Всего новостей: 2604829, выбрано 23696 за 0.188 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 августа 2018 > № 2714669 Леонид Бершидский

США не могут поставить Россию "на колени"

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Санкционная политика США против России меняется от попыток принудить Кремль идти в желательном направлении до причинения ему максимального ущерба. Это скользкая дорожка, и пора задуматься о самых экстремальных последствиях для России, а также для США и их союзников", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский

Во время слушаний банковского комитета Сената на этой неделе сенатор Джон Кеннеди возмущался, что российская экономика еще не была "поставлена на колени".

"Его разочарование можно понять", - пишет Бершидский.

"Ничто не свидетельствует о том, что американские санкции повлияли на позицию Путина или его планы", - отмечает он.

Автор напоминает, что в Сенате США разрабатывается законопроект, предусматривающий санкции за инвестиции в российские энергетические проекты, государственные облигации, а также - что чрезвычайно важно - любые сделки с ее технологической индустрией, которые могут способствовать вредоносной киберактивности. Кроме того, звучат угрозы санкций против компаний, участвующих в проекте "Северный поток-2".

В самом экстремальном случае Вашингтон может ввести против России такое же эмбарго, как против Ирана, рассуждает журналист.

Однако вытеснение России с нефтяного и газового рынка приведет к глобальному энергетическому кризису, пишет он. "Санкции против всего российского внешнего долга, составляющего 486 млрд долларов, также сотрясут рынки и приведут к огромным потерям инвесторов, включая американских", - говорится в статье.

"На фоне того как США начинают задумываться о полномасштабной экономической войне, им нужно ответить на два стратегических вопроса: на что они в принципе готовы ради того, чтобы добиться от путинского правительства каких-либо уступок, и как долго они готовы ждать", - считает Бершидский.

"С макроэкономической точки зрения, Россия с ее безработицей на рекордно низком уровне, умеренной инфляцией и международными резервами в размере 400 млрд долларов вряд ли рухнет до того, как США спровоцируют глобальный энергетический или долговой кризис, который может заставить их союзников отвернуться от них", - рассуждает он.

Если нанести ущерб меньше максимального, Россия сможет протянуть еще много лет при относительно низком экономическом росте. Если Вашингтон нанесет максимально возможный ущерб и ничего не изменится, это станет болезненным поражением супердержавы, пишет автор.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 августа 2018 > № 2714669 Леонид Бершидский


Россия. УФО > Экология > stroygaz.ru, 24 августа 2018 > № 2714275

Средство для очистки.

В Тюменской области построен крупный мусоросортировочный завод.

В Тюменской области состоялась церемония открытия современного предприятия по сортировке мусора. В ней приняли участие министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев и министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин. Крупный мусоросортировочный завод, способный перерабатывать до 90 тонн отходов в час, был построен компанией «Тюменское экологическое объединение» («ТЭО») в рамках заключенного в 2014 году концессионного соглашения. Стоимость проекта составляет 1,7 млрд рублей.

Как рассказал на церемонии открытия завода Владимир Якушев, ранее занимавший пост губернатора Тюменской области, работа по проекту была непростой. «По сути, мы были первопроходцами, — сказал глава Минстроя. — Федеральное законодательство, регулирующее концессионные соглашения, было несовершенным». Он пообещал, что в осеннюю сессию Минстрой направит в Госдуму свои предложения по совершенствованию работы концессий. «Сегодня мы получили современное предприятие, рядом с которым в будущем должны появиться новые производства по дальнейшей переработке мусора, чтобы как можно меньше отходов приходилось закапывать в землю, — заявил министр. — Здорово, что все получилось!» Владимир Якушев выразил уверенность, что тюменский опыт использования концессионных механизмов для создания предприятий по переработке мусора обязательно будет востребован в других регионах страны.

Дмитрий Кобылкин, в свою очередь, отметил, что проблема переработки мусора очень остро стоит во многих регионах. «Гражданам России предстоит научиться очень серьезному отношению к мусору, — отметил глава экологического ведомства. — Нужно учить детей и самим учиться сортировать мусор на самой начальной стадии, чтобы упростить работу всем остальным участникам цепочки по его переработке. Только тогда мы получим чистую страну».

Мусоросортировочный завод, расположенный на 9-м километре Велижанского тракта, предназначен для приема и сортировки твердых коммунальных отходов. Его оборудование позволяет сортировать отходы на стеклянные, пластиковые и металлические. «По сути, это конвейерное производство, в технологическом процессе предусмотрена ручная сортировка, а также магнитная, оптическая и баллистическая сепарация, — рассказал генеральный директор компании «ТЭО» Константин Фрумкин. — Конечная продукция завода — более 25 видов вторичного сырья, которое можно использовать на других производствах». На заводе будут работать 300 человек.

Предприятие рассчитано на обслуживание Тюмени, Ялуторовска, Заводоуковска и примыкающих к ним районов, в которых в общей сложности проживают более 1 млн человек. Предполагается, что функционирование завода позволит снизить поток отходов, направляемых на захоронение на полигон, на 60%.

По словам временно исполняющего обязанности губернатора Тюменской области Александра Моора, в региональной схеме обращения с твердыми коммунальными отходами предусмотрено строительство еще двух подобных предприятий — в Тобольске и Ишиме. Реализация этого проекта позволит снизить поток отходов, которые сегодня отправляются на полигоны, и обеспечить сырьем заводы, которые используют в своем производстве отсортированные отходы, добавил он.

Создание мусоросортировочных и мусороперерабатывающих производств — важный элемент идущей в стране реформы системы обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Преобразования в этой сфере курируют сразу несколько ведомств — Минстрой, Минприроды и Минпромторг. С 1 января 2019 года все регионы должны перейти на новую систему, предусматривающую четкий контроль на всех стадиях движения ТКО — от сбора до утилизации и переработки. В рамках реформы субъекты РФ утверждают территориальные схемы обращения с ТКО и на конкурсной основе выбирают региональных операторов. На данный момент операторы выбраны в 75 регионах.

№ 33 от 24.08.2018

Автор: Сергей НИКОЛАЕВ

Россия. УФО > Экология > stroygaz.ru, 24 августа 2018 > № 2714275


Россия > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 24 августа 2018 > № 2714274 Екатерина Малеева

Правила хорошей жизни.

Зачем в России разрабатываются стандарты комплексного развития территорий.

На днях завершился прием заявок для участия в Открытом международном архитектурном конкурсе на разработку альтернативных планировок стандартного жилья, который проводится Минстроем России и ДОМ.РФ при поддержке правительства РФ. В соответствии с заданием участники конкурса должны разработать планировки для нескольких типов квартир сравнительно небольшой площади. Победители станут известны в конце года. В основу технического задания конкурса вошли положения в области комплексного развития территорий, которые разрабатываются АО «ДОМ.РФ» и КБ «Стрелка». О том, зачем России новые типовые планировки и стандарты городской застройки, в чем их отличие от старых норм и генпланов, в интервью «СГ» рассказала руководитель проекта «Стандарты комплексного развития территорий» КБ «Стрелка» Екатерина МАЛЕЕВА.

«СГ»: О стандартах комплексного развития территорий активно заговорили несколько лет назад. Какая была в этом необходимость? Зачем нужны такие стандарты? И чем они отличаются от принципов, которые закладываются, скажем, в генплане?

Екатерина Малеева: Вообще-то стандарты существуют уже полвека, только называются по-другому: СНиПы и СанПиНы. А заговорили о стандартах в последнее время по нескольким причинам.

Во-первых, действующие нормативы безнадежно устарели: многие СНиПы были разработаны еще в 1950-1960-е годы, и назрела необходимость в новых правилах, больше соответствующих сегодняшнему дню. А во-вторых, новые нормы — это не просто изменение действующих, но их кардинальное расширение и дополнение.

Принципы, заложенные в генплане, носят общий и часто оторванный от жизни характер: сколько городу или поселению необходимо в ближайшие годы построить жилья, дорог, социальной инфраструктуры и т. д. и как эти функции могут распределяться по конкретным городским участкам. При этом планы строятся, минимум, на двадцать лет, но при нынешней динамичной жизни такие долгосрочные проекты быстро теряют актуальность. Плюс новых стандартов — в их гибкости и умении приспособиться к меняющимся условиям. А, кроме того, действующие документы, включая СНиПы, генплан, правила землепользования и застройки и правила планировки территорий очень мало внимания уделяют человеческому фактору, качеству среды на улице, во дворе, в подъезде, в квартире. Все эти документы не визуализируют среду. Стандарты же дополняют существующую систему недостающим звеном, которое на самом деле и есть самое важное.

«СГ»: Отличаются ли стандарты застройки свободных территорий и застроенных? Если да, то чем?

Е.М.: Отличие подходов к свободным и застроенным территориям — как раз ключевая особенность новых стандартов. Сегодня города продолжают развиваться по системе, ориентированной на массовое строительство жилья на свободных участках. В советское время никто не экономил землю и другие ресурсы, и 70% застройки российских городов возникло именно тогда. К сожалению, работа по тем же принципам в эпоху рыночной экономики, когда стоимость земли составляет значительную долю стоимости всего проекта, приводит лишь к тому, что возникают бесконечные микрорайоны на окраинах городов, «в чистом поле» — таким образом все еще ведется от 60 до 90% жилищного строительства в городах России. И вместо того, чтобы эффективно использовать существующую транспортную и инженерную инфраструктуру, города вынуждены строить ее с нуля. Стандарты же априори рассматривают два основных типа городских территорий — застроенные и свободные, отдавая приоритет не революционному, а эволюционному развитию, когда застройка обновляется постепенно. Для застроенных территорий это в перспективе означает сохранение функционального назначения, планировочной структуры и сложившегося местного сообщества. Если это важно (например, для исторического центра), то сохраняется еще и принципиальный внешний облик района. Одним из эффективных инструментов работы с застроенными территориями становится объемно-пространственный регламент. К свободным отнесены незастроенные участки и те территории, которые требуют преобразования в связи с утратой актуальности своего функционального назначения. Характерный пример — промзоны. Для их освоения, в первую очередь, необходим мастер-план, формулирующий комплексное видение и предъявляющий четкий набор механизмов и проектов для его достижения, причем в обозримом будущем.

«СГ»: Как именно «Стрелка» разрабатывает стандарты? Какие принципы кладутся в основу?

Е.М.: Стандарты комплексного развития городских территорий, которые разрабатывает КБ «Стрелка» по заказу ДОМ.РФ, — это результат обширных исследований международного и отечественного опыта. В частности, было выявлено, что в последние десятилетия во всем мире на смену жестким нормативам приходит гибкая система регулирования. Таковы и новые стандарты: это сборник рекомендаций. Они не устанавливают ограничений, но предлагают широкий спектр решений задач по преобразованию городской среды. Стандарты — инструмент повышения ее качества и постепенного перехода российских городов к современным и устойчивым моделям развития. Ценность стандартов еще и в сведении воедино, гармонизации требований разных сфер регулирования, которые в настоящий момент часто противоречат друг другу.

«СГ»: В этом году стали известны победители конкурса на лучшую концепцию стандартного жилья. Что показал этот конкурс? Каким видят архитекторы современное жилье?

Е.М.: Оба конкурса вызвали большой интерес (конкурс на лучшую концепцию стандартного жилья и конкурс на разработку альтернативных планировок стандартного жилья. — «СГ»). На первый поступило около 300 заявок, на второй, итоги которого еще предстоит подвести, — 133 заявки. И надо сказать, что представления о жилье будущего у архитекторов и специалистов КБ «Стрелка» во многом совпадают. Если говорить коротко, то сегодня при проектировании жилой застройки важно обеспечить комфортные условия проживания людей разных возрастов и социальных групп и создать гибкую и жизнестойкую жилую среду. Это подразумевает разнообразие типов зданий и вариативность их возможного использования. Например, предлагается целых семь типологий жилых домов в зависимости от рекомендуемого типа городской среды на конкретном участке (малоэтажная, среднеэтажная или центральная). При этом каждое здание «разбирается» на отдельные составляющие — входная группа, места общего пользования, встроенный паркинг и т.д. В специальном каталоге, разработанном в том числе и с использованием конкурсных работ, даны примеры компоновки разных типов зданий, их интеграции в жилую застройку и расчеты по рекомендуемой квартирографии в зависимости от типа домохозяйства.

«СГ»: Сегодня в Москве меняются принципы застройки, происходит переход на урбанблоки и кварталы. Это тоже станет стандартом?

Е.М.: Москва, тоже опираясь на исследования, разработала свои собственные региональные нормы градостроительного проектирования (РНГП). В них, действительно, определены три основные градостроительные единицы: урбанблок, квартал и микрорайон. Эти нормы разработаны с той же целью, что и у нас: надо иметь набор инструментов, соответствующих современным потребностям городского развития. Разница в том, что стандарты «Стрелки» универсальные и рассчитаны на разные типы городов в зависимости от их численности, климата и географического положения.

«СГ»: Что такое стандарты благоустройства? Не получится ли так, что все в результате будет выглядеть одинаково?

Е.М.: Первый стандарт благоустройства мы разрабатывали специально для московской программы «Моя улица». И все проекты получились очень разными. Определенный стандарт качества вовсе не означает стандартизации облика.

«СГ»: А как может выглядеть результат применения стандартов в исторических городах?

Е.М.: Если мы говорим о развитии городских территорий с ценной застройкой, то именно новые стандарты предлагают подходы, при которых исторический облик и планировка сохраняются, но при этом преобразуются под современные нужды. Уже упоминавшийся объемно-пространственный регламент регулирует такие параметры застройки, как высота здания, отступ от красной линии, размеры выступающих элементов, доля остекления и т.п., а дизайн-код «следит» за использованием правильных отделочных материалов, цветов, рекламных конструкций, источников освещения и малых архитектурных форм.

«СГ»: Ну, и самый интересный вопрос — взаимоотношения стандартов и бюджета. Можно ли оптимизировать стандарты под бюджет и не выйдет ли при этом ерунда?

Е.М.: Повторимся: стандарты — очень гибкий инструмент. В тех же каталогах архитектурно-планировочных решений и элементов и узлов открытых пространств есть конкретные примеры инженерных, конструктивных, фасадных и отделочных решений. Многие из них были предложены с учетом установленного техническим заданием конкурса на стандартное жилье ограничения по стоимости строительства квадратного метра. В определенных бюджетных рамках разработаны и стандарты благоустройства. А главное, краеугольный принцип стандартов — оптимизация и экономия ресурсов — в конечном итоге приведет и к оптимизации бюджета. А комфортная городская среда, которая возникнет в результате всех трансформаций, — определенно не будет ерундой.

Цитата в тему

Цель стандартов комплексного развития территорий — повысить качество среды в российских городах и, как следствие, качество жизни горожан

Справочно

Победители Открытого международного конкурса архитектурных концепций стандартного жилья в России были объявлены 18 мая 2018 года в рамках форума «Среда для жизни: все о жилье», который проходил в Калининграде. Основной целью конкурса была разработка проектов малоэтажной, среднеэтажной или центральной модели городской среды.

В финал конкурса вышли 20 лучших проектов. Победителями стали пять финалистов — Grupo H d.o.o. (Словения), ООО «ЭШЕР» (Россия), TA.R.I-Architects (Италия), ООО «ТОВАРИЩИ АРХИТЕКТОРЫ» (Россия), архитектурное бюро «ПЛАН_Б» (Россия).

№ 33 от 24.08.2018

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 24 августа 2018 > № 2714274 Екатерина Малеева


Россия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 24 августа 2018 > № 2712857 Роман Рыбин

Директор ФГБУ ЦНМВЛ Роман Рыбин рассказал журналу «Агро-Информ» о деятельности учреждения.

31 августа в России отмечают День ветеринарного работника. В преддверии профессионального праздника директор подведомственного Россельхознадзору ФГБУ «Центральная научно-методическая ветеринарная лаборатория» (ФГБУ ЦНМВЛ) Роман Рыбин рассказал о направлениях деятельности учреждения.

- Роман Николаевич, расскажите о ФГБУ ЦНМВЛ, с чем к вам можно обращаться?

- ФГБУ «Центральная научно-методическая ветеринарная лаборатория» - учреждение с почти 75-летней историей. На сегодняшний день - один из самых известных диагностических и образовательных центров России. В его стенах происходит то, без чего не может существовать ни сельское хозяйство, ни продовольственный рынок огромного государства.

Учреждение осуществляет диагностику и профилактику болезней животных, птиц, рыб и пчёл, проводит лабораторные исследования в области ветеринарии, пищевой продукции и сырья животного и растительного происхождения, почвы, грунта и воды, карантина и защиты растений, семеноводства, качества и безопасности зерна, крупы, комбикормов и их компонентов.

ФГБУ ЦНМВЛ оказывает услуги по специальной оценке условий труда и производственному контролю, сертификации и декларированию продукции и услуг, разработке и внедрению системы управления качеством и безопасностью пищевых продуктов на основе принципов ХАССП, проведению работ по дезинфекции и фумигации. Наши специалисты выдают экспертные заключения о качественном состоянии почвы и разрабатывают проекты рекультивации нарушенных земель.

Также на базе учреждения функционирует орган инспекции, который проводит оценку соответствия продукции и объектов в заявленной области аккредитации с выдачей экспертных заключений. Учреждение выступает в качестве провайдера межлабораторных сличительных испытаний.

Сегодня в состав ФГБУ ЦНМВЛ входят 6 испытательных лабораторий: Москва, Самара, Тула, Липецк, Рязань, Калуга, оснащенных современным оборудованием, которое позволяет проводить лабораторные исследования продукции по различным показателям в рамках требований как российского, так и международного законодательства.

Хотел бы отметить, что учреждение прошло большой исторический путь, накопив богатый опыт в ветеринарной лабораторной диагностике и снискав значительный авторитет в ветеринарной службе.

- Какие еще направления в ФГБУ ЦНМВЛ сегодня успешно и активно развиваются?

- Одним из важнейших направлений работы учреждения была и остается образовательная деятельность. На базе ФГБУ ЦНМВЛ действует Учебный центр. Преподаватели – доктора и кандидаты наук с многолетним опытом работы. Ежегодно повышать свою квалификацию приезжают сотни ветеринарных специалистов и практиков со всей России. Отмечу, деятельность по проведению дополнительного профессионального образования в области ветеринарной диагностики ведется с 1999 года. За это время учреждением проведено более 500 курсов повышения квалификации.

Особого внимания заслуживает научная деятельность учреждения. Научный потенциал представлен докторами наук, кандидатами и аспирантами. Сегодня в ФГБУ ЦНМВЛ ведется активная работа по идентификации и изучению выделенного от погибшей рыбы нового штамма микроорганизма.

Научные сотрудники создают новые и усовершенствуют имеющиеся информационные блоки, базы данных по определению статуса здоровья животных, безопасности сырья, продуктов животного происхождения и результатов диагностических исследований, разрабатывают методические рекомендации. Так, в 2018 году специалистами учреждения разработан сборник по серологическим методам исследований при диагностике бактериальных и паразитарных болезней животных.

- Какое место в работе учреждения отводится вашим филиалам, в частности Самарскому?

- В общей цепи работы важна деятельность каждого филиала. Ведь в итоге мы стремимся к достижению единой цели – обеспечению эпизоотического, ветеринарного и фитосанитарного благополучия на территории Российской Федерации.

Самарский филиал – не исключение. Специалисты Самарской испытательной лаборатории проводят исследования по показателям качества и безопасности пищевой продукции и продовольственного сырья, кормов животного и растительного происхождения, воды, почвы и других объектов; исследования зерна и продуктов его переработки по показателям качества и безопасности; исследования и экспертизы образцов подкарантинной продукции с целью установления их карантинного фитосанитарного состояния; определение соответствия качества пищевых продуктов и продовольственного сырья, зерна и продуктов его переработки требованиям нормативных документов - и это только малая часть деятельности высококвалифицированных специалистов.

Серьезным событием в жизни Самарской испытательной лаборатории ФГБУ ЦНМВЛ стала выездная оценка на соответствие критериям аккредитации – подтверждение компетентности и расширение области аккредитации в национальном органе по аккредитации (Росаккредитация), которая прошла в июле текущего года. По ее результатам был составлен акт экспертизы о соответствии Самарской испытательной лаборатории критериям аккредитации.

Таким образом, расширились возможности лаборатории в проведении исследований по таким направлениям, как испытания пищевой продукции и продовольственного сырья на показатели качества и безопасности; испытания и экспертизы в области фитосанитарии; исследования объектов внешней среды.

Сегодня известный диагностический и образовательный центр России – ФГБУ ЦНМВЛ идет в ногу со временем, развивая научное направление и демонстрируя неизменный профессионализм и высокую точности исследований, проверенные многолетним опытом.

Впереди еще много работы! Мы планируем не останавливаться на достигнутых результатах и считаем, что именно благодаря грамотным специалистам ФГБУ ЦНМВЛ – одна из ведущих лабораторий на территории Российской Федерации.

Спецвыпуск журнала «Агро-Информ»

Россия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 24 августа 2018 > № 2712857 Роман Рыбин


Исландия. Россия. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712033 Олавюр Гримссон

Олавюр Гримссон: Европе важно выстроить долгосрочные отношения с Россией

Олавюр Гримссон был президентом Исландии целых 20 лет — с 1996 по 2016 год. На этом посту он прославился на весь мир, когда в 2010 году в ходе финансового кризиса наложил вето на решение альтинга (парламента) выплатить деньги иностранным вкладчикам разорившихся банков Исландии — Гримссон вынес этот вопрос на всеобщий референдум, а население проголосовало против. Сейчас Гримссон занимается в основном делами созданного им "Арктического круга" — ежегодного мероприятия, где политики и эксперты обсуждают проблемы Арктики. Гримссон ответил на вопросы РИА Новости об отношениях Исландии с Россией и о планах "Арктического круга".

— В этом году Россия и Исландия отмечают 75-летие дипломатических отношений. Как отношения с Россией воспринимают в Исландии?

— Отношения между Исландией и Россией на протяжении всего периода дипломатических отношений носили конструктивный и взаимовыгодный характер. В течение десятилетий, начиная с окончания Второй мировой войны, Россия, в то время Советский Союз, была очень важным рынком для исландской рыбной продукции.

Еще раньше Северные (арктические) конвои во время Второй мировой войны из Исландии внесли свой большой вклад в битву против нацистов, конвои из Исландии были одними из самых значительных. И это историческое наследие связало Исландию с Россией самым тесным образом. Так что на протяжении 20 века между нашими двумя странами были тесные культурные связи.

В 21 веке, я думаю, возрастающая важность Арктики стала новым столпом, на котором зиждутся отношения между Исландией и Россией. Об этом свидетельствует активное участие России в ассамблее "Арктического круга", которая проходит ежегодно в октябре — самого большого международного собрания по арктической тематике.

Это также видно из участия исландского президента в конференциях "Арктика — территория диалога" в России. Во время моего президентства я посетил все эти конференции, которые проводились по инициативе Владимира Путина, занимавшего в то время пост премьер-министра, и Русского географического общества. Мой преемник, президент Йоуханнессон также посещал конференцию "Арктика — территория диалога" в Архангельске. Так что я думаю, что Исландия — единственная страна в Европе, глава которой посетил все форумы "Арктика — территория диалога", проходящие в России. По моему мнению, это свидетельство как тесных взаимоотношений между странами, так и важности вопроса Арктики во взаимоотношениях между Исландией и Россией в 21 веке.

— Что вы думаете про войну санкций между ЕС и Россией, к которой присоединилась и Исландия? По различным данным, из-за российских контрсанкций Исландия теряет 1-2 процента ВВП в год. А товарооборот рухнул с 267 миллионов долларов в 2014 году в несколько раз.

— Лично мое мнение заключается в том, что важно найти решение данного конфликта, важно сторонам найти способ постепенного выхода из текущего положения дел. Кроме того, санкции относятся к ограниченным сферам экономики, поэтому они отражаются на разных европейских странах по-разному, в зависимости от того, насколько большую роль играет та или иная сфера во взаимоотношениях европейской страны и России. Например, в зависимости от того, была ли торговля с Россией преимущественно в сфере рыболовства, как в случае с Исландией, или страна импортировала автомобили или другую высокотехнологическую продукцию из Европы в Россию. Россия — это важная часть Европы, Россия — важная часть Азии. Так что для экономического и политического будущего Европы важно выстроить конструктивные долгосрочные отношения с Россией.

— Насколько сильно Исландия страдает от российских контрсанкций?

— Я цифрами не владею, но Россия всегда была важным рынком для исландской рыбной продукции. Когда были введены российские санкции, наши рыботорговые компании постарались найти новые рынки сбыта в других странах.

Но вы знаете, встречаются парадоксальные ситуации. Например, у нас есть хорошие соседи — Фарерские острова. И хотя они являются частью Датского королевства, Фареры продолжили торговать с Россией в разных сферах и даже открыли торговое представительство в Москве после того, как Дания и другие европейские страны ввели свои санкции.

— Министр иностранных дел Исландии несколько раз делал сильные антироссийские заявления. Как вы к ним относитесь?

— Вы должны понимать, что я уже не президент Исландии, это не мой политический курс. Я сложил свои президентские полномочия и не участвую в обсуждении вопросов, с которыми работают министры Исландии или мой преемник. У меня есть принцип не комментировать политическую ситуацию в Исландии, внутренняя ли это политика Исландии или политика Исландии по отношению к другим странам.

После того, как я покинул пост, я больше занимаюсь сотрудничеством в Арктике, международным сотрудничеством по вопросам климата, различными вопросами, связанными с альтернативными источниками энергии.

— Кто приедет к вам на "Арктический круг" из России в этом году?

— Официально мы не приглашали президента Путина на "Арктический круг", но для нас было бы большой честью принимать его у себя на мероприятии. Конечно, мы всегда будем рады видеть российского премьер-министра, министра иностранных дел, президента России на ассамблее в Рейкьявике. Если представители российского правительства захотят принять участие в Ассамблее "Арктического круга", то для нас будет большой честью принимать их.

Несколько лет назад мы решили, что было бы интересно познакомить большое собрание с различными арктическими регионами России, которые обладают огромной значимостью, и мы уже четыре года приглашаем их руководство и делегации. Российская арктическая зона простирается на 7 часовых поясов, это в два раза больше, чем США, поэтому очень важно, чтобы при обсуждении Арктики люди осознавали размеры и важность различных российских арктических территорий. В октябре этого года, например, нас посетит глава Мурманска. Также принимают значительное участие российские компании, научное сообщество.

— В следующем году Исландия председательствует в Арктическом совете. С какими инициативами она может выступить, как вы думаете?

— Это будет самое важное международное мероприятие, проходящее за время работы текущего правительства. Мы очень ответственно подходим к данному обязательству. Поскольку ассамблея "Арктического круга" проводится в Исландии ежегодно в октябре, то для Исландии также представятся прекрасные возможности связать свое председательство в Арктическом совете с ежегодной ассамблеей. Так что Исландии предстоит пережить активный период работы с арктическими вопросами.

Но все-таки нужно понимать, что "Арктический круг" — это неправительственная организация, международная платформа, на базе которой собирается до 2000 участников более чем из 60 стран. Ассамблеи "Арктического круга" проводятся ежегодно в октябре в Исландии независимо от того, кто является председателем Арктического совета.

Арктический совет — это межправительственная организация арктических государств. Так что это разные организации, у каждой из которых свои различные задачи.

Исландия. Россия. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712033 Олавюр Гримссон


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев

Владимир Зверев: кардиомонитор экипировки "Ратник" продлит жизнь россиянам

Деловая программа IV Международного военно-технического форума "Армия-2018" подходит к концу. В этом году на его полях Минобороны России и предприятия отечественного оборонно-промышленного комплекса подписали рекордное количество контрактов в рамках Гособоронзаказа — 32 соглашения на общую сумму более 130 миллиардов рублей. Среди законтрактованной техники такое новейшее оружие будущего, как истребитель пятого поколения Су-57 и танк "Армата".

Таким образом, как ранее заявлял президент России Владимир Путин, пик ГОЗ скоро будет пройден, Вооруженные силы получат необходимые им современные образцы вооружений и в обозримой перспективе не будут заключать мегаконтракты на военную технику. В связи с этим у многочисленных предприятий российского ВПК встает задача освоения производства гражданской техники, чтобы решить проблему загрузки мощностей.

Первый заместитель гендиректора одного из ведущих российских оборонных холдингов, специализирующийся на разработке и производстве комплексов радиоэлектронной борьбы и бортового оборудования, концерна "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ, входит в Ростех) Владимир Зверев рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву об основных проектах компании в сфере диверсификации производства, а также о том, какие передовые военные технологии в ближайшее время найдут применение на гражданских рынках.

— Владимир Львович, какие основные направления гражданской промышленности и двойного назначения развивает концерн сегодня?

— В настоящее время КРЭТ производит бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для гражданских воздушных судов (это около 58% выручки компании от гражданской продукции, в целом речь идет о сумме более 10 миллиардов рублей). Для дальнейшего развития наиболее перспективной представляется номенклатура автоматизированных систем контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ), счетчиков электроэнергии, медицинского оборудования, автомобильных компонентов, оборудования для нефтегазовой отрасли и энергетики, комплексов и систем управления метро и российских железных дорог, электротехнической продукции гражданского назначения.

В 2017-2018 годах мы начали ряд инвестиционных проектов по разработке высокотехнологичной продукции, ключевыми среди них являются производство зарядных станций постоянного тока для электромобилей, разработка роботехнического комплекса для проведения урологических операций, прибор интенсивного оптического облучения раневых поражений "Заря", а также модернизация информационной системы "Электронная путевка".

— Не могли бы вы рассказать подробнее о перспективных проектах КРЭТ в сфере медицины?

— Здесь стоит выделить аппараты искусственной вентиляции легких, выпускаемые нашим Уральским приборостроительным заводом. Сейчас медицинскую регистрацию проходит аппарат ИВЛ "Авента-У", необходимый для комплектования отделений реанимации и интенсивной терапии лечебных учреждений, роддомов, перинатальных центров. Он позволяет проводить искусственную вентиляцию легких у всех категорий пациентов от новорожденных до взрослых. Все эти изделия позволяют заместить импортные аналоги в среднем и высоком классе, не уступая им по функциональным возможностям, а по многим параметрам опережая их.

В настоящее время на медицинской регистрации также находится аппарат вентиляции легких для новорожденных "Неолайн-1", созданный ПАО "Техприбор". Он предназначен для неинвазивной вентиляции легких, ингаляции кислородно-воздушной смесью и проведения ручной вентиляции легких с ограничением давления в дыхательных путях у новорожденных и детей до одного года.

Кроме того, совместно с Казанским электротехническим заводом и группой специалистов-медиков во главе с членом-корреспондентом РАН, главным урологом министерства здравоохранения и социального развития России Дмитрием Пушкарем КРЭТ реализует проект создания хирургического комплекса для проведения урологических операций. Он является полным аналогом импортного робота "Da Vinci", но по сравнению с ним будет обладать возможностью проведения операции на любых органах (от 0,01 мм), более высокой точностью расчета, свободным интерфейсом, комплексом блокировки и защиты. При этом мы рассчитываем, что его стоимость будет в два раза ниже зарубежной разработки.

Этот робот обладает замечательной возможностью обеспечивать дистанционное проведение хирургических операций. За счет защищенного широкополосного интернет-соединения хирург может находиться с пультом управления в Москве, в то время как робот выполнит операцию пациенту, к примеру, на Камчатке. Однозначно это большой шаг в цифровое будущее, в цифровую медицину.

— Какие разработки компании, изначально создававшиеся для армии, сегодня применяются на гражданке?

— В качестве успешного применения конверсии могу привести проект "Ритмер" — носимый кардиомонитор, созданный на базе экипировки солдата будущего "Ратник" с учетом потребностей рынка и медицинского сообщества, что предопределило необходимость переформатировать цели разработки и внедрения этого прибора. Мы "продаем спокойствие" пациенту и врачу. Прибор позволяет не ходить каждый день на обследования, а постоянно получать информацию о своем здоровье дистанционно через "облако" на свой планшет или смартфон. По сути, мы формируем новый рынок диагностики, создавая информационно-аналитическую коммуникационную среду интуитивно понятную врачам и пациентам.

После получения медицинской регистрации планируется включить "Ритмер" в программы обязательного и добровольного медицинского страхования корпоративных клиентов. Экономический эффект очевиден. Включение "Ритмера" в программу обязательного медицинского страхования приведет к существенному снижению затрат на прием и госпитализацию пациентов. При этом мы не стоим на месте и планируем разработку "Ритмера 2.0", который кроме ЭКГ будет использоваться для мониторинга давления. Такой дуализм в измерении параметров состояния здоровья пациентов является широко востребованным со стороны врачей и пациентов для осуществления полноценного дистанционного мониторинга здоровья.

При интеграции "Ритмер 2.0" и искусственного интеллекта, обученного на больших данных (big data) пациентов, предусмотрен переход к принципиально новой концепции медицинского обслуживания — персонализированной медицине, которая позволит повысить среднюю продолжительность жизни в РФ за счет постоянного мониторинга ключевых параметров состояния здоровья.

— На выставке HeliRussia-2018 вы впервые продемонстрировали еще один пример трансфера военных технологий — зарядные станции для электромобилей. На каком этапе находится этот проект? Когда можно ждать их появления в Москве и других городах России?

— Сейчас нами ведутся разработки их различных модификаций: быстрые, ультрабыстрые, настенные, имплементированные в столбы зарядки, моноблоки для личного пользования. Наш рынок электромобилей в отличие от США, Китая и Европы только формируется. Россия вступила на путь создания электрозарядной инфраструктуры, чтобы создать условия для развития рынка электромобилей для личного пользования и в коммерческих целях.

Программой правительства Москвы в 2018-2020 годах предусмотрено приобретение 300 электробусов и 98 ультрабыстрых электрозарядок. В мае 2018 года Мосгортранс провел первый конкурс на поставку электробусов, в котором победила "дочка" Ростеха — "КамАЗ" и частная компания ПАО "ГАЗ", с которыми мы сотрудничаем в целях выработки стандартов использования ультрабыстрых зарядок, а также для соисполнения контракта с Мосгортрансом по их поставке.

В дальнейшем КРЭТ планирует создание и развитие собственной сети электрозарядных станций, а также разработку программного обеспечения для их эксплуатации.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 24 августа 2018 > № 2711827 Лев Зеленый

В ДНИ ПОРАЖЕНИЙ И ПОБЕД. АКАДЕМИК ЛЕВ ЗЕЛЕНЫЙ ОБ ИССЛЕДОВАТЕЛЯХ КОСМОСА

Застать в Институте космических исследований РАН академика Льва Зеленого - задача непростая. Только что он выступал на конференции в Нидерландах и чуть ли не сразу полетел в Канаду. Вернулся в ИКИ, а через несколько дней отправляется в США. Командировки, по словам ученого, все интересные - отменить их нельзя никак. В Нидерландах Европейское космическое агентство решило сравнить атмосферы планет земной группы. И свой вводный доклад Л.Зеленый посвятил магнитосферам этих планет. В Ванкувере, на конгрессе по физике плазмы (а исторически это главное направление исследований астрофизика) рассказывал о работах по токовым слоям - структурам, существующим и на Солнце, и в земной магнитосфере. Эти аккумуляторы магнитной энергии “повинны” в возникновении солнечных вспышек, магнитных суббурь, многих других бурнопротекающих явлений на Земле и в космосе.

Всего полгода, как Лев Матвеевич оставил директорский пост, перешел в научные руководители ИКИ и понемногу стал разрешать себе “выезды”. Раньше три четверти приглашений на конференции приходилось откладывать в сторону - дела не позволяли. К тому же президент РАН В.Фортов очень неохотно отпускал своего вице-президента. И все же количество опубликованных статей увеличивалось - сейчас их более 700, а индекс Хирша приближается к 40. В общем, отмечающему в эти дни 70-летие академику есть что вспомнить. Мы начали издалека.

- 16 лет назад вы стали во главе ИКИ. Как это произошло?

- На окраине Москвы, где только строился институт, я, студент Физтеха, появился в начале 1970-х. В 1973 году ИКИ АН СССР возглавил самый молодой тогда академик Роальд Сагдеев, а я стал аспирантом его любимого ученика, вместе с ним перебравшегося в Москву из Новосибирска, - блестящего молодого “плазменщика” Альберта Галеева. И очень многому научился у этого яркого человека и выдающегося ученого. Прошло 15 лет, в конце 1980-х Галеев стал директором, а меня попросил возглавить свой бывший отдел физики космической плазмы, насчитывающий почти 150 человек. Мне было чуть меньше 40, а руководить пришлось умудренными опытом аксакалами.

В 1990-е годы началось мое многолетнее сотрудничество с группой космического моделирования Калифорнийского университета. Мы набрели на очень интересные явления, опубликовали не один десяток совместных статей, и, что греха таить, летние заработки в Америке помогали продержаться в то смутное время. В начале 2000-х Альберт Абубакирович Галеев серьезно заболел, оставил директорский пост и рекомендовал меня на это место. (Директоров, надеюсь так будет всегда, в академических институтах не назначают, а выбирают.) Желающих “порулить” ИКИ было много (включая нескольких академиков), однако вокруг меня (тогда доктора наук) сплотился коллектив и довольно единодушно избрал. Шестнадцать лет я возглавлял ИКИ, руководствуясь суворовским правилом: солдат службы не ищет, но от службы не бегает.

- Что за эти годы было для вас самым трудным?

- Пожалуй, связь с космической промышленностью - необходимость реализовать экспериментальные разработки наших сотрудников. Первое, что удалось осуществить, еще в бытность завотделом, - это крупнейший международный (участвовало 18 стран) проект “Интербол” (1995-2001 годы). Система из четырех спутников исследовала локальные и глобальные связи между Солнцем, магнитосферой и ионосферой. А с Марсом нам не везло. Сначала пережили гибель экспедиции “Марс-96”, затем катастрофу “Фобос-грунт” (2011 год). Обе станции так и не вышли на траектории полета к Марсу - и мы не смогли испытать уникальные приборы, созданные в ИКИ, в частности манипулятор для забора грунта, которым лично мне пришлось заниматься. Сколько сил, времени, средств было затрачено впустую! Для многих наших сотрудников это был жесточайший удар, кое-кто даже оказался в больнице. Вспоминаю об этом, и на память приходят довольно жесткие стихи Бориса Слуцкого, посвященные его погибшему другу поэту Михаилу Кульчицкому: “Я не жалею, что его убили, жалею, что убили слишком рано - не в третьей мировой, а на второй”. То же и со станцией “Фобос-грунт”: погибла бы она, хотя бы добравшись до Марса, было бы не так обидно.

Сегодня мы успешно сотрудничаем с Европейским космическим агентством (проект “ЭкзоМарс”). В 2016 году орбитальная станция благополучно вышла на орбиту вокруг Красной планеты, а в апреле этого года наши приборы приступили к работе. Специалисты РКК “Энергия” и ИКИ первыми придумали оригинальную схему запуска малых спутников с борта МКС. Сначала простенького “Колибри”, потом малого, но настоящего научного спутника “Чибис”. Грузовики “Прогресс” доставляли “Колибри” и “Чибис” на МКС. Орбиту “Чибиса” дополнительно подняли еще на 100 километров - и наш аппарат почти без нареканий пролетал около трех лет.

- Как полеты спутников и станций влияют на развитие науки о космосе?

- Благодаря исследованиям на ближних и дальних орбитах, конечно, не только и, к сожалению, не столько российским, знания о космосе и даже о нашей Земле качественно изменились. Выход научных приборов за пределы плотно укутывающей нас земной атмосферы можно сравнить с проникновением в другой, непознанный мир. Возникли новые науки: всеволновая астрономия (ультрафиолетовая, рентгеновская и гамма-астрономии), физика солнечно-земных связей, сравнительная планетология и т.д. Через несколько месяцев должна выйти наша книга, посвященная 60-й годовщине запуска первого искусственного спутника Земли, в которой известнейшие российские и зарубежные ученые отвечают на вопрос: как взгляд из космоса изменил представления о Вселенной?

Приведу пару примеров. Исследования Венеры, знакомые по книге Стругацких “Страна багровых туч”, позволили сделать грозное предупреждение: вот до чего довел “сестру Земли” самораскачивающийся парниковый эффект! Первые советские аппараты просто не долетали до планеты - их раздавливало по дороге, поскольку они не могли выдержать давление, превосходящее земное в 100 раз. Наконец, мягкая посадка на Венере удалась - несколько советских аппаратов “привенерились” и дали много ценнейшей информации. Сейчас вместе с коллегами из НАСА обсуждаем возможность новой совместной экспедиции к Венере для исследования ее поверхности, атмосферы и индуцированной магнитосферы.

Даже Луна, вроде бы изученная вдоль и поперек, оказалась совсем не такой сухой и однообразной, какой мы ее себе представляли. Вблизи ее полюсов, на глубинах 1,5-2 метра, обнаружены следы вечной мерзлоты, а значит, и влаги, других летучих веществ. Возможно, они попадают на спутник Земли в результате постоянного падения больших и малых комет. И Луна имеет свои секреты, а открыть их удалось только по мере приближения к ней космических аппаратов.

- Еще один глобальный вопрос: что представляет собой наша космическая программа?

- Федеральная космическая программа рассчитана на 10 лет, до 2025 года. Но в нашей области - фундаментальных космических исследований - из предыдущей программы (на 2006-2015 годы) почти ничего выполнить не удалось. Главным достижением можно считать запуск в 2011 году космического интерферометра - спутника “Радиоастрон”. В порядке любезности коллеги из Астрокосмического центра ФИАН поставили на него наши приборы для локальных измерений солнечного ветра. В нынешней программе немало интересного, но она попала под очередной “секвестр”, и многие проекты перенесли за 2025 год. Тем не менее в 2022-2023 годах должна быть запущена очень интересная станция, работающая в ультрафиолетовом диапазоне (проект Института астрономии РАН). Об “ЭкзоМарс” я уже говорил. Хотя и с мучительными задержками, в марте будущего года в космос отправится научная станция “Спектр-Рентген-Гамма”. Для меня главное - Лунная программа. Я уже упоминал открытие особых “влажных” областей вблизи лунных полюсов. Несколько экспедиций к спутнику Земли будут изучать свойства летучих веществ в этих областях, лунную пыль, гравитационные поля, магнитные аномалии и др.

- Отойдем от космоса. Пять лет продолжается реформа РАН: ваше отношение к ней? Чего ждете от нового министерства?

- О своем отношении к реформе много говорил и писал - и вряд ли добавлю что-то новое. Никогда не выступал обвинителем ФАНО, за что нередко подвергался критике коллег. ФАНО мне напоминает японскую придумку, когда коммерческие компании обзаводились куклами, изображавшими больших начальников, и каждый обиженный служащий мог хорошенько их пнуть. То же и здесь. Подлинные авторы реформы в тени, и проще всего выместить раздражение на ФАНО. Хитро разработанная “архитекторами” реформы система с двумя головами, которые постоянно сталкивались лбами и выясняли отношения, в принципе работать не могла. Я говорил это глубокоуважаемому Михаилу Михайловичу Котюкову, считая, что нам повезло с руководителем ФАНО, а теперь и министром, чьи человеческие и деловые качества все же позволяли нам в эти годы обходить многие острые углы.

В связи с образованием Министерства науки возникла новая ситуация, но сейчас трудно сказать, лучше будет или хуже. РАН придется вариться в одном “котле” с вузами, и не очень понятно, что из этого выйдет. Скажем, выборы директора института - процедура длительная, мучительная, но в институтах РАН она все же есть. А в вузах ректоров всегда назначало профильное министерство. Как будет теперь: останутся или нет выборы в академических институтах? И все же я вижу и положительные моменты в том, что академические институты и вузы окажутся под одной крышей. Всегда был сторонником максимальной интеграции академической и вузовской науки. Много лет руковожу кафедрой космической физики в МФТИ. Надеюсь, теперь их противопоставление, к сожалению, бытовавшее в последние годы, закончится - и мы сумеем предложить яркие интеграционные проекты.

К ФАНО мы привыкли. А теперь привыкать придется заново: старые структуры разрушены, новые только появляются. Одна надежда, что в создающееся министерство перешли многие сотрудники ФАНО и перестройка пройдет более или менее быстро. Меня беспокоит вопрос международного сотрудничества: у РАН на это не было денег, у ФАНО - полномочий. И пока мы постоянно реформируемся, теряются годами наработанные тесные и очень плодотворные связи с учеными десятков стран, с которыми РАН до 2013 года имела договоры о научных обменах.

- Вернемся к науке. Изучение космоса, познание Вселенной, на ваш взгляд, влияет на личность самих ученых?

- Это относится к познанию всего неизвестного. Когда открываются новые горизонты, еще раз убеждаешься, что все явления природы взаимосвязаны. Чувство, что ты вступаешь на terra incognita, безусловно, очень сильно влияет на психику человека. Мне несколько раз удавалось испытать подобное особое состояние. В исследовании космоса это случается часто. Ведь мы только начинаем по-настоящему изучать астрофизику дальнего космоса и есть много областей, куда еще не “вступала” голова человека. Чувство первопроходца дорогого стоит! Хотя успех вовсе не гарантирован и риск велик: то ли вернешься нагруженный золотом, то ли с пустыми руками. Научный поиск требует характера и времени.

- Несерьезный вопрос, вам его, наверняка, задавали. У нас в стране фамилия Зеленый встречается вроде нечасто (знаю Рину Зеленую да атамана Зеленого). А в англоязычных странах Гринов много, есть они и среди астрофизиков. Помогает ли сходство фамилий установлению контактов?

- Действительно, знаю пару-тройку американских Гринов. А мой основной партнер в НАСА, с которым сотрудничаю много лет, - это Джим Грин. И американцы, которым известно о нашем однофамильстве, всегда весело нас приветствуют. Это напоминает старый анекдот про встречу ученых-однофамильцев - русского и американца: “Два мира - два Шапиро”.

- Над чем вы работаете сейчас?

- Еще не успел полностью освободиться от директорских обязанностей, но планов на будущее уже много. Хочу заняться космогонией, к которой давно присматриваюсь. Эта наука объясняет образование нашей Солнечной системы. Кроме нее, как мы теперь знаем, есть великое множество других планетных систем, устроенных совсем по-другому. Увлекает меня и так называемая пылевая плазма. Понимание процессов в ней важно и для нашей лунной программы. Частицы пыли быстро электризуются, ко всему прилипают и к тому же очень токсичны. Космонавтам, высадившимся на Луне, нужно будет это учитывать. Эти и многие другие вопросы обсудим на главной нашей конференции по космическим наукам - ассамблее КОСПАР. На этот раз она пройдет в Калифорнии - лечу туда через несколько дней.

К слову, в 2010 году ассамблея КОСПАР заседала в немецком Бремене и вручение наград Международной академии астронавтики проходило на фоне знаменитой скульптуры “Бременские музыканты”. Награжденные, как принято, благодарили соавторов, родителей, жен... а прису тствующие тихо умирали от скуки. Дошла очередь и до меня (награда за вклады в теории токовых слоев и турбулентности), а что сказать-то? И вдруг меня осенило: как, говорю, здорово получать награду в Бремене, около этой скульптуры - ведь я только что произвел измерения размеров стоящих друг на друге животных, и данные точно укладываются на знаменитый колмогоровский степенной спектр, выведенный нашим блестящим математиком, академиком А.Колмогоровым. Космическая общественность шутку оценила.

Юрий Дризе

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 24 августа 2018 > № 2711827 Лев Зеленый


Россия. СФО > Образование, наука. Химпром > ras.ru, 24 августа 2018 > № 2711825 Валерий Бухтияров

«Мы должны убедить правительство страны поддержать проекты наших институтов»

Институт катализа СО РАН недавно отметил свое 60-летие. В научных кругах институт известен как одна из лучших научных организаций химической отрасли. Директор Института катализа СО РАН академик ВАЛЕРИЙ БУХТИЯРОВ в интервью «Континенту Сибирь» рассказал о «Технопроме», проекте «Академгородок 2.0» и финансировании институтов в Сибири.

— Валерий Иванович, на грядущем «Технопроме» Сибирское отделение РАН впервые будет представлено настолько широко. Это связано с анонсированным обсуждением проекта «Академгородок 2.0»?

— Я не соглашусь, что Сибирское отделение в первый раз представлено столь широко. Скорее дело в том, что к участию СО РАН привлечено большее внимание. Это связано с тем, что во время форума планируется обсуждение проекта развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0». Обычно же ситуация была такой: организация форума начиналась, появлялся организационный комитет, а Сибирское отделение в момент формирования и обсуждения программы оставалось в стороне. Организаторы форума обычно работали с областной властью. Но в последний момент приходило понимание, что без Сибирского отделения, без институтов Академгородка эффективное проведение форума невозможно организовать. Действительно, одной из целей СО РАН всегда было проведение исследований в интересах обороны и обеспечения безопасности страны и на его полноценном представительстве всегда настаивал Дмитрий Рогозин, который долгое время курировал как организацию «Технопрома», так и вопросы оборонно-промышленного комплекса. СО РАН всегда участвовало в выставке форума, на которой мы старались представить не плакаты, а реальные образцы продукции. А в пленарных заседаниях принимал активное участие предыдущий председатель СО РАН Александр Асеев.

— В этом году Институт катализа намерен представлять какие-то проекты на «Технопроме»?

— Напомню, что отличие нынешнего «Технопрома» от прошлых в том, что на нем будет представлен проект «Академгородок 2.0». Кстати, «Академгородок 2.0» — неформальное название проекта, которое в документах не значится. В поручении президента РФ есть два пункта: один из них касается Сибирского отделения в целом, а второй — Новосибирского научного центра. И работа ведется по обоим пунктам. В рамках работы по первому пункту председатель СО РАН Валентин Пармон участвует во всех совещаниях с полпредом в СФО Сергеем Меняйло. И на этих совещаниях представлялись проекты всех крупных городов Сибири, где представлена академическая наука — Красноярска, Томска, Иркутска. Но при этом не забыты и остальные региональные центры. По второму пункту следует отметить, что под ННЦ понимается не только Академгородок, но и территории Краснообска, Кольцово и Нижней Ельцовки. Поэтому «Академгородок 2.0» — не только Академгородок. В рамках этой программы и будут детально представлены проекты, финансирование на которые институты Новосибирска хотели бы найти. Таких проектов сейчас подготовлено около 30, в том числе проект Института катализа СО РАН — Центр коллективного пользования «Опытное производство катализаторов». Но речь идет не только и не столько о конкретных проектах, которые, на мой взгляд, вряд ли будут профинансированы все. Но поскольку к делу подошли концептуально, хорошо сработала команда областного правительства, академических и бизнес-кругов, появилась концепция развития программы. Она получилась очень стройной и уже была представлена министру науки и высшего образования РФ Михаилу Котюкову. В свою очередь, в концепцию встраиваются проекты, которые проходят рейтингование. И затем надо постепенно выходить в правительство страны с первой, возможно, второй очередью реализации проектов. Ведь если попросить всю сумму, которую заложили институты под свои проекты, она получается несоразмеримой с возможностями бюджета в настоящий момент. Либо должны появиться инвесторы, но они вряд ли пойдут в сферу финансирования академической науки.

— Не станет ли проблемой модель управления «Академгородком 2.0»? Ведь речь идет о создании некоего акционерного общества или фонда.

— Насколько я знаю, Михаил Михайлович Котюков сказал, что модель управления еще предстоит создать, и на это может уйти не один год. Поэтому он подчеркнул, что следует начать запускать проекты и вести работу по системе управления параллельно. В принципе, работа любой структуры во многом зависит от человека, который ее возглавит. И я пока не вижу такого человека.

— На совещании с Михаилом Котюковым было представлено четыре проекта. Значит ли это, что проекты приоритетные?

— Это основные, «вытягивающие» проекты. Но по каждому проекту все равно должно приниматься отдельное решение, несмотря на концепцию. Есть «СКИФ» — междисциплинарный проект, в котором заинтересованы в первую очередь пользователи из академических институтов и бизнеса. Этот проект уже существует в поручении президента вместе с ИССИ–4 в Протвино. И я могу сказать, что проект по Сибирскому синхротрону, хотя и существует в концепции развития Новосибирского научного центра, уже подан в Министерство науки и высшего образования в оформленном виде. Он будет вноситься в правительство с целью поддержки его через национальный проект «Наука». Поэтому да, эти проекты можно назвать приоритетными. Остальные же проекты, мы надеемся, также будут поддержаны, пусть и в 2019 году или позже. Для этого мы постараемся представить их на «Технопроме» как цельную площадку для развития Академгородка. Но я сразу отмечу, что развитием инфраструктурных возможностей науки дело не может обойтись. Ведь наша цель не в том, чтобы дать дополнительные технические возможности для институтов. Она в том, чтобы привлечь молодежь. А ей нужна и социальная инфраструктура, включая жилье. Рывок в экономике может быть сделан только благодаря экономике знаний. Экономика ресурсов изживает себя. И неслучайно Владимир Путин называет Академию наук штабом выполнения Стратегии научно-технологического развития страны.

— Получается, что проекты развития СО РАН и Новосибирского научного центра включены в финансирование национального проекта «Наука»?

— Финансирование на развитие Академгородка никуда не включено. Есть национальные проекты, и я думаю, что часть проектов «Академгородка 2.0» должна быть внедрена в национальные проекты. «СКИФ» включен в национальный проект «Наука». Но я честно скажу, что в национальный проект «Наука» ни один другой проект «Академгородка 2.0» пока не вошел. Мы должны убедить правительство РФ, что эти проекты должны быть поддержаны.

— В научной среде часто говорят, что Институт катализа — один из лидеров в вопросах взаимодействия с промышленным сектором. Действительно ли это так?

— Могу сказать, что наше базовое финансирование на госзадание составляет 35%. Все остальное мы зарабатываем сами, в том числе благодаря контрактам с предприятиями реального сектора. И мне кажется, что это правильно, поскольку ожидать, что государство найдет достаточно денег на финансирование госзаданий академических институтов, вряд ли стоит. Поэтому мы должны привлекать дополнительные средства и из государственных фондов, министерств, которые разыгрываются на конкурсной основе. Ну и конечно, в этой связи прямые договоры с компаниями — тоже выход. Сейчас мы готовим генеральное соглашение с СКТБ «Катализатор». Предполагалось, что оно будет подписано на «Технопроме», но, к сожалению, по техническим причинам придется перенести публичное подписание. Также обсуждалось торжественное подписание соглашения с нефтехимической компанией «СИБУР» в рамках «Технопрома» но, к сожалению, заместитель председателя правления «СИБУРа» Владимир Разумов не сможет присутствовать на форуме, поэтому и это подписание мы перенесли.

— Недавно появилась информация о проблемах с финансированием Института математики. Не станет ли это тенденцией в сибирской науке?

— На самом деле бюджет всех институтов дефицитен. Мы говорим о том, что финансирование госзадания должно быть увеличено. Возможно, правильнее было бы перейти к сметному финансированию госзадания, а не субсидиям. Мы говорим об Институте математики, а между тем в области химии, биологии, физики нужны серьезные деньги на материальное обеспечение: на оборудование, расходные материалы, сырье. Денег на это в госзадании нет. Поэтому приходится заботиться даже не о развитии, а о поддержании уровня.

— В интервью «КС» директор Института ядерной физики Павел Логачев сказал, что ИЯФ как коммерческое предприятие не выдерживает никакой критики. Действительно ли это так?

— Конечно. Тот же Виталий Хан (генеральный директор СКТБ «Катализатор») говорил мне о том, что если вы не видите рынка сбыта, возможности реализовать свою разработку, ни один бизнесмен за нее не возьмется. Но мы действительно не коммерческое предприятие, мы научный институт. Но, повторюсь, денег на госзадание не хватает, чтобы обеспечивать исследования передового уровня. Под передовым уровнем я понимаю то, что мы оставляем специалистов у себя и поддерживаем уровень технического обеспечения. А в нашей области передовые исследования очень сильно зависят от оборудования. Во всем мире оборудование старше 10 лет отправляется на выброс, а у нас есть такое, которому и 20, и 30 лет, и мы умеем на нем работать, поддерживать и модернизировать. Однако в борьбе за кадры мы проигрываем в борьбе не только с коммерческими предприятиями, но и, например, со Сколтехом (Сколковский институт науки и технологий). Несколько наших научных сотрудников, на которых мы собирались делать ставку, были просто-напросто перекуплены. Старший научный сотрудник у нас получает из базового бюджета 24 тысячи рублей. Остальная часть его зарплаты обеспечивается из внебюджетного финансирования. Молодые кадры очень тяжело удержать, когда постоянный доход не высокий, а будет или не будет реальный уровень дохода больше, не ясно и зависит от множества причин.

— Касаясь кадровой темы, в последнее время часто приходится слышать о дефиците кадров в институтах СО РАН. Это действительно так?

— Как я уже сказал, за кадры сейчас идет борьба. Мы нуждаемся в них. Совместными усилиями с НГУ мы учим студентов, бакалавров и специалистов, а потом магистрантов и аспирантов. Мы доводим их до защиты диссертации, а потом их просто забирают. И мы ничего не получаем за свои старания. Уверяю вас, такая проблема действительно есть. Я как заведующий кафедрой получаю две десятых ставки, это очень небольшая сумма. Но я осознаю, зачем я это делаю. В институте нам нужны кадры, а НГУ их главный поставщик. Но НГУ здесь отнюдь не панацея, мы готовы работать и с другими университетами, особенно технологическими.

Появились серьезные технические проблемы, когда директор института утвержден, голосование прошло, но нет человека, который поставит последнюю подпись. Из-за этого работа института могла полностью встать

— В связи с очередным изменением структуры управления наукой в стране (ликвидацией ФАНО) появилась следующая проблема: ликвидация агентства продолжается до конца года. А это создает сложности для отдельных институтов: где-то не могут утвердить директора, где-то решить проблемы с финансированием. Не преувеличен ли масштаб этих проблем?

— Да, появились серьезные технические проблемы, когда директор института утвержден, голосование прошло, но нет человека, который поставит последнюю подпись, и директор не назначен. Между тем, из-за этого работа института могла полностью встать. На самом деле, такое недопустимо. Но сейчас формируется новая структура, а это всегда долгий и сложный процесс. Как гласит китайская мудрость: «не дай бог жить в эпоху перемен». Хорошо, что Михаил Котюков и нынешний первый заместитель министра науки и высшего образования и науки РФ Григорий Трубников остались в новом министерстве. Это два здравомыслящих и опытных человека, которые погружены в проблемы науки. Здесь, как и с реформой 2013 года, дороги назад нет. Можно долго возмущаться, но указ уже подписан. Вообще, выскажу провокационное мнение (это моя позиция) — научный сотрудник должен меньше думать о том, что происходит наверху. Это задача директора и дирекции. А сотрудник должен работать на интересы науки и на благо государства. Если сотрудники института работают хорошо и дают научный результат, а может, еще и экономический эффект, и их при этом большинство — с институтом ничего плохого не произойдет, несмотря на любые реформы. Такой институт нужен всегда, и неважно, кто находится сверху: РАН, ФАНО или министерство.

Андрей Берёзкин

Источник: Континент Сибирь Online, 24.08.2018

Россия. СФО > Образование, наука. Химпром > ras.ru, 24 августа 2018 > № 2711825 Валерий Бухтияров


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711808

Самый SOK: миллиардер Игорь Рыбаков расширяет сеть коворкингов

Михаил Рычагов

Корреспондент Forbes

Российский рынок коворкингов находится еще в зачаточном состоянии, однако он растет на 25–30% в год. В Москве появились крупные сетевые игроки. Миллиардеры верят в будущее смарт-офисов и заключают долгосрочные контракты аренды под площади для коворкингов

Сеть коворкингов SOK миллиардера и сооснователя корпорации «Технониколь» Игоря Рыбакова F 84 арендовала 3200 кв. м в бизнес-центре «Сады Пекина» рядом с метро «Маяковская». По сообщению консалтинговой компании OF.RU, выступившей консультантом сделки, договор аренды сроком на 10 лет подписан в августе.

SOK позволяет небольшим компаниям быстро арендовать офис, а девелоперам — сдать пустующие площади. Это уже третья сделка компании. Ранее Forbes сообщал о планах SOK увеличить имеющиеся площади до 15 000 кв. м. Первая площадка компании площадью 2500 кв. м была открыта в феврале 2018 года в районе метро «Курская». В этом проекте партнером выступила компания «Ингеоком». А самая большая площадка в Москве на 9500 кв. м откроется в сентябре в пятом корпусе комплекса «ВТБ Арена Парк», который ранее приобрели структуры Рыбакова.

«Одиночные проекты в сфере смарт-офисов или коворкингов сегодня невыгодны. Инвестиции могут быть оправданы только при наличии стратегических планов по выстраиванию целой сети в разных локациях и формировании пакетных предложений по использованию всей инфраструктурной сети», — прокомментировал Forbes управляющий директор компании OF.RU Даниил Орлов.

По оценке компании CBRE, запрашиваемая ставка аренды в «Садах Пекина» может составлять 37 000 рублей за квадратный метр в год (плюс НДС). Однако эксперты отметили, что данная сделка прошла не по рыночной ставке, а по партнерскому соглашению, по которому арендодатель и арендатор делят доходы и расходы. По мнению директора департамента коммерческой недвижимости Praedium Аллы Глазковой, если есть партнерское соглашение, то арендодатель может выступать как соинвестор проекта: он условно вносит свой вклад помещением, а коворкинг — ремонтом и оборудованием. Арендодателем в данном случае выступает управляющая компания «Садовое кольцо», которая купила бизнес-центр в «Садах Пекина» у компании «Галс-Девелопмент» в 2017 году. «В этом случае дальнейшие расходы и прибыль делятся 50% на 50%. Также есть схема, когда арендатор убеждает собственника вложиться еще и в отделку, а сам коворкинг инвестирует только в маркетинг. Тогда дальнейшая прибыль делится 70% на 30% или 75% на 25% в пользу арендодателя. Однако в данном случае вероятнее всего схема 50% на 50%», — считает Глазкова.

По оценке генерального директора S.A. Ricci PM Руслана Кубравы, стоимость ремонта в этом проекте может обойтись арендатору в районе 30 000 рублей за квадратный метр без НДС. Таким образом, общая стоимость ремонта может составить 96 млн рублей.

«Сады Пекина» давно вызывали интерес у коворкингов, отметили в компании JLL. По словам консультантов, его рассматривали сразу несколько операторов, не только SOK. «Это логичная локация для такого формата: объект в центре Москвы, недалеко от метро «Маяковская» и Садового кольца, на пересечении улиц, что обеспечивает его хорошую видимость для будущих пользователей. Помимо этого, планировка помещения позволяет грамотно разместить здесь коворкинговое пространство», — считает руководитель отдела по работе с владельцами офисных помещений компании JLL Елизавета Голышева.

Коворкинги наступают

Михаил Бродников, управляющий директор SOK, рассказал Forbes о планах компании по дальнейшей экспансии. «В течение 2018 года мы будем открывать смарт-офисы SOK в деловой части Москвы, в 2019 году выйдем в российские города-миллионники, а к 2023 году предоставим возможность аренды смарт-офисов в пяти странах мира», — сказал он.

По прогнозу Бродникова, количество людей, использующих коворкинги, с текущих 1,6 млн человек вырастет за ближайшие три года в два раза. Этой же точки зрения придерживается директор по развитию отдела офисных помещений CBRE Денис Беэр. По его словам, коворкинги во всем мире уверенно занимают свою нишу среди сегментов коммерческой недвижимости. «Сегодня тенденции таковы, что все движутся к тому, чтобы не владеть, а пользоваться. Примеров много: каршеринг, Uber, арендное жилье, в том числе посуточная аренда. Изначально коворкинг-пространства были востребованы у представителей начинающего бизнеса и небольших команд, не привязанных к офису», — отметил Беэр.

Одно из главных отличий коворкинга от классического офиса, по словам Беэра, их доступность. В отличие от аренды по классической схеме рабочее место можно арендовать как на несколько часов или дней, так и на месяц. Малый бизнес, в отличие от крупных корпораций, не может строить долгосрочные планы. У них нет такого финансирования, которое есть у глобальных компаний с именем. Именно поэтому коворкинги являются для малого бизнеса опцией для размещения офисов, считает Беэр.

За несколько лет рынок коворкингов значительно вырос: появились крупные сетевые игроки, а также зарубежные сети. Новые коворкинг-пространства открываются в высококачественных офисных зданиях, а также анонсируются планы по их активному развитию. Все это свидетельствует об определенном спросе на подобные услуги со стороны малого бизнеса. Между тем, по оценкам президента Becar Asset Management Александра Шарапова, российский рынок коворкингов находится в зачаточном состоянии, что не мешает ему расти на 25-30% в год.

По словам Шарапова, только Игорь Рыбаков вместе с партнерами вложил деньги уже в две сети коворкингов: SOK и «Ключ». Не отстают, по словам Голышевой, и ближайшие сетевые конкуренты — Meeting Point в БЦ «Белые сады» и офисной части гостиницы «Москва», а также DI Telegraph на Тверской.

По данным JLL, на апрель 2018 года в Москве насчитывалось более 150 коворкингов и еще около 30 — в Московской области. Доля сетевых операторов в структуре предложения была невысока, при этом они активно развиваются, завоевывая свою долю рынка, в том числе появляются новые имена. На фоне отсутствия качественных готовых предложений на офисном рынке — доля вакантных помещений в центре Москвы достигла рекордно низких 8,9%, а в классе А опустилась до минимальных 7,7% — коворкинг для многих компаний представляет собой единственную возможность оперативно решить вопрос размещения сотрудников, особенно если речь идет о краткосрочном проекте.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711808


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711805 Константин Борисов

Вне моды: почему не стыдно быть наемным менеджером

Константин Борисов

Генеральный директор Support Partners

Не позволяйте новому мировому тренду «ура-предпринимательства» поставить под угрозу ваше успешное будущее

Как только открываешь страницы любого делового журнала, понимаешь: мир сходит с ума по предпринимательству. Инвесторы охотятся за компаниями, перспективы которых они не могут до конца оценить. Смузи и отсутствие галстука заставляют в любом студенте 3-го курса подразумевать будущего Цукерберга. Герой нашего времени — основатель стартапа, за два-три года ставший богатым, свободным и знаменитым. Как рок-звезда наутро после выхода хитового альбома. И это, конечно, произошло до того, как нашему герою исполнились скучные 35 лет.

Свой вклад в развитие истерии предпринимательства вносят и бизнес-школы. Например, моя собственная альма-матер «Сколково». Школы решили, что готовить скучных боссов для крупных корпораций не так увлекательно и все активнее пропагандируют предпринимательство. Общий тренд подкрепляют и лидеры мнений. Посмотрите на феноменальный взлет YouTube-канала «Трансформатор». Если присмотреться, Портнягин продает своей аудитории, не достигшей 30 лет, простую мечту: как легко стать предпринимателем и затем быстро купить шикарную машину. Для этого снимаются интервью с действительно состоявшимися бизнесменами вроде создателя Hoff Михаила Кучмента.

Но мы (и бизнес-школы, в частности) забыли, что предпринимательство является не навыком, а способностью. Предпринимательство не сводится к знаниям в маркетинге, финансах или продажах. Недаром многие основатели успешных бизнесов учились не особо успешно, если учились вообще. Предпринимательство — это способность увидеть возможность и принять на себя риск. А тот самый ген предпринимательства формируется у человека под влиянием разных факторов, от национальности и родительских установок до опытов и переживаний детства и юности. Среди успешных семейных установок, например, можно выделить навык видеть возможности там, где их не видят другие, независимый склад ума и уважение в деньгам. И даже в странах с наибольшими экономическими свободами (США, например) и осознанной государственной политикой в развитии предпринимательства число людей, ментально готовых к началу своего бизнеса, не превышает 6%. Говоря о России с ее социалистическим прошлым, мы вряд ли насчитаем более 3% потенциально успешных бизнесменов.

Поэтому сейчас на карьерные консультации приходят те, кто под влиянием бизнес-школы или скучной работы решил создать свой бизнес. И не преуспел. Корпоративный мир покинул, мосты сожжены, бизнес не получился, денег уже нет. Бизнес ведь не сводится к знаниям в маркетинге, финансах или продажах. Что делать?

Не смотрите на свои знания, в первую очередь оперируйте фактами: сколько раз вы пытались запустить бизнес до того, как вам исполнилось 25? Правильный ответ: не менее двух, не считая опытов в средней школе. Если посмотреть на жизненный путь многих успешных предпринимателей, то вы заметите одну особенность. Прежде чем начать дело, сделавшее их богатым, они, еще учась в школе или университете, неоднократно пробовали создать бизнес. Ричард Брэнсон контрабандно возил грампластинки, а Евгений Чичваркин торговал джинсами в «Лужниках». Ген предпринимательства выдает себя с относительно молодого возраста, и долго прятать его невозможно. Вот таким людям можно и нужно отрывать свои компании.

А вот если к вашим 40 годам вы стабильно работали и не пробовали с друзьями два-три раза открыть параллельно с основной работой автомойку или бар по соседству, то не стоит и начинать. Вы принадлежите к здоровому большинству свободных от бациллы предпринимательства. И здесь на моих читателей сразу повеяло грустью — как будто нас с вами приговорили к каторжным работам. Даже само слово «наемный» и его производное «наемник» в русском языке отдают плохо скрываемым презрением. Но подумайте, в бизнес-классе самолета, летящего на Бали, гораздо больше топ-менеджеров с высокими заработками, чем предпринимателей. Поверьте, я спрашивал. Хороший руководитель даже среднего по размеру бизнеса получает в месяц не менее миллиона рублей — согласитесь, не всякое кафе в спальном районе принесет столько. А главное, регулярно.

Если вы относитесь к 97% граждан, у которых ген предпринимательства до сих пор спит, не отчаивайтесь. Это вовсе не значит, что ваш удел — монотонные дни и ночи в чужой компании. Галстук и скучные совещания — вовсе не обязательные атрибуты жизни руководителя. Выбирайте себе динамичную компанию с близкими вам ценностями, и вы увидите, что и жизнь со стабильной зарплатой может быть нескучным путем к материальному комфорту и прогнозируемой жизни. Вкладывайте в себя, приобретайте новый опыт, делайте карьеру в окружении приятных вам людей. И однажды вы будет парковать свой Bentley рядом с Ferrari успешного предпринимателя. Не позволяйте новому мировому тренду «ура-предпринимательства» поставить под угрозу ваше успешное будущее.

Спросите себя, насколько вы довольны ценностями компании, в которой работаете, симпатичен ли вам босс, если ли шанс увеличь доходы и остается ли у вас время для жизни, спорта и путешествий. Решите, какие навыки или знания вам надо получить, чтобы оказаться на топовой роли в той компании, которая вам симпатична. Начните инвестировать в себя, становясь мастером управления бизнесами. И тот самый предприниматель наймет вас руководить его компанией за немалые деньги.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711805 Константин Борисов


Россия. США. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711804 Дмитрий Кипа

Смена приоритетов: как санкции влияют на бизнес «Газпрома»

Дмитрий Кипа

директор инвестиционно-банковского департамента QBF

Вне зависимости от судьбы «Северного потока — 2» в ближайшие годы компания будет вынуждена переориентироваться с трубопроводных на СПГ-проекты, потенциал которых также ограничен санкциями США

В последний вторник августа совет директоров «Газпрома» обсудит влияние на компанию западных санкций. В отличие от «Новатэка», своего основного конкурента на российском газовом рынке, монополия не попала в санкционный список США. Однако ряд мер, одобренных американскими регуляторами и Конгрессом, негативно отразился на ее ключевых проектах.

Санкции и СПГ-проекты

В августе 2015 года Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США внесло Южно-Киринское месторождение Охотского моря в список компаний и лиц, в отношении которых действует специальный экспортный контроль. Поставка любого американского оборудования для этого месторождения была запрещена, что отразилось на планах «Газпрома» по его освоению — вести его компания собиралась с помощью подводных добычных комплексов, ведущими производителями которых являются американские General Electric, FMC Technologies и One Subsea. Их продукция была включена «Газпромом» в список технологий для импортозамещения, однако найти им альтернативу пока не удалось, из-за чего монополия была вынуждена сдвинуть сроки ввода Южно-Киринского в строй. До внедрения санкций компания рассчитывала сделать это в 2019 году, теперь же в ее официальном справочнике «Газпром в цифрах» фигурирует 2023-й.

Изменилась и датировка проектов по производству сжиженного природного газа, сырьевой базой для которых должно было стать Южно-Киринское — третьей очереди СПГ-завода «Сахалина-2», ввод которой «Газпром» перенес с 2021 года на 2023-й, и проекта «Владивосток СПГ», который не только не был введен в заявленный первоначально срок (2018 год), но и переформатирован из крупнотоннажного в малотоннажный: его заявленная мощность была снижена с 10 млн до 1,6 млн т.

Трубопроводные проекты: бремя одиночного финансирования

Другим значимым для «Газпрома» документом стал Закон о противодействии врагам Америки с помощью санкций (CAATSA), который наделил президента США правом вводить санкции против неамериканских компаний и лиц, инвестировавших в строительство российских нефте- и газопроводов более $1 млн единовременно или свыше $5 млн в год. Это осложнило реализацию «Северного потока — 2», который и без того встретил сопротивление в Европе. Сначала польский антимонопольный регулятор заблокировал вхождение в капитал Nord Stream 2 (оператора проекта) англо-голландской Shell, австрийской OMV, французской Engie и немецких Wintershall и Uniper, а затем датский парламент принял поправки к закону «О континентальном шельфе», предоставившие министерству иностранных дел право блокировать строительство трубопроводов в территориальных водах страны, исходя из соображений национальной безопасности.

Это во многом объясняет, почему Дания до сих пор не согласовала заявку на маршрут прокладки «Северного потока — 2», поданную «Газпромом» в январе, хотя это уже сделали Германия, Швеция и Финляндия — все остальные зарубежные страны, по территории которых пройдет трубопровод. В конце июня датский премьер Ларс Расмуссен призвал вынести согласование «Северного потока — 2» на общеевропейский уровень, отметив, что Дания не может самостоятельно решить этот вопрос. Тем самым он подчеркнул политическую подоплеку проекта, конечная судьба которого будет во многом зависеть от того, пойдет ли ЕС наперекор США, которые пытаются убедить европейских союзников отказаться от планов строительства «Северного потока-2», о таких попытках заявлял, в частности, госсекретарь Майкл Помпео в ходе июньских слушаний в Сенате.

Ситуация усугубляется планами администрации президента США ввести санкции против «Северного потока — 2», о которых на днях сообщила The Wall Street Journal. Ключевая развилка — в степени жесткости решения: затронет ли оно лишь трубопроводных подрядчиков «Газпрома», и так присутствующих в санкционном списке, или же в него попадут европейские партнеры монополии, которые в апреле прошлого года обязались профинансировать половину из общей стоимости проекта в €9,5 млрд. Во втором случае «Газпрому», возможно, придется в одиночку нести бремя расходов Nord Stream 2, затраты которой к началу лета достигли €4,5 млрд, такие данные в июне приводил финансовый директор проектной компании Пол Коркоран. Впрочем, к подобному сценарию «Газпрому» не привыкать, ведь «Турецкий поток» стоимостью $7 млрд он строит за счет собственных средств.

Сужающееся окно возможностей

Вне зависимости от исхода спора вокруг «Северного потока — 2» уже действующие санкции могут вынудить «Газпром» изменить структуру инвестиционной программы, ключевым приоритетом которой в последние годы являлись трубопроводные проекты. Под вопросом в первую очередь окажется «Северный поток — 3», возможность строительства которого ранее не исключал Алексей Миллер.

Поэтому после ввода в строй «Турецкого потока» и «Силы Сибири», намеченного на конец 2019 года, компания может переориентировать капиталовложения на СПГ-проекты — не только на упомянутый «Владивосток СПГ», судьба которого отчасти зависит от перспектив освоения Южно-Киринского месторождения, но и на «Балтийский СПГ», заявленный еще в 2013 году и до сих пор остающийся на бумаге. Чуть больше года назад «Газпром» и Shell договорились начать технико-экономические исследования по проекту и создать совместное предприятие, которое будет вести в Усть-Луге строительство завода планируемой мощностью в 10 млн т сжиженного газа в год. Там же монополия собирается построить газохимический комплекс, в состав которого войдут мощности по переработке 45 млрд куб. м газа и производству 1,5 млн т полиэтилена в год.

Выход — в контроле над издержками

Такое решение выглядит логичным, учитывая проблемы с сырьевой базой третьей очереди СПГ-завода «Сахалина-2» и удаленность от экспортных рынков Новоуренгойского ГХК — еще одного газохимического проекта «Газпрома», сроки завершения которого компания не единожды переносила, в последний раз остановившись на 2021-м. Однако у этого решения есть и недостатки, главный из которых — высокое транспортное плечо до азиатского рынка, который в ближайшие годы будет оставаться локомотивом потребления сжиженного газа и базовых нефтехимических продуктов. Так, на Китай до 2021 года придется почти половина прироста глобального спроса на полиэтилен — 10 млн и 21 млн т, как следует из прогноза IHS, в то время как на европейском полиэтиленовом рынке будет сокращаться дефицит — с 2,3 млн и 2,4 млн т в 2017 и 2020 годах соответственно до 0,23 млн т в 2027-м, по оценке S&P Global Platts. То же самое касается и рынка СПГ, где с июля 2017 года по июль 2018-го страны Северо-Восточной Азии нарастили потребление на 23,3% (до 253,9 млн т), тогда как Европа — лишь на 4,9% (до 65,1 млн т), согласно данным Thomson Reuters.

В этих условиях рентабельность новых проектов «Газпрома» будет зависеть от способности контролировать издержки, что хорошо видно на примере «Новатэка», который с момента принятия инвестиционного решения по «Ямалу СПГ» не пересматривал его общую стоимость ($26,9 млрд). Снижение доступности европейских кредитов вынудило главного акционера проекта сдерживать расходы и вводить мощности до наступления контрактных обязательств по продаже газа, чтобы продавать его на спотовом рынке и получать дополнительную экспортную выручку для скорейшей компенсации понесенных затрат. Время покажет, пойдет ли таким путем «Газпром».

Россия. США. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711804 Дмитрий Кипа


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711800 Максим Артемьев

Уроки августа. Чему Россию учат кризисы

Максим Артемьев

Историк, журналист

Впереди у Кремля почти шесть гарантированных лет нового президентского срока — в самых тяжелых обстоятельствах за все время правления Владимира Путина. Велик соблазн поступить, как после августа 1998-го, — не меняя ничего по существу, разыграть эффектную политическую комбинацию для оставления у власти нынешней, в общем-то, обанкротившейся команды. Но это будет означать лишь дальнейшее выталкивание России на обочину мировой политики и экономики, стагнацию, переходящую в упадок

Принято считать, что август играет в истории России особую роль — августовский «путч», августовский дефолт. Эти события кардинально меняли курс развития страны. А сейчас еще и пятидесятилетие ввода войск Варшавского договора на территорию Чехословакии, тоже роковая дата для целого поколения. Государства такого уже давно нет, но чешский парламент 22 августа принял постановление, признающее ту акцию «актом иностранного вторжения и оккупации страны», настолько для чехов это по-прежнему злободневно.

Но если уйти от мистики чисел и дат и обратиться к этим трем актуализируемым событиям, то можно увидеть, что за ними таится иное — и не менее злободневное — значение, нежели то, которое лежит на поверхности.

По большому счету, смысл и чехословацких событий, и ГКЧП заключается в философии проведения реформ, в осознании коридора возможностей и адекватности руководства. Александр Дубчек оказался «не на высоте момента», как было принято выражаться в советское время. Для того, чтобы понять это, необходимо вернуться из 1968 в 1956 год.

Тогда в социалистическом лагере практически одновременно произошли два однотипных события: отставки руководителей-сталинистов в Венгрии и Польше. Но буквально сразу же пошло расхождение в траектории развития этих двух стран. Имре Надь в Венгрии не смог или не захотел сдержать толпу. Начались кровавые самосуды на улицах Будапешта, захват оружейных складов. Итог был предсказуем — ввод советских войск и бои с повстанцами, приведшие к тысячам жертв. Владислав Гомулка в Варшаве, напротив, сумел сдержать страсти, не допустить хаоса. В результате ему удалось сделать многое: распустить колхозы, нормализовать отношения с католической церковью, которая вернула себе ряд ранее утраченных позиций, дать гораздо больше свободы для интеллигенции. И все это потому, что он развеял страхи и сомнения советских руководителей, показав себя договороспособным лидером, отвечающим за свои слова и выполняющим обещания. Гомулка отлично понимал, за какие «красные линии» переходить нельзя.

В 1968 году Дубчек этого осознать не смог. Он утратил контроль за событиями, примерно так же, как М. С. Горбачев спустя двадцать лет. То, на что в Советском Союзе в перестройку ушло 6,5 лет, в Чехословакии прокрутилось за семь месяцев. Обещаний, данных Леониду Брежневу, он также не сдержал. В результате в Кремле пришли к выводу, что на Дубчека полагаться нельзя.

Оба руководителя, мало того что не учитывали возможные риски, они начинали строительство нового дома с крыши, а не с фундамента. И в Венгрии в 1956-м, и в Чехословакии в 1968-м, и в СССР в 1985–1991 годах политические преобразования ставились впереди экономических, что и приводило к катастрофическим последствиям. В этом их отличие от Китая и Вьетнама, где руководство делало ставку именно на экономику.

Даже когда горбачевское руководство пыталось заниматься народным хозяйством, оно делало это так, что только ухудшало положение. К августу 1991 года, после шести с половиной лет «реформ», экономика СССР лежала в руинах — разительный контраст с Китаем образца 1983 года (если сравнивать с 1977-м, отправной точкой реформ Дэн Сяопина, отсчитывая те же шесть лет).

Сегодня, спустя несколько десятилетий, совершенно ясно, что «выхода» из соцлагеря для стран-сателлитов не существовало. Также понятно, что никакого «социализма с человеческим лицом» в Чехословакии, при котором бы у компартии сохранялась бы монополия на власть и выполнялись бы обязательства по СЭВ и ОВД, построено быть не могло. И эволюция СССР в 1985–1991 годах, когда не имелось внешней силы, которая как в 1968 году могла бы силой прекратить эксперимент, явственно это доказала.

Поэтому во временном диапазоне 1948–1989 годов речь могла идти только об умеренных реформах в четко ограниченных рамках. Все остальное было авантюризмом, за который с разной долей потерь расплачивались народы тех или иных стран. Потому, памятуя о 1956 и 1968 годах, Войцех Ярузельский в 1981-м пошел на болезненное, но единственно спасительное для Польши в тех обстоятельствах решение, спасшее страну от иностранной интервенции. Но история пишется победителями, и потому сегодня поют песнь «безумству храбрых».

Другое дело, когда страна может самостоятельно избирать свой путь. Но и тут имеется несколько развилок. Один случай — это когда могучая внешняя сила берет на буксир реформируемую экономику и оказывает ей достаточное финансовое и институциональное содействие, как в случае с Восточной Европой после 1989 года или с Японией и Западной Германией после 1945-го.

Но СССР, как и Китай, никто на буксир и полное обеспечение брать не собирался, и потому от его руководства требовались особенная осторожность и мудрость, расчет и опора на собственное разумение. Увы, но таковых ответственных деятелей в Политбюро образца 1985 года не оказалось.

Трагедия страны заключалось в том, что в оба раза — и в 1985, и в 1991 годах — принимались решения, наихудшие из возможных. В первом случае это привело к ГКЧП, самому по себе скороспелому, непродуманному и авантюристичному. В этом смысле и действия Горбачева и его опомнившихся оппонентов были одинаково разрушительны.

Сейчас, с высоты лет более всего удивительно то, что никто в Москве второй половины 1980-х годов даже и не пытался анализировать и изучать китайский опыт. И на уровне Кремля и на уровне перестроечной прессы все ориентировались на Запад, не понимая, что переход к западной модели может занять неопределенно долгий период, что это цель, возможно, очень далекая и что в повестке дня должны стоять тактика и стратегия рыночных реформ, приносящих немедленную отдачу, как в Китае.

Приход к власти Дэн Сяопина означал неуклонное повышение жизненного уровня китайцев, с каждым годом они ели все больше риса, а затем и мяса. Приход к власти Горбачева означал для населения ухудшение товарного и продовольственного дефицита. Люди, семь десятилетий мучившиеся от невозможности купить элементарные продукты и вещи, оказались в еще более худшей ситуации, чем прежде. Сперва исчез сахар, затем табак, и так по нарастающей, апофеозом чего стали девственно пустые прилавки магазинов образца сентября 1991 года, одно из самых ярких воспоминаний того времени.

Однако август 1991-го породил август 1998-го, ибо путь, избранный уже российской властью, вел неизбежно к дефолту рано или поздно. И опять-таки никто в 1990-е годы не интересовался китайским путем, который обошелся и без массовой и форсированной приватизации, и без всеобщего отпуска цен в монополизированной экономике, и без безоглядного открытия внутреннего рынка в ущерб отечественным производителям. Доминировало желание устроить «все, как на Западе» в считаные годы. С учетом стартовых позиций подобная политика не могла не привести к дефолту или чему-то подобному, чего Китай или Вьетнам избежали.

Урок августа 1998 года заключается в необходимости проводить экономическую политику исходя не из догм или «хотелок» (или политических обязательств перед агентами влияния, в данном случае олигархами, коих в Китае опять-таки не оказалось; то есть миллиардеров там предостаточно, а олигархов, покупающих и коррумпирующих власть, нет).

Но еще интереснее политический урок, особенно актуальный сегодня ввиду затянувшегося экономического кризиса и де-факто дефолта государства по пенсионным обязательствам (как в отношении негосударственных пенсионных фондов, так теперь и в отношении возраста). Август 1998 года показал, что российская власть при нынешнем уровне самоорганизации общества способна обращать себе на пользу практически любое затруднение. То, что стало бы концом для правящего клана на Западе или в третьем мире, в РФ является для него стимулом к поиску решений для пролонгации своего пребывания у власти. Грубо говоря, Владимир Путин и явился ответом Кремля на дефолт, точнее, его порождением.

Впереди у Кремля почти шесть гарантированных лет нового президентского срока — в самых тяжелых обстоятельствах за все время правления Владимира Путина как с точки зрения экономики, так и с точки зрения внешней (а затем, возможно, и внутренней) политики. Велик соблазн поступить, как после августа 1998-го, — не меняя ничего по существу, разыграть эффектную политическую комбинацию для оставления у власти нынешней, в общем-то, обанкротившейся команды. Но это будет означать лишь дальнейшее выталкивание России на обочину мировой политики и экономики, стагнацию, переходящую в упадок.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711800 Максим Артемьев


Россия > Рыба. Экология > fishnews.ru, 24 августа 2018 > № 2711265

На помощь рыбоохране придут охотнадзор и лесничие.

Минприроды внесло в Правительство РФ поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Предлагается наделить перекрестными полномочиями инспекторов в области лесного, охотничьего и рыболовного надзора.

Законопроект предусматривает внесение изменений в статью 28.3 КоАП РФ, сообщили Fishnews в пресс-службе министерства. Предполагается расширить перечень административных правонарушений в области охоты, лесопользования, рыболовства, охраны животного мира и водных объектов, в случае выявления которых должностные лица вправе составлять протоколы.

Министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин считает, что наделение инспекторов перекрестными полномочиями в области лесного, охотничьего и рыболовного надзора позволит значительно повысит эффективность работы и сократить уровень браконьерства и незаконных рубок в стране.

Сейчас недостаточная численность инспекторов, осуществляющих разные виды экологического контроля на одной территории, их ведомственная разобщенность, отсутствие у них полномочий по пресечению административных правонарушений в смежных областях, значительно снижает эффективность борьбы с браконьерами, отмечают в министерстве.

Планируется, что изменения в КоАП повысят оперативность взаимодействия инспекторов, осуществляющих федеральный надзор в сфере охоты, леса, рыболовства, охраны животного мира и водных объектов.

В октябре 2017 г. необходимость межведомственного взаимодействия в области охраны федеральных ресурсов рассмотрели на совещании в Росрыболовстве. Было отмечено, что законопроект о перекрестных полномочиях подготовили федеральное агентство и Минсельхоз.

Fishnews

Россия > Рыба. Экология > fishnews.ru, 24 августа 2018 > № 2711265


Россия. СЗФО. СФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Транспорт > neftegaz.ru, 24 августа 2018 > № 2711252

Авиаблокчейн! «Газпром нефть» и S7 Airlines первыми в России переводят авиазаправку на технологию блокчейн.

«Газпромнефть-Аэро» (оператор авиатопливного бизнеса «Газпром нефти») и S7 Airlines разработали и внедрили совместные смарт-контракты (aviation fuelsmart contracts - AFSC), основанные на блокчейне.

Об этом пресс-служба «Газпром нефти» сообщила 24 августа 2018 г.

Проект:

- повысит скорость и эффективность взаиморасчетов при заправке самолетов;

- автоматизирует планирование и учет поставок топлива.

Это 1й для российского авиарынка опыт использования технологий распределенных реестров (блокчейн).

С ее помощью авиакомпания получает возможность моментально оплачивать топливо непосредственно при заправке в самолеты без предоплаты, банковских гарантий и финансовых рисков для участников сделки.

Напомним, что блокчейн - это распределенная децентрализованная база данных для хранения и передачи информации.

Все зафиксированные в блокчейн транзакции нельзя стереть или изменить.

Такой подход в разы повышает оперативность финансовых операций и кратно сокращает трудозатраты.

Инициируя смарт-контракт через систему AFSC, S7 Airlines:

- передает в «Газпромнефть-Аэро» информацию о плановой заправке будущего рейса;

- фиксирует предварительный объем топлива и его цену.

Данные используются для назначения технического задания водителю топливозаправщика в аэропорту.

В день заправки командир воздушного судна запрашивает у оператора через систему уточненный объем топлива.

В результате онлайн-заявка направляется в банк авиакомпании для резервирования нужной суммы на счете.

Моментальное подтверждение из банка дает старт заправке.

После выполнения услуги средства списываются, а в коммерческие службы поставщика топлива и авиаперевозчика передается информация о закрытии заявки на заправку со всеми отчетными документами.

Благодаря технологии блокчейн данные о сделках гарантированно сохраняются в системе AFSC.

Все операции производятся только по схеме, утвержденной участниками цифрового контракта, что исключает нарушение условий договора и повышает прозрачность расчетов.

Смарт-контракт - алгоритм, который удаленно запускается в сети блокчейн при выполнении заданных условий.

Результат запуска смарт-контракта подтверждается всеми участниками сети.

Таким образом, история логистических операций собирается в глобальном пространстве.

Доступ к зашифрованной информации имеют все стороны, задействованные в процессе снабжения материально-техническими ресурсами.

В рамках смарт-контрактов могут взаимодействовать как контрагенты, так и устройства, обменивающиеся данными.

Замгендиректора «Газпром нефти» по логистике, переработке и сбыту А. Чернер отметил: «Развитие и внедрение подобных цифровых сервисов является важным элементом создаваемой в «Газпром нефти» цифровой платформы для управления логистикой, производством и сбытом нефтепродуктов. Реализация проектов цифровой трансформации в сотрудничестве с крупнейшими партнерами позволяет компании уже сейчас достигать нового уровня технологической и операционной эффективности».

Гендиректор «Газпромнефть-Аэро» Владимир Егоров подчеркнул: «Газпромнефть-Аэро» работает по международным стандартам и внедряет лучшие мировые практики и инновации для повышения эффективности авиазаправок в России. Применение технологии блокчейн во взаиморасчетах авиакомпаний и топливных операторов даст новый импульс развитию всей авиационной отрасли».

Замгендиректора по информационным технологиям S7 Group П. Воронин также высказал свое мнение о новой технологии: «Как технологический лидер отрасли, S7 Airlinesанализирует и внедряет перспективные технологии, в том числе блокчейн. Мы первыми начали использовать смарт-контракты для проведения сделок-аккредитивов. После этого разработали блокчейн-платформу для автоматизаций торговых операций между несколькими контрагентами и запустили на ней сервис для взаиморасчетов с агентами, осуществляющими продажу авиабилетов. Наш очередной шаг – цифровой сервис для расчетов за топливообеспечение. Технология позволяет повысить прозрачность взаиморасчетов, отказаться от ряда ручных операций и ускорить процессы».

Презентация первой заправки регулярного рейса S7 с использованием новой технологии состоялась в международном аэропорту Толмачево (г. Новосибирск), где расположен заправочный комплекс «Газпромнефть-Аэро».

Напомним, что «Газпромнефть-Аэро» в 1м полугодии 2018 г. увеличила объем заправок «в крыло» на 16% по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. (до 1,28 млн т).

Общий объем продаж авиатоплива за 6 мес. 2018 г превысил 1,7 млн т.

Клиентами компании являются более 160 российских и иностранных авиакомпаний.

Переход на передовые технологии при поставках нефтепродуктов является частью цифровой трансформации бизнеса «Газпром нефти», в рамках которой создается единая система цифровых проектов на каждом этапе производственной цепочки, как в геологоразведке и добыче углеводородов, так и в переработке, логистике, реализации продукции конечному потребителю.

Благодаря этому обеспечено существенное повышение эффективности бизнес-процессов на основе управления данными.

За последние несколько лет «Газпром нефть» уже реализовала проекты в области внедрения систем с искусственным интеллектом, предиктивной аналитики на основе Big Data, интернета вещей, создания киберфизических систем на основе цифровых двойников физических активов.

В настоящее время «Газпром нефть» разрабатывает единую долгосрочную стратегию цифровой трансформации в поддержку реализации бизнес стратегии компании.

Россия. СЗФО. СФО > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ. Транспорт > neftegaz.ru, 24 августа 2018 > № 2711252


Россия > Транспорт. Финансы, банки > akm.ru, 24 августа 2018 > № 2710888

ЦБ изменил порядок заключения договора е-ОСАГО. Утверждённые Банком России новации позволят упростить процесс заключения электронного договора ОСАГО и сделают сервис электронных продаж более удобным для автовладельцев, а также будут способствовать пресечению злоупотреблений со стороны участников страхового рынка и борьбе с мошенничеством, сообщает регулятор.

В частности, устанавливается, что ключ простой электронной подписи может состоять только из латинских букв и цифр. Это позволит избежать ситуации, когда автовладелец не может зарегистрироваться в личном кабинете на сайте страховщика из-за того, что в ключе используются схожие по написанию русские и латинские буквы.

Документом определены случаи, когда электронный договор ОСАГО может заключаться через сайт Российского союза автостраховщиков (так называемая система гарантирования). Страховщик при этом будет обязан фиксировать переход страхователя в систему гарантирования в своей информационной системе для контроля правомерности использования данной системы, в том числе со стороны Банка России. Такой подход направлен на обеспечение доступности электронного ОСАГО.

Для снижения риска мошеннических действий установлены требования к отсканированным копиям документов, которые страхователь загружает на сайт страховщика, введено правило, что договор е-ОСАГО не может вступать в силу ранее трех дней с даты его заключения, а также определено, что на один номер телефона может быть зарегистрирован только один личный кабинет страхователя на сайте страховщика.

Изменения вступят в силу по истечении 10 дней со дня опубликования на сайте Банка России.

Россия > Транспорт. Финансы, банки > akm.ru, 24 августа 2018 > № 2710888


Россия. ДФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 24 августа 2018 > № 2710682 Антон Сухоруких

Экономика доставки рыбы. Взгляд перевозчика.

Каждый год с началом лососевой путины в рыбной отрасли обостряется дискуссия относительно тарифов на перевозку продукции с Дальнего Востока в центральные регионы страны. Позицию операторов железнодорожных перевозок в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» изложил коммерческий директор ООО «Дальрефтранс» Антон Сухоруких.

ТАРИФ ЗА НЕОКАЗАННУЮ УСЛУГУ

– Антон Леонидович, не могли бы вы объяснить, какие факторы влияют на стоимость перевозок рефрижераторными контейнерами по железной дороге?

– Рефконтейнер с грузом, в отличие от обычного сухого контейнера, должен быть постоянно подключен к электросети. Поскольку у нас далеко не все железные дороги электрифицированы и нет технологии прямого подключения рефконтейнера к контактной сети железной дороги, операторы используют технологию рефрижераторных сцепов. Рефсцеп – это двенадцать и более кабельных платформ под рефконтейнеры и дизель-генераторый вагон (ДГВ), соединенные между собой и присоединенные к поезду. ДГВ заправляется дизельным топливом и постоянно запитывает током платформы, на которые погружены рефконтейнеры. Рефсцепы в рейсе сопровождают механики, которые следят за работой оборудования и по необходимости производят оперативный ремонт.

В свое время, когда составлялось тарифное руководство для железнодорожных перевозок, рефконтейнеры предполагалось подключать к локомотиву. На этом основании тариф на перевозку рефконтейнера более чем в два раза превысил тариф для сухого контейнера. Тогда это выглядело нормальным, потому что РЖД необходимо было нести все расходы по энергоснабжению рефконтейнеров в пути следования и всю ответственность за непрерывность ее подачи.

Однако после установления тарифа внезапно оказалось, что вопрос обеспечения перевозок платформами и ДГВ является зоной ответственности операторов подвижного состава. И теперь мы вынуждены оплачивать в тарифе не предоставленный нам сервис – энергоснабжение рефконтейнеров, хотя везем контейнеры на собственных платформах и запитываем от собственных ДГВ, то есть несем всю ответственность за это и все расходы.

При этом со стороны РЖД как владельца железнодорожных путей перевозка рефконтейнера ничем не отличается от перевозки обычного так называемого сухого контейнера. Этот вопрос между нами и РЖД обсуждается давно. Наша позиция: если нам не предоставили обещанный сервис – снижайте тариф. РЖД утверждает, что тарифы для них устанавливает ФАС, а сами они могут только грустно вздыхать, принимая от нас неотработанные деньги. ФАС безмолвствует.

– Какова величина переплаты?

– Более 100 тыс. рублей на каждый контейнер с учетом тарифа на прогон ДГВ. В пересчете на килограмм рыбы – порядка 5 рублей. Важно, что мы не только платим эти деньги за неоказанную услугу, но и несем дополнительные расходы по содержанию платформ и ДГВ, оплачиваем работу экипажей, топливо, лизинг, ремонт и т.д. Это то же самое, что вызвать такси и отдать деньги за поездку, но ехать следом за ним на своей машине. Не платить этот тариф мы, естественно, не можем: альтернативных железнодорожных путей нет.

– Имеются ли другие неоправданные затраты в стоимости рефперевозки?

– Да, поэтому есть организационные вопросы, в частности к Россельхознадзору. Например, по действующей инструкции они осуществляют досмотр при смене грузом транспортного средства, то есть при перегрузе мешков или коробов с рыбой, например, из фуры на судно. Это разумно: при таком перегрузе продукция контактирует с окружающей средой, меняется температурный режим, страдает качество, и нужно видеть насколько.

Но в случае перевозки груза в рефконтейнере он и является транспортным средством. Он закрыт, опломбирован, в нем поддерживается установленный температурный режим. На чем именно рефконтейнер перемещается, с какого на какой вид транспорта перегружается, с точки зрения сохранности рыбопродукции внутри него не имеет значения.

Обычный маршрут следования рефконтейнера: загрузка на рыбоперерабатывающем предприятии в контейнер и его постановка на автомобиль, к примеру, на Камчатке – досмотр; перегруз контейнера в порту Петропавловска-Камчатского на судно – досмотр; перегруз в порту Владивостока на автомобиль – досмотр; перегруз с автомобиля на железнодорожную платформу – досмотр; с железнодорожной платформы на автомобиль, доставляющий продукцию на склад получателя, – досмотр.

Каждый досмотр предполагает выставление контейнера и затем уборку его в штабель. Это платные крановые операции. Каждый раз меняется пломба, что тоже стоит денег. И все эти манипуляции добавляют к стоимости перевозки рыбопродукции еще рубль на килограмм. Помимо всего, каждый досмотр – это вскрытие контейнера и, следовательно, отрицательное воздействие на качество продукции. К тому же это дополнительная и излишняя работа для и без того весьма загруженного персонала РСХН.

Вот уже 6 рублей совершенно неоправданных затрат в тарифе, которые без труда можно убрать, приняв несколько изменений в паре ведомственных нормативных документов. А 6 рублей на килограмм – это более половины ставки на железнодорожную перевозку Москва – Владивосток в низкий сезон и более трети – в высокий. Но нет. А все претензии по поводу уровня цен на перевозку рыбопродукции предъявляют именно и только операторам подвижного состава.

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА

– А вы можете донести свою позицию до государственных органов?

– Мы пытаемся. Федеральное агентство по рыболовству нас, похоже, слышит, а вот все остальные причастные как-то не очень. Однако ФАРу нужно решать текущие и неотложные вопросы, поэтому даже при полном понимании оправданности нашей позиции полностью согласиться с ней там вряд ли смогут. Тем не менее с Росрыболовством у нас выстраивается откровенный и конструктивный диалог. Возможно, удастся сблизить позиции и достичь результатов. Но хотелось бы большей включенности в этот разговор и представителей других причастных сторон – тех же РСХН и ФАС.

– Росрыболовство требует от операторов подвижного состава более низких ставок в период лососевой путины. Действительно, почему в другие периоды более низкие ставки возможны, а в период красной путины – нет?

– Нужно принимать во внимание неравномерность перевозок рыбы. При промысле минтая и сельди у рыбаков основной грузопоток направляется за границу, то есть при нынешних тарифах РЖД и географии поставок – мимо железной дороги. Наши железнодорожные провозные способности недозагружены более чем наполовину. Поэтому в течение примерно 8-9 месяцев мы вынуждены возить рыбу по цене значительно ниже себестоимости перевозок.

Когда начинается лососевая путина, загрузка растет, спрос превышает предложение, и мы повышаем тариф, чтобы компенсировать свои убытки и, желательно, выйти на небольшой уровень рентабельности по итогам года.

Так вот, когда мы возим рыбу себе в минус, это всем нравится. А когда в плюс, на нас обрушиваются с критикой. Мы периодически предлагаем рыбакам: давайте заключать круглогодичные договоры, по которым мы будем возить вашу рыбу по усредненным тарифам, обеспечивающим нам минимальную рентабельность. Да, этот тариф будет дороже, чем в низкий сезон, но дешевле, чем в высокий, и, по сути, одинаковый круглый год.

Были случаи, когда отдельные рыбацкие компании заключали с нами такие договоры перед началом лососевой путины, и всю путину мы возили их рыбу по усредненным тарифам, но с началом низкого сезона они уходили к конкурентам.

Мы готовы работать по усредненным тарифам – но значительными ежемесячными объемами, причем по договорам, которые заключены и начинают действовать в начале низкого сезона. Да, у нас есть клиенты, с которыми мы работаем много лет, доверяя друг другу, и имеем круглогодичные договоры. Но, к сожалению, пока это редкость: за всю 20-летнюю историю работы «Дальрефтранса» таких клиентов нашлось всего два.

А ФАР предлагает ввести подобные круглогодичные договоры в массовую практику прямо сейчас, в высокий сезон, видя в этом выход из сложившейся вследствие рекордных подходов лосося ситуации. Таким образом, фактически нам предлагают субсидировать рыбаков и трейдеров путем снижения рентабельности перевозки в высокий сезон, иначе говоря, ценой получения рефперевозчиками убытков по году. Игра в одни ворота нас не устраивает.

– Какие выходы из этой ситуации возможны, с точки зрения рефперевозчиков?

– Если говорить о ближайших и среднесрочных перспективах, то, во-первых, таким выходом видится снижение РЖД тарифов, организационное совершенствование сервиса, сокращение сроков перевозки и за счет этого увеличение доли железной дороги в общем объеме рефперевозок. Необходима и целенаправленная работа других причастных органов и организаций, того же РСХН. Это даст нам возможность увеличить оборачиваемость парка и снизить убытки.

Вторым путем представляется увеличение рыбопромышленниками количества продукции высокой степени переработки, которая будет уже иметь такую цену, что доля транспортного тарифа в ее стоимости окажется несущественной.

Если говорить о решении проблемы текущей «красной» путины, то единственным выходом является государственное субсидирование перевозок.

ПЕРСПЕКТИВЫ ТУМАННЫ

– А рефконтейнеры у нас в стране выпускают?

– В России есть компания, которая может их производить, но у нее нет заказов. И мы со своей стороны не в состоянии делать капитальные вложения в сложившихся условиях. Мы можем содержать свой парк в приличном техническом состоянии, но приобретать множество новых контейнеров не получается, и мы вынуждены эксплуатировать то, что купили в «тучные» годы.

Сегодня каждый рефконтейнер стоит порядка 1,5 млн рублей. Для того чтобы насытить потребности рынка перевозок, необходимо почти 10 тыс. рефконтейнеров. Несложно посчитать, во сколько обойдется партия, например, в 100 или в 1000 контейнеров. ДГВ, к слову, в России перестали производить в 1993 году. Некоторые заводы сегодня готовы их выпускать, но опытные образцы стоят около 60 млн рублей, а чтобы запустить ДГВ в серийное производство и снизить цену, необходимо, чтобы у перевозчиков были деньги.

А еще нужны платформы и другая техника, и все это выливается в такие суммы, которые мы просто не зарабатываем сейчас. Эту ситуацию надо как-то решать на государственном уровне. Нужно дать рефперевозчикам возможность зарабатывать деньги, достаточные для инвестирования в основные средства. Иначе рано или поздно техника придет в негодность и произойдет коллапс. Либо «убить» всех отечественных рефперевозчиков и отдать отрасль на откуп иностранцам, как это по большей части произошло с морскими контейнерными перевозками, где доминируют Maersk, CMA и прочие международные гиганты, а наши судоходные компании остаются только в роли региональных, а то и вовсе исключительно каботажных перевозчиков.

– В последнее время все чаще обсуждается тенденция к перетеканию потоков рефгрузов с железной дороги в автомобильные и морские перевозки. Это соответствует действительности?

– Да, получается так, что РЖД своими же тарифами лишает себя грузопотока. Ближайшая станция, до которой сейчас выгодно везти рыбопродукцию по железной дороге, – Новосибирск. Но уже и в Новосибирск, Омск, Томск и т.д. многие везут рыбу автотранспортом. Чем выше тарифы РЖД, тем дальше отодвигается точка рентабельности. Пройдет совсем немного времени, и, возможно, точкой рентабельности станет Москва, а со временем и на Москву рыбу из Владивостока будут возить в фурах. А железнодорожные рефперевозки попросту прекратятся.

Есть тенденция и к росту морских перевозок, причем увеличивается доля именно иностранных компаний. До настоящего времени транспортировка рыбы в рефконтейнерах из Владивостока в Петербург по морю и по железной дороге обходилась примерно одинаково, но на доставку морем уходило вдвое больше времени. Сейчас она уже несколько дороже, а если брать перевозку из Владивостока в крупные европейские хабы вроде Роттердама, Гамбурга или Бремерхафена, то ее стоимость увеличивается уже практически в два раза. А ведь доставка морем до Санкт-Петербурга осуществляется иностранными морскими перевозчиками, которые, во-первых, зарабатывают на ней в ущерб отечественным компаниям, а во-вторых, эта услуга может быть прекращена введением очередных санкций, например.

К сожалению, тарифы РЖД на рефперевозки не позволяют развивать рыбный транзит с Востока на Запад. Все планы по созданию железнодорожного «Нового шелкового пути» из Китая в Европу в части рефрижераторных грузов с такими тарифами бесперспективны.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба. Транспорт > fishnews.ru, 24 августа 2018 > № 2710682 Антон Сухоруких


Россия. ПФО > Образование, наука > newizv.ru, 23 августа 2018 > № 2732022 Сергей Шаргунов

Как чиновники одну за другой закрывают школы в чувашских селах

Сергей Шаргунов, писатель, депутат Госдумы

В этом селе живёт больше 1000 человек. Сегодня начальство сказало им: вы не нужны.

В Чувашии чиновница районной администрации объяснила закрытие сельской школы тем, что село вымирает и у него всё равно нет будущего. Нет будущего у родителей, детей, учителей.

В село Алтышево прибыла глава администрации Алатырского района Нина Шпилевая, чтобы объявить местным жителям: школа в их населённом пункте закрывается.

Сельчане тревожатся за детей и просят власти школу сохранить. В соседних сёлах по аналогичной схеме уже закрыли несколько школ. А там где нет школы — нет и села. В какие дали придётся таскать своих чад?..

На все возражения жителей чиновница ответила, что решение уже принято. То, что для людей трагедия, прозвучало как самодовольная констатация и даже торжественно-злорадно.

«Принято решение. Детей нет, будущего нет, село вымирает. В районе умерло 482 человека, родилось 170. Я виновата, что детей нет? Рабочих мест нет, будущего нет!».

Чиновнице попыталась возразить одна из новых жительниц села, однако глава администрации Алатырского района отказалась даже разговаривать с женщиной и потребовала от неё выйти. Когда та отказалась, чиновница встала и ушла сама.

Обратился к главе Чувашии Михаилу Игнатьеву: разобраться с поведением чиновницы, а главное — дать ответ о будущем школы. На мой депутатский запрос ответить обязан.

Я много раз говорил и говорить не перестану: те, кто учат в российской глубинке — подлинные подвижники. Они не деньги зарабатывают (копейки ведь получают), а спасают наше будущее. Они не бросают детей.

Сегодня же написала мне Нелли Михайловна Пащук, учитель русского языка и литературы из легендарного 31-го физмат лицея в Челябинске. Преподаватели на свои средства каждый год приглашают к школьникам ведущих русских писателей. По своему хотению, не по разнарядке. Жар подвижничества педагогов — причина побед их школы во множестве состязаний.

«В этом году выпустила 11 классы, — радуется Нелли Михайловна. — Результаты фантастические не только по математике, физике, информатике, но и по русскому языку. В одном классе у меня средний балл — 92, в другом — 90. 19 стобалльников по трем предметам — информатика, математика и русский. У Марата Абдрахманова золотая медаль на международной олимпиаде по математике. Все выпускники поступили на бюджет в МГУ, МФТИ, СПбГУ, ИТМО (СПб). За высокими результатами стоит и наш с Вами литературный фестиваль «Открытая книга», ведь не только цифра объясняет мир, но в значительной степени — Слово!» Трогательно и чудесно.

Их множество, самоотверженных учителей… И особенно горько им там, где ветхие школы могут обрушиться на головы детям, где вымирающий люд цепляется за признаки цивилизации, где звучит гулкий приговор: «Будущего нет!»

Оно есть, будущее, пока они не сдаются. Те, кто, как Атланты, держат гнилую школьную крышу, просторное небо драгоценного захолустья.

Россия. ПФО > Образование, наука > newizv.ru, 23 августа 2018 > № 2732022 Сергей Шаргунов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 23 августа 2018 > № 2725716 Ольга Жукова

Зал мирового уровня и студия звукозаписи: гендиректор КЦ «Зарядье» рассказала, что ждать музыкантам и зрителям

В День Москвы, 8 сентября, в центре столицы откроется новый концертный зал «Зарядье». В прошлом месяце он принял первое крупное мероприятие – Урбанистический форум. Чем удивят в первом концертном сезоне, почему за акустику отвечал японец, и как здесь планируют бороться со звонками мобильных, Вестям.Ru рассказала генеральный директор КЦ «Зарядье» Ольга Жукова.

- На Международный урбанистический форум, который проходил в "Зарядье" с 17 по 22 июля, приезжал Владимир Путин. Президент назвал ваш концертный зал одним из лучших в Европе. Поделился ли он еще какими-то впечатлениями? Может быть, обратил внимание на какой-то концерт из афиши?

- Владимир Владимирович приезжал целенаправленно на Урбан-форум, первый масштабный проект, который прошел в зале "Зарядье" и прошел успешно. Регламент не позволил президенту подробно осмотреть зал, познакомиться с афишей, но мы ждем Владимира Владимировича на торжественном открытии зала, которое состоится 8 сентября. Уверена, что тогда он по достоинству оценит и акустику, и программу концертов, которая у нас полностью сформирована до конца года.

- Мировая практика такова, что руководители большинства концертных залов и филармоний — мужчины. Как вы решились на такую ответственную должность? С каким настроением в нее вступали?

- Мое назначение случилось не вчера и не позавчера. Предложение поступило чуть больше года назад. Когда я сюда пришла, на месте этого прекрасного здания был котлован. Мне посчастливилось наблюдать все стадии роста нашего концертного зала и могу сказать, что после всех сверхнагрузок, напряжения и стрессов, мне уже ничего не страшно. Строительство такого грандиозного и очень сложного объекта – это проверка на прочность для любого руководителя. Я и так по натуре боец, но сейчас чувствую, что смогла бы управлять чем угодно, даже сельским хозяйством.

- Ольга Ростропович в интервью Вестям.Ru весной сказала, что зал "Зарядье" проектировал настоящий "акустический гений", господин Ясухиса Тойота, инженер, проектировавший лучшие концертные залы мира. Как удалось заполучить такого мастера? И что у него получилось в итоге?

- Действительно, господин Тойота и компания Nagata Acoustics, которую он возглавляет, – одна из известнейших акустических компаний в мире. В числе их крупных проектов – Эльбаская филармония в Гамбурге, Парижская филармония, Концертный зал Мариинского театра, Disney Concert Hall в Лос-Анджелесе и еще десятки залов. В Москве господин Тойота работал впервые. Спасибо Валерию Абисаловичу Гергиеву – это он предложил господину Тойоте создать акустику залу "Зарядье". По проекту господина Тойоты, стены и потолок Большого зала облицевали акустическими панелями из ценных пород древесины, в основном аляскинского кедра и орегонской сосны. Интересно, что все панели отличаются по способу отражения звука, по форме и по весу – самые маленькие весят полтора килограмма, самые большие – полторы тонны. В конце августа мы планируем провести акустические испытания зала. Пригласим симфонический оркестр и солистов. Специалисты в зале будут слушать, как звучат группы инструментов, как звучат отдельные инструменты, голоса. Все должно быть идеально, только тогда мы сможем открыться.

- Отдельный удивительный момент — в зале "Зарядье" есть своя студия звукозаписи. Расскажите, пожалуйста, как ее предполагаете эксплуатировать?

- Студия звукозаписи в концертном зале – это редкое явление. Таких немного в мире. Наша студия оборудована техникой последнего поколения от лучших европейских и американских производителей. Планируются записи как "живых" концертов, так и студийных альбомов. Любой артист или коллектив может подать заявку на аренду, и в будущем мы надеемся создать собственный лейбл "Зарядье". Понятное дело, мы – не коммерческая организация, мы – государственное бюджетное учреждение культуры, и, тем не менее, должны думать о том, чтобы привлекать средства вне бюджета. Студия звукозаписи – один из источников привлечения внебюджетных средств, которые должны пойти на развитие зала.

- Приглашать в эту студию звукозаписи будете именно тех артистов, которые уже с вами сотрудничают? То есть чтобы записаться, сначала надо выступить в "Зарядье"?

- По большому счету – да. Но даже если этот артист или коллектив у нас не выступали, они должны соответствовать нашему уровню. В зале "Зарядье" совершенная натуральная акустика, мы ориентированы на филармоническую музыку, джаз. Гнаться за деньгами и записывать, например, шансон мы, конечно, не будем.

- Если говорить про саму сцену – в одном из интервью вы признаетесь, что хотели бы увидеть на ней проекты, к примеру, Земфиры и Дианы Арбениной. Кого еще? И что должно быть в музыканте, помимо вокальных данных, чтобы получить у вас "зеленый свет"?

- Музыкант должен быть мастером. Вот и все. Чтобы наши зрители не уходили с концерта разочарованными, жалея о потраченных средствах, а, наоборот, захотели прийти сюда вновь. Земфира и Диана Арбенина – очень достойные артисты. Они работают не только с группами, но и симфоническими коллективами, что нам, как вы понимаете, близко. В принципе, если говорить о технологических возможностях, наш зал позволяет проводить даже поп-шоу, но мы на это никогда не пойдем. К чему наша совершенная натуральная акустика, если музыка будет грохотать из динамиков?

- Планируете как-то поддерживать талантливых, но еще молодых и неизвестных музыкантов?

- Планируем и еще как. Это – одна из важных задач, которые мы себе поставили. В этом я вижу даже некий символизм: "Зарядье" — сверхновый зал, расположенный в прекрасном месте – в урбанистском парке, с современным потрясающим дизайном, ультрасовременными цифровыми технологиями. И здесь должны «расти» наши молодые музыканты, наше будущее. Не только исполнители, но и композиторы – с ними, вообще, тяжелая история. Люди часто говорят: "Вот раньше рождались гении: Чайковский и Рахманинов, а сейчас таких нет". Я тоже задавалась вопросом: "Почему в XIX веке писали хорошую музыку, в XX писали хорошую музыку, а сейчас – тишина". Нет, не тишина. Есть замечательная музыка, и есть талантливые композиторы. Просто им надо помочь, и мы готовы этим заниматься.

- То есть, если начинающий композитор, условно говоря, из Иркутска, захочет вам написать и предложить свою музыку, он может это сделать? Какова схема его действий?

- Есть специальные организации, которые аккумулируют таланты. Консерватории, например. Мы – концертная площадка. Нам надо, чтобы к нам пришли и предложили программу. И, кстати, я никогда не верила в неизвестных миру музыкальных талантов.

- Думаете, их нет?

- Они есть, но их уже знают и в Москве, и Санкт-Петербурге, и за рубежом. Вряд ли где-то в Иркутске, Благовещенске или здесь в Москве внезапно объявится новый Рахманинов, о котором никто ничего не слышал.

- КЦ "Зарядье" планирует стать культурным ориентиром, Москвы – уж, точно. Как планируете бороться с мобильниками на концертах?

- О да, эта тема очень актуальна. Мы активно обсуждали ее после недавнего концерта Теодора Курентзиса в консерватории, когда ему пришлось трижды прерывать выступление после звонков мобильного телефона.

- И это только один громкий случай, а ведь такие истории сплошь и рядом. Будет у вас какая-то собственная технология борьбы с этим злом?

- На открытии Урбан-форума установили камеры хранения, и все гости оставляли свои мобильники там. Вот это действительно прекрасная технология! Я даже говорила с организаторами, возможно ли оставить эти камеры у нас? Но будем бороться с этим злом своими методами. Будем делать объявления на трех языках. Напоминать перед началом концерта и перед началом второго отделения. Это все ради самих же зрителей, ведь казус может случиться с кем угодно. Я сама была свидетельницей жуткой сцены, случившейся с одним из моих друзей на гала-концерте закрытия конкурса Чайковского. Играл прекрасный Люка Дебарг, в зале сидел президент, и вдруг у моего товарища в самом тихом месте зазвонил мобильный. Ужас! На нас стали оборачиваться возмущенные слушатели. Я думала, провалюсь под землю. А что было с моим приятелем в тот момент, просто страшно представить. Так что лучше сто раз проверить, отключил телефон или нет, чем попасть в подобную ситуацию. Кстати, с Wi-Fi та же история. В зале нужно слушать музыку, а не смотреть соцсети и писать в What’sUp. Поэтому у нас непосредственно в зале Wi-Fi не будет. Интернет будет в фойе и на территории парка, этого достаточно.

- И наконец, про афишу первого сезона. Какие самые яркие концерты, что бы вы выделили, и какой концерт, может быть, сами особенно ждете?

- Вы знаете, я уже ловлю себя на мысли, что я буду жизнь проживать в этом зале, потому что мне хочется буквально на все. Все наши концерты разные, но все великолепные: и симфоническая музыка, и барокко, и джаз, и современная композиторская музыка, и детские программы. Мы очень гордимся нашей афишей.

- Давайте все же назовем хотя бы три концерта первого сезона.

- Если нужно что-то выделить, то я бы назвала концерт американской певицы Джойс ДиДонато, которая везет в Москву потрясающий проект In War & Peace: Harmony Through Music. У нас будет Теодор Курентзис, билеты на которого, кстати, вот-вот закончатся. Английский дирижер, знаток барокко Эндрю Пэррот со своим аутентичным ансамблем Taverner Choir Consort&Players приедут в Россию впервые и исполнят в нашем зале "Страсти по Иоанну" Баха. Будет праздник и на улице любителей джаза: Бобби Макферрин, Count Basie Orchestra, группа Take 6, The Manhattan Transfer... Потрясающие камерные программы. Только в сентябре в Малом зале несколько концертов камерной музыки в исполнении лучших российских музыкантов. Так что, добро пожаловать. Нам действительно очень хочется, чтобы зал "Зарядье" стал для слушателей и музыкантов родным домом, каким он уже стал для меня и моей команды. Поверьте, это великое счастье каждый день приходить сюда, и спасибо за это нашему мэру Сергею Семеновичу Собянину. Я просто счастлива, в моем родном и любимом городе теперь есть такой зал.

Ольга Никольская

ВЕСТИ.RU

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 23 августа 2018 > № 2725716 Ольга Жукова


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 23 августа 2018 > № 2715868 Константин Добрынин, Антон Именнов

Искусство в зоне риска. Как защитить художника от уголовного преследования

Константин Добрынин, Антон Именнов

Сегодня при государственном финансировании фильмов или спектаклей изменение существенных условий контракта на стадии его исполнения является нарушением не только закупочного законодательства, но и антимонопольного, поскольку создает преференции конкретному участнику конкурса. А это уже влечет за собой наступление не только административной, но и уголовной ответственности. То есть режиссер, хоть немного изменивший свои первоначальные решения, буквально ходит по краю

Искусство, особенно театр и кинематограф, сегодня находится в зоне правового риска. Обычаи делового оборота, существовавшие десятилетиями (оставим за скобками, правильные или неправильные), неожиданно вошли в противоречие то ли с действующим законодательством, то ли с изменившейся практикой правоприменения. Почему это произошло с миром искусства и почему вдруг это стало так заметно?

Прежде всего, из-за особой уязвимости деятелей искусства. Творческий процесс всегда сопровождается сомнениями, переживаниями и заблуждениями – всем тем, что мы называем рефлексией. Она-то порой и приводит к отступлению от изначально намеченного творческого и производственного плана. Но если загнать создателей в узко формальные, недостаточно продуманные законодательные рамки, мы лишим их свободы творчества, ограничим развитие культурной сферы во всех ее проявлениях. Наведем «закон и порядок» в искусстве, что для художников – фактически прокрустово ложе.

За примерами далеко ходить не надо. Это, безусловно, случай Кирилла Серебренникова. Но он далеко не единственный. Больше года адвокаты нашей коллегии защищали режиссера Алексея Учителя, который еще на стадии съемок фильма «Матильда» столкнулся, скажем так, с разнообразными правовыми рисками – в виде 55 обращений депутата Госдумы Натальи Поклонской в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить не только сам фильм, якобы оскорбляющий чувства верующих, но и расходование выделенных на него бюджетных средств.

Сейчас мы оказываем правовую поддержку продюсеру и режиссеру фильма «ВМаяковский» Александру Шейну. У неких «анонимных источников СМИ» возникло подозрение в хищении миллиона рублей, выделенного на съемки фильма Фондом кино в качестве субсидии из федерального бюджета. Режиссера требуют немедленно наказать. На самом деле причина, по которой возврат субсидии был задержан на несколько месяцев, банальна – из-за интенсивного фестивального графика и необходимости раскрутки картина позже вышла в прокат. Это обычная практика кинематографа в рамках гражданско-правовых отношений, попросту говоря, нормальная творческая жизнь. Кстати, сам Фонд кино это понимает, и в настоящее время все обязательства перед ним выполнены, расчеты завершены.

Давление обидчивых

Кроме того, в последнее время усилилась тенденция искать и находить в произведениях искусства признаки всякого рода «экстремизма». Режиссеры и актеры находятся под угрозой уголовного преследования по статьям, предусматривающим наказание за «оскорбление» чьих-то чувств или за «возбуждение ненависти» к отдельным людям или группе лиц. Содержащиеся в законодательстве расплывчатые формулировки, что такое оскорбление или возбуждение ненависти, дают большой простор для их субъективного толкования, а значит, для произвола. И для попыток цензуры, разумеется.

Художники, создавая произведения искусства, имеют право и на выражение личного мнения, и на гиперболу, и на творческую провокацию – какое же без этого искусство? Иногда их произведения вызывают острую реакцию у эмоционально неустойчивых зрителей. Это естественно. Неестественно же и незаконно, когда чье-то субъективное восприятие приводит к необоснованному уголовному преследованию невиновных, провоцирует травлю, «охоту на ведьм», мракобесие. Особенно когда такие порывы находят поддержку у людей в погонах и мантиях.

Не хочется жонглировать метафорами и говорить, что сегодня от Средневековья нас отделяет всего один шаг, но нельзя не заметить, что ситуация последовательно ухудшается. Очевидно, что субъективная трактовка размытых, сугубо оценочных понятий зависит от степени социальной, религиозной и этнической напряженности в обществе, от царящих в нем политизированности, агрессивности и нетерпимости, почти достигших предела.

Можно вспомнить, что еще в 2007 году было возбуждено уголовное дело по «экстремистской» 282-й статье в связи с проведением в Общественном центре имени Андрея Сахарова выставки «Запретное искусство – 2006». По версии следователей, на этой выставке современного искусства религиозные символы соседствовали с изображениями Микки-Мауса и Ленина, а также нецензурными надписями. И хотя никто не отменял свободу слова и творчества – конституционные ценности, обеспеченные законодательным запретом цензуры, – организаторы выставки были признаны виновными и приговорены к уплате штрафов.

К сожалению, с тех пор эти свободы еще больше отступили под давлением защитников «оскорбленных чувств» и борцов с «экстремизмом». Учитывая, что любая творческая деятельность, особенно по-настоящему талантливая, вызывает у людей сильные эмоции, творческая интеллигенция находится в особой группе риска, подвергается повышенной опасности необоснованного уголовного преследования за «экстремистские действия».

Мудрое государство всячески снижало бы накал страстей, а не поощряло его и тем более не провоцировало. Но это, увы, пока не про нас.

Чтобы предотвратить нарастание цензурных ограничений, рост агрессии и нетерпимости, действующие законодательные нормы, а особенно практика их применения требуют существенной корректировки. В противном случае мы будем все чаще сталкиваться и с необоснованным уголовным преследованием деятелей культуры, с нарастанием мракобесия и его насильственно-криминальными последствиями. Помимо уже приведенных примеров, можно вспомнить недавнее дело «Тангейзера» и – еще раз – «царебожную» истерию вокруг «Матильды», когда в воздухе летали листовки «За Матильду гореть!», пахло гарью, а у дверей московского офиса нашей коллегии пылали автомобили. Погромный дух, с его угрозами и оскорблениями, дошел до точки кипения.

Несовершенство закона

Риски творческой интеллигенции не ограничиваются одним лишь «экстремизмом». В последнее время, к сожалению, следователи, а зачастую и прокуроры, и судьи все чаще рассматривают гражданско-правовые отношения в сфере искусства через призму уголовного права – просто потому, что им так удобнее.

Все знают об особенностях закона о государственных закупках. Буквальное его применение к творческому процессу грозит неразрешимыми противоречиями. Нередко на этапе исполнения контракта возникает необходимость существенно изменить его условия. Создание фильма или спектакля – процесс творческий, в ходе него, например, могут измениться требования к декорациям или костюмам исполнителей. Изменить же предмет контракта (размеры декораций, цвета костюмов и так далее) законным способом невозможно.

Важно отметить, что изменение существенных условий контракта на стадии его исполнения является нарушением не только закупочного законодательства, но и антимонопольного, поскольку создает преференции конкретному участнику конкурса. А это уже влечет за собой наступление не только административной, но и уголовной ответственности. Режиссер, хоть немного изменивший свои первоначальные решения, буквально ходит по краю.

Следующая преграда, встающая перед людьми искусства, – это максимальный размер аванса по государственной закупке – не более 30% от цены контракта. Надо понимать, что основные лица, с которыми работают учреждения культуры, – это субъекты малого предпринимательства или физические лица, зачастую не имеющие реальной экономической возможности работать без предоплаты. Поэтому аванс в размере 30% от цены контракта не позволяет им выполнить свои обязательства в полном объеме.

Порой они не могут даже приступить к работе – например, на такой аванс невозможно купить материалы для изготовления костюмов. Но работать все же надо, и люди действуют в обход несовершенного закона: фиктивно оформляют исполнительную документацию, чтобы на бумаге контракт считался выполненным и можно было получить деньги в полном объеме. Которые, подчеркнем, таким способом вовсе не похищаются, а расходуются на создание фильма, спектакля и так далее.

Но именно здесь, особенно при использовании в художественном процессе государственного финансирования, кроются главные и самые тяжелые риски – уголовно-правовые репрессии по таким статьям УК, как «мошенничество», «присвоение или растрата», «легализация», «уклонение от уплаты налогов».

Каким образом гражданские риски становятся уголовными? Элементарно. Приведем несколько примеров из нашей практики.

Фонд кино выделил деньги для съемок фильма, заключил соглашение о выделении субсидий. После этого режиссера вновь посетила муза, в результате чего сюжет и согласованный сценарий изменились на 60%. Фильм объективно стал лучше, но при этом не был создан в установленные первоначальным соглашением сроки, а выделенные из бюджета денежные средства уже израсходованы. Правоохранители, как у них водится, пытались квалифицировать это как уголовно наказуемое мошенничество. К счастью, безуспешно.

Другой пример. Часто в ходе работы над кинопроектами возникает необходимость оплачивать разовые услуги наличными деньгами. Потребности в таких услугах возникают спонтанно, их невозможно предусмотреть в бюджете заранее. Особенно остро этот вопрос встает в экспедициях.

Представьте: съемочной группе где-нибудь в Архангельской области необходимо перебраться на остров, а никаких лодок, кроме принадлежащих местным рыбакам, в округе нет. Рыбакам приходится платить наличными, без заключения договора и, соответственно, без отражения таких операций в бухгалтерском учете. НДФЛ в бюджет, разумеется, тоже никто не платит. А это может быть квалифицировано как уголовное преступление.

Что делать

Понятно, что систему государственных закупок надо реформировать. Недавно один из авторов текста выступал на эту тему на круглом столе в Совете Федерации, и там появилась надежда, что верхняя палата парламента могла бы выступить с такой инициативой. В свою очередь мы, адвокаты, готовы в качестве экспертов указать коллегам-депутатам на узкие места нынешнего закона и совместно поработать над их изменением.

Сложнее обстоит дело с правоохранительными органами. Очень часто они не хотят (или не могут) уяснить, что для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо установить, что его действия несут значительную – по-настоящему большую! – общественную опасность и что, самое главное, у лица был умысел совершить конкретное корыстное преступление, то есть ситуация неразрешима в рамках исключительно гражданского права.

В правовом просвещении оперативно-следственного аппарата могли бы помочь судьи. Тогда необоснованную криминализацию нормальной хозяйственной и творческой жизни можно будет остановить через разъяснения Пленума Верховного суда РФ и создание адекватной судебной практики по конкретным делам.

Помимо этого, следует учитывать и зарубежный опыт, пусть пока на стадии правового эксперимента. Например, в Казахстане, в соответствии с приказом генерального прокурора от 2014 года, никакое деяние при наличии доказательств, указывающих на его принадлежность к гражданским правоотношениям (контрактов, расписок, товарных чеков и так далее), не может быть предметом уголовного разбирательства до вынесения решения суда по гражданскому делу. Лишь после такого суда, опираясь на установленные им факты, гражданин может обратиться в правоохранительные органы.

Но и людям искусства следует помнить, что творческая деятельность вовлекает их в гражданские правоотношения, а значит, налагает на них предпринимательский риск. При всей своей творческой исключительности в глазах закона художник ничем не лучше остальных участников таких отношений. А значит, и художнику необходимо думать о том, как обезопасить себя от правовых рисков. Закон суров и иногда несовершенен, но именно поэтому к нему следует относиться максимально серьезно и стараться всегда его соблюдать.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 23 августа 2018 > № 2715868 Константин Добрынин, Антон Именнов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 августа 2018 > № 2711830

«Только успешные ученые должны занимать лидерские позиции»

Президент координационного комитета Международной ассоциации русскоговорящих ученых Игорь Ефимов — о проблемах и будущем биомедицины.

Игорь Ефимов — специалист в области биомедицинской инженерии, кардиологии, физиологии, заведующий лабораторией сердечно-сосудистой инженерии и декан факультета биомедицинский инженерии в Университете Джорджа Вашингтона, с 2016 года — президент координационного комитета Международной ассоциации русскоговорящих ученых (RASA). Во время своего визита в Сибирский федеральный университет (Красноярск) он поговорил с корреспондентом «Чердака» Егором Задереевым о проблемах и будущем современной биомедицины.

[Ch.]: Игорь, виртуально мы знакомы уже больше десяти лет, со времени первых активных дискуссий о судьбе и реформах российской науки. А твои научные интересы всегда были так или иначе связаны с сердцем. В этом смысле ничего не изменилось?

[ИЕ]: Я веду два направления исследований. Первое — физиология и биология сердца. Все больше мы работаем с сердцем человека, и все меньше — с моделями на животных. Это стало возможным благодаря тому, что за последние десять лет мы выстроили программу, по которой получаем сердца людей-доноров, отдавших свои органы либо на пересадку, либо на научные исследования. Пересадка в приоритете, конечно, но, если сердце не подходит для этих целей, его отдают нам. Второе направление — разработка новых видов биоэлектроники. Это разного рода имплантируемые приборы, устройства для лечения аритмии и прочее.

[Ch.]: Речь идет о программе доступа к донорским органам для всей американской науки или для конкретного университета?

[ИЕ]: Конкретно для нашей лаборатории. Вообще, это уже вторая история успеха. С 2004 по 2015 год я работал в Университете Вашингтона в Сент-Луисе. За эти годы мы получили и исследовали около 400 сердец. Мы работали с организацией, которая занимается контролем оборота донорских органов. В Америке система пересадки органов жестко регламентируется государством. В каждом регионе с сильными трансплантологическими программами есть одна организация, которая контролирует эту деятельность.

После того как я переехал в Вашингтон, мы наладили контакт с аналогичной организацией, в чью зону ответственности попадают все госпитали Вашингтона и окружающих графств соседних штатов Вирджиния и Мэриленд. Для чего это сделано? Представим, что потенциальный донор перед смертью попал в какой-то госпиталь. Есть органы, доступные для пересадки. Но в этом госпитале нет реципиентов, которым подойдет, допустим, почка. А в другом госпитале такой пациент есть. У службы по контролю есть полная информация о нуждающихся. Когда появляется донор, где бы он ни находился, можно сразу сказать, где будет самая лучшая клиническая картина после пересадки органа.

[Ch.]: Что вы делаете с органом после того, как получили его?

[ИЕ]: Например, сравнительные молекулярно-биологические исследования. Возьмем сердце здорового человека и пациента, который умер, скажем, от сепсиса. Как правило, гибель связана с остановкой сердца. Вопрос, что произошло в сердце при сепсисе? Оказалось, что при такой смерти сильно подавлен метаболизм. Мы обнаружили несколько тысяч связанных с этим процессом РНК, которые у здоровых и больных экспрессированы по-разному. Но здесь возникает проблема. Если мы говорим о тысячах РНК, то это очень сложный процесс. Непонятно, как повлиять на него — предотвратить смертельный исход.

Для этого нужно сделать следующий шаг. Экспрессия РНК контролируется ограниченным количеством контрольных белков (транскрипционных факторов). Мы ищем участки генома, с которыми связывается такой белок. А их уже не тысячи, а единицы. Конкретный пример — это еще не опубликованная работа, совсем свежее исследование. Мы посмотрели сердца больных со стенозом аорты. В этом случае сердце вынуждено качать кровь через сосуд, который полностью не открывается, через узкое отверстие, и это вызывает гипертрофию. Мышцы начинают работать с большей нагрузкой, что в конечном итоге ведет к сердечной недостаточности и к смерти пациентов. Мы нашли десять белков — транскрипционных факторов. Некоторые из них уже были известны, некоторые — нет. Но каждый из них контролирует десятки, сотни других генов. В этом случае можно подумать, как повлиять на эти белки, чтобы избежать заболевания.

Или вот следующая технология, совершенно новая. Мы начали работу с Олегом Гусевым, молодым генетиком из Института физико-химических исследований RIKEN в Японии, также он работает в Казанском федеральном университете. Коллеги разработали метод анализа экспрессии генов, в котором, помимо прочего, определяются активные промотеры* и энхансеры** (см.ниже). В ряде генов не один, а два или даже три промотера. Можно посмотреть, как активируются те или иные промотеры у здорового человека и у больного. Мы уже провели базовые исследования. Взяли сердца здоровых доноров и посмотрели на отличия между мужчиной и женщиной, между клетками предсердия и желудочка — нашли тысячу ранее неизвестных промотеров. В этой области исследований все еще впереди.

*Промотор в генетике — последовательность нуклеотидов ДНК, узнаваемая РНК-полимеразой как стартовая площадка для начала специфической, или осмысленной, транскрипции.

**Энхансер — небольшой участок ДНК, который после связывания с ним факторов транскрипции стимулирует транскрипцию с основных промоторов гена или группы генов.

[Ch.]: Так какой же прорыв случился в исследованиях сердца?

[ИЕ]: Скорее, мы совершили ряд важных не «открытий», а «закрытий». Существовало много теорий, объясняющих, как, например, начинается аритмогенез. Они были обоснованы наблюдениями на животных. В тот момент не было никаких данных, полученных на людях, но это были уже догмы, которые преподавали в университете кардиологам. Нам удалось «закрыть» несколько таких теорий, потому что они не подтвердились.

Нужно понимать, что многие механизмы и теории строятся на основе математических моделей. Например, существуют три конкурирующие между собой модели потенциала действия кардиомиоцита человека. Как правило, такие теории основаны на данных, которые получены не на человеке. Мы напрямую измерили потенциал действия в клетках сердца человека, посмотрели, как он реагирует на разного рода блокаторы. Оказалось, что ни одна из этих моделей не соответствует реальности.

[Ch.]: Как строятся такие модели и зачем они нужны?

[ИЕ]: Нужно изолировать миоцит, измерить параметры разных ионных каналов и написать уравнение для каждого из них. Потом свести все вместе в одной модели, чтобы описать генерацию и распространение волны возбуждения в клетках. Впервые это сделали в 1952 году Ходжкин и Хаксли. Они создали модель электрических механизмов, которые отвечают за генерацию и передачу нервного сигнала в гигантском аксоне кальмара. За эту работу в 1963 году они получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине.

Миоциты сердца устроены чуть более сложно, чем нейроны. В клеточной мембране миоцита много разных ионных каналов. Одна из существующих моделей строится в основном на данных, которые были получены на животных. Для двух других уже использовали измерения, выполненные на клетках человека. Но даже две эти модели клетки человека абсолютно разные. Дело в том, что многие лаборатории в своей работе узко фокусируются на работе одного ионного канала. Известный биофизик, Йорам Руди (Yoram Rudy), которого я считаю своим ментором, метко заметил, что некоторые ученые сидят всю жизнь в поре ионного канала, никогда не выглядывая наружу. Получается, что есть узко специализированные исследования, которые даже между собой мало общаются. Чтобы интегрировать их знания, нужна математическая модель. Если она будет адекватной, с ее помощью можно, например, объяснить аритмогенез. Потом такая модель поможет описать работу всего сердца. Пока у нас недостаточно данных для разработки адекватных моделей.

[Ch.]: Когда вы получаете сердце человека, как долго с ним можно работать?

[ИЕ]: Сначала мы берем образцы, которые используются для молекулярной биологии. Пробы для измерения РНК, содержания различных белков можно заморозить и держать в таком виде годами. Мы зачастую используем образцы, замороженные десять лет назад. Для биомеханических исследований нужна живая ткань. В этом случае эксперимент длится не более шести-восьми часов. Последние несколько лет мы используем метод, который скопировали в нейронауках. Берем миокард, делаем срез толщиной 300 микрон — это слой, через который может пройти кислород. Если сделать чуть более толстый образец, то в середину через поверхность кислород не сможет проникнуть — там будет ишемия. Дальше этот образец помещаем в проточную камеру, через которую прокачиваем необходимые растворы, кислород. В такой камере можно исследовать метаболизм и механику, записывать электрические сигналы — делать полноценные исследованиями сердечной ткани.

[Ch.]: Получается, вы разработали новую технологию для этой области исследований. Она уже тиражируется или вы продаете такие устройства?

[ИЕ]: Сейчас многие лаборатории используют такую технологию. Моя лаборатория придерживается философии открытых данных. То, что мы делаем, мы делаем совершенно открыто. Приведу пример из другой области. Мы развиваем оптическое картирование. Сначала мы красим ткани флуоресцентным красителем. После можно наблюдать, как электрический импульс распространяется по сердцу или как кальций циркулирует внутри клетки. Раньше эту технологию можно было развивать только в тех лабораториях, где есть хорошие инженеры. Мы опубликовали серию статей, в которых довели ее до такого уровня, что любой исследователь может взять и довести до эксперимента. Во-первых, наше программное обеспечение находится на открытом сервере. После регистрации любой пользователь может скопировать его и использовать, даже для коммерческих нужд. Мы не возражаем, главное — сослаться на нас. С недавних пор можно стало делать открытым не только программное обеспечение, но и само оборудование. Некоторые оптические приборы можно печатать на трехмерном принтере. В этом году мы опубликовали статью, где детально описали нашу систему картирования. Можно скачать все чертежи, загрузить программу в 3D-принтер и напечатать установку, аналогичную нашей. Конечно, есть расходные материалы и оптические компоненты, которые невозможно напечатать, — линзы, фильтры, камеру. Но их можно докупить и собрать полноценный экспериментальный образец. То есть мы делаем открытым и софт, и хард — пожалуйста, пользуйтесь.

[Ch.]: Чем вы при этом руководствуетесь? Интересами глобальной науки?

[ИЕ]: Если бы в этой области был какой-то рынок, мы бы подумали о монетизации. Но спрос не велик. Есть фирмы, одна или две, которые зарабатывают на камерах. Камеры мы пока не умеем печатать. А все «железо» — в принципе дело простое. В данном случае для нас важнее, что наши статьи будут цитировать. Хотя главное даже не в этом. Студенты, которые разрабатывают приборы, находятся, как правило, на уровне бакалавра. У статьи, которую мы сейчас послали в Scientific Reports, первые два автора — студенты-бакалавры. Для них это опыт, который меняет жизнь. Они понимают, что могут внести вклад в науку. Для многих студентов это хороший пример.

[Ch.]: Проектами с открытым кодом уже никого не удивишь: таких проектов много. Вы говорите об «открытом железе». Это может привести к переформатированию всего рынка научного оборудования? Ведь обычно научные приборы очень дорогие, потом что их производят и продают монополисты.

[ИЕ]: Мы в статье даже таблицу привели, во сколько обойдется установка, если ее купить и если напечатать по нашим бесплатным чертежам. Разница огромная.

Но я бы вот о чем хотел бы сейчас поговорить — о важной проблеме биомедицинских наук, воспроизводимости результатов. Известный исследователь Джон Иоаннидис (John Ioannidis) опубликовал целую серию статей, в которых показал, что в ряде направлений биомедицинской науки 80% опубликованных статей не воспроизводятся. Были даже такие примеры: производитель лекарств в области онкологии видит по публикациям, что ученые открыли какое-то соединение, способное влиять на определенный вид рака. Они выкупают лицензию, начинают клинические испытания и не получают результата. Потом пытаются воспроизвести результаты изначального исследования — ничего не получается.

[Ch.]: В чем причина? Обман или биологические объекты слишком сложные системы, в работе с которыми возможны ошибки? Может что-то еще?

[ИЕ]: Не думаю, что в большинстве случаев это обман. Скорее всего, в каком-то смысле систематическая ошибка, связанная с работой журналов и отбором публикаций. Объясню на простом примере. Представим себе гипотезу, что a+b=c. Сразу условимся: это неправильная гипотеза. Допустим, двадцать групп получили деньги на исследования, чтобы доказать, что a+b=c. Для многих биологических экспериментов ошибка в пять процентов — это нормально. Двадцать лабораторий провели эксперименты, только в одной из них получили положительный результат. Догадайтесь, кто опубликует статью? Получившие положительный результат. Одна из проблем биомедицины — очень трудно опубликовать отрицательный результат. Не было никакой подделки, просто была ошибка эксперимента. Но она опубликована и стала частью научной литературы, в отличие от 19 экспериментов с отрицательным результатом. Если кто-то попытался это воспроизвести и не смог, ему скажут: «Мы не публикуем негативные результаты». Если кто-то воспроизвел и попытался опубликовать — «Мы не публикуем подтверждающие результаты». Это, кстати, сильно отличает биологию от физики, где все наоборот.

В последнее время стало нормой, что многие издатели научной литературы требуют, чтобы данные были открытыми. Если вы печатаете статью, будьте добры опубликовать не только методы и красивые графики, но и исходные данные. Мы идем по пути полной открытости. Публикуем программный код, который использовали для обработки данных. Публикуем чертежи оборудования. Если вы хотите воспроизвести наши данные, вы можете напечатать установку, которая в точности такая, как у нас. Само собой, все исходные данные тоже открытые — можете проверить, соответствуют ли наши графики реальности.

Сейчас, к сожалению, из напечатанной научной статьи часто непонятно, как обработаны данные. В одной из статей мы показали, что во многих работах в нашей области сигналы обработаны неправильно. Фильтры, которые используются для приема электрического сигнала, определенным образом искажают сигналы. Если у исследователя нет определенной инженерной подготовки, он может неверно интерпретировать полученную информацию.

[Ch.]: Ты сказал, что многие лаборатории всю жизнь занимаются исследованием одного ионного канала. Так что характерно для современной биомедицины? Идет движение широким фронтом или есть узкие точки, на которых сконцентрированы усилия?

[ИЕ]: Мне кажется, сейчас произошел принципиальный философский поворот. Предыдущее поколение исследователей фактически строило карьеру на одном белке. Я знаю много таких лабораторий. Помню, около двадцати лет назад первый раз рецензировал гранты. В заявке написано: «Ежегодно в Америке от сердечно-сосудистых заболеваний умирает миллион, лекарства не работают, мы сделаем суперлекарство, возьмем конкретный ионный канал и заблокируем его». Такие заявки до сих пор приходят. Но нет ни одного лекарства, которое было бы сделано на этом принципе.

За редким исключением фокусироваться на одном белке или узком участке бессмысленно. Как правило, заболевания такого рода многофакторные. Задействованы и метаболизм, и физиология, и механика, и многое другое. Последние десять лет активно развиваются омиксные технологии — протеомика, геномика. Мы смотрим не на один белок, не на одну РНК, а на весь ансамбль. Сейчас очень интересные исследования и по микробиому. Недавно омиксные технологии стало можно применять к одной клетке. Как это делалось до последнего времени? Берете образец ткани, рубите ее в порошок, измеряете содержание белков или РНК. Это делалось на образце, в котором смесь клеток — миоциты, фибробласты и прочие. Сейчас сначала клетки с помощью какой-нибудь метки можно отсортировать по типам, а уже после проанализировать. Оказалось, что фибробластов — восемь разных типов, миоцитов — четыре.

[Ch.]: Мы не уходим в бесконечную сложность?

[ИЕ]: К счастью, нет. Миоцитов всего четыре типа. Их соотношение при заболевании меняется. Это очень интересно. Можно наблюдать, как при заболевании мы переходим от здорового фенотипа к нездоровому, искать точку невозврата.

Биология стала интересной потому, что она смотрит на все большую картину. Недавно в нашей области был выдан беспрецедентный грант. Группа исследователей из Гарварда получила 75 миллионов долларов на пять лет. Идея проекта — придумать принципиально новый подход к сердечно-сосудистой науке. Все, что мы делали раньше, — это неправильный подход. Фокусируемся на одном белке — это не работает. Фокусируемся на какой-то гипотезе — защищаем ее годами любой ценой, даже если она неверна.

Очень важная идея — сломать барьеры между науками и сферами деятельности. Если посмотреть на карту смертности в США (возможно, в Российской Федерации похожая ситуация), очень четко видны регионы, где смертность от конкретного заболевания гораздо выше. Почему? Чтобы понять, нам нужен доступ к разным данным. Например, есть компании, которые продают еду. Они точно знают, что в одной деревне любят более соленые чипсы, чем в другой. У них есть линейка разных продуктов, которые они отправляют, исходя из предпочтений. Таких примеров много. Если получить доступ к данным о пищевых преференциях, можно понять, кто больше получает жиров, углеводов или каких-то пищевых добавок. Это тоже должно быть частью общей картины.

[Ch.]: Тогда нужно получать данные о качестве воздуха и о других параметрах.

[ИЕ]: Естественно. Практически ко всему, что можно измерить. В свое время в городе Фармингтон в Массачусетсе решили исследовать всех жителей города. Описали около 20 000 человек и до сих пор ведут за ними наблюдения. Для каждого жителя есть клиническая запись: его или ее генетика, все заболевания, врожденные пороки, электрокардиография, прочее. Они фиксируют данные и о погоде, качестве воздуха и многом другом. Нашли много интересного, в том числе о вредных привычках. Например, курение, как и ожирение, распространяются точно так же, как инфекционные заболевания. В обществе, где никто не курит, появляется один человек, который курит. Сначала люди начинают относиться к этому снисходительно, потом ближайшее окружение курящего тоже начинает курить. Привычка распространяется.

[Ch.]: Мне кажется, это уже область интересов социологов или психологов.

[ИЕ]: Тем не менее мы видим, что социальные явления распространяются так же, как бактериальная инфекция. Для распространения курения, ожирения, алкоголизма важны не только генетические предпосылки, но семейные традиции — во многом это социальный феномен. Если кто-то пьет рядом, с какой-то вероятностью я тоже начну. Медицина будущего должна рассматривать человека на всех уровнях — от генетики и физиологии до социальных феноменов, технологий производства пищи, качества воздуха и воды. Такой системный подход сегодня становится реальностью.

[Ch.]: Это происходит за счет того, что у нас сегодня просто больше данных?

[ИЕ]: Во-первых, за счет того, что возникло понимание необходимости в таком подходе. Во-вторых, возникала наука больших данных и наука безразмерных сетей, автором которой является известный ученый Альберт Барабаши. Он, кстати, один из соисполнителей гранта, который я упомянул выше. Это большой прорыв, потому что появилась возможность количественно изучать и соотносить разные уровни знания друг с другом.

[Ch.]: Тогда должны появиться новые личности, ученые нового типа, которые будут интегрировать знания.

[ИЕ]: Не только личности. Нужны решения, в том числе на политическом уровне. Хороший пример — Дания. Эта маленькая страна стала первой в мире, где все граждане охвачены похожим проектом. Для каждого жителя есть данные о его геноме, кардиологии, онкологии, все анализы. Все собрано в единую базу. Теперь исследователи, получив соответствующий доступ, могут посмотреть на генетические, электрокардиографические, метаболические данные, чтобы начать искать корреляции между геномом и заболеваниями.

Пример из близкой мне области. Анализ кардиограмм. Кардиологов учат, что есть разные типы кривых на кардиограммах. Было четко показано, что многие наблюдаемые морфологии зависят от полиморфизмов в конкретных генах. То есть кардиология из описательной стала количественной генетической наукой. Это важно, потому что кардиограмма часто является предсказателем сердечной смерти. Так что системный многоуровневый подход к медицине — это уже настоящее. Правда, только в тех странах, где на политическом уровне было понимание важности такого подхода.

[Ch.]: Вернемся к вашим исследованиям. По крайней мере у меня сложилось мнение, что в США, даже в науке, принято зарабатывать. Из науки растут стартапы, из них — работающие предприятия, которые приносят доход. Как у вас с коммерциализацией?

[ИЕ]: Недавно мне попалась на глаза статистика, что лишь 6−7% ученых США идут по этому пути. Академическая карьера — это высокая зарплата, стабильная пожизненная позиция. Если ты занимаешься нормальной наукой, тебе нет нужды уходить в бизнес. Конечно, есть лидеры типа Стэндфорда или Массачусетского технологического института, где культура совершенно другая. Там большинство профессоров занимаются предпринимательской деятельностью. В этих университетах при найме на работу рассматриваются не только академические публикации, но и сколько у тебя патентов, сколько сотен миллионов долларов ты заработал. Но в подавляющем большинстве университетов это совершенно не так. Даже университеты, которые входят в топ-5 в области биомедицины, могут иметь очень мало стартапов. Это традиционные академические учреждения. Лидеров, которые научились транслировать знания в деньги, не так много. Все пытаются их копировать, но культуру сменить очень трудно.

Лично у меня есть планы довести свои исследования до практики. Я основал несколько компаний. Одна из них уже близка к выходу на рынок. Мы создаем прибор для лечения мерцательной аритмии. Уже прошли успешные клинические испытания. Когда мы покажем, что прибор работает, то выйдем на огромный рынок. По нашим расчетам — около четырех миллиардов долларов в год. Только что получили венчурное финансирование на 17 миллионов долларов. Это будет реальный вклад в медицину.

[Ch.]: Судя по всему, это технология, не связанная с геномикой?

[ИЕ]: Реальность такова, что все мечты, которые мы только что обсуждали, пока к лечению никакого отношения не имеют. Лечение в аритмологии — это стимуляторы, дефибрилляторы, различные внешние воздействия. Работают старые, давно проверенные подходы. Идеи, которые мы сейчас внедряем, — результат двадцати лет работы. Сама компания, о которой я говорю, была основана десять лет назад. Я всегда говорю студентам, что в биомедицинской инженерии карьера состоит в следующем. Вы закончили университет, получили докторскую степень, стали доцентом и следующие десять лет работаете над фундаментальными задачами. Делаете открытия, печатаете статьи, получаете гранты — поднимаетесь по академической лестнице до полного профессора. К этому времени у вас есть открытия, которые можно запатентовать. После этого создаете фирму и, соответственно, начинаете трансляцию на практический рынок. У меня примерно так и получилось.

[Ch.]: Вернемся еще раз в прошлое, когда мы активно дискутировали о судьбе российской науки. Можешь сказать, удалось что-то изменить за эти годы?

[ИЕ]: Как раз десять лет назад была создана RASA. В этом году будем праздновать юбилей — приезжай на десятилетие в ноябре. Мне кажется, вклад диаспоры был очень важен «за кулисами». Мы помогли Министерству образования и науки создать и запустить программу мегагрантов, всегда участвовали в обсуждении реформ. Кроме того, мы создали центры RASA в Казани, Санкт-Петербурге, Томске. Они неплохо работают. В каждый центр входят лаборатории членов нашей ассоциации. В этих точках роста студенты и научные сотрудники имеют возможность работать с профессорами из ведущих университетов мира. Это могут быть и краткосрочные поездки — командировки, и стажировки в лабораториях на Западе, где ученые получают новые знания и контакты.

Как правило, для создания центра подписывается договор между RASA и соответствующим университетом. Финансирование выделяется либо в рамках программы «5−100», либо сам университет находит дополнительные источники. Важная вещь: в каждой лаборатории есть местный кадр, как правило молодой активный ученый, которого назначают заместителем директора лаборатории, и он растет до уровня завлаба. Он получает опыт работы и руководства и в России, и за рубежом. Профессор — «понаехавший», а его заместитель — местный. Мне кажется, это почти идеальный механизм роста молодых завлабов.

Сейчас, в связи со сменой министерства, динамика некоторых программ потерялась. Последние несколько лет я почти каждые полгода езжу в Москву, чтобы знакомиться с новыми людьми в министерстве. Это не совсем нормальная ситуация. Хотелось бы стабильности. В ассоциации есть костяк активных ученых, которые нацелены на развитие науки в России. Нужна государственная программа по работе российских ученых на мировом научном рынке, в ведущих университетах и лабораториях мира. Только преуспевшие в мировом научном сообществе российские ученые должны занимать лидерские позиции в России. RASA готова помочь росту ученых из России в мировом научном пространстве, но для успеха такой программы нужны механизмы возврата в Россию успешных ученых.

Егор Задереев

Источник: Чердак, 21.08.18

Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 августа 2018 > № 2711830


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711818 Дмитрий Янин

Опасный довесок. Как банки нарушают права клиентов при продаже страховок

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Могут ли банки законно заставить клиента купить страховку при оформлении кредита? Однозначно, нет. К сожалению, это далеко не единственный пример нарушения прав потребителей при продаже страховых продуктов через банковскую сеть

Банки остаются основными продавцами страховых продуктов. По данным ЦБ, в первом квартале 2018 года страховые премии по договорам страхования, заключенным через посредников, составили 238,7 млрд рублей. Годом ранее сумма была меньше — 190 млрд рублей. Самостоятельно страховщики собрали в первые три месяца текущего года лишь 125 млрд рублей.

По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», среди страховых продуктов, продающихся в банках, основным является страхование жизни и здоровья заемщиков потребительских кредитов (98 млрд рублей) — этот сегмент показал рост за прошлый год на 48,3%. По прогнозу агентства, в 2018 году объем страхования заемщиков в банках вырастет на 37%, а продажи полисов инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) через банковскую сеть — на 50-53%.

Причины интереса кредитных организаций к страховой сфере очевидны: это получение комиссионного вознаграждения от страховщиков и легкость страховых продаж, обусловленная высоким уровнем доверия клиентов и тем, что люди сами приходят в банковские офисы (не нужно тратить дополнительные усилия на их привлечение).

Автор книг по маркетингу Лен Клементс отмечал, что, как только потребители приняли какое-то решение, им легче принять в довесок еще одно небольшое решение. Таким «довеском» к кредитам и становится страховой полис.

Также у банков есть возможность продавать страховые продукты в добровольно-принудительном порядке. Как показал мониторинг «Состояние защиты прав и интересов потребителей на рынке страховых услуг в России», который КонфОП проводил в рамках совместного проекта Минфина и Всемирного банка, кредитные менеджеры часто ставят условия по кредиту и даже сам факт его выдачи в зависимость от приобретения полиса.

Между тем подобный подход нарушает закон «О защите прав потребителей» (ст. 16 запрещает обуславливать приобретение одних товаров обязательным приобретением других).

Какие еще есть нарушения

Исследование КонфОП, проводившееся методом «тайного покупателя», выявило ряд нарушений, которые допускают банки при продаже страховых продуктов.

Во-первых, это ограничение потребителя в выборе страховой компании. В офисах 13 банков из 20 нам предлагали застраховаться только в одной компании. В остальных выбор заемщика был ограничен тремя страховщиками.

Во-вторых, это непредоставление страхового полиса для предварительного ознакомления. Почти половина из исследуемых кредитных организаций не дали «тайным покупателям» заранее посмотреть этот документ.

Напомним, что правила страхования представляют собой довольно объемный документ на 10-30 страницах, в котором к тому же много отсылочных норм и положений. Изучить его непосредственно в момент подписания договора практически невозможно.

Также банки нередко включают стоимость страховки в тело кредита и начисляют на нее проценты, не позволяют вернуть страховую премию при досрочном погашении кредита или воспользоваться «периодом охлаждения».

Многие банки и вовсе не информируют клиентов о наличии «периода охлаждения». Кроме того, зачастую осведомленные потребители не могут воспользоваться своим правом отказаться от страховки в этот период.

Одна из причин отказа — то, что заемщики не заключают договор страхования, а подписывают согласие на подключение к коллективной программе страхования, и страхователем в данном случае становится банк. Еще одна уловка страховых компаний — требование от заемщика справки из банка об оплате страховой премии. Сроки, в течение которых кредитор выдает ее, могут превысить длительность «периода охлаждения».

Кроме того, банки часто используют мисселинг (не информируют потребителя обо всех рисках и нюансах продукта) при продаже страховок.

В первую очередь это касается инвестиционного страхования жизни, которое имеет для клиента несколько рисков:

— средства, вложенные в ИСЖ, не застрахованы Агентством по страхованию вкладов, и государство не дает никаких гарантий их сохранности;

— невозможно забрать деньги без потерь раньше окончания договора (обычно он заключается на 3-5 лет);

— отсутствует гарантированный доход (компания, в управление которой передаются деньги страхователей, может уйти в минус или показать нулевую доходность).

Эти условия являются довольно существенными для потребителей. Однако банки не предупреждают их об этих рисках.

«Тайные покупатели» КонфОП стали свидетелями того, как при переоформлении договора вклада пожилой супружеской паре предложили вложить деньги в ИСЖ. Менеджер подчеркивал, что полис инвестиционного страхования жизни является полным аналогом депозита, но с более высокой доходностью.

Анализ поступающих в КонфОП жалоб от потребителей также показывает, что жертвами страхового обмана часто становятся именно пенсионеры. Особенно те, которые уже являются клиентами кредитной организации. Они верят банку и не вникают в нюансы финансового продукта, ориентируясь исключительно на его доходность и слова менеджеров.

В целом ИСЖ нередко продается под видом вклада. Гибридные депозиты представляют собой «симбиоз» обычного вклада и ИСЖ. Продавая их, менеджеры предлагают клиентам положить одну часть суммы на депозит, а другую — отправить в программу инвестиционного страхования жизни.

Для того чтобы мотивировать людей вложить деньги в такой продукт, ставки по входящим в его состав вкладам делают выше, чем в стандартных предложениях. При этом о вышеизложенных рисках ИСЖ банки потребителей не информируют. По данным исследования КонфОП, только в 9 из 20 крупнейших банков клиенту предложили открыть обычные вклады, в остальных — навязывали гибридные предложения.

Отметим, что инвестиционное страхование жизни не представляет интереса для большинства потребителей. По информации «Ведомостей», три четверти клиентов, которые получили выплаты по ИСЖ, отказываются продлевать договор. С депозитами складывается совершенно иная ситуация: больше половины вкладчиков пролонгируют его на новый срок.

Можно ли защититься

Сейчас на рассмотрении в Госдуме находится законопроект о внесении поправок в КоАП. Документ предлагает штрафовать банки, навязывающие дополнительные услуги клиентам, которые пришли заключить договор банковского счета.

Размер штрафа для должностных лиц может составить от 20 000 до 50 000 рублей, а для юридических — от 300 000 до 500 000 рублей. В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что он разработан «для прекращения произвола со стороны банков, искоренение повсеместной практики навязывания клиентам дополнительных услуг (страховок, программ юридический помощи)».

В настоящее время суды часто отказывают потребителям в удовлетворении исков, касающихся навязанных страховок.

Так, в районном суде Волгограда рассматривалось дело заемщика, которому банк предоставил кредит в размере 548 000 рублей. При заключении договора он удержал с клиента 40 000 рублей в качестве комиссии за присоединение к программе добровольного страхования.

Заемщик просил исключить эти средства из суммы кредита. Суд отказал в удовлетворении иска, заявив, что подключение к услуге было добровольным, к тому же потребитель не воспользовался «периодом охлаждения».

Аналогичное дело рассматривалось в Подольском городском суде. Заемщику предоставили кредит на 484 000 рублей, но на руки он получил только 403 000 рублей. Остальные деньги банк удержал для оплаты страховых премий. Суд в иске отказал, сославшись на то, что истец подписал заявление, чем подтвердил, что ознакомлен с условиями страхования.

Учитывая рост рынка страховых посредников и некорректность продаж ими страховых услуг, имеет смысл усилить контроль за соблюдением прав потребителей в сфере страхования в банках.

Особого внимания требуют ситуации, когда потребитель уплачивает страховую премию с использованием заемных средств, что увеличивает стоимость кредита, не неся никакой ощутимой выгоды потребителям.

Нужно стандартизировать продажу финансовых продуктов. Это даст возможность потребителям получать наглядную информацию о продукте и лучше понимать его, а также сравнить предложения разных компаний и выбрать оптимальный вариант.

Это могут быть обязательные к использованию стандартные формы предоставления информации по страховому продукту, в котором будут содержаться существенные для потребителя разъяснения и комментарии. Очень важно, чтобы эта информация была представлена в лаконичной форме.

В Великобритании проводили исследование восприятия потребителями информации: людям предложили изучить документ с условиями финансового продукта, чтение которого занимало 55 минут. Они не нашли в нем никакой полезной для себя информации.

Также имеет смысл заранее предоставлять потребителю сведения об условиях страхования. Ознакомление с ними может подтверждаться подписью клиента.

Кроме того, необходимо уделять повышенное внимание продажам инвестиционного страхования жизни — следить за тем, чтобы банки рассказывали потребителям обо всех рисках, сопутствующих ИСЖ, и не позиционировали их как аналог депозитных программ.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711818 Дмитрий Янин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711811 Кирилл Кузнецов

Подарок Ротенбергам: как государство решило поддержать СМП Банк

Кирилл Кузнецов

Руководитель консультационной практики и генеральный директор Центра эффективных закупок Tendery.ru, ведущий эксперт РАНХиГС при Президенте РФ.

Подконтрольный близким к Владимиру Путину бизнесменам банк допустят до работы со спецсчетами, на которые участники госзакупок вносят обеспечение — всего около 50 млрд рублей по самым грубым подсчетам

В условиях ужесточения санкций государство пытается оказать поддержку попавшим под них компаниям. Среди популярных вариантов — приоритетный или льготной доступ к финансируемым из бюджета проектам и также сопутствующим им услугам. Одной из таких «услуг» является ведение спецсчетов.

По правилам контрактной системы при проведении торгов претенденты на контракты должны вносить обеспечение своего участия — денежные средства, которые блокируются на счетах на время проведения торгов и удерживаются в пользу государства у победителя в случае его уклонения от заключения контракта. В настоящее время такое обеспечение вносится участниками закупки на счета операторов электронных площадок, открытых в выбранных электронными площадками банках. Но законодательство уже предусматривает, что подобные счета будут открываться в банках непосредственно самими участниками закупок. Выбирать банк участники закупок должны самостоятельно — из перечня, установленного правительством.

На сегодняшний день в этот перечень включены 18 банков — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Альфа-банк, Московский кредитный банк, ФК «Открытие», Райффайзенбанк, Росбанк, Всероссийский банк развития регионов, Промсвязьбанк, «Россия», «Санкт-Петербург», Совкомбанк, Российский национальный коммерческий банк, Росевробанк, ОТП Банк и «Юникредит». А в самое ближайшее время правительство готовится внести в список еще и СМП Банк, подконтрольный Борису F 83 и Аркадию Ротенбергам F 40.

Что сулит банку попадание в перечень? В первую очередь речь идет о возможности получения доступа к денежным средствам претендентов на государственные и муниципальные контракты. По некоторым оценкам на сегодняшний день объем этих средств по самым грубым подсчетам может составлять порядка 50 млрд рублей. Впрочем, механизм спецсчетов, согласно которому участники закупок будут сами выбирать, в каком из включенных в список банков размещать обеспечение заявок, предполагается запустить лишь с октября. Кроме того, режим спецсчета может быть присвоен и обычному расчетному счету. Все это делает отобранные банки привлекательнее для корпоративных клиентов, активно участвующих в госзакупках, а значит, будет дополнительно мотивировать последних не только открывать спецсчета, но и переходить в целом на обслуживание в такие банки.

Включение в перечень окажет и позитивное влияние на имидж банка в глазах потенциальных клиентов, в том числе и физических лиц. В перспективе это станет определенным противовесом оттоку клиентов, опасающихся работать через банк, находящийся под санкциями. Правда, формирование такого «элитного клуба» не самым лучшим образом скажется на деятельности других банков, лишенных возможности предложить клиентам подобные услуги, однако едва ли влияние этого фактора можно рассматривать как значительное.

Разумеется, не стоит сбрасывать со счетов и издержки, связанные с необходимостью внедрения по сути нового направления деятельности. Банкам придется не только заключать соглашения с электронными площадками, но и разрабатывать и внедрять соответствующее программное обеспечение, выделять и обучать персонал. Но эти затраты, предположительно, будут невелики по сравнению с ожидаемыми выгодами. К тому же участники госзакупок сами выбирают, в каком из отобранных банков открывать спецсчета, а значит, гарантированного «куска пирога» никто из выбранных банков по умолчанию не получает и за клиентов придется побороться. Поэтому пока просчитать экономический эффект (и будет ли он) для СМП Банка затруднительно. А вот для участников госзакупок расширение списка банков, в которых они могут размещать спецсчета, по этой причине скорее окажется благом, тем более что они вправе рассчитывать на получения соответствующего процента с размещенных средств.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711811 Кирилл Кузнецов


Россия > Леспром > bumprom.ru, 23 августа 2018 > № 2710664 Денис Мантуров

Денис Мантуров: К 2030 году производство целлюлозы в России возрастет вдвое

Для наращивания производства целлюлозы в России почти вдвое к 2030 году будут созданы как минимум четыре предприятия, сказал глава Минпромторга Денис Мантуров.

Россия к 2030 году планирует нарастить производство целлюлозы с 9 до 17 млн т в год, сообщил он в ходе форума «Армия-2018».

«Для этого необходимо наращивать объемы производства. Мы рассчитываем на строительство как минимум четырех целлюлозо-бумажных предприятий по стране. Как минимум одно на Дальнем Востоке для того, чтобы утилизировать отходы деловой древесины, два предприятия мы рассчитываем построить в Сибири и как минимум одно предприятие в средней полосе. Скорее всего это Вологда», - сказал Денис Мантуров.

О строительстве целлюлозного комбината «Свеза» в Вологодской области было объявлено ещё в 2013 году. Первоначально рассматривалось три площадки в Великоустюгском, Тотемском и Череповецком районах. Позднее стало известно, что комбинат должен расположиться на берегу Рыбинского водохранилища в районе посёлка Суда. Планы строительства вызвали острую реакцию общественности, обеспокоенной возможным ухудшением экологической обстановки.

В начале нынешнего месяца «Свеза» выложила на своём сайте информацию о проведении общественных слушаний по плану мероприятий по охране окружающей среды и влиянию на окружающего среду в связи со строительством комбината. До 1 сентября этого года компания принимает предложения и замечания к проектам технических заданий на план мероприятий.

Источник: телеканал «Звезда»

Россия > Леспром > bumprom.ru, 23 августа 2018 > № 2710664 Денис Мантуров


Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 23 августа 2018 > № 2710318 Яков Миркин

Яков Миркин: Удачно действующий сектор экономики лучше не трогать.

Структурные перестройки без учета реалий, пусть даже и формально правильные, обескровливают экономику и ее отдельные секторы, в том числе краболовство, подчеркивает завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, профессор Яков Миркин.

Сейчас на правительственном уровне активно продвигается выставление крабовых лимитов на торги, хотя несколько лет Росрыболовство говорило об аукционной торговле квотами как о безусловном зле. Резкую смену позиции государства в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» прокомментировал заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, профессор Яков Миркин.

«Иррациональность, отсутствие внятных экономических соображений – наверное, это стиль, - отметил эксперт. - Все понимают, что Россия с каждым годом отстает, потому что среднемировые темпы роста экономики – 3,9%. Президент несколько раз говорил о том, что нужно достичь среднемировых темпов роста. Но у нас вся экономическая политика направлена как раз на торможение».

Экономист напомнил о повышении НДС, избыточной налоговой и административной нагрузке, недоступных кредитах, все время колеблющемся валютном курсе, бюджете «со многими странностями», из которого все время выкачиваются средства в резервы, вместо того чтобы давать деньги на развитие.

«В экономике, где вроде бы должны стимулировать рост, либо делят пирог, либо все время создают стабилизаторы торможения. И, если говорить о крабовом промысле, возможно, мы наблюдаем искусственное замедление вместо «полный вперед!», - считает Яков Миркин. - Очень много экономических решений принимается формально юридически. Инициаторы не чувствуют реальной физической жизни, не знают реальных систем, которым ты либо помогаешь расти и выживать, либо, наоборот, гробишь их на корню».

По мнению эксперта, действия отдельных ведомств очень хорошо ложатся в общую канву экономической политики, в которой вместо стимулирования роста выстраивают огромное количество барьеров, чтобы стабилизировать, затормозить и, может быть, предохранить от чего-то. Но тем самым экономическую политику делают слабее. «При таком предохранении упускаются, во-первых, возможности реальных инвестиций и, во-вторых, возможности сделать большую машину – экономическую, финансовую, краболовную – в любых отраслях», - отметил собеседник «Fishnews – Новости рыболовства».

Он подчеркнул, что кровопускание и торможение, резервирование и стабилизация и другие структурные перестройки все время обескровливают экономику в целом либо отдельные отрасли, потому что в этих отраслях тоже локально начинают принимать решения, которые делают их слабыми.

«Многие вещи в экономике могут делаться формально правильно. Я все время сталкиваюсь с такими формально-юридическими конструкциями, накладываемыми на живую ткань экономики в ситуации, когда лучше подождать и не трогать, - рассказал эксперт. - Вспомним курицу, которая несет золотые яйца. Удачно действующий сектор экономики – это национальное достояние, которым можно гордиться. И если все вокруг падает, а он растет, то дайте ему встать на ноги. И потом уже, если вы считаете, что этот рынок монополизирован или на нем недостаточная конкуренция, начинайте заниматься его делением. Не надо привносить дополнительные высокие риски, которые подрывают в первую очередь конкурентоспособность».

По мнению экономиста, есть много способов добиться импортозамещения и появления краба на внутреннем рынке. Прежде всего, нужно помочь встать на ноги российскому среднему классу, чтобы он мог позволить себе не крабовые палочки, а натуральное мясо краба, отметил Яков Миркин.

Fishnews

Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 23 августа 2018 > № 2710318 Яков Миркин


Исландия. Россия > Рыба > fishnews.ru, 23 августа 2018 > № 2710317 Сигридур Берглинд Асгейрсдоттир

Исландия готова с радостью делиться своими инновациями.

На Выставке рыбной индустрии, морепродуктов и технологий, которая пройдет в рамках Второго Международного рыбопромышленного форума в Санкт-Петербурге в сентябре, впервые будут представлены объединенные национальные стенды предприятий. В таком формате экспозиции ожидается присутствие компаний из Норвегии, Исландии, Дании, Турции, Ирана, Марокко, Маврикия и других стран. В преддверии выставки Fishnews начинает публикацию серии интервью с послами и торговыми представителями государств - участников. Так, о «рыбном» взаимодействии России и Исландии мы поговорили с чрезвычайным и полномочным послом республики в РФ Сигридур Берглинд Асгейрсдоттир.

- Какое направление для международного сотрудничества в рыбной сфере двух наших стран (экспорт технологий, консалтинг, судостроение и др.) вы считаете наиболее перспективным?

- Рыбная отрасль играет ключевую роль в экономике Исландии. Традиционно рыба служила надежным источником питания для исландцев с самого момента заселения острова в девятом веке.

Благодаря накопленному столетиями опыту рыбное хозяйство Исландии завоевало признание и превратилась в мирового лидера в этой области. В рыбной отрасли задействовано 4,2% трудоспособного населения страны и на нее приходится 20% ВВП.

Рыбную отрасль Исландии можно охарактеризовать как очень современную, технологически инновационную и высокоэффективную. Но для этого было приложено много усилий, которые основывались на накопленном опыте поколений, знаниях в области океанологических исследований, а также бережному и ответственному обращению с водными биологическими ресурсами.

В дополнение к этому, четко ориентируясь на потребности рынка, исландская рыбная отрасль обладает уникальными конкурентными преимуществами. Постоянно требуется отбор лучших и наиболее экономичных проектов, соответствующих высокому качеству и стандартам. Так, например, исландские дизайнеры судов и поставщики оборудования зачастую используют нестандартные подходы и мышление, когда возникающая проблема детально анализируется, прорабатывается и в результате появляются оптимальные и совершенно неординарные решения. Компании, занимающиеся дизайном, постоянно совершенствуют конструкции судов, находя правильный баланс между эффективностью работы, энергосбережением, ценой на продукцию. Особое внимание уделяется безопасности в море. На судах устанавливаются современные системы мониторинга, надежное судовое оборудование, также большое внимание уделяется благоприятным и комфортным условиям работы моряков.

Еще одним ключевым элементом успеха является правильный подход к обработке пойманной рыбы. Исландские технологические решения по охлаждению, переработке и транспортировке известны во всем мире. Благодаря своим инновациям Исландия вышла в мировые лидеры в области эффективности использования своих национальных биоресурсов.

Также важно отметить, что в Исландии рыбная отрасль высокоэффективна и к ней относятся очень бережно. Основным критерием является качество, а не количество. Важен не объем добычи, а экономическая отдача от каждого улова, эффективность промысла. Получить максимальную стоимость продукции можно только за счетиспользования самого современного оборудования. В стране уже достаточно давно практикуется безотходное производство. Исландцы научились правильно использовать рыбу не только в пищу, но и в других целях. Например, в косметике, фармацевтике, и даже для производства одежды и аксессуаров. При полном использовании рыбы получается больше добавленной стоимости. Треска является очень хорошим примером.

Использование современного рыболовного флота, инновации в области глубокой переработки привели к тому, что, несмотря на снижение улова трески с 460 тыс. тонн в 1981 году до 180 тыс. тонн в настоящее время, стоимость производства увеличилась с 340 млн долларов США до 640 млн доларов США соответственно. Другими словами, стоимость, извлекаемая из каждой тонны трески, выросла примерно в 4-5 раз.

Благодаря усилиям посольства Республики Исландия в РФ по продвижению и представлению исландских услуг и технологий в России за последнее время значительно возросла осведомленность о потенциале и возможностях исландских компаний.

Исландские бизнесмены готовы предлагать российским партнерам инновационные технологии и свои ноу-хау в рыбной отрасли, новый подход к дизайну судов, а также высокотехнологичное и высокоэффективное оборудование для вылова рыбы, ее переработки как на борту судов, так и на прибрежных предприятиях. Именно это направление сейчас является наиболее перспективным для двусторонних торговых отношений между нашими странами.

- Насколько российский рынок интересен и важен для производителей промыслового и рыбоперерабатывающего оборудования Исландии?

- Интерес к российскому рынку со стороны исландских компаний достаточно высок.

Представители исландских компаний проявляют стремление и интерес к участию в программе по модернизации и обновлению российской рыболовной отрасли, осуществляемой Правительством РФ.

Они активно посещают основные рыбодобывающие регионы России, общаются и ведут коммерческие переговоры напрямую с покупателями, представляя свои услуги, продукцию и технические решения. Российские компании, со своей стороны, должны выбрать и решить, что им требуется и необходимо.

Надо отметить, что некоторые исландские компании - не новички на российском рынке. Так, например, компания Marel, которая производит разнообразный спектр оборудования и интегрированные системы, применяемые в пищевой промышленности, уже более десяти лет представлена на российском рынке. Спектр продукции компании охватывает весь производственный процесс: от получения сырья до расфасовки и упаковки конечного продукта. В России представлены все направления деятельности – переработка мяса, птицы, рыбы, глубокая переработка. Компания успешно работает на рынке и открыла несколько офисов в разных регионах страны.

Один из крупнейших производителей рыболовных снастей в Исландии, компания Hampidjan, много лет поставляет российским покупателям высокотехнологичное оборудование для вылова. В прошлом году компания открыла свое представительство в Мурманске.

В 2017 году шесть ведущих исландских компаний, объединенных в консорциум Knarr Maritime Consortsium, вышли на российский рынок, открыв свое представительство в Москве.

Компания Nautic, входящая в состав Knarr Maritime, - один из ведущих проектировщиков рыболовецких судов в Исландии - была выбрана известной российской рыболовецкой компанией «Норебо» для разработки траулеров нового поколения. Для успешной работы на российском рынке, основываясь на сотрудничестве и партнерстве с российскими проектировщиками, передавая свои технологии, Nautic открыла офис «Наутик Рус» в Санкт-Петербурге.

Недавно во Владивостоке между «Наутик Рус» и ООО «ПримКраб» был подписан контракт на разработку проекта для нескольких краболовных судов. Дизайн краболовного судна Nautic считается очень перспективным, поскольку основные технические характеристики направлены на обеспечение высоких стандартов безопасности и выносливости судна в бурных морях. Таким образом, скоро российский рынок сможет увидеть новые исландские технологии в действии.

В начале 2018 года исландские компании Skaginn 3X (также член Knarr Maritime Consortium), Frost и Rafeyri подписали контракт на поставку оборудования для современного рыбоперерабатывающего завода на Дальнем Востоке России. Завод будет оснащен самыми передовыми технологиями для сортировки, упаковки и заморозки 900 метрических тонн пелагической рыбы в сутки. Ожидается, что завод станет передовым в России как для продавца, так и для покупателя.

Буквально на днях Skaginn 3X подписала еще один контракт на поставку оборудования для рыбоперерабатывающего завода на Камчатке.

Посольство активно поддерживает исландские компании и помогает в продвижении на российском рынке. Начиная с середины 2016 года были организованы несколько торговых делегаций исландских бизнесменов, которые посещали разные регионы России. Также представители компаний активно участвовали в выставках и отраслевых мероприятиях. В 2016 году я вместе с делегацией исландских бизнесменов посетила Мурманск, где участвовала в мероприятиях Мурманской международной деловой недели. В 2017 году состоялись поездки в Калининград, на Камчатку и во Владивосток. Во Владивостоке мы приняли участие в XII Международном конгрессе рыбаков. Несколько компаний принимали участие в выставке «Нева», которая проходила в Санкт-Петербурге в сентябре. Министр рыболовства и сельского хозяйства Исландии госпожа Катрин Торгедур Гуннарсдоттир посетила Международный рыбопромышленный форум, который впервые проводился в сентябре прошлого года в Санкт-Петербурге.

Вся эта активность показывает стремление, проявляемое со стороны исландских компаний, и необходимость к сотрудничеству, направленные на дальнейшее укрепление нашего партнерства, нахождение новых возможностей на российском рынке. Такая совместная работа практически всегда приводит к положительным результатам, а также к укреплению двусторонних торгово-экономических отношений.

- Готовы ли экспортеры рыбы и морепродуктов Исландии восстановить свое присутствие на рынке России в случае отмены санкций?

- Между Исландией и Россией исторически существовали хорошие и взаимовыгодные торгово-экономические отношения.

Структура экспорта из Исландии в Россию сложилась таким образом, что рыба была основной экспортной статьей. В 2014 году, в соответствии с информацией исландского Статистического бюро, торговый оборот между нашими странами составлял примерно 268млн долларов США.

До 2015 года Россия была одним из основных экспортных рынков для рыбной продукции Исландии. На российский рынок приходилось 5% исландского экспорта рыбы. В основном это была пелагическая рыба - скумбрия, сельдь, мойва.

В 2016 году оборот составил всего 33 млн. долларов США. Такое резкое падение было обусловлено тем, что Россия ввела контрсанции против некоторых видов европейской продукции, в том числе и против рыбы из Исландии. Вследствие этого были запрещены поставки исландской рыбы на территорию РФ. И этот факт, безусловно, серьезнейшим образом отразился на экономике страны. Основные поставщики, многие десятилетия работавшие с российским рынком, понесли большие экономические потери. Местные общины, зависящие от этой торговли, также, к сожалению, пострадали.

Наши поставщики рыбы, безусловно, открыты к возобновлению поставок своей продукции на рынок РФ, чтобы российские потребители могли снова наслаждаться знакомыми вкусами исландских морепродуктов. Но рыночная ситуация и конъюнктура меняются, поэтому сам рынок будет диктовать условия восстановления и потребности в исландской продукции.

В то время как экспорт в Россию рыбной продукции практически исчез, торговые отношения продолжают развиваться. В настоящее время основным экспортным товаром являются знания и оборудование для рыбной отрасли. Как я уже отмечала, Исландия является ведущей в мире страной по разработкам в рыбном хозяйстве. С учетом того, что рыбная отрасль в России сейчас активно развивается, работают программы по привлечению инвестиций, это создало возможности для наших стран сотрудничать в этой области, и я, как посол, уделяла этому направлению большое внимание последние два года. Предполагаю, что исландско-российское сотрудничество выйдет на новый уровень в ближайшее время.

- Есть ли услуги в области консалтинга и обучения в рыбной сфере, которые Исландия может предложить России?

- В Исландии разработаны различные обучающие программы в области рыболовства. Такие программы есть в Университете Исландии (Рейкьявик), Университете Акюрейри (Акюрейри), Исландском рыболовном колледже (Рейкьявик). Эти программы рассчитаны на техническое образование, обучение менеджменту и руководству в отрасли.

Наиболее известным является Университет Организации Объединенных Наций. Начиная с 1975 года, он представляет собой международное сообщество ученых, занятых исследовательской работой, подготовкой в различных областях, в том числе в рыбной отрасли. Хотя эти программы рассчитаны на слушателей из слаборазвитых стран, которые хотят улучшить свое образование.

Также можно найти и ряд консалтинговых компаний в области строительства и дизайна судов.

- Что вы ожидаете от участия в Международной выставке рыбной индустрии, морепродуктов и технологий в Санкт-Петербурге?

- Площадка II Международного рыбопромышленного форума и Выставки рыбной индустрии, морепродуктов и технологий, которые будут проходить в сентябре в Санкт Петербурге, является ведущим международным мероприятием отрасли в России в 2018.

Исландские компании проявили большой интерес к этому мероприятию и впервые будут участвовать в специализированной отраслевой выставке на объединенномнациональном стенде, который организуется при участии посольства Республики Исландия и Торгового совета Исландии (Islandsstofa).

Безусловно, мы ожидаем, что это мероприятие позволит наиболее полно представить российским заинтересованным компаниям исландские технологии и решения в области модернизации и оптимизации судов и рыбоперерабатывающих предприятий, установить новые деловые контакты, расширить видение и понимание потребностей российского рынка, ну, и конечно, по возможности заключить новые контракты.

Исландцы — рыболовная нация, готовая с радостью делиться своими инновациями. Они смогут помочь в создании современной и эффективной рыбной отрасли России.

Fishnews

Исландия. Россия > Рыба > fishnews.ru, 23 августа 2018 > № 2710317 Сигридур Берглинд Асгейрсдоттир


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 22 августа 2018 > № 2725717 Валерий Леонов

Мы добиваемся успехов во всех начинаниях

Валерий Леонов о качестве экспертизы проектной документации, экономии бюджетных средств и оптимизации рабочего процесса.

Комитет города Москвы по ценовой политике в строительстве и государственной экспертизе проектов (Москомэкспертиза) празднует свое 15-летие. Его подведомственные структуры также отмечают юбилеи: Мосгосэкспертиза – 30 лет, а ГАУ «НИАЦ» – 20 лет.

О том, как выполняется проверка строительных проектов, как ведомство контролирует их стоимость и качество и какие задачи стоят перед Москомэкспертизой, мы побеседовали с ее председателем Валерием Леоновым.

– Валерий Владимирович, какие задачи стоят сегодня перед Москомэкспертизой?

– У Москомэкспертизы и ее подведомственных учреждений – Мосгосэкспертизы и ГАУ «НИАЦ» есть ряд неизменных задач, выполнение которых их основная цель. Для Москомэкспертизы это выработка методов нормативно-правового регулирования в сфере сметного нормирования и ценообразования при проектировании и строительстве объектов госзаказа. Для этого ГАУ «НИАЦ» актуализирует действующую сметно-нормативную базу для города Москвы ТСН-2001. А Мосгосэкспертиза – организация, выполняющая экспертизу всех строительных проектов, которые планируется реализовать в Москве за счет бюджетных средств. Мы также занимаемся и инвестиционными проектами. Можно сказать, что подавляющее большинство столичных проектов, включая инвесторские, проходят через наше ведомство. Это проекты жилых домов, школ, больниц, торговых центров, спортивных комплексов и стадионов, электроподстанций, дорог и мостов и многие другие.

На нас лежит колоссальная ответственность, так как положительное заключение экспертизы – это один из важнейших документов, подтверждающий качество и надежность проекта, дающий старт его реализации.

Сегодня стройкомплекс столицы прилагает большие усилия для оперативной сдачи принципиальных проектов дорожно-транспортной инфраструктуры, продолжения линий столичного метрополитена, проектов в области социальной инфраструктуры, медицины. А без экспертного заключения невозможно получить разрешение на строительство и выйти, собственно, на стройку, поэтому на нас лежит огромная ответственность: оперативно и внимательно рассматривать колоссальные объемы документации.

– Что подразумевает процедура проверки проекта и насколько это трудоемкий и длительный процесс?

– Прежде всего проводится экспертиза проектной документации и инженерных изысканий. Данный этап обязателен для всех реализуемых в Москве проектов. Он подтверждает безопасность, надежность и долговечность будущих зданий и сооружений, их соответствие государственным стандартам и техническим регламентам. Кроме того, работа по проверке проектов, финансируемых из бюджета, предполагает и проверку смет. Наши специалисты выясняют, соответствуют ли технической части проекта указанные в смете материалы и утвержденные объемы, а также виды работ и используемого оборудования. Не содержит ли проект излишеств, или, наоборот, недостаток бюджетных средств отразится не лучшим образом на качестве работ.

В общей сложности проектная документация на объект состоит из нескольких томов. В каждом из них десятки разделов и подразделов. Из-за чего проверкой одного проекта занимаются не менее 20 специалистов Мосгосэкспертизы. Что же касается сроков выполнения работ, то мы постарались максимально сократить время проведения госэкспертизы. Так, например, для типовых проектов жилья у экспертов есть 30 дней на подготовку и выдачу заключения вместо сорока пяти, которые требуются на федеральном уровне. За этот срок проектировщики должны устранить все погрешности и недочеты, в отношении которых наши эксперты сделали замечания.

–Вы неоднократно отмечали, что определение качества проектов и их соответствие требованиям технических регламентов по безопасности и надежности главная составляющая вашей работы. Вместе с тем ведомство обеспечивает значительную экономию бюджетных средств. Какова текущая статистика, сколько денег удалось сохранить городской казне?

– В ходе экспертизы очень важно соблюсти баланс, чтобы проект реализовывался с учетом всех действующих нормативов и без необоснованных трат. Только за семь месяцев 2018 года Мосгосэкспертиза выдала 3808 заключений по экспертизе и проверке достоверности определения сметной стоимости проектов. 3173 из них – положительные и 635 – отрицательные.

1855 объект из списка положительных заключений финансируется за счет средств столичного бюджета.

Хотел бы отметить в части бюджетных объектов: полученное положительное заключение гарантирует оптимальную стоимость проекта, так как все расчеты выверялись в части соответствия принятым проектным решениям и текущим ценам на строительные ресурсы, закрепленным в территориальной сметно-нормативной базе Москвы (ТСН-2001). При этом нам было важно не просто снизить стоимость проекта, а определить достоверную и обоснованную цену строительства в конкретных условиях, сохранив при этом качество и безопасность возводимых объектов.

Что касается данных в части экономии, то снижение сметной стоимости строительства в прошлом году составило 136,7 млрд рублей, значительно превысив результаты 2016 года – 97,3 млрд рублей. Это абсолютный максимум за все годы работы Мосгосэкспертизы. За семь месяцев 2018 года сметная стоимость объектов, финансируемых из городского бюджета, благодаря экспертизе была снижена на 89,2 млрд рублей. Для сравнения: в 2017 году экономия за семь месяцев составляла порядка 81 млрд рублей.

Крайне важно, что эти сэкономленные средства будут направлены на реализацию других значимых для города проектов.

– Существует какая-либо закономерность в получении объектами положительного или отрицательного заключения?

– Все зависит только от добросовестности проектировщиков. Впрочем, динамика последних лет весьма положительна, к нам поступают проекты, проработанные более тщательно и профессионально, чем это было 5–6 лет назад. Происходит это хотя бы потому, что участники строительного рынка понимают: реализовать проект возможно только при соблюдении всех законодательных и нормативно-технических требований.

– Ваше мнение о необходимости ужесточения ответственности экспертов не изменилось?

– Тема важная и злободневная, поскольку экспертиза – это тот этап согласования проектов, когда подтверждается, что принятые решения безопасны и надежны. А с 2012 года оценку инвестиционных проектов могут проводить не только государственные экспертные организации, но и частные, чей уровень ответственности регламентирован, мягко говоря, несколько проще. Поэтому квалификация экспертов здесь очень важна. Каждый из них обязан осознавать последствия поспешной, невнимательной или недобросовестной работы. Поэтому надеюсь, что будут выдвинуты законодательные инициативы, ужесточающие ответственность экспертов.

– Какими качествами в таком случае должен обладать эксперт?

– Экспертиза – это строго регламентированная сфера деятельности, и цена ошибки здесь крайне высока. Мы очень тщательно формируем наш экспертный блок. У нас работают только высококлассные специалисты, соответствующие требованиям Модельного кодекса профессиональной этики экспертов, утвержденного в январе этого года на III Всероссийском совещании организаций Госэкспертизы.

Эксперт – это профессионал высокого класса и широкого профиля, который должен обладать профильным высшим образованием, и желательно не одним, а также серьезным опытом проектной работы. Постоянно повышать свою квалификацию и безукоризненно проходить каждую переаттестацию на право проведения экспертизы проектной документации, результатов инженерных изысканий и подготовку заключений.

Но интеллектуальные качества – ум, внимательность и широкий профессиональный кругозор специалистов – это еще не все. Мы придерживаемся мнения, что крайне важны и такие общечеловеческие качества, как принципиальность и ответственность эксперта в ходе согласования проекта. Без этого качественно и на совесть выполнять работу подобной сложности просто невозможно.

– Комитет также отвечает за формирование ценовой политики в строительной отрасли столицы. Каковы достижения в этом направлении?

– Наша подведомственная организация – ГАУ «НИАЦ» – контролирует вопросы ценообразования на этапе проектирования: ведет и актуализирует базы МРР и ТСН-2001. МРР – Московские региональные рекомендации – включают сборники базовых цен на работы градостроительного проектирования и проектные работы по объектам строительства на территории Москвы. Данные сборники активно применяются государственными заказчиками – и даже частными инвесторами как ориентир – при определении начальных, максимальных цен контрактов, а также стоимости работ градостроительного проектирования, осуществляемого с привлечением бюджетных средств города. На данный момент база содержит более 50 действующих сборников. При этом с 2017 года она представлена в обновленном виде – специалисты ГАУ «НИАЦ» провели масштабную и очень важную работу по ее модернизации, классифицировав сборники по видам работ и типам объектов, упорядочив шифры и синхронизировав с новыми федеральными нормативными документами в области проектирования и строительства. Единая нормативная база МРР теперь еще более удобна в применении, что, мы надеемся, серьезно облегчит работу специалистов в этой области.

– Как развивается ТСН-2001?

– Московская территориальная сметно-нормативная база, являющаяся основным источником данных по всем сметным расценкам для бюджетных объектов столицы, планомерно обновляется и всегда предоставляет доступ к самым актуальным расценкам на ресурсы, применяемые в бюджетном строительстве Москвы. Сейчас в ней более 40 тыс. расценок на виды работ и более 28 тыс. сметных цен на материально-технические ресурсы. В прошлом году она пополнилась и дополнительными сметными нормативами для ресурсов, которые будут применяться при реализации программы реновации жилого фонда столицы.

– Что принципиально изменилось в вашей работе за последнее время?

– Главное то, что нам удалось полностью оптимизировать рабочий процесс с помощью перехода на электронный документооборот и предоставления услуг в электронном виде. Сегодня общение экспертов и сотрудников наших подразделений между собой и их взаимодействие с заказчиками осуществляется максимально оперативно с помощью самых современных электронных сервисов, системы электронного документооборота столицы, электронной почты и даже – видеосвязи. Это важно как для любого государственного ведомства, так и для заявителей. Поскольку очень удобно.

Со временем наши компетенции серьезно расширились. 30 лет назад Мосгосэкспертиза, которая тогда называлась Московская городская вневедомственная экспертиза, занималась госэкспертизой проектной документации. Сейчас к функционалу Москомэкспертизы и подведомственных ей организаций добавилась негосударственная экспертиза, проверка достоверности определения сметной стоимости, консультационные услуги, разработка спецтехусловий, полный спектр услуг по разработке сметных нормативов и технологических карт. Таким образом, мы расширяем свою деятельность и, как показывает практика, добиваемся успехов во всех начинаниях.

Виктор Дмитриев

МОСКОВСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 22 августа 2018 > № 2725717 Валерий Леонов


Россия > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 22 августа 2018 > № 2710398 Илья Мочалов

«Зеленая» мечта.

Все озелененные территории города должны быть объединены в единый урбоэкологический каркас.

Урбанизация — глобальная тенденция, формирующая облик современного мира. Все больше людей живет в крупных и сверхкрупных городах. В мегаполисах концентрируются финансовые и интеллектуальные ресурсы, здесь создаются невиданные прежде возможности для развития. Однако одним из негативных следствий роста городов становится отрыв человека от природы, ухудшение экологии. Можно ли снова впустить природу в черту городов? По мнению члена экспертного совета по проекту «Комфортная городская среда» Минстроя РФ, эксперта комитета ГД по строительству Ильи Мочалова, это могут сделать ландшафтные архитекторы. «СГ» побеседовала с Ильей МОЧАЛОВЫМ о сути профессии и о ее перспективах в России.

«СГ»: Илья, давайте начнем, как и положено, с начала. Кто такой ландшафтный архитектор и в чем его отличие от архитектора вообще?

Илья Мочалов: Пространство вокруг себя человек пытался организовать всегда, но профессия ландшафтного архитектора появилась сравнительно недавно — около ста лет назад. «Решились» на это архитекторы Фредерик Лоу Олмстед и Калверт Вокс после победы в конкурсе на лучший проект Центрального парка в Нью-Йорке в 1863 году. Они использовали словосочетание «ландшафтная архитектура» (landscape architecture), позаимствованное у Джилберта Миэсона. После этого началось развитие и утверждение профессии, открытие специализированных факультетов в университетах США, Великобритании, появились профессиональные союзы, ассоциации.

«СГ»: Не припомню, чтобы в СССР была такая профессия…

И. М.: Формально ее и не могло быть. В 1955 году вышло памятное постановление о борьбе с излишествами в архитектуре. Верх взяла идея индустриального жилищного строительства, плоды которого мы сейчас пожинаем. Тогда же были закрыты факультеты озеленения городов, где учились мои учителя. Словосочетание «ландшафтная архитектура» очень трудно у нас приживалось. Мы были и «озеленителями», и инженерами садово-паркового строительства, и дендрологами, и даже «зеленщиками». Профессия на долгие годы свелась к уровню озеленения и благоустройства. И только в 2002 году Госстандарт внес в Госреестр России отдельную профессию «ландшафтный архитектор». Так что Россия, наконец, пошла «в ногу» с остальным цивилизованным миром.

«СГ»: И теперь все встало на свои места?

И. М.: Ну, хотя «в ногу» мы пошли, но все время запинаемся! С 2017 года ведется работа по подготовке профстандарта «ландшафтный архитектор». К сожалению, здесь есть сложности. Коллеги-архитекторы пытаются сделать этот стандарт похожим на профстандарт архитектора. Есть глубокое непонимание, что это — две разные профессии, с разными компетенциями, знаниями, опытом. До настоящего времени профессиональный стандарт ландшафтного архитектора еще не принят. А ведь еще в 2006 году было подписано историческое соглашение между Международным союзом архитекторов и Международной федерацией ландшафтных архитекторов, которое признавало разную природу и основы отдельных профессий: архитектура и ландшафтная архитектура.

«СГ»: Так, все же, каковы перспективы профессии в отдельно взятой России?

И. М.: Есть тренд, о котором нельзя не сказать, — это ренессанс благоустройства! Выделяются большие деньги через национальный приоритетный проект «ЖКХ и городская среда». Это хорошо и правильно, потому что за последние 50 лет и городское хозяйство, и ЖКХ в стране пришли в упадок. Но и тут не все идет гладко. Даже в Москве в рамках программы «Моя улица» многие создаваемые общественные пространства становятся похожими друг на друга. С одной стороны хорошо, что мы разбираемся с этим наследием, доставшимся нам от СССР, делая улицы комфортными, экологичными, безопасными. Но нельзя подходить к ним с точки зрения унификации, ведь каждая улица, площадь, двор, даже подъезд — это индивидуально!

«СГ»: Какое место ландшафтный архитектор должен занимать в иерархии городской власти?

И. М.: Я бы говорил о «главном ландшафтном архитекторе» города, который должен и может возглавить всю систему управления общественными пространствами, площадями, озелененными и особо охраняемыми природными территориями города. И для этого не нужно создавать отдельный департамент в системе городского управления или городской комитет. Достаточно иметь специалиста — ландшафтного архитектора в системе управления, но с достаточно широкими полномочиями. Это приведет к качественному изменению уровня благоустройства и озеленения города, который должен постепенно превратиться в концепцию создания единого урбоэкологического каркаса города.

«СГ»: То есть все парки, массивы зеленых насаждений, все живое должно входить в некую единую «зеленую» систему?

И. М.: Собственно, весь город должен представлять собой такую систему. Для этого и нужен главный ландшафтный архитектор, который обеспечит единство города и его внутренних пространств. Урбоэкологический каркас — это система непрерывных городских зеленых пространств, связанных друг с другом: крупные парки, лесопарки, скверы, объекты озеленения специального назначения — школы, сады, улицы с аллейными и единичными посадками, водные подпространства. Это и бульвары, и зеленые крыши — все это складывается в единую цельную систему городского ландшафтного каркаса, напрямую влияющего на здоровье людей и качество их жизни. Управлять такой системой должен главный ландшафтный архитектор города. Эффективность этой системы подтверждают и зарубежные примеры по управлению крупными мегаполисами — такими как Чикаго, Лондон, Сингапур. Впрочем, зачем так далеко ходить? Есть положительный пример и в России. В Санкт-Петербурге успешно работает главный ландшафтный архитектор города Лариса Канунникова. И в городе за последние десять лет произошли большие изменения. В частности, впервые на законодательном уровне были приняты городские регламенты (Невский проспект, пешеходные улицы, набережные города). Ландшафтный сценарий города приобрел уровень закона!

«СГ»: Парк «Зарядье» стал прорывом в этом деле?

И. М.: Замечательно уже то, что было принято решение сделать общественное пространство в этом месте. Смелое градостроительное решение в масштабе города, да и страны в целом. На мой взгляд, это успешно реализованная задача, которая задает тренды и для других российских городов. В числе плюсов «Зарядья» — проведение международного конкурса по развитию этого пространства. Это едва ли не единственный конкурс такого уровня в России, доведенный до своего логического завершения. Еще один момент хотелось бы отметить в связи с «Зарядьем». При его проектировании по-новому была осмыслена существующая нормативная база, многие решения здесь — в русле современных подходов в благоустройстве и озеленении. Такие нормативы уже давно применяются во многих странах мира, но до сих пор они не получили отражение в российской практике. Логичен следующий шаг: откорректировать, изменить существующую нормативную базу — МГСН по благоустройству и озеленению, СНиПы, своды правил, ГОСТы, используя этот прецедент.

Справочно

Илья Мочалов, глава компании «Илья Мочалов и партнеры». Начал профессиональную карьеру в Лондоне в 1994 году. Работал в Москве в качестве главного ландшафтного архитектора в московском представительстве Bruns Pflanzen. Автор многих осуществленных проектов, в том числе проекта озеленения пространства вокруг мемориального архитектурного ансамбля «Могила Неизвестного солдата» в Александровском саду.

№31 от 10.08.2018

Автор: Владимир ТЕН

Россия > Недвижимость, строительство. Экология > stroygaz.ru, 22 августа 2018 > № 2710398 Илья Мочалов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > stroi.mos.ru, 22 августа 2018 > № 2710375

«Умный снос» пятиэтажек станет стандартом программы реновации – Собянин

При сносе домов по программе реновации применяется так называемая технология умной разборки, заявил мэр Москвы Сергей Собянин.

Сегодня глава города побывал на месте сноса первой пятиэтажки на ул. Константина Федина, д. 5 в районе Северное Измайлово на востоке столицы и пообщался с жильцами дома, которые уже получили новое жилье и переехали.

«Должен сказать, что ваш дом даром не пропадет, мы его аккуратно разбираем: стекло отдельно, дерево отдельно, пластик отдельно, металл отдельно, так что все эти материалы пойдут дальше в переработку и в конечное использование. Это так называемая технология «умной разборки» для того, чтобы не просто разрушить и на свалку вывезти, а использовать. Так что частичка вашего дома будет в других домах, в других стройках, дорогах, конструкциях», – сказал С. Собянин, передает АГН «Москва».

Ранее сообщалось, что первые жильцы-участники программы реновации переехали в многоквартирный дом на ул. 5-я Парковая, д. 62Б. Они проживали в двух пятиэтажках по адресу: ул. Константина Федина д. 3 и д. 5.

Напомним, в Москве определен адресный перечень 242 стартовых площадок, расположенных во всех округах города, с потенциалом строительства 3,6 млн кв. м жилья.

В 2018-2019 годах на них возведут 59 домов, до 2021 года – еще 183 дома. Уже введено 33 новостройки общей площадью 400 тыс. кв. метров, более 140 домов проектируются и 34 строятся.

Программа реновации жилищного фонда Москвы была утверждена 1 августа 2017 года. Она предусматривает расселение свыше 350 тыс. квартир. В программу включен 5171 дом.

Программа включает строительство не менее 30 млн кв. м жилья за счет города. До конца 2021 года планируется переселить жителей около 41 тыс. квартир в комфортные дома с качественной отделкой и удобной транспортной доступностью.

Информационная служба портала Стройкомплекса

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > stroi.mos.ru, 22 августа 2018 > № 2710375


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371

Karar (Турция): Проблема Турция — США и Россия

Профессор Ильяс Кемалоглу анализирует отношения в треугольнике «Турция — США — Россия». В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu),Karar, Турция

Преподаватель исторического отделения Университета изящных искусств имени Мимара Синана, профессор Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu) анализирует усиление напряженности в отношениях Турции с США в контексте ее отношений с Россией.

Есть еще одна страна, которая часто упоминается в связи с кризисом, происходящим в турецко-американских отношениях, и это не кто иной, как наш северный сосед Россия. В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. Забавно, что эта ситуация характерна не только для сегодняшнего дня. Еще век назад проблемы в отношениях только что созданной Турецкой Республики с Западом приблизили Анкару к Советской России, которая тогда тоже только начинала строиться. Но по мере того как Советы становились сильнее и особенно после Второй мировой войны стали представлять угрозу для Турции, это снова обеспечило ее сближение с Западом. В присоединении Турции к НАТО тоже большую роль сыграла советская угроза. Российско-турецкое сближение, которое началось после окончания холодной войны и распада СССР с челночной торговли, постепенно обрело политическое измерение, и в наши дни Россия видится «стратегическим союзником» и прежде всего альтернативой отношениям с Западом. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Всем известно, что причина кризиса в отношениях Турции с США — не пастор Брансон (Brunson). В основе проблемы лежит тот факт, что Турция, которая постепенно набирает силу в своем регионе, проводит самостоятельную внешнюю политику, естественно, защищая свои интересы, и в этой связи развивает тесное сотрудничество с другими региональными и глобальными силами, прежде всего с Россией. В этом контексте особенно покупка С-400 у России и операции, проводимые Турцией в Сирии с целью обеспечения собственной безопасности, несомненно, стали наиболее тревожными для США факторами и главными причинами эскалации кризиса. А чтобы заставить Турцию отказаться от этой политики, США не воздерживаются от использования козырей, которыми они располагают, и главным образом санкций.

Такой подход / политика США и в целом Запада применяется не только к Турции. В свое время США заняли (и продолжают занимать) аналогичную позицию по отношению к России. Так, причина нынешнего кризиса в российско-американских отношениях и взаимных санкций заключается не в присоединении Крыма к России. Объясняется все это тем, что Россия, набирая силу, проводит независимую внешнюю политику и этой политикой наносит вред интересам США во многих регионах, прежде всего на Ближнем Востоке. Поэтому и крымский вопрос, и арест пастора Брансона — это не более, чем повод. В политике санкций, применяемой США в отношении других стран с целью «получить желаемое», есть одна особенность, которая упускается из виду. Может быть, время от времени такой внешнеполитический инструмент, как санкции, работает. Но этого никак нельзя сказать о таких странах с сильной государственной традицией, как Россия, Иран и Турция. На протяжении всей истории народы этих стран переживали сложные процессы и могли жертвовать своими жизнями ради будущего своих стран. Следовательно, как часто говорит Владимир Путин, ни одна страна не добьется чего-либо с помощью санкций и шантажа, все это не способствует ничему, кроме создания напряженности в отношениях.

И действительно политика, проводимая Дональдом Трампом, наносит большой вред отношениям Турции с США. А это, можно сказать, идет на руку России со всех точек зрения. В наши дни Москва полагает, что самой большой угрозой для нее является НАТО, что после распада Варшавского договора НАТО тоже должна исчезнуть, и цель расширения НАТО — Россия. Учитывая провал НАТО в реализации вновь заявленных целей (борьба с терроризмом и прочее), русских можно понять и даже признать их правоту. И тот факт, что Турция в этих условиях часто испытывает проблемы в отношениях с США, а НАТО постепенно становится инструментом внешней политики в руках США, служит поводом для подвергания сомнению членства Турции в НАТО. Это, а именно отделение Турции от НАТО (или в худшем случае разлад между Турцией и альянсом), — то, чего на самом деле больше всего хочет Россия. Ведь такое развитие событий ослабит НАТО, а, возможно, даже поставит под сомнение ее существование. Несмотря на это желание России, российские ведущие эксперты полагают, что НАТО никогда не допустит отделения Турции.

Разлад Анкары с Вашингтоном подразумевает новый рынок оружия для России. Как известно, Россия и США возглавляют список стран, которые экспортируют больше всего вооружений и военных технологий в мире, и ведут безжалостную борьбу за этот рынок. Это одна из причин такой жесткой реакции США на продажу Россией С-400 Турции. Если учесть, что Турция в последние годы начала активную целенаправленную работу в области наращивания вооружений, значение турецкого рынка станет еще более очевидным.

Еще одна польза для Москвы от разрастания турецко-американского кризиса — региональная политика, которую будет проводить Турция. В России с давних пор доминирует точка зрения о том, что за политикой Турции в отношении тюркского мира и прежде всего Средней Азии тоже стоят США, или США могут использовать Турцию в своей политике относительно «заднего двора» России. Сейчас же, с ослаблением связей Анкара — Вашингтон, такая вероятность тоже снизится. Кроме того, этот кризис пойдет России на руку на Ближнем Востоке и особенно в сирийском вопросе.

Хотя сейчас Анкара и Москва действуют сообща в Сирии и вместе с Ираном действительно вносят важный вклад в наступление мира в САР, операции Анкары в Африне, Манбидже и Идлибе вызывают у России немало вопросов. Самое главное, что Россия, которая отстаивает идею передачи режиму Асада контроля над всей территорией Сирии и работает над этим, опасается, что Турция не уйдет из упомянутых городов. Проблемы в отношениях Турции с США усиливают позиции России перед Турцией в сирийском вопросе. Более того, Москва считает Турцию страной, которая потенциально способна в любой момент переметнуться на другой фланг в сирийском вопросе (прежде всего под влиянием ее настоятельного требования «ухода Асада»). Кризис в отношениях с США устраняет и эту альтернативу. Помимо всего этого, данный кризис также усилит сотрудничество Турции и России в военной, экономической, торговой и других сферах. Но у этой ситуации также есть два отрицательных момента. Первый из них — это еще большее усиление позиций России в турецко-российских отношениях и региональной политике на фоне кризиса с США. А второй момент — самолетный кризис, следы которого до сих пор не стерлись, и политика, проводимая Россией в этом процессе. Эта политика была не менее безжалостна, чем та, которую сегодня преследуют США. При планировании стратегии на новый период эти два обстоятельства ни в коем случае не нужно упускать из виду.

Таким образом, напряженность по оси Анкара — Вашингтон — это процесс, который во многом работает на Россию, и Россия попытается этим воспользоваться. Даже те хвалебные отзывы о стойкости Турции, которые имеют место в российской прессе, можно объяснить одним этим фактом. Несомненно, Анкаре нужно сохранять свою непреклонность перед требованиями США. Но она не должна окончательно разрывать свои связи с США, допускать сомнений по поводу своего места в НАТО и должна продолжать переговоры с ЕС, даже понимая, что не сможет стать членом союза (по крайней мере для повышения жизненных стандартов). А Россия — наш сосед. Развитие многостороннего сотрудничества с Россией — в интересах как Москвы, так и Анкары. Но ни Москва не является альтернативой Западу, ни Запад — альтернативой Москве. Если в наши дни Турция занимает важное положение в регионе, несмотря на то, что со всех сторон окружена проблемными территориями, то это в значительной степени объясняется тем, что она успешно проводит политику баланса между Западом и Востоком, США и Россией. Для сохранения успеха необходимо продолжать эту политику баланса.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371


Россия. Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 августа 2018 > № 2709330 Андрей Ляхов

Перейти Рубикон: как компании готовятся к закату нефтяной эры

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Сектор ископаемого топлива играет важную роль в экономике многих стран. Будущее многих государств зависит от того, как долго он просуществует и сохранит свои позиции. Однако даже эти страны, например Саудовская Аравия, понимают неизбежность превращения ископаемого топлива к концу нынешнего века во «вспомогательный» источник энергии

Мир трансформируется в общество, которое будет потреблять меньше ископаемого топлива. Этому немало причин, но основная — обеспокоенность состоянием окружающей среды. Никто не рассчитывает, что процесс трансформации пройдет быстро и легко. Предстоит решить немало проблем еще до того, как уголь поэтапно, но полностью будет выведен из энергетической цепочки. Чтобы отказаться от использования ископаемого топлива как источника энергии, нужны кардинальные научно-технические открытия, которые сделают электричество и другие виды топлива экономически выгодной альтернативой ископаемому топливу.

Значит, ископаемое топливо еще будет использоваться в коротко- и среднесрочной перспективе, а может, и дольше. Но, судя по растущему интересу к разработанным еще в СССР самолетам на низкотемпературном топливе и появившимся совсем недавно электромобилям Tesla, для ископаемого топлива свет в конце тоннеля уже не забрезжит.

Сектор ископаемого топлива играет важную роль в экономике многих стран. И будущее не одного государства зависит от того, как долго просуществует и сохранит свои позиции именно этот сектор. Однако даже эти страны (ярчайший пример — Саудовская Аравия) понимают неизбежность превращения ископаемого топлива к концу нынешнего века в большой (а по некоторым мнениям, незначительный), но все же «вспомогательный» источник энергии.

К тому же сектор ископаемого топлива — это один из главных мировых работодателей, обеспечивающих рабочими местами более 100 млн человек в разных странах мира. А еще это стимулятор для научных исследований в различных направлениях (от геофизики до спутниковой визуальной разведки) и «кошелек» для финансирования ряда масштабных программ рационального использования природных ресурсов. Кроме того, сектор занимает второе место в мире по уровню прибыльности (после производства и продажи пива).

И поэтому невозможно просто так сдать позиции и постепенно уйти в небытие, как старый круизный лайнер, отмеченный в свое время «Голубой лентой». Придется либо адаптироваться к новой макроэкономической ситуации, либо исчезнуть. И чем быстрее выяснится, какой путь избран, тем легче пройдет сам процесс трансформации.

Большинство производителей углеводородов осознают, что нужно меняться и приспосабливаться к новым реалиям. В последние три-четыре года некоторые крупные производители углеводородов стали включать в свои ежегодные отчеты заявления о «социально-экологической ответственности» и «трансформации» и создали на корпоративных веб-сайтах отдельные страницы, на которых делятся своим видением будущего. Компания Royal Dutch Shell пошла еще дальше и опубликовала полный «Отчет о трансформации энергетики» (Energy Transition Report) (далее — «отчет»), в котором изложено ее видение будущего и описан процесс трансформации, позволяющий компании и дальше обеспечивать энергией общество, не использующее ископаемое топливо.

Игры в новую энергетику

Shell начала поигрывать в то, что в отчете названо «новой энергетикой», с середины девяностых. Сегодня компания тратит около $1-2 млрд в год на новую энергетику и намерена существенно увеличить капиталовложения в это направление в будущие годы.

И хотя отчет кажется несколько оторванным от реальности и вызывает ряд опасений в отношении инвестиционной стратегии Shell, в нем изложены веские доводы в пользу диверсификации, например низкий уровень разведки нефтяных и газовых месторождений. К тому же отчет вполне вписывается в картину формирования мнения Shell о неизбежности исчерпания запасов и ресурсов ископаемого топлива. Главный геолог Shell М. Кинг Хабберт сформулировал концепцию «пика нефти», и с конца пятидесятых Shell, следуя тенденции, начало которой заложил в 1919 году главный геолог Геологической службы США (US Geological Survey Society) д-р Дэвид Уайт, регулярно публикует материалы, предрекающие конец сектору добычи ископаемого топлива.

Эта точка зрения подкрепляется предложенной в 2006 году математической моделью, опубликованной Королевским научным обществом в материале под названием The future of oil supply («Будущее нефтяных ресурсов»), и рядом более ранних исследований. Чтобы сохранить показатели разведки как минимум на прежнем уровне, нефтяным компаниям нужно заниматься разведкой и разработкой новых месторождений. В мире пик открытия новых месторождений углеводородов пришелся на начало семидесятых, но по мере открытия новых солидных месторождений темпы разведки снижались. Зато новые технологии дают возможность экономически эффективной добычи ресурсов, которые до недавнего времени списывали со счетов как неизвлекаемые.

Отказ от убыточных активов

В послужном списке Shell в последнее время немало свидетельств тому, что компания приспосабливается к новым тенденциям и не боится кардинальных изменений. За последние годы компания добилась серьезных изменений, открывающих перспективы на будущее, даже если она останется производителем углеводородов. Компания избавилась от своих участков в районе сланцевого месторождения Игл Форд, как только поняла, что это бездонная бочка для инвестиций.

В 2014 году Shell решила пожертвовать $2 млрд и продала нефтегазовый комплекс Катарина вместо того, чтобы и дальше использовать его себе в убыток.

Компания отказалась от планов по строительству завода по переработке газовой фракции в жидкость (GTL-технология) в штате Луизиана, справедливо оценив, что потенциальные доходы от такого завода не позволят окупить капитальные затраты на его строительство с нуля, учитывая цены на газ в долгосрочной перспективе. В ближайшее время цены на газ, производимый по GTL-технологии, скорее всего, сохранятся на низком уровне, поэтому потребуется не один десяток лет, чтобы окупить расходы на строительство подобного завода. К этому вопросу Shell подходит с осторожностью, ориентируясь на опыт южноафриканской компании Sasol, потратившей несколько лет и значительные суммы на изучение потенциальных возможностей продуктов, производимых на основе GTL-технологий, в США.

Свои нигерийские активы Shell тоже продала и теперь активно ищет покупателей на расположенный в Европе завод по производству смазочных материалов. Все это вполне вписывается в стратегию оптимизации ресурсов и, безусловно, идет на пользу компании с точки зрения экономической целесообразности. Возможности для оптимизации появились благодаря открытию Shell в 2010–2016 годы нескольких серьезных месторождения и росту доходов от проектов, реализуемых Shell в России.

Мировые прогнозы

Единственное, что вызывает массу всевозможных вопросов в отношении объявленного Shell общего курса, — это довольно громкая реклама своих планов по превращению в производителя энергии из возобновляемых источников. Когда громко трубят о таких инициативах, разобраться в них следует довольно скрупулезно и с определенной долей здорового скептицизма. Презентация Shell, в которой представлены материалы о изменении мирового спроса на энергию и планах компании по адаптации к этим изменениям, нуждается в некоторой расшифровке: нужно очистить истинное содержание от идеологической мишуры, используемой для прикрытия истинной сути и придания ей приемлемой формы, не подчеркивающей скрытых противоречий.

В основу отчета положено предположение о том, что к 2070 году ископаемое топливо составит лишь очень небольшую часть в общей структуре энергоресурсов, а основной спрос к этому моменту будет приходиться на энергию из возобновляемых источников.

В отчете отмечено, что страны Северной Америки и Европы к 2070 году почти не будут использовать ископаемое топливо, притом что сегодня все они в значительной мере зависят от него, а очевидных альтернатив пока не существует. Еще одно, довольно неоднозначное, предположение заключается в том, что во всех странах мира сохранится прежний спрос на энергию. Остальные же прогнозы по отрасли предрекают, что к 2070 году в Азии спрос на энергию удвоится. В отчете высказано предположение о том, что спрос на энергию в целом останется на прежнем уровне, но при этом спрос на ископаемое топливо уменьшится вдвое по сравнению с уровнем 2017 года.

Прогнозы по Африке еще более расплывчаты и противоречивы. Как заявляется, несмотря на удвоение населения Африки приблизительно раз в 35 лет и на сегодняшний низкий уровень ВВП/дохода на душу населения около $1800, африканские страны все же смогут развиваться без существенного увеличения потребления ископаемого топлива.

Сегодня страны Африканского континента, население которых составляет более миллиарда человек, потребляет в сутки менее 4 млн баррелей сырой нефти, то есть приблизительно одну пятую от общего объема потребления нефти-сырца в США. К 2070 году, когда численность населения возрастет ориентировочно до 3-4 млрд человек, судя по сегодняшним тенденциям, спрос африканских стран на нефть сократится. Иными словами, жители Африканского континента к 2070 году будут разъезжать в основном на электромобилях, несмотря на то, что на сегодня это достаточно дорогой вид транспорта. И конечно же, для заправки этих электромобилей будет использоваться энергия, производимая солнечными батареями или из других возобновляемых источников. То, что сегодня почти в 20 африканских странах ВВП/доход на душу населения составляем менее $1000, не стоит рассматривать как препятствие для перехода на самый дорогостоящий вид энергии и транспорт, по крайней мере ориентируясь на приведенные данные.

Скрытые причины

Само собой разумеется, что доверие многих инвесторов качнется в отношении компании, судя по всему, озвучивающей свои планы на будущее, которые на самом деле вряд ли воплотятся на деле. Абсолютно ясно, что у сотрудников Shell, ответственных за привлечение клиентов и инвесторов и за PR, имелись веские причины для создания столь утопического сценария. Но при этом в недавно сформированной бизнес-стратегии компании четко прослеживаются две тенденции, которыми и объясняется появление сего фантастического произведения, изложенного на 77 страницах. Первая — продавать активы на пике их стоимости. Вторая — узконаправленная, но при этом относительно скромная программа первичной геологоразведки. Упор на второе направление четко свидетельствует о том, что Shell по-новому расставляет акценты в отношении газа и новой энергетики. Иными словами, в отчете скрыты истинные причины того, почему Shell может интересовать перепрофилирование с нефти и газа (на альтернативную энергетику). Официальная версия: мир идет в этом направлении, и Shell нужно шагать в ногу со всеми.

Похоже, ответ скрывается в том, как на данный момент Shell вероятнее всего видит будущее нефтегазовой отрасли, основываясь на анализе полученных ею же результатов. Внешне все вроде бы хорошо: темпы прироста производственных мощностей опережают истощение запасов сырой нефти раз в три из пяти лет. Но если принимать во внимание только увеличение объемов производства и месторождений, то в среднем объем производства составляет 600 млн баррелей в год, притом что годовой прирост запасов составляет в среднем 100 млн баррелей в год, а это истинное мерило для определения устойчивости сегодняшнего уровня производства на долгосрочную перспективу. И причина не конкретно в Shell, скорее это часть общемировой проблемы сокращения месторождений традиционной нефти. За четыре последних года мировой объем открытых месторождений традиционной нефти был в среднем меньше годового объема, производимого в Саудовской Аравии, в этом году особых причин для оптимизма тоже не наблюдается, несмотря на значительное увеличение цен на нефть за последние три года.

Прогнозы по газу

Ситуация с газом чуть лучше, учитывая недавние открытия газовых месторождений в Египте, Израиле, на Кипре, в Норвегии и на севере России. Но даже открытие двух сверхгигантских месторождений в Восточном Средиземноморье и России не заменяет в полном объеме истощенные ресурсы.

На каком-то этапе прирост запасов за счет переклассификации существующих ресурсов, а также приобретения активов (например, как при слиянии с британской BG), уже не будет эффективным решением, учитывая, что по части открытия новых месторождений все компании отрасли оказались в одинаковом положении. Возможно, этим и объясняется прогнозируемое Shell серьезное снижение мирового спроса на нефть и газ к 2070 году. Невозможно требовать больше, чем предлагается, за цену, которую может позволить мировая экономика.

Но это не объясняет прогнозов по газу, здесь ситуация развивается, похоже, сама по себе, даже несмотря на отсутствие открытого беспокойства по поводу излишков газа в обозримом будущем. Но опять-таки, возможно, ввиду того что Shell на данный момент вроде бы не собирается ввязываться в угольный бизнес, она просто может позволить себе несколько преуменьшить свое якобы важное значение для будущего энергетики ровно настолько, чтобы все соответствовало тому, как представлено в отчете. Это довольно смелое утверждение, и не многие аналитики подписались бы под ним. Действительно, Великобритания уже полностью отказалась от использования угля для производства энергии. Правда и то, что вскоре ее примеру последуют Франция, Германия и страны Бенилюкса. Но это если исходить, главным образом, из предположения о том, что газ и ядерная энергия смогут заменить уголь. Если в результате нехватки газа сократится его потребление, а развитие ядерной энергетики так и будет «дальше развиваться», спрос на уголь снова начнет расти. Вопреки прогнозам, изложенным в отчете, потребление газа снова начнет уменьшаться задолго до 2070 года, главным образом, из-за ограниченности запасов и политических раскладов, а не из-за того, что его заменят электробатареи и ветроэлектростанции.

Сделка по слиянию с британской BG, которую большинство аналитиков назвали неудачной для Shell, принесла-таки значительное увеличение резервов. Но сделки такого вида не являются эффективным решением на долгосрочную перспективу для замещения запасов путем открытия новых и переоценки старых месторождений. Приобретение нетрадиционной нефти на сегодня тоже не считается мудрым решением. К тому же довольна высока стоимость акра на сланцевых участках и на участках с более глубоким залеганием газа, подобных участкам месторождения Игл Форд, которые Shell продала, частично списав в процессе балансовые запасы на $2 млрд. Поэтому выбор невелик: Shell и подобным компаниям нужно начинать учиться жить в условиях, когда объемы собственного производства нефти и газа начнут уменьшаться. В основном же вся суть плана «жизни в постуглеводородную эру» заключается в том, что пора начинать освоение альтернативных источников, не озвучивая при этом публично нелицеприятные факты.

Даже если, как кажется, Shell (и иже с ней) предвидят конец эры углеводородов в далеком (а может, и не столь далеком) будущем, и сама Shell, и большинство нефтегазовых компаний пока что продолжат добывать и продавать нефть и газ, хотя объемы (добычи и продажи) в ближайшие десятилетия снизятся. При этом разведка и освоение других источников энергии будут съедать все больше средств, выделенных на капитальные затраты. На эту статью расходов будет тратиться все больше заработанных средств, вероятно, в виде компенсации прибыли, недополученной в результате снижения объемов продажи нефти и газа. К тому же нужно иметь в виду, что когда Shell начнет понимать, что объемы нефти и газа серьезно и постоянно падают, осознание этого факта придет и к ее «коллегам по цеху»; но это не означает, что доходы обязательно упадут, так как не исключено, что сопровождающий этот процесс рост цен окажется более значительным, чем падение объемов добычи нефти и газа. При этом могут оказаться полезными и другие инициативы Shell по обеспечению роста доходов в целом, даже в условиях сокращения объемов производства нефти и газа; и даже если это будет временное облегчение, то уже неплохо.

Поводы для беспокойства

Помимо всего прочего, Shell ограничена и по части географии использования средств, выделяемых в рамках программ приоритетной геологоразведки. Сегодня большинство регионов с потенциально значительными запасами и ресурсами углеводородов оказались (и скорее всего еще некоторое время будут оставаться) либо в зоне военных действий (это в основном Ближний Восток), либо под санкциями (Россия, Иран, Демократическая Республика Конго и другие), или же и в зоне военных действий и под санкциями. Из-за наличия крупнейшей в мире сети АЗС и формирования основной части дохода в США (или в какой-либо связи со США) Shell вынуждена достаточно жестко соблюдать многочисленные санкции, введенные по инициативе США. А санкции в ближайшее время, похоже, сохранятся, что ограничивает возможность приобретения Shell новых ресурсов.

Еще один потенциальный повод для беспокойства — рентабельность компании в будущем. Число программ освоения альтернативных источников энергии увеличивается, главным образом, благодаря субсидиям; но и субсидии, и различного вида финансовая поддержка постепенно сокращаются. Несмотря на все разговоры о якобы бешеной прибыльности отрасли альтернативной энергетики и ее конкурентоспособности по сравнению с ископаемыми видами топлива, например, газом и углем, на самом деле приводимые в качестве цитат результаты исследований не объясняют, во что обходится содержание генерирующих мощностей или хранение электроэнергии, а это важно, учитывая ненадежность и нестабильность производства энергии солнца и ветра. Предстоит еще убедиться в том, захотят ли правительства разных стран и дальше нести дополнительные расходы. Возможно, Shell в ближайшие годы будет инвестировать в строительство объектов альтернативной энергетики, наращивая свой портфель «объектов новой энергетики» только для того, чтобы признать их нежизнеспособными, если правительство прекратит их финансирование.

Обязательства Shell в отношении новой энергетики вполне существенны и могут увеличиться в следующие десять лет. Объекты новой энергетики представляют собой инвестиционный риск для Shell, поскольку потенциально могут принести как доходы, так и потери. Эти объекты потенциально рискованны и для инвесторов, если окажется, что инвестиции не окупаются. Но при этом есть и свои плюсы: переход на альтернативные виды энергии будет постепенным, а значит, исключается вероятность внезапных бедствий и неприятных сюрпризов. На самом деле я уверен, что Shell сменит курс, если увидит, что в итоге инвестиции убыточны. Совершенно ясно, что Shell выбрала «новый энергетический курс» из верных практических соображений, а не из идеалистических соображений (что обычно плохо закачивается).

Shell — далеко не единственная компания, которая думает и готовится к жизни в условиях, когда не будет использоваться ископаемое топливо. Вполне возможно, что для вытеснения ископаемого топлива из энергетической цепочки понадобятся выдающиеся научно-технологические прорывы. То есть понятно, что на каком-то этапе спрос на большую часть (или на всю) ископаемого топлива заменит некая форма энергии из альтернативных источников. Но непонятно, когда это произойдет. Важно обеспечить достаточное количество ископаемого топлива, чтобы процесс трансформации прошел гладко.

Стремление США к освоению сланцевых месторождений и освоение Канадой резервов нефтеносных песков, кажется, позволяют хотя бы частично ответить на вопрос, на что рассчитывать в условиях дефицита ископаемого топлива. В США с начала 70-х наблюдается сокращение запасов и ресурсов традиционного ископаемого топлива, а по данным большинства стран-нефтепроизводителей, разведка новых месторождений ведется медленнее, чем истощаются имеющиеся ресурсы.

Но, по-видимому, Россия, Мексика и Иран — исключения из этого правила. Открытие богатых новых месторождений в этих станах обеспечило сохранение экономических извлекаемых запасов на прежнем уровне. Российское Министерство природных ресурсов недавно с гордостью заявило о том, что России удалось увеличить уровень экономически извлекаемых запасов ископаемого топлива. Саудовская Аравия пока что остается неизвестным в этом уравнении. Аналитики ожидали, что в маркетинговой компании по подготовке Aramco к IPO Саудовская Аравия раскроет информацию о своих запасах и ресурсах, но поскольку IPO пока откладывается, этот вопрос остается самой большой тайной сектора ископаемого топлива. Принятая программа «Видение-2030», возможно, свидетельствует о том, что королевство тоже признает неизбежность будущего без ископаемого топлива и готовится к нему. Выбор даты также может указывать на то, что это произойдет тогда, когда Aramco сочтет необходимым замедлить темпы добычи. Проявляемый в последнее время интерес к газу и зарубежным проектам тоже можно считать указателем на это направление.

Неудивительно, что, имея порядка 100 трлн тонн (если брать вместе с нефтяными песками и сланцем) нефтяных запасов и ресурсов, российские нефтяные компании активно разглагольствуют на тему развития альтернативной энергетики. А наличие почти 36 трлн кубометров газа (в прессе также приводится другая цифра — 76 трлн кубометров) не служит для них инициативой для исследований и инвестирования в новую энергетику. В «Роснефти» сохраняются скептические настроения по поводу необходимости развития новой энергетики, а «Лукойл», наигравшись с несколькими энергетическими проектами, закрыла большинство из них. При этом проекты, от которых она не отказалась, находятся за пределами России. Четким указанием на то, что «Роснефть» намерена и дальше быть производителем нефти, является ссылка в заявлениях компании о социально-экологической ответственности на «риски, связанные с альтернативной энергетикой, которые могут негативно повлиять на имидж компании в глазах общественности». Главный вопрос для компании и ее международных «коллег по цеху» в том, следовать ли примеру Shell и адаптироваться к меняющемуся миру или же сделать ставку на то, чтобы ископаемое топливо останется значительной частью мирового энергоресурса и в XXII веке.

Россия. Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 22 августа 2018 > № 2709330 Андрей Ляхов


Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 августа 2018 > № 2708956 Владимир Путин, Саули Ниинисте

Совместная пресс-конференция с Президентом Финляндии Саули Ниинистё.

По окончании российско-финляндских переговоров Владимир Путин и Саули Ниинистё дали совместную пресс-конференцию.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Только что завершились наши переговоры с Президентом Финляндии. Они прошли в конструктивной атмосфере.

Совсем недавно, в середине июля, мы встречались с господином Ниинистё в Хельсинки и сегодня продолжили обсуждение актуальных вопросов двусторонней и международной повестки дня.

Российско-финляндские отношения традиционно носят добрососедский и взаимовыгодный характер. Прежде всего, это касается торгово-экономических связей. По итогам 2017 года двусторонний товарооборот вырос на 37 процентов и достиг почти 12,5 миллиарда долларов, а в первом полугодии этого года увеличился ещё на 27 процентов.

Деловые контакты с российскими партнёрами поддерживают более 7 тысяч предприятий Финляндии. Общий объём прямых накопленных капиталовложений Финляндии в российскую экономику составляет 4,4 миллиарда долларов. Если учесть дочерние финские организации в третьих странах, то это уже будет 14 миллиардов. Российские компании вложили в экономику Финляндии 3,4 миллиарда долларов.

Мы обсудили различные направления нашего сотрудничества в сфере экономики. Поговорили о вопросах, которые интересуют граждан и Финляндии, и России, причём интересуют, действительно, в самом прямом смысле этого слова, потому что затрагивают всех наших граждан, имея в виду природоохранные мероприятия и наши совместные действия по защите окружающей среды.

Напомню, что финская сторона участвует в программе реабилитации полигона опасных отходов «Красный Бор» под Санкт-Петербургом. Будем и дальше расширять наше сотрудничество с Финляндией в экологической сфере. Растут и туристические обмены. В 2017 году рост составил 15 процентов.

Обсуждали международные вопросы. Я ещё раз поблагодарил финского коллегу за организацию российско-американского саммита в Хельсинки. Была выражена обоюдная заинтересованность в сотрудничестве по укреплению стабильности и безопасности на севере Европы. Россия поддерживает предложение Президента Финляндии о повышении уровня безопасности полётов над Балтикой.

Мы затронули вопросы урегулирования в Сирии, на юго-востоке Украины, но у нас ещё будет возможность с господином Президентом поговорить по этим проблемам подробнее.

Обсудили с коллегой и проблематику Арктики, прежде всего с учётом текущего председательства Финляндии в Арктическом совете. В целом переговоры с Президентом Финляндии были весьма содержательными. Безусловно, они будут способствовать дальнейшему развитию двусторонних связей.

Хочу поблагодарить господина Президента за то, что он принял наше приглашение и приехал сегодня в Сочи.

С.Ниинистё (как переведено): Уважаемый господин Президент! Уважаемые представители средств массовой информации!

Очень было приятно встретиться с Вами сегодня. И я присоединяюсь к Вашим словам о том, что у нас была очень понятная, чёткая, конструктивная и результативная беседа.

Во-первых, надо сказать об экономике. Здесь у нас развитие положительное, и будем надеяться на продолжение такого же развития.

Я говорю так, несмотря на то что – в качестве небольшого упоминания можно сказать – имеется дефицит торгового баланса не в пользу Финляндии, в пользу России. Это я говорю, потому что нынче стало модно об этом говорить при международных контактах.

Финляндия очень довольна тем, как работает сотрудничество на нашей общей границе. Работает оно хорошо и нормально, несмотря на то, что растёт интенсивность движения в настоящее время. Я приношу свои извинения за то, что некоторым приходилось испытывать задержки в своём движении через границу.

Мы говорили об экологических вопросах во многих измерениях. Во-первых, говорили о том, что во время председательства Финляндии в Арктическом совете выступают на передний план экологические вопросы в том числе.

У нас намечены некоторые конкретные вопросы, по которым мы работаем, и уже сделаны определённые, пускай небольшие, шаги в правильном направлении. Это касается и чёрного углерода, борьбы с чёрным углеродом, сажей, использования сжиженного природного газа при морском транспорте. И хочу поблагодарить Россию за поддержку в этих вопросах. Насколько я понимаю, мы оба готовы принимать участие в Арктическом саммите, если таковой состоится.

Хотелось бы ещё сказать несколько слов о «Северном измерении» – совместной программе Евросоюза и Российской Федерации, благодаря которой стало возможным строительство очистных сооружений в Санкт-Петербурге. Мы в Финляндии хотели бы, чтобы «Северное измерение» продолжало жить и здравствовать в дальнейшем, и надеемся на то, что в сфере обработки утилизации отходов мы могли бы, возможно, найти новые совместные начинания проекта.

Я также слышал о том, что сейчас в России ведётся принцип восстановления лесов примерно в таком же виде, как уже действует этот принцип на протяжении многих лет у нас в Финляндии. Я уверен в том, что здесь для нас тоже открываются возможности для взаимодействия. И когда мы говорим о лесах, мы, наверное, должны упоминать также лесные пожары. Они, пожалуй, для нас стали сюрпризом из-за исключительных погодных условий как в Финляндии, так и в России, и в Швеции этим летом, и мы должны более активно подойти к этому вопросу.

И я также доволен тем, что после этой пресс-конференции у нас будет возможность с Президентом Путиным ещё продолжить обсуждение вопросов международной повестки дня. Для меня всегда очень интересно выслушивать мнение и взгляды господина Президента на этот счёт.

Благодарю за беседу. Можно, наверное, охарактеризовать нашу беседу здесь солнечной.

Вопрос (как переведено): Где-то в конце июля Министр обороны Российской Федерации господин Шойгу сказал, что нынешнее сотрудничество Финляндии с организацией НАТО заставляет Россию принимать контрмеры. Как Вы прокомментируете это заявление? Вопрос обоим президентам.

В.Путин: Комментарии очень простые. Мы не выдвигаем наши воинские контингенты куда-то вдали от наших границ к странам НАТО. А военная инфраструктура НАТО движется к нашим границам. Увеличивается количество личного состава, техники вблизи наших границ. Проводится всё больше и больше учений, и вот сейчас намечено очень большое учение НАТО прямо здесь, в непосредственной близости от нас, в том числе в районе Балтики. Конечно, мы должны смотреть, что там происходит, укреплять нашу инфраструктуру. Мы должны реагировать на то, что у наших границ, в непосредственной близости появляются элементы американской системы противоракетной обороны.

Обращаю ваше внимание на то, что это не просто противоракетные системы. Это такие системы, которые могут использоваться и для пусков ракет средней дальности. Но мы, как я уже сказал, приветствуем предложение Президента Финляндии по снижению любой напряжённости, в том числе это касается полётов боевой авиации.

Международная организация гражданской авиации выработала определённые правила, но на военную авиацию это не распространяется, это носит рекомендательный характер. Мы готовы обсуждать это с нашими партнёрами по НАТО, но они от этого отказываются. Думаем, что это неконструктивная позиция, мы надеемся на то, что она будет изменена.

Спасибо.

С.Ниинистё: Мне кажется, что это было примерно шесть лет назад, когда я констатировал господину Путину такой факт, что Финляндия как любая уважающая себя нация обеспечивает себе максимальные возможности самообороны. Я не слышал ни одного критического слова в отношении Финляндии на протяжении этой моей поездки. Но Президент Путин, например, сказал о ракетах определённого типа. Но таких ракет в Финляндии вообще нет, не существует. Мне кажется очень важным, чтобы мы все работали для того, чтобы росло взаимопонимание в мире. И таким образом я подхожу к своему нынешнему визиту.

Вопрос: Господин Ниинистё, мой вопрос в первую очередь к Вам.

Вы в прошлом году на форуме «Арктика – территория диалога» выступили с инициативой провести Арктический саммит, но после говорили, что для этого необходимо наполнить его конкретной повесткой дня. Сейчас Вы уже тоже немножечко затронули эту тему, говоря об экологических проблемах. Но какие бы темы, на ваш взгляд, было необходимо поднять на этом мероприятии?

И, Владимир Владимирович, вопрос к Вам. Открывая сегодняшнюю встречу с Вашим визави, Вы уже выразили своё отношение к Арктическому саммиту. Но, на Ваш взгляд, какие проблемы необходимо поднять в ходе этой встречи?

И если позволите вернуться на несколько дней назад, к Вашему визиту в Австрию. Коллеги в Берлине уже пытались задать Вам этот вопрос, но, к сожалению, тогда не было возможности ответить на него. Это был всё-таки исключительно частный визит или Вам удалось провести какие-то субстантивные встречи с Вашими коллегами?

Спасибо.

С.Ниинистё: Значит, три вопроса в одном, да?

Да, действительно, я таким образом говорил примерно год назад и после этого неоднократно обсуждал этот вопрос с Президентом Путиным. Я очень доволен тем, что Россия готова рассматривать участие и положительно относится к этой идее.

Что можно было бы рассматривать на таком саммите? Я уже ранее говорил о том, что, если растают арктические льды, если мы потеряем Арктику, мы потеряем весь мир.

Наверное, первым и самым лёгким шагом могла бы стать борьба с чёрным углеродом, сажей. И в настоящее время уже принимаются определённые меры, например, на территории Кольского полуострова проводятся мероприятия по переходу от более вредного для экологии топлива к менее вредному топливу при использовании тепловых электростанций.

И второе мероприятие – это может быть переход Арктического мореходства к использованию сжиженного природного газа в качестве топлива вместо мазута и других более тяжёлых.

Может показаться, что это совсем маленькие шаги. Но если мы не будем делать хотя бы такие маленькие шаги, мы, наверное, ничего не будем делать.

Я также вижу возможность обсуждать такой крупный и серьёзный вопрос – соотношение экономической эксплуатации Арктического региона и охраны и сохранения экологии, и как найти правильный баланс.

В.Путин: Я, во-первых, присоединяюсь к тому, что только что было сказано моим коллегой. Может быть, попробую несколько детализировать.

Нам нужно поговорить о правилах хозяйственной деятельности, в том числе при осуществлении крупных проектов, – это безусловно. Нужно обсудить вопросы, связанные с обеспечением безопасности мореплавания в этих широтах, организацией спасательных работ, в том числе в случае если наступают какие-то неблагоприятные обстоятельства, связанные с окружающей средой.

Очень полезно было бы обсудить возможности совместной работы по сохранению фауны, животного мира, имея в виду, что многие животные в Арктике оказываются в сложном положении. Скажем, в связи с таянием льдов в опасности уже оказались и белые медведи.

Ну и, наконец, учёные всех стран Арктического региона могли бы объединять свои усилия, а с государственного уровня их нужно, безусловно, поддержать при организации различного рода исследований – как в области климатических изменений, так в области, как я уже сказал, сохранения фауны природы в самом широком смысле этого слова.

Что касается второй части Вашего вопроса, поездки в Австрию, эта поездка носила исключительно частный характер, я хочу ещё раз поблагодарить австрийских друзей за приглашение. Должен сказать, что это люди все взрослые уже, занимающие серьёзное положение в обществе, в государстве, но в то же время люди очень открытые, жизнерадостные. И я от всего сердца ещё раз хочу поздравить их с событием, в котором мне удалось, посчастливилось принять участие, – в самой церемонии бракосочетания. Тем более что новоиспечённый супруг – человек мне не чужой, он бывший спортсмен, дзюдоист, и это всегда объединяет.

Но мы, несмотря на этот праздник, смогли, конечно, поговорить и с Министром иностранных дел коротко, и с Канцлером Австрийской Республики, поговорить по делам, я имею в виду, конечно. И хотел бы отметить, что Австрийская Республика в целом играет очень позитивную роль, не только стремясь к развитию двусторонних отношений, но и позитивную роль в выстраивании диалога между Россией и Евросоюзом в целом.

Скоро Финляндия будет возглавлять Евросоюз, во второй половине 2019 года, по-моему. Очень рассчитываем на то, что и в ходе финского председательства также удастся сделать нечто позитивное, для того чтобы восстановить нормальное состояние российско-еэсовских отношений.

Спасибо.

Вопрос (как переведено): Какова Ваша оценка результатов встречи с Президентом Соединённых Штатов Америки в Хельсинки? Прошло пять недель с того дня, когда состоялась эта встреча. Сегодня вступают в силу новые, очередные санкции США в отношении России. США также угрожают тем, что они могут ещё в дальнейшем накладывать санкции, связанные с газопроводом «Северный поток – 2». Какова Ваша оценка?

В.Путин: «Северный поток – 2» нужен Европе. Это проект, который нужен Европе.

Господин Президент только что сказал о необходимости перехода на более экологичное топливо в Арктике, это абсолютно правильное предложение. Но это не единственная сфера применения голубого топлива. Самое главное заключается в том, что объёмы потребления, в том числе и в Европе, растут. «Газпром», например, почти на 13 процентов в прошлом году увеличил поставки в страны Евросоюза. А собственные ресурсы в европейских странах – и в Норвегии, и в других странах, в Великобритании – истощаются. Это просто, что называется, медицинский факт, это установлено экспертами. Можете не сомневаться, так оно и есть.

В этом бизнесе есть определённые правила: объём поставок и величина маршрута. При таких масштабах, в которых Россия поставляет газ в Европу, и при таком расстоянии между источниками этого газа, между пунктами добычи и пунктами сдачи, Россия является самым оптимальным поставщиком для европейской экономики. Мы готовы конкурировать со всеми. Надеемся на честную конкуренцию в рамках действующих международных правовых норм.

Что касается нашей встречи с Президентом Трампом, то я оцениваю её положительно и считаю, что она была полезной. Никто и не рассчитывал, что в двухчасовой беседе мы сможем разрешить все вопросы, которые до сих пор являлись спорными. Президент Трамп высказал свою позицию по этим проблемам, я – свою, но обмен мнениями, прямой разговор всегда очень полезен.

Что касается санкций, то это действия контрпродуктивные и бессмысленные, особенно в отношении такой страны, как Россия. И дело не только в позиции Президента Соединённых Штатов, дело в позиции так называемого истеблишмента – правящего класса в широком смысле этого слова. Надеюсь, что осознание того, что эта политика не имеет перспектив, всё-таки когда-нибудь придёт к нашим американским партнёрам, и мы начнём сотрудничать в нормальном режиме.

А Хельсинки мы хотим сказать спасибо за организацию этой встречи.

Вопрос: Мой вопрос к господину Президенту Финляндии.

Если позволите, вернёмся к той теме, которая уже звучала сегодня. Это ваша инициатива обеспечения безопасности полётов над Балтикой. Речь идёт о том, чтобы военные самолёты летали в этом регионе с включёнными транспондерами.

Россия неоднократно говорила, и сегодня Президент Путин тоже не раз об этом сказал: Россия согласна на ваше предложение, однако проблема заключается в позиции НАТО, Североатлантический альянс не готов следовать этим рекомендациям, на это не соглашается. И вот учитывая это, учитывая позицию НАТО, можно ли сказать, что ваша инициатива, по сути, провалилась, на ней можно ставить крест?

Спасибо.

С.Ниинистё: Я не вижу этот вопрос в настолько мрачном виде, как Вы описывали.

На каком этапе, на какой фазе мы находимся сейчас? Именно на такой, что стороны передали рассмотрение этого вопроса в рамки ИКАО, этой организации, именно в ранге организации по гражданской авиации. В этой работе был достигнут определённый прогресс. Были выработаны хорошие практики, которые могут применяться, и также есть такая надежда, что эти принципы и эти механизмы могли бы быть применены и в сфере военной авиации тоже.

Начальник Генерального штаба Российской Федерации господин Герасимов и его американский коллега господин Данфорд этой весной встречались в Хельсинки, и у меня состоялись встречи с обоими из них. Я был удивлён тем, насколько чёткое взаимодействие они проводят в Сирии в целях избежания любых столкновений или инцидентов. И, безусловно, риски в том регионе намного выше и больше, чем в регионе Балтийского моря. Так что я до сих пор питаю такую надежду, что мы добьёмся результатов в регионе Балтийского моря и ситуация там будет стабилизирована.

В.Путин: Я хотел бы согласиться с Президентом Финляндии. Не думаю, что идея снижения уровня противостояния, повышения безопасности в зоне Балтийского моря умерла. Конечно, нет, наоборот, она становится ещё более актуальной в последнее время.

Есть и чисто технические проблемы, связанные с тем, что Российская армия, российская авиация, авиация стран НАТО, она использует немного разную технику, и это предмет обсуждения ещё на экспертном уровне. Но сама по себе идея, считаю, актуальна, и мы аккуратненько будем продолжать дискуссию с нашими партнёрами.

Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 августа 2018 > № 2708956 Владимир Путин, Саули Ниинисте


Россия. СФО > Леспром > lesprom.com, 22 августа 2018 > № 2708938 Сергей Шеверда

К 2023 г. вклад лесной отрасли в валовой продукт Иркутской обл. вырастет на 28 млрд руб.

Министр лесного комплекса Иркутской обл. Сергей Шеверда выступил с докладом о развитии лесного комплекса на совещании государственного комитета по планированию социально-экономического развития региона, сообщает официальный портал областного правительства.

Глава министерства рассказал о пятилетнем планировании развития производств глубокой переработки древесины, заготавливаемой в Приангарье. Этот план включен в Стратегию развития лесного комплекса Иркутской обл. до 2030 г.

«План развития отрасли включает привлечение инвестиционных проектов, направленных на повышение технического уровня предприятий, а также создание новых производств с ориентированием на глубокую переработку древесины: производство целлюлозы, картона, мебельных щитов, клееного бруса, ДСП, деревянных балок, погонажных изделий, пеллет, брикетов и древесного угля», — сообщил Сергей Шеверда.

Основными задачами пятилетнего плана министр назвал обеспечение рационального использования лесных ресурсов и отходов переработки, повышение конкурентоспособности местной продукции и использование мелкотоварной, низкокачественной древесины.

Например, в Братске и Усть-Илимске до 2022 г. реализуются программы по увеличению мощностей производства целлюлозы на 395 тыс. т в год и на 115 тыс. т картона в год с инвестициями, превышающими 53 млрд руб. Также в Усть-Илимске готовится проект по строительству новой картоноделательной машины мощностью 600 тыс. т чистоцеллюлозного тарного картона в год.

Реализация плана, по прогнозам, позволит к 2023 г. увеличить вклад лесной отрасли в валовой региональный продукт на 28 млрд руб., а бюджетные поступления — на 4,4 млрд руб. Численность рабочих мест увеличится на 5% — более чем на 1,5 тыс. человек.

Для более точного и рационального использования лесов запланированы работы по детализации данных лесоустройства, а также созданию единой базы данных лесных ресурсов. Пятилетний план также предусматривает увеличение объемов лесовосстановительных работ и противопожарных мероприятий.

Россия. СФО > Леспром > lesprom.com, 22 августа 2018 > № 2708938 Сергей Шеверда


Россия. СЗФО > Транспорт. Экология > oilcapital.ru, 22 августа 2018 > № 2708933

В торговом порту Мурманска воздух станет чище.

В Мурманском торговом порту внедряют новые технологии для сокращения выхлопных газов.

На технику устанавливается дополнительное оборудование, которое, по оценкам специалистов, позволяет добиться экономии топлива и сокращения выбросов вредных веществ в атмосферу на 7-8%. На установкупервого образца такого оборудования в Заполярье прибыл представитель португальской компании Ultimatepower", которая занимается разработкой этой технологии.

По словам технического директора Мурманского морского торгового порта (ММТП) Евгения Гуляева, после нескольких месяцев техника проявит себя в условиях заполярного климата, и тогда станет ясно, насколько эффективным будет более широкое её применение.

В сообщении ММТП отмечается, что торговый порт в числе первых отечественных компаний приступил к внедрению технологии, зарекомендовавшей себя на мировом рынке.

Россия. СЗФО > Транспорт. Экология > oilcapital.ru, 22 августа 2018 > № 2708933


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 августа 2018 > № 2720281 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем, Сочи, 21 августа 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели первую часть наших переговоров, продолжим за рабочим завтраком.

Подтвердили настрой на всемерное укрепление стратегического партнерства, как об этом договаривались Президент России В.В.Путин и Президент Сербии А.Вучич, в том числе в рамках их переговоров на праздновании годовщины Победы 8-9 мая этого года. Тогда, в ходе визита Президент Сербии А.Вучич пригласил Президента России В.В.Путина посетить Сербию и эта встреча сейчас активно готовится.

У нас очень интенсивные контакты по линии внешнеполитических ведомств. Я был в Белграде в феврале этого года, где мы отмечали 180-летие со дня установления дипломатических отношений. Министр иностранных дел Сербии И.Дачич был в Москве в июне, а теперь мы встречаемся в Сочи.

У нас очень хорошие связи между парламентами. В октябре состоится уже третье заседание Комиссии по сотрудничеству между Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации и Скупщиной Сербии.

Наше экономическое взаимодействие весьма быстро развивается и расширяется. В прошлом году товарооборот достиг 2 млрд.долл.США, увеличившись на 23%. Первые месяцы этого года также показывают устойчивый рост. Готовится очередное заседание Межправительственного комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству, в котором Министр иностранных дел Сербии И.Дачич сопредседательствует вместе с Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Ю.И.Борисовым.

Активно идут консультации между Сербией и Евразийской экономической комиссией по вопросам подготовки соглашения о либерализации торговли. Устойчивы связи по военной и военно-технической линии и наши гуманитарные контакты. Мы, конечно, тесно сотрудничаем по внешнеполитическим делам.

Сегодня обменялись мнениями о ситуации на Балканах, уделив главное внимание Косово. Россия неизменно выступает за полное неукоснительное выполнение резолюции 1244 СБ ООН. Поддерживаем те действия, которые предпринимает Белград с тем, чтобы добиться выполнения этого важнейшего международного документа.

Отмечаем конструктивную позицию Белграда на переговорах с Приштиной при посредничестве Европейского союза. Однако о той позиции, которую занимают косовские албанцы, такого сказать нельзя. Они не выполняют те договорённости, которые уже были достигнуты, многие годы. Считаем, что Европейский союз должен в полной мере осознать свою ответственность за такое положение дел и добиваться выполнения того, о чем было условлено. Также призываем Силы для Косово (СДК) и Миссию ЕС в области верховенства закона в Косово (МОВЗ) не допускать проявления насилия и вандализма в Косово, в том числе в отношении сербов и религиозных объектов.

В целом у нас с Сербией единая позиция относительно необходимости избегать на Балканах каких-либо действий, которые будут передвигать сюда разделительные линии, и которые здесь будут продолжать политику по принципу «свой – чужой», «с нами или против нас».

Я, конечно же, уверен, что устойчивое, надежное и безопасное будущее Балкан можно обеспечить в рамках равноправного общеевропейского сотрудничества, в пользу чего неизменно выступают Россия и Сербия. Будем продвигать эти подходы и далее в рамках ООН, ОБСЕ, Совета Европы и на других многосторонних площадках.

Вопрос: Президент США Д.Трамп заявил о возможности пересмотра санкций в отношении России, если Москва будет взаимодействовать с Вашингтоном по Сирии и Украине. Как Вы оцениваете эти заявления? Ведутся ли такие контакты? На каком уровне?

Глава МИД Великобритании Дж.Хант призвал европейских партнеров также ввести санкции в отношении России из-за инцидента в Солсбери. Не могли бы Вы это прокомментировать?

С.В.Лавров: Наши контакты с США ведутся по многим вопросам, в том числе по Сирии и Украине. По Сирии более интенсивно. По Украине, как вы знаете, идет диалог в рамках формата Сурков-Волкер. Они обмениваются оценками ситуации и, как я понимаю, планируют новую встречу в обозримом будущем. Они как-то раз встречались в Белграде.

Проблемы с сирийским и украинским урегулированием упираются совсем не в позицию Российской Федерации, а в нежелание определенных кругов в Сирии и вокруг нее выполнять резолюцию 2254 СБ ООН, а в отношении Украины – в неспособности украинского руководства выполнить свои обязательства по Минским договорённостям. Всем понятно, что санкции в отношении России введены не из-за Сирии, Украины, Крыма или чего бы то ни было еще, а из-за желания использовать методы недобросовестной конкуренции, продвигать абсолютно бесперспективную политику сдерживания Российской Федерации. Как говорил Президент России В.В.Путин на пресс-конференции с Президентом США Д.Трампом в Хельсинки – печально, что определенные политические круги в США сделали отношения с Россией «разменной картой» во внутриполитической борьбе.

Что касается действий Великобритании, я слышал заявления нового Министра иностранных дел Соединенного Королевства Дж.Ханта, который, как я понимаю, направляется в Вашингтон. Он объявил о том, что будет убеждать Президента США Д.Трампа ужесточить санкции против России. То же самое Лондон продвигает в отношении с европейцами, требуя и от них дальнейшего ужесточения санкций, ссылаясь на инцидент в Солсбери, который до сих пор не расследован. Когда г-на Министра в Великобритании спросили, есть ли какой-то прогресс в установлении подозреваемых, он не знал, что ответить своим собственным журналистам.

У наших британских коллег достаточно высокое самомнение. Страна, которая покидает ЕС в рамках т.н. «брекзита», стремится диктовать внешнюю политику самому ЕС. А теперь, как выясняется, Лондон хочет диктовать внешнюю политику на российском направлении и Вашингтону.

Многократно предлагали нашим британским коллегам сесть за стол переговоров, положить на него все свои озабоченности и нормально разобраться в том, где мы находимся в наших отношениях. В ответ – высокомерный отказ. Наше предложение остается в силе. Ни в теме, касающейся расследования инцидента в Солсбери, ни в любом другом вопросе, который британская сторона пытается интерпретировать в антироссийской ключе, никакого «хайли лайкли» больше быть не может. Положите, пожалуйста, факты на стол.

Вопрос: Посол Афганистана в Москве заявил о том, что Россия якобы собирается использовать Движение талибов (ДТ) в борьбе с ИГИЛ. Как Вы это можете прокомментировать? Возможно ли в принципе какое-то сотрудничество с ДТ?

С.В.Лавров: Я не могу себе представить, как, даже гипотетически, Россия может использовать Движение талибов для борьбы с ИГИЛ. Боремся с ИГИЛ всеми имеющимися у нас средствами: поддерживаем Сирию в этой борьбе, оказываем содействие в оснащении армии Ирака в тех же целях и, конечно, хотим, чтобы афганский народ избавился от игиловцев.

Мы никогда не скрывали, что поддерживаем контакты с талибами - это часть афганского общества. Мы поддерживаем эти контакты, прежде всего в интересах обеспечения безопасности российских граждан, находящихся в Афганистане, российских учреждений, но также для того, чтобы побуждать талибов отказаться от вооруженной борьбы и вступить в общенациональный диалог с правительством.

Пару лет назад мы инициировали т.н. Московский формат, в рамках которого пригласили всех соседей Афганистана, ряд других стран и регионов, США и самих афганцев для того, чтобы начинать диалог при поддержке внешних игроков. В начале сентября в Москве состоится очередное заседание в Московском формате. На заседание были приглашены представители афганского руководства и Движения талибов. Первая реакция позитивная - они планируют принять участие в этой встрече. Надеюсь, она будет продуктивной.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 августа 2018 > № 2720281 Сергей Лавров


Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 21 августа 2018 > № 2712010 Рустэм Хамитов

В Башкирии могут заняться глубокой переработкой зерна.

Глава Башкирии Рустэм Хамитов назвал «хорошим уроком» для аграриев кризис перепроизводства, случившийся в сельскохозяйственной отрасли республики минувшим летом. Цена на зерно упала до 4-4,5 тысяч рублей, а стоимость некоторых культур снизилась на 50 процентов. При этом цена ГСМ выросла на треть и хозяйства в конечном итоге оказались в убытке.

«Поддержка развития кооперативов уже превышает 700 млн рублей»

- Внешне выглядело всё неплохо, - напомнил Рустэм Закиевич руководителям хозяйств на зональном семинаре-совещании, состоявшемся в Кармаскалинском районе. - В чистом весе после подработки мы собрали урожай 3,3 млн тонн. Мы говорили, что это хорошо, и радовались. В конечном итоге столкнулись с проблемой перепроизводства. Те, кто в советское время учился в университетах, институтах, помнят: говорили о кризисе перепроизводства в странах капитализма. Мы тоже столкнулись в рыночных условиях с перепроизводством. Цена снизилась. Зерна много, девать некуда.

По мнению г-на Хамитова, сегодня нужно понимать, что «просто так влобовую, без расчётов, бизнес-планов работать в сельском хозяйстве невозможно».

- Если производим что-то, обязательно надо знать рынки, куда будем продавать, кто будет покупать, - пояснил он. - И в этой связи, конечно же, мы с вами должны заниматься диверсификацией нашего сельскохозяйственного производства, расширением линейки продукции, выпускаемой нашим агропромышленным комплексом.

Рустэм Хамитов считает, что в регионе «последние два-три года борются с уже сложившимся стереотипом, консерватизмом, эффектом колеи».

- Наше сельское хозяйство попало в колею, - полагает он. - Вы все аграрии, лучше меня знаете, что такое колея. И вот по этой колее шпарили долгие-долгие годы, не могли из неё выбраться. Пшеница, рожь, сахарная свекла, подсолнечник, немного кукурузы и ячмень, овёс, горох и всё – из года в год десятилетиями эти культуры только и выращивали. Постоянно говорим о том, что нужно расширять линейку продукции, что для этого у нас есть всё: подходящая земля, техника, специалисты, компетенции. Это я говорю о растениеводстве. Нужны рапс, лён, горчица, крамбе и так далее. То, что мы в последние годы как мантру повторяем: займитесь диверсификацией. Прекрасно растёт в Зауралье горчица, урожай хороший. Цена – 30 тысяч рублей. Горчицу с удовольствием покупают Прибалтика, Польша, Западная Европа, и цена очень хорошая. Я не говорю о том, что всё надо бросить и всей республикой заниматься производством горчицы. Нет. Это и невозможно, и рынки не выдержат такого. И хлеб надо выращивать, безусловно. Но вот такие новые элементы нужно внедрять.

Глава Башкортостана отметил, что переход к высокомаржинальным культурам не является глобальной задачей для отрасли, но это хорошая форма поддержки аграриев.

- Без таких новых культур мы, вообще говоря, вперёд двигаться не сможем, за исключением тех случаев, когда есть специализирующиеся, получающие хороший урожай с минимальной себестоимостью предприятия, – сказал г-н Хамитов. – Но у нас есть предприятия, которые еле дышат. Им нужно помогать в этой части, проводить диверсификацию с участием республики.

Кроме того, Рустэм Закиевич уверен, что при избытке урожая нужно заниматься глубокой переработкой зерна.

- Я три недели назад посетил Курчатовский институт, встретился с президентом Михаилом Валентиновичем Ковальчуком, - рассказал он. - И мы договорились о том, что подпишем соглашение. У них есть хорошие наработки по глубокой переработке зерна, по производству кормов, по производству другой продукции с использованием микроорганизмов, с использованием более или менее современных технологий. И такую работу мы в ближайшее время начнём. Кто-то скажет: «Курчатовский институт – это атом, это высшие технологии, электронные микроскопы». Я действительно посмотрел эти современные лаборатории. Нам надо всегда равняться на лучшие результаты. Ну зачем нам консервировать старое? Надо смотреть вперёд. Тем более, люди готовы с нами работать, и специалисты с нами готовы трудиться по всем направлениям.

«Мы перешли на новую модель, потому что она востребована временем»

Глава РБ напомнил, что «главное богатство» - это люди.

- Кажется, это уже такой затёртый штамп, и никто на это внимания не обращает, - говорит он. - На самом деле, безусловно, люди – это главное. Умеешь работать с людьми – будет результат, не умеешь – результата не будет. Это совершенно однозначно.

По словам г-на Хамитова, в этом году в Башкирии будут продолжать поощрять лучших механизаторов и комбайнёров.

- Я уже подписал соответствующий документ о выделении около восьми млн рублей на покупку десяти автомобилей «Шевроле», - сообщил он. - Будут награждены десять лучших комбайнёров. Но дело не в наградах и не в «Шевроле». Дело в повседневном нормальном отношении к людям. Я встречаюсь с людьми, вижу, что до сих пор неудовлетворенность от общения с руководством присутствует: грубость, хамство. Так нельзя. Люди совершенно другие. Люди тоже меняются, и время их меняет. Информатизация, современные технологии, машины, оборудование, механизмы обслуживают наши люди. Если мы с ними будем обращаться недостойно, то, конечно, никаких результатов не будет.

Также Рустэм Закиевич поведал, что в республике ширится кооперативное движение - за последние два года количество кооперативов выросло в три раза.

- В этом году будет выделено более 300 млн рублей на реализацию доходогенерирующих проектов граждан по созданию кооперативов, - проинформировал он. - Поддержка развития малых форм хозяйства уже на сегодняшний день в республике превышает 700 млн рублей. Нам надо вовлечь людей в экономическую деятельность. Без этого мы вперёд не двинемся. И кооперативы могут быть самыми разными: растениеводческими, сбытовыми, финансово-кредитными, информационными и любыми другими. Главное, чтобы люди объединились по три-десять-пятьдесят человек и совместную работу выполняли, работали на себя и зарабатывали деньги. Конечно же, считаю, что эту работу нужно продвигать.

Как полагает г-н Хамитов, «в сельском хозяйстве не бывает чудес, всё опирается на фундамент».

- Фундамент у нас с вами хороший, он заложен 40-50 лет назад, может быть, ещё ранее, - сказал он. - В годы советской власти довольно много делалось в сельском хозяйстве, да и в последние 10-20 лет сельское хозяйство не бросали. Мы перешли на новую модель, потому что она востребована временем. Тогда, может быть, и тот вариант работы был неплох. Фундамент у нас крепкий, делать мы можем много, результаты можем получать совершенно другие, и мы находимся в конкурентном поле.

Рустэм Закиевич уверен, что «иной раз работать нам мешает просто-напросто собственная неорганизованность, лень, лень ума, прежде всего».

- Вы сами ездите по стране, вы сами видите, - обратился он к агропроизводителям. - И я тоже разговариваю с коллегами, которые побывали в Краснодаре, в Ростове, в Липецке, в Курске, где сегодня мощные урожаи, где сегодня 50 центнеров с гектара – это уже, что называется, пройденный этап. Мы видим, что, конечно, подтягиваемся к лучшим передовикам, но работы очень много. Будем учить, будем учиться и двигаться дальше.

Сельское хозяйство республики приблизят к мировым образцам

Глава РБ посетовал, что «в республике экспорт, вообще говоря, долгое время никак не поддерживался».

- В этом году увеличился рост зерна на экспорт, уже почти на 20 млн долларов США продали зерна, подсолнечное масло – 12 млн долларов, сахар – на 4,5 млн долларов, маслосемена - это лён и посевной материал – 1,5 млн долларов, молочная продукция, яйца, мёд – о маленьких суммах речь идёт, всего лишь 1 млн долларов, - перечислил он. - Получается, наш экспорт в сельском хозяйстве на сегодняшний день – чуть больше 40 млн долларов. Ерунда. Мало. 40 млн долларов – это примерно 2,6 млрд рублей. Объём нашего сельскохозяйственного производства – 175 млрд рублей. 2,6 млрд – это экспорт, чуть больше полутора процентов нашего агропроизводства. Не умеем.

Рустэм Хамитов отметил, что «потоки, пусть маленькие, уже начали формироваться после приглашения председателя Зернового союза России, после соответствующей работы и учёбы».

- И на экспорт продукция уже идёт, - объяснил он. - Нужно, конечно же, заниматься этой темой подробно и плотно.

Глава РБ напомнил, что в республике будут наращивать объемы производства молока.

- Вы знаете, большая работа сейчас будет вестись на западе Башкортостана, - рассказал он. - Штефан Дюрр, известный агропромышленник пришёл к нам в республику, будет строить мегафермы. Наши производители тут же подтягиваются, увидев конкуренцию, начали два-четыре проекта, где-то на 2,5 тысячи голов дойные фермы, где-то – на 4,5 тысячи голов, кто-то уже на 10 тысяч дойного стада размахнулся. Такие проекты уже есть, будем их поддерживать. В конечном итоге, мы добьёмся и высокой производительности труда, и новых качественных результатов.

Руководитель региона считает, что «мировой стандарт производительности труда в сельском хозяйстве – это четыре человека на тысячу гектаров пашни».

- Четыре человека пашут, сеют, вносят удобрения, следят, ухаживают за этими культурами, убирают, - рассказывает он. - Эти четыре человека на одну тысячу гектаров. Это мировой стандарт, к которому надо стремиться. У нас лучшие передовые хозяйства имеют цифры значительно выше – 10-15 человек. Нужно оптимальное количество людей на площади. Кому-то кажется это фантастикой, а реально это ведь мировой опыт. И мы всё время в своём движении приближаемся к лучшим образцам мирового опыта. Техника у нас уже порой в лучших хозяйствах соответствует лучшим мировым образцам. Десятки миллиардов рублей направлены на то, чтобы наши хозяйства встали на ноги, и реально мы уже сегодня по многим направлениям становимся конкурентоспособными. По семенам мы в передовых хозяйствах опять же приближаемся к лучшим мировым образцам. Значит, и в производительности труда мы тоже должны с вами действовать таким же образом.

Рустэм Хамитов убежден, что «в целом, за последние годы удалось нормализовать ситуацию в сельском хозяйстве».

- Потому что мы знаем: десять лет назад была одна модель сельского хозяйства, она не показала свою эффективность по разным причинам, нам пришлось на ходу перестраиваться, искать новые формы, ресурсы, укреплять производственную базу нашего агропроизводителя, - говорит он. - Тысячи единиц новой техники закуплено. Безусловно, есть и сложные территории, хозяйства, где мы теряем ресурсы, темпы. Это тоже есть. Но в целом движение вперёд присутствует – явно и очевидно. Мы начали заниматься кормами по-настоящему, начали заниматься селекцией. Сейчас мы думаем о строительстве генетического центра по крупному рогатому скоту. Ищем инвесторов, сами готовы помогать в этой части.

По словам г-на Хамитова, сельское хозяйство в РБ «становится цивилизованнее».

- Мы видим, что эти шаги уже отвечают требованиям времени, - констатирует он. - Тем не менее я постоянно пропагандирую необходимость в следующей работе: цифровое сельское хозяйство, цифровизация сельского хозяйства, современные системы управления с использованием баз данных по материальным, информационным, финансовым потокам, человеческим ресурсам, кадрам. Всё это ещё впереди. Пока мы подходим к этому только с точки зрения осмысления, что это такое. Мы понимаем, что на наших сельских просторах появляются беспилотники, которые оценивают качество урожая, смотрят засоренность или, наоборот, чистоту посевов, снимают данные с датчиков температуры, влажности, наличия в почве тех или иных элементов. Это тоже следующий шаг.

Глава РБ призвал «в ближайшие десять лет в целом сделать сельское хозяйство современным».

- Не просто выйти на какой-то самодостаточный уровень, а быть конкурентоспособными и выпускать конкурентоспособную продукцию, - объяснил он. - Республика вполне может справиться с такой мегазадачей. У нас для этого есть всё.

Автор: ufa.mk

Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 21 августа 2018 > № 2712010 Рустэм Хамитов


Россия > Химпром. Медицина > rusnano.com, 21 августа 2018 > № 2710419 Сергей Калюжный

Профессор Сергей Калюжный: Будущее медицины — лекарства с «движком» и искусственный интеллект вместо врача.

Доктор химических наук Сергей Калюжный, советник председателя правления по науке — главный ученый РОСНАНО, уверен, что в недалеком будущем нас ждет множество прорывов в области медицины

Нанолекарства

Каждый второй россиянин умирает из-за болезней сердца и системы кровообращения. «А если с сердцем все в порядке, то вот для вас три наиболее вероятных исхода — рак, Альцгеймер или рассеянный склероз», — говорит Сергей Калюжный.

РОСНАНО в первую очередь инвестирует в лечение этих заболеваний. Например, в компанию «НАНОЛЕК», которая разрабатывает нанолекарства для сердечно-сосудистых, онкологических и инфекционных заболеваний. Другая компания в инвестиционном портфеле РОСНАНО, Panacela Labs, Inc., сосредоточилась на нанолекарствах для онкобольных. А Selecta Biosciences лидирует в области нановакцин. Среди ее разработок нановакцины против вируса папилломы человека и малярии, а также вакцина для лечения диабета I типа. «Фармсинтез» исследует терапевтическую вакцину от рассеянного склероза, запатентованную американской компанией Xenetic Biosciences.

«Нанотехнологии решают задачу адресной доставки препаратов в пораженный орган. К лекарству можно приделать специальный движок, который, например, узнает раковые клетки, находит их и прикрепляется к ним», — объясняет Калюжный.

Разработки в области наномедицины начались еще в 1950-е годы. Почти полвека спустя, в 1995 году, американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрилопервое нанолекарство — препарат для лечения некоторых типов рака «Доксил». С тех пор на рынке появилось больше 40 различных нанопрепаратов, 9 из которых борются с раковыми опухолями.

«С помощью нанотехнологий лекарство можно упаковать в специальную оболочку, — рассказывает Калюжный. — Это решает проблему с токсичностью — пока лекарство двигается к пораженному органу, оно защищено, не высвобождается и не поражает по пути здоровые клетки».

Около 90–95% состава обычных препаратов стреляет мимо, говорит ученый. Адресная доставка и пониженная токсичность помогают преодолеть это, а заодно и уменьшить дозу активного вещества.

С увеличением средней продолжительности жизни люди стали доживать до болезней, до которых не доживали раньше.

Больше болезней — нужно больше лекарств. Больше лекарств — больше испытаний на животных.

«Это не нравится зоозащитникам. К тому же животные стоят дорого. Нанотехнологии позволяют выращивать органы на чипе вне человеческого тела. Это удобно для тестирования лекарств, быстрее и дешевле. Конечно, после проверки на таких органах все равно нужны испытания на животных, но их требуется намного меньше. И возможно, в будущем мы сможем совсем от них отказаться».

«Еще одно преимущество нанофармацевтики — пролонгированность действия, — продолжает Калюжный. — При раке и других тяжелых болезнях пациент получает инъекции несколько раз в сутки. С нанолекарствами достаточно одной инъекции в день: в ней будет несколько доз, которые будут выходить постепенно через заданные промежутки времени. Плюс нанофармацевтика решает проблему биодоступности: с веществами работают на молекулярном уровне, повышая их растворимость».

Ядерная медицина

«ПЭТ-Технолоджи», одна из компаний, созданная при участии РОСНАНО, построила в России самую крупную сеть центров позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Их используют для ранней диагностики и лечения рака, а также в кардиологии и неврологии.

«Всего в стране около 30 таких центров. Мы были пионерами: разработали бизнес-модель и за четыре года построили 11 центров в разных городах Центральной России. В 2017 году 73 тысячи пациентов обследовались у нас. Глядя на это, частные компании тоже стали строить ПЭТ-центры», — говорит Калюжный.

Эти центры сами производят радиофармпрепараты, но пока работают на зарубежном диагностическом оборудовании. Разработкой российского занимается госкорпорация «Росатом».

Еще одно направление ядерной медицины, которое развивает РОСНАНО, — брахитерапия, лечение аденомы простаты при помощи специальных микроисточников — «пистолетов» и «пулек» с малой дозой радиоактивного изотопа иода. «Пульки» выстреливают точно в опухоль в простате, и радиоактивный препарат уничтожает вокруг себя злокачественные клетки. При этом его концентрация настолько мала, что он не может повредить здоровью других органов больного или людей, которые находятся рядом с ним. Такой метод лечения рака простаты внедрила компания «Бебиг», наладившая собственное производство микроисточников при финансовом участии РОСНАНО.

«Россия — главный производитель изотопов в мире. Часто наши препараты вывозят в Германию, запаковывают там в удобный для использования формат и возвращают к нам уже совсем по другой цене. А мы локализовали это производство в России — делаем „пульки“ сами», — говорит Калюжный.

Генетическая медицина

В 2003 году закончилось прочтение полного генома человека — всех трех миллиардов букв, из которых он состоит. Проект стоил три миллиарда долларов. Сейчас, 15 лет спустя, прочитать свой геном можно меньше чем за тысячу долларов.

«Только что вы с ним будете делать? Мы думали, что, как только прочитаем геном, сразу все станет понятно. Но нет! К счастью, ученые поняли, что можно строить ассоциации (искать связи между последовательностями ДНК и развитием заболеваний). Например, есть метод GWAS — полногеномный поиск ассоциаций. Оказалось, что у людей с похожими заболеваниями похожие участки генома», — рассказывает Калюжный.

«Я бы инвестировал во внедрение GWAS. Конечно, все люди разные, но в их ДНК есть сходства. Это как любовь: умные писатели говорят, что есть только 28 сюжетов любви. В них вписывается все: кто кого бросил, кто кому не ответил взаимностью… всего 28! Я не говорю, что у нас такое же маленькое количество типов генома. Но, допустим, выделим 200 вариантов — и станет намного понятнее, как лечить людей.

Еще одно перспективное направление для инвестиций — редактирование генома. Есть разные наследственные болезни, очень тяжелые, как правило. А ведь дело всего лишь в одной неправильной буковке! Так можно вытащить яйцеклетку, вырезать из генома неправильную буковку, поставить правильную, вернуть яйцеклетку в организм матери — и ее ребенок родится без этого дефекта.

И наконец, индуцированные стволовые клетки. На ранних этапах развития эмбриона начинается дифференциация эмбриональных клеток: у ребенка образуются клетки сердца, легких и других органов. Раньше нам казалось, что после дифференциации вернуть клетки в эмбриональное состояние невозможно. Но оказалось, что можно. Можно взять, скажем, клетку кожи и при помощи индуцированного воздействия (операций, выключающих гены, ответственные за клеточную специализацию, и гены, активные в стволовой клетке) вернуть ее в эмбриональное состояние и вырастить новый орган. И это будет ваш орган, из ваших клеток».

Искусственный интеллект

«В краткосрочной перспективе я бы вкладывался в то, что называют биоинформатикой, — говорит Калюжный. — Сейчас наши врачи лечат болезнь, а не пациента. Но, так как все мы очень разные, болезни у нас проявляются тоже по-разному. Лечить надо пациентов, а не болезни. Один и тот же тип диабета может у разных пациентов протекать по-разному.

Понять, как именно нужно лечить конкретного больного, можно при помощи искусственного интеллекта, который будет анализировать большой массив данных и подсказывать врачу, что у условной Маши болезнь проявляется так же, как и у пациентов X, Y и Z. И вот Х лечили так — и он умер, а Y и Z по-другому — и они выжили. Персонализированная медицина — это то, что нас ждет уже через 10–15 лет.

Как сейчас лечат рак? Облучением. А то, что половина пациентов после химиотерапии умирает в течение года — ну, медицина бессильна. Надо формировать базу медицинских знаний, настолько глобальную, что мозг человека даже не сможет ее охватить. А искусственный интеллект — сможет. И сможет поставить диагноз точнее и быстрее опытного врача. Но последнее слово должно быть за врачом, потому что пока мы не проработали все этические вопросы. Если пациент умрет, то кто виноват? Искусственный интеллект или врач?»

Источник: Сноб

Россия > Химпром. Медицина > rusnano.com, 21 августа 2018 > № 2710419 Сергей Калюжный


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 августа 2018 > № 2709721 Андрей Мовчан

Власть и игрушки

Андрей Мовчан

Жизнь в России опасна. И каждому из нас стоит хорошо подумать, прежде чем начать собственный бизнес или даже сделать репост в соцсетях

«Марш матерей», проведенный женщинами при поддержке нескольких мужчин — а всего на улицу вышло от 300 до 1500 человек, по разным оценкам, — то ли повлиял на, то ли совпал с решением небольшой региональной головы российского силового чудища временно и немного, но разжать свои челюсти. Под домашний арест из тюрьмы вышли две девушки, обвиняемые в том, что мечтали о лучшем будущем своей страны и даже записали на бумажке, что в крайнем случае могут за него и побороться. Как они его понимали — второй вопрос и, наверное, тема строгой воспитательной работы — но не посадки. Девушки успели в заключении заболеть, что не удивительно, возможно, они останутся инвалидами. Четверо человек, арестованных за те же преступления, остаются под стражей — их имена многочисленные медиа, в последнее время вдруг проникшиеся человеколюбием к двум отпущенным, даже не упоминают. Об их заключении никто не беспокоится, что очень характерно для нашей современной жизни: мы печалимся и радуемся по разнарядке, только получаем ее не от начальника или хозяина, как в старые времена, а от средств массовой информации.

Опять в России женщины оказываются лучше мужчин. По русской традиции, в которой договариваться не принято, а можно либо выбивать, либо вымаливать, если власть слаба, за дело берутся мужчины с кольями (наганами, «макаровыми», пачками «зеленых» и пр.) и выбивают «что надо» и из власти, и, еще чаще, друг из друга. Но сегодня власть сильна в русском смысле — громоздка, архаична, злобна и бьет первой, причем со всей силы и во все стороны. Выбить у нее ничего невозможно, проверено многократно, и на первый план выходит «женская позиция» — мужественный символизм (хоть в виде принесения плюшевых игрушек к зданию суда) в сочетании с символичным мужеством (хоть в виде выхода на несанкционированную акцию, тем более что власти города состоят из запуганных мужчин, так что никакая акция, кроме придуманной «наверху», санкционирована не будет).

Женщин, разумеется, на всех не хватает. На двух девочек приходятся сотни сидящих за безобидные картинки, тысячи — за подброшенные наркотики, десятки тысяч — за то, что делали бизнес, не поделившись с кем надо или вовсе (какая наглость!) с этим «кем надо» конкурируя. Прогрессивная общественность, воспарившая в России уже давно к вершинам либерализма и в массе своей осевшая — благо ветра у нас последнее время восточные — на Западе, жестко критикует власть за то, что она, из страха перед подданными, стремится запугать общество репрессиями, перемалывая в аду российских пенитенциарных учреждений судьбы и жизни тысяч людей.

Эта версия ложится в простенькие лекала, по которым современную власть меряют «старые демократы», но плохо проходит проверку фактами.

Начнем с того, что еще до всяких посадок, до танцев в церкви, до «закона подлецов», до того, как страх вообще мог появиться из-за заполонивших картинку модернизаций, демократизаций, Сколковых, договоров о сотрудничестве с Европой и временного президента с айфоном, нынешняя власть могла наблюдать реальную оппозицию в таких микроскопических дозах, что, будь это анализ на инфекцию, больной был бы признан здоровым и отпущен без лекарств. Только очень больной паранойей человек мог бы испугаться российской оппозиции в 2011 году, и еще более больной — в 2018-м.

Российская не купленная и не встроенная в систему власти оппозиция в XXI веке никогда не дотягивала до мобилизации более чем 0,5% населения и никогда не имела электоральный рейтинг выше 10%, а чаще боролась сама с собой за заветные 2%. Но даже случись чудо и появись такая оппозиция, за которой и ресурсы стояли бы, и программа разумная, и лидеры, могущие не только кричать с амвона, а еще и управлять хоть небольшой компанией и даже договориться с другими силами вместо истошного набрасывания на общий вентилятор, и рейтинг у которой бы стал расти, а не колебаться, как цветок в проруби, около нуля — у современной власти нашлись бы и ресурсы и умения, чтобы либо купить ее, либо расколоть, опорочить, заставить сражаться саму с собой. И в итоге — загнать в старые рамки маргинального меньшинства (собственно, оно так и делается со всеми, задолго до возможного достижения ими «критической массы»). В репрессиях, тем более не точечных и не за «оппозиционную деятельность», нет и не было никакого смысла.

Можно бы, конечно, предположить, что наша власть все-таки параноидально боится блогеров с картинками, детей с уставами выдуманных обществ и девчонок, поющих в церкви. Но тогда еще больше ее должны пугать радикальное крыло воинствующих православных, решившее, что имеет право срывать концерты, пробираться в школы и создавать свои кафедры в некогда качественных вузах, полувоенные формирования — от ряженых казаков до патриотических подростков из «МПО Гвардия», экстремисты сатанинско-патриотического толка типа Проханова, Старикова или Дугина и вдохновленные ими языческие секты, нацистские агитаторы, безумные поборники моральной чистоты и скреп имени святого Николая II, которые в любой момент могут, как бывало в российской истории, решить, что «они тут власть». Ан нет — представители этого бестиария (в сущности, их разновидностей много больше) живут в России самым вольготным образом, пользуясь в неограниченном виде свободами победившего либерализма и демократии, и даже больше — им разрешено многое, от громогласного разжигания розни до бития морд, что было бы запрещено в наилиберальнейших странах.

Этот загадочный факт можно было бы попробовать объяснить собачьей преданностью вышеупомянутых группировок действующей власти, если бы не два нюанса. Во-первых, далеко не все они и далеко не всегда эту преданность выражают, просто эпизоды верноподданничества до нас доносят и провластные СМИ — для них это демонстрация единства народа и власти, и оппозиционные — для них это критика режима и собственных оппонентов. Во-вторых, власть очевидно не нуждается в таких маргинальных партнерах, от которых, в сущности, больше вреда, чем пользы: их все равно некому противопоставлять, а пакости, которые они устраивают представителям нашей маргинальной оппозиции, скорее служат пиару оппозиции, чем борьбе с ней.

Нет, конечно, власть в России сегодня не боится инакомыслия, оппозиционеров, блогеров, детей, старушек, собак и кошек. Она пользовалась и пользуется избыточной для сохранения себя поддержкой населения (а когда поддержка падает, она падет не «в пользу» кого-нибудь другого, а в пользу фрустрации, апатии и просьбы к этой же власти «стать лучше»). Она обладает достаточно совершенным аппаратом феодальной пирамиды, построенной на нефтедолларах и обеспечивающей жесткий контроль за всей системой — конечно, как всегда в такой пирамиде, контроль этот отвечает задаче сохранения власти, и никакой другой. Она опирается на три мощных лояльных сословия: чиновников, бюджетников и силовиков, которые обеспечивают ей три ее главных потребности — относительную управляемость страны, электоральный успех и относительное спокойствие в государстве. Лояльность всех трех сословий основана на взаимовыгодном договоре и внушенном их представителям ощущении, что без этой власти они сами не будут существовать, по крайней мере в устраивающем их виде, и потому лояльность их несомненна и будет выдерживать самые разные испытания. Так почему же в стране есть место репрессиям?

Ответ на этот вопрос, как мне кажется, кроется в самой сути отношений власти и лояльных к ней сословий. Их договор с властью, описываемый коротко как «лояльность в обмен на привилегии», на деле включает в себя значительно более сложную схему. Помимо совершенно необходимой для поддержания такого договора дискриминации понятия закона, низведения того, что выглядит как закон, до уровня списка рекомендаций силовым органам (рекомендаций, которые нарушаются постоянно, ведь реальным законом является воля более сильного, а у силовых органов всего лишь есть задача эту волю формально и по возможности подводить под писаные законы), эта схема предполагает и существенную автономию привилегированных сословий, и «поверхностность» систем их администрирования, вызывающую множественные негативные побочные явления, которые власти приходится терпеть, чтобы сохранить социальный договор.

Самое яркое такое побочное явление — чиновно-силовая коррупция. О ней и общество, и власть говорят обильно и гневно; тем не менее ее уровень не снижается, скорее, растет. Случаи ее разоблачения часты настолько, насколько часты схватки между группировками внутри чиновно-силовой корпорации за «кормушки» — зоны экономики, где коррупция дает наиболее обильные прибыли. При этом коррупция является по сути формой налога на содержание двух из трех привилегированных сословий. Третье содержится из бюджета, благо его представители не рвутся шиковать. Победить ее и невозможно (а кто будет бороться? сами с собой?), и вредно — на ней держится лояльность, придумывать новый ее источник и сложно, и долго, и накладно.

Репрессивный характер правоприменения в России имеет схожую природу. Уже в 1990-е годы, когда силовики еще не были элитой, а власть захватывало новое чиновничество в союзе с назначенными олигархами, уголовное право стали применять для конкурентной борьбы (тогда в пределах бизнеса). Удачную идею подхватила власть, тем более что союз с силовиками уже просматривался. Система правоприменения, от законотворчества и до ГУИН через следствие, прокуратуру, суд и прочее, была сориентирована на возможность обвинения, управляемость судебного решения, произвольность наказания и ужас его отбывания. Машина, построенная для обуздания чиновничества и укрощения олигархов, прекрасно сработала: единицы пытались сопротивляться, остальные к 2004 году научились ходить строем и петь хором.

Но машина-то осталась, более того, осталась в руках новой привилегированной группы, которая, с одной стороны, должна была служить власти защитой, а с другой — реализовывать свои привилегии. И машина не прекратила свою работу, благо во главе этой группы стояли люди, привыкшие держать в руках молоток правосудия, а во всем вокруг видеть гвозди. Конечно в основном эта машина использовалась и используется все для той же коррупции. Но растущие силовые органы — в России сегодня попадание детей в силовики не только почти единственный социальный лифт, но и предел мечтаний для большинства матерей — требуют адекватной занятости (или ее имитации). Бюрократия должна расти, рост надо обосновывать, дисциплина может поддерживаться только требованием активной работы — выполнения планов, например, причем планы должны все время увеличиваться.

Вот и держится работа правоохранителей на АППЛ — «аналогичных показателях прошлых лет», которые надо все время перевыполнять, иначе не будет расширения штатов, новых должностей, званий, премий. Вот поэтому силовики кровно заинтересованы в росте количества составов преступлений, то есть чтобы завтра сажали за то, за что вчера не сажали, в составах преступлений, описанных настолько нечетко, чтобы любого можно было под них подвести, в праве безнаказанно провоцировать на такие преступления (все же фальсифицировать преступления, как это бывает с подбрасыванием наркотиков, сложнее и опаснее: вдруг попадешь под каток конкурирующего клана и сам станешь частью статистики). Вот и изобретаются статьи типа 280 и 282; вот и живут в хозяйственном праве такие динозавры, как валютный контроль; вот и сохраняются в правоприменительной практике такие безумные с точки зрения здравого смысла лазейки, как возбуждение уголовного дела о нанесении ущерба без заявления потерпевшего и решения гражданского (арбитражного) суда.

Власти же по большому счету все равно, сколько блогеров сядет, сколько предпринимателей будет разорено из-за опечатки в экспортном контракте, сколько бизнесменов пойдут в тюрьму по липовому обвинению в мошенничестве. Ни «креативный класс», ни бизнесмены не являются ее, власти, партнерами, не принадлежат к сословиям, с которыми у власти есть договор; а значит, они не более чем кормовая база и ресурс для высших сословий. Конечно, крайне сомнительно, чтобы тотальная коррупция, так же как силовой беспредел, вызывала у власти позитивные чувства. Наверняка они заставляют наших высших феодалов морщиться и периодически проводить беседы с вождями силовиков и чиновников на тему «надо же знать меру». Недаром мы видим, как иногда челюсти разжимаются; недаром хорошо знакомая с тем, как «дела делаются», Симоньян доверительно пишет в соцсетях: «Не мешайте вызволять деточек, тут уже ТАКИЕ ЛЮДИ задействованы…» Но дети в тюрьме для власти — сollateral damage, неизбежная плата за социальный договор. А если происходит что-то особенно сентиментальное, «такой человек» может точечно исправить ситуацию и верить потом, что заслужил место на небесах.

Скажем даже больше. Власть совсем не хочет, чтобы в тюрьмах России было слишком много заключенных. Это и большие бюджеты, и рост антисоциальной прослойки общества, и плохой имидж. За последние десять лет, то есть как раз «в период репрессий», количество заключенных в России упало в полтора раза — в основном за счет сокращения средних сроков заключения, декриминализации части статей и отмены заключения как формы наказания по другим. И эта политика власти сильно бьет по АППЛ и еще больше толкает правоохранителей в сторону 280-й, 282-й и подобных статей.

Понимание этого должно помочь нам ориентироваться в существующей ситуации, не питать ложных иллюзий, но и не впадать в бессмысленное отчаяние. Следствием самой конструкции нашего общества является отсутствие в нем примата закона. Осужден может быть кто угодно и за что угодно. Скорее, удивительно, что еще не идет системная кампания посадок всех, кого может быть выгодно посадить — например, квартира у него хорошая, мог бы продать и откупиться. С большой вероятностью это — дело недалекого будущего.

При этом риски надо оценивать здраво. Количество заключенных в России несколько снижается и на сегодня составляет примерно 600 000 человек или 405 на 100 тысяч. Из них около половины осуждены за убийства, разбойные нападения или кражи. Осужденных по другим статьям (а половина из них — за незаконный оборот наркотиков, но мы не будем исключать ее из-за опасности «подброса») всего 0,2% населения или 0,3%, если исключить детей. При среднем сроке заключения по этим статьям около 5 лет, за 60 лет взрослой жизни (живите долго) при чисто случайной выборке «кого посадить» у вас сегодня вероятность попасть в тюрьму составляет меньше 4%. Это примерно равно вероятности погибнуть в автокатастрофе или от случайной травмы.

Существует, конечно, несколько очевидных советов, сокращающих риски. Не надо публиковать картинки и слова, за которые можно зацепиться — так вы сами нарываетесь на дело, и вам даже спасибо не скажут. Не надо заниматься бизнесом, а если все же очень надо, то занимайтесь бизнесом, по возможности не имеющим активов или имеющим их за рубежом, не взаимодействуйте с государством и не дай бог не берите у него деньги, не лезьте в сферы, где кормятся «привилегированные» (природные ресурсы, базовая логистика, госзаказ и прочее), не создавайте сложных трансграничных схем. Не надо участвовать в публичных акциях — толку от них все равно ровно ноль, а возможность вас репрессировать колоссальная. Ни в коем случае не надо создавать или участвовать в организациях, если в их документах записано хоть что-то о политике (за исключением общеизвестных и давно существующих), особенно если это предлагают малознакомые люди. Польза от таких организаций ноль всегда, не обольщайтесь, а вы — готовый кандидат под 280-ю. Не занимайтесь в России никакой наукой, где есть связь, заказ или совместная работа с «оборонкой» или идет речь о материалах и технологиях двойного назначения. То же самое касается работы с наркотическими веществами в любой форме, даже сугубо теоретической. Наркотики — вообще страшная тема, стоит следить за собой: от категорического предупреждения осмотров и обысков вашей машины, сумки, карманов или жилища без независимых свидетелей (и то непонятно, поможет ли) до категорического запрета на посты во «ВКонтакте» о кайфе в Амстердаме или ношение майки с характерным зеленым листком.

Но также не надо думать, что выполнение этих рекомендаций гарантирует, что за вами не придут. Потребуется выполнить план или получить с вас денег, или освободить место на парковке, потому что судье некуда машину поставить, — и дело найдется и для вас.

Неправда, что общественный резонанс, «да вы знаете, кто я такой?» или хороший адвокат являются панацеей и могут вас защитить. Резонанс вам создать не удастся, если таинственные силы не сочтут, что он нужен: вот в случае «Нового величия» резонанс достался только двум арестованным — и все, бетонная стена. Без резонанса сидят профессора, бизнесмены, блогеры и вообще кто попало. Ваш вклад в величие державы и международное имя сегодня никому не нужны — лучшие ученые и режиссеры садятся как миленькие, чтобы обеспечить премией младшего оперуполномоченного, а другие лучшие ученые и режиссеры, которые делали ровно то же самое, гуляют на свободе: то ли до поры, то ли как повезет. Похоже, единственное, что пока еще как-то (не понятно, как точно) работает в этой системе, — это заступничество с самого верха, причем не публичное — как раз публичное заступничество вызывает упрямство органов: «на нас нельзя влиять», — а кулуарное. Как его обеспечивать, я в принципе не знаю, тут вам нужны другие советчики.

В целом же надо держать в голове важную истину: жизнь в России сравнительно опасна, и нет простых правил, как эту опасность нивелировать. Хотя уменьшить ее, конечно, можно. Так что, как часто бывало в истории России, каждому, кто не принадлежит к «элите» и/или не очень хочет к ней принадлежать, остается для себя решить: принимать такие риски и оставаться или не принимать — и уезжать. Кстати, никто не сказал, что решение это однозначно. Тут каждый выбирает сам.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 21 августа 2018 > № 2709721 Андрей Мовчан


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2709278 Федор Лукьянов

Der Tagesspiegel (Германия): Настоящие санкции только начинаются

Новый американский пакет санкций против России — продукт внутриполитической борьбы в США, и Россия стала инструментом в этой борьбе, считает эксперт по России Федор Лукьянов. Санкция США представляют собой ультиматум, на который Россия ни за что не пойдет. Но о «зеркальных санкциях» со стороны России не может быть и речи, уверен эксперт. По его мнению, санкции будут продолжаться.

Людмила Котлярова (Liudmila Kotlyarova), Der Tagesspiegel, Германия

«Тагесшпигель»: Господин Лукьянов, первые санкции США были введены в 2014 году. Недавно было объявлено о введении нового пакета в связи с делом Скрипалей. Какое воздействие оказали санкции до сих пор, и как Россия смотрит на новые?

Фёдор Лукьянов: В свое время санкции были введены в связи с кризисом на Украине. Они должны были привести к изменению российской политики. Не привели. Поэтому санкции вызвали лишь замедление экономического роста из-за барьеров для сотрудничества с зарубежными партнерами. С другой стороны, они даже положительно сказались на импортозамещении в производстве продуктов питания и на собственные разработки в военно-промышленном комплексе.

Последние же санкции ни в коей мере не связаны с Украиной. Вот уже год их обосновывают объективными и субъективными претензиями к России. Инцидент со Скрипалями не нов и прямого отношения к США не имеет. Поэтому в России возникло убеждение, что причина санкций кроется не в определенных аспектах российской политики, а в желании американского руководства оказать на Россию такое же давление, как на Иран. Настоящие санкции начинаются только теперь, и в случае финансовой блокады России грозят значительно более серьезные последствия. России будет труднее к ним приспособиться.

— Кроме того, сенат США подготовил еще один законопроект. Он требует от президента США Дональда Трампа создать бюро для «координации санкций» с ЕС и национальный центр «противодействия российской угрозе», а также объявить Россию «спонсором терроризма». Насколько реален подобный санкционный пакет и в чем его опасность?

— Весь новый пакет санкций кажется продуктом внутриполитической борьбы в США. Нет никаких сомнений в том, что этот пакет будет принят: вся логика санкций состояла до сих пор лишь в их обострении. В то время как их последствия для США до сих пор были весьма ограниченными, ЕС они наносят экономический вред. Но страны ЕС не едины, от них не стоит ожидать независимой, солидной позиции в российском вопросе. Американский ультиматум имел бы для европейских компаний катастрофические последствия. Поэтому усиливается их негативное отношение к курсу США, готовых в любой момент включить экономические санкции на полную мощность. Сопротивление ЕС, России и Китая могло бы на некоторое время изменить этот курс.

— Россия уже заявила о желании подготовить в деле Скрипалей «зеркальные санкции». Чем Москва действительно может ответить?

— Санкция США представляют собой ультиматум, на который Россия ни за что не пойдет. Но о «зеркальных санкциях» не может быть и речи. Положение США уникально: они контролируют всю мировую финансовую систему и способны оказывать давление на многие страны. Тут они намного превосходят Россию. С другой стороны, российское население готово выдержать более жесткие санкции, чем американское. Но представьте себе, Россия прекратит поставки титана для «Боинга» и тем самым затронет тамошних работников. Они же еще и избиратели. Но такое вряд ли произойдет. Россия не в состоянии действовать быстро, а только в долговременной перспективе: усиливая независимость от американской экономики, вскрывая слабости американской внешней политики и поддерживая хорошие отношения с Ближним Востоком и Китаем.

— Российское министерство иностранных дел заявило о готовности к диалогу с США, а также к новой встрече между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. Чего можно ожидать от этого?

— Обе прошедшие встречи показали, что ситуация после них только ухудшается. Попытки действовать традиционными дипломатическими методами дают негативный эффект. Внутренние политические разногласия в США ослабляют в итоге все конструктивные начинания. Россия никогда бы не занимала такого места в политике США, если бы не попытки американского истеблишмента подорвать позиции Трампа. Россия стала инструментом в этой борьбе. Поэтому я не вижу причин устраивать новые встречи в ближайшем будущем.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2709278 Федор Лукьянов


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708953 Дмитрий Артюхов

Встреча с врио главы Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Артюховым.

В.Путин: Дмитрий Андреевич, добрый день! С чего начнём – с Северного широтного хода?

Д.Артюхов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас за поддержку проектов развития в Арктике. У нас произошло долгожданное для всего Ямала событие: Правительство утвердило концессию по Северному широтному ходу.

Вы с самого начала этот проект поддерживали, знаете его очень хорошо. И наконец-то мы подошли к тому моменту, когда у нас есть всё для того, чтобы уже опережающе, этой зимой, начать строительство самого сложного, важного элемента – совмещённого моста через реку Обь. Сейчас делаем всё с инвестором для того, чтобы приступить к этому в самое ближайшее время.

В.Путин: Железнодорожный и автомобильный?

Д.Артюхов: Да, он совмещённый: железнодорожная часть нужна для экономики, а автомобильная, конечно, имеет большую социальную нагрузку, потому что на двух берегах находятся два города, исторически связанные, и это, конечно, для населения очень долгожданное событие.

В.Путин: Сколько получается протяжённость?

Д.Артюхов: Весь проект – 350 километров, это новое строительство. Но, учитывая, что необходимо развивать подходы, проект – порядка 700 километров.

Если говорить про развитие северного полигона, который идет вплоть до Балтики, там идёт ещё дополнительно полторы тысячи километров, которые также подлежат усилению. Это очень масштабный проект в целом.

Но мы на этом не останавливаемся. Наша следующая задача – привести железную дорогу в Сабетту. Владимир Владимирович, Вы там были. Это, конечно, особый центр развития Арктики сегодня – безусловно, главный центр развития Северного морского пути.

И наша задача – привести сеть «Российских железных дорог» в Сабетту. Уверен, что этот проект мы сделаем. Сейчас идёт очень продуктивный диалог с ключевыми компаниями: это «Газпром», «Российские железные дороги». Думаю, у нас получится сделать ещё одну концессию, и в Сабетту придёт железная дорога. Это очень нужно, чтобы в этом центре у нас Арктика развивалась, и всё для этого есть.

В.Путин: А в целом как ситуация?

Д.Артюхов: В целом экономика развивается достаточно устойчиво. Конечно, если брать основные показатели по промышленности, первое полугодие очень успешное, рост идет 12 процентов. Конечно, в основе наши крупнейшие проекты. Радует, что наши ключевые компании идут во многие проекты опережающе.

«Газпром» планирует в следующем году опережающе выйти на Харасавэйское месторождение, тоже одно из крупнейших (следующее за Бованенковским). Для нас, конечно, это очень хороший знак: это рабочие места, это очень существенные инвестиции.

И конечно, компания себя очень ответственно ведёт на территории. У нас очень много проектов взаимодействия: они связаны и с развитием наших городов, и с развитием волонтёрства; у нас отличные совместные экологические проекты.

В.Путин: Большой проект, мне Миллер докладывал.

Д.Артюхов: Радует, мы очень успешно с компанией работаем по экологической очистке Арктики. Вместе наши волонтёры – международный проект – успешно это делают.

Один из ключевых проектов, «Ямал СПГ», идёт опережающе: введена вторая очередь. Вы в декабре были на открытии первой очереди, уже с опережением введена вторая, и до конца года должна быть введена третья очередь – с опережением графика на год.

Это, конечно, отличные результаты в целом всей нашей нефтегазовой отрасли. Радует, что это происходит у нас на Ямале, и очевидно, уже ни у кого нет сомнения, что все запланированные крупнейшие проекты, будь то «Арктик СПГ – 2», также будут успешно в будущем реализованы.

В.Путин: Хорошо.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708953 Дмитрий Артюхов


Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708952 Владимир Путин

Обращение к участникам и гостям форума «Армия-2018».

Владимир Путин обратился к участникам и гостям Международного военно-технического форума «Армия-2018».

Основные мероприятия форума пройдут с 21 по 26 августа в выставочном центре «Патриот», на аэродроме Кубинка и полигоне «Алабино». В рамках мероприятий предусмотрены экспозиционная, демонстрационная и научно-деловая программы.

Форум «Армия-2018» представляет собой комплексное мероприятие, которое помимо основной экспозиции включает в себя специальные проекты: Международную выставку высокопроизводительного оборудования и технологий для перевооружения предприятий ОПК «IntellTechExpo: Интеллектуальные промышленные технологии – 2018» и специализированную экспозицию «Инновационный клуб».

В рамках форума состоится научно-деловая программа, объединяющая более 140 мероприятий различных форматов по основным тематическим направлениям.

Демонстрационная программа традиционно станет зрелищным событием и продемонстрирует мощь российского вооружения, военной и специальной техники.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Рад приветствовать участников и гостей Международного военно-технического форума «Армия-2018».

По традиции этот масштабный смотр новейших разработок оборонной промышленности собирает ведущих российских и зарубежных специалистов, служит востребованной площадкой для обсуждения вопросов военно-технического сотрудничества и, конечно, содействует укреплению партнёрских контактов между оборонными ведомствами разных стран. Ведь только вместе, доверяя друг другу, мы сможем противостоять общим вызовам и угрозам, обеспечить глобальную стабильность и безопасность.

Убеждён, что обширная программа форума вновь убедительно продемонстрирует огромный потенциал наших оружейников: конструкторов, инженеров, рабочих. Именно их руками, талантом создаётся уникальная техника для армии и флота России.

И конечно, яркими, запоминающимися страницами программы форума станут показы передовых образцов военной техники, захватывающие выступления авиационных пилотажных групп.

Особо хотел бы обратиться к молодёжи, к тем ребятам, которые впервые придут посмотреть на экспозиции и выставки. Убеждён, вы не просто узнаете много нового и интересного, но в полной мере прочувствуете, как высока честь быть защитником Родины, какие возможности для самореализации, для труда и созидания открываются сегодня в науке, оборонно-промышленном комплексе и других отраслях экономики. Всё зависит от вашего усердия, трудолюбия, нацеленности на результат в работе, стремления добиваться успеха и приносить пользу России.

Желаю участникам и гостям форума здоровья и всего самого доброго.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 21 августа 2018 > № 2708952 Владимир Путин


Россия. Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708502 Дмитрий Орешкин

Новое время (Украина): Плохая ситуация. Что Путин привез из Германии?

Российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя переговоры Владимира Путина и Ангелы Меркель для украинского издания «Новое время», высказал мнение, что лидерам двух стран не удалось договориться по ключевым вопросам, которые обсуждалисьв ходе встечи во время визита российского президента в Германию: Сирия, Украина, «Северный поток — 2».

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Путин вряд ли поехал бы к Меркель, не рассчитывай он договориться. Иначе, зачем тратить время и в результате получить негативный имидж?

Ведь среди россиян принято считать, что Путин везунчик, ему удается все, поэтому «он поднимает Россию с колен». А тут путешествие не удалось: съездил на свадьбу, поговорил с Меркель, произнес тост и вернулся назад. В России, конечно, никто на этом внимание не заостряет, но совершенно очевидно — миссия завершилась неудачей. А вот почему — это более интересный вопрос.

Не знаю, в каком порядке, но темы, которые должны были обсуждаться и обсуждались, известны: Сирия, Украина, «Северный поток — 2». И надо отметить, что у Путина и Меркель существуют объективные общие интересы: Германия, например, хочет получить дополнительный газопровод. Меркель пытается бороться с монополией поставщика, поэтому ей выгодно иметь «Северный поток — 2». Да, Меркель выдвигает условие, что какая-то часть газа все равно должна прокачиваться через Украину, но общеизвестно, что гарантии Путина недорого стоят. Однако дело не в этом.

Немцам нужен еще один источник конкурирующих энергоресурсов. Ведь если нет «Северного потока — 2», то сильно укрепляются позиции Трампа, который с удовольствием будет снабжать Германию сжиженным газом из США — на пользу американским корпорациям и своему геополитическому влиянию. Меркель это не нравится. Путин это хорошо понимает. От того и общая заинтересованность: во-первых, в снабжении Европы газом, во-вторых — в сохранении большей независимости от мягкого диктата США.

Так вот даже несмотря на эту очевидную взаимную заинтересованность, договориться не получилось. А значит, незаинтересованности оказались актуальнее, чем экономически доброкачественное и понятное желание Меркель иметь гарантированные доставки газа. А самое интересное — это значит, что и по Сирии, и по Украине, и по всем остальным параметрам разговора расхождения были так далеки, что перевесили вполне понятную заинтересованность в соглашении по газу.

Конечно, это нельзя считать пакетным соглашением. Тем не менее, одно с другим связано. Для Путина это очень плохая ситуация, поскольку означает, что он перешел красную черту. И хотя это было доказано уже многократно, переговоры с Меркель стали еще одним тому доказательством.

Путин везде перешел черту. На Украине, со Скрипалями в Великобритании, во вмешательстве в выборные технологии в США и Германии, в попытках разрушить ЕС с помощью поддержки той же тетеньки из австрийского МИД или венгров. Много всего накопилось. И весь этот багаж, который российский президент сейчас за собой тащит, перетягивает даже то, за что в его представлении ему должны все простить и списать — дешевые энергоресурсы.

Произошел какой-то перелом в отношении к Путину и в понимании его как политика со своими приоритетами. Хотя и это тянется уже давно — на Крым Европа может глаза и закрыла бы, но не на сбитый малайзийский лайнер. На этом фоне даже газ и нефть теряют значение. Как оказалось, идея Путина о том, что никто от него никуда не денется, проглотят, да еще и благодарить будут, не работает. Точнее, работает только до определенного рубежа, и он уже пересечен.

Это не значит, что теперь Путин пойдет на уступки. Он может и хотел бы, но ему нельзя проявлять слабость. Ведь основная угроза для него в стране — и это не либералы или демократы, а более суровые ребята-военнослужащие и силовики. Им как раз и нравится то, что делает Путин, поскольку это, во-первых, повышает их самооценку, а во-вторых, делает первыми в очереди на дотации Кремля на оборону, производство танков, а также — генеральские и полковничьи звезды. В общем, они чувствуют себя в родной тарелке — война как мать родная. И военнослужащие хотели бы продолжения банкета.

Если Путин попытается примириться с Западом, то потеряет часть поддержки в глазах своего электората. Ведь российский народ очень любит быть крутым, особенно когда это бесплатно — можно кого-то обидеть, но ничего за это не получить. А вот если начинают давать сдачи, то это вызывает непонимание и раздражение, в частности, в адрес Путина. Мол, ты же поднял страну с колен? Вот и дай всем западникам по морде, чтобы заткнулись. А они не затыкаются. Более того — Путин еще и вынужден кланяться.

Но кланяться он не пойдет. Вместо того, чтобы проявлять гибкость, он предпочитает жесткость.

Меркель была первой, кто сказал, что у Путина что-то не так с крышей и что он живет в каком-то своем параллельном мире. Хотя я не думаю, что это его личная особенность — это особенность советской системы, которую он пытается восстановить. Путин не может улучшить условия жизни в своей стране, но может ухудшить — у соседей. Над этим он и работает. Угроза «будет по-моему или будет хуже» и есть основной инструмент его политики.

Он делает хуже на Украине, в Грузии, ЕС. На это у него ресурсы есть. Он может и хотел бы улучшить условия в России, если бы это было бесплатно, но главная задача сейчас — оттоптать всем хвост, заставить с собой считаться. Чтобы все поняли, какой он крутой.

Думаю, что Кремль входит в стадию нарастающего остервенения. Это не значит, что грядет эскалация — у Путина синдром самосохранения очень хорошо развит. Он просто не может пойти в атаку на Украину: нет ресурсов, и это будет связано с невероятным количеством издержек. Но он будет делать вид: блистать глазами, играть кулаками, напрягать мускулатуру, ездить верхом на медведе — что еще остается в такой ситуации?

Но все это произойдет в сужающемся пространстве. Путин любит и вынужден все больше изображать из себя медведя. Последний хоть и не совсем плюшевый, но в значительной степени, скорее, нарисованный пропагандой.

Поэтому никаких решений. Я уже давно говорил, что ЛДНР — это надолго. Та же гнилая ситуация, как и с Приднестровьем, и крайне жаль людей, которые попали в эту идиотскую ловушку с бесплатным сыром советского величия. Ведь Путин точно так же — за популярностью и тем же сыром — полез в Крымскую эпопею. Это определенно было глупостью с самого начала, хоть и не все хотели это понимать.

Выхода нет. Путин отдать не может, проглотить тоже — вот и получается непереваренная субстанция.

Россия. Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708502 Дмитрий Орешкин


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708490 Ноам Хомский

Real Clear Politics (США): Ноам Хомский: большинство стран мира считают одержимость американских СМИ темой отношений Трампа и России абсурдом

Рассказы американских СМИ о сговоре Трампа и России — это шутка? Профессор Ноам Хомский предлагает вспомнить историю США за последние 135 лет. Если вас так сильно беспокоит проблема иностранного вмешательства, то посмотрите на Израиль. А вторжение США в Ирак — намного более страшное преступление, чем все то, что сделала Россия, считает Хомский.

Тим Хейнс (Tim Hains), Real Clear Politics, США

В своем интервью на программе Democracy Now! политический диссидент, лингвист и профессор Ноам Хомский (Noam Chomsky) заявил, что в других странах мира считают, что рассказы американских СМИ о сговоре Трампа и России — это «шутка», учитывая историю США за последние 135 лет, и что, если нас так сильно беспокоит проблема иностранного вмешательства, то Израиль уже оказывает больше влияния на американскую политику, чем Россия сможет когда-либо надеяться.

«Возьмем, к примеру, этот невероятный скандал с вмешательством в наши безупречные выборы. Вмешались ли россияне в наши выборы? Этот вопрос чрезвычайно сильно волнует СМИ. Но в большинстве стран мира все это воспринимается почти как шутка».

«Во-первых, если вас интересует вмешательство других государств в наши выборы, то что бы ни сделала Россия, это едва ли можно сравнивать с тем, что делает другое государство — открыто, беззастенчиво и с огромной поддержкой», — сказал он.

«Вмешательство Израиля в американские выборы в значительной мере превосходит все то, что могли бы сделать россияне, — отметил Хомский. — До такой степени, что премьер-министр Израиля Нетаньяху отправляется прямиком в Конгресс, даже не проинформировав об этом президента, и обращается к Конгрессу — а его речь встречают бурными аплодисментами — чтобы попытаться убедить его в необходимости сорвать реализацию политики президента. Так произошло с Обамой и Нетаньяху в 2015 году. Разве Путин выступал с речами на совместных заседаниях Конгресса, призывая их коренным образом изменить политику США, даже не проинформировав об этом президента США?»

«И это только крохотная доля непомерного влияния Израиля».

«Должен сказать, что я редко обращаю внимание на то, что говорят на телевидении, — сказал он, комментируя свое отношение к тому, как СМИ освещают Россию в целом. — Поэтому я мало что знаю об этом. Но в целом я считаю, что СМИ — в первую очередь Fox News — стали фактически посмешищем. Я имею в виду, как вы говорите, официальные СМИ. Другие СМИ, как мне кажется, концентрируются на таких вопросах, которые являются довольно несущественными. Есть гораздо более серьезные вопросы, которые отодвигаются на второй план».

По словам Хомского, президент «абсолютно прав, заявляя о том, что мы должны наладить отношения с Россией. И то, что его за это макают лицом в грязь, — это просто нелепо».

«России не стоит отказываться от сделки с США только потому, что США совершили самое страшное преступление столетия, вторгшись в Ирак, — намного более страшное, чем все то, что сделала Россия. Они не должны отказываться от взаимодействия с нами по этой причине, а мы не должны отказываться от взаимодействия с ними, несмотря на все те нарушения, которые россияне, возможно, совершили — которые, несомненно, были. Это просто абсурд», — сказал он.

«Вместо этого СМИ сосредоточились на том, что, с моей точки зрения, является несущественным».

Эми Гудман (Amy Goodman): Барбара Литальен (Barbara L'Italien) уже многое сказала, но потом ее прервали — когда команда Fox & Friends была шокирована тем, что они получили не того кандидата от демократов на выборы в Конгресс. Но такого рода медиа-активизм выливается в более широкий вопрос для СМИ — в вопрос о том, что Fox News становится по-настоящему официальным средством массовой информации — человек, который поддержал Роджера Эйлза (Roger Ailes), обвиненного в сексуальных домогательствах, Билла Шайна (Bill Shine), теперь стал ключевым советником президента Трампа в Белом доме. Но на это мало кто обратил внимание. Итак, есть Fox, ставший рупором Трампа и таким местом, где Трамп может услышать, что люди говорят, и есть другие телеканалы и сети, которые в основном выступают против Трампа в определенных вопросах, такие как CNN и MSNBC. Что вы об этом думаете?

Ноам Хомский: С моей отчки зрения — должен сказать, что я редко обращаю внимание на то, что говорят на телевидении. Поэтому я мало что знаю об этом. Но в целом я считаю, что СМИ — в первую очередь Fox News — стали фактически посмешищем. Я имею в виду, как вы говорите, официальные СМИ. Другие СМИ, как мне кажется, концентрируются на таких вопросах, которые являются довольно несущественными. Есть гораздо более серьезные вопросы, которые отодвигаются на второй план. Если взять тему иммиграции, с моей точки зрения, истинный вопрос заключается в том, что нам необходимо решать проблему причин иммиграции, нашей ответственности за нее, а также искать пути ее преодоления. А об этом почти никогда не говорят. Между тем я думаю, что это чрезвычайно важный вопрос. И таких вопросов много.

Из всех политических решений Трампа самым опасным и деструктивным решением — решением, которое может действительно обернуться экзистенциальной угрозой — является его политика в вопросе изменения климата, глобального потепления. Она по-настоящему разрушительна. Нам угрожает неминуемая опасность — в не слишком далеком будущем — огромные потери и ущерб. Ее предвестники уже заметны, но они — ничто по сравнению с тем, что будет впереди. Если уровень моря поднимется на пару футов, это обернется невероятными разрушениями. Это превратит сегодняшние тревоги по поводу иммиграции в мелочи жизни. И администрации хорошо известно об этом. То есть, Дональд Трамп, к примеру, знает об опасных последствиях — в краткосрочной перспективе — глобального потепления. Недавно он обратился к властям Ирландии за разрешением выстроить стену, чтобы защитить свое поле для гольфа от последствий подъема уровня воды в океане. А Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), который должен был сохранять благоразумие — прежде чем его отправили в отставку — потратил массу ресурсов на отрицание проблемы изменения климата, хотя на его столе лежали доклады от экспертов ExxonMobil, которые начиная с 1970-х годов активно предупреждали о губительных последствиях этого набирающего мощь феномена. Я не знаю, каким словом — я не могу подобрать такое слово — можно назвать тех людей, которые готовы принести в жертву в буквальном смысле существование организованного человечества в не слишком далеком будущем, чтобы положить еще пару долларов в свои и без того туго набитые карманы. Слово «зло» даже приблизительно не может их охарактеризовать. Именно такие вопросы необходимо обсуждать. Вместо этого СМИ сосредоточились на том, что, с моей точки зрения, является несущественным".

Возьмем, к примеру, этот невероятный скандал с вмешательством в наши безупречные выборы. Вмешались ли россияне в наши выборы? Этот вопрос чрезвычайно сильно волнует СМИ. Но в большинстве стран мира все это воспринимается почти как шутка. Во-первых, если вас интересует вмешательство других государств в наши выборы, что бы ни сделала Россия, это едва ли можно сравнивать с тем, что делает другое государство — открыто, беззастенчиво и с огромной поддержкой. Вмешательство Израиля в американские выборы в значительной мере превосходит все то, что могли бы сделать россияне. До такой степени, что премьер-министр Израиля Нетаньяху отправляется прямиком в Конгресс, даже не проинформировав об этом президента, и обращается к Конгрессу — а его речь встречают бурными аплодисментами — чтобы попытаться убедить его в необходимости сорвать реализацию политики президента. Так произошло с Обамой и Нетаньяху в 2015 году. Разве Путин выступал с речами на совместных заседаниях Конгресса, призывая их коренным образом изменить политику США, даже не проинформировав об этом президента США? И это только крохотная доля непомерного влияния Израиля. Поэтому, если вас интересует вопрос влияния — влияния иностранных государств на выборы — вам есть на что обратить внимание. Но даже это абсурд.

Знаете, один из основополагающих принципов жизнеспособной демократии заключается в том, что избранные представители должны отвечать перед теми, кто их выбрал. Нет ничего более элементарного. Однако мы хорошо знаем, что в США этого попросту нет. В политологической области есть огромное количество литературы, где сопоставляются мнения избирателей с мерами и действиями, предпринимаемыми их избранными представителями, и эта литература доказывает, что в подавляющем большинстве случаев обычные люди фактически лишены права голоса. Их собственные представители не обращают никакого внимания на их мнение. Представители прислушиваются к мнению всем известного 1% — богатых, влиятельных людей, корпоративного сектора. В своей блестящей работе Том Фергюсон (Tom Ferguson) очень убедительно продемонстрировал, что уже долгое время выборы в США по большей части являются купленными. Вы можете с удивительной точностью спрогнозировать результаты выборов президента или в Конгресс, просто просмотрев данные о расходах на предвыборную кампанию. И это только часть. Лоббисты фактически сами пишут законопроекты, сидя в кабинетах конгрессменов. Частный капитал, корпоративный сектор, сверхбогатые люди постоянно и беззастенчиво вмешиваются в наши выборы до такой степени, что подрываются даже самые базовые принципы демократии. Разумеется, сегодня все это технически является вполне законным, но это может многое рассказать о том, как функционирует наше общество. Поэтому, если вас тревожит вопрос выборов, проблема того, как они проходят, как это все соотносится с будущим демократического общества, сосредотачиваться на хакерских атаках России — это большая ошибка. Конечно, иногда в нашей прессе появляются материалы на эту тему, но их в разы меньше по сравнению с материалами на малосущественную тему российских хакерских атак.

Мне кажется, мы наблюдаем подобное в разных вопросах, в том числе в тех вопросах, в которых то, что говорит Трамп — по каким бы причинам он это ни делал — нельзя назвать неразумным. Он абсолютно прав, заявляя о том, что мы должны наладить отношения с Россией. И то, что его за это макают лицом в грязь, — это просто нелепо. России не стоит отказываться от взаимодействия с США только потому, что США совершили самое страшное преступление столетия, вторгшись в Ирак, — намного более страшное, чем все то, что сделала Россия. Они не должны отказываться от взаимодействия с нами по этой причине, а мы не должны отказываться от взаимодействия с ними, несмотря на все те нарушения, которые россияне, возможно, совершили — которые, несомненно, были. Это просто абсурд. Нам необходимо налаживать отношения — у самых границ России наблюдается чрезвычайная напряженность, которая в любой момент может обернуться взрывом и спровоцировать ядерную войну, которая станет последней для жизни на Земле. Мы очень близки к этому. Теперь мы можем спросить, почему так произошло. Во-первых, мы должны предпринять меры для того, чтобы улучшить ситуацию. Во-вторых, мы должны спросить, почему так произошло. Потому что НАТО расширило свои границы после распада СССР в нарушение устных обещаний, данных Михаилу Горбачеву. Оно расширяло свои границы при Клинтоне — сначала при Буше-старшем, а затем в основном при Клинтоне, который приблизился прямо к российским границам, — а затем еще дальше при Обаме. США предложили принять Украину в НАТО. А Украина — это центральный элемент геостратегических опасений России. Поэтому, да, у российской границы сейчас наблюдается напряженность — заметьте, у российской, а не у мексиканской. Именно на эти вопросы необходимо обращать основное внимание. От этого зависит судьба всего организованного человеческого общества — и даже выживание человечества. И сколько внимания сейчас уделяется этим вопросам в сравнении со, скажем, вопросом о том, солгал где-то Трамп или нет? Именно в этом и заключается суть моей критики в адрес СМИ.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708490 Ноам Хомский


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин

Технология развлечений: как блокчейн меняет рынок билетов на спортивные мероприятия и концерты

Даниил Кручинин

основатель p2p-платформы eTicket4.ru по продаже билетов на мероприятия

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейна. Но поможет ли это избавиться от перекупщиков

Абсолютно все билеты на матч Суперкубка УЕФА между командами «Реал Мадрид» и «Атлетико Мадрид» были проданы с использованием блокчейн-технологий, интегрированных в систему мобильной продажи билетов. Bluetooth-датчики, расположенные в местах входа на стадион, автоматически считывали из специального мобильного приложения информацию о билете. Стадион в Таллине, на котором проходил матч, вмещает всего 12 000 зрителей, однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы эксперимент был признан успешным. Ранее УЕФА уже тестировала систему, например в этом году в финале Лиги Европы, который проходил во французском Марселе, 50% билетов было продано через мобильную блокчейн-систему.

Революция сверху

Рано или поздно все билеты станут безбумажными и будут продаваться с помощью блокчейн-технологий. Речь не только о билетах на спортивные события. Билетная индустрия — одна из тех, где технологии распределенного реестра будут крайне востребованы: блокчейн позволяет решить проблему с перекупщиками и мошенничеством, повышая прозрачность и безопасность индустрии до максимально возможного уровня.

На чемпионате мира по футболу в России лишь 7% билетов попало на вторичный рынок

Почему это важно? На чемпионате мира по футболу в России, по различным оценкам, лишь 7% билетов попало на вторичный рынок. Это примерно 140 000 билетов на сумму $22 млн. На Кубке конфедераций, который проходил в России годом ранее, до 40% билетов были проданы на вторичном рынке. Честно говоря, я был уверен, что на ЧМ ситуация будет примерно такая же: самое главное спортивное событие в мире, сотни тысяч иностранных болельщиков приедут в Россию и, конечно, мировые компании, специализирующиеся на вторичном рынке билетов, типа StubHub и Viagogo не упустят шанс заработать. Но вторичный рынок билетов ЧМ-2018 оказался в несколько раз меньше прогнозируемого. Это стало для меня вторым потрясением на ЧМ (первым была игра сборной России).

Главная причина в резком сокращении вторичного рынка — активность FIFA, которая после неудачи на ЧМ-2014 в Бразилии (тогда как раз около 40% билетов было скуплено и перепродано) решила сама заниматься продажей билетов, а не отдавать их местным дистрибьюторам. Огромное количество сайтов, которые предлагали билеты, моментально блокировались, а все крупные онлайн-классифайды получили предупреждение от FIFA о запрете на продажу билетов. Это сработало, правда, спровоцировало гигантские интернет-очереди. Люди жаловались, что не могут купить билеты. Это нормально для масштабного события с повышенным спросом, но все-таки вторичный рынок всегда в таких случаях играл (и пока еще играет) роль дополнительного канала продаж.

Революция снизу

Тем не менее билетный рынок ждут крутые перемены. За последние лет 10 власти разных стран — особенно отличилась Великобритания — всерьез озаботились разработкой законодательства, которое бы контролировало вторичный рынок. Во многом это связано с расцветом рынка: если до 2006 года крупная платформа была по сути одна — американская StubHub, — то начиная с середины нулевых компании стали появляться одна за другой типа британских Get Me In!, Seatwave или Viagogo. Во второй половине нулевых начались крупные M&A сделки: в 2007-м eBay купил StubHub за $307 млн, в 2009-м после покупки Live Nation компании Ticketmaster за $2,5 млрд на рынке появился монстр Live Nation Entertainment (LNE), скупающий вокруг себя все и вся. Правда, эта компания занимается не только и не столько вторичным рынком, сколько «обычной» продажей билетов, организацией и промотированием концертов, продюсированием и т. д.

Целей у законодательных органов разных стран, как правило, было две: обеспечить максимальную безопасность сделок для покупателей билетов и ограничить максимальные наценки. Но к любым ухищрениям регуляторов перекупщики быстро адаптировались, и билеты по-прежнему могли (и могут) продаваться в 5-10 раз дороже. Проблема в том, что пользователю того же Ticketmaster подчас сложно понять, какие билеты он покупает — первичного или вторичного рынка, и, соответственно, сколько именно он переплачивает.

«Внезапно» 13 августа Ticketmaster объявил о закрытии двух своих сайтов, специализирующихся на вторичном рынке, — GetMeIn и Seatwave. Причина закрытия — отнюдь не падение продаж (с этим как раз все хорошо), а все возрастающее количество претензий со стороны покупателей и музыкантов. Теперь Ticketmaster хоть и будет продолжать работать на вторичном рынке билетов, но их цена будет равна или ниже номинальной, а сама платформа будет брать за сделку комиссию 15%. Также считается, что компания пришла к такому решению под давлением музыкантов, недовольных тем, что через платформу, которая организует и рекламирует их концерты, перекупщики продают огромное количество билетов на те же концерты. Соответственно прибыль от этих продаж идет куда угодно, только не в карман музыкантам. Согласно отчету LNE за 2017 год, эта компания, куда входит и Ticketmaster, продала 500 млн билетов, а доход с продаж составил $2,1 млрд. Если учесть, что вторичный рынок составляет примерно 20% от первичного, то LNE на вторичном рынке смогла продать примерно 100 млн билетов на сумму $500 млн. Недовольство музыкантов легко понять.

Децентрализованная революция

Впрочем, эти проблемы были известно давно. С распространением блокчейн-технологий, а также с бумом ICO во всем мире стали появляться компании, которые предлагают так или иначе решить проблемы вторичного рынка. Как именно блокчейн преобразит этот рынок, сказать трудно. В любом случае блокчейн по определению предполагает прозрачность и скорость сделки, а также сокращение числа посредников на рынке. Это, кстати, скорее вызов именно для первичного, а не вторичного рынка. Многие билетные блокчейн-стартапы предполагают, что любой желающий может выпустить и продать билеты: артисты, промоутеры и т. д. Как минимум в этой схеме отсутствуют билетные операторы.

Новый рынок пытаются сформировать в том числе «пришельцы» из прошлого. Например, бывший вице-президент Ticketbis (платформа по продаже билетов на вторичном рынке, куплена в 2016 году StubHub за $165 млн) Джордж Диаз сейчас развивает блокчейн-стартап Tracer, который предложил рынку концепцию Smart Ticket. По идее с помощью него можно настраивать параметры покупки любого билета и дальнейшего распределения прибыли, отследить движение билета (например, сколько раз он был перепродан). На сайте проекта красуется энергичный слоган: «Прощайте, спекулянты!».

Платформа Aventus, в прошлом году собравшая на ICO $18,7 млн, разработала похожую блокчейн-систему. С помощью нее, утверждают разработчики, вообще любая компания (например, автозаправка) может организовать продажу билетов и на основе смарт-контрактов настроить параметры любых сделок: установить, что цена билета на вторичном рынке должна быть не более чем на 10% выше номинальной, комиссия за сделку — не больше 15%, и так далее.

Интересно, что именно вторичный, а не первичный рынок сейчас кажется более инновационным. Он работает быстрее и эффективнее, развивается активнее: ежегодный рост — около 20%, прогнозируемый объем в 2018 году — $9-10 млрд, в 2021-м — все $15 млрд.

Именно здесь есть новые возможности для предпринимателей. Сама бизнес-модель платформ по продаже билетов на вторичном рынке предполагает довольно простое масштабирование: достаточно организовать работу технической поддержки на национальных языках и установить контроль в лице регионального менеджера. С билетными брокерами, да и с отдельными артистами проще договориться, чем с театрами или концертными площадками.

Билетная индустрия будущего точно будет мобильной и безбумажной. Есть все основания полагать, что билеты на один из ближайших финалов Лиги чемпионов будут проданы с помощью блокчейн-технологий, а года через два все билеты на международные матчи и даже матчи чемпионата мира в Катаре в 2022-м будут продаваться только через блокчейн.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708440 Даниил Кручинин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708437 Ирина Кривошеева

Укромное место. Как защитить активы от санкций и рейдеров

Ирина Кривошеева

гендиректор УК «Альфа Капитал»

За последние годы старые механизмы защиты частной собственности не раз показали свою хрупкость. На этом фоне вырос интерес к новому инструменту — персональным инвестиционным фондам. В чем их преимущество?

Долгое время считалось, что с иностранными юрисдикциями связаны самые надежные и выгодные способы контроля за активами, управления ими и передачи по наследству. Сегодня это уже не совсем так. Все чаще зарубежные проверяющие интересуются пошаговой историей происхождения средств, поддерживать режим конфиденциальности все труднее, а налоговые границы между странами становятся все прозрачнее.

Опасность расширения режима санкций дополнительно стимулирует частичный возврат капитала состоятельных клиентов в Россию. После возвращения активов на родину инвесторам стоит позаботиться о правильном структурировании своего портфеля.

Среди возможных неудобств и рисков в рамках российской юрисдикции налоговые коллизии, например, налогообложение дохода от валютной переоценки, рост нагрузки по раскрытию информации, разрозненность активов. Неудивительно, что персональные инвестиционные фонды, лишенные большинства этих недостатков, привлекают к себе в такой момент самое пристальное внимание.

«Упаковка» активов

С юридической точки зрения персональный фонд представляет собой закрытый паевой инвестиционный фонд (ЗПИФ) — проверенный временем инструмент, которым раньше пользовались в основном крупные корпорации и банки.

Теперь благодаря законодательным новациям он стал доступен и физическим лицам с капиталом примерно от 300 млн рублей. Особенно интересны такие фонды могут быть тем частным инвесторам, которые желают создать долгосрочный семейный траст и являются собственниками недвижимости с постоянным арендным доходом, а также тем, кто устал от разрозненности инвестиционных портфелей в нескольких компаниях.

Существует два типа персональных фондов. Первый ориентирован на финансовые активы в рублях или валюте — облигации и евробонды, акции, депозиты, ETF и фонды активного управления (в том числе иностранные), производные инструменты. Второй тип — комбинированный. В этом случае помимо финансовых инструментов объектами могут служить недвижимость и имущественные комплексы в России и за рубежом, интеллектуальная собственность, права требования в отношении активов.

Плюсы и минусы

Создание персонального фонда позволяет защитить активы от зарубежных санкций и любых других недружественных действий, а также избежать возможного конфликта интересов. Все сделки с имуществом согласует инвестиционный комитет из числа пайщиков, их реестр непубличный. Требование публично раскрывать отчетность о деятельности фонда отсутствует, а паи могут учитываться на счете номинального держателя.

Не менее важен предусмотренный законом комфортный налоговый режим. Налогом на прибыль не облагаются любые доходы, которые остаются в фонде: дивиденды и проценты, арендные платежи, средства от продажи недвижимости, ценных бумаг и другого имущества. Аналогично обстоят дела с косвенными доходами, в том числе возникающими из-за курсовых разниц и переоценки вложений в валюте до момента выхода из фонда. То есть налог на доход рассчитывается только при погашении или продаже паев, а также если инвестор получает от фонда промежуточные выплаты.

Персональный фонд удобно использовать как механизм передачи имущества по наследству или для перехода из одного вида активов в другой. Пример: клиент, привыкший инвестировать в долларах, переводит средства в Россию.

Если он просто купит на них еврооблигации, то возникнет упоминавшаяся проблема валютной переоценки — из-за колебаний курса рубля может образоваться «бумажная» прибыль, с которой придется платить налог. Конструкция закрытого ПИФа от этого защищает. Установив определенный срок жизни персонального фонда, скажем, три года, вы сможете все это время перекладываться из рублевых активов в валютные (как и обратно) без налоговых начислений.

Комиссия за структурирование и администрирование фонда составляет около 1% в год.

Конечно, не во всех ситуациях создание персонального фонда бывает оправданно: у этого инструмента есть и ограничения. Главный его недостаток — достаточно высокий порог входа.

Кроме того, отнюдь не любые активы удастся «упаковать» в такой фонд. Например, не получится это сделать с парком автомобилей, которыми вы пользуетесь, домом или квартирой для постоянного проживания семьи, чтобы снизить налоговую нагрузку. Не подходит персональный фонд и для консолидации токсичных, проблемных объектов инвестиций.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708437 Ирина Кривошеева


Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708436 Елена Иванкина

Бум или отчаяние: почему бурно растет ипотечный рынок

Елена Иванкина

декан факультета экономики недвижимости Института отраслевого менеджмента РАНХиГС

В июле было выдано кредитов на 245–255 млрд рублей — это в 1,6 раза выше июльской отметки в 2017 году, показала предварительная оценка компании ДОМ.РФ. Почему россияне стать активно брать кредиты на жилье и чего ждать?

Рынок ипотеки растет в первую очередь за счет новых кредитов: за семь месяцев рефинансирование составляет 14% всей выдачи ипотечных кредитов, показала статистика ДОМ.РФ.

Активный рост ипотечного кредитования связан с тремя факторами. Во-первых, снижаются ипотечные ставки, причем речь идет о существенном снижении. Так, в 2015 году ставки по ипотечным кредитам составляли 13%, а сейчас в среднем по стране — около 9,6%, причем на новостройки они ниже и составляют 9,3%, а на вторичное жилье — 9,6%. Снижение ставки позволяет существенно снизить ежемесячные платежи.

Во-вторых, сейчас существует большое количество специальных программ кредитования для молодых семей и госслужащих как в Москве, так и в регионах. Такого объема выдаваемых по специальным программам кредитов под 6% годовых в нашей стране не было никогда. Бюджетники, врачи, учителя — все те категории населения, которые не могут купить на рынке, могут по специальной программе выплачивать ипотеку под 6% годовых. Это очень важный фактор.

В-третьих, в последние четыре года снижаются цены на недвижимость. В среднем по стране стоимость жилья составляет около 50 000 рублей за квадратный метр. Есть регионы, в которых квадратный метр стоит 34 000 рублей, что соответствует стандарту Минстроя. Похоже, что кроме низких ставок, специальных программ со специальными ставками и снижения цен на недвижимость нет никаких других причин для увеличения ипотечного кредитования в нашей стране. Но и этого вполне достаточно.

Надо также заметить, что сейчас наблюдается снижение первоначального взноса до нулевой отметки. Такая стратегия выглядит рискованной для банка. Первоначальный взнос должен существовать обязательно для того, чтобы доказать, что заемщик кредитоспособен. Банкам нужно очень тщательно проверять, насколько клиент сможет в течение 25-30 лет сохранять уровень своих выплат. Это серьезная задача. Но банки выполняют это требование по-разному. В основном для подтверждения выплат используется справка 2НДФЛ и проверяется уровень закредитованности. При подаче заявления на кредит, как правило, клиент обязан указать в анкете все свои кредиты и уровень выплат по ним. При принятии решения о выдаче ипотечного кредита банки также смотрят, какое количество иждивенцев приходится на заемщика из числа малолетних и людей пенсионного возраста и какое есть движимое и недвижимое имущество в распоряжении. То есть банку до выдачи кредита приходится провести большой объем исследований, которое называется «предкредитное обследование заемщика». Кроме того, выдача ипотечных кредитов требует работы страховщиков, которые проводят страхование предмета залога и жизни заемщика. Таким образом банки пытаются защититься от недобросовестных заемщиков. Конечно, от форс-мажорных обстоятельств все предпринимаемые кредитными организациями усилия это не гарантирует.

Пузырь, который лопнул

В мире рынок заложенных квартир очень активен и, как правило, по объему равен рынку новостроек. В случае, если заемщик не может полностью выплатить кредит, банк, как правило, осуществляет перерасчет задолженности и возвращает клиенту часть средств, а ипотечную квартиру выставляет на продажу, и такие объекты недвижимости активно обращаются на рынке.

Факторы ипотечного рынка создали в России уникальную ситуацию: сейчас весь объем ипотечных кредитов составляет 10% от ВВП. История же развития ипотечного рынка у нас в стране насчитает старт с 1991 года, когда появился соответствующий закон о залоге недвижимости, в котором земля даже не указывалась как предмет ипотеки. В 1998 году был принят закон о залоге недвижимости или ипотеке, по которому мы и работаем до сих пор с применением множества поправок.

В начале 2000-х годов объем ипотечного жилья в России составлял лишь 1% ВВП — это мизерный уровень по сравнению, например, с европейскими странами, где этот показатель составляет 50-60% ВВП, а в некоторых странах доходит до отметки 80% ВВП. Получается, ипотечный рынок на практике представляет собой огромную часть экономики, сравнимую с уровнем производства в той или иной стране. В России рост ипотеки с 1% до 30% ВВП за 30 лет можно считать хорошей динамикой, причем учитывая сближение уровня ставок по спецпрограммам кредитования в 6% с ключевой ставкой ЦБ и выдачу кредитов на срок до 25-30 лет, рынок развивается в нужном направлении.

Опасаться, что ситуация в России будет развиваться по сценарию надувания и схлопывания ипотечного пузыря, как это случилось в 2008 году в США, пока рано. Хорошие темпы роста ипотечного кредитования являются оптимистичным сигналом в экономике. При условии, что ЦБ будет регулировать банковское законодательство для того, чтобы не допустить перегрева ипотечного рынка, как случилось в других странах, сделавших ставку на ипотечные займы как рычаг роста для экономики.

Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 августа 2018 > № 2708436 Елена Иванкина


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708410

Максим Паршин из Минэкономразвития перешел в Минцифры

Анна Устинова

Максим Паршин назначен заместителем министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (Минцифры). Пока за ним не закреплены направления, которые он будет курировать. Ранее Максим Паршин был директором Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции в Министерстве экономического развития РФ (Минэкономразвития). Вместе с назначением Максима Паршина стало известно об уходе с поста замглавы Минцифры Сергея Калугина (на фото).

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев подписал два распоряжения - об освобождении от должности заместителя министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Сергея Калугина и назначении на этот пост Максима Паршина. Документы появились на сайте правительства вчера.

Сергей Калугин занимал пост замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций с 12 апреля 2017 г. Он покинул эту должность по собственной инициативе. В беседе с корреспондентом ComNews Сергей Калугин отказался комментировать свой уход из министерства и пока не стал раскрывать дальнейшие планы. До прихода в Министерство связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязи, ныне Минцифры) он с 2013 г. был президентом ПАО "Ростелеком".

Максим Паршин назначен заместителем министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций с 16 августа 2018 г. В Минцифры не стали пояснять, какие направления будут закреплены за новым замминистра. Максим Паршин перешел в Минцифры из Минэкономразвития, где с января 2016 г. занимал пост директора Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции. Он также отметился тем, что в 2013 г. был заместителем генерального директора ФГУП "Почта России".

Изменения в Минцифры начались в мае текущего года. Сначала Министерство связи и массовых коммуникаций РФ было преобразовано в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (см. новость ComNews от 16 мая 2018 г.). Затем в ведомстве сменился глава: на место Николая Никифорова пришел Константин Носков (см. новость ComNews от 21 мая 2018 г.).

Новый министр привел за собой в Минцифры двух заместителей - Евгения Кислякова и Олега Войтенко из Аналитического центра при правительстве РФ (АЦ; см. новость ComNews от 23 июля 2018 г.), который он ранее возглавлял.

В августе Олег Иванов из Роскомнадзора пополнил число заместителей министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (см. новость ComNews от 8 августа 2018 г.). Он сообщил ComNews, что будет отвечать за все отрасли электросвязи за исключением почтовой. Соответственно, Максим Паршин стал четвертым замминистра, назначенным после прихода Константина Носкова в министерство.

При этом в июле посты заместителей министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций покинули четверо: Алексей Козырев, Дмитрий Алхазов, Рашид Исмаилов и Михаил Евраев (см. новость ComNews от 24 юля 2018 г.).

Таким образом, из восьми заместителей министра команды Николая Никифорова при новом руководстве осталось трое - Алексей Волин, Олег Пак и Алексей Соколов. Соответственно, одно место пока остается вакантным.

В добавление к сказанному отметим, что в июне появился проект постановления правительства, согласно которому у министра может быть 10 заместителей вместо прежних восьми (см. новость ComNews от 28 июня 2018 г.). Увеличение штатной численности центрального аппарата ведомства объясняется получением Минцифры новых полномочий в сфере цифрового развития. Соответственно, это повлечет за собой выделение больших объемов финансирования.

Досье ComNews

Максим Паршин родился 23 июля 1976 г. в городе Мытищи Московской области. В 1998 г. окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, в 2001 г. - аспирантуру МГУ им. М.В. Ломоносова. В 2008 г. окончил Московский институт международного бизнеса при Всероссийской академии внешней торговли (MBA).

В 2002-2013 гг. работал на различных должностях в Министерстве экономического развития Российской Федерации. В 2013 г. был заместителем генерального директора ФГУП "Почта России". С 2014 г. по 2015 г. был заместителем руководителя Федеральной службы по труду и занятости. С января 2016 г. по август 2018 г. был директором Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Министерства экономического развития РФ.

С 16 августа 2018 г. назначен заместителем министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

Награжден почетной грамотой правительства Российской Федерации.

Сергей Калугин родился в Москве в 1966 г. В 1991 г. окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова.

После окончания университета работал в должности экономиста в АБ "Инкомбанк", затем был управляющим директором по инвестициям АБ "Инкомбанк", президентом инвестиционно-финансовой компании "Инком Кэпитал". С 2000 г. - генеральный директор ОАО "РТР-Сигнал". С 2001 г. по 2007 г. был генеральным директором ОАО "Национальные кабельные сети". С 2007 г. по 2008 г. занимал пост генерального директора ОАО "Национальные телекоммуникации". С 2009 г. стал управляющим партнером WebMediaGroup. С 2009 г. по 2012 г. вновь занял пост генерального директора ОАО "Национальные телекоммуникации". С 2013 г. по март 2017 г. занимал должность президента ПАО "Ростелеком".

С 12 апреля 2017 г. по 16 августа 2018 г. занимал пост заместителя министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

В 2014 г. награжден орденом Дружбы.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708410


Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708409

Nokia в России возглавит глава Совета МСЭ

Леонид Коник

Бывший заместитель министра связи и массовых коммуникаций Рашид Исмаилов станет генеральным директором Nokia в России и уже возглавил сервисное подразделение этой корпорации в Восточной Европе. При этом Рашид Исмаилов до мая 2019 г. сохранит пост председателя Совета Международного союза электросвязи (МСЭ).

Рашид Исмаилов (на фото) подтвердил корреспонденту ComNews факт своего прихода в Nokia. "Я возвращаюсь в привычную для меня сферу: я долго работал в проектировании и строительстве сетей связи, а также в области поддержки заказчика", - добавил он.

Рашид Исмаилов работал в крупнейших мировых компаниях - производителях телекоммуникационного оборудования с 1998 г.: в 1998-2005 гг. он занимал различные должности в Ericsson (последняя должность там - директор службы технической поддержки региона "Россия - СНГ", объединявшего 12 стран), в 2005-2010 гг. возглавлял направление услуг Nokia (а затем - Nokia Siemens Networks) в России, а с февраля 2010 г. по январь 2013 г. был вице-президентом по сервису, закупкам и поставкам в компании Huawei Technologies в России, Украине, Белоруссии и Армении.

С 14 января 2013 г. Рашид Исмаилов работал в Минкомсвязи России: сначала директором Департамента международного сотрудничества, а с 7 августа 2014 г. - заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ (в команде министра Николая Никифорова). В июле 2018 г. покинул пост замминистра (см. новость ComNews от 23 июля 2018 г.).

В беседе с корреспондентом ComNews Рашид Исмаилов отметил, что видит перед собой большой фронт работ, так как Nokia обладает в России обширной базой оборудования, установленного на сетях всех операторов "большой сотовой четверки". В качестве приоритетных направлений он назвал управление проектами, поддержку строительства сетей и развитие аутсорсинговых контрактов (Managed Services) с двумя российскими заказчиками этих услуг - МТС и "ВымпелКомом".

До сих пор генеральным директором Nokia в России являлся Михаил Райскин, назначенный на этот пост в августе 2016 г. (см. новость ComNews от 18 августа 2016 г.). Михаил Райскин сообщил корреспонденту ComNews, что в Nokia действительно объявлено о приходе Рашида Исмаилова. "Но, чтобы стать генеральным директором, ему еще предстоит выполнить несколько корпоративных регламентов как бывшему государственному служащему, и на это уйдет некоторое время", - отметил он. При этом Михаил Райскин подчеркнул, что пока остается на позиции и.о. гендиректора Nokia в России и продолжает возглавлять две ее операционные компании в РФ - ООО "Нокиа Солюшнз Энд Нетворкс" и ЗАО "Алкатель-Лусент". По словам Михаила Райскина, он останется в Nokia и в дальнейшем, так как имеет в компании несколько бизнес-функций. Один из его коллег по Nokia предположил, что Михаил Райскин может продолжить карьеру в компании как аккаунт-менеджер по крупнейшим клиентам.

Один из бывших ключевых менеджеров Nokia в России и СНГ заметил, что должность генерального директора Nokia в России - по большей части номинальная. По его словам, ключевые вопросы решает вице-президент компании по региону Восточная Европа (с октября 2016 г. эту позицию занимает Деметрио Руссо).

Наряду с новым назначением в Nokia Рашид Исмаилов остается и председателем Совета Международного союза электросвязи (МСЭ). Он избран на этот высокий пост с 2018 г., до этого момента с 2001 г. представитель России не был председателем Совета МСЭ - тогда его возглавлял Юрий Гринь (см. интервью Рашида Исмаилова по итогам заседания Совета МСЭ 2018 г. на ComNews). Как отметил Рашид Исмаилов, этот пост он сохранит до следующего заседания Совета МСЭ, которое, по данным МСЭ, назначено на 10-20 июня 2019 г.

Представитель одной из компаний, в которой работал Рашид Исмаилов до прихода в Минкомсвязи, особо отметил его порядочность, качества управленца и умение формировать успешную команду. А бывший высокопоставленный сотрудник Huawei Technologies, которому довелось поработать с ним в этой компании, напомнил, что все направление сервис-менеджмента Huawei в России является детищем Рашида Исмаилова. Источник еще в одной компании-вендоре выделил равноудаленность Рашида Исмаилова от всех участников рынка в бытность его в Минкомсвязи и при этом их равное вовлечение в различные технологические вопросы (например, дискуссии о частотных диапазонах для сетей 5G в России): "Он всегда приглашал на совещания представителей и Ericsson, и Nokia, и Huawei, и ZTE".

Досье ComNews

Рашид Исмаилов родился 2 ноября 1965 г. в Баку. В 1988 г. окончил исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. 1988-1991 гг. - преподаватель в Московском институте химического машиностроения (МИХМ).

С 1991 г. по 1998 г. занимал различные посты в организациях, работающих в области ИТ и консалтинга. В телекоммуникационной отрасли работает с 1998 г. С 1998 г. по 2005 г. занимал различные позиции в компании "Ericsson Россия" - от директора по строительству и развитию сетей связи до директора службы технической поддержки региона "Россия - СНГ", объединявшего 12 стран.

С 2005 г. по 2010 г. работал в компании Nokia Siemens Network Russia, где возглавлял сервисное управление в регионе "Россия". Являлся членом правления российской бизнес-единицы компании. В рамках своей деятельности руководил интеграционной командой по Северо-Восточному региону (Скандинавия, страны Балтии, СНГ, Турция) со стороны компании Nokia Networks при слиянии с компанией Siemens Com.

В 2007 г. окончил МГТУ МАМИ по специальности "Экономика и управление на предприятии". До назначения в Минкомсвязи России работал в должности вице-президента по сервису, закупкам и поставкам в компании Huawei Technologies, регион "Россия", включающий Россию, Украину, Белоруссию и Армению.

14 января 2013 г. назначен на должность директора Департамента международного сотрудничества. 7 августа 2014 г. назначен заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ. В июле 2018 г. покинул пост замминистра.

Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708409


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708251

Что мешает готовить специалистов для рыбной отрасли.

Совещание по вопросам подготовки кадров для рыбного хозяйства состоялось во Владивостоке. Представители Дальрыбвтуза, бизнеса и краевых властей обсудили проблемы с обучением студентов, прохождением практики и материальным обеспечением вуза.

Встречу провел врио ректора Дальрыбвтуза Николай Зорченко. Участие в круглом столе приняли вице-губернатор Приморья Валентин Дубинин, заместитель начальника краевого департамента рыбного хозяйства Валерий Корко, представители рыбопромышленных компаний и отраслевых объединений, сообщает корреспондент Fishnews.

Помочь материально и опытом

Николай Зорченко отметил, что перед университетом поставлены большие задачи, которые не решить без поддержки рыбацкой общественности. Глава института поблагодарил рыбопромышленников, которые оказывают вузу помощь: с установкой большого аквариума для будущих специалистов в области марикультуры, оснащением аудиторий «Технологические машины и оборудование», «Электрооборудование и автоматика судов», с поставкой новых машин для учебных производств, продуктов питания. Решаются вопросы с закупкой 3D-принтеров, формы и пр.

Валентин Дубинин подчеркнул, что для подготовки профессионалов требуется современное, передовое оборудование. Он добавил, что учебному заведению требуется от рыбаков не только финансовая помощь. «У вас почти на каждом предприятии есть люди, которые могут ребятам все рассказать и показать на своем примере. Нужны не только теоретики, но и практики», - обратился вице-губернатор к рыбопромышленникам.

Предполагается, что компании будут направлять дипломированных специалистов плавсостава для преподавательской работы на 1-2 семестра. «Здесь мы бы хотели, чтобы участие приняли БАМР, Преображенская база тралового флота, «Восток-1», «Дальрыба» – наши «маститые» рыбацкие организации, - предложил Валентин Дубинин. - Но никому другому тоже не возбраняется».

По словам Николая Зорченко, от такого специалиста требуется только наличие диплома и желание работать в преподавательской должности. «Скажем, он будет вести электрооборудование для второкурсников по программе: учить, рассказывать, показывать, возможно, организует экскурсию на свое судно, - привел пример врио ректора. - Чтобы живой человек с парохода, который знает, что, как и для чего делается, готовил тех, кто этим займется в будущем».

С практикой не все просто

Валентин Дубинин напомнил, что студентам и курсантам необходима практика, в том числе в море. «Вам нужны один или два работника – это ваше дело, но тогда принимайте на практику троих, смотрите кто из них лучше, подготовленней, сообразительней, тогда вам станет понятно, кого на работу берете», - предложил представитель краевой администрации. Николай Зорченко добавил, что ребятам необходима практика и на береговых предприятиях. Было отмечено, что на судах следует возрождать систему наставничества, закреплять за ребятами опытных работников.

Проблемы организации практики поднял генеральный директор компании «Технологическое оборудование» Олег Комаров. «Мы в мае можем забрать дипломников на три недели, и в июне на три недели можем забрать практикантов. А нам-то нужно не это. Нам нужно, чтобы в течение года на каком-то хорошо оборудованном предприятии ребята полностью прошли инженерную подготовку, - обратил внимание Олег Комаров. Чтобы выходил уже бакалавр, который мог бы идти на любое предприятие как минимум работать там мастером». Он также отметил, что найти практиканту место и закрепить наставников во время путины зачастую проблематично. По мнению представителя компании, подготовить специалиста «от токарного станка до конструкторского бюро» вполне реально на площадках Дальрыбвтуза, которым требуется небольшая модернизация.

Николай Зорченко сообщил, что вуз при наличии возможности готов направлять ребят в море на практику группами с учетом сезонной работы в море. «Мы даже идем на то, чтобы четверокурсников, пятикурсников, если это моряки, направлять на практику к вам, чтобы вы на них посмотрели уже как на своих специалистов, - отметил врио ректора. - Университет их переводит на индивидуальное обучение по типу очно-заочного или дистанционного и пусть они вникают».

«Я вижу, как по штурманам вы делаете, может быть, и по технологам так сделать? - предложил Валентин Дубинин. - Набирать группу, чтобы они под надзором вашего преподавателя проходили практику».

Помощник генерального директора ПБТФ по кадрам Игорь Слободян заметил, что часто для практикантов, например, будущих механиков технологического оборудования, на судах просто нет мест. В результате за рейс ребята не успевают получить необходимый опыт и навыки.

Совместить подготовку с рыбацкими сезонами

Также Игорь Слободян рекомендовал сдвинуть сроки практики. «Все знают, что суда летом в основном стоят в ремонте. А начиная с сентября до мая – на активной работе в море. Сделайте практику не с мая, а с 1 сентября, когда суда будут уже выходить в море, или с августа. В мае вы выпускаете ребят, а куда они идут на практику? Давайте с сентября будем отправлять, они хотя бы до весны доработают, когда судно придет», - обратился представитель компании к Дальрыбвтузу. Первый вице-президент Дальневосточной ассоциации «Аквакультура» Елена Януш добавила, что рыбоводные заводы тоже работают в основном с осени по весну.

Валентин Дубинин призвал стороны договориться и связать практику с условиями работы компаний. Председатель общественного экспертного совета по рыболовству и аквакультуре Приморья Федор Новиков предложил составить график выхода судов в море, чтобы вузу и предприятиям было проще планировать практику студентов.

Игорь Слободян напомнил и о том, что практикантов тяжело доставить из районов промысла на берег. Николай Зорченко подтвердил, что сегодня это серьезная проблема.

Представитель ПБТФ и Федор Новиков обратили внимание, что для качественной подготовки студентов и курсантов необходимо учебно-производственное судно. Также планируется задействовать для практики флот ТИНРО-Центра.

Ряды молодых специалистов косит призыв

Участники встречи неоднократно поднимали проблему с армией: призыв забирает у отрасли молодых специалистов, едва закончивших вуз. А после службы ребят зачастую уже не найти. Заместитель председателя Дальневосточного Союза предприятий марикультуры Роман Витязев предложил добиваться для студентов возможности прохождения службы на флоте по специальности.

Вице-губернатор обещал обсудить этот вопрос с представителями военкоматов. А Николай Зорченко сообщил, что в Дальрыбвтузе планируется возродить военно-учебный центр, возможно, он откроется уже в следующем году.

Также на встрече обсудили стажировку студентов-аквакультурщиков в Китае, мониторинг трудоустройства выпускников и другие вопросы. Рассмотрение проблем с кадровым обеспечением рыбной отрасли продолжат на заседании Морского совета при губернаторе 30 августа.

Алексей СЕРЕДА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708251


Россия > Рыба > fishnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708130 Яков Миркин

Крабовый промысел сейчас на развилке.

В начале августа Росрыболовство запросило у компаний, ведущих промысел краба, отчетность о финансово-хозяйственной деятельности – для оценки последствий от продажи на аукционах 50% крабовых квот. В рыбацком сообществе, которое изначально настаивало на разговоре с цифрами в руках, уже успели проанализировать положение дел с привлечением независимых экспертов и даже обсудить его, например, на площадке комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре.

Заключение о последствиях нарушения исторического принципа при распределении крабовых квот подготовил известный экономист, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, профессор Яков Миркин. В беседе с главным редактором журнала «Fishnews – Новости рыболовства» Эдуардом Климовым он рассказал, чего стоит экономика крабового промысла, почему аукционы поставят крест на инвестиционной программе и с чем связана склонность государственных органов к принятию иррациональных решений.

– Яков Моисеевич, рыбная отрасль – одна из немногих, где не осталось профильной экономической науки. Соответственно и рыбаки, и чиновники сталкиваются с тем, что никто толком не понимает, откуда цифры и насколько они реальны. Когда вы занимались анализом отрасли как экономист, где вы брали цифры для построения моделей, расчетов и выводов?

– Для экономиста, который зашел в отрасль, независимо от того, идет ли речь о рыбном хозяйстве или об атомной промышленности, путь примерно один и тот же. Если нет сводной информации, единственный способ понять – собрать отчетность. Речь идет, прежде всего, о бухгалтерских балансах, об отчетности о прибылях и убытках, о состоянии основных средств.

В данном случае отраслевые ассоциации помогли получить первичную отчетность ключевых компаний, которые занимаются добычей краба. Их оказалось несколько десятков. Затем наступила очередь того, что мы называем «представительной выборкой», потому что для каждой компании крабовый промысел – это только часть деятельности. Поэтому велась добросовестная работа со специалистами, которые хорошо знают отрасль на техническом уровне, с экспертами, чтобы на основе отчетности определить, какую долю эти компании занимают в общем объеме добычи краба и, наоборот, какую долю в их бизнесе занимает добыча краба. Другого способа вытащить эту предметную деятельность из универсальных операций компании, которая одновременно работает на ряде рынков, не существует.

Конечно, всегда нужно учитывать, что есть официальная экономика, а есть то, что остается за ее бортом. Но в этом секторе, насколько я понимаю, за последние десять лет произошло резкое расширение доли именно официальной экономики, поэтому можно смело пользоваться данными официальной отчетности по тому, какой оборот, какой объем активов, какие прибыли, какая структура обязательств, и тогда можно строить финансовые модели и прогнозы. Так мы и поступили.

Это была очень большая работа. Мы, в первую очередь, смотрели на краболовные компании с точки зрения финансистов. И не касались отношений внутри отрасли или дискуссий с государством, которые имеют, видимо, долгую историю. У нас абсолютно объективный взгляд: мы ничего не знаем о политических течениях, совершенно не представляем себе конфликты интересов. Есть просто отрасль и то, что с ней будет происходить. Мы создаем объективную картину. Дальше, конечно, уже возникнет вопрос об отраслевых особенностях, но вот этот взгляд позволяет увидеть в физическом объекте или технологическом объект экономический, финансовый. Тем более что в этом случае шла речь об очень простом вопросе – об изъятии средств из рыболовства, в частности, из его крабового сегмента. И нужно было понять, сможет ли отрасль выдержать то изъятие, которое готовится, и какое это имеет для нее значение.

Вопрос на самом деле крайне важный. У нас очень часто государство принимает решения, всецело ориентируясь на интересы бюджета и налогов, но совершенно не учитывая то влияние, которое оно оказывает непосредственно на объект – на экономику, на промышленность, на компании, на бизнес. Вот здесь как раз был очень интересный случай, когда, вычисляя объект, мы оценивали его настоящую и будущую экономику, а также то решение, которое только готовится государством, и то, какое воздействие оно будет иметь.

Потом, когда ты уже понимаешь экономику, встает вопрос о прогнозировании, появляются отраслевые особенности, и там уже без физических, натуральных измерений очень сложно обойтись. Например, без учета процессов, влияющих на объемы добычи крабов, на динамику их популяции, прогнозировать финансовое будущее отрасли совершенно невозможно.

– А в целом можно ли прогнозировать финансовое будущее с привязкой к биологии? Ведь рыбный промысел в немалой степени зависит от биологических факторов.

– Надеюсь, что да. Во всяком случае мы пользовались внешней экспертизой, мы смотрели ретродинамики, которые очень хорошо показывают, что популяции и добыча крабов цикличны. Хотя нынешняя ситуация с выловом может казаться государству вечным полетом вверх, сами крабы, наверное, с этим бы не согласились. Цифры демонстрируют, что это цикл.

Если говорить о моделировании, о попытке понять будущее, то мы в прогноз закладывали именно цикличность изменения численности популяции краба. Мы исходили из того, что сейчас пик, а дальше будет снижение популяции. Там, правда, такие растягивающиеся циклы по нарастающей, но картинка выходит довольно однозначная.

– Со стороны чиновников сейчас я вижу такой подход: есть какие-то хорошие рыбаки, которые ловят хорошо, и есть какие-то странные краболовы, которые не справляются с задачей государства. В отчетах, которые вы видели, есть ли чисто крабовые компании или это компании, у которых крабы – только один из активов?

– Преимущественно крабы – это только один из активов. Это понятно и совершенно естественно, потому что жизнеспособный бизнес должен иметь в своем портфеле разные активы. Не надо быть биологом, чтобы понимать, что активы физические наверняка находятся в различной динамике по объемам, по ценам, по спросу. Бизнес обычно выживает именно диверсификацией, поэтому я видел, прежде всего, диверсифицированные компании.

Добыча краба как подотрасль работает внутри диверсифицированных бизнесов. По-моему, она иначе существовать и не может при всей той специализации, которую имеют основные средства (специфические навыки, места добычи и прочее). Поэтому внутри бизнеса крабы – это один из активов, как правило.

– На заседании комиссии РСПП вы оценили активы всех краболовных компаний и их потенциал. На ваш взгляд, средства, которые, как заявлено, в случае аукционов получит государство, насколько реальны с экономической точки зрения?

– Они невозможны на самом деле. И в любом случае они убивают инвестиционную программу. Вот эти цифры – от 80 до 300 млрд рублей.

Для простоты буду пользоваться округленными данными. Соответственно объем активов, которые относятся именно к добыче краба, по данным на начало 2018 года, мы оцениваем примерно в 70 млрд рублей. Из них накопленная внутри отрасли прибыль – порядка 50 млрд рублей, причем она образовалась преимущественно в последние несколько лет. При этом крупнейшая ее часть – 35 млрд рублей – вложена в основные средства, то есть это не прибыль, которая существует абстрактно, это прибыль, которая уже используется. Если кто-то собирается эти 50 млрд рублей изъять, то это невозможно: они уже связаны в реальном бизнесе, это не деньги на счетах.

Если говорить о выручке, то последние годы она увеличивалась: во-первых, в связи с ростом объемов добычи крабов. Во-вторых, на нее прямо повлияла девальвация рубля, как и на все экспортные отрасли. И третьей компонентой были цены.

Мы ориентировались на умеренную динамику повышения цен, хотя понимаем, что здесь не все так однозначно. Есть несколько факторов, если прогнозировать будущее. Глобальная экономика на резком подъеме, и он будет продолжаться два-три года. Соответственно дальше будет циклическое снижение, которое может отразиться на спросе. С другой стороны, расширяется спрос на азиатских рынках, особенно в Китае. В общем, мы не закладывали падения спроса, которое бы отражалось на цене, поэтому картина будущего, которая представлялась, – циклическое снижение популяции и соответственно добычи, дальнейшее ослабление рубля, что должно увеличивать рублевые объемы, и отсутствие понижающей динамики в мировых ценах.

Цифры за последний год, от которых мы отталкивались, делая прогноз на будущее, получились: по выручке – 53-55 млрд рублей, по чистой прибыли – 27-28 млрд рублей. А дальше возникает вопрос: забрать все это на аукционах или все-таки остановиться и подумать. Например, об инвестиционной программе отрасли.

Кроме отчетности мы собрали данные по Дальневосточному бассейну и по Северо-Западу о предполагаемых инвестиционных программах, в том числе по модернизации флота, замене оборудования и т.д. Причем не какие-то абстрактные суммы, а очень четкие данные, базирующиеся на уже имеющихся инвестиционных проектах, оценке реальной потребности отрасли в количестве судов, трансформации береговой инфраструктуры, новых перерабатывающих мощностях.

В результате экспресс-анализа у нас получилось, что общая инвестиционная программа до 2027 года составит порядка 155 млрд рублей. Это очень хорошо корреспондирует с нашими прогнозами по прибыли за десять лет – порядка 200 млрд рублей, хотя эти цифры получены независимо друг от друга. Бывают в экономике ситуации, когда то, что люди планируют, интуитивно находится примерно на уровне того, что они могут заработать и создать.

– Они реалисты.

– Реалисты, да. Но только если они смогут остаться в этом бизнесе, и не будет никаких радикальных изменений. Предприятия намерены в течение будущих десяти лет продолжать вести промысел, закупать суда, в том числе под инвестиционные квоты, делать заказы.

И вот мы оказались перед очень интересной картиной отрасли, которая в общем-то благополучна и является гордостью страны. Она растет, она экспортная, она в последние годы в связи с девальвацией рубля и хорошей динамикой популяции и соответственно добычи подзаработала. И она подошла к моменту перестройки и крупных инвестиционных вложений, что очень выгодно всем. Выгодно обществу, выгодно экономике и, конечно же, выгодно государству с точки зрения и заказов на судостроительных предприятиях, и роста налогооблагаемой базы, и увеличения торгово-экономических связей.

Такая картина у нас сложилась по результатам исследования. Но при этом мы предупредили, что если финансовые изъятия в бюджет будут равны тем суммам, о которых было объявлено, то фактически это утрата курицы, которая несет золотые яйца. Это, мягко говоря, необъективное финансово-экономическое решение, и нужно очень хорошо подумать, стоит ли так поступать.

Крабовый промысел стоит на развилке, и его дальнейшая судьба тесно связана с теми решениями, которые примет государство. В частности, на совещании в РСПП мы уже слышали мнение руководителя одной из компаний о приостановке инвестиционной программы, которую они запустили.

– Я правильно понимаю, что при построении моделей вы рассматривали и то, как отразится на краболовных компаниях частичное изъятие крабовых квот?

– Да, мы построили критическую модель. Вывод прост: изъятие будущей прибыли – это крест на инвестиционной программе. Нет модернизации краболовной индустрии, нет обновлению береговой инфраструктуры и нет лозунгу, призывающему переходить на выпуск продукции глубокой переработки.

Размеры платежей, о которых идет речь, – 80, 150, 200, 300 млрд рублей, и для отрасли это огромное изъятие. Понятно, что аукционы можно провести и за бесценок, но этому на самом деле очень мешают результаты торгов в мае 2017 года на 20 с лишним миллиардов рублей. Жизнь подталкивает к тому, что эти аукционы будут дорогими.

Если отрасль лишить доходов на десять лет вперед, то на какие средства она будет развиваться? Закладывается модель того, что в экономике называется высокой хрупкостью. Это будет заведомо больная индустрия, очень уязвимая, из которой начнет все расползаться. Очевидно, что нельзя было придумать ничего более стимулирующего к увеличению серой экономики, чем то, что предполагается сделать.

– На заседании комиссии РСПП главной темой было обсуждение доклада ФАС и ее инициатив с аукционами. У меня вызывает удивление аргументация ФАС об удешевлении рыбы и крабов. Как можно добиться этого, купив квоту на аукционе по максимальной цене? И второй момент: три предыдущих руководителя Росрыболовства, да и сегодняшний на каком-то этапе, говорили об аукционной торговле в начале 2000-х как о безусловном зле. А сейчас аукционы преподносят чуть ли не как спасение отрасли. На ваш взгляд, отчего так резко меняется позиция государства и есть ли в этом какая-то логика?

– Вопросы на самом деле естественные. Но я здесь вынужден перейти от рыболовства к более общим вещам, потому что даже в своей последней книге «Открытая дверь» очень много пишу о том, что решениям в России свойственна иррациональность. Вот я – профессиональный финансист – не знаю, почему мы четверть века не можем нормализовать процент по кредитам. Или почему мы четверть века не могли сбить инфляцию? Или почему в пенсионной реформе еще два десятилетия не прошло, а уже случилось четыре резких поворота? Или как всего за несколько лет (с конца 2013 года) можно было убить 45% банков? И так далее.

Иррациональность, отсутствие внятных экономических соображений – наверное, это стиль. Все понимают, что Россия с каждым годом отстает, потому что среднемировые темпы роста экономики – 3,9%. Президент несколько раз говорил о том, что нужно достичь среднемировых темпов роста. Но у нас вся экономическая политика направлена как раз на торможение.

Только что был повышен НДС. И все остальное не радует: избыточная налоговая нагрузка, административная нагрузка, сверхвысокий процент, очень холодный кредит – недоступный кредит, валютный курс, который все время колеблется, бюджет со многими странностями, из которого все время выкачиваются средства в резервы, вместо того чтобы давать деньги на развитие.

В экономике, где вроде бы должны стимулировать рост, либо делят пирог, либо все время создают стабилизаторы торможения. И, если говорить о крабовом промысле, возможно мы наблюдаем искусственное замедление вместо «полный вперед!». Очень много экономических решений принимается формально юридически. Инициаторы не чувствуют реальной физической жизни, не знают реальных систем, которым ты либо помогаешь расти и выживать, либо, наоборот, гробишь их на корню.

Действия отдельных ведомств очень хорошо ложатся в общую канву экономической политики, в которой вместо стимулирования роста выстраивают огромное количество барьеров, чтобы стабилизировать, затормозить и, может быть, предохранить от чего-то. Но тем самым делают ее слабее, потому что при таком предохранении упускаются, во-первых, возможности реальных инвестиций и, во-вторых, возможности сделать большую машину – экономическую, финансовую, краболовную – в любых отраслях.

На самом деле кровопускание и торможение, резервирование и стабилизация и другие структурные перестройки все время обескровливают экономику в целом либо отдельные отрасли, потому что в этих отраслях тоже локально начинают принимать решения, которые делают их слабыми. Я это очень хорошо вижу на примере финансового рынка или банковской системы уже как финансист.

Многие вещи в экономике могут делаться формально правильно. Я все время сталкиваюсь с такими формально-юридическими конструкциями, накладываемыми на живую ткань экономики в ситуации, когда лучше подождать и не трогать. Вспомним курицу, которая несет золотые яйца. Удачно действующий сектор экономики – это национальное достояние, которым можно гордиться. И если все вокруг падает, а он растет, то дайте ему встать на ноги. И потом уже, если вы считаете, что этот рынок монополизирован или на нем недостаточная конкуренция, начинайте заниматься его делением. Не надо привносить дополнительные высокие риски, которые подрывают в первую очередь конкурентоспособность.

Что касается импортозамещения и появления краба на внутреннем рынке, мне кажется, есть много способов добиться этого. Прежде всего, помочь встать на ноги российскому среднему классу, чтобы он мог позволить себе не крабовые палочки, а натуральное мясо краба.

– Как вы считаете, способность китайского рынка переварить любые объемы российской рыбы и морепродуктов – это хорошо или плохо?

– Это и хорошо и плохо. Это хорошо с точки зрения российского экспорта, но это требует понимания того, что будет происходить на внутреннем рынке. Мы можем страдать сколько угодно по поводу того, что где-то растет спрос или увеличивается численность населения, но пока мы внутри нашей экономики не начнем стимулировать рост благосостояния, рост доходов, рост экономики, пока мы будем существовать в логике дележки сжимающегося пирога, как с пенсионным возрастом, и постоянно отставать в темпах роста, мы будем сталкиваться с этой проблемой нарастающего разрыва.

Здесь может быть очень много спекуляций на тему «китайцы все съедят, нам ничего не оставят», но, по идее, правильной была бы логика конкуренции – давайте расти быстрее, давайте будем богаче! Нас мало, мы контролируем огромную территорию. Давайте станем большой ресурсной Швейцарией, где каждому будет очень хорошо и где каждый будет пользоваться тем, что китайцы хотят есть. Пусть у нас доход будет выше, и мы все равно будем потреблять рыбу, крабов, креветки.

Поэтому я бы сказал, что такая ситуация – это просто вызов, который, к сожалению, властями не осознается. Проблема в том, что в нашей стране часто из вызова создают борьбу насмерть, но не принимают вызов как способ развития.

Эдуард КЛИМОВ, Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия > Рыба > fishnews.ru, 21 августа 2018 > № 2708130 Яков Миркин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 20 августа 2018 > № 2725718 Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов: город должен нравиться в первую очередь его жителям

В Москве сегодня реализуется масса масштабных проектов, эффект от которых ощутим уже сейчас, но глобально изменения города в лучшую сторону в полной мере будут заметны спустя время. В интервью РИА Новости главный архитектор столицы Сергей Кузнецов рассказал, как меняется город, из-за чего в нем скоро уменьшится число заборов и видеокамер и почему важно примерять результаты своей работы на себя самого.

— Сергей Олегович, какие сегодня можно выделить тренды в развитии мировых мегаполисов?

— В принципе, все большие города мира похожи друг на друга и в последнее время в них происходят примерно одинаковые процессы. И Москва в этом плане не исключение. Например, сейчас большой акцент делается на развитие общественных пространств, увеличение пешеходных территорий, развитие общественного транспорта и сокращение частного, создание знаковых объектов.

— Отличаются ли в этом плане азиатские и европейские города, и чей опыт Москве ближе?

— Развитие азиатских городов в основном отличается тем, что оно происходит в условиях более плотной застройки. Многие города Китая, Японии, Кореи, тот же Сингапур, экономически очень успешны, но представление их жителей о комфорте сильно отличается от нашего представления о том, что такое красивый и удобный город. Поэтому я считаю, что мы всё-таки часть европейской культуры, в том числе и градостроительной.

— Что Москва заимствует у других городов? И перенимает ли кто-то наш опыт?

— Все города индивидуальны, как нет двух одинаковых людей, так и двух одинаковых городов не может быть. У каждого свои географические и геополитические факторы, свои экономические особенности и т.д. Градостроение очень непростой процесс, и он не терпит слепого копирования и прочих упрощений. Поэтому я не стал бы говорить о заимствовании, скорее это обмен опытом. Разумеется, мы смотрим на то, что делают другие, изучаем различные практики, учитываем их в своих кейсах. Немало интересного есть в Берлине, Барселоне, Вене, очень близок нам Лондон. В отдельных моментах довольно близок по характеру Токио, хотя следует учитывать те оговорки, которые я приводил.

Опыт Москвы тоже изучается, и не только другими странами, много обращений поступает от российских городов. Практически все регионы интересуются, как у нас ведется работа с документацией, нормативами, стандартами. Большой интерес к нашим стандартам благоустройства, к работе по модернизации домостроительных комбинатов, к деятельности Архсовета.

Начиная от масштабного строительства парков и заканчивая стандартизацией тех же вывесок. Опыт Москвы крайне интересен, но это не значит, что Москву можно повторить. Хотя бы просто в силу того, что здесь иные бюджеты и многие другие вводные.

— Сегодня становится модно говорить о неких дизайн-кодах городов, а что это вообще такое?

— Я не знаю, что подразумевается под дизайн-кодами, когда речь идет о городах. Мы делали некоторые вещи, которые можно назвать дизайн-кодом улиц, например, набор правил по размещению вывесок, летних веранд кафе. Была проведена большая работа, которая позволила сделать городскую среду более комфортной и приятной для глаз. Только за прошлый год было обновлено более 1800 рекламно-информационных конструкций во всех округах столицы, всего же вывески на зданиях обновили по 7500 адресам. Но в масштабах города сделать дизайн-код и невозможно, и не нужно. Архитектура прекрасна тем, что в ней всегда есть место неожиданности, сюрпризу, и хорошо, что талантливые архитекторы неспособны уложиться в какой-то единый код.

— Что из той работы, которая сегодня ведется для развития города, москвичи в полной мере оценят спустя годы?

— Здесь можно выделить, конечно, программу реновации. Несмотря на то что она стартовала очень активно и первые результаты появятся довольно быстро, в масштабах всего города ее плоды будут заметны спустя годы. Но если заглядывать еще дальше, то когда-то будут сноситься и дома, которые построены в огромном количестве в 70-80-90-х годах и которые во многом ничем не лучше пятиэтажек. Их тоже нужно будет менять на более комфортное жилье, это будет долгий процесс, но и эффект будет соответствующий.

Вообще любой крупный проект дает эффект спустя какое-то время. Это касается и масштабного строительства метро, и модернизации ДСК, и работы с набережными, и стандартов массовой застройки в соответствии с 305-м постановлением.

— Расскажите, что делается с набережными?

— Сейчас ведется работа примерно над 30 километрами набережных Москвы-реки либо на стадии проектирования, либо на стадии строительства. В частности, туда входят участки от «Москва-Сити» на запад и в районе ЗИЛа. Одновременно формируется набор других участков, которые будут включены в эту программу. Все делается в соответствии с концепцией, о которой было объявлено еще в 2014 году. Мы хотим сделать из реки своего рода центральную водную улицу с комфортными берегами, насыщенными различными активностями, с высокой проницаемостью. Люди смогут свободно двигаться вдоль реки и подходить к воде практически в любом месте.

— В освоении набережных есть какие-то сложности?

— Иногда возникают некоторые трудности, связанные с вопросами землепользования, так как многие участки имеют собственников, с которыми нужно вести переговоры, или же там располагаются технические сооружения, доступ к которым ограничен. С технической точки зрения сложностей нет, тем более что у Москвы-реки нормальный рельеф и нет сейсмоопасных зон.

— Вы упомянули 305-е постановление, которое в том числе касается и стандартов дворов. А каким вообще должен быть правильный двор?

— Он должен содержать набор площадок как для детей, так и для взрослых. В нем должны присутствовать зеленые насаждения. Торговля и прочие сервисы должны располагаться с внешней стороны, так как это нехарактерные для внутренней, приватной части, элементы. В идеале в нем не должно быть машин, хотя надо понимать, что не везде возможно создать организованные парковки и где-то придется мириться с тем, что машины все-таки будут.

Изначально сама территория должна быть спланирована таким образом, чтобы членение пространства на общественные и частные зоны, на двор, улицу, парк и так далее читалось без всякой дополнительной навигации. В противном случае возникают всякие рудименты вроде заборов. Любые ограждения, если это не какой-то режимный объект, появляются от недостатка планирования.

Забор — это признак нездоровой среды, и в идеальном дворе его быть не должно. Пока же их количество в Москве просто зашкаливает. Если сравнить километраж заборов в Москве с европейскими городами с квартальной системой, теми же Берлином, Парижем, Барселоной, то у нас он выше в разы.

— Застройщики позиционируют огражденную территорию в своих жилых комплексах как преимущество. И жители, наверно, чувствуют себя в большей безопасности.

— Это недостаток, но он изживет себя, когда стандарты строительства и планирования, которые мы сейчас продвигаем, будут применяться повсеместно. Просто нужно выработать хорошую привычку, а у нас сейчас и жители, и застройщики действуют по инерции, стремясь огородиться. И ощущение безопасности, которое дает забор — оно ложное. Человек злонамеренный без проблем его преодолеет, а если нужно будет помочь, то забор как раз может помешать. То, что забор добавляет безопасности — это гигантская ошибка, он, наоборот, создает предпосылки для негативных ситуаций. Когда забора нет и все видно насквозь — так куда безопаснее.

Следствием плохого планирования являются и видеокамеры, хотя они меньшее зло, чем заборы. Когда новые планировочные стандарты будут внедрены массово, никакие дополнительные элементы контроля будут не нужны, среда сама по себе будет безопасной и дружелюбной.

— Продолжая о безопасности и проницаемости — почему прозрачные двери в подъезд ставят не во всех новых домах, это ведь недорого стоит?

— В соответствие с тем же 305 постановлением с 2015 года прозрачные двери обязательны. Если вы покажете мне новый дом, где двери непрозрачные, я признаю, что мы ошиблись, согласовав этот проект. Но допускаю, что может иметь место человеческий фактор, могли в проекте показать одно, а сделать другое. Или же это связано с разными трактовками стандартов. Если говорится, что дверь должна быть стеклянной — она должна быть такой полностью или только отдельные части? Это хороший вопрос, кстати, возможно стоит в стандартах некоторые моменты прописать более чётко.

— Периодически возникают дискуссии на тему того, «резиновая» ли Москва. Есть ли предел плотности, после которого горожанам будет уже некомфортно?

— Это, опять же смотря кому. Азиатские города, о которых я уже упоминал, имеют сумасшедшую плотность и низкое обеспечение населения квадратными метрами. Для нашего человека это ад на земле, для азиатов же это нормально. Для Москвы, исходя из суммы факторов, Градкодекса, нормативов, привычек горожан, плотность выше, чем 25 тысяч квадратных метров на гектар, уже может вызывать ощущение дискомфорта. С другой стороны, в «Москва-Сити» плотность намного выше средней по городу, но многие хотят там жить и работать. Поэтому однозначно на этот вопрос не ответить — в городе есть разные люди с разными предпочтениями.

— У вас есть свои любимые места в Москве?

— Сложно выделить какие-то конкретные. Сейчас я больше воспринимаю город сквозь призму профессии. Например, до 20 лет я прожил в районе Рязанского проспекта, и он мне нравится, у меня многое с ним связано. Хотя, как специалист, я объективно могу сказать, что там много минусов. При этом там есть очень хорошие предпосылки для развития, в частности, много зеленых территорий, с которыми можно работать. И так можно сказать про многие другие районы, везде есть плюсы и минусы. И та же программа реновации, я уверен, увеличит число плюсов.

Вообще главный показатель проделанной работы — насколько ты сам пользуешься ее плодами. Я сторонник того, что все нужно примерять на себя. К примеру, Триумфальная площадь, где располагается наш комитет, раньше представляла собой огромную парковку. Сегодня это весьма комфортное общественное пространство. Или «Лужники», рядом с которыми я живу. Я провожу там много времени, занимаюсь спортом и могу сказать, что проект благоустройства там удался. То же «Зарядье» — я часто бываю там, не только по работе, и мне очень нравится, что мы там сделали.

На прошедшем Урбанфоруме мы спорили с Михаилом Куснировичем, на чем делать акцент в развитии. Он считает, что Москву важно сделать привлекательной прежде всего для иностранных гостей, и это будет главным показателем ее развития. А моя позиция в том, что город должен нравиться в первую очередь его жителям, и тогда он понравится и другим тоже. Ведь если у вас дома порядок, то и гостям у вас хорошо. Каждый имеет право на свое мнение, но, на мой взгляд, то, что делается только ради какой-то демонстрации, заведомо обречено на провал. При создании любого продукта должен быть пользовательский подход, и градостроительного тоже.

Беседовал Константин Балакин

РИА НОВОСТИ – НЕДВИЖИМОСТЬ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 20 августа 2018 > № 2725718 Сергей Кузнецов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter