Всего новостей: 2631123, выбрано 24153 за 0.160 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 18 октября 2018 > № 2764078 Никита Исаев

НИКИТА ИСАЕВ: «УДЕЛИМ ВНИМАНИЕ СОБСТВЕННОМУ ЛОКАЛЬНОМУ КРИЗИСУ»

На днях соратник Джорджа Сороса Стэнли Фримен Дракенмиллер выступил с неожиданным признанием, что грядет новый глобальный экономический кризис.

«Мы взяли причины прошлого кризиса (организованного Соросом и Дракенмиллером в 2008 г. - Ред.) и утроили их. И мы это сделали на глобальном уровне», - признался он.

«МН» поинтересовался у директора Института актуальной экономики Никиты Исаева, стоит ли опасаться прогнозов финансиста и что он думает по поводу предстоящих трудностей для мировой экономики.

- К прогнозам вообще стоит относиться с изрядной долей скепсиса, а уж к прогнозам одного из величайших спекулянтов, который способен манипулировать рынком, и подавно. Всегда стоит учитывать, что такие заявления могут делаться в целях личного обогащения, тем более что факторы, озвученные Дракенмиллером, не столь однозначны.

Что касается растущего госдолга США, то американская экономика работает сейчас как глобальный банк, открывающий клиентам депозиты: привлеченные средства дают неплохой доход и позволяют без проблем обслуживать долговые обязательства.

Помимо прочих заявлений Дракенмиллер подчеркнул, что его беспокоит экстремальный уровень социального неравенства, к которому привела американская экономическая политика.

На мой взгляд, утверждение про растущее неравенство спорное. Вот в России оно наблюдается очень ясно: за первые 9 месяцев 2018 года 23 долларовых миллиардера увеличили состояние на 18,5 млрд долларов, а вот население продолжает терять деньги из-за того, что расходы растут в два раза быстрее доходов.

В США ситуация иная: пускай богатые богатеют, но и народ не страдает. Доходы бьют рекорды за счет улучшения благосостояния среднего класса, безработица стремится к рекордно низким показателям. Большинство людей там комфортно себя чувствуют и имеют возможность обеспечивать свои потребности. Про распространение информации о богатстве и говорить излишне. Она может вызвать зависть, но не глобальный кризис.

Некоторые риски глобального кризиса есть всегда, их нельзя исключать. Однако же говорить об экономическом апокалипсисе пока не приходится. Таких прогнозов было великое множество, и они не сбылись. А нам пока стоит побольше внимания обращать на собственный локальный кризис.

Андрей Князев

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 18 октября 2018 > № 2764078 Никита Исаев


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 18 октября 2018 > № 2763561 Василий Костин

Бизнес на доверии

Что нужно для успешного развития государственно-частного партнерства

В последнее время на разных уровнях власти и бизнеса говорится о взаимной пользе государственно-частного партнерства (ГЧП). На мой взгляд, основная задача ГЧП - реализация городских инфраструктурных проектов. Бизнес в данном случае может получать выгоду, эксплуатируя построенные объекты и пользуясь налоговыми льготами, а государство - возможность развивать регион и повышать качество жизни населения за счет средств партнеров. Привлекательным для бизнеса является и то, что часть рисков берет на себя государство. При этом важно выстроить систему взаимоотношений между сторонами данного процесса.

Генеральный директор «КБК Проект» Василий Костин:

В рамках проектов ГЧП возможно использование различных способов взаимодействия между бизнесом и государством. Это могут быть концессионные соглашения, аутсорсинг, привлечение средств инвесторов и т.д. Наиболее распространенная сейчас форма – концессии, в рамках которых концедент (город или регион) передает концессионеру (представителю бизнеса) в управление объекты недвижимости, а также связанного с ними движимого имущества. Со своей стороны, концессионер обязуется привести все это в должное состояние путем реконструкции, модернизации и т.д. Другой вариант – строительство с нуля, в таком случае по завершении строительства объект передается концеденту в собственность, а концессионер приступает к эксплуатации этого объекта и извлечению прибыли, в результате чего покрывает строительные расходы. Срок концессионных соглашений, как правило, достаточно долгий и составляет в среднем 25-40 лет.

Особо отмечу существующую разновидность ГЧП, актуального для крупных мегаполисов, – муниципально-частное партнерство. Основное отличие МЧП от ГЧП - вместо государства партнером является муниципалитет, а конечную оценку инвестпроекту выносят жители муниципального образования. В Москве такой вид партнерства активно завязан на развитие социально-бытовой сферы и все большее значение приобретает в муниципальных программах благоустройства районов. МЧП позволяет оптимизировать городской и муниципальный бюджеты.

Наиболее перспективными направлениями сотрудничества городских властей и частных инвесторов в рамках ГЧП можно назвать: общественный транспорт и дорожно-транспортная инфраструктура; система ЖКХ; системы энергоснабжения; городские системы связи; объекты городской системы здравоохранения; объекты социально-культурной и социально-бытовой инфраструктуры; спортивные и туристические объекты.

Подчеркну, что с позиции государства ГЧП позволяет решить множество вопросов при реализации и эксплуатации городских проектов. Связано это с тем, что инвестор склонен принимать более эффективные решения, более точно оценивая проекты и отсеивая проблемные варианты; бизнес лучше разбирается в инфраструктурных ограничениях и умеет вырабатывать соответствующие инициативы по инвестициям; при ГЧП гораздо реже проявляется болезнь госзаказа - превышение сметной стоимости; поскольку частные компании в дальнейшем эксплуатируют объекты и извлекают из этого прибыль, повышается качество оказания услуг и существенно снижаются эксплуатационные расходы. Кроме того, ГЧП запускает цепочку косвенных эффектов, благоприятно влияющих на оптимизацию государственных и муниципальных бюджетов.

Партнерство может и должно быть выгодным для бизнеса. Используя частный капитал, город имеет возможность предоставить налоговые льготы, кредитные субсидии, инвестиции в уставный капитал, обеспечить аренду городского имущества на льготных условиях, оказать различные виды информационной и консультативной поддержки. Также государство может дать гарантию определенного минимального дохода от эксплуатации объекта, принимая таким образом часть рисков на себя. Опыт показывает, что ГЧП является очень эффективным инструментом привлечения внебюджетных средств, а также частных ресурсов (трудовых, интеллектуальных и т.д.) для развития общественно значимых проектов.

В целом, анализируя опыт использования вышеописанных механизмов, можно обозначить основные плюсы ГЧП. Во-первых, снимается целый ряд ограничений при осуществлении масштабных инфраструктурных и инновационных проектов, поскольку привлекаются дополнительные ресурсы из частных источников. Во-вторых, существенно ускоряется исполнение проектов, что, в свою очередь, дает мощный импульс развитию экономики, улучшает социальный климат. В-третьих, уменьшаются бюджетные отчисления на развитие проектов, ведь снижается не только стоимость строительства инфраструктурных объектов, но и минимизируются эксплуатационные расходы. В-четвертых, снижается количество долгостроев и разрывов в реализации проектов. Наконец, при ГЧП применяется схема эффективного распределения рисков. Каждая сторона несет именно те риски, которыми она эффективно управляет.

Однако ГЧП не сможет работать в полную силу без взаимного доверия и диалога сторон. Для того, чтобы проекты стали более привлекательными для инвесторов, участники соглашений должны демонстрировать пристальное внимание к интересам друг друга и готовность идти навстречу. Инвестор должен увидеть явные плюсы от вложения средств в такого рода проекты. Для этого было бы эффективно выделить общественно значимые проекты в особый сектор экономики, в котором государство предоставляет своим частным партнерам ряд льгот и преимуществ. Например, можно защитить новые предприятия от неопределенности, освободив их от налогов до того момента, когда инвестиции начинают окупаться. Другой способ повысить привлекательность таких проектов - предоставить доступ к деньгам под минимально возможный процент.

Все эти вопросы могут быть разрешены путем создания единой государственной стратегии развития ГЧП, формирования специальных консультационных центров по территориальному признаку, а также совершенствования отраслевого законодательства. В то время как частный бизнес способен обеспечить максимальную экономическую эффективность совместных с государством проектов, власти, в том числе московские, могут и должны связать эту эффективность с практической пользой для горожан.

Автор: СГ-Онлайн

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 18 октября 2018 > № 2763561 Василий Костин


Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан

Виктор Гульдан - о керченской бойне: "Очень странное преступление"

Следственный комитет России назначил посмертную психолого-психиатрическую экспертизу студенту Владиславу Рослякову, устроившему взрыв и стрельбу в политехническом колледже в Керчи.

Что могло повлиять на поведение керченского убийцы и самоубийцы в одном лице? «Новые Известия» обратились за комментарием к руководителю психологической лаборатории Московского Областного Центра Социальной и судебной психиатрии, доктору психологических наук, академику Виктору Гульдану.

- Виктор Викторович, сейчас выдвигают различные версии мотивов , которые могли подтолкнуть на столь жестокое и страшное преступление «керченского стрелка». Например, депутат Госдумы Алексей Пушков заявил, что «инцидент в керченском колледже, где учащийся совершил массовое убийство, навеян «иностранным кино».

- На мой взгляд, телевидение и кино тут не при чем. Сейчас появилась версия о том, что предполагаемый мотив преступления – конфликт с преподавателем колледжа. Если у молодого человека накопился негатив, если он был склонен к идее мести, он мог прийти к этому преступлению и без какого-то внешнего воздействия. Но для меня это в любом случае нетипичная ситуация. В моей практике были случаи, когда подростки проносили в школу оружие, стреляли, но они действовали спонтанно. А это преступление готовилось долго и тщательно. В таком возрасте юноши действуют иначе, часто - под воздействием эмоций. Росляков, как мы знаем, как минимум за месяц до этого приобрел оружие, изготовил взрывное устройство. По предварительным данным, он нашел инструкцию в Интернете… Настораживает еще один факт: сейчас в морге не могут опознать тела большинства убитых им людей. Это значит, что огнестрельных ранений было не так много, в основном люди погибали от взрывных устройств. Сколько было таких взрывных устройств? И мог ли этот молодой человек изготовить их в одиночку? Просто перестрелять 20 человек студент явно не мог, тут что-то другое.

И еще одна нестыковка. По версии следствия, он выстрелил себе в голову снарядом 12-го калибра. От такого выстрела его голова должна была разлететься вдребезги, пробить потолок… Однако, его голова при осмотре места происшествия была на месте. Нельзя исключать, что после бойни, которую он устроил, студента кто-то устранил.

- Глава Крыма Сергей Аксенов уже сообщил, что следствие устанавливает возможных сообщников Владислава Рослякова, напавшего в среду на политехнический колледж в Керчи. Аксенов тоже придерживается мнения, что студент не мог действовать в одиночку. Во всяком случае, подготовительные мероприятия он один осуществить не мог.

- Спецслужбам предстоит выяснить эти детали. Вообще, в этом преступлении много странного. Например, месяц назад Росляков приобрел оружие. Перед этим он должен был получить справку у психиатра. Как он ее получил? Если человек готовит преступление, одержим идеей мести, в беседе с психиатром он должен был проявить такие качества, как напряженность, малодоступность. Почему на это никто не обратил внимания?

- Получение справок у нас давно превратилось в формальное мероприятие. Человек платит деньги и получает справку хоть от дерматолога, хоть от психиатра, хоть от нарколога. Хоть для преподавания в школе, хоть для покупки оружия…

- К сожалению, бывает и так. Но в любом случае следствие должно опросить этого психиатра , благодаря которому Росляков приобрел оружие и разобраться с ним самым серьезным образом. Если выяснится, что справка была выдана формально или за деньги, то этот психиатр превращается в соучастника преступления.

- Какие внешние обстоятельства, по-Вашему, могли подтолкнуть студента колледжа к совершению такого страшного преступления?

- Все в совокупности. Социальный лифт не работает, вся психологическая обстановка в городе, да и в стране в целом – депрессивная, предрасполагает к мрачным мыслям. Наверняка был страх перед будущим, а тут еще конфликт в колледже с преподавателем… Я не исключаю, что молодой человек, устроивший бойню в керченском колледже, был болен. Не исключаю, что у него могла быть психопатия, либо бредовое расстройство. И тут возникает вопрос к колледжу, к врачам, к родителям: как подобное состояние молодого человека не заметили?.

- Россия перешла на инклюзивное образование, у нас фактически упразднены коррекционные школы и классы, считается, что мы - « общество равных возможностей». Порой это приводит к тому, что в одном классе, в одной аудитории оказываются психически больные и нормальные подростки. Как вы к этому относитесь?

- Если мы перешли к такой форме образования, то в каждом классе каждого учебного заведения должен быть штатный психолог. Не совместитель, который пол-дня классный руководитель, пол-дня ведет кружок, а в оставшееся время работает психологом. Это должен быть полноценный психолог на отдельной ставке, который должен тщательно отслеживать состояние каждого ребенка, каждого подростка от первого до десятого класса.

Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан


Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 октября 2018 > № 2762534 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Евроньюс»

В преддверии 12-го саммита Форума «Азия-Европа» (АСЕМ), который пройдёт 18-19 октября в Брюсселе, Председатель Правительства России ответил на вопросы ведущей телеканала Тесы Арсильи.

Т.Арсилья (как переведено): К нам присоединяется Премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев. Большое спасибо, что участвуете в нашей программе.

Ранее в октябре Дональд Туск сказал, что Россия Владимира Путина представляет собой серьёзную угрозу единству Европейского союза. Прав ли он?

Д.Медведев: Дональд Туск – ещё не весь Европейский союз. Мы знакомы, я знаю его позицию по разным вопросам, мы встречались в разных ситуациях. Но, ещё раз повторяю, то, что говорит даже человек, который возглавляет Европейский совет, не означает, что это мнение всего Европейского союза. Оставим это на его совести.

Т.Арсилья (как переведено): Хорошо. Вы собираетесь поехать на саммит «Азия – Европа», конечно, будете говорить про торговлю. Но геополитика воздействует на торговлю. Что Россия может представить на этих переговорах и чего хочет Россия для того, чтобы наладить отношения с Европой?

Д.Медведев: Сначала несколько слов по саммиту АСЕМ. Я считаю, что это достаточно неплохая площадка для того, чтобы посмотреть наши перспективы, перспективы развития сотрудничества на европейском и азиатском треках. Понятно, что на этом саммите не принимаются определяющие решения. В этом смысле, например, саммит «Большой двадцатки» – это как раз то место, где вырабатываются решения. Собственно, такую роль он играет с 2008 года. Саммит АСЕМ носит консультационный характер, но в то же время это полезная, важная площадка, в которой и мы принимаем участие. Предыдущее такое мероприятие прошло в Монголии. Это было полезно, выступали лидеры Европейского союза, представители России, представители Азиатско-Тихоокеанского региона, стран АСЕАН. В общем, всё это дало возможность лучше понять друг друга.

Если вернуться к текущей ситуации во взаимоотношениях между Россией и Европейским союзом, что скрывать, эти отношения переживают не лучшие времена. Мы считаем, что это результат тех достаточно скоропалительных решений, которые были приняты самим Европейским союзом. И, как мне кажется, расплачиваются за эти решения (ещё раз подчёркиваю, не мы были их инициаторами) те, кто живёт в Европейском союзе. Естественно, это оказывает негативное влияние и на нашу страну. Расплачиваются компании, фирмы. В конечном счёте это влияет и на людей. Потому что значительная часть торгово-экономического сотрудничества оказалась выключенной, гуманитарное сотрудничество было снижено очень существенно. К сожалению, с некоторыми странами у нас вообще утрачен диалог.

Вы упомянули господина Туска. Он хоть и европейский чиновник, тем не менее он происходит из Польши. Могу прямо сказать, что, например, с Польшей у нас никаких отношений сейчас на уровне политического и экономического диалога нет. Хорошо это или нет? Не знаю. Думаю, это не очень хорошо, даже имея в виду специфическую историю, которая связывает наши страны. Во всяком случае, когда я посещал Польшу в определённый период, как мне кажется, мы были гораздо ближе к тому, чтобы налаживать диалог. Сейчас этого диалога нет, ничего хорошего в этом тоже нет.

Т.Арсилья (как переведено): Да, я понимаю, Вы говорите, что Россия считает, что не она инициировала этот конфликт между двумя сторонами. Но Европа, вероятно, думает иначе. Я только что приехала из Брюсселя. Там сейчас разговоры идут в основном о том, что голландские власти, по их утверждению, предотвратили кибератаки на ОЗХО (Организация по запрещению химического оружия), организацию, расследующую отравление Скрипалей и химические атаки в Сирии. Звучат и совместные обвинения в адрес России, например, со стороны Нидерландов, Великобритании, Канады и США. Джереми Хант полагает, что Россия пытается поддерживать нестабильность во всём мире.

Естественно, что Россия отвергает эти обвинения. Если Россия не воспринимает их всерьёз, почему всерьёз нужно воспринимать Россию, когда вы представляете там свою страну?

Д.Медведев: Я не очень понял, что Вы имеете в виду. Вы говорите, что Россия должна восприниматься каким-то образом. Понимаете, мы ездим на эти мероприятия не для того, чтобы нас каким-то образом воспринимали, давали нам какие-то оценки. Оценки могут быть разные.

Мы ездим по другим причинам. Мы считаем, что сотрудничать лучше, чем отказываться от сотрудничества, общаться лучше, чем не общаться, договариваться лучше, чем находиться в каких-то контрадикциях, противоречиях. Развитие лучше, чем стагнация. Поэтому мы принимаем участие во всех международных мероприятиях такого рода. Те или иные страны вправе высказывать любые оценки. Мы их слушаем, но с большинством подобных оценок российское руководство, вся наша страна не согласны. Но это не означает, что мы должны отказываться от общения. Собственно, и на саммите АСЕМ, как я предполагаю, мне придётся общаться с самыми разными коллегами. Общение всегда делится на две части: первая часть – это заранее согласованные встречи, когда ты встречаешься, что называется, официально, с переводчиками, под камеры, а вторая часть – это общение в кулуарах. Иногда это даже полезнее, никто тебя не хватает за пуговицу, не пытается всё это сразу же законспектировать и отправить в глобальную сеть. Но такого рода контакты были всегда, и на прошлом саммите АСЕМ, который был в Монголии, я имел массу контактов со своими коллегами из разных стран. На самых разных площадках, даже на таких мероприятиях, как официальный обед. Я помню, что рассказывал господин Туск, о котором мы уже в третий раз вспоминаем, по поводу монгольской кухни и целого ряда других вопросов. Но это не значит, что этим исчерпываются политические контакты.

Т.Арсилья (как переведено): Да, думаю, Вы правы. Действительно, большая часть общения происходит непублично, за закрытыми дверями. И обсуждаются очень щекотливые вопросы, в том числе, особенно со стороны Великобритании, отравление Скрипалей.

Над доводами в свою защиту, которые представили два подозреваемых, насмехались в Европе, вообще за пределами России. Вам неловко от такой реакции? Как Вы считаете, она подрывает доверие к России?

Д.Медведев: Понимаете, любые оценки такого порядка точно не способствуют международному сотрудничеству. Я вспоминаю советский период. Советский Союз тоже вешал ярлыки, клеймил международную систему капитала, говорил о том, что нас разделяет, но ни к чему хорошему это не вело. Поэтому мы считаем, что все должны быть сдержанными в оценках. Оценки, которые даются целым рядом стран, во-первых, не соответствуют действительности, в том числе английская позиция по известному делу. А во-вторых, они точно нас не приближают к светлому будущему. От того, что такие оценки даются и всякого рода санкции принимаются, кому становится лучше? Никому не становится лучше.

Очевидно, что любые санкции, скорее всего, ведут в тупик.

Мы понимаем, почему это происходит. В большинстве случаев такие оценки и такие санкции даются не для того, чтобы кого-то наказать, сделать кому-то плохо, продемонстрировать международную позицию. Нет! Они даются по другим причинам – они даются в угоду внутриполитической конъюнктуре.

Мы ещё сегодня не говорили про наших друзей за океаном, например, про антироссийскую истерию, которая существует в Соединённых Штатах Америки. Мы же прекрасно понимаем: всё, что связано с Россией, сейчас в Соединённых Штатах Америки преследует другую цель – это внутриполитические разборки. По сути, разборки между республиканцами и демократами, разборки внутри Республиканской партии. То же самое касается и европейских стран. Эта антироссийская кампания в 90% из 100 преследует абсолютно внутриполитические цели: сохраниться у власти, сформировать правительство, добиться ещё каких-то результатов. Но уж точно не повлиять на позицию России. На неё повлиять невозможно, все это прекрасно понимают.

Т.Арсилья (как переведено): Я бы очень хотела поговорить о санкциях и, конечно, об экономике, но прежде хочу задать Вам вопрос о двух подозреваемых в деле Скрипаля. Мне просто интересно, Вы правда верите, они ездили туда посмотреть собор?

Д.Медведев: Я не знаю. Я комментировать не буду, просто потому, что я не знаком ни с этими людьми, ни с этими комментариями в достаточной степени не знаком. Я не знаю. Откуда я знаю?

Т.Арсилья (как переведено): Теперь хочу задать вопрос об американских санкциях. Поводом для их введения против России послужило вмешательство в избирательный процесс США. Вы сказали, что санкции США против российских банков ничто иное, как объявление экономической войны. Но считает ли себя Россия в состоянии войны с США или любой другой страной, которая ввела санкции против вас?

Д.Медведев: Мне уже приходилось на эту тему выступать.

Очевидно, что закручивание гаек в санкционном противостоянии ни к чему хорошему опять же не ведёт. Американцы постоянно говорят, что собираются наращивать санкционное давление. Я уже об этом сказал и ещё раз хочу напомнить, что в отношении Советского Союза (хотя мы не Советский Союз, и даже ценности у российского государства другие, тем не менее мы правопреемники Советского Союза) санкции на протяжении XX века объявлялись 10 раз. Я неоднократно об этом говорил. Это хоть как-то поменяло линию поведения Советского Союза? Санкции объявлялись в отношении Китайской Народной Республики. Это хоть как-то поменяло линию, которую проводит политическое руководство Китая? И так далее. Санкции – абсолютно непродуктивная история.

А санкции в отношении банковского сектора – это действительно объявление торговой войны, это наиболее тяжёлые санкции. Нет никаких сомнений, что мы подобного рода давление сможем преодолеть.

У нас нет никаких сомнений, что наша экономика способна адаптироваться к любым формам давления. Вопрос только в том, зачем это надо. Вопрос именно в том, что это разрушает международный порядок, в том числе международный экономический порядок.

Вот сейчас ведутся торговые войны – по сути, это именно так, – между Соединёнными Штатами Америки и Китаем, между Соединёнными Штатами Америки и Европейским союзом, между Соединёнными Штатами Америки и Ираном. Часть такого рода санкций направлена против нашей страны. Возникает вопрос: от этого лучше международной торговой системе? От этого лучше живут страны? Лучше чувствует себя бизнес? Да, на каком-то краткосрочном историческом отрезке можно добиться внутриполитических целей.

Т.Арсилья (как переведено): Как Россия на это отреагирует? Вы сказали, что Россия будет на эту войну экономическими, политическими и при необходимости другими мерами отвечать. Что вы имеете в виду? Какими другими мерами?

Д.Медведев: Это могут быть самые разные ответы, которые даются в той или иной ситуации.

Т.Арсилья (как переведено): Военные меры… Или нет?

Д.Медведев: Совершенно исключено в современном мире. Мы же ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности. Эти вопросы относятся к компетенции верховной власти страны. Это вопросы Президента страны.

В мире есть разные формы реагирования, в том числе, как я сказал, асимметричные. Вовсе необязательно, что речь идёт о военных мерах. Вовсе необязательно реагировать на какие-то экономические угрозы или экономический шантаж адекватным экономическим путём. Это абсолютно точно. Мы понимаем, например, что степень интегрированности, взаимововлечённости российской и американской экономики очень незначительная. От того, что американцы объявляют санкции в отношении нашей страны, американский бизнес не очень сильно страдает. Именно потому, что у нас небольшой объём торгового оборота. Но европейский бизнес страдает очень сильно, потому что у нас огромный объём торгового оборота. Торговый оборот с Соединёнными Штатами Америки приблизительно сейчас – это плохой период – около 20 млрд долларов. Это ничто. Торговый оборот с Европейским союзом гораздо выше. 45% нашего торгового оборота приходится на Европейский союз. Это сотни миллиардов евро. Я просто приведу один пример. После объявления санкций наш торговый оборот с Европейским союзом снизился приблизительно чуть ли не наполовину. Он был 430 млрд евро, а в какой-то момент упал до 220–230. Возникает вопрос: что на этом потеряла Европа?

А потеряла она рабочие места. Потеряла прибыль. Потеряла уверенность в развитии даже небольших регионов, которые так или иначе были завязаны на торговлю с нашей страной. Поэтому санкции – плохой путь. Собственно, об этом мы всё время говорим. Но не мы их начинали и не нам их заканчивать.

Т.Арсилья (как переведено): США ввели санкции против России, но, несмотря на это, Дональд Трамп, кажется, всё же несколько более дружелюбен, чем остальные. Дональд Трамп – лучшее, что произошло в последнее время в США для России?

Д.Медведев: Мы Дональда Трампа не выбирали. Дональд Трамп – Президент Соединённых Штатов Америки. Мы с уважением относимся к выбору американского народа. Если бы на месте Трампа был другой президент, мы бы с не меньшим уважением относились к нему.

Дональду Трампу, насколько мы понимаем, сейчас не очень просто, потому что его атакуют справа и слева. Его, с одной стороны, подозревают в каких-то симпатиях к нашей стране, хотя, собственно говоря, он ничего с точки зрения радикального улучшения отношений между нашими странами пока не сделал. И вряд ли способен сделать – именно в силу давления, которое на него оказывается. А с другой стороны, на него давят по другим направлениям.

Т.Арсилья (как переведено): К вопросу о давлении. Мы видели давление внутри России, протесты из-за пенсионной реформы. На улицах были плакаты с вашим изображением и подписями «враг народа». Обеспокоены ли Вы этим недовольством? Пытается ли ваша партия действовать жёстко? Вы обеспокоены тем, что люди недовольны ситуацией?

Д.Медведев: Вы имеете в виду уже ситуацию в нашей стране?

Т.Арсилья (как переведено): Да, в России.

Д.Медведев: Любые изменения, которые происходят в стране, естественно, по-разному воспринимаются людьми. Если Вы имеете в виду вопросы, связанные с изменением пенсионного законодательства, такие реформы нигде не проходят легко. Это сложные реформы, которые вызывают у людей обеспокоенность своей судьбой. Тем не менее, и я тоже уже неоднократно об этом говорил, это нужные преобразования. И мы пошли на эти шаги, именно имея в виду, что в абсолютном большинстве стран, которые достигли определённого уровня развития и определённого уровня жизни, такого рода реформы необходимы. Именно поэтому такого рода решения и были приняты. Имею в виду, что в настоящий момент и уровень жизни стал другим, и продолжительность жизни в нашей стране выросла до 73 лет, и это радикальным образом отличается от того, что было в нашей стране, например, в 1940–1950-е годы, когда был установлен пенсионный возраст.

Это объективная реальность, но это реальность сложная.

Я думаю, что те разъяснения, которые были даны, и те поправки, которые были внесены в закон и в конечном счёте были одобрены и подписаны, сняли часть обеспокоенности. Поэтому я думаю, что в целом ситуация будет в этом смысле успокаиваться.

Т.Арсилья (как переведено): Я бы хотела перейти к Сирии. Есть мнение, что Россия достигла своей цели в Сирии – перехватила инициативу, фактически вытеснив США. Какие гарантии Россия может дать сирийцам, чтобы они могли вернуться домой и чтобы их жизнь там стала лучше, чем при Асаде в то время, когда они бежали? Россия хочет восстановить жизнь в Сирии. Какие гарантии Вы можете предоставить сирийскому народу?

Д.Медведев: Сирия, конечно, пострадала очень сильно. Я в Сирии был в 2010 году. И, неоднократно об этом говорил, на меня Сирия того периода произвела весьма благоприятное впечатление по сравнению с другими странами региона. Это было нормальное, современное, в достаточной мере светское государство, где в мире жили (на тот период, конечно) представители различных конфессий: и мусульмане, и христиане, и алавиты, которые по-разному рассматриваются разными религиями и разными государствами. В настоящий момент Сирия, конечно, находится в совершенно другой ситуации. Как мне представляется, задача мирового сообщества – сделать так, чтобы на сирийскую землю вернулся мир.

Естественно, по просьбе сирийского государства, руководства Сирии, мы помогаем навести там порядок. Об этом неоднократно говорил Президент, и это очевидная история.

Но мы надеемся, что это всё завершится, Сирия выберет руководство и придёт к фазе восстановления. Будут изменены какие-то правила, будет активизирован национальный диалог. Только в результате этого можно вернуть спокойствие на сирийскую землю. Мы готовы этому по максимуму способствовать.

Т.Арсилья (как переведено): Господин Медведев, у меня всего 30 секунд. Я Вам называю имя, а Вы мне – первую ассоциацию.

Дональд Трамп. Первое, что приходит в голову.

Д.Медведев: President of the United States of America.

Т.Арсилья: Путин.

Д.Медведев: Президент России.

Т.Арсилья (как переведено): Ну нет, давайте подробнее. Что первое приходит в голову? Как можно его охарактеризовать?

Д.Медведев: Но это действительно Президент нашей страны. А какая у меня должна быть ассоциация? Помимо этого, это человек, которого я очень давно знаю.

Т.Арсилья (как переведено): Жан-Клод Юнкер. Какое-нибудь прилагательное, пожалуйста!

Д.Медведев: Это тоже один из наших коллег, руководитель Европейского союза.

Т.Арсилья (как переведено): Одно слово, пожалуйста.

Д.Медведев: У меня нет каких-то иных ассоциаций, хотя у нас добрые отношения. Надеюсь, мы увидимся на саммите.

Т.Арсилья (как переведено): Вы скоро увидитесь с госпожой Меркель.

Д.Медведев: Да, точно так же, как и с Ангелой Меркель. Мы давно друг друга знаем, у нас в целом нормальные, хорошие отношения, даже несмотря на те расхождения, которые образовались в последнее время.

Хорошо, если Вы ждёте от меня каких-то ещё ассоциаций, очевидна следующая ассоциация, которая связана, например, с Ангелой Меркель: я вспоминаю её историю, то, что она росла в ГДР.

Т.Арсилья (как переведено): Большое спасибо, что уделили нам время. С нами был Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 октября 2018 > № 2762534 Дмитрий Медведев


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 18 октября 2018 > № 2762533 Алексей Миллер

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером

Обсуждались результаты деятельности компании за 9 месяцев текущего года, а также ход подготовки к предстоящему зимнему сезону.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Борисович, как дела у «Газпрома»? Каковы результаты работы за истекший период – уже практически девять месяцев? Сейчас осень, причём достаточно глубокая. Как идёт подготовка к зимнему сезону?

А.Миллер: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, подготовка «Газпрома» к предстоящей зиме велась на фоне роста спроса на газ как на внутреннем рынке, так и на внешнем.

На внутреннем рынке «Газпром» за девять с половиной месяцев 2018 года поставил из газотранспортной системы страны потребителям газа на 7,5 млрд кубометров больше, чем за аналогичный период 2017 года. Это на 4,5% больше объёмов прошлого года.

По экспорту показатели ещё лучше. Мы в страны дальнего зарубежья за первые девять с половиной месяцев поставили на 8 млрд кубометров газа больше, чем за аналогичный период 2017 года. И без сомнения, по итогам этого года выйдем на новый рекорд поставок газа на экспорт в дальнее зарубежье. Мы превзойдём уровень 200 млрд кубометров, притом что в прошлом году также был установлен рекорд поставок – 194,4 млрд. И мы вплотную приближаемся к цифре 205 млрд кубометров газа в год. Это максимальные контрактные годовые обязательства, которые у нас есть по всем контрактам на поставки газа в дальнее зарубежье. И без сомнения, выход на такой объём говорит уже о новой системе координат по дальнейшему развитию сотрудничества с нашими потребителями в Европе в газовой сфере. Соответственно, с ростом спроса «Газпром» нарастил добычу, и к сегодняшнему дню рост добычи «Газпрома» составляет плюс 24,5 млрд кубометров – это 6,8%. И мы приблизимся к объёму добычи 500 млрд кубометров газа в год.

Надо отметить, что подготовка к зиме в летний период велась на фоне поставок газа на экспорт по суточным режимам, которые соответствовали не традиционным летним объёмам, а фактически зимним. Это связано со снижением объёмов добычи газа в Европе. В первую очередь здесь надо отметить месторождение Гронинген в Нидерландах. Снижение объёмов в целом наблюдается во всех основных добычных центрах. Среднесуточные объёмы поставок газа на экспорт летом 2018 года были на 10,5% выше, чем в зимние периоды 2015–2016 годов, и на 47,4% выше, чем зимой 2014–2015 годов. То есть фактически «Газпром» работал летом по поставкам газа на экспорт в зимнем режиме.

Мы выполнили 11 комплексных планов предупредительных ремонтов объектов и систем газоснабжения. Обеспечили резерв газа в подземных хранилищах в объёме 72,2 млрд кубометров. При этом вышли на рекордный показатель суточной производительности отбора из подземных хранилищ (на период начала отбора) – 814,5 млн кубометров газа в сутки. Это на 7,2 млн кубометров больше, чем в прошлом году. И вообще за последние восемь лет «Газпром» суточную производительность на начало периода отбора увеличил на 31%. Так что «Газпром» к прохождению пиковых нагрузок предстоящей зимы готов.

Д.Медведев: Это самое главное, потому что зимы у нас суровые. Несмотря на какие-то изменения в климате, всё равно следует ожидать и морозов, и длительного холодного периода, поэтому важно, чтобы в домах было тепло, а это в значительной мере зависит от «Газпрома».

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 18 октября 2018 > № 2762533 Алексей Миллер


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > newizv.ru, 17 октября 2018 > № 2764084 Александр Михайлов

Генерал Михайлов - о керченском убийце : "Мы имеем дело с психопатом"

"НИ" попросили прокомментировать керченские события генерал-майора ФСБ Александра Михайлова и вот что он сказал:

Моя точка зрения пока базируется только на той информации, которая есть в сетях. Другой информацией мы не располагаем. Но, судя по всему, мы имеем дело с психопатом, который мотивировал себя на основе преступлений, которые были осуществлены ранее против беззащитных людей. Это и Брейвик, это и преступление в Колумбусе.

Конечно, первичные мысли, которые возникают после этого теракта имеют определённый политический вектор, но когда начинаем разбираться ближе, то видим, что речь идёт о человеке с определённым психическим, не скажу – отклонением, у него просто так мозги лежат. У него свои кумиры, у него свои идеалы, у него свои кальки. Не случайно преступление и было переквалифицировано с теракта на убийство двух и более лиц, потому что иного тут и не надо придумывать. Не надо нам демонизировать наших соседей, когда для этого нет оснований.

Факт остаётся фактом: мы понимаем, что как бы мы не квалифицировали преступление этого человека, это – теракт. Он не имел политического значения, но выполнил основную задачу – посеять страх и ужас.

- Почему убийцу не смогли вычислить спецслужбы и полиция ?

- Начнём с того, что не надо идеализировать специальные службы. Они сосредотачивают своё внимание вокруг значимых, серьёзных обстоятельств, связанных с угрозой национальной безопасности. Здесь мы имеем дело с террористом-одиночкой, который всегда находится в тени. Он не примыкает ни к каким политическим движениям, партиям, радикальным группировкам. Он живёт сам по себе. И в его голове медленно, но верно начинают созревать мысли, которые приводят к преступлению. Поэтому обвинять правоохранительные органы неловко, но мы видим некоторые обстоятельства, которые стали известны сегодня.

Первое: человек проявлял повышенный интерес к различного рода взрывчатым веществам. Это очень серьёзный звоночек для правоохранительных органов, но для этого должен быть какой-то толчок, информация. Если эта информация находилась внутри самого коллектива, она до правоохранительных органов не доходила. Меня удивила и другая история: человек в 18 лет получает оружие, покупает 150 патронов. Для чего? Не каждый охотник приобретает 150 патронов, даже выезжая на охоту. А когда это делает 18-летний пацан, возникает вопрос – зачем? То есть, есть обстоятельства, которые безусловно указывают на мёртвые зоны. Когда имеешь дело с одиночкой, это самая большая проблема. Он сегодня вошёл в колледж и стрелял там, если бы его задержали там, он стрелял бы на автобусной остановке, в Макдоналдсе, любом месте со скоплением людей. У человека мозги были настроены на уничтожение кого-либо, без разницы, кого. Это самая опасная ситуация. Это почти не раскрываемые преступления.

- Каких оргвыводов ждать?

- У нас всегда – в огороде бузина, в Киеве дядька. Когда что-то произошло начинается ужесточение режима, что приводит к полному извращению самой идеи. Мы не можем поставить в каждом учебном заведении по батальону Росгвардии. Те меры, которые сегодня предпринимаются по линии обеспечения безопасности учреждений, мне напоминают лечение сифилиса вазелином. Потому что, если речь идёт о террористе, то сидящий на вахте в школе охранник преклонного возраста не является препятствием. Безусловно, камеры и другие технические средства, которые мы имеем, позволяют раскрывать преступления, но физические препятствия – охранники, вертушки – они не работают.

В сегодняшней ситуации мы должны иметь в виду, что этот пацан учился в колледже и охрана его знала и никто на него внимания не обратил. А охотничье ружьё складывается и не идентифицируется в сумке. Это то самое страшное, что начинается после чрезвычайных происшествий. Начинаются вопли – давайте ужесточим. А с другой стороны, давайте посмотрим на тех, с помощью кого мы будем ужесточать. Посадили ветерана пожарной охраны в качестве охранника в школе, платим ему 10 тысяч, и что, всерьёз полагаем, что он будет предпринимать какие-то меры, направленные на предотвращение преступления? Максимум – на кнопку нажмёт. Это серьёзная проблема, которая требует серьёзного изучения.

Надо отказаться от мифов, что с помощью физической защиты мы можем обеспечить безопасность. В любом магазине сидит мордоворот, на котором надо землю пахать. И какой от него прок? Что, он будет защищать чужое добро? Я не помню ни одного случая, когда сотрудник охраны предотвращал преступление. Нормативными актами не закреплены за охраной функции физической защиты. Надо не охрану усиливать, надо усиливать профессиональный состав оперативных сотрудников. Вот что требуется. Всё остальное – чисто декоративные меры, в которые можно вкладывать сколько угодно средств, имитировать обучение этих людей, но из этого ничего не получится. Но, тем не менее, в связи с отсутствием других мыслей, нам сейчас будут кричать, что надо сделать то-то и то-то.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > newizv.ru, 17 октября 2018 > № 2764084 Александр Михайлов


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > newizv.ru, 17 октября 2018 > № 2764083 Владимир Калиниченко

Владимир Калиниченко: "Бойня в керченском колледже - это теракт"

Бывший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР, адвокат Владимир Калиниченко в интервью "НИ" заявил, что квалифицировать преступление следует как теракт.

- Я считаю, что это все же был теракт. Ведь это была не просто стрельба, а заранее спланированное действие с применением взрывного устройства. Каков мотив? На этот вопрос должно ответить расследование. Возможно, этот человек был завербован украинскими спецслужбами, но это опять же необходимо доказать путем следственных действий. Ясно одно: этот молодой человек готовился к преступлению. Возможно, ему в этом кто-то помогал, хотя, по версии его однокурсников, он сам проявлял нездоровый интерес к взрывным устройствам.

- Как вы оцениваете работу силовых ведомств , рассматривая совершенное преступление?

- То, что дело так спешно переквалифицируют – это говорит о непрофессионализме силовых ведомств, которые, видимо, не могут поделить между собой полномочия. Известно, что дела о терактах расследует ФСБ, а дела об умышленных убийствах расследует Следственный Комитет. Сейчас столь спешная переквалификация говорит о несогласованности действий двух этих ведомств. Хотя, строго говоря, о квалификации произошедшего говорить рано: ведь квалификация – это, по сути, потенциальное обвинение.

Настораживает ещё одно обстоятельство. Я слушаю радио, и каждую минуту меняются данные. Сначала 10 погибших, через минуту – 17 погибших, ещё через минуту – 18. Это несерьёзное отношение к расследованию, которое ведёт только к одному – взвинчиванию людей.

Сообщается, что администрация Крыма взяла это дело под особый контроль. Каждый профессионал скажет вам, что это значит. Это доклады, сообщения, отчёты вместо тщательного расследования.

- Не ускорит ли это громкое преступление реформу силовых ведомств, о которой в последнее время так много говорят?

- За последние 10-15 лет мы пережили множество реформ силовых ведомств. Создание РУБОП, которое затем было расформировано. ФСКН, которая прекратила свое существоваание, переименование ГАИ в ГИБДД… Все это влечет трату огромных бюджетных средств, требует переделки документов. На мой взгляд, многие реформы – это просто маскировка перераспределения бюджетных средств. Сейчас у нас множество силовых структур: МВД, Следственный Комитет, ФСБ, Генеральная прокуратура. Каждый «тянет одеяло на себя», а результат фактически нулевой.

Все громкие преступления последних лет, если вы замечали, после громких разговоров фактически «спускали на тормозах». Так было с убийством в Кущевке, со взрывом в кемеровском ТЦ, с «кровавой няней» Бобокуловой… Лично я испытываю глубокое профессиональное разочарование в связи с качеством расследования так называемых «громких» уголовных дел в России в последнее время».

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > newizv.ru, 17 октября 2018 > № 2764083 Владимир Калиниченко


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 17 октября 2018 > № 2764082 Валерий Зорькин

ГЛАВА КС КРИТИКУЕТ СИСТЕМУ ВЛАСТИ В РОССИИ

Бурную дискуссию на минувшей неделе вызвала статья «Буква и дух Конституции», опубликованная председателем Конституционного суда (КС) РФ Валерием Зорькиным в правительственной «Российской газете».

Глава КС исходит из того, что у действующей Конституции есть недостатки, которые надо исправлять. В частности, «крен в пользу исполнительной ветви власти». Однако все узкие места, по мнению председателя КС, «вполне исправимы путем точечных изменений». Зорькин убежден, что радикальная конституционная реформа не нужна, поскольку чревата «резкой социально-политической дестабилизацией».

«Главным источником напряженностей в российском обществе» Зорькин считает нерешенность социально-экономических проблем.

«Несправедливости в разных сферах жизни воспринимаются людьми крайне болезненно», - пишет Зорькин. Он, в частности, напоминает, что 20 млн россиян живут за чертой бедности (с доходами ниже 10 тыс. рублей в месяц. - Прим. ред.), высока доля так называемых работающих бедных. Эти и многие другие подобные факты, по словам Зорькина, свидетельствуют о неисполнении статьи 7 Конституции, провозглашающей Россию социальным государством. Очень высокие «масштабы социального расслоения» могут привести к трагическим последствиям. Зорькин напоминает о революционных событиях 1917 года, прежде всего порожденных «глубоким социально-экономическим расколом внутри российского общества».

Какое же «противоядие от революции» рекомендует глава КС? Прежде всего, решение «проблемы политической демократии». Нельзя допустить, чтобы государственная власть оказалась монополизирована «какой-либо одной партией, группой, организацией и стоящими за ними силами», пишет Зорькин.

Конкуренция между правящей партией и оппозицией «предотвращает политическую систему от застоя и загнивания, реализует «проветривание политических легких» в государственном организме», образно разъясняет глава КС. Оптимальной формой политической конкуренции он считает двухпартийную систему, ссылаясь при этом на опыт США.

То, что внести изменения в Основной закон предлагает его главный хранитель, удивило многих. За долгие годы на посту председателя КС Зорькин показал, что Конституция и в целом все происходящее в стране его вполне устраивают. Сетующий сегодня на всевластие Кремля Зорькин многое сделал для укрепления суперпрезидентской республики. Например, в начале 2000-х КС счел законной отмену прямых выборов губернаторов по инициативе президента.

Как мы помним, Зорькин постоянно конфронтировал с Ельциным, зато с Путиным живет душа в душу. И вдруг такая критика базовых параметров системы, сложившейся в годы правления Путина! Многие сочли это странным.

Почему же размышлениями о перекройке Основного закона Зорькин решил поделиться за пару месяцев до 25-летия нынешней Конституции РФ, которое будет отмечаться 12 декабря?

Некоторые частности статьи понятны. К примеру, прозрачная критика в адрес «Единой России», претендующей на политическую монополию. Возможно, президенту надоело опираться на партию, которая после проигранных в целом ряде регионов губернаторских выборов вряд ли уже может считаться правящей. Отсюда апелляция к опыту Америки, где несущей политической конструкцией служит не одна, а две крупные партии. Правда, непонятно, как это можно закрепить в Конституции. Хотя правоведы наверняка что-то придумают, была бы отмашка сверху.

Злые языки утверждают, что реформа Основного закона нужна Путину для того, чтобы остаться у власти и после 2024 года, когда он в соответствии с действующим законодательством будет обязан покинуть Кремль.

Согласно одной из версий, целью конституционной реформы может стать создание новой модели власти, позволяющей Путину оставаться у руля практически пожизненно. Россия превратится в парламентскую республику, а Путин сохранит свои полномочия как лидер правящей партии и, возможно, как премьер-министр.

Пока же кремлевские не «колются». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал статью главы КС «личной экспертной точкой зрения Зорькина», пояснив, что в кремлевской администрации какой-либо работы по реформированию Конституции не ведется.

Пожалуй, ясно лишь одно: статья Валерия Зорькина о назревших изменениях Конституции, политической системы России появилась в преддверии юбилея действующей Конституции отнюдь не случайно. По-видимому, в скором времени мы с вами сможем в этом убедиться.

Георгий Палашевский

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 17 октября 2018 > № 2764082 Валерий Зорькин


Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 17 октября 2018 > № 2763555 Иван Коваль

Везде годится

О пользе BIM-технологий при промышленном строительстве

В июле 2018 года президент России Владимир Путин поручил правительству РФ в течение года обеспечить внедрение BIM-технологий при реализации госконтрактов по строительству объектов капитального строительства. Такая мера призвана сделать эту сферу более прозрачной, а также повысить качество строительства. Хотя сегодня правительство прикладывает значительные усилия для перехода к информационному моделированию, этот процесс – ввиду разных причин – движется не слишком быстро. При этом, как часто бывает, бизнес раньше государства отреагировал на появление новых технологий, несущих экономическую выгоду. Например, информационное моделирование сегодня уже широко применяется в промышленном строительстве.

Иван Коваль, старший руководитель проектов компании Bilfinger Tebodin:

Преимуществ у BIM-технологий действительно много, но особенно, на мой взгляд, важны два из них – сокращение сроков реализации проекта и экономия денежных средств. По данным исследования Центра комплексного проектирования объектов Стэнфордского университета, временной период разработки смет сокращается до 80%, строительства – на 7%, а финансовая экономия в части проектирования составляет до 10% от стоимости контракта. И конечно единая информационная модель повышает качество проекта в целом. При этом любые изменения в ней фиксируются в реальном времени, что позволяет при пересмотре одного объекта автоматически трансформировать всю цепочку.

Все преимущества BIM-технологий в полной мере проявляются в промышленном строительстве. Поскольку производственные объекты отличаются большим количеством инженерных коммуникаций, при проектировании на плоскости чертежа повышается риск коллизий – ошибочных пересечений инженерных коммуникаций и строительных конструкций. Коллизии приводят к многочисленным переделкам на строительной площадке, что затягивает процесс и требует привлечения дополнительных финансовых расходов. BIM-модель позволяет устранять пересечения еще на этапе проектирования.

Еще одно преимущество BIM при проектировании крупных инфраструктурных объектов – возможность смоделировать оптимальное расположение оборудования в тесном помещении. Технологии позволяют рассматривать разные варианты решений и выбирать из них наиболее эффективный. Это относится не только к процессу строительства новых объектов, но и к модернизации уже существующих: благодаря BIM можно спроектировать модель реконструкции с минимальными простоями и визуализацией работы техники. Кроме того, при наличии «цифрового двойника» промышленные объекты могут быстро и легко адаптировать свои производственные линии к нуждам рынка.

Стоит отметить, что комплексное использование BIM в промышленном строительстве предполагает не просто создание 3D-модели проекта взамен двухмерной, а максимальное насыщение этой модели разного рода информацией. Это и временной график строительных работ (4D), и сметные расчеты (5D), и механизмы охраны окружающей среды (6D), и эксплуатационные показатели объекта (7D). Например, благодаря временному графику заказчик и генеральный подрядчик точно знают, на каком этапе на строительную площадку нужно привезти оборудование или стройматериалы, чтобы избежать простоев. Новые технологии повышают точность и прозрачность сметных расчетов. Более того, информационное моделирование продолжает приносить выгоды даже после возведения промышленного объекта. На ее основе служба эксплуатации здания может более точно определять сроки планового ТО инженерных сетей и капитального ремонта.

Учитывая, что на строительстве промобъектов (по сравнению с жилыми или административными) обычно задействовано больше инженерных специалистов, еще одно преимущество BIM – наличие единого информационного пространства для работы и коммуникации. В том числе, BIM-модель позволяет визуализировать все проектные решения для стороны заказчика.

Наша проектно-инжиниринговая компания уже реализуем 100% своих проектов с применением BIM-технологий. Один из примеров – завод китайского автоконцерна Great Wall Motors по заказу его дочерней компании «Хавейл Мотор Мануфэкчуринг Рус». Производство внедорожников расположится под Тулой. Масштаб проекта и количество задействованных на нем сотрудников – более 100 инженеров из офисов в семи странах – требовали высочайшего уровня управления. Кроме того, необходимо было вести коммуникацию с командой заказчика, говорящей только на китайском языке. В этих условиях создание комплексной BIM-модели (с временным графиком строительства, сметными расчетами и эксплуатационными характеристиками) позволило организовать работу максимально эффективно и сократить сроки проектирования, по нашим оценкам, в 1,5 раза.

Автор: СГ-Онлайн

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 17 октября 2018 > № 2763555 Иван Коваль


Египет. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2018 > № 2762519 Владимир Путин, Абдельфаттах Сиси

Заявления для прессы по итогам переговоров с Президентом Египта Абдельфаттахом Сиси

В.Путин: Уважаемые дамы и господа, дорогие друзья.

Прежде чем мы проинформируем вас о результатах нашей сегодняшней работы, хотел бы сказать о том, что несколько часов назад в России, в городе Керчь, произошло трагическое событие. В результате взрыва подготовленного взрывного устройства погибли люди, много раненых.

Я хочу выразить соболезнования родственникам погибших и выразить надежду на то, что пострадавшие поправятся, и как можно быстрее. Мы всё для этого сделаем.

Уже сейчас ясно, что это преступление. Мотивы и версии этой трагедии тщательно изучаются. По результатам работы правоохранительных органов и специальных служб общественность будет проинформирована.

Уважаемые друзья, в знак памяти о погибших я прошу почтить их память минутой молчания.

(Минута молчания.)

Уважаемый господин Президент. Дамы и господа.

Переговоры с Президентом Египта, находящимся в России с официальным визитом, прошли в деловой и конструктивной обстановке. Мы и вчера с господином Президентом в неформальной обстановке очень обстоятельно поговорили по целому ряду проблем. А сегодня обсудили весь комплекс вопросов двустороннего взаимодействия, рассмотрели ключевые международные и региональные проблемы.

Подчеркну: отношения наших государств имеют богатую историю, носят дружественный и взаимовыгодный характер. Они основываются на уважении и учёте интересов друг друга.

Как вы видели, только что мы с Президентом Сиси подписали Договор о всестороннем партнёрстве и стратегическом сотрудничестве, в котором поставлены серьёзные и ответственные задачи по дальнейшему углублению российско-египетских связей по самым разным направлениям.

Разумеется, большое внимание на переговорах было уделено торгово-экономической тематике. В 2017 году объём российско-египетской торговли увеличился на 62 процента и составил 6,7 миллиарда долларов. За январь–август вырос ещё на 28 процентов. Россия является крупным поставщиком зерна на египетский рынок. Наша страна поддерживает стремление Египта заключить соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Уверены, это откроет дополнительные возможности для наращивания экономического сотрудничества, увеличения торгового оборота.

Подробно остановились с Президентом Египта на вопросах двустороннего взаимодействия в энергетике. Ключевой совместный проект в этой отрасли – возведение «Росатомом» в Египте атомной электростанции российского дизайна. На площадке начаты подготовительные работы. До конца года планируется подписать контракты с египетскими компаниями, которые имеется в виду активно привлекать в качестве подрядчиков.

Положительный опыт сотрудничества накоплен и в сфере разработки углеводородных ресурсов. Осуществляются регулярные поставки российских нефтепродуктов и СПГ на египетский рынок.

В контексте развития промышленной кооперации хотел бы прежде всего упомянуть крупный контракт стоимостью 1 миллиард евро на поставку Египту пассажирских вагонов совместно с венгерскими партнёрами. При участии России в Египте в районе Суэцкого канала будет создана современная промышленно-логистическая зона, включающая приборостроительные, деревообрабатывающие, фармацевтические предприятия. Планируем привлечь инвестиции в эту зону – около 7 миллиардов долларов, создать свыше 35 тысяч новых рабочих мест. Предполагается, что продукция, произведённая в этой зоне, пойдёт не только на египетский, но и на ближневосточный и африканский рынки.

Обстоятельно обсуждали и перспективы военно-технического сотрудничества. Не менее важным является и военное взаимодействие. Россия и Египет успешно взаимодействуют по этим направлениям на протяжении десятилетий. В эти дни на египетской территории проходят совместные тактические учения воздушно-десантных войск.

В России и Египте всегда проявляли и проявляют интерес к культуре, духовному наследию наших народов. В этой связи одобрили с Президентом Сиси инициативу объявить 2020 год перекрёстным годом гуманитарного сотрудничества.

Рассмотрели и вопрос о полноформатном восстановлении туристических обменов и полного авиасообщения. В апреле возобновлены прямые регулярные рейсы по маршруту Москва – Каир.

Сегодня мы также обсудили проблематику чартерных полётов на популярных у россиян туристических направлениях – в Хургаду и Шарм-эль-Шейх. Отметили, что наши египетские друзья делают всё необходимое, чтобы повысить уровень безопасности. Будем стремиться к тому, чтобы в ближайшее время восстановить чартерные перевозки по этим маршрутам.

Переговоры подтвердили, что Россия и Египет придерживаются совпадающих или очень близких позиций по актуальным международным и региональным вопросам. Сотрудничество наших государств всегда было и остаётся действенным фактором обеспечения безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Проинформировали наших коллег о предпринимаемых Россией шагах по урегулированию ситуации в Сирии. Сверили часы по этой проблеме и договорились о совместной работе. Согласились с тем, что особого внимания требует положение дел в провинции Идлиб, где в зоне деэскалации скопилось значительное число боевиков. Есть опасность их расползания в соседние государства. Проинформировали наших египетских друзей о том, что лежит в основе договорённостей с Турцией по решению этой проблемы.

Условились продолжить координацию с целью активизации сирийского политического процесса. Напомню, что египетские друзья способствовали участию в Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи части оппозиции из числа так называемой Каирской платформы.

Теперь задача в том, чтобы был сформирован и начал свою деятельность конституционный комитет в Женеве. Одновременно важно предпринять коллективные усилия для восстановления экономики Сирии, для создания благоприятных условий с целью возвращения беженцев.

Россия и Египет будут и далее совместно искать пути преодоления внутриполитического раскола в Ливии, восстановления её суверенитета, территориальной целостности страны.

Россия и Египет выступают за соблюдение принципов палестино-израильского урегулирования, заложенных в резолюциях Совета Безопасности ООН и Арабской мирной инициативы, а также за скорейшее восстановление прямого диалога между сторонами по всем спорным вопросам, включая статус Иерусалима.

В 2019 году Египет будет председательствовать в Африканском союзе. Мы желаем всем нашим египетским друзьям и Президенту Сиси успехов в этой ответственной миссии. Рассчитываем, что египетское председательство окажет содействие активизации сотрудничества России со всеми государствами Африки.

И в заключение хотел бы поблагодарить господина Президента, всех наших египетских друзей за содержательные, результативные переговоры. Достигнутые сегодня результаты, безусловно, будут способствовать дальнейшему укреплению наших межгосударственных отношений.

Благодарю вас за внимание.

А.Сиси (как переведено): Спасибо, господин Президент.

Позвольте от своего имени лично и от имени египетского народа выразить Вам искренние соболезнования, выразить российскому народу искренние соболезнования в связи с трагическим инцидентом, который произошёл сегодня в России. Искренние соболезнования семьям жертв и скорейшего выздоровления пострадавшим.

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного.

Уважаемый господин Президент Путин. Дамы и господа.

Я хотел бы ещё раз поблагодарить моего дорогого друга Президента Путина за тёплый приём и гостеприимство во время этого важного визита, в котором подчёркивается и отражается сила тесных исторических отношений между Египтом и Россией. И мне приятно, присутствуя здесь, выразить своё удовлетворение большими успехами в российско-египетских отношениях за последние четыре года и достижениями, достигнутыми во всех областях, во главе которых подписание соглашения о создании атомной электростанции «Эд-Дабаа». Считаю, что этот проект, без всякого сомнения, создаст качественный скачок в отношениях между нашими странами, а также проект создания российской промышленной зоны в восточном районе Порт-Саид. Думаю, этот проект призван вывести сотрудничество между нашими странами с этапа простого товарообмена на этап совместного производства. И я уверен, что реализация этого проекта создаст настоящий прорыв в объёме и качестве российских прямых инвестиций в Египте.

Наши совместные усилия по укреплению отношений дружбы между нашими странами увенчались сегодня подписанием Договора о всеобъемлющем партнёрстве и стратегическом сотрудничестве. Считаю, подписание этого договора откроет новую главу в истории нашего взаимодействия и обеспечит долгосрочные перспективы и новые горизонты, призванные поднять наше двустороннее сотрудничество и двусторонние отношения на качественно новый уровень.

Хочу также отметить, что мы сегодня договорились с Президентом Путиным объявить 2020 год перекрёстным Годом культуры между Египтом и Россией. И рассчитываю, что в рамках этого Года будут проведены различные мероприятия, способные отражать глубину культурных, цивилизационных и художественных связей между нашими дружественными странами и народами.

Дамы и господа.

Помимо сотрудничества Египта и России, нацеленного на обеспечение лучшего будущего для наших народов, координация между нами ведётся по актуальным региональным вопросам, исходя из нашей уверенности в первостепенной важности восстановить безопасность и стабильность в этом регионе, регионе Ближнего Востока, с тем чтобы это удовлетворяло интересы народов региона и гарантировало лучшее будущее для его молодёжи после длительного периода страданий в результате войн и разрушений.

В этом контексте мы обсудили сегодня с Президентом Путиным палестинскую проблему и констатировали наличие большого сближения в позициях Египта и России по палестино-израильскому мирному процессу. Мы также подтвердили незыблемые позиции касательно необходимости достижения всеобъемлющего справедливого решения палестинской проблемы на основании принципа двух государств для двух народов в рамках границы 1967 года во исполнение международных резолюций и арабской мирной инициативы.

Особое внимание в ходе переговоров мы уделили развитию событий в Сирии. В этом вопросе мы договорились о необходимости продолжения консультаций и координации между Египтом и Россией по этому актуальному вопросу. И мы сошлись во мнении, что надо работать для предотвращения дальнейшей эскалации ситуации на земле Сирии.

В этом контексте договорились призвать спецпосланников ООН по Сирии ускорить процесс формирования конституционной комиссии в самое ближайшее время в качестве важного шага для создания необходимых условий по возобновлению политических переговоров и достижения всеобъемлющего политического решения, которое удовлетворило бы законные надежды братского народа Сирии при сохранении территориальной целостности Сирийского государства.

Что касается ситуации в Ливии. Мы обсудили последние события в рамках этого кризиса в политическом направлении и в направлении безопасности, обменялись мнениями и оценкой по действиям разных сторон, вовлечённых в ливийские события.

В этом контексте я ознакомил Президента Путина с видением Египта по политическому решению в Ливии, я также ознакомил господина Президента с усилиями Каира по объединению Ливийской национальной армии для эффективного выполнения ею своих задач.

Мы обсудили также последствия недавних столкновений в Триполи, которые наглядно показали, насколько опасно и чревато рассчитывать на вооружённые формирования в вопросе обеспечения безопасности. Считаем, что эта задача должна быть исключительно прерогативой регулярной армии, служб безопасности и правопорядка.

Мы также подтвердили необходимость неукоснительного выполнения инициативы спецпосланника ООН по Ливии Гасана Саламе со стороны всех членов международного сообщества, в том числе избегать других решений.

Считаем, что поиск параллельных решений ведёт только к затягиванию кризиса и усугублению разногласий между ливийскими сторонами, и считаем подобные действия не основанными на консенсусе.

В ходе переговоров мы с Президентом Путиным условились о необходимости укрепления процесса обмена информацией между специальными службами наших стран в рамках усилий по борьбе с терроризмом, особенно в вопросе перемещения террористов из нестабильных регионов в другие государства, где они совершают новые теракты.

Мы подтвердили также необходимость пресечения деятельности по переходу этих террористов через государственные границы. И договорились также о необходимости обмена информацией по этим лицам с другими странами и международными организациями.

Я подтвердил в этом контексте готовность Египта к более тесному сотрудничеству с Россией в этой сфере, принимая во внимание то, что наши страны являются традиционными партнёрами и имеют общее видение по этому серьёзному вызову, который угрожает стабильности в регионе. Я также предоставил господину Президенту краткий обзор о результатах операции «Синай-2018», безоговорочный успех которой показывает успех усилий Египта по борьбе с терроризмом.

Господин Президент. Дамы и господа.

От своего имени лично и от имени египетского народа ещё раз хочу поблагодарить Президента Путина за любезное приглашение посетить Россию. Хочу подчеркнуть прочный характер исторических и стратегических отношений между нашими странами, на дальнейшее развитие которых мы очень рассчитываем в ближайшее время в целях удовлетворения чаяний наших народов к стабильности и развитию.

Спасибо большое за внимание.

Египет. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2018 > № 2762519 Владимир Путин, Абдельфаттах Сиси


Россия. ПФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762127

В Роскосмосе создается координационный совет по сверхтяжелой ракете

В состав совета войдут руководители работ и главные конструкторы космических ракетных комплексов

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин приказал создать координационный совет по разработке сверхтяжелой ракеты, а так же ракетных комплексов тяжелого и среднего класса, сообщает 17 октября пресс-служба госкорпорации Роскосмос.

Приказ подписан по итогам совещаний в Ракетно-космическом центре (РКЦ) «Прогресс» в Самаре.

«По итогам работы в Самаре глава Роскосмоса подписал приказ о создании Координационного совета руководителей работ и главных конструкторов по созданию космических ракетных комплексов среднего, тяжёлого и сверхтяжёлого классов», — указано в сообщении.

Как сообщало ИА REGNUM, космическая ракета сверхтяжелого класса будет использоваться для пилотируемых полетов к Луне и к Марсу, а также для вывода на околоземную орбиту конструкций массой порядка 100 тонн.

Россия. ПФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762127


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762126

Молодые учёные Саратовского университета получили 18 патентов на разработки

Работы исследователей связаны с имплантационной медициной и твердотельной микроэлектроникой

Молодые учёные — представители Института электронной техники и машиностроения Саратовского государственного технического университета им. Гагарина Ю. А. — получили 18 патентов России на разработанные ими инновационные технологические и конструктивные решения, сообщает 17 октября пресс-служба вуза.

Отмечается, что охранные документы были получены в результате проведения научно-исследовательской и практической работы по основному направлению «Разработка прогрессивных технологических процессов электрофизической и термомеханической обработки и соединения материалов различного функционального назначения».

Исследования и разработки ученых связаны с технологиями конструкционных металлических материалов, а также процессами формирования функциональных покрытий изделий, применяемых в современной высокотехнологичной имплантационной медицине. Некоторые из патентов отражают новые технические возможности университета в области применения электротехнологических процессов при разработке технологий твердотельной микроэлектроники.

Кафедра «Сварка и металлургия» особо отмечает активное и результативное участие в изобретательской деятельности молодых исследователей — бакалавров, магистрантов и аспирантов, которые ежегодно наращивают свой научный потенциал и умение работать в одной команде с ведущими учеными кафедры.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762126


Россия. Великобритания. СЗФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762122 Владимир Литвиненко

«Госрегулирование вузов должно быть рыночным»

А политика Рособрнадзора — внятной

На протяжении всего лета высшую школу России сотрясали скандалы, связанные с существующими оценками качества образования. Например, руководители 50-ти крупнейших российских университетов обратились к президенту РФ Владимиру Путину с предложением упразднить действующую систему госаккредитации как «устаревшую». После начала учебного года дискуссия обострилась. Дело дошло до того, что некоторые вузы начали планировать полный отказ от традиционных лекций и замену их онлайн-курсами. 10 октября состоялось первое заседание рабочей группы по разработке новой системы госаккредитации и лицензирования высших учебных заведений. С этими вопросами журналисты обратились к ректору Санкт-Петербургского Горного университета Владимиру Литвиненко (вуз под его руководством занял 16-е, самое высокое в стране место в предметном рейтинге агентства Quacquarelli Symonds (QS, Великобритания)).

Сегодня практически каждый день политики или учёные высказываются о необходимости усовершенствовать процедуру аккредитации высших учебных заведений России, особенно технических. Это действительно позволит отечественной высшей школе выйти на новый уровень или станет очередным популистским шагом, который ничего не изменит, по крайней мере, в лучшую сторону?

Для повышения качества высшего инженерного образования в стране сегодня, как никогда требуется совершенствование государственного регулирования процесса подготовки кадров. Наша экономика развивается, прежде всего, за счет разработки и внедрения наукоемких технологий, что требует радикального повышения уровня выпускников. Они должны не просто владеть знаниями, позволяющими решать сложные инженерные задачи, но и обладать комплексом дополнительных компетенций и навыков.

Публичные компании ведущих стран мира активно переходят на следующую кадровую систему: бакалавры после окончания вуза работают на предприятии 3 года в качестве стажера, а магистры и специалисты — 2 года. Далее следует процедура аттестации тех и других экспертами профессионального сообщества на звание «Профессиональный инженер». Активно меняется и система предоставления права заниматься проектированием, экспертизой, выполнением других работ по всей технологической цепочке производства. Усиливается персональная ответственность исполнителей. Право на ведение этих работ и персональная ответственность возлагается на физических лиц, имеющих профессиональный статус «Привилегированный инженер», который также присваивается экспертами профессионального сообщества.

Главная задача технических университетов — обеспечить выпускника комплексом знаний и навыков в рамках государственных образовательных стандартов. А задача профессиональных сообществ — получение выпускниками университета практических навыков в период работы на производстве в качестве специалистов-стажеров и дальнейшая сдача ими экзамена для аккредитации на звание «Профессиональный инженер» экспертному совету при профессиональном сообществе производителей.

Проблемы быстрой адаптации инженера — выпускника университета к требованиям рынка не могут быть решены без совершенствования государственного регулирования процесса высшего образования.

У представителей высшей школы довольно много претензий к Рособрнадзору. Он вообще нужен?

Сегодня Министерство науки и высшего образования и Рособрнадзор — две самостоятельные федеральные структуры. Если Рособрнадзор будет заниматься только аккредитацией образовательных программ, то это — одна ситуация. Но если он будет наделен комплексом других обязанностей, связанных с регулированием деятельности университетов, и контролировать исполнение ими своих обязательств, то проблема аккредитации будет явно не главной.

Его работа должна быть построена на иных принципах, это ясно из опыта ведущих стран мира. Требования к образовательным программам, то есть образовательные стандарты по специальностям должны быть гибкими и отвечать минимальным пороговым показателям. Существующие профессиональные образовательные стандарты требуют серьёзного пересмотра, а ведь многие направления их вообще не имеют. Ещё раз — минимальные стандарт — это и есть минимальный порог требований, который должен соблюдать университет любой категории.

Сама аккредитация должна быть организована так, чтобы человеческий фактор был минимизирован, а требования к университету имели четко прописанные цифровые индикаторы. В вопросах качества учебных программ вектор персональной ответственности должен быть смещён в сторону вузов. Целесообразно создать при федеральной структуре (скорее всего, Минобрнауки) государственный совет, где обсуждались бы стандарты образовательных программ. В него могли бы войти представители вузовской общественности и работодателей. Основная функция этих экспертов, знающих и образовательную систему, и производство, — оценка стандартов, разработанных профессиональным сообществом, их оперативная коррекция и контроль соблюдения. И было бы хорошо, чтобы эта работа проходила без излишнего широкомасштабного «пиара».

Вузы страны могут быть разделены по качеству образовательных услуг на три группы внутри профессионального сообщества университетов, имеющих одинаковый профиль подготовки: ведущие, первого и второго уровней. Университеты второго уровня могут вести подготовку по образовательным программам, отвечающим установленным государством минимальным пороговым требованиям. Вузы первого уровня, и, тем более, ведущие (особенно те, которые признаны лидерами на основании оценки международных рейтинговых агентств) должны разрабатывать образовательные программы, качество которых выше минимальных пороговых требований. Создавать условия для реализации унифицированных учебных планов, программ подготовки и повышения квалификации инженеров, как на государственном, так и на межгосударственном уровне. Образовательный цикл подготовки специалистов ведущих университетов должен отвечать современным вызовам и тенденциям отрасли.

Существует мнение, что аккредитация образовательных программ сегодня проводится слишком формально…

Мы сегодня не можем оценить качество выпускника в связи с отсутствием конкретных индикаторов. И одна из причин такого положения дел — значительная формализация требований при аккредитационной экспертизе образовательных программ. Негативное влияние оказывают и существующий подход к экспертизе, когда проверяется процесс подготовки выпускника без оценки конечного результата, и отсутствие единых требований к информационно-образовательной среде вуза.

Образовательные программы, как я уже говорил, должны включать такой раздел как обязательные минимальные пороговые требования. Процедура аккредитации должна практически исключать человеческий фактор и проводиться на основе цифровых индикаторов в рамках системного контроля деятельности университета со стороны Министерства науки и высшего образования или Рособрнадзора, которые используют полномочия, предусмотренные законом «Об образовании».

Сегодня всё больше и больше экспертов критикуют так называемый Болонский процесс, то есть переход на двухуровневую систему подготовки специалистов — бакалавриат и магистратуру. Вопросы по поводу её эффективности появились даже у профессоров из Европы. Они говорят о том, что она хороша для гуманитариев, но совершенно не подходит для технических вузов, которые должны готовить квалифицированных инженеров. Необходимо ли сделать одним из обязательных условий грядущих реформ отечественной высшей школы восстановление специалитета?

Это одна из первоочередных проблем, требующих решения на уровне правительства и Минобрнауки. Действительно, ведущие высшие школы мира сегодня высказываются за переход технических университетов с двухуровневой системы подготовки обратно на специалитет, а классических — на гибкую двухуровневую. Мы — государство, экономика которого существенно отличается от моделей, построенных в странах с постиндустриальной экономикой. Нашим компаниям необходимы инженеры, которые владеют не только теоретическими знаниями и практическими навыками по своей специальности, но и экономикой всей технологической цепочки производства.

А пока возвращения специалитета не произошло, необходимо изменить закон «Об образовании» в части соблюдения профильности подготовки при поступлении в магистратуру после окончания бакалавриата. Отсутствие данного условия позволяет поступать на технические направления лицам, закончившим бакалавриат гуманитарного и естественно-научного профиля.

У высшей школы в любой стране мира всегда есть проблемы. И понятно, что её реформирование носит перманентный характер. Но невозможно решить всё сразу. Какие ещё задачи с Вашей точки зрения сегодня должны составлять оперативную повестку дня для Министерства образования?

Например, финансирование научно-исследовательских работ в вузах. Оно, безусловно, требует совершенствования, поскольку существующее положение дел не позволяет использовать все потенциальные возможности университетов. Инженерное образование без научного обеспечения учебного процесса невозможно! Но использование дорогостоящих лабораторий двойного назначения и в учебном, и научном процессе требует привлечения квалифицированных специалистов. А деньги на эти цели сократились до того, что и прибористов не прокормить.

Есть и другие проблемы. Например, Минобрнауки России перестало требовать от высших учебных заведений обоснования заявляемых цифр приема в вузы и учитывать при их формировании такие показатели, как статус университета, уровень его материальной базы, качественный состав профессорско-преподавательского состава и другие факторы. Тот же объём поступивших в вузы заявок от компаний с государственным участием, субъектов федерации, муниципальных органов.

Далее — аспирантура. Обучение там должно завершаться не выпускной квалификационной работой, а защитой диссертации. Действующий в настоящее время порядок — защита выпускной квалификационной работы, а не кандидатской диссертации, резко сократил подготовку кадров высшей квалификации — кандидатов наук. Материальное положение аспиранта должно быть на уровне не ниже средней зарплаты по региону. Это ведь лучший выпускник, надежда науки и будущий преподаватель университета.

И последнее. Согласно профессиональному стандарту, утвержденному приказом Министерства труда и социальной защиты РФ (приказ от 08.09.2015 № 608н, вводимый в действие с 01.01.2019 года — прим. ред.), профессор в части учебной работы может выполнять только руководство аспирантами. У него отсутствуют такие функции, как чтение лекций для подготовки бакалавров, специалистов, магистров, руководство выпускными квалификационными работами и другие. Для ассистентов (кандидатов наук) не предусмотрено ведение практических занятий для подготовки специалистов (разрешено — только для подготовки бакалавров). Возникает вопрос: какой в этом смысл?

Целый ряд замечаний есть к требованиям по образованию, опыту и стажу практической работы.

Вы сказали о том, что все высшие учебные заведения страны могут быть поделены на три группы. Не станет ли подобная схема приговором для вузов из третьей «корзины»?

Университеты России на государственном и межгосударственном уровне контрастно отличаются по качеству подготовки кадров. В связи с этим давно требуется их государственное ранжирование. Но оно должно проводиться в два этапа. На первом необходимо из вузов, имеющий одинаковый профиль, сформировать консорциумы профильных высших учебных заведений. Их будет порядка двадцати. На втором — ранжировать университеты на основе цифровых индикаторов их деятельности.

Эти индикаторы, разработкой которых надлежит заниматься Министерству совместно с университетским сообществом, должны учитывать показатели международных рейтингов, образовательную деятельность, кадровый потенциал преподавателей, научный потенциал, международную активность, уровень материальной базы, финансовые показатели. Такие стандарты используют многие страны мира при определении перечня ведущих вузов своих стран.

Индикаторы, если они профессионально подготовлены и четко определены цифровыми показателями по каждой категории университетов, — это рыночный государственный механизм. Такой подход — путь к развитию конкуренции, росту качества, выходу на международный уровень. Мы должны создавать современную среду в университете для учебной и научной деятельности. Такой подход, по моему мнению, может превратить каждое высшее учебное заведение в реальный центр интеграции школьного, довузовского и вузовского образования!

Мы должны понимать, что эффективность и действенность государственного механизма регулирования деятельности университета в значительной степени влияет на качество подготовки инженерных кадров. Регулирование должно быть рыночным, основанным на законах, нормативных документах и цифровых индикаторах.

И в заключение. Не хотел бы, чтобы у читателей создалось превратное мнение о необходимости революционных изменений. В целом состояние высшего образования в России ничуть не хуже, чем в других странах. Мы сами себя ругаем, но на самом деле оно требует не хирургического, а терапевтического вмешательства. То есть коррекции, а не коренной перестройки.

Интервью ректора Санкт-Петербургского Горного университета Владимира Литвиненко подготовлено сетевым изданием «Форпост».

Владимир Литвиненко

Россия. Великобритания. СЗФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762122 Владимир Литвиненко


Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762114

Атомная «Гармония» поможет Парижскому соглашению по климату

АЭС остановят глобальное потепление

Российская энергетическая неделя — международный форум, основанный по инициативе министерства энергетики России в прошлом, 2017-м году. Форум, по замыслу инициаторов, должен был стать площадкой для обсуждения сложившейся ситуации в следующих отраслях: газовая, нефтяная и угольная энергетика, нефтехимия, электроэнергетика, энергосбережение и повышение энергоэффективности. Первая РЭН стала местом встречи специалистов, ведущих менеджеров, руководителей компаний, действующих именно в этих отраслях, но прошел всего год — и «жизнь взяла свое». Целью РЭН была заявлена демонстрация и обсуждение перспектив российского топливно-энергетического комплекса, содействие реализации международного сотрудничества в энергетических отраслях, но энергетика уже давно вышла за рамки исключительно углеводородных энергетических источников. Очевидно, что обсуждение международного сотрудничества России в энергетических отраслях без обсуждения атомной энергетики, без перспектив энергетики, основанной на возобновляемых источниках, не даст полной картины ни того, что происходит в мировой энергетике, ни понимания полного потенциала России в том самом международном сотрудничестве.

«Вслух» о том, что РЭН вышла за рамки, изначально задуманные ее инициаторами, никто не сообщал, атомщики и компании, занимающиеся развитием ВИЭ-энергетики, на площадке появились «сами по себе». Их участие оказалось весьма полезным по очевидной причине — хотя Россия и не ратифицировала Парижское соглашение по климату, наша страна выполняет все обязательства, которые в нем содержатся. Соглашение одобрили 195 стран, в рамках документа каждая страна взяла на себя обязательства содействовать сокращению выбросов СО2. Главная цель Парижского соглашения по климату — удержать до 2050 года повышение средней температуры на планете на уровне не более 2,0 градусов, а в идеале — зафиксировать на уровне 1,5 градуса (стартовая отметка — показатели температуры на Земле в доиндустриальную эпоху XIX века). Большинство ученых полагают, что такой уровень позволит избежать развития на планете неконтролируемых природных катаклизмов, которые приведут к гибели значительной части человечества.

Топливный баланс мировой энергетики

По данным Международного энергетического агентства за 2014 год объем установленной мощности энергогенерации в мире составляет более 6 тыс. ГВт. Долю конкретных энергоресурсов принято оценивать в процентах от общей выработки. Текущий топливный баланс производства электроэнергии выглядит следующим образом:

— нефть и нефтепродукты — 4%

— атомная энергетика — 11%

— природный газ (в том числе сжиженный) — 22%

— возобновляемые источники энергии (в том числе ГЭС) — 22%

— уголь — 41%

Ископаемое топливо по-прежнему обеспечивает основные потребности в энергоресурсах во всех секторах промышленности, это следствие промышленной революции, случившейся в ХХ веке. Но сжигание углеводородов увеличивает выбросы парниковых газов и, соответственно, ускоряет изменения климата, повышая общую температуру на планете. Из всех перечисленных видов генерации только у двух из них выбросы парниковых газов равны нулю — у ВИЭ и у атомной энергетики. Кстати, именно по этой причине Китай вообще не разделяет два этих сектора энергетики, в его статистике о развитии электрогенерации ВИЭ и атомная энергетика находятся в одной графе.

Солнечные электростанции Якутии

ВИЭ (за исключением гидроэнергетики), что называется, «в тренде» — несмотря на то, что до сих пор так и не решена проблема создания новых технологий аккумулирования электроэнергии, во многих странах развивается солнечная и ветровая энергетика. Конечно, каждая страна имеет полное право проводить в отношении ВИЭ ту политику, которую считает оптимальной, но аналитическому онлайн-журналу Геоэнергетика.ru хочется верить, что руководители министерства энергетики России услышали и поняли, что сказал по этому поводу на РЭН-2018 Владимир Путин. «Перспективное направление для России — развитие возобновляемой энергетики, прежде всего в отдаленных районах Арктики и Дальнего Востока». Выступление президента было кратким, оно было предназначено для профессионалов энергетической отрасли, поэтому необходимо небольшое пояснение. Отдаленные районы Арктики и Дальнего Востока не соединены с Единой Энергетической Системой — и вот там ВИЭ и стоит развивать в первую очередь.

Как это делать, с 2016 года показывает государственная компания РусГидро — именно тогда в Якутии в удаленных от городов и даже дорог поселках стали появляться первые солнечные электростанции (СЭС). Единственными источниками электроэнергии для них с советских времен были дизельные электростанции, доставка топлива для которых осуществляется при помощи зимнего завоза. Зимний завоз — два-три летних месяца, в течение которых топливо нужно успеть доставить по Севморпути до речных портов, а потом какими-то способами доставить в поселки. По рекам, по зимникам, порой даже вертолетами. Если во времена СССР все расходы на зимний завоз полностью брало на себя государство, сейчас они покрываются из бюджета РусГидро — наверное, это и стало главным стимулом для того, чтобы искать разумные способы эти расходы уменьшить. Каждый киловатт, выработанный СЭС, — это «бочка дизельного топлива», которую не надо доставлять зимним завозом. В Заполярье солнечных дней не много, поэтому СЭС работают в едином комплексе с теми же дизельными установками. Есть солнце — работает СЭС, исчезло — панели закрываются защитными щитами и начинает «тарахтеть» дизель. РусГидро не требует от государства дотаций — ее якутские СЭС окупаются за счет экономии на зимнем завозе. На острове Врангеля в таком же режиме работает ветровая электростанция — ее тоже установила компания РусГидро. В изолированных районах это разумно, потому что рентабельно и не причиняет никаких неудобств ЕЭС России. Для профессионалов-энергетиков возобновляемая энергетика на солнце и ветре даже называется иначе, для них это прерывистая альтернативная генерация, причем слово «прерывистая» в этом определении — главное. В отличие от всех прочих видов энергетики ветровая и солнечная генерация прерывается не тогда, когда это необходимо диспетчеру энергетической системы, а тогда, когда меняются погодные условия: на небе собираются тучи или стихает ветер. Предсказать, когда альтернативная генерация прервется, невозможно, поэтому все ВИЭ-источники приходится перестраховывать дополнительными традиционными источниками. Именно по этой причине в странах, где доля ВИЭ в объединенной энергосистеме превышает 10−15%, неизбежно начинается рост стоимости электроэнергии — энергетические компании компенсируют расходы на строительство дополнительных традиционных источников. В энергетической отрасли и в ЕЭС России и без ВИЭ огромное количество проблем, поэтому давайте-ка слушать Путина: место для ВИЭ — в отдаленных районах Арктики и Дальнего Востока.

«Экономика» безуглеродной энергетики

Атомная энергетика, как и ВИЭ, производит электроэнергию без тепловых выбросов и углекислого газа, но, в отличие от ВИЭ, атомные энергоблоки диспетчеризуемы — их работой можно управлять так, чтобы объединенная энергосистема была полностью сбалансирована. Если совсем коротко — вредных выбросов нет и нет никакой зависимости от погоды. Даже ГЭС не могут похвастаться такой стабильностью — уровень воды в водохранилищах кардинально зависит от времени года. Один из основных параметров, характеризующих экономику электрогенерации, — коэффициент установленной мощности, КИУМ. Аналогия предельно простая: если вы приобрели станок-автомат, вы заинтересованы в том, чтобы он как можно дольше работал и как можно меньше стоял выключенным. КИУМ возобновляемой энергетики колеблется вокруг 20% — 4−5 часов в сутки генерация идет, все остальное время «протираем панели тряпочкой». КИУМ гидроагрегатов ГЭС — от 30 до 40 процентов, именно из-за сезонных колебаний уровня воды, зависимости от количества осадков. КИУМ современных АЭС — 90%, если усреднить с АЭС первых поколений, то — 81%. «Детский» вопрос: какие электростанции надо строить в первую очередь? Ответ очевиден, но он «детским» оставаться не может, потому что сразу возникает куда как более серьезный вопрос: а сколько и в какие сроки необходимо ввести в строй новых атомных энергетических мощностей, чтобы цель Парижского соглашения была достигнута? Ведь при составлении такого «плана работы» обязательно нужно учесть еще несколько факторов. Часть ныне действующих АЭС в ближайшие годы нужно будет выводить из эксплуатации. По состоянию на начало 2016 года, когда вступило в силу Парижское соглашение, на планете 1,2 миллиарда человек не имело доступа к электроэнергии, стремительно растет население и экономика развивающихся стран, спрос на электроэнергию к 2050 году, по оценкам специалистов, увеличится не меньше, чем в два раза.

Переменных в этом «уравнении» немало, но при этом задача вполне «инженерная», нужны были просто специалисты, которые бы взялись ее решить. Решение найдено, однако о том, кто именно его нашел, каким оказался алгоритм решения, до сих пор говорят мало, редко и, в основном, на узкоспециализированных информационных ресурсах. Поэтому прежде чем вернуться к рассказу о РЭН-2018 и о пленарном заседании «Атомная энергетика — основа глобального партнерства и сотрудничества», придется сделать своеобразное «предисловие», без которого понять, что именно обсуждали специалисты атомной отрасли, на наш взгляд, невозможно.

Всемирная ядерная ассоциация

Всемирная ядерная ассоциация, World Nuclear Association, WNA, как она сама себя определяет, — международная организация по продвижению атомной энергетики и поддержке компаний атомной энергетической отрасли. Миссия, которую WNA взяла на себя с момента основания в 2001 году, — всемерное содействие пониманию значения атомной энергетики как среди общественности, так и среди ключевых международных организаций за счет распространения максимально профессиональной, точной информации о современном уровне развития и перспективах отрасли. В состав WNA входят:

все мировые компании по добыче, переработке и обогащению урана и все производители ядерного топлива;

все основные производители атомных реакторов;

компании, контролирующие до 70% генерации электроэнергии на АЭС;

строительные компании атомной отрасли;

компании по обращению с радиоактивными отходами и с отработанным ядерным топливом;

научно-исследовательские организации;

компании, предоставляющие услуги по транспортировке оборудования и ядерных материалов;

компании, предоставляющие юридические, страховые, брокерские и аналитические услуги для предприятий атомной отрасли.

WNA изначально задумывалась как своеобразный «всемирный ядерно-энергетический профсоюз», и сейчас проще сказать, какие атомные энергетические компании в нее не входят. Взаимопомощь и сотрудничество, отстаивание общих интересов в международных организациях и перед национальными правительствами, работа по увеличению привлекательности атомной энергетики и, разумеется, максимально возможный обмен информацией о полезных наработках и о возникающих трудностях и проблемах. В ассоциацию входят только и исключительно профессионалы, ее руководителем по определению не мог стать какой-нибудь чиновник, знакомый с отраслью только со стороны. В 2013 году генеральным директором стала Агнета Ризинг (Agneta Rising), специалист по радиологической защите, начавшая профессиональную работу в государственной шведской энергетической компании Vattenafall AB в 1980 году и постепенно поднявшаяся до поста ее вице-президента. Избрание госпожи Ризинг на пост генерального директора было еще и признанием ее заслуг в создании WNA, одним из инициаторов которого она была. Именно по инициативе Агнеты Ризинг эксперты WNA уже в 2016 году взялись просчитать, каким именно образом мировая атомная энергетика способна помочь достижению основной цели Парижского соглашения. Результатом их работы стала программа «Гармония», к выполнению которой Агнета Ризинг и старается привлечь все организации, входящие в состав WNA и все международные организации, способные влиять на развитие мирового атомного проекта.

Программа «Гармония»

С инженерной точки зрения программа «Гармония» выглядит просто. С 2016 по 2020 годы нужно ежегодно вводить по 10 ГВт атомной генерации, с 2021 по 2025 — по 25 ГВт в год, с 2025 по 2050 годы — по 33 ГВт ежегодно. В таком случае к 2050 году в строй встанут 1 000 ГВт новых атомных мощностей, доля атомной генерации (с учетом вывода из эксплуатации старых АЭС) в общемировом балансе увеличится с 11 до 25%. Это и обеспечит достижение главной цели Парижского соглашения: повышение глобальной температуры останется в пределах 1,5 градусов. Мало того — при этом будет решена и проблема обеспечения электроэнергией всех, у кого его сейчас просто нет, будет обеспечен и рост мировой экономики. Цифры сходятся, все в порядке.

(на таблице: по горизонтали — годы, по вертикали — количество ввода атомных энергоблоков в МВт установленной мощности)

Как можно добиться таких результатов? Напомним, как звучала тема юбилейной, десятой выставки Атомэкспо-208: «Глобальное партнерство — общий успех».

Партнерство важнее конкуренции

Росатом предлагает всем организаций, входящим в состав WNA, присоединиться к реализации программы «Гармония», сведя конкуренцию до разумного минимума и объединив усилия для того, чтобы добиться расчетного темпа возведения атомных энергоблоков. Возвести за 32 года новых АЭС общей мощностью в 1000 ГВт — огромная работа, которую можно выполнить только в том случае, если будут объединены лучшие компетенции всех компаний атомной отрасли, а потенциал атомного машиностроения и приборостроения всех стран, заинтересованных в реализации программы «Гармония» будет использоваться согласованно.

Для сторонних наблюдателей «вывинтить из головы» уверенность в том, что Росатом должен сражаться с компаниями-конкурентами, достаточно сложно. Но — нужно. Нужно потому, что атомные технологии являются одним из высших достижений развития науки и инженерной мысли, их развитие гарантирует продолжение научно-технического прогресса, глобальное партнерство в развитии атомной энергетике способно стать драйвером снижения сложившейся напряженности в международных отношениях. Нужно давать себе отчет в том, что достигнутый нашей цивилизацией уровень научно-технического развития настолько высок, что поднимать планку еще выше возможно только общими усилиями, а не в пылу борьбы друг с другом. Атомные технологии служат драйвером развития материаловедения, ядерной медицины, аддитивных технологий, способны обеспечить развитие агропромышленности — список можно продолжать и продолжать. Не конкуренция, а глобальное партнерство — вот то, что обеспечит общий успех. Представить себе, что в мире может найтись атомная энергетическая компания, которая в одиночку «вытянет» программу «Гармония», невозможно: для того чтобы выдержать необходимый темп, не хватит и ресурсов какого-то одного государства.

Стоит отметить, что WNA считает, что строить необходимо только АЭС поколений III+ и IV, к поколению IV ассоциация относит реакторы на быстрых нейтронах, позволяющие на экономически целесообразной основе замкнуть ядерный топливный цикл, тем самым надолго решив проблему обеспечения ядерным топливом. На сегодняшний день только Росатом имеет в своем распоряжении референтные блоки обоих поколений — энергоблоки Нововоронежской АЭС-2 на базе ВВЭР-1200 и Белоярской АЭС на базе БН-800 работают в промышленном режиме, их работу, уровень соответствия их систем безопасности постфукусимским требованиям МАГАТЭ можно оценить не по проектной документации, а «вживую». Это дает российской атомной корпорации надежду на то, именно ее технологии могут быть признаны базовыми для всей WNA. Рациональнее работать с единой базовой технологией — это способ перейти к промышленному, «конвейерному» производству. Это обеспечит снижение себестоимости, это ускорит процесс возведения, это поможет потенциальным заказчикам быстрее принимать решение о строительстве новых АЭС. Крайний левый столбик на приведенной диаграмме фиксирует максимальный на сегодняшний день результат — в 1984 году во всем мире приняли в эксплуатацию атомные энергетические блоки совокупной мощностью 31 ГВт. Для выполнения программы «Гармония» необходимо не только чуточку превзойти этот рекорд, но и выдерживать такой темп строительства на протяжении 25 лет. Добиться этого можно только в том случае, если строительство новых АЭС станет не «штучным», а «конвейерным», большой ассортимент используемых технологий способствовать этому не будет.

«Гармония» — это не только строительство АЭС

Разумеется, WNA и ее руководство понимают, что предстоит решать не только производственные проблемы членов «атомного энергетического профсоюза». В программе «Гармония» строительство атомных энергоблоков — одна из четырех ключевых задач, которые необходимо решать одновременно для получения конечного результата. Энергетической отрасли необходимо изменить правила оценки технологий — нужно делать это не только по издержкам на создание конкретных генерирующих мощностей, но и оценивать издержки на всем жизненном цикле, включая воздействие на окружающую среду. Для атомной энергетики чрезвычайно важна гармонизация, стандартизация процесса лицензирования строительства АЭС. Сейчас государственные регуляторы в каждой стране работают по собственным правилам, в результате генеральные подрядчики и заказчики на получение лицензии вынуждены тратить порой столько же времени, сколько на разработку проекта и строительства энергоблоков. Атомной отрасли нужны единые стандарты, единые алгоритмы получения требований от регуляторов, единые «правила игры». Не менее важная часть программы «Гармония» — сделать все необходимое, чтобы атомная энергетика стала общественно приемлема. И это не только проблема борьбы с радиофобией, усиленно раздуваемой псевдоэкологическими организациями и разъяснение того, какие перспективы дает развитие атомных технологий для любой страны. Необходимо разъяснять цели и задачи «Гармонии» во всех международных организациях, имеющих отношение не только к энергетической отрасли, но и к развитию экономики, повышению уровня жизни, защите экологии — WNA нужны союзники и на этом уровне, здесь тоже требуется глобальное партнерство.

Программа «Гармония», на наш взгляд, выстроена совершенно логично — конечная цель понятна, алгоритмы необходимых действий прозрачны, никаких «закулисных интриг» в ней не наблюдается. Реализация программы топливного баланса мировой энергетики. В настоящее время две трети баланса — энергетика на углеводородных источниках, одна треть — ГЭС, АЭС и ВИЭ, выполнение программы «перевернет» соотношение, две трети генерации электроэнергии станут безуглеродными. Парижское соглашение по климату подписано 195 странами, задача удержания глобальной температуры в заданных параметрах стала всеобщей, и пока никто, кроме профессионалов атомной отрасли, не способен предложить более продуманной, инженерно просчитанной программы действий.

К сожалению, о целях и задачах программы «Гармония», да и о самом ее существовании, пока мало известно. Данная статья — попытка аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru хотя бы немного исправить эту ситуацию. Кроме того, без этой статьи было бы сложно понять, как изменились тенденции внутри самой мировой атомной отрасли, что именно обсуждают между собой профессионалы-атомщики на своих международных встречах, в том числе и на той, которая состоялась в рамках РЭН-2018. Над задачей снижения тепловых выбросов работают экспертные группы и других отраслей энергетики, предлагаются и реализуются разные варианты. Замещение угольных электростанций газовыми, совершенствование технологии использования и угля, и газа, замещение бензина и дизельного топлива для автомобилей топливом из природного газа. Но именно атомная энергетика — технология, которой не нужно бороться за уменьшение тепловых выбросов, поскольку у АЭС их вообще нет. Рекомбинации угля и газа, нефтепродуктов и газового топлива способны уменьшить выбросы на значимые величины, атомная энергетика дает возможность исключить эти выбросы полностью. В последнее время почти все международные встречи и форумы руководителей атомных энергетических компаний посвящены именно реализации программы «Гармония», обсуждению того, что уже удалось для этого сделать и тех проблем, которые препятствует программе. Не стала исключением и пленарная сессия «Атомная энергетика — основа глобального партнерства и современного развития».

Борис Марцинкевич

Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762114

Полная версия — платный доступ ?


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 октября 2018 > № 2761922

Цифровой триллион поделили на шесть частей

Анна Устинова

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ представило структуру распределения средств из федерального бюджета на каждое из шести направлений напроекта "Цифровая экономика РФ". Самым капиталоемким направлением станет "Информационная инфраструктура" - на нее рассчитывают выделить 413,39 млрд руб.

Глава Минкомсвязи Константин Носков представил на форуме "Открытые инновации" структуру и финансирование национального проекта (национальной программы) "Цифровая экономика РФ". Уже существующая одноименная программа, утвержденная распоряжением правительства от 28 июля 2017 г. №1632-р, была скорректирована и преобразована в нацпроект.

Напомним, что в июне 2018 г. Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций взялось радикально переписать программу "Цифровая экономика РФ" с учетом майских указов президента РФ Владимира Путина (указ президента РФ от 7 мая 2018 г. №204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г.", см. новость ComNews от 6 июня 2018 г.). Константин Носков добавил, что обновленный нацпроект был одобрен на заседании президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам.

В презентации Константин Носков указал, что расходы федерального бюджета по направлениям национального проекта в период с 2019 г. по 2024 г. составят 1,08 трлн руб. Наибольший объем финансирования потребует направление "Информационная инфраструктура" - на нее выделят 413,39 млрд руб. За ним следуют "Цифровые технологии" с бюджетом в 282,05 млрд руб., ранее именовавшиеся "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов". Список пяти утвержденных направлений программы "Цифровая экономика" пополнился шестым - "Цифровое госуправление", на которое потратят 226,34 млрд руб. На "Кадры для цифровой экономики" возьмут из госбюджета 138,65 млрд руб. Оставшиеся два направления потребуют значительно меньших сумм: "Информационная безопасность" - около 18 млрд руб. и "Нормативное регулирование цифровой среды" - почти 1,6 млрд руб.

Выступая на пленарном заседании на форуме "Открытые инновации", глава правительства РФ Дмитрий Медведев сказал следующее: "Цифровая экономика" переформатирована в национальный проект, и на его развитие мы направим 2 трлн руб. бюджетных инвестиций, в том числе 1,08 трлн руб. из федерального бюджета".

Следует добавить, что 17 сентября 2018 г. после заседания президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам Константин Носков сообщил, что на нацпрограмму "Цифровая экономика" закладывается более 2 трлн руб. "1,08 трлн руб. - это дополнительные бюджетные средства, и рассчитываем как минимум на такую же сумму по внебюджетным источникам", - сказал тогда глава Минкомсвязи.

Для сравнения, на программу "Цифровая экономика" в период с 2018 г. по 2020 г. планировалось выделить около 171,2 млрд руб. из федерального бюджета, при этом около 350 млрд руб. должны были взять из внебюджетных источников. Таким образом, общий объем финансирования программы должен был составить более 521 млрд руб. В начале года правительство РФ утвердило планы мероприятий по пяти направлениям программы "Цифровая экономика РФ", где приведены подсчеты по объемам бюджетных и внебюджетных средств на три года (см. новость ComNews от 10 января 2018 г.).

Наибольший объем финансирования в программе, так же как и в нацпроекте, приходился на "Информационную инфраструктуру". На это направление должны были выделить свыше 436 млрд руб. (более 100 млрд руб. из бюджета и 336 млрд руб. - из внебюджетных средств). Согласно дорожной карте, на направление "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов" планировалось потратить свыше 50 млрд руб. до 2020 г. (более 48 млрд руб. из бюджета и 2 млрд руб. - из внебюджетных средств). На реализацию мероприятий по направлению "Информационная безопасность" рассчитывали направить свыше 34 млрд руб. до 2020 г. (более 22,3 млрд руб. из бюджета и 11,7 млрд руб. - из внебюджетных средств). На реализацию мероприятий по направлению "Нормативное регулирование" собирались выделить из бюджета 269 млн руб. в этом году, причем внебюджетные средства при этом должны были составить 15 млн руб. Единственное направление - "Кадры и образование" не содержало затрат на реализацию.

Что касается отраслевых инициатив по цифровой трансформации, то, как рассказал глава Минкомсвязи, они будут реализовываться профильными министерствами и ведомствами отдельно и не войдут в структуру нацпроекта "Цифровая экономика". "Национальная программа - это ядро, обеспечивающее базовые условия и инфраструктурные возможности для развития других отраслей", - сказал Константин Носков. Напомним, что днем ранее об этом же на форуме "Открытые инновации" сообщил заместитель председателя правительства РФ Максим Акимов (см. новость ComNews от 16 октября 2018 г.).

В представленной главой Минкомсвязи презентации выделяются два нацпроекта, связанных с нацпрограммой "Цифровая экономика" - "Здравоохранение" и "Образование". Соответственно, отвечает за первое Минздрав, а за второе - Минпросвещения и Минобрнауки. Среди ведомственных проектов перечислены цифровое сельское хозяйство (ответственный - Минсельхоз), цифровой транспорт и логистика (Минтранс), цифровая промышленность (Минпромторг) и цифровая энергетика (Минэнерго).

Вице-премьер РФ Максим Акимов подчеркнул, что перед государством стоит два блока задач - архитектурная и цифровая трансформация государства. Первый блок задач предполагает создание общенациональной архитектуры данных за два года, создание цифровой идентичности - полноценного цифрового резидентства, регулирования данных, недискриминационного доступа к данным и режим, когда данные не могут быть предметом монетизации. Второй блок предусматривает переход к управлению, основанному на данных, изменение процесса принятия управленческих решений, предиктивную аналитику, формирование госсервисов в платформенном виде и бесшовную интеграцию с бизнес-сервисами.

Несмотря на призыв к ускоренному информационному развитию Дмитрий Медведев призвал относиться к технологиям осторожно. "Когда я слышу призывы к полному отказу от бумажных документов и их переводу в электронный вид, я задаюсь вопросом: а долговечнее ли сервер, чем бумага? Я не могу включить компьютер, купленный в 1998 г. - он или "умер", или уже ни с чем не стыкуется. А вот бумажными носителями, которые я купил или получил в том же 1998 г., я могу воспользоваться и сейчас", - сказал он.

Глава Сбербанка Герман Греф обратил внимание на то, что по индексу цифровой эволюции Россия идет во втором эшелоне - "последователей" в компании с Китаем, Бразилией, Польшей, Эстонией, Словакией, Словенией, Чехией, Португалией и Малайзией. Среди цифровых лидеров он назвал Израиль, Францию, Австралию, Швецию, Германию, Данию, Австрию, США, Норвегию, Швейцарию, ОАЭ и Сингапур. "Реализация нацпрограммы направлена сегодня на то, чтобы догнать лидеров", - констатировал он.

Герман Греф вступил в полемику с Константином Носковым, который в представлении нацпроекта сделал упор на то, что для цифрового лидерства страны необходимо выращивать больше математиков и программистов. По мнению главы Сбербанка, не нужно фокусироваться на математиках и программистах. "Нужны все специальности. Нужны люди всех дарований. И не нужны нам математические школы. По-моему, это пережиток прошлого", - заявил он. Герман Греф уверен, что цифровой экономике нужны люди с хорошей математической подготовкой, но развитые на 360 градусов и обладающие так называемыми soft and social skills.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 октября 2018 > № 2761922


Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов

Волшебные крылья дипломатии

Наш собеседник – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ, писатель Геннадий Сизов

(Окончание. 10 октября 2018г.)

– В первой части беседы мы говорили о неком сходстве профессий разведчиков и дипломатов. Ведь дипломатические усилия часто тоже невидимы. У вас есть медаль «За отвагу» – боевая награда! Насколько знаю, удостоены за работу в Таджикистане, когда страна стояла на грани катастрофы. Во многом благодаря вашим усилиям удалось изменить ситуацию. Не раз жизнь висела на волоске. Дипломат готов к любому повороту событий?

– Абсолютно.

В Таджикистане была очень тяжёлая ситуация. Жестокости неимоверные с обеих сторон, участвовавших в гражданской войне. Случалось такое, что для печати не расскажешь.

Россия тогда была представлена там 201-й дивизией, воинам которой, кстати, платили по 10–13 тысяч рублей. Командовал генерал Набздоров. Всего вдоль границы наших стояло около 20–22 тысяч человек. Это мизер. Были коллективные миротворческие силы, костяк которых также составляли наши. Была группа разведки и контрразведки. Работало и наше посольство, которое в итоге стало главным штабом – координатором действий. До этого долго работали кто в лес, кто по дрова.

Наш посол плохо себя чувствовал, часто уезжал в Москву, а я только получил назначение, вернувшись из Латинской Америки. Был принят и Ельциным – он дал общие установки. Приехал, вижу: идёт гражданская война, а в управлении – разношерстица. Постепенно узловые вопросы стали стекаться ко мне. Сложились отношения с президентом Эмомали Рахмоновым. Примерно за семь месяцев удалось объединить усилия в один кулак, что потом сработало.

Но пока ещё – ужас, бедность, бандитизм. Оппозиция занимала большую часть горной местности. Правительство контролировало Душанбе, Куляб, Курган-Тюбе. Вроде так и надо: воюют и воюют. Например, была деревушка в горах Тавиль Дара, кто её знает? А это был, можно сказать, таджикский Сталинград. То правительство возьмёт её, то оппозиция – потери огромные.

И мы несли потери, особенно на границе – 30–50 человек в год. Офицеров не раз убивали в подъездах, был убит тележурналист с ОРТ Никулин, которого я неплохо узнал. Специальных городков нет – ещё недавно все мы были одна общая страна. Это американцы за рубежом держат своих военных в городках, иногда даже запрещают выходить за их пределы. Пребывавшим в Таджикистане американцам всё привозили из США, включая соки, жвачку. И жили они обособленно, за мощным забором. А у нас как-то насмерть отравилась женщина – ей просто подсунули в магазине напротив дома отравленное шампанское.

К войне добавлялся наркотрафик – курьеры постоянно просачивались через границу, иногда с боями. Однажды конфисковали полторы тонны чистого героина – целая гора. Я ездил на его сожжение.

Словом, всё почти беспросветно.

– А что таджикские власти?

– Президент Рахмонов имел тогда свою гвардию, под его началом находилось и министерство обороны – 33–35 тысяч человек. Также были МВД – от 37 до 39 тысяч человек, министерство безопасности, но это другая сфера (они напрямую в боевых действиях не участвовали). Оппозиция была сильной, фактически везде имела подпольные центры и своих людей – даже в Душанбе. Её боевики зверствовали, что также факт.

В МВД в какой-то момент зародился замысел совершить госпереворот. Это что означает? Это означает, что ведущая силовая структура отходит от президента. Фактически солидаризируется с оппозицией. Дальше – резня, самые здоровые сыны страны сойдутся в смертной схватке.

– Трагедия.

– Страна могла исчезнуть с политической карты мира. Был момент, что почти все посольства эвакуировались из столицы – ждали большой крови. Я без устали вёл переговоры с президентом Рахмоновым, другими руководителями, как и с лидерами оппозиции. Уговариваю, что-то поясняю, делая упор на картину возможного развития событий, гибели тысяч, десятков тысяч людей. Не приукрашиваю обстановку – подаю резкими красками. Много было встреч и долгих бесед с нашими генералами, о которых я раньше сказал...

Всё шло через бессонные ночи. Была радость, когда ощутил, что координация между нашими структурами стала появляться, как и готовность правильно реагировать на любое развитие событий. Стала крепнуть уверенность, что сможем избежать худшего.

– А госпереворот?

– В самый разгар противостояния главы МВД Якуба Салимова с президентом Таджикистана мне пришла в голову идея встретиться с министром. Я приехал к нему в особняк один, без сопровождающих, вошёл через кордон его охраны. Салимов много говорил о своей обиде на президента, о том, что он его не ценит, хотя он столько сделал… Я нарисовал схему возможного развития событий, ясно сказал, на чьей стороне будет Россия. Особый упор делал на том, что в результате междоусобицы к власти придёт оппозиция и покончит даже с победителем схватки. В ходе разговора пришла в голову мысль предложить ему поехать… послом Таджикистана в Турцию, а перед этим пусть его наградят орденом, поблагодарят за большую работу. Я сказал, что идея родилась прямо в ходе беседы, Рахмонов ничего не знает. Но в случае согласия я мог бы с ним немедленно переговорить. Салимов сначала не мог это взять в толк, но потом согласился.

Разговор был длинный, выпили по две бутылки водки, хотя я вообще-то непьющий. Затем, даже не чувствуя опьянения, я поехал к президенту и рассказал о встрече. Рахмонов сразу отреагировал: «Отличный вариант!» И сказал, что завтра на Госсовете вопросы будут решены (что итоге и произошло).

Потом я доехал до гостиницы «Октябрьская», где тогда располагалось посольство, и только там понял, как вымотался.

– Но ситуация-то пошла на перелом?

– Фактически – да. Вскоре в Душанбе приехал председатель нашего правительства Сергей Степашин. Прошло совещание у командующего миротворческими силами генерала Заварзина. Степашин спросил у генералов: «Хочу знать ваше мнение, как быть дальше». Все четыре генерала сказали: надо оказывать помощь Рахмонову, воевать, идти до победного конца. Я выступал последним и сказал: «Я не согласен с этой позицией, такая война может длиться десятилетиями». Представил картину, как все – и власти, и оппозиция, все местные князьки – приловчились к сложившейся ситуации «ни войны, ни мира», и каждый получает своё – кроме простого народа. Предложил: надо добиваться перемирия. Степашин хлопнул рукой по столу и сказал: «Я согласен с этим».

Мы поехали к Рахмонову. Он нас поддержал.

Процесс примирения проходил трудно. Ведь надо было развести вооружённые формирования, всё согласовать – по взводам, по ротам, решить, как поступать с вооружением. Встал вопрос и о том, что представителей оппозиции надо вводить во власть, а они претендовали примерно на треть руководящих постов. Даже на пост министра госбезопасности. Встал вопрос о собственности. Надо у кого-то забирать, кому-то отдавать. Мучительно всё решалось.

Сейчас говорю студентам: дипломат в конфликтных ситуациях всегда обязан чётко понимать не только позицию официальных властей страны, где работает, но и оппозиционных сил, пусть даже в их рядах есть, что называется, бандиты и головорезы. Такая у нас профессия.

Роль России стала решающей в Таджикистане, хотя в процессе участвовала и ооновская миссия. О тех событиях мало говорится. Но примерно год назад Союз офицеров России организовал в Общественной палате встречу наших офицеров, которые тогда там находились, всех поблагодарили. Пусть и спустя время, но героические дела вспомнили. Было приятно, что и меня пригласили на встречу.

Обязан сказать, что в разрешении острейшего конфликта мудрость проявлял президент Рахмонов, он действовал очень умно и в интересах народа.

– И перемирие пришло...

– Когда в Москве в конце июля 1997 года в «Президент-отеле» готовили документы по его подписанию, приехал Тураджонзода, лидер оппозиции, чтобы подписывать документы. А ранее были арестованы три участника подполья, один из которых оказался дальним родственником Тураджонзоды. Когда он узнал, потребовал освободить арестованных – иначе ничего не подпишет.

Процесс приостановили, стали совещаться. Первоначально появилась идея – что, мол, за прихоть, раз бандиты, нельзя их отпускать, а Тураджонзоду надо убеждать и, как говорится, «додавливать». Но я хорошо знал, что он не тот человек, кто бросает слова на ветер. Предложил: лучше арестованных освободить, чем опять рисковать перемирием, жизнями людей и судьбой страны. Получил отказ: нет и нет.

Тураджонзода, однако, стоял на своём. А вот-вот момент подписания документов. Немая сцена.

Всё-таки приняли решение арестованных освободить, и тогда Тураджонзода поставил подпись под документами. Уверен, это был обоснованный обстоятельствами, правильный компромисс.

– Тема компромисса в международных отношениях всегда актуальна. Есть его допустимые и недопустимы границы. Читатели не поймут, если не спрошу вас о роли наших дипломатов в украинской ситуации. Там тоже долго шли на всяческие компромиссы, уступки, на многое закрывали глаза. И вот итоги. Почему так?

– Этот вопрос будоражит мою душу последние двадцать пять лет. Ответа у меня нет, хотя мнение есть. Я считаю, что на сто процентов правы те, кто оценивает наши дипломатические усилия на Украине провальными, если говорить прямо. Пройдя школу Таджикистана, где ситуация была никак не менее острой, я убеждён, что очень многое в успешности дипломатической миссии зависит от руководства того или иного посольства. Убеждён, нельзя назначать в такие страны, как Украина, людей, которые скомпрометировали себя в своей стране. Назовём фамилию – Зурабов. Он не воспринимался на министерском посту, полностью заслужил критику, и назначать его послом на Украину было ошибочным ходом. В течение всей истории, если присмотреться, отношения с Украиной – и в царские, и в советские времена, и после развала СССР – были в глубине своей весьма сложными.

В МИДе знают: есть семь стран, куда назначаются самые опытные и глубоко знающие дело послы, обычно с уровня замглавы министерства. Это США, Великобритания, Германия, Франция, Китай, Италия, Япония. По-моему, в этот ряд давно надо внести все страны – ранее союзные республики СССР, Украину в первую очередь. Это ближайшие соседи, это наши границы. Россию должны представлять самые лучшие, включая и дипломатов. Дискредитировавших себя дома, за границу направлять вообще нельзя. Вот в Узбекистане сейчас работает Владимир Львович Тюргенев – опытнейший дипломат, был послом в Бразилии, возглавлял латиноамериканский департамент в МИДе – таких людей и надо выдвигать…

– В одной из книг вы говорите о важности культурных связей. Всё ли тут в норме, в частности, эффективно ли работает Россотрудничество (бывший Росзарубежцентр)?

– В этой сфере мы всегда работали активно. В советское время многие наши артисты выезжали – другое дело, было много формальностей, проверок, но культурные связи развивались. И в новые времена, скажу на основе своего опыта, тут всё живо, за исключением девяностых годов, когда было не до того. А сейчас фестивали, выставки, концерты – жизнь не замирает ни в одной стране, лишь Украина себя ограничила запретами. Обиднее, что во многие страны мы, кроме культуры, не можем ничего особого двинуть. Хотя когда против нас выдвигают чёрт знает какие бездоказательные обвинения, культура на самом деле показывает людям, какие мы и кто мы. Я всегда с уважением относился к Соединённым Штатам, величайшая страна, но нынешний идиотизм её элит меня поражает. Они унижают свою страну, когда говорят, что Россия какими-то хакерами кому-то сделала победу на выборах.

Честно скажу, если вернуться к продвижению нашей культуры, то это не то беспокойство. Я бы больше пёкся об экономическом сотрудничестве, о собственном развитии, особенно развитии и продвижении науки и её достижений. Зло берёт, когда опережают те, кто ещё не так давно у нас учился. Пока не хватает сил и средств, например, для той же Латинской Америки. А нас там ждут, настроены на сотрудничество. Притом что наши капиталовложения составляют 16–20 миллиардов, если брать в долларах, а у китайцев – все 350!

– Ещё тема, которой касались. Речь о защите наших граждан. «ЛГ» опубликовала ряд материалов, связанных с делом, как мы назвали, «забытого омоновца» Константина Никулина, отбывающего «пожизненку» в Литве, о других бывших советских военнослужащих. В связи с этим один из наших авторов призвал МИД изжить остатки «козыревщины». Есть основания?

– Нет, оснований нет. Это время давно прошло. Я уже касался работы Примакова, много сделал Иванов. Лавров – классный дипломат, специалист самого высокого уровня. Не могу не сказать, что наш президент является, по сути, величайшим дипломатом в мире – это уже признаётся всюду. Обстановка в ведомстве хорошая, я это знаю от коллег. Его усилия чётко координируются с другими ведомствами, например, с Минобороны. Омоновца Никулина жалко, но объективно – не всё в силах МИДа, он не бог. В странах Балтии есть люди неграждане – это целый комп-лекс проблем. Работа ведётся, но перебить такую политику сложно. Не посылать же войска? Ситуацию нельзя упрощать.

– Да, успехи нашей дипломатии налицо. Многого достигли на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, есть хорошие заделы и в Южной Америке. В соперничестве с США порой идём на полшага или на шаг впереди. Не обманчивое представление?

– Не обманчивое. И дело не в том, что я хочу броситься на защиту своего цеха. Наша дипломатия работает очень успешно в решении стоящих перед нею задач, особенно в сравнении с тем, как решаются многие проблемы внутри страны. Есть масса несправедливости в отношении наших обычных людей, что унижает страну. Трудности девяностых мидовцы прошли достойно в сопоставлении с другими ведомствами. Есть и у нас недостатки, но, например, о той же коррупции фактически речи нет.

– То есть МИД – «чистое» ведомство. Правильно понял?

– Да. У нас на учёте каждый рубль и доллар. Каждый! Иной раз доходит до смешного. Хотелось бы упростить. Я даже думал написать какое-то предложение на этот счёт. А потом решил, что не надо, пусть даже не думается ничего такого… сами понимаете… Вокруг МИДа нет разговоров, что где-то что-то украли, не так использовали, как бывает, когда стоимость стадиона-новостройки вырастает в разы или у полковника полиции находят миллиарды рублей в квартире…

Кстати, работа мидовцев в последние годы крайне усложнилась – часто нужна мгновенная реакция. Наши ребята отлично справляются и проводят твёрдую, понятную линию.

– Летом прошла встреча президента Путина с послами. Можно ли ждать заметных изменений в работе дипкорпуса?

– Такие встречи, кстати, при Ельцине не проводились. Сейчас это обычная практика. Я бывал на многих – всегда очень полезны. Реально сверяются часы и намечаются основные направления с учётом новых нюансов в международной жизни. Всё откровенно. В верительной грамоте, подписываемой президентом, есть, между прочим, такие слова: прошу верить такому-то послу, как мне.

Уходя с подобных встреч, понимаешь, что ты в курсе дела. Что касается изменений, крутых не будет, поскольку не нужны.

– Есть молодые люди, мечтающие о дипломатической карьере. Что можно им пожелать? Без каких качеств не стоит и помышлять о дипслужбе?

– Вначале скажу, что считаю себя счастливым человеком. Весь мой путь показывает, что дипломатия – не обязательно клановость и профессия для избранных. Я, простой парень из Алексина, дорос до чрезвычайного и полномочного посла своей страны. Выражаясь образно, многое увидел и понял на волшебных крыльях дипломатии.

Что касается качеств… Целеустремлённость, желание не-устан-но постигать профессию… Честность, порядочность. Преданность Родине, хоть и не люблю высоких слов, – это должно быть в крови. Главное, безусловно, надо стараться хорошо учиться, знать языки, работать. Когда бываю в Алексине и встречаюсь с молодёжью, говорю: старайтесь, ребята, дерзайте, не будьте по жизни сонными мухами.

Беседу вёл

Владимир Сухомлинов

Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2762532 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий»

Д.Медведев: «Фонд "Сколково" – это системообразующий элемент российской инновационной среды. Сегодня в портфеле "Сколково" – почти 1900 стартапов. Выручка компаний-резидентов уже превысила 250 млрд рублей. Создано 33 тыс. новых рабочих мест. В инфраструктуру привлечено более 100 млрд рублей внебюджетных инвестиций».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня большой день в «Сколково». Помимо «Открытых инноваций» мы договорились провести заседание попечительского совета фонда «Сколково», чтобы обсудить, как проект развивается, и поговорить о стратегии работы в общем плане. Задачи на будущее сформулировать.

Фонд «Сколково» теперь уже все знают – это системообразующий элемент российской инновационной среды. Это самая современная инфраструктура. Достаточно в окно посмотреть, чтобы убедиться в том, что этот, по сути, отдельный город, который называют «Сколково», состоялся. Это сообщество резидентов и сеть их международных партнёрств. «Сколково» – этот в целом успешный проект с международным именем – уже признанный факт.

Каждый год здесь что-то меняется, причём меняется к лучшему: строится новая инфраструктура, жильё, появляются представительства зарубежных компаний. Заработал крупнейший в Европе технопарк. Открыта гимназия, причём очень популярная. Считается, что там хорошее образование.

В этом году, я был тому свидетелем, введена первая очередь нового здания Сколтеха – это 130 тыс. кв. м аудиторий, офисов, лабораторий и студенческих центров. Причём сделано всё это совершенно по-новому, очень интересное архитектурное решение и образовательные решения.

Сдан диагностический центр Международного медицинского кластера. Мы с Сергеем Семёновичем (Собяниным) его посещали. Производит очень сильное впечатление и сам центр, и персонал, который там работает, и оборудование.

На днях открылся деловой центр «Амальтея», где сейчас проходит форум «Открытые инновации», идут дискуссии на различных площадках.

На пленарной сессии форума звучали соображения о том, какие технологии и как будут менять наше будущее. Повторяться не буду. Я уже там всё, что хотел, сказал. Пространство «Сколково» – это и есть живое воплощение инфраструктуры будущего или подходов к инфраструктуре будущего. Тысячи людей и компаний, которые работают и учатся здесь, несут в себе в той или иной мере концепции этого будущего.

Сегодня в портфеле «Сколково» – почти 1900 стартапов. Хотя количеством мерить недостаточно, но в наших планах и национальных приоритетах, которые установлены указом Президента, есть цели национальные, по которым мы должны создавать эти стартапы активно – вернее, помогать их созданию, потому что они создаются не нами. И понятно, что здесь так или иначе количество стартапов должно переходить в качество. Если в среднем смотреть в динамике, то резидентом фонда становится одна компания в день.

Государство активно поддерживает деятельность фонда. За прошлые восемь лет на его развитие было направлено около 130 млрд рублей. Это значительные деньги. Но есть результат. Выручка компаний-резидентов уже превысила 250 млрд рублей. То есть проект живёт уже своей жизнью. Создано 33 тыс. новых рабочих мест. В инфраструктуру привлечено более 100 млрд рублей внебюджетных инвестиций.

Молодые компании регистрируют значительное число патентов, объектов интеллектуальной собственности. Это важный тренд, особенно с учётом того, что с этим у нас достаточно плохо всё было. Но ещё важнее, что эти продукты коммерциализируются. То есть это не просто патент, который лежит и не даёт кому-либо использовать интеллектуальную собственность, а это патенты, которые приносят деньги. И вот это, наверное, важнее всего – патенты и иные формы защиты интеллектуальной собственности.

Несколько десятков компаний разместили здесь свои инновационные и исследовательские центры. Все их знают – это и «Боинг», и «Шнайдер Электрик», «Ренова». Наши структуры завершают строительство – «Сибур», «Татнефть», ТМК. В процессе строительства также – Трансмашхолдинг, крупнейший технопарк Сбербанка, японский гигант в области робототехники «Фанук».

Процесс развивается по нарастающей. Это значит, что модель востребована, она работает. «Сколково» превращается в умный многопрофильный сервис в области инноваций, как мы и планировали изначально. Причём это большой сервис. Шаг за шагом формируется полноценная инновационная экосистема, как сейчас принято говорить.

В этом контексте хочу ещё раз напомнить о наших приоритетах.

Первое. Мы занимаемся инновациями, во-первых, не для самих инноваций, а для того, чтобы создавать более современную и комфортную жизнь. Мы должны сохранять глобальное мышление. Мы должны создавать такие продукты, которые котируются на международном рынке, которые являются конкурентными.

В ближайшие годы мы делаем ставку на поддержку экспортно ориентированных предприятий.

Второе – это сохранение принципа экстерриториальности в работе. На прошлых встречах мы подробно говорили, насколько важно работать с регионами. Те возможности, которые мы создаём, должны быть равными и доступными для всех.

Сейчас около трети стартапов принадлежит компаниям из регионов. Это уже довольно приличный показатель, хотя, конечно, по большому счёту лучше бы эта пропорция была наоборот – то есть две трети из регионов. Традиционно большую роль играют наши крупные регионы с научной, образовательной школой (это Татарстан, Петербург, Новосибирск, Томск). Ещё раз говорю: доля региональных компаний должна расти.

Третье и, наверное, самое важное – это задачи, которые мы решаем. Мы завершили работу по подготовке 12 национальных проектов. На прошлой неделе я утвердил комплексный план развития магистральной инфраструктуры. Цель этих проектов – стимулировать инновационное преобразование отраслей. Речь идёт о промышленном производстве, строительстве жилья, дорог, образовании, медицине, государственном управлении.

И отдельная тема – это цифровая экономика. Я сейчас говорил, что опять же нам цифровая экономика нужна именно как такой инфраструктурный мостик между собственно цифровыми технологиями и реальной экономикой. Поэтому, по сути, этот проект по цифровому сопровождению, по цифровому развитию является инфраструктурой для реализации других национальных проектов. Соответственно, здесь должна быть правильно сориентирована и работа государственного аппарата, и многих компаний, поскольку именно здесь будет формироваться спрос на новые технологии. Фонд такой опыт имеет, он является активным участником как раз программы «Цифровая экономика».

Кстати, хочу заметить, что когда мы делили деньги, мы это всё время делаем в преддверии бюджета, то (понятно, что-то можно делать быстрее, что-то медленнее, всегда есть резоны у отраслей, есть резоны у Министерства финансов) что-то предлагалось немножко сдвинуть, как принято говорить, вправо, то есть отложить финансирование, имея в виду финансировать дальше, по нарастающей. Почему я об этом говорю? По цифровой экономике, я на этом настаивал, нам нужно обязательно сохранить упреждающее финансирование – естественно, в тех объёмах, которые мы способны освоить. То есть, иными словами, нам нужно создавать цифровую инфраструктуру не к 2024 году и не через три года, а прямо сейчас, потому что именно цифровая экономика, цифровое развитие являются инфраструктурой других национальных проектов.

Финансовые показатели у фонда неплохие. «Сколково» привлекает инвестиции, включая венчурные инвестиции, что в целом свидетельствует о доверии к фонду.

Правительство сохраняет поддержку Сколтеха, грантовую поддержку. Эта система доказала в целом свою эффективность. Особенно что касается микрогрантов, которые выдаются на первоначальные технологические решения и способствуют быстрой коммерциализации.

Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить команду, сообщество фонда за продуктивную работу. Поблагодарить Виктора Феликсовича Вексельберга. Проект для него остаётся достаточно личным, это чувствуется по результатам.

А теперь давайте послушаем сообщение о результатах работы фонда.

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2762532 Дмитрий Медведев


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 16 октября 2018 > № 2761927

Сервисное государство нового поколения

Анна Устинова

Заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максим Паршин представил концепцию цифровизации государственного управления на 2018-2024 гг. - "Сервисное государство 2.0". Новая модель "Сервисного государства" позволит комплексно решать жизненные ситуации граждан на основании автоматизированных бизнес-процессов ("суперсервисы"), минимизировать участие чиновников в принятии решений по оказанию услуг, исключить бумажные документы как в процессе оказания услуг, так и между ведомствами. Эксперты полагают, что все описанное в концепции должно было появиться в России в результате выполнения госпрограммы "Информационное общество" (2011-2020).

Замглавы Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (Минкомсвязи) презентовал концепцию "Сервисного государства" версии 2.0. Максим Паршин сообщил, что главный принцип "Сервисного государства" состоит в отсутствии физических документов, кроме удостоверения личности гражданина. Он подчеркнул, что у граждан появится возможность получать государственные услуги в проактивном режиме: государство само напомнит, когда и что нужно сделать, а все необходимые документы будут запрашиваться из электронных реестров органов власти по единому идентификатору. Замминистра добавил, что многофункциональный центр (МФЦ) станет модератором в отношениях граждан и юридических лиц с органами власти.

Согласно представленной презентации, "Сервисное государство" версии 2.0 укладывается в федеральный проект "Цифровое госуправление" нацпрограммы "Цифровая экономика РФ". Для "Сервисного государства 2.0" будут доработаны ведомственные системы, скорректирована нормативно-правовая база, на Едином портале госуслуг появятся новые услуги и сервисы. Принципами сервисного государства должно стать отсутствие бумажных процессов и физических документов, комплексное решение жизненных ситуаций гражданина на основании автоматизированных бизнес-процессов (сервисов) и автоматическое принятие решений вместо чиновников.

В "Сервисном государстве 2.0 (2018-2024)" рассматривается шесть направлений - "суперсервисы", "цифровой профиль", "единый фронт", "единый транспорт", "единая модель данных" и "единая платформа услуг и сервисов".

Так, в рамках первого направления в ближайшие три года будет запущено 25 цифровых суперсервисов, среди которых рождение ребенка, оформление пособий и льгот, электронный больничный, полис ОСАГО, полис обязательного медицинского страхования и трудовая книжка. Второе направление предполагает развитие Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА). Сюда относится цифровой профиль, облачная электронная подпись, биометрическая идентификация и реестр полномочий и согласий. "Единый фронт" означает, что все официальные информационно-сервисные интернет-порталы, сайты, мобильные и интернет-приложения, создаваемые и выпускаемые органами власти, будут объединены в одну систему. Направление "единый транспорт" касается данных и документов, связанных с облегчением электронного взаимодействия ведомств и юридически значимого документооборота. "Единая модель данных" подразумевает создание и развитие Национальной системы управления данными (НСУД). Сюда относится, в частности, внедрение единого стандарта управления жизненным циклом данных. "Единая платформа услуг и сервисов", по задумке, будет представлять единую бэк-платформу услуг и сервисов, где будет осуществляться, в частности, контроль сроков и качества предоставления услуг.

Напомним, что предыдущий проект - "Сервисное государство 1.0" с 2010 г. по 2018 г. включало четыре составляющих - "государственные услуги", "государственные порталы", "межведомственное взаимодействие" и "государственные данные". Согласно представленной в презентации статистике, в системе межведомственного взаимодействия (СМЭВ) за 2018 г. произошло 20,7 млрд транзакций между 16 тыс. участников в 30 тыс. информационных систем. Единым порталом государственных услуг (ЕПГУ) воспользовалось почти 80 млн пользователей, получено 2,1 млрд услуг. На текущий момент более 1000 органов власти подключены к государственным порталам (35 тыс. госсайтов). При этом 330 систем остаются пока не связанными.

Похожий проект уже представил Центр стратегических разработок в апреле 2018 г. Документ получил название "Государство как платформа". В основе концепции лежит взаимодействие трех групп - граждан, государства и бизнеса. Так, для граждан снизится субъективизм при получении госуслуг и их стоимость. Для государства повысится скорость принимаемых решений и конкурентоспособность страны на внешних рынках. Бизнес сыграет роль поставщика данных для технологической инфраструктуры платформы.

Показателями успеха развития платформы ЦСР так же, как и у "Сервисного государства", являются снижение стоимости операций в системе государственного управления, увеличение скорости оказания государственных сервисов, удовлетворенность пользователей и отсутствие традиционных "бумажных" сервисов. Как следствие, предполагалось сокращение количества государственных служащих с соответствующим снижением затрат на фонд оплаты труда.

Ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян видит основную проблему представленной концепции "Сервисного государства 2.0" в том, что все описанное в презентации должно было появиться в России в результате выполнения госпрограммы "Информационное общество" (2011-2020). "Это не модель будущего, это модель того, как нам успеть догнать страны ОЭСР", - констатирует он. Карен Казарян полагает, что, в отличие от показанной Минкомсвязи модели, проект ЦСР "все же о взгляде на будущее", пусть и при определенном пересечении двух документов.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 16 октября 2018 > № 2761927


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 16 октября 2018 > № 2760624 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Цифровизация - инструмент кардинального повышения эффективности»

Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» Евгений Чаркин представил основные направления цифровизации железнодорожного транспорта на международном форуме инновационного развития «Открытые инновации» в Сколково

«Российские железные дороги» позиционируются не просто как железнодорожный перевозчик или владелец инфраструктуры, но и как транспортный логистический холдинг. Соответственно исходя из этого мы и строим нашу цифровизацию. Мы для себя выделили KPI и определили, что более 50% добавленной стоимости должны создаваться по итогам реализации научной стратегии с помощью цифровых технологий. Именно этот показатель позволит отделить цифровую железную дорогу от нецифровой, сообщил директор ОАО «РЖД» по информационным технологиям Евгений Чаркин, выступая на сессии «Цифровые решения для логистики будущего» форума «Открытые инновации-2018»

«Если говорить о направлениях деятельности компании, то есть несколько платформенных решений, по которым мы сейчас работаем, - пояснил Евгений Чаркин. - Это платформа в области грузовых перевозок, платформа в области пассажирских перевозок, изменение процессов управления транспортной инфраструктурой, направления экологических проектов, транзитного потенциала и беспилотной инфраструктуры».

В первую очередь мы разрабатываем клиентские направления– это цифровые платформы нового поколения для оказания сервисов нашим пассажирам – один из них проект «Инновационная мобильность», - напомнил Евгений Чаркин. - Платформа будет включать возможность заказать и осуществить поездку «от двери до двери» по единому электронному билету, возможность использования во время поездки привычного набора сервисов: доступ к сети интернет, услуги на борту, включая товары в дорогу, заказ питания, заказ туристических услуг».

Директор ОАО «РЖД» по информационным технологиям добавил, что тот факт, что пассажир проводит много времени на железной дороге в свете наших больших расстояний является для нас преимуществом. «Мы уверены, что создание для клиента комфортных условий, в которых он привык находиться, создаст для нас большое конкурентное преимущество», - отметил Евгений Чаркин.

«Если говорить о грузовом секторе, то здесь у нас есть наш якорный проект это электронная торговая площадка, которую мы запустили в прошлом году. Сейчас уже с нами работает более 3 тыс. клиентов на площадке. Это радикальным образом помогло изменить бизнес-модель, выстроить связь с клиентом. В ближайшее время на платформе станет доступна грузоперевозка от двери до двери, появятся складские услуги, автомобильный транспорт, финансовые услуги, которые мы сейчас прорабатываем. Это платформа помогает выстроить новый канал взаимодействия с нашим клиентом».

Бэлла Чеченова

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 16 октября 2018 > № 2760624 Евгений Чаркин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fas.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759923

Замглавы службы рассказал на пленарном заседании Всероссийского семинара-совещания по тарифному регулированию об основных направлениях тарифной политики

«В прошлом году антимонопольная служба проводила плановые и внеплановые проверки решений региональных тарифных органов. Были проанализированы 3,5 тысячи тарифных решений и выданы более 60 предписаний в связи с выявленными нарушениями законодательства о ценообразовании. Также ФАС России рассмотрела порядка 250 досудебных споров и разногласий. По результатам всех проверочных и контрольно-надзорных мероприятий антимонопольная служба приняла решение об исключении из состава установленных тарифов около 7,5 млрд рублей», - сообщил замглавы ФАС Сергей Пузыревский на Всероссийском семинаре-совещании по тарифному регулированию в Ялте.

Кроме того, замглавы ФАС указал виды нарушений, которые допускают тарифные органы субъектов РФ.

Затем он перешёл ко второй части своего выступления, где он указал на планируемые законодательные изменения в сфере тарифного регулирования.

Так, более 150 нормативных правовых актов регулируют сферу тарифов: 18 федеральных законов, 40 постановлений Правительства РФ и более 100 ведомственных нормативных правовых актов регламентируют в настоящее время систему ценообразования в нашей стране.

«В апреле 2018 года постановлением Правительства РФ утверждён единый порядок рассмотрения досудебных споров и разногласий. Теперь вместо 16 документов есть один», - отметил Сергей Пузыревский.

Говоря о новом порядке рассмотрения досудебных споров, замруководителя ФАС указал, что для рассмотрения спора одна из сторон должна подать заявление в ФАС России не позднее чем через три месяца после того, как она узнала или должна была узнать о нарушении своих прав. У антимонопольного ведомства есть 10 дней на принятие решения о рассмотрении дела или об отказе заявителю в рассмотрении. Ранее, законодательством Российской Федерации были закреплены различные сроки рассмотрения досудебных споров и тарифных разногласий, которые составляли от 30 до 90 дней. Теперь срок рассмотрения всех споров ФАС России составит 90 дней с правом продления рассмотрения ещё на месяц.

Новым порядком закреплена возможность участия в рассмотрении досудебных споров федеральных органов исполнительной власти, которые осуществляют функции по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию в сферах ТЭК, ЖКХ, электроэнергетики, транспорта, в зависимости от предмета досудебного спора. Представитель Минэкономразвития участвует в работе Комиссии ФАС России на постоянной основе.

Таким образом, по мнению ФАС, произошло определённое упорядочивание и унификация тарифного регулирования.

«Параллельно в Государственной Думе рассматривается законопроект об установлении единой пошлины по рассмотрению досудебных споров и разногласий. ФАС предлагает установить её размер в 120 000 рублей. На прошлой неделе законопроект был принят в первом чтении Государственной Думы, рассчитываем, что в скором времени он будет принят во втором и третьем», - уточнил замруководителя службы.

В завершение Сергей Пузыревский рассказал о том, что проект закона о госрегулировании тарифов внесён в Правительство РФ и дискуссия по нему в настоящее время продолжается, однако все участники процесса отмечают важность его принятия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fas.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759923


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 октября 2018 > № 2759916

Инструментальный коллектив «Терем-квартет» собирает на берегах Невы претендентов на эксклюзивный приз — «Золотую мурашку» в виде солнца. С 22 октября в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга начнется V Международный музыкальный турнир «Терем Кроссовер». Он, как Ноев ковчег, берет на борт самых разнообразных исполнителей, играющих на классических, а подчас — необычных и редких музыкальных инструментах. И эта музыка не укладывается ни в один формат или стиль.

Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовала с вдохновителями и организаторами музыкального турнира, музыкантами «Терем-квартета» Андреем Константиновым (домра) и Андреем Смирновым (баян). Они рассказали о том, какими творческими качествами должны обладать участники «Терем Кроссовера», об импровизации в творчестве и жизни.

— Буквально две недели осталось до гала-концерта, на котором вы вручите «Золотую мурашку» и денежную премию победителю. Но до того, как это случится, жюри должно будет послушать и оценить всех участников турнира. А они настолько не похожи друг на друга, что поневоле задумаешься: как выбрать лучшего?

Андрей Константинов: Наш коллектив с самого начала расширял свое музыкальное пространство, залезал на территорию симфонической музыки, балетной, вокальной и так далее. Долго думая, мы пришли к главному критерию оценки — он выражен в гран-при «Золотая мурашка». Она же олицетворяет и солнце, и восходящую звезду, она же выразитель того, что нас волнует.

Как сын Шнурова разыгрывает публику

Самой важной является способность музыканта будоражить сердце слушателя. Поэтому у турнира есть не только профессиональное жюри — мы еще принимаем во внимание мнение публики. На бесплатные прослушивания всегда приходит много поклонников инструментальной музыки, которых мы просим голосовать. Гран-при вручается тем музыкантам, которые произвели неизгладимое впечатление и на жюри, и на слушателей: то есть победитель понравился и профессионалам, и любителям.

Но вообще мы выработали пять основных критериев, которые принимают все члены жюри. Во-первых, наличие кроссовера — это значит, что исполнители используют разные стили с оправданной художественной целью. Во-вторых, — профессионализм, в-третьих, — артистизм, в-четвертых, — искусство аранжировки и ансамблевой игры, в-пятых, — глубокое содержание исполняемого материала.

Андрей Смирнов: Пятый критерий — особенно важен, потому что поставлен самой жизнью. Как ансамблю выжить и быть интересным в течение многих лет, играть инструментальную музыку на протяжении двухчасового концерта и удержать внимание публики? Только содержанием!

Выступления должны быть интересными, а это значит, что каждое исполняемое произведение становится ярким событием со своей интригой, динамикой и неожиданными поворотами. Произведение — это бурный поток, который должен подхватить публику и втянуть в себя вместе с музыкантами…

«Терем-квартет» однажды выступал в Швейцарии, в ЦЕРНе, где расположен коллайдер. Мы играли для физиков, и наши русские ученые после концерта заявили: «Мы все понимаем, знаем все про атомы, энергии и поля, но что именно в музыке заставляет бегать мурашки по человеческому телу, почему это происходит — не можем объяснить». Вот так возникла идея «мурашки». Она стала для нас одним из главных показателей исполнительского искусства. Мурашка не зависит от теорий, стиля или концепций — она либо есть, либо нет.

— Какие звезды турнира «Терем Кроссовер» сейчас широко известны и популярны?

Андрей Константинов: Первым победителем стал японский коллектив Hide-Hide. В 2010 году они выиграли первую премию и тур по городам России. Теперь они постоянно приезжают в нашу страну, их регулярно приглашают на разные фестивали. Мы с ними иногда встречаемся в Японии.

В том же 2010 году третье место заняло латвийское The Cello Trio Melo-M.

Петербургский «Квинтет четырех» тоже продолжает успешно жить. С этим коллективом вышло забавно: они сыграли на первом-втором туре, единогласным решение жюри их допустили к третьему туру, но они выбыли… Один из музыкантов — виртуоз-балалаечник Георгий Нефедов, игравший в составе коллектива, — подошел к нам и сказал, что у «Квинтета четырех» нет произведений на третий тур. Поэтому победила группа Only Just, тоже очень талантливые ребята. Потом все-таки «Квинтет четырех» еще раз принял участие и стал лауреатом «Терем кроссовера».

Вообще благодаря турниру в Санкт-Петербурге побывали более 500 музыкантов из 30 стран Европы, Азии и Америки.

— Понятно, что сейчас многие музыканты работают на стыке жанров, экспериментируют. Но «Терем-квартет» был пионером в кроссовере. Тяжело вам дался этот путь?

Андрей Константинов: «Терем-квартет» родился 32 года назад и сразу же начал очень активную жизнь, несмотря на то, что мы не попадали ни в один жанр или стиль: эстрадники сказали, что мы слишком классичны, классики заявили, что мы слишком народны, а народники — что чересчур эстрадны. Мы открыли новый жанр, создавая произведения, сочетающие классический подход с народным, на основе сочинений любимых композиторов. А самый любимый сочинитель «Терем-квартета» — Петр Ильич Чайковский. У нас ему посвящены целые музыкальные фантазии.

Надо сказать, что нам очень везло с самого начала: после первого же выступления нашего коллектива нам удалось попасть на Всесоюзный конкурс артистов эстрады. К тому времени нашему квартету едва исполнилось три месяца. Второй тур конкурса проходил в Ленинграде, а в жюри входили такие известные артисты, как Эдуард Хиль, Эдита Пьеха и другие. На третий тур мы поехали в Москву, где нас слушали и оценивали Алла Пугачева, Иосиф Кобзон.

Про нас сразу же заговорили, мы появились на телевидении — в 1987 году играли на всесоюзном новогоднем «Огоньке». Но именно тогда обозначилась наша проблема: «Терем-квартет» не вписывался в рамки определенных форматов.

В 1988 году в Россию приезжал немецкий телеканал ZDF, который снимал нас, когда мы играли «Барыню» на Дворцовой площади, возле Александрийской колонны. Тогда же «Терем-квартет» появился в репортаже телепрограммы «600 секунд» Александра Невзорова. Правда, он говорил, что это жуткое кощунство — играть на балалайках в центре Санкт-Петербурга. Второй раз мы привлекли внимание «600 секунд» совершенно случайно, когда в помещении, где мы репетировали, нашли клад. Съемочная группа подъехала к крыльцу, а мы уже встречали их исполнением народной песни «Когда бы имел златые горы…» Вот так, практически мгновенно, мы стали известными…

— И сразу после этого началось победное шествие «Терем-квартета» по другим городам, странам и континентам?

Андрей Константинов: В 1990-е годы мы больше гастролировали за рубежом. Начиная с 2000-х годов мы больше времени проводим в России. Как ни странно, в просвещенной Европе стали значительно меньше выделять денег на культуру. Например, если раньше в каждом городке Италии за счет муниципалитета проводился фестиваль, и они приглашали музыкальные коллективы со всего мира, то сейчас этого нет. Тем не менее мы бываем за рубежом и выступаем с разными оркестрами на концертах и фестивалях.

И на протяжении всей нашей жизни мы периодически встречали и встречаем такие музыкальные коллективы, которые, как и мы, находятся между жанров, вне стилей. И таких групп очень много. Поэтому у нас родилась идея «Терем-фестиваля» — первый был организован в 2004 году. Потом он переродился в турнир «Терем Кроссовер».

— Какова цель турнира «Терем Кроссовер»?

Андрей Константинов: Мы создали такой музыкальный форум, на который могут приехать музыканты со всего мира, пробующие новые направления. Они могут показать себя и посмотреть на других. Это очень важно не только для них, но и для нас всех! Конкурс позволяет понять, что творится в современной музыке здесь и сейчас, как она развивается, что родилось нового в нашем мире.

А в состав жюри входят известные музыканты и организаторы концертов, авторитетные продюсеры из России, Европы, Азии, США. Таким образом молодые исполнители могут найти своих антрепренеров и менеджеров. Да и слушатели не в накладе — все мероприятия нашего турнира бесплатны. Только на гала-концерт, который пройдет 26 октября, мы продаем билеты. При этом на сайте конкурса будет проходить интернет-трансляция.

«Должна быть вся музыка одновременно»

Санкт-Петербург очень нас поддерживает в материальном плане, и мы бесконечно благодарны городскому правительству за это. Нам кажется, что городу необходимы такие музыкальные события, как «Терем Кроссовер». К тому же ведь именно город на Неве является родиной концертной балалайки — здесь 130 лет назад состоялось первое выступление «Кружка любителей игры на балалайках» под руководством Василия Андреева. С этого начался триумфальный успех инструмента в России и Европе, что и сегодня подтверждают многие участники «Терем Кроссовера». Теперь только наша культурная столица организовывает такой представительный форум для неформатных музыкантов. И нам бы хотелось, чтобы больше частных инвесторов проявляли интерес к нашему турниру.

Андрей Смирнов: Я добавлю, что в современном музыкальном пространстве музыканты, как правило, делятся на известных солистов, которые выступают с самыми знаменитыми оркестрами мира, и на крупные симфонические коллективы или хоры. Но ансамбли малых форм — трио, квартеты и тому подобное — остаются, как правило, за пределами этой большой сцены, им трудно пробиться. Именно для этих исполнителей, в основном, предназначен турнир «Терем Кроссовер». Для них мы предоставляем возможность заявить о себе, найти талантливого и грамотного менеджера. Турнир открывает и дарит миру молодых, талантливых и виртуозных музыкантов.

Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 октября 2018 > № 2759916


США. Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759908

Сбербанк совместно с Visa и в партнерстве с Яндексом запускает для своих клиентов полнофункциональную дебетовую карту без пластикового носителя. Об этом говорится в сообщении банка.

Карта доступна для заказа в мобильном приложении "Сбербанк Онлайн" с 15 октября.

Цифровая карта выпускается мгновенно, ее реквизиты будут сразу доступны в приложении, код безопасности для оплаты покупок в интернете присылается в смс. Сразу после выпуска карту можно добавить в телефон для бесконтактной оплаты с помощью Apple Pay, Google Pay, Samsung Pay.

США. Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759908


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759905

Застройщикам Москвы выписаны штрафы на общую сумму 29 млн руб. за санитарно-эпидемиологические и экологические нарушения по итогам проверок на объектах капитального строительства в 2018 году, сообщила начальник управления специализированного надзора Мосгосстройнадзора Наталья Киселева, говорится в материалах Стройкомплекса.

"За девять месяцев специалисты только нашего управления приняли участие более чем в 5 тысячах проверок, оформили 674 протокола о нарушениях", - сказала Н.Киселева.

Она отметила, что на особом контроле у специалистов находятся социальные объекты - детские учреждения, школы, больницы и поликлиники.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759905


Россия. ПФО > Транспорт > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759902

ОАО "РЖД" запускает двухэтажный поезд на маршруте Москва - Ижевск. Об этом говорится в сообщении компании.

Первый поезд N25/26 формирования АО "ФПК" (дочернее общество ОАО "РЖД") назначен на 9 декабря.

Поезд будет курсировать ежедневно, отправляясь из Москвы в 17:38 и прибывая в Ижевск на следующие сутки в 11:26. С вокзала Ижевска поезд будет отправляться в 17:40 и прибывать в Москву на следующие сутки в 09:23.

Продажа билетов на данный поезд открыта. Приобрести билеты можно за 90 суток до отправления поезда в железнодорожных кассах, на официальном сайте РЖД и с помощью мобильного приложения "РЖД Пассажирам".

Напомним, что в настоящее время курсируют десять пар двухэтажных поездов по восьми маршрутам: из Москвы в Адлер, Воронеж, Казань, Кисловодск, Самару, Санкт-Петербург, а также в Адлер из Ростова-на-Дону и Санкт-Петербурга. С 9 декабря будут курсировать 11 пар двухэтажных поездов по девяти маршрутам.

Россия. ПФО > Транспорт > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759902


Россия. Китай > Образование, наука > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759599 Сергей Горьков

Сергей Горьков: Инновационное сотрудничество между Россией и Китаем способно стать одним из приоритетных направлений экономического взаимодействия

Заместитель министра экономического развития РФ Сергей Горьков принял участие во втором заседании Российской координационной комиссии по инновационному сотрудничеству.

По его словам, инновационное сотрудничество между Россией и Китаем способно стать одним из приоритетных направлений и системообразующих элементов экономического взаимодействия.

Сергей Горьков подчеркнул значимость проекта по формированию совместного научно-технологического инновационного фонда. Эта задача была поставлена Главами двух государств во время Восточного экономического форума. «Важно определиться с направлениями деятельности фонда, механизмами поддержки инновационных компаний и финансовыми параметрами такой поддержки, определить перечень технологий, развитие которых представляет взаимный интерес для наших стран», - сказал он. Заместитель министра добавил, что соинвесторами фонда с российской могут стать РВК, ВЭБ инновации, Сколково - венчурс, с китайской стороны - это также крупные компании. Сергей Горьков отметил целесообразность формирования рабочей группы из представителей Миннауки Китая и Минэкономразвития России для проработки данного вопроса. «Соответствующее предложение уже заложено в дорожную карту, которую предстоит принять по результатам нашего заседания», - добавил он.

Замминистра отметил, что нужно выработать и определить партнеров по таким направлениям сотрудничества инноваций, как блокчейн технологии, управление искусственным интеллектом, нейротехнологии. «Также для нас очень важны биометрические технологии, которые все больше находят отражение в различных направлениях и секторах экономики. Все больше распространяются, как в России, так и в Китае, такие технологии, как смарт-сити, беспилотные технологии, квантовые отчисления», - прокомментировал он.

Наглядным примером стала работа, которую демонстрируют Троицкий инновационный кластер и Университет Циньхуа, реализующие проект по созданию Российско-Китайский центра трансфера технологий.

Кроме того, заместитель министра сообщил, что необходимы решения вопросов организации Китайско-Российских конкурсов по инновациям и предпринимательству для расширения и укрепления взаимодействия в сфере инноваций и предпринимательства. По его словам, проведение конкурсов будет значимым катализатором развития технологической кооперации двух стран. «Мы надеемся, что РВК станет оператором проведения технологических конкурсов, в поле действия которых попадут как китайские, так и российские компании», - заметил он.

Сергей Горьков подчеркнул, что в России завершается формирование научных центров для создания цифровой фабрики будещего. Для резидентов этих научных центров предлагается определенный набор льгот, преференций. И это позволит также активно развивать это направление в России.

Россия. Китай > Образование, наука > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759599 Сергей Горьков


Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец

Контрсанкции РПЦ. Куда приведет разрыв между Москвой и Константинополем

Александр Занемонец

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь. Но победила линия Кирилла

Вчера 15 октября состоявшийся в Минске Синод РПЦ постановил прервать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Это означает, что духовенство патриарха Кирилла пока не сможет служить вместе с духовенством патриарха Варфоломея, а миряне — причащаться, креститься или венчаться в греческих храмах на Западе, а также в Северной Греции и на Крите. Под минский запрет попал и Афон — монашеский полуостров на севере Греции, также относящийся к Константинопольскому – или Вселенскому, как он часто называется, – патриархату.

В перспективе это может коснуться и тех приходов на Украине, которые собираются примкнуть к Константинопольской церкви. Несомненно, что Украина тут в центре событий, и вокруг нее строятся – или скорее рушатся? – не только взаимоотношения России и Запада, но и поместных православных церквей.

Масштабы Русской православной церкви и церкви Константинопольской, от которой Киевская Русь тысячу лет назад приняла христианство, не очень-то сопоставимы. РПЦ – самая большая православная церковь в мире. Однако константинопольский патриарх еще с византийских времен почитается в православном мире первым среди остальных патриархов. И если у него сегодня нет тех рычагов давления, какие он имел в Византийской или Османской империях, то все равно он является своего рода «координационным центром» православного мира. Афон, как многонациональная монашеская община, также наглядный пример этого вселенского, всеобщего служения Константинопольской церкви.

Нередко критики называют патриарха Варфоломея «стамбульским патриархом». Однако в турецком Стамбуле сохранился лишь его «офис»: греческое население некогда самого большого греческого города мира последовательно изгонялось оттуда по ходу ХХ столетия. Остался только один греческий район — Фанар, к тому же не особо густонаселенный. Впрочем, к патриархату относится север Греции и ряд греческих островов (Крит, например) и, главное, вся греческая диаспора на Западе. Частично русская и украинская тоже.

В общей сложности паства Вселенского патриарха насчитывает сегодня около 5 млн человек. Это не самая большая из православных церквей, но и не самая маленькая. А сочетание древнего значения Константинополя как первой из православных патриарших кафедр с политическими и экономическими возможностями греческой диаспоры делает роль Вселенского патриархата весьма значительной.

Уже давно украинские церкви, не состоящие в общении ни с РПЦ, ни с другими православными церквами, – в первую очередь так называемый Киевский патриархат Филарета Денисенко – пытаются вернуться к церковному общению через Константинопольский патриархат. Примириться друг с другом украинским православным не удается никак, а вот получить признание от Константинополя «раскольники» пытаются давно.

В сентябре на Украину были отправлены личные послы патриарха Варфоломея, или экзархи. Ими стали два епископа Константинопольского патриархата украинского происхождения, кафедры которых находятся в Северной Америке. На Украине они должны были вести переговоры с двумя непризнанными церквами, изъявившими желание восстановить свое общение с полнотой Православной церкви. Реакция Московской патриархии была жесткой: заявили о приостановке сослужения друг с другом епископов РПЦ и Константинополя и вышли из православных епископских конференций в западных странах, которые всегда возглавляются и координируются архиереями Константинопольской церкви.

Поворотным моментом стал константинопольский Синод 11 октября, который признал утратившим силу свое давнишнее решение 1686 года о передаче Киевской митрополии на определенных условиях (практически «в аренду») в состав Московского патриархата, а также снял отлучение (анафему), наложенное в 90-х годах Московской патриархией на главу Киевского патриархата Филарета Денисенко и Макария Мелетича, главу непризнанной Украинской автокефальной православной церкви. Также они и их последователи были восстановлены в своем священническом или епископском достоинстве.

Многое в отношении их будущего пока остается неясным, а константинопольская церковная структура на Украине пока не существует, но уже сейчас открылась возможность возвращения «раскольников» в Церковь. Пусть через создание параллельной юрисдикции, а затем и автокефальной Украинской церкви. Длившийся четверть века конфликт миллионов украинских верующих с «мировым православием» начал подходить к своему завершению.

Решение РПЦ

Реакция Русской церкви, сформулированная на Синоде в Минске 15 октября, оказалась предельно жесткой: разрыв евхаристического общения с Константинополем, пока Вселенский патриарх не отзовет своего решения по Украине. Разрыв с Константинополем, но не с остальными поместными православными церквами.

Что, собственно, поменялось в Церкви после этих церковных «минских соглашений»? Да по большому счету ничего. Оттого что патриарх Кирилл запретил своим священникам служить на Афоне, а русским туристам крестить своих детей в греческой церкви на Крите, не изменилась ни мера духовной опытности афонских старцев, ни благодатность греческого крещения. На это запретившие и не претендуют. Этим запретом выражена крайняя степень обиды на старшего константинопольского брата.

Хуже от этого станет больше русским, чем грекам. Назло Варфоломею лишим себя поездок на Афон, а русских священников в Германии лишим возможности преподавать русским детям православие в немецких школах, а в Бельгии – получать зарплату от государства. Ведь там это делается через епископские ассамблеи, в которых русским теперь участвовать нельзя, так как их возглавляет константинопольский архиерей. И у Гроба Господня в Иерусалиме тоже русским теперь спокойно не послужить: среди греческих священников-паломников всегда есть духовенство Константинопольского патриархата. Неужели теперь русские будут опрашивать греков у Гроба Господня — конечно же по-русски и по-украински, – «кто из них Павлов, а кто Аполлосов»?

Как могли члены Синода принять столь неудобное для верующих русских людей решение? О ком и как они думали? Похоже, не о рядовых членах РПЦ, которые мечтают о паломничестве на Афон, поездке на Крит или об учебе в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, который тоже, как и часть русского зарубежья, относится ко Вселенскому патриархату. Но это же все – рядовые. А у духовенства и так уже в последние месяцы возникали проблемы с получением греческих виз. Недавно визу для посещения Афона не дали даже петербургскому митрополиту, по совместительству возглавляющему хозяйственный отдел МП. Интересно, что некоторые из епископов Украинской церкви Московского патриархата в эти выходные успели напоследок съездить послужить на Афон, пока решение о запрете еще не было принято на Синоде. Значит, как «дисциплинарное» оно будет ими соблюдаться.

Теперь положение РПЦ в православном мире будет очень похоже на положение самой России под санкциями. Впрочем, если российское государство этих санкций не хотело, то РПЦ сама создала сложности для своих верующих заявлением о своей полуизоляции. Скорее всего, Вселенский патриарх на это даже никак не отреагирует, а другие поместные церкви, если и выразят поддержку Москве по украинскому вопросу, точно отношения с Константинополем не прервут. Впрочем, не будут торопиться прервать их и с Москвой.

А вот на Украине теперь у Вселенского патриарха и его сторонников руки будут развязаны. Если духовенство Московской патриархии и так с ними не служит и не сотрудничает, то создание там константинопольской церковной структуры может пойти куда быстрее. Минский Синод уже предупредил, что «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение [вероятно, через возможные константинопольские структуры на Украине] является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». Угроза вполне понятна. Но когда на Украине появится Константинопольская митрополия или целая автокефальная церковь, то переход из одной юрисдикции в другую уже не будет вызывать опасений.

Модель Кирилла vs модель Тихона

Патриарх Кирилл и его окружение настаивают на том, что не может быть «легализации раскола», а независимые церкви должны прийти и раствориться в официальной структуре.

Впрочем, у РПЦ есть другой опыт воссоединения с теми, кто десятилетиями не был с ней в общении: в 2007 году Русская зарубежная церковь воссоединилась с Русской церковью Московского патриархата. При этом от нее не требовалось ни покаяния, ни слияния своих епархий с епархиями МП, ни самоликвидации. Одним из авторов того удачного объединения был о. Тихон (Шевкунов), в настоящее время являющийся псковским митрополитом. Противником — митрополит Кирилл, нынешний патриарх.

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь.

Неудивительно, что победила линия Кирилла. И привела не к «ликвидации раскола», а к еще большему разделению. Так у одних в 2007 году все получилось, а другие из-за своей жесткости теряют Украину для Русской церкви и для своих же перекрывают пути на Афон и в греческий мир.

Как Российское государство, так и Русская церковь все еще пытаются выстроить свои отношения с Украиной по моделям Российской империи или Советского Союза. Обе уже очевидно не работают. Но, помимо собственного прошлого, можно еще посмотреть вокруг, где немало государств, народы которых еще недавно воспринимали себя как единое целое. Расходились и сходились, но уже по-новому. Великобритания и США. Австрия и Германия. Среди них и православные страны Греция и Кипр, трансграничному единству которых не мешает ни наличие двух правительств, ни двух независимых друг от друга автокефальных церквей, которые сумели выстроить друг с другом отношения на равных.

Впрочем, греческое население Греции и Кипра ощущает себя одним народом, хоть и живущим в разных политических нациях, поэтому и наличие разных церквей не разъединяет. Между Украиной и Россией ситуация сейчас обратная, и именно поэтому единство веры бессильно. В давние времена вера была больше государства, сейчас обе стороны конфликта, включая клириков, часто и охотно демонстрируют обратное: государство для них больше веры.

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец


Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Тимур Палташев: В стране, где нет морали, науку не построишь

Как могут быть связаны мораль и развитие технологий? Почему дети уезжают из Казахстана и не возвращаются? Как остановить «утечку мозгов» и возможно ли это? – об этом Central Asia Monitor поговорила со всемирно известным учёным Тимуром Палташевым в его октябрьский приезд в Алматы. Когда-то он дышал с нами одним воздухом, ходил по одним с нами улицам – алматинским.

Тимур Палташев родился в Самарканде, а учиться пошёл в Политех – Казахский технический университет имени Ленина. Потом поступил в аспирантуру в России. Сейчас он авторитетный специалист по компьютерной графике, микро- и нано-электронике, доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, профессор Северо-Западного политехнического университета (Калифорния), основатель компании «GTnano» – Gatchina Nanoelectronics LLC (штат Аризона), один из создателей известной международной конференции «ГрафиКон».

Тимур Палташев 10 лет проработал в Кремниевой долине США, участвовал в создании мощных технопарков на Тайване и в Шанхае. Он часто бывает и в Казахстане – на его глазах создавался казахстанский парк инновационных технологий «Алатау», профессор консультирует местных специалистов, читает лекции, навещает здесь друзей и родных.

– Тимур Турсунович, в одном из интервью вы довольно критично высказывались в отношении инновационного центра «Сколково», который задумывался как российская «Силиконовая долина», с оглядкой на американскую – где вы работали. А в отношении казахстанского парка инновационных технологий «Алатау» были не так критичны. Когда журналист вас спросил, в чём причина большей благосклонности к «Алатау», вы ответили, что масштабы другие, и что Алматы – ваш родной город. Почему вы считаете его родным?

– Мои детство и юность прошли в Алматы, я алматинец. Как мне его считать-то по-другому? Только родным. У меня два родных города – Алматы и Петербург, в которых я провёл больше всего времени в жизни.

А по «Сколково» – это, конечно, совсем не то, что Кремниевая долина. Нельзя копировать чужую жизнь, надо прожить свою. Инновационный центр нужен, но не надо кричать, что мы свою Кремниевую долину построим – это разные вещи. В России другая структура экономики и другой менталитет, поэтому надо использовать то, что есть, и бороться за конечный результат.

– Тем более, находящийся под Алматы «Алатау» – это совсем другая история в отличие от «Сколково» и Силиконовой долины?

– «Алатау» – это многострадальный проект. Тут всё время чего-то хотят от него. Сейчас его вообще забросили, потому что все средства были брошены на «ЭКСПО», на строительство. А сейчас – я был в Астане вчера – здания «ЭКСПО» заброшенные, никому не нужные стоят. Я не знаю, что вообще они с ними делать будут – с этой «Звездой Смерти» из «Звездных Войн». И то же самое с гостиницами и хостелами – они там их вокруг понастроили – они пустуют, площади огромные.

– Вас это расстраивает?

– Ну, конечно, расстраивает. Потому что на эти деньги можно было в ПИТ «Алатау» что-то построить, довести до ума, лабораторию бурения там не могут достроить для КБТУ, ещё что-то... Я просто вижу год от года там какие-то изменения – раз! – асфальт положили, фонари, а здание университета построить не могут. Ну и вообще жизнь запустить не могут, потому что надо ключевую инфраструктуру объекта наладить, торговый центр поставить большой, чтобы люди могли там жить и работать. Там просто идеальное место для инновационного центра.

– Возвращаясь в Алматы. Сейчас он стремительно меняется. Вы буквально несколько дней назад приехали и наверняка заметили, как город перестраивается: появились выделенные полосы для общественного транспорта; появились велодорожки, целые пешеходные улицы; автомобили методично вытесняются; власти заявляют, что строят город для людей, для пешеходов; заборы, наконец, снесены. Вы инженер, человек, поживший и поработавший во многих передовых странах – интересны ваши мнения и наблюдения: влияет ли как-то жизненное пространство – чистота улиц, их благоустроенность, удобство инфраструктуры – на сознание людей, на их желание развиваться, совершенствоваться, учиться?

– Мы недавно переехали в новый офис – целый такой городок в Санто-Кларе в Калифорнии – там наша штаб-квартира вместе с другими корпорациями. Это просто пример. Там по последним пискам моды градостроительства всё устроено: очень удобный многоэтажный паркинг, который электронно управляется, есть розетки для электромобилей. И это хорошо - людям нравится, они пользуются. Но рядом стоят парковки для велосипедов в аренду. Но я ни разу не видел, чтобы кто-то пользовался этими велосипедами. Они стоят, а мы ходим сами по себе. Вопрос в том, что среда должна быть удобной, функциональной, она должна отражать конкретные нужды людей. Если она им не соответствует, значит, она будет обузой с никому ненужными расходами.

А в Алматы я посмотрел на улицу Тимирязева – тех архитекторов, которые перепланировали там дорожное движение, надо поставить к стенке общественного осуждения, понимаете? Это хаос и пробка постоянная. Я вырос на этой улице, а сейчас как люди по ней ездят – непонятно. Есть идеи, которые нужно воплощать, но они не должны ухудшать транспортную логистику города. Надо аккуратно, не сделать хуже, понимаете? Рецепт любого доктора – не навредить пациенту, а здесь во многих случаях может быть эффект отрицательный. Алматы – не тот город, в котором круглый год можно ездить на электросамокатах и велосипедах, это же не Калифорния. Эти дурацкие крики, что мы все пересядем на велосипеды – надо же тулупы выдавать к этим велосипедам, чтобы человек не околел, пока доедет до дома (смеётся).

– Вы сделали карьеру, о которой сегодня мечтает, наверное, каждый студент IT-факультета. При этом базовое образование получили здесь – учились на инженера-электрика в Казахском политехническом институте имени Ленина. Можно ли сказать, что вас хорошо выучили, что вы получили здесь хорошее образование? Сыграла ли в вашей карьере свою роль крепкая советская инженерная школа?

– Сейчас этот университет, к сожалению, мёртв, его практически убили. И, возможно, он уже больше никогда не оживёт. Но тогда – в 60-70-е годы – это была очень сильная школа: учили хорошо математике, учили хорошо физике, электротехнике вообще отлично учили. Это была такая классическая советская инженерная школа. Понадобилось 20 лет, чтобы её разрушить до основания и потерять профессуру.

– Что её разрушило, по вашему мнению?

– Развал большого государства, куда система образования была интегрирована, – это разорвало все связи. Потом финансовая катастрофа 90-х и 2000-х годов. А окончательно добило эту школу нарушение академических принципов управления – ректора стали назначаемыми сверху, а там уже кто больше чемодан занесёт, тот и ректор. Точка. В Политехе именно так и произошло во второй половине 2000-х.

– А насколько вообще успешность специалиста зависит от качества образования? Современные родители буквально помешаны на том, чтобы «дать детям хорошее образование»: стараются пристроить их в «сильную гимназию» с большой нагрузкой и огромным количеством дополнительных предметов, кроме этого – нанимают им репетиторов, водят в языковые школы, в кружки по робототехнике и так далее, и так далее, считая, что это поможет нашим детям быть успешным. Вы же перевидали множество крутых профессионалов – понаблюдав за ними, оглядываясь на личный опыт, что можете сказать о связи «образование – успех»? Или дело всё-таки в характере, в целеустремленности, в способностях человека?

– В комбинации. Если нет у тебя специфического набора способностей, то образование некуда прилепить, честно говоря. Если человек не может, зачем его мучить и ломать? Нельзя калечить человека.

Я сам закончил РФМШ в 1973-м году. Это известная школа, из неё очень много успешных людей вышло. Не только Политех, в значительной степени физматшкола дала мне знания – там были великолепные учителя.

Поэтому хорошее школьное образование – базис, он обязателен. Причём всякие кружки – это хорошо, но они вторичны. Если говорить об инженерных специальностях, то у людей математика великолепная должна быть и физика. Всё. Ну, язык коммуникаций должен быть. Остальное всё вторично, хорошо иметь, но совсем необязательно.

Поэтому надо осторожно относиться к этому и не перегружать детей тем, что им может быть и не нужно. Я сейчас смотрю на своих внуков, их тоже нагружают. С другой стороны, солдат должен быть занят всё время, чтобы у него дурных мыслей не возникало в голове (смеётся). Но надо делать так, чтобы это его не давило и, самое главное, не травмировало, если у него что-то не получается.

– Есть ли у вас предположения как дальше мир будет развиваться, какие технологии вскоре появятся? Какую профессию вы считаете профессией будущего, к чему готовить детей, чему их учить?

– Нужно образование обычное: чтобы они знали естественные науки, математику, физику и умели пользоваться инструментарием – будь то гаечные ключи или компьютеры. И чтобы могли сказать чего-то – коммуникации тоже важны, этому надо учить. А какие профессии будут нужны, какие не нужны? Ну, понятно же, что стране не нужно пять миллионов экономистов, шесть миллионов юристов и ещё пять миллионов финансистов – как в Казахстане было недавно. Стране нужны все профессии. Трудно сказать насчёт профессий будущего, но сложные производства всё равно всегда останутся на людях.

– С высшим образованием в Казахстане такая ситуация. Многие родители после школы отправляют детей учиться в Россию – надо отдать должное расторопности российских вузов, они создают для этого все условия: агитируют будущих абитуриентов, когда они ещё в 10-11 классах, проводят экзамены раньше ЕНТ, зачисляют детей ещё до выпускного. И таким образом рекрутируют детей. Как вы к этому относитесь?

– Качество российского технического образования вообще в другом измерении относительно казахстанского, потому что здесь большие проблемы, здесь инженерная школа вообще в целом разрушена. В Караганде она ещё осталась, в Алматы в КБТУ есть. И… больше и не знаю, где есть… Больше нигде нет. По факту всё сломано, поэтому родители делают абсолютно правильный вывод – если они хотят, чтоб дети не тратили время зря на бесплодное образование в Казахстане, пусть едут в Россию, учатся – может, там найдут и работу. Российские вузы более или менее хорошие на самом деле. Просто раньше какие-то не те люди этим управляли… А сейчас вроде всё нормализуется – развернулись назад, к парадигме советского образования. Я только что был в Томске, в государственном университете и в политехе. Университет лучше, конечно, но и Политех тоже ничего, нормально работает. Ещё университет электроники есть у них большой. Они связаны с промышленностью. А здесь промышленность уничтожена была вся, и вузы инженерные исчезли сразу, потому что без промышленности вузы не нужны – нужны только те, кто скважины обслуживает, открывает и закрывает ворота. А инженеры не нужны, тем более – учёные.

– Вы же в Америке долгое время работали. И Америка в плане технологий, инженерии, не знаю, на сколько лет опережает постсоветские страны, но при этом вы с удовольствием констатируете, что Россия возвращается к советской модели образования. То есть, по вашему мнению, советская модель образования всё же лучше западной?

– Речь о Болонской системе – она была навязана англосаксонской системой подготовки. А в инженерных вузах Германии как учили раньше пять с половиной лет, так и учат сейчас. Им совершенно наплевать на бакалавров и магистров, потому что ты не подготовишь инженера за четыре года – это полуфабрикат, непригодный к использованию вообще. Поэтому советская система обучения – пять с половиной лет – она вполне нормальная.

Модели разные, потому что разные цели, все эти рейтинги и так далее. Мы говорим так: «У нас продукт образования куда идёт, на экспорт или в нашу собственную индустрию?» Если он идёт на экспорт, тогда надо признать – «да, мы экспортируем мозги» – и гнать их по Болонской системе. А Германия мозги не экспортирует никуда вообще, она готовит людей для своей промышленности. И они готовят так, как им надо, а не так, как Болонская система хочет. И нормальное государство будет думать о будущем, а не о том, как бы торговать мозгами детей. Говорят: «Вот, мы сделаем так, что у нас будет прямо как в Англии или Сингапуре». Да наплевать, как там! Главное – чтобы у нас дома всё работало. А здесь железные дороги разваливаются к чертям, хозяйство дорожное всё кривое, специалистов не найти. Сантехников нормальных нет в стране!

– Одни юристы…

– Одни юристы и балаболы. Автомехаников нормальных тоже практически нет…

– То есть не нужно население с высшим образованием поголовно, а нужны люди, которые умеют делать что-то руками?

– Они всегда нужны. В Америке как раз основная масса специалистов вообще без высшего образования – после колледжей и профессиональной подготовки, то есть это уровень техникумов и ПТУ. И на них всё держится. Инженеры есть, но их относительно мало, потому что они нужны на верхних позициях только, а там, где эксплуатируют оборудование, не нужны специалисты с высшим образованием, достаточно хорошего средне-технического. Этих специалистов прекрасно выпускали в советском Казахстане, а сейчас все техникумы и ПТУ разрушили и превратили в университеты разнообразные.

– В Америке же тоже Болонская система, если я не ошибаюсь?

– Она не Болонская. Это американская система, которая была навязана в виде Болонской Европе.

– Но им же удаётся готовить инженеров и вообще людей, которые могут что-то придумать, iPad, я не знаю…

– Они работают на чужой школе, не на своей. У них своих людей, которые работают в инженерии, мало совсем. Если вы возьмёте любой вуз в области IT, он на 80% заполнен китайскими и индийскими студентами.

– Они как раз покупают мозги?

– Да, и Россия это делает, потому что ей нужны мозги. Поэтому она выдаёт грантов – госстипендий для студентов из Казахстана – больше, чем здесь выдаёт министерство для всех инженерных специальностей. Я сталкивался как-то с цифрами, по-моему, 60 тысяч стипендий Россия даёт. Поэтому талантливым студентам из Казахстана нет никакого смысла учиться в технических вузах здесь. Во-первых, на родине грант тяжело получить, а во-вторых, потом с дипломом работу найти невозможно. А с российским дипломом работа хоть как-то находится.

Наш университет информационных технологий, механики и оптики Санкт-Петербурга традиционно брал студентов в магистратуру из Политеха. Сейчас не берёт, потому что их нет, Политех номинально есть, но нет школы, там не из кого выбрать. А вот со школ берём, привозим на первый курс – причём в существенном количестве. У нас есть хорошее общежитие для студентов, поэтому родители радостно отправляют детей учиться в Санкт-Петербург.

– Мне показалось, у вас двоякое отношение к этому. С одной стороны, как профессора петербургского университета вас радует, что у детей есть возможность получить хорошее образование, но как человека, для которого Казахстан не чужая страна, вас удручает, что отсюда уезжают молодые и талантливые, я правильно поняла?

– Это обескровливание. Эти дети получают высшее образование в России и их

приглашают на работу, а в условиях ЕврАЗэС они имеют право работать без патента. Значит, они получают гражданство по ускоренной системе – российские законы таковы.

Америка абсорбирует всех специалистов со всего мира, Россия – со всех бывших республик. И этот процесс будет неминуемо продолжаться, пока Казахстан окончательно не превратится в страну третьего мира.

– Стоит ли попытаться остановить этот процесс и можно ли это сделать?

– Не знаю. Это сложная проблема, конечно. Основной вопрос: как восстановить систему технического образования здесь, в Казахстане, которая была демонтирована фактически за последние 20 лет? Той мощной академической и индустриальной среды, которая была в советском Казахстане, уже нет. Тогда ясно было, где ты учишься и куда ты пойдёшь работать, а сейчас ничего непонятно. Где бы ты ни учился, работу по специальности всё равно не найти…

– Вы видели много наших студентов – они едут с намерением выучиться и остаться? Вряд ли – выучиться и вернуться?

– Многие хотят вернуться, но непонятно, куда возвращаться. И любой родитель, который отправляет своего талантливого ребёнка учиться в Россию или в США, должен понимать, что ребёнок останется там навсегда с вероятностью 90%.

– Дело не в том, что наши дети не патриоты? Дело в том, что страна не готова их принять как спецов?

– Молодёжь же сейчас практичная. Они думают о том, где будут работать и жить. Ну, закончит молодой человек политех наш... С этим дипломом ни одно агентство не берёт, резюме выпускников даже не рассматривают, их откидывают их сразу.

– HR-cлужбы казахстанских или иностранных компаний не рассматривают их резюме?

– И иностранных, и казахстанских. Существует же репутация у университетов. Резюме выпускников КБТУ рассматривают, потому что считается, что там учат, университета энергетики всегда рассматривают, потому что они там бьются за уровень, а политеха – нет. Раньше – да, сейчас – нет. А все эти новые вузы, которые были созданы, это всё – макулатура. Они там понаоткрывали технические специальности, потому что правительство начало гранты раздавать, но все эти специальности – пустышки, так как нет базы.

– Как вы думаете, почему на постсоветском пространстве существует пиетет к иностранным специалистам, почему для серьёзных проектов приглашают экспатов? Как-то в интервью вы говорили, что визит инженера для замены небольшой платы на оборудовании добывающей промышленности обходится Казахстану в 250 тысяч долларов. Вы не преувеличивали их гонорар?

– Это не гонорар инженера, инженер-то лично деньги не получает. Есть сервисные компании, они выставляют счёт и инженера присылают.

– Но это реальная сумма, из практики?

– Да, реальная. Бывает и дороже. На практике от 100 тысяч до 250 тысяч долларов стоит вызов инженера. Дешевле вообще не бывает.

– Если представить, что несколько раз в год необходимо вызывать инженера, не проще ли стране подумать, как взрастить своих специалистов? Если их невозможно здесь выучить, может быть, их отправить за счёт государства учиться за границу, в ту же Россию или Германию? Он бы вернулся и, возможно, здесь кого-то бы научил…

– Дело не в специалистах. Это модель. Дело в том, что в стране должны быть собственные сервисные инженерные компании, но та модель капитализма, которая есть сейчас в Казахстане, этого не подразумевает. Я 10 лет назад ещё про это говорил и очень откровенно писал – что нужны сервисные компании и нужно их поддерживать. Модель вот этих тендеров, распилы превратили инженеров в таджикских гастарбайтеров, а потом они все просто вымерли, поэтому не знаю, есть ли надежда на создание нормальных инженерных компаний. Здесь не люди решают, а логистика. Если нет логистики, то какие люди бы ни были, они всё равно уедут, потому что специалисты в любой стране нужны.

– Согласны ли вы с мнением, что приглашённый специалист, экспатриант не работает на благо страны, в которую его пригласили – он зарабатывает?

– Экспаты – это люди, которые на работу приехали. Их не интересует, что будет дальше. Их интересует собственный контракт – сколько денег они получат. Это в любой стране так. И Казахстан не исключение. А местные специалисты тоже зарабатывать хотят, но в то же время это место для них не чужое, потому что они здесь жить планируют дальше. Это, естественно, их дискурс меняет немножко.

А если говорить про патриотизм. На работе все патриоты своего кармана, честно говоря. Если бы были государственные структуры как в Советском Союзе, предприятия, где есть профсоюзы, люди бы были патриотами предприятия – как воспитываются сотрудники в Китае, в Корее и в Японии в значительной степени. А здесь сейчас всё абсолютно приватизировано, принадлежит каким-то олигархам, а с людей они дерут три шкуры. Каким патриотом нужно быть, их личным патриотом, что ли (усмехается)?

– Что, по вашему мнению, должна сделать страна, какие условия создать, чтобы в ней развивалась наука, производство, технологии?

– В стране мораль должна быть. Если морали нет, остальное бесполезно. Казахстан – это абсолютно деморализованное общество. Никаких признаков, что мораль когда-то будет восстановлена, не видно пока.

– Это неординарная мысль.

– Она стандартная. Вы знаете, что деморализованная армия – это свора вооружённых бандитов. Деморализованное общество вообще не способно к развитию. Это с библейских времён известно. Просто всем вам мозги забила жёлтая пресса и либеральное телевидение, свора проплаченных идиотов. А по факту ничего не менялось – как было пять тысяч лет назад, так и осталось.

– А под моралью вы что понимаете? Существует же ещё псевдомораль, уятмены, которые пытаются контролировать чужую личную жизнь, осуждают девушек в коротких юбках, в то время как сами спокойно могут брать взятки, не считая это аморальным поступком…

– То, что вы назвали, вообще не имеет отношения к морали. Десять заповедей возьмите – это мораль. Или семь смертных грехов – мораль. А всё остальное – бред от лукавого. Коррумпированное общество не имеет никакого отношения к моральному – оно не может развиваться. Если вы покупаете должность, разве начальник сможет требовать, чтобы вы нормально работали? А если вы каждый месяц должны ему ещё давать взятку, чтобы оставаться на этой должности? А если он сам тоже несёт деньги наверх? Система в нынешнем Казахстане так построена. Какое развитие? Общество не может никуда прийти. Это тупиковая ветвь, которая закончится хаосом.

Либо в эту страну любой противник с голыми руками войдет. Китайцы, честно говоря, считают Казахстан страной варваров и продажных дикарей. И они это прямо говорят в частных беседах. И они правы, к сожалению. Американцы считают туземцами. Можно строить столицы, выставки – показывать, всему миру, «какие мы продвинутые». Но понятно же, что люди не строят свою обычную жизнь, а стараются доказать кому-то что-то.

Да наплевать, кто о нас что думает! Надо свою жизнь строить. Поэтому талантливая молодёжь и бежит. Что им тут делать – должность себе покупать?

Автор: Марина Михтаева

Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763891 Мария Онучина

Время управлять

О роли УК и консультантов на рынке коммерческого девелопмента

Российский рынок коммерческой недвижимости. в том числе офисной, переступил 25-летний рубеж. На сегодняшний день в Москве насчитывается свыше 15 млн офисных кв. метров, в Санкт-Петербурге – около 4,5 млн, а в других регионах – в общей сложности 20 млн. Аналогичная ситуация с торговым сегментом. Появились качественные отели под международными брендами. Возникло такое понятие, как арендное жилье. Значительная часть этих объектов устарела и нуждается в профессиональном обновлении. Выход из этой ситуации есть.

Мария Онучина, управляющий директор PM Becar Asset Management:

Стоит отметить, что первые административно-офисные объекты, появлявшиеся на постсоветском пространстве, сложно было назвать качественными. Однако, это не мешало офисам разлетаться как горячие пирожки: бизнес компаний активно разрастался, и людям попросту требовались метры для работы. Очень долгое время девелоперам удавалось зарабатывать деньги на здании, просто «слепив кирпичи». Сегодня же уже недостаточно построить просто качественный объект – он должен приносить своим арендаторам дополнительную пользу.

Рыночная ситуация за последние годы тоже изменилась. Ситуация уже не вернется на круги своя – ставки не будут прежними, вакансия не упадет до нуля, девелоперы не будут чувствовать свое преимущество над арендаторами, а новому поколению не будут интересны форматы вчерашнего дня. Текущий ввод зданий, заявленный на уровне 150 тыс. кв. метров в год, это органический рост. Есть ли будущее у российского рынка недвижимости в этих условиях? Разумеется, и оно уже почти наступило.

Итак, фонд недвижимости создан, и его нельзя просто разрушить. Более того, ничто в мире не говорит о том, что его нужно радикально увеличивать. Есть масса примеров, как из-за переизбытка площадей объекты попросту оставались заброшенными. В Нью-Йорке насчитывается 40 млн офисной недвижимости. Такое количество площадей попросту не поглощаются. Высокий уровень вакансии в свою очередь спровоцировал кризис на рынке. Но американцы вовремя нашли способ борьбы с этой холерой – перепрофилирование БЦ в апарт-отели, коворкинги или сервисные офисы. Согласно недавнему исследованию Deskmag, за три года порядка 2% офисной недвижимости Нью-Йорка перешло в разряд сервисных офисов-коворкингов. Москву с ее 2-3-летним сроком экспозиции офисных площадей, в том числе и новых, ждет та же участь.

Стоит отметить, что хороших и свободных земельных участков под новое масштабное строительство в Москве практически нет. Их можно найти разве что в «Москва-Сити» или за МКАДом. «Золотые» земельные участки остались в промзонах. Многие из них сейчас абсолютно правильно комплексно застраиваются жильем. Все остальное – редевелопмент. Если и есть возможность что-то построить, то это бизнес-центр п  лощадью 5000 кв. метров, который уже не укладывается в рыночные реалии. При этом, «Ростелеком», к примеру, после переезда освободил порядка 10-15 зданий в центре Москвы. Как с ними поступить, чтобы они стали вновь эффективными? Изменение качества будь то нового или старого административного здания здания, его качественная реконцепция, редевелопмент - в этом будет состоять точка роста рынка коммерческой недвижимости в ближайшее время, ключ к его оздоровлению.

Важно понимать, что за период нескольких кризисов одновременно с приростом недвижимости профессиональный уровень как девелоперов, так и управляющих компаний (УК) стремительно повышался. Происходило это в том числе и потому, что отсутствовал опыт прохождения кризисов. Все приходилось усваивать с нуля и схватывать на лету, если не хочешь оказаться вне игры. Раньше мы находились в позиции догоняющих Запад. Сейчас уже сложно сказать, кто лучше строит, управляет или эксплуатирует.

Все эти 25 лет прошли под знаком девелоперов. А сейчас, на мой взгляд, наступает эра профессиональный управляющих коммерческой недвижимостью. С приходом УК на объекте должны появляться новые концепции для зданий, а также сервисы и программные продуктов для клиентов. При этом уровень качества и бренда УК начнут играть принципиальную роль. И уже станет неважно, кто девелопер, важно, какой будет продукт.

Автор: СГ-Онлайн

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763891 Мария Онучина


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763890 Илья Менжунов

Без изменений

На рынке элитных новостроек Москвы сохраняется стагнация

Управляющий директор «Метриум Премиум» (участник партнерской сети CBRE) Илья Менжунов в интервью «СГ-Онлайн» рассказал об итогах развития рынок высокобюджетных новостроек Москвы в третьем квартале. Основной вывод – рынку не хватает новых проектов для возрождения нужного девелоперам спроса.

«СГ Онлайн»: Илья, расскажите вкратце об основных итогах квартала на первичном рынке жилья премиум- и элитного класса в цифрах. Что с объемом и динамикой предложения?

И.М.: Элитные и премиальные новостройки Москвы продемонстрировали разнонаправленную динамику предложения в III квартале 2018 года. Если в премиум-классе реализуемых квартир стало на 9% меньше (в сумме – 2,7 тыс.), то в элитном сегменте их количество выросло на 21% (до 545 объектов). В премиальном сегменте за квартал не появилось ни одного нового проекта новостройки, и при этом один крупный жилой комплекс («Нескучный Home&Spa») покинул рынок. Между тем начались продажи в элитном комплексе особняков «Меценат», а также возобновилась реализация ЖК «Клубный дом на Котельнической набережной», что привело к росту предложения в данном сегменте.

«СГ Онлайн»: Есть ли изменения в структуре предложения?

И.М.: Структура предложения элитных и премиальных новостроек в III квартале практически не изменилась. География размещения проектов и соотношение квартир по типологиям остались прежними. Можно лишь говорить об одинаковой для обоих сегментов тенденции к росту стадии строительной готовности. Новостройки на ранней стадии возведения теперь составляют 37% (против 43% во II квартале) предложения премиального жилья. Нечто схожее произошло и на элитном рынке, где доля предложения на этапе котлована снизилась с 38% до 30%. Сейчас данный сегмент первичной недвижимости Москвы лидирует по количеству готовых новостроек в продаже – они составляют порядка 43% объема предложения.

«СГ Онлайн»: Как ведут себя цены?

И.М.: Цены стали отражением происходивших в экономике изменений, прежде всего, связанных с колебанием рубля. В среднем элитный «квадрат» в рублях подрожал на 3% (до 986,8 тыс. рублей), тогда как в долларах его цена сократилась на 4% (до $15,5 тыс.) Такую же тенденцию мы видели и в премиум-классе, где стоимость жилья в рублевом выражении выросла на 5% в рублевом эквиваленте (до 443,3 тыс.), а в долларовом снизилась на 3% (до $6,5 тыс.). Однако если рассматривать стоимость среднего объекта, то и на элитном, и на премиальном рынках она выросла. Средняя элитная квартира в III квартале обошлась бы дороже, чем в предыдущем квартале, на 3% (162 млн рублей за 164 кв. метра), а жилье премиум-класса – на 7% (44 млн рублей за 98 кв. метров).

«СГ Онлайн»Что происходит с реальным спросом и количеством сделок в этом сегменте?

И.М.: Ситуация со спросом в дорогостоящих новостройках неоднозначна. Основная активность сосредоточена в премиум-классе. В отдельных проектах, в основном элитных, число покупателей осталось на уровне прошлого квартала. В целом данный рынок не подвержен глубоким изменениям из-за сезонных или экономических факторов. Поэтому более ясные итоги можно будет подвести по итогам года.

«СГ Онлайн»:Выделите основную тенденцию в этом сегменте.

И.М.: По сравнению с массовым сегментом новостроек и бизнес-классом, где активность девелоперов была очень высокой, на элитном рынке сохраняется стагнация. Новых проектов не так много и обновление их состава идет крайне медленно. Впрочем, учитывая мощный спрос, порой совершенно нехарактерный для ценового сегмента свыше 400 тыс. рублей за «квадрат», можно предполагать, что соотношение спроса и предложения постепенно придут в равновесие. Рынку не хватает новых проектов, которые могли бы возродить интерес покупателей, нередко отказывающихся от покупки, потому что не могут найти подходящие варианты.

Автор: СГ-Онлайн

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763890 Илья Менжунов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763438 Илья Менжунов

Без изменений

На рынке элитных новостроек Москвы сохраняется стагнация

Управляющий директор «Метриум Премиум» (участник партнерской сети CBRE) Илья Менжунов в интервью «СГ-Онлайн» рассказал об итогах развития рынок высокобюджетных новостроек Москвы в третьем квартале. Основной вывод – рынку не хватает новых проектов для возрождения нужного девелоперам спроса.

«СГ Онлайн»: Илья, расскажите вкратце об основных итогах квартала на первичном рынке жилья премиум- и элитного класса в цифрах. Что с объемом и динамикой предложения?

И.М.: Элитные и премиальные новостройки Москвы продемонстрировали разнонаправленную динамику предложения в III квартале 2018 года. Если в премиум-классе реализуемых квартир стало на 9% меньше (в сумме – 2,7 тыс.), то в элитном сегменте их количество выросло на 21% (до 545 объектов). В премиальном сегменте за квартал не появилось ни одного нового проекта новостройки, и при этом один крупный жилой комплекс («Нескучный Home&Spa») покинул рынок. Между тем начались продажи в элитном комплексе особняков «Меценат», а также возобновилась реализация ЖК «Клубный дом на Котельнической набережной», что привело к росту предложения в данном сегменте.

«СГ Онлайн»: Есть ли изменения в структуре предложения?

И.М.: Структура предложения элитных и премиальных новостроек в III квартале практически не изменилась. География размещения проектов и соотношение квартир по типологиям остались прежними. Можно лишь говорить об одинаковой для обоих сегментов тенденции к росту стадии строительной готовности. Новостройки на ранней стадии возведения теперь составляют 37% (против 43% во II квартале) предложения премиального жилья. Нечто схожее произошло и на элитном рынке, где доля предложения на этапе котлована снизилась с 38% до 30%. Сейчас данный сегмент первичной недвижимости Москвы лидирует по количеству готовых новостроек в продаже – они составляют порядка 43% объема предложения.

«СГ Онлайн»: Как ведут себя цены?

И.М.: Цены стали отражением происходивших в экономике изменений, прежде всего, связанных с колебанием рубля. В среднем элитный «квадрат» в рублях подрожал на 3% (до 986,8 тыс. рублей), тогда как в долларах его цена сократилась на 4% (до $15,5 тыс.) Такую же тенденцию мы видели и в премиум-классе, где стоимость жилья в рублевом выражении выросла на 5% в рублевом эквиваленте (до 443,3 тыс.), а в долларовом снизилась на 3% (до $6,5 тыс.). Однако если рассматривать стоимость среднего объекта, то и на элитном, и на премиальном рынках она выросла. Средняя элитная квартира в III квартале обошлась бы дороже, чем в предыдущем квартале, на 3% (162 млн рублей за 164 кв. метра), а жилье премиум-класса – на 7% (44 млн рублей за 98 кв. метров).

«СГ Онлайн»Что происходит с реальным спросом и количеством сделок в этом сегменте?

И.М.: Ситуация со спросом в дорогостоящих новостройках неоднозначна. Основная активность сосредоточена в премиум-классе. В отдельных проектах, в основном элитных, число покупателей осталось на уровне прошлого квартала. В целом данный рынок не подвержен глубоким изменениям из-за сезонных или экономических факторов. Поэтому более ясные итоги можно будет подвести по итогам года.

«СГ Онлайн»:Выделите основную тенденцию в этом сегменте.

И.М.: По сравнению с массовым сегментом новостроек и бизнес-классом, где активность девелоперов была очень высокой, на элитном рынке сохраняется стагнация. Новых проектов не так много и обновление их состава идет крайне медленно. Впрочем, учитывая мощный спрос, порой совершенно нехарактерный для ценового сегмента свыше 400 тыс. рублей за «квадрат», можно предполагать, что соотношение спроса и предложения постепенно придут в равновесие. Рынку не хватает новых проектов, которые могли бы возродить интерес покупателей, нередко отказывающихся от покупки, потому что не могут найти подходящие варианты.

Автор: СГ-Онлайн

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763438 Илья Менжунов


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и управляющего партнёра по СНГ компании Ernst & Young Александра Ивлева по завершении заседания

Из стенограммы:

М.Орешкин: Сегодня состоялось очередное заседание Консультативного совета по иностранным инвестициям. Это уже 32-е такое мероприятие. Оно прошло на очень высоком уровне. Съехалось большое количество глав компаний (больше 30), причём компаний глобального характера. Объём инвестиций, которые они сделали за все эти годы в Россию, превышает 160 млрд долларов.

Очень важно, что сейчас, в такой непростой мировой обстановке, связанной с торговыми войнами, санкциями, напряжённостью, у иностранных компаний, с одной стороны, остаётся приверженность инвестировать в Россию и, с другой стороны, Россия продолжает относиться к иностранным компаниям – в том случае, если они добросовестно инвестируют, создают рабочие места, создают валовый внутренний продукт, – так же, как к российским компаниям. В целом этот позитивный настрой сохраняется. И российское Правительство, и иностранные инвесторы смотрят с оптимизмом вперёд, планируют развивать новые проекты. Тем более, с одной стороны, российская экономика в последние несколько лет вернулась к росту и будет продолжать расти в ближайшие годы. С другой стороны, макроэкономические изменения, структурные реформы, которые в России произошли, создают более предсказуемую, более понятную систему для работы, в том числе для глобальных компаний. Потому что стабильные макроэкономические показатели – курс рубля, инфляция – всё это позволяет вовлекать Россию как элемент глобальных цепочек добавленной стоимости.

Решения, которые были приняты, направлены на повышение эффективности КСИИ. Мы совместно с коллегами уменьшили количество групп. За каждой группой теперь, помимо Министерства экономического развития, закреплено ответственное ведомство, для того чтобы все возникающие вопросы рассматривались максимально быстро и получали максимально быстрые ответы.

Мы также подключаем к работе с КСИИ наш механизм трансформации делового климата, когда все вопросы, которые возникают, будем прорабатывать в рабочем порядке, не дожидаясь ежегодных мероприятий. А на ежегодных мероприятиях по большому счёту – подводить итоги и смотреть, что сделано за последний год.

Сегодня на мероприятии рассмотрен целый комплекс вопросов. Было очень много вопросов отраслевых, практических. Это очень важно, потому что именно практическое рассмотрение вопросов, отдельных аспектов регулирования в тех или иных отраслях помогает бизнесу создавать новые возможности и двигаться вперёд.

Говорили об улучшении инвестиционного климата – в части таможенного регулирования, налогового регулирования, ряда других направлений.

Повторю, все эти вопросы мы совместно с коллегами будем решать в рамках действия механизма трансформации делового климата.

То есть, полный позитив в отношениях, несмотря на все политические вопросы. Готовы с коллегами и дальше совместно работать, для того чтобы они создавали у нас новые производства, новые рабочие места и чтобы всё это приводило к повышению зарплат в нашей стране.

А.Ивлев (управляющий партнёр по СНГ компании EY): Действительно, в ходе общения с представителями международного бизнеса в кулуарах нашего форума, заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям становится совершенно очевидно, что компании проявляют интерес к ведению бизнеса в России. В частности, мы говорили о том, что в ближайшей перспективе компании – члены КСИИ планируют открыть более 40 проектов в России с общим объёмом инвестиций 47 млрд рублей.

Сегодня, например, произошли такие события, как открытие завода «Тоталь» в одном из российских регионов, где они будут производить масла. Также компания «Марс» открывает производство в Ростове. Компания «Хенкель» открывает производство в Тосно, «Каргилл» – в Волгоградской области. И многие другие компании – члены КСИИ говорили о своих планах на будущее.

Поэтому однозначно можно говорить, что международные компании, которые серьёзно инвестировали в Россию, не покидают российский рынок, они реструктурируют свою деятельность и осваивают новые ниши с новыми продуктами.

Вопрос: Максим Станиславович, по данным ЦБ, прямые иностранные инвестиции за девять месяцев этого года упали в 11 раз – до 2,4 млрд долларов с более чем 20 млрд долларов за девять месяцев прошлого года. Одновременно в вашем последнем обзоре говорилось о паузе в росте инвестиций в основной капитал в августе. Может ли эта пауза в инвестиционном росте привести в дальнейшем к началу рецессии в экономике в целом, на Ваш взгляд?

М.Орешкин: Если посмотреть на глобальную ситуацию, то из-за волны торговых войн, которые идут между США и Китаем, США и соседями на американском континенте, США и Европой, многими другими странами, глобальные компании сейчас в принципе аккуратно относятся к вопросу инвестиций. Такое сдержанное отношение, конечно, распространилось и на Россию, где всё это ещё приумножается дискуссиями по поводу санкций.

Это вопрос не только прямых иностранных инвестиций. Это вопрос, например, волатильности инвестиций в российский долговой рынок. Мы видим, что за последние несколько месяцев большой объём денежных средств ушёл из России. Всё это вместе создало нервозную обстановку. Конечно, это негативно влияет в том числе и на инвестиционный процесс. Потому что, как известно, инвестиционный процесс любит тишину, стабильность и предсказуемость в долгосрочной перспективе.

Мне кажется, что вся эта волатильность носит временный характер. И такие встречи, как сегодняшняя, на самом деле и направлены на то, чтобы эту напряжённость и недопонимание снимать, чтобы откровенно обсуждать вопросы, которые касаются и глобальных трендов, и конкретных локальных проблем. Поэтому то, что у нас этот механизм есть, особенно в такой волатильной глобальной ситуации, как сейчас, это очень позитивная история. Он как раз помогает сглаживать недопонимание, которое может возникать, и будет, конечно же, стимулировать компании. Мы слышали сегодня от выступающих, что они готовы реализовывать новые проекты. Они уже реализуют их в этом году и готовы реализовывать новые проекты уже в ближайшее время. Поэтому наша задача – максимально эту активность поддерживать. Когда мы строили глобальную модель роста инвестиционной активности до 25% ВВП, там, конечно же, с точки зрения финансирования определённый объём увеличения прямых иностранных инвестиций был заложен. Будем совместно с коллегами работать над тем, чтобы эти прогнозы стали реальностью.

Вопрос: Максим Станиславович, можете подробнее рассказать о том, каким образом будете увеличивать долю иностранного капитала, учитывая цели по увеличению инвестиций? Какие-то особые условия будут созданы для иностранных инвесторов? Может, какие-то ранее существовавшие запреты будут сняты?

М.Орешкин: То, что мы делаем последние два-три года, как раз нацелено на создание интересных условий не только для иностранных инвесторов – для российских. Здесь нельзя говорить о том, что будут какие-то специальные условия для иностранных инвесторов. Главная задача с нашей стороны – к любому инвестору, который инвестирует в Россию, будь то иностранная компания, российская компания, подходить одинаково, создавать им одинаковые условия, чтобы у них была справедливая конкуренция. Это главная задача. С точки зрения условий здесь, как всегда, комбинация целого набора факторов. В макроэкономике это стабильная долгосрочная перспектива – без резких колебаний, реальный курс, стабильная инфляция (всё это предсказуемые условия). Это налоги, неналоговые платежи – всё, что связано с условиями, в которых ведётся бизнес. Это техническое регулирование – тоже очень важный элемент. Это отраслевые политики. Это то, как работает с точки зрения административных процедур таможня, как работают логистические системы. Вся эта цепочка, каждый из этих элементов может оказать либо положительное, либо негативное влияние на динамику прямых иностранных инвестиций.

Поэтому главная задача встреч на высшем уровне – это чётко с политической точки зрения обозначить отношение России к иностранным инвестициям. Отношение это – полностью положительное. Затем уже работа наша, других министерств – сделать так, чтобы все эти элементы были ровно в том состоянии, которое нужно для достижения требуемых показателей по инвестициям.

А.Ивлев: Я бы хотел добавить. Я работаю с Консультативным советом по иностранным инвестициям с 1995 года и могу сказать однозначно, что эффективность работы из года в год растёт. Сегодня главы иностранных компаний отмечали тот факт, что ни в одной стране мира нет подобного формата взаимодействия, диалога между представителями международных компаний и государством. Реструктуризируются рабочие группы, поднимаются насущные вопросы, система отслеживания рекомендаций, которые выносят международные компании на уровень Правительства, эффективно работает.

Мы рассчитываем, что подобный формат взаимодействия будет существовать и дальше и диалог, который выстроился, будет продолжаться ещё не один год.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 15 октября 2018 > № 2762515 Игорь Шувалов

Встреча с председателем Внешэкономбанка Игорем Шуваловым

Владимир Путин встретился с председателем государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» Игорем Шуваловым.

В.Путин: Игорь Иванович, здравствуйте!

Игорь Иванович, я знаю, что, во-первых, Вы уже предприняли шаги, связанные с оптимизацией работы учреждения. Потом хотел бы послушать Ваши предложения по координации деятельности различных инвестиционных институтов в России.

Цель, которая всегда ставилась перед Внешэкономбанком, направлена прежде всего на развитие экономики, реального сектора экономики. При координации различных институтов развития она может достигаться наиболее оптимальным способом, наиболее оптимальными инструментами. Вообще, как проходит Ваша работа по освоению этого участка работы?

И.Шувалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Ещё раз разрешите поблагодарить, что доверили этот участок. При назначении Вы поставили задачу – вписаться под руководством Правительства в выполнение майского указа Президента. Мы вошли во все рабочие органы Правительства, и по всем направлениям, которые обозначены в указе, мы административно включены.

Что касается нашей возможности кредитовать, то Правительство в июне приняло решение о новой финансовой модели Внешэкономбанка, которая предполагает, что мы больше не будем, за исключением отдельных решений Президента и Правительства, являться единственным кредитором. Нам надо научиться работать с крупнейшими кредитными организациями так, чтобы ВЭБ смог давать достаточный комфорт и брать на себя риски, для того чтобы увеличивать возможности кредитных организаций кредитовать экономику.

В предыдущий период было выдано кредитов Внешэкономбанком около 3 триллионов рублей. Сегодня с нашими консультантами мы работаем и считаем, что в ближайшие пять лет при новой модели Внешэкономбанк в состоянии выдать около такой же суммы кредитов, имея в виду, что если к этой работе будут подключены наши крупнейшие кредитные организации: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, – то мы сможем привлечь в три-четыре раза больше той суммы, которую я называю, то есть больше 3 триллионов рублей. Это будет реальный вклад для того, чтобы выполнить с конкретными показателями и объектами Указ Президента от 7 мая, Ваш указ.

Что мы для этого делаем. Во-первых, мы оптимизировали штатную численность всей группы, проводим эту работу. Это непростая работа, требует конкретных разговоров с людьми, понимания их ситуации, но группа должна обладать высочайшими профессионалами, чтобы их авторитет признавался и в Правительстве, и в кредитных организациях. Мы сократили уже значительное число людей, Владимир Владимирович, и с 1 октября действует новое штатное расписание. Некоторых лучших специалистов мы пригласили из других кредитных организаций и сформировали, таким образом, первоклассную профессиональную команду. Дальше будем продолжать эту работу.

Следующее направление – это накопленный проблемный портфель Внешэкономбанка. Многие читают в прессе, что Внешэкономбанк показывает убыток. На самом деле это убыток не от текущей деятельности, это бухгалтерская операция. Мы показываем таким образом, как закрываем ранее накопленные проблемы. Они открыты, мы от общества их не скрываем. Взаимодействуем с Центральным банком, Министерством финансов, и в течение какого-то ещё времени Внешэкономбанк будет показывать убыток, имея в виду, что это убыток не от текущей деятельности, не от сегодняшней деятельности Внешэкономбанка, а от предыдущих операций.

Мы знаем, как с этими активами наилучшим образом обойтись. Мы не делаем это в одиночку, мы работаем с министерствами и ведомствами и пытаемся, Владимир Владимирович, свою функцию развития в данном случае полностью проявлять. Это касается таких активов, как лесопромышленный комплекс, это цементные заводы, это агропромышленный комплекс. У нас огромное количество работающих предприятий, которые имеют для региональных экономик серьёзное значение. Мы смотрим, как при возможности других бизнес-операторов и других существующих компаний так обойтись с этими активами, чтобы стоимость их не была утрачена, а наоборот, прирастала.

По новому портфелю – мы работаем по самой современной системе оценки рисков и делаем так, чтобы те риски, которые оценены Внешэкономбанком, принимались безоговорочно Сбербанком, Газпромбанком и ВТБ. Имея в виду, что так построим работу, что и их оценка рисков будет нами восприниматься без дополнительной оценки.

Для того чтобы проводить эти операции, нам нужен капитал. Мы в предварительном плане с Министерством финансов, я докладывал Председателю Правительства, договорились, что так, как и действуют банки развития во многих странах мира, и международные банки развития, в нашем законодательстве нужно предусмотреть возможность подписного капитала. Это капитал, который выбирается кредитной организацией по мере необходимости, и необходимая денежная сумма предоставляется Министерством финансов. То есть не предоставляются заранее денежные средства, а только тогда, когда они нужны.

Мы работаем с крупнейшими кредитными организациями, например с Банком развития Китайской Народной Республики, с соответствующими банками в Японии, которые охотно ведут сейчас с нами переговоры и подписывают соглашения.

Что касается накопленного внешнего долга, мы провели все необходимые переговоры и консультации. Как закрыть эту проблему, мы договорились. В целом по капиталу Внешэкономбанка и по нашим внешним обязательствам мы проблему урегулируем до конца 2018 года, если Вы поддержите такие подходы.

В.Путин: Мы долго обсуждали это в Правительстве, ещё в прежнем составе. Вы сами принимали в этом участие неоднократно. Те окончательные решения, которые предлагаются в проекте, на Ваш взгляд, сработают, для того чтобы очистить баланс и для того чтобы Внешэкономбанк не занимался только погашением застарелых проблем, а наоборот, выполнял функцию института развития?

И.Шувалов: Да, Владимир Владимирович, в полном объёме позволят нам включиться в новую программу по кредитованию, созданию новых предприятий, по модернизации существующих, и мы цели развития в данном случае будем, безусловно, поддерживать и свою основную функцию выполнять.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 15 октября 2018 > № 2762515 Игорь Шувалов


Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Академик Николай Янковский о «белой», «серой» и «черной» областях генетики . "В мире науки" №8-9, 2018 год

Академик Николай Казимирович Янковский в течение десяти лет возглавлял легендарное для российской науки учреждение — Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Когда он оставил свой пост и стал научным руководителем института, у него, по его словам, появилось больше времени для разработки новых тем, поиска новых людей и новых подходов к решению проблем.

Неслучайно, возможно, наш разговор состоялся в Дхарамсале — Н.К. Янковский был в числе десяти российских исследователей, принявших участие в конференции «Постигая мир» с участием Далай-ламы. И посвящен он был мировоззрению исследователя. Генетика — одна из самых точных областей наук о жизни. Но так ли нерушима устоявшаяся система координат с позиций генетика?

— Николай Казимирович, вы делите науку, в частности генетику, на «белую», «серую» и «черную» области. Как определить границы между ними?

— С одной стороны, существуют общепринятые традиционной (в Индии ее называют «западной») наукой факты, и обычно исследователи предпочитают оперировать этими установленными фактами и признанными понятиями. С другой — есть явления, которые традиционная для нас наука признает как несуществующие, например выход за рамки закона сохранения энергии. Я условно отношу такие явления к «белому» и «черному» полям науки.

Однако существует еще и «серое» поле: недостаточно четко исследованные феномены, проблемы, к которым мы только подступаем и которые в результате могут оказаться либо в «белом» поле, либо в «черном». Но здесь мы по крайней мере знаем, как и что исследовать. Вот. например, генетический контроль условного рефлекса. Это не инстинкты, которые тоже представляют собой рефлексы, только безусловные, «напечатанные» на генетическом уровне. — когда нового стимула нет. а признак появляется; в частности поведенческие: новорожденный ребенок уже знает, что надо сосать материнскую грудь, его никто этому не учил, но он с первого раза делает это успешно. Способность и потребность дышать, сердцебиение— это даже инстинктами не называется, это физиологические особенности организма, которые контролируется генетически. Если бы это не было предопределено, не были бы реализованы соответствующие генетические свойства, то сердце не билось бы, мы бы не дышали и. соответственно, умирали сразу при рождении. Но данные свойства, способности появились когда-то очень давно, когда еще не было сердца (в процессе эволюции оно существовало не всегда), когда наши далекие предки жили под водой и дышать им. как это делаем мы сегодня, раздвигая легкие, было незачем. А вот человек почему-то умеет делать это немедленно, как только выйдет из «безвоздушного» пространства внутри матери.

Подобные особенности складывались в течение десятков и сотен миллионов лет. Нам пока непонятен генетический контроль таких признаков, как безусловный рефлекс (инстинкт)— целесообразная реакция на сигнал среды, с которым организм сталкивается в первый раз. Ясно, что генетический контроль для каждого инстинкта существует. но сегодня это можно отнести к «серому» полю, поскольку ученым еще не известны механизмы его контроля.

У буддистов, кстати, этот вопрос рассматривается гораздо шире. Они считают, что жизнь не существует в отрыве от сознания, что элементы сознания разлиты в природе и реализуются в том числе в человеке. Это одновременно и материальное, и духовное, они составляют единое.

Согласно традициям западной науки, мы привыкли все исследовать, расчленяя на элементы и рассматривая эти элементы как будто бы в лупу: есть этот элемент или нет, какой он, что с ним происходит, если изменить условия его существования, и т.д. Это подход всех естественных наук — химии, физики, биологии. И с этой точки зрения книга Далай-ламы «Вселенная в одном атоме», которую я прочитал перед конференцией, показалась мне очень интересной. Она не отрицает факты, которые я считаю установленными, но ставит вопрос о том, что такое целое, к которому эти факты относятся.

Но! Это совершенно другая система координат, которую я как ученый на данный момент не использую. У меня есть своя, очень четкая система — что такое ген, где он находится, как он работает и т.д. Я не говорю, что традиционная для нас наука знает все. Многие явления будут открываться и изучаться все глубже, вероятно, в течение всего существования человечества, но сама система координат не отменяется, а лишь становится более дифференцированной.

А у буддистов своя система координат, и мы попытались взглянуть на нашу систему сточки зрения их системы: что в нашей экспериментальной науке может быть приложимо к проверке положений буддизма. И, наоборот, посмотреть с их точки зрения на то, что мы делаем, и по-новому поставить задачи. Для меня лично это «взгляд со стороны» на собственные взгляды: что может сделать генетика, какие новые вопросы могут быть перед ней поставлены. И главный из них, ключевой для буддистов — сознание, которым, с их точки зрения, проникнуто все, вся природа, человек: когда оно появилось, каковы этапы его развития? Это в западной науке сформулировано недостаточно четко.

Сейчас, применив новые генетические подходы, можно ставить задачи для таких исследований, о чем я раньше, в течение 50 лет проработав в генетике, даже не задумывался.

- Какие, например?

- Например, как применить генетический подход к изучению самого понятия сознания. Необходимо выявить объективные этапы уровней сознания, которые фиксируются объективными методами, и тогда генетический подход заключался бы в нескольких вещах.

Первое: индивидуальное развитие (онтогенез) повторяет развитие всего живого (филогенез). Что может означать термин «сознание» в отношении одной клетки? Или в отношении плода, то есть до того, как человек родился. Есть ли вообще сознание или его элементы у клетки? Плод умеет видеть и слышать, но еще ничего не умеет делать. Он реагирует на сигналы, сначала невербальные, затем начинает реагировать на слова, и это, наверное, уже новый этап сознания. Если кто-то из представителей других специальностей (физиологи, психологи, когнитивисты, философы) формализует этапы развития сознания у ребенка, то для генетика появится возможность понимания связи онтогенеза и филогенеза.

Генетикам более или менее понятно, что происходит в индивидуальном развитии, а ведь формирование признаков у ребенка в первые пять лет— это «развертывание» того, что происходило за миллионы лет эволюции у приматов, а до них — у млекопитающих, позвоночных, беспозвоночных. Мы, наблюдая этапы онтогенеза, можем ставить какие-то вопросы поэтапно, ориентируясь на то. что представляет собой сознание на предшествующих филогенетических этапах его развития. Такая постановка вопроса не существовала для меня до сих пор, но теперь она актуальна.

- Как к этому подойти экспериментально?

- Каждый из этапов филогенеза и каждый из этапов его реализации в онтогенезе основан на том, что у нас есть определенный генетический материал, который позволяет конкретному признаку проявиться на своем уровне. В чем он заключается, мы не знаем, но понимаем, как вообще исследовать связь онтогенеза с филогенезом, регистрируя внешне наблюдаемые признаки с помощью приборов. То есть мы можем это объективизировать. Если мы определим этапы развития сознания, то сможем определить него нарушения— признаки психических расстройств, искажение восприятия реальности, его переведение в собственное поведение. И психические расстройства могут служить моделью расстройства сознания.

Существуют явления более простого порядка, которые укладываются в понятие сознания, например память, эмоции — проявления биохимии, про которые мы знаем, что они контролируются генами. Несли мы переходим на более простые уровни, то можем добраться и до генетической информации, расчленяя ее, доходя до основ определенных состояний. Подытожу: если рассматривать «центральное сознание» (согласно буддизму) как признак, который есть у человека, то мы можем разложить его на генетические составляющие, применяя объективные методы.

Другой подход: выделение для исследования только определенной части наблюдаемого признака. Такую часть признака называют «эндофенотип». Эндофенотипы — это относительно более просто генетически контролируемые признаки. Скажем, тревожность может быть эндофенотипом каких-то психических болезней. Или эйфория— эндофенотип более простого уровня, который можно выделить при других психических болезнях.

Подобные схемы активно применяются в современной генетике. После общения с буддистскими учеными я подумал, что «центральное сознание» с генетической точки зрения можно рассматривать как сложно контролируемый признак человека. Если мы сможем разложить его на составляющие. то их можно исследовать методами, которые применяются в нашей традиционной генетике.

Ну и третий подход— модельные животные. С его помощью также можно найти внешне наблюдаемые признаки сознания. Модельные объекты очень широко применяются и при изучении различных заболеваний— гипертонии, ожирения, и их можно попытаться применить в исследовании сознания. Только нужно четко определить, какие внешне наблюдаемые явления для животного соответствуют таким же внешне наблюдаемым признакам у человека. Все эти подходы пока не реализованы. но схема работы, генетический подход к предмету исследования понятен.

Однако существует серьезное противоречие: буддисты считают, что сознание проникает в органическую материю даже до того, как материя появилась. Мне это непонятно по самой постановке вопроса, поскольку я генетик и ограничен в своих представлениях тем. что есть в генах. А у буддистов постановка гораздо шире, их учению 2,5 тыс. лет, в нем существуют свои логика, аксиоматика, и, возможно, при такой логике и гены не нужны — это вообще зависит от того, как мы определим то, что имеем в виду. Для меня очень важно научиться посмотреть иначе на границы знания, к которым я привык за полвека в своей области науки.

- Но если предположить, что существуют формы сознания, которые не имеют отношения к генетике...

- Я не понимаю, что это такое, но говорить, что если я чего-то не понимаю, значит этого не существует, просто глупо. В этой области я не могу иметь профессиональное суждение, у меня нет картины мира, в которой я могу это как-то представить. У меня есть естественная картина мира, в рамках которой я могу работать. У меня есть своя система взглядов, я вырос в конкретной стране в конкретное время, и хотя я человек неверующий, но я «православный неверующий», как говорил П.Л. Капица.

Любая система координат лучше, чем ее отсутствие. Переходить в другую систему координат мне в мои 70 лет не хочется, но игнорировать ее бессмысленно (а я вижу, что люди общаются в этой системе координат 2,5 тыс. лет, помогая друг другу выживать и чувствовать себя более удовлетворенными).

Меня как генетика приучили все исследовать через гены, и для меня в системе, где отсутствуют гены, не может быть ничего живого. Гены тоже появлялись во времени постепенно. У каждого из нас есть предок на протяжении всего времени существования живого, и мы можем пройти назад по филогенетической лестнице через ныне живущих «родственников»: обезьяны, млекопитающие, позвоночные, беспозвоночные, одноклеточные... Это все разложено наукой на протяжении многих предыдущих лет. Для меня это естественный эволюционный подход. А буддисты, кстати, всю нашу традиционную науку заранее признают «правильной», считая, что она просто конкретизирует их видение природы.

- Этот новый ракурс как-то повлияет на планы ваших исследований?

- Сначала нужно сформулировать проблему, чтобы она была хотя бы умозрительно доступной для исследования. Потом нужно запланировать исследование: инструментарий, методы. Генетические исследования развиваются сейчас очень бурно, и для изучения новых явлений нужно определить новый объект или новый признак. Продумывание этого я считаю интересным. Доживу ли я до реализации, не знаю. Но сама постановка вопроса разумна: если я вижу признак, который у нас есть (а я думаю, что сознание, как его ни формулируй, каждый считает одним из человеческих признаков), значит его можно исследовать генетическими методами, поскольку все признаки, как и определяющие их структуры и функции, без генетики существовать не могут.

- Возвратимся к началу разговора: получается, что изучение сознания— это «серое» поле. А что в генетике за последние годы из «серого» поля перешло в «белое»?

- Поразительно быстро из почти «черного» явления в «белое» превратилось перепрограммирование клеток — когда развитие клеток, органов или тканей обращают «вспять во времени» и получают почти исходную клетку, из которой формируются все ткани и органы данного человека. При этом последовательность нуклеотидов (четырех букв генетического текста) сохраняется одинаковой во всех клетках: в оплодотворенной клетке, в мозге, мышцах, печени. Но почему-то сердце — это сердце, а мозг — это мозг, их структуры и функции неодинаковы. Связано это с тем, что в этих органах по-разному произошла дополнительная «разметка» генетических букв (ее называют модификацией).

Привычно было думать, что условием для появления определенного признака обязательно становится изменение последовательности букв- нуклеотидов. Функция исчезает из-за того, что исчезла буква-структура и поэтому текст читается по-другому. Это условие осталось правильным, но не единственным. Сейчас благодаря расшифровке генома человека мы получили дополнительные данные об этих процессах и их новое понимание. Нам теперь известно, что на кодирующую белок часть приходится небольшой процент информации генома— всего 3%. А что же остальные? Оказалось, что изменения, варианты генетического текста могут возникать и вне генов и тоже способны влиять на появление признака.

Но именно в этом пространстве, в некодирующей части генома, расположены регуляторы, иногда очень далеко от гена, на расстоянии миллионов нуклеотидов. Многие такие «дальние» регуляторы составляют часть целостной системы формирования признака. Это как аккордеон: нажмешь одну кнопку, а звучит целый аккорд. Так же бывает и в геноме — нажатию кнопки аккордеона соответствует химическая модификация отдельной буквы-нуклеотида, при этом зазвучит определенный «аккорд» из генов, и они будут «играть» в сочетании с другими существующими аккордами из генов, которые в этот момент не работают, «замолкают».

Это было показано на растениях, но то же самое происходит, вероятно, в каких-то случаях и у человека, как и у любого многоклеточного организма. Оказалось, что число участков в геноме, регулирующих сложнейшие признаки, в некоторых случаях очень невелико. Например, сложнейшие признаки, возникновение которых требует вовлечения десятков или сотен генов, могут регулироваться всего тремя-четырьмя «кнопками». Это открытие одновременно и усложняет, и упрощает картину регуляции работы генных ансамблей при формировании признака.

Где эти «кнопки» у человека, мы пока не знаем, но, возможно, как и у растений, для возникновения сложнейших признаков необходимо всего лишь небольшое число регулирующих участков — три- четыре «кнопки аккордеона», которые управляют работой сочетаний сотен генов.

— А мутации? Какова их роль?

— Мутация внутри гена способна менять его структуру. Ген при этом может испортиться и не работать. Это известно более 100 лет. Но ген. как и лампочку, можно выключить, не ломая, а нажав, как и в лампочке, генетический переключатель- регулятор, расположенный очень далеко от него. И это знание имеет огромное значение и для науки, и для медицинской генетики, поскольку нас ведь интересует не то, что происходит с конкретным геном, а то, какой получится признак. А каждый признак — это сотни одновременно работающих и одновременно не работающих генов. Комбинаторика того, как работает весь генетический текст в формировании того или иного признака, фантастически велика. Вот это новое! И к этому привела нас геномика.

- Что же все-таки дает это новое знание — возможно, не для немедленного применения, но для практических подходов?

- Все мы состоим примерно из 300 видов тканей, которые образуют органы. Но ведь 300 — это ничтожное число, это не миллионы, а количество сочетаний этих регуляторов на много порядков величин больше. И формирование конкретного органа определяется тем. какая, условно говоря, появится разметка генетического текста (модификация каких букв-нуклеотидов) — в каком моменте индивидуального развития, в каком месте генетического текста. То есть мы можем говорить о нескольких уровнях реализации генетической информации в признаке, и, с одной стороны, эта картина регуляции гораздо более сложная, но с другой — нам теперь понятно, что именно исследовать и, более того, как это делать. Все это связано с геномикой: фактически мы ищем координаты действия регуляторов, наблюдая, какие участки ДНК (а они все известны с точностью до одной буквы, одного нуклеотида) взаимодействуют с белками или с регуляторами при химической модификации самой ДНК.

Сколько этих уровней, мы еще не знаем, но ясно, что и самих красок много, и уровней известно по крайней мере два. И это предмет экспериментальных структурно-функциональных исследований генома, которые сейчас активно ведутся во всем мире.

- Как вы можете оценить сейчас, спустя 20 лет, значение расшифровки генома человека?

- Расшифровка генома человека — безусловно, фантастический базовый результат, интересный для науки. Но с точки зрения изучения живого гораздо более важно, что появились методы исследования любого генома — растений, животных, человека, микроба, вируса. Вообще, разнообразие, совокупность разных генов, которые есть в различных бактериях, намного больше, чем генов в человеческом организме. Такое знание очень много дает с практической, медицинской точки зрения. Приведу в пример лишь одно понятие, ставшее модным, — микробном. Это совокупность генетического материала всех видов микробов в кишечнике одного человека, что открыло новые возможности диагностики и лечения самых разных заболеваний.

— Что вас лично занимает сейчас больше всего, после того как вы оставили пост директора и стали научным руководителем института?

- Пожалуй, меня больше всего интересует то, каким образом реализуется собственно генетическая информация. Необходимо найти способ обнаружения трех-пяти тех самых «кнопок» — регуляторов. критическим образом влияющих на признак. Конечно, это меняет всю картину того, что мы должны делать с точки зрения диагностики каких-то заболеваний, но главное — их лечения. Ведь если есть центральная «кнопка» и она может сработать как-то иначе, это совсем другой путь, нежели «перебирать» гены в поисках того самого, на который нужно воздействовать (а такой ген не обязательно только один).

Поэтому сейчас необходимо найти возможность подтвердить или опровергнуть существование передачи регулирующих «кнопок» в поколениях или возможности появления этой «раскраски» как признака, наследуемого вместе с хромосомой.

То есть его возникновение в следующем поколении аналогично мутации, хотя и не приводит к появлению последовательности новых нуклеотидов. Здесь появляется необходимость новой терминологии, этому феномену нужно дать новое определение. Оно будет в чем-то совпадать с предыдущим: мутация — это наследуемое изменение, связанное со структурой ДНК. Но в данном случае — не с точки зрения присутствия определенной буквы, а с точки зрения ее функционирования.

Это очень интересно, и в последние три года я увлечен тем, чтобы найти подтверждения существованию этого явления, которое можно обозначить как регуляцию генных ансамблей, а не только отдельного гена. В 70-е гг. прошлого столетия появилась генная инженерия, она перешла в технологию. в умение использовать знание структуры для получения полезных продуктов, лекарств, метаболитов. но все это— исследования, которые, повторяю, были связаны с отдельными генами.

Экспериментируя с растениями, мы уже можем управлять генными ансамблями, нажимая на несколько «кнопок», играя аккордами, менять признаки — например, сделать длинный или короткий корень.

Это пример того, как фундаментальная наука сначала развивается просто ради познания, а потом вдруг оказывается, что полученные результаты всем нужны. У бактерии существует иммунитет устойчивости к паразитам, она способна «разрубить» ДНК паразита, который в нее проник. И если такая бактерия, уже содержащая в себе кусочки вируса, с этим вирусом встречается, она включает механизм, который убивает генетический текст вируса целиком. Эту систему (ее генетика понятна) разобрали, как машинку, на кусочки. потом собрали в пробирке, и мы можем в любом организме, зная «адрес» из 20 букв-нуклеотидов, выбрать мишень в геноме паразита, уничтожить ее. а наш организм останется живым. Такая система редактирования генома называется CRISPR, и она стала настоящим открытием в науке.

Казалось бы. зачем изучать, как бактерии, чуждые нам. защищаются от вируса, который нас не заражает? Оказалось, что это нужно всем — генетикам растений, генетикам животных, человека.

Совершенно другой пример, уже из моей непосредственной работы, которой я сейчас занимаюсь. Мы инициировали создание программы, которая называется «ДНК-идентификация». Началось с террористического акта в Домодедове, когда погибло много людей. Было известно, что бомбу взорвал террорист, обнаружили его останки, но у следствия не было возможности выяснить, кто он такой. Обратились к генетикам. По вариантам определенных участков генетического текста можно определить территорию происхождения предков и родственников данного человека, а через это — и его самого. Исследовав генетический материал, принадлежащий террористу, мы выяснили, что данная особенность генетического текста встречается лишь в одном конкретном регионе нашей страны, территориально очень ограниченном, и искать надо именно там. Личность террориста была установлена за неделю!

Почему это стало возможным? Так получилось, что регион, откуда террорист родом, уже был исследован в рамках фундаментальной работы в области геномной географии. Была фундаментальная наука, интересная генетикам, антропологам, этнологам. И были выявлены генетические особенности населения некоторых регионов, сформировавшиеся исторически, в результате расселения и смешения разных потоков миграций. Такие исследования могут иметь очень серьезные перспективы. После этого случая государство выделило большие средства на данную работу, чтобы ее результаты были применимы на всей территории нашей страны.

Подводя итоги. Моя задача как научного руководителя института— поиск и привлечение в институт новых лидеров и формулирование принципиально новых тем научных работ. Как мы уже говорили, сегодня в генетике открываются новые горизонты, новые направления исследований, о которых раньше и речи быть не могло. Я стараюсь создать условия для развития в институте этих новых направлений. У меня для этого есть все возможности: я знаю всех, кто пришел в институт до меня, знаю генетиков, которые не в полной мере реализовали себя в других институтах, и стараюсь сделать так. чтобы сотрудник мог проявить и развить свои качества как генетик именно в нашем Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Нужно создавать людям привлекательные условия. по крайней мере психологические, для работы в своей стране.

Самая важная работа, по моему мнению. — привлечение в наш институт новых лидеров науки. И это происходит. Были созданы новые лаборатории и отделы: генетических основ биотехнологии, генетики и геномики, биоинформатики и системной биологии, геномной географии. К нам приходят исследователи, которые продуктивно работают здесь и параллельно возглавляют лаборатории, например, в США. Считаю, это хорошо, поскольку они владеют пониманием и умением организации науки в другой стране, которая в настоящий момент более продуктивна. Эти исследователи приходят со своими уникальными представлениями, а я стараюсь найти задачи, которые сейчас интересны для такого сильного специалиста, для нашего института, для нашей страны и потому — для всего мира.

Беседовала Елена Кокурина

Источник: Научная Россия

Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев

Время пиджаков. Что показала избирательная кампания в Донбассе

Кирилл Кривошеев

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости, в том числе с переговоров с Киевом

Выборы в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, которые пройдут 11 ноября, Кремль представил публике как досадную необходимость. Всего два месяца назад проводить голосование не планировали, несмотря на то что формально четырехлетние полномочия донбасских властей истекли. В самих республиках отказ от выборов объясняли недостатком средств в бюджете и опасностью украинского наступления.

Однако убийство Александра Захарченко заставило всех развернуться на 180 градусов. Было принято решение, что выборы в Донбассе необходимы, чтобы заполнить «вакуум власти» и избежать дестабилизации.

Опубликованные недавно списки кандидатов в главы ДНР и ЛНР подтвердили ожидания – никакой интриги на этих выборах не будет, а их победители определятся не на ноябрьском голосовании в Донбассе, а намного раньше и в Москве. Однако ход донбасской кампании и участвующие в ней кандидаты, в том числе не попавшие в окончательный список, все равно заслуживают внимания. Они помогают разобраться, какие идеологические противоречия существуют сегодня внутри ДНР и ЛНР, а также понять, каким видят будущее самопровозглашенных республик в Москве.

Хороший и плохой полицейский

Если в ДНР убийство Александра Захарченко неизбежно создало некоторую политическую неопределенность, то в ЛНР интриги не было изначально. Судя по списку конкурентов тамошнего временного главы Леонида Пасечника, который стремительно опубликовал местный ЦИК, выборы в этой республике пройдут, как в Узбекистане. Безальтернативный лидер, «отважный защитник народа» с разгромным счетом победит председателей двух профсоюзов: работников железнодорожного транспорта и образования.

Хотя еще недавно, в 2014–2015 годах ситуация в ЛНР была намного сложнее, чем в Донецке. Дело доходило даже до сепаратизма в квадрате, когда отдельные полевые командиры (например, атаман Николай Козицын в городе Антрацит) заявляли о том, что больше не подчиняются Луганску.

Ситуацию удалось стабилизировать только после того, как в ноябре 2017 года в ЛНР произошел силовой захват власти. Тогда вместо крайне непопулярного Игоря Плотницкого главой стал незаметный, как и подобает спецслужбисту со стажем, Леонид Пасечник (бывший министр государственной безопасности ЛНР, а еще раньше – глава Стахановского межрайонного отдела СБУ). Он прочно сел в кресло главы и неплохо себя зарекомендовал – по крайней мере, серьезных инцидентов за год его правления не было.

В Донецке избирательная кампания оказалась гораздо более бурной. Непопулярность основного кандидата донецких выборов – бывшего спикера декоративного парламента Дениса Пушилина и попытки Кремля выправить его репутацию в сжатые сроки делали ситуацию в ДНР интересной и интригующей. Сбор подписей, слухи о неожиданных кандидатах, агитация и дискуссии в анонимных Telegram-каналах – все это создавало впечатление, что на выборах будет место какой-то реальной борьбе, пусть и со специально отобранными спарринг-партнерами.

Заменить убитого Александра Захарченко оказалось не так просто, потому что он был почти образцовым воплощением донбасского сепаратизма. Человек далеко не бедный, он запросто мог выехать хоть в сторону Ростова, хоть в сторону Киева еще в самом начале конфликта, как сделали десятки ему подобных. Но он остался и стал руководить отрядом с реальным риском для жизни – он часто выезжал на линию фронта и даже лично участвовал в боях.

Захарченко всегда был своим парнем – мог себе позволить говорить что думает, порой совершенно неуместные вещи. В беседах с писателем Захаром Прилепиным он предлагал сделать государственной идеологией ДНР «ксенофобию», а потом уточнял, что самый близкий ему государственный строй – это монархия. Из этой же серии откуда ни возьмись появившиеся и так же бесследно исчезнувшие разговоры о создании «Малороссии» (не путать с Новороссией) вместо «дискредитировавшей себя» Украины. И пусть эта тема от начала до конца была срежиссирована на Старой площади в Москве – Захарченко действительно был такой, и за это в Донбассе его многие искренне уважали.

Над Пушилиным, наоборот, было принято посмеиваться, а то и открыто вешать на него все провалы – примерно так же в России относятся к премьеру Дмитрию Медведеву. Что простые донбасские работяги могут думать о бывшем функционере «МММ», перенимавшем опыт у одиозного Лени Голубкова (актера Владимира Пермякова), который «обманул миллионы советских людей»? Мало того, Пушилин гордится своим прошлым и утверждает, что этот опыт позволил ему стать «эффективным менеджером».

Еще важнее то, что именно Пушилин, а не Захарченко ассоциировался в глазах донбасского общества с Минскими соглашениями, которые противоречат романтическим идеям «русской весны» 2014 года. Осуждают его даже за то, что он всегда появляется на публике в пиджаке с галстуком, не думая примерять военную форму. Хотя о войне он вспоминает регулярно – чтобы объяснить ей те или иные неудачи в управлении республикой.

Военные и гражданские

Пушилин и его московские кураторы понимали, что любой авторитетный полевой командир стал бы для человека в пиджаке слишком сильным конкурентом. Поэтому такому конкуренту не дали появиться, хотя попытки были, и неоднократные.

Командир из 2014 года Игорь Стрелков (его возвращения в Донбасс некоторые ждут до сих пор) не подходил даже по формальным основаниям – он гражданин РФ.

Неплохой кандидатурой был бы командир батальона «Восток» Александр Ходаковский. Как и глава ЛНР Леонид Пасечник, он бывший украинский силовик, начальник спецподразделения «Альфа» СБУ по Донецкой области. «Участвовать будем однозначно», – писал Ходаковский в своем Telegram-канале. А потом там же был вынужден признать поражение: по надуманной причине его попросту не пропустили в ДНР из Ростовской области в день, когда нужно было подавать документы на регистрацию. Если на секунду представить, что выборы в ДНР могут пройти честно, у Ходаковского были бы неплохие шансы. А теперь нет никаких.

В результате на выборы из военных смогли выдвинуться лишь полузабытые участники битвы за Славянск. Речь идет об Игоре Хакимзянове – первом командующем силами ДНР, и солдате Вячеславе Дьякове с позывным «Сенсей», имеющем проблемы со слухом и речью. Имидж «ополченцев первой волны», безусловно, добавлял им симпатий в глазах сторонников «русской весны», но не настолько, чтобы можно было претендовать на победу. Хакимзянов более известен, чем Дьяков, но в основном как «мученик». В мае 2014-го он был схвачен украинскими военными, и в плену (где он пробыл до сентября) его допрашивал сам депутат Верховной рады Олег Ляшко.

Тем менее даже такую конкуренцию сочли излишней. Местный ЦИК отказался регистрировать Хакимзянова и Дьякова в качестве кандидатов, заявив, что они не представили подписные листы в установленный срок.

Кто же после этого оставался в игре, чтобы возглавить условные патриотические силы «той самой Новороссии» в противовес «минскому сговору» и «тихой сдаче», которую, по мнению оппозиционеров, готовит Пушилин? Это один из первых политических лидеров «русской весны» Павел Губарев.

Как и Пушилин, до 2014 года Губарев был состоятельным предпринимателем, а с самого начала конфликта финансово поддерживал сепаратистское движение. После того как его задержали сотрудники СБУ и отвезли в Киев, его соратники помогли перебросить в Донбасс группу Игоря Стрелкова, которая и начала вооруженное противостояние.

В сентябре 2014 года и Губарев (его к тому моменту освободили из плена, обменяв на украинских военных), и Пушилин приезжали на пресс-конференцию в Ростов-на-Дону, совпавшую с подписанием первых Минских соглашений. На вопрос о них Павел Губарев ответил резко: «Единственное, что я готов подписать с Украиной, – это ее капитуляцию». Пушилин такими словами никогда не разбрасывался – и, возможно, поэтому стал более удобен Кремлю.

С зимы 2015 года Павел Губарев почти не выступал публично, но зато располагал некоторым влиянием в донбасских медиа. Он владеет телеканалом и радиостанцией «Новороссия», а также интернет-порталом DNR-Live. Судя по числу подписчиков канала «Новороссия ТВ» на Youtube (38 тысяч), этот ресурс пользуется большей популярностью, чем другие телеканалы ДНР.

Выдвинувшись на выборы, Павел Губарев продолжил гнуть «патриотическую» линию и ставить под сомнение целесообразность Минских соглашений. Однако к выборам не допустили и его, заявив, что он не собрал достаточного количества действительных подписей.

Таким образом, Пушилину будут противостоять лишь четверо малоизвестных кандидатов, каждый из которых вряд ли наберет даже несколько процентов. Это Роман Хроменков (бывший мэр Енакиева и Горловки под властью ДНР), Елена Шишкина (председатель «Народного трибунала над властями Украины»), Роман Евстифеев (руководитель музея ветеранов Афганистана) и Владимир Медведев (замминистра образования ДНР).

Все эти кандидаты настолько далеки от оппозиционно-«патриотического» движения в ДНР, что даже Игорь Стрелков призвал к «бойкоту этого ублюдочного шоу», хотя раньше говорил, что идти на участки надо – чтобы отдать голос за кого угодно, кроме Пушилина.

Кандидат-дипломат

Несмотря на столь тщательную зачистку политического поля, пиарщики Дениса Пушилина стараются создать гражданскому кандидату хоть какую-то популярность среди донбасских избирателей. Работа идет по нескольким направлениям. Во-первых, упор делают на преемственность с популярным Захарченко. «Мы продолжим дело, которому Александр Владимирович посвятил себя и за которое отдал свою жизнь», – сказал Пушилин, заявляя о своем выдвижении.

Во-вторых, больше говорят о России, которая, что бы там ни говорилось в Минских соглашениях, «в беде не оставит». Пройдясь по цеху Енакиевского металлургического завода, Пушилин заявил: «Интеграция с Россией – это главный и неизменный вектор, выбранный Донбассом еще в 2014 году». Впрочем, по некоторым социально-экономическим показателям молодая республика даже опережает Россию. Например, там вопрос повышения пенсионного возраста «не обсуждается даже в обозримой перспективе».

Наконец, главным пиар-достижением Пушилина можно назвать интервью настоящей западной газете – польской Rzeczpospolita. В самой Польше многие критиковали интервью за отсутствие острых вопросов, а донецкие Telegram-каналы и вовсе утверждали, что знают цену «заказной публикации» – 12 000 евро. Тем не менее выгодный Донецку медийный эффект публикация вызвала: Пушилин легитимизирован как «лицо, принимающее решения», а украинский посол пишет гневные письма редактору Rzeczpospolita – лишний повод заявить о расколе между Польшей и «бандеровской» Украиной.

О сколько-нибудь объективных социологических исследованиях, позволяющих оценить результаты политического пиара, в Донбассе говорить не приходится. Единственное место, где человек может свободно высказать свое мнение, – это интернет. Но даже если принять во внимание всю условность онлайн-голосования в соцсетях, на поддержку Пушилина не указывает ни одно из них. В более поздних опросах с большим отрывом лидирует Павел Губарев, а в более ранних – Игорь Стрелков. Правда, известный в Донецке журналист Сергей Белоус в своем Telegram-канале приводит другие цифры: ссылаясь на данные закрытого исследования, они заявил, что в опросах лидирует Пушилин, но с результатом всего в 32,1%, при этом 46,6% опрошенных затруднились ответить.

Неизбежная победа Дениса Пушилина на выборах главы ДНР означает, что Москва не только передает власть в республике другой группе лиц, но и пересматривает их полномочия. Разумеется, Александр Захарченко тоже не был полностью самостоятельной фигурой, но Пушилин еще более управляем и куда менее импульсивен.

То, что Москва меняет модель взаимодействия с Донецком, видно и по официальным сообщениям. Чтобы расследовать убийство Захарченко, в ДНР открыто отправились следователи ФСБ, а 10 октября Пушилин столь же открыто встретился в Москве с куратором «украинского вопроса» в Кремле Владиславом Сурковым и пригласил в его Донецк «до конца года». То есть Москва не считает нужным скрывать, что за избирательной кампанией в Донбассе стоит она и победитель уже определен.

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости. Также Денис Пушилин – не чужой человек для Киева. Он – партнер по Минской контактной группе, которого украинские представители знают лично. Но чтобы новый мандат опытного переговорщика Дениса Пушилина стал ясен до конца, должно открыться второе неизвестное в этом уравнении – кто станет президентом Украины в марте 2019 года.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев


США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп

CBS (США): Президент Трамп о Кристине Блэзи Форд, отношениях с Владимиром Путиным, Ким Чен Ыном и о многом другом

В интервью с «Си-би-эс» Дональд Трамп прокомментировал свою симпатию к Владимиру Путину и Рашагейт. Трамп утверждает, что в личном общении с Путиным проявляет жесткость, однако, как замечает интервьюер, на публике это незаметно. Насчет причастности Путина к отравлениям у Трампа уверенности нет, а что касается вмешательства в выборы, то он скорее склонен обвинять Китай.

Лесли Стал обсуждает с президентом Трампом широкий спектр тем в своем первом 60-минутном интервью с момента его вступления в должность

Лесли Стал (Lesley Stahl), CBS News, США

Когда в следующем месяце американцы будут голосовать на промежуточных выборах, вполне вероятно, что президент Трамп и его повестка при принятии решения будут мотивировать их так же, как любой кандидат в бюллетене или местный вопрос.

Почти два года назад, когда мы в последний раз беседовали с тогда только избранным президентом Трампом, он, казалось, был удивлен тем, что выиграл. В то же время он ни разу в этом не признался.

И когда в прошлый четверг мы сидели с ним друг напротив друга в Белом доме, то он был, по нашему мнению, уверен в себе и хвастлив. Он сказал, что учился на работе. Ему не терпелось взяться за актуальные вопросы: экономику, Китай, Россию и, конечно же, «фейковые новости».

Фрагмент интервью

Президент Дональд Трамп говорит, что Путин, «вероятно», причастен к убийствам.

Лесли Стал: Путин.

Дональд Трамп: Да.

— Хорошо, но люди не понимают, почему у вас никогда не находится резких слов для Владимира Путина.

— Окей, вы готовы?

— Я этого не понимаю.

— Вы не знаете, о чем я говорил с Путиным на встрече перед пресс-конференцией…

— Нет, я имею в виду, публично. Вы никогда не говорите о нем ничего резкого…

— Извините.

— …публично.

— Разве я этого не делал? Я передал Украине летальное оружие и противотанковые средства. Обама этого не сделал. Вы знаете, что он им прислал? Он прислал подушки и одеяла. Он отдал часть Украины, где сейчас Россия имеет…

— Ну, я имею в виду его лично, Владимира Путина…

— Я думаю, что я очень жестко веду себя с ним лично. У меня была с ним встреча. Один на один. Это была очень жесткая встреча, очень хорошая встреча.

— Вы согласны с тем, что Владимир Путин причастен к убийствам? К отравлениям?

— Наверное, да. Наверное. Я имею в виду, я не…

— Наверное?

— Но я же полагаюсь на них, это было не в нашей стране.

— Почему бы и нет… они не должны этого делать. Это просто ужасно.

— Конечно, они не должны этого делать…

— Вместо этого вы верите…

— Это ваш [неразборчиво]…

— …вы верите, что русские вмешивались в предвыборную кампанию 2016 года? Наши выборы…

— Они вмешивались. Но я думаю, что Китай тоже вмешивался.

— Но почему вы…

— И я думаю, что другие страны…

— …говорите, что Китай тоже вмешивался?

— И что же вы хотите узнать?

— Почему вы говорите «Китай»? Почему бы вам просто не сказать…

— Позвольте спросить вас…

— …что русские вмешивались?

— Потому что я думаю, что Китай тоже вмешивался. И я думаю, честно говоря, что Китай…

— Это потрясающе.

— …это большая проблема.

— Вы отвлекаете внимание от России.

— Я ничего не делаю.

— Отвлекаете, отвлекаете.

— Я говорю о России, но также говорю и о Китае.

Расследование вмешательства России в выборы 2016 года, которое висит над администрацией, вызвало раскол в отношениях с генеральным прокурором Джеффом Сешнсом, потому что он отказался его вести.

— А как насчет генерального прокурора Джеффа Сешнса?

— Ну, посмотрим, что будет на промежуточных выборах. Но…

— Но все думают, учитывая то, что вы сказали…

— Я был разочарован тем, что он взял самоотвод, и многие думают, что я был прав. Я был очень разочарован. Зачем ему надо было брать самоотвод? Таким образом, я был очень…

— Так…

— …разочарован, но…

— Могу ли я предположить…

— …посмотрим, что получится.

— Могу ли я предположить, что он ушел?

— Нет. Вы не можете сделать этого допущения.

— Пообещаете ли вы, что вы не прекратите расследование Мюллера?

— Ну, я ничего не обещаю. Но я скажу вам, что я не собираюсь это делать. Я думаю, это очень несправедливое расследование, потому что не было никакого сговора.

— Но вы не будете обещать…

— Никакого сговора нет. Я не хочу давать обещаний. Почему я должен давать вам клятву? Если я обещаю, то я обещаю. Я не обязан давать вам клятву. Но у меня есть…

— Хорошо.

— Я не намерен этого делать.

На сегодняшний день, в ходе расследования специального прокурора Роберта Мюллера были обвинены или признаны виновными 32 человека. Среди них — руководитель кампании президента Трампа, главный помощник руководителя кампании, бывший советник по национальной безопасности, а также бывший личный адвокат. Все они сотрудничают со следствием, которое президент называет охотой на ведьм.

— Вы действительно думаете, что я обратился бы к России, чтобы просить помощи с выборами? Дайте мне передохнуть. Они вообще не могут мне помочь. Обратиться к России. Это просто нелепо.

США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759201

L'Orient-Le Jour (Ливан): Обманчивое возрождение КГБ

Разбираясь в тонкостях возрождения КГБ после развала СССР, автор в "Лорьан-Ле Жур" утверждает, что сейчас внесудебные убийства за рубежом стали инновацией ФСБ по сравнению с КГБ. Статья могла бы привлечь широтой взглядов автора по различным аспектам жизни спецслужб, и это было бы интересно, если бы не стандартный подход в обвинениях России, бездоказательное повторение фактов и сомнительные эксперты.

Жюльетт Реш (Juliette Rech), L'Orient-Le Jour, Ливан

23 августа 1991 года. Элегантное кирпичное здание на Лубянке, где с 1920 года расположена политическая полиция Кремля во всех ее проявлениях: ЧК, ОГПУ, КГБ и ФСБ. Статуя основателя и первого главы ЧК Феликса Дзержинского гротескным образом свисает с крана, который поднял ее с постамента через четыре дня после неудачного путча коммунистов-консерваторов, выступивших против политики открытости Михаила Горбачева. Все это сразу же собирает толпу. Один из демонстрантов делает фото: упертые в бока руки, вызывающий взгляд, ботинок на голове «железного Феликса». На заднем плане сотрудники снимают памятную табличку Юрия Андропова, который был главой КГБ на протяжении 19 лет.

17 лет спустя, летом 1999 года, Владимир Путин, тогда еще директор ФСБ, предложил опальным агентам своеобразный реванш. Было отдано распоряжение вернуть табличку Андропова на прежнее место. Затем, 20 декабря, уже будучи премьером, он председательствовал на официальной церемонии реабилитации. Выяснилось, что Дзержинский и Андропов вели исключительно скромную жизнь аскетов и были гениальными экономистами. В галереях музея ФСБ появились приписываемые Дзержинскому пророческие изречения об экономике и борьбе с коррупцией. Официальные историки спецслужб сформировали миф о том, что Андропов был настоящим мыслителем перестройки и вторым виртуозом экономики из батальонов Дзержинского.

Реабилитация этих спорных личностей, казалось, готовила возрождение КГБ советского образца. Как бы то ни было, пропаганда насчет экономической грамотности его лидеров была нужна для того, чтобы убедить российскую общественность в обоснованности назначения агентов ФСБ на ключевые посты в администрации и бизнесе. Настоящая инновация по отношению ко временам СССР, что хорошо отражается в этой русской поговорке: «Бывших чекистов не бывает». Каким бы влиянием ни обладал КГБ, он все равно находился в подчинении у КПСС. Представители партии наблюдали за деятельностью каждого эшелона КГБ — от руководства до мельчайших подразделений. Это была замочная скважина, через которую государство следило за своими спецслужбами. КПСС ушла в небытие вместе с СССР, и Борис Ельцин решил сохранить контроль с помощью системы сдержек и противовесов, разбив КГБ на несколько ведомств. В результате ФСБ была лишена функций в области внешней разведки (отошли к СВР) и обеспечения охраны руководства. Когда Борис Ельцин получал на стол два отчета, от ФСБ и ФАПСИ (соперничавшее с этой службой агентство), мог ли он тем самым сравнить эффективность работы каждого ведомства?

Путинский подход был совершенно другим по сравнению с советским и ельцинским. «В настоящий момент спецслужбы неподконтрольны партии или парламенту, ни тем более гражданам, — говорит историк Никита Петров из НКО "Мемориал". — Они отчитываются только перед высшей властью в лице Путина и нескольких его приближенных. Как бы то ни было, президент не в состоянии в одиночку контролировать деятельность всех спецслужб».

Спрут

По приходу к власти в 1999 году Владимир Путин начал с большой чистки в руководстве спецслужб. С декабря 1998 года по апрель 2000 года в отставку были вынуждены уйти главы СВР, налоговой службы и ФАПСИ, то есть трех самых влиятельных агентств, помимо ФСБ. Именно на этом основании новый российский лидер запустил широкий процесс слияния в угоду своей «вотчины». В 2003 году крупнейшее подразделение ФАПСИ было поглощено ФСБ. Путин существенно проредил ряды сформировавшихся при Ельцине акронимов, однако создал в результате не менее сложное и куда более туманное полотно из «наемников» всех мастей: олигархи, криминальные бароны, хакеры и ректоры университетов. Восстановление культа Андропова и Дзержинского стало, скорее, не показателем близости КБГ и ФСБ, а символом серьезных преобразований в российской разведке. Отставные офицеры оказались во главе значимых ведомств, СМИ и крупнейших предприятий. Для них была создана категория «офицеров действующего резерва», и они не отказывались от периодической помощи.

Так, ветеран военной разведки Игорь Сечин оказался председателем совета директоров государственной нефтяной империи под названием «Роснефть». В июне 2002 года бывшего главу пресс-службы ФСБ Александра Здановича назначили замдиректора ВГТРК, которой принадлежит в том числе «первый канал». Зданович лично курировал освещение в СМИ захвата заложников на Дубровке в Москве в 2002 году (130 погибших), который спецслужбы, видимо, не смогли предотвратить. На более низких иерархических уровнях представителей «действующего запаса» становится все больше. Их имена обычно неизвестны. Например, как пишет сайт agentura.ru, бывшего полковника КГБ, который занимался подавлением исламистских восстаний в Узбекистане и воевал в Чечне, отправили в московскую мэрию для наблюдения за городской политикой в отношении мусульманского населения. Людям, которые привыкли иметь дело с преступниками и вооруженными мятежниками, поручают заниматься простыми гражданами.

Стандартная процедура

«В 2006 году, после убийства Литвиненко, мы поняли, что Путин не ограничится внутренними репрессиями, а будет действовать ревизионистским образом и за границей», — говорит Люк Хардинг (Luke Harding) о бывшем агенте ФСБ, который бежал из России после того, как выступил с критикой коррупции спецслужб. Он перебрался в Лондон и стал там «консультантом» МИ-6, за что ему пришлось расплатиться чашкой радиоактивного чая. Хардинг руководил московским бюро «Гардиан» с 2007 по 2011 годы, когда его выдворили из страны за нелицеприятные публикации. Наблюдавшие за ним агенты ФСБ даже не пытались скрываться. «Люди следили за мной на улице, одни и те же люди всегда садились в кафе, куда я заходил. Они несколько раз проникали в квартиру, где я жил с женой и двумя детьми. Каждый раз они оставляли один-два предмета на нехарактерных местах». Однажды меня вызвали на допрос в Лефортово», — рассказывает Хардинг. Тюрьма «Лефортово», построенный при последнем царе комплекс в виде буквы К, является самой знаменитой в Москве: здесь довелось побывать политическим противникам всех режимов. «Это стандартная процедура для российских оппозиционеров, журналистов и иностранных дипломатов. Меня предупредили», — говорит Хардинг.

В советские времена КГБ отталкивался от постулата о том, что ни одно диссидентское движение не может выжить без активной поддержки Запада. Поэтому контрразведка наседала на любого гражданина, у которого были даже невинные связи с заграницей. Как бы то ни было, шпионская горячка возникла не при Путине и даже не при его советских предшественниках. В XVIII веке придворный поэт Василий Петров публиковал модные стихи о тайном сговоре европейских стран против России. Релятивистские теории Ленина тоже указывали на существование суверенной истины Кремля. Верхом паранойи, наверное, стало решение канала RT нанять эксперта по иллюминатам.

«Россия ухватилась за убийство и вынесла его на всеобщее обозрение»

Болезненная подозрительность по отношению к внешнему миру, наверное, проявляется сильнее всего в российских спецслужбах. «Царистские и советские порядки оказывают сильное влияние на менталитет людей из ФСБ. Это закрытая группа, которая тесно связана с властью и заинтересована в ее стабильности. Она так и не перестала считать Запад врагом», — говорит Никита Петров. Как бы то ни было, Люк Хардинг, автор нескольких книг о российских спецслужбах и, в частности, об их вмешательстве в американские выборы, видит здесь два серьезных отличия: «Москва уже не опирается на коммунистические партии, а ведет идеологическую борьбу со ставкой на ультраправых вроде Национального фронта во Франции и Партии независимости Соединенного Королевства». Еще одной инновацией путинской эпохи стали внесудебные ликвидации людей за границей: «Россия ухватилась за убийство и вынесла его на всеобщее обозрение».

Так было 1 ноября 2006 года на площади Гросвенор в двух шагах от американского посольства. В расположенном на ней отеле агенты Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун добавили несколько микрограммов полония в чашку Александра Литвиненко. Или 23 марта 2013 года в тихом поселке Аскот в 40 километрах от британской столицы. Соседи Бориса Березовского наблюдали за тем, как спасатели выносили тело опального олигарха, которого нашли повешенным, хотя цвет лица и следы удушения на шее не походили на самоубийство. Затем, 4 марта 2018 года провинциальный Солсбери с его домами из красного кирпича стал декорациями для покушения на Сергея Скрипаля и его дочь. Месяц спустя нидерландские спецслужбы задержали трех российских граждан в автомобиле Ситроен C3 неподалеку от здания ОЗХО в Гааге, куда были доставлены полученные в Солсбери образцы «Новичка». Как установили нидерландские спецслужбы, за задним сиденьем и в багажнике автомобиля было установлено шпионское оборудование для взлома сети ОЗХО. Такой была месть бывшего агента, который забыл замести следы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759201


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759196

Србин.инфо (Сербия): Игры с Россией

Не случится ли так, что Сербия вступит в НАТО? Стоит ли России верить на слово президенту Вучичу? Такими непростыми вопросами задается автор статьи в «Србин.инфо» и дает ответ на них. Среди прочих рассматривается и сценарий, который все-таки приведет Сербию в НАТО. Это случится в том случае, если она признает Косово. Сейчас этот процесс лживо называют «разграничением», а Россия не поддерживает его.

Слободан Самарджич (Слободан Самарџић), СРБИН.инфо, Сербия

Наша общественность часто задается вопросом, почему Россия позволяет сербскому государственному руководству широко использовать ее имя в целях внутренней пропаганды. Я попытаюсь дать ответ на этот частый, но непростой вопрос.

Многие сегодня ясно видят, что Александр Вучич проводит активную евроатлантическую политику. С этим наблюдением сопряжены две дилеммы. Во-первых, как ему это удается, если учесть, что его избиратели настроены пророссийски? Во-вторых, как Вучичу с его политикой удается заручиться российской поддержкой? Две дилеммы можно объединить в одном утверждении, требующем проверки: Александру Вучичу удается завоевывать внутреннюю поддержку пророссийски настроенных избирателей, поскольку Россия поддерживает его политику.

Таким образом, нужно выяснить, действительно ли Россия поддерживает его евроатлантическую политику. Во-первых, сама формулировка «евроатлантическая политика Вучича» не российское определение этой политики, а мое личное. Очевидно, что если бы так сербская внешняя политика называлась официально, никакой российской поддержки не было бы, а, вероятно, она преобразовалась бы в официальную критику. Итак, есть ли основания утверждать, что сербская внешняя политика по сути является евроатлантической, а не просто европейской? Разве наша официальная политическая доктрина заключается не в военном нейтралитете? Разве Вучич часто не напоминает сербской общественности, западным политикам и даже Владимиру Путину (во время недавней встречи), что Сербия не войдет в Североатлантический альянс (НАТО)?

Чтобы ответить на эти вопросы нужно, во-первых, выяснить, какую внешнюю политику на самом деле проводит Сербия, и, во-вторых, насколько Вучичу можно верить. Наконец, стоит разобраться, на какой стадии переговоров с албанцами находится Сербия.

Прежде всего, Сербия проводит политику ассоциации и вступления в Европейский Союз. Нужно отметить, что официально Россия не только не возражает, но и поддерживает эту политику. Для России главное, чтобы Сербия не вступила в НАТО. Но может ли Сербия войти в Евросоюз, не вступив в НАТО? Вопрос риторический по одной простой причине: Сербия еще очень долго, а скорее всего никогда, так и не войдет в Европейский Союз. Если бы вступление в ЕС было возможно и предстояло в скором времени, то было бы понятно, что перед вступлением в Европейский Союз Сербия обязана вступить в НАТО. Именно из-за реалистичности и сербской, и российской официальной политики и реального отсутствия перспективы вступления Сербии в ЕС руководство обеих стран проявляет завидное спокойствие. Одно утверждает, что Сербия никогда не войдет в НАТО, а второе понимает, что подобный сценарий действительно невозможен.

Российскую сторону могли бы обеспокоить переговоры о вступлении (и не только о нем), в ходе которых (при обсуждении 31 пункта о внешней политике и политике в сфере безопасности, а в особенности, 35 пункта, связанного с Дамокловым мечом — Косово) Сербии пришлось бы привести свою политику в соответствие с концепцией западной коллективности безопасности, в которой НАТО играет ключевую роль. Продолжение этого сценария — в ответе на третий вопрос.

Второй вопрос заключается в том, стоит ли россиянам верить Вучичу на слово? Казалось бы, они ему верят, но не обязательно так оно и есть на самом деле. Дипломатия по своему определению является такой сферой, где недоверие предшествует доверию, и в соответствующей ее могуществу мере это касается и российской дипломатии. Однако то, что россияне, по-видимому, с недоверием относятся к сербской внешней политике, не доходит до сведения сербской общественности. Только последняя встреча Вучича и Путина обнаружила трещины в их прежде монолитном единомыслии. Путин отверг идею о разграничении, и эта трещина может разрушить большой и хрупкий монолит сербско-российских отношений. Посмотрим…

Вопрос по-прежнему в том, насколько можно верить заявлениям Вучича о военном нейтралитете Сербии, пока не пришел момент (а он постепенно превращается в вечность) вступления Сербии в Европейский Союз? Возможно ли, чтобы Сербия вошла в НАТО, но не вступила в ЕС, ведь ее нынешний путь в Евросоюз можно назвать бесконечным? Раз мы говорим о заявлениях Вучича, стоит подчеркнуть, что этот человек уже несколько раз в жизни клялся и солгал, во-первых, своему начальнику в партии В. Шешелю, во-вторых, своей партии (радикальной), в-третьих, своему «политическому отцу» Т. Николичу, у которого забрал партию (прогрессивную). Кроме того, Вучич много раз клялся всему Косово, что не помешало отдать его албанцам после Первого брюссельского соглашения. Вучич приносил клятву и своей стране Сербии на Конституции и Мирославовом Евангелии, а теперь хочет «разграничений» внутри ее юридически закрепленных границ. Когда кто-то нарушает столько клятв, он может сказать, что угодно, в том числе, скажем, Владимиру Путину о том, что, скажем, Сербия не войдет в НАТО.

Наконец, третий вопрос, который касается существующей фазы переговоров о Косово. Этот вопрос, по сути, включает то, что обсуждалось выше. Следующая встреча Вучича и Тачи будет посвящена финальной теме всех предыдущих переговоров. Речь идет о подготовке к подписанию признания Косово Сербией. В последние два месяца СМИ юлят, называя этот подлинный финал «разграничением». Однако если на предстоящих переговорах оно станет темой обсуждения (а все говорит об этом), то основная цель будет заключаться именно в подписании юридически действительного договора о признании.

За этим, весьма вероятно, последует серия событий. Косово, теперь уже как полностью независимое государство, признанное Сербией, начнет скорейшими темпами формировать свои вооруженные силы. Таким образом, создадутся предпосылки для вступления Косово в НАТО. Это не только не помешает, но даже поможет албанцам продолжить расширять их запланированные границы, прежде всего, за счет оставшейся Сербии. У НАТО не будет причин, чтобы возражать против этого, в особенности, если Сербия продолжит придерживаться военного нейтралитета. Россия же не станет конфликтовать с Западом — может, только риторически — из-за такого развития событий, в первую очередь, потому, что Сербия сама признала Косово. Наконец, Сербии придется войти в НАТО, чтобы сохранить свои уже обкромсанные границы.

Я не знаю, предполагают ли в России подобный сценарий. Путин не поддержал политику «разграничения» Вучича, что предвещает конец игр официальной Сербии с Россией или их общего представления для сербской общественности. Как кажется, Россия слишком поздно сосредоточилась на своей важнейшей цели: Сербия не должна войти в НАТО. Я пишу «поздно», поскольку если события будут развиваться именно таким образом, Россия поплатится за то, что, много лет оказывая поддержку сербскому руководству, действовала против собственных интересов.

Однако больше всех потеряет сама Сербия, так как она окончательно утратит свою государственную независимость. Она встанет в один ряд с Черногорией, Албанией, Косово и Македонией и потянет за собой и Боснию и Герцеговину, превратившись, как и они, в маленькую и ничего не значащую колонию.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759196


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759194

Le Figaro (Франция): Как С-400 стали дипломатическим оружием Путина

Этот ракетный комплекс, который представляют самой современной в мире системой ПВО, стал ключевым элементом российского оружейного экспорта и инструментом для дипломатического давления на США, отмечает Пьер Авриль в "Фигаро". Системы С-400 могут стать залогом нового многополярного миропорядка, в котором не будет американского господства. И интерес к российским ЗРК со стороны многих государств тому лишнее подтверждение.

Пьер Авриль (Pierre Avril), Le Figaro, Франция

Неуязвимы ли С-400?

Несмотря на густые облака, которые скрывают от наблюдателя последнюю часть траектории полета ракеты, у полковника Александра Агафонова, начальника отдела подготовки ВВС России, нет и тени сомнения: С-400 «выполнили задачу», ликвидировав все обозначенные цели во время проходивших в Бурятии учений «Восток-2018». В середине сентября Москва вновь продемонстрировала мощь своего ракетного комплекса (другое название — «Триумф»), произведенного на госпредприятии «Алмаз-Антей». Три недели спустя, во время визита Владимира Путина в Дели, Индия подписала с Россией договор на поставку этих систем на сумму в 5,2 миллиарда долларов. Даже если это и совпадение, оно лишний раз подтверждает символичность этого оружия, которое стало эквивалентом американских «Пэтриот» (Patriot).

Одержимые соперничеством с Вашингтоном российские власти без конца сравнивают С-400 с Patriot и подчеркивают превосходство своего комплекса, словно забывая, что израильтяне, европейцы и китайцы разрабатывают собственные. Кремлевское информагентство Sputnik рассказывает, что С-400 в два раза быстрее, чем Patriot, обладают втрое большим радиусом действия и могут быть развернуты в пять раз быстрее. Наконец, они могут отслеживать одновременно в 13 раз больше ракет. И все это за 80 миллионов евро против почти миллиарда за Patriot!

«Это одна из самых современных в мире систем ПВО, наверное, самая мощная в настоящий момент», — говорит российский военный аналитик Василий Кашин. С-400 может запускать ракеты с системой самонаведения, которая способна в автоматическом режиме получать данные о невидимых целях, в частности с оборудованных дальними радарами самолетов. «Качество этих комплексов определяется сопровождающим их ПО, их возможностями по интеграции в сеть, анализу данных, противодействию постановке помех, спектром угроз… Большая часть этих данных никогда не сообщается», — отмечает в свою очередь Саймон Веземан (Siemon Wezeman) из Стокгольмского института исследований проблем мира (СИИПМ).

Как российская армия использует С-400?

Этот комплекс в виде бронированного восьмиколесного грузовика с четырьмя пусковыми трубами развернут с 2007 года по всей территории России, от Японского до Черного и Балтийского морей. Гигантский противоракетный зонтик накрывает все воздушное пространство России и даже кое-где выходит на сотни километров за его пределы. К 2020 году число дивизионов С-400 должно достигнуть 56.

Очередную на данный момент батарею разместили 21 сентября в Евпатории: она стала третьей по счету в Крыму с момента его аннексии в 2014 году, после Феодосии и Севастополя. Новая точка — Джанкой на «границе» с Украиной. «Мы держим под наблюдением побережье Турции, Румынии, Болгарии, Украины и севера вплоть до Запада», — отмечает командир крымского полка С-400 Александр Таранов. Батареи могут быть приведены в боевую готовность менее чем за пять минут, уточняет Москва для НАТО. Наконец, Россия разместила две батареи в Сирии, одна из которых обеспечивает оборону базы Хмеймим. Властям Дамаска же пришлось довольствоваться С-300 еще советского производства.

Россия делает упор на экспорт?

Поставки С-400 постепенно смещаются от российской армии в сторону иностранных клиентов, особенно после строительства двух ориентированных на экспорт новых заводов в 2016 году. По подсчетам СИИПМ, три основных договора (с Китаем, Индией и Турцией) дают порядка 2 миллиардов долларов в год, то есть 15% всего российского оружейного экспорта. До формирования эффективной национальной архитектуры ПРО (на разработку HQ-9 выделяются огромные средства) Пекин использует российский рычаг для укрепления своего военного присутствия в Южно-Китайском море. «Вариант на основе С-400 позволяет держать на прицеле весь Тайваньский пролив», — говорит российский эксперт Василий Кашин.

В свою очередь Индия, чья система ПВО признана устаревшей и не отвечающей современным задачам, стремится ответить на укрепление военного присутствия Китая у границ и действия пакистанских врагов и соседей (особенно у границы спорного Кашмира), которые уже давно ведут испытания ядерных ракет. Наконец, хотя Турция вроде бы покупает комплексы для защиты от иранских ракет, она предстает самым оппортунистски настроенным из трех клиентов. Покупая С-400 у российских «друзей», националистический режим Эрдогана делает неприличный жест в сторону НАТО (членом которой он является) и Вашингтона. «Решение Анкары — чисто антиамериканское. На самом деле, ей не нужны С-400», — уверен Константин Макиенко из Центра анализа стратегий и технологий. Россия со своей репутацией большей гибкости по условиям продаж (в плане передачи технологий и прав человека) умело пользуется разнонаправленными интересами. Прокремлевские идеологи представляют С-400 как залог нового движения неприсоединения и многополярного порядка, в котором Вашингтон должен лишиться господства. Так, российские власти организовали утечки о возможных поставках С-400 Катару и Саудовской Аравии, хотя обе эти страны находятся в состоянии открытого конфликта и считают Вашингтон своим главным союзником. Тот же сценарий повторился и в Ираке: российский посол в Багдаде заявил об интересе страны к комплексу С-400. Как бы то ни было, переговоры, судя по всему, ничего не дадут.

С какими препятствиями сталкивается С-400?

Как отмечает Саймон Веземан из СИИПМ, США грозят всем покупателям российского оружия, в первую очередь С-400. Речь идет о законе «О противодействии противникам Америки посредством санкций»: он призван наказать предприятия и лица, которые имеют отношение к российской армии и разведке, а также вмешательству в выборы. Последний шаг в этом направлении был принят против Китая. Занимающееся торговлей оружием китайское ведомство больше не сможет запрашивать у США разрешение на экспорт и пользоваться американской финансовой системой. В то же время Вашингтон так и не ввел никаких мер против индийских союзников, несмотря на неоднократные предупреждения.

Американских угроз в адрес Катара, Саудовской Аравии и Ирака должно быть достаточно, чтобы отпугнуть эти страны от приобретения С-400. Доха и Эр-Рияд, традиционные покупатели американских Patriot, судя по всему, пользуются перспективой договора с Россией как рычагом в параллельных переговорах с Вашингтоном. Наконец, насчет договора с Турцией существуют большие неизвестные, так как Пентагон уже дал понять Анкаре, что С-400 не могут быть подключены к оборудованию, которое поставляет ей Вашингтон. А это значительно ограничит эффективность российского комплекса.

Что касается привычной к западным санкциям России, действия США «являются, скорее, раздражающим фактором, а не настоящим препятствием», — полагает Саймон Веземан. Как считает обозреватель Sputnik Эндрю Корыбко (Andrew Korybko), американская реакция лишь отражает «страх США» перед «появлением технологии, которая расшатывает стратегическое доминирование Пентагона».

Может ли Россия сохранить технологическое преимущество?

Не успела Россия записать на свой счет первые успехи в экспорте, как представила преемника С-400. Новая модель С-500 «Прометей» прошла первые испытания в Казахстане, ее поставки должны стартовать в 2020 году, а полноценное использование в армии запланировано на 2027 год, пишет «Российская газета». Владимир Путин обозначил эти цели в мае на встрече с представителями ВПК. Военно-воздушная академия начала готовить первую группу из 11 офицеров, которые смогут обращаться с этой техникой.

Главная отличительная черта С-500 заключается в его вертикальном радиусе действия (более 100 километров), который должен позволить ему действовать в «ближнем космосе», где находятся пока что недостижимые для ударов спутники. Добиться такой цели будет тем проще, что «Прометей» будет использовать ракеты последнего поколения (40Н6) с автономной системой самонаведения, которая позволит избавиться от зависимости от неэффективных на большой высоте наземных радаров. Этот функционал был представлен в ходе учений «Запад-2017» у границ НАТО.

Белый дом в свою очередь объявил о готовности возобновить «звездные войны» Рональда Рейгана: Пентагон сообщил о создании новых космических сил к 2020 году. «Наши противники уже превратили космос в поле битвы, и США не отступятся перед этим вызовом», — заявил Дональд Трамп в августе.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759194


Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 14 октября 2018 > № 2759418 Антон Петров

Антон Петров: Специально для представителей туристического бизнеса мы разработали привлекательные условия поездок в «Сапсане»

В сентябре половину пассажиров, которые совершали поездки между Санкт-Петербургом и Москвой по железной дороге, перевезли поезда Дирекции скоростного сообщения. На других региональных направлениях дирекция также увеличила своё присутствие. О том, как будет развиваться скоростное движение, рассказывает начальник дирекции Антон Петров.

– Антон Юрьевич, какие итоги перевозок прогнозируете в этом году?

– В целом поездами дирекции к концу году ожидается перевезти 6,6 млн пассажиров, это выше уровня прошлого года более чем на 12%. Существенный рост пассажиропотока также связан с расширением географии курсирования поездов «Ласточка» и продлением маршрута «Сапсана» до Нижнего Новгорода.

– Из года в год речь идёт об увеличении пассажиропотока. «Сапсаны» ходят в том числе в сдвоенном варианте. Существуют ли планы по увеличению количества этих поездов? Какие направления рассматриваются?

– Да, расширение парка поездов «Сапсан» уже не только в планах. На выставке InnoTrans-2018 было подписано соглашение, согласно которому до 31 марта 2019 года будут подготовлены к подписанию документы на поставку 11 электропоездов «Сапсан».

Спрос на перевозку скоростными поездами повышается, поэтому новый подвижной состав мы планируем использовать на существующем направлении Санкт-Петербург – Москва – Нижний Новгород.

Чтобы максимально использовать возможности существующей инфраструктуры на участке Москва – Санкт-Петербург, планируется увеличить размеры движения до 16 пар и сдвоить 9 пар поездов, а на участке Москва – Нижний Новгород рассматривается возможность запуска трёх пар «Сапсанов».

– В дирекции действует обширный список скидочных акций. Как это влияет на количество пассажиров?

– Повышая лояльность и заинтересованность клиентов в поездках в наших поездах, мы увеличиваем пассажиропоток. Мы на постоянной основе предоставляем нашим пассажирам обширный спектр скидок для разных социальных групп. Во всех наших поездах во внутригосударственном сообщении действуют такие тарифные предложения, как Junior – для путешественников в возрасте до 21 года, Senior – для пассажиров в возрасте 60 лет, которые позволяют экономить от 30% до 60% от стоимости проезда в зависимости от маршрута следования, или тариф «туда-обратно», позволяющий сэкономить 20% от стоимости на обратный билет.

В прошлом году мы запустили новый продукт – дорожную карту «Деловой проездной», ориентированную на часто путешествующих пассажиров. Это программа даёт возможность приобретать билеты по фиксированному тарифу, позволяющему экономить до половины их стоимости, совершать поездки в любом из доступных по тарифному плану классов обслуживания, а также осуществлять возврат билетов без уплаты дополнительных сборов. Изначально карта была доступна только на маршруте Москва – Санкт-Петербург, но с июня этого года мы запустили «Деловой проездной» на участке Москва – Тверь.

Перспективное направление для развития поездок в скоростном сегменте – рынок туризма. И специально для представителей туристического бизнеса мы разработали привлекательные условия поездок в «Сапсане»: установлен прозрачный фиксированный тариф, при этом для организованных детских групп действуют специальные условия, при которых стоимость билета начинается от 479,90 руб.

Совместно с финскими партнёрами нам также удалось сделать предложение для организованных групп на поезд «Аллегро» – в период с 1 февраля по 31 марта 2019 года размер скидки будет составлять 35% для групп свыше 35 человек. Также во время новогодних праздников при покупке билетов на отдельные рейсы поездов «Аллегро» будет действовать специальный тариф со скидкой, достигающей 25%.

– Как вы просчитываете целесообразность внедрения той или иной акции? Как выделяете целевую аудиторию, клиента потенциальной акции?

– Нам важно, чтобы пассажиры чувствовали себя комфортно с момента приобретения билета, чтобы для своих путешествий они делали выбор в пользу наших поездов. Для этого мы постоянно анализируем ценовые предложения наших конкурентов, проводим маркетинговые исследования среди наших пассажиров.

Дополнительно для точечного стимулирования спроса, а также для повышения лояльности пассажиров мы проводим различные маркетинговые акции, приуроченные к важным датам. Кстати, некоторые акции стали ежегодными. И наши постоянные пассажиры знают, что, например, к Дню России, 12 июня, а также 31 декабря и 1 января в поездах дирекции снижается стоимость проезда, а к Дню Победы, 9 Мая, предлагается специальный тариф для проезда ветеранов Великой Отечественной войны и их сопровождающих.

Стараемся реагировать на пожелания наших пассажиров касательно акций и новых тарифов. И в сентябре прошлого года по многочисленным просьбам был возобновлен тариф «День рождения», который позволяет имениннику с друзьями путешествовать с 50-процентной скидкой. Тариф действительно пользуется большой популярностью среди наших клиентов. Например, в этом году поездку по этому тарифу совершили 106 тыс. пассажиров.

– «Сапсан» неоднократно позиционировался как поезд, который привлекает пассажиропоток с авиаперевозок. Какую долю вы здесь занимаете? Как определяете свою нишу?

– Можно сказать, что «Сапсан» уверенно закрепился на рынке пассажирских перевозок между Москвой и Санкт-Петербургом. Только за последний год рыночная доля поездов «Сапсан» выросла на 4%, опередив воздушный транспорт. В сентябре 70% всех пассажиров между Санкт-Петербургом и Москвой перевезла железная дорога, а наша доля в этих перевозках составила 35%.

– Как вы работаете с обращениями пассажиров? На что обращают внимание, какие дополнительные сервисы просят клиенты?

– Ежедневно через электронную приёмную генерального директора компании и по другим каналам связи поступают сотни обращений. Также я регулярно получаю сообщения на свою электронную почту, и если пассажир пишет мне, значит я обязан прочитать его обращение, отреагировать на него и принять к сведению всю изложенную информацию.

Мнение наших пассажиров – эффективный инструмент, позволяющий всесторонне и объективно оценить качество нашей работы и принять необходимые меры для её улучшения. Мы стараемся соответствовать ожиданиям даже самого взыскательного пассажира, оперативно реагировать на все пожелания и потребности.

Нам часто пишут, что в вагонах базового и экономкласса отсутствует возможность зарядить мобильные устройства. Эту проблему мы не оставили без внимания: в 2019–2020 годах запланирована модернизация «Сапсанов»: изменения коснутся стиля оформления экстерьера и интерьера подвижного состава, будет повышена комфортность пассажирских сидений, а каждый вагон будет оснащён розетками.

Также мы неоднократно получали пожелания пассажиров разнообразить информационно-развлекательную систему «Сапсана» детским контентом. Сейчас в бортовой системе нашим юным пассажирам предложены разнообразные мультфильмы и аудиокниги, но в дальнейшем мы планируем создать специальный «Детский раздел», который помимо мультфильмов и кинокартин будет включать игры, раскраски, кроссворды, логические задачи и интерактивные версии развивающих материалов.

Особое внимание уделяем питанию, предоставляемому на борту «Сапсана», продолжая изучать вкусовые пристрастия наших пассажиров и постоянно обновляя меню вагона-бистро, а также ассортимент гарантированного питания для пассажиров первого и бизнес-классов. И специально для наших пассажиров, путешествующих в экономическом и базовом классах, мы внедрили услугу предварительного выбора меню питания при оформлении билета.

– Дирекция занимается перевозками на «Ласточках». Как показывают себя эти проекты?

– Этот год стал определённо прорывным для дирекции в части расширения маршрутной сети поездов «Ласточка». Мы организовали скоростное движение с использованием нестандартных технологических решений, что стало первым опытом для ОАО «РЖД», а именно с применением системы «Ласточка» + тепловоз. Этот проект заслуживает особого внимания, ведь нам удалось обойти условия текущей инфраструктуры, где отсутствуют электрифицированные участки железных дорог. Для решения этой задачи были закуплены тепловозы ТЭП70БС, оборудованные системой двухпроводного электропитания, которая позволяет обеспечить электроснабжение для отопления, освещения, кондиционирования электропоезда, сохраняя при этом устойчивую работу оборудования устройств автоматики и телемеханики.

Впервые такой поезд был запущен 13 марта по маршруту Москва – Иваново. Могу с уверенностью сказать, что этого поезда ждали давно: первый рейс был со 100-процентной населённостью, и по сегодняшний день поезд показывает отличные результаты. С начала эксплуатации перевезены 313,3 тыс. пассажиров. Показатель населённости сохраняется на уровне 94%.

Следующий такой поезд мы запустили в августе, по маршруту Санкт-Петербург – Псков. Он тоже отправился в первый рейс заполненным на 100%. За первые два месяца курсирования «Ласточки» на этом направлении перевезли 62,9 тыс. пассажиров, населённость поездов составила 95%.

На южном полигоне дирекции с июля «Ласточки» начали курсировать по маршруту Ростов-на-Дону – Новороссийск через станцию Протока. Запуск этого маршрута позволил сократить суммарное время в пути по сравнению с маршрутом «Ласточки», которая идёт через станцию Краснодар. Также «Ласточка» охватила город Славянск-на-Кубани. Впоследствии, после завершения электрификации станции Анапа, планируется организовать курсирование сдвоенного поезда Ростов-на-Дону – Новороссийск – Анапа.

Развитие перевозок поездами «Ласточка» в Северо-Кавказском регионе продолжается. Огромную помощь в этом нам оказывает руководство Северо-Кавказской дороги и службы предоставления услуг инфраструктуры в пассажирских сообщениях.

– Где ещё появятся ваши «Ласточки»?

– В ближайшее время планируем объединить этими поездами Псковскую, Новгородскую область и Республику Карелия. «Ласточки» пойдут по маршруту Псков – Великий Новгород – Петрозаводск. Думаю, что этот региональный маршрут будет востребован, особенно в плане внутреннего туризма, ведь каждый регион имеет множество объектов культурного наследия.

– Как вы видите внедрение «безлюдных» технологий в дирекции? Речь идёт, например, о проекте вождения поездов без машиниста на Московском центральном кольце (МЦК). Что, на ваш взгляд, дают эти технологии?

– Процесс по применению на МЦК электропоездов, управляемых без машиниста, довольно трудоёмкий и не быстрый. Отработка самой технологии рассчитана на несколько лет: в планах дирекции запустить такую «Ласточку» на МЦК в опытную эксплуатацию с 2020 года, а первое тестирование системы управления без машиниста мы планируем провести уже в декабре 2018-го.

Для осуществления этого проекта была проведена масштабная работа, создан Центр дистанционного контроля и управления. Его основное назначение – мониторинг движения на МЦК и возможность принятия своевременных и правильных решений в нестандартных или чрезвычайных ситуациях. Также идёт разработка стационарных комплексов обнаружения препятствий, которые будут установлены в областях ограниченной видимости (мосты, тоннели, платформы, кривые участки пути), с возможностью передавать информацию на электропоезд в режиме реального времени. Это позволит обнаруживать препятствия на большом расстоянии с учётом погодных условий.

Основное преимущество реализации этого проекта – возможность максимального исключения из сложных технологических процессов человеческого фактора. Это, в свою очередь, приведёт к повышению безопасности движения поездов, оперативности и качеству управления поездной работой. Кроме того, в сочетании с автоматизированными системами управления ОАО «РЖД» технологии позволят повысить пропускную способность, точность выполнения расписания поездов, эффективность и производительность работы электропоездов на МЦК.

– Дирекция неоднократно становилась лауреатом различных премий. Какая из них для вас самая значимая и почему?

– Прежде всего хочу сказать, что каждая полученная награда – это высокая оценка нашей работы, что уже очень значимо для нас.

В этом году мы получили несколько премий. В апреле дирекция во второй раз признана лауреатом премии «Развитие регионов. Лучшее для России» в категории «Транспорт и логистика». Также награды был удостоен проект «Организация регионального сообщения в направлении Москва – Иваново с использованием инновационного подвижного состава «Ласточка». Неоспорим тот факт, что этот проект – показатель успешного взаимодействия ОАО «РЖД» и правительства Ивановской области. Главная цель – развитие потенциала региона, расширение инвестиционных возможностей, повышение транспортной доступности и качества пассажирских перевозок.

В сентябре мы получили сразу две награды, но в разных отраслях. Второй раз дирекция стала лауреатом премии «Права потребителей и качество обслуживания» в номинации «Транспортные услуги», что, на мой взгляд, заслуженно, ведь мы особое внимание уделяем предоставляемому сервису и качеству обслуживания на борту поезда «Сапсан».

Вторая наша награда – это премия «Транспортная безопасность России – 2018» в номинации «Лучший перевозчик железнодорожного транспорта, реализовавший требования в области обеспечения транспортной безопасности», где в качестве проекта были презентованы поезда «Ласточка». Получение этой награды свидетельствует о том, что «Ласточки» уже не просто остатки олимпийского проекта, это драйвер развития безопасного скоростного движения как в столице, так и в регионах России. И разумеется, обеспечение безопасности пассажиров – важнейший приоритет в деятельности Дирекции скоростного сообщения.

Яна Позолотчикова

Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 14 октября 2018 > № 2759418 Антон Петров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев

The National Interest (США): Как Америка может восстановить свои испорченные отношения с Россией

Запад пытается найти пути сохранения отношений с Россией — так, чтобы при этом не потерять лица. Бесконечное расширение и ужесточение санкций, в конечном счете, может обернуться против самого Запада. Аналитик издания «Нэшнл Интерест» предлагает сосредоточиться на новой форме сосуществования — стратегии «сотрудничества, конкуренции и конфронтации».

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Есть способ разорвать тот порочный круг, который мешает восстановлению отношений между Москвой и Западом.

В своем новом исследовании Джордж Биб (George Beebe) предложил политикам довольно полезную парадигму для понимания тех действий, которые российские спецслужбы недавно предприняли в ряде западных стран: тест Скрипаля-Роршаха.

Биб рассматривает покушение на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля, совершенное на территории Великобритании с применением вещества нервно-паралитического действия, в результате которого Скрипаль и его дочь Юлия получили серьезное отравление, — на фоне растущего числа доказательства причастности к этому покушению офицеров российской военной разведки (ГРУ). Рамки этого дела можно расширить, включив в них целую серию хакерских атак и дезинформационных операций в Соединенном Королевстве, США, Канаде и Нидерландах, о которых стало известно за последние несколько недель и которые тоже приписываются ГРУ. Теперь в центре дискуссий оказался вопрос о том, действовали ли те, кого обвиняют в совершении этих преступлений, вопреки приказам российского режима или в соответствии с ними.

Во всех случаях, как пишет Биб, «ход дискуссий вокруг улик зависит от того, как, с вашей точки зрения, работает политическая система России и какие цели Москва преследует в мире».

Я бы хотел немного дополнить этот вывод Биба: ход дискуссий также зависит от того, насколько правительство, оценивающее эти улики, стремится или не стремится к сотрудничеству с Россией. И, как показывают недавние совещания внутри Евросоюза, целью которых была выработка последовательной политики в отношении России — а также горячие споры в США между администрацией Трампа, готовой к диалогу с Россией, и Конгрессом, стремящимся оказать максимальное давление на правительство Владимира Путина, — отношение Запада к России до сих пор определяется давно сложившимися убеждениями.

После 2007 года, когда Владимир Путин выступил со своей знаковой речью на Мюнхенской конференции по безопасности, Запад пришел к выводу, что Россия будет пытаться изменить параметры миропорядка, сложившегося после окончания холодной войны, особенно в Европе и Евразии. Она будет пытаться делать это в сотрудничестве с другими странами там, где это будет возможно, и при помощи как традиционных, так и нетрадиционных методов и приемов в тех случаях, когда это будет необходимо. Таким образом, преследуя свои цели, Москва была готова вести как политику примирения, так и политику вражды по отношению к западным странам, а порой ту и другую одновременно.

Хотя такой подход далеко не всегда приводил к успеху — порой случались чрезвычайно серьезные просчеты (к примеру, последствия попыток России вмешаться в американские президентские выборы 2016 года) — он, тем не менее, позволяет Кремлю демонстрировать признаки наличия масштабной стратегии. В своем выступлении на пресс-конференции на Российской энергетической неделе Путин отметил, что «возня между спецслужбами» идет уже очень и очень давно, но при этом призвал к налаживанию отношений с Западом.

С другой стороны, Запад рассматривает свои отношения с Россией сквозь призму того, что Москва «должна» делать, а не того, что она уже делает. С точки зрения некоторых стран, таких как Италия, Венгрия, Австрия, а также, в меньшей степени, Германия и Франция, Россия «должна» быть партнером Европы. Поэтому правительства этих стран предпочитают концентрироваться на сферах сотрудничества с Москвой и сводить к минимуму количество тех случаев, когда поведение России неконструктивно. С точки зрения других стран, в первую очередь США, Россия «должна» вести свою внутреннюю и внешнюю политику в соответствии с западными ценностями, нормами и предпочтениями. Когда Россия отклоняется от этих стандартов, первый порыв этих стран — исправить ее поведение и наказать. Нынешние внутриатлантические разногласия (как внутри, так и между западными странами) в вопросах политики в отношении России объясняются этим базовым расхождением — между теми, кто видит в проступках России лишь временные отклонения от курса на интеграцию России с Западом, и теми, кто считает эти проступки неотъемлемой составляющей режима и политики России. Таким образом, когда офицеров ГРУ обвиняют в хакерских атаках, одна сторона готова преуменьшать серьезность обвинений, тогда как другая стремится отбросить все положительные моменты отношений, чтобы отомстить. Если постоянно колебаться между этими двумя противоположными подходами, это не приведет к формированию эффективной политики.

В течение всего прошлого года дискуссии по вопросу «Долгосрочной стратегии США в отношении России» (Sustainable Bipartisan U.S. Strategy Towards Russia) были направлены на то, чтобы найти решение этой дилеммы. С одной стороны, площадь территорий, геополитическая позиция и военный потенциал России означают, что США не могут позволить себе роскошь выборочного взаимодействия и конфронтации, то есть они не могут ввести против России такие санкции, которые не будут заключать в себе риски для самих США. В то же время необходимость поддерживать стратегическую стабильность в отношениях с другой крупной ядерной державой вовсе не означает, что США обязаны кротко уступать всем требованиям России.

Итогом этих дискуссий стали выводы, которые можно назвать парадигмой «3-С»: «сотрудничество, конкуренция и конфронтация» (cooperate, compete and confront). Другими словами, США — и соответственно Запад — должны научиться перемещаться внутри этой шкалы 3-С, сотрудничая с Россией в тех областях, которые имеют большое значение для обеих стран (к примеру, нераспространение ядерного оружия), одновременно устанавливая правила игры в тех областях, где эти две страны конкурируют друг с другом (к примеру, продажа энергоресурсов в мире). Что еще важнее, США должны быть готовы к тому, чтобы вступить в конфронтацию с Россией — но сделать это, четко осознавая цену конфронтации и ее последствия. Одна из тех вещей, которая больше всего расстраивала, когда мы наблюдали дискуссии в Сенате США во время августовских слушаний, — это настойчивое требование максимальной конфронтации с Россией в военном и финансовом смыслах — но при наличии гарантий того, что никаких негативных последствий для США не будет. Это ограничение — администрация Обамы честно призналась в том, что она руководствовалась этим ограничением, разрабатывая свои антироссийские санкции, — в значительной мере снижает эффективность сдерживания и служит Кремлю дополнительным свидетельством того, что ему по силам пережить западные санкции.

Проблема заключается в том, что российское государство относится к протестам Запада менее серьезно, чем следовало бы, и полагает, что, если оно продолжит предпринимать агрессивные шаги (хакерские атаки или отравления), ему будет под силу справиться с последствиями. В свою очередь, поведение России все больше злит западных политиков, которые уже начинают рассматривать возможность введения более жестких санкций или уже готовы пойти на жертвы в тех областях, где сотрудничество принесет выгоду всем, только чтобы наказать Кремль. В результате мы движемся к ситуации, в которой проиграют все.

Подход «3-С», в основе которого лежит трезвая оценка цены и последствий, может помочь нам разорвать этот порочный круг. Он основан на предпосылке о том, что вражда между Россией и Западом вовсе не неизбежна, и при этом он не подталкивает к партнерству любой ценой. Он дает шанс извлекать выгоду из возможностей для налаживания отношений, но при этом позволяет нам твердо противостоять тем вызовам, которые Россия бросает интересам и ценностям США. Однако пока США, по всей видимости, не готовы разрабатывать такой подход. Для этого требуется определенная гибкость — то есть возможность вводить и отменять санкции — которой Конгресс не хочет обеспечить президента. Для этого также требуется способность расставлять приоритеты — не всякий проступок или спор России с Вашингтоном должен влечь за собой полномасштабную ответную реакцию.

Возможно, промежуточные выборы позволят стабилизировать американскую политическую систему и наладить более мирное сосуществование президента и Конгресса США на ближайшие два года, когда можно будет заняться разработкой более эффективного подхода к отношениям с Россией. Если этого не случится, тогда тот кризис, который мы наблюдаем последние несколько лет, продолжит усугубляться.

Николас Гвоздев — пишущий редактор издания «Нэшнл Интерест»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев


Россия. Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759112

The Washington Post (США): Возвращение Кремля

Россия стремится восстановить свои позиции в Афганистане и вернуть себе роль регионального посредника, пытаясь добиться того, чтобы любой вариант завершения конфликта отвечал российским интересам. По мнению аналитиков, это — часть стратегии, целью которой является защита южного фланга России от опасности появления «Исламского государства»* в Центральной Азии.

Эми Феррис-Ротман (Amie Ferris-Rotman), Мисси Райан (Missy Ryan), The Washington Post, США

Россия развивает связи с «Талибаном»*, чтобы усилить свое влияние в Афганистане спустя 30 лет после унизительного поражения Москвы, которое было одним из факторов, ускоривших распад Советского Союза.

Связь России с боевиками привлекла внимание и вызвала критику со стороны некоторых, когда Кремль пригласил представителей «Талибаном» в Москву на встречу в сентябре. Это приглашение было отменено — во всяком случае, временно — после того, как афганское правительство возразило, заявив, что оно должно играть ведущую роль в любых переговорах.

Но возникший дипломатический конфликт позволил разоблачить стремление Кремля восстановить свои позиции в Афганистане — он предпринимал шаги, среди которых были осторожные контакты с лидерами талибов и сосредоточение сил и средств у северной границы страны.

Москва также стремится вернуть себе роль регионального посредника, проводя тайные переговоры с США, Ираном, Пакистаном, Индией и Китаем и пытаясь долбиться того, чтобы любой вариант завершения конфликта отвечал российским интересам.

По мнению аналитиков, это является частью стратегии, целью которой является защита южного фланга России от опасности появления «Исламского государства»* в Центральной Азии, и принятие мер на случай возможного резкого выхода США из Афганистана после 17 лет войны.

Целенаправленный маневр России предполагает относительно скромные политические инвестиции, которые все же могут принести большие дивиденды, поскольку Москва стремится подтвердить свой международный вес. «Незначительная поддержка талибов — это страховка на будущее», — говорит Артемий Калиновский, специалист по истории Центральной Азии из Амстердамского университета.

Генерал Джон Николсон-младший (John Nicholson Jr.), который недавно ушел с поста командующего силами США и НАТО в Афганистане, заявил, что Москва пытается «вбить клин» между Соединенными Штатами и их партнерами по коалиции.

«Мы знаем, что Россия пытается подорвать наши военные достижения и многолетние военные успехи в Афганистане и заставить партнеров подвергнуть сомнению стабильность Афганистана», — заявил он в недавнем интервью.

Поскольку Россия укрепила свои позиции, Николсон и другие высокопоставленные американские чиновники выступают с необоснованными, но настойчивыми заявлениями о том, что Кремль поставляет талибам стрелковое оружие или, по крайней мере, терпимо относится к поставкам российского оружия боевикам из Центральной Азии. Россия эти обвинения отвергает.

Представители американских властей сомневаются, что Москва пытается помочь добиться победы боевикам, преемникам моджахедов, членов вооруженных формирований, воевавших против советских войск в 1980-е годы. На самом деле, по словам чиновников, Россия пытается укрепить свои позиции, не провоцируя США — и несколько ящиков с автоматами Калашникова могут помочь организовать встречи и наладить отношения, не меняя ситуации на поля боя.

Возвращение России происходит на фоне того, как администрация Трампа всячески пытается обратить вспять давно продолжающийся процесс возрождения и восстановления позиций талибов и подтолкнуть боевиков к сделке. Хотя более масштабная военная миссия помогла афганским силам защитить населенные районы, значительные территории страны остаются запретными зонами.

В августе боевики временно захватили столицу одной из провинций, продемонстрировав тем самым слабость власти афганского правительства над страной.

На этом фоне представители американских властей опасаются, что вмешательство Кремля может осложнить, а то и вовсе подорвать работу по содействию мирным переговорам, предоставив боевикам новые возможности получения поддержки, тем самым уменьшая их стимул к заключению сделки.

«“Талибан” должен чувствовать, что Россия настаивает на проведении переговоров, нельзя чтобы он осмелел благодаря поддержке со стороны нового покровителя, — сказал высокопоставленный чиновник администрации Трампа, который, как и другие, согласился обсуждать эту важную тему на условиях анонимности. — Проблема в этом».

«Первое предупреждение об опасности»

Попытки России установить отношения с талибами — это поразительно резкое изменение позиции спустя 30 лет после того, как советская армия потерпела поражение в войне с афганскими моджахедами.

В результате войны 1979-1989 годов, целью которой была поддержка союзнического коммунистического правительства, опустошила Афганистан. В этой войне погибло около миллиона афганцев, а также была разрушена инфраструктура и уничтожена сельскохозяйственная отрасль страны Тяжелые потери понес и Советский Союз — была истощена его казна, и погибло не менее 15 тысяч советских военнослужащих. Многие из них погибли от рук исламистов, которых тайно вооружали США.

Возвращавшихся домой советских ветеранов, или «афганцев», как их называют, редко встречали как героев. Наоборот, они вызывали у людей чувство замешательства и неловкости, и то, что они не одержали победы на поле боя, символизировало разочарование в советском государстве.

Когда после терактов, произошедших 11 сентября 2001 года, США и другие страны НАТО ввели войска в Афганистан, Москва оказала поддержку коалиции в борьбе с «Аль-Каидой»* и ее хозяевами-талибами.

Но с годами Россия разочаровалась в миссии США. Соединенные Штаты, казалось, повторяли все ошибки СССР — такие как утрата поддержки местного населения из-за ошибочных авиаударов. При этом они совершали и свои собственные.

Московские власти были обеспокоены еще и тем, что Америка построит у них «под боком» постоянные базы.

Их мнение изменилось после того, как президент Барак Обама объявил о своем намерении вывести войска США. После того, как в 2011 году контингент американских войск был увеличен примерно до 100 тысяч человек, Обама, покидая свой пост, был решительно настроен на то, чтобы оставить в Афганистане минимальное количество военнослужащих.

Просчеты местных войск стали очевидны сразу же после того, как в 2014 году США официального прекратили боевые действия. Как только ушли американские военные советники, боевики возобновили масштабные наступления. Охраняемые районы быстро оказались в руках талибов. Число жертв в Афганистане резко возросло.

В сентябре 2015 года, боевики захватили город Кундуз на севере страны. Падение одного из крупных городов впервые с 2001 года продемонстрировало неустойчивость власти Кабула. Город находится всего в часе езды к югу от Таджикистана, государства из числа бывших советских республик, которое по-прежнему находится в сфере влияния России.

«Идея перехода изменила восприятие соседями Афганистана роли США», — говорит Джеймс Швемлейн (James Schwemlein), бывший чиновник Госдепартамента.

В том же году группировки боевиков, разбросанные по всему Афганистану, начали заявлять о своей верности «Исламскому государству», террористической организации, известной также как ИГИЛ, которая годом ранее захватила территории в Ираке и Сирии. В отличие от талибов, которые ставили перед собой задачу взять под контроль лишь Афганистан, у «Исламского государства» были амбиции международного масштаба. Эта организация продолжала вербовать тысячи человек из стран Центральной Азии с преобладающим мусульманским населением.

В совокупности эти события стали для России «первым предупреждением об опасности», говорит директор Московского Центра Карнеги и бывший полковник российской армии Дмитрий Тренин. «Российские военные были чрезвычайно потрясены мятежом на севере Афганистана [и] идеей присутствия там ИГИЛ».

За несколько недель до падения Кундуза в ходе столкновений между исламистами и полицией в Таджикистане погибло 17 человек. Россия, подтверждая растущую обеспокоенность по поводу событий к югу от своих границ, в начале этого года передала Таджикистану подержанную военную технику и вооружение на сумму более миллиарда долларов, включая самолеты, артиллерийские системы и боеприпасы.

Во время своего визита в Таджикистан в 2017 году президент России Владимир Путин пообещал помочь стране обеспечить безопасность ее границы с Афганистаном.

Две страны также начали военные учения в Таджикистане, которые американские официальные лица назвали провокационными, поскольку они проводились без предварительного уведомления Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). По словам официальных лиц, учения также позволили России разместить на северной границе Афганистана стратегические вооружения, в том числе баллистические ракеты малой дальности «Искандер» и средства ПВО.

«10 или 10 тысяч автоматов Калашникова»

То, что Россия решила вновь определять будущее Афганистана, стало понятным в 2014 году, когда один высокопоставленный дипломат обратился к США с предложением.

Замир Кабулов, заядлый курильщик и бывший агент КГБ, курировавший связи Москвы с Афганистаном с 1980-х годов, спросил, согласится ли Вашингтон на тайные переговоры о будущем страны с Россией, Ираном и рядом других стран.

Для чиновников США переговоры со странами, среди которых были давние противники, представлялись затруднительными в период напряженных отношений из-за действий Москвы на Украине и поддержке Тегераном боевиков на Ближнем Востоке. По словам бывших чиновников, союзников по НАТО пришлось бы держать в неведении, поскольку они, вероятно, захотели бы принять участие.

Но благодаря этой инициативе появилась возможность удерживать соперников, по выражению одного из чиновников, «скорее в игре, чем вне игры».

Кэмерон Мунтер (Cameron Munter), бывший посол США в Пакистане, который теперь принимает участие в дискуссиях с россиянами, заинтересованными в Афганистане, сказал, что кампания влияния Москвы в ее основе предполагала уважение.

«Они считают, что их унизили в 1991 году, и они хотят вернуться за стол переговоров, — сказал он. — Они добиваются справедливости и будут продолжать предлагать идеи по Афганистану».

Примерно в то время, когда действия Кабулова приобретали законченные черты, сотрудники американской разведки начали отмечать все больше сообщений о том, что талибы получают оружие или финансирование от российского правительства. Представители российских властей традиционно опровергают эти утверждения, а некоторые из них обвиняют США в укреплении позиций и росте влияния «Исламского государства» в Афганистане.

«Влияние ИГИЛ растет в основном благодаря американским спецслужбам в Афганистане, — заявил Франц Клинцевич, член верхней палаты российского парламента и ветеран советской войны. — Они создают в Центральной Азии неразбериху, и это оказывает огромное давление на Россию».

«Я прекрасно знаю, что американцы делают в Афганистане, — сказал он. — Они там не воюют против ИГИЛ. Они себя охраняют».

По словам высокопоставленных американских чиновников, русские поставляют боевикам «Талибана», а также полевым командирам и другим группировкам, ограниченное количество стрелкового оружия, в основном автоматы Калашникова, чтобы облегчить взаимодействие.

«Когда я приехал сюда два года назад, мы не видели деятельности такого масштаба», — сказал Николсон в недавнем интервью в Кабуле.

Как говорит Джеймс Доббинс (James Dobbins), бывший высокопоставленный американский дипломат, русские дают понять Вашингтону, что «с ними может быть еще сложнее, если они захотят, так что не надо доводить их до крайности».

Чиновники заявили, что правительству США не хватает подробных, надежных разведданных о том, что может происходить, отметив, что им известна только неофициальная информация об оружии. По их словам, разведывательно-информационная картина остается нечеткой, поскольку средства наблюдения сосредоточены в другом месте и потому, что задачу усложняет шпионская деятельность русских.

Однако представители американских властей признают, что вся помощь, которую Россия оказывает талибам поставками оружия, никак не повлияла на конфликт — отчасти потому, что стрелковое оружие легко достать.

«Неважно, идет ли речь о 10 автоматах Калашникова или о 10 тысячах, главная идея такова: “Мы по-прежнему участвуем. Мы по-прежнему имеем значение”», — говорит бывший американский чиновник.

Некоторые официальные лица обеспокоены тем, что выражения тревоги Москвы по поводу «Исламского государства» могут создать предпосылки для одностороннего военного вмешательства.

Эти опасения усилились на фоне заявлений афганских властей о том, что Россия или Таджикистан стоят за загадочным инцидентом, произошедшим в августе, когда неизвестный самолет бомбил позиции боевиков на севере Афганистана. Обе страны обвинения опровергают.

«Странные заигрывания» с талибами

Еще в 2014 году, когда Россия планировала новую дипломатическую инициативу с участием США и других стран, американские чиновники начали замечать, что разведслужбы все чаще сообщают о том, что чиновники назвали «странным заигрыванием» России с боевиками «Талибана». В основном это происходило в северном Афганистане, где у Москвы были тесные связи с таджикскими и узбекскими группировками.

Целью, по словам чиновников и аналитиков, было укрепить силы подразделений, воюющих с «Исламским государством», и добиться того, чтобы в случае захвата власти «Талибаном» у России уже была бы налажена связь с руководителями.

«Они думают, что талибы способны удержать свои позиции», — говорит Барнетт Рубин (Barnett Rubin), бывший американский чиновник, который вел переговоры с российскими специалистами по Афганистану.

По словам нынешних и бывших чиновников, российские власти считают, что эта организация боевиков изменилась и больше не представляет угрозы для российских интересов. А «Талибан», как и Россия, выступает против длительного военного присутствия США и рассчитывает уничтожить «Исламское государство».

Американские чиновники, которые периодически встречались с представителями талибов, не возражали против контактов русских с талибами, но опасались, что благодаря зарождающимся отношениям России с «Талибаном» боевики почувствуют себя достаточно уверенно, чтобы отказаться от мирных переговоров. По их мнению, это может также поставить под сомнение действия США за счет преувеличения способности Москвы влиять на ход событий в стране.

«Именно так русские используют восприятие в своих интересах, — говорит бывший чиновник. — Чтобы добиться стратегического результата, им даже не надо особо стараться».

Ричард Олсон (Richard Olson), который при Обаме был спецпредставителем США в Афганистане и Пакистане, сказал, что другие страны также предпринимают действия, чтобы подстраховаться, поскольку они пытаются защититься от возможного срыва переговоров.

«У всех в регионе есть свои связи с “Талибаном”, поэтому США должны добиваться урегулирования, в котором будут участвовать все эти игроки», — сказал он.

В августе 2014 года, когда США и их европейские союзники ввели против России постоянно ужесточаемые санкции за аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на востоке Украины, небольшая группа американских дипломатов села в самолет и отправилась в Москву.

По мере резкого усиления напряженности между США и Россией дипломаты получили специальное разрешение от Белого дома на участие в первой встрече в Москве, где состоятся инициированные Россией переговоры. Они получили указания: хранить встречу в тайне и оставаться на ней только до тех пор, пока это необходимо.

Переговоры, проходившие в гостевом доме МИД, в которых также участвовали Пакистан, Индия, Китай и Афганистан, курировал Кабулов.

Американские дипломаты увидели в Кабулове — с его грубоватым юмором, склонностью к пьяным посиделкам и готовым перечнем ошибок, совершенных Америкой за рубежом, бескомпромиссного сторонника холодной войны.

Этот ветеран дипломатии в 1980-е и в 1990-е годы служил в советском посольстве в Кабуле и после поражения талибов в 2001 году вернулся в Афганистан уже в качестве посла России. Он был одним из немногих иностранцев, которые в 1990-е годы встречались с Мохаммедом Омаром (Mohammad Omar), одноглазым лидером талибов, во время переговоров об освобождении захваченного в плен российского экипажа Ил-76.

По словам Джонни Уолша (Johnny Walsh), бывшего чиновника Госдепартамента, занимавшегося вопросами Афганистане, инициатива Кабулова полезнее многих других дипломатических усилий, поскольку ее рамки были достаточно узкими и не позволяли вести предметную дискуссию, а также предполагала достаточную секретность, не позволявшую рассчитывать на какую-то откровенность».

Но по мере нарастания напряженности по более серьезным вопросам российско-американских отношений официальным лицам стало все труднее встречаться.

Несмотря на заявления президента Трампа о поддержке Путина, его администрация ввела в отношении Москвы новые санкции — последние из них были введены в связи с покушением, совершенным в этом году в Великобритании с использованием нервно-паралитического вещества. Она также заняла более жесткую позицию по Ирану, что вдвойне затрудняет дальнейшие переговоры.

С момента вступления Трампа в должность американские и российские чиновники встречались несколько раз, чтобы обсудить Афганистан, но Вашингтон отказался принимать участие в предложенных (а затем отмененных) переговорах в Москве в сентябре с участием талибов.

Как и в случае с предложением Москвы провести встречу с представителями «Талибана», мало кто из представителей властей США рассчитывал на то, что инициатива Кабулова позволит мгновенно урегулировать конфликт. Однако неспособность ключевых держав объединить свои усилия и определить курс на достижение мира показывает, в какой степени Афганистан по-прежнему остается заложником и зависит от решения более серьезных глобальных проблем.

Лорел Миллер, которая до прошлого года занимала пост спецпосланника США в Афганистане, заявила, что в долгосрочной перспективе Россия и другие страны, участвующие в переговорах, проходящих по инициативе российского дипломата, будут играть центральную роль в укреплении стабильности — или ее подрыве.

«Соединенные Штаты вряд ли смогут достичь своих целей по причине препятствий со стороны этих стран, — сказала она. — Не стоит забывать, что Афганистан находится по соседству с ними, а не с нами».

* террористическая организация, запрещенная в России

Россия. Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759112

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2018 > № 2759117

Главред (Украина): Почему украинцам рано радоваться долгожданному Томосу

Что такое Томос, плохо представляют себе обычные украинцы, регулярно посещающие храмы. В лучшем случае спросят: «Зачем это надо, как ходили в эту церковь, так и будем». Что означает: для значительной части верующих храм — прежде всего место для моления, и уже потом — принадлежность к патриархии. Автор «Главреда» сравнивает ситуацию с законом о языке — выполнять его в Украине не особо будут.

Андрей Кокотюха, Главред, Украина

Восторженные пользователи соцсетей рано радуются победе и гонят «московского попа» поганой метлой.

«Хотелось бы не гадать, а знать цену за автокефалию. Это куда важнее, чем лукаво поздравлять граждан Украины с получением Томоса, до которого ещё работать и работать», — так отреагировал политолог Александр Кочетков на решение Вселенского патриархата в Константинополе предоставить украинской православной церкви полную независимость от других церквей. В данном случае речь только о Московском патриархате. Документом, подтверждающим обретение независимости, является тот самый Томос, о котором давно и часто говорят и пишут в последнее время украинские СМИ и соцсети.

Эту цену уже озвучил другой политолог — Руслан Бортник. По его мнению, УПЦ и УАПЦ не обрели независимость, а просто сменили протекторат. Стремясь уйти из-под влияния Московского патриархата, украинская православная церковь добровольно пошла под власть Константинополя. Так что, делает выводы политолог, в религиозной области Украина также не самостоятельна. Но подобная риторика выглядит составляющей пропагандистских меседжей Кремля по поводу того, что Украина рвёт с Россией, чтобы продаться Америке и немножко — Европе.

Тем не менее, вопросом к практической реализации долгожданного Томоса в украинских реалиях уже достаточно. При том, что сам Томос де-факто не получен. По итогам заседания Синода, которое прошло 11 октября, объявлено: предоставление украинской церкви автокефалии продлевается. Вселенский патриархат лишь приступает к данной процедуре. То есть, Томос обещан, обратной дороги нет — как нет пока и самого Томоса. Появилась информация: все необходимые формальности будут завершены в ноябре. Что даёт людям, далёким от церковных дел, понимания — там тоже есть своя бюрократия, всё не так быстро. Грубо говоря, почти как в обычном ЖЭКе или другом скучном государственном учреждении.

А это, в свою очередь, должно приземлить особо восторженных пользователей соцсетей. Их патриотичный сегмент радуется победе и уже гонит «московского попа» поганой метлой. Точно так же эти люди радовались принятию в первом чтении нового языкового закона на минувшей неделе. Хотя он сперва должен пройти второе чтение, с учётом поправок, после подписан спикером, премьером и президентом, далее — опубликованным в «Голосе Украины». И лишь через несколько месяцев после этого закон вступит в законную силу. Хотя реалисты убеждены: выполнять его в Украине не особо будут, так как не предусмотрено наказание за нарушение норм. Если и предусмотрено — то до дела не доходит, как с любым другим законом.

Рискну предположить: Томос как документ в наших реалиях ожидает та же участь. Ведь Вселенский патриархат имеет дело с Россией. Государством, которое не признаёт никаких законов кроме тех, которые сама написала. Да и то, требует их выполнения только от оппонентов.

Это лишь кажется, что патриарх Московский и всея Руси Кирилл признает правоту Константинополя, законность его решений по Украине и подчинится, отпустив УПЦ из-под своего крыла.

Кремль не признаёт Будапештский меморандум. По приказу Путина нарушена государственная граница Украины, оккупированы Крым и часть Донбасса. Во всех случаях Россия считает себя правой. И нет в мире институтов, способных наставить агрессивное государство на путь истинный. Ни светских, политических, ни гуманитарных, ни церковных.

Начать нужно даже не с того, что российская пропаганда уже трубит о незаконности решения Синода, грядущем церковном расколе и видит причину происходящего в тотальной русофобии всего мира. Что такое Томос, плохо представляют себе обычные украинцы, регулярно посещающие храмы. В лучшем случае спросят: «Зачем это надо, как ходили в эту церковь, так и будем». Что означает: для значительной части верующих храм — прежде всего место для моления, и уже потом — принадлежность к патриархии.

Вот вам пример. В парке рядом с нашим домом построили церковь. Она относится к Московскому патриархату. Однако рано утром на Пасху здесь собираются люди в вышиванках, язык общения которых — украинский. Они святят пасхи, яйца и колбасы независимо от того, что священник представляет враждебный патриархат. И Томос, о практическом действии которого большинство наших сограждан имеет смутное представление, мозги не прочистит.

Тут вспоминается случай из последних лет СССР. Летом 1990 года я как журналист участвовал в просветительском походе по родной Черниговщине, организованном популярным тогда Народным Рухом. Провинциальный Бахмач встретил невиданной агрессией: пьяные, не смотря на тогдашний дефицит спиртного, мужчины и женщины взяли наши автобусы в плотное кольцо и грозили немедленной расправой, если мы не уберёмся.

Причина вскрылась быстро. Оказывается, местная советская власть поработала с местным священником, а в магазины «выбросили» водку. Святой отец утром на воскресной проповеди предупредил: едет три автобуса католиков обращать православных в свою веру. Тогда всё утряслось, но ситуация может повториться. Только теперь священники, служащие в храмах Московского патриархата, на воскресных проповедях могут с подачи своего «начальства» говорить об американцах, которые «своим» Томосом сеют раскол в православном мире. Противостояние по этой оси очень даже вероятно.

Наконец, как Томос решит проблему принадлежности главных святынь православного мира — Киево-Печерской и Почаевской лавр. Есть и другие, но за эти Московский патриархат будет стоять насмерть и до конца.

Украинской церкви предоставят самостоятельность — но это не значит, что МП соберёт вещички и освободит помещения. Сперва предъявят договор об аренде, который ещё не истёк, и расторгать его МП не собирается. Затем найдут другую причину, по которой не сдадутся без боя. Так что добровольно и мирно, как обещает патриарх Филарет, реализовать право украинской православной церкви на независимость даже с Томосом будет сложно.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2018 > № 2759117


Таджикистан. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2762525 Дмитрий Медведев

Заседание Совета глав правительств государств – членов ШОС

Д.Медведев: «Наша организация – это оптимальная платформа для того, чтобы состыковать национальные стратегии развития и трансграничные проекты. Мы настроены на то, чтобы наше взаимодействие по всем направлениям укреплялось. В 2017 году товарооборот России со странами организации вырос до 120 млрд долларов. В этом году позитивная тенденция сохраняется».

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС

Уважаемый господин Кохир Расулзода! Уважаемые дамы и господа! Прежде всего хочу поблагодарить наших коллег из Таджикистана за тёплый приём, хорошие условия для работы.

Мы завершили работу в узком составе. Обменялись мнениями о том, что нужно для обновления повестки Шанхайской организации сотрудничества. Говорили о торговле, инвестициях, цифровой повестке дня, высоких технологиях, транспорте, промышленности, энергетике. Важно использовать все наши возможности с максимальным результатом.

Внешние условия, в которых мы работаем, остаются сложными, их трудно назвать комфортными. Серьёзным испытаниям подверглась вообще система стратегической стабильности. Чтобы удержать доминирующие позиции, отдельные государства используют приёмы недобросовестной конкуренции. Вводятся протекционистские меры, незаконные односторонние санкции. Иногда дело доходит и до политического шантажа. Основные удары направлены против России, Китая как ключевых членов Шанхайской организации, а также Ирана – нашего многолетнего партнёра.

Экономические риски усугубляются нарастанием угроз в сфере безопасности. Терроризм, организованная преступность, незаконный сбыт наркотиков – это серьёзные вызовы, которые беспокоят все наши страны. С самыми острыми проблемами, как известно, сталкивается Афганистан, где продолжаются боевые действия и теракты. Мы поддерживаем усилия, которые ведут к национальному примирению и восстановлению экономики этой страны.

Несмотря на известные ограничения, российская экономика в целом развивается стабильно, во многом со знаком «плюс» – это касается всех ключевых макроэкономических показателей, – что даёт нам возможность с оптимизмом смотреть в будущее.

При этом наша организация – это оптимальная платформа для того, чтобы состыковать наши национальные стратегии развития и трансграничные проекты. Хороший пример – это сопряжение интеграции в рамках Евразийского экономического союза и проекта «Один пояс – один путь». В мае этого года подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским союзом и Китайской Народной Республикой. Заключены также российско-китайские договорённости.

Мы настроены на то, чтобы наше взаимодействие по всем направлениям укреплялось. Должен отметить, что это на самом деле происходит на практике. В 2017 году товарооборот России со странами организации вырос до 120 млрд долларов. В этом году позитивная тенденция сохраняется. И это в целом хороший результат.

Мы должны принимать важные решения для того, чтобы финансировать проекты. Отдельно здесь отмечалась необходимость переходить на взаимные расчёты в национальных валютах (мы эту идею поддерживаем), сокращать внешние риски. Хотя здесь нужно действовать взвешенно и аккуратно.

У наших стран общие границы, весьма большие территории. Лишнее время в пути – это ненужные издержки, потерянная прибыль для бизнеса. Поэтому для того, чтобы развивать экономическое сотрудничество, нам нужны полноценные транспортные и логистические проекты. У нас есть взаимопонимание по этому вопросу. Россия готова активно участвовать в таких проектах. Мы выделяем очень значительные средства на модернизацию и расширение магистральной инфраструктуры, включая транспортные коридоры «Запад – Восток» и «Север – Юг». Уверен, что наша общая логистическая схема работы создаст нам очень значительные конкурентные преимущества.

И конечно, мы приветствуем решение Белоруссии, страны-наблюдателя, присоединиться к Соглашению о создании благоприятных условий для автомобильных перевозок.

Сегодня после нашего заседания будет подписана межведомственная программа по продовольственной безопасности. Было бы полезно подключить к ней и наблюдателей, и партнёров по диалогу. Десятки миллионов людей, которые живут в наших странах, нужно обеспечить качественными продуктами питания, защитить от эпидемий, от экологических катастроф. Здесь мы поддерживаем то, что только что говорил мой коллега Ли Кэцян по этому поводу.

Поток людей, которые пересекают государственные границы, постоянно растёт. Конечно, мы заинтересованы, чтобы так было и дальше. Уверен, что реализация программы по развитию туризма и плана совместных действий на период 2019­–2020 годов ещё больше сблизит наши государства.

Наши договорённости начинают работать по-настоящему, когда они переходят на более «приземлённый» уровень – на уровень контактов между бизнесом, между приграничными регионами, между конкретными компаниями. Способствовать этому призваны и Деловой совет, и Межбанковское объединение. Рассчитываем, что страны ШОС примут активное участие в ежегодном Форуме малого бизнеса, который пройдёт в Уфе через неделю. Это форум стран – участниц ШОС и БРИКС.

Как вы знаете, Россия предложила создать Форум глав регионов ШОС. Мы признательны нашим коллегам за поддержку этой инициативы. Ждём представителей государств организации на первой встрече, которая пройдёт в декабре в нашей стране – в Челябинске. Наши коллеги из Узбекистана предложили разработать программу развития межрегионального сотрудничества. Эти программы неплохо друг друга дополняют.

У нас есть общий настрой на развитие сотрудничества в гуманитарной сфере. Шанхайская организация, обладая собственным духом, объединяет страны богатой истории и культуры, уникальных традиций. И мы должны делать всё, чтобы лучше узнать друг друга.

Один из самых успешных гуманитарных проектов – это Университет ШОС, который объединяет почти восемь десятков высших учебных заведений. Он работает уже 10 лет. Такие проекты надо всячески поддерживать. Мы исходим из того, что интерес к такого рода сотрудничеству будет расти, а количество участников – расширяться.

В заключение хотел бы ещё раз поблагодарить коллег из Таджикистана за очень хорошую организацию нашей работы. Председательство переходит к Узбекистану. Мы желаем нашим коллегам успехов и готовы оказывать им всё необходимое содействие.

Документы, подписанные по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств-членов Шанхайской организации сотрудничества:

Об Отчете Секретариата Шанхайской организации сотрудничества о ходе реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества;

О Финансовом отчете Шанхайской организации сотрудничества по исполнению бюджета Шанхайской организации сотрудничества за 2017 год;

О бюджете Шанхайской организации сотрудничества на 2019 год;

О добровольной помощи для обеспечения деятельности постоянно действующих органов Шанхайской организации сотрудничества;

О переводческом обеспечении деятельности постоянно действующих органов Шанхайской организации сотрудничества;

О внесении изменений в Положение о денежном содержании, гарантиях и компенсациях должностных лиц постоянно действующих органов Шанхайской организации сотрудничества;

О разработке новой редакции Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества;

О подготовке Программы развития межрегионального сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества;

О Плане практических мер ("Дорожная карта") по сотрудничеству научно-исследовательских учреждений государств-членов Шанхайской организации сотрудничества на 2019-2020 годы;

О реализации Концепции сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в области охраны окружающей среды;

Совместное коммюнике по итогам семнадцатого заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств-членов Шанхайской организации сотрудничества

Программа сотрудничества Шанхайской организации сотрудничества по продовольственной безопасности

Меморандум между уполномоченными ведомствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о техническом сотрудничестве в области совместной профилактики и контроля трансграничных эпизоотических заболеваний.

Таджикистан. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2762525 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 12 октября 2018 > № 2760476 Алексей Ферт

Мост на Сахалин открывает интересные перспективы

Строительство моста на Сахалин положительно отразится на грузообороте всех портов острова, рассказал Fishnews управляющий директор компании «Порт Поронайск» Алексей Ферт. По его мнению, мост может повлиять на «рыбную» составляющую деятельности.

Порт Поронайск расположен на восточном побережье Сахалина, на берегу залива Терпения. Традиционно порт использовался для вывоза леса-кругляка, перевалки минерально-строительных и генеральных грузов, кроме того, Поронайск тесно сотрудничал с многочисленными местными предприятиями рыбной отрасли. В 2000-х порт постепенно пришел в упадок и в конце 2015 года сменил владельца. Новый собственник — ООО «Порт Поронайск», входящий в холдинг «Развитие транспортных проектов», планирует реконструкцию с учетом тех изменений, которые происходят на Сахалине.

– Алексей Викторович, какие перспективные направления для развития портовой инфраструктуры на Сахалине вы видите?

– С одной стороны, наш порт расположен в непосредственной близости от места разработки сахалинских нефтяных и газовых месторождений и может использоваться в качестве базы снабжения для операторов шельфовых проектов. С другой – в планах реконструкции – строительство в том числе и специализированного рыбного терминала. Первоначально предполагалось, что он будет обслуживать уже существующие потребности сахалинских предприятий рыбохозяйственного комплекса.

Однако в последние год-два все больше обсуждается вопрос строительства моста на Сахалин. В июле 2018 года президент России Владимир Путин дал поручение правительству «проработать вопрос» строительства. Если положительное решение будет принято, Поронайск станет стратегической точкой для рыбной отрасли, такой, какой сейчас является Владивосток.

– Почему именно Поронайск?

– Дело в том, что это единственный не специализированный под нужды нефтегазового комплекса порт на восточном побережье острова, расположенный в непосредственной близости от мест промысла минтая, лососевых, а также таких перспективных объектов добычи, как скумбрия и сардина-иваси.

Благодаря уникальному географическому положению и наличию железнодорожной станции, при появлении прямой сухопутной связи с материком Поронайск сможет успешно конкурировать с Владивостоком за статус перевалочного пункта при вывозе уловов Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна (особенно Охотского моря и вод восточнее Курильской гряды) в центральные регионы России.

В настоящее время та часть уловов Дальневосточного бассейна, которая предназначена для внутреннего рынка страны, доставляется из районов промысла во Владивосток, откуда уже развозится по регионам. Каждую путину рыбаки сталкиваются с тем, что Владивосток становится своеобразной «пробкой» - возникают проблемы с разгрузкой рефрижераторов, не хватает холодильных мощностей, перевозчики поднимают тарифы, возникают заторы на железной дороге.

– Да, это известная проблема, о которой нам приходится писать каждый год.

– Мост на Сахалин изменит логистику доставки уловов потребителям: наш порт станет наиболее удобной точкой отгрузки. Поронайск просто гораздо ближе Владивостока. Это ближайшая к районам промысла ж/д станция, которая благодаря мосту перестанет быть изолированной от общероссийской железнодорожной сети.

В процессе работы по реализации проекта нами были приняты во внимание планы по строительству железнодорожного мостового перехода Сахалин – материк по линии Селихин – Ныш. В случае начала строительства моста мы незамедлительно внесем необходимые корректировки в проект реконструкции портовой инфраструктуры. В частности, на этот случай уже введены дополнительные разделы в Декларацию о намерениях инвестирования и обоснования грузовой базы. Эти корректировки позволяют нашему проекту полностью соответствовать требованиям к новому глубоководному морскому порту на остров Сахалин, необходимость которого неразрывно связана с решением о строительстве моста.

– На какой стадии сейчас работа над декларацией?

– Тендер на разработку Декларации о намерениях инвестирования в строительство был проведен весной этого года – в соответствии с подготовленной в 2017 году одним из ведущих проектных институтов концепцией реализации проекта реконструкции и развития морского порта Поронайск. К настоящему моменту разработка Декларации завершена и документ направлен на согласование в Федеральное агентство морского и речного транспорта.

Специалисты проектного института совместно с сотрудниками ООО «Порт Поронайск» выполнили большой объем работы по поиску, обобщению и систематизации гидрологической, метеорологической информации о заливе Терпения, сведений о грунтах в районе предполагаемого строительства.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 12 октября 2018 > № 2760476 Алексей Ферт


Россия. Белоруссия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2759598 Азер Талыбов

Азер Талыбов: Показатели двусторонней торговли между странами России и Беларуси продолжают расти

Заместитель министра экономического развития РФ Азер Талыбов выступил на пленарном заседании V Форума регионов Беларуси и России. Форум направлен на развитие двусторонних связей и традиционно проходит с участием руководства двух стран. В этом году пленарное заседание было посвящено приоритетным направлениям развития регионального сотрудничества.

В своем выступлении Азер Талыбов отметил, что Россия и Беларусь активно взаимодействуют в формате Союзного государства, Евразийского экономического союза, а также СНГ, и это взаимодействие осуществляется на конструктивной основе.

- Сегодня на площадке Союза идет подготовка Декларации о дальнейшем углублении интеграционных процессов, предполагается выйти на подготовку Стратегии развития Союза до 2030 года. Из всех государств-членов ЕАЭС Республика Беларусь в наибольшей степени ориентирована на рынок Союза. Именно поэтому белорусская сторона активно продвигает решения по сокращению барьеров, изъятий и ограничений на внутреннем рынке ЕАЭС, - сказал заместитель министра.

Он подчеркнул, что Россия является естественным сторонником решений, направленных на поддержку внутреннего производства, и совместных мер по импортозамещению. А создание кооперационных связей, активно продвигаемое белорусской стороной, отвечает и российским интересам, поскольку способствует укреплению Союза изнутри и достижению еще больших экономических результатов.

По словам Азера Талыбова, между странами продолжают расти показатели двусторонней торговли. В январе-июле 2018 г. товарооборот между странами увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. на 15,2% и составил 20,4 млрд. долл. США. При этом возросли как российские поставки в Беларусь (+23,9% до 12,95 млрд. долл. США), так и белорусские поставки в Россию (+2,5% до 7,4 млрд. долл. США).

Кроме того, представитель ведомства отметил успешную работу двух государств в части углубления экономического сотрудничества путем внедрения и развития принципов программно-целевого управления.

- Вначале 2018 года, в нашем Министерстве состоялась рабочая встреча с представителями Министерства экономики Республики Беларусь по вопросам применения программно-целевого управления в Российской Федерации. Мы поделились не только практикой в части разработанных нами институциональных условий, но и методологическим инструментарием, в частности оценкой макроэкономических эффектов от реализации государственных программ. Теперь готовы предложить создать постоянно действующую комиссию по развитию и информационному взаимодействию в сфере программно-целевого управления, - заявил Азер Талыбов.

Результатом данной работы станет синхронизация программно-целевого инструментария, которая усилит синергетический эффект от реализации программ Союзного государства и госпрограмм стран, концентрируя ограниченные ресурсы на точках роста.

- С Республикой Беларусь у нас есть общее понимание по существующему потенциалу углубления торгово-экономического сотрудничества и готовность обсуждать механизмы его реализации, - заключил заместитель министра.

Россия. Белоруссия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2759598 Азер Талыбов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2018 > № 2759523 Константин Казенин

Возвращение кавказской политики. О чем говорит пограничный спор Ингушетии и Чечни

Константин Казенин

В кулуарном подписании соглашения о границе без широкого общественного обсуждения кто-то в Ингушетии мог увидеть попытку насадить в регионе политические практики соседней Чечни. Но претензии протестующих направленны прежде всего против ингушских властей, а не против Кадырова, Кремля и тем более народа Чечни

Соглашение о границе между Ингушетией и Чечней, которое Юнус-бек Евкуров и Рамзан Кадыров подписали 27 сентября, должно было закрыть давний и вялотекущий спор двух субъектов РФ о размежевании территории и добавить стабильности обстановке на Северном Кавказе. Но в российской региональной политике в последнее время мало что идет так, как планировалось, – не пошло и здесь. Вместо окончательного урегулирования конфликт, наоборот, резко обострился. В столице Ингушетии Магасе начались многотысячные митинги, а ситуация с ратификацией соглашения до сих пор остается неясной, потому что к протестующим присоединились многие депутаты ингушского парламента. Всего за несколько дней на Кавказ неожиданно вернулась настоящая политика.

Эхо 1934-го

У нынешнего конфликта, связанного с демаркацией административной границы между Чечней и Ингушетией, первопричина та же, что и у многих других конфликтов на постсоветском Северном Кавказе: это хитросплетения административно-территориального деления советских времен. Чеченцы и ингуши – два близкородственных народа, но в ходе национального строительства в 1920-е годы были организованы две отдельные автономные области: Ингушская и Чеченская.

В 1934 году их объединили в одну Чечено-Ингушскую автономию (сначала автономную область, а с 1936 года – автономную республику). С тех пор и до самого распада СССР отдельных автономий чеченцев и ингушей не существовало. Объединенная автономия была упразднена в 1944 году после сталинской депортации чеченцев и ингушей, а затем восстановлена в 1957 году в новых границах. Тогда Чечено-Ингушской АССР, в частности, не были переданы входившие ранее в ее состав территории вокруг Владикавказа, столицы соседней Северо-Осетинской автономной республики, на которых ингуши проживали совместно с осетинами. Взамен к новой автономии присоединили земли на северо-востоке, где большинство составляли русские.

С распадом СССР в Чечне быстро набрало силу сепаратистское движение. К началу 1992 года власти молодой демократической России почти не контролировали ситуацию в этом регионе. Сепаратисты провозгласили Чеченскую Республику Ичкерия, а Ингушетия, в которой не было вооруженного сепаратизма (хотя ряд выходцев из нее оказались в составе вооруженных групп в Чечне), в том же 1992 году стала отдельным субъектом в составе РФ.

Регион сразу же оказался между двух огней. На востоке полыхала Чечня, где в 1994 году началась война федеральных сил против сепаратистов. А на западе – конфликт в Пригородном районе Северной Осетии, откуда в Ингушетию осенью 1992 года хлынули десятки тысяч беженцев-ингушей. В девяностые команда первого президента Ингушетии Руслана Аушева в прифронтовых условиях и почти без поддержки извне с нуля создавала региональную систему управления и обеспечивала выживание республики.

В той ситуации печальное подтверждение находил известный тезис Ленина, что «вопрос о границах – вопрос десятый». Демаркация границы между регионами тогда никого всерьез не занимала. Фактическое разделение территорий между Республикой Ингушетия и чеченскими сепаратистами почти не вызывало споров.

В 1993 году Руслан Аушев и лидер непризнанной Ичкерии Джохар Дудаев, оба в прошлом советские генералы, подписали соглашение, согласно которому при определении границ за основу принималась граница между Чеченской и Ингушской автономиями на момент их объединения в 1934 году.

Фактически возникшая в 1990-е годы граница той линии соответствовала не полностью, но до этого несоответствия ни у кого не доходили руки ни во время двух чеченских войн, ни позже, когда с середины 2000-х годов в Чечне началось послевоенное восстановление. Технически вопрос о границах не мог не встать, когда в 2009 году в Чечне и Ингушетии принимали республиканские законы о границах муниципальных образований, но и тогда до полноценного территориального раздела между регионами дело не дошло.

«Ни шагу назад»

Впервые вопрос о границе всерьез встал только в 2013 году. Фоном для него были публичные пререкания руководства Чечни и Ингушетии, начавшиеся после того, как летом того года в село Аршты, находящееся под ингушской «юрисдикцией», вошли около трехсот сотрудников правоохранительных органов Чечни. По официальным сообщениям чеченских силовиков, целью этой группы был арест тогдашнего лидера северокавказского бандподполья Доку Умарова.

Ситуации, когда чеченские правоохранители в ходе операций против бандформирований заходили на территорию Ингушетии, были тогда обычным делом, что, судя по всему, вызывало недовольство главы Ингушетии Юнус-бека Евкурова. В сочетании с ростом влияния главы Чечни Рамзана Кадырова Евкуров мог видеть в этой практике угрозу некоего «внешнего контроля» над своей республикой.

Как бы то ни было, ингушские власти тогда заявили, что истинным намерением зашедших в село Аршты чеченских силовиков было проведение митинга за включение села в состав Чечни. В течение нескольких дней руководители Чечни и Ингушетии выступали с резкими заявлениями по поводу границ, причем размеры спорной территории вышли далеко за пределы одного села. Затем Кадыров и Евкуров – скорее всего, по инициативе Кремля – дружно отказались от взаимных претензий, а трансграничные рейды чеченских силовиков прекратились. Вопрос о границах вновь ушел из публичного пространства.

Снова актуальным он стал в августе нынешнего года, когда в соцсетях появилась информация, что со стороны Чечни идет строительство дороги на одном из лесных участков, где граница вызывала разночтения. Появились слухи о якобы готовящемся там переносе поста чеченских силовиков в глубь спорной территории. Постепенно в Ингушетии стало нарастать напряжение. Сначала недовольство не выходило за пределы интернета, где не только ингушские блогеры, но и старейшины ряда тейпов призывали Евкурова не делать «ни шагу назад» и не уступать ни метра той территории, которая по факту с 1992 года была частью Ингушетии.

То есть напряжение изначально возникло снизу и было связано не с заявлениями руководителей регионов, а с мелким инцидентом «на земле». Однако нельзя исключать, что именно брожения в ингушских соцсетях сподвигли федеральный центр наконец поставить точки над «i» в пограничном вопросе, чтобы навсегда покончить с рисками новых обострений.

В результате в присутствии нового полпреда президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Матовникова 27 сентября Евкуров и Кадыров подписали соглашение о границе. Чеченский парламент быстро его утвердил, а вот вопрос с утверждением соглашения Народным собранием Ингушетии до сих пор неясен. По официальным сообщениям, 4 октября оно проголосовало за, но некоторые депутаты заявили, что результаты тайного голосования были сфальсифицированы, и потребовали его повторного проведения, которое, однако, не состоялось из-за отсутствия кворума. Ингушские депутаты обсуждали соглашение уже на фоне многотысячного митинга в столице Ингушетии Магасе, участники которого протестуют против предложенного закрепления границы.

Почему тема границы вызвала в Ингушетии такую бурную реакцию? Вопрос правильнее было бы разбить на два. Почему эта тема была болезненной все последние годы? И почему она стала восприниматься острее после подписания соглашения Евкуровым и Кадыровым?

То, что вообще тема границы так остро воспринимается именно в Ингушетии, объясняется в первую очередь особенностями ее постсоветской истории, той самой борьбой за свое существование между двух огней, стремлением обособиться от грозных событий в соседнем регионе.

Еще совсем недавно, 15–20 лет назад, когда республика была полна беженцев и двигающихся через нее воинских подразделений, такая цель казалась предельно далекой. Исторические обстоятельства, как известно, могут меняться гораздо быстрее, чем историческая память. Поэтому неудивительно, что и сегодня, совершенно в других условиях, любые изменения баланса с соседними регионами воспринимаются в Ингушетии очень напряженно.

Что касается реакции на само соглашение о границе, то одна из главных к нему претензий – это кулуарный характер его заключения. «С народом не посоветовались» – такой упрек звучит на митингах гораздо чаще, чем недовольство тем, как именно прошла граница. В подписании соглашения без широкого общественного обсуждения кто-то в Ингушетии мог увидеть попытку насадить в регионе политические практики соседней Чечни, где сложно представить себе публичные протесты против какого-либо решения власти. Вероятно, перспектива усиления вертикали на грозненский манер сегодня в Ингушетии вызывает восторг не у всех.

Спящие институты по-ингушски

В кулуарном подписании соглашения протестующие обвиняют власти Ингушетии, и в целом претензии митинга направлены именно к ней, а не к Кадырову, не к Кремлю и уж тем более не к народу Чечни. Нет ничего удивительного, что в ингушских протестах заметную роль играют разные оппозиционные группы и просто те, у кого давно имеются какие-то свои претензии к Евкурову.

Интереснее поведение депутатов Народного собрания Ингушетии. Далеко не все они согласились поддержать подписанное главой региона соглашение о границе с Чечней. А некоторые даже приняли участие в протестах, заявляя, что при первом тайном голосовании результаты были сфальсифицированы. Были и те, кто публично выступил против соглашения о границе и в знак протеста отказался участвовать в повторном голосовании о ратификации соглашения.

Это заставляет вспомнить популярные сейчас споры о том, могут ли политические институты (партии, парламент и т.д.), выполняющие декоративные функции при авторитарном правлении, в какой-то момент стать участниками реальной политической борьбы. Конечно, пример Ингушетии покажется в этом плане неактуальным тем, кто привык воспринимать Кавказ как регион «специфический» и мало похожий на Россию в целом. И действительно, проецировать выводы, сделанные на основе событий в Ингушетии, на всю страну преждевременно. К тому же понятно, что происходящее там сегодня вызвано во многом эмоциями, а выводы можно будет делать только по тому, как ситуация будет развиваться, когда эмоции спадут. Но все же опыт ингушских событий весьма интересен.

В целом понятно, что в ингушском обществе – достаточно замкнутом, где «все про всех всё знают» и, главное, долго помнят действия каждого в любой важной ситуации, – колебания депутатов могут объясняться давлением общественного мнения. Но здесь есть важный момент: сюрпризы исполнительной власти депутаты стали преподносить именно тогда, когда начались митинги, а не до этого, когда с жесткими заявлениями по вопросу о границах выступали ингушские тейпы. То есть проигнорировать площадь для некоторых депутатов показалось более серьезным риском, чем проигнорировать мнение родовых старейшин. Это уже противоречит устойчивым представлениям о «кавказской специфике».

Ингушская площадь противоречила этим представлениям и в некоторых других аспектах. Например, организатором протестов выступила молодежь. В Ингушетии раньше бывали случаи, когда молодежь проводила акции отдельно от старших. Самый яркий пример – бурные молодежные протесты в Назрани с требованием отставки тогдашнего главы региона Мурата Зязикова в 2008 году. Но чтобы молодежь играла заметную роль в организации мирного мероприятия с участием старших – это для «традиционного» кавказского региона действительно новшество, хотя связано оно, скорее всего, не с темой митинга, а с общими изменениями, которые происходят в последние годы в социальном укладе этих регионов.

Основными организаторами протестов, теми, кто подписывал обращение от имени митинга, предоставлял слово выступающим и так далее, тоже были вовсе не «лидеры тейпов», не фигуры, имеющие особый вес в родовой системе. Насколько можно судить, в руководители акций выбились в основном те, у кого был опыт работы с людьми из других регионов, умение выполнять представительские функции «вовне». А это опять же совсем не те качества, которые требуются, чтобы выйти на первые роли в традиционном, архаичном обществе.

Конечно, все это еще не означает, что ингушские события можно поставить в один ряд с недавними протестами в других регионах России. Прежде всего, сами лидеры митинга всячески отстраняются от российской оппозиционной повестки, подчеркивают свою лояльность президенту страны. Болотные аналогии в ингушских событиях найти сложно, по крайней мере на данный момент. Но многое в природе протеста остается неясным.

Среди неясного – роль ислама в происходящем. Участие религиозных лидеров и активистов в протестах бесспорно – против соглашения о границе высказались и представители муфтията Ингушетии, и сторонники имамов, открыто противостоящих муфтияту. И муфтию Ингушетии, и его оппонентам в исламской среде трудно отказать в желании быть лидерами общественного мнения. Но в данном случае ни те ни другие лидерской роли не получили (трудно поверить, что они отказались от нее добровольно). Конкурирующие исламские лидеры вместе стали участниками гражданского протеста, но не возглавили его. Приведет ли это к обострению противостояния между ними, к попыткам выйти на лидирующие позиции? Исключать это при очень большой роли ислама в регионе нельзя.

Другой вопрос касается того, как сочетается региональный патриотизм нынешней акции с часто декларируемым идеалом единства вайнахов (чеченцев и ингушей). Поддержка протестов со стороны уже упомянутого муфтията Ингушетии, имеющего серьезных союзников в Грозном, показывает, что ингушские протесты было бы неправильно называть античеченскими. Но с другой стороны, нынешняя напряженность в Ингушетии началась в августе именно из-за перспектив переноса поста чеченских силовиков в приграничной зоне. Кроме того, если вопрос с границей будет долго оставаться нерешенным, то некоторым обособленным и организованным религиозным группам, имеющим сторонников и в Ингушетии, и в Чечне, придется выбирать, на чьей они стороне.

Этим вопросы, возникающие при возвращении реальной политики в отдельно взятый северокавказский регион, никак не исчерпываются. Ее возвращение – это не выход на поверхность неких отлаженных систем отношений, готовых центров влияния, механизмов самоидентификации и так далее. Вместо этого открывается подвижная и малопонятная система союзов и противоречий, общих и раздельных идентичностей. Как это происходит в любом обществе, где политическая активизация началась в период серьезного изменения внутреннего уклада.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2018 > № 2759523 Константин Казенин


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 12 октября 2018 > № 2759464 Александр Юрин

Россия ни при чем. Насколько выгодна Казахстану девальвация?

Коль уж отечественной экономике суждено развиваться в условиях перманентной девальвации, то пора бы начать извлекать из нее хоть какуюто пользу. В идеале, страны, оказавшиеся в подобной ситуации, начинают сокращать импорт и стимулировать экспорт, повышать предпринимательскую активность и производительность национального труда. А что из этого может сделать Казахстан? Об этом мы беседуем с независимым финансовым аналитиком Александром Юриным.

Куда «плывет» тенге?

– В последние месяцы казахстанский тенге дешевеет якобы на фоне ослабления российского рубля. При этом киргизская и белорусская валюты даже не шелохнулись, хотя, казалось бы, единый экономический союз, та же зависимость от российской экономики... Александр, объясните, пожалуйста, разницу.

– За последние пару лет наблюдалось несколько эпизодов, когда курс тенге серьезно проседал вслед за рублем. Национальный банк и большинство представителей экспертного сообщества объясняли подобное поведение казахстанской валюты наличием тесных взаимосвязей между Казахстаном и Россией. Однако при сравнении динамик валют всех стран-участниц ЕАЭС эти объяснения выглядят довольно неоднозначно.

Согласно данным Евразийской экономической комиссии по итогам 2017 года, удельный вес России во внешнеторговом обороте Армении, Беларуси и Кыргызстана составил 27,8%, 50,9% и 25,6% соответственно. В то же время доля РФ во внешней торговле Казахстана составила 21,4% в 2017 году, а по результатам первого квартала текущего года и того меньше – всего 19,7%. То есть удельный вес товарооборота с северным соседом в совокупном товарообороте Казахстана ниже в сравнении с другими странами-участницами ЕАЭС. Тем не менее курсы валют Армении, Беларуси и Кыргызстана не демонстрируют зависимости от российского рубля в отличие от тенге, несмотря на наличие у них тесных экономических взаимосвязей с Россией.

С другой стороны, постоянно повторяемая властями мантра о «свободном плавании» тенге звучит очень и очень неубедительно. Во-первых, на валютной площадке KASE действуют всего три десятка участников, причем активность некоторых из них может кардинально влиять на ход торгов. Такой рынок в принципе не может быть ликвидным в полном смысле этого слова и сохранять стабильность без вмешательства монетарных властей.

Во-вторых, хотя Национальный банк и публикует на своем сайте ежемесячно данные о «нулевом нетто-объеме инвестиций», реальные масштабы присутствия государства на валютном рынке явно выше. Так, например, не совсем понятно, как влияет на состояние валютного рынка конвертация активов Национального фонда при осуществлении трансфертов из него в республиканский бюджет. В самом деле, не могут же доллары из Нацфонда просто исчезать в неизвестном направлении после осуществления конвертации?!

В этом свете «привязка» тенге к рублю выглядит искусственно созданной и искусственно поддерживаемой, причем экономическая логика такой «привязки» не совсем понятна. Аргументы о тесных экономических взаимосвязях и необходимости поддержки отечественного товаропроизводителя только на первый взгляд кажутся оправданными и логичными. Если же копнуть немного глубже и проанализировать ситуацию в деталях, то эти аргументы окажутся далеко не бесспорными.

Большая разница

– И потом интересна реакция на девальвацию. Россияне, к примеру, достаточно спокойно ее воспринимают, тогда как для казахстанцев это трагедия. В чем тут дело?

– Девальвацию негативно воспринимают в обеих странах, однако в Казахстане ей придают гораздо большее значение, чем в России. Это неспроста: хотя обе экономики зависят от экспорта ресурсов, между ними имеются довольно серьезные структурные различия. В сравнении с Россией Казахстан более импортозависим, и ослабление тенге ведет к более выраженному росту цен на потребительские товары. В итоге повышение курса доллара оказывает весьма серьезное влияние на покупательную способность казахстанцев и, как следствие, их благосостояние в целом.

С другой стороны, российская экономика самостоятельно производит значительно более широкую номенклатуру товаров. Причем в ее случае степень локализации производства ощутимо выше в сравнении с казахстанской. В силу этого обстоятельства «синхронная» девальвация российской и казахстанской валют неодинаково сказывается на конечной стоимости производимых товаров.

Казахстанский производитель более зависим от импорта факторов производства, в силу чего девальвация тенге ведет к высокому росту издержек и, как следствие, росту цен. В итоге даже при сохранении условного паритета между рублем и тенге российский производитель получает на казахстанском рынке более весомые конкурентные преимущества по сравнению с нашим. К тому же подобная политика повышает конкурентоспособность российских товаров на отечественном рынке по сравнению с товарами, импортируемыми из других стран, в том числе из Китая.

В то же время не стоит преувеличивать риск возможной экономической экспансии со стороны РФ: в настоящее время российская промышленность очень далека от полного удовлетворения внутреннего спроса, и для нее нет особого смысла усиленно продвигать свою продукцию на казахстанский рынок...

По большому счету, девальвация тенге, которая в последние пару лет происходит преимущественно в «ползучей» манере, не ведет к какому-либо серьезному росту конкурентоспособности казахстанской экономики, однако весьма ощутимо снижает уровень благосостояния казахстанцев. Нестабильность национальной валюты никогда не была сугубо экономическим феноменом, а после августа 2015 года постоянные колебания тенге и общий тренд на его ослабление стали фактором, серьезно повышающим уровень социальной напряженности. При этом неуклюжие попытки властей объяснить ситуацию влиянием внешних факторов уже давно не воспринимаются населением всерьез и, скорее, раздражают его.

Забытое ФИИР

– Какие главные препятствия вы видите на пути импортозамещения, которое активно декларирует Казахстан, но при этом постоянно отклоняется от курса? К примеру, в последнее время ничего не слышно о ФИИР, хотя подходит к концу уже вторая пятилетка индустриализации, и чиновники, по идее, должны уже были рапортовать о достигнутых в ее рамках «успехах». В чем причина, как думаете?

– В этом плане ФИИР ничем не отличается от остальных государственных программ и стратегических инициатив, коих в последние годы было озвучено довольно много. О них сначала громко говорят, выделяют деньги, а потом забывают – по большому счету, при их реализации все сводится к освоению бюджетных средств, а не к достижению поставленных целей. Основная проблема здесь заключается в подходе к реализации всех подобных начинаний, которого придерживаются казахстанские госорганы.

В рамках всевозможных государственных программ и стратегических инициатив пафосно анонсируются те направления работы, которые относятся к важнейшим функциям государственных органов и которыми они должны заниматься «в фоновом режиме» на постоянной основе. Степень пафоса обычно обратно пропорциональна уровню проработанности этих программ – громкое их анонсирование не дает никаких гарантий того, что чиновники начнут работать лучше. И это неудивительно: если какое-либо ведомство не может полноценно выполнять свои функции в обычном режиме, то качество его работы вряд ли улучшится под влиянием какой-либо стратегической программы или инициативы.

В итоге мы становимся свидетелями того, как об очередной «прорывной» программе забывают через относительно короткий промежуток времени после того, как о ее принятии сообщили с высоких трибун. К сожалению, экономическая политика (да и не только она) сводится в Казахстане преимущественно к кампанейщине.

Не можем или не хотим?

– Что сегодня реально производит Казахстан? И достаточно ли этого, чтобы закрыть минимальные потребности населения?

– Эпизодически на прилавках рынков и магазинов появляются какие-либо товары с лейблом «Сделано в Казахстане», однако это не дает оснований делать выводы о развитии отечественного производства. Опыт почти трех десятилетий, прошедших с момента распада СССР, однозначно свидетельствует о том, что казахстанские производители товаров потребления в целом не в состоянии занимать и удерживать значимые позиции на внутреннем рынке. Исключением здесь можно считать лишь отечественную пищевую промышленность, причем с довольно серьезными оговорками.

С другой стороны, наличие отметки «Сделано в Казахстане» отнюдь не подразумевает того, что производство товара полностью осуществляется внутри страны. На самом деле, все «отечественное производство» может сводиться, например, к банальной «отверточной сборке» или же изготовлению продукта из импортируемых полуфабрикатов высокой степени переработки. В этом случае основная часть производственных процессов будет локализована за пределами страны. Более того, даже наличие сертификатов о происхождении товара в официально установленной форме не говорит о том, что при производстве этого товара все производственные процессы были локализованы именно на территории Казахстана. В этом довольно легко можно убедиться, если заглянуть в нормативную базу, регулирующую процессы сертификации.

– А что могла бы потенциально производить страна в нынешних условиях, не дожидаясь пока заработают многочисленные госпрограммы типа ФИИР?

– Слово «потенциально» здесь не слишком уместно. Если бы казахстанская промышленность могла что-то производить, то она бы это производила. Тот факт, что о производстве многих товаров в Казахстане говорят исключительно в сослагательном наклонении, свидетельствует о наличии веских причин, которые препятствуют развитию соответствующих отраслей. Разработка любого комплекса государственных мер по поддержке экономики априори должна начинаться с выявления проблем, негативно влияющих на развитие тех или иных отраслей. Здесь необходимо проведение глубокого и комплексного анализа факторов, препятствующих локализации разного рода технологических процессов внутри Казахстана.

Возможности для проведения такого анализа есть только у профильных государственных ведомств, однако, по-видимому, подобный анализ никогда не проводился ни для одной ключевой отрасли экономки. Неэффективность всех государственных стимулирующих программ связана, в первую очередь, с тем, что они сводятся преимущественно к распределению средств из бюджета и Нацфонда, и не предполагают «прицельных» действий, направленных на создание благоприятных условий для стимулирования производства тех или иных видов потребительской продукции.

Слабая воля

– Тем временем в стране продолжает дешеветь рабочая сила. По идее это могло бы стать мощным экономическим импульсом в плане выпуска конкурентоспособной продукции (по примеру того же Китая, где низкая стоимость труда много лет привлекала крупных производителей со всего мира). Что нам мешает реализовать этот сценарий? Может, элементарное нежелание людей «работать руками»?

– Низкий уровень оплаты труда – это не единственный и не самый главный фактор, определяющий конкурентоспособность продукции. К слову, средняя зарплата в китайских городах уже превышает «официальную» среднюю зарплату в Казахстане более чем в два раза...

На конкурентоспособность продукции влияет множество факторов – это и наличие технологий, и рынков сбыта, и квалификация рабочей силы, и сложившаяся система экономических взаимоотношений в государстве, и культура производства, и много чего другого. В конце концов, для создания конкурентоспособной экономики необходима соответствующая политическая воля и долгосрочная планомерная работа. Маловероятно, что все это по мановению чьей-то руки вдруг может появиться в Казахстане, где уже почти три десятилетия подряд выстраивалась сырьевая экономика с гипертрофированной и крайне неэффективной финансовой системой.

С другой стороны, вполне очевидно, что развитие несырьевой промышленности нужно начинать с удовлетворения внутреннего потребительского рынка. Однако следствием снижения доходов казахстанцев является уменьшение внутреннего платежеспособного спроса, то есть низкие доходы населения в контексте развития несырьевой экономики стоит рассматривать скорее как негативный фактор.

– Недавно премьер Бахытжан Сагинтаев говорил о том, что в стране уже есть бесплатное профтехническое образование, но молодежь туда не идет. Как с этим бороться? Ведь рано или поздно кто-то должен занять эту нишу...

– Рабочие специальности в Казахстане непрестижны в силу низкого уровня оплаты труда. К тому же для их представителей закрыто большинство социальных лифтов, и многие из них в принципе не могут рассчитывать на какую-то карьеру.

В то же время в текущих условиях страхи, что эта ниша будет занята иностранцами, являются во многом беспочвенными. По причине неразвитости казахстанской экономики производств, где реально востребована высококвалифицированная рабочая сила, не так уж и много, а уровень оплаты труда неквалифицированной довольно низок, в связи с чем Казахстан не особо привлекателен для трудовых мигрантов.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 12 октября 2018 > № 2759464 Александр Юрин


Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153

National Review (США): Новая эра для треугольника «Китай-Россия-США»

Более полувека назад госсекретарь Генри Киссинджер разработал стратегию сдерживания СССР и Китая. Он стремился наладить дружеские связи с обоими государствами, добившись ситуации, при которой Пекин и Москва были бы расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к США. Сейчас администрация Трампа пытается использовать Россию для сдерживания Китая, пишет «Нэшнл ревью».

Виктор Дэвис Хансон (Victor Davis Hanson), National Review, США

Администрация Трампа разумно признает угрозу, исходящую от Пекина. И для того, чтобы отвести эту угрозу, она может воспользоваться помощью России.

Почти полвека назад госсекретарь президента Ричарда Никсона Генри Киссинджер разработал успешную стратегию США в отношении двух самых опасных противников Америки. Он стремился к более тесным связям как с Советским Союзом, обладавшим семью с лишним тысячами единиц ядерного оружия, так и с коммунистическим Китаем, самой большой в мире страной по численности населения.

Разработанный Киссинджером подход иногда называли «триангуляцией», принципом трехстороннего взаимодействия. Но, по сути своей, эта фраза означала необходимость обеспечить взаимоотношения, в которых Китай и Россия будут расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к Соединенным Штатам.

Учитывая, что Советский Союз в то время был намного сильнее Китая, Киссинджер особенно искал расположения Пекина, проявляя к нему особое внимание.

Сама идея была похожа на британскую и французскую политику середины 1930-х годов, целью которой было помешать гитлеровскому Третьему рейху стать партнером столь же мощного и опасного сталинского Советского Союза. К сожалению, эти усилия оказались тщетными, и нацистско-советское сотрудничество привело к их совместному вторжению в Польшу в 1939 году и началу Второй мировой войны.

Мы забыли о здравом смысле и мудрости Киссинджера, когда администрация Обамы обхаживала Китай и в шизофреническом порыве добивалась «перезагрузки» в отношениях с Россией.

Эта перезагрузка изначально была провальной попыткой умиротворения России с ее конвенциональной и кибер- агрессией. Провал перезагрузки вскоре привел к резкой смене курса и демонизации президента России Владимира Путина как авторитарного правителя и противника демократии — словно он до этого не был тираном или когда-нибудь перестал бы быть тираном.

Россия методично «вернула» себе Крым, использовала рычаги давления на Восточную Европу, спровоцировала беспорядки на Украине, наводила ужас на Западную Европу, вернулась после 40-летнего перерыва на Ближний Восток и взламывала избирательные системы и политические институты США.

За период с 2009 по 2017 годы руководство США пришло к разумному пониманию того, что Китай вскоре станет не просто азиатско-тихоокеанской сверхдержавой, но в конечном итоге затмит саму Америку — словно ее возможное превосходство не является результатом безразличия США, а предначертано судьбой.

Затем началось систематическое и бесконтрольное мошенничество Китая в сфере торговли и интеллектуальной собственности. Пекин воровал американские технологии, нарастил огромный торговый профицит и деформировал всю мировую торговую систему. Такой односторонний китайский меркантилизм оправдывали, называя его «свободной торговлей».

Вашингтон смотрел сквозь пальцы и на военную агрессию Китая в Южно-Китайском море. Поэтому китайцы создали в архипелаге Спратли искусственные острова и расширили существующие и построили на них военные базы, чтобы запугивать соседей и использовать в своих целях тихоокеанские торговые пути.

Администрация Обамы вновь выразила незначительное недовольство. В результате председатель КНР Си Цзиньпин хвастливо заявил, что к 2025 году Китай будет доминировать в мировой высокотехнологичной промышленности, еще через 10 лет будет доминировать в Тихоокеанском регионе, а к середине века — править миром.

На протяжении многих лет и Путин, и Си испытывают презрение к США. Они стремятся использовать Сирию, Иран и Северную Корею, чтобы ослабить влияние США, ведя при этом кибервойну против американских компаний и организаций.

Америка, может, и самая сильная в мире держава в экономическом и военном отношении, но она нарушила все принципы Киссинджера. Россия и Китай сошлись во мнении, что США не обладают сильной политической волей, и, несмотря на свои собственные экзистенциальные различия, они сочли взаимовыгодным действовать в сговоре с целью ослабления позиций США.

Наши союзники — от Скандинавии до Ближнего Востока и Азии — это заметили. Они сочли, что Америка либо не может, либо не собирается восстанавливать свой международный престиж.

Администрация Трампа стремится остановить этот процесс ослабления позиций США и кардинально изменить ситуацию.

Несмотря на все безосновательные обвинения в «сговоре» с Россией, Трамп «прижал» Путина «к стенке», введя экономические санкции и одобрив оказание военной помощи Украине. Он увеличил расходы на оборону, потребовал повысить боеготовность сил НАТО и ускорил добычу нефти в США. Но при этом он риторически протягивает Путину руку.

Гораздо мудрее вести себя дружелюбно, имея в руках дубину, чем быть высокомерным и враждебным, держа в руках хворостину.

Теперь Америка вводит пошлины на китайский импорт, чтобы заставить Китай сократить свой торговый профицит с США, составляющий почти 400 миллиардов долларов. И отправляют американские военные корабли еще дальше в Южно-Китайское море, чтобы наши союзники знали, что Китай больше не будет их запугивать.

Трамп попытался вести прямые переговоры с Северной Кореей о денуклеаризации и наладить новые партнерские отношения в сфере обороны с Австралией и Японией. Он также заключает двусторонние торговые сделки с Южной Кореей, Мексикой и Канадой в обход Китая.

Китай обеспокоен. Может, внутренние оппоненты Трампа и списывают его со счетов, считая его грубым неграмотным шутом, но Пекин опасается, что Трамп — это коварный Макиавелли или Сунь-цзы (Sun Tzu), уже сокращающий мощь и власть Китая.

Китайский фондовый рынок падает. Рост китайской экономики замедляется, а валюта дешевеет. Простые граждане Китая задаются вопросом, почему в трудные времена их лидеры предоставляют щедрую помощь африканским странам и другим азиатским странам, в то время как сам Китай погряз в торговой войне с США.

Поскольку Россия гораздо слабее Китая, Соединенным Штатам следует протянуть Москве руку и наладить отношения, чтобы найти общие интересы в ограничении могущества Китая. Россия могла бы принести пользу, время от времени оказывая поддержку странам, которые начинают сообща оказывать противодействие Китаю. Среди них — Австралия, Индия, Япония, Филиппины, Южная Корея и Тайвань.

Россия, конечно же, не заинтересована в том, чтобы у нее в соседях был ядерный Иран или потерявшая рассудок ядерная Северная Корея — или иметь разногласия с китайским колоссом, с которым у нее общая граница протяженностью более четырех тысяч километров.

Несмотря на проводимую Америкой политику умиротворения и торговых уступок, а также невероятное китайское богатство, Китай, как «гражданин мира», лучше не стал. Возможно, добиться этого поможет более серьезное противодействие со стороны США при поддержке их многочисленных азиатских союзников. И при попустительстве России, с которой можно было бы договориться.

Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153


Сирия. Россия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759151

Al-Binaa (Ливан): Военные и политические условия обеспечили реализацию сделки по С-300

Автор ливанского «Аль-Бинаа» отвечает всем, кто сомневается в законности решения Москвы поставить Сирии С-300. Россия вооружает союзное государство, которое подвергается повторной иностранной агрессии со стороны Израиля и сводит к минимуму ответную реакцию. Кроме того, присутствие террористов в Сирии теперь очень ограничено, что исключает возможность попадания С-300 в их руки.

Саад Алла Аль-Халиль (Saad Alla Al-Halil), Al Binaa, Ливан

Министр обороны России объявил о доставке на территорию Сирии российской ракетной системы С-300. Тем самым можно заявить о реализации российско-сирийской сделки, которая была заключена ещё в 2013 году. За последние пять лет американцы, израильтяне и турки неоднократно вмешивались, чтобы заблокировать реализацию данного соглашения, однако за этот период произошли определенные военные события, которые проложили путь к завершению сделки. В частности, возымели эффект военные и политические факторы. Ракетная система появилась в Сирии, несмотря на серьёзные возражения со стороны осей войны, а также несмотря на то, что сначала заявление Москвы последовало в качестве прямой реакции на крушение российского самолета Ил-20 и роль израильских истребителей, которые хотели устроить ловушку, результатом которой стало крушение самолёта и гибель экипажа на его борту.

За последние пять лет Россия обеспечила себе необходимые условия, которые обусловливали эффективность и функционирование ее противовоздушной системы по мере того, как вооруженные террористические группировки теряли зоны влияния на протяжении всей сирийской географии. Сегодня это влияние максимально сократилось по сравнению с картой подконтрольных им территорий на 2013 год, на который приходится пик присутствия террористических группировок в Сирии, в том числе в ключевых районах, ведущих к крупным городам, таким как Дамаск, Алеппо, Хомс, а также к восточным и северным регионам страны. В связи с этим в тот период было невозможно развернуть ракеты так, чтобы отсутствовала возможность их попадания в руки этих террористических групп, что является красной линией для России и Сирии.

Сирийские войска обучают работе на С-300. «Нет, да, нет, нет, да, нет, да, да, нет, нет, да, да, нет»

Характер боевых действий и противостояния также изменился за последние пять лет, и это сыграло главную роль в реализации сделки. Вооруженные террористические группировки сосредоточены в Идлибе, и прямое военное противостояние с организацией «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.) ограничивается небольшими районами в сирийской Эль-Бадии. Это выявило истинные причины нападений на Сирию и продемонстрировало, что их целью была не только поддержка террористических группировок, чей проект согласуется с сионистским проектом в стратегических или тактических союзах, но также разрушение военной инфраструктуры сирийского государства и препятствование любым реальным усилиям по возвращению Сирии к ее эффективной роли в противостоянии с Израилем. Так, целью всех ударов становились объекты сирийской военной инфраструктуры и исследовательские разработки, которые находятся далеко от зон, подконтрольных террористическим группировкам. Реализацию соглашения по поставке системы С-300 нужно рассматривать в контексте возвращения сирийской системы противовоздушной обороны к ее роли в противостоянии угрозам израильского агрессора, и данный шаг не противоречит международным правилам в области вооружений, которые позволяют странам принимать необходимые меры в целях военного сдерживания. Именно это придаёт политическую и военную легитимность российскому решению вооружить союзное государство, которое подвергается повторной иностранной агрессии и сводит к минимуму ответную реакцию.

Министерство обороны США ограничилось тем, что описало этот шаг как безответственный и предоставляющий дополнительное прикрытие для действий Сирии и Ирана на сирийской территории. Анализ ситуации в американской прессе обусловил ожидания, что Вашингтон увеличит масштаб использования истребителя-невидимки Ф-22 (F-22) и самолеты Ф-16Си-Джи (F-16CG) для противостояния радарам, как сообщила газета «Драйв» (The Drive). Однако газета проигнорировала то, что опубликовал журнал «Нэшнл интерест» (The National Interest), который пишет об опасениях американской разведслужбы касательно того, что Россия намеренно использовала истребители Су-30СМ и Су-34, чтобы раскрыть секреты американских самолётов Ф-22 с помощью устройств наблюдения и радиолокационного излучения. Российский радиолокатор раскрыл секреты этих самолетов перед поставкой ракет С-300, в то время как израильский ответ ограничился тем, что министр обороны Авигдор Либерман подтвердил, что военные операции в Сирии продолжатся, несмотря на поставку ракет. Это заявление — не более чем упрек и не подразумевает каких-либо реальных действий. Возможно, израильское участие в крушении самолёта снизило резкость риторики в отношении российского решения. Так, министр обороны Израиля Авигдор Либерман ограничился тем, что выразил недовольство по поводу прибытия в Сирию российской ракетной системы С-300, подчеркнув, что ее военные операции против Сирии продолжатся, несмотря на любые изменения на земле. Поэтому израильские и американские ответные действия не так серьёзны по сравнению с их обычным поведением вследствие недавних событий.

Если говорить о политической стороне произошедшего, то сделка состоялась после того, как в течение последних пяти лет были исчерпаны все международные попытки урегулирования сирийского кризиса как в Женеве, так и Астане, а также все остальные инициативы. Двумя главными направлениями политической работы являются поддержка борьбы с «Исламским государством», а также соглашение о разоружении в Идлибе в качестве прелюдии к завершению работы по реализации сочинского соглашения, заключённого между сирийцами. Эта работа началась с усилий по созданию Конституционного комитета, который, как представляется, предпринимает серьезные шаги на фоне приостановки политических действий для достижения прогресса в деле завершения военных действий. Тем временем изоляция вооруженных террористических групп в Идлибе в качестве финальной битвы становится требованием даже в большей степени для врагов Сирии, нежели ее друзей. Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем подтвердил, что судьба боевиков в Идлибе будет решена: они должны будут покинуть сирийскую территорию так же, как они вступили на неё — через Турцию, либо будут депортированы в Афганистан, как предполагают многие государства, или же будут уничтожены в битве за Идлиб из-за страха этих стран перед тем, что они могут вернуться на родину.

Военные и политические условия, которые Сирия и их союзники успешно преодолели за последние пять лет, обеспечили завершение сделки по поставке системы противовоздушной обороны С-300 с последствиями, которые, безусловно, будут иметь серьёзное влияние в будущие десятилетия.

Сирия. Россия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759151


Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг

The Telegraph (Великобритания): «Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы»

Путинский режим полон решимости саботировать европейские границы и сеять хаос! Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы! — статья бывшего министра иностранных дел Великобритании в одной из самых многотиражных британских газет производит впечатление истерики. Бездоказательные обвинения и искажение объективных фактов — видимо, по-другому они уже не могут.

Уильям Хейг (William Hague), бывший министр иностранных дел Великобритании и бывший лидер Консервативной партии

The Telegraph UK, Великобритания

Раскрытая на минувшей неделе благодаря совместным усилиям британских, голландских и американских спецслужб информация о деятельности российских агентов, занимающихся подготовкой кибератак на страны, компании и международные организации, стала для Москвы провалом и поставила ее в крайне неловкое положение. Внезапно всем стал очевиден размах этой деятельности и лицемерность бесконечных опровержений.

Эти разоблачения открыли, наконец, правительствам и широкой общественности глаза на то, что происходит на самом деле. Между тем равнозначной, если не более серьезной, проблемой является характер и степень вмешательства России в дела все большего числа стран Южной и Восточной Европы. В то время как Запад с головой ушел в свои проблемы и разногласия, президент Путин у всех на виду методично подрывает его будущую стабильность.

Самым ярким примером здесь остаются события 2014 года на Украине. Россия аннексировала часть ее территории — Крым — а потом запустила целую кампанию по ослаблению и дестабилизации Украины, чтобы та не могла функционировать как нормальная страна. За этим последовали годы трагедий и смертей, в том числе крушение малайзийского авиалайнера, ответственность за которое Москва решительно отказывается на себя брать, тогда как имеющиеся доказательства не оставляют сомнений в том, что самолет был сбит российской ракетой.

Однако российская стратегия, нацеленная на то, чтобы не позволить странам добровольно устанавливать у себя демократический режим в рамках западного альянса, особенно заметна в отношении менее крупных государств. В 2016 году была сорвана попытка государственного переворота в Черногории — это была попытка воспрепятствовать присоединению этой крошечной страны к НАТО, и среди участников заговора были граждане России.

Россия также использовала свой опыт влияния на избирательные мероприятия за рубежом для подавления явки в стране, которая по-прежнему носит официальное название «Бывшая югославская Республика Македония». Прошедший на минувшей неделе референдум по новому названию страны — «Северная Македония», которое было согласовано с Грецией и открывало путь к подаче заявки на членство в ЕС и НАТО, продемонстрировал явку, не достаточную для того, чтобы его результаты могли быть признаны действительными. С целью отвадить избирателей и усилить трения между ними использовались многочисленные фальшивые аккаунты в соцсетях и «поддельные новости».

Со всей справедливостью можно предположить, что некоторые из этих методов применялись для воздействия на национальные выборы, прошедшие на днях в двух странах. В Латвии на всеобщих выборах пророссийская партия получила достаточное количество голосов, чтобы войти в состав правительства и оказывать влияние на западные институты изнутри.

А избрание в Президиум Боснии и Герцеговины союзника Москвы Милорада Додика (Milorad Dodik) серьезно усложнит этой стране, которая является одним из гарантов мира на Балканах, путь к преодолению ее глубоких внутренних разногласий или постепенного вступления в НАТО.

Чтобы соединить все эти точки, нам необходимо связать их с переговорами между двумя другими балканскими странами, Сербией и Косово, об инициативе по «исправлению» их границы. Хотя конкретные предложения еще не сделаны, по сути этот процесс подразумевает перемещение некоторых муниципалитетов с преимущественно сербским населением в Сербию, а с албанским большинством, по всей вероятности, в Косово.

Многим эта тема совершенно не знакома и может показаться несущественной. Многие западные правительства ею не интересуются. Официальные лица в Брюсселе и Вашингтоне заявляют о своем потенциальном согласии в том случае, если эти меры ни на что не повлияют. Но проблема как раз в этом и заключается: таких последствий будет много.

Россия активно поддерживает изменение границы. Великобритания настроена скептически. И только Германия пока выступает решительно против. Как сказал министр иностранных дел Германии: «Это может потревожить слишком много старых ран».

Еще в 2010 году, выполняя обязанности министра иностранных дел, я многократно проводил на Балканах рабочие встречи и каждый раз пытался убедить всех заинтересованных лиц в том, что «сегодняшний вариант карты окончательный», и что у них не должно возникать даже мысли о том, чтобы ее исправить. Западу следовало бы присоединиться к мнению Берлина. Как только станет возможным «скорректировать» одну границу, появится оправдание для изменения многих других.

Для некоторых боснийских сербов мысль о том, что границы в регионе можно подвергнуть изменениям, является стимулом к попытке завершить расчленение страны по этническому признаку, предпринятое в 1990-е годы и повлекшее за собой человеческие жертвы. Что касается России, то у нее наготове целый список границ, которые следует «исправить».

Может быть, в состав России официально войдут Абхазия и Южная Осетия, оторванные ею от Грузии десять лет назад? А может, стоит обострить назревающий между Венгрией и Украиной спор, выдвинув предположение о том, что этническим венграм, вероятно, тоже понадобится «исправить» свою границу? А как насчет стран Балтии, где проживает большое количество этнических русских — ведь и им можно подкинуть идею с «поправками»?

Россия без колебаний будет всячески способствовать тому, чтобы этот ящик Пандоры открылся, поскольку, вероятнее всего, это приведет к ухудшению отношений между странами, которые в противном случае могли бы выстраивать более стабильное и процветающее будущее в рамках обширной западной структуры. Для Москвы это достаточно веская причина, чтобы мобилизовать свои ресурсы и скоординировать стратегию.

Британцы, в настоящий момент обеспокоенные политикой Брексита, могут спросить, почему это важно для нас. И я назову три причины. Во-первых, потому, что, если мы не займем твердую позицию по такого рода вопросам, мы тем самым дадим миллионам жителей легко уязвимых европейских стран повод думать, что они навсегда застряли в нейтральной полосе стагнации, а их лидеры получают вознаграждение за то, что подливают масла в огонь давних раздоров вместо того, чтобы находить новые пути совместной работы.

Во-вторых, предпринятое Россией систематическое ослабление Западной Европы — наряду с поддержкой разрушительных националистических партий по всему континенту — начинает затрагивать и сам альянс НАТО, который уже 70 лет служит основой нашей безопасности. Наконец, слабость перед лицом такой деятельности приведет к еще более серьезной конфронтации в будущем: на чьей границе и в какой стране — мы пока не можем предсказать.

Следует отдать должное проницательности Терезы Мэй (Theresa May) и Джереми Ханта (Jeremy Hunt), проявленной в их выступлениях касательно России, а также британским спецслужбам, которые первыми разоблачили эти жестокие и неприемлемые действия. Великобритания старается, как и прежде, активно содействовать будущей стабильности на Балканах и обеспечению безопасности союзных стран Балтии.

Но теперь к этому важно добавить четкое представление о происходящем, объединенные усилия по борьбе с этой угрозой и категорическое неприятие попыток перекраивать залитую кровью карту Восточной Европы.

Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter