местную власть: «У команды губернатора нет ни идей, ни идеологии». В преддверии выборов в местных СМИ началась война компроматов. Апогеем стали слезы Зыкиной, вспоминает бывший депутат липецкого облсовета, тогда конфликт вылился в федеральные СМИ. Накал противостояния был так высок, что Кремлю пришлось вмешаться.

И при посредничестве полпреда президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко Лисин помирился с губернатором Липецкой области Олегом Королевым и не стал участвовать в выборах. Возможно, в качестве компенсации мэром Липецка стал выходец из НЛМК Михаил Гулевский.

Лисин по четыре-пять часов ездил по городу вместе с Гулевским. Металлург горел идеей обустроить Липецк, вспоминает бывший депутат липецкого облсовета. Особенно Лисина увлекало дорожное строительство, он добился от поставщиков четырехлетней гарантии на работы. «Если на заводе хорошие дороги, то почему в Липецке они должны быть плохими?» — вопрошал Лисин.

В 2004 году клан НЛМК снова вступил в противостояние с Королевым. И поле боя осталось за Лисиным — местную партячейку «Единой России» возглавил Гулевский, он же был переизбран мэром, а Данковский район, где расположен один из заводов НЛМК, возглавил бывший заместитель гендиректора комбината.

К началу 2010-х позиции НЛМК пошатнулись. Лобби комбината в областном и городском советах сократилось, а близкие к Лисину кандидаты в мэры Липецка и Ельца не были допущены до выборов. И после того как в 2014 году Королев получил на выборах губернатора более 80% голосов, Лисин практически пропал из липецкой политики, говорит профессор НИУ ВШЭ Александр Скиперских. Он связывает это с заданной Кремлем тенденцией на выдавливание бизнеса из политики.

Лоббизм

В начале февраля 2018-го миллиардер Владимир Лисин прославился на всю страну. В пяти минутах от Кремля, в отеле «Ритц», под хохот российской элиты, включая Владимира Путина, металлург рассказал неприличный анекдот про пьющего кузнеца.

Этим анекдотом Лисин намекнул на проблемы в отношениях государства и бизнесменов из транспортной отрасли. Президент его услышал, и вопросом уже занимается Минтранс, рассказывает знакомый с ситуацией источник. Лисин использует любую возможность, чтобы донести свою позицию, отмечает президент РСПП, неформального клуба миллиардеров, Александр Шохин. По его оценке, металлург — один из самых активных членов организации.

Лисин начал заниматься лоббизмом в начале 2000-х. Тогда он предложил владельцу «Северстали» Алексею Мордашову F 2, главе «Магнитки» Виктору Рашникову F 14 и еще нескольким металлургам объединиться в организацию «Русская сталь». «Государство не очень хотело слушать металлургов по одному», — объясняет один из них. Союзники тут же развили бурную деятельность и завалили премьера Михаила Касьянова, его заместителя Алексея Кудрина и министра экономического развития Германа Грефа просьбами о поддержке. В результате весной 2002 года правительство отменило экспортные пошлины на сталь, хотя бюджет потерял на этом $120 млн.

Начиная с 2010 года Лисин серьезно сконцентрировался на GR, рассказывает его знакомый. Апогеем лоббистской деятельности Лисина стало совещание Владимира Путина с участниками «Русской стали» в 2012 году, на котором владелец НЛМК был основным докладчиком. Президент остался доволен: «Очень интересно вы рассказываете все. Главное, конкретно». По итогам совещания Путин поручил ввести для промышленников налоговые льготы, пересмотреть тарифы РЖД и ограничить проверки Ростехнадзора.

Лисин, как рассказывают его знакомые, защищал интересы не только металлургов. Именно он добился принятия в 2011 году закона, освобождавшего судовладельцев от пяти видов налогов. Вместе с министром финансов Антоном Силуановым обсуждал закон о деофшоризации, а с председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым — реформу третейских судов, рассказывает Шохин. Все вопросы касались Лисина напрямую: в его транспортный холдинг входят судоходные компании, НЛМК он владеет через кипрский офшор, а из-за решения третейского суда НЛМК чуть не потерял 9,5 млрд рублей.

Лисин никогда не защищает только свои интересы, а просит для отрасли, говорит его коллега по РСПП миллиардер Роман Троценко F 60. По его словам, у Лисина есть прямой выход на многих членов правительства и администрации президента. С Лисиным трудно спорить, признает Шохин: «Жесткий человек и от своей линии не отходит». Кроме того, Лисин въедливо вникает во все вопросы и порой бывает «избыточно дотошным». Иногда, находясь за границей и забыв про разницу во времени, Лисин может позвонить среди ночи и начать излагать свои идеи, рассказывает президент РСПП.

Впрочем, для успешного взаимодействия с властью вряд ли достаточно одной дотошности. Лисин всегда занимал прогосударственную позицию, даже если это приносило ему краткосрочные убытки, считает Троценко. Лисин, например, согласился с запретом на эксплуатацию старых вагонов, который сильно ударил по его транспортному холдингу. Или пять лет заседал в совете директоров Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), что было для него «общественной нагрузкой», считает Троценко, в 2009–2012 годах руководивший ОСК.

В 2008 году Лисина пригласил в ОСК вице-премьер Игорь Сечин, возглавлявший совет директоров госкорпорации. И в 2011 году Сечин уступил Лисину председательское кресло. «Лисин зарекомендовал себя как человек, который хорошо разбирается в отрасли. И вообще он неравнодушен к тому, что происходит в России», — говорит Троценко.

К тому времени Сечин мог не раз убедиться в надежности Лисина. Они познакомились в начале 2000-х, когда Лисин согласовывал в правительстве выкуп доли Потанина в НЛМК, рассказывает источник, близкий к сделке. Летом 2006 года Лисин вместе с другими бизнесменами из списка Forbes купил на IPO акции «Роснефти», Сечин возглавлял тогда совет директоров госкомпании. У Лисина и «Роснефти» есть и совместный проект на шельфе Черного моря. «Чисто деловые отношения, никаких подоплек», — уверяет источник, близкий к Лисину.

Огород

«Опускай голову, копай свой огород — и результат будет», — рекомендовал Лисин читателям корпоративного журнала НЛМК. Этот нехитрый совет миллиардер повторял неоднократно. Ключевое слово здесь «свой», считает бывший подчиненный Лисина, ведь миллиардер и сам старается заниматься тем, в чем хорошо разбирается.

«Огородом» Лисина по праву можно считать липецкие домны. В 1996 году с 17-летним опытом в металлургии он вошел в совет директоров НЛМК и до 2004 года практически жил на комбинате. Затем Лисин перебрался в Москву, но продолжал лично контролировать все основные проекты, рассказывает его бывший подчиненный: «На стратегическом комитете обсуждал и принимал, зачастую лез в чертежи». После полноценного запуска в 2012 году любимого проекта Лисина — уникальной доменной печи «Россиянка» — он решил ограничить крупные траты и превратил комбинат в денежный печатный станок. С тех пор на дивидендах Лисин заработал $2,8 млрд.

После 2012 года Лисин стал отдаляться от управления комбинатом, рассказывает его знакомый. К тому времени миллиардер много лет взращивал другой свой «огород» — стрелковый спорт. Стрельбой олигарх увлекается с детства. Юный Лисин был замкнут и немногословен, но в старших классах его как подменили, вспоминает одноклассница миллиардера, он стал «ершистым и хулиганистым», а занятия стрельбой добавили уверенности. В институте Лисин был капитаном студенческой сборной по пулевой стрельбе.

Поэтому предложение возглавить Стрелковый союз России в 2002 году Лисин воспринял с энтузиазмом. Администрация президента активно искала инвесторов в спорт, вспоминает олимпийский чемпион по стрельбе Михаил Неструев, поскольку нужно было готовиться к Олимпийским играм в Афинах, а денег не было. Лисин фактически взял сборную на содержание. Кроме того, миллиардер запустил на НЛМК линию по выпуску мишеней, купил тульский завод по производству патронов, а в «Лисьей норе» открыл крупнейший в Европе пулевой тир. «Стрелковый спорт погибал, а с приходом Лисина расцвел», — рассказывает еще один олимпийский чемпион по стрельбе Артем Хаджибеков.

Из Афин в 2004-м российская сборная привезла 10 медалей, из них три золотые. Лисин сказал, что после Олимпиады он получил моральное право высказать свои взгляды на развитие спорта в стране. Он так загорелся, что когда летел в самолете, то читал книги о тренировках стрельбы. И за Стрелковый союз, где Лисина прозвали начальником, он взялся очень ретиво. Провозгласив курс на обновление сборной, ввел новую систему по отбору спортсменов. По словам Неструева, Лисин полностью переключил управление союзом на себя и не терпел чужого мнения. Он был настолько увлечен процессом, что фактически подменял главного тренера сборной. Результат пока не виден. После Афин российская сборная ни разу не взяла золото.

Спорт открыл новые горизонты перед Лисиным. С 2009 года он возглавляет Европейскую стрелковую организацию, а в 2014 стал вице-президентом Международной федерации спортивной стрельбы. Как человек последовательный, Лисин метит в президенты федерации, а это сулит членство в Международном олимпийском комитете, рассуждает Неструев: «Это открывает другие возможности для делового общения».

Практически в любой стране спорт — часть национальной политики, поэтому встречи с членами МОК проходят на высшем уровне. «Это для меня своего рода отдушина, потому что должна быть какая-то альтернативная занятость», — как-то говорил сам Лисин.

Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575593 Владимир Лисин


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575592 Алексей Хохлов

Эффект бумеранга: как контрсанкции могут подорвать атомную энергетику России

Алексей Хохлов

Директор по организационному развитию Московской Школы Управления «Сколково», руководитель направления «Электроэнергетика» Энергетического центра

Из-за ответных мер на санкции США Госдума готовит свой пакет запретительных мер. Под угрозой контракты с более чем 30 энергетическими компаниями в 16 странах мира. США входят в число ключевых клиентов, их потеря станет губительной для всей российской атомной индустрии

Депутаты Госдумы предложили прекратить либо на время приостановить международное сотрудничество России и российских юридических лиц США в атомной отрасли. Эта инициатива входит в так называемый пакет контрсанкций, появившихся в виде законопроекта 13 апреля. В связи с этим закономерно возникает вопрос о состоянии сотрудничества России и США в атомной энергетике и последствиях, к которым могут привести новые ограничения.

Прямо сейчас атомная индустрия США переживает не лучшие времена. Ядерный сектор до сих пор ощущает отголоски двух крупных аварий 1979 и 1986 года. Первая произошла на американской АЭС Три-Майл-Айленд: после этого в США не выдали ни одной лицензии на строительство АЭС до 2012 года. Вторая крупная авария произошла на Чернобыльской АЭС в СССР. Преодолеть негативную волну этих катастроф удалось только в начале XXI века, когда в мире начался новый подъем и разворачивание планов по строительству атомных электростанций.

Эксперты заговорили об «атомном ренессансе», но в этот раз основным вызовом стала не столько ядерная безопасность, сколько способность поставщиков атомной технологии осуществлять сложные, длительные и дорогие проекты по сооружению новых АЭС в срок и в рамках бюджета. С этим вызовом справиться не удалось: против ядерной энергетики играли повышение требований к безопасности (а значит, неминуемое удорожание проектов в сфере мирного атома) и конкурентное давление со стороны других источников электроэнергии (дешевый газ и возобновляемые источники).

Сложности ядерной отрасли прекрасно иллюстрируют примеры двух крупных игроков. Американская Westinghouse находится в процессе реструктуризации: в марте 2017 года компания запустила процедуру банкротства, весной 2018 года ее купила канадская Brookfield. Сооружение блоков AP100 в Китае силами Westinghouse идет с более чем трехлетней задержкой. Бизнес французской Areva также подвергся реструктуризации из-за проблем с сооружением АЭС «Олкилуото» в Финляндии. Отставание от плановых сроков ввода блока составило десять лет, а стоимость проекта увеличилась почти в два раза — с €3,2 до €5,5 млрд. В итоге Areva согласилась выплатить более $500 млн финскому заказчику TVO в качестве штрафа.

Казалось бы, проблемы конкурентов — хорошая новость для «Росатома». Однако специфика атомной отрасли всегда состояла в том, что узкий круг стран — поставщиков ядерных технологий не только конкурировал между собой, но и способствовал развитию мирового рынка. США, Франция, Россия, Япония, Южная Корея, Канада и Китай сотрудничают друг с другом в области совершенствования технологий, усиления ядерной безопасности и развития ядерной инфраструктуры в странах-новичках. В связи с аварией на японской АЭС «Фукусима» и глобальной сменой приоритетов энергетической политики в сторону возобновляемых источников энергии (ветра, солнца, гейзеров и т. п.) многие из упомянутых выше стран заявляли о снижении роли атомной энергетики в собственных энергетических планах.

В 2015 году правительство Франции решило сократить долю электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, с нынешних 75% до 50% к 2025 году. И хотя президент Макрон заявил о пересмотре данного решения в этом году с возможным продлением сроков его реализации, страна с самой высокой долей атомной энергетики в мире продолжает активно обсуждать различные сценарии сокращения этой доли в своем энергобалансе. Министр энергетики Южной Кореи в декабре 2017 года заявил, что страна планирует к 2031 году расширять долю газа и возобновляемых источников, сократив зависимость от атомной и угольной индустрии. В частности, корейцы планируют сократить количество новых АЭС с восьми до двух и начать вывод из эксплуатации одной из наиболее старых станций в стране.

Перспективные направления под угрозой

После избрания президента Трампа федеральное правительство США пытается поддержать атомную промышленность как внутри страны, так и в ее экспортных контрактах (Индия, Саудовская Аравия и др.) В самой стране находится самое большое число действующих реакторов в мире —99 штук, которые произвели в 2017 году 20% всей электрической энергии, по данным МАГАТЭ. Причем несмотря на процедуру банкротства, компания Westinghouse продолжает вести бизнес в сфере поставок ядерного топлива не только на рынок реакторов западной технологии (PWR), но и пытается выйти в сегмент реакторов российского дизайна (ВВЭР). И хотя конструктивные особенности топлива для PWR и ВВЭР отличаются (форма и другие характеристики), Westinghouse продолжает развивать свою активность на Украине — а это вторая страна после России по количеству эксплуатируемых реакторов российского типа. На Украине работают 13 из 75 таких реакторов.

За последние годы Украина реализует политику диверсификации источников поставки ядерного топлива, и доля «Росатома» стала снижаться. Ранее российская госкорпорация была единственным поставщиком Киева. В 2016 году объем закупок ядерного топлива Украиной составил чуть менее $505 млн, на долю России пришлось около 70%. В декабре 2017 года министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик заявил о способности Украины в случае необходимости полностью отказаться от российского ядерного топлива. Американцы выигрывают конкуренцию с «Росатомом» и на других традиционных для России рынках. Например, в 2016 году чешская энергокомпания ČEZ заключила контракт с Westinghouse на поставку шести опытных тепловыделяющих сборок для использования на АЭС «Темелин» с реакторами ВВЭР-1000.

Конкурентные выпады не оставались без ответа «Росатома» — его дочерняя организация АО «ТВЭЛ» со своей стороны последовательно продвигает проект «ТВС-Квадрат» по изготовлению ядерного топлива для реакторов западного дизайна. В частности, в 2016 году российская сторона подписала соглашение о формировании стратегического альянса с американской компанией Global Nuclear Fuel-Americas (GNFA), целью которого стала организация совместной работы по лицензированию, маркетингу и производству топлива для операторов реакторов PWR в США. В Западной Европе в 2016 году «ТВЭЛ» заключил контракт с компанией VNF на коммерческие поставки «ТВС-Квадрат» на АЭС «Рингхальс» после 2020 года. В том же году также подписан первый контракт с одним из американских операторов АЭС на опытно-промышленную эксплуатацию «ТВС-Квадрат» в США. Получается, что обсуждаемые в российском парламенте санкции поставят под вопрос реализацию проекта «ТВС-Квадрат» на одном из самых интересных по емкости рынков.

«Росатом» на американском рынке

Помимо перспективных проектов «Росатом» имеет многолетнюю историю присутствия на американском рынке через АО «Техснабэкспорт», занимающееся обогащением урана. Если сами топливные сборки имеют конструктивные различия для реакторов разного типа, то их начинка, так называемый обогащенный урановый продукт, гораздо более универсальна. Являясь лидером рынка услуг по обогащению урана («Росатом» обеспечивает 36% мирового рынка), Россия имеет значительный объем заказов, закрепленных долгосрочными контрактами По информации «Росатома», АО «Техснабэкспорт» имеет контракты с более чем 30 энергокомпаниями в 16 странах мира. Среди клиентов есть и представители США: в 2017 году исполнилось 30 лет с момента первой советской поставки урановой продукции в Соединенные Штаты.

По состоянию на май прошлого года экспортный портфель «Техснабэкспорта» включал 25 контрактов с 19 американскими компаниями общей стоимостью около $6,5 млрд с горизонтом поставок до 2028 года. В активе компании есть масштабный проект «Мегатонны в мегаватты»: в рамках российско-американского межправительственного соглашения с 1994 по 2013 год в США было выработано семь триллионов киловатт-часов электроэнергии на АЭС с использованием высокообогащенного урана, извлеченного из российского ядерного оружия. Для «Росатома» разрыв коммерческих контрактов будет означать удар по репутации надежного поставщика не только для США, но и по всему миру: под риском будут находиться и остальные заказчики.

Госкорпорации «Росатом» принадлежит канадская уранодобывающая компания Uranium One, у которой есть добычные предприятия в американском штате Вайоминг. Эта компания добывает 4800 тонн природного урана в год и поставляет его энергокомпаниям в страны Европы, Северной Америки и Азии. Добыча на американских рудниках составляет очень маленькую часть от общего производства компании — с 2014 года объемы значительно сократили из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры. Другие направления взаимодействия между Россией и США, включая поставку радиоактивных изотопов и научное сотрудничество, не отличались высокой интенсивностью.

Основной вывод, вытекающий из этой картины, — любые санкции и ограничения в атомной отрасли негативно повлияют на бизнес «Росатома». А это один из немногих успешных примеров глобальной экспансии российской высокотехнологической компании. Десятилетний портфель зарубежных заказов госкорпорации на конец 2017 года превышал $130 млрд — впечатляющее достижение на рынке, переживающем не самые лучшие времена.

В 2016 году представители «Росатома» уже делали заявления, опровергающие возможность ограничений в поставках урановой продукции американским компаниям. Остается надежда, что даже если российский парламент поддержит и примет ответные санкции, «международное сотрудничество» будет трактоваться узко и не станет включать в себя реализацию коммерческих контрактов. В противном случае мы рискуем наказать самих себя и поставить под вопрос и репутацию «Росатома» как надежного поставщика, и многолетние усилия компании по расширению своего присутствия на американском и мировом рынке.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575592 Алексей Хохлов


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574630

Комитет РВК создает стандарты в цифровых отраслях

Анна Устинова

Росстандарт наделил Технический комитет 194 "Кибер-физические системы", созданный на базе Российской венчурной компании (РВК), полномочиями по разработке национальных стандартов в области искусственного интеллекта (AI, ИИ) и умной энергетики. Эти два направления расширили сферу деятельности комитета, которая уже распространяется на стандартизацию технологий в сфере умных городов, больших данных и умного производства. Кроме того, РВК представила проект первого национального стандарта для интернета вещей.

Организованный на базе РВК Технический комитет 194 "Кибер-физические системы" работает над созданием национальных стандартов по двум новым направлениям - искусственный интеллект и умная энергетика. Председатель Технического комитета "Кибер-физические системы" Никита Уткин рассказал корреспонденту ComNews, что объединение планирует инициировать первые стандарты по данным направлениям уже в этом году. Соответственно, утверждение стандартов запланировано на 2019-2020 гг.

Никита Уткин сообщил, что Технический комитет поможет рыночным организациям определить потребности в нормативно-техническом регулировании. Организация рассчитывает сотрудничать с рыночными ассоциациями и союзами, которые верифицируют формируемые инициативы в Техническом комитете, и с консорциумами (в том числе центрами компетенций НТИ). Кроме того, в работе могут участвовать отдельные участники цифровой экономики, которые заинтересованы в уменьшении затрат на развитие и упрощении масштабирования своих продуктов и сервисов.

Как пояснили в РВК, стандартизация в области ИИ затронет новые технологии в таких сферах, как общественная безопасность (распознавание образов, речи, прогноза поведения), медицина (телемедицина и превентивная медицина, определение предрасположенности к заболеваниям на ранних стадиях, система поддержки принятия решений врачом), общественные пространства (система управления и автоматизации, система уровня "умный дом"). Кроме того, новые стандарты будут стимулом для развития интеллектуальных систем в сфере сельского хозяйства, транспорта и логистики.

"Наличие стандартов в области искусственного интеллекта - залог ответственного и гармоничного развития технологической сферы, обеспечивающей страховку от критических ошибок развития. Кроме того, те или иные элементы AI сейчас можно встретить почти во всех сопряженных технологических сферах - соответственно, растет и важность создания технической регуляторики, которая обеспечит эффективность внедрения и соблюдения различных аспектов безопасности", - сказал Никита Уткин.

Что касается стандартов в области умной энергетики, то они заложат основы для создания новых технологических решений и применения эффективных бизнес-моделей в энергетической отрасли. Они позволят повысить качество обслуживания и мониторинга работы электросетей, а также оптимизировать затраты на их эксплуатацию. Никита Уткин добавил, что новые технические подходы к развитию этой отрасли могут радикально изменить характер рынка и ведения бизнеса на нем.

"Появление национальных стандартов по направлениям искусственного интеллекта и умной энергетики позволит снять нормативные барьеры для разработки новых продуктов и создать условия для технологического рывка в соответствующих сферах", - объяснил инициативу генеральный директор РВК Александр Повалко.

Комментируя данное событие, председатель совета директоров Консорциума 3i Technologies (объединяет российских разработчиков технологий, продуктов и сервисов для интеллектуальной обработки больших массивов разнородных данных) Алексей Любимов заметил, что пока нет стандартов в области ИИ. Он напомнил, что в декабре прошлого года Международная организация по стандартизации (ИСО, ISO) только приступила к формированию структуры, которая займется созданием международных стандартов в этой области. Алексей Любимов предупредил, что процесс выработки международных стандартов крайне медленный и займет не один год. Поэтому, добавил он, у России есть шансы, выработав свой стандарт, сделать его международным.

Представитель компании 3i Technologies обратил внимание на рост спроса на системы и комплексы, созданные с использованием ИИ. Причем спектр применения таких систем расширился. "ИИ можно встретить как в простейших чат-ботах, созданных для обработки вызовов в контакт-центрах для умных решений, так и в сложных комплексах, управляющих транспортной инфраструктурой или энергоснабжением мегаполисов. При этом используются как проприетарные решения, так и ПО с открытым кодом", - сказал он. По мнению Алексея Любимова, выработка стандартов позволит систематизировать все знания и подходы и гарантирует необходимый уровень надежности систем.

Работа над созданием стандартов по другим направлениям также ведется активно. Напомним, что два дня назад РВК представила проект первого национального стандарта для Интернета вещей. Документ создавался при участии Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), Ассоциации участников рынка Интернета вещей (АИВ) и ООО "Телематические решения".

Как рассказали в РВК, в основе разработанного стандарта лежит российская технология, гармонизированная с международными аналогами. Она позволяет создавать беспроводные сети обмена данными между модемами и базовыми станциями.

В РВК уточнили, что стандарт входит в линейку протоколов LPWAN, которые регулируют передачу небольших по объему данных на дальние расстояния. Объектом стандартизации будут требования к протоколу обмена для Интернета вещей в узкополосном спектре (NB-Fi). Отмечается, что стандарт предполагает использование сверхузкополосных (Ultra Narrow Band, UNB) фазоманипулированных сигналов, которые в сочетании с помехоустойчивым кодированием позволяют достигать очень высоких значений чувствительности приема (до -150 дБм).

В РВК рассказали, что для развертывания сети и начала передачи данных с устройств не требуется создания сложной архитектуры. При этом максимальное количество точек учета, которые может одновременно обслуживать одна базовая станция, практически не ограничено. Радиус передачи данных до базовой станции составляет до 50 км, а автономная работа устройств без подзарядки достигает 10 лет.

Проект стандарта есть в публичном доступе. Обсуждение по нему продлится в течение трех месяцев на сайте Gost.ru. После этого проект стандарта планируют согласовать в Техническом комитете и внести на утверждение в Росстандарт. Уточняется, что принять стандарт намерены не позднее начала 2019 г.

После принятия стандарта компании на рынке Интернета вещей смогут бесплатно использовать действующие базовые станции, а также заказывать производство счетчиков по унифицированным требованиям у любого предприятия-изготовителя.

Один из участников рынка Интернета вещей - ПАО "Ростелеком" поддерживает разработку и внедрение как единой терминологии, так и единых стандартов в этой области. "Создание единого свода понятий и стандартов позволит быстрее формировать ТЗ при разработке проектов, оценивать их стоимость и эффективность", - добавили в пресс-службе оператора.

Менеджер по развитию бизнеса в области Интернета вещей Orange Business Services Владимир Ласовский заметил, что многие компании могут устанавливать у себя проприетарные решения, не совместимые с другими. К примеру, существует множество протоколов передачи данных, не всегда совместимых с распространенными IoT-платформами. По словам Владимира Ласовского, введение национальных стандартов "нормализует" рынок. "Прежде всего это позволит вендорам понять правила игры и активнее выходить на российский рынок Интернета вещей без риска быть вытесненными в результате "борьбы стандартов". Кроме того, отрасли, имеющие стратегическое значение для государства, такие как энергетика, просто не могут позволить себе использование десятков различных протоколов - все данные должны поступать в едином формате, с одинаковой точностью и частотой передачи", - полагает он.

Директор АИВ и Национальной ассоциации промышленного Интернета (НАПИ) Андрей Колесников объяснил проведение стандартизации Интернета вещей в части протоколов и форматов данных необходимостью совместимости работы устройств и протоколов и "повторяемости" устройств и протоколов другими участниками рынка.

"Большинство стандартов Интернета вещей являются международными, это обеспечивает их совместимость на глобальном уровне. Однако существует возможность стандартизации нишевых стандартов отечественных производителей. В первую очередь это связано с помощью в продвижении их решений на российский рынок, но это также дает возможность выступать на международной арене. Простой, легко повторяемый и недорогой стандарт дает шанс игрокам предлагать свои решения на международных рынках", - сказал Андрей Колесников.

Директор по работе с партнерами Национального центра Интернета вещей (НЦИВ) Олег Сальманов уверен, что общепринятые стандарты (в любой отрасли) полезны для унификации оборудования и программного обеспечения. "Следование стандартам означает, что продукты разных производителей будут подходить друг к другу и станут взаимозаменяемыми. Но увлечение национальными стандартами, гонка за своими, обособленными уникальными требованиями может оставить Россию на обочине мировой гонки в такой новой отрасли, как Интернет вещей. Важнее для страны - участвовать в создании международных стандартов", - отметил он.

Никита Уткин полагает, что стандартизация является необходимым условием для развития рынков в условиях цифровой трансформации. "Она позволяет унифицировать технические требования и обеспечивать интероперабельность работы систем различных производителей и разработчиков. Своевременные стандарты технологий способны дать заметный толчок к развитию цифровой экономики", - отметил Никита Уткин.

Президент НП "Руссофт" Валентин Макаров объяснил важность стандартизации в областях Интернета вещей, умных городов, больших данных, умного производства, искусственного интеллекта и умной энергетики с двух точек зрения.

Во-первых, необходимостью заложить стандарты построения киберфизических систем, чтобы обеспечить конвергентность и взаимодействие разных систем, обеспечить безопасность их функционирования, а также снизить затраты на их проектирование и производство за счет универсальных подходов, позволяющих масштабировать проектирование и производство компонентов этих систем, которые можно и нужно применять в самых разных системах и на самых разных рынках.

Во-вторых, необходимостью синхронизировать национальный стандарт с международными стандартами и побороться за то, чтобы национальный стандарт либо был признан международным (задача максимум), либо был учтен в международном стандарте (и тогда нам не придется сильно переделывать отечественные компоненты, тем самым позволяя им оставаться конкурентоспособными на мировом рынке).

Валентин Макаров полагает, что формирование национальных стандартов позволит большому количеству российских компаний приступить к производству продуктов и услуг в соответствии с этими стандартами. Синхронизация же национального стандарта с международным позволит этим компаниям выйти на глобальный рынок. "Если мы будем настойчивы и быстры, то можно будет предложить наши стандарты в качестве международных и тогда получить преимущество в конкурентной борьбе за завоевание этих новых формируемых рынков мировой экономики", - подытожил он.

Досье ComNews

Технический комитет 194 "Кибер-физические системы" создан на базе РВК в 2017 г. Комитет выступает платформой для развития цифровой экономики за счет разработки стандартов для новых перспективных рынков. Комитет объединяет ведущие научные и общественные организации, технологические компании, некоммерческие организации разработчиков оборудования и программного обеспечения. Комитет также будет участвовать в международной стандартизации для защиты интересов российских технологических компаний на глобальном рынке. Среди его участников - ПАО "Газпром нефть", ПАО "Ростелеком", АО "Ангстрем-Т", НП "Руссофт", Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н.Э. Баумана, Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ), Московский государственный университет (МГУ) им. М.В. Ломоносова и др.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574630


Россия. Армения > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574629

Maykor поможет Армении стать цифровой

Анна Устинова

Поставщик услуг аутсорсинга ИТ- и бизнес-процессов Maykor подписал меморандум о взаимодействии с фондом "Цифровая Армения". Подписанный документ предусматривает сотрудничество Maykor и фонда в области решения задач по цифровизации республики в рамках проекта "Цифровая трансформация Армении 2018-2030". Сотрудничество будет вестись сразу по нескольким направлениям - разработка программного обеспечения, развитие инженерного блока, выполнение крупных государственных инновационных проектов.

Исполнительный вице-президент Maykor Денис Саенко прояснил корреспонденту ComNews, что целью соглашения с фондом "Цифровая Армения" станет сотрудничество для реализации совместных проектов по программе "Цифровая трансформация Армении 2018-2030". В первую очередь работы коснутся цифровизации основных министерств и ведомств страны.

Денис Саенко уточнил, что Maykor уже провел предварительную работу, по результатам которой сформировалась программа реализации проектов, зафиксированная в меморандуме. "В настоящий момент формируется план работ по ключевым ИТ-проектам в области экологии, транспорта, энергетики и сельского хозяйства республики", - добавил он.

Maykor рассчитывает запустить работы по первым проектам в ближайшие две-три недели.

Как отметил Денис Саенко, финансирование программ будет курироваться фондом "Цифровая Армения" и определяться отдельно по каждому из проектов.

Maykor обсуждает с фондом различные сценарии реализации, в том числе рассматривает возможность привлечения к сотрудничеству локальных компаний.

Денис Саенко рассказал, что это не первый опыт работы в Армении для Maykor. Ранее компания уже делала проекты для энергетического сектора республики. Maykor видит перспективы для развития компании как на территории РФ, так на рынках Восточной Европы и СНГ.

"В сегодняшних реалиях движения к всеобщей цифровой трансформации от степени и скорости цифровизации зависит развитие не только бизнеса, но и государства. Республика Армения уже достигла высокого уровня технологической зрелости и готова двигаться по пути цифровых преобразований со стремительной скоростью. Уверены, внедрение инновационных технологий повысит эффективность во всех звеньях государственного управления", - прокомментировал подписание меморандума исполнительный директор фонда "Цифровая Армения" Эдуард Нэрсисян.

Руководитель пресс-службы ГК "Техносерв" Екатерина Андреева отметила две вещи. Во-первых, подписанный меморандум говорит о расширении географии работы Maykor. Во-вторых, сферы сотрудничества, обозначенные в меморандуме, это задачи не аутсорсинга, на котором в большей мере специализируется Maykor, а классической интеграции и разработки государственных систем. В числе которых системы управления финансами, электронная сертификация ветеринарной продукции, экологический мониторинг и контроль, решения для повышения уровня услуг, предоставляемых населению. Обе эти вещи дают понять, что Maykor развивается в относительно новых для компании специализациях.

Директор департамента ИТ-аутсорсинга ALP Group (системный интегратор, поставщик услуг ИТ-аутсорсинга и ИТ-аудита) Дмитрий Бессольцев объяснил интерес отечественных игроков рынка ИТ-аутсорсинга к зарубежным рынкам несколькими причинами.

"Во-первых, у российских ИТ-специалистов сильные сервисные компетенции по построению, модернизации, обслуживанию ИТ-инфраструктуры, по современным облачным решениям, разного рода автоматизации, по востребованным за рубежом продуктам и платформам (BPM, BI). Во-вторых, у российских ИТ-аутсорсеров очень хорошая для иностранных клиентов ставка, с учетом нынешнего курса рубля. И им часто выгоднее продавать квалифицированные кадры за рубеж - в СНГ, Европу, - чем внутри страны. К тому же мы видим быстро растущий интерес к импортозамещению в ИКТ в странах СНГ и Ближнего Востока. Там, где идеологически продолжается разворот "от США к России". Естественно, что и там воплощается в жизнь политика отказа от Windows, хоть и не так безапелляционно, как у нас. И там становятся все более востребованными "двойные" компетенции российских ИТ-аутсорсинговых компаний по поддержке Windows- и Linux-инфраструктур", - перечислил он.

Дмитрий Бессольцев обратил внимание на то, что хотя емкость рынка в СНГ меньше, чем в США или Европе, рынок СНГ берет другими преимуществами - территориальной и ментальной близостью. "К тому же не секрет, что ИТ-аутсорсинговые компании в России последние четыре года активно "толкаются локтями". Причем если в госсекторе конкурируют за контракты стоимостью от 10 млн руб. в год, то в коммерческом секторе идет жесточайшая борьба за контракты стоимостью всего в 3-4 млн руб. в год. Не все справляются с этой ценовой войной, с необходимостью содержания квалифицированных и дорогих команд. Многие просто уходят с рынка", - заметил он.

Специалист ALP Group полагает, что тенденция по выходу отечественных ИТ-аутсорсинговых компаний на иностранные рынки - это равномерно растущий тренд. Он связал это с финансовой привлекательностью иностранных рынков. "У иностранцев есть потребность в сильных и недорогих ИТ-компетенциях, есть деньги. А у нас есть сами компетенции. И если говорить, например, об импортозамещении, у нас есть полностью готовые и зрелые продукты. И это не "голое железо" или ПО, а полностью готовое ИТ-решение, в которое уже входит вендорская техподдержка с единым уровнем SLA", - пояснил он.

Отвечая на вопрос о том, реализует ли компания ИТ-аутсорсинговые проекты на зарубежных рынках, в ALP Group отметили, что прорабатывают запрос сразу на несколько пресейлов ("отказ от Windows - переход на Linux") для стран СНГ и Ближнего Востока.

Среди привлекательных стран и регионов для российских игроков рынка ИТ-аутсорсинга Дмитрий Бессольцев назвал Армению, Азербайджан, Казахстан, страны Ближнего Востока (в которых госструктуры ориентированы в сторону российского ПО) и Европу (однако есть риск санкций).

Другой интегратор - "Техносерв" в большей степени сосредоточен на отечественном рынке ИТ-аутсорсинга. В РФ "Техносерв" видит устойчивую тенденцию по переводу ИТ-инфраструктуры крупных компаний и государственных ведомств на аутсорсинг.

По словам Екатерины Андреевой, любые изменения на рынке аутсорсинговых услуг связаны с двумя факторами. Во-первых, с изменением уровня зрелости участников рынка - заказчиков и провайдеров услуг. Во-вторых, с изменением уровня доверия заказчиков к провайдерам услуг, к их техническим возможностям и к их готовности в полной мере нести взятые на себя обязательства.

Исходя из динамики ситуации этих двух факторов, "Техносерв" наблюдает тенденцию, что структура сервисных контрактов интенсивно смещается от услуг технической поддержки - когда обязательства "Техносерва" как исполнителя ограничиваются работами по восстановлению работоспособности оборудования заказчика - к сервисным услугам более высокого уровня (когда провайдер услуг обеспечивает уже саму работоспособность оборудования, информационных систем либо бизнес-сервисов).

"В первом случае компания "Техносерв" продает свою техническую экспертизу, а во втором случае - уже экспертные знания в определенных бизнес-областях заказчиков, и таких областей становится все больше", - пояснила Екатерина Андреева. Ключевыми заказчиками "Техносерва" по ИТ-аутсорсингу являются государственные ведомства, финансовые организации и ретейл.

Россия. Армения > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574629


Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 19 апреля 2018 > № 2574607

Российские студенты выиграли чемпионат мира по программированию ICPC

19 апреля в Пекине завершился финал мирового чемпионата по программированию ICPC (International Collegiate Programming Competition - Международная студенческая олимпиада по программированию). В финале первенства в этом году приняли участие 140 команд из 51 страны, в том числе 11 российских команд, которые представляли Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Московский физико-технический университет, Университет ИТМО (Санкт-Петербург), Санкт-Петербургский государственный университет, НИУ «Высшая школа экономики», Московский авиационный институт, Новосибирский государственный университет, Пермский государственный университет, Саратовский государственный университет, Академический университет (Санкт-Петербург) и Уральский федеральный университет (Екатеринбург).

Российские участники завоевали кубок мира и четыре медали из 13 - больше, чем остальные страны-участники: команды из Китая и США получили по три медали, по одной - у Японии, Южной Кореи и Литвы. Первое место и кубок чемпионов завоевала команда МГУ. Помимо МГУ «золото» получили МФТИ, Пекинский университет и Токийский университет. «Серебро» досталось Сеульскому университету, Университету Южного Уэльса, Университету Синьхуа и Шанхайскому университету Джао-тонг. «Бронзу» завоевали Университет ИТМО, Университет Центральной Флориды, Массачусетский университет технологий, Вильнюсский университет и Уральский федеральный университет.

Справочно

ICPC (International Collegiate Programming Competition) - старейший, крупнейший и самый престижный в мире чемпионат по спортивному программированию. Соревнование проводится ежегодно c 1977 года под эгидой Ассоциации вычислительной техники (ACM). В финал чемпионата попадают команды, прошедшие многоступенчатый отбор на региональных этапах. С 2000 года российские студенты побеждали на чемпионате 12 раз.

В ICPC соревнуются команды из трёх студентов не старше 25 лет. К участию в чемпионате не допускаются студенты, дважды участвовавшие в мировом финале. В распоряжении команды – всего один компьютер, поэтому, помимо логики и умения работать в жестких временных рамках, конкурсанты должны проявить навыки взаимодействия в команде и грамотно распределить роли. Побеждает команда, которая правильно решила наибольшее количество задач и при этом показала наилучшее время. Также учитывается количество сделанных попыток (решение задачи, отправленное на проверку на тестирующий сервер). Каждое задание включает описание некой ситуации (легенду), примеры тестов и формальные ограничения. Участникам нужно «перевести» условия на язык математики, затем разработать алгоритм решения и написать код на одном из языков программирования, одобренных к использованию на чемпионате – Java, C, C ++, Python и Kotlin. Отправленное судьям решение проходит ряд проверок. Задача считается решённой, если программа выдала правильные ответы во всех тестах. Если программа выдала неправильный ответ или не уложилась в ограничения по времени или памяти, то сообщение об этом отправляется команде, после чего участники могут послать исправленную версию. За неудачные попытки командам начисляется штрафное время, которое учитывается при расчёте итогового результата. За час до окончания соревнований турнирная таблица замораживается: команды видят только результаты собственных «попыток» и то, какие задачи попытались решить соперники.

Все призеры ICPC получают денежную премию: команда чемпионов – 15 000 долларов США; команды, завоевавшие золотые медали, – по 7500 долларов; серебряные призёры – по 6000 долларов, бронзовые призёры – по 3000.

Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 19 апреля 2018 > № 2574607


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2018 > № 2575905 Алексей Рахманов

«Жить войной, даже холодной, долгое время нельзя»

Глава ОСК рассказал о развитии судостроения в условиях санкций

Михаил Ходаренок

К судостроению в России все еще остаются вопросы — и срыв некоторых заказов, и эффективность части предприятий комплекса. Однако даже на Западе высоко оценивают российский подводный флот. Когда появятся «Посейдоны», о которых говорил Владимир Путин в послании, как компании живут под санкциями, ждать ли подлодок 6-го поколения, «Газете.Ru» рассказал президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов.

— Алексей Львович, Россия, а раньше — СССР — лидер по количеству построенных атомных подводных лодок. При этом ни у кого нет такого разнообразия проектов АПЛ — начиная от многоцелевых и заканчивая атомными ракетными. Как этот вопрос решается сегодня? И будут ли перспективные лодки создаваться на основе единой базовой модели?

— И СССР, и современная Россия считаются лидерами по числу атомных ракетоносцев, но подход к их проектированию в разные времена серьезно различался. Многопроектность была свойственна для советских времен, а сейчас мы пришли к тому, что, по сути, имеем по одному проекту многоцелевой и стратегической субмарины. Сегодня это, соответственно, «Борей» и «Ясень», которые, замечу, в части многих компонентов унифицированы еще и между собой.

Безусловно, различия между ними есть — в силу необходимости решать совершенно разные задачи. Понятно, что для многоцелевой лодки нужны мощный гидролокационный комплекс и энергетическая установка, а на первом месте у стратегической — скрытность. Причем в ближайшее время это будет определять облик лодок. Несмотря на то что уровень унификации у нас высокий, про единую базовую модель говорить рано.

— «Малахит» создал АПЛ проекта 661, которая достигла скорости 44,7 узлов. Этот рекорд когда-нибудь будет превзойден?

— Действительно «Анчар» был уникальным проектом: доступные ему скоростные параметры остаются непревзойденными и спустя полстолетия после его спуска на воду. При этом из-за стоимости строительства «Анчара» от его серийного производства в итоге отказались.

Но для современной субмарины скорость — отнюдь не главный параметр. Создать подводный корабль, который будет достигать 44-45 узлов, можно, но решение таких задач, как бесшумность, скрытность лодки куда важнее.

И тут где-то возникает противоречие — мощная энергетическая установка, способная обеспечить быстроходность, отрицательно влияет на акустические характеристики.

В этой связи я бы, скорее, обратил внимание на проект 705 «Лира». Он лишь немного уступал «Анчару» в скорости, был маневренным и обладал крайне передовыми для своего времени технологиями. Стоявшая на нем боевая информационно-управляющая система «Аккорд» являлась, по сути, предшественником нынешних беспилотных технологий. Грубо говоря, «Лира» была эдаким «полуавтоматом». Быть может, в будущем конструкторы вернутся к подобной идее.

— Что происходит в сфере строительства сверхмалых подводных лодок?

— Лодок, подобных тем, что вы видели в фильме «Особенности национальной рыбалки», мы больше не строим и не проектируем. Современные сверхмалые субмарины — это так называемые беспилотники. Автономные боевые комплексы — одна из ключевых тенденций развития любых вооруженных сил, любых типов вооружения, будь то авиационные, танковые или другие. Флот — не исключение. Наши конструкторские бюро «Малахит» и «Рубин» ведут работы по проектированию систем, обеспеченных собственной автономной энергетической установкой, имеющих встроенную систему ориентации и, конечно, систему управления.

И, пожалуй, это все, что я могу рассказать, не вступив на территорию военной тайны.

— А что вы можете сказать о проекте многоцелевой атомной подводной лодки «Хаски»? На каком этапе находится проектирование? Как будут выглядеть ТТХ? Когда ожидается закладка головного корабля?

— Концептуальное проектирование перспективной субмарины, как и определение ее облика, в настоящий момент завершено. Могу сказать, что предложено несколько вариантов, теперь из них предстоит выбрать оптимальный. Ведется разработка тактико-технических характеристик новой лодки.

«Хаски» — это ко всему прочему хорошая иллюстрация к нашему разговору об унификации. Она должна вобрать в себя все лучшее от стратегической и многоцелевой.

А вот о том, когда произойдет закладка головной субмарины и какие у нового поколения подводных кораблей будут боевые особенности, поговорим позже.

— Что можно сказать о проекте «Посейдон»? В какой стадии находится этот носитель? Когда будет передан флоту и в каком количестве?

— Как вы знаете, в своем послании Федеральному собранию президент России намекнул на некоторые особенности боевых российских беспилотных подводных аппаратов. В частности, указал на то, что они обладают межконтинентальной дальностью действия и способны нести как обычное, так и ядерное оружие.

Пока это все подробности, которые мы готовы озвучить. Боеспособность флота определяется в том числе и тем, насколько степень готовности, количество аппаратов и время их передачи ВМФ остается неизвестным для широкой публики.

— Какой проект сменит АПЛ типа «Борей», и в каком состоянии сейчас работы?

— «Борей» — проект, хорошо зарекомендовавший себя в самых разных условиях. В ближайшее время отказываться от него нет резонов. Но, поскольку время не стоит на месте, на смену «Борею-А» придет его усовершенствованная версия.

— Как выглядят перспективы создания современной подводной техники? Обсуждаются ли проекты лодок шестого поколения?

— Смена поколений техники — это тектонический сдвиг, слом научно-технических эпох. Чтобы это произошло, должна произойти промышленная революция. То есть судостроители не смогут в этом вопросе бежать быстрее, чем будет происходить перевооружение всего машиностроительного комплекса.

Пока этого не произошло, мы стараемся сделать так, чтобы добиться максимальной эффективности при создании лодок пятого поколения. Именно это для нас насущный вопрос ближайших лет.

Если же пробовать прогнозировать будущее, то стоит обратить внимание, что создатели подводных лодок и эксплуатирующие организации абсолютно всех стран стремятся к уменьшению их габаритов. Это связано как с минимизацией затрат на их создание, так и с тем, что физические поля таких подлодок существенно превосходят более крупные аналоги. Уверен, наши заказчики из Минобороны тоже не пройдут мимо этой тенденции.

— Как правило, подводные лодки передаются флоту в декабре. С чем связана эта традиция? Сохраняется ли она?

— Не совсем так. Скажем, 636-е лодки передавалась Черноморскому флоту и в июле, и в сентябре, и в октябре. А что касается атомных, то срок их сдачи связан со спецификой расположения верфи-строителя — Севмаша. Проводить испытания зимой в Белом море невозможно, поэтому они традиционно приходятся на лето. Осенью — в начале зимы устраняются замечания, и к Новому году — сдача.

— Алексей Львович, знаю, что в рамках Петербургского международного экономического форума вы готовите выступление на панельной дискуссии «Экономика и ресурсы мирового океана». Освоение мирового океана сегодня невозможно представить без подводных роботизированных комплексов. О них тоже пойдет речь?

— Вы правы, сегодняшние подводные аппараты — это отнюдь не только подлодки. И роботы-беспилотники — важная технология для освоения Мирового океана на максимальных глубинах, картографирования дна, разведки и добычи полезных ископаемых и так далее. Сейчас мы совместно с Фондом перспективных исследований ведем работу над такими автономными подводными аппаратами.

— Вы думаете, сейчас подходящее время говорить об экспорте гражданской продукции и международном сотрудничестве — мы видим усиление санкционного давления, высылку наших дипломатов, массу других недружественных жестов?

— Знаете, мы все это уже проходили.

Периоды напряженности в отношениях с нашими западными партнерами случались, а иногда они даже сопровождались «горячими» инцидентами. Но жить войной, даже холодной, долгое время нельзя.

Новые технологии в судостроении непременно должны проходить обкатку на гражданских судах. А диалог на гражданские темы способствует разрядке и позволяет промышленникам разных стран зарабатывать не на войне, а в коммерческом сегменте.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2018 > № 2575905 Алексей Рахманов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > lgz.ru, 18 апреля 2018 > № 2573762 Алексей Изотов

Эмоции московской старины

Здания таят в себе тайны столетий

Окно в особняке Кекушева, откуда вылетала Маргарита на бал к Воланду; сохранившаяся в идеальном состоянии столетняя сантехника в резиденции посла Германии на Поварской; историческое напольное покрытие в особняке Коробковой на Пятницкой, хранящее в себе память о гостях дома и, конечно же, непередаваемая атмосфера, неподвластная времени, – именно энергетика «диктует» правила для жильцов объектов культурного наследия. В каждый из особняков можно по-настоящему влюбиться – в их шарм, красоту, историю и неповторимость. О неодушевлённых, но «душевных» исторических зданиях, о совместном с «Литературной газетой» проекте «Уникальные особняки Москвы» и дальнейших перспективах реставрационных проектов мы побеседовали с начальником Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУпДК при МИД России) Алексеем Юрьевичем Изотовым.

– Большая часть особняков, находящихся в ведении ГлавУпДК, формирует исторический облик столицы. А есть предыстория того, как они оказались в ведении вашего предприятия?

– Системная работа с иностранным сообществом в России была начата ещё в 1556 году, когда Иван Грозный выделил английскому посольству отдельное здание вблизи Кремля, на улице Варварка, известное как Старый английский двор. Сегодня в нём размещается филиал Исторического музея. С тех пор организации по обеспечению работы и жизни иностранцев всегда существовали в системе государственной власти Российской империи.

В 1921 году по личному указанию В.И. Ленина было создано Бюро по обслуживанию иностранцев – Бюробин. Наше предприятие – преемник Бюробина и всех его предшественников начиная с 1556 года.

– Какой вам видится цель недавно стартовавшего в «ЛГ» проекта «Уникальные особняки Москвы»?

– Рассказать подробнее о наших зданиях – жемчужинах архитектурного облика столицы. Через историю и судьбы их жителей показать жизнь особняков, «средний возраст» которых насчитывает около 100 лет. За последние годы ГлавУпДК завершило значительный объём реставрационных и восстановительных работ. Нередко в ходе их архитекторы и реставраторы ГлавУпДК делают настоящие открытия, находят скрытые элементы убранства, восстанавливают утраченное. Об этом и расскажет проект. Главный же сюрприз в том, что все особняки, которые появятся в публикациях в течение года, составят увлекательный пешеходный экскурсионный маршрут по старой Москве, а истории, опубликованные на страницах газеты, станут прекрасным гидом для читателей.

– Расскажите о наиболее крупных реставрационных проектах, реализованных за последнее время?

– В 2016 году мы завершили работы в здании Цветковской галереи на Пречистенской набережной, 29, стр. 1. Здесь была произведена реставрация фасадов, кровли и ворот, воссозданы утраченные элементы. В конкурсе Правительства Москвы на лучший проект в области сохранения и популяризации объектов культурного наследия «Московская реставрация-2016» ГлавУпДК при МИД России было награждено премией «За лучшую организацию ремонтно-реставрационных работ».

В прошлом году отреставрировали фасады и ограды резиденции посла Египта в Кропоткинском переулке. Именно в этом здании после возвращения из ссылки жил декабрист Александр Петрович Беляев.

Также недавно завершился первый этап реставрации фасада резиденции посла Испании в Спасопесковском переулке. В 2019 году планируем приступить к реставрации фасада и кровли второго строения, в ходе которой будут воссозданы утраченные элементы входной группы, парапета, восстановлен световой фонарь на крыше.

В настоящее время комплексный капитальный ремонт ведётся в здании в Леонтьевском переулке (д. 10 стр. 1, 2, 2а, 3). Над этим особняком в разное время работали три великих архитектора: Каминский, Шехтель и Эрихсон. Здесь идёт реставрация фасадов, кровли, восстанавливаются элементы интерьеров. Кроме того, модернизации подвергнутся инженерные системы, будет благоустроена территория домовладения. Завершить проект мы планируем в этом году.

Комплексный капитальный ремонт с элементами реконструкции и реставрации идёт и в особняке Льва Николаевича Кекушева на ул. Остоженка, д. 21. Воссоздано большое количество исторических элементов здания. В конце прошлого года на пятнадцатиметровую высоту мы подняли и установили четырёхметровую скульптуру бронзового льва – главного символа творчества Кекушева. Статуя льва была утрачена при неизвестных обстоятельствах в начале прошлого века, её кропотливо воссоздали по архивным материалам.

– У реставрации объектов культурного наследия есть свои особенности?

– Наши специалисты кропотливо восстанавливают первозданный облик здания. Проекты реставрации разрабатываются в соответствии с требованиями Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Затем, только после положительного заключения государственной историко-культурной экспертизы и согласования Департамента культурного наследия Москвы, мы приступаем к работам, которые, подчеркну, проводим за счёт собственных средств. Коллектив ГлавУпДК практически ежегодно получает благодарности и другие награды мэра за большой вклад в сохранение объектов культурного наследия столицы.

– В большинстве особняков размещаются посольства иностранных государств, резиденции глав дипломатических представительств. Многие посольства «прописаны» в одних и тех же зданиях десятилетиями. Как складываются отношения у зданий и их жильцов?

– Часто приходится слышать от иностранных дипломатов, глав дипломатических представительств слова восхищения убранством особняков, их красотой и великолепием. Возникают, конечно, и бытовые вопросы. Но мы их оперативно решаем.

– Атмосфера в особняках меняется при новом жильце? Или жилец подстраивается под неё?

– Скорее второе. Вся эта атмосфера, наверно, заставляет человека следовать именно ей, а не пытаться внести что-то своё. Хоть особняки и неодушевлённые, но душа и энергетика у них есть.

– Есть ли лично у вас «любимчики» среди особняков?

– Интересный вопрос. Это то же самое, что спросить ребёнка, кого он больше любит – маму или папу. Все особняки уникальны по-своему, и я очень люблю большинство из них. Дом приёмов МИДа, Спиридоновка, 17 – я знаю каждый его закоулок. Особняк на Пречистенке, 20 – здесь располагается главный офис ГлавУпДК. Особняк Коробковой на Пятницкой, 35 – там такая фантастическая аура! Здание в Леонтьевском переулке, где размещается посольство Греции… И конечно же, очень душевное место на Остоженке, 21 – дом жены Кекушева.

– С 18 апреля по 18 мая в Москве проходят Дни культурного наследия. Будут ли особняки открыты для ценителей архитектуры в эти дни?

– Посольства – особые объекты с точки зрения обеспечения безопасности. Мы активно взаимодействуем с Правительством Москвы: где-то за полгода начинаем направлять официальные письма в посольства с просьбой предоставить возможность открыть их для российских граждан. Большинство посольств откликается. В том, что у москвичей и гостей города появляется уникальная возможность очутиться в неповторимой атмосфере этих исторических зданий – на 90% заслуга ГлавУпДК.

– В одном из интервью вы сказали, что «постоянный отрыв от Родины – тяжёлая вещь». Прочувствовав это на собственном опыте, много лет проработав на дипломатических должностях в Японии, какие шаги вы предпринимаете, чтобы зарубежные коллеги этого не ощущали?

– Наша деятельность имеет много направлений. В первую очередь это предоставление в аренду недвижимости (офисов, квартир). В ведении ГлавУпДК в Москве более 1 200 000 м2 недвижимости. Это и 150 особняков, и многофункциональные комплексы, включающие офисные и жилые помещения, и отдельные дома. Ещё есть комплекс отдыха «Завидово» на берегах Волги, гольф-курорт «Москоу Кантри Клаб» в ближайшем Подмосковье, в Нахабине, медицинский комплекс «Мединцентр», фирма «Инпредкадры», предоставляющая кадровые и бухгалтерские услуги, «Спецавтоцентр», оказывающий автотранспортные услуги. Мы имеем также Культурный центр, где проводятся выставки, концерты и другие культурные мероприятия. Весь этот большой комплекс наших возможностей позволяет не только познакомить дипломатов со страной пребывания, но и создать для них комфортные условия для общения, отдыха, знакомства с культурой России. Весь спектр наших услуг доступен и для россиян, среди наших клиентов много российских компаний и граждан.

Как коммерческое предприятие мы находимся вне политики. Именно этот уникальный статус позволяет проводить самые разнообразные мероприятия для дипломатического сообщества. Например, новогодний приём в Большом театре, ежегодные спортивные соревнования – зимние и летние Дипломатические игры и многое другое. Наша задача – сделать всё возможное, чтобы Россия стала для дипломатического сообщества не только страной пребывания, но и близким полюбившимся местом.

Беседу вела Анастасия Бойко

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > lgz.ru, 18 апреля 2018 > № 2573762 Алексей Изотов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > newizv.ru, 18 апреля 2018 > № 2573701 Юрий Эхин

Молчание ягнят: почему проблема мусора станет главной для москвичей

Скажем сразу: этот материал - не журналисткие "домыслы" и "спекуляции", а мнение уважаемого в профессиональной среде архитектора Юрия Эхина, который настойчиво и методично доказывает: уплотнение и реновация Москвы - это путь к экологической и градостроительной катастрофе. Проблема мусора здесь практически неразрешима.

Архитектор Юрий Эхин

ДЛЯ ЧЕГО НАС СОБИРАЮТ В КУЧУ? (Тезисы из выступления на Всероссийском общественно-экспертном совете по выходу из кризиса в сфере утилизации отходов):

Поскольку я архитектор и градостроитель, а последние годы занимаюсь реновацией Москвы, то хочу начать с наиболее узкого места этого «мегапроекта» -экологии и градостроительства.

Год назад, когда началась кампания по реновации пятиэтажного жилого фонда Москвы, я. провел некоторые подсчеты. Если снести все пятиэтажки Москвы, то для вывоза образовавшегося строительного мусора потребуется 25 млн грузовиков. Протяженность такой автоколонны составит 360 тыс. км, а это равно расстоянию от Земли до Луны, или 9 экваторам земного шара, или достаточно для 6-кратного огораживания Российской Федерации по её внешней границе, которая растянулась более чем на 60 тыс. км. Одна десятая часть такой автоколонны способна заполнить все улицы Москвы, имеющие протяженность 4000 км, и вся Москва встанет, и никакой перспективы для разрешения ситуации нет.

Куда денут этот мусор? Его повезут на закрытые и открытые полигоны Подмосковья. К огромному количеству бытового мусора добавится огромное количество строительного мусора. В Москве нет технологии его переработки, а это крупногабаритный мусор: бетонные панели и блоки, которые не гниют столетиями. И никакого выхода из этой ситуации власть на сегодняшний день так и не предложила.

Заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин говорил, что будут ломать пятиэтажки по опыту прошлых лет: на снос пятиэтажки якобы уйдёт всего несколько часов, и при этом никакого мусора не останется. Я, как специалист вам поясню, что пятиэтажки уже снесённых серий были ветхими, на грани аварийности. Они были расчитаны всего на 25 лет эксплуатации, а послужили все 50. Поэтому от прикосновения экскаватора старые панели таких домов ломались, порой не оставалось даже металлической арматуры. Принципиальное отличие планируемых сегодня к сносу пятиэтажек состоит в том, что это кирпичные и блочные дома, которые были рассчитаны уже на срок службы 150 лет, а панельные дома несносимых серий — на 125 лет. И в них были заложены гораздо более высокие пределы конструктивной прочности — это так называемые дома первой категории. В них больше арматуры, больше бетона, больше других конструктивных материалов. Как ломать эти крепкие конструкции, никто не знает. И повторяю, у нас таких перерабатывающих производств нет. Московские чиновники заявляют, что ПОКА они будут завозить эти отходы на неработающие заводы, а вот куда будут вывозить, - неизвестно.

Проходит информация, что во Владимирской, Калужской и Ярославской областях (Тверская, вроде как, отказалась) планируют срочно создавать огромные полигоны под московский строительный мусор от программы реновации. Но это больше похоже на слухи. Власти молчат, чтобы не возбуждать людей. Но строительный мусор - это, извините, вопрос главный.

Для примера, в Европе, где тоже много пятиэтажек, когда стали анализировать, что с ними сделать, пришли к выводу, что их выгоднее реконструировать, и только по одной простой причине: потому что их снос будет стоить так дорого, что это невыгодно делать. Мы ждем большого количества мусора, и у нас нет ответа, что с ним делать. Использование этого строительного мусора в качестве материала для строительства дорог, как посчитали коллеги, оказалось менее выгодно даже по сравнению со строительством дорог из чистого бетона марки 500.

Реновация коснётся всех москвичей, а не только жителей тех 5171 дома, которые планируют снести, потому что реновируемые, а точнее, сносимые районы будут застраивать не только с большей плотностью, но и с большей высотностью, что приведет к автоматическому увеличению плотности населения, а следовательно, снижению санитарных и экологических норм во всем городе. Если этажность в этих районах будет 25 этажей, а в перспективе и 40 этажей, и при этом дома будут стоять более плотно, то здесь неизбежно будет страшная экология, так как в пространство дворов и в окна домов не будет попадать достаточного количества прямого солнечного света, убивающего золотистый стафилококк и туберкулезную палочку. Сегодня по розе ветров в основном северо-западные ветры продувают Москву, но сделать они это могут при пятиэтажной застройке — для этого силы ветра хватает. А с 25-этажной застройкой из плотно стоящих домов проветриваемости точно не будет. При этом плотность населения также увеличится в 4−5 раз: количество жителей возрастет, количество автомобилей возрастет, количество зелени уменьшится, потому что даже при сносе только 5171 пятиэтажки будет уничтожено и приблизительно 100 тысяч многолетних деревьев. И пока они вырастут за 25 лет, неизвестно, чем Москва будет дышать. Картина становится апокалипсической.

В чём корни этого явления, которое так ярко высветил проект реновации Москвы?

Поскольку ответов нигде не прозвучало, пришлось самостоятельно заняться анализом этой проблемы. И вот к какому выводу мы с коллегами пришли. Сам Сергей Собянин, до него Марат Хуснуллин, ещё ранее другие деятели, такие как Эльвира Набиуллина, когда она еще возглавляла Министерство экономического развития, Алексей Кудрин, а до него Институт социального развития в 2010 году выходили с идеей о том, что современная экономика будет развиваться только в крупных городах-мегаполисах (даже гигаполисах) или в агломерациях, создающихся на базе городов-миллионников. Агломерация — это несколько населенных пунктов, живущих как один организм.

Откуда взялась эта идея урбанизации всего? Те люди, которые делают политику, исходят из теории профессора Стокгольмской школы экономики Кьела Нордстрема о том, что вся будущая экономика мира будет сосредоточена в 600 крупных мегаполисах. И он под это дело подводит какую-то научную базу, и наши почему-то с радостью эту теорию подхватывают, поднимают её в виде флага и начинают действовать именно исходя из неё. Последствия этих действий мы видим уже сегодня на многих примерах, о которых было рассказано сегодня. Мусорный коллапс — это всего лишь небольшое следствие этой парадигмы, которая уже реализуется в жизни.

И когда мы друг другу или кому-то задаем вопросы, почему они такие недальновидные, почему они не выполняют федеральные законы, почему они принимают такие некомпетентные решения, почему прокуратура не принимает никаких действий, несмотря на кошмарные ситуации, когда людей постоянно травят, то нам нужно понимать, где находится источник этих внешне парадоксальных и на первый взгляд необъяснимых действий.

Я скажу кратко. Получается, что откуда-то сверху поставлена задача собирать население в агломерации, которые, с моей точки зрения, не являются будущим мировой экономики, в том числе и российской. И для решения этой задачи, как говорится, не считаются ни с какими жертвами — лес рубят, щепки летят. У них же цель вот какая, глобальная — развить экономику.

Посмотрим, в чём отличие экономики Швеции и экономики России. Прежде всего Россия и Швеция разительно отличаются по размерам территории и по их обустроенности. Швеция — развитая европейская страна, которая населена намного плотнее российской. Когда на нашей огромной территории встает вопрос, где начать собирать население в крупные города, в качестве таковых почему-то рассматривается всего шесть городов, при том что у нас областных центров еще 78. Что будет с остальными областными городами, со средними городами, не говоря уже о малых городах и деревнях? На эти вопросы никто ответов не даёт. Власть поставила себе цель идти по этому пути и с этого намеченного пути не сворачивает. И, на мой взгляд, руководители регионов являются лишь простыми исполнителями в решении этой задачи.

Чем это грозит Москве и Подмосковью, если сегодня в столице официально уже проживает 12,5 млн человек и мэр Собянин заявил, что в ближайшие годы Москва должна иметь 35 млн человек, то есть рост населения Москвы должен быть троекратным. По генеральному плану 70-х годов Москва была рассчитана на 7 млн человек, сегодня уже — 12,5 млн. человек, а в 2030 году Москва, объединённая с ближайшим Подмосковьем, — 35 млн. Это значит, что для этого будут собирать население со всех городов и весей страны. Для чего — непонятно, поскольку промышленного развития в Москве не планируется, промышленность, скорее, добивается. В качестве успешного примера приводят шанхайскую агломерацию, в которой проживает более 90 млн человек, то есть около 10% населения всего Китая. Так вот, Москва и Московская область этот предел давно преодолели, и дальнейшее сосредоточение людей в Москве находится за пределами разумного. При этом шанхайская агломерация обеспечивает полмира, Китай — крупнейший мировой производитель и крупнейшая экономика мира, а Москва что производит? Почти ничего. Сохранилось разве что несколько оборонных предприятий. Территории крупных заводов застраиваются, на месте ЗИЛа — жилой район, территория гигантского завода «Серп и молот» также застраивается жильем. В ближайшее время по генеральному плану Москвы ставится задача 15% промышленных территорий заместить жильем. Это тоже часть процесса реновации и агломерирования населения в Москве. Перспектив у такого дела, с точки зрения специалистов, нет, как нет и примеров успешного функционирования городов такого размера.

Для чего нас всех собирают в эту кучу, где рабочих мест нет, экология будет плохая, а территории страны развиваться не будет?

Вообще, если говорить о территориальном развитии, то любое правительство любой нормальной страны строит планы по развитию территории, как правило, размещая какие-то производства и населённые пункты на своей территории. Параллельно идёт их увязывание, создаются всякие логические схемы, транспортные и инженерные сети, а у нас в стране этого нет, и даже таких планов не существует. Но при этом с удивлением узнаешь всякий раз, когда какой-то отдельный Субъект Федерации разрабатывает свою локальную схему территориального развития и под это получает бюджетные деньги, и довольно немалые. Нет сейчас, к сожалению, и специалистов по городам. Когда-то нас этому учили, но перерывы в 30 лет не проходят бесследно. И когда молодые ребята желают заработать эти деньги, взять эти заказы, бегают, извините, высунув язык, и ищут специалистов по территориальному расселению, то это, во-первых, выглядит странно, а во-вторых, я и мои коллеги старшие понимаем, что это ничем хорошим не закончится. Потому что отдельно развивать какую-то локальную территорию невозможно, не понимая, как будет развиваться вся страна в целом. Отсутствие планов развития страны подменяется планами концентрации всего населения страны в шести крупнейших мегаполисах или агломерациях — это опасный абсурд.

Для короткой справки скажу, что в ныне действующем Градостроительном кодексе нет даже понятий «город» и «село». При этом он оперирует такими понятиями, как «межселенные территории» или «линейные объекты», то есть что-то с чем-то должно существовать вместе, а что такое город или село — непонятно. Для меня — это абракадабра. Мы как специалисты не понимаем, для чего это было создано, для чего создана такая система понятий. Но совершенно однозначно — не для развития, тут сомнений никаких нет, а скорее для разрушения.

В советское время Москва демографически подпитывалась за счет так называемых лимитчиков (аналога современных гастарбайтеров), которые привлекались для компенсации дефицита неквалифицированной рабочей силы, а также заполнения свободных вакансий на новых предприятиях. Людей набирали в провинции, для них строили жилье, таким образом развивался город. Это естественный путь развития. И когда говорят, что будущее мировой экономики связанно с мегаполисами, то имеют в виду мегаполисы Китая и Индии, где таким же образом развивается промышленность, также приезжают люди из сёл, получают образование, осваивают новые профессии, работают, для них строят жилье и так далее. Это процесс нормальный. А у нас сегодня всё вверх ногами. Город большой, но при этом промышленность уничтожается, а людей мы будем для чего привлекать?

Еще одно интересное совпадение дат. 21 февраля 2017 года началась история с реновацией. 21 февраля уже 2018 года затрясло Волоколаск в связи с инцидентами на полигоне «Ядрово». Чья вина в росте связанных с мусором протестов? Конкретных имен не знаю. Но совершенно очевидно, что ситуация с мусором и вообще с экологией, с застройкой Москвы и Подмосковья подошла к той критической черте, когда её игнорирование любыми политическими силами становится невозможным. Управлять той или иной территорией должен народ. Главный способ прямого управления — это референдум. Ни одного референдума в Москве и в Московской области за всё время существования на моей памяти не проводилось. Это странная практика. Народное самоуправление может быть реализовано прямо, через референдум, а также – процитирую Конституцию - « через органы государственной власти и органы местного самоуправления» .

В любом случае и мэр Собянин в Москве, и губернатор Воробьев в Московской области — это всего лишь «а также», это не основная форма реализации народовластия. Если мы будем исходить из этого или как минимум понимать это, то картина несколько меняется. Никто за нас с вами самую грязную тяжелую работу не сделает. Только мы с вами можем защитить себя и Москву от запланированных разрушений.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > newizv.ru, 18 апреля 2018 > № 2573701 Юрий Эхин


Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573399

Учёные нашли простой способ создания препарата для разжижения крови

Учёные из Института органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН (далее – ИОХ РАН) придумали, как простым и экологически чистым способом синтезировать нужную форму лекарства, необходимого для разжижения крови. Новый метод поможет избежать опасных передозировок, а также перспективен для синтеза других лекарственных препаратов.

Работа выполнена в рамках гранта РНФ и опубликована в журнале Green Chemistry.

Препараты для разжижения крови, называемые антикоагулянтами, не дают образоваться тромбам в сосудах. Один из самых распространенных подобных препаратов - варфарин, применяемый как с лечебной, так и с профилактической целью при повышенном риске тромбообразования. Он существует в виде двух оптических изомеров - молекул одинакового химического состава, представляющих собой зеркальное отражение друг друга. Они проявляют одинаковые физические и химические свойства и отличаются лишь пространственным расположением заместителей.

Несмотря на одинаковые состав и свойства, такие молекулы порой могут проявлять совершенно разную биологическую активность, да и эффект от них как от лекарственных средств может быть совершенно противоположный. Это связано с тем, что в организме человека есть ферменты-оптические изомеры.

Есть немало примеров, когда один препарат представлен двумя оптическими изомерами, один из которых может быть успокоительным, а второй - опасным ядом. Препарат талидомид, который был зарегистрирован в середине XX века как успокаивающее и снотворное средство и прописывался беременным женщинам, как оказалось, имеет изомер, который приводит к рождению детей с врожденными уродствами.

«Поэтому сегодня в фармакологии сформировалось правило, что если вещество состоит из двух антиподов, то его нельзя запускать в производство, пока каждый изомер не будет получен в чистом виде, и не будет определена его биологическая активность», - пояснил Александр Кучеренко, один из авторов работы – сотрудник Института органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН.

Варфарин необходимо принимать под строгим контролем врача, поскольку его передозировка может привести к чрезмерному разжижению крови и даже к смерти. Это связано с тем, что варфарин обычно производится в виде смеси двух изомеров, которые отличаются эффективностью примерно в пять раз. Поэтому ученые ИОХ РАН решили найти способ синтеза варфарина с целью получения одного конкретного изомера, а не их смеси.

Для синтеза этого препарата ученые использовали вещество кумарин, присутствующее во многих растениях и обладающее сладким запахом свежескошенной травы или сена. Именно кумарин в испорченном сене почти 100 лет назад приводил к смерти от кровотечения коров в США, на что впервые обратили внимание ученые.

Также они получили особый катализатор, у которого, как и у варфарина, есть два оптических изомера. Благодаря своим свойствам этот катализатор ускоряет именно тот путь реакции, который ведет к образованию нужной формы варфарина. В отличие от большинства других он не содержит тяжелых металлов: родия, платины, палладия, иридия и других, поэтому такой синтез не загрязняет ими получаемое вещество.

«Эта концепция называется органокатализ: все органические реакции проводятся в присутствии органических катализаторов. То есть органика катализирует органику, - пояснил Александр Кучеренко. - В России такой подход, кроме нашей лаборатории, нигде не развит».

Ученые установили, что предложенный способ получения оптически чистого варфарина оказался пригоден и для синтеза его аналогов. Так, в качестве примера они получили тем же способом кумахлор - крысиный яд, а также планируют получить другие вещества, таких как левомицетин, ролипрам и пароксетин.

Полученный варфарин превосходит по чистоте зарубежные аналоги, содержание желаемого изомера в нем превышает 99%. Кроме того, разработанный метод впервые позволил получать варфарин в чистой воде - задача, которая представляет собой один из важнейших технологических вызовов в органическом синтезе. Использование воды в качестве растворителя заманчиво с точки зрения экологии, поскольку освоение этого метода предполагает минимальное загрязнение окружающей среды. Наконец, катализатор, используемый в реакции, в итоге может быть легко отфильтрован от получившегося варфарина и повторно использован.

«Если научиться получать именно этот изомер, то дозу препарата можно снизить в пять раз. Соответственно, снизятся риски всевозможных передозировок», - пояснил Александр Кучеренко.

Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573399


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573396

Председатель Сибирского отделения РАН, академик В.Н. Пармон отмечает свой 70-летний юбилей

18 апреля свой 70-летний юбилей отмечает председатель Сибирского отделения РАН, научный руководитель Института катализа имени Г.К. Борескова, академик Валентин Николаевич Пармон.

Валентин Николаевич Пармон – известный ученый в области физической химии и катализа, с именем которого неразрывно связаны многие яркие страницы истории российской науки.

Он внёс существенный вклад в разработку формальной кинетики туннельных реакций переноса электрона на большие расстояния. Впервые вывел уравнение кинетики туннельных реакций в твердой фазе с равномерным пространственным распределением реагентов и обнаружил реакции туннельного переноса электрона по поверхности твердых тел, а также кинетические изотопные эффекты для процессов туннельного переноса электрона.

Под его руководством успешно развиваются крупные направления по совершенствованию каталитических технологий для химической и нефтехимической промышленности и малой энергетики страны.

При непосредственном участии Валентина Николаевича были разработаны и испытаны новые композиционные материалы для обратимого аккумулирования низкопотенциального тепла, дано качественное и количественное объяснение явлению флуидизации активных компонентов ряда металлических катализаторов в ходе каталитических процессов с образованием углеродных отложений.

Деятельность Валентина Пармона выходит далеко за пределы Института катализа. Ученый стал одним из ведущих организаторов химической науки в России, членом редколлегий химических международных и отечественных журналов, многих зарубежных научных обществ. Заслуги академика отмечены престижными наградами и почетными званиями, в том числе Государственной премией Российской Федерации в области науки и технологий.

Валентин Николаевич написал семь монографий и столько же учебников для ВУЗов, более 800 научных трудов. Ему принадлежат более 100 авторских патентов и свидетельств. Ученый активно сочетает исследовательскую работу с преподаванием в Новосибирском государственном университете, написанные им книги по физической химии используют для подготовки молодых ученых.

В сентябре 2017 года Валентин Пармон избран председателем Сибирского отделения РАН.

Федеральное агентство научных организаций желает Валентину Николаевичу крепкого здоровья, плодотворной деятельности, новых творческих успехов и реализации всех задуманных планов.

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573396


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573388

Сила противодействия: как Роскомнадзор ловил Павла Дурова, но загнал себя в тупик

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Блокировка Telegram, вероятно, станет главной пиар-компанией года: количество IP-адресов, заблокированных Роскомнадзором, пошло на спад, а популярность мессенджера только возрастает

Количество блокировок IP-адресов начало снижаться. Накануне по неофициальным данным количество ресурсов, попавших в реестр Роскомнадзора, дошло до 19,3 млн к 17:00 по московскому времени, после чего стало снижаться. На 12:00 18 апреля число блокировок зафиксировалось на 16,3 млн. Telegram продолжает работать, а приложение не было удалено из AppStore и Google Play.

У многих абонентов «Билайна» Telegram работает даже без VPN, однако в компании комментировать ситуацию отказались.

Жаров дал большое интервью газете «Известия», в котором отметил, что все проксирующие программы заблокировать все равно не получится. Сейчас, по данным ведомства, с целью обхода блокировок используется порядка 20 подсетей с общей численностью IP-адресов более 10 млн. Несколько миллионов адресов принадлежали Amazon и Google. Помимо того, по словам Александра Жарова, блокируется подсети таких западных облачных сервисов, как Azure, Cloudflare, DigitalOcean, ProfitBricks и др.

Накануне Жаров сообщил The Bell, что «деградация Telegram сейчас составляет 30%», однако он не пояснил, в чем заключается деградация и как был подсчитан отток пользователей в 30%.

Технические эксперты оценивают результативность блокировок как низкую, говорит генеральный директор Qrator Labs Александр Лямин: «Наблюдая со стороны, можно сказать, что и в IPv4-блокировки работают не всегда, а в IPv6 не работают вообще: программисты Telegram продемонстрировали очевидные «ямы» в системе». Telegram использует протокол IPv6 с 2017 года.

Директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков отметил, что эта погоня при желании Роскомнадзора может продолжаться довольно долго: «Telegram не первый ресурс, который от них бегает, но первый массовый».

Дуров уже заявил о том, что не будет жалеть денег и начнет раздавать биткоин-гранты администраторам Proxy и VPN, которые предоставляют средства для обхода блокировки мессенджера. Учитывая, что Дуров вошел в рейтинг долларовых миллиардеров Forbes, и то, насколько он принципиален в своих решениях, за судьбу мессенджера в России можно не беспокоиться — он будет работать, пускай и вне закона. Для Павла Дурова это теперь дело имиджа. А вот Роскомнадзор в этой истории доказал свою полную неэффективность и тот факт, что законы не работают.

Более того, непонятно, как долго операторы будут исполнять предписания Роскомнадзора: регулярные выгрузки реестра из нескольких миллионов IP-адресов для блокировки доступа крайне усложнили их работу и привели к нарушениям работы огромного количества сайтов. И операторы в этой ситуации оказались крайними: их главная задача — обеспечение работающего интернета — сталкивается с необходимостью исполнять предписания ведомства. И от того, на чьей стороне они окажутся — клиента или закона — будет зависеть очень многое.

Получилось так, что непродуманный закон загнал ведомство в ловушку, из которой Александру Жарову придется выбираться самостоятельно. Какие варианты есть у Роскомнадзора? Отказаться от блокировки мессенджера они не смогут, потому что летом 2018 года в силу вступит «закон Яровой», который Telegram демонстративно не соблюдает, а значит — должен быть заблокирован. Продолжать эту бессмысленную погоню по всему интернету — значит продолжить смешить все мировое интернет-сообщество и работать на популярность самого Дурова. Из этой битвы с Роскомнадзором, затянувшейся практически на 9 месяцев с первого судебного постановления, Дуров получил многократное увеличение лояльной аудитории в России, которая даже после блокировки не перестала пользоваться мессенджером, а также статьи в топовых западных изданиях и последующий рост числа пользователей по всему миру.

Даже Эдвард Сноуден, критиковавший ранее Telegram, поддержал Дурова: «Я критиковал модель безопасности Telegram, но ответ Дурова на тоталитарное требование российского правительства получить скрытый доступ к частным перепискам — отказ и сопротивление — единственно правильный, показывающий реальное умение вести за собой», — написал Сноуден в своем твиттере.

И Жарова тут по-настоящему становится жалко: пока все смеются над Роскомнадзором и продолжают пользоваться мессенджером, с точки зрения государства он дискредитировал саму власть. Несмотря на то, что Роскомнадзор — всего лишь исполнительный орган, в глазах общественности именно он, а не Таганский суд и ФСБ, стал главным виновником сложившейся ситуации.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573388


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573379

Блокировка миллионов

Юлиан Ханс | Süddeutsche Zeitung

Роскомнадзор заблокировал более 16 млн IP-адресов, чтобы парализовать работу популярного мессенджера Telegram, пишет московский корреспондент Sueddeutsche Zeitung Юлиан Ханс. "Палки в колеса вставляют тому, кто стоит за редкостной для России историей успеха Made in Russia", - считает журналист.

"Борьба за свободу слова требует жертв, однако пока, насколько известно, среди них террористов нет. С начала недели Роскомнадзор заблокировал более 16 млн IP-адресов, чтобы парализовать работу Telegram. Мессенджер продолжает функционировать, пользователи находят лазейки, чтобы обойти блокировку, но пострадали другие: сайты некоторых российских СМИ и компаний на какое-то время оказались недоступны", - говорится в статье.

Как пишет автор публикации, со временем мессенджер, детище компании российского предпринимателя Павла Дурова, работающий по принципу WhatsApp, стал настолько популярен, что "многие компании перешли на обслуживание клиентов через его сервисы. Даже власть стала общаться с гражданами посредством Telegram; через мессенджер пресс-служба Кремля поддерживала связь с журналистами".

"С самого начала Telegram предлагал возможность шифрованного обмена данными. Это сделало его излюбленным инструментам среди оппонентов Кремля. ФСБ потребовала коды шифрования, ссылаясь на то, что мессенджером якобы пользуются для связи террористы. Дуров отказался, аргументировав свою позицию несовместимостью требования с законом, а также с принципами защиты информации, которые положены в основу Telegram. В пятницу суд вынес решение, согласно которому мессенджер должен быть блокирован", - рассказывает читателям автор.

Как сообщает Ханс, в начале года Дуров собрал с помощью инвесторов 850 млн долларов, чтобы разработать на основе мессенджера собственную криптовалюту. "С учетом наличия 200 млн пользователей по всему миру (по данным самой компании), число потенциальных клиентов было бы просто гигантским. 15 млн пользователей в России - число не столь серьезное, чтобы из-за них идти на сделку с ФСБ и таким образом ставить под удар глобальный бизнес, - говорится в статье. - Даже если многие до сих пор халатно относятся к защите личной информации, деньгами рисковать не хочет никто".

С того момента, как Роскомнадзор начал в понедельник блокаду, разработчики затеяли игру в "кошки-мышки" с надзорной инстанцией. Telegram стал менять IP-адреса, прибегая к облачным сервисам, таким, как Amazon Web Services или Google Cloud. "При попытке поймать мессенджер российские инстанции то и дело блокировали и посторонние ресурсы", - пишет Ханс.

Пользователям Telegram было рекомендовано перейти на два альтернативных мессенджера, которые принадлежат Mail.ruGroup. "Владельцем компании является миллиардер Алишер Усманов, верный Путину олигарх. Два года назад концерн приобрел социальную сеть "ВКонтакте", вытеснив из компании Дурова. Российский клон сети Facebook стал основой успеха Дурова", - сообщает корреспондент.

Оставшаяся кучка либеральных СМИ, говорится в статье, критикует блокировку Telegram не только с точки зрения ущемления свободы слова. "Они напоминают о том, что Дуров - один из немногих примеров менеджера, который заработал свой капитал в России не на сырьевых ресурсах и не на связях, а на технологиях и инновационном продукте, которым пользуются люди по всему миру".

Террористы ищут другие пути, чтобы пользоваться шифрованными каналами связи, написал Дуров "ВКонтакте". Он добавил, что запрет Telegram повлияет на национальную безопасность России, потому что часть пользователей перейдет на другие платформы, в том числе WhatsApp и Facebook, а их контролируют американцы.

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573379


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573359

Эммануэль Тодд об антироссийской истерии западного истеблишмента

AgoraVox, Франция

Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd) был гостем канала «Франс кюльтюр» 14 апреля 2018 года после того, как США, Франция и Великобритания нанесли ночные удары по Сирии. Наверное, это интервью стало одним из лучших его выступлений: у пораженных журналистов выступил холодный пот от его слов, хотя он говорил лишь о том, что в некоторых кругах считается прописной истиной.

Эммануэль Тодд с ходу задал тон всему интервью: он говорил с точки зрения благосклонного отношения к англосаксонскому миру, своего восхищения которым он, кстати говоря, никогда не скрывал.

Тодд никогда не претендовал на звание диссидента и борца с системой, а представлял себя продуктом истеблишмента, членом ориентированной на элиту интеллектуальной буржуазии и активным читателем мейнстрим-прессы. Наверное, именно эта позиция достаточно консервативно настроенного специалиста придает особый оттенок его словам. Дело в том, что критика системы всегда опаснее, если исходит изнутри.

Антироссийская истерия

Эммануэль Тодд говорит о безумии западной прессы, которая формирует у граждан западного мира фантасмагорический образ сверхсильной, угрожающей, всепроникающей и тоталитарной России. Тодд же отмечает, что демографический вес России на самом деле в десять раз меньше западного, что она только-только обрела стабильность, не относится к числу самых развитых стран и придерживается позиций оборонительного восстановления. Кроме того, «монстр» Путин был «избран» россиянами, и те поддерживают его политику. Так, с чем же тогда связана паранойя западной прессы в отношении России?

Эммануэль Тодд признает, что не понимает усиления этой загадочной русофобии в истеблишменте. Он говорит о «конспирологии» и отмечает, что очень встревожен патологической фиксацией на стране, которая не обладает приписываемыми ей силами. По его словам, западный менталитет обуревают неконтролируемые страсти, что наводит на мысли о психическом расстройстве и контрастирует с рациональностью, оценкой сил и самоконтролем с российской стороны. «Интеллектуальный уровень российских дипломатов намного выше, чем у западных, — признает он. — У них есть видение истории, мира и России, самоконтроль, который они называют профессионализмом». Стоит отметить, что у западной элиты он полностью отсутствует.

В этом с Эммануэлем Тоддом нельзя не согласиться. Чтобы оценить уровень российских дипломатов, я рекомендую ознакомиться с книгой «Алеппо: война и дипломатия» Марии Ходынской-Голенищевой, высокопоставленной сотрудницы российского представительства при ооновских организациях в Женеве. Она очень грамотно рисует картину битвы за Алеппо во всех измерениях (военном, дипломатическом, стратегическом, геополитическом, историческом, экономическом…), переходит от практики (исчерпывающее описание всех использованных Москвой дипломатических средств) к теории, демонстрируя реализм, ясность мысли и приверженность фактам.

Эта книга подобна глотку свежего воздуха, поскольку позволяет иначе взглянуть на единообразное гуманитарно-правозащитническое мышление.

Нельзя сказать, что западная элита не в состоянии предложить аналитику подобного уровня: некоторым, вроде Юбера Ведрина (Hubert Vedrine) и Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinski), удавалось это и в современную эпоху, однако они составляют крошечное меньшинство. Как бы то ни было, необходимость выдавать фальшиво-гуманитарную и правозащитническую риторику, которая служит дымовой завесой для истинных тактических и стратегических планов западных держав, стоит превыше всего. Куда важнее представить себя защитником вдов и сирот (и самому уверовать в это), а не разбираться с истинными причинами поступков.

Эммануэль Тодд также рекомендует «всем ознакомиться со статьями Лаврова и Путина, если есть желание почитать умные вещи о геополитике».

Несмотря на свое непонимание, он все же пытается выдвинуть гипотезы для объяснения антироссийской истерии.

Партия олигархов против партии народа

Опираясь на историю Пелопонесской войны Фукидида, одного из классиков реалистического взгляда на международные отношения, который пишет о самом богатом на политические выводы конфликте в истории, Эммануэль Тодд отвергает «ложную диалектику» элитизма против популизма (она представляется весьма туманной и опирается лишь на растиражированные в СМИ теории) и заменяет ее классическим противостоянием партии олигархов и партии народа (в его основе лежат четко определенные расхождения интересов).

По словам Тодда, партия народа хочет, чтобы страны несколько ушли в себя и обеспечили лучшую защиту гражданам, продолжая при этом вести разумную торговлю. Партия олигархов, в свою очередь, рассматривает национальные государства как архаичные структуры, которые были унаследованы от старого мира и совершенно не приспособлены к условиям современной неолиберальной глобализации, саморегулирующимся финансовым рынкам и международным организациям, в чью задачу входит постановка перед народами требований бюджетной дисциплины.

Такое противостояние объясняет нестабильность и шизофрению в западном мире. Так, например, партия олигархов считает Трампа сумасшедшим, когда тот принимает протекционистские меры, но затем называет его разумным человеком, когда он пишет в Твиттере о том, что русским стоит готовиться к ракетным ударам.

Не исключено, что Россия невольно стала образцом для партии народа. Экономические реформы 1990-х годов были восприняты как причина беспрецедентного ослабления страны, как во внутреннем, так и во внешнем плане. Именно они породили государственную реакцию против олигархического контроля над функциями государства и стратегическими отраслями российской экономики. Путин же стал воплощением этой реакции. Россия становится примером государственного развития наций, восхищая тем самым партию народа и становясь излюбленной целью виндикты партии олигархов.

Именно по этой причине Венгрия подвергается сегодня такой критике: эта патриотически настроенная страна считает приоритетом сохранение нации и не хочет, чтобы в стране задул неконтролируемый ветер миграции. Такая позиция совершенно непонятна партии олигархов, которая придерживается постнациональной парадигмы.

К этой аналитике Тодда можно было бы добавить, что государственный консерватизм российского руководящего класса очень положительно воспринимается западной партией народа, которая сгибается под ударами навязанного партией олигархов прогрессизма. В результате партия олигархов и ее журналисты судят Россию под углом не имеющих никакого отношения к геополитике антропологических и семейных критериев вроде положения гомосексуалистов, отмечает Тодд.

Многополярность

По мнению Эммануэля Тодда, одна из причин антироссийской истерии носит военный характер. Дело в том, что в этой сфере Россия «вернулась к паритету с Западом», совершила «технологический подъем». «Это единственная страна, которая сегодня способна дать отпор США в военном плане».

В результате Россия теперь не просто запретная зона для завоеваний Запада, а еще и ветка, за которую могут ухватиться другие страны, чтобы спастись от западной волны.

«Представление о том, что единственная страна в мире [США] в состоянии делать все, что ей заблагорассудится, не может быть хорошей концепцией с либеральной точки зрения», которая стала догмой у американцев, уверен он. «Если придерживаться логики равновесия силы, можно сказать, что все стало только лучше! Даже если вам не нравится Россия, существование полюса стабильности без возможности расширения должно только порадовать», — продолжает он.

До возрождения России действительно говорилось о том, что ни одна держава не в силах противиться стратегической мощи США и стран НАТО. Хотя Россия сейчас и может соперничать с державами первого плана в военно-стратегической сфере, она уже — не Советский Союз и не стремится быть империей (в любом случае, у нее нет для того необходимых ресурсов). При этом она стала лидером многополярного мира. Многополярная система идет против «общечеловеческих» западных ценностей и не признает право «богатого севера» действовать от имени всего человечества, единолично принимать решения по большей части ключевых вопросов. Многополярный мир предполагает наличие нескольких центров, каждый из которых не обладает исключительными правами и, следовательно, вынужден учитывать позиции других. Именно поэтому многополярность представляет собой логическую альтернативу однополярности. Компромисс исключен: мир может быть или однополярным или многополярным.

Таким образом, путинская Россия представляет собой главное препятствие на пути проекта (или даже мессианства) партии олигархов, которая стремится сделать мир однородным: западная модель во главе с США в качестве национальной державы и флагмана глобализации должна расшириться на все страны и народы Земли, чтобы гарантировать интеллектуальную гегемонию и всеобщность ценностей Запада (это необходимо для формирования глобального правительства нового мирового порядка).

Демократия

Когда Каролин Бруэ (Caroline Broué) задала вопрос об угрозе от переизбрания Виктора Орбана для «демократии», Эммануэль Тодд выбил ее из колеи словами о том, что на Западе не осталось ничего «демократического», что все рассуждают о демократии, не понимая ее значения. Что после референдума 2005 года Франция перестала быть представительным режимом в классическом смысле этого слова, и что никто больше не знает, кто стоит у власти в США.

Далее Тодд рассказал пришедшей в ступор журналистке, как должен выглядеть представительный режим, достойный называться таковым: люди голосуют, а легитимно назначенная элита реализует на практике их решения. В завершении этой темы он сказал, что перестал слушать Макрона, поскольку тот только делает вид, что является президентом, и не обладает настоящей властью. По его словам, сейчас быть президентом Франции — это выступать по телевизору и ограничивать права простых людей, не трогая привилегии власть имущих.

Сирия

Эммануэль Тодд утверждает, что в сирийском обществе изначально был очень сильный раскол. Это противоречит мантре СМИ о том, что «Башар убивает собственный народ», словно в Сирии нет никого кроме алавитов и религиозно-этнических меньшинств, кто поддерживал бы сирийский режим, который якобы обязан своим выживанием российской и иранской армиям.

Далее он предлагает интересный географический анализ: в удерживаемых правительством зонах наблюдался наибольший прогресс в плане прав женщин, тогда как мятежные регионы были самыми закрытыми и консервативными. Он отмечает парадоксальность того, что союзниками Запада стали те, кто находились дальше всего от ценностей западной элиты и представляли собой наименее эффективную группу населения в плане образовательной и культурной динамики (по примеру саудовского общества).

Любой, кто попытался хоть немного разобраться в социальной обстановке в стране до войны, знает, что там сложился социально-экономический раскол между городскими центрами и сельской периферией. Политика открытости и либерализации экономики президента Башара Асада играла на руку элите и более состоятельной части городского среднего класса в ущерб менее обеспеченному населению периферии страны, чье положение еще больше ухудшилось в результате засухи (2007-2010). Уставшие от дельцов и коррупции люди стали искать спасение в религии, что объясняет большую представленность исламистов в рядах мятежников.

Такое прочтение ситуации перечеркивает анализ сирийского кризиса исключительно через религиозную призму (религиозная составляющая действительно существует, однако не объясняет всего, а рассматривать режим лишь как алавитское образование некорректно с позиций анализа), поскольку ощутимая часть суннитской буржуазии поддерживает сирийскую власть. Это также объясняет тот момент, что сирийская армия по большей части суннитская.

Плюрализм СМИ

По всем этим вопросам Эммануэль Тодд рисует достаточно жесткий портрет западной прессы: «Клянусь вам, что этим утром [14 апреля] описание событий [в Сирии] в «Гардиан», «Дейли Телеграф» и «Монд» было настолько плохим, что мне впервые в жизни пришлось зайти на сайт французского RT, чтобы понять, что случилось в Сирии. Там было намного больше подробностей, была вся информация, что и в других источниках, а также множество дополнительных сведений».

Разумеется, российские СМИ несут вовсе не слово божье. Подобно «Си-эн-эн» во время американских войн, RT превращается в инструмент пропаганды, когда речь заходит об освещении конфликтов, которые представляют стратегический интерес для России. Тем не менее, если руководствоваться реализмом и принять несбыточность мифа о независимой и беспристрастной прессе, наименьшим злом из альтернатив медийной монополии идеологических групп и партий интересов все еще является плюрализм прессы. Российские СМИ рушат монополию англосаксонской прессы в мировых информационных потоках и способны продвигать «альтернативный взгляд» на события, что ставит их под прицел западных СМИ, где доминирует партия олигархов.

Заключение

Его вывод выглядит следующим образом: когда у нас говорят о России, то говорят в первую очередь о нашем собственном кризисе, о нашем дефиците духовных ценностей, национальных чувств и общих проектов. Все это плодит агрессивность и подталкивает к тому, чтобы искать прибежище в иррациональном и эмоциональном. Запад потерял ориентиры. Заблудился.

Гипотезы Тодда, конечно, необходимо расширить, однако они формируют прекрасную рабочую основу.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573359


Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573358

Как пошли дела у шведа, который должен был преодолеть кризис на российском АвтоВАЗе: «Никогда не видел ничего подобного»

Бу Андерссон рассказывает о своей ответственной должности на посту руководителя автомобильной индустрии в России в новом документальном фильме.

Эрик Сёдерхольм (Erik Söderholm), Auto Motor & Sport, Швеция

Когда Бу Андерссон (Bo Andersson) вступил в должность руководителя российского АвтоВАЗа, у него были большие планы. За плечами у него было несколько лет в роли руководителя российского ГАЗа, где он, например, уволил 50 тысяч сотрудников и полностью расправился с взятками, так что многие с нетерпением ждали, как он проделает то же самое на АвтоВАЗе.

Но получилось иначе.

Документальный фильм, который показывают на «Шведском телевидении» (Sveriges Television) и который доступен на сайте (SVT), рассказывает нам, как все вышло на самом деле. Мы видим, как АвтоВАЗ, одно из крупнейших государственных предприятий в России, превратился из жемчужины Советского Союза, производившей огромное количество автомобилей «Лада», в компанию, несущую большие убытки, тысячи сотрудников которой вообще ничего не делают.

Исполняющий обязанности директора по развитию рассказывает в фильме, как обстояли дела.

«Месяц назад примерно тысяча человек работали в подвальных помещениях. Они занимались „обслуживанием" — причем никто не понимал, обслуживанием чего. Однажды утром, в половине девятого, мы посетили шесть таких мастерских. Люди спали, играли в шахматы или пили чай. Часом позже ничего не изменилось, кроме того, что они закрыли дверь, — говорит он. — Больше в этих подвалах никто не работает».

Бу Андерссон поражен тем, что многие, казалось, считали, что проблемы возникли как раз тогда, когда он пришел в компанию. В конце он говорит, что никогда не взялся бы за эту работу, если бы знал то, что знает сегодня.

«Я работал в 18 городах России и никогда ничего подобного раньше не видел. Никогда».

Кто такой Бу Андерссон

Бу Андерссон пришел работать в «Сааб» (Saab Automobile) после шведской армии, а затем стал руководить отделом закупок всего «Дженерал Моторз» (General Motors). Но после нескольких лет в США ему предложили работу в совсем другом месте: он должен был исправить катастрофическую ситуацию в российской автомобильной промышленности.

Он стал руководителем российского ГАЗа, где он, помимо прочего, уволили 50 тысяч сотрудников и, как он сам говорит, стал «самым ненавидимым человеком в России».

Однако меры по наведению порядка дали результат, и ГАЗ подписал производственные соглашения с «Фольксваген» (Volkswagen), «Дженерал Моторз» (General Motors) и «Мерседес» (Mercedes).

«Больше всего я горжусь тем, что те 13 заводов, которые у нас сегодня есть, дают работу более 52 тысяч человек. Я дал людям надежду на будущее», — говорил он в интервью «Авто мотор & спорт» (Auto motor & sport).

После нескольких лет в ГАЗе Бу Андерссон перешел в АвтоВАЗ, причем, как он сам сказал в интервью «Дагенс Нюхетер» (Dagens Nyheter), сделал это «недобровольно».

«Каждый день кажется потраченным впустую. По сравнению с ГАЗом тут все в десять раз сложнее. Все время словно продираешься через дерьмо», — рассказал он газете.

В 2016 году стало известно, что Бу Андерссона самого уволили из АвтоВАЗа.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573358


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский

Санкционное противостояние заставляет Россию наказывать россиян

Те меры, которые предложил российский парламент, нанесут ущерб скорее крупным российским компаниям и обычным гражданам, нежели Америке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

США и Россия отложили момент принятия решений касательно введения санкций друг против друга, но логика их неуклонно ухудшающихся отношений подсказывает, что новые санкции неизбежны. Сейчас трудно спрогнозировать, до чего США могут дойти и кто больше всего пострадает от последствий. Между тем реакция Кремля не вызывает никаких сомнений: он сознательно навредит россиянам больше, чем американцам.

Кто бы ни предложил запретить объединенной компании «РУСАЛ» — алюминиевой компании, принадлежащей российскому миллиардеру Олегу Дерипаске, — работать в США, вероятнее всего, он не учел возможные последствия такого шага. К примеру, как такое решение повлияет на цепочку поставок в глобальной алюминиевой индустрии? Или на австралийско-британскую компанию «Рио Тинто» (Rio Tinto), которая прежде продавала сырье РУСАЛу? Или на рабочих глиноземного завода РУСАЛа, расположенного рядом с Лимериком, Ирландия? И это только сопутствующий ущерб.

С другой стороны, потенциальные российские контрсанкции, изложенные в законопроекте, который поддержало большинство российских законодателей, начиная со спикера, включают в себя такие меры, которые могут нанести вред миллионам россиян. Но депутаты сознательно не обращают на это внимание.

Этот законопроект — который вступит в силу в том случае, если президент издаст специальный указ — разработан таким образом, чтобы «ударить под дых американцам», как сказал Михаил Емельянов, один из многочисленных сторонников принятия этого закона.

Предложенные меры включают.

• Запрет на импорт продуктов питания, лекарственных препаратов, алкоголя и табака.

• Прекращение работы деловых предприятий атомной и космической отраслей, в которых американским гражданам и компаниям принадлежит более 25%.

• Запрет на сотрудничество с американскими юридическими, аудиторскими и консалтинговыми фирмами для российских предприятий, связанных с правительством.

• Аннулирование защиты товарных знаков американских компаний.

• Повышение комиссии для американских авиалиний, чьи самолеты пересекают российскую воздушную границу.

• Ограничения на прием на работу американских специалистов и менеджеров высшего звена в российские компании.

Все эти меры, как говорится в законопроекте, могут быть приняты и против других «недружественных» стран.

Запрет на импорт алкогольной и табачной продукции будет не слишком болезненным. За первые девять месяцев 2017 года Россия импортировала американские товары на общую сумму в девять миллиардов долларов, и только 4% от этой суммы пришлись на продукты питания и алкогольную продукцию. Россия спокойно обойдется без них, хотя некоторые ценители, возможно, будут скучать по своему бурбону и винам из Долины Напа. Хотя американская табачная компания «Филип Моррис» (Philip Morris International) является лидером на российском табачном рынке, за первые девять месяцев прошлого года Россия импортировала из США свежие листья табака на сумму в 57 миллионов долларов. США поставляют в Россию гораздо меньше такой продукции, нежели, скажем, Бразилия, и производители сигарет с легкостью найдут себе новых поставщиков сырья в Африке, Азии или Латинской Америке.

Но ситуация с лекарственными препаратами иная. В 2017 году на долю американских компаний приходилось 13% российского импорта медикаментов. В законопроекте о контрсанкциях говорится, что ограничения могут быть введены только на те препараты, которые невозможно заменить препаратами местного производства или препаратами, импортируемыми из дружественных стран — эта задача усложняется еще больше в силу высокого качества американских лекарственных средств. Но если власти реализуют этот запрет, немногим более половины импорта — на сумму примерно в 45 миллиардов рублей (731 миллион долларов) — будет потеряно.

Такая сумма — это примерная прибыль компании «Пфайзер» (Pfizer) за пять дней. Но это станет огромной проблемой для российских пациентов. Иногда неамериканские компании производят аналоги американских препаратов в недостаточном количестве — в первую очередь это касается детских форм определенных препаратов. В других случаях разница в качестве может оказать существенное влияние на эффективность лечения.

На вопрос о том, как российским пациентам нужно реагировать на запрет на импорт фармацевтической продукции, вице-спикер Госдумы Петр Толстой ответил шуткой: «Сплюньте их, и заварите кору дуба».

Перспектива запрета на сотрудничество в космической области привела к резкому падению акций «ВСМПО-Ависма», российской компании, которая поставляет титановые сплавы компании «Боинг». Хотя решение отложить принятие решения по этому законопроекту о контрсанкциях до 15 мая немного исправило ситуацию, по сравнению с началом апреля их стоимость упала на 5%. На Северную Америку приходится более 30% продаж этой компании. Но, если сотрудничество с США в космической отрасли прекратится, последствия могут оказаться намного хуже, чем резкое уменьшение объемов продаж компании «ВСМПО-Ависма» и удар по 20 тысячам ее сотрудников и рабочих. «Боинг» попытается найти других поставщиков, а американское правительство может в ответ ввести запрет на экспорт запчастей для самолетов «Боинг», которые используют российские авиакомпании.

Подобным же образом запрет на экспорт российских ракетных двигателей, которые США продолжают закупать, тоже больше всего навредит россиянам. Американская аэрокосмическая индустрия найдет им замену (кроме того, крупнейший производитель космической техники «Спэйс-Экс» (SpaceX) не использует двигатели российского производства), а Россия потеряет свои продажи.

Запрет на специалистов и менеджеров — в 2016 году разрешение на работу в России имели около тысячи американцев — причинит заметный ущерб России. То же самое касается и запрета на услуги американских аудиторских и консалтинговых фирм. Американцы работают в России только потому, что их компании не могут найти россиян, которые могли бы занять определенные должности. А российские государственные компании прибегают к услугам иностранных аудиторов, консультантов, юристов и рейтинговых агентств не потому, что им нравится платить этим специалистам высокие гонорары: это необходимо делать, чтобы среди прочего иметь возможность брать в аренду и покупать активы за рубежом.

В определенном смысле санкции — это всегда бумеранг. Страна не может навредить своим торговым партнерам, не навредив себе. Но каждый раз сильнее страдает именно более слабая сторона. Вряд ли стоит говорить о том, что по сравнению с США Россия в экономическом смысле является этой самой более слабой стороной. Выдвигая такой проект контрсанкций, она не просто стреляет себе в ногу, а выпускает по пуле в каждый ее палец. Можно только надеяться, что президент Владимир Путин не захочет реализовывать этот проект на практике так же, как его коллега Дональд Трамп не хотел вводить те санкции, на которых Конгресс настаивал в прошлом году.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573355

«Начало прекрасной дружбы». Белый дом сообщил Кремлю о передышке в санкциях

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Президент России Владимир Путин дал российским чиновникам указание снизить накал антиамериканской риторики. Рассмотрение законопроекта об ответных санкциях отложили до 15 мая

Администрация президента США Дональда Трампа не только решила пока не вводить новые санкции против России, но и сочла необходимым предупредить об этом Кремль. Об этом сообщил в среду, 18 апреля, «Интерфакс» со ссылкой на источник в МИД России.

«Я подтверждаю, что посольство РФ в Вашингтоне было уведомлено о том, что новых санкций в ближайшее время не будет», — приводит агентство его слова.

Вполне вероятно, сигнал Белого дома услышан Кремлем. Как сообщило 18 апреля агентство Bloomberg со ссылкой на собственные информированные источники, президент России Владимир Путин стремится снизить напряжение в отношениях с США и решил дать Дональду Трампу еще один шанс исполнить свои предвыборные обещания и улучшить отношения с Россией. По мнению агентства, об этом свидетельствует график рассмотрения законопроекта об ответных санкциях в отношении США. Документ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств» внесли на рассмотрение Госдумы 13 апреля. «В ходе неоднократных обсуждений недружественных действий по отношению к нашей стране мы говорили о необходимости ответа на хамское поведение со стороны США и создание препятствий для работы российского бизнеса», — заявил тогда спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Депутат пообещал, что законопроект планируется обсудить 16 апреля на внеочередном заседании Совета Госдумы с участием представителей всех фракций. После этого законопроект рассмотрят на ближайшем заседании нижней палаты. Как выяснилось позднее, рассмотрение нового законопроекта запланировано лишь на 15 мая. Один из собеседников Bloomberg также рассказал о том, что Путин дал российским чиновникам указание снизить накал антиамериканской риторики.

Путаница или смена политики

16 апреля газета The Washington Post сообщила со ссылкой на информированные источники, что президент Трамп решил притормозить введение новых санкций против России. В этот день ожидалось, что Белый дом объявит о дополнительных ограничительных мерах против Москвы за ее поддержку президента Сирии Башара Асада.

Новые санкции 15 апреля анонсировала в воскресном эфире телеканала CBS News постоянный представитель США при ООН Никки Хейли. Она заявила, что о введении новых ограничительных мер объявит глава Минфина США Стивен Мнучин и они напрямую затронут компании, занимающиеся поставками оборудования и технологий, связанных с химическим оружием, которое использует Башар Асад.

Одновременно посол США в Москве Джон Хантсман направил в российский МИД письмо, в котором предупредил о подготовке Вашингтоном новых антироссийских санкций. По данным «Коммерсанта», в письме Хантсман перечислил мотивы удара США, Франции и Великобритании по Сирии в ночь на 14 апреля, а также назвал причину дополнительных ограничений — «поддержка сирийского режима».

Торопливость высокопоставленных американских дипломатов вызвала гнев Трампа. Вечером 16 апреля он созвал своих советников по национальной безопасности и выразил неудовольствие громкими заявлениями о новых санкциях, которые он сам еще недостаточно изучил. Эту версию подтвердила 17 апреля газета The New York Times, которая сообщила со ссылкой на источник из окружения президента США, что Трамп узнал о планах ввести новые антироссийские санкции, увидев выступление Хейли в воскресной телепрограмме. Он был крайне рассержен, так как не принимал никакого решения на этот счет.

На совещании у Трампа было принято решение публично назвать заявления Хейли некорректными. Как пояснил один из собеседников издания, Хейли вышла за пределы своих полномочий, и ей поручили исправить допущенную ошибку. «Она вышла за линию», — заявил по поводу слов Хейли экономический советник Трампа Ларри Кудлоу. Он объяснил случившееся тем, что Хейли «временно что-то напутала». Постпред США при ООН не осталась в долгу. «При всем уважении я ничего не напутала», — заявила Хейли в эфире телеканала Foх News.

Кудлоу был вынужден позвонить Хейли и принести свои извинения. «Она, конечно, ничего не напутала», — заявил он изданию. По его словам, Хейли в основном следовала линии Белого дома так, как она ее понимает. «Политика была изменена, а ей об этом ничего не сказали», — пояснил Кудлоу.

По итогам совещания должностные лица в администрации Белого дома рассказали газете The Washington Post, что Трамп вряд ли будет вводить дополнительные антироссийские санкции без появления нового провоцирующего повода со стороны Москвы. Источники издания охарактеризовали нынешнюю стратегия Белого дома в отношении санкции как «выжидающую».

Слова чиновников Белого дома о стратегии выжидания может иллюстрировать судьба нового законопроекта, внесенного десять дней назад в базу данных Конгресса США. Документ под названием Stand with UK against Russia Violations Act предусматривает новые санкции против России в связи с «делом Скрипалей». В том числе речь шла о введении запрета для резидентов США на сделки с новыми выпусками российского суверенного долга. 11 апреля глава Минфина США Стивен Мнучин подтвердил позицию возглавляемого им ведомства, что ограничительные меры в отношении Москвы не должны затрагивать российский госдолг.

Последний пакет антироссийских санкций был введен США 6 апреля 2018 года. Тогда Минфин США воспользовался законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Сountering America’s Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA) и ввел санкции против семерых российских миллиардеров из списка Forbes (владелец «Русала» Олег Дерипаска F 19, владелец «Реновы» Виктор Вексельберг F 9, сенатор Сулейман Керимов F 20, совладелец «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов F 55, сын Аркадия Ротенберга F 40 Игорь Ротенберг F 95, совладелец «Сибура» Кирилл Шамалов F 75 и совладелец USM Holdings Андрей Скоч F 23, а также 15 связанных с ними компаний и 17 высокопоставленных чиновников и руководителей крупнейших российских госкомпаний.

Вашингтон объяснил новые санкции тем, что российское правительство участвует в «злостных действиях по всему миру», в том числе продолжает оккупировать Крым, провоцирует насилие на востоке Украины, поддерживает режим Башара Асада в Сирии и пытается подорвать западные демократии при помощи злонамеренной киберактивности.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573355


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573352 Сергей Фрадков

Счастье против воли: как любовь к инновациям губит высокие технологии

Сергей Фрадков

инвестор, управляющий партнер венчурного фонда и стартап-акселератора iDealMachine

Руководству компаний следует сочетать инновации с оптимизацией бизнеса здесь и сейчас. Иначе активные инвесторы не дадут им шанса увидеть результаты инновационного развития

Сложно найти человека в корпоративном мире, который не был бы знаком с монографией профессора HBS Кристенсена «Дилемма инноватора». В ней автор подробно разбирает кейсы прорывных инноваций в различных индустриях, где компании, имеющие доминирующие позиции в своем сегменте рынка, пали под натиском меньших конкурентов, использующих инновации для передела рынка.

Чтобы спастись, компания за компанией объявляли о своей приверженности принципам Lean Startup (бережливый стартап) и созданию внутренних центров инноваций, призванных к внедрению прорывных технологий и созданию новых продуктов. Однако в последнее время мы становимся свидетелями нового тренда — инвесторы-активисты все чаще требуют от руководства компаний сконцентрироваться на текущей прибыльности и не вкладывать много средств и времени в инновации.

В чем же причина провала инновационного фокуса крупных компаний? Это связано со способами, которые корпорации пытаются реализовать инновации.

Изобретения по разнарядке

Первый и наиболее очевидный способ разработки инновационных продуктов, которые используют большие компании, — это поручить структурным подразделениям создание определенного количества инноваций в год. Часто это принимает форму разнарядки, где отделению поручают выполнить определенные KPI по инновациям и делают компенсацию ключевых сотрудников зависимой от внедрения «инновационных» продуктов в ассортимент компании. Винтики в машине корпоративной бюрократии начинают крутиться, ответственные за реализацию начинают готовить отчетность для вышестоящего начальства, но в реальности выхлоп от этих инициатив невелик — произведенные таким способом продукты не имеют реальной востребованности на рынке, ведь основной причиной их возникновения была корпоративная отчетность, а не потребность рынка.

Дополнительно любые инновационные продукты, которые могут изменить структуру маржинальности существующих, встречают ожесточенное сопротивление отделов, ответственных за сбыт существующей продукции, — ведь на кону стоит их компенсация и внутренний успех их руководства. К этому выводу пришел и вышеупомянутый профессор Кристенсен — по его мнению, инновации внутри существующих корпоративных структур обречены на саботаж и медленную смерть. В качестве примеров он приводил Digital Equipment Corporation (DEC), Xerox и другие компании.

Джеффри Иммельт в 2011 году трансформировал GE из диверсифицированного конгломерата в компанию с целевым фокусом на нескольких отраслях промышленности. Поначалу инновации были успешны, но затем рыночная стоимость акций компании упала вдвое и в 2017 году достигла наихудшего за всю ее многолетнюю историю уровня Dow Jones — Иммельт был уволен. По мнению акционеров, фокус на инновации не помог росту акций компании, а значит, должен был быть изменен, невзирая на причитания о необходимости смотреть в будущее.

Поглощение инноваций

Наученные опытом, корпоративные менеджеры начали внедрять методики, связанные с поглощением перспективных компаний. Нередки ситуации, когда вокруг крупных компаний создается целая серия компаний ее бывших сотрудников, создающих инновационные продукты, а потом продающих свои стартапы родительской организации. Примером такой стратегии может служить компания Cisco, производитель сетевого оборудования, которая приобретает несколько десятков успешных компаний ежегодно. В основе данной стратегии лежит осознание факта, что для создания инновационного продукта команда должна быть свободна от рамок работающего бизнеса, а за продукт, доказавший свою востребованность, можно заплатить существенную премию.

Однако наравне с преимуществами такая методика имеет существенные недостатки. Цена, которую корпорация платит за созревший инновационный продукт, часто является сильно завышенной. Инновационные стартапы нередко запускают бывшие сотрудники корпорации, которые имеют связи внутри компании, где раньше работали, что позволяет им получить нерыночную цену за свою фирму. Ну и наконец, их опыт в запуске инновационного продукта может быть недостаточным и пропорция успеха невысокой — ведь в большинстве своем они технари, а не бизнесмены. Для запуска серьезного инновационного продукта им не хватает опыта и понимания рынка.

Например, Yahoo! активно занималась поглощениями. В 2005 году корпорация приобрела весьма успешный сервис онлайн-закладок Delicious, одновременно разрабатывая аналог внутри корпорации — Benchmarking 2.0. При этом внешняя компания приобретена на пике популярности, с базой постоянных пользователей около 300 000 пользователей. В результате сервис, приобретенный, по разным оценкам, за $15-30 млн, через шесть лет выставляется на продажу как «бесперспективный» наряду с поисковиком Altavista, новостным агрегатором Yahoo! Buzz, веб-каталогом Yahoo! Picks и социальной сетью MyBlogLog. Причина, озвученная руководством компании, — «мы не нашли способа монетизировать сервис». Полагаю, реальная причина — несогласованность действий внутри команды и заинтересованность в продвижении собственного продукта.

В 2012 году Yahoo! возглавила Марисса Майер, молодой перспективный топ-менеджер из Google. Покупки стартапов продолжились: 53 компании за 4 года с общей суммой инвестиций $2-3 млрд, но они либо закрывались, либо не давали ожидаемого эффекта. И в 2016 году когда-то лидирующий поисковый сервис был куплен оператором Verizon.

Внутренние эксперименты

Наконец, еще один способ запуска корпоративных инноваций — это корпоративные акселераторы, или центры инноваций. Часто они создаются в партнерстве с инфраструктурными партнерами, опытными игроками венчурной и инновационной индустрии. Такие игроки способны помочь компании в нескольких аспектах создания инновационного поля — привлечении внутренних и внешних инноваторов, создании программы обучения команд и структурирования инновационных продуктов, а также привлечении менторов и экспертов в индустрии, в которой будут создаваться инновации.

Созданные вне существующих корпоративных структур, часто при поддержке руководства компании и привлечении значительных ресурсов, корпоративные акселераторы способны существенно облегчить разработку и внедрение высокотехнологических продуктов.

Корпорации могут привлечь несколько типов партнеров: независимые акселераторы-фонды, например TechStars или ФРИИ; вендоры акселерационных программ, такие как GVA; или университетские акселераторы — например, Стэнфордский.

Независимые акселераторы-фонды приносят корпоративному партнеру не только экспертизу отбора команд и проведения акселерационных программ, но и собственный венчурный ресурс для финансирования удачных проектов. Недостатком такого партнерства является то, что оба партнера преследуют свои цели, которые могут войти в конфликт при принятии решения о приеме или финансировании определенных стартапов. Примеры таких партнерств — это акселератор Coca-Cola, созданный в партнерстве с TechStars, или акселератор по созданию ПО для бизнеса, который сделали Microsoft и ФРИИ.

Если корпоративный заказчик хочет построить акселерационную программу только под свои нужды, ему может подойти вендор акселерационных программ, который имеет опыт в отборе и акселерации и не претендует на долю в удачных командах. Корпоративный партнер получает возможность принимать те команды, продукты или технологии которых могут быть востребованы внутри их бизнеса. Такие программы, к примеру, запустила IKEA совместно с GVA.

И наконец, университетские акселераторы предлагают корпоративным партнерам ресурс в виде ученых и студентов, готовых вести исследовательские работы в интересующей партнера отрасли, или найти прикладное применение имеющимся исследованиям. Примером такого партнерства можно считать акселератор, который Стэнфордский университет ведет для Department of Energy, или партнерство ВШЭ с холдингом «е-Генератор».

Практика показывает, что руководству компаний, ищущих инновационный путь развития, следует сочетать инновации с оптимизацией бизнеса здесь и сейчас. Иначе активные инвесторы не дадут им шанса увидеть, как взойдут посеянные ими семена инноваций.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573352 Сергей Фрадков


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573348

Семь уроков военных ударов по Сирии

Эскалации, которой все опасались после воздушных ударов по Сирии, не случилось. Так что пора подвести промежуточные итоги последних дней. Один из выводов состоит в том, что и Трамп не может избежать того, чтобы играть классическую роль США.

Клеменс Вергин (Clemens Wergin), Die Welt, Германия

После предположительной химической атаки сирийских правительственных войск в городе Дума, унесшей жизни около 60 человек, резко выросло напряжение между Западом, Сирией и Россией. В субботу Франция, Великобритания и США обстреляли несколько целей на территории Сирии. Из этого можно сделать семь выводов.

1. Трампу не совсем безразличен международный порядок

До сих пор считалось, что Дональду Трампу, провозгласившему «Америка прежде всего!», нет ни малейшего дела до международного порядка, и он заботится исключительно об интересах своей страны. Однако на примере Сирии стало понятно, что президенту никуда не деться от того, чтобы исполнить классическую роль, которую традиционно играет Америка. В своем выступлении в пятницу вечером Трамп объяснил ракетную атаку США, Великобритании и Франции на Сирию тем, что ему было важно поддержать принятый еще после Первой мировой войны запрет применения химического оружия. Это было его целью еще при реакции на прошлое применение отравляющих веществ сирийской армией.

А после нынешней предположительной газовой атаки в Думе Трамп вновь атаковал объекты, участвующие в реализации сирийской программы по разработке химического оружия. Теперь Трамп выступает в классической для США роли «мирового жандарма», защищающего международный порядок, в частности, положения Женевской конвенции, от сирийского диктатора Башара Асада. Некоторым сторонникам Трампа это очень напоминает внешнюю политику Джорджа Буша-младшего, а также идеи Хиллари Клинтон.

2. Русский медведь ревет, но не кусается

Россия до ракетных ударов по Асаду грозила Западу «тяжелыми последствиями». Российский посол в Ливане даже заявил, что российские силы атакуют объекты, с которых будут запущены ракеты по сирийским военным целям. Но это оказалось пустой болтовней. Русские в итоге удовлетворились тем, что под удары не попали их собственные солдаты в Сирии. Кроме того, Москва попыталась запугать западную общественность возможной конфронтацией между мировыми державами. Это, по ее мнению, должно было удержать правительства в Вашингтоне, Париже и Лондоне от интервенции против Асада — союзника России.

Однако когда расчет не оправдался, стало очевидно, что русские точно знают, с кем они могут связываться (с более слабыми странами вроде Грузии или Украины), а с кем — нет (с более мощными США, а заодно с Францией и Великобританией). Соответствующие выводы на будущее стоит сделать и немецкой общественности — и не принимать агрессивную риторику Москвы за чистую монету.

3. Трамп не хочет ввязываться в сирийскую гражданскую войну

Ракетные удары продемонстрировали, насколько в действительности уязвим Асад. Поставленное ему Россией оборонительное вооружение, по сути, не смогло противостоять более мощной военной технике Запада. На снимках из космоса видно, что западные крылатые ракеты достигли своих целей. Якобы сверхэффективные российские комплексы ПВО, похоже, не стали серьезной помехой для западных ракет. Собственно, ранее это уже неоднократно доказывали израильтяне, также стрелявшие по сирийской территории. Тем не менее американцы воздержались от того, чтобы атаковать иные цели, кроме объектов сирийской программы по разработке химического оружия. Хотя им ничего не стоило бы драматическим образом ограничить военные возможности Асадп, не вынуждая при этом Россию вмешаться в ситуацию. Трамп ничего не изменил в том, что касается превосходства войск Асада в борьбе против сирийской оппозиции. Это говорит о том, что Трамп по-прежнему не хочет вмешиваться в гражданскую войну в Сирии и что ее исход его не волнует — даже если это значит, что в итоге Асад в ней победит. Поэтому эта акция одновременно стала…

4…негласной победой Асада

Сирийский диктатор действительно потерял часть своих возможностей и политического пространства для маневра в плане применения химического оружия. Тем не менее западные союзники лишь подтвердили статус-кво в Сирии. Стало очевидно, что США, Франция и Великобритания не хотят ни менять баланс сил в Сирии в пользу оппозиции, ни тем более устранять Асада. Они, по сути, смирились с тем, что сирийский режим при поддержке России и Ирана победит в конфликте. Их сигнал Асаду был следующим: «Пока ты не используешь химическое оружие, можешь продолжать войну против собственных сограждан». Хотя обстрелы больниц и сбрасывание бочковых бомб на гражданского населения тоже противоречат международному праву, это не является пересечением «красной черты», за которой Запад будет вынужден вмешаться в гражданскую войну.

5. Российская пропаганда работает по старым шаблонам — но многие принимают ее за чистую монету

На протяжении многих лет российская пропаганда действует по одному и тому же сценарию. Будь то конфликт на Украине, покушение на бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь в Великобритании или сирийская химическая атака на прошлой неделе — по официальным и неофициальным каналам Москва категорически отрицает свою вину и распространяет безумные теории заговора, при этом так часто меняет версии, что за ходом ее мысли невозможно угнаться.

Так, сначала русские утверждали, что никакой газовой атаки не было, потом сказали, что это был «обманный маневр» сирийской оппозиции с целью заставить США вмешаться в конфликт. А потом выяснилось, что за нападением стоят то ли британцы, то ли какое-то другие силы. Очевидно, кремлевские пропагандисты считают, что им нет необходимости быть последовательными в своих утверждениях. Им достаточно того, чтобы сообщения в СМИ просто вызывали сомнения общественности в западной версии происходящего.

Удивительно лишь то, что многие действительно попадаются на удочку Москвы, хотя давно уже есть масса задокументированных свидетельств ее систематической лжи. Еще более удручает то, что российские теории заговора постоянно подхватывают традиционные западные СМИ, в частности, общественно-правовые телеканалы, представляя их в качестве серьезных версий.

6. Европа не делает никаких выводов из истории

Сирия находится на Средиземном море, то есть по соседству с Европой. Жертвы гражданской войны в массовом порядке бегут, в частности, в Европу, становясь большой обузой для ее социальной, а также политической системы. С учетом опасности, грозящей Европе из-за ближневосточного конфликта, логично было бы подумать о том, что странам ЕС следовало бы принять участие в укреплении запрета на применение химического оружия, по меньшей мере, в непосредственной близости от собственной территории, а также в разработке концепций по прекращению сирийской гражданской войны. Но на самом деле об этом даже речи нет. Германия, будучи главной страной Европейского союза, как и почти все остальные, уходит от ответственности, уступая инициативу двум европейским державам, все еще амбициозно претендующим на глобальную роль.

Одна из них — Великобритания — вскоре перестанет быть членом ЕС. Таким образом, останется одна лишь Франция. Утверждение, что у Трампа тоже нет никакой стратегии в отношении Сирии, верно (см. пункт 3), однако, те, кто не без удовольствия говорит о непоследовательности внешней политики США, не учитывают, что Сирия в силу своей географической близости к Европе представляет для нее гораздо большую опасность, чем для США. А те, кто лишь критикует других, не предлагая никаких собственных концепций, которые представляли бы собой нечто большее, чем мантру «всем следовало бы поговорить друг с другом», по сути, сами заняли свое место на задворках глобальной политики. «Ничегонеделание — это не политика по Сирии», — сказал, например, председатель Мюнхенской международной конференции по проблемам безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger).

7. Политикам следовало бы удалить формулировку «миссия выполнена» из своего лексикона

Немногие действия Джорджа Буша-младшего вызвали в свое время больше насмешек в его адрес, чем его утверждение в мае 2003 года на борту авианосца Abraham Lincoln, что миссия в Ираке «выполнена». На самом деле именно после этого там разразилась настоящая гражданская война, в которой американцы в какой-то момент оказались на грани поражения. А в субботу нынешний президент США Трамп написал в твиттере, что военная операция в Сирии стала «идеально исполненным ударом», и добавил: Миссия выполнена! (Mission accomplished!)

«Я посоветовал не заканчивать сообщения в твиттере этими двумя словами», — отреагировал Ари Фляйшер (Ari Fleischer) в твиттере. А Фляйшер как бывший пресс-секретарь Буша знает, о чем говорит. Вскоре после этого директору штаба вооруженных сил США, генералу Кеннету Маккензи (Kenneth McKenzie), пришлось признать в ходе брифинга в Пентагоне, что в результате ракетного удара программа Асада по разработке химического оружия ни в коем случае не была уничтожена полностью. «Я бы сказал, что там все еще существуют остатки сирийской программы, — сказал Маккензи. — Я бы не сказал, что у них нет возможностей совершить в будущем новые химические атаки». Ничто не может быть более далеким от реальности, чем утверждение, что миссия выполнена.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573348


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573329 Павел Самиев

Детокс от регулятора. Можно ли из плохого банка сделать хороший

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

ЦБ давно вынашивал идею создания банка плохих долгов. Сейчас она, наконец, близка к своей реализации, ведь регулятору нужно оздоровить сразу три крупных частных банка. Сыграли свою роль и последние санкции, из-за которых объем токсичных банковских активов может существенно вырасти

Поводом к появлению в России банка плохих долгов стали отнюдь не санкции, а накопившиеся проблемы в банковском секторе. В этом наша страна совсем не одинока. Так, на излете президентства Джорджа Буша — младшего правительство США объявило о запуске программы помощи по освобождению от проблемных активов (TARP). Это случилось осенью памятного 2008 года, уже после краха Lehman Brothers, но еще до начала самых масштабных со времен Великой депрессии трудностей в экономике. Выкупать предложили токсичные активы, связанные с ипотечный кредитованием.

Позднее власти США начали стимулировать потребительский спрос через TARP — например, выкупать инструменты, связанные с автомобильным рынком. К концу 2014 года программа была признана выполненной и ее свернули — деньги вернулись, хотя экономисты до сих пор спорят, стоило ли спасать тех, кто «слишком большой, чтобы упасть».

Ранее, в 1987 году, в США был создан хрестоматийный банк плохих долгов — Grant Street National Bank (GSNB), куда передали некачественные ссуды из Mellon Bank. Специалистам из GSNB тогда удалось из $1 млрд токсичных активов получить $525 млн живых. Это стало возможным благодаря тесному сотрудничеству с коллекторской компанией Collection Service по схеме «издержки плюс 3% от вырученных средств».

Успешным опытом может похвастаться и Швеция, где банки к концу 1992 года также накопили большой объем необслуживаемых долгов. Шведы тогда создали государственные структуры, которым были переданы проблемные долговые обязательства. Уже к 1997 году задача по расчистке токсичных банковских балансов была решена.

Впрочем, если у американцев и шведов все получилось хорошо, то вот у китайцев, например, не очень. Власти КНР пытались разобраться с плохими долгами кредитных учреждений страны после Азиатского кризиса 1997 года, но тогда удалось вернуть лишь 1% от стоимости токсичных активов. Успех США обусловлен развитым финансовым рынком, что позволило привлечь к программе большое количество инвесторов, включая специализированные хедж-фонды, имеющие большой опыт работы с так называемыми мусорными бондами — очень рискованными, но сверхдоходными долговыми обязательствами.

Европейцы не раз собирались повторить опыт США, однако пока так и не запустили свою программу. Возможно, все еще впереди, а пока перед ними стоит задача закончить программу Европейского ЦБ по количественному смягчению.

Российский опыт

В России разговоры о создании банка плохих долгов не прекращаются со времен мирового кризиса 2008 года. Наиболее близки к реализации идеи мы были в 2015 году — после начала санкционных войн. Но и тогда ни власти, ни бизнес не придумали, как это сделать. Зато после старта в 2017 году масштабной санации крупнейших частных банков — «ФК Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка — план, наконец, созрел.

Стоит отметить, что санация частных банков стала лишь поводом. По данным Национального рейтингового агентства (НРА), доля стрессовых активов в банковской системе уже превышает 15%. К слову, даже уровень в 10% по международным меркам свидетельствует о системном кризисе.

В настоящее время уже известен банк, который займется расчисткой авгиевых конюшен, — это «Траст». Впрочем, слово «банк» скоро перестанет относиться к этой кредитной организации — зампред ЦБ Василий Поздышев уже объявил, что в течение этого года «Траст» сдаст банковскую лицензию. То, что останется, будет представлять собой либо инвестиционный фонд, либо управляющую компанию. Некоторые эксперты уже успели окрестить этот институт специализированным государственным коллекторским агентством, куда пригласят соответствующих специалистов, которые займутся хотя бы частичной монетизацией проблемных активов.

Вопрос о статусе этой организации — принципиальный. Ведь требования регулятора к инвестиционному фонду куда либеральнее. Например, ему не нужно будет создавать резервы. Если плохой кредит в классическом банке постоянно давит на капитал, то в фонде он есть не просит.

Не нужно забывать, что не все плохие долги одинаково токсичны. И вчерашний плохо обслуживаемый кредит может «воскреснуть» при изменении внешней или внутренней конъюнктуры. Но и инвестор должен уметь ждать, а для этого нужно не спекулятивное, а стратегическое мышление. Значительная часть плохих активов, которыми будет заниматься специализированный институт, — это как раз активы, которые могут быть «хорошими» при одной конъюнктуре рынка и «плохими» — при изменении условий.

Побочный груз

Отдельная тема — непрофильные активы. Речь идет не только о кредитах компаниям, которые связаны с собственниками. Это могут быть и инвестиции в недвижимость, в зпифы и т. д. Словом, неликвидные или малоликвидные активы. По оценкам НРА, стоимость такого неликвида для всей банковской системы составляет более 2 трлн рублей. Банкиры с удовольствием расстались бы с частью этого груза — вопрос только в цене.

Какие активы и в каком порядке будут переданы в «Траст», пока неизвестно. ЦБ даст «Трасту» в долг 1,1 трлн рублей по ставке 0,5% сроком на год и с возможностью дальнейшей пролонгации еще на два года. Цифра в 1,1 трлн рублей примерно соответствует уже потраченной сумме на расшивку проблемных кредитов между «ФК Открытие», Рост-банком, Бинбанком и «Трастом». Не исключено, что «Траст» в дальнейшем получит сложные долги от Промсвязьбанка, поскольку из последнего делают специализированный банк для оборонного заказа.

Таким образом, ЦБ сделал серьезный первый шаг к тому, чтобы объединить «ФК Открытие» и Бинбанк, освободить новую структуру от груза необслуживаемых ссуд и предложить кредитную организацию рынку на выкуп. Регулятор уже поставил перед «Трастом» задачу вернуть 40-60% от стоимости передаваемых ему проблемных активов. Удастся это или нет — вопрос открытый, ведь специфика российских плохих долгов в том, что большая часть из них оформлялась на бывших бенефициаров банков. А это сигнал того, что шансы на возврат 40-60% не так велики.

От успеха перепрофилированного «Траста» будет зависеть многое. В случае дальнейшего ухудшения внешней конъюнктуры эксперты предсказывают быстрый рост токсичных активов — ведь при скачке курса рубля к доллару на 20% просрочка по долгам, номинированным в иностранной валюте, может вырасти в разы.

Если санкционная спираль продолжит раскручиваться, то проблемные активы будут множиться, и тогда речь пойдет уже о других суммах. Но будем надеяться на лучшее. Ведь если схема работы с плохими долгами заработает, регулятору, возможно, придется куда реже отзывать банковские лицензии.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573329 Павел Самиев


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573328 Денис Самсонов

Конфликт поколений: чем блокировка Telegram напоминает крестовый поход детей

Денис Самсонов

Издатель ИД «Открытые системы»

Если отвлечься от технических подробностей, то история с ограничением доступа к мессенджеру напоминает очередное непонимание поколениями друг друга

С понедельника мы живем в истории. Место не самое приятное. Китайцы, для которых «что б тебе жить в эпоху перемен» — крепкое ругательство, правы. Тютчев с его «блажен кто посетил...», погорячился. История начинается, когда ее никто не ждал, и оказывается не такой, как прогнозировали. Так наступает весна. Так вырастают дети. Сам же мечтал, чтобы твой пацан стал самостоятельнее. Принимал решения, отвечал за себя и близких. Что хотел, то и получил. Но пацан при этом покуривает, дома ночует через раз и даже не пытается делать вид, что твои советы для него что-то значат.

Внезапно образовавшееся гражданское общество, его диванный протест и «диджитал резистанс» — смешны, но смех этот нервный. Общество демонстрирует сплочение и открытую конфронтацию с государством, пусть инфантильные, но несомненные. Сплочение неожиданное: вне-возрастное и над-идеологическое. Блокировкой Telegram равно возмущены либералы и государственники, западники и почвенники, и главное — те, кто вообще никогда не мыслил себя в политических координатах, жил «своей жизнью» и считал, что его это не касается.

Свой искусственный голос в защиту блокировки не подают даже боты в социальных сетях. Их кукловодам понятно: ничего кроме раздражения попытки оправдать действия Роскомнадзора сейчас не вызовут. Сами чиновники, которым по долгу службы положено выступать за блокировку, делают это неубедительно, словно извиняясь. Как бы ни закончилась эта история, у нее будет продолжение. Рано или поздно Telegram окончательно заблокируют, окончательно разблокируют или оставят как есть, но привычка к «резистанс» и ощущение мира, поделенного на «мы» и «они», останутся.

Почему именно блокировка Telegram запустила процесс формирования гражданского общества? Почему закрытие «Синематеки» зажгло в Париже лето 1968? Ответа на эти вопросы нет. Над запретом пармезана только посмеялись. Разгон очередного «уникального журналистского коллектива» никого уже не трогает. Редакционные дела и раньше за пределами медийной тусовки мало кого волновали. А за не самый популярный и незаменимый Telegram вступились многие.

Может быть дело в границах личной жизни, которые ощущаются особенно остро? В Штатах, где Facebook готов обсуждать с государством размещение рекламы и рассказывать о своей работе достаточно подробно (кто-то называет это контролем), готовность к сотрудничеству была воспринята обществом как положительный шаг. Но Facebook не обещает правительству досудебного доступа к частной переписке своих пользователей. В России речь идет именно об этом. «Старшие» требуют ключ и право входить в твою комнату без стука. Вроде бы и прятать нечего, но все равно противно.

Может быть дело в абсурде, уровень которого перешел даже наши, сильно растянутые границы. Террористам теперь негде будет обсуждать свои черны планы? Вы это серьезно? Сложившаяся ситуация наводит на мысль о том, что мы присутствуем при диалоге родителя и ребенка:

«Дочь, отдай мне пароль от своего аккаунта в соцсети, я должен проверять твою переписку», — как бы говорит отец. Любой ребенок будет справедливо возмущен таким беспардонным поведением. Но родитель продолжает настаивать, и его аргументы даже звучат убедительно: «Может ты там наркотики покупаешь или тебя в террористы вербуют?». Может ли подобное произойти в социальной сети или мессенджере? Безусловно, как и в любом другом месте, включая и реальный мир, где тоже готовятся и совершаются преступления. Но родитель отказывается взвешенно рассуждать, слышать ребенка и вникать в ситуацию. «Тогда я тебе Интернет отключу», — решает он.

Классический сценарий ролевого конфликта, в котором подросток среди прочих неприятных открытий, обнаруживает, что он абсолютно одинок, его никто не понимает, и жаловаться некуда. Западные институты потратили миллионы на развитие «демократии в России». Сейчас особенно понятно, что эти доллары и евро были пущены на ветер и поддержание штанов участников процесса. Частные фонды сделали много прекрасного и бесполезного, и, наверное, продолжат заниматься этим в будущем. Имеют полное право, не будем считать чужие деньги. Но именно здесь и сейчас, этой демократии и этому обществу нужны надежные и удобные средства обхода блокировок. Помощь, которая будет с благодарностью принята и оценена, но желающих ее оказать не видно. Либо потенциальные помощники не успевают за переменами, либо изначально преследовали какие-то иные цели.

Конфликт вокруг Telegram — типичный подростковый бунт, в котором на стороне условного «родителя» все козыри. Отобрать смартфон, лишить карманных денег, перерезать провод, блокировать IP-адреса миллионами, построить суверенный Интернет, как в Китае. Неправда, что технологии Telegram не позволят государству добиться его отключения. Заблокируют, если проявят достаточную политическую волю. Но на стороне условного «подростка» будущее. Государство отключит Telegram, отец добьется пароля от социальной сети, но это те победы, которые не прощают.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573328 Денис Самсонов


Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573313

В Москве в четвертый раз проходит Международный форум русскоязычных вещателей

Вчера в Мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» открылся IV Международный Форум русскоязычных вещателей, он собрал более 200 участников из России, стран СНГ, Европы, Северной и Южной Америки. Каждый участник мог поделиться опытом с коллегами, рассказать об успехах и трудностях русскоязычного вещания за рубежом.

В рамках мероприятия на обсуждение участников и экспертов вынесены такие темы, как: тенденции развития и роль русскоязычного вещания в мире, будущее подкастинга в России и необходимость создания общей платформы для подкастов, спорт и его возможности при формировании политической картины дня, актуальные политические вопросы для русскоязычного вещания за рубежом и другие. Среди приглашенных экспертов и почетных гостей — Андрей Романченко, Президент Российской Академии Радио, Генеральный директор РТРС, Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ, Директор Департамента информации и печати МИД РФ, Алексей Волин, заместитель Министра связи и массовых коммуникаций РФ.

О проблемах сохранения чистоты русского языка, о работе Росмолодежи с молодыми соотечественниками, проживающими за рубежом, а также о вовлечении в сотрудничество русскоязычных школ и развитии программы «Послов русского языка» рассказала пресс-секретарь Федерального агентства по делам молодежи Маргарита Кокоева.

«При работе с молодыми людьми необходимо понимать, что молодежь – это, прежде всего, создатели, носители и поклонники трендов. Необходимо форматировать мероприятия таким образом, чтобы они были востребованными и отвечали запросам молодежи. Темами и форматами таких мероприятий могут стать здоровый образ жизни и спорт, добровольчество, русская культура в современном понимании и качественном переложении традиционной культуры, а также сохранение и популяризация русского языка», — отметила Маргарита Кокоева.

IV Международный Форум русскоязычных вещателей проходит при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, Министерства иностранных дел РФ и Россотрудничества. По завершении Международного форума будут отмечены лучшие вещатели по нескольким номинациям.

Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573313


Россия. ООН > Образование, наука. Медицина > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573312

Площадка «Технология жизни» открыла свою работу на «ЕЕСААС – 2018»

В Москве начала работу VI Международная конференция по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии «ЕЕСААС – 2018». В программу мероприятия включены пленарные заседания, параллельные сессии, семинары по формированию навыков, открытые дискуссионные площадки.

В рамках форума работает молодежная площадка Федерального агентства по делам молодежи «Технология жизни». Вчера она открыла свои двери для 118 делегатов из 63 субъектов Российской Федерации.

В числе участников – представители органов исполнительной власти, реализующих государственную молодежную политику, сотрудники региональных СПИД-центров, работники в сфере здравоохранения, представители НКО и волонтерских объединений.

Все они собрались для того, чтобы обсудить опыт профилактической деятельности по ВИЧ-инфекции, выявить позитивные практики и разработать алгоритмы реализации профилактической деятельности по ВИЧ-инфекции в молодежной среде, в том числе с применением инструментов работы в сети Интернет.

Программа мероприятия началась с выступления представителей Всероссийского общественного движения волонтеров в сфере здравоохранения «Волонтеры-медики». Региональный координатор по санитарно-профилактическому просвещению населения Раковская Юлия и координатор федеральных программ по профилактике ВИЧ-инфекции и СПИДа Галиева Алсу провели образовательную сессию по вопросу ВИЧ/СПИДа, их выявлению и лечению.

Участники образовательной сессии обсудили и поделились статистикой по результатам своей работы в регионах, обозначили для себя вопросы, которые хотели бы проработать в рамках молодежной площадки. Молодые люди также обсудили региональные практики и опыт. Профилактика в сфере труда и уникальные практики – ключевые темы сессий.

Отметим, что 19 апреля Федеральное агентство по делам молодежи в рамках программы Конференции проведет молодежную площадку на тему «Лучший опыт регионов Российской Федерации в профилактике ВИЧ-инфекции среди подростков и молодежи».

Организаторами Конференции выступают Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор), Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС).

Россия. ООН > Образование, наука. Медицина > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573312


Россия. Азия. УФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573311

Столица Урала встречает участников международного экономического форума молодежи

Екатеринбург принимает гостей из более, чем 64 стран: 2 тысяч участников и более 300 ученых-экспертов встретились на IX Евразийском экономическом форуме молодежи «Азия-Россия-Африка: экономика будущего».

Мероприятие открылось вчера, 17 апреля. Программа пройдет по пяти направлениям: «Конгресс финансистов», «Конгресс экономистов», «Конгресс сервисных технологий», «Конгресс инноваторов», «Конгресс школьников».

«Форум подчеркивает роль Екатеринбурга, как центра международных связей, площадки для диалога разных народов и культур. Буквально с каждым годом форум расширяет свою географию. Закономерно, что к странам Европейского экономического союза добавились государства Азии и Африки – динамичные регионы с огромными перспективами», – отметил Полномочный представитель Президента России в Уральском федеральном округа Игорь Холманских, приветствуя участников Форума.

К молодым людям, приехавшим на Форум, также обратились: Чрезвычайный и Полномочный Посол Мадагаскара в РФ Элуа Альфонсо Максим Дуву, Чрезвычайный и Полномочный Посол Ирака в РФ Хайдар Мансур Хади, вице-президент Вольного экономического общества России Дмитрий Сорокин, Президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин, ректор УрГЭУ Яков Силин. Росмолодежь на Форуме представляет главный специалист-эксперт Отдела международной деятельности Управления молодежных проектов и программ Георгий Арами.

В рамках первого пленарного заседания прозвучали такие доклады, как «Российская экономика: сегодня и завтра» и «Молодежь и экономика будущего». В дальнейшем в ходе работы 5 конгрессов Евразийского экономического форума молодежи будут организованы 40 конкурсов – олимпиады, чемпионаты, соревнования, мастер-классы, панельные дискуссии, групповые коучинги и бизнес-симуляции. Все они имеют научно-прикладной характер, 5 из них проводятся впервые.

Евразийский экономический форум молодежи проходит при поддержке Министерства образования и науки РФ, Вольного экономического общества России, Федерального агентства по делам молодежи, Российского студенческого центра, Администрации губернатора Свердловской области и регионального правительства.

Россия. Азия. УФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573311


Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573310

Создание Международной молодежной сети соотечественников обсудили на заседании Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом

16 апреля под председательством Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова состоялось очередное заседание Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом.

Рассмотрен ход реализации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (Госпрограмма). В настоящее время она реализуется в 61 субъекте Российской Федерации. Поступающие данные свидетельствуют о сохранении у соотечественников интереса к переселению в Россию. В 2017 году по Госпрограмме на территорию России прибыло и поставлено на учет в территориальных органах МВД России 118606 участников и членов их семей.

Комиссия утвердила Комплексный план основных мероприятий по реализации государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, на 2018-2020 годы. Документ, подготовленный на основе предложений заинтересованных ведомств и общественных организаций, является инструментом координации совместных усилий на этом важном направлении.

Участники заседания рассмотрели представленную МИД России информацию о работе федеральных органов исполнительной власти, а также исполнительных органов субъектов Российской Федерации по реализации государственной политики в отношении соотечественников за рубежом в 2017 году.

Одобрена концепция VI Всемирного конгресса российских соотечественников, проживающих за рубежом, который планируется провести в октябре-ноябре 2018 г.

Ответственный секретарь межведомственного Совета по делам молодежи при ПКДСР, директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр» Алексей Любцов представил на заседании предложения по разработке интерактивной интернет-платформы Международной сети молодых соотечественников - АИС «Молодые соотечественники». Ее главная миссия - обеспечить площадку для сотрудничества, общения и развития сообщества молодых соотечественников, проживающих за рубежом.

«Наша задача - в максимально сжатые сроки предоставить молодым соотечественникам возможность общаться и взаимодействовать без территориальных границ», - отметил Алексей Любцов.

Предложения межведомственного Совета по делам молодежи по структуре и техническому обеспечению Международной сети молодых соотечественников были одобрены Комиссией.

Презентацию интернет-платформы планируется провести в рамках Международного молодежного образовательного форума «Балтийский Артек» (Калининградская область, 9-16 августа с.г.) и Международного молодежного образовательного форума «Евразия» (Оренбургская область, 4-10 сентября с.г.), а ее рабочую версию - на VI Всемирном конгрессе соотечественников.

На заседании ПКДСР в декабре 2017 года Министр иностранных дел Сергей Лавров дал поручение межведомственному Совету по делам молодежи при ПКДСР представить предложения по структуре и техническому обеспечению Международной сети молодых соотечественников.

Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > fadm.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573310


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 апреля 2018 > № 2573308

"Почта России" сократила объем серой почты втрое

Анна Устинова

ФГУП "Почта России" сократило втрое объем серой почты в 2017 г. по сравнению с 2016 г. По данным почтового оператора, таких показателей удалось добиться благодаря использованию онлайн-франкирования, введенного на предприятии с сентября прошлого года. Новая система исключила подделку государственных знаков почтовой оплаты, а также позволила организовать контроль и учет со стороны предприятия отфранкированной письменной корреспонденции.

В "Почте России" сообщили, что объемы неоплаченной корреспонденции в 2017 г. сократились втрое по сравнению с 2016 г. и составили чуть более 48 млн единиц (около 6% от общего годового объема простой письменной корреспонденции). В 2016 г. объем серой почты достигал 154 млн шт. и составлял 18% от общего количества писем.

"Наш комплекс мероприятий дал результат. В деньгах потери "Почты России" от неучтенной и неоплаченной корреспонденции в 2017 г. по сравнению с прошлым годом сократились на 2 млрд руб. Мы будем продолжать дальнейшую работу по противодействию любым способам мошенничества при отправке писем, чтобы свести к минимуму возможные риски возникновения серой почты", - отметил генеральный директор "Почты России" Николай Подгузов.

В компании подчеркнули, что серая почта приносит убытки не только "Почте России", но в ряде случаев несет высокие риски для отправителей - банков, негосударственных пенсионных фондов, так как существенная часть их рассылок обусловлена законодательными обязательствами.

Как пояснили в пресс-службе предприятия, основным инструментом борьбы с серой почтой стал перевод всех клиентов на единую онлайн-систему франкирования. Напомним, что это произошло в сентябре 2017 г. (см. новость ComNews от 14 августа 2017 г.). Вводя новый инструмент, "Почта России" рассчитывала исключить нанесение поддельных государственных знаков почтовой оплаты.

C 1 февраля 2018 г. "Почта России" подключила все франкировальные машины к единому серверу предприятия. К нему подключили более 900 новых высокопроизводительных франкировальных машин ФГУП, установленных по всей стране. Это позволило дистанционно контролировать отправку письменной корреспонденции и тем самым более эффективно бороться с серой почтой.

В пресс-службе "Почты России" напомнили, что программа по борьбе с серой почтой включает в себя несколько составляющих. Среди них: сокращение точек приема письменной корреспонденции от организаций, перевод крупных клиентов на прямую сдачу отправлений в сортировочные центры, ужесточение процедуры входного контроля, тотальный пересчет поступающей в сортировочные центры корреспонденции, усиление мер безопасности и повышение частоты проверок и оснащение почтовых отделений, обслуживающих корпоративных клиентов, современным франкировальным оборудованием и счетными машинами.

Кроме того, "Почта России" также придерживается усиления ответственности за подделку государственных знаков почтовой оплаты.

Отвечая на вопрос о том, что нужно сделать для того, чтобы серая почта полностью исчезла, в "Почте России" порекомендовали быть осмотрительными в первую очередь самим отправителям. Это касается тех случаев, когда нужно выбрать партнеров-консолидаторов.

"Почта России" напомнила о том, что для защиты отправителей в начале 2017 г. ввела бесплатную услугу "службы контроля", куда может обратиться любой отправитель и сверить объемы пересылки корреспонденции.

Вице-президент Национальной ассоциации дистанционной торговли (НАДТ) по почтовой логистике Надежда Осетрова обратила внимание на то, что наведение порядка и учета сдаваемой письменной корреспонденции с 2015 г. стало приоритетом работы "Почты России". По ее словам, этому помогло усиление контроля за сдаваемой корреспонденцией при приеме писем в сортировочных центрах и специально выделенных почтовых отделениях.

Надежда Осетрова полагает, что уже вся письменная корреспонденция находится на контроле в "Почте России". "Поэтому попытки заработать на письмах, то есть отправлять их ниже почтового тарифа, чреваты для отправителей тем, что письма будут не отправлены или вообще не напечатаны. Уже сейчас на рынке почтовых отправлений нет фирм, которые демпингуют на почтовых тарифах "Почты России". Так что НАДТ считает, что "Почте России" уже удалось победить серую почту в письменной корреспонденции", - заметила вице-президент НАДТ.

Рассуждая о возможности полного искоренения из обращения серой почты, аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын сказал, что, как правило, организации не ставят задачу тотального искоренения рисков. Он объяснил это дороговизной. Поэтому он допустил, что после достижения уровня серой почты в 1-2% проект по ее подавлению, скорее всего, завершится. "Риски снижают до уровня, когда они приносят меньше ущерба, чем другие", - отметил он.

"Финам" оценил увеличение выручки ФГУП от внедрения онлайн-франкирования в 1,5%. Леонид Делицын уверен, что хотя в абсолютных величинах получается значительная сумма, все же другие направления - например, онлайн-коммерция и финансовые услуги - принесут "Почте России" гораздо больше. "Кроме того, по мере падения популярности самих почтовых отправлений - сейчас уже повестки должникам депутаты предложили отправлять по SMS, - снизится и объем мошенничества", - добавил аналитик.

Старший аналитик ИК "Фридом Финанс" назвал результаты работы "Почты России" по противодействию распространения серой почты впечатляющими. Оценивая дальнейшие перспективы, он допустил, что к концу года потери от серой почты не превысят 400 млн руб.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 апреля 2018 > № 2573308


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573307

ЕГЭ-2018: Разработчики КИМ об экзамене по русскому языку

Единый государственный экзамен по русскому языку – один из двух обязательных предметов для всех выпускников, который необходимо сдать для получения аттестата о среднем общем образовании. Минимальное количество баллов для получения аттестата – 24 балла.

Кроме того, результаты ЕГЭ по русскому языку необходимо представить при поступлении в вуз на любое направление подготовки (специальность). Вузы не имеют права устанавливать минимальный проходной порог по этому предмету ниже 36 баллов.

На выполнение экзаменационной работы по русскому языку отводится 3,5 часа (210 минут).

Каждый вариант экзаменационной работы ЕГЭ по русскому языку состоит из двух частей и включает 26 заданий, различающихся формой и уровнем сложности.

Часть 1 содержит 25 заданий с кратким ответом. Часть 2 содержит одно задание (задание 26) – сочинение по прочитанному тексту. Выполняя это задание, экзаменуемый должен продемонстрировать умение анализировать содержание и проблематику прочитанного текста, комментировать проблему исходного текста, определять позицию автора текста, выражать и аргументировать собственное мнение, последовательно и логично излагать мысли, использовать в речи разнообразные грамматические формы и лексическое богатство языка, оформлять высказывания в соответствии с орфографическими, пунктуационными, грамматическими и речевыми нормами современного русского литературного языка.

За верное выполнение всех заданий экзаменационной работы можно получить максимально 58 первичных баллов. За грамотно написанное сочинение можно получить 24 балла, что составляет 42% от первичного балла.

Задания экзаменационной работы по русскому языку проверяют знание норм построения текста, лексических, орфографических, пунктуационных, грамматических норм современного русского литературного языка, умение создавать текст на основе прочитанного.

В 2018 году в экзаменационную работу включено задание 20, проверяющее знание лексических норм современного русского литературного языка. Оно проверяет сформированность умений по стилистической правке (неуместность употребления слов, форм или конструкций) в связных текстах или предложениях.

Задания первой части проверяют усвоение участниками экзамена учебного материала как на базовом, так и на высоком уровнях сложности: к последнему типу относятся задания, проверяющие владение грамматическими нормами (задание 7), умение находить средства связи предложений в тексте (задание 24) и использованные в тексте языковые средства выразительности (задание 25). Задание 26 – сочинение может быть выполнено экзаменуемым на любом уровне сложности (базовом, повышенном, высоком).

Среди заданий базового уровня сложности есть задания с низким процентом выполнения – на них следует обратить особое внимание. Это задания, проверяющие правописание -Н- и -НН- в различных частях речи (задание 14), знаки препинания в сложном предложении с разными видами связи (задание 19), знание функционально-смысловых типов речи (задание 22).

В общем виде все необходимые советы и разъяснения даны в инструкции по выполнению работы перед вариантом КИМ. Поэтому следует внимательно читать инструкции к варианту и конкретному заданию. Следование этим советам позволит более рационально организовать работу на экзамене. Кроме общей инструкции в каждой части работы даются рекомендации по поводу того, как нужно записывать ответ на задания того или иного типа. Перед выполнением заданий следует внимательно прочитать инструкции к каждому типу заданий.

Практика показала, что лучше вписать ответы сначала в КИМ, а затем аккуратно перенести их в бланк ответов № 1 справа от номера соответствующего задания, начиная с первой клеточки, без пробелов, запятых и других дополнительных символов. Ответы на задания пишутся без лишних добавлений (пишется термин, понятие, ключевое слово или сочетание слов из текста и т.п.).

Ответ на задание 26 лучше сначала записать на черновике, а затем переписать в бланк №2. Сочинение следует писать чётко, разборчивым почерком. Записи в черновиках не учитываются при обработке и проверке работ.

Желаем успеха на экзамене!

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 апреля 2018 > № 2573307


США. Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573293 Адам Лелонек

Запад сам закрепляет российский дискурс

Якуб Бодзёны (Jakub Bodziony), Филип Рудник (Filip Rudnik), Kultura Liberalna, Польша

Интервью с главой польского Центра анализа пропаганды и дезинформации Адамом Лелонеком (Adam Lelonek)

Kultura Liberalna: Американцы решили ввести новые санкции в отношении людей, непосредственно связанных с Владимиром Путиным. Как Вы думаете, следует ли ожидать такой же реакции от европейских стран, и отразится ли история с Сергеем Скрипалем на контактах между Западом и Россией? Не вернутся ли они снова через какое-то время к формату «business as usual»?

Адам Лелонек: Ситуация, которую мы сейчас видим, отличается от того, с чем мы имели дело в прошлом, как в плане самого покушения, так и решительного ответа на него. Структуры НАТО и ЕС укрепляют свою сотрудничество, а слова поддержки звучат не только из Европы и США, но и из разных уголков мира, в этом контексте можно предположить, что европейцы могут ввести свои ограничительные меры. Американцы принимают решения быстрее, а Евросоюзу, чтобы запустить некоторые процессы, нужно получить согласие всех стран-членов.

— Некоторые государства не стали даже выдворять российских дипломатов. Вы думаете, что они решат ввести санкции?

— Некоторые европейские государства придерживаются собственного подхода к российской политике. Этому есть много причин, дело здесь не только во внутриполитических факторах. Следует учитывать, что Российская Федерация проводит разную внешнюю политику в отношении разных государств, используя разные инструменты из сферы психологической и информационной войны. В Великобритании она придерживается одной тактики, в Чехии другой, в Венгрии третьей. Можно предположить, что брюссельские политики это осознают. Европейские элиты должны знать, что не все занимают в отношении России одну и ту же позицию.

— От чего это зависит?

— Самое важное — это контекст безопасности, все видят его по-разному. Страны, которые находятся далеко от России, иначе воспринимают исходящие от нее угрозы, чем те, которые находятся ближе. В зависимости от этого меняется также роль, которую они сами играют для Кремля. Ситуация может меняться, как показал пример Испании и референдум в Каталонии. У каждой страны — своя специфика и проблемы, поэтому у нее есть свои слабости или точки, на которые легко надавить.

В Польше акцент делается на истории, в странах Балтии и на Украине используется тема русского или русскоязычного меньшинства, в Германии — экономика, а в Словакии — вопросы, касающиеся национального самосознания. Российские информационные операции, связанные с сепаратистскими движениями (например, галицийским сепаратизмом в Львове), будут напоминать ту, что мы видели в Каталонии. Кроме того, часть элит в странах ЕС, занимая популистские позиции или апеллируя к идеологическим вопросам, использует отношения с Москвой, как удобный инструмент. Россия может, не тратя больших средств, дестабилизировать внутреннюю ситуацию в западных странах, а те не готовы согласованно отвечать на ее действия. При таком положении вещей ситуация вряд ли изменится в лучшую сторону.

Оказывая психологическое воздействие на население разных стран, поддерживая радикальные и антисистемные силы, Россия подрывает способность европейцев добиваться их собственных целей и даже эти цели определять. В дальнейшем это может привести не только к ослаблению западных структур, но и к дискредитации самой демократии, то есть тех ценностей, на которых зиждется западная цивилизация.

— Может ли эта ситуация принести нам какие-то положительные последствия? Все-таки Западная Европа начала лучше осознавать, что делает Россия.

— В этом плане я не оптимист, хотя политические элиты (а также общественность) начинают лучше понимать, к каким действиям прибегает Кремль. Какие-то положительные тенденции в этом плане есть.

— Но Вы не можете назвать себя оптимистом?

— Мы находимся в начале определенного пути: нам нужно изменить отношение к вопросам безопасности и угрозам. Не следует забывать, что пока мы стараемся сформулировать и модифицировать наш подход к России, она продолжает действовать. Некоторые шаги в сфере информационных или психологических операций — это элементы долгосрочной стратегии. Мы обсуждаем то, что россияне делали в прошлом, а Кремль приспосабливается к новым обстоятельствам, претворяет в жизнь заготовленные ранее сценарии и видоизменяет методы своего воздействия. В разных странах остаются публичные персоны, которые (осознанно или сами того не осознавая) поддерживают шаги Кремля. Кроме того, россияне внедряют новые тезисы, стремясь обвинить в покушении на Скрипаля или кибератаки на государственные ведомства и объекты критической инфраструктуры кого-то другого, показать несерьезность обвинений Запада.

К сожалению, популярные СМИ распространяют возмутительные заявления Сергея Лаврова и прочих, продвигая таким образом российскую точку зрения. Когда Лавров резко критикует западные элиты и политиков, он занимается формированием имиджа России. Она предстает сильной страной, а Владимир Путин — разумным человеком и ответственным политиком, который не позволяет провоцировать себя леволиберальным западным элитам.

— А что можно сделать с такими высказываниями? Игнорировать, цензурировать? На нашем портале, например, было опубликовано интервью с приближенным к Кремлю политологом Сергеем Марковым. Мы не продвигали его точку зрения, а стремились показать, насколько радикальную позицию он занимает.

— Я не говорю про цензуру, но когда мы сами внедряем что-то в польское информационное пространство, мы можем оказать этим услугу стороне, выступающей нашим противником. Россия уже не один десяток лет использует западные демократические стандарты (в том числе свободу слова и систему функционирования западных СМИ) против Запада, против нас самих. Проблема в том, что когда общество недостаточно хорошо понимает природу информационных угроз, не имеет навыков, связанных с элементарной информационной гигиеной, не обладает критическим мышлением, демонстрация «российской точки зрения» может оказаться очень опасной. Интервью само по себе опасности не представляет, но Россия гораздо лучше, чем мы, координирует сферу стратегической коммуникации и распространения информации.

— А, может быть, нам следует изучить точку зрения противника, чтобы знать, как ему ответить?

— На Западе и в Польше дискуссии на тему дискурсивной безопасности носят поверхностный характер, разговоры сводятся в основном к теме фальшивых новостей. На самом деле, противоположная сторона стремится повлиять на наши познавательные процессы: внешняя сила может сделать так, чтобы адресат послания считал некую идею или интерпретацию событий своей собственной, а не навязанной извне.

Это серьезная опасность, которую мы пока не осознаем. Западные СМИ считают, что они описывают реальность и объективно рассказывают о текущих событиях. Россия, которая сильно отличается от Запада, централизованно создает некие информационные сообщения, в реальности представляющие собой дезинформацию или пропаганду. Когда западные СМИ их распространяют, они фактически становятся частью продуманной информационной и психологической операции, продвигают российский дискурс. Речь идет не только о фальшивых новостях, ведь дезинформация — гораздо более широкое явление. Это инструмент психологического воздействия.

— Какие методы противодействия Вы предлагаете?

— Раз мы имеем дело с попытками воздействовать на сознание общества, нам нужны новые инструменты, новые стандарты, новый подход. Нам нужно научиться быстрее реагировать, подготовить экспертов, активизировать сотрудничество между государством и некоммерческими организациями, а также между НКО и СМИ. Мне кажется, Запад уже сделал первые шаги в этом направлении.

Все страны осознали суть проблемы. Сейчас она обсуждается не только на уровне отдельных государств, но и на уровне ЕС и НАТО. Члены этих организаций должны найти собственные решения. Североатлантический альянс разработал комплекс новых мер и обнародовал эту информацию, чтобы страны-члены могли делиться друг с другом положительным опытом. Большая ответственность лежит на СМИ, ведь мы, эксперты и журналисты, можем, сами того не осознавая, продвигать российский дискурс, распространяя информацию, которая на первый взгляд не связана с Россией, но на самом деле ей выгодна.

— После отравления Скрипаля стали говорить о том, что на самом деле ничего не изменилось: дипломатов выдворили, но переговоры на тему газопровода «Северный поток — 2» и других бизнес-проектов продолжаются. Это тоже навязанный нам извне дискурс, ведь в его рамках Россия предстает сильной страной?

— Мы изучили польские СМИ в контексте этой темы. Пророссийские порталы транслировали разные послания. В первую очередь они начали доказывать, что обвинения в адрес России абсурдны, поскольку она не была заинтересована в такой операции, тем более накануне выборов, а Запад лжет, как он лгал на тему Афганистана и Ирака.

Люди, которые публикуют на этих порталах переводы или собственные тексты, используют такой набор понятий, который близок населению той или иной страны. Текст на одну и ту же тему будет выглядеть по-разному в зависимости от того, какой стране он адресован, а чтобы создать сообщение, которое будет понятно определенной аудитории, нужно подобрать особый язык, метод изображения реальности. Это очень сложная задача. Пользуясь услугами западных авторов, россияне очень умело продвигают разные идеи, которые могут представлять для нас серьезную опасность. Каждая такая акция хорошо скоординирована, а каждая конкретная группа получает свое собственное послание: тексты, предназначенные для консерваторов, либералов или сторонников теорий заговоров выглядят по-разному.

Запад, например, не смог распространить информацию о том факте, что Скрипаль был единственным консультантом западных спецслужб, работавшим раньше в российской военной разведке, который помогал анализировать действия России в Европе и США. Очень плохо, что мы не способны продемонстрировать лицемерие, лживость, бессмысленность многих российских тезисов. Например, россияне изображают свою страну моральным противовесом Западу и защитницей христианских ценностей, а при этом на ее территории производится больше абортов, чем в других странах мира.

Что касается проекта «Северный поток — 2», то, как показывают сигналы из Великобритании и США, подход к нему меняется. Польше следует вместе с государствами своего региона говорить об этой теме и, используя подходящий момент, укрепить свою позицию.

— Что нам нужно сделать: выдвинуться в авангард информационной войны с Россией?

— Сейчас правильнее всего будет не лезть вперед, а продемонстрировать солидарность с нашими союзниками. Сложившееся положение дел выгодно Польше с геополитической точки зрения: нам следует постараться сохранить эту ситуацию, демонстрировать ту же позицию, что и наши союзники.

Дипломатия — это искусство достижения целей и продвижения национальных интересов. Мы заинтересованы в том, чтобы Запад сохранял единство, а ЕС и НАТО оставались сильными. Ведя диалог с партнерами, используя наши каналы коммуникации, пытаясь объяснить нашу позицию, мы приближаемся к нашим целям, например, в контексте блокирования проекта «Северный поток — 2». До тех пор, пока Москва будет проводить агрессивную политику, пока она будет представлять угрозу для западных стран, их жителей и миропорядка в целом, нам в нашем подходе к России следует делать упор на вопросах безопасности, а не на культурных, идеологических или экономических аспектах.

США. Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573293 Адам Лелонек


Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 18 апреля 2018 > № 2573281

Антироссийские санкции могут сыграть на пользу казахстанской ГМК

Жанболат МАМЫШЕВ

Привлекательность Казахстана как места для вложения инвестиций в горнодобывающую отрасль возрастает. Такое мнение в ходе 9-го Центрально-Азиатского горнопромышленного форума «MINEX-2018 Центральная Азия» высказала глава отдела политических рисков GPW Ливия Паджи.

Она отметила, что горнодобывающая отрасль всегда находилась в партнерстве с правительствами и государственными природными ресурсами.

«Соответственно, мы опираемся на геополитику. Это происходит двумя способами. С одной стороны, инвесторы и инвестиции могут быть полезными инструментами в индустриальной политике. Как мы видим «Один пояс, один путь» Китая или в Африке. Но с другой стороны, они постоянно оказываются между молотом и наковальней, и это в частности связано с санкциями. Например, санкции против России были сюрпризом для инвестиций, но то как они развивались, еще больше удивило», - сказала Ливия Паджи.

В частности, очередные антироссийские санкции отразились на компании «РусАл», которая закупает ежегодно 1 млн тонн глинозема у АО «Алюминий Казахстана».

«Например, инвестиции в «РусАл» - крупного экспортера алюминия, создало большие препятствия для крупных игроков, которые сейчас объявляют это форс-мажорным обстоятельством. На Лондонской бирже сейчас они рассматривают, будут ли они дальше торговать российскими металлами. Многие аналитики считали, что российско-западные отношения будут улучшены с приходом Трампа, но на самом деле этого не произошло. Что это означает? Мы полагаемся на поставщиков, но находятся ли они под санкциями и кто будет следующим?», - отметила эксперт.

По ее мнению, очередные антироссийские санкции несут и возможности для Казахстана в вопросе привлечения инвестиций.

«Что это означает для Казахстана и Центральной Азии? С одной стороны, мы видим, что некоторые инвесторы, которые первоначально рассматривали Россию как рынок, приняли решение придержать этот вопрос и рассматривать другие регионы, в том числе Центральную Азию. И это положительное влияние для соседних стран», - сказала Ливия Паджи.

Но, с другой стороны, на фоне небольшой предсказуемости политических решений и дальнейшего развития санкционной политики, отмечает она, в настоящее время мало кто знает, что будет дальше.

«Потому среди инвесторов существует тенденция «самосанкционироваться», то есть подождать и посмотреть, что произойдет. Это, в частности, касается таких сфер, которые находятся близко к России. Понятно, что очень сильные торговые отношения установлены между Россией и Казахстаном. Вы являетесь партнерами. Если санкции окажут негативное влияние на российскую экономику, то это может также повлиять и на весь регион в целом», - сообщила Ливия Паджи.

Другим риском она видит рост политических протестных ситуаций против властей в мире. По ее словам, их число возросло за последние 10 лет на 54% по сравнению с аналогичным периодом ранее.

«Мы видим выборы в России, Азербайджане, Туркменистане и Армении. В Армении буквально вчера начался парламентский переворот. Как выглядит политический ландшафт сегодня и каким он будет через 5-10 лет – это непредсказуемо», - резюмировала Ливия Паджи.

Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 18 апреля 2018 > № 2573281


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстану было важно сохранить нейтральную позицию в Совбезе ООН, чтобы сохранить Астанинский процесс, считает политолог Александр Князев

Сергей Ким

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал. Почему нашей стране было важно сохранить нейтральную позицию, читайте в интервью Александра Князева Sputnik Казахстан.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан при этом во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики, странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете Безопасности не повлиял бы на общее решение – это было очевидно. В то же время Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам, – позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572020 Александр Гольц

Бомбить Воронеж. В Москве создают новую реальность

Сейчас уже можно точно сказать, что США, Великобритания и Франция ставили перед собой несколько целей.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

На месте руководящих органов Совета по внешней и оборонной политике России я задумался бы об опасной закономерности. Вот уже два года подряд ежегодная ассамблея Совета день в день совпадает с массированными атаками крылатыми ракетами по Сирии (год назад в них участвовали только США, сейчас к Вашингтону подключились Лондон и Париж).

Черт его знает, что случится через год, когда ведущие российские эксперты в военной сфере, а также некоторое количество чиновников и депутатов Федерального собрания вновь соберутся в пансионате «Лесные дали», который принадлежит Управлению делами президента. Но пока Ассамблея СВОП была правильным местом, чтобы узнать об отношении тех, кого принято называть элитой страны, к ситуации, в которую попала Москва.

Но сначала о самих ракетных ударах. Сейчас уже можно точно сказать, что США, Великобритания и Франция ставили перед собой несколько целей. Первая и главная — никоим образом не дать России повода для прямой конфронтации. По словам председателя Объединенного комитета начальников штабов Джозефа Данфорда, российские военные были заранее предупреждены о целях готовящихся атак, а о времени атаки, судя по всему, проинформировали французы. И все для того, чтобы в результате ударов не пострадал ни один русский. При этом американские стратеги пожертвовали внезапностью — одним из важнейших факторов успеха в подобных операциях. Понятно, что, получив координаты целей, Кремль первым делом предупредил Дамаск, что позволило убрать людей с этих трех объектов: научно-исследовательского центра в сирийской столице, складов и командного пункта в Хомсе, подтянув туда средства ПВО.

Атаку вели американские и французские корабли, а также боевые самолеты США, Великобритании и Франции. Все выпущенные ракеты, как морские, так и воздушного базирования, по данным Пентагона, попали в цель. А 40 зенитных ракет, выпущенных сирийской ПВО, никого не поразили.

Россия, чьи угрозы в очередной раз были проигнорированы Западом, предпочла не встревать под тем предлогом, что вражеские крылатые ракеты не входили в зону действия российских средств ПВО (не так давно отечественные военачальники изо всех сил намекали, что наши волшебные комплексы С-400 перекрывают всю территорию Сирии). При всех гневных филиппиках по поводу западных агрессоров Владимир Путин ничего не сказал в своем заявлении об «ответных действиях». Таким образом, главный вывод из миновавшего кризиса: и в Вашингтоне, и в Москве хватает пока ответственности и разума, чтобы не скатиться к войне. Даже если при этом приходится идти на существенные уступки.

Другая цель атаки — показать России, что есть «красные линии», в частности, использование химического оружия, заступать за которые не будет позволено. И здесь очень показательно, что Вашингтону удалось привлечь к участию в операции Великобританию и Францию. При этом солидарность с целями операции выразили все ведущие страны Запада. Уже сегодня будут скорее всего введены новые антироссийские санкции. На этот раз наказывать будут конкретно за поддержку Асада.

В этой ситуации, оказавшись перед перспективой абсолютно глухой изоляции, когда Запад перешел исключительно к ультиматумам, под угрозой введения все новых санкций, российская власть, похоже, приняла стратегическое решение: ответить созданием другой, параллельной реальности. Там, где невинная, но гордая Россия противостоит сонму клеветников и злопыхателей, выбравших ее в качестве мишени только из-за того, что она представляет собой передовой отряд нового «полицентричного» мира. В этой другой реальности министр иностранных дел вроде бы великой державы поведал на Ассамблее СВОП, что из «сугубо конфиденциальных источников» стало известно, что швейцарский исследовательский центр пришел к выводу, что отец и дочь Скрипали были отравлены «натовским» веществом BZ. Суток не прошло, как специалисты этого центра проинформировали: у них нет никаких сомнений в правильности вывода британских коллег о том яде, которым были отравлены Скрипали.

Незримую эстафетную палочку перехватил начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской, который на голубом глазу сообщил: изготовленные 30-40 лет назад в СССР сирийские системы ПВО просто как мух сбивают новейшие американские «Томагавки» — по данным Генштаба, из 103 ракет была перехвачена 71. Высокопоставленный военный, правда, не объяснил, почему 15 лет назад, когда американцы атаковали Багдад, точно такие средства ПВО оказались совершенно беспомощны перед «Томагавками» предыдущего поколения.

Похоже, те, кто превращает МИД и Генштаб РФ в инструменты психологической войны, даже не отдают себе отчета в том, что создание фейковых новостей сказывается на выполнении главной задачи этих учреждений — информировании высшего руководства о реальном положении дел. Смешение же двух этих ремесел неизбежно приводит к искажению реальности. Идеальным примером стало выступление на Ассамблее СВОП директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД Владимира Ермакова (оно почти полностью было воспроизведено в сообщении ТАСС). Его рассуждения строились на том, что «сейчас, в 2018 году, мы видим, что военно-технологический расклад кардинальным образом поменялся именно в пользу России». Очевидно, к этому выводу он пришел на основе мультфильмов, продемонстрированных российским президентом при оглашении Послания Федеральному собранию. В действительности те 100 ракет, что были запущены в ходе далеко не широкомасштабной атаки на Сирию в минувшую субботу, по количеству — две трети от всего числа крылатых ракет, произведенных российской промышленностью в 2017 году.

Закономерно, что из искажения реальности следуют чрезвычайно опасные выводы. Мидовский начальник, ответственный за процесс контроля над вооружениями, считает, что «новые юридически обязывающие международные договоренности в области контроля над вооружениями в обозримом будущем вряд ли возможны». В самом деле, зачем нужны договоры, если «военно-технический расклад» поменялся в нашу пользу. Так, Владимир Ермаков уверен, что говорить о продлении Договора СНВ-3 можно будет только после того, как американцы выполнят российские претензии. То есть никогда. А значит, после 2021 года договор исчезнет. При этом Ермаков, похоже, не в курсе, что, согласно этому договору, Россия, у которой существенно меньше носителей ядерного оружия, может спокойно наращивать их до потолков, определенных Договором. А США, которые уже в потолок уперлись, вынуждены себя ограничивать…

В такой атмосфере ряд экспертов, участвовавших в работе Ассамблеи, начали предлагать вообще нечто феерическое. А именно: возвращение к экономической системе, при которой каждое предприятие было бы приспособлено для выпуска военной продукции, а жизнью страны руководила бы некая Ставка, которой были бы подчинены все ресурсы страны. То есть фактическое возвращение к сталинской модели управления. При этом не стоит удивляться, что участвовавшие в работе ассамблеи депутаты Госдумы объясняли, что предложенные ими антизападные контрсанкции предполагают запрещение импорта не всех лекарств, а лишь тех, аналогов которых не производит российская промышленность. Я не злой человек, но очень хотелось бы пожелать им всем лечиться исключительно российскими лекарствами. Увы, этого не произойдет. Чтобы достойно ответить агрессорам, российские начальники будут упорно бомбить Воронеж…

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572020 Александр Гольц


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2018 > № 2572014 Юрий Оганесян

Академик Оганесян: "Низкий поклон всем, кто поверил в нас"

Сначала несколько фрагментов из наших предыдущих встреч с академиком Юрием Оганесяном. Мы знакомы давно, еще с того времени, когда "все начиналось с чистого листа", как говорил сам ученый. Так случилось, но я стал свидетелем того, как группа ученых и специалистов под руководством Ю.Ц. Оганесяна осуществила прорыв в мировой науке. Итак, несколько шагов к открытию…

Шаг первый:

"В Лаборатории имени академика Г.Н. Флерова, когда речь идет о трансурановых элементах, любят приводить такое сравнение: плывет по безбрежному океану корабль, ведомый физиками Дубны, и находит неведомые острова. Капитан первым сходит на берег, осматривается вокруг и, когда понимает, что остров неизвестный, объявляет о новом открытии и дарит ему название. Так поступали великие мореплаватели прошлого, и появились на планете острова Кука, проливы Лаперуза и Беринга, и даже целые континенты — та же Америка.

Открытие новых элементов мне напоминает эпоху Великих географических открытий. Вот почему образ "корабля физиков" близок и понятен.

Всего в Дубне открыто несколько новых элементов.

Сначала на капитанском корабле стоял Георгий Николаевич Флеров — основатель и директор Лаборатории ядерных реакций Объединенного Института ядерных исследований.

Потом его сменил верный ученик и последователь Юрий Цолакович Оганесян — нынешний научный руководитель Лаборатории.

Именно этим двум ученым обязана наша страна, что мы не уступаем первенство в этой области современной физики".

Шаг второй:

— Первый остров сверхтяжелых, о которых мы говорим, был предметом долгих мучений многих ученых во всем мире. Надо было понять, есть ли он в действительности. То, о чем вы говорите как о теоретическом предвидении, а я формулирую как рабочую гипотезу, появилось в 1969 году. После этого все бросились искать сверхтяжелые элементы. Их искали в космосе, на Земле. Пытались синтезировать с помощью мощных ядерных реакторов, подземных ядерных взрывов, на ускорителях и т. д. К сожалению, ничего не удалось увидеть. Вполне естественно, что к 1985 году — концу этого штурма — идея далекого острова окрасилась пессимистическими тонами.

— Физики потеряли надежду?

— Два варианта. Или до чего-то не дотягиваешься, или оно не существует. Мы как-то решили, что нет, скорее всего, не дотянулись. Надо делать по-новому. Эксперимент придется очень сильно усложнить. И идти другим путем, совершенно другую реакцию сделать. Но к этому мы были не готовы. Все то, что у нас было хорошее, не годилось. Надо все заново делать. А если учесть, что эти яркие идеи пришли в 1990-х годах, то можно себе представить, насколько нам было сложно. Я должен вам сказать, что любая эпопея, которая тянется в жизни 25 лет, с 1991-го до 2016-го, всегда связана с какими-то находками и потерями. Находки — это новые друзья. Мы нашли много людей, которые нам помогали.

— Кто они?

— Министры, даже губернаторы, научные сотрудники, коллеги и друзья в России, а потом и за границей, и даже в Америке. Мы нашли многих и многих потеряли, пока добрались до заветного "острова стабильности". Но это жизнь.

— Образно говоря, вы высадились на этом "острове"?

— Да. В северо-западной его части, если смотреть на карте ядер.

— Вы ходите по "острову"?

— Да, в определенных пределах ходим… Мы открыли шесть элементов на этом "острове". И они значительно стабильнее, чем элементы, которые вне этого "острова". Это и есть основное представление того, как именно устроен мир.

— И что это дает нам?

— Вся история развития науки — это познание того, как устроен окружающий нас мир, из чего он состоит, по каким законам он действует, движется, рождается или погибает где-то. И теперь мы можем сказать, что граница материального мира значительно дальше, чем мы предполагали, а, следовательно, элементов может быть больше, чем думали 59 лет назад.

— Это главный вывод?

— Пожалуй, да. Это то, что мы называем фундаментальной наукой".

Шаг третий:

"На заседании президиума РАН Юрий Оганесян, слегка смущающийся и беспредельно взволнованный, сказал:

— Мы отправились в неведомый мир, где обнаружили много интересного. Я буду говорить о новых элементах. Их число может быть большим, чем-то, которое мы учили в школе на уроках химии.

И ученый начал свое путешествие по "материкам" и "островам", которые предстали перед ним и его коллегами в Дубне в знаменитой на весь мир лаборатории, носящей имя Г. Н. Флерова.

После окончания его доклада один за другим слово брали очень известные в стране люди. Они делились своими впечатлениями о том, что только что услышали — ведь они стали свидетелями (а некоторые даже чувствовали себя участниками!) того великого путешествия, отчет о котором представил им Юрий Цолакович Оганесян. Ведь речь шла об открытии новых элементов — 112- го, 114-го, 116-го и других.

Вот некоторые мнения тех, кто был в зале заседаний президиума РАН:

Академик Г. Месяц: "Я думаю, что можно поздравить автора доклада и Флеровскую Лабораторию с выдающимся результатом. Мы живем в непростое время, а потому очень непросто получить выдающийся результат, да еще экспериментальный, когда нужно было сделать ускоритель с рекордными параметрами. Я как человек, который занимается созданием ускорителей, знаю, что это такое. Это огромные деньги, гигантские трудности и все прочее. Низкий поклон ученым Дубны, всему коллективу Института за то, что это сделано!"

Академик А. Андреев: "Я считаю, что это заседание историческое. Что важно? Область, которая в Дубне все эти годы развивалась и в которой они были лидерами, сейчас привела к отрогам того самого "острова стабильности", к которому они шли много лет. Так что это не то открытие, которое завершает какую-то деятельность, а наоборот — это открытие, которое ведет вверх. И, безусловно, я в этом не сомневаюсь, мы будем свидетелями еще более выдающихся открытий в этой области".

Академик О. Нефедов: "Одним из самых ярких открытий отечественной науки является создание периодического закона Менделеева, Периодической таблицы элементов. И вот сегодня эта область переживает не только второе, но совершенно новое, современное рождение. Мне представляется, что-то, что было нам представлено сегодня, действительно вносит исключительно важный вклад в науку. Это дополнение, эволюция периодической системы Менделеева. Я думаю, что получить выдающийся результат непросто, но еще сложнее получить признание мирового сообщества, которое, хотим мы или нет, в большой степени контролируется нашими коллегами за океаном, американскими учеными, американскими научными организациями. Очень хотелось бы, чтобы приоритет российских ученых в этой области не только был признан, но и оценен по заслугам".

Весной 2017 года 118-й элемент менделеевской таблицы был назван "оганесоном". В честь академика Юрия Цолаковича Оганесяна. Это событие мы торжественно отметили и в Москве, а потом и в Дубне. Что греха таить, каждый из нас, кто был рядом с академиком Оганесяном, тоже чувствовал себя победителем — ведь это достижение нашей науки вечной строкой вписано в таблицу Менделеева.

И потому не случайно я начал нашу новую беседу с ученым так:

— Юрий Цолакович, история вашего открытия напоминает мне боевую операцию. Было и отступление, и разведка боем, и стремительное наступление. А сейчас затишье? Победили и успокоились?

— Двоякое чувство. С одной стороны, взят какой-то рубеж, вроде есть продвижение вперед, а с другой стороны, видно, что еще идти надо очень далеко — открылись новые горизонты. Если пользоваться вашей терминологией, то раньше шли бои на равнине, потом поднялся на холм и увидел дали, куда еще надо идти и идти.

— Есть разные премии, многие из них вы получали, но есть нечто особенное — таблица Менделеева. Там славные имена — есть, в частности, Дубний, Курчатовий, Флеровий и, наконец, элемент, названный в вашу честь. Какое ощущение?

— Я это немножко не так воспринимаю. Вы называете имена знаменитых ученых, конечно, лестно, быть в такой компании, но на самом деле это ведь просто имя. Так получилось, и обольщаться не стоит. Хотя, повторяю, лестно. Чаще всего увековечивается память человека, ученого, показывается его значимость в науке.

А есть еще вариант, когда по имени открывателя называют. Самолеты летают, называют их "Ту". Туполев создал их. В науке есть "число Авогадро", "кривая Бернулли" и так далее. То же самое случилось и сейчас. Я занимался тяжелыми элементами очень долго, поэтому и назвали элемент моим именем. Но это вовсе не значит, что надо меня поднимать на пьедестал.

— Юрий Цолакович, вернемся к началу битвы. Из этой лаборатории, где мы сейчас сидим, 25 лет назад вы все выкинули, оставили только голые стены и начали все заново. Как вам удалось поставить такое принципиально новое оборудование? Где деньги нашли — ведь были лихие 90-е годы?

— Эту махину скоро надо отсюда убирать.

— Не понял?!

— Убирать — и не затягивая… Когда долго работаешь с каким-то прибором, пусть даже с таким большим как ускоритель, нельзя становиться его рабом. Нельзя думать: "А какую я мог бы физику сделать на этом ускорителе?" Эта физика не должна зависеть от ускорителя. Если он не годится, его надо убрать. Если можешь построить новый — построй. Не можешь построить? Ну, езжай туда, где это можно сделать. Только не наоборот! Средство никогда не должно быть целью. Это не всегда можно объяснить окружающим. Иногда этот переход чуть затягивается. Меня вот эта затяжка больше всего травмирует.

Академик Арцимович, известный экспериментатор, говорил так: "Есть у вас прибор, но вы хотите, чтобы он был лучше, ну, скажем, в два-три раза, начинаете его вылизывать. Вот здесь улучшить, там улучшить — по 10-15-20-40%, и вы наберете десятку. В десять раз прибор может стать лучше. Но если вам нужен прибор, который должен быть в сто раз лучше, вы должны его выкинуть и сделать новый".

Вопрос "Вылизывать или выкидывать?" все время стоит. Я считаю, что с машинами, которые вокруг нас сейчас, дальше идти нельзя.

— Лев Андреевич Арцимович жил в Советском Союзе, занимался атомной проблемой, и у него не было проблем с деньгами. А вы попали совсем в иное время.

— Это было тяжелое время не только в науке, но и в стране .

— Откуда же деньги?

— Мы сократили тематику работ очень резко. Когда я стал директором, то не думал о сценарии будущего, а думал о сценарии конца. Один вариант был такой — тебе говорят: "Все, лаборатория закрыта, там выключено все". А второй вариант: "Иди и делай что-то, если можешь". Ну а когда второй вариант, то ты должен выбрать самое главное.

Да, все было очень сложно. Мне поверили, и я очень благодарен своим товарищам по работе, коллегам за то, что они пошли со мной дальше. Мы взяли самую сложную задачу. До нас это делалось во всем мире — ничего не получалось. И у нас не получалось. А сейчас мы попробуем еще раз.

Вы не спрашивайте меня: "Почему надо было лезть на рожон именно в это сложное время?" Ну, наверное, потому что очень сложное было время…Мы быстро поняли, что все то, что у нас есть, хотя на тот момент некоторые вещи были лучшими в мире, не годится, надо выбрасывать. Денег нет, а надо приборы выбрасывать и делать новые. И мы начали делать.

В результате семилетней работы в непростых условиях мы подняли чувствительность наших экспериментов в сто раз! Так появился свет в конце тоннеля…

— А деньги где взяли?

— Это хороший вопрос. Ответ покажется странным, но куда бы я ни обращался, меня понимали. Пошел в Минатом, заместителю министра сказал: "Такое вот дело: хотим получать сверхтяжелые элементы, но у нас нет денег. Нет у нас Димитровграде, и, более того, нет электроэнергии, чтобы ускорители включать… Но мы очень воодушевлены!".

Заместитель министра позвонил в Димитровград и сказал: "Все трансурановые материалы, которые у нас есть, никуда не отдавать, будем получать сверхтяжелые элементы". Потом повел меня к министру, с которым вместе написали письмо зампреду Совмина и получили грант.

И этот грант мы получали много лет. И каждый раз это были не деньги, а купоны на электроэнергию. Это был и кальций, который теперь мы покупаем. Это были и материалы для мишеней. Все, что они имели в Минатоме, отдали нам. Это просто замечательно! Нас это морально очень сильно поддерживало…

Самый мощный реактор у нас в Димитровграде, а в Америке в Ок-Ридже. Тот самый реактор, на котором американцы нарабатывали плутоний для своей атомной бомбы. Я поехал туда и говорю: "Хорошо бы нам скооперироваться. У нас пучок кальция, а у вас есть мишенные материалы". Они сказали: "Давайте".

Когда я немножко соприкоснулся с американской наукой, я понял, что у них, в общем, такие прорывные вещи идут не по бюджету, а по грантам, по фондам. И это так здорово! Никогда в бюджете не угадаешь, как поведет себя то или иное направление в науке…

Если пользоваться вашим сравнением с военными действиями, то помимо армий нужны отряды быстрого реагирования. Если пойдет что-то не так, то нужно быстро повернуть, может быть, даже повернуть на 180 градусов. Ты идешь в неизвестное, и поэтому не очень-то знаешь, что тебя там ждет.

— Именно фонд позволяет быстро реагировать?

- Конечно. Фонд предоставляет такую возможность. Он дает грант, и ты волен распоряжаться средствами, нет никаких бюрократических барьеров. Это особенно важно в тот сложный период, когда и бюджета-то не было. Это одна сторона дела. Вторая — это твой престиж, то, чем ты занимаешься. Если у тебя помимо бюджета есть еще грант, это значит, что ты делаешь нечто очень интересное. Ведь людей из Фонда никто не заставляет давать гранты, а они даются только в том случае, если есть что-то новое, интересное…

— По-моему, в вашем случае "второе" работало в полной мере?

— Ученый должен пользоваться любой возможностью для реализации своих идей. Нам помогли и губернаторы Московской области. Первый раз это был Громов. Он посещал Дубну. Я подарил ему маленькую молнию, сделанную в клетке. Потом он пригласил к себе, чтобы продолжить разговор, в Москву, на Старую площадь.

Я поехал к нему, рассказал, что когда генерал Макнамара пришел в Пентагон, то он ужаснулся тому количеству бумаг, которые там циркулировали. А он пришел из бизнеса. Он выпустил постановление, чтобы весь бюджет военного ведомства Соединенных Штатов должен быть написан не более чем на 11 страницах. Если вы хотите сотворить новый самолет сверхзвуковой или построить какой-то быстроходный эсминец или что-то иное, то должны дать мотивировку не больше чем на одной странице.

Я говорю Громову: "Товарищ генерал, я вам привез бумажку на полстраницы о том, что нужен новый сепаратор. Вот тогда с этим сепаратором мы двинемся вперед". Не успел я доехать до Дубны, как я получил грант. А второй раз уже продлил грант новый губернатор, который посещал нас.

— Но все-таки нужна артподготовка в любом сражении. Я думаю, что она была все-таки связана с Российским фондом фундаментальных исследований?

— Безусловно.

— Помню, мы встретились в кабинете первого председателя РФФИ Владимира Евгеньевича Фортова. Он сказал тогда мне: "Вот будущий академик, знакомьтесь!"

- Он активно нас поддерживал. Как физик он понимал, настолько большая задача стоит перед нами. Нужен реактор сверхмощный, нужен ускоритель сверхмощный, нужны мощные сепараторы, которые кальций-48 добывают. Поэтому у нас очень много партнеров. Не только в стране, но и в Соединенных Штатах, во Франции, в Германии. И надо всех собрать, тогда что-то и получится.

— Вам же приходилось доказывать, что вы получаете новые элементы, правильно? Вам не верили?

— Нет, я не сказал бы, что не верили… Делали в Германии — не получили. Делали в Штатах — не получили. Делали мы в Дубне при советской власти — не получили. Трудно поверить, что теперь удалось.

— А почему удалось сейчас?

— Два обстоятельства. Во-первых, мы "отреклись от старого мира", то есть накатанный путь отбросили в сторону и решили пойти новым. Но для этого нужно было дозреть. Хорошо, что теперь все получилось — сверхтяжелые открыты, остров стабильности есть. Это мы доказали, а потом еще семь лет это доказывали все лаборатории мира, которые нас повторяли.

А теперь вопрос один, на который надо найти ответ: "Мы потратили 15 лет. 15 лет ускоритель день и ночь работал на эту вот задачу. Скажите, пожалуйста, если бы мы начали не в двухтысячном году эти эксперименты, а сейчас, насколько более эффективно мы могли бы работать?"

Мы должны получить ответ на этот вопрос, чтобы идти вперед. Мы на одну руку должны положить все то, что мы знаем о сверхтяжелых элементах. А на другую руку надо положить весь научно-технический прогресс не только в нашей области, но вообще в компьютерной технике, в детекторной технике, в плазменной физике.

— И что в результате?

— Все сложите — и получите "фактор сто", то есть все можно делать в сто раз быстрее! Вот в каком темпе мы живем, и никогда не надо этого забывать. Я выступил на Ученом совете и сказал, что все то, что мы имеем, надо оставить.

— Вас поддержали?

— В начале следующего года запустим новый ускоритель…

— И вновь банальный вопрос: деньги откуда?

— Ученый совет Объединенного института проголосовал за это.

— Это одна линия финансирования. Есть ли другие?

— А дальше начинается жизнь… Опять фонды, опять гранты. И опять люди, которые должны работать день и ночь. Это жизнь. Мы сами такую выбрали…

— Я сейчас пожалел, что в РФФИ я не эксперт по физике, а по гуманитарным наукам. Как вы считаете, эксперты по физике дадут вам добро на дальнейшую работу и поддержат вас?

— Дадут и поддержат. Там коллеги, они поймут нас. Хотя я понимаю, что в другой области физики есть интересные идеи, а средств мало. Поэтому я не имею права говорить: "Дайте мне, а не дайте ему". Как решат, так и будет.

Но хочу сказать, что само существование в нашей стране Фонда фундаментальных исследований, просто великая вещь. Я не знаю, есть ли такие государственные фонды в других странах. В мире фондов очень много.

Но Государственный фонд фундаментальных исследований — это очень солидное учреждение, и мы должны уважать его… И, прежде всего, за поддержку всего лучшего, что есть в нашей науке.

Правда.ру, Владимир Губарев

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2018 > № 2572014 Юрий Оганесян


Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572011

Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России?

Государственный министр по европейским делам МИД Германии Михаэль Рот (Michael Roth) (СДПГ) считает, что социал-демократы чувствуют особую связь с Москвой. Они гордятся своей политикой разрядки. Но времена меняются, и сейчас необходим новый старт.

Михаэль Рот (Michael Roth), Die Welt, Германия

Ситуация с международной безопасностью за прошедшие несколько лет драматически ухудшилась. В значительной степени это результат политики России, которая все время готова бороться за достижение своих внешнеполитических целей военными средствами.

Это проявилось, например, в нарушении международного права при аннексии Крыма, продолжающейся дестабилизации ситуации на востоке Украины, массовых нарушениях прав человека в Сирии, размещении ракет средней дальности в районе Калининграда и в нападении с применением химического боевого вещества в Солсбери, в котором все указывает на причастность России. Кибератака на сеть федерального правительства с большой степенью вероятности также связана с российскими источниками.

Общение с восточными соседями ставит Европейский союз и Германию перед трудными вопросами. СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) особенно активно выступает за правильный курс, так как по понятным причинам чувствует свою особую ответственность за продолжение политики разрядки, начатую Вилли Брандтом (Willy Brandt). Ведь его принцип «изменение через сближение» действительно сделал мир более безопасным и внес решающий вклад в объединение Германии и всей Европы.

Но биполярный мир как во времена Вилли Брандта и Эгона Бара (Egon Bahr) больше не существует. Перспектива нового стабильного миропорядка не просматривается. Возникшая под влиянием социал-демократов восточная политика коренилась в холодной войне и помогла эту войну преодолеть. Мы должны сегодня переосмыслить и развить эту политику. Как может выглядеть ориентированная на будущее политика в отношении России?

Германия лучше всего послужит своим национальным интересам, если будет способствовать сплоченности и решимости ЕС. Европа, а вместе с ней и Германия сможет только тогда успешно строить свою внешнюю политику и политику в области безопасности, если будет выступать сплоченно на основе общей стратегии. Российский президент знает, что главная сила ЕС одновременно является и его ахиллесовой пятой — это многообразие и, как результат, многоголосие Европы. В своем стремлении ослабить Европу путем ее раскола он оказался в неплохой компании. Китайское руководство и президент Соединенных Штатов во многих политических областях также испытывают единство ЕС на прочность.

Чисто немецкий особый путь в отношениях с Россией был бы чреват серьезной опасностью. Если Германии хочет и дальше соответствовать своей роли строителя мостов и посредника внутри ЕС, то она должна учитывать интересы и позиции своих соседей. В особенности это относится к Польше и балтийским государствам. Мы претендуем на то, чтобы извлечь уроки из истории. Поэтому мы обязаны серьезно относиться к страхам и озабоченности этих стран перед российской агрессией или перед созданием каких-либо германо-российских осей в ущерб третьим странам, а также учитывать все это при обдумывании нашей стратегии.

Необходимый диалог нельзя ограничивать только встречами представителей государства и политиков. В России, как и в других авторитарных режимах, продолжается сужение пространства для гражданского общества. Свободы становится меньше. Критиков режима систематически изолируют и криминализируют. Неправительственным организациям активно мешают работать. Мы должны проявлять солидарность с ними, активно способствуя их работе и улучшая сотрудничество в области культуры, науки, спорта и средств массовой информации. Молодежный обмен в этом отношении имеет исключительное значение. Что-то вроде германо-российского молодежного моста могло бы организовывать встречи там, где еще царит отчуждение.

Санкции — не самоцель. Нужно время, чтобы они подействовали, достичь успеха автоматически не получится. Санкции не служат наказанию — так же, как они не могут заменить собой диалог. Напротив, они должны побудить нас вновь сесть за стол переговоров, чтобы выработать разумные решения проблем. Санкции против России потребовали от некоторых стран Европы в экономическом и политическом отношении несравненно больше, чем от Германии. Было бы справедливо ожидать от нас как самого главного бенефициара объединения Европы, что мы будем придерживаться единодушно принятых решений ЕС и других наших союзников и, соответственно, защищать их.

Многие — даже слишком многие — немцы сейчас верят в то, что заведомо ложно утверждает президент Путин: Брюссель якобы заставляет государства выбирать между ЕС и Россией. Это пропагандистская уловка, которую уже пытались применить как в случае с соглашением с Украиной об ассоциации с ЕС, так и во время переговоров о вступлении в ЕС Сербии.

Взгляд на Финляндию показывает, насколько несостоятельно и беспочвенно это утверждение. Эта северная страна имеет самую протяженную границу с Россией среди всех стран ЕС — 1300 км. В финско-российском пограничном районе поддерживаются многочисленные экономические, общественные и культурные контакты. Финляндия — уважаемый и надежный член ЕС. Никогда ей не выдвигали требований ограничить, а тем более оборвать связи с ее большим соседом. Но вот что действительно можно и нужно требовать от партнеров по ЕС или от тех стран, которые хотят ими стать, так это четкой приверженности ЕС как к солидарному содружеству государств, исповедующих одни и те же ценности.

Никогда нельзя забывать, что будущее без исторической памяти невозможно. Почти 27 миллионов граждан бывшего Советского Союза, в том числе 14 миллионов гражданских лиц, три миллиона военнопленных и 800 тысяч жителей Ленинграда стали жертвами нацисткой войны на уничтожение. Многим в Германии до сих пор трудно вспоминать о неизмеримых страданиях, перенесенных сегодняшней Россией, Украиной и Белоруссией. Этот провал в нашей национальной памяти позорен. Соответствующий памятник в сердце столицы Федеративной республики также необходим, как и более активная поддержка мест памяти жертв, а также исследования аутентичных мест во всей Европе, связанных с нацистским террором. Именно к этому обязывает коалиционный договор федеральное правительство и участвующие в нем партии.

Курс на решительность и солидарность по отношению к России зависит не только от сил, могущих дать отпор, например, кибератакам или дезинформации, но и от честного диалога. Многие международные проблемы можно решить только в союзе с Россией. Это относится как к сохранению и усилению договоренностей по контролю над вооружениями, к разрешению конфликтов на Украине и в Сирии, так и к глобальным вызовам, как, например, борьбе против изменения климата. Нам нужны надежные, функциональные и стабильные каналы для диалога. Поэтому нам необходимо оживить работу таких форматов, как саммиты ЕС и России, Совета Россия — НАТО, ОБСЕ.

Антироссийские рефлексии так же опасны, как и наивная недооценка или замалчивание националистически окрашенной политики нынешнего российского руководства, которое все активнее встает на позиции враждебного отношения к Западу. Тот, кто чувствует ответственность за наследие Вилли Брандта в области внешней политики и политики безопасности, тот должен найти в себе мужество, чтобы действовать четко, терпеливо вести диалог и неустанно бороться за сплоченность Европы.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572011


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572004 Дейв Маджумдар

Начались поставки «Терминаторов» в российские сухопутные войска

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Новая российская боевая машина поддержка танков «Терминатор», созданная на «Уралвагонзаводе», способна поддерживать основные танки в бою против пехоты противника в городских условиях, а также на сложной местности. Эта машина для поддержки танков может вести огонь из скорострельных пушек, а также запускать управляемые ракеты. Русские закупают эти машины в небольшом количестве для дальнейшей отработки самой концепции, а также для обеспечения экспортных заказов.

«Боевая машина поддержки танков, получившая название „Терминатор", в настоящее время принята на вооружение и серийно поставляется в российскую армию, — сказал в интервью агентству ТАСС представитель компании-изготовителя „Уралвагонзавода". — Первая партия машин уже передана военным».

«Терминатор» — уникальная машина, созданная на шасси танка Т-72 или танка Т-90 (в зависимости от модели), но без основной 125-миллиметровой танковой пушки. Вместо этого на нем установлены две 30-миллиметровые автоматические пушки, крупнокалиберный пулемет, а также противотанковые ракеты «Атака-Т». По данным агентства ТАСС, машина предназначена для огневой поддержки бронетанковых войск «в наступательных операциях, в том числе для нейтрализации живой силы противника, вооруженных мобильными противотанковыми ракетными системами».

Российские военные особо не нуждаются в «Терминаторах», поскольку у них в распоряжении уже имеется богатый арсенал весьма эффективных боевых бронемашин, и поэтому первоначальный заказ будет небольшим, пока не будет доказана эффективность новой модели. Вместе с тем «Терминатор» может стать «хитом» на экспортном рынке, особенно в тех странах, которые ведут боевые действия против повстанцев на сложной местности.

«Особой потребности в нем нет, поэтому заказ этой платформы, вероятно, будет небольшим, но „Терминатор" может оказаться успешным на экспортном рынке», — отметил в беседе с корреспондентом журнала «Нэшнл интерест» (National Interest) Майкл Кофман (Michael Kofman), эксперт по российским вооруженным силам Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses).

Обеспечение экспортных заказов — одна из причин приобретения «Терминаторов» российской армией. Небольшое количество закупленных бронемашин позволит «Уралвагонзаводу» создать линию по производству «Терминаторов». Экспортные заказы помогут российской оборонной промышленности доработать эту концепцию, а также компенсировать затраты на создание производственной линии. «Они подготовят производственную линию, надеясь тем самым привлечь экспортные заказы», — сказал Кофман.

Что касается более широкого контекста, то российская армия продолжает проводить эксперименты с концепцией «Терминатора», поскольку эта машина показывает свою перспективность и может в будущем фундаментально изменить методы использования бронетехники на поле боя. На самом деле эта новая боевая машина может появиться в Сирии для проведения испытаний в боевых условиях. Если «Терминатор» окажется успешным, то он сможет существенным образом изменить методы ведения боевых действий бронетанковыми войсками.

«Российские бронетанковые силы переосмысливают роль боевых машин пехоты (БМП) на боле боя, а также занимаются поиском альтернативных моделей бронемашин для поддержки продвижения бронетехники, — отметил Кофман. — Предстоит решить вопрос о том, какой способ поддержки танков на поле боя является лучшим, а ответ состоит в том, что БМП должны обладать определенной живучестью, а также предоставлять значительную дополнительную огневую поддержку в добавление к той, которой располагают основные танки».

Однако в настоящий момент «Терминатор» представляет собой всего лишь концепцию. Только после его успешного испытания в боевых условиях мы сможет понять, насколько она успешна.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572004 Дейв Маджумдар


Россия. СФО > Образование, наука. Авиапром, автопром > fano.gov.ru, 17 апреля 2018 > № 2571843

Сибирские ученые разрабатывают сверхпрочные защитные покрытия для иллюминаторов космических аппаратов

Учёные Института физики прочности и материаловедения СО РАН (далее - ИФПМ СО РАН) разрабатывают защитные покрытия, предохраняющие иллюминаторы космических аппаратов от частиц космического мусора и микрометеоритов.

Одной из важных задач, стоящих перед космонавтикой, является разработка новых материалов и технологий их получения. В частности, способов нанесения покрытий, предназначенных для защиты элементов космического аппарата от разрушительного воздействия высокоскоростных микрометеоритов и частиц космического мусора.

Дело в том, что используемые защитные экраны непрозрачны и не могут служить защитой для оптических элементов – иллюминаторов, солнечных батарей, оптических приборов и т.д. Ударяясь об их стекла, микрочастицы, скорость которых может достигать нескольких километров в секунду, разрушают поверхностный слой, образуют «кратеры», окруженные трещинами длиной до нескольких миллиметров. Это не только значительно снижает прочность стекол, за несколько лет эксплуатации портятся и их оптические характеристики.

«Иллюминаторы ведь не только для того, чтобы космонавты смотрели на Землю, – объясняет Виктор Сергеев, заведующий лабораторией материаловедения покрытий и нанотехнологий ИФПМ СО РАН. – Они в основном служат для наблюдений и съемок с помощью оптических приборов. Если посмотреть на стекло иллюминатора, прослужившее десять лет на орбите, то оно почти матовое, уже непригодное для оптических измерений».

Решения этой проблемы в мире не существовало до тех пор, пока за дело не взялись томские материаловеды. В течение последних нескольких лет в ИФПМ СО РАН совместно с учеными из ТПУ, ТГУ и РКК «Энергия» были разработаны противометеороидные покрытия для стекол иллюминаторов космических аппаратов.

Это уникальные нанокомпозитные прецизионные покрытия сложного состава. На стекле формируется многослойная прозрачная для видимого света система, которая прочно сцепляется с поверхностью и максимально рассеивает энергию удара налетающей с огромной скоростью твердой частицы. Такое покрытие не только существенно гасит энергию удара, но и значительно уменьшает количество образующихся кратеров на поверхности иллюминатора, что продлевает срок его службы. На сегодняшний день стекла с этими защитными покрытиями успешно прошли полный цикл наземных испытаний и готовятся к летным испытаниям на перспективном космическом корабле «Федерация».

«Но эрозия – это полбеды! Космических технологий ремонта поврежденных стекол сегодня не существует, а на Землю МКС не спустишь. Значит, нужно разработать технологию ремонта стекол космонавтами с внешней стороны МКС, прямо в космосе», - дополнил Виктор Петрович. Для таких случаев в лабораторных условиях разрабатывается технология плазменной обработки поврежденных стекол, с помощью которой нейтрализуется распространение трещин в стекле и полностью восстанавливается предел его прочности. Одновременно ведутся работы по созданию устройства для применения этой технологии ремонта в открытом космосе. Ставится задача максимально уменьшить габариты и вес ремонтного инструмента и снабдить его автономным источником питания. Испытание новой технологии и ремонтного оборудования включено в план космической деятельности на МКС и будет осуществлено в ближайшие годы как космический эксперимент «Пересвет». Эта разработка позволит безопасно осуществлять космическую деятельность не только на МКС, но и на лунных станциях, при дальних полетах на другие планеты.

Конечно, как подчеркивают в институте, задачи подобного уровня в одиночку не решат ни физики, ни инженеры, ни механики, ни материаловеды. Справиться с ними можно только большим коллективом, располагая фундаментальными междисциплинарными знаниями и богатым опытом в разработке новых технологий. Над космической тематикой в ИФПМ СО РАН сегодня трудится большой творческий коллектив из нескольких лабораторий. Важные и перспективные направления разрабатываются совместно с университетами и флагманами отечественной космонавтики.

Россия. СФО > Образование, наука. Авиапром, автопром > fano.gov.ru, 17 апреля 2018 > № 2571843


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 17 апреля 2018 > № 2571816 Олег Пантелеев

Закрытое небо: зачем Госдума лишает авиационную отрасль сотен миллионов евро

Олег Пантелеев

главный редактор отраслевого агентства «Авиапорт»

Повышение тарифов на пролет иностранных самолетов над территорией России – один из пунктов контрсанкций, которые хочет ввести Госдума. Если документ примут, зарубежные авиаперевозчики могут выбрать новые маршруты, на которых заработают соседние страны, а для России это обернется огромными недополученными доходами

На прошлой неделе депутаты Государственной думы предложили ответить на санкции Соединенных Штатов встречными ограничительными мерами. Новый раунд контрсанкций российского парламента может затронуть авиационную отрасль. «Затронуть» — пожалуй, самое мягкая характеристика того, как инициатива Госдумы повлияет на воздушное пространство нашей страны.

Что предлагают депутаты

Чикагская конвенция о международных воздушных перевозках, подписанная в середине прошлого века, установила, что международные пассажирские и грузовые рейсы могут осуществляться с использованием воздушного пространства третьих стран, при этом государства не должны взимать плату за предоставление права таких полетов. Допускаются только сборы за аэронавигационное обслуживание — услуги, оказываемые уполномоченными организациями. Например, диспетчерами.

Большинство маршрутов строится по воздушным трассам с таким расчетом, чтобы минимизировать расстояние и полетное время и, как следствие, денежные издержки на выполнение рейса. Географическое положение России на пересечении воздушных трасс между Европой и Азией, а также огромные размеры страны делают полеты в нашем воздушном пространстве оптимальным выбором для многих десятков авиакомпаний. Такое положение дел позволяет провайдеру услуг по аэронавигационному обслуживанию, государственному предприятию под названием «Госкорпорация по организации воздушного движения», получать значительную часть выручки от иностранных перевозчиков. Расчеты ведутся в валюте.

В Государственной думе хотят увеличить ставки сборов с таких «пролетающих мимо» бортов в том случае, если самолет принадлежит авиакомпании страны санкционного списка, в первую очередь США, Великобритании и Франции.

Повышение ставок за аэронавигационное обслуживание со стороны России приведет к тому, что авиакомпании стран, попавшие под такого рода контрсанкции, станут менее конкурентоспособными на международных линиях. Экономическая подоплека понятна: издержки этих авиаперевозчиков увеличатся, и если они вслед за ростом расходов повысят свои тарифы, то станут менее привлекательны для пассажиров. Сохранение же тарифов приведет к снижению прибыли от рейсов. В выигрыше останутся российские диспетчеры, а также авиакомпании России и азиатские перевозчики, издержки которых не изменятся.

Как отреагируют иностранцы

Судя по оперативности разработки контрсанкций, перед их разработчиками не стояла задача тщательно просчитать возможные последствия и оценить риски ответных мер, либо депутаты сочли несущественной эту задачу. Поэтому постараемся оценить возможные последствия для России, если обмен санкциями продолжится.

Начнем с того, что дискриминация с точки зрения ставок за аэронавигационное обслуживание не приветствуется международным сообществом. Международная ассоциация воздушного транспорта (IATA, International Air TransportAssociation), объединяющая ведущих мировых перевозчиков, категорически против любых преференций, ставящих компании из разных стран в неравные условия. Конечно, для российских парламентариев международные ассоциации не указ, однако в современном мире принято считаться с правилами игры. В противном случае следует ожидать неизбежных ответных мер.

Зеркальные меры, то есть повышение ставок сборов для российских перевозчиков, снизят конкурентоспособность отечественных компаний на европейских направлениях и при полетах в США. Учитывая, что российские авиакомпании не только осуществляют прямое сообщение на этих направлениях, но и обслуживают значительные трансферные потоки из Китая, возможные потери окажутся весьма существенными. Иностранные конкуренты, не попавшие под санкционные удары, получат двойную выгоду.

Еще более радикальный ответ — отказ «санкционных» перевозчиков от транзитных полетов через Россию. Облет с юга будет означать потерю двух часов путевого времени, однако на другой чаше весов оказывается экономия на повышенных аэронавигационных сборах и возможность отказаться от уплаты пролетных взносов «Аэрофлоту». При таком развитии событий потери только одного национального перевозчика могут достигать €150-200 млн.

Сложив оба этих фактора, мы получим безрадостную картину: потерянные доходы и увеличившиеся расходы. Предложения, озвученные депутатами Госдумы в ответ на «недружественные шаги» США и ряда стран, поддержавших антироссийские санкции, с высокой степенью вероятности спровоцируют ответные меры, которые окажутся болезненными уже для российского бизнеса. Желание как можно скорее заявить, что Россия «даст сдачи», не оценивая последствий и не учитывая рисков, — это мальчишество и популизм. В этой ситуации надежда остается на то, что профильные ведомства и отраслевое сообщество смогут объяснить депутатам, что стрелять себе в ногу — не самый разумный выбор.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 17 апреля 2018 > № 2571816 Олег Пантелеев


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 апреля 2018 > № 2571680 Андрей Перцев

Политизация рабочего пространства. К чему привел запрет Telegram в России

Андрей Перцев

Блокировка одного из самых популярных в России мессенджеров Telegram стала одним из самых серьезных ударов по публичной лояльности граждан к власти. Методы обхода блокировки широко обсуждаются в неполитизированных чатах, а фрондерство публично или непублично проявляют даже представители вертикали. Блокировка продемонстрировала, что граждане готовы нарушать запреты и уходить в серую зону, более того, власти сами побудили их к этому

Государственный Сбербанк разослал своим сотрудникам инструкцию, как обходить блокировку Telegram: рабочая коммуникация банка сейчас проходит именно в этом мессенджере. Замглавы Минкомсвязи Алексей Волин – человек без сомнения государственный – намекнул, как можно обходить пресловутую блокировку, и признался, что сам это делает при помощи VPN. Инструкции по обходу появились даже на сайте опять же государственной телекомпании «Россия» (правда, материал вскоре был удален). Многие чиновники и депутаты публично фрондировать не стали, но VPN для продолжения работы мессенджера поставили – в этом они признавались в личных беседах.

Telegram запрещен 13 апреля Таганским судом Москвы, иск подал Роскомнадзор из-за того, что руководство мессенджера не передало ФСБ ключи шифрования. Шестнадцатого апреля все было заблокировано, но чиновники и депутаты в мессенджере продолжили им пользоваться (в контакт-листе видно, кто и когда из пользователей был онлайн).

Порядки вместо порядка

Появление инструкций по обходу блокировки в политизированных каналах и чатах, в общественно-политических СМИ было предсказуемо и понятно. Интересующиеся политикой люди и так умеют пользоваться VPN и Tor, потому что многие оппозиционные сайты в России заблокированы. Давно умеют обходить препоны и пользователи торрентов и пиратских сайтов с музыкой и фильмами. Методы обхода блокировок отдельных сайтов, соцсетей и мессенджеров для узкого круга россиян давно стали привычным делом.

Для остальных понятия VPN, прокси и Tor были либо незнакомы, либо казались слишком сложными для использования этих ухищрений: основные сайты, мессенджеры и соцсети, кажется, блокировать никто не собирался. Запрет Telegram в корне изменил ситуацию: в этом мессенджере организованы общие чаты государственных и частных компаний, подъездов многоквартирных домов, дачных поселков, клубов по интересам.

До прошлой недели в основном это была территория абсолютно неполитизированной коммуникации, где люди обсуждали проекты, отчеты, таймлайны, субботники, зарплату консьержа и прочие подобные вещи. Сейчас эта неполитизированная, обывательская зона резко политизировалась – в любом чате можно обнаружить инструкцию по обходу блокировки и обсуждение, какие способы работают хорошо и надежно, а какие тормозят. Попутно пользователи ругают власть, которая заставила их повозиться с настройками интернета, и шутят над ней: «Блокировка была против ИГИЛ (запрещенная в России организация), а оказалось, что ИГИЛ – это мы».

Представители власти предлагают пользоваться забытой ICQ или альтернативными мессенджерами типа TamTam, Viber или Whatsapp. Аудитория Telegram предпочитает обходить блокировку – ей нравятся возможности привычного мессенджера, из чисто прагматических соображений она не хочет ничего менять.

Запрет популярного мессенджера оказался важным рубежом в отношениях не только власти и граждан, но и внутри самой вертикали. Достаточно вспомнить продуктовые антисанкции российского правительства – их публично поддерживали не только чиновники и депутаты, но и рядовые россияне – публиковали в соцсетях фото отечественных продуктов, с гордостью говорили, что обойдутся без хамона и пармезана. Такой же патриотический интерес вызывали Крым и Сочи в обмен на запрещенную в 2015 году Турцию (сейчас запрет снят).

Как правило, запретительные действия властей граждане встречали одобрительно или равнодушно. На Telegram этот порядок сломался. Демонстративно удалил мессенджер со смартфона только депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Боярский – несложно себе представить, что еще пару лет назад так поступила бы вся парламентская фракция единороссов. Сейчас над Боярским скорее смеются. Глава генсовета «Единой России» Андрей Турчак скорее с сожалением объявил, что отказался от мессенджера.

Свои законы, свои правила

Многотысячных протестов на улицах по поводу запрета Telegram нет и не предвидится, но блокировка Telegram стала символическим действием. В отличие от предыдущих случаев на этот раз значительная часть российского общества, ранее далекая от оппозиционных настроений, осознанно отказывается соблюдать новый запрет. Не помогло даже постоянное упоминание ИГИЛ, хотя антитеррористический консенсус всегда был одним из самых надежных аргументов в России. «Вы нарушаете закон», – говорит власть. В ответ российское общество пожимает плечами и распространяет инструкции по обходу блокировки.

Довольно сомнительная с точки зрения борьбы с терроризмом блокировка Telegram привела к тому, что граждане встали перед выбором и несколькими вопросами. Может ли власть диктовать вредные и неудобные правила для граждан и следует ли их исполнять? Если правила власти несправедливы, то можно ли их нарушать? Могут ли граждане назначать свои, более справедливые правила и жить по ним?

Разумеется, большинство россиян, которым нравится удобство Telegram, прямо эти вопросы не задают, но косвенно их формулируют и отвечают на них. Власть зачем-то поставила граждан перед выбором, задав направление заявлениями о правовом нигилизме и террористах, скорее всего рассчитывая на привычную поддержку, но получила противоположный настрой. Люди (в том числе и представители самой власти) осознанно готовы преодолевать запреты и нарушать несправедливые, по их мнению, правила. Если бы их не спровоцировали, они и дальше бы обменивались в чатах информацией о парковке, дедлайнах и ремонтах, читали бы известные телеграм-каналы и переписывались с друзьями, не задумываясь о нарушениях и ломке барьеров.

Запрет Telegram показался вредным даже внутриполитическому блоку Кремля. Через анонимные каналы у политизированного читателя формируется нужная точка зрения. Вроде бы они критикуют власть в целом и конкретных чиновников в частности, пишут об «играх башен» и тому подобных таинственных вещах, но на деле дозируют информацию и подают ее в нужном виде.

Кроме того, в мессенджере нет комментариев, поэтому анонимного автора трудно уличить в непрофессионализме или лжи. Читатель оказывается в хитросплетениях инсайдов, псевдоинсайдов, интерпретаций, а реальной картины не видит. Блокировка мессенджера этот рычаг управления повесткой уничтожает. В других соцсетях, например в Facebook, трюки с анонимностью не пройдут, в них уже сложилась культура комментирования.

Российская власть, расширяя пространство блокировок и запретов, видимо, считает, что упорядочивает сферы жизни, управляет ими, устанавливает в них свои правила. Павел Дуров не передал ФСБ ключи шифрования от Telegram, общение в мессенджере нельзя проконтролировать, значит, его лучше запретить. В итоге аполитичные пользователи, которым было нечего скрывать от власти, политизируются, осознанно нарушают запреты и уходят в серую, неподконтрольную зону. Частичный контроль теряется, а управляемость нарушается.

Осмысление законов и правил, которые диктует государство, как несправедливые и вредные, становится приметой времени. После того как Госдума выпустила проект нового закона о санкциях против США и их союзников, который, например, предусматривает запрет экспорта титана на американский рынок, производитель титана «ВСМПО-Ависма» открыто выступил против таких мер.

Если вспомнить санкционную битву 2014 года, все ее российские участники, страдавшие от санкций и антисанкций, упрямо говорили о пользе ограничений. Сейчас власть продолжает вводить новые запреты, но бизнес начинает подавать голос против. Установление жестких порядков и ограничений начинает вызывать сомнение в их справедливости, появляется альтернативная государственной трактовка законов и правил.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 17 апреля 2018 > № 2571680 Андрей Перцев


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 апреля 2018 > № 2571640 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев, пишет Sputnik Казахстан.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом, политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан, при этом, во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках, Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере, снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете безопасности не повлиял бы на общее решение, это было очевидно. В то же время, Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но, мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам: позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 апреля 2018 > № 2571640 Александр Князев


Россия > Экология > newizv.ru, 16 апреля 2018 > № 2573672 Александр Сидякин

Александр Сидякин: "С мусором у нас всё получится"

Людмила Бутузова

На вопросы «Новых Известий» отвечает первый заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Александр Сидякин.

- Вокруг мусорной реформы в России сплошной туман, совершенно непонятно она началась, идёт, или уже провалилась?

- Никакого тумана. Реформа началась с 2015 года, когда ФЗ-458 были внесены изменения в законодательство об отходах производства и потребления. Цель - создать высокотехнологичную коммунальную отрасль обращения с отходами. В конце Года экологии сроки перехода на новые правила были в первый и последний раз продлены, и сейчас мы находимся на завершающем этапе - до 1 января 2019 года регионы должны перейти на единые схемы обращения с коммунальными отходами, установить тарифы.

Давать оценку - провалилась реформа, или оказалась успешной, - преждевременно. Мы, образно говоря, в раздевалке перед забегом на долгую дистанцию. Хотя тот мусор, который мы выбрасываем, всего 2% от общего объёма отходов, но это не только вопрос ЖКХ, но и экологической безопасности. Есть такая меткая фраза, что магазины, по сути, продают только две вещи - пакеты для мусора и мусор для пакетов. Происходит коренной сдвиг в отношении к проблеме отходов потребления. Экологическая открытость становится важнейшей ценностью.

Раньше граждане обращали внимание только на то, вовремя ли забирают содержимое бака со двора или нет. Теперь всех интересует - куда мусоровоз это всё отвозит. Компания получала деньги только за сам факт вывоза - никто не контролировал класс опасности, процветал чёрный нал, отсутствовала экономическая мотивация привоза мусора в конкретное место - из-за этого возникали как грибы после дождя несанкционированные свалки. В новой системе компания будет получать деньги не за вывоз мусора, а за то куда она его привезла.

- Из ваших публичных высказываний известно, что вы с сомнением относились к тому, что граждане захотят разделять свой бытовой мусор на разные части. Есть такие примеры сопротивления? И что, по-вашему, надо делать, чтобы приучить людей к цивилизованным отношениям с отходами жизнедеятельности? Как их стимулировать? И кто это должен делать?

- Многие думают, что цель реформы - это раздельный сбор и начинают с него. Им надо реформу заканчивать. Сортировка очень важна для воспитания культуры обращения с отходами, но не менее важно создать экономические условия для перерабатывающих заводов. Пока что у нас в переработку идёт только 15% отходов - это, в том числе, автомобильные покрышки, стекло, бумага, пластиковые бутылки и крышки от них. В странах, где повсеместно внедрён раздельный сбор мусора, переработка составляет более 90%. Что касается стимулирования, то для домохозяйств, установивших раздельные контейнеры для складирования мусора, нужно устанавливать льготный тариф. Но говорить об обязательности пока рано.

- Вопрос о мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводах. Люди протестуют против тех и других, опасаясь вредных последствий для своего здоровья и окружающей среды. Строительство тех и других заводов откладывается.

- Мусор - это политика. Посмотрите хотя бы на бунты коммунальщиков в Париже или Неаполе. Поэтому все страны через это проходят, и наша не исключение. Нельзя сбрасывать со счетов и интересантов сохранения непрозрачности в отрасли, которые могут чинить неприятности властям, разогревая протестные настроения. И здесь важна экологическая открытость. Самая большая проблема - что с людьми до недавних пор никто на эту тему предпочитал не разговаривать. Зачастую отсутствует информация о предельных выбросах с предприятий, о том какие есть объемы по складированию отходов, когда будет их рекультивация. Отсюда порождаются домыслы. Хотя основная альтернатива гниению мусора на свалках - его термическая обработка, но есть и другие технологии.

Понятно, что степень актуальности проблемы для субъектов Российской Федерации разная. Территории в стране большие. Но, как выяснилось, места не так уж и много - куда не повезешь мусор, везде тесновато, даже во взаимодействии с соседними субъектами Москвы и Подмосковья. Хотя в Нижегородской области построили и торжественно открыли мусоросжигающий завод. Или вот в Татарстане, регионе, который я представляю в Госдуме, собираются построить мусоросжигательный завод рядом с Казанью. Началась подниматься волна протеста, и к местным жителям приехал мэр и в открытую стал общаться, сформировал инициативную группу из активистов. Это единственно правильный выход из ситуации - садиться и разговаривать.

В Европе заводы построены по безопасным технологиям, имеют мощную систему фильтрации и грамотно эксплуатируются. Наши страхи от того, что нам обязательно построят «не так» - где-то сэкономят, где-то не уследят, где-то затолкают в топку то, что гореть не должно. По сути это вопрос ответственности, профессионализма и контроля. У нас почему-то непринято себе доверять - если в Швеции технологии работают, то и у нас будут.

Переход к глубокой переработке вторсырья это неизбежный путь, если мы не хотим видеть наших города в горах мусора, как в Неаполе. При этом низкая рентабельность не должна быть определяющим фактором, чтобы возле крупных административных центров мусор перерабатывали, а в отдаленных районах просто сваливали в кучу, везде живут люди и нужны единые критерии экологического надзора, не должно быть на карте региона "серых зон".

- Операторы мусорной реформы. Расскажите, пожалуйста, что это такое, зачем они нужны и как будут выбираться-назначаться?

- Они нужны в качестве механизма для регулирования государством сферы обращения с отходами. Они должны работать по утвержденной схеме по вывозу, транспортировке, переработке и последующей утилизации коммунальных отходов. Например, в Москве сейчас действует пять разных тарифов, 8 млн. тонн вывозится. Вывоз одного контейнера, условно кубического метра, стоит порядка 700 рублей. В настоящее время 91 оператор определен в 55 субъектах, т.е. в рамках одного региона есть несколько операторов по размещению отходов. У оставшихся регионов есть время до 31 декабря этого года. Терсхемы утверждают, оспаривают, пересматривают - это нормальный процесс повышения качества, учитывая что раньше этим вообще никто не занимался.

- Закон об утилизации отходов, принятый еще в 2015 году, предполагал, что исчезнут грязные свалки, появится раздельный сбор мусора, современные заводы по переработке… Где все это? Опять на местах проигнорировали?

- Есть перечень поручений президента, - которые он дал в ноябре года экологии, - в сфере регулирования обращения с отходами. В нем прописаны основные пробелы законодательства, которые нужно устранить. Главное, конечно, - отсутствие экологической открытости. Нам предстоит создать единую систему учета отходов, обеспечить прозрачное размещение информации о вывозе, переработке, утилизации отходов. К сожалению, за Министерством природы есть несколько долгов по разработке нормативной документации в этой части.

Кроме того, есть важный экономический аспект реформы. В тарифе на ТКО есть несколько составляющих, в том числе компенсационная плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС), которая взимается с операторов за размещение твердых коммунальных отходов. Это где-то 663 рубля за тонну. Мы подняли проблему, что ее встраивание в тариф приведет к скачку платы граждан за жилищно-коммунальные услуги. Плату за НВОС регоператор обязан отдавать в Росприроднадзор, который распределяет ее в три бюджета - 55% в местный бюджет, 40% в региональный и 5% в федеральный. Только один регион "окрашивает" эти средства на мероприятия по возмещению экологичечского ущерба - Татарстан. За 2016-2017 гг. плата за НВОС не взималась, на совещании в марте у Дмитрия Николаевича Козака были приняты решения, предусматривающие семикратное уменьшения ставки платы за НВОС при размещении твердых коммунальных отходов 4 класса опасности - т.е. она будет расти в среднем по 15% в год. А операторы сохранят разницу между планируемой и фактической суммой платы за негативной воздействие, достигнутой в результате осуществления мероприятий по утилизации и обезвреживанию ТКО, и т.д.

Кроме того, раньше УК вывозила мусор по договору с компанией, которая была на упрощенной системе налогообложения, то регоператор должен работать на общей системе с уплатой НДС 18%. Как только утверждается оператор, вывоз мусора из строки по содержанию и текущему ремонту переходит в коммунальную услугу, как за счет, тепло и воду. И расчет будет производиться с человека, а не квадратных метров. Также остается проблема с контейнерами, которые оператору в настоящее время приходится устанавливать за свой счет, чтобы они были приспособлены для новой коммунальной техники, которую надо оборудовать GPS-датчиками.

- Кто отвечает за "мусорную реформу"?

- К сожалению, у реформы нет одного куратора в правительстве. Это как минимум, два вице-премьера и четыре ведомства. Что касается вывоза мусора - это Минстрой, сортировочные и перерабатывающие станции - это Минпромторг, захоронение и рекультивация мусора - Минприроды и Росприроднадзор. Формирование тарифов - Антимонопольная служба. Хотелось бы, чтобы при формировании нового правительства, распределение полномочий легло таким образом, чтобы у мусорной реформы был один куратор из вице-премьеров и появился закон об экологической открытости.

Мы хотим, чтобы в результате реформы мусор не выбрасывался бесконтрольно, а большая часть его сортировалась и перерабатывалась, лишь меньшая часть уходить в захоронение. Отработавшие свою мощность полигоны нужно закрыть, рекультивировать, находить места для новых. Сортировка должна начинаться с каждого подъезда, и для этого должно быть экологическое просвещение.

Россия > Экология > newizv.ru, 16 апреля 2018 > № 2573672 Александр Сидякин


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 апреля 2018 > № 2571875 Павел Самиев

Малый бизнес: от кредитов к краудфандингу

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Банки по-прежнему неохотно кредитуют малый и средний бизнес. Государственные программы поддержки МСБ пока не так эффективны, как хотелось бы. Поэтому в последнее время этот сегмент начинает активно пользоваться альтернативными источниками финансирования: от факторинга до краудфандинга.

Малый и средний бизнес продолжает оставаться в нашей экономике самым слабым звеном. У МСБ обычно нет хороших залогов, такие компании зачастую непрозрачны, оценивать их платежеспособность банкирам дорого, а маржа в итоге оказывается невеликой. Куда проще заниматься потребительским кредитованием или работать с крупными предприятиями. В идеале — с государственными. Помните, сколько шуму несколько лет назад наделало знаменитое заявление главы ВТБ Андрея Костина про малый бизнес? Он, напомним, сказал, что не стоит искусственно накачивать сектор МСБ деньгами, а банки должны идти за спросом, за потреблением. Это были, конечно, трудные экономические времена. Однако позиция Костина была хотя и жесткой, но, будем честны, справедливой.

С тех пор макроэкономика улучшилась: спрос стал расти, хотя и медленно. Восстановление экономики и снижение ставок немедленно отразилось на объемах кредитования МСБ — впервые за последние несколько лет в прошлом году банки нарастили выдачу кредитов на 15,4%. Впрочем, общий портфель кредитов сектору сократился почти на 7%. Это связано с низкой срочностью выдач предыдущих кредитов. Доля кредитов сроком до одного года уже превышает 62% в общих выдачах этому сектору. Как следствие, доля кредитов МСБ в общем банковском портфеле неуклонно снижается уже несколько лет. Если в 2011 году она превышала 18%, то теперь балансирует на уровне 10%.

При этом ставки по кредитам для малых компаний хотя и медленно, но снижаются. Кредит сроком до года подешевел в 2017 году до 12,6%, на более длительные сроки — до 11% годовых.

В прошлом году вступили в игру государственные программы по обеспечению гарантий, что оказало некоторую поддержку сектору. Например, в прошлом году Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы прогарантировал кредиты московским компаниям на сумму 20 млрд рублей. Но даже в масштабах Москвы размеры помощи пока невелики: гарантии покрыли примерно 4% от кредитного банковского портфеля в регионе. Схема работы таких гарантийных фондов выглядит следующим образом. Заемщик идет в банк из сети партнеров и в случае, если ему не хватает залогового обеспечения, обращается в фонд за помощью. Фонд выдает поручительство по кредиту, при этом гарантийное покрытие может достигать 70% от требуемого банками залогового обеспечения.

И банки с этим справляются — однако не все. Наиболее успешно освоили новый механизм работы с малым бизнесом крупные и государственные банки, что привело к росту концентрации в сегменте кредитования МСБ на крупнейших кредитных организациях. Им удалось, с одной стороны, существенно нарастить объемы кредитования, а с другой — снизить просрочку. Но в целом по рынку просрочка растет — с конца 2015 года доля «плохих» долгов выросла до 14,9%. При этом доля «плохих» долгов, например, населению и крупному бизнесу все это время снижается.

Безусловным лидером по выдаче кредитов МСБ в прошлом году стал Сбербанк. Выдача выросла на 60% — до 1,3 трлн рублей. Хорошие показатели продемонстрировали Промсвязьбанк, «Возрождение», Бинбанк, а также Инвестторгбанк, банки «Уралсиб» и «Санкт-Петербург». Однако в связи с санацией некоторых кредитных организаций непонятно, сохранят ли они лидерство в дальнейшем или пойдут по пути сокращения кредитования сектора МСБ.

Достойные результаты показывают и некоторые частные региональные игроки. Самым результативным среди региональных банков в прошлом году оказался банк «Ак Барс». В течение последних семи лет он наращивал объемы выдачи кредитов МСБ, и по итогам 2017 года банк уверенно ворвался в топ-10 кредиторов этого сегмента, заняв сразу седьмое место, согласно данным рейтингового агентства «Эксперт РА». «Ак Барсу» удалось к началу 2018 года довести портфель кредитов МСБ до 50 млрд рублей. В топ-20 по объемам выдачи среди регионалов вошли КБ «Кубань Кредит», КБ «Центр-инвест» и СКБ Приморья «Примсоцбанк».

К счастью, у малого бизнеса в последние годы появились альтернативы традиционным кредитам. МСБ взамен прямого кредитования ищет варианты через лизинг, факторинг, нередко прибегает к микрофинансам — чтобы закрыть кассовые разрывы. А в прошлом году громко заявил о себе новый вид привлечения финансирования — краудфандинг. Это онлайн-платформы, позволяющие инвесторам, в том числе розничным (порог входа на некоторых сервисах начинается даже от 25 тыс. рублей), напрямую кредитовать небольшой бизнес.

Ставки по таким кредитам привлекательны, как правило, предпринимателю удается привлечь фондирование примерно под 2—3% в месяц. Но и отбор там строгий. Краудфандинговые сервисы стремятся конкурировать с банками, а значит, должны показывать куда меньший уровень дефолтов. И это им удается. За счет постоянного совершенствования скоринговых систем просрочка по обслуживанию своих обязательств там на порядок ниже, чем у банков. Государство, кстати, идет таким сервисам навстречу, и нынешним летом увидит свет специальный закон о краудфандинге.

Документ писала та же самая группа депутатов, что писала закон «О цифровых финансовых активах». Получившийся в итоге документ пока рамочный и скорее призван легализовать краудфандинг в России, нежели наложить на него ограничения. По этой причине законодатели решили отказаться от того, чтобы прописать в законе лимиты для инвесторов и для самих малых компаний. Эти лимиты предстоит установить Банку России, и будем надеяться, что они окажутся разумными — в полном соответствии с рыночными запросами.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 апреля 2018 > № 2571875 Павел Самиев


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 апреля 2018 > № 2571844

Ученые разработали прибор для изучения свойств материалов при температурах близких к абсолютному нулю

Ученые из Института физики им. Л.В. Киренского ФИЦ Красноярский научный центр СО РАН разработали измерительную ячейку для исследования свойств материалов при температурах близких к абсолютному нулю. С помощью нового метода ученые исследуют углепластики, клеящие материалы и металлические изделия, которые используются для создания внеземных аппаратов, в частности космической обсерватории Миллиметрон.

Результаты исследований опубликованы в журнале Technical Physics Letters.

При любом изменении условий окружающей среды вещество деформируется. Всем известно, что металлы при нагревании расширяются. Однако не только температура влияет на линейные размеры материалов. Менее известное явление магнитострикции связано с тем, что вещества, обладающие магнитными свойствами, меняют размер при преобразовании состояния намагниченности. В случае пьезоэлектрического эффекта, механические деформации возникают под действием электрического поля. Особо высокие требования к устойчивости материалов предъявляют при проектировании космических аппаратов. Разработчики должны точно знать, как поведет себя изделие при разных внешних условиях.

Красноярские физики разработали и запатентовали уникальную измерительную ячейку – дилатометр, которая позволяет проводить высокоточные измерения сверхмалых деформаций твердых образцов в диапазоне температур от -270 до 80 градусов Цельсия. Кроме воздействия температуры на линейный размер изделия, ячейка позволяет прикладывать магнитное и электрическое поля. Возможна и обратная задача – анализ того, как механические напряжения влияют на магнитные свойства материала. Это первый в России подобный дилатометр.

«Главным преимуществом разработанной ячейки является возможность проводить исследования деформации образца, вызванной магнитострикцией и пьезоэффектом, одновременно прикладывая магнитное и электрическое поля. Кроме этого, существует возможность проводить измерения в условиях вакуума при гелиевых (сверхнизких) температурах, что приближенно к космическим условиям», - пояснил кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Института физики им. Л.В. Киренского Александр Фрейдман.

Измерения выполняются с использованием емкостного конденсатора, который имеет две плоские обкладки. Одна из обкладок – неподвижная, а другая подвешена на специальной мембране и может смещаться. Исследуемый материал помещается в ячейку, где подвижная обкладка емкостного датчика соприкасается с образцом. Подвергаясь внешнему воздействию, образец изменяет свои размеры, это приводит к смещению подвижной обкладки конденсатора. Емкость конденсатора зависит от расстояния между обкладками, его электрическая емкость изменяется. Полученный сигнал пересчитывается в коэффициент линейного расширения необходимый для построения различных математических моделей с использованием экспериментальных данных.

Как рассказал кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики им. Л.В. Киренского Сергей Попков, подобные измерительные ячейки не производят массово - бычно их создают под конкретную установку. Работа красноярских ученых была связана с разработкой оборудования для измерения температурных и оптических характеристик материалов, которые используются при создании российской космической обсерватории Миллиметрон. В результате была создана уникальная ячейка, на изобретение которой был получен патент РФ.

Ученые планируют усовершенствовать дилатометр. «Сейчас ячейка показывает только продольные изменения размера, то есть внешнее поле можно приложить только в одном направлении. Стоит задача доработать ячейку так, чтобы появилась возможность прикладывать поле вдоль другой оси, чтобы увидеть полную картину происходящего с образцом. В результате мы перейдем от плоского к объемному представлению о поведении изделия», - заключил Александр Фрейдман.

Созданный в рамках космического проекта прибор может найти применение и в наземных исследованиях. С его помощью можно изучать мультиферроики – материалы, которые изменяют свои свойства под действие магнитного и электрического полей. Взаимодействие между магнитной подсистемой и электрическими свойствами открывает широкие возможности для применения мультиферроиков, как функционального материала, например, для высочувствительных датчиков переменного магнитного поля и СВЧ-устройств, таких как фильтров и генераторов.

Исследование поддержано РФФИ, Правительством Красноярского края, Краевым фондом поддержки научных и научно-исследовательских работ.

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 апреля 2018 > № 2571844


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 апреля 2018 > № 2571419 Владимир Варнава

Балет Монте-Карло представил на фестивале Dance Open в Петербурге легендарную «Золушку» Жана-Кристофа Майо. Спектакль лишь отдаленно напоминает знаменитую сказку. Без хрустального башмачка, тыквы, которая превращается в карету и других чудес. «Золушка» превратилась в историю о любви, семье, связи с ушедшими близкими и вере в счастливое будущее.

О том, как публика восприняла постановку, о мастере и его труппе «Петербургскому авангарду» рассказал хореограф Владимир Варнава, который сотрудничает с Майо.

— Майо понравилась петербургская публика?

— «Золушка» в репертуаре труппы Балета Монте-Карло c 1999 года, и она с этим балетом объездила практически весь мир, в том числе он был показан и в Москве. Этот спектакль уже вошел в историю балетного искусства. И тем не менее я думаю, что показ «Золушки» в Санкт-Петербурге был для Майо был очень важен. Публика приняла постановку искренне, и балет понравился ей. Что касается Жана-Кристофа, то он был в целом доволен тем, как прошел спектакль.

Вторсырье и ремейки в «Свином рыле»

— Когда вы познакомились с Жаном-Кристофом?

— Жан-Кристоф бывал в России неоднократно, и пару лет назад приезжал с программой Сергея Даниляна для Дианы Вишневой «На Грани». Здесь ставили его балет Switch и спектакль Каролин Карлсон «Женщина в комнате». У Каролин я в свое время проходил стажировку в Париже — приз за победу на первом фестивале «Context. Диана Вишнева». Именно в этот приезд мы познакомились: кажется, это было в 2015 году.

Он увидел мою работу «Глина» в Творческой мастерской молодых хореографов в Мариинском театре и предложил поставить у него в труппе. Это было его собственное решение, что для меня особенно ценно и важно. Если говорить про международную сцену, то он мой крестный отец в танце, он — первый, кто меня пригласил в театр международного уровня.

— И какой спектакль вы подготовили?

— «Поцелуй Феи» (Le Baiser de la Fée). Этот балет был посвящен памяти Игоря Стравинского. 27 ноября 1928 года в Парижской опере состоялась премьера великого композитора. Стравинский мастерски ввел в балет мелодии Чайковского, сделав их более серьезными, и объединил их. Это показалось мне интересным, и в итоге та же концепция лежит в основе всей работы, которую я предпринял в создании этого спектакля.

Мы попытались использовать подход Стравинского к музыке Чайковского аналогичным образом ко всему процессу. Новую музыку написал петербургский композитор Александр Карпов. Таким образом мы создали не только оригинальную музыкальную партитуру, но и новую историю.

Когда Жан-Кристоф Майо пригласил меня создать новое произведение для балета Монте-Карло, я был вдохновлен творчеством великих артистов и художников — таких как Стравинский, Нижинский и Бенуа. Казалось крайне важным, чтобы наши идеи создавали историческую арку с идеями творцов оригинального «Поцелуя Феи», а наши усилия служили бы естественным продолжением их замыслов. Мне было очень приятно вновь встретиться с ребятами, которые танцевали у меня в балете: это Mimoza Koike, Maude Sabourin, Alvaro Prieto, братья Alexis и George Oliveira, Leart Duraku, Candela Ebbesen.

— Как работается в Балете Монте-Карло?

— У Les Ballets de Monte-Carlo нет собственной постоянной площадки для проведения спектаклей, но есть прекрасное место для их создания и репетиций — ателье Балета Монте-Карло. Это больше чем место, оно соответствует духу компании и ее идейного руководителя — Жана-Кристофа Майо. Внутри здания максимально возможно используются прозрачные стены, и большая часть помещений имеет несколько дверей. Таким образом, ты можешь пройти насквозь все кабинеты, видеть, как в мастерских изготавливают костюмы, чем сейчас заняты администраторы, что репетирует балетная труппа. Идеи циркулируют, ими дышат люди. Ателье, размещенное в бывшем лесопильном заводе площадью более четырех тысяч квадратных метров, — рабочий инструмент, объединяющий под одной крышей танцоров, артистическую, техническую и административную команды. Через стеклянную крышу большую часть года льется солнечный свет, а когда идет дождь, возникает домашнее ощущение уюта.

В компании отсутствует иерархическая система. Прима была только одна — Бернис (первая исполнительница роли матери-феи в «Золушке»), муза Жана-Кристофа, с которой он воплотил большинство своих идей. Это означает, что ты можешь сегодня готовить сольную партию, а завтра танцевать кордебалетную часть, и наоборот. Все танцуют всё. Наверное, такой демократичный подход не очень понятен в российской традиции, но это приносит свои плоды.

Работоспособность компании Майо накрыла меня с головой. Я убеждался на практике, что можно хореографировать не только свое тело, но и свой настрой, а на позитиве работа движется лучше в любой сфере, тем более — в области, связанной с коллективным творческим процессом. Артисты Балета Монте-Карло об этом не забывали. С настроением и атмосферой все было в порядке.

— А какова профессиональная подготовка танцовщиков?

— Технически ребята отлично подготовлены, и причиной тому — высокие запросы Жана-Кристофа. Хореография у него динамичная, требует балетного бэкграунда, артистов не много, каждый на счету, они просто обязаны держать себя в тонусе. И конечно мощнейший репертуар в багаже танцовщиков: William Forsythe, Jiří Kylián, Lucinda Childs, Twyla Tharp, Angelin Preljocaj, Itzik Galili, Jacopo Godani, Sidi Larbi Cherkaoui, Johan Inger, Alonzo King, Marco Goecke, Maurice Béjart — и это далеко не полный список хореографов, с которыми артисты поработали.

В труппе сложился прекрасный баланс между основными постановками действующего хореографа театра и приглашенными балетмейстерами. В авторском театре такое редко встречается. Я думаю, что Жан-Кристоф — очень смелый человек и руководитель, который не боится давать свободу своим артистам и хореографам-гостям. Все от этого только выигрывают. В частности, Sidi Larbi Cherkaoui выстрелил на балетной сцене в 2004 году, поставив In memoriam именно для Балета Монте-Карло.

— Как репетирует Жан-Кристоф Майо?

— Я был на репетициях «Золушки», «Ромео» и других спектаклей. Как я говорил ранее, в ателье, в основном, прозрачные стены и открыты двери, поэтому не обязательно быть в зале, чтобы наблюдать репетиционный процесс. Майо — харизматичен, репетиции ведет страстно. Всех секретов открывать не буду, но запомнилось, что он очень подолгу может оттачивать мелкие детали спектакля, объясняя танцовщикам их смысл и значение, а они, в свою очередь, множество раз, в полную силу, стараются попасть цель. Этот захватывающий диалог я могу наблюдать бесконечно.

— В чем достоинства и особенности «Золушки» Майо?

— Интересно, что в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко в Москве «Золушка» должна была стать моей первой премьерой спектакля большой формы. И когда проект был полностью приготовлен, его отменили по независящим от меня обстоятельствам (внезапная смена руководства театра). А должна была быть «Золушка» Сергея Прокофьева без купюр: планировалось станцевать всю музыкальную партитуру композитора. Готовя постановку, я основательно изучил вопрос истории спектакля и пересмотрел огромное количество версий, дабы избежать повторов.

Версия Майо запомнилась и полюбилась еще тогда. Я вообще очень люблю творчество Жана-Кристофа и рад, что мне посчастливилось поработать с его труппой. Мне кажется, лаконично организованное пространство его спектакля в контрасте с пышными традиционными версиями дает возможность более пристально обратить внимание на взаимоотношения героев внутри действия. Мне нравятся «говорящие» партии, выпуклые характеры, которыми насыщен балет. Несмотря на то, что хореограф решительно деконструирует порядок музыкальных номеров, они «слушаются» органично, спектакль очень музыкальный. Меня вообще здесь покорила именно деконструкция оригинала, возможность рассказать каноническую историю, но совершенно другим способом. Я думаю, это большая удача фестиваля Dance Open — привезти «Золушку» Балета Монте-Карло.

Александр Городницкий — о «мечте импотента» и разгроме РАН

— Но вы все-таки будете ставить «Золушку»? она есть в ваших планах?

— Да, сейчас спустя уже почти три года, я вновь получил приглашение поставить «Золушку». На этот раз — в Калифорнии, с Натальей Осиповой. Продюсер проекта — Сергей Данилян. Мы думали, что восстановим уже подготовленный ранее спектакль. Но мир меняется, и мы меняемся, и я уже чувствую эту историю совершенно иначе. Поэтому было решено делать, совершенно новую версию: балет про… первую танцовщицу свободного танца Айседору Дункан. Есть планы показать работу в России.

Беседовала Ирина Сорина

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 апреля 2018 > № 2571419 Владимир Варнава


Россия. Италия. Весь мир > Образование, наука > минобрнауки.рф, 16 апреля 2018 > № 2570846

Сборная России победила на VII Европейской математической олимпиаде для девушек

15 апреля во Флоренции (Италия) завершилась VII Европейская математическая олимпиада для девушек (European Girls’ Mathematical Olympiad - EGMO). Сборная России в составе 4-х человек завоевала на состязании 4 золотые медали, заняв первое место в официальном командном зачёте. По 2 золотые медали получили школьницы из США и Румынии.

Золотых медалей на EGMO-2018 удостоены россиянки: Диана Гайнутдинова (Казань); Ирина Ланских (Киров), Элина Телешева (Набережные Челны); Изабелла Толокно (Санкт-Петербург).

Всего в VII Европейской математической олимпиаде для девушек состязались представительницы из 52 стран (36 европейских и 16 приглашённых с других континентов).

С блестящим результатом сборную России поздравила Министр образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильева.

- Мы делаем большие шаги, развивая непрерывное математическое образование в нашей стране для каждого, и видим, сколь сильна отечественная математическая школа. Наша сборная показала максимальный результат, завоевав четыре золота. И я поздравляю наших девушек и их тренера Назара Хангельдыевича Агаханова с блестящим выступлением на олимпиаде в Италии. Уверена, что у каждой участницы впереди большой путь, в котором они смогут развить и приумножить свой талант.

Справочно

VII Европейская математическая олимпиада для девушек проходила в Италии с 9 по 15 апреля. По условиям состязания участницы должны были решить шесть задач за два олимпиадных дня. По уровню сложности предлагаемые задачи сравнимы с Международной математической олимпиадой.

Россия. Италия. Весь мир > Образование, наука > минобрнауки.рф, 16 апреля 2018 > № 2570846


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter