Всего новостей: 2578355, выбрано 822 за 2.048 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Германия. Евросоюз > Финансы, банки > dw.de, 16 мая 2015 > № 1371934

Берлину следовало бы выступить на международном уровне за отмену наличных денег, считает экономический советник немецкого правительства профессор Петер Бофингер (Peter Bofinger). "Это была бы хорошая тема для повестки дня саммита "большой семерки" в Эльмау", - заявил эксперт в интервью изданию Der Spiegel, опубликованном в субботу, 16 мая. Он считает, что имеет смысл одновременно отменить наличные деньги в еврозоне, США, Великобритании и Швейцарии.

На фоне современных технических возможностей Бофингер считает монеты и банкноты "истинным анахронизмом", который "необычайно отягощает платежный оборот". "Только подумайте, сколько теряется времени, пока стоящие перед вами в очереди в кассу магазина покупатели ищут мелочь, а кассирши - сдачу", - приводит пример Бофингер.

Эксперт особо указывает на то, что отмена наличных средств оплаты могла бы стать большим препятствием для работы нелегального рынка труда и наркоторговли. По словам Бофингера, почти треть от общего объема европейской наличной валюты составляют банкноты по 500 евро, при том что "для покупок они никому не нужны, с их помощью темные личности совершают свои сделки".

Германия. Евросоюз > Финансы, банки > dw.de, 16 мая 2015 > № 1371934


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2015 > № 1378067 Гельмут Шмидт

Гельмут Шмидт: Мы все лишь думали: наконец-то, все позади ("Die Zeit", Германия)

Бывший канцлер ФРГ Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) рассказал в интервью нашей газете о том, как он в 1945 году вернулся в Гамбург, как нашел свою семью, и о том, какой была будничная жизнь города, лежавшего в руинах.

Маттиас Насс (Matthias Naß)

Die Zeit: 3 мая 1945 года Гамбург без всякого сопротивления местных нацистов перешел под контроль британских войск. Где вы были в этот день?

Гельмут Шмидт: В плену у британских войск на территории Бельгии. Я лежал где-то на лугу в окрестностях Брюсселя.

— Когда вы узнали об оккупации Гамбурга?

— В любом случае не в тот же и даже не на следующий день. Тогда Гамбург не был столь важен для меня. Важно было окончание войны.

— Когда война закончилась лично для вас? Когда вы попали в плен?

— Где-то внутри я осознал, что война неизбежно близится к концу, намного раньше. Когда Гитлер в июне 1941 года начал поход на восток, я знал, что мы проиграем эту войну. Я по этому поводу поссорился с товарищем моего отца по имени Германн Этьен (Hermann Ötjen). Он, как и мой отец, после Первой мировой войны получил диплом специалиста по торговле. Потом он вступил в НСДАП и был к тому моменту капитаном запаса. А я был всего лишь лейтенантом. И мы с ним поссорились.

— Каков был повод?

— Я сказал ему тогда: мы проиграем эту войну, и когда она окончится, то мы — если нам повезет — будем жить в бараках. А немецкий архитектурный стиль будет называться «бараком».

— Почему вы поняли, что война проиграна?

— Потому что у меня были кое-какие познания в истории, потому что знал, чем обернулся для Наполеона его поход на Москву в 1812 году.

— А многие ли немцы считали нападение на СССР стратегической ошибкой?

— Я думаю, что таких было относительно немного. Однако должен заметить, что я был немцем, хорошо знакомым с историей Германии, и к тому же мой отец был наполовину евреем. Таким образом, я был настроен более критично, чем широкие народные массы. И не забывайте, пожалуйста, что я был «запятнан» еврейскими корнями своего отца. И что я не мог ни с кем об этом говорить, даже с самим отцом. По так называемым «Нюрнбергским расовым законам», таких как я называли «на четверть евреями». Я не знал, что нацисты убивали евреев. Но то, что они считали евреев своими противниками, я понимал. Поэтому я не мог стать нацистом.

— Весной и летом 1945 года вы были в британском плену. Когда вы попали в плен?

— Когда, я уже точно не помню. Возможно, в марте или апреле. Но где, я помню точно: в какой-то деревне километрах в восьми к северу от Золтау, на Люнебургской пустоши. До того я долго шел в сторону дома, передвигаясь по ночам. На фронте я в последний раз был, когда мы отступали после операции в Арденнских горах в январе и феврале 1945 года.

— Вы сбежали из части?

— Нет, часть перестала существовать как бы сама собой.

— В Арденнской операции Германия потерпела поражение, и часть распалась сама собой?

— Да, она распалась — каждый постарался добраться до дома. И тот, кто жил, например, в Баварии, бежал на юг, а тот, кто жил в Гамбурге или Бремене, бежал на север. В итоге мы остались втроем. А в городе Нойштадт-ам-Рюбенберге мы попрощались друг с другом, потому что одному из нас надо было в Ганновер, другому в Бремен, а мне в Гамбург.

— Как с вами обращались британцы?

— Прилично. Но им нечем было нас кормить.

— Когда вы в конце лета 1945 года вернулись домой, каким вы нашли Гамбург?

— Я уже догадывался, каким увижу его, потому что успел побывать там после бомбардировок 1943 года, когда город бомбили, не переставая, на протяжении трех дней.

— В августе 1943 года, в ходе «Операции Гоморра».

— Именно так. В августе 1943-го я тайком покинул расположение части и отправился в Гамбург. Я тогда был в местечке под названием Кюлюнгсборн, на мекленбургском побережье Северного моря. В тот день небо потемнело. И вдруг пошли слухи, что это горит Гамбург — что это были не тучи, а дым. После этого мы с женой — жена в тот момент была со мной — решили, что мне надо покинуть часть и побывать в городе, чтобы выяснить, остались ли в живых наши родители.

— Ваши родители остались в живых?

— Да, они остались в живых. Мои родители жили в шалаше в Зазеле. Родителей Локи я не застал — они жили — тоже в шалаше — в другом месте. Они тоже попали под бомбежку — так же, как и мои родители с братом. Но на дверях своей квартиры они написали мелом: «Мы в Нойграбене». То есть они находились где-то южнее Эльбы. Туда я уже не пошел, но понял, что они остались в живых, потому что иначе они не смогли бы ничего написать на своей двери.

— А где была Локи во время бомбежек?

— Локи получила отпуск и приехала в Кюлюнгсборн. Меня тогда откомандировали в Рерик, на стрельбище недалеко от Кюлюнгсборна. В это время я жил у Локи. Мы были счастливы оттого, что были вместе. И война нас не особо интересовала.

— Когда вы в 1945-м вернулись в Гамбург и увидели город, что вы испытали? Это было чувство освобождения?

— Нет, я подумал: «Слава богу, теперь все позади!»

— Когда вы впервые восприняли поражение Германии как освобождение?

— Мне кажется, я понял это довольно рано. Рихард фон Вайцзеккер (Richard von Weizsäcker — бывший президент Германии — прим. пер.) в своей речи 1985 года, в которой он подробно пересказал всю предысторию войны, возможно, отчасти пробудил эти мои воспоминания.

— На территории Люнебургской пустоши, где вы попали в плен, находился концлагерь Берген-Бельзен, который освободили как раз англичане.

— Да.

— Вы знали что-либо о его существовании?

— Нет! Но человек, который допрашивал меня, задавал много вопросов по поводу Берген-Бельзена. Но я ничего не знал о нем.

— Вы вообще знали о систематическом уничтожении евреев в концлагерях?

— Нет.

— Вы узнали об этом лишь в плену?

— Немного в плену и подробнее уже потом, в послевоенные годы.

— А британцы не показывали вам в плену какие-нибудь фотографии или кадры кинохроники?

— Нет, ничего. Они вообще не проявляли к нам никакого интереса. Им было стыдно, потому что им нечем было нас кормить.

— Вы думали тогда, что немцы будут испытывать ужасное чувство вины?

— (После долгой паузы) Я тогда не мыслил политическими категориями. Я не думал о том, что виноваты все немцы. Виноваты были нацисты.

— Но если мыслить моральными категориями: насколько немцы как народ виноваты в том, что произошло?

— Немцы как народ не виноваты. Но возможно немцы все вместе несут ответственность в том, что позволили натворить некоторым своим согражданам.

— То есть речь не о коллективной вине, но о коллективной ответственности?

— О коллективной ответственности за то, чтобы подобное больше никогда не повторилось.

— Какой выдалась ваша встреча с Локи, когда вы вернулись из плена?

— Мы встретились в Нойграбене. Ее родители успели перебраться из шалаша в дачный домик. Я отправился туда, надеясь встретить там и Локи. И это было правильно. Приближаясь к их дому, я стал насвистывать нашу семейную песенку. Она ее услышала, выскочила из дома и бросилась мне на шею.

— Как долго вы не виделись?

— Относительно недолго. Это были времена полевой почты. Чаще всего полевая почта терялась. Мы нумеровали наши письма друг другу. И в одном из писем, под номером 13 или 17 (это было какое-то нечетное число) Локи написала, что наш сын умер.

— Ваш сын Гельмут Вальтер умер зимой 1944-1945 года. Ему еще не было и года.

— После этого мне дали отпуск, это было в начале 1945-го. Командир сказал мне: «Я даю вам отпуск на 14 дней, но как только вы повидаетесь с женой, возвращайтесь! Обещайте мне, что сразу же вернетесь!»

— И вы пообещали?

— Да, пообещал. Я был знаком с командиром воздушной обороны Гамбурга. Его звали Хайно фон Рантцау (Heino von Rantzau). Это был генерал, который за полгода до этого пошел мне навстречу, когда меня командировали в качестве наблюдателя на один из процессов народного трибунала. Тогда он сказал мне: «Ну, Шмидт, что “коричневые” опять натворили?» Мы с Локи пришли к фон Рантцау с просьбой не отдавать нам приказ выдвигаться в Бернау — я обязательно хотел посетить могилу сына. Он спросил своего адъютанта: «Что будет, если об этом станет известно?» Адъютант ответил: «Вам это будет стоить головы, господин генерал». И тогда фон Рантцау сказал: «Но мы все равно сделаем именно так!»

— Что стало с вашими близкими после войны? С вашими родителями, с вашим братом, с родителями Локи? Как они пережили войну?

— Все остались в живых! Хотя некоторые дальние родственники погибли или умерли. Но и мой брат, и брат моей жены через некоторое время вернулись домой.

— Ваш брат тоже был солдатом Вермахта?

— Да, конечно. И мой шурин тоже. Нас всех призвали на фронт.

— Многие ли из ваших друзей юности погибли на фронте или от бомбежек?

— От бомбежек не погиб никто. Они все были солдатами.

— А на фронте погибли многие?

— Очень многие. В том числе и многие из тех, с кем я познакомился сразу после призыва в Бремене-Фегезаке (Bremen-Vegesack). Меня призвали в Гамбурге, но сразу же посадили в грузовик и перевезли в Фегезак. Так вот, из тех ребят, с которыми мы жили в одной казарме, многие погибли.

— Вам удалось спасти что-нибудь из того, что у вас до войны было в Гамбурге?

— Ничего — все пропало!

— Какая из потерь была самой болезненной?

— Никакая! Мы смирились с этим — это было чем-то самим собой разумеющимся. Половина жителей Гамбурга лишилась крова. В основном это были съемные квартиры.

— Что стало с нацистами, которых вы знали: учителями или соседями?

— Я не был знаком с нацистами, за исключением того человека, о котором упомянул выше — Германна Этьена. Я знал еще двоих, но они оба уже умерли. Это были мои близкие друзья со школьных времен. Их звали Курт и Урзель. Урзель была убежденной нацисткой! Она рыдала, узнав о смерти Гитлера.

— Как вам далось возвращение к повседневной мирной жизни в Гамбурге?

— Сначала я с самого утра просто валился с ног от недоедания. А в остальном... Мы пытались воровать дрова в лесу, пытались выкапывать только что посаженную картошку, чтобы хоть как-то прокормиться. Помню, как однажды мы весь день пролежали в своих самодельных постелях, потому что у нас не было ни еды, ни дров, чтобы растопить их.

— Как долго вам пришлось голодать?

— Точно сказать уже не могу. Но, как бы то ни было, настоящая голодная зима пришла лишь на следующий год.

— В ноябре 1945-го вы поступили в университет. Вообще-то вы ведь хотели стать архитектором-градостроителем, верно?

— Но из этого ничего не вышло, потому что я думал, что архитектуру можно изучать не в техническом университете, а одновременно в художественной академии. Но это было возможно только в Мюнхене или Вене. Но оба эти города были очень далеко, и к тому же учеба стоила бы слишком дорого. И когда я в ноябре 1945-го поступал в университет, я выбрал предмет, который, как мне казалось, требовал наименьших затрат по времени. Это было «народное хозяйство».

— Предмет, который вас совершенно не интересовал?

— Не особенно интересовал.

— Но потом вы изучали его с воодушевлением?

— Нет. Я учился не очень много. Я в большей степени старался заработать немного денег.

— Каким образом?

— Например, я заполнял для владельцев маленьких лавочек или автомобильных заправок налоговые декларации. Заработанные деньги я тратил на продукты с «черного рынка». В значительной степени мы жили на то, что получала моя жена, работая учительницей.

— А бывало ли так, что какая-нибудь дисциплина вас изначально не очень интересовала, но, скажем, профессору удавалось-таки увлечь вас предметом?

— Было два таких человека. Одного звали Эдуард Хайманн (Eduard Heimann). Он успел получить американское гражданство и приезжал в Гамбург на один-два семестра. Это был очень интересный человек. Другого звали Карл Шиллер (Karl Schiller). Он был единственным, кто знал, о чем говорил — другие же профессора в большей степени просто важничали и вели себя высокомерно.

— Важничать мог и Карл Шиллер, разве нет?

— Да, но он понимал, о чем говорил. У него был Keynes intus. Для всех остальных это было совершенно неведомое понятие.

— Какие политические надежды вы связывали с новым началом в 1945 году?

— Никаких конкретных политических надежд у меня не было.

— Когда же вы включились в процесс политического возрождения?

— Это было дело случая. В 1952 году я уже руководил транспортным ведомством. Начальник Гамбургской портовой и складской компании Эрнст Плате (Ernst Plate) пригласил меня в правление этого предприятия, и я должен был занять его должность после его ухода. Я тоже был заинтересован в этом. Иначе говоря, он представил мне мою потенциальную карьеру, венцом которой мог бы стать пост руководителя гамбургского порта. Однако Карл Шиллер, бывший к тому моменту членом Сената и моим начальником, не отпустил меня. Тогда я в 1953 году шутки ради принял участие в выборах в Бундестаг и вдруг победил. СДПГ предложила мне на выбор три избирательных округа, и я выбрал тот, который находился ближе всех к моему дому.

— Вы вступили в СДПГ из-за Шумахера (Schumacher)?

— Нет. Я вступил в СДПГ из-за одного подполковника, с которым познакомился в плену. Его звали Ганс Боненкамп (Hans Bohnenkamp). Под его влиянием я уже в 1945 году в Нойграбене пришел к социалистам, а в начале 1946-го вступил в ряды партии. В том году мы впервые участвовали в выборах бургомистра, изготавливали плакаты.

— Какой из гамбургских политиков производил на вас тогда наибольшее впечатление?

— Макс Брауэр (Max Brauer)! Я был одним из тех, кто тогда выкрикивал в гамбургском парке Плантен ун Бломен (Planten un Blomen): «Макс, оставайся здесь!»

— Потому что он собирался вернуться в Америку?

— Да, он еще был американцем.

— Когда вы познакомились с Гербертом Венером (Herbert Wehner)?

— В 1949-м. Карл Шиллер был тогда гамбургским сенатором по вопросам экономики и приглашал каждый месяц местных депутатов Бундестага (в частности, Венера, Петера Блахштайна (Peter Blachstein), но также и Герда Буцериуса (Herd Bucerius)), и информировал их об экономической ситуации в городе. Так я познакомился с Венером. Он обычно сидел молча. А одним из наиболее живо реагировавших был Герд Буцериус.

— Буцериус был депутатом Бундестага от ХДС, верно?

— Да, и поэтому мы были знакомы с ним.

— Вы сказали, что попали в политику «шутки ради». Когда вы поняли, что это было верное решение?

— Сначала я подумал, что было бы интересно поработать в Бундестаге четыре года, и все. Но потом возникла важная тема, которой я увлекся: перевооружение Германии с помощью союзников. Вместе с Фрицем Эрлером (Fritz Erler) я был одним из тех, кто от имени СДПГ (наряду с коллегами из ХДС, ХСС и СвДП) выступал против возрождения Вермахта.

— Когда вы сейчас, через 70 лет после войны, оглядываетесь назад, вы замечаете какие-нибудь «шрамы», которые так и не заросли?

— Сейчас, глядя из окна своего офиса, я вижу зеленую лужайку. Когда-то рядом со зданием редакции вашей газеты стояло здание гимназии «Иоганнеум». Потом в нем располагалась государственная и университетская библиотека — до тех пор, пока оно не было разрушено бомбежками. На том месте руины лежали даже тогда, когда я пришел работать в газету. Потом тогдашний начальник департамента строительства решил построить на этом месте кубической формы здание из стекла и бетона. Я тогда написал в газете статью против этой инициативы.

— Это своего рода внешний «шрам».

— Мое поколение заберет эти «шрамы» с собой в могилу.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2015 > № 1378067 Гельмут Шмидт


Россия. Германия > Образование, наука > pereplet.ru, 12 мая 2015 > № 1367585

Глава Министерства образования и науки Дмитрий Ливанов пообещал вернуть ученым возможность доступа к международным научным журналам издательства Springer. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на слова чиновника.

«Обеспечение ученых доступом к современной научной информации — важнейшее условие того, что они будут работать эффективно, поэтому доступ будет обязательно восстановлен. Как это сделать, мы решим», — сообщил Ливанов.

Он отметил, что сейчас оператором проекта является Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Если средств этой организации действительно не хватает, то министерство возьмет финансирование подписки на себя.

Подписка будет возобновлена после анализа ситуации, если РФИИ не сможет оплатить ее из собственных ресурсов, то на поиски налаживания схемы с другим оператором подписки может понадобится от одного до двух месяцев.

Ливанов также отметил, что из 12 тысяч журналов, входящих в базу данных Web of Science, Springer издает всего тысячу, поэтому «речь не идет о какой-то катастрофе».

Ранее 12 мая издательство Springer заявило, что вынуждено прекратить предоставление доступа к базе своих журналов примерно 360 российским вузам и научно-исследовательским институтам. Причиной стало невыполнение обязанностей по оплате подписки компанией «Нейкон», выступающей от имени РФФИ, за последние месяцы 2014 года и до данного момента.

Подобная ситуация ранее наблюдалась в 2012 году, тогда РФФИ выделил деньги после настойчивых просьб РАН и университетов после 8 месячного перерыва в оплате.

Россия. Германия > Образование, наука > pereplet.ru, 12 мая 2015 > № 1367585


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366435 Владимир Путин, Ангела Меркель

 Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель.

В.Путин: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Дамы и господа!

Сегодня мы с госпожой Меркель возложили венки к Могиле Неизвестного Солдата, почтили память жертв Великой Отечественной войны, которая стала величайшей трагедией и для всего мира, и для наших народов. Мы солидарны в оценках тех событий, извлечённых из них исторических уроков.

Сегодняшняя совместная церемония напоминает о том трудном пути, который пришлось пройти России и Германии во имя примирения, пути от горьких обид и ожесточения к взаимопониманию и сотрудничеству. Признателен госпоже Федеральному канцлеру за искренние слова сожаления в связи с преступлениями фашистской Германии в отношении граждан нашей страны.

Мы провели с госпожой Федеральным канцлером обстоятельные переговоры и обсудили широкий круг вопросов двусторонней и международной повестки дня. Не секрет, что российско-германские отношения сегодня переживают не лучшие времена из–за разных оценок событий на Украине.

Взаимный товарооборот в 2014 году впервые за последние пять лет сократился на 6,5 процента, причём в начале года, за январь – февраль, спад составил более 35 процентов. Подобное положение дел явно не отвечает интересам как России, так и Германии. Не могу не отметить в этой связи, что сами деловые круги Федеративной Республики выступают за снятие искусственных препятствий на пути развития взаимовыгодных торгово-экономических связей.

Предприниматели – люди прагматичные, поэтому они не уходят с российского рынка, ценят имеющиеся здесь возможности для ведения успешного бизнеса. В нашей стране действует более шести тысяч немецких компаний, а общий объём накопленных немецких инвестиций в российскую экономику превышает 21 миллиард долларов. Напомню, что только в подготовке инфраструктуры для Олимпийских игр в Сочи участвовало около 100 германских компаний, они получили заказов на общую сумму 1,5 миллиарда евро и освоили эти деньги.

Есть и иные направления, на которых «похолодание» в двусторонних отношениях сказалось на наших деловых связях. Но есть и направления, которые продолжают развиваться, и одно из них – это межрегиональное сотрудничество. Например, 23 российских региона поддерживают устойчивые постоянные отношения с 14 землями Федеративной Республики Германия. На конец июня в Карлсруэ запланирована масштабная конференция городов-побратимов, а всего их действует около 100 пар.

Реализуется потенциал взаимодействия и в культурно-гуманитарной сфере. Сейчас мы подводим итоги перекрёстных годов русского и немецкого языков и литературы в 2014–2015 годах. В их рамках прошло около 200 мероприятий, немало из них ориентированы на молодёжь России и Германии. Это подсказало идею организации в 2016 году Года молодёжных обменов. Считаю такую инициативу важной и нацеленной на будущее.

Хочу напомнить, что наши страны умели конструктивно взаимодействовать и в гораздо более сложных условиях, в гораздо более сложные времена, чем сегодня, когда, казалось бы, непреодолимые идеологические барьеры нас разделяли. Собственно говоря, позитивных примеров сотрудничества в то время немало, не буду о них сейчас вспоминать, думаю, что вы и так об этом знаете.

При обсуждении международной повестки в центре внимания была, естественно, ситуация на Украине. По этой теме мы с госпожой Меркель общаемся постоянно, в том числе совместно с Президентом Франции и с Президентом Украины в так называемом «нормандском формате», который зарекомендовал себя как достаточно эффективный механизм международного содействия мирному урегулированию конфликта на Донбассе.

Да, мы существенно расходимся в оценках событий, которые привели к антиконституционному перевороту в украинской столице в феврале 2014 года. Вместе с тем, думаю, что все с этим согласятся, об этом постоянно говорят все участники процесса урегулирования, никакой другой альтернативы, кроме мирной, дипломатической, не существует.

Для этого нужно полностью и неукоснительно выполнять все минские договорённости, которые были достигнуты 12 февраля текущего года. Напомню, что комплекс мер по урегулированию имеет пакетный характер, в нём увязаны все ключевые аспекты урегулирования: политические, военные, социально-экономические, гуманитарные.

На мой взгляд, есть все основания полагать, что с трудностями, но всё–таки минский процесс движется. Вы знаете, что после 12 февраля всё–таки на Украине при всех проблемах, которые на юго-востоке Украины имеют место быть, всё–таки стало спокойнее, хотя есть и проблемы, которые тоже известны. Убеждён, что обеспечить надёжное, долгосрочное урегулирование можно только путём налаживания прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском.

Считаю, что это одно из ключевых условий урегулирования вообще. Считаем также необходимым прекратить экономическую блокаду, восстановить финансовые, банковские связи, провести конституционную реформу с участием юго-востока страны. Собственно, всё это прописано в минских договорённостях от 12 февраля, которые, я хочу ещё раз это подчеркнуть, нужно выполнять.

Удовлетворены тем, что по итогам консультаций в «нормандском формате» у нас состоялся очередной телефонный разговор, 6 мая в Минске был, наконец, дан старт работе четырёх профильных подгрупп по конкретным направлениям урегулирования.

Будем делать всё, что от нас зависит, чтобы их деятельность была результативной, хотя успех главным образом зависит, конечно, от людей, у которых в руках все полномочия власти. Я имею в виду прежде всего руководство в Киеве.

Будем оказывать всё имеющееся у нас влияние на руководство Донецка и Луганска, с тем чтобы этот процесс шёл нужными темпами и с нужным качеством. Мы с госпожой Меркель условились и далее плотно заниматься кризисной ситуацией на Украине, в том числе в рамках «нормандского формата».

Хотел бы отметить, что мы, конечно, разговаривали и о развитии двусторонних отношений, говорили о необходимости продолжить наши переговоры по поводу договора об ассоциации Украины с Евросоюзом применительно к нашим экономическим интересам. Хочу вас проинформировать, что 17–19 мая этого года в Брюссель должна выехать наша делегация во главе с Министром экономического развития.

Спасибо за внимание.

А.Меркель (как переведено): Уважаемые дамы и господа!

Я сегодня в непростой ситуации для германо-российских отношений прибыла в Москву. Мне было важно совместно с Президентом Путиным по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны почтить память погибших. Я возложила венок к Могиле Неизвестного Солдата и тем самым хочу сказать русскому народу, что я как Федеральный канцлер Германии склоняюсь перед миллионами жертв, которые повлекла за собой развязанная национал-социалистической Германией война.

Мы постоянно будем отдавать себе отчёт в том, что на долю народов тогдашнего Советского Союза и солдат Красной армии пришлась большая часть жертв в этой войне. Я напоминаю о том, что война на востоке велась как жестокая расовая война и война на уничтожение и что она навлекла невыразимые страдания на миллионы людей.

При этом я думаю о жителях блокадного Ленинграда, погибших от голода и изнеможения, о миллионах мирных граждан, подвергшихся истязаниям и убитых, об узниках концлагерей и военнопленных, о тактике выжженной земли, когда вермахтом и СС были буквально стёрты с лица земли бесчисленные деревни и города.

Я напоминаю о преступлении Холокоста, которое должно служить и будет служить нам, немцам, как предупреждение. Я напоминаю о том, что русские, украинские, белорусские и другие солдаты Красной армии освободили Берлин и совместно с западными союзниками освободили Германию от нацистского господства. Я также напоминаю о том, что окончание Второй мировой войны не всем европейцам принесло свободу и демократию.

Разделение Германии и Европы мы смогли преодолеть лишь 45 лет спустя, в том числе благодаря воле к изменениям в соседних странах, таких как Польша и Венгрия, а также благодаря мирным изменениям в Советском Союзе. На фоне всех этих исторических событий я благодарна за то, что между нашими народами было возможно примирение, за то, что немцы и русские сегодня могут сотрудничать во благо лучшего будущего.

В последние годы мы стремились к большему сотрудничеству в Европе. Хотела бы напомнить о принятии Парижской хартии на основе заключительного акта в Хельсинки, Россия стала членом Совета Европы и ВТО. Мы также достигли сотрудничества между НАТО и Россией.

Аннексией Крыма, которая была осуществлена в нарушение международного права, военными действиями на Украине этому сотрудничеству был нанесён тяжкий ущерб, потому как мы видим в этом угрозу европейскому мирному устройству. Тем не менее именно в эти дни для меня важно сказать следующее. Урок, который мы извлекаем из истории: нам необходимо сделать всё для того, чтобы в конфликтах, какими бы сложными они ни были, искать мирное решение, решение путём переговоров, то есть дипломатическим путём.

Поэтому Германия и Франция совместно с Украиной и Россией в «нормандском формате» в феврале выдвинули инициативу и приняли совместно пакет мер, который призван сделать возможным такое дипломатическое решение. Реализация этого комплекса мер играла сегодня в нашей беседе важную, существенную роль, и мы похвалили, мы высоко оцениваем то, что была начата работа четырёх рабочих групп, которые будут работать над различными темами. Я надеюсь, что эта работа будет успешной.

Я бы хотела поблагодарить ОБСЕ за то, что ОБСЕ, в том числе Сербия в качестве председателя, с участием госпожи Тальявини, выполняет очень важную функцию, например по наблюдению за перемирием. В то же время нам необходимо отдавать себе отчёт в том, о чём идёт речь при реализации минского комплекса мер.

Речь идёт о том, чтобы суверенитет и территориальная целостность Украины были восстановлены, и мы будем продолжать совместно над этим работать. Это сложный путь, со стороны Федеративной Республики Германия могу сказать, что мы в дальнейшем будем продолжать нашу работу над этим.

Уважаемые дамы и господа! Мы обсудили также другие вопросы, среди прочего – отношения между Россией и ЕС. Здесь речь идёт о том, чтобы прояснить вопросы соглашения об ассоциации с Украиной, но хотела бы напомнить о том, что речь идёт о следующем.

Экономические пространства России и ЕС должны пошагово сближаться друг с другом. Я думаю, в глобализованном мире у нас очень хорошие причины есть для того, чтобы работать над этим проектом и чтобы двусторонние отношения между Россией и Германией хорошо вписались в этот контекст.

Хотела бы указать на то, что у нас есть также обнадёживающие сигналы по иранскому вопросу. Здесь сотрудничество государств, имеющих право вето, и сотрудничество с Германией и с Ираном привело всё–таки к результату, у нас есть надежды на заключение соглашения.

Нам ещё предстоит много работы для того, чтобы решить вопрос гражданской войны в Сирии, то есть на нас возлагаются большие ожидания. И своим сегодняшним визитом я хотела показать, что мы работаем с Россией, а не против неё.

Вопрос: Господин Президент, в конце прошлого года на встрече с историками Вы задали риторический вопрос: «Что было плохого в пакте Риббентропа – Молотова?» И недавно Министр культуры господин Мединский назвал этот пакт колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения государственных интересов Советского Союза.

Такие слова вызывают страх в Польше и странах Балтии. Вчера во время парада Вы говорили о том, что необходима новая система безопасности. Как можно её построить так, чтобы учитывать интересы Польши, стран Балтии, Молдовы, Грузии, Украины? И что могут сделать Россия и Германия для того, чтобы избавить эти страны от страха?

В.Путин: Такой, знаете, вопрос – о нём можно дискутировать до утра. Но что касается избавления от страха, это ещё и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно всё–таки перешагнуть, сделать какой–то шаг вперёд, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее.

По поводу пакта Молотова – Риббентропа. Обращаю ваше внимание на ход исторических событий, когда Советский Союз… Неважно даже, кто там руководил дипломатией. Ясно, что руководил там Сталин, но он был не единственный человек, который думал на эту тему, на тему обеспечения безопасности Советского Союза. Так вот, Советский Союз предпринял массу усилий, чтобы создать условия для коллективного противостояния нацизму в Германии, сделал многократные попытки создать антифашистский блок в Европе.

Все эти попытки успехом не увенчались. Более того, после 1938 года, когда в Мюнхене была заключена известная договорённость о том, что были сданы некоторые области Чехословакии, допустим, некоторые политики считали, что война неизбежна. Черчилль, например, после того как его коллега приехал в Лондон с этой бумажкой и сказал, что я вам привёз мир, Черчилль на это ответил: теперь война неизбежна.

И когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения, и был подписан этот пакт Молотова – Риббентропа. В этом смысле я разделяю мнение нашего Министра культуры о том, что смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое.

Теперь второе. Я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. И получилось так, что после пакта Молотова – Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась вести в Европе.

Нам нужно это всё иметь в виду, ничего не забывать. И если вы обратили внимание на то, что я вчера говорил, то я сказал, что по–настоящему эффективная система безопасности может быть построена на внеблоковой основе, на основе равного подхода к обеспечению безопасности всех участников международного общения. Вот если мы сможем выстроить работу именно таким образом на базе Организации Объединённых Наций, то мне кажется, что мы добились бы успеха.

А.Меркель: С моей точки зрения, пакт Молотова – Риббентропа сложно понять, если не учитывать дополнительный секретный протокол. И с этой точки зрения, я считаю, что это было неправильно, это было сделано на противоправной основе.

Тем не менее, конечно, Вторая мировая война исходила от национал-социалистической Германии, и мы, Германия, несём на себе за это ответственность. Это наша историческая ответственность, и мы постоянно будем об этом напоминать, о том, что по нашей вине потеряли жизни миллионы людей, и что Красная армия сыграла решающую роль в освобождении Германии.

Вопрос: Владимир Владимирович, как Вы расцениваете тот факт, что в эти дни в Москву приехала лидер Германии, против которой наша страна воевала в годы войны, и не приехали лидеры других стран антигитлеровской коалиции? Я сегодня беседовал с немецкими журналистами, они считают, что в глубине души Вы всё–таки должны таить обиду, так ли это?

И госпожу Федерального канцлера я хотел бы спросить. Госпожа Меркель, означает ли Ваш приезд сейчас в Москву, что Вы ставите общечеловеческие ценности, такие как совместные усилия в борьбе против нацизма, выше, чем нынешние межгосударственные противоречия, которые, несмотря на свою сложность, всё–таки поддаются дипломатическому и политическому урегулированию?

В.Путин: По поводу трагедии, связанной с войной. Наша страна воевала не с Германией, она воевала с нацистской Германией. С Германией, которая сама стала первой жертвой нацистского режима, мы не воевали никогда, у нас там всегда было много сторонников и друзей. И вчера я на параде об этом, как вы обратили внимание, сказал.

Много людей, причём самых разных политических взглядов, оказались в концлагерях и были уничтожены. Мы относимся к сегодняшней Германии как к нашему партнёру и дружественной нам стране. Думаю, это естественно, что госпожа Федеральный канцлер приехала сегодня в Москву.

В отношении лидеров других стран, в том числе и лидеров стран антигитлеровской коалиции, – это их выбор, это их решение. Думаю, что вопросы текущей политической конъюнктуры всё–таки являются менее важными, чем вещи фундаментального характера, связанные с поддержанием глобального мира и с недопущением повторения катастроф, если мы вспоминаем о катастрофе Второй мировой войны. Но это их решение.

Знаете, вчера на приёме ко мне подходили, меня благодарили за всё, что было сделано в ходе войны, ветераны из США, Великобритании, Польши, некоторых других стран. Всё–таки они главные участники этого торжества. Я очень рад, что они были вместе с нами.

А.Меркель: Я приехала сюда, как я уже сказала, потому что я склоняюсь перед миллионами жертв, которые понёс советский народ и другие люди по вине национал-социалистической Германии. На нас лежит историческая ответственность, которая заключается в том, чтобы об этом помнить и извлекать из этого урок. Поэтому и во время, когда есть существенные разногласия, я упомянула аннексию Крыма и события на юго-востоке Украины, тем не менее нам важно всегда чтить память этих исторических событий и постоянно говорить людям в России о том, что мы себе в этом отдаём отчёт и что мы знаем, какие большие страдания мы навлекли на Советский Союз. В то же время для меня это является стимулом сказать следующее: несмотря на наши разногласия, нам необходимо искать диалог, необходимо искать мирное решение и предпринимать дипломатические усилия.

Вопрос: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Господин Президент! Это первая прямая встреча после этого марафона переговоров в Минске. Вы сказали, что дипломатический процесс немного застопорился, параллельно, однако, возобновились военные действия, там вновь гибнут люди.

Несмотря на то, что вооружения должны были быть отведены, сепаратисты часто объявляют о новых нападениях. Вы говорили о возможном влиянии Президента Путина на сепаратистов и о вопросах, почему он не пользуется этим влиянием более сильно, почему он его не использует, чтобы дать дипломатической инициативе шанс?

А.Меркель: Мы, конечно, об этом говорили. Мы говорили о военных действиях как раз в Широкино и в донецком аэропорту и об опасности, что военные действия могут возобновиться и в других регионах. Мы уверили друг друга в том, что минский комплекс мер – это то, что у нас есть, это наша основа для того, чтобы попытаться найти мирное решение. Пока мы не можем точно сказать, что это будет успешным, однако у нас нет ничего другого, поэтому мы должны продолжить работу в этом направлении.

Ещё раз хочу выразить высокую оценку работе ОБСЕ. Я думаю, каждый использует своё влияние в меру сил. Я думаю, что у российского Президента есть определённое влияние на сепаратистов, чтобы мы по крайней мере добились перемирия и начала политического процесса. Та ночь в Минске, когда мы вели переговоры, это была очень жёсткая, сложная ночь. У нас были очень интенсивные, жёсткие переговоры, но я считаю, у нас есть возможность здесь достичь прогресса.

Необходимо стремиться к достижению территориальной целостности Украины. И у нас есть сейчас четыре рабочие группы, там речь идёт об экономике, о гуманитарных вопросах, о социальных вопросах, о проведении местных выборов. Проведение местных выборов должно привести к тому, чтобы полностью обеспечивался контроль на границе.

Я готова, думаю, что могу то же самое сказать от имени Франсуа Олланда, продолжать работу в этом направлении. Сегодня я почувствовала также со стороны России эту готовность.

В.Путин: Если позволите, я тоже два слова скажу на этот счёт.

Во–первых, у нас должны быть какие–то общие критерии оценки и реакции на происходящие в мире события – единые, по единым правилам. Вот смотрите, что в Йемене произошло и что мы сейчас там наблюдаем. Там переворот, президент отказался от власти. Теперь его силой оружия другие страны, с которыми у России добрые отношения, хотят вернуть назад, и все называют это переворотом. После того как переворот совершили на Украине, каких только ругательств мы не услышали в адрес бывшего президента Януковича и какой только поддержки не увидели в отношении тех, кто совершил этот переворот.

Если мы будем с разными стандартами подходить к одинаковым явлениям, то мы никогда ни о чём не сможем договориться. Мы должны утвердить в конце концов не «право сильного» и «право кулака» в международных делах, а нормы международного права, единообразно понимаемые, применяемые и защищаемые всем международным сообществом.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366435 Владимир Путин, Ангела Меркель


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366434 Владимир Путин, Ангела Меркель

Начало встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель.

В.Путин: Уважаемая госпожа Федеральный канцлер! Уважаемые коллеги, добрый день!

Прежде всего хочу Вас поблагодарить за то, что Вы приехали отдать дань уважения людям, которые погибли во время Второй мировой войны, во время Великой Отечественной войны в борьбе с нацизмом.

Мы, как Вы знаете, много сделали для того, чтобы отношения между Россией и Германией сегодня развивались как можно более успешно, и многого добились в этом направлении.

Сегодня существуют известные проблемы. Чем быстрее эти проблемы прекратят своё негативное воздействие на развитие наших отношений, тем лучше будет – мы будем к этому стремиться.

Надеюсь, что в ходе нашей сегодняшней встречи нам удастся поговорить и о двусторонних отношениях, о развитии отношений России с Евросоюзом в целом. И конечно, о проблемах, которые сейчас являются наиболее острыми, в том числе и о ситуации на Украине.

Добро пожаловать!

А.Меркель (как переведено): Благодарю Вас за возможность для меня приехать сегодня сюда. Мне было очень важно приехать сюда, чтобы по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны почтить память миллионов жертв, почтить память погибших людей тогдашнего Советского Союза и сказать людям России, что мы перед ними склоняемся.

Мы из нашего горького опыта извлекли урок, а именно: нам необходимо работать, необходимо сотрудничать, в том числе в сложных ситуациях – в такой сложной ситуации, какой она является сейчас, – и стремиться к нахождению мирных, дипломатических решений.

Поэтому хорошо, что у нас сегодня есть возможность обсудить наши двусторонние отношения, обсудить отношения между Россией и ЕС и, конечно, обсудить события территориальной целостности Украины.

Я рада предстоящей беседе и ещё раз благодарю Вас.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 мая 2015 > № 1366434 Владимир Путин, Ангела Меркель


Германия > Образование, наука > dw.de, 8 мая 2015 > № 1364996

Хотите внести свой личный вклад в дело сохранения мира и укрепление взаимопонимания людей? У вас есть желание провести две недели в международном молодежном лагере труда и отдыха, направление работы которого - уход за воинскими захоронениями и мемориалами? Значит, этот проект - для вас.

Летом нынешнего года общественная гуманитарная организация "Народный союз Германии по уходу за воинскими захоронениями" (Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge, VDK) в очередной раз организует на территории 20 стран Европы 60 волонтерских молодежных лагерей - Workcamps. Проект предназначен для молодых людей в возрасте от 12 до 26 лет. По оценкам, к участию в нем подключатся не менее двух с половиной тысяч школьников и студентов. Что же конкретно предусмотрено его программой?

"Забыв прошлое, не построишь будущее"

"Примерно 20 часов в неделю участники молодежного лагеря работают на кладбищах - очищают могилы от прошлогодней травы, опавших листьев и мусора, высаживают новые растения и цветы, ремонтируют памятники. Такое шефство ведется как над захоронениями воинов, павших на фронтах Первой и Второй мировых войн, так и за местами упокоения жертв нацистских концлагерей, еврейскими кладбищами, мемориалами мира", - рассказывает в беседе с DW Ханс-Дитер Хайне (Hans-Dieter Heine), референт Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями. Педагог и специалист по миротворческому просвещению, он работает в этой организации уже 25 лет.

Первые молодежные лагеря под эгидой VDK появились в Европе еще в 1953 году. По словам Ханса-Дитера Хайне, привлекая молодежь к работе по благоустройству солдатских кладбищ, руководство VDK стремится способствовать тому, чтобы представители подрастающего поколения европейцев сохраняли память о прошлом, глубже осознали бессмысленность войны и необходимость жить в условиях мира. "Ведь забыв прошлое, не построишь будущее", - подчеркивает он.

Отстаивать свою позицию, сохраняя мир

При молодежных лагерях VDK работают и образовательные центры, где ребятам рассказывают об истории конкретных воинских захоронений.

Во время занятий обсуждаются и актуальные политические события. Предметами дискуссий становятся и нынешняя ситуация на Украине, и проблемы стран балканского региона, и многие другие темы. Бывает, участники дебатов даже "заводятся" не на шутку, но до конфликтов дело не доходит.

"Спор ради спора ребята не затевают никогда. Это всегда пусть и эмоциональный, но конструктивный диалог, участники которого совместно пытаются найти объективную истину. Мы учим наших воспитанников тому, что первое и основное правило любой, даже острой дискуссии - это взаимоуважение", - подчеркивает референт VDK.

Российская эстафета

В целях сохранения памяти о погибших во Второй мировой войне VDK успешно сотрудничает и с Россией – в частности, с Новосибирской, Тамбовской, Пермской областями. "В начале 1990-х годов, после падения "железного занавеса", в Германии побывало множество делегаций из Российской Федерации. Мы показывали их участникам, как у нас ухаживают за могилами советских солдат. Это произвело на них неизгладимое впечатление и послужило важным толчком к тому, чтобы и в России проводилась работа по сохранению и обустройству могил немецких военнослужащих, а также привлечению к ней молодежи", - рассказывает Ханс-Дитер Хайне.

В свободное от работы и занятий время для проживающих в лагере ребят устраиваются встречи с местными жителями и ветеранами Второй мировой войны, познавательные экскурсии, спортивные состязания, развлекательные мероприятия.

"Конечно, каждому, кто приезжает в наши лагеря, хочется познакомиться с новыми людьми, со страной. Но самое главное для них - это все-таки не отдых, а участие в мероприятиях по уходу за воинскими захоронениями. И ребята стараются от души, выкладываются на все сто процентов. Мне никогда не приходилось слышать о том, что кто-то отлынивает от работы", - говорит представитель VDK.

По его словам, иные ребята записываются в лагеря Workcampsнесколько лет подряд. А есть и такие, для кого участие в этом проекте становится потом решающим в выборе профессии. "Среди наших бывших воспитанников немало преподавателей истории, специалистов по садово-парковой архитектуре. Многие из них также занимаются активной общественной деятельностью: проводят встречи со школьниками, где рассказывают о нашем проекте, участвуют в акциях протеста против призыва на военную службу детей. А это значит, что наша работа дает плоды", - не скрывает своей гордости Ханс-Дитер Хайне.

Информация для новичков

Заявление на пребывание в молодежном лагере VDK можно подать через интернет. Для тех, кто впервые участвует в проекте, проводится несколько предварительных информационных встреч. Проезд до лагеря и обратно организуют устроители мероприятия. По прибытии в Workcampsребят размещают в школах и на молодежных турбазах.

Поскольку финансирование проекта осуществляется за счет средств из бюджета VDK, госдотаций и поступлений из различных фондов, для участвующих в нем ребят пребывание в лагере не связано с большими затратами. Размер взносов колеблется от 150 до 400 евро - в зависимости от намеченной программы. Подробная информация размещена на сайте Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями. Справки дают и по телефону.

Германия > Образование, наука > dw.de, 8 мая 2015 > № 1364996


Германия > Транспорт > dw.de, 8 мая 2015 > № 1364980

Бундесрат в пятницу, 8 мая, одобрил законопроект о введении в ФРГ дорожного сбора с владельцев легковых автомобилей за пользование автобанами и шоссе. Бундестаг принял этот закон в марте 2015 года. Дорожный сбор, планируют ввести с 2016 года, причем точная дата пока не определена. Ожидается, что сбор ежегодно будет пополнять бюджет ФРГ на полмиллиарда евро, сообщает dpa. Эти деньги будут получены за оплату пользования дорогами для машин, не зарегистрированных в Германии.

Для владельцев автомобилей, зарегистрированных в ФРГ, дополнительных расходов не будет, подчеркивается в документе министерства транспорта. Владельцы автомобилей и жилых автофургонов из Германии будут обязаны покупать ежегодную виньетку за пользование автобанами и шоссейными дорогами. За счет сбора за автомобили, зарегистрированные в ФРГ, должно быть получено около 3 миллиардов евро, но государство компенсирует их владельцам расходы путем снижения ежегодного автомобильного налога.

План ввести в Германии дорожный сбор подвергся жесткой критике. Многие называют этот закон дискриминационным в отношении иностранцев. Между тем министр транспорта и цифровой инфраструктуры ФРГ Александер Добриндт (Alexander Dobrindt), выступая в бундесрате, заявил, что "эти деньги в долгосрочной перспективе обеспечат развитие инфраструктуры". Он также подчеркнул, что это "европейский проект". Еврокомиссия давно требует от ФРГ изменить концепцию, согласно которой, на развитие инфраструктуры идут деньги налогоплательщиков, а не тех, кто ею пользуется

Германия > Транспорт > dw.de, 8 мая 2015 > № 1364980


Германия > СМИ, ИТ > pereplet.ru, 7 мая 2015 > № 1367544

Инженеры Технологического института Карлсруэ в Германии представили необычную разработку, аналог которой можно неоднократно встретить в научно-фантастической литературе и кинофильмах. Речь идёт о конструкции, прозванной СМИ «плащом-невидимкой». На самом же деле анонсированное изделие представляет собой небольших размеров продолговатый ящик, ключевая особенность которого — его невидимость — является результатом огибания конструкции световыми волнами.

И хотя авторы проекта не стали раскрывать технические детали изобретения, они отметили, что рассеивание света происходит за счёт специальной краски, которая нанесена на поверхность ящика. Это позволило решить проблему, связанную с возросшей величиной оптической длины пути, пройденной светом, а также легло в основу технологии, благодаря которой ящик и всё находящееся в нём содержимое становится невидимым для человеческого глаза.

Для демонстрации эффекта невидимости, по словам авторов проекта, лучше всего подходит плохо освещённая комната и яркий фонарь, луч от которого будет направлен на конструкцию. Внутрь коробки вполне умещаются небольшие предметы — мобильный телефон или ключи. Тем не менее, в дальнейшем специалисты Технологического института Карлсруэ готовы продолжить работу и уже в ближайшее время заняться созданием полноценного плаща-невидимки, которым мог бы укрыться уже человек.

Убедиться собственными глазами, насколько реалистичной окажется достигнутая за счёт краски невидимость, получится не раньше 12 мая. Немецкие инженеры планируют показать общественности и параллельно раскрыть технические нюансы своего изобретения на научной конференции в Калифорнии, которая пройдёт на следующей неделе.

Германия > СМИ, ИТ > pereplet.ru, 7 мая 2015 > № 1367544


Чехия. Германия > Транспорт > radio.cz, 5 мая 2015 > № 1396020

Чехия заинтересована в строительстве высокоскоростной железной дороги по маршруту Прага - Берлин и Прага - Мюнхен, сообщил после встречи с немецким канцлером Ангелой Меркель чешский премьер-министр Богуслав Соботка. За модернизацию путей сообщения между Чехией и Германией высказалась и канцлер Меркель, однако, по ее словам, надо дождаться доработки нового немецкого плана транспортной инфраструктуры, в котором будут намечены все приоритетные транспортные проекты в Германии. По словам Соботки, такая последовательность действий необходима для того, чтобы можно было финансировать строительство за счет дотаций из европейских фондов. С чешской стороны нереально начать строительство раньше 2022 года. Соботка также повторил обещание достроить недостающий с чешской стороны отрезок автомагистрали в Дрезден к началу 2019 года. Чехия. Германия > Транспорт > radio.cz, 5 мая 2015 > № 1396020


Германия. Россия. Весь мир > Образование, наука > dw.de, 4 мая 2015 > № 1359725

Отсчет пошел: 29 дней осталось до окончания приема заявок на конкурс Green Talents. Точное время с точностью до секунды можно узнать на главной странице проекта, который реализует федеральное министерство науки и образования Германии. Его полное название - Green Talents - International Forum for High Potentials in Sustainable Development. Разыскиваются молодые ученые, которые работают в сфере устойчивого развития.

Больше перспектив

Конкурс, направленный на поддержку нового поколения, проводится с 2009 года. "Зеленые" проекты жюри присылают далеко не "зеленые" исследователи, а молодые, целеустремленные и уже накопившие какой-то опыт. "Наша задача - создать сеть контактов, объединить ученых со всей планеты", - объясняет Уте Вайраух (Ute Weihrauch), сотрудник Агентства менеджмента проектов при Немецком центре аэрокосмических исследований (DLR), которое и проводит этот конкурс. Принять в нем участие приглашаются ученые со всего мира.

В 2015 году основная тема научного состязания - "Город будущего", однако рассматриваться будут и другие проекты, целью которых является становление общества с устойчивым развитием.

География побед

За годы существования конкурса география проектов-победителей сильно расширилась. Высокую оценку жюри не раз получали участники из Бразилии, Китая, Польши и России. Последнюю на настоящий момент представляют три победителя, завоевавших это звание в 2009, 2010 и 2011 годах.

Уте Вайраух обращает особое внимание на работу российского лауреата 2010 года. Александр Гусев, молодой ученый, сделал акцент на энергетические тренды и сотрудничество России и ЕС в сфере энергетики. Один из центральных вопросов, которым он занимается, - энергетическая безопасность.

Конкурс Green Talents стал для него отправной точкой, признается Александр. За ним последовали стажировка в берлинском Фонде науки и политики (SWP), стипендия федерального канцлера и трудоустройство в Институте перспективных исследований экологической устойчивости в Потсдаме (IASS). Теперь российский ученый занимается устойчивым развитием в Германии, сохраняя контакт с российскими университетами. Больше перспектив, больше контактов, более высокий заработок - вот, чем привлекает Европа, говорит молодой ученый. К тому же на фоне непростой политической ситуации вопросы устойчивого развития в России отошли на второй план, добавляет он.

Новый отборочный этап стартовал 20 апреля и завершится 2 июня. Оформить заявку на участие в конкурсе можно на сайте проекта. На момент подачи документов вам не должно быть больше 32 лет и вы не должны проживать в ФРГ или иметь немецкое гражданство.

25 победителей, которых определит жюри, получат приглашение принять участие в научном форуме, который пройдет в Германии и продлится две недели. За время пребывания в стране участники смогут познакомиться с ведущими научно-исследовательскими институтами. Финансирование участия в форуме в полном размере берет на себя приглашающая сторона. Победители смогут представить свои проекты и встретиться с ведущими европейскими учеными.

Пожалуй, главный приз конкурса - научная стажировка до трех месяцев в учреждении по выбору лауреата, которая также оплачивается. И что не менее ценно, как подчеркивает Уте Вайраух, это сеть контактов, которой смогут обзавестись победители. На сегодняшний день она насчитывает уже более 130 партнеров из 40 стран мира.

Шансы на победу у российских ученых есть, уверен Александр Гусев. "В России очень много интересных разработок, которые больше востребованы за рубежом", - резюмирует ученый.

Германия. Россия. Весь мир > Образование, наука > dw.de, 4 мая 2015 > № 1359725


Германия > Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358333

Разведённым родителям облегчат жизнь

Первые лица фракции ХДС/ХСС в Бундестаге (Union) и руководители парламентской фракции Социал-демократической партии Германии (СДПГ) на многодневном совместном заседании в Гёттингене пришли к единодушному мнению о необходимости значительного уменьшения налогового бремени для неполных семей с детьми.

Их согласие означает введение этого предложения в законодательное русло в ближайшее время. В Германии это нововведение коснётся, по меньшей мере, около 2,2 миллиона детей, растущих у разведённых родителей.

Как сообщают осведомлённые лица, хотя дебаты проходили в бурном режиме, удалось добиться большего, чем первоначально планировалось: свободную от налогообложения сумму для неполных семей в размере 1308 €, сохранявшуюся в течение примерно 11 лет, предложено увеличить до 1908 €. Это будет значительным облегчением, в частности, для 1,6 миллиона неполных семей с несовершеннолетними детьми, 90% из которых составляют семьи матерей-одиночек. Теперь, до законодательного утверждения выработанного решения, предстоит договориться между собой федеральному Министру по делам семьи Мануэле Швезиг (Manuela Schwesig, СДПГ) и Министру финансов ФРГ Вольфгангу Шойбле (Wolfgang Schäuble, ХДС) о распределении источников финансирования этого улучшения, которое обойдётся казне примерно в 80 миллионов евро ежегодно.

В сообщениях прессы проскальзывает, что инициатива снижения налоговой нагрузки на неполные семьи с детьми принадлежит представителям Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и продиктована тем, что для полных семей свободные от налогообложения суммы пособий и дотаций на детей в период с 2004 по 2015 год были увеличены почти на 23%. Не зря, видимо, пресса ссылается на замечание Мануэлы Швезиг: «Это важно для поддержки родителей-одиночек и их детей. Ведь эти семьи делают очень много». А глава парламентской фракции Социал-демократической партии Томас Опперманн (Thomas Oppermann) добавляет: «В нашем обществе появляется всё больше и больше таких семей». Комментаторы подчёркивает особую роль родителей в таких неполных семьях: «Они выполняют тройную нагрузку, ибо помимо работы должны ещё играть обе родительские роли». Точно так же, особую роль родителей-одиночек для детей и страны подчёркивает министр экономики и энергетики ФРГ, шеф СДПГ Зигмар Габриель (Sigmar Gabriel, СДПГ): «Это очень важно и уже давно следовало предоставить им дополнительную поддержку».

Конечно, предстоит парламентское обсуждение нового предложения. Предполагается, что – при положительном решении – новые предложения будут иметь «обратную силу», то есть, неполным семьям пересчитают размер налогообложения с 1 января 2015 года. Кроме того, в текущем году дополнительное пособие на детей (Kindergeld) увеличится на 4 €, а в 2016 году – ещё на 2 €.

Виктор Фишман

Германия > Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358333


Германия > Транспорт > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358326

«Люфтганза» не хочет судиться в Америке

Родственники погибших во Франции пассажиров разбившегося немецкого лайнера надеются на миллионные компенсации.

После страшной катастрофы самолёта Germanwings во Французских Альпах, в которой погибли 150 человек, включая предполагаемого виновника трагедии, второго пилота 27-летнего Андреаса Любица (Andreas Lubitz), авиакомпания Lufthansa пообещала финансовую помощь родственникам погибших. На сегодняшний день 111 семей уже получили такую первичную денежную компенсацию в размере 50 тысяч евро. Однако ещё 33 семьи по-прежнему дожидаются денег от немецкой авиакомпании. «Для многих из них речь идёт уже о ситуации, связанной с экономическим выживанием», – утверждает адвокат Кристоф Велленс (Christof Wellens), представляющий интересы 16 семей. В ответ спикер «Люфтганзы» сообщил, что выплаты будут произведены только после того, как «все претензии родственников подтвердятся».

Однако до этого, похоже, ещё очень далеко. Дело в том, что единственным официальным документом, на который ориентируются как адвокаты, так и страховые компании, является список пассажиров злополучного рейса 4U 9525. На основании этой одной-единственной бумаги и устанавливаются затем родственные связи погибших пассажиров. Этот юридически сложный и длительный по времени процесс уже привёл к тому, что во многих случаях до сих пор не выписаны свидетельства о смерти. Таким образом, родственники погибших не могут официально заявить о своих претензиях на выплаты по полисам страхования жизни, на пенсионные выплаты или начать процедуру вступления в наследство.

В отличие от ряда других стран мира, юридическое право в Германии не предусматривает возможности денежных компенсаций за так называемое «эмоциональное страдание». Такой вердикт недавно вновь подтвердил Федеральный суд страны. Именно поэтому часть родственников погибших немецких пассажиров намерена проверить возможность ведения судебного процесса против «Люфтганзы» в Соединённых Штатах. «Мы уже провели соответствующие консультации с юристами, представляющими американских жертв катастрофы», – заявил известный берлинский адвокат Эльмар Гимулла (Elmar Giemulla). Немецкий юрист отметил, что семьи требуют компенсации в размере одного миллиона евро, но по законам Германии учитываются только «прямые экономические потери». Если американская сторона придёт к выводу, что граждане ФРГ действительно могут подать иск против «Люфтганзы» в США, то судебное разбирательство не сулит немецкой авиакомпании ничего хорошего. Дело в том, что в подобных случаях средний размер компенсации в Штатах устанавливается в размере 4,5 млн евро.

Немецкий авиаконцерн пытается сейчас не допустить индивидуальных исков как в Германии, так и за океаном. В случае подачи таких исков «Люфтганзе» придётся в суде доказывать, что авиакомпания не смогла предотвратить трагедию. Ясно, что с учётом просочившихся в прессу данных о состоянии здоровья Андреаса Любица сделать это будет очень непросто. Пока страховой консорциум Lufthansa-group выделил около 300 миллионов евро для компенсаций семьям погибших пассажиров, а также членов экипажа. Юристы «Люфтганзы» утверждают, что иски к компании могут быть поданы там, где был куплен билет, в родной стране авиакомпании или в суде страны, куда направлялся пассажир.

Вальдемар Серов

Германия > Транспорт > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358326


Германия. Россия > СМИ, ИТ > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358324

Как я писала «татальный дектант»

В акции «Тотальный диктант» приняли участие 550 городов планеты.

Акция «Тотальный диктант» обошла всю планету, не забыв заглянуть и в Германию. Берлинский «Русский дом» уже в четвёртый раз становится организатором «Диктанта» в столице страны. Эта традиция настолько пришлась по душе «нашим», что c каждым годом количество участников растёт в арифметической прогрессии, люди посещают мастер-классы и требуют продолжения банкета, точнее, занятий.

Буквально за несколько недель до «Диктанта» прокатилась волна сообщений: что, где, как, кто автор текста, сколько площадок и прочее. Люди начали отправлять заявки на регистрацию, я не осталась в стороне и тоже написала организаторам о своём желании участвовать. В России от меня потребовалось бы заполнение анкеты онлайн, здесь же нужно было лишь прислать своё имя и фамилию на адрес «Русского дома». Я отправила две фамилии, практически мгновенно мне пришёл ответ, а точнее вопрос: «Какие отношения связывают ваши фамилии?». Посчитав его немного неэтичным, построив несколько фантазий на эту тему, письмо это я проигнорировала.

Ни за день до, ни в день «Диктанта» я, как и многие участники, не стала повторять никаких правил, надеясь на волшебное «авось». Тем более в прошлые года это «авось» не подводило.

В «Русском доме» участников встречали традиционно приветливо, всё показали, всё рассказали. Но всё же настояли на том, чтобы мы с моим спутником указали свои отношения – «для статистики». На первый взгляд, зарегистрированных участников – тех, кто отправил заявки заранее, было немного – около 60 человек. Пока мы бегали покупать ручки, народу заметно прибавилось.

К слову о ручках – всемогущие спонсоры не добрались до городов за пределами России, поэтому ручку на «Тотальный диктант» нужно было припасти свою. С канцелярскими магазинами на Фридрихштрассе напряжёнка – пришлось даже пробежаться в поисках «пера».

Мы вернулись, прошли в аудиторию, которая к тому времени уже была заполнена наполовину. На столах листочки для диктанта, георгиевские ленточки (их сейчас российское посольство щедро распространяет по всему городу, независимо от тематики мероприятия) и открытки с изображением русских писателей (что по смыслу уже значительно ближе к «Диктанту», нежели символы воинской доблести). Настроение праздничное, атмосфера дружеская.

«Диктатором» (так ласково организаторы называют человека, который читает диктант) на площадке выступила петербурженка Людмила Алексеевна Вербицкая, лингвист и доктор филологических наук, президент Российской академии образования. По её мнению, нет ничего удивительного, что «Диктант» пишут за пределами России: «Берлин всего в двух часах полёта от Петербурга, а ведь „Диктант“ проводится и дальше – там, куда надо лететь и все 12 часов». И в этом Людмила Алексеевна права – в прошлом году «Тотальный диктант» вообще покинул пределы земного шара и «улетел» в космос к российским космонавтам. «Это прекрасно, что люди хотят проверить то, насколько они знают и помнят русский язык, причём не только его устную форму, но и форму письменную», – продолжила Вербицкая.

Пока мы разговаривали с филологом, организаторы начали таскать в зал стулья, так как народу пришло ровно в два раза больше, чем ожидалось. С небольшим опозданием мероприятие началось. Сначала сказали приветственную речь представители «Русского дома», они упомянули, что «Диктант» проводится в Берлине уже в четвёртый раз, что с каждым годом приходит всё больше народу и, что самое интересное, в этом году им поступил звонок от потенциального участника, который хотел уточнить, сколько будет идти диктант, для того… чтобы отпроситься с работы! Эта история даже вызвала аплодисменты! На всякий случай организаторы повторили несколько важных и нужных для диктанта правил (и это не считая нескольких занятий, которые проводились в течение всей недели до мероприятия). Затем показали «Хобости» – новости, преподнесённые в забавной манере. В них рассказывалось о внесении в Красную книгу человека грамотного как редкого вида существ, а также диагностике неграмотности и возможном её лечении. Для лечения вместо таблеток нужен был «Тотальный диктант». После этого с видеообращением выступил Евгений Водолазкин, автор текста для «Диктанта». Он поприветствовал всех участников, сказал речь о значимости этого, казалось бы, несерьёзного флеш-моба и зачитал отрывок текста для диктанта. Берлину, ровно как и всей европейской части России, досталась третья часть текста.

Автор медленно и вдумчиво прочитал собственный текст. У аудитории от услышанного зашевелились волосы на голове – текст суперсложный! Как писать – непонятно. Но, как известно, у страха глаза велики, после того как в дело вступила Людмила Алексеевна, стало ясно, что диктант всем по силам. Она читала медленно и без запинок, выделяя интонацией все необходимые знаки препинания. Сначала предложение целиком, затем по синтагмам, затем снова целиком, для проверки. Но всё равно, некоторые слова вызвали метания: «вполоборота» или «в пол-оборота», «брандмейстер» или «брандтмейстер». Все эти вопросы разрешились сами собой, когда диктант уже был закончен, когда было дано время на самостоятельную проверку.

Когда все понесли сдавать работы, я обратила внимание, что в зале присутствуют не только русскоязычные, но и местные немцы. Я подошла к одному такому участнику, чтобы узнать, как он здесь очутился и, главное, зачем. Он представился Матиасом и рассказал, что пишет «Тотальный диктант» уже не в первый раз, правда до оценки ещё пока не дотягивал. Приходит на диктант он с женой. Матиас честно признался, что писать ему очень сложно: «Я ведь почти ничего не понял, было столько сложных и новых для меня слов».

Впрочем, Людмила Вербицкая в способностях иностранцев к русскому языку нисколько не сомневается: «Я знаю много немцев, которые прекрасно говорят на русском, думаю, что диктант был бы им по силам». Затем филолог глянула на меня, приняв всё-таки за немку, сказала: «Вот у тебя же какой прекрасный русский!». Результаты «Диктанта» были готовы уже через несколько дней. Участники узнавали свои результаты через интернет, а ещё через некоторое время свои диктанты с сертификатом об оценке (или её отсутствия) можно было забрать в «Русском доме».

Светлана Киваева

Германия. Россия > СМИ, ИТ > rg-rb.de, 1 мая 2015 > № 1358324


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 30 апреля 2015 > № 1356756

Предпринимателю "русского разлива" выжить в Берлине без подготовки непросто: законы прописаны до запятой, чиновники улыбаются и взяток не берут, а маркетинговые технологии ушли на век вперед. При этом парадокс: денег в городе нет, а бизнес-почва - самая что ни на есть благодатная. Как вырастить на ней что-то достойное, объясняют на "Смарт-форуме", что проходит с 28 по 30 апреля в Берлине.

DW: С какой целью вы проводите в Берлине бизнес-форум для русских?

Лена Левинсон: Люди из русского комьюнити в Берлине варятся в собственном соку и часто ничего не знают о новых возможностях развития бизнеса. Они даже друг с другом не делятся опытом: "мне было трудно, и ты тоже помучайся, повтори мои ошибки, а потом поговорим". С грустью думаю, что это чисто русская эмигрантская история. Такой путь деструктивный, и мы решили всех собрать и все обсудить.

- Но в зале, я так поняла, не только жители Берлина?

- Некоторые специально из России прилетели, причем не только из Москвы и Петербурга, но даже из Новосибирска, Екатеринбурга и Нового Уренгоя. Оказывается, информации о бизнесе остро не хватает всем. К тому же политическая ситуация сейчас такая, что многие думают или совсем перебраться на Запад, или хотя бы открыть здесь свой бизнес.

- Какой основной промах совершают русские бизнесмены в Берлине?

- По моему ощущению, многие из них так и остались в 1990-х годах. А мир-то меняется! И в Берлине это особенно видно. Например, фирмы по ремонту квартир по-прежнему предлагают тот самый "евроремонт", который наши соотечественники любили 20 лет назад. А у клиента давно поменялись вкусы. Или русские рестораны в стиле шансон, в которые ходит только русская публика и ест борщ с пельменями в лубочном исполнении.

- Хотя принято считать, что лубок как раз на иностранцев рассчитан…

- Помните фильм "Крестный отец", где в итальянском ресторане в Америке собирается исключительно итальянская диаспора? В Берлине ни в одном заведении представить себе такого нельзя, только в русском. Кто сумел этого избежать, так это спикер нашего форума, успешный ресторатор Георгий Соляник, владелец целого списка модных заведений Берлина. У него есть и рестораны русской, но авторской кухни - "Горький парк", "Дача", "Пастернак", "Гагарин", и немецкой - Sauerkraut. В них сплошь международная публика, туристы. И это потому, что он ушел от стереотипов.

- Русские предприниматели в Берлине работают со "своим" клиентом, с соотечественниками?

-По большей части, да. В этом виновата некая инертность русского мышления. Мы как раз хотели показать, что эти рамки можно и стоит раздвинуть, следует смотреть на мир шире. Конечно, если формат а-ля Брайтон-Бич их устраивает, то пожалуйста. Но смотрится это, честно говоря, диковато.

- На многих лекциях "Смарт-форума" вообще нет привязки ни к Берлину, ни к Германии. Почему?

- Потому что нам важно было показать в принципе разницу между русскими и европейцами в представлениях о бизнесе, в ментальности. Это, в первую очередь, касается стиля ведения бизнеса и взаимоотношений с клиентами. Если вы зайдете в какой-нибудь бутик роскоши в Берлине, которым владеет русский предприниматель, вы сразу догадаетесь, кто хозяин. Выдадут навязчивый сервис и тяжелая атмосфера. У европейца в таком же точно бутике все расслабленно, продавцами работают какие-нибудь креативные сотрудники - геи.

- С какими еще представлениями надо расстаться русскому предпринимателю, чтобы вести в Берлине бизнес?

- Наш человек привык рассуждать так: если сказали "нельзя", то надо попробовать договориться. Россия, конечно, меняется, и коррупция становится анахронизмом, но почему-то его привозят с собой и норовят играть по привычным правилам. У нас выступал девелопер Джейм Герин. Он много лет назад приехал в Берлин из Ирландии и придумал перестраивать здания старых фабрик во всякие модные арт-галереи. Публика его все выспрашивала, насколько трудно здесь получать у чиновников разрешения. А он даже не понимает, в чем может быть трудность - либо "да", либо "нет". Вот вам и разница менталитетов.

- В Берлине комфортные условия для бизнеса?

- На мой взгляд, очень! Есть понятные правила, нет коррупции и бюрократии. Зарегистрировать фирму можно за один день без всяких проволочек.

- А как россиянину, задумавшему бизнес в Берлине, приехать сюда?

- Как я понимаю, на основании параграфа 21 в Законе о пребывании (Aufenthaltsgesetz - Ред.), который распространяется на две категории людей: тех, кто открывает свою фирму, и представителей свободных профессий, например, художников, а также врачей или адвокатов, которые тоже считаются бизнесменами. Решающий фактор для Берлина - ваш предполагаемый доход, согласно бизнес-плану, после выплаты налогов и страховок должен быть примерно 24 тысячи евро в год.

- А то, что Берлин - бедный город, бизнесу не мешает?

- Конечно, в отличие от некоторых других стран, здесь нет мощной поддержки бизнес-эмиграции, зато Берлин сейчас стал центром стартапов. Его сравнивают с Нью-Йорком 1970-х, когда было мало денег, но много свежих идей, и воздух заряжен энергией развития. Уникальные условия для Европы: можно раскрутиться при минимальных затратах. Это закончится, когда художников вытеснят адвокаты.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 30 апреля 2015 > № 1356756


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 29 апреля 2015 > № 1355990

Какой русский не слышал о Баден-Бадене. А вот то, что русский язык является самым востребованным как раз в этом немецком городе, общественность узнала благодаря актуальному исследованию поискового портала Adzuna.

English first…

Но обо всем по порядку. Прежде всего следует отметить, что главным языком для работы в Германии является, конечно же, немецкий. Cамым востребованным иностранным языком остается английский. За ним следуют французский и японский. А вот русский попал в десятку, заняв восьмое место. В переводе на цифры - один процент от всех вакансий с требованием знаний иностранных языков. Строчкой выше китайский, завершают топ-10 чешский и норвежский.

Словарь Oxford English Dictionary

Английский в Германии уступает лишь немецкому

Для исследования компания Adzuna проанализировала 400 тысяч объявлений, которые генерирует ее поисковая машина со всего интернет-пространства в Германии. В 60 тысячах из них одно из требований - знания иностранного языка. "С такой долей, 17 процентов вакансий с иностранным языком на Adzuna.de, немецкие работодатели явно сигнализирует, что они ищут персонал с навыками международного общения.

Во Франции доля таких вакансий составляет лишь 15 процентов, в Нидерландах - 14, а в Великобритании - всего 4. Если сравнить ситуацию на немецком рынке труда с Англией, то в Германии знания иностранного языка могут принести гораздо больше преимуществ при поиске работы", - говорит Инья Шнайдер (Inja Schneider), менеджер по Германии в компании Adzuna.

Русский до Берлина доведет

Популярность японского языка среди немецких работодателей объясняется большим японским бизнес-сообществом. Больше 1000 японских компаний представлены на немецком рынке. Найти работу со знанием этого языка легче всего будет в Дюссельдорфе, Мюнхене и во Франкфурте-на-Майне. Английский больше всего востребован в Мангейме, во Франкфурте и Дюссельдорфе.

Но вернемся к русскому языку. Больше всего объявлений о работе с требованием знаний русского языка кроме Баден-Бадена - в Магдебурге, Эрфурте, Гейдельберге, Висбадене, Берлине, Дрездене, Нюрнберге, Гамбурге и во Франкфурте-на-Майне.

В тоже время анализ вакансий в Великобритании, Франции, Нидерландах и России показал, что немецкий язык находится на втором месте в списке самых востребованных иностранных языков.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 29 апреля 2015 > № 1355990


Германия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 28 апреля 2015 > № 1358470

Северсталь получила одобрение сертифицирующих органов Германии на арматуру в прутках по стандарту DIN 488 на профили от 10 до 16 мм.

Полученная сертификация по стандарту DIN 488 даст возможность компании продавать арматурный прокат не только на рынок Германии, но и в страны Балтии и Восточной Европы, где данная продукция пользуется устойчивым спросом.

В настоящий момент сертифицирован профильный ряд арматуры, производимой на стане 250 Череповецкого меткомбината диаметром 10, 12 и 16 мм. К концу года планируется получение сертификации на всю линейку арматурного проката диаметром до 40 мм.

«Полученная сертификация даст компании возможность расширить географию поставок и повысить их эффективность за счет перспективных и логистически достижимых экспортных рынков. Уже на апрель этого года нами заключен ряд сделок на поставку арматурного проката по стандарту общим объемом 1700 т», - комментирует директор по маркетингу и продажам дивизиона Северсталь Российская сталь Д. Горошков.

Германия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 28 апреля 2015 > № 1358470


Германия. ЦФО > Образование, наука > dw.de, 27 апреля 2015 > № 1354197

В то время как в строении номер 12 дизайн-завода "Флакон" пестрая шумная толпа студентов расхватывала со стендов проспекты по обучению на немецком, их проголодавшиеся собратья уже штурмовали во дворе "сосисочный бар": такого наплыва интересующихся Германией московская креативная площадка не видела, пожалуй, никогда. И хотя официальным поводом для студенческого фестиваля, прошедшего в субботу, 25 апреля, на "Флаконе", стало вручение призов победителям II Всероссийской студенческой олимпиады по немецкому языку, на этот раз организаторы задумали и реализовали нечто большее, чем награждение лучших из лучших.

"В прошлый раз мы проводили вручение призов победителям студенческой олимпиады в Российском университете дружбы народов, то есть в более учебной атмосфере. В этот раз мы решили выйти в открытое пространство, пространство города, туда, куда студенты любят ходить в свое свободное время, привлечь их не только учебой и какими-то другими содержательными моментами, но и самой площадкой, и обратиться к более широкой публике", - так пояснила идею мероприятия в интервью DW Полина Кузавлева, менеджер проектов Гёте-Института в Москве.

За немецким сленгом - в Москву

Это организаторам удалось вполне: фестиваль собрал более тысячи человек. Очереди образовывались и перед стендами немецких и российских организаций на выставке "Образование и карьера", и перед залом, где проходили семинары, посвященные особенностям учебы в Германии и трудоустройства в немецкие компании.

"По какому рейтингу выбрать подходящий вуз в Германии? Какой фактор самый важный при получении стипендии на учебу? Как отправить письмо менеджеру по персоналу в немецкой фирме?" - на эти и многие другие вопросы студентам отвечали представители Германской службы академических обменов DAAD, Российско-Германской внешнеторговой палаты и русской редакции Deutsche Welle.

Deutsche Welle на Флаконе

От учебы до карьеры: практические советы от Deutsche Welle на "Флаконе"

Мероприятие на модном дизайн-заводе оказалось интересным не только для москвичей: многие студенты и школьники старших классов специально приехали на фестиваль из других городов. Например, ради фестиваля будущий учитель немецкого Анна Головко из Рязани не поленилась проделать трехчасовой путь на автобусе.

"Самым полезным, мне кажется, был семинар по сленгу, поскольку нам, молодежи, важно общаться с современными немцами. Кроме того, носители языка очень редко приезжают в Рязань, а здесь их собралось много ", - поделилась студентка с DW. Анна также посетила мастер-класс "Папа качает головой - рэпер Cro о прошлом и настоящем", семинар, посвященный студенческой жизни в Германии, и поучаствовала в викторине по страноведению.

Московские студенты на "Флаконе" также смогли совместить приятное с полезным. "Мы подыскиваем себе программу в магистратуру. Но для нас фестиваль - это еще и повод встретиться", - рассказала корреспонденту DW Татьяна Павлова, студентка Московского государственного областного университета, пришедшая на фестиваль вместе с подругой Ксенией Кузнецовой. И хотя на семинар по учебе в Германии из-за наплыва желающих студентки так и не смогли попасть, они решили наверстать упущенное на воркшопах и остались довольными посещением. "Да, это круто, это удобно, что здесь можно послушать про все понемногу и получить конкретную информацию по учебе", - поделилась впечатлениями Ксения Кузнецова.

Принять участие в мероприятиях фестиваля смогли не только лингвисты, но и тот, кто только начал осваивать немецкий язык: например, для них были организованы настольные игры и показ анимации немецких авторов с русскими субтитрами.

Знакомство с немецкими настольными играми

В теории и на практике: знакомство с немецкими настольными играми

Концерты и видео-арт в поддержку языка

Хотя небывалый наплыв посетителей на фестивале и свидетельствовал, казалось бы, о большой популярности немецкого языка, по данным Гёте-Института, число изучающих его в России сокращается с каждым годом на 7 процентов.

Как пояснил в интервью DW Антон Голоднов, координатор проектов языкового отдела Гёте-Института, связано это в том числе с тем, что приходящим в университет с немецким языком школьникам предлагают изучать английский язык. "Однако английский язык - это квалификация, которая есть у каждого, а немецкий язык - это преимущество. Именно поэтому мы своими мероприятиями, своими программами стараемся эту ситуацию изменить: работаем с самими студентами, предлагаем какие-то интересные вещи и поддерживаем немецкий язык в самых разных формах его существования, ведь это носитель культуры, искусства, современной музыки, карьеры, образования", - отметил Антон Голоднов.

Организаторы смело поэкспериментировали со всеми возможными молодежными форматами и на "Флаконе". Яркое впечатление оставил и финал: по окончании семинаров и мастер-классов свет погас, и команда художников из Кельна показала фантазийные видео-проекции на стенах, потолках помещений и даже на одежде участников перформанса, а затем все желающие смогли приобщиться к немецкой современной музыке на концерте инди-группы Tiemo Hauer & Band из Штуттгарта.

Германия. ЦФО > Образование, наука > dw.de, 27 апреля 2015 > № 1354197


Германия. Россия. Весь мир > Образование, наука > rs.gov.ru, 25 апреля 2015 > № 1380345

Ярмарка образовательных услуг StudyWorld в РДНК в Берлине

24 – 25 апреля в РДНК в Берлине проходила Международная ярмарка образовательных услуг, участниками которой стали 145 образовательных учреждений из 27 стран. Являясь тематически одной из самых крупных выставок в Европе, StudyWorld традиционно вызывает интерес 8 тысяч посетителей.

В этом году ярмарка широко представлена образовательными учебными заведениями не только Германии, Франции, Италии, Испании, Люксембурга, Америки, Новой Зеландии, Австралии. Активно заявляет

о своих предложениях принять иностранных студентов выходящий на рынок образовательных услуг азиатский регион (Япония, Малайзия, Гонг Конг, Сингапур и др.).

Площадкой, представляющей образовательные услуги России, в 2015 году стал стенд Представительства Россотрудничества в ФРГ, на котором представлены рекламные материалы Балтийского федерального университета имени И. Канта, Московского государственного строительного университета

и Дипломатической академии МИД России.

Кроме панельных презентаций, все участники выставки имеют возможность выступить в дискуссиях. Представительство Россотрудничества

в ФРГ представило доклад «Обучение в России» на немецком языке на заключительной сессии.

Германия. Россия. Весь мир > Образование, наука > rs.gov.ru, 25 апреля 2015 > № 1380345


Казахстан. Германия > Электроэнергетика > dknews.kz, 24 апреля 2015 > № 1359481

Германия передаст Казахстану современные технологии в сфере энергосбережения

В Берлине в четверг подписано казахстанско-германское соглашение в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности, указывается в сообщении КазТАГ.

«В Берлине состоялось подписание соглашения о сотрудничестве между ТОО «Казахстанский центр энергосбережения и повышения энергоэффективности» и Немецким энергетическим агентством DENA, направленного на совместное осуществление проектов в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности промышленных и гражданских объектов Казахстана. Документом предусматривается использование передового германского опыта при внедрении современных технологий и ноу-хау в соответствующей сфере в РК», — говорится в сообщении в четверг.

Поясняется, что соглашение вносит вклад в реализацию межправительственного соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной и технологической сферах, подписанного в рамках официального визита президента РК Нурсултана Назарбаева в Германию в феврале 2012 года и будет реализовываться в контексте задач, поставленных стратегии развития страны «Казахстан-2050».

Агентство DENA является главным координатором многих программ и проектов в сфере энергосбережения. Его учредителем является Федеральное правительство Германии в лице министерства экономики и энергетики, министерства транспорта, строительства и жилищного хозяйства и министерства охраны окружающей среды Германии.

В сферу компетенции агентства входят энергосбережение в жилищном секторе, эффективность потребления электроэнергии, энергоэффективность и экология в транспорте, а также возобновляемые источники энергии.

Казахстан. Германия > Электроэнергетика > dknews.kz, 24 апреля 2015 > № 1359481


Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 апреля 2015 > № 1345671 Гюнтер Грасс

Гюнтер Грасс: боль — главная причина, которая заставляет меня работать и творить ("El Pais", Испания)

Запись ранее не опубликованного интервью, которое автор «Жестяного барабана» дал газете El País в своем доме в Любеке 21 марта

Хуан Крус (Juan Cruz)

Гюнтер Грасс (Günter Grass), неудобный свидетель XX века, автор романа «Жестяной барабан», скончался в больнице Любека, где и проживал. Он родился 87 лет тому назад в Данциге, сейчас входящему в состав Польши. Ему были присуждены Нобелевская премия в области литературы и литературная премия принца Астурийского 1999 года за совокупность произведений, в которых он изложил свой бескомпромиссный взгляд на век постоянных войн, в одной из которых он принимал участие в качестве военнослужащего войск СС.

Этот эпизод, ставший достоянием общественности, когда он опубликовал свои воспоминания «Луковица памяти» (2007), сильно осложнил его жизнь. Несмотря на то, что в своих предыдущих произведениях он уже писал о том, что служил в войсках СС, когда ему было шестнадцать лет, его очередное откровение вызвало волну нападок в Германии и во всем мире. Но он продолжал писать и рисовать. У него уже была подготовлена к изданию книга поэм, рисунков и рассказов.

В последний раз мы видели его с женой Уте у них дома в Любеке 21 марта. Гюнтер пребывал в веселом расположении духа и острил. Он не хотел говорить о политике, но сразу же заговорил о ней под темными полотнами Гойи, вдохновлявшими его на то, чтобы работать во всех жанрах, в которых можно работать в одиночестве.

Грасс уже вынужден был прибегать к аппарату искусственного дыхания, но при этом курил трубку, как на своих автопортретах. Выглядел моложаво и весело, его беспокоили события, происходящие в мире — и все больше напоминавшие худшие времена Средневековья. Писатель был убежден, что только единство Европы и солидарность с другими странами могут сделать человечество лучше, чью историю ХХ века он с грустью описал в романе «Мое столетие» (1999). Именно под воздействием этого жестокого и неспокойного века сформировалась его душа, душа ребенка, жившего вдвоем с матерью, о которой он вспоминал с нежностью и тоской и в конце жизни.

Во время интервью, которое состоялось менее месяца назад и публикуется здесь в полном объеме, нам помогала Грита Лейбзак (Grita Löbsack), друг семьи, переводчица, жена Мигеля Саэнса (Miguel Sáenz), ученого, выполнившего перевод на испанский язык большей части его произведений.

По окончании интервью Грасс пригласил нас в свой одиноко стоящий дом, где его жена Уте, у которой в последние месяцы возникли гораздо более серьезные проблемы со здоровьем, чем у Гюнтера, угостила нас сладостями. Рецепт их приготовления ей передал ее первый муж, недавно заходивший к ним. Грасс был очень рад тому, что мы привезли ему целую ногу свиного сыровяленого окорока (хамон). Он напоминал ему итальянские мандолины. Писатель даже делал вид, что на них играет, и смеялся так, как будто собирался жить вечно.

У него были грандиозные планы, в частности, организовать выставку своих произведений в мадридском Центре изящных искусств (Círculo de Bellas Artes), но в результате пневмонии они оказался в больнице. Там и оборвалась жизнь этого человека, наполненная событиями и книгами, а также общей неуверенностью, характерной чертой XX века. Перед началом интервью, которое воспроизводится ниже, расположившись под черными картинами Гойи, самый политизированный немецкий писатель XX века спросил нас: «Так что, мы и дальше будем говорить о политике?». Он сам начал разговор о современной политической жизни, когда мы еще находились в небольшой гостиной его дома. И тогда мы ответили: «Нет, мы же пришли, чтобы поговорить о поэзии». Не прошло и двух минут, как Грасс вернулся в ту область, которой посвятил жизнь: причудливую смесь политики и поэзии.

El País: Что Вам дает как человеку ежедневное написание стихов?

Гюнтер Грасс: Моя первая книга вышла в свет в пятидесятые годы. Это были стихи с рисунками. И уже позднее я взялся за роман «Жестяной барабан». В то время я жил в Западном Берлине, где учился скульптуре. Я писал роман и когда подходил к его завершению, мне необходимо было сменить вид творчества. В тот момент это была поэзия, поскольку я понимал, что, отождествляя себя с таким количеством персонажей своих романов, я отдалялся от самого себя. А я хотел вернуться к себе и померяться силами с самим собою в определенном смысле.

— И рисовали.

— Когда я долго рисовал, мне хотелось вернуться к литературе, к поэзии. Я хотел обрести самого себя, а также понять, где я нахожусь, поскольку вся предыдущая деятельность отдаляла меня от самого себя.

— Что Вы обнаруживаете, когда возвращаетесь к самому себе?

— В 50-60-е годы мне пришлось носить очки, и я написал поэму, в которой затрагивал эту тему... В поэме я утверждаю, что через очки предметы видны более четко, но они несколько наклонены, а изъяны заметнее. По мере того, как идет жизнь, я ощущаю процесс старения, понимаю, что определенные части тела изнашиваются и пора обратиться в ремонтную мастерскую. Я также начинаю осознавать, что все имеет свой конец.

— Вы всегда испытывали это ощущение, и в молодости тоже?

— Для меня это стало ясно достаточно скоро, поскольку я находился под влиянием философских идей Камю, а не Хайдеггера. То есть, я исходил из того, что мы живем сейчас и имеем возможность как-то распорядиться своей жизнью. Все это изложено в книге Камю «Миф о Сизифе», которую я прочитал после войны. С течением лет я стал понимать, что у нас есть возможность самоуничтожения, то, чего раньше не было: утверждалось, что голод и засухи происходят в результате природных явлений, которые к ответственности не призовешь. И вот впервые ответственность ложится на нас, у нас есть возможность уничтожить самих себя, но ничего не делается для того, чтобы избавить мир от этой опасности. Помимо нищеты, на мир надвигается проблема изменения климата, последствия которой мы даже не учитываем. Проходят нескончаемые совещания, а проблема остается, поскольку ничего конкретного не предпринимается.

— А проблемы между тем нарастают.

— К этому надо добавить проблему перенаселенности. Все это вместе взятое наводит меня на мысль о том, что отведенное время ограничено. Если принять во внимание время существования нашей планеты, то остается лишь признать, что мы здесь всего лишь гости, которые проводят в этом мире весьма короткое и строго определенное время, и единственное, что мы оставляем после себя, это атомные отходы. Если когда-нибудь кто-то захочет узнать, какова наша отличительная черта, то это будут атомные отходы. В 70-80-е годы я написал два эпических романа — «Камбала» и «Крысиха». Они повествуют об этой самой способности человека к самоуничтожению, о которой я говорил выше.

— Среди Ваших прозаических произведений нет ни одного, которое не было бы напрямую связано с событиями Вашей жизни, начиная с «Жестяного барабана» и заканчивая «Луковицей памяти» и «Траекторией краба»... Вы используете литературные образы, чтобы рассказать о своей жизни изнутри...

— Да, и поэтому я хочу сказать, что новая книга, запланированная к публикации осенью, состоит из небольших рассказов, в которых я хочу показать тесную взаимосвязь между прозой и лирикой. Германисты обычно разделяют эти два жанра. Я воспринимаю их как одно целое, потому что вижу между ними взаимосвязь. Границ прозы и лирики для меня не существует, они размыты.

— Это сочетание позволяет Вам лучше рассказывать о том, что с Вами происходит?

— От своей матери я унаследовал две способности: для меня никогда не представляло сложности продолжать одно дело и отказаться от другого. Я понял, что обладаю двумя способностями и, поскольку у меня большой объем работы, мне следует их развивать и стремиться к самовыражению, используя обе. Выбор между одним и другим был не альтернативой, а обогащением. Например, если в течение долгого времени я занимался писательским трудом, то у меня возникало ощущение, что скульптура мне ближе, поскольку я понимал, что выражаю нечто со всех сторон одновременно, нечто витавшее в пространстве. Многие поэмы начинаются с рисунка. Когда у меня возникает образное сравнение, я переношу его на бумагу, а затем пытаюсь воплотить его в рисунке и посмотреть, насколько соответствует одно другому. В «Находках для не читателей» я рисовал акварели, и еще до того, как они высыхали, начинал писать стихи из четырех-пяти строф. Это хороший пример сочетания и взаимообогащения разных жанров (живопись, литература).

— Что значит для Вас работа в человеческом плане?

— Вы читали мои книги и знаете, что в «Луковице памяти» я пишу о том, что в 16 лет уцелел по чистой случайности. За три или четыре недели боевых действий у меня было пять или шесть возможностей погибнуть, как погибли многие ребята моего возраста. Я отдаю себе в этом полный отчет вплоть до сегодняшнего дня. То обстоятельство, что я работаю в полную силу, позволяет доказать самому себе, что я выжил, что я существую и продолжаю жить.

— Ранее Вы упомянули Камю. Творчество Камю является объяснением или искуплением боли, поиском способа выжить через литературу. Вы цените Камю именно за эту позицию?

— В очерке «Миф о Сизифе» говорится о том, как это ужасно катить в гору камень, заведомо зная всю бессмысленность этого, потому что камень все равно потом скатится вниз. Но у Сизифа нет другого выбора, чем толкать камень вверх, поскольку в противном случае он останется без дела. Камю заканчивает свой очерк утверждением о том, что Сизифа можно считать счастливым человеком. Это для меня было очень важным, новым толкованием мифа, который не может оставить равнодушным: по большому счету, причина всего — боль. У каждого человека своя жизненная ситуация, и я понял, что могу выразить свои мысли не только с помощью художественных средств, но и должен был осветить некоторые темы, например, свою молодость, безоговорочную капитуляцию Германии, разрушение домов и распад личности...

— И историю боли...

— За свою жизнь я убедился в том, что по сути ничто не изменилось. Весь ужас в том, что история фашистского холокоста и геноцида, история всех этих бесчеловечных преступлений, не заканчивается. Вот и сейчас поднята тема преступлений немецких оккупантов в годы войны на территории Греции... Это какой-то замкнутый неисчерпаемый круг кошмаров... И вот я вновь возвращаюсь к теме боли по Камю: боль — главная причина, которая заставляет меня работать и творить.

— Камю сказал: «Прекрасное тепло, царившее в моем детстве, лишило меня всякой злобы». Ваше детство тоже предопределило все Ваше творчество?

— В «Луковице памяти» есть строки, посвященные моей матери. Она умерла от рака в возрасте 57 лет. Я не видел своих родителей и сестру целых два года после окончания войны. Мать была вынуждена покинуть Данциг (ныне Гданьск). Когда я ее увидел, это была сломленная и состарившаяся женщина... Когда я был ребенком, я ей рассказывал множество всяческих историй, рожденных в моем воображении, а воображение у детей очень богатое. Она говорила: «Детские фантазии». Но где-то в глубине души ей нравились такие фантазии. Я ей все время говорил, что, когда вырасту и разбогатею, повезу ее путешествовать по разным чудесным странам, и прочие подобные вещи... Поскольку она умерла рано, мне так и не удалось доказать ей, что я собирался сделать это на самом деле. Я ничего не успел для нее сделать... Она очень переживала, когда я сказал, что хочу посвятить себя искусству. Отец был категорически против, а она всегда меня поддерживала, хоть и переживала. Я до сих пор сильно страдаю от того, что мне не удалось сделать при ее жизни ничего из того, что я обещал. У меня сильно выраженный комплекс матери. Я никогда не обращался к психиатру, но я осознаю, что он является источником всего моего творчества.

— Вы как-то сказали, что рассказываете в «Луковице памяти» историю одного молодого человека (Вашу историю), который мог умереть или исчезнуть. Но с Вами этого не случилось, Вы здесь. Тем не менее, глубокая рана войны должна была остаться и у Вас, и у всего Вашего поколения.

— Безусловно, Вторая мировая война на всех нас наложила глубокий отпечаток. Ужасно то, что и по прошествии многих лет ее отголоски все еще слышны для нас. Именно поэтому наше поколение более серьезно относится к происходящему в настоящий момент, когда кажется, что мы приближаемся к Третьей мировой войне, даже не осознавая, когда это все началось. Вторая мировая война началась с вторжения Германии в Польшу, но на самом деле ее непосредственным предвестником была уже гражданская война в Испании. Для Германии, Италии, СССР и прочих испанская гражданская война стала возможностью испытать свое оружие на конкретном поле боя. Когда она закончилась, в 1939 году, началась Вторая мировая. В 1936 году Япония начала захват Манчжурии, а оттуда — вооруженное вторжение в Китай; т.е. в Азии разгоралось еще одно пламя войны... Сейчас у нас с одной стороны — Украина, где ситуация не предвещает ничего хорошего; с другой стороны — усугубляющийся палестино-израильский конфликт; а также катастрофа, которую оставили нам в Ираке американцы, зверства исламистов и проблема Сирии, где все еще льется кровь, в то время как в новостях об этом фактически перестали говорить... Война уже со всех сторон, мы рискуем повторить ошибки прошлого. Вот так, сами того не осознавая, словно в гипнозе, мы идем к новой мировой войне...

— Вы написали «Мое столетие» о 20-м веке и его мрачных страницах, которые вновь оказались открыты в новом, 21-м веке. Оба века объединяют проявления фанатизма. Является ли он основным пороком человечества 21-го века?

— Я бы так не сказал. Я никогда не говорю, что одно — хорошо, а другое — плохо, это слишком упрощенная модель. Буш говорил о зле, но это не помогало найти решение, лишь приводило к манихейству, к разделению всего на черное и белое... Главное, это помнить уроки нашей истории. Например: что произошло после Первой мировой войны? Пала Османская империя, были перераспределены балканские границы, нефть превратилась в важнейший фактор. До того не было Ирака, это изобретение колониальных победителей той мировой войны... Палестина находилась под британским протекторатом, также как Сирия — под французским... Тут же возникли проблемы Палестины, связанные с холокостом. По сути, все это были аннексии земель, и по сегодняшний день основная проблема — это отношение к истории сил, победивших в Первой мировой войне.

— Есть ли надежда на то, что в 21-м веке человек станет лучше? Верно ли, что, обращаясь мысленно в прошлое и предсказывая Третью мировую войну, вы смотрите в будущее с пессимизмом?

— Это не пессимизм. Я делаю выводы, исходя из опыта и ошибок, которые мы совершили, из того, что подтверждено историческими фактами, и все это заставляет меня сомневаться в том, что человек станет лучше. Другой вопрос в том, способен ли человек учиться на ошибках прошлого. Например, давайте посмотрим на конфликт с Россией. После распада СССР — что было настоящей катастрофой — пришли Ельцин и Путин. А потом пришел Путин, и опять — Путин! И он пытается перестроить свою страну, Россию... Путин видел в 1988 и в 1990, когда все распадалось, что, несмотря на обещания Запада, НАТО наступало все больше и больше. А в истории России есть драматичные примеры — со времен Наполеона или Второй мировой войны — когда при наступлении немцев погибло 27 миллионов человек. И теперь они вновь напуганы тем, что их окружает враг. Я не говорю, что это оправдывает то, что они сделали с Крымом, это нельзя оправдать, но надо понимать. И именно это мы должны сделать — понять Россию.

— А мы ее не понимаем.

— Мы утратили способность осознавать свои ошибки, особенно те, что мы совершили после 1989. После развала Советского Союза распалась и Организация Варшавского договора, однако НАТО не ослабило своего давления. Не было предпринято серьезных попыток создать новый альянс коллективной безопасности, который бы включал Россию. И это — страшные ошибки. Украине пообещали, что она будет частью Европейского Союза, а затем — НАТО, и естественно, что Россия отреагировала на это болезненно. Все реакции Путина имеют свои причины. И несмотря на то, что мы, в Европе, привыкли к сотрудничеству в экономическом и финансовом отношении, мы так и не выработали общую внешнюю политику. Мы все еще слишком зависим от прихотей американцев, а ведь США слишком далеки от нас и от того, что нам нужно. Если к власти придут республиканцы, начнется новый виток гонки вооружений.

— Вашему перу принадлежит множество аллегорических образов. Один из наиболее запоминающихся — Оскар Мацерат. Верно ли, что этот герой, который так противился тому, чтобы расти и жить в мире взрослых, сегодня тоже не захотел бы взрослеть?

— Разница между 20-м и 21-м веком в том, что для прошедшего века было характерным следовать каким-то идеологиям. И речь не только об итальянском фашизме, немецком национал-социализме или коммунизме, я также говорю об american way of life, о преобладающем капитализме. Единственная выжившая идеология — это капитализм, и капитализм способен измениться. Однако он саморазрушается: виртуальные деньги, которые облетают весь мир, уже не имеют ничего общего с реальной экономикой. Эта виртуальность не была настолько присуща 20-му веку... Сегодняшний Оскар был бы другим человеком, ему пришлось бы бороться с другими трудностями, окружение его было бы абсолютно иным. В 20-м веке это был выходец из пролетарской мелкобуржуазной среды, он должен был так реагировать. Сегодня это был бы какой-нибудь computer freak, или хакер или еще кто-нибудь в этом духе, и перед ним стояли бы другие вызовы.

— Вы были Оскаром Мацератом?

— Мне не удалось остановить свое взросление!

— А вам бы хотелось?

— Нет, на самом деле, нет... Я не совсем Оскар. Дело в том, что образ Мацерата — этот как бы двойное зеркало с увеличительным стеклом: с одной стороны, из-за него может разгореться пожар, с другой стороны — он отражает инфантилизм 20-го века, и мне не хотелось ни быть его представителем, ни бороться с ним.

— Над Вашим рабочим местом висят гравюры Гойи. Что вам дает Гойя?

— Действительно, над моим рабочим местом висят некоторые гравюры Гойи. Моя жена покупает мне на каждую круглую дату новую гравюру... Для меня этот как мерило искусства, критерий правды. В каком невероятном воображении они были порождены, как иллюстрируют маразм нашего мира! У меня есть несколько гравюр из серии «Капризы», в которых он показывает, что он против Инквизиции и всего маразма Католической церкви, с одной стороны, и жизни во всех ее проявлениях, с другой... Гойя — эталон для меня, он мне помогает отличать добро от зла.

Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 апреля 2015 > № 1345671 Гюнтер Грасс


Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 апреля 2015 > № 1361565 Андрей Мельник

Политический истеблишмент и население Германии очень разочарованы действиями руководства России, - посол Украины в ФРГ

Эксклюзивное интервью посла Украины в Германии Андрея Мельника агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Отношения Москвы и Берлина до недавнего времени являлись очень тесными: в Германии была популярна "Ostpolitik", Россия являлась крупным торговым партнером. А чем сейчас для Германии стала Россия?

Ответ: По моим личным наблюдениям, в политическом истеблишменте Германии ощущается большое разочарование действиями руководства России. Сейчас позиция немецкого правительства стала очень сдержанной, в Берлине преобладает очень трезвый взгляд на вещи. Вместе с тем, Германия не может не считаться с Россией как важным фактором международной политики, и поэтому отношения надо поддерживать, даже несмотря на разочарование. Это личная позиция и канцлера Ангелы Меркель, и главы МИД. Поэтому проходят регулярные телефонные разговоры с президентом России – как непосредственно, так и в более широком "нормандском" формате. Но иллюзий о так называемом "партнерстве ради модернизации" больше нет, на них сегодня, по моему, поставлен жирный крест.

Важным является и от факт, что в немецком обществе произошли тектонические изменения по отношению к России. Об этом говорят последние опросы общественного мнения: около 82-83% немцев считают, что ситуация в России развивается негативно. И только 12-15% относятся к России хорошо. Касаясь лично Владимира Путина, то в 2008 году к нему позитивно относилось 44% немцев, сегодня - только 8%, а негативно - 66%.

Вопрос: А что показывают немецкие СМИ?

Ответ: Картинка очень динамичная. Если в прошлом году немецкие СМИ, по традиции, относились с определенным уважением и пиететом к России, то сегодня их позиция очень и очень критична во всех отношениях. Например, около 55% немцев считают Путина и Россию виноватыми в войне против Украины, еще 34% считают виноватыми сепаратистов. Это все влияет на то, каким образом масс-медиа освещают этот конфликт.

Сегодня немецкие медиа на первое место ставят вопрос о том, каким образом будет завершен этот конфликт (то есть выполняются или нет Минские соглашения). Также все больше внимания СМИ уделяют вопросу ситуации с правами человека в России (при чем очень критично), особое внимание уделяя ситуации в Крыму.

Правда, нельзя говорить про все СМИ одинаково. У печатных СМИ позиция однозначно очень и очень критичная. На телевидении не редко чувствуется российское влияние, даже на центральных каналах ZDF и ARD.

Украинский вопрос стал критическим в контексте Россия–Германия, интерес к нашей стране в немецких СМИ, политикуме и у общественности имеет беспрецедентное значение и поэтому мы стараемся этот исторический момент максимально использовать, чтобы отстаивать и доносить свою позицию.

Вопрос: А какое влияние на общественное мнение имеют немецкие лоббисты России, например, бывший канцлер Герхард Шредер?

Ответ: Именно эта фигура на сегодняшний день является очень противоречивой. Отношение большинства общественности и СМИ к этому политику, исходя из занимаемой им на протяжении последних лет позиции, довольно критичное. Поэтому мнение экс-канцлера, в том числе по отношению немецкого правительства к России, которое он высказывает в СМИ, воспринимается соответствующим образом через призму нынешней его должности.

Вопрос: Удалось ли сформировать проукраинский пул немецких политиков?

Ответ: Осмелюсь сказать, что он существует и возглавляет его лично федеральный канцлер. Практически во всех политических партиях - от провластных до оппозиции - есть много влиятельных политиков высшего эшелона, которые глубоко вовлечены в украинские события. Например, за последнее время не было ни одного заседания комитета по иностранным делам и по вопросам ЕС Бундестага, где бы не звучал украинский вопрос. На нашей стороне правда, и поэтому количество симпатизирующих Украине политиков выросло очень серьезно, об этом можно смело говорить.

Вопрос: Как позиция Меркель в отношении России повлияла на ее личный рейтинг?

Ответ: Рейтинг федерального канцлера Ангелы Меркель был и остается невероятно высоким. Фактическая российская агрессия России против Украины стала одним из главных вопросов повестки дня главы немецкого правительства на протяжении последних месяцев. Я неоднократно принимал участие в непростых переговорах и скажу, что канцлер владеет ситуацией по Минским соглашениям лучше, чем кто-либо из дипломатов. Так как А.Меркель является их соавтором, то успех или неуспех этих договоренностей для Германии уже не только внешне-, но и внутреннеполитический вопрос: это в первую очередь вопрос успеха канцлера как самого влиятельного политика в Германии. Однозначно - А.Меркель - лидер номер один, и ее личное участие в процессе дает нам надежду на то, что мирное урегулирование не остановится на полдороги.

Вопрос: Можно ли говорить, что Германия стала настоящим лидером в Европе - не только экономическим, но и политическим?

Ответ: Я думаю, это соответствует действительности. Германия больше года назад официально заявила о намерении, исходя из мощной экономической роли, брать на себя больше ответственности и в разрешении глобальных вопросов. И если тогда это выглядело как что-то гипотетическое, то сейчас Германия начала занимать очень активную позицию на мировой арене. И мы, украинцы, это чувствуем по-особому, прежде всего, в контексте Минских переговоров.

Вопрос: А зачем тогда Германии была Франция в этом вопросе?

Ответ: Дипломатическая инициатива, насколько мы можем судить, исходила именно от немецкой стороны. Но приглашение французов к этой важнейшей инициативе было необходимым, чтобы показать – это политика тандема двух больших государств, которая опирается на согласие всего Европейского Союза в координации со США.

А вообще шаг канцлера Германии, которая совместно с французским президентом взяла на себя лидирующую роль по разрешению конфликта на востоке Украины, является поистине беспрецедентным в новейшей истории.

Вопрос: Кроме украинского вопроса, где Германия еще отметилась?

Ответ: Роль Германии ощущается все больше и в решении других вопросов. Например, "иранское досье" – кроме пятерки постоянных членов Совета безопасности ООН, и голос Германии звучит в этом формате очень мощно. Поэтому, я думаю, что это тоже часть наметившейся тенденции.

Германия очень долгое время пыталась оставаться, оглядываясь на исторические обстоятельства, "в тени", наслаждаясь своим экономическим мощным развитием. Берлин был достаточно сдержанным, чтобы проектировать эту экономическую и человеческую мощь на глобальные события.

Если посмотреть на хотя бы такой показатель как география зарубежных визитов А.Меркель, то даже это дает определенное представление, где сегодня бьется сердце не только европейской, но и мировой политики.

Вопрос: То есть этот телефон, по которому можно позвонить в Европу, о котором когда-то спрашивали американские лидеры, находится в Берлине?

Ответ: Я думаю, что, не ставя под сомнения усилия Туска и Могерини, роль Германии сегодня является таковой. И телефон у канцлера, судя по нашей информации, действительно "горячий", он не отключается ни днем, ни ночью. При чем, как на восточном, так и на западном направлении.

Вопрос: Насколько в Германии сильны антиамериканские настроения?

Ответ: Ситуация с этим антиамериканизмом является несколько парадоксальной. В Германии, в немецком обществе, как ни странно, антиамериканизм до сих пор присутствует. Это проявляется даже в том, кого немцы считают виноватыми в разжигании конфликта на востоке Украины: 55% - россиян, 34% - сепаратистов, и при этом - 17% склонный обвинять США, а 8% - ЕС.

Антиамериканизм присутствует, и это сложно объяснить. С одной стороны, в восточной части Германии осталось достаточно большое количество людей, на которых воздействовала еще советская пропаганда. Это люди старшего возраста, для них Америка не переставала нести в себе образ врага.

С другой стороны даже в западной части Германии есть достаточно скептиков. Это обусловлено, в частности, скандалами с прослушкой немецких политиков американскими спецслужбами, что определенно подорвало доверие и это не могло не отобразиться на общем политическом процессе.

Для меня это странно. В многочисленных дискуссиях, в том числе на телевидении, я задавал своим немецким партнерам риторический вопрос – смогла ли бы Германия быть настолько экономически успешной после Второй мировой войны, если бы не помощь США? И не только "план Маршала", а и вообще - политическая поддержка, которая всегда была ощутимой в западной Германии? К сожалению, этот вопрос остается риторическим, но мы его не можем не учитывать.

Откровенно антиамериканские, а также антиглобалистские настроения имеют место в рядах отдельных политических сил. В первую очередь, это Партия левых (возникла на основе бывшей компартии в ГДР - СЕП), которая сейчас пребывает в оппозиции (а это около 10% избирателей). И с этим нельзя не считаться.

Вопрос: Насколько политикум Германии хочет привлечения США к европейским политическим делам?

Ответ: США остается для немецких политиков крайне важным партнером, даже несмотря на присутствующие антиамериканские сентименты в обществе. В частности, это проявляется в создании зоны свободной торговли между ЕС и США. Также есть определенное понимание, что позиция ЕС должна быть синхронной с США в важных глобальных вопросах. –Прежде всего, речь идет о совместной линии поведения по отношению к агрессии России. Кстати, одним из аргументов насчет нецелесообразности поставок оружия Украине немецкие политики как раз используют утверждение, что в этом вопросе нельзя позволить россиянам разъединить Запад.

Вопрос: Какой тренд сложился в отношениях с Украиной?

Ответ: Чтобы его определить, достаточно посмотреть на количество визитов за последнее время. Дважды наш президент Петр Порошенко был в Германии – в Мюнхене (на форуме по безопасности - ИФ) и Берлине, где проводил переговоры с канцлером. Дважды в Германии находился премьер-министр Арсений Яценюк. Также был глава парламента, четыре раза – министр иностранных дел. И такая же динамика в Украину – за это время в Киеве побывали канцлер А.Меркель, президент Германии Йоахим Гаук приезжал на празднование годовщины Евромайдана, впервые за последние 10 лет приезжал глава парламента Норберт Ламмерт.

Вопрос: Верят ли немецкие лидеры нашим политикам?

Ответ: Абсолютно. Пару дней назад состоялся визит премьер-министра Арсения Яценюка. И канцлер Меркель, которая является сдержанной в высказываниях, особенно на публичных пресс-конференциях, после непростых переговоров о реализации реформ президентом, правительством и парламентом Украины заявила, что высоко ценит усилия всех ветвей украинской власти. Так что российская пропаганда, которая работает на раскол, тут не срабатывает.

Да и последние переговоры подтвердили, что немецкое правительство готово помогать Украине не только в глобальных вопросах, но и в вопросах финансовой стабилизации, проведении реформ, предоставлении гуманитарной помощи, участии в конкретных проектах. Успешность проведения реформ в Украине для канцлера Германии является не менее важным вопросом, чем Минские договоренности.

Вопрос: Как отразились односторонние торговые преференции ЕС Украине на двусторонних отношениях?

Ответ: Можно констатировать, что односторонние торговые преференции ЕС Украине начали активно использоваться украинскими товаропроизводителями. Если в целом, то торговля в прошлом году сократилась, на что были объективные условия: война, а также падение покупательской способности в Украине. Товарооборот с Германией составил $8 млрд, при этом наш экспорт вырос меньше чем на 1%. То есть статистика, с одной стороны, не очень оптимистичная. Но есть и особенности. В Нижней Саксонии (вторая после Баварии по величине земля) статистика уже другая: тенденция падения немецкого импорта в Украину сохранилась и по этим землям, а вот украинский экспорт вырос на 37%. А в Тюрингии – более чем на 40%! При чем, если раньше в структуре экспорта преобладало сырье, то сейчас важное место занимает продукция пищевой промышленности, а треть нашего экспорта в Германию - продукция машиностроения. Один из примеров - завод "Леони" во Львовской области, который производит систему кабелей для немецких автомобилей.

В то же время, в 2,5 раза возрос импорт газа из Германии – доля этой страны в общем балансе реверса газа в Украину достигла 20%. Это тоже говорит в нашу пользу – впервые у нас были прозрачные прямые контракты с немецкими компаниями.

То есть, тенденция и структура товарооборота меняются. И чтобы еще больше улучшить показатели торговли отечественным товаропроизводителям необходимо сосредоточится на сертификации – это вопрос не менее важный, чем торговые преференции.

Вопрос: Какую роль играет украинская община Германии?

Ответ: Община украинцев в Германии большая и меня радует, что, по сравнению с периодом, когда 7-8 лет назад я работал в консульстве в Гамбурге, она стала более организованной и действенной. Это ощущается по уровню мероприятий, которые община проводит собственными силами. К тому же количество организаций уже так выросло, что мы планируем 30 мая провести в посольстве съезд украинских объединений Германии. Между ними имеется очень здоровая конкуренция. Одна из сфер взаимодействия – направление гуманитарных грузов. Так через месяц мы будем направлять большую колонну с грузом из Ганновера, такая же колонна пойдет еще до Пасхи из Берлина и в конце апреля - из Дрездена. Такие конвои направляются регулярно.

Мы помогаем общине в вопросах образования, субботних школ. Хотя и эти направления обеспечиваются преимущественно за счет волонтеров, но планируем активно подключаться в пределах тех незначительных материально-финансовых возможностей, которые у нас есть. Например, общине Берлина мы готовы предоставить зал посольства для работы субботней школы, которая в последнее время ютилась по разным местам.

То есть взаимодействие между посольством и общиной является довольно эффективным и мы будем и в дальнейшем пытаться достичь еще большей синергии наших усилий.

Вопрос: Учитывая возросшую роль Германии, каково состояние украинского диппредставительства?

Ответ: Проблемы в государстве, конечно же, отображаются и на работе посольства. С другой стороны, мы воспринимаем нынешнюю непростую ситуацию как объективную реальность. И с учетом чрезвычайных усилий государства, общества, многочисленных жертв рядовых украинцев вся команда посольства является позитивно заряженной. Ввиду возрастания роли Берлина, о которой мы говорили, ответственность также растет пропорционально. Ощущение того, что все мы работаем в условиях чрезвычайного дипломатического состояния, есть у всех моих коллег в дипмиссии.

Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 апреля 2015 > № 1361565 Андрей Мельник


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 5 апреля 2015 > № 1613161 Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Враг-невидимка

Российское «информационное поле» на днях потряс очередной инцидент с обнаружением нашими бдительными правоохранителями нацистской символики — на этот раз на игрушечных фигурках солдат в новооткрывшемся в Москве «Детском мире». Возбуждено дело по статье о возбуждении ненависти или вражды (ст. 282 УК РФ), идет следствие.

Я могу ошибаться, но мне сложно отделаться от странной мысли, отчасти, на мой взгляд, объясняющей логику действий власти. Предпринимаемые ею шаги смешны только на первый взгляд (нацистские фигурки видим, а ненависти, разжигаемой неизвестными гражданами в отношении тех, кто поддерживает в порядке мемориал на месте убийства Бориса Немцова, не замечаем). Но, думается мне, вопрос в другом.

В советское время никто не запрещал демонстрацию нацистской символики, если того требовали законы пропаганды. Да, солдатиков со свастикой в детских магазинах не продавали, но к «Семнадцати мгновениям весны» никаких вопросов не возникало. Почему?

Во многом потому, что, победив Германию, СССР разбил сильного врага, и подчеркивание его мощи укрепляло силу советского мифа. Война была открытой, противник — понятным, жертвы — оправданными.

Сейчас все иначе. Новый «театрализованный милитаризм» выстраивается как бы ни против кого конкретно. Мы боремся с «известными недоброжелателями»; киваем в никуда, указывая на источник угроз; упражняемся в «гибридных войнах», прямое участие в которых подолгу отрицаем. С нарастанием этого тренда меняется законодательство. Обострились отношения с Украиной – внесли статью 20.3 в КОАП, которая с ноября 2014 года запрещает также и демонстрирование «символики организаций, сотрудничавших с преступниками, осужденными на Нюрнбергском трибунале». Мы не хотим видеть образы тех, с кем боремся: так лучше можно скрывать отсутствие результатов в подобной борьбе.

К сожалению, такой подход рождает и ментальные инверсии. Не желая четко определять нынешних соперников, власть тщится стереть из памяти и визуальные образы прежних врагов. Но ведь 70 лет назад война шла не между двумя странами с красными флагами, на которых были нарисованы несколько разные фигуры, — она шла между идеологиями и системами. И сейчас следовало бы бороться не с жупелами, а с людьми — с теми, которые собирают нацистские конгрессы в когда­-то блокадном Ленинграде или сеют ненависть внутри самого российского общества.

А врага всегда правильно знать в лицо. Это сильно облегчает жизнь, и потому советские «товарищи по партии» действовали правильно, а путинские — нет.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 5 апреля 2015 > № 1613161 Владислав Иноземцев


Аргентина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 апреля 2015 > № 1333558

Недавняя находка аргентинских археологов вблизи границы с Парагваем таинственных сооружений в очередной раз подстегнула общественный интерес к теме нацистского присутствия в стране. Как сообщает газета Кларин (Clarin), были обнаружены три прочнейших постройки, с 3-х метровой стеной, в парке Teyú Cuaré в провинции Миссионес. Даниэль Щавельсон, директор городского археологического центра Университета Буэнос-Айрес, говорит, что эти сооружения были построены нацистами, в годы Второй мировой войны, как возможное убежище для верхушки Третьего рейха на случай поражения в войне. На эти мысли его навели предметы, которые были найдены, вблизи у этих конструкций, в том числе, несколько монет Третьего рейха 1938 и 1943 года выпуска, а также изделия из фарфора немецкого происхождения. Он также отметил, что по его мнению, этими убежищами в труднодоступных местах так никто и не воспользовался, поскольку, прибыв в Аргентину, нацисты поняли, что в стране можно жить свободно и открыто, ничего не опасаясь. А потому, нацисты отправились в места, которые любой любитель натуральной природы, назвал бы прекрасными. Прежде чем, назвать эти места, напомним, что во время Второй мировой войны Аргентина занимала выжидательную позицию, нейтралитет. Это позволяло ей продавать свою сельскохозяйственную продукцию странам из обоих воюющих лагерей.

В тот период правительство Аргентины постоянно получало от своих спецслужб информацию о том, что подводные лодки Германии, действующие в Атлантике, регулярно подходят к берегам Аргентины, загружают ящики с продуктами питания, медикаментами и запчастями. Все больше поступало информации о том, что некоторые землевладельцы активно принимают у себя гостей с этих подводных лодок. Чаще всего, земельные поместья этих гостеприимных хозяев находились вдоль Атлантического побережья Аргентины. Но неофициальной «столицей» немцев в Аргентине после их поражения во Второй мировой войне стал Барилоче.

Барилоче (Сан-Карлос-де-Барилоче) — красивейший город сосновых лесов и цветущих лугов, горных озер и чистого воздуха, горнолыжных трасс и комфортабельных отелей, зарослей малины и черной смородины. Все здесь наполнено немецко-австрийской педантичностью, порядком, чистотой: альпийские пейзажи, чистейшие воды озера Науэль-Уапи, аккуратные газончики и улочки, нарядные ухоженные домики. Барилоче был основан немецкими поселенцами в конце XIX века. В начале XX столетия немецкая диаспора активизировалась и стала скупать все земли в округе, строить дома, разводить скот, открывать фермы. Многие дома были построены в горах, в труднодоступных местах. До сих пор, единственная возможность попасть туда -это вертолет, который садится прямо на площадку у дома, или на его крышу. Сан-Карлос-де-Барилоче (San Carlos de Bariloche) полностью построен на деньги немецкой диаспоры и ее же латифундистов. Численность населения в 2015 году составила 120000 человек. Город окружён озёрами (Науэль-Уапи, Гутьерес, Морено и Маскарди) и горами (Тронадор, Серро-Катедраль, Серро-Лопес).

История «немецкой Аргентины» такова. С XIX века аргентинская Патагония становится немецким анклавом, которую осваивают переселенцы из Германии. Одним из самых известных землевладельцев в Патагонии, в начале ХХ века, была компания «Лахузен и Ко», хозяева которой братья Дитрих и Кристель Лахузены были уроженцами Бремена. Братья входили в первую десятку самых богатых аргентинских предпринимателей. «Лахузен и Ко» имела множество овцеводческих ферм производимая на которых шерсть экспортировалась в Европу. Также компания владела десятками ранчо, многочисленными пастбищами с элитным скотом, разветвлённой торговой сетью, магазинами, лавками, кафе, барами и ресторанами по всему югу Аргентины. Именно здесь, на землях братьев Лахузен, на небольшом острове Уэмуль, в начале 1951 года, австрийским учёным Рональдом Рихтером была проведена первая в Латинской Америке управляемая ядерная реакция (атомный проект Хуана Перона). Империя Лахузенов обеспечила высочайший уровень безопасности и серетности. Еще одно владение Лахузенов в Патагонии вилла Сан-Рамон, на пустынном и отдаленном от Барилоче берегу озера Науэль-Уапи, границы которой простираются до пампы. Здесь проходила единственная в Патагонии железная дорога и взлётно-посадочная полоса. Совладельцами виллы Сан-Рамон являлось германское княжество Шаумбург-Липпе, а князь Стефан Шаумбург-Липпе в 1930-х и 1940-х годах был советником посольства Германии в Буэнос-Айресе. Стефан Шаумбург-Липпе в сентябре 1946 года давал показания комиссии по расследованию нацистской деятельности в Аргентине. Заведовал всеми делами на вилле Сан-Рамон Родольфо Фрейде, личный секретарь Хуана Доминго Перона и куратор службы внутренней безопасности Аргентины.

Сегодня эту землю называют местом рождения четвертого рейха. Исследователь тем «Нацистские преступники в Аргентине», «Нацистское золото в Аргентине» известный аргентинский историк и журналист Хорхе Камарасса в своих многочисленных книгах и статьях утверждает, что с января 1945 года гитлеровские подводные лодки приняли участие в успешно осуществленной операции по вывозу из агонизирующей Германии высокопоставленных лиц Третьего Рейха и особо ценных грузов. Сдача в плен экипажей подводных лодок U-530 и U-977 аргентинским властям в Мар дель Плата являлась прикрытием этой операции. Считается, что многие из первых лиц третьего рейха отправились жить в насиженные места вблизи Барилоче. В 2020 году США должны рассекретить все архивы, связанные с двумя этими подводными лодками. Тогда, может быть, мы и узнаем возможно хотя бы часть правды этой страницы истории Второй мировой войны.

Край туристов и атомной энергетики

Сейчас Сан-Карлос-де-Барилоче, не без основания. называется южноамериканской Швейцарией. Во-первых, благодаря шедеврам, созданным самой природой, поразительной красоте лесов и ярко-синих озер, чистоте и прозрачности воздуха, во-вторых, построенным здесь горнолыжным трассам и сети отелей, с уникальными немецкими постройками, порядком и чистотой. В городе множество торговых галерей, магазинчиков, кафе, баров и ресторанов, отели отличного качества. Гостиничный комплекс Сан-Карлос-де-Барилоче насчитывает около 20000 гостиниц. Наиболее популярными горнолыжными трассами являются: Edelweiss, Acongagua, La Nevada, La Cascada, LAS Tres Reyes, Nahuel Huapi. Здешние трассы всего их 47 общей протяженностью 70 км расположены по оба склона горных хребтов горы Отто и Катедраль с перепадом высот от 2388 до 1400 м. Именно здесь находится лучший в Южной Америке подъемник, кабины в котором просторные на шесть мест. Барилоче давно стал престижным курортом для аргентинской элиты. Это основной и стартовый пункт назначения для желающих познакомиться с краем озёр, настоящий рай для тех, кто увлекается рыбалкой и охотой или любит кататься на лошадях и покорять горные вершины, играть в гольф и просто отдыхать, наслаждаясь горными пейзажами.

Из Барилоче можно отправиться в национальный парк Науэль-Уапи (Nahuel Huapi). Это расстояние можно преодолеть примерно за восемь часов — около 320 км. В пути можно делать остановки на смотровых площадках, в небольших деревушках или крошечных городках. Основная экскурсионная программа начинается с подъёма на фуникулере Teleferico Cerro Otto на вершину горы, затем идет круиз по озеру Науэль-Уапи на комфортабельном катамаране, к национальному парку Лос-Араянес. Там сохранился уникальный миртовый лес, единственный в мире, его площадь 12 гектар. Затем остров Виктории, залив Лопес, лагуна Треболь, озеро Морено и гора Кампанарио.

Аргентинцы благодарны многим поколениям переселенцев из Германии, которые сохранили этот природный заповедник для потомков, так ещё в 1930 году в Сан-Карлос-де-Барилоче было принято решение образовать один из самых больших национальных парков страны Науэль-Унапи. Зимой здесь отдыхают любители горных лыж, а летом сюда устремляются ценители красоты гор, рек и горных озёр. Красоту горных пиков в отрогах Анд, вблизи Барилоче и дальше на юг, трудно описать словами, это надо увидеть собственными глазами. Молчаливые вечнозеленые тысячелетние леса, кристально чистая голубая или ярко-синяя гладь озер, ярко-цветущая растительность этого края, гранитные пики гор и голубеющие долины ледников — все это Барилоче. А на самом юге Огненная Земля и Ушуайя открывают дверь в бескрайнюю, тайную и загадочную Антарктику.

Кроме этого, в районе Барилоче находится атомный центр. Хотя, значительная часть электроэнергетики Аргентины принадлежит частным кампаниям, атомная отрасль остается в основном в руках государства. Компания ENSI (Empresa Neuquina de Servicios de Ingeniería S. E.) — совместное предприятие провинции Неукен и Национальной комиссии по атомной энергии Аргентины (CNEA)- имеет завод по производству тяжелой воды в Патагонии. CNEA принадлежит ряд центров НИОКР, в том числе атомный центр Барилоче (провинция Рио-Негро). В центре размещены исследовательские реакторы и циклотроны, производятся изотопы. Ядерный центр Барилоче имеет свой медицинский центр, который уже известен на всю страну успешными исследованиями в области борьбы с раковыми и другими заболеваниями. Так, программа лечения раковых заболеваний, в том числе, не подлежащих операциям, с помощью нейтронного аппарата нового поколения BNCT уже показала необыкновенно стабильные положительные результаты, сообщает официальная страница ядерного центра Барилоче.

Марина Богословская

Аргентина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 апреля 2015 > № 1333558


Германия. Афганистан > Армия, полиция > rg-rb.de, 27 марта 2015 > № 1327274

Безвозвратные потери Германии

Берлин подводит неутешительные итоги немецкой миссии в Афганистане.

Первое подразделение Бундесвера было отправлено в Афганистан в ноябре 2001 года: с тайным заданием по уничтожению террористов в эту страну прибыли несколько десятков немецких спецназовцев из отряда KSK (Kommando Spezialkräfte). Спустя полтора месяца – 21 декабря – тогдашнее правительство Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder), заявив о «неограниченной поддержке США в борьбе с террором», приняло официальное решение о направлении немецких войск в Афганистан. Бундестаг утвердил тогда два мандата Бундесвера: один в рамках международных сил ISAF, другой – для участия в антитеррористической операции «Длительная свобода» под руководством американцев. В последующие годы немецкие парламентарии ещё не раз продлевали немецкое военное присутствие в Афганистане. При этом в Берлине утверждали, что речь идёт, в первую очередь, о гражданской и гуманитарной миссии, которая служит безопасности самой Германии. Однако число немецких военнослужащих в Афганистане постоянно увеличивалось, сама немецкая миссия постепенно распространилась на всю страну, а её характер качественно изменился. На передний план неожиданно для самого Берлина вышла военная составляющая миссии.

Понятно, что немецкие войска стали нести потери. Считается, что с 2002 года в Афганистане погибли 54 военнослужащих Бундесвера. Сюда следует добавить и гибель как минимум трёх сотрудников полиции, охранявших немецкое посольство в Кабуле. Нет чётких данных о количестве раненых и искалеченных немецких солдат, проходивших службу в Афганистане. Достоянием прессы стали, однако, сведения об уровне психических заболеваний серди немецких военнослужащих. Если в 2006 году в Бундесвере было выявлено 83 случая посттравматического расстройства у немецких «афганцев», то затем эта цифра росла, достигнув к 2009 году 477 человек. Это последние данные. Не секрет, однако, что в госпитале Минобороны, расположенном в Берлине, уже несколько лет действует специальный реабилитационный центр для немецких солдат, вернувшихся из Афганистана с психическими проблемами.

Финансовые затраты на немецкую военную миссию в Афганистане оказались намного более значимыми, чем предполагалось ранее. Согласно официальному докладу Министерства обороны, выдержки из которого опубликованы на этой неделе, один лишь вывод подразделений Бундесвера из центральноазиатской страны в прошлом году стоил 66,2 млн евро. В рамках этой операции в ФРГ переправлено почти 1200 единиц автомобильной техники и около 2500 контейнеров с другими военными грузами. За время немецкой миссии было передано Кабулу или списано в связи с негодностью военной и гражданской техники на сумму в 28 млн евро. Как утверждают в ведомстве Томаса де Мезьера (Thomas de Maizière), участие военнослужащих из Германии в миротворческой миссии ISAF в минувшие 12 лет обошлось германскому бюджету в 8,8 млрд евро.

Не исключено, что эти цифры не отражают реальные расходы Берлина. Так, согласно данным Немецкого института экономических исследований (DIW), только лишь с 2002 по 2012 год Германия потратила на войну в Афганистане 17 млрд евро. Сюда входят как собственно военные затраты, так и стоимость программ, проходящих по линии других министерств и ведомств.

Федеральный канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) на январской Конференции по безопасности в Мюнхене сообщила, что Бундесвер будет действовать в Афганистане и после 2016 года. Согласно исследованию ведущих экономистов страны, чьё мнение приводит журнал Manager Magazin, в таком случае затраты Германии на Афганистан могут достичь астрономической цифры в 36 млрд евро!

Алекс Вайден

Германия. Афганистан > Армия, полиция > rg-rb.de, 27 марта 2015 > № 1327274


США. Германия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2015 > № 1326084 Константин Эггерт

Комментарий: Маленькая победоносная ядерная война ("Deutsche Welle", Германия)

Константин Эггерт

Российский посол в Дании Михаил Ванин грозит королевству ядерным ударом. Телеведущий Дмитрий Киселев напоминает зрителям, что Россия способна превратить США в «ядерный пепел». 62 процента слушателей одной из московских радиостанций считают возможным применение ядерного оружия для защиты Крыма. Наконец, президент России сообщает всему миру, что готов был привести в боеготовность ядерные силы, если бы кто-то попытался бы всерьез помешать аннексии полуострова.

Затихнувшее эхо Великой Отечественной

Есть, о чем задуматься. Особенно если, подобно автору этой колонки, ты жил в Советском Союзе и помнишь страх, что холодная война перерастет в горячую. В советское время центральное телевидение и всесоюзное радио изо дня в день внушали гражданам СССР мысль, что их страна — самая миролюбивая и ответственная на планете. Безответственные же поджигатели войны всегда жили в Америке и оттуда грозили советскому раю ядерной дубинкой.

О том, что Советский Союз может первым применить бомбу, говорить было не принято. Даже коммунистическая диктатура была вынуждена учитывать общественное мнение. А оно сводилось к формуле «Лишь бы не было войны!» Воспоминания о войне были живы в народе, и, парадоксальным образом, милитаризованное советское сознание одновременно к войне относилось негативно. Именно поэтому даже войну в Афганистане войной не называли и всячески пытались преуменьшить масштабы происходящего. Собственно, еще шесть с лишним лет назад войну с Грузией эвфемистически именовали «операцией по принуждению к миру». Кажется, теперь ситуация существенно изменилась.

«По Клайпеде — огонь!»

Легкость, с которой сегодня в России все — от главы государства до таксиста — обсуждают возможность применения ядерного оружия, пугает не на шутку. С моей точки зрения, это один из самых заметных признаков того, что под влиянием государственной пропаганды российское общество становится агрессивным и инфантильным одновременно.

«Крепость Россия», созданная штатными пропагандистами, не может жить без врагов. Главный враг — США, а с ним можно сладить, только пригрозив ядерной бомбой, — такова, видимо, логика российских официальных лиц. Граждане воспринимают их высказывания, как истину в последней инстанции. Российские чиновники, депутаты Госдумы и провластные военные эксперты в последние годы так часто говорили о возможности применения не стратегического, а тактического ядерного оружия, что идея «небольшой ядерной войны» прочно овладела умами части россиян. При этом значительное число граждан, кажется, даже не задумывается о последствиях такого шага. Как написал посетитель одного из интернет-форумов: «Всего один ядерный снаряд по Клайпеде — и НАТО присмиреет! Не станут же они из-за этого мировую войну начинать?»

Но, если рядовым россиянам простительно не знать о статье пятой Вашингтонского договора, заложившего основы НАТО, то дипломатам и политикам — нет. Нападение на одного члена альянса означает нападение на всех, гласит она. Когда посол Ванин заявляет в интервью газете Jyllands-Posten, что размещение элементов противоракетной обороны сделает Данию мишенью для российских ракет, он должен знать, какую реакцию его слова вызовут не только в Копенгагене, но и в Вашингтоне. Она и последовала — в твиттере посла США в Дании. Он написал, что Америка не бросит своего союзника Данию в беде ни при каких обстоятельствах. Не заставила себя ждать и критика из штаб-квартиры НАТО.

Цена нарушенного табу

То, как спокойно в России рассуждают сегодня о возможности «ограниченной ядерной войны», иностранными партнерами воспринимается с изумлением. Со времени Карибского кризиса 1962 года, поставившего мир на грань апокалипсиса, в межгосударственных отношениях существует неписанное правило: тема ядерного оружия не может быть поводом для истерики, а угроза его применить — разменной монетой при обсуждении региональных конфликтов или территориальных споров. Рассказ президента Путина о том, что он был готов задействовать ядерное оружие для отстаивания притязаний на Крым, это неформальное взаимопонимание нарушает.

Интервью посла Ванина напомнило конец семидесятых и начало восьмидесятых годов, когда СССР и США угрожали друг другу размещением баллистических ракет средней дальности в обеих частях разделенной Германии. Но тогда речь хотя бы действительно шла о противостоянии двух принципиально разных общественных систем. Сегодня для такой конфронтации нет никакого повода. Не считать же всерьез за него разговоры об «особой российской цивилизации» и «русском мире», ставшие полуофициальной идеологией Кремля в последний год?

Полагаю, что, на самом деле, столь частые упоминания ядерной мощи — признак политической неуверенности российского правящего класса. Это его в корне отличает от Политбюро ЦК КПСС, которое довольно неплохо знало свои ресурсы и возможности, имело твердое представление о национальных интересах СССР, как бы к нему ни относиться.

Именно поэтому к руководству Союза западные лидеры относились серьезно до самого краха страны. Сегодняшняя готовность официальной Москвы с легкостью прибегнуть к ядерному шантажу для всего мира скорее будет означать еще большее недоверие к России, чем то, что уже есть сегодня. А за ним последуют политические, экономические и военные меры защиты. На которые Кремлю, вполне возможно, просто нечем будет ответить.

США. Германия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2015 > № 1326084 Константин Эггерт


Германия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 марта 2015 > № 1326071

66 процентов немцев считают возможным возвращение Ангелы Меркель (Angela Merkel) на пост федерального канцлера после парламентских выборов 2017 года. Результаты репрезентативного опроса, проведенного в Германии британским институтом рыночных и социологических исследований YouGov, были представлены в Кельне в четверг, 26 марта, сообщает dpa.

Согласно данным, опубликованным на сайте германского отделения YouGov, 71 процент опрошенных не верит, что в результате предстоящих парламентских выборов канцлером станет кандидат от Социал-демократической партии Германии (СДПГ).

До настоящего времени лишь два канцлера ФРГ занимали свой пост четыре срока подряд - Конрад Аденауэр (Konrad Adenauer) и Гельмут Коль (Helmut Kohl). Исследовательский институт YouGov cоздан в Лондоне в 2000 году, имеет 25 отделений по всему миру и применяет особый метод ведения опросов с использованием интернета, считающийся высокоточным.

Германия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 марта 2015 > № 1326071


Германия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 27 марта 2015 > № 1326068

Германии необходим ежегоодный приток около 490 тысяч иммигрантов из стране вне ЕС, чтобы поддерживать численность работоспособного населения. Об этом говорится в исследовании, представленном в пятницу, 27 марта. Его провел Институт исследования рынка труда и карьеры (IAB) совместно с институтом Кобурга по заказу фонда Бертельсмана.

Трудоспособное население Германии сейчас составляет 45 миллионов человек, без притока иммигрантов к 2050 году оно снизится на 36% до 29 миллионов человек. Главная причина этого - поколение "бэби-бума" 50-60-ых годов достигнет пенсионного возраста к 2030 году.

Германия едва ли достигала необходимого количества иммигрантов: в 2014 в страну приехали около 470 тысяч человек. В среднем в ФРГ за последние 60 лет ежегодно приезжает на 200 тысяч человек больше, чем уезжает. Согласно исследованию, в 2013 году в Германию приехали 300 тысяч человек из стран ЕС, в 2050 году эта цифра может сократиться до 70 тысяч. Из стран, которые не являются членами Евросоюза, в ФРГ иммигрировали 140 тысяч человек.

"Сейчас мы должны проводить такой курс, чтобы Германия была также привлекательной для жителей стран, которые не являются членами ЕС", - считает член правления фонда Бертельсмана Йорг Дрегер (Jörg Dräger). Он подчеркивает, что необходимо ввести понятный закон об иммиграции, из которого следовало бы, что квалифицированным специалистам не только разрешено, но и желательно приезжать в Германию.

Германия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 27 марта 2015 > № 1326068


Германия > Агропром > agronews.ru, 26 марта 2015 > № 1324257

CLAAS делает ставку на цифровые решения для сельского хозяйства.

Мировой лидер в области производства сельскохозяйственной техники, германская компания CLAAS усиливает свои позиции в области электроники благодаря функционированию нового дочернего предприятия CLAAS E-Systems.

Более 150 сотрудников с начала октября 2014 года работают над созданием электронных систем управления, терминалов, систем видеонаблюдения, автоматических спутниковых систем рулевого управления и других самых современных цифровых решений для сельского хозяйства.

«Возможности сельскохозяйственной техники многократно увеличиваются с внедрением интеллектуальных технологий, которые позволяют автоматически настроить и согласовать между собой различные рабочие процессы. Это повышает производительность и эффективность работы», – подчеркивает Томас Бёк, руководитель направления технологий и систем в концерне CLAAS. Сегодня требования к электронике и связанных с нею информационных технологий для CLAAS являются стратегическим вектором, определяющим развитие компании. «В настоящее время мы создаем отдельные структуры, которые будут вести целенаправленные исследования в области электроники и программного обеспечения».

Большинство сотрудников подразделения CLAAS E-Systems ранее работали в филиале компании Agrosystems в Гютерсло, а также в других структурах CLAAS в Харзевинкеле, Бад-Заульгау, Падерборне и даже в Дании. Компания намерена инвестировать хорошие средства в развитие новой структуры в ближайшие годы. Помимо этого, откроется большой центр разработок в Харзевинкеле.

Цифровыми разработками для обеспечения повышения эффективности сельскохозяйственной техники CLAAS занимается с 1998 года. С тех пор под маркой EASY (эффективные сельскохозяйственные системы) была создана целая паллета программных продуктов, которые упрощают работу машины во всех сферах, от настройки машины и систем рулевого управления до программного обеспечения. Таким образом, компания стала одним из ведущих мировых поставщиков решений для так называемого «Точного земледелия» и была отмечена многочисленными наградами. Сегодня компания CLAAS E-Systems получила награду за проект, который предлагает улучшить коммуникацию между двумя машинами, задействованных в одной технологической операции (М2М). Автоматически по заполнению зернового бункера зерноуборочный комбайн передает сигнал трактору с прицепом-погрузчиком. За эту разработку компании CLAAS было присвоено звание «Заслуженное место в стране идей», сообщает пресс-служба компании.

Достижения CLAAS в области разработки цифровых решений были отмечены на прошедшей недавно выставке CeBIT. Это авторитетное отраслевое мероприятие посетили комиссар ЕС по развитию современных технологий Гюнтер Эттингер и глава организации по стимулированию экономического развития земли Северный Рейн — Вестфалия Ханнелоре Крафт. Они отметили, что именно благодаря усилиям лидеров мировой сельскохозяйственной отрасли аграрный процесс сегодня становится более легким, продуктивным, оказывает меньшее воздействие на окружающую среду.

Германия > Агропром > agronews.ru, 26 марта 2015 > № 1324257


Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 марта 2015 > № 1385421

Парк экономического сотрудничества для малых и средних предприятий Китая и Германии открыт в южно-китайском городе Цзеян в конце прошлой недели.

На церемонии открытия парка и семинаре по этому поводу присутствовали официальные лица и более 150 предпринимателей двух стран.

Государственный секретарь Федерального министерства экономики и энергетики Германии Маттиас Махниг отметил, что парк предоставит интересующимся китайским рынком германским компаниям платформу для сотрудничества.

Чиновник Министерства промышленности и информатизации КНР отметил, что китайские компании стремятся учиться у Германии моделям интеллектуального производства.

В октябре прошлого года во время визита премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в Германию стороны договорились развивать партнерство по интеграции промышленности и технологий.

Другие два парка действуют в городах Тайцан и Ляньюньган провинции Цзянсу /Восточный Китай/.

По материалам Агентства Синьхуа

Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 марта 2015 > № 1385421


Германия. Таджикистан > Образование, наука > dw.de, 19 марта 2015 > № 1318955

Институт международных отношений (Institut für Auslandsbeziehungen, ifa) в сотрудничестве с министерством иностранных дел ФРГ с 2005 года в рамках программы CrossCulture Praktika предоставляет стипендии молодым специалистам из стран мусульманского мира, в том числе из Центральной Азии, для прохождения стажировки в различных немецких организациях.

Для налаживания диалога

Программа была создана для развития межкультурного диалога. По словам ее руководителя Евы Зодайк-Цечи (Eva Sodeik-Zecha), налаживание связей на личном и деловом уровне среди стипендиатов должно способствовать решению проблем во взаимопонимании и общении между Германией и странами мусульманского мира. Целевой группой программы являются молодые специалисты в возрасте 23-45 лет с опытом работы минимум два-три года и хорошими знаниями английского языка. Владение немецким желательно, но не обязательно.

Praktikanten des Instituts für Auslandsbeziehungen in Stuttgart

Срок стажировки составляет от 8 до 12 недель

Кандидаты из стран Центральной Азии получили возможность участвовать в программе в 2010 году. Ежегодно на этот регион выделяется в общем восемь-десять стипендий, а за пять лет существования программы поддержку в ее рамках получили 37 человек.

Принять участие в программе могут специалисты, работающие в сферах науки и образования, юриспруденции и прав человека, международных отношений, защиты окружающей среды, экономики, средств массовой информации, искусства и культуры. По данным координатора программы по странам Центральной и Юго-Восточной Азии Ниллуфар Хосайни (Nillufar Hossaini), большая часть заявок из Центральной Азии поступает от представителей сферы прав человека. Место прохождения стажировки претенденты выбирают сами в зависимости от своего профиля работы. В случае затруднений организаторы оказывают поддержку. "У стажеров есть возможность ближе познакомиться с немецкой культурой, получить опыт работы, улучшить профессиональные навыки, завести полезные контакты", - поясняет руководитель программы Ева Зодайк-Цеча.

Процесс рассмотрения заявок

Прием заявок на участие в программе CrossCulture Praktika проводится ежегодно с начала декабря до конца января. Претенденты должны прислать заполненный формуляр, который можно скачать на сайте Института международных отношений, и рекомендательное письмо на электронный адрес посольства или консульства Германии в своей стране.

Сотрудники посольства после просмотра документов приглашают некоторых кандидатов на личное собеседование или проводят собеседование по телефону, если кандидат живет в другом городе. На следующем этапе отобранные посольствами заявки направляются в Институт международных отношений, где совместно с комиссией из министерства иностранных дел принимается решение о том, кому выделить стипендии. Кандидаты получают уведомление по электронной почте в конце апреля - начале мая.

Praktikanten des Instituts für Auslandsbeziehungen in Stuttgart

Стипендиаты не только получают опыт работы, но и налаживают профессиональные связи

Стажировка длится от 8 до 12 недель. Участникам предоставляется стипендия в размере 550 евро в месяц, оплачиваются проживание, транспортные расходы и медицинская страховка, организуется участие в тренинге при Институте международных отношений.

"Участники получают полную поддержку от нас: мы договариваемся о стажировке в немецкой организации, покупаем билеты на самолет, осуществляем координацию между участником и принимающей стороной. Кроме того, в рамках дополнительной индивидуальной программы стипендиат может посетить любой другой город в Германии, чтобы принять участие в каком-то мероприятии или посетить другую организацию", - рассказывает Ниллуфар Хосайни.

Отзывы степендиатов

Ева Зодайк-Цеча уверена, что опыт работы в другой стране помогает участникам продвинуться в карьере: нередко они получают повышение в своей организации или находят более престижную работу. К тому же они улучшают работу своей организации, налаживают сотрудничество с другими партнерами внутри страны и за рубежом, претворяют в жизнь новые проекты.

Фонд имени Генриха Герца открывает молодым ученым новые перспективы. При финансовой поддержке фонда иностранные стипендиаты могут претворить в жизнь свой проект в Германии.

"После прохождения стажировки мне доверили руководить большим региональным проектом. Кроме того, наша организация усилила сотрудничество с посольством Германии, которое профинансировало публикацию исследования и тренинги", - делится своими впечатлениями Динара Дильдабекова, координатор проектов организации "Международная тюремная реформа" в Казахстане.

Она проходила стажировку в Немецком институте по правам человека (German Institute for Human Rights) в Берлине в 2012 году. По ее словам, она была восхищена высоким уровнем знаний, профессионализмом, методами работы сотрудников этой организации, а особенно навыками тайм-менеджмента, которые она переняла и теперь постоянно использует в своей профессиональной и личной жизни.

Стипендиат 2014 года Мунира Карамхудоева, энтомолог в Памирском биологическом институте в Таджикистане, проходила стажировку в Университете Хоэнхайма (Universität Hohenheim). Она рассказала, что не только узнала о новых методах исследований в энтомологии, но и поделилась с немецкими коллегами знаниями о лечении болезней травами в своем регионе, а также своими результатами исследования по поиску методов борьбы с насекомыми-вредителями. "Я также очень благодарна за возможность принять участие в семинаре в Марбургском университете. Там я проводила лабораторную работу с аспирантами профессора Михаэля Койсгена (Michael Keusgen), познакомилась с интересными учеными", - подводит итоги Мунира. - Каждая минута моего пребывания в Штутгарте и Марбурге незабываема для меня.

Германия. Таджикистан > Образование, наука > dw.de, 19 марта 2015 > № 1318955


Германия. ПФО > Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 11 марта 2015 > № 1327489

В соответствии с условиями инвестиционного меморандума, подписанного губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным, при поддержке правительства Самарской области якорным резидентом индустриального парка «Преображенка» компанией Роберт Бош Самара (входит в концерн Bosch) завершено строительство первой очереди завода по производству автокомпонентов. Оформлено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Производственное предприятие общей площадью более 20 тыс. м2 было построено всего за 1,5 года.

Правительством Самарской области было обеспечено своевременное подключение построенного завода к инженерным сетям водоснабжения, водоотведения, дождевой канализации, электро- и газоснабжения. Кроме того, было осуществлено строительство автомобильной дороги, связавшей производственную площадку с трассой Р-226.

На заводе смонтировано оборудование для производства систем курсовой устойчивости ESP мощностью около 1 млн штук в год. Собрана предсерийная партия продукции. С апреля месяца начнется серийный выпуск в соответствии с заключенными контрактами.

В дальнейшем компания Роберт Бош Самара планирует расширить линейку выпускаемой продукции на территории построенного предприятия в целях удовлетворения спроса российских автопроизводителей.

Необходимо отметить, что завод по производству автокомпонентов стал первым предприятием, введенным в эксплуатацию на территории индустриального парка «Преображенка». В настоящее время в индустриальном парке еще 4 резидента приступили к реализации своих инвестиционных проектов.

Резиденты индустриального парка «Преображенка» обеспечиваются необходимыми коммунальными и энергетическими ресурсами с точками подключения к коммуникациям, находящимся вблизи границ земельных участков. Кроме того, земельные участки под проектирование и строительство объектов передаются инвесторам управляющей компанией Технопарк в минимально возможные сроки.

Правительство Самарской области и управляющая компания сопровождают инвестпроекты по принципу «одного окна» на всех стадиях их реализации, что позволяет сократить сроки запуска производств, сообщила пресс-служба министерства экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

Германия. ПФО > Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 11 марта 2015 > № 1327489


Германия. Россия > Образование, наука > dw.de, 11 марта 2015 > № 1313034

Можно ли, не выезжая за пределы родной страны, закончить немецкий вуз? Что необходимо знать вчерашнему школьнику, студенту или выпускнику российского университета, желающему получить высшее образование в Германии заочно? DW знакомит с особенностями системы немецкого заочного образования.

Немецкие вузы, предлагающие заочное образование

Единственным государственным вузом в Германии, специализирующимся только на дистанционном образовании, является Хагенский заочный университет (Fernuniversität in Hagen).

Всего в университете четыре факультета - правоведческий, экономический, культурологии и социальных наук, а также математики и информатики. В настоящее время в Хагенском заочном университете учатся 85 тысяч студентов. Одной из главных структурных составляющих этого вуза являются несколько десятков региональных центров дистанционного обучения, расположенных в Германии и за рубежом. В России такой центр действует при Смоленском государственном университете.

Помимо университета в Хагене заочные отделения (Fernstudium) действуют и в ряде других государственных вузов Германии - в университетах Кайзерслаутерна, Ганновера, Хильдесхайма, Билефельда, Кобленца, Лейпцига и многих других. Кроме того в Германии существуют негосударственные вузы, предлагающие заочную форму обучения. Среди них - Европейский заочный институт Гамбурга (Europäische Fernhochschule Hamburg), Институт имени Вильгельма Бюхнера в Дармштадте (Wilhelm Büchner Hochschule) и другие.

Специальности и стоимость обучения

Учиться заочно в Германии можно как на бакалаврских, так и на магистерских программах. В целом среди специальностей, которые можно изучать на дистанционной основе, преобладают инженерные и экономические науки, информатика и математика, менеджмент. Реже предлагаются гуманитарные специальности и языки. К примеру, Институт имени Вильгельма Бюхнера выпускает бакалавров в области информатики, мехатроники, машиностроения, а также инженеров-экономистов. А в университете Кайзерслаутерна на основе первого высшего образования можно изучать менеджмент в области образования и здравоохранения, медицинскую физику, нанобиотехнологии и ряд других дисциплин.

Девушка с компьютером на диване

Немецкий диплом - в удобном режиме

Наиболее доступны заочные программы в государственных вузах. Так, в Хагенском заочном университете семестровый взнос составляет 61 евро в семестр, дополнительно студенты оплачивают присылаемые им материалы, что составляет около 12 евро за один курс. Поскольку темп обучения студенты выбирают сами, то и затраты в каждом семестре у них могут отличаться.

У студентов, не проживающих в Германии, есть возможность сдавать экзамены при региональных отделениях Института имени Гёте. В этом случае с них могут взять плату в размере от 90 до 120 евро за экзамен в зависимости от его формата.

В общем же, стоимость полного курса обучения на бакалавра составляет для разных специальностей от 1500 (математика) до 2400 евро (правоведение). Магистры учатся меньше, поэтому и учеба обходится им дешевле: от 700 (компьютерные науки) до 1200 евро (психология). Учащиеся из стран Восточной Европы могут подавать заявку на получение стипундии от Германской службы академических обменов (DAAD).

Условия поступления

Для того, чтобы поступить на заочное отделение немецкого вуза, студенту из России необходимо предоставить ряд документов. Во-первых, это переведенный на немецкий язык и заверенный аттестат о среднем образовании. Из-за различия сроков обучения в российской и немецкой средней школе российские школьники вступают во "взрослую жизнь" на один-три года раньше немецких. Поэтому немецкие вузы не признают российские аттестаты в качестве свидетельств о полном среднем образовании и обычно требуют восполнить эти недостающие годы двумя успешно законченными курсами российского вуза. Поэтому, поступая на программу бакалавра, не забудьте отправить вместе с аттестатом переведенную на немецкий язык копию зачетной книжки. Если же ваша цель - заочная магистратура, то помимо школьного аттестата вам необходимо приложить копию вашего диплома - также в немецком переводе.

Второе важное требование - подтверждение достаточных знаний немецкого языка. Как правило, в качестве таковых признаются сертификаты TestDaF, DSH, а также свидетельства Института имени Гёте: Zentrale Oberstufenprüfung, Kleines Deutsches Sprachdiplom или Großes Deutsches Sprachdiplom. Кроме того, в зависимости от программы, от соискателя может потребоваться мотивационное письмо, рекомендации от преподавателей, резюме, содержащее сведения об образовании и трудовой деятельности. Однако в целом требования к поступающим на заочные отделения несколько ниже, чем на очных. В частности, это касается знания немецкого языка.

Учебный процесс

В начале каждого семестра студенты получают конспекты для самостоятельного изучения, которые заменяют привычные лекции. Кроме того многие материалы преподаватели размещают в интернете. Так, университет в Хагене предоставляет каждому студенту "виртуальное учебное место", где он может решить организационные вопросы (к примеру, зарегистрироваться на следующий семестр), а также получить доступ к учебным материалам.

Однако учиться, совсем не появляясь в университете, все-таки не получится. Как правило, и для заочников часть занятий проводится в аудиториях вуза, его филиалах и учебных центрах, а также в партнерских учебных заведениях. Там же студенты сдают и экзамены.

Германия. Россия > Образование, наука > dw.de, 11 марта 2015 > № 1313034


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 марта 2015 > № 1312957

Руководитель немецкого газового концерна Wintershall и глава Германо-российской внешнеторговой палаты Райнер Зеле (Rainer Seele) выразил сомнение в успехе западных санкций против России и обеспокоенность за будущее германо-российских экономических отношений. "Санкции, вопреки своему предназначению, не подрывают власть Путина, наоборот, они только сильнее сплачивают россиян", - заявил он в интервью газете Handelsblatt, обнародованном в среду, 11 марта.

По словам Зеле, "становится все труднее понимать другую сторону". "Среди российских деловых партнеров очень сильна поддержка политики президента Путина. При этом к санкциям никто не относится с пониманием: ведь они, в первую очередь, сказываются на населении", - отметил глава концерна.

Санкциям нет альтернативы

Вместе с тем глава Wintershall отметил, что альтернативы санкциям нет, даже если их успех представляется весьма сомнительным. Он, однако, подчеркнул, что как только в деле урегулирования кризиса на Украине будет достигнут серьезный прогресс, санкции нужно будет отменить.

Райнер Зеле выразил обеспокоенность за будущее германо-российских деловых отношений. Он констатировал, что уже сейчас на тендерах в России, где прежде явно предпочитали немецкие фирмы, контракты все чаще отдают китайским предприятиям, хотя их технологический уровень ниже немецких.

Отмена "Южного потока" - большая потеря

Глава Wintershall назвал большой потерей отказ России от строительства газопровода "Южный поток". Он пояснил, что реализация этого проекта позволила бы избежать рисков, связанных с транзитом газа через Украину. Кроме того, поскольку "Газпром" в 2018 году не будет продлевать договоры с Украиной о транзите, Европа из-за отсутствия "Южного потока" недополучит 63 млрд кубометров газа, то есть 15 процентов годового объема потребляемого газа. Зеле опасается, что нехватку этого объема невозможно будет компенсировать в короткий срок.

Глава немецкого газового концерна полагает, что для решения этой проблемы необходимо вступить в переговоры с "Газпромом" и обсудить с ним те концепции, которые он планирует осуществить благодаря поставкам газа через территорию Турции.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 марта 2015 > № 1312957


Германия. Украина. РФ > Армия, полиция > dw.de, 11 марта 2015 > № 1312945

Ситуация на востоке Украины значительно улучшилась, считает министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). Режим прекращения огня по-прежнему соблюдается, теперь ОБСЕ должна получить возможность проконтролировать отвод тяжелых вооружений от линии разграничения, заявил Штайнмайер в среду, 11 марта, в ходе визита в Вашингтон. "Все способствует тому, что, надеюсь, в ближайшие дни и недели ситуация станет достаточно стабильной для перехода к реализации следующей стадии минских соглашений", - приводит слова министра агентство Reuters.

На пути в Вашингтон Штайнмайер провел телефонные переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Как сообщается на сайте МИД РФ, министры, отметив, что обстановка в зоне конфликта на востоке Украины "продолжает оставаться напряженной", подчеркнули необходимость полного завершения отвода тяжелых вооружений и соблюдения режима прекращения огня. Пресс-служба МИД РФ также сообщает, что в ходе разговора была "отмечена важность… незамедлительного восстановления банковского обслуживания населения указанных районов (востока Украины. - Ред.) при технической поддержке Германии и Франции".

В то же время, по информации агентства dpa, Штайнмайер в ходе телефонного разговора с Лавровым призвал Москву использовать свое влияние на сепаратистов, чтобы добиться осознания ими важности перемирия.

Замглавы МИД РФ: Отправка солдат США в страны Балтии не останется без внимания

Между тем замминистра иностранных дел России Сергей Рябков обвинил США и НАТО использовании ситуации на Украине "в качестве предлога для возврата к… отжившей политике, включающей попытки оказывать на нас силовое давление". "Попытки давления, будь то санкционное или через развертывание каких-то военных потенциалов, обречены", - цитирует его слова "Интерфакс". Говоря, в частности, об отправке США солдат в страны Балтии, он заявил, что "это не останется без внимания".

Германия. Украина. РФ > Армия, полиция > dw.de, 11 марта 2015 > № 1312945


Монголия. Германия > Миграция, виза, туризм > montsame.gov.mn, 4 марта 2015 > № 1384275

Самая крупная туристическая ярмарка мира -- Международная туристическая выставка ITB Berlin -- предоставляет любой стране возможность пропагандировать свои продукцию и услуги на туррынке Европы. В ней Монголия официально начала участвовать с 1999 года, в этом же году она впервые принимает участие в качестве её страны-партнёра.

ITB Berlin открылась в 1966 году и стала проходить каждый год в марте, собирая около 10 тысяч представителей индустрии туризма из 190 стран. Посмотреть выставку приходят 175 тысяч посетителей. Открывая очередную, 49-ую выставку, с приветственной речью выступили Президент Монголии Ц.Элбэгдорж, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, мэр Берлина Михаэль Мюллер, генсекретарь Всемирной туристской организации (UNWTO) Талеб Рифаи, и президент Федерального союза тур индустрии Германии (BTW) Михаэль Френцель.

Президент Монголии выразил признательность германской стороне за то, что нашу страну пригласили участвовать в данной престижной выставке её страной-партнёром. "Приезжайте в Монголию, если хотите увидеть страну с историей создания великими хаанами Чингис и Атилла самой могущественной в мире империи, если хотите совершить приключенческое путешествие в мир удивительной природы и широких степей, если хотите увидеть страну, которая, изменив свою экономику, продвигается по пути развития", сказал глава государства и лично пригласил всех присутствующих в нашу страну.

В ITB Berlin 2011 года Монголия принимала участие в качестве страны-партнёра по культуре, в этом году участвует в статусе страны-партнёра под девизом “Mongolia, Nomadic by Nature”. Подтверждением того, что наше правительство уделяет значительное внимание развитию туристической сферы, является участие страны в этой престижной всемирной ярмарке индустрии туризма. Кроме того, это стало и важным толчком к достижению цели интенсивного развития турсферы.

Более 400 представителей мировых СМИ приезжают на данную выставку с целью освещать её события, готовить репортажи и интервью. Прибытие такого широкого состава прессы предоставляет нам хорошую возможность пропагандировать свою страну. В 2016 году Монголия поставила цель довести количество туристов до одного миллиона. По данным статистики, в 2013 году Монголию посетили 417 тысяч туристов, и 392 тысяч -- в прошлом году.

Монголия. Германия > Миграция, виза, туризм > montsame.gov.mn, 4 марта 2015 > № 1384275


Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 марта 2015 > № 1307216

Экс-министр финансов ФРГ Пер Штайнбрюк (Peer Steinbrück), проигравший Ангеле Меркель (Angela Merkel) в предвыборной борьбе за пост канцлера ФРГ в 2013 году и официально заявивший об уходе из большой политики, получил новую работу. Как сообщила во вторник, 3 марта, немецкая газета Handelsblatt, бывший заместитель председателя Социал-демократической партии Германии отныне играет роль консультанта при недавно созданном "Агентстве по модернизации Украины" (АПМУ).

Называемое в немецких СМИ "клубом советников" агентство призвано улучшить ситуацию с расстроенными госфинансами на Украине. Как издание Spiegel Online, АПМУ учреждено по инициативе украинских олигархов Рината Ахметова, Виктора Пинчука и Дмитрия Фирташа. Структуры Фирташа контролируют более 70 процентов украинских газоснабжающих компаний, а также более половины химических предприятий на Украине, отмечает агентство УНИАН.

"Мы хотим создать совместно с Германией гарантийный фонд в размере свыше 500 миллионов долларов. Средства в него вложат Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, я, а также другие крупные предприниматели", - цитирует Фирташа Handelsblatt.

По данным газеты, в состав агентства также вошли бывший комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле (Stefan Füle), экс-комиссар ЕС по вопросам торговли Петер Мандельсон и бывший глава МИД Франции Бернар Кушнер.

Агентству дали 200 дней на разработку плана по выводу Украины из кризиса

Как отмечает интернет-версия украинской газеты "Сегодня", Фирташ 3 марта представил "Агентство по модернизации Украины" на международном форуме "Украина завтра" в Вене. По словам олигарха, в течение 200 дней АПМУ должно разработать четкий план по выводу страны из финансового кризиса.

"Основная задача - представить план конкретных решений, реконструкций, которые нужны Украине. Это должен быть мастер-план по Украине от начала и до конца - это масштабный план того, что мы должны сделать в стране, чтобы ее спасти", - заявил Фирташ. По его словам, в первую очередь речь идет о проведении в стране конституционной реформы и экономической модернизации.

Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 марта 2015 > № 1307216


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 марта 2015 > № 1307130

Уполномоченный правительства ФРГ по межобщественному сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler) назвал свой визит в Москву знаком поддержки российской оппозиции. Во вторник, 3 марта, Эрлер прибыл в столицу России на траурные мероприятия по случаю смерти Бориса Немцова. Представитель Германии намерен своим визитом показать, "что, по нашему мнению, существует другая Россия", - заявил Эрлер в эфире немецкого общественно-правового телеканала ZDF в ходе прямого включения из Москвы. Он заинтересован в "поддержке целей Бориса Немцова", в частности, "демократии и справедливости".

Немецкий политик, знавший Немцова лично, считает, что его убийство обратит внимание Запада на ситуацию внутри России, которая, по его словам "связана с войной на востоке Украины". Смерть оппозиционного политика демонстрирует сложную ситуацию в стране, и в связи с убийством "сейчас будет обращено внимание на то, насколько полна ненависти и напряжена атмосфера" в России, заявил Эрлер.

Отказ во въезде председателю верхней палаты польского парламента Богдану Борусевичу, который должен был также принять участие в траурных мероприятиях, уполномоченный правительства ФРГ назвал ответной реакцией на санкции Запада. Такие действия российских властей - "мелочность, которую едва можно понять", заявил Эрлер.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 марта 2015 > № 1307130


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 февраля 2015 > № 1304906

Немецкие предприятия опасаются переориентации России на китайский и другие азиатские рынки. Об этом заявил глава Германо-российской внешнеторговой палаты и председатель правления энергетического концерна Wintershall Райнер Зеле (Rainer Seele), выступая в пятницу, 27 февраля, в Берлине, передает агентство dpa. По его словам, вернуть потерянную долю российского рынка будет крайне непросто.

При этом Зеле опроверг утверждения о том, что немецкие компании массово уходят из России. Он отметил, что в РФ продолжают работать около шести тысяч предприятий с немецким участием и призвал к поэтапной отмене санкций в отношении России в случае успешной реализации минских договоренностей.

Глава Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Мартин Ванслебен (Martin Wansleben), в свою очередь, призвал предпринимателей продолжать бизнес в России, если это не противоречит санкциям. "Никто не должен стыдиться вести дела в РФ", - подчеркнул Ванслебен.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 февраля 2015 > № 1304906


Германия. Россия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 27 февраля 2015 > № 1304897

Обвал рубля привел к существенному сокращению медицинского туризма в Германию из России и других стран СНГ. "Из-за падения курса рубля наблюдается снижение числа пациентов", - заявила глава отдела маркетинга в Немецком туристическом центре в Москве Алла Белкова в интервью агентству dpa в пятницу, 27 февраля.

Эксперт по медицинскому туризму Йенс Юшак (Jens Juszczak) также ожидает снижения притока пациентов из России. "Мы полагаем, что число таких пациентов сократится. Нам уже известно, что клиники ощущают это", - сказал он.

Данных по медицинскому туризму в ФРГ за 2014 год пока нет. В 2013 году большинство иностранных пациентов приезжали лечиться в Германию из России (11 тысяч из почти 97 тысяч). Из других стран СНГ в ФРГ тогда приезжали на лечение более 3 тысяч человек.

Германия. Россия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 27 февраля 2015 > № 1304897


Узбекистан. Германия > Медицина > gazeta.uz, 20 февраля 2015 > № 1360788

14 детей прооперируют в Германии

В четверг из Ташкента в Германию вылетели 14 детей из разных регионов Узбекистана для проведения бесплатного оперативного лечения. Акция организована Фондом «Соглом авлод учун» в рамках программы международной организации Friedensdorf International.

Как сообщается на сайте фонда, дети представляют Самаркандскую, Бухарскую, Кашкадарьинскую, Джизакскую, Андижанскую, Ташкентскую, Навоийскую, Наманганскую и Ферганскую области.

Утром 22 февраля в Узбекистан вернутся 12 детей, также прошедших лечение в клиниках Германии.

«Соглом авлод учун» и Министерство здравоохранения заключили договор с Friedensdorf International в 2002 году. За прошедшее время Германию для лечения посетили 250 детей из Узбекистана.

Кроме того, за счет грантовых средств Friedensdorf International в клиниках Узбекистана в 2014 году было прооперировано 255 детей, страдавших врожденными челюстно-лицевыми аномалями («заячья губа», «волчья пасть»). Финансовые расходы по данной программе составили 29,635 млн сумов.

В рамках проекта «Стройные ножки» по оперативному лечению детей в возрасте до 15 лет с врожденными ортопедическими заболеваниями нижней конечности (косолапость) и с диагнозом «кривошея» в прошлом году было прооперировано 255 детей, расходы составили 25,4 млн сумов.

Узбекистан. Германия > Медицина > gazeta.uz, 20 февраля 2015 > № 1360788


Германия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363813 Ханс Кунднани

Оставить Запад позади

Ханс Кунднани

Германия смотрит на Восток

Ханс Кунднани – директор по исследованиям Европейского совета по международным делам, автор книги «Парадокс германской силы».

Резюме Постзападная Германия может повести за собой значительную часть Европы, в особенности страны Центральной и Восточной Европы, экономики которых тесно связаны с германской.

Статья была опубликована в журнале Foreign Affairs, № 1, 2015 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Аннексия Крыма Россией в марте 2014 г. стала стратегическим ударом для Германии. Российская агрессия неожиданно поставила под угрозу европейскую архитектуру безопасности, которую Германия принимала как данность с момента окончания холодной войны. Берлин потратил два десятилетия, пытаясь укрепить политические и экономические связи с Москвой, но действия России на Украине позволяли предположить, что Кремль больше не заинтересован в партнерстве с Европой. Несмотря на зависимость Германии от российского газа и значимость России для немецких экспортеров, канцлер Ангела Меркель в конечном итоге согласилась ввести санкции против России и помогла убедить других членов ЕС в необходимости этих мер.

Тем не менее украинский кризис вновь поставил на повестку дня старый вопрос об отношении Германии к остальному Западу. Когда в апреле телерадиокомпания ARD спросила немцев о том, какую роль их страна должна играть в кризисе, только 45% хотели, чтобы Германия примкнула к своим партнерам по ЕС и НАТО; 49% считали, что надо выступить посредником между Россией и Западом. В мае в еженедельнике Der Spiegel появилась редакционная статья, предупреждающая о том, что Германии не стоит отворачиваться от Запада.

Реакцию Германии на украинский кризис можно понять, учитывая длительное ослабление Westbindung – послевоенной интеграции страны с Западом. Падение Берлинской стены и расширение Евросоюза освободило страну от необходимости полагаться на США в вопросах защиты от мощного Советского Союза. В то же время ориентированная на экспорт немецкая экономика стала все больше зависеть от спроса на развивающихся рынках, включая Китай. Хотя Германия по-прежнему придерживается обязательств по европейской интеграции, приведенные выше факторы позволяют предположить возможность постзападной внешней политики Берлина. Такой сдвиг имел бы серьезные последствия. Учитывая возросшее влияние Германии внутри Европейского союза, отношения страны с остальным миром в значительной степени определят политику Европы.

Германский парадокс

У Германии всегда были сложные отношения с Западом. С одной стороны, многие политические и философские идеи, ставшие ключевыми для Запада, зародились именно там благодаря таким мыслителям эпохи Просвещения, как Иммануил Кант. С другой стороны, германская интеллектуальная история включает темные страницы, поставившие под угрозу западные нормы – как, например, волна национализма, возникшая в начале XIX века. Со второй половины XIX века немецкие националисты были склонны определять германскую идентичность как противоположность либеральным, рационалистическим принципам Французской революции и Просвещения. Кульминацией такой версии национализма стал нацизм, который немецкий историк Генрих Август Винклер назвал «апогеем германского отвержения западного мира». В этом заключается парадокс Германии: будучи частью Запада, она бросила ему самый радикальный вызов изнутри.

После Второй мировой войны ФРГ участвовала в европейской интеграции, а в 1955 г., с эскалацией холодной войны, вступила в НАТО. В следующие 40 лет политика Westbindung, которая привела Германию к сотрудничеству и реализации совместных инициатив в сфере безопасности с ее западными союзниками, стала жизненной необходимостью, которая перевесила другие внешнеполитические цели. Германия продолжала определять себя как западную державу и в 1990-е годы. При канцлере Гельмуте Коле объединенная Германия согласилась перейти на евро. К концу десятилетия страна, казалось, смирилась с применением военной силы для исполнения своих обязательств как члена НАТО. После 11 сентября 2001 г. канцлер Герхард Шрёдер пообещал «безусловную солидарность» с США и направил германский контингент в Афганистан в рамках миссии НАТО.

Однако в последние 10 лет отношение Германии к остальному западному миру изменилось. Во время дискуссии о вторжении в Ирак в 2003 г. Шрёдер говорил о «германском пути», отличающемся от американского. С тех пор Берлин стал более жестко выступать против применения военной силы. Германия, видимо, решила, что правильный урок, который нужно извлечь из ее нацистского прошлого, – это не «Аушвиц никогда не должен повториться» (такой подход оправдывал в 1999 г. участие в натовском военном вмешательстве в Косово), а «война никогда не должна повториться». Немецкие политики, представляющие различные партии, сегодня определяют страну как Friedensmacht, «державу мира».

Германская приверженность миру заставила Евросоюз и Соединенные Штаты обвинить Берлин в отступничестве. Выступая в Брюсселе в 2011 г., министр обороны США Роберт Гейтс предупредил, что НАТО превращается в «двухуровневый альянс… есть те, кто хочет и может платить цену и нести бремя союзнических обязательств, и те, кто пользуется преимуществами членства, будь то гарантии безопасности или размещение штаб-квартиры, но не желает разделять риски и затраты». Он подверг особой критике тех членов НАТО, кто расходует на оборону меньше согласованного уровня в 2% от ВВП. Берлин тратит всего 1,3%. В последние несколько лет Франция также критиковала Германию за нежелание активно поддерживать военные миссии в Мали и Центрально-Африканской Республике.

Одна из причин, по которой Германия стала пренебрегать своими обязательствами в НАТО, заключается в том, что Westbindung больше не кажется стратегической необходимостью. После окончания холодной войны Евросоюз и Североатлантический альянс расширились и теперь включают государства Центральной и Восточной Европы. А это означает, что Германия «окружена друзьями», как выразился бывший министр обороны Германии Фолькер Рюэ, а не потенциальными военными агрессорами, и поэтому стране уже не нужно полагаться на Соединенные Штаты в вопросах защиты от Советского Союза.

В то же время германская экономика теперь более зависима от экспорта, особенно в незападные государства. В первом десятилетии этого века, пока внутренний спрос оставался низким, немецким производителям удалось вновь обрести конкурентоспособность, и роль экспорта стала расти. По данным Всемирного банка, доля экспорта в ВВП Германии подскочила с 33% в 2000 г. до 48% в 2010-м. Уже при Шрёдере внешняя политика стала базироваться в основном на экономических интересах и, в частности, на потребностях экспортеров.

Растущие антиамериканские настроения среди рядовых немцев также способствовали сдвигу во внешней политике. Кампания в Ираке вселила уверенность в том, что можно расходиться с США по вопросам войны и мира, а глобальный финансовый кризис 2008 г. дал основания не соглашаться и по экономическим вопросам. По мнению многих немцев, кризис продемонстрировал недостатки англо-саксонского капитализма и подтвердил правильность германской социальной рыночной экономики. Когда в 2013 г. вскрылись факты о том, что Агентство национальной безопасности США вело наблюдение за немцами и прослушивало мобильный телефон Меркель, антиамериканские настроения усугубились. Многие немцы сегодня заявляют, что не разделяют американские ценности, а некоторые даже утверждают, что такого не было и прежде.

Конечно, либеральная политическая культура, результат ее интеграции с Западом, никуда не денется. Однако важно понять, останется ли Германия в одном строю с западными партнерами и продолжит ли выступать за западные нормы теперь, когда ее экономический рост в значительной степени зависит от незападных стран. Самая драматичная демонстрация того, как может выглядеть постзападная внешняя политика, произошла в 2011 г., когда Германия воздержалась при голосовании в Совете Безопасности ООН по военному вмешательству в Ливии и примкнула к Китаю и России, а не к Франции, Великобритании и США. Некоторые германские государственные деятели отрицали, что это решение является предвестником определенной тенденции. Но опрос, проведенный вскоре после голосования внешнеполитическим журналом Internationale Politik, показал, что немцы разделились на три группы. Одни полагают, что нужно продолжать взаимодействие преимущественно с западными партнерами; другие – за сотрудничество с такими державами, как Китай, Индия и Россия; третьи – за тесные контакты и с теми, и с другими.

Новая Ostpolitik

Германский курс в отношении России уже давно базируется на политической вовлеченности и экономической взаимозависимости. Став канцлером ФРГ в 1969 г., Вилли Брандт стремился установить баланс между Westbindung и более открытыми отношениями с Советским Союзом и предложил новый подход, который получил название Ostpolitik (Восточная политика). Брандт считал, что расширение политических и экономических связей между двумя державами может в конечном итоге привести к объединению Германии, его советник Эгон Бар называл эту стратегию «преобразования через сближение».

После окончания холодной войны экономические связи между Германией и Россией продолжали расширяться. Не забывая о Восточной политике Брандта, Шрёдер начал проводить линию «преобразования через торговлю». Немецкие руководители и в особенности социал-демократы активно продвигали «партнерство ради модернизации», в рамках которого Германия предоставляла бы России технологии для совершенствования ее экономики – а в идеале и политики.

Эти связи помогают объяснить первоначальное нежелание Германии вводить санкции после вторжения России на Украину в 2014 году. Решая, следовать ли примеру Соединенных Штатов, Меркель оказалась под давлением влиятельных лоббистов немецкой промышленности, в первую очередь Восточного комитета германской экономики, представители которого утверждали, что санкции больно ударят по Германии. Демонстрируя поддержку российского президента, исполнительный директор Siemens Джо Кэзер встретился с Владимиром Путиным в его подмосковной резиденции вскоре после аннексии Крыма. Кэзер заверил Путина, что его компания, которая ведет бизнес в России на протяжении 160 лет, не допустит, чтобы «краткосрочная турбулентность», как он охарактеризовал кризис, навредила отношениям. В колонке в Financial Times в мае генеральный директор Федерации промышленности Германии Маркус Кербер написал, что бизнес поддержит санкции, но сделает это с «тяжелым сердцем».

Серьезная зависимость от российских энергоресурсов также вынуждала Берлин уклоняться от санкций. После катастрофы на японской АЭС «Фукусима» в 2011 г. Германия приняла решение о скорейшем выводе из эксплуатации своих атомных электростанций и в результате усугубила зависимость от российского газа. К 2013 г. российские компании на 38% обеспечивали Германию нефтью и на 36% газом. Поставки можно диверсифицировать за счет альтернативных источников энергоресурсов, но процесс, скорее всего, займет десятилетия. Поэтому в краткосрочной перспективе Германия не хотела конфликтовать с Россией.

Поддержав санкции, Меркель столкнулась с несогласием не только промышленников, но и германского общества. Хотя США и ряд европейских стран обвиняли правительство Германии в слишком сдержанной позиции по России, в стране многие считали, что власти действуют чересчур агрессивно. Например, когда немецкий журналист Бернд Ульрих призвал к более жестким действиям против Путина, на него обрушился шквал писем с обвинениями в разжигании войны. Даже глава МИД Франк-Вальтер Штайнмайер, явно симпатизирующий России, столкнулся с аналогичными обвинениями. Разоблачения слежки АНБ только усилили симпатии к России. Как отмечал Ульрих в апреле 2014 г., «когда российский президент говорит, что ощущает притеснения со стороны Запада, многие здесь думают: “и мы тоже”».

Такая форма идентификации с Россией имеет глубокие исторические корни. В 1918 г. Томас Манн в своей книге «Размышления аполитичного» отмечал, что германская культура отличается от культур других западных стран, включая Францию и Великобританию, и даже превосходит их. Она, утверждал писатель, находится где-то между русской культурой и культурами остальной Европы. В последние месяцы такая идея пережила драматичное новое рождение. Историк Винклер в журнале Der Spiegel в апреле 2014 г. подверг критике так называемых «понимающих Россию» (Russlandversteher) – немцев, выражающих поддержку России, – за реанимацию «мифа о связи русской и немецкой души».

Таким образом, вырабатывая ответ на аннексию Крыма, Меркель пришлось балансировать на грани фола. Она стремилась как можно дольше сохранить возможность политического решения, ведя длительные телефонные беседы с Путиным и отправляя Штайнмайера в Москву и Киев. Только после того как 17 июля 2014 г. был сбит (предположительно пророссийскими сепаратистами) авиалайнер «Малайзийских авиалиний», германские официальные лица посчитали возможным занять более жесткую позицию. С этого момента поддержка санкций в обществе оставалась умеренной. Августовский опрос ARD показал, что 70% немцев поддерживают второй раунд европейских санкций против России, включающий запрет выдачи виз и замораживание активов ряда российских бизнесменов. Но только 49% заявили, что поддерживать санкции, даже если они ударят по экономике Германии, а при третьем раунде санкций это наверняка произойдет.

Поддержка в обществе может уменьшиться, если Германия погрузится в рецессию, как прогнозируют многие аналитики. Бизнес неохотно, но принял санкции, однако продолжает лоббировать их смягчение. В то время как экономические интересы оказываются под угрозой, Германия четко дает понять, что военные варианты вообще не рассматриваются. Накануне саммита НАТО в Уэльсе в сентябре Меркель выступила против планов альянса обеспечить постоянное присутствие в Восточной Европе, которое, как она заявила, нарушает Основополагающий акт Россия – НАТО 1997 года. Иными словами, у Берлина может не хватить стойкости, чтобы проводить политику сдерживания в отношении России.

Переориентация на Китай

Германия также сблизилась с Китаем, и это, возможно, еще более существенный предвестник постзападной внешней политики. Как и в случае с Россией, Берлин извлек пользу из укрепления экономических связей с КНР. В последние 10 лет немецкий экспорт в Китай рос по экспоненте. К 2013 г. он достиг 84 млрд долларов, что почти вдвое превышает германский экспорт в Россию. Китай действительно стал вторым крупнейшим рынком Германии за пределами ЕС и вскоре может опередить США. Китай уже крупнейший рынок для Volkswagen, ведущего автопроизводителя, и Mercedes-Benz S-класса.

Отношения между Берлином и Пекином только укрепились после финансового кризиса 2008 г., когда оба государства оказались по одну сторону в дебатах о глобальной экономике. Оба оказывали дефляционное давление на торговых партнеров, критиковали американскую политику количественного смягчения и сопротивлялись призывам Вашингтона принять меры, чтобы скорректировать макроэкономический дисбаланс в глобальной экономике. Одновременно державы сблизились и политически. В 2011 г. страны начали проводить ежегодные консультации на уровне правительств. Китай впервые вышел на подобные широкомасштабные переговоры с другой страной.

Для Германии отношения в первую очередь являются экономическими, а для Китая, который хочет, чтобы сильная Европа стала противовесом Соединенным Штатам, важен стратегический аспект. Пекин может рассматривать Германию как ключевой элемент такой Европы, отчасти потому что ее влияние в Старом Свете растет, а кроме того – предпочтения Германии Китаю ближе, чем устремления других членов Европейского союза, включая Францию и Великобританию.

Связи Берлина и Пекина укрепляются на фоне ужесточения подхода Вашингтона к КНР в рамках американской политики концентрации на Азии – и это может стать серьезной проблемой для Запада. Если США вступят в конфликт с Китаем по вопросам экономики или безопасности (например, в ситуации «азиатского Крыма») есть реальная возможность того, что Берлин сохранит нейтралитет. Некоторые германские дипломаты в Китае уже начали дистанцироваться от Запада. Так, в 2012 г. посол Германии в Пекине Михаэль Шефер заявил в интервью: «Я думаю, что больше не существует такого понятия, как Запад». Учитывая растущую зависимость от китайского рынка, можно предположить, что введению санкций против Китая германские бизнесмены станут противодействовать активнее, чем в случае с Россией. Правительство Германии еще менее охотно пойдет на жесткие меры, чем в ходе украинского кризиса, и это чревато более серьезными трещинами в отношениях внутри Европы и между Европой и Америкой.

Германская Европа

Опасения по поводу нейтралитета Германии не новы. В начале 1970-х гг. Генри Киссинджер, занимавший тогда пост помощника президента США по национальной безопасности, предупреждал, что Восточная политика ФРГ сыграет на руку Советскому Союзу и поставит под угрозу трансатлантическое единство. Он утверждал, что тесные экономические связи с СССР усугубят зависимость Европы от ее восточного соседа и таким образом подорвут единство Запада. Опасность, которую предвидел Киссинджер, заключалась не в том, что ФРГ может выйти из НАТО, скорее, как он писал в мемуарах, опасения вызывало, что Германия «будет избегать конфликтов за пределами Европы, даже если они затрагивают фундаментальные интересы безопасности». К счастью для Вашингтона, холодная война сдерживала эти импульсы, пока Западная Германия полагалась на США в вопросах защиты от СССР.

Однако сейчас Германия занимает ключевую, более мощную позицию в Европе. Во времена холодной войны ФРГ была слабым государством на окраине будущего Евросоюза, но объединенная Германия сегодня – одна из самых мощных (если не самая) из держав объединения. Учитывая эту позицию, постзападная Германия может повести за собой значительную часть Европы, в особенности страны Центральной и Восточной Европы, экономики которых тесно связаны с германской. Если Великобритания покинет ЕС, еще вероятнее, что союз будет следовать предпочтениям Германии, особенно в том, что касается России и Китая. В этом случае не исключен конфликт Европы с США – и тогда Запад переживет раскол, от которого может и не оправиться.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363813 Ханс Кунднани


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363812 Штефан Майстер

Как Россия потеряла Германию

Штефан Майстер

И как она может ее вернуть

Штефан Майстер – руководитель исследований Восточной Европы, России и Центральной Азии Германского общества внешней политики.

Резюме Растущая политизация и секьюритизация всех областей германо-российских отношений знаменуют конец Восточной политики, которую Германия проводила после холодной войны.

Кризис на Украине высветил три основополагающих факта, касающихся внешней политики Евросоюза.

Во-первых, ЕС в целом не является ключевым игроком, способным справиться с урегулированием, сдвинуть мирный процесс с мертвой точки или вести переговоры с Россией. Переговоры скорее двигает коалиция отдельных стран-членов. До сих пор единственным исключением был энергетический сектор, где Еврокомиссия играла ключевую роль посредника между Украиной и Россией относительно поставок газа зимой этого года. Однако это в основном заслуга бывшего комиссара ЕС по энергетике Гюнтера Эттингера.

Во-вторых, основные западные игроки при разрешении данного кризиса – не Соединенные Штаты или НАТО. Президент Барак Обама сделал краеугольным камнем своей политики санкции против России и выражение символической поддержки союзникам в Европе, особенно балтийским странам и Польше, а также новому правительству Украины. Но Вашингтон считает, что ответственность за разрешение кризиса лежит на Евросоюзе в целом и на Германии в частности. Однако санкции не подменят собой активную политику. Незаинтересованность Обамы в переговорах с Владимиром Путиным показывает, что он рассматривает этот кризис скорее как средство демонстрации соотечественникам своей жесткости во внешней политике. Экономические издержки и риски для безопасности США гораздо ниже, чем в случае с Евросоюзом. С точки зрения Соединенных Штатов, Европе следует больше думать о собственной безопасности и наращивать оборонный бюджет. НАТО приостановила сотрудничество с Россией и снизила взаимодействие до минимального уровня. В этом смысле альянс скорее можно рассматривать как инструмент защиты европейских стран от российских провокаций, нежели как платформу для поиска выхода.

В-третьих, Германия с самого начала взяла на себя роль лидера во всех переговорах. В феврале 2014 г. она реанимировала Веймарский треугольник, пытаясь вместе с Францией и Польшей остановить раскручивание спирали насилия между украинскими силами безопасности и Майданом. В июне во время празднования 70-летия высадки союзников в Европе она сыграла главную роль в создании Францией, Россией и Украиной «нормандского формата». Кроме того, канцлер Ангела Меркель и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер регулярно поддерживают контакты с президентом Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В то же время канцлер одобрила санкции против России после аннексии Крыма и поддержки войны на части территории Донбасса. Именно Меркель объединила страны Европейского союза в их решимости ужесточить давление после незаконных выборов в Донецкой и Луганской областях в ноябре 2014 года.

Новая роль Германии в мире

Конфликт на Украине разворачивается в то время, когда политическая элита Германии активно формулирует более эффективную и творческую внешнюю политику не только в Европе, но и в мире. Сигналом послужили выступления Штайнмайера, президента Йоахима Гаука и министра обороны Урсулы фон дер Лейен на Мюнхенской конференции по безопасности в начале 2014 года. Пересмотр внешней политики стал одной из главных задач Штайнмайера во время его нынешнего пребывания на посту министра иностранных дел.

Вне всякого сомнения, растущая экономическая и политическая мощь на фоне общего экономического и институционального кризиса Евросоюза усилила позиции Берлина в Европе. Хотя Германия всегда определяла себя как экономическую державу, в последние годы активизировалось обсуждение и ее внешнеполитического профиля. Политическая элита осознает: страна должна брать больше международной ответственности за урегулирование кризисов и миротворчество. Это связано и с экономическими интересами Германии, которой для процветания нужны стабильные и открытые рынки, власть закона и функционирующая государственность. Тот факт, что переосмысление внешней политики происходит на фоне растущего скептицизма немецкой общественности относительно участия Германии в международных конфликтах или даже военных миссиях, является вызовом внешнеполитическому истеблишменту.

Нелишне обратить пристальное внимание на общественное мнение. Опрос, опубликованный Фондом Кёрбера в мае 2014 г., показывает, что 60% немцев против более активного участия Германии в мировой политике, тогда как 37% поддерживают такую роль. Это почти прямо противоположно тому, что выявил опрос 1994 г., когда 62% граждан выступали за большую активность Германии во внешней политике, а 37% возражали. Отвечая на вопрос о приоритетах немецкой внешней политики, респонденты сейчас поставили на первое место защиту прав человека (66%), на второе – охрану окружающей среды и борьбу с изменением климата (59%), на третью позицию – обеспечение энергетической безопасности (57%). Отстаивание экономических интересов Германии оказалось лишь на 13-м месте (25%), после поддержки более слабых стран в случае внешней агрессии против них (26%).

За исключением вопросов, связанных с обеспечением энергетической безопасности, исследование свидетельствует о явном неодобрении российской политики. Опрос Алленсбаха в апреле 2014 г. для газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung продемонстрировал резкое снижение поддержки более тесного сотрудничества с Россией (32% по сравнению с 55% в 2009 г.). Он также показал все более негативное восприятие Владимира Путина, популярность которого в немецком обществе достигла самого низкого уровня с 2000 г. (65% опрошенных высказались о нем отрицательно).

Почему меняются взаимоотношения

Пересмотр политики в отношении России стал частью текущей ревизии, проводимой Министерством иностранных дел Германии, но эмоциональный тон дискуссии показывает, как важны отношения с Москвой и до какой степени они поляризованы. Отчуждение начало расти после окончания президентского срока Дмитрия Медведева, став особенно явным с возвращением Владимира Путина в президентское кресло в 2012 году. Когда в 2005 г. канцлером Германии вместо Герхарда Шрёдера стала Ангела Меркель, изменилась не только атмосфера. Важность России для немецкого руководства заметно снизилась. Отчасти это было вызвано весьма скромными успехами в улучшении делового климата в России, застоем в борьбе с коррупцией и отсутствием прогресса по установлению верховенства закона, а также растущим напряжением в странах, являющихся соседями России и Германии. Но в первую очередь именно кризис на Украине и аннексия Крыма положили конец российской и восточной политике Германии, проводившейся после холодной войны. Провал «партнерства ради модернизации» – поражение политических наследников Вилли Брандта, которые продолжали его восточную политику 1970-х гг., служившую их политическим целям еще четверть века после падения Берлинской стены. «Перемены через сближение» – ключевой лозунг, призванный поддерживать демократизацию, правовое государство и интеграцию России в Европу через экономическое сотрудничество.

Полная утрата доверия к нынешнему российскому руководству и особенно ухудшение личных отношений между Меркель и Путиным сильно повредили двусторонним связям. Для немецкой политической элиты катаклизм на Украине стал кризисом отношений с Россией – проверкой всех существующих предположений суровой реальностью. Украина превратилась в лакмусовую бумажку, показывающую общее состояние отношений с Россией. В результате даже самый убежденный немецкий социал-демократ вынужден признать, что по фундаментальным вопросам Москва и Берлин не разделяют общих ценностей и интересов. Внутренняя и внешняя политика современной Германии опирается на правовой подход, при котором во главу угла ставится верховенство закона и защита международного права. Для немецкой политической элиты, остро реагирующей на уроки нацистского прошлого, нарушение Россией международного права и посягательство на суверенитет другой страны, как это произошло в случае с аннексией Крыма, неприемлемы. Это ключевой посыл, даже если некоторые слои общества и деловые круги не вполне согласны с последовательной политикой Меркель.

Пересмотр Германией курса в отношении России

В такой проверке реальностью есть и положительный момент: Германия избавилась от наивных ожиданий и после многих лет заблуждений уяснила, в чем заключаются интересы России. При этом долгосрочная цель сохраняется: поддержка стабильности и процветания в Европе. Нельзя и дальше пытаться «помочь России стать похожей на нас». Оглядываясь назад, мы понимаем, что эта политика не соответствовала целям Путина: защищать любой ценой сферу влияния Москвы, даже если это противоречит экономической логике и выгоде.

Сегодня налицо все основания для более прагматичного курса. Переосмысление германским политическим истеблишментом отношения к России прошло три этапа. Во-первых, отказ Дмитрия Медведева от второго президентского срока и возвращение Путина в 2012 г. разочаровали немецкую элиту, возлагавшую большие надежды на риторику Медведева о модернизации. Во-вторых, аннексия Крыма вызвала глубокий шок, заставивший германское внешнеполитическое ведомство переоценить политику Кремля и собственные предположения (т.е. растет осознание того, что российский президент совершенно иначе видит будущее европейского порядка). В-третьих, с ноября 2014 г. Германия приступила к третьему этапу разработки новой российской и восточной политики, отражающей изменившиеся условия, одновременно помогая Украине преодолеть последствия кризиса.

Пять важных моментов предопределят развитие событий в будущем.

Первый состоит в признании того, что Россия – не единственная страна на Востоке. Существуют также Украина, Белоруссия, Молдавия и другие постсоветские государства. Немцы, по сути, впервые рассматривают украинцев отдельно от россиян как народ, заинтересованный в европейской интеграции и разделяющий европейские ценности. Это по-своему всколыхнуло память о нацистских преступлениях в Европе: жертвами бесчеловечной кампании против Советского Союза были не только евреи и русские, но также украинцы, белорусы и многие другие народы. Такой взгляд подводит черту под восточной политикой Берлина последних двух десятилетий, которую можно охарактеризовать как «Россия превыше всего». Ей на смену приходят более сбалансированные отношения с другими постсоветскими странами. Следовательно, политика в отношении соседних с ЕС государств и, в частности, «Восточное партнерство» станет важнее для Германии – не в последнюю очередь потому, что Берлин заинтересован в стабилизации стран, являющихся непосредственными соседями Евросоюза.

Во-вторых, одна из мантр немецкой внешней политики заключалась в том, что мир и стабильность в Европе возможны только с Россией, но никак не против России. Теперь же немцы поняли, что в настоящий момент мира в Европе не может быть ни с Россией, ни против нее. Это означает, что Германия и другие страны Европейского союза должны иначе оценить риски. Им необходимо наращивать оборонный бюджет, чтобы защитить себя. В то же время среди политиков имеется четкий консенсус, что прямая военная поддержка Украины или интервенция ухудшат отношения с Москвой и не помогут в разрешении конфликта. Государствам Евросоюза придется разработать планы совершенствования самообороны с НАТО и без НАТО на случай различных жестких и мягких рисков безопасности. США продолжат играть важную роль в Европе в контексте альянса, но с их стороны заметно все меньше желания компенсировать ограниченные оборонные бюджеты стран – членов ЕС.

В-третьих, с учетом новых рисков безопасности подход Германии к отношениям с Россией в дальнейшем будет заключаться в «сотрудничестве там, где это возможно; снижении рисков и активной обороне там, где это необходимо», как выразился Карстен Фогт, в прошлом один из ведущих советников в области внешней политики. Это означает сочетание кооперации и сдерживания. Сотрудничество и взаимодействие с Россией всегда останется важной частью восточной политики Германии, но, как Меркель и Штайнмайер выяснили в последние месяцы, с российским руководством чрезвычайно трудно найти общий знаменатель, когда дело касается общих соседей. У немецких лидеров нет российских визави, которые были бы правомочны и заинтересованы говорить о том, как уменьшить урон. В то же время асимметричные войны на территории стран, являющихся и соседями Европы, российские пропагандистские кампании против многих государств – членов ЕС (в том числе и Германии) и нарастающая рецессия внутри России – угрозы европейской безопасности и стабильности, которые требуют новой реакции Берлина и Евросоюза.

Преимущественно внутренний экономический кризис в России видится особенно серьезной угрозой для стабильности. Вызван он не столько санкциями Евросоюза, сколько утратой рынками веры в способность Кремля реагировать на внутренние экономические и политические вызовы (в сочетании с растущей зависимостью экономики от падающих цен на нефть).

В-четвертых, с немецкой точки зрения, инструменты коллективной безопасности будут играть все более важную роль. Немцы исключают военное решение текущего конфликта. Нам придется заново договариваться с Россией о безопасности в Европе и совершенствовать инструменты, при помощи которых можно строить доверительные отношения. Но для Германии (и Евросоюза) это означает восстановление принципов Будапештского меморандума с акцентом на целостность границ, согласие с суверенитетом государств и отсутствие нового раздела Европы. Германия использует год председательства Сербии в ОБСЕ (2015 г.) и особенно собственное председательство в 2016 г. для укрепления роли этой организации в поддержании мира в Европе. Как указал министр иностранных дел Штайнмайер на совещании Совета министров ОБСЕ в декабре 2014 г., в краткосрочной перспективе Берлин воспользуется всеми имеющимися инструментами ОБСЕ для прекращения эскалации военных действий в Донбассе и обеспечения безопасности украинско-российской границы с помощью контактной группы и миссии мониторинга. В среднесрочной же перспективе ОБСЕ должна снова стать похожей на Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе: актуальным форумом для организации диалога, сотрудничества и принятия мер по укреплению доверия. ООН со своей стороны не может играть ключевую роль в этом конфликте, поскольку работа ее Совета Безопасности нередко блокируется его постоянными членами – Россией и США. Кроме того, было бы удивительно, если бы Москва согласилась на миротворческую миссию ООН, предполагающую размещение солдат из стран НАТО в непосредственной близости от российско-украинской границы.

Также возрастет роль НАТО как оборонительного альянса, призванного защищать своих членов от любых провокаций или угроз со стороны России и обеспечивать безопасность в соседних странах (также от имени государств, не входящих в альянс). В то же время Совет НАТО – Россия должен стать антикризисным форумом для общения, практического сотрудничества и выстраивания доверительных отношений, а также платформой для обмена между НАТО и ОДКБ.

В-пятых, Германии/ЕС придется заново определить свои интересы в Восточной Европе и научиться ориентироваться в новых условиях, установить, в каких областях сотрудничество с Россией возможно, а в каких нет. Это касается как Европы и наших общих соседей, так и остального мира. Целями остаются поиск совместного решения по Ирану, стабилизация обстановки в Сирии и Афганистане, а также борьба с исламистским террором. На этом фоне государства, соседствующие с Евросоюзом и Россией, становятся главной ареной столкновения и конфликта с Москвой. Интересы в этом регионе расходятся, хотя плодотворное сотрудничество в других местах возможно. В то время как Германия и ЕС стремятся к либерализации и демократизации таких стран, как Украина, Молдавия и Грузия, Россия хочет защищать свою сферу влияния и, похоже, предпочитает иметь вдоль своих границ непрозрачные и слабые государства.

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) мог бы послужить инструментом взаимодействия между Брюсселем и Москвой. Но до тех пор, пока Россия будет рассматривать эту организацию в качестве протекционистского инструмента, направленного против стандартов Евросоюза и свободного рынка, трудно выработать общую позицию по зоне свободной торговли от Лиссабона до Владивостока. Не имеет смысла возрождать в рамках Евросоюз – ЕАЭС столь же бессмысленный инструмент, каким зачастую оказывались в недавнем прошлом саммиты ЕС – Россия. Нужна платформа для конкретных переговоров. Но для этого необходимо общее видение и планы.

Новое временное соглашение

Величайший вызов для обеих сторон – восстановить доверие и достичь нового временного соглашения. Целью правительства Германии не может быть новая Ялта. Это не сдерживание, основанное на очередном разделе Европы, а новые Хельсинкские договоренности, предусматривающие одинаковую безопасность для всех и признание суверенитета и границ каждого государства. Ялтинский тип соглашения еще больше изолирует Россию, ускорит ее экономический упадок и превратит наше общее окружение в хрупкую и опасную зону – едва ли это в интересах Германии. С другой стороны, отстаивание ценностей Хельсинкского акта будет отражать реалии XXI века, способствовать экономическому развитию и взаимозависимости в Европе, обеспечивать безопасность для всех и свободу передвижения.

Быть может, именно этого больше всего и боится нынешнее российское руководство: открытое общество и свободный обмен людьми, идеями и товарами. Для российских граждан это, вероятно, куда более привлекательно, чем экономический упадок, снижение благосостояния и безопасности на родине и в Европе.

Первый шаг для достижения этих целей – выполнение Минского соглашения. Москве, Киеву и сепаратистам следует предпринимать конкретные и видимые шаги для деэскалации конфликта на востоке Украины. Это означает отвод тяжелых вооружений с обеих сторон, четкую демаркацию границ сепаратистских регионов, размещение международных наблюдателей по обе стороны новой границы и прекращение поставки российских вооружений сепаратистам. Временное замораживание конфликта и сохранение Украиной нейтрального статуса по отношению к НАТО – приемлемые условия, если Москва прекратит свою асимметричную войну и военную помощь мятежникам. Все это могло бы положить конец второму и третьему этапу санкций, введенных как реакция на российские действия на востоке Украины. Конкретные и видимые шаги по деэскалации дали бы возможность укрепить или выстроить платформу для обсуждения будущего безопасности в Европе с Россией, а не наоборот. Принципы, которые должны лежать в основе всех нынешних переговоров, определены в Будапештском меморандуме 1994 г.: территориальная целостность и суверенитет Украины.

В давно ушедшем прошлом, в годы холодной войны, важными факторами укрепления доверия было сотрудничество в экономике и особенно энергетике. Сегодня они снова могли бы улучшить отношения в контексте консультаций с Евразийским экономическим союзом. Но без ясно выраженной готовности Москвы снизить градус противостояния на востоке Украины и прекратить провокации в других странах, которые являются нашими общими соседями, экономическое сотрудничество останется ограниченным. Растущая политизация и секьюритизация всех областей германо-российских отношений знаменуют конец восточной политики, проводившейся Германией после холодной войны. Возврат к практике отношений «как раньше» невозможен для обеих сторон. Но общей целью должна стать выработка прагматичного решения по Украине и новая модель для ЕС и России. Только это принесет мир, безопасность и благополучие во все регионы Европы.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363812 Штефан Майстер


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363811 Ханс-Йоахим Шпангер

Не просто ухаб на дороге

Ханс-Йоахим Шпангер

Германо-российский кризис внутри большого кризиса

Ханс-Йоахим Шпангер – член исполнительного комитета Франкфуртского института исследований мира.

Резюме Германия не собирается быть главным противником России в Европе, а останется главным участником диалога с ней на континенте – и Москве стоит этим воспользоваться.

Крепнет ощущение, что особые российско-германские отношения, которые установились после окончания холодной войны, а во многих аспектах еще раньше, принесены в жертву нынешнему охлаждению между Востоком и Западом. Глядя из Москвы, может показаться, что Германия присоединилась к единому западному фронту или, еще хуже, возглавила процесс формирования общей позиции против России. Моральные принципы и геостратегические интересы пришли на смену прагматизму, который десятилетиями превалировал в германской Ostpolitik.

Подобное мнение не лишено основания, поскольку в нынешнем противостоянии с Россией Запад действительно демонстрирует единство. И нельзя отрицать, что Германия играет существенную роль. Но взяла она ее на себя совсем не из упомянутых выше соображений, и эта линия не ведет к отказу от убеждений, много лет определявших внешнюю политику Германии в целом и ее отношения с Россией в частности.

Характерные черты внешней политики Германии

Вряд ли найдется другая пара стран, которым так непросто общаться друг с другом, как Германии и России. И дело не только в контрасте Обломова и Штольца. В свете существующих противоречий крайне удивительно, что двум государствам удалось наладить теснейшие взаимоотношения еще на фоне прежнего разделения Европы на Восток и Запад. Гораздо меньше удивляет тот факт, что отношения оказались под угрозой в ситуации, когда фундаментальные различия проявились особенно резко и стали превалировать.

Вспомните замечание Ангелы Меркель в начале украинского кризиса в марте 2014 г. о том, что Владимир Путин живет «в другом мире». С точки зрения германского обывателя, канцлера легко понять, но подобный взгляд гораздо более многослоен, чем хотелось бы Меркель. В определенном смысле Германия и Россия при всем разнообразии современного мира – две противоположности, большинство же западных союзников Германии находятся где-то посередине. Россия привержена национальным интересам, государственному суверенитету и балансу сил – «величайшему достижению человечества», как выразился Владимир Путин в интервью телеканалу «Аль-Джазира» в феврале 2007 года. Германия, напротив, считается постмодернистским государством, поскольку полагается на взаимное инспектирование, открытость и признание уязвимости друг друга, а также прозрачность и взаимозависимость.

Для описания германского подхода к внешней политике и роли в международных делах используются две парадигмы: «мирная держава» (Ханс Маулль) и «торговое государство» (Ричард Розенкранс). Обе тесно связаны с безоговорочной капитуляцией и моральной катастрофой 1945 г., а также с холодной войной, которая облегчила постепенную реабилитацию в рамках западного многостороннего подхода и позволила Германии отвернуться от Востока. Последнее стало, по выражению (пастора) Питера Бендера, «великим спасением» вплоть до политики разрядки 1970-х годов. «Мирная держава» и «торговое государство» подкрепляют друг друга. В основе первой – невоенные, преимущественно экономические средства достижения национальных целей, а также мирное разрешение конфликтов и многосторонний подход. Второе же, подчеркивал Розенкранс, «строится вокруг космополитичной торговой системы с сопутствующими ей элементами международных отношений, отражающих принципы коммерсанта, а не воина». Поэтому Германия делает в своей внешней политике ставку на экономический обмен и взаимодействие с положительной суммой, а не на военное позиционирование и игры с суммой нулевой. Ценится поведение, построенное на правилах, и стремление развивать наднациональные структуры.

Эти основополагающие цели лучше всего обеспечиваются в рамках Европейского союза. Первоначально ему была уготована роль французского цветника, теперь же все явственнее проступает образ Германии, которая долго стояла за спиной продюсера, а затем стала доминировать, не раздувая вокруг этого националистической шумихи. По ходу дела германская идентичность трансформировалась в нечто европейское и наднациональное, что уже невозможно адекватно оценить, если воспринимать Германию исключительно как отдельную национальную единицу.

Это не значит, что у Берлина нет собственных интересов, хотя, чтобы признать это открыто, потребовалось время и объединение. Тем не менее упования (или установки) на то, что роль «центральной державы в Европе» усилится после ее воссоздания (об этом с вызовом утверждал известный биограф Конрада Аденауэра Ханс-Петер Шварц), так и не материализовались. С момента, когда Германия вновь стала единой, разговоры о том, что нужно взять на себя «больше ответственности», постоянно возобновляются. Однако суть понятия «ответственность» варьируется от заботы о восточных соседях до готовности пойти на военное вмешательство, если того потребуют интересы многосторонних операций по обеспечению мира.

Последнее недавно привело к отказу от принципа не продавать оружие в зоны напряженности. Снабжение курдов, воюющих против «Исламского государства», не только напрямую затрагивает зоны конфликта, но и подразумевает военную поддержку полугосударственных образований (что стало допустимым благодаря изображению боевиков ИГ как недочеловеков). Но и в этом аспекте совершенно очевидно: при отсутствии многосторонних механизмов консультаций и координации Германия никогда не пойдет на применение военных средств.

Функциональность многосторонних режимов, а также уважение правовых процедур и экономическая выгода – первостепенные интересы, благодаря которым Германия превратилась в уникальную по своим масштабам глобальную экспортную машину. Однако вопреки представлениям, господствующим во многих мировых столицах, такое развитие событий не повлекло за собой роста политических амбиций, не говоря уже о глобальной геостратегии. Причина проста: реагировать на потребности иностранных рынков и удерживать позиции в ожесточенной конкурентной борьбе невозможно, если не проявлять гибкость и умение адаптироваться к постоянно меняющимся внешним условиям. Такой подход имеет и оборотную сторону: если сосредоточиться на наращивании экспорта в ущерб повышению жизненного уровня дома, многие партнеры, особенно в ЕС, почувствуют себя обделенными.

Раньше активный торговый баланс Германии компенсировался благодаря постоянному росту курса немецкой марки. Но с появлением евро адаптивная нагрузка ложится на отягощенных долгами торговых партнеров Германии, которым приходится следовать германской модели, что, безусловно, культурный шок, особенно для стран Южной Европы. Разрешение этой дилеммы – главный вызов, с которым Берлин пытается справиться после начала кризиса евро, поскольку она подрывает базовые представления Германии о самой себе. Проблема до сих пор не решена. Поэтому антикризисные меры Европейского центрального банка вызывают не меньше споров в Берлине, чем решения российского ЦБ.

Моральные принципы и то, как им следовать, – продолжение того же общего представления Германии о самой себе и своих интересах. Миссионерские устремления США довольно часто вызывают столкновение демократических ценностей и национальных интересов, не говоря уже о других побочных последствиях (включая бросающиеся в глаза двойные стандарты). Германия же склонна объединять то и другое, представляя демократизацию как поэтапный процесс и попытку вовлечь в него как можно больше политической элиты и гражданского общества. Насаждать демократию или требовать «демократического прорыва» этой системе координат совершенно несвойственно. Концепция «партнерства ради модернизации», запущенная главой МИД Германии Франком-Вальтером Штайнмайером в 2008 г., – прекрасный пример подобного всеобъемлющего подхода: за отправную точку приняли экономические интересы Германии и России, затем их объединили с целью облегчить постепенные изменения.

Более того, верховенство закона, утверждаемое по определению в сотрудничестве с рассматриваемыми режимами, имеет значение по меньшей мере равноценное, если не фундаментальное для продвижения демократических процедур. Эта логика тесно связана с особой ролью государства в германском сознании. То, о чем мечтают российские государственники, в Германии стало реальностью: добровольная и полная преданность государству. Практически вторая натура граждан, неотъемлемая часть повседневной жизни, в которой отразилась причинно-следственная связь между верховенством закона и демократической подотчетностью (в Германии с XIX века). Отсюда акцент на всеобъемлющий диалог и, в частности, о правовом государстве (Rechtsstaatsdialog) как механизм совершенствования демократии. Не меньший акцент делается на правилах поведения (при довольно узком пространстве для переговоров). В Германии (в отличие от России) преданность государству не требует демонстративных символических актов.

Однако сам принцип подбора строительных блоков мирной державы отнюдь не лишен внутренних противоречий, которые время от времени выходят на поверхность. Участие Германии в войнах в Югославии и Афганистане, с одной стороны, и ее отказ в случае с Ираком, с другой, продемонстрировали, что многосторонний принцип лояльности союзникам и принцип мирного разрешения конфликтов способны вступить в столь серьезное противоречие, что приходится принимать неудобные решения. Чтобы прийти к согласию, требуется масса усилий. В случае с Косово, например, Германии пришлось напомнить о ее гуманитарной ответственности за зверства в Аушвице. (В Афганистане попытка прийти к согласию привела к тому, что США увязли в непредусмотренных, не принятых местным населением и в конечном итоге безрезультатных попытках национального строительства.)

Оборотная сторона базового подхода Германии заключается в том, что иногда ее усилия выглядят бледно, слишком схематично и забюрократизированно. Что резко контрастирует с излюбленными в России грандиозными замыслами и героическими свершениями. Но есть и положительная сторона, оказавшаяся ценным активом в усилиях по урегулированию кризиса вокруг Украины. Несмотря на отсутствие гибкости, особый подход Германии проявился в терпении и готовности к диалогу, без которых контакты были бы прерваны полностью. Неожиданно это обеспечило Берлину ведущую роль, но в отсутствие ответных шагов даже она, похоже, исчерпала свои ресурсы.

Украинский кризис: различия точек зрения

Причины, приведшие к кризису, хорошо известны и не нуждаются в повторном перечислении. Но их интерпретация существенно различается, что ведет к соперничеству между нарративами – граничащему с мифологизацией – и только усугубляет раскол. Особенно удивительно, что, как точно подметил Фёдор Лукьянов, «малость, с которой все начиналось», просто смехотворна в сравнении с крупномасштабными последствиями. Соответственно, на передний план выходят скрытые мотивы, которые, по моему мнению, заключаются в следующем.

С российской точки зрения, политика Запада в отношении Украины представляет собой еще один и в конечном итоге самый опасный этап вечных посягательств на Россию. Они направлены на ее маргинализацию или, хуже того, подчинение, что позволяет провести прямую параллель с Отечественной и Великой Отечественной войнами. С точки зрения Германии, у нее все меньше общего с автократической Россией, режим которой проводит внешнюю политику подрыва установленных международных норм, стремится вернуться к игре с нулевой суммой, основанной на силе как единственной значимой валюте в международных отношениях.

Конечно, с обеих сторон припасено несколько вариантов нарративов, но даже не самые радикальные из них не оставляют пространства для взаимопонимания или компромисса – и иногда складывается впечатление, что именно такую цель они и преследуют. Неудивительно, что на уровне официальных представителей стороны пытаются осмыслить конфронтацию, не беря ответственность на себя. Вина однозначно возлагается на другую сторону без всякого учета интерактивной природы международных отношений. Те же подходы преобладают в политических дискуссиях, что ведет к негативным последствиям: нешаблонное мышление блокировано, никто не занимается рациональными расчетами затрат и выгод.

Один из примеров – популярная в последнее время в Москве критика Германии: украинский кризис – предлог, чтобы консолидировать лидерские позиции внутри ЕС и действовать от его имени. Якобы Германия преследует цель сделать Европу чисто европейской, независимой от США (которые тем не менее регулярно предстают в качестве главного вдохновителя и организатора всех существующих проектов) и находящейся в конфронтации с Москвой, зона влияния которой агрессивно оспаривается. Подобная интерпретация событий лишает Германию сразу двух вариантов поведения: традиционного атлантического – под покровительством США и мертворожденного евразийского – в рамках сотрудничества с Россией. Германия якобы использует лидерские позиции, которые она занимает в ЕС в качестве антикризисного менеджера, ради достижения ранее незаметных геостратегических выгод. Согласно этой точке зрения, родилась новая Германия.

Однако ни новой, ни более агрессивной Германии не существует. В приводимых аргументах упущено самое главное.

Мы действительно являемся свидетелями консолидации блоков, но это неизбежный побочный эффект углубления раскола между Востоком и Западом. И те, кто ощущает свою уязвимость, начинают доминировать в дискурсе, субъектом которого выступает конфронтация как незаменимое средство увещевания и самозащиты. Но феномен блоковой консолидации не дает представления о германском дискурсе в отношении России, который отнюдь не однороден, а чрезвычайно противоречив. Кроме того, данный феномен не отражает официальную политику Германии, которая с самого начала преследовала двойную стратегическую цель: ясные и недвусмысленные правовые стандарты, иногда называемые «красными линиями», дополняются предложениями различной глубины и качества, направленными на поиск путей выхода из тупика. Предотвращение нового раскола Европы с самого начала было главной мотивацией Германии, в то время как большинство германских союзников в лучшем случае думают о том, как управлять этим расколом.

Утверждения о новой агрессивной Германии построены на ошибочном соединении аргументов, которые на самом деле не связаны друг с другом.

Экономический вес и более активная международная роль Германии (если сравнивать хотя бы с предыдущим правительством и его некомпетентным министром иностранных дел Гидо Вестервелле), многоаспектный кризис внутри Евросоюза, затяжной антиамериканизм, всплеск которого последовал за скандалом с АНБ, и, наконец, критика России, получившая распространение в немецком общественном мнении после того, как Путин вернулся на пост президента (надо признать, начавшаяся на достаточно высоком уровне). Подобное понимание политики Германии следует логике представлений, которые в России кардинально отличаются от германских – постулирующих реализм против либерального интернационализма.

Кроме того, неверно интерпретированы ключевые интересы Германии, которые по-прежнему находятся внутри ЕС, а не за его пределами. Здесь Берлин сравнивается с хозяином незавершенного бизнеса, который стоит перед малопривлекательным выбором. Такая ситуация не способствует, а скорее сдерживает намерение пуститься во внешнеполитические авантюры. Нужно также учитывать приверженность Германии принятию решений на основе консенсуса, для чего ей приходится отчаянно сдерживать центробежные силы внутри Евросоюза (и добиваться толики согласия со стороны США).

Тем не менее украинский кризис и особенно санкции, введенные против России, вновь поставили Германию перед выбором между конфликтующими интересами, чего она обычно всеми силами пытается избежать. На сей раз пришлось колебаться между экономическими задачами торгового государства и многосторонним подходом мирной державы, основанном на правилах урегулирования кризиса. Выбор не между экономическими и геостратегическими интересами, ведь с точки зрения Германии геостратегия как раз и заключается в экономическом обмене как главном средстве (кооперативного) влияния. Скорее, нужно было определиться с краткосрочными и долгосрочными интересами. Сохранить текущие экономические выгоды либо сделать ставку на поддержание правовых основ, которые в конечном итоге гарантируют экономическое благополучие. Двойственная стратегия урегулирования кризиса вообще характерна для непрекращающихся попыток преодолеть разрыв между двумя вариантами.

Выход из тупика

Как отмечалось выше, налицо переплетение внешне непримиримых позиций по урегулированию украинского кризиса, с одной стороны, и поиска нового баланса во взаимоотношениях, с другой. Чем дольше это продолжится, тем острее будет ощущаться отчужденность и враждебность между странами, от которых зависят украинский кризис и все развитие ситуации. Незаметная поначалу из-за «малости, с которой все началось», теперь эта связь бросается в глаза. Разрешение украинского кризиса определит новое устройство на европейском континенте, а это, в свою очередь, свидетельствует о том, что изолированного решения украинского кризиса, отдельного от широких последствий, не существует.

По сути, обеим сторонам придется принять неудобную правду. У Германии нет ответа на вопрос, что делать в ситуации, когда ее предположительно универсальные ценности не признаются повсеместно, т.е. существуют политические режимы, не разделяющие западные принципы и модели. Этого нельзя игнорировать или не учитывать, особенно если они обладают весом и экономической привлекательностью, – как, например, КНР. Россия, в свою очередь, не знает, как добиться признания, т.е. ее проблема в том, что международный статус не дается навсегда, не передается по наследству, его нужно заработать. «Китайская мечта» обладает гораздо большей гибкостью, поскольку базируется на глобальной интеграции, а не на оплакивании минувшего, в российском случае – краха Советского Союза, утраты его международного положения, что ведет к восприятию политики Запада как прямого продолжения сдерживания СССР. Ведь российский подход не влечет за собой ничего хорошего и, по сути, представляет собой извращенное – поставленное с ног на голову – повторение «романтического периода» 1992 г. и прошлых ошибок.

Признание Германией многообразия требует обновления когда-то весьма близкой ее сердцу политики разрядки, в основе которой – политическое сближение, многоуровневое взаимодействие и долгосрочная стратегия постепенных преобразований. Признание предпосылок обретения Россией международного статуса требует правильной расстановки приоритетов и возвращения к отправной точке, когда к власти в 2000 г. пришел Владимир Путин. В первую очередь это означает всеобъемлющую модернизацию экономики, государства, гражданского общества и их непростых отношений.

Подобное признание способно повлечь за собой изменение подходов, что возымеет практический эффект. Необходимость пройти длинный путь, более тщательно просчитать затраты и выгоды, уменьшить идеологический накал не только позволит заделать трещины во взаимоотношениях, но и добавит долю рациональности в процесс урегулирования кризиса на Украине. А рациональный подход раскроет неустойчивый и временный характер ситуации, которая сама по себе грозит огромными издержками и рисками.

У так называемых Донецкой и Луганской народных республик в их нынешних границах нет перспективы. Трансформировавшись в очередное образование-парию, находящееся в международной изоляции, они превратятся в обузу для России, а их геостратегическая значимость практически сводится к роли подручного инструмента, чтобы загнать Киев в угол. Но такой инструмент – палка о двух концах, поскольку он делает иллюзорной перспективу нормализации отношений Киева и Москвы, способствуя закреплению антироссийских настроений в украинском обществе. Только широкие переговоры на трехсторонней основе с участием Киева, Москвы и Брюсселя (и необязательно Вашингтона) могут проложить путь к выходу из кризиса. То же касается и выживания украинского государства, и его экономики, что, собственно, Запад в одиночку не в состоянии обеспечить.

Иными словами, одностороннего решения украинского кризиса не существует: Киев на это не способен, Брюссель – не готов, а его действия легко блокирует Москва; она же, возможно, и готова, но ее действия торпедируются Киевом. Таким образом, налицо несовпадение намерений и взаимный клинч, требуется скоординированное, а стало быть международное решение. Чем быстрее это будет признано, тем лучше.

Нынешний тупик, очевидно, исключает внутреннее решение между Киевом, с одной стороны, и Донецком и Луганском, с другой, к которому по-прежнему призывает Москва. То же самое касается и «минского формата», который работает только для контактов и мониторинга ситуации в сепаратистских регионах, но не подходит для Украины в целом. Но даже в этом отношении его пределы очевидны, что порождает призывы направить туда международную миротворческую миссию, мандат которой должен определить Совет Безопасности ООН.

Украинский кризис может поразить другие регионы. Чтобы не допустить этого и предотвратить возможную блокаду, полезно выйти на новые площадки. Предложение главы МИД Германии Штайнмайера наладить контакты между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом – один из вариантов. Поскольку предложение официально поддержал глава МИД России Сергей Лавров, речь явно не идет об очередном злонамеренном гамбите Германии, чтобы расширить свое влияние на «задний двор» России, как намекали некоторые российские аналитики. Скорее, это демонстрация того, что Германия не собирается быть главным противником России в Европе, а останется главным участником диалога с ней на континенте – и Москве стоит этим воспользоваться.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363811 Ханс-Йоахим Шпангер


Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363810 Алан Кафруни

Двойной кризис Европы

Алан Кафруни

Логика и трагедия главенствующего положения Германии

Алан Кафруни – профессор в области международных отношений и европейской политики Колледжа Гамильтон

Резюме Геополитический кризис не совпал со стратегическим отходом от атлантизма, но по мере его продолжения высока вероятность нарастания тактических противоречий и конфликтов между западными странами.

Данная статья представляет собой несколько сокращенную версию материала, написанного по заказу Валдайского клуба и опубликованного в серии «Валдайских записок» в январе 2015 года. Полный текст по-русски и по-английски со справочным аппаратом – http://valdaiclub.com/publication/75421.html.

Кризис еврозоны послужил катализатором процессов неравномерного развития и политической фрагментации Европы. По наблюдению Филиппа Леграна, валютный союз, некогда считавшийся кардинальным прорывом европейской интеграции, превратился при немецком лидерстве в «фискальный колониализм еврозоны». Из-за снижения конкурентоспособности Франции и неприятия ею навязанных Германией налогово-бюджетных правил, трещину дало франко-германское партнерство, которое с начала 1950-х гг. было главной движущей силой европейской интеграции. Берлин пользуется практически неоспоримой властью в еврозоне. Судя по реакции ЕС на войну на Украине, очевидно, что Германия также стала доминирующей политической силой Евросоюза.

В этой статье речь пойдет об истоках и эволюции двух взаимосвязанных кризисов, которые охватили европейский континент. Первый обусловлен угрозой распада валютного союза, а второй выражается в ужесточении соперничества за господство в Европе после завершения эпохи, начавшейся с окончанием холодной войны. Хотя истоки и логика этих двух кризисов разные, их объединяет одно: и в том, и в другом случае главную роль играет Германия.

Немецкое государство, капитал и кризис еврозоны

Послевоенный проект обеспечения стабильного роста, полной занятости и социальной защиты в Западной Европе был основан на Бреттон-Вудской системе фиксированных валютных курсов, стратегической целью которой было развитие экспорта в Соединенные Штаты. Крах этой системы и переход к плавающему обменному курсу сопровождался развитием мобильных, транснациональных финансовых рынков, замкнутых на Уолл-Стрит. В свете изменений европейский проект оказался устаревшим. Стало очевидно, что Европа уязвима перед лицом валютной обособленности США. С ростом неустойчивости финансовой системы все более явно проявлялась неравномерность развития стран Западной Европы. Немецкая промышленность и раньше славилась своим превосходством, а после воссоединения Западной и Восточной Германии это стало серьезным испытанием для франко-немецких отношений и Евросоюза в целом.

Решение о создании Экономического и валютного союза (ЭВС) было принято в силу ряда геополитических и экономических причин, не последней из которых стало стремлении Франции на момент подписания Маастрихтского договора сдержать развитие объединенной Германии и восстановить хотя бы частично контроль над своей денежно-кредитной политикой. Однако создание валютного союза без единой федеральной финансовой системы неизбежно привело к торжеству неолиберализма, что явилось определяющим фактором «повторного запуска» или начала «второго» европейского проекта. Парадоксально, но в Германии многие изначально выступали против ЭВС, однако, в итоге эта структура обеспечила воплощение в жизнь модели экспортного меркантилизма, тем самым усилив экономическую мощь Германии.

С конца 1990-х гг. немецкий капитал неустанно сокращал издержки и проводил меры жесткой экономии. Эти инициативы были тесно связаны с экспортной деятельностью и стратегией содействия прямым иностранным инвестициям. Цепь поставок Германия – Центральная Европа (фактически единый производственный комплекс) охватила всю территорию Центральной и Восточной Европы, что стало залогом глобальной конкурентоспособности экспортной модели Германии. Вхождение в ЕС ряда новых стран с 2004 г. обеспечило более надежную институциональную и правовую основу для создания такой зоны под эгидой Берлина.

В объединенной Германии проведена серия реформ и «наступлений работодателей», в результате чего резко снизились затраты на рабочую силу в единице продукции. В соответствии с программой реформ Герхарда Шрёдера «Повестка 2010», пособие по безработице и объем социальной помощи сократили, что нарушило установившуюся в послевоенный период связь между экспортным ростом, увеличением зарплат и развитием внутреннего рынка. Экономика Германии находится в структурной зависимости от зарубежного спроса. По валовому экспорту Германия уступает лишь Китаю, и то ненамного. Кроме того, профицит текущих операций составляет почти 3%, самый высокий показатель в истории финансовых рынков. Именно этим во многом обусловлен кризис еврозоны. Другие страны еврозоны не могут для повышения конкурентоспособности девальвировать свои валюты по отношению к немецкой марке, как это бывало до 1992 г. и будет, в случае распада еврозоны. Таким образом, экспортный меркантилизм Германии является и причиной и следствием стагнации, поскольку государства с дефицитом вынуждены проводить внутреннюю девальвацию. То есть, использование евро стало для Германии политикой «разори соседа», при этом в первую очередь «разоренными» оказываются немецкие трудящиеся.

Реакция ЕС на кризис

Тот факт, что банковский кризис 2009 г. начался на фоне неравномерности развития европейских стран, присущей им со времен распада Бреттон-Вудской системы, значительно затруднил его преодоление. Изначально, членство в ЭВС считалось защитой стран-должников от валютных кризисов, поскольку позволяло искусственно сохранять стоимость заемных средств на низком уровне. В то же время, как отмечено ранее, членство в еврозоне лишает возможности проведения девальвации национальной валюты для повышения конкурентоспособности. В Португалии, Италии, Ирландии, Греции и Испании наблюдался стремительный рост задолженности населения из-за структурного дефицита по текущим операциям, обусловленного ростом сальдо торгового баланса Германии. Соответственно, повышались и риски немецких банков и других крупнейших стран еврозоны. Бывший глава Бундесбанка Карл Отто Пёль охарактеризовал меры по спасению экономики Греции следующим образом: «Речь шла о защите от списания долгов немецких, и, в особенности, французских, банков. В день согласования пакета мер по спасению экономики Греции, стоимость акций французских банков выросла на 24%... Становится понятно, для чего это было сделано: для спасения банков и богатых греков».

По мере роста разницы между ставками по облигациям Германии и периферийных стран еврозоны в последних начали вводить меры жесткой экономии. Таким образом, банки получили доступ к государственному финансированию, однако чрезвычайные выплаты осуществлялись по запредельным ставкам. С 2010 г. принят ряд программ для спасения экономик стран-должников. Кульминацией стало заявление председателя ЕЦБ Марио Драги в июле 2012 г., в котором он пообещал «сделать все возможное» для предотвращения роста ставок по облигациям. Избежать полномасштабного кризиса, объявления дефолтов и выхода стран-должников из еврозоны удалось за счет обобществления значительной доли частного долга. Однако меры жесткой экономии, которыми сопровождалась реализация программ спасения экономики, привели к углублению кризиса, выходу его за пределы финансового сектора и распространению на реальную экономику и общество в целом.

Продолжение подобной политики обрекает государства периферии еврозоны на годы стагнации. Греция добилась первичного профицита бюджета в 2014 г. за счет комплекса мер неолиберального толка, в результате которых объем экономики сократился с 2008 по 2013 гг. на 23,5%, а инвестиции просели на 58 процентов. По состоянию на конец 2014 г. уровень безработицы составлял 27%, а среди молодежи достигал 60 процентов. Программа спасения греческой экономики и продажа новых выпусков облигаций позволили привлечь дополнительные средства по относительно высокой ставке, в результате чего долговая нагрузка и соотношение долга к ВВП продолжили расти. При этом системное решение стоящих перед экономикой проблем так и не найдено. Совокупный долг Греции составлял в апреле 2014 г. 320 млрд евро и продолжит рост в будущем. В 2013 г. объем экспорта из Греции в абсолютном выражении снизился.

В других странах Южной Европы ситуация не менее драматичная, хотя проблема дефолта и выхода из еврозоны не столь остра. В мае 2014 г. Португалия объявила о выходе из программы финансовой помощи МВФ и Евросоюза, в результате которой совокупный долг страны вырос с 93% до 129% ВВП, а система социального обеспечения сжалась до минимальных объемов. В частности, в 2013 г. уровень безработицы достиг 16,5 процента. С 2008 г. экономический спад в Италии составил 9%, а производство сократилось на 25 процентов. Безработица в октябре 2014 г. достигла наивысшего значения за всю историю наблюдений – 13,2 процента. К марту 2014 г. в восьми странах ЕС наблюдалась дефляция, еще в одиннадцати странах МВФ выявил «ультранизкую инфляцию», то есть ниже 0,5%, а уровень безработицы в еврозоне достиг 12% процентов.

Проблемы безработицы и дефлирования долга постепенно перекидываются с южных, периферийных, на северные, то есть ведущие, государства Европы. В ноябре 2014 г. безработица во Франции достигла рекордного уровня в 10,5% (3,5 млн человек), а французскому правительству теперь приходится выслушивать поучения о необходимости финансовой дисциплины от немецких министров, которые раньше позволяли себе такие заявления только по отношению к итальянцам и грекам. В ноябре 2014 г. Еврокомиссия под давлением Германии потребовала выполнения «фискального пакта», согласно которому бюджетный дефицит должен быть сокращен до 3% ВВП, а государственный долг до 60% ВВП, хотя Франции, Италии и Бельгии предоставили трехмесячную отсрочку. Тогда же председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер торжественно объявил о создании 300-миллиардного инвестиционного фонда «последней надежды». Однако на бюджетные средства из этой суммы приходится всего 21 млрд евро, что позволило журналу Economist назвать предложение Юнкера «несуразным», а самого политика – «средневековым алхимиком». ЕЦБ объявил о намерении начать политику количественного смягчения. Однако Берлин так и будет держать его на коротком поводке.

Варианты действий Германии

Таким образом, неравномерность развития является как причиной, так и следствием кризиса еврозоны. Это подтверждается парадоксальной и беспрецедентной ситуацией с участием МВФ в преодолении кризиса еврозоны, которая в целом постоянно показывает профицит торгового баланса и текущих операций. Многочисленные наблюдатели предлагают Германии взять на себя роль «добровольного гегемона», наподобие того как США действовали в рамках Бреттон-Вудской системы после 1945 года. Берлин призывают способствовать созданию в Европе подлинного фискального союза на основе кейсианской модели экономики, включая банковский союз, функционирующий под надзором ЕЦБ, содействовать созданию системы страхования банковских вкладов, превращению ЕЦБ в полноценного «кредитора последней инстанции» и выпуску евробондов. Такие меры создали бы институциональную основу для отказа от жесткой экономии за счет стимулирования Германией экономического роста. За такие меры выступают все кроме Брюсселя и Берлина, включая ОЭСР, Вашингтон, Пекин и даже МВФ.

Реализация подобного проекта потребовала бы огромных ресурсов. Возможно, отказ Германии от такого рода филантропии объясняется не ее силой, а скорее глубокими базовыми ограничениями немецкой власти и связанной с этим уязвимостью при любом сценарии. С одной стороны, стратегия Германии по пошаговому урегулированию кризисов за счет предоставления экстренной помощи и навязывания жесткой экономии обходится все дороже. С 2008 по 2013 гг. Бундесбанк выделил 874 млрд долларов межбанковской кредитной системе Target2, по которой он все еще несет ответственность. С мая 2010 г. по июнь 2012 г. ЕЦБ выкупил суверенных облигаций на сумму более чем 250 млрд евро, а теперь намеревается потратить еще триллион евро. «Обобществление» долга с помощью евробондов могло бы стать важнейшим и в перспективе популярным инструментом управления долговым рынком.

Причины, вынудившие Германию категорически отказаться разделить ответственность с другими странами еврозоны, становятся понятны на примере идеи создания долгового фонда в 60% ВВП или 3 трлн евро. Ведь в случае введения системы страхования вкладов финансовые обязательства Германии тоже значительно выросли бы. Неслучайно Берлин наложил вето на это решение, проявив грубую политическую силу.

К 2013 г. госдолг Германии достиг 81,5% ВВП. Искусственная инфляция привела бы к росту дефицита бюджета и долга, и ограничила возможности рекапитализации все еще неокрепшей банковской системы. Рост зарплат привел бы к росту издержек на единицу рабочей силы, тем самым подрывая конкурентоспособность на международном рынке. Евробонды связаны с субъективными рисками, что значительно повысит стоимость их выпуска. Кроме того, растет популярность партий евроскептиков и движений, выступающих за отказ Германии от дальнейшего участия в спасении других стран от дефолтов. Ведущая финансовая газета Германии Handelsblatt назвала Маастрихтский договор «Версальским мирным договором без войны». Наконец, Германия может столкнуться с множеством структурных проблем в долгосрочной перспективе, включая чрезвычайно низкие темпы экономического роста, снижение численности населения и негативные последствия от снижения в течение нескольких лет государственных инвестиций.

Все это вызывает недовольство населения Германии. При сохранении уровня безработицы на относительно низком уровне (6,6% по состоянию на ноябрь 2014 г.), Берлин в 2015 г. продолжит настаивать на отказе от заимствований и постарается ограничить политику количественного смягчения. Если же, с другой стороны, уровень безработицы вырастет, федеральное правительство будет с еще большим рвением сопротивляться предложениям по оказанию материальной помощи менее состоятельным странам ЕС. Таким образом, Германия слишком слаба, чтобы стать «добровольным гегемоном» Европы, но имеет достаточно сил для того, чтобы продолжить навязывать другим странам еврозоны политику жесткой экономии.

Учитывая, что Германия блокирует решение проблемы по кейнсианской модели, а политическое влияние левых сил в настоящее время снижается, ЕС скорее всего, сделает выбор в пользу экспортно-ориентированного роста за счет дальнейших мер по реформированию рынка труда, умеренного расширения политики количественного смягчения под пристальным надзором ортодоксального в фискальных вопросах Берлина, и дальнейшего дерегулирования, возможно, в рамках Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), рьяной сторонницей которого выступает Ангела Меркель.

Действительно, углубление трансатлантической интеграции станет для Европы логичным шагом в сторону неолиберальной консолидации в продолжение Единого европейского акта (ЕЕА) и ЭВС. Движение в этом направлении представляет собой попытку Евросоюза решить проблему стагнации за счет повышения конкурентоспособности на основе модели экспортного меркантилизма Германии. Такое решение имеет важные геополитические последствия. Однако в основе стратегии – экспорт на мировой рынок, темпы роста которого снижаются. По сути, речь идет об экспорте дефляции. Следствием станет распространение в глобальном масштабе всех вышеупомянутых проблем и противоречий еврозоны.

Геоэкономика и геополитика

Силовые проявления германской экономической мощи в контексте кризиса еврозоны дополняются более уверенной позицией во внешней политике, в частности, по отношению к России и войне на Украине. Соответственно, встает более фундаментальный вопрос об основах европейских и евроатлантических военно-политических структур. Действия в ходе кризиса обострили противоречия между государствами и, в целом, привели к углублению кризиса самого Евросоюза. Это совпало с отказом от ряда франко-германских проектов в ядерной отрасли и военно-промышленной сфере, включая неудавшуюся попытку объединить британскую компанию BAE и франко-немецкий концерн EADS в 2012 г. и последовавшее углубление интеграции военно-промышленных комплексов США и ЕС.

Несмотря на согласование в рамках Лиссабонского договора внешнеполитической архитектуры Евросоюза и создание собственного дипломатического аппарата, реализация Общего курса в сфере внешней политики и безопасности и Общей политики безопасности и обороны не принесла положительных результатов. Как следствие, пошли разговоры о становлении более независимой внешней политики Германии в контексте формирования многополярного мира. Среди экспертов установилось мнение, что Германии придется все чаще проявлять лидерство и отказаться от «культуры сдержанности», которой характеризовалась ее внешняя политика с 1945 года. Судя по решению Меркель о введении санкций вопреки интересам немецких экспортеров и продолжающимся спорам между проамериканскими и пророссийскими силами, война на Украине разрушила, казалось бы, незыблемый консенсус по вопросу о необходимости поддержания партнерских отношений с Россией и о смягчении конфронтационного настроя Соединенных Штатов, как это было, например, в ходе российско-грузинской войны 2008 года.

Размышляя об изменении соотношения сил в Европе, а также культурных изменениях в Германии, Ханс Кунднани пишет о «постзападной внешней политике Германии» и тектоническом сдвиге в отношениях между ведущими мировыми державами: «Постзападная Германия может повести за собой значительную часть Европы, в особенности страны Центральной и Восточной Европы, экономики которых тесно связаны с германской. Если Великобритания покинет ЕС, еще вероятнее, что союз будет следовать предпочтениям Германии, особенно в том, что касается России и Китая. В этом случае не исключен конфликт Европы с США – и тогда Запад переживет раскол, от которого может и не оправиться». (См. статью Х. Кунднани в этом же номере. – Ред.)

По мнению Кунднани и других исследователей, такой сдвиг обусловлен как экономическими, так и культурными причинами. По их мнению, Германия все больше зависит от рынков быстроразвивающихся стран. В то же время, в европейском и немецком обществе распространяются антиамериканские настроения, что отчасти результат разоблачения деятельности разведслужб Соединенных Штатов в Германии. Все эти тенденции вкупе с сопротивлением санкциям показывают, что проамериканская политика Берлина может закончится после ухода с поста канцлера Ангелы Меркель. По мнению Ивана Цветкова, «в случае открытой конфронтации между Россией и Западом, давние противоречия между США и Европой станут еще более глубокими; Европа даже может перейти на сторону России». Однако идея отказа Германии от политики атлантизма представляется нереалистичной в силу ее несоответствия основополагающим экономическим и политическим интересам страны.

Тем не менее, структура внешнеторговой деятельности Германии постепенно меняется. Спустя два десятилетия после подписания Маастрихтского договора, ее основным экспортным рынком остается ЕС, на который в 2013 г. приходилось 59% общего объема внешней торговли Германии. Но доля экспорта в страны еврозоны снизилась в 2008–2011 гг. с 43% до 41%, тогда как доля экспорта в Азию выросла с 12% до 16 процентов. Хотя основным торговым партнером Германии остается Франция, ее доля в за 20 лет снизилась с 13,2% до 9,6 процента. В настоящее время Китай привлекает больше прямых иностранных инвестиций из Германии, чем Франция, и вскоре может стать вторым по значимости торговым партнером Германии, опередив Соединенные Штаты. Китай стал крупнейшим рынком сбыта немецкой машиностроительной техники, а на нее приходится почти половина всего экспорта Германии в КНР. Эти данные показывают, что между Пекином и Берлином развиваются «особые отношения» за рамками Евросоюза.

Изменение структуры внешней торговли Германии связано с ростом ее независимости от США. В 2003 г. Германия (наряду с Францией и Россией) возражала против войны в Ираке и наложила вето на решение НАТО об укреплении турецкой противовоздушной обороны до вторжения. В марте 2011 г. Берлин воздержался при голосовании в Совете Безопасности ООН по предложенной Великобританией, Францией и Соединенными Штатами резолюции №1973 о введении «бесполетной зоны над Ливией», по сути, встав на сторону Китая и России. За исключением Сербии (1999) и Афганистана (2001–2014), Германия воздержалась от участия в каких-либо военных мисиях НАТО, как реальных, так и предполагаемых, включая недавний отказ от участия в возможном вторжении в Сирию.

Несмотря на существенную зависимость от российских энергоресурсов и рост торговых и инвестиционных связей с Китаем, значимость трансатлантической экономики для Германии трудно переоценить. Это относится как к экспорту на рынок Северной Америки, так и к прямым иностранным инвестициям. На трансатлантическую экономику приходится 46% мировой экономики и треть мировых прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Потоки ПИИ между США и Европой на порядок превышают аналогичный показатель между Европой и Китаем. Соединенные Штаты остаются глобальным лидером в технологических инновациях, а данные по динамике ВВП сильно преуменьшают сохраняющуюся, если не растущую, власть американского капитала, особенно в том, что касается их отношений с Китаем. В силу этого крупные немецкие компании и государство объективно заинтересованы и поддерживают ТТИП и связанное с ним Транс-Тихоокеанское торговое партнерство (ТТП). По мере того, как влияние ВТО снижается, эти соглашения могут стать важным рычагом влияния как для США, так и для Германии при ведении торговых переговоров с Китаем, Россией и другими быстроразвивающимися странами. В настоящее время ТТИП сталкивается в Европе с активной оппозицией из-за его откровенно неолиберальной ориентации. Однако его поддержка крупными европейскими (и немецкими) компаниями показывает, что атлантизм сохраняет огромное значение для Германии.

Пожалуй, атлантизм еще больше укоренился в сфере геополитики, поскольку здесь основные интересы Берлина и Вашингтона совпадают, в частности в том, что касается отношений с Россией. Воссоединение Германии было совместным проектом Соединенных Штатов и Западной Германии, осуществленным вопреки активному противодействию Франции, Соединенного Королевства при вынужденном согласии доживавшего последние дни Советского Союза. В течение непродолжительного периода сразу по окончании холодной войны даже рассматривалась возможность роспуска НАТО, однако, к середине 1990-х гг. Соединенные Штаты перешли к более активной стратегии, включавшей расширение блока за пределы западноевропейского ядра на Балканы, в сторону нефтегазовых месторождений и трубопроводов Центральной Азии, Ближнего Востока и дальше. Немецкие фирмы вышли на рынки Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, где получили преференции в финансовых и промышленных структурах, денационализированых и приватизированых в рамках «шоковой терапии», а в дальнейшем приведенных в соответствие с единой нормативной базой (acquis communitaire) ЕС.

В отношениях между Берлином и Москвой также установилось разделение труда практически колониального типа: Россия отчасти превратилась в рынок сбыта промышленных товаров и источник сырья, что стало возможно в результате российской приватизации и промышленного спада 1990-х годов.

Вопреки утверждениям российских обозревателей, включение Украины в сферу влияния ЕС/НАТО вовсе не являются попыткой США укрепить якобы пошатнувшийся атлантизм. В этом заинтересованы как Германия, так и Соединенные Штаты. Украина важна не только с точки зрения геополитики, но и как крупный рынок, источник недорогой и высококвалифицированной рабочей силы и как объект инвестиций. 27 июня 2014 г. президент Украины Петр Порошенко подписал соглашение о создании глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Евросоюзом, которое является экстремальной версией шоковой терапии. Документ предусматривает устранение всех преград на пути торговли и капитала ЕС, включая предоставление услуг, приватизацию нефтяных и газовых трубопроводов и их продажу иностранным инвесторам. Реализация соглашения приведет к сокращению давних промышленных связей между Россией и Украиной. Учитывая несоразмерность экономик Украины и Западной Европы, компании Евросоюза (и в меньшей степени США) извлекут большую выгоду. Ключевым элементом документа является либерализация инвестиций: одним из своих первых законов новое правительство постановило, что 49% нефтяных и газовых трубопроводов должны быть приватизированы и проданы иностранным инвесторам.

Тот факт, что расширение Евросоюза проходило под зонтиком НАТО, свидетельствует о том, что Европа (в том числе Германия) все еще находится в подчиненном положении по отношению к Соединенным Штатам. Являясь геоэкономической державой, Германия не обладает собственной военной мощью для того, чтобы проводить наступательную стратегию по спорным с Россией вопросам. Хотя Германия занимает третье место в мире по экспорту вооружений, уступая лишь Соединенным Штатам и России, военные расходы страны в результате глобального финансового кризиса опустились ниже 1,3% ВВП.

Не исключено, что позиция Берлина стала для Франции дополнительным аргументом в пользу полного возвращения в ряды атлантистов. В 2008 г. Франция восстановила участие в военных структурах НАТО и взяла на себя ведущую роль в военных и дипломатических операциях в Ливии, Сирии и Иране. На Лиссабонском саммите НАТО в 2010 г. отношения между альянсом и ЕС обрели институциональную форму. Берлин обеспокоен ситуацией не только на Украине, но и в других регионах. После визита Владимира Путина в Сербию в ноябре 2014 г. ведущие немецкие политики заговорили об угрозе «появления в регионе нового конкурента в лице России». Канцлер Меркель заявила: «Речь идет не только об Украине, но и о Грузии. Если так пойдет и дальше, не пора ли начать беспокоиться о Сербии и Западных Балканах?»

* * *

Шестьдесят лет назад федеральный канцлер Людвиг Эрхард заявил, что «внешняя торговля является, попросту говоря, ядром и основой нашего экономического и социального уклада». С тех пор политика и практика экспортного меркантилизма Германии принимала различную форму, однако, геоэкономический компонент или «логика конфликта», в которой капитал сродни огневой мощи, инновации в гражданских отраслях заменяют военно-технический прогресс, а уровень проникновения на рынки играет роль военных гарнизонов и баз, становятся все более явными.

Соответственно, навязывание другим странам еврозоны политики жесткой экономии нельзя считать только следствием уникальной истории и культуры Германии, как полагают многие. На самом деле, речь идет о несоответствии структурных интересов немецкого капитала потребностям развития еврозоны в целом. Таким образом, решение вопросов денежно-кредитной политики в ЕС отражает состояние отношений между европейскими странами. Германия недостаточно сильна, чтобы возглавить проект создания стабильной и автономной Европы подобно тому, как США обеспечили формирование Бреттон-Вудской системы. Два кризиза дополняют друг друга – кризис еврозоны чреват дезинтеграцией, в результате чего зависимость ЕС от Соединенных Штатов растет. В настоящее время, учитывая текущее соотношение сил, инициатива по радикальному изменению сложившейся системы не может исходить от Брюсселя или Берлина, а только снизу за счет давления таких левых партий как «Подемос» в Испании и «Сириза» в Греции. Нет сомнений, что подобные трансформации также обернутся кризисом, хотя и иного характера.

Хотя геополитический кризис не совпал со стратегическим отходом от атлантизма, по мере его продолжения высока вероятность нарастания тактических противоречий и конфликтов между западными странами. В 2013 г. объем экспорта из ЕС в Россию составлял 264 млрд долларов против 11 млрд долларов экспорта из США. Отказ от строительства газопровода «Южный поток» дорого обойдется Болгарии, Сербии и Венгрии. Санкции негативно сказываются не только на России, но и на Европе. Соединенные Штаты проводят политику конфронтации с Москвой при практически полном отсутствии обсуждения этой проблемы в СМИ, правительственных и научных кругах. В то же время не утратившие влияния (и политической осторожности) пророссийски настроенные экспортеры продолжат выступать за смягчение позиции Берлина. Аналогичные тенденции наблюдаются во Франции и Италии. Однако основные контуры политики Запада вряд ли изменятся, что может обернуться еще более глубокими конфликтами между Россией и пока еще не утратившим своего единства американо-германским и трансатлантическим союзом.

Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2015 > № 1363810 Алан Кафруни


Германия > Химпром > pereplet.ru, 17 февраля 2015 > № 1337069

Немецкая компания KHW разработала первые в мире «летние» пластиковые санки Desert Sleds, ориентированные на жителей стран, в которых не бывает снега.

Создание уникального изобретения усложнялось тем, что трение, оказываемое песком, гораздо больше, нежели от снега, а его абразивные свойства изнашивают материал саночных полозьев.

Немецкие специалисты Технического университета Ильменау и Института химических технологий общества Фраунгофера создали специальную полимерную смесь, благодаря которой удалось решить данную проблему.

Полозья Desert Sleds, изготовленные из этой смеси, будут устойчивы к абразивному износу. Кроме того, это позволит обеспечить минимальное трение при использовании на санок песке.

В KHW рассказали, что производство своего изобретения они планируют начать до конца этого года. Жители стран Африки и Ближнего Востока смогут первыми обзавестись «песочными» санками.

Германия > Химпром > pereplet.ru, 17 февраля 2015 > № 1337069


Германия. СЗФО > Армия, полиция > snob.ru, 10 февраля 2015 > № 1613504 Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Казнь

Не знаю, почему эта история так беспокоит меня. Вероятно, главное, что беспокоит — дата. 6 января 1946 года. В этот день в Ленинграде казнили через повешение шестерых немецких военнослужащих. Фрагмент кинохроники, запечатлевающей эту казнь, лежит на YouTube. Их казнили публично, при большом стечении народа на площади, которая теперь называется площадью Калинина, а в 46-м году еще не имела названия и звалась просто площадью у кинотеатра «Гигант». Это неподалеку от Финляндского вокзала. Неподалеку от теперешнего метро «Лесная». В 90-е и 2000-е годы в кинотеатре «Гигант» было казино, теперь концертный зал, ресторан, пивоварня, место проведения свадеб. А 70 лет назад здесь была публичная казнь. Шестерых человек подвезли в открытых грузовиках под виселицу, накинули веревки на шеи, и грузовики уехали из-под них. Не знаю, почему меня это беспокоит. Вероятно, потому что моему отцу в день этой казни было семь лет. А моей маме — три года. Дед мог бы взять маму на руки и понести ее показать казнь. Хорошо, что их не было в Ленинграде в тот день. Хорошо, что дед командовал военным госпиталем в Германии и вызвал к себе семью.

Нет, я понимаю, что казненные, вероятнее всего, действительно были мерзавцами, военными преступниками, убивали мирных жителей, заслуживали смерти. Но почему именно эти шестеро из миллионов немецких солдат, убивавших мирных жителей в окруженном Ленинграде? И зачем публично? Какое чувство двигало людьми, пришедшими на площадь смотреть казнь? Я не знаю этого чувства. Вероятно, оно вырабатывается в людях на войне.

Я знаю, что военных преступников принято было казнить через повешение. Я знаю, что тех нацистских преступников, которых осудил Нюрнбергский трибунал, повесили в физкультурном зале мюнхенской тюрьмы. И да, в присутствии репортеров, но все же не публично на площади. Хотя и про физкультурный зал тюрьмы я не понимаю, как на следующий день охранники играли в нем в баскетбол, нимало не заботясь о том, что накануне в штрафной зоне у них стояла виселица.

Что-то происходит с людьми на войне. Что-то, чего я не могу понять.

На этой хронике 46-го года я вглядываюсь в лица людей, пришедших смотреть казнь. Непроницаемые лица военных. Женщина в очках, спешащая выкрикнуть, вероятно, последние проклятья осужденным за мгновение до того, как те будут казнены. Зачем они пришли? Зачем им надо видеть казнь? Зрелище казни подтверждает как-то, что справедливость восторжествовала? Но разве недостаточно фотографий или сообщения в газете о том, что приговор приведен в исполнение? Тогда же принято было верить газетам.

Кинохроника военных лет — да, вызывает сложные чувства. Когда я смотрю, например, салют в день снятия блокады, мне бросается в глаза, что люди, попадающие в кадр, не истощенные. То есть снятию блокады радуются не те люди, на долю которых пришлось смертное время. Те умерли. А эти приехали позже с большой земли. Но я понимаю их радость: блокада снята, война близится к концу, салют, со стен домов смывают надписи про то, что эта сторона улицы во время обстрела наиболее опасна. И все улыбаются. Это я понимаю.

Я не понимаю публичную казнь. Зачем они пришли? Почему руководители государства и города решили, что управляют народом, которому для удовлетворения чувства справедливости и ощущения полноты победы нужно присутствовать на публичной казни врага? И ведь правильно решили. Народ ведь пришел.

Я не понимаю этого. Я думаю только, что из мирной жизни нам кажется, будто войны заканчиваются салютами и парадами победы. В мирной жизни нам кажется, будто война заканчивается тем, что вражеские знамена бросают к ногам полководца-победителя.

Людям, прошедшим войну, так не кажется. Естественным и закономерным завершением войны им представляется не парад победы, а публичная казнь побежденных.

Кажется, я этого никогда не пойму, если только вокруг меня не начнется война.

Германия. СЗФО > Армия, полиция > snob.ru, 10 февраля 2015 > № 1613504 Валерий Панюшкин


Украина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2015 > № 1291153 Урсула фон дер Ляйен

ПОСТАВКИ ОРУЖИЯ ПОДЛИЛИ БЫ МАСЛА В ОГОНЬ (" SUEDDEUTSCHE ZEITUNG ", ГЕРМАНИЯ )

Даниэль Бресслер, Кристоф Никманн (daniel Brössler; Christoph Nickmann)

Süddeutsche Zeitung: Госпожа министр, год назад на конференции по безопасности в Мюнхене Вы заявили, что Германия хочет взять на себя больше ответственности на международном уровне. Когда это воплотится в жизнь?

Урсула фон дер Ляйен: В прошлом году мы определили свою основную позицию. И если я вспоминаю события 2014 года, то понимаю, что Германия взяла на себя большую ответственность в отношении очагов напряженности: в конфликте между Украиной и Россией, в борьбе против террористической организации ИГИЛ, в Африке, в Афганистане. То же самое касается и нашего важного вклада во внутреннее укрепление НАТО. Вместе с Западом мы сформировали совместные действия - с точки зрения дипломатии и вооруженных сил. Это и есть ответственность.

- Заявленное использование беспилотных летательных аппаратов для наблюдения за соблюдением перемирия так и не было претворено в жизнь. Но на территории Северного Ирака, где бундесвер должен обучать солдат, воюющих против террористической организации ИГИЛ, другие нации берут на себя задачу по охране военных складов. Как это соотносится с Вашим заявлением?

- Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) высказала просьбу по наблюдению за перемирием при помощи беспилотников. Готовность осуществить такое наблюдение с помощью военной экспертизы, является важным политическим фактором на пути к мирному решению конфликта. Тот факт, что к германо-французскому предложению до сих пор не прибегли, доказывает, что данный вид прозрачности явно подходит не всем.

- В Германии некоторые сомневаются в том, что с точки зрения права участие может быть осуществимо.

- Немецкие военнослужащие принимают участие в тех миссиях, которые имеют политический смысл, это соответствует международному и конституционному праву и является в понимании немецких солдат оправданным. Каждый раз проводится тщательное изучение. Нормально и то, что в процессе "взвешивания" появляются различные точки зрения.

- За рубежом считают, что немцы готовы взять на себя ответственность, но в то же время они не хотят рисковать.

- Всегда, где нужны военнослужащие, приходится сталкиваться с различными рисками. Ответственность не означает вмешиваться в каждый кризис. Она означает поиск решения без применения военной силы. Только так появляется смысл идти на риск. Взгляните на общую картину: вклад, который внес бундесвер при осуществлении решений НАТО, принятых на саммите в Уэльсе, нельзя игнорировать, так же как и неустанную дипломатическую активность федерального правительства, направленную на усиление роли ОБСЕ и обеспечения единой позиции ЕС по отношению к России.

- Год назад Вы сказали, что для Германии безучастность не является вариантом. А что Вы скажете по поводу Южного Судана, Нигерии и других очагов нестабильности?

- Германия не должна ни преувеличивать, ни преуменьшать свой вклад. Мы не претендуем на то, что можем оказать влияние на каждый очаг нестабильности. Но об этом мы дискутируем в союзах, в рамках которых распределяются обязанности. Мы привносим лучшее, что касается ресурсов и возможностей союзов. Имеет смысл побуждать государства обеспечивать безопасность в своих государствах. Поэтому мы предоставляем обучение и обмундирование. Сюда же логично подходит наше участие в событиях на территории от Мали, Афганистана, Ливана, Сомали до Ирака.

- Почему Германия вообще должна брать на себя больше ответственности? Потому что США делает для этого очень мало?

- Во-первых, такая задача вытекает из нашей истории. Мы не забыли, что мы наделали. Исходя из этого, мы берем на себя задачу выступать за демократические структуры и неотъемлемые права человека. Во-вторых, если мы сильны с точки зрения политики и экономики, это подразумевает определенные обязанности. США продолжают играть самую важную роль, которая изменилась в процессе глобализации. Но и мы, европейцы, обязаны, дополнять силы в рамках НАТО.

- Генеральный секретарь НАТО снова призвал страны-члены альянса увеличить оборонный бюджет. Уже долгое время цель заключается в том, чтобы 2% от ВВП шли на военные нужды. В Германии данная цифра составляет всего 1,3%. Вы хотите ее изменить?

- В прошлом году нам стало очевидно, что безопасность сама по себе не появится. В связи с кризисами в соседних странах и дополнительными миссиями требования к бундесверу возрастают. Мы должны отвечать на них должным образом. В 2014 году оборудование и личный состав находились на предельном уровне. Поэтому логично, что в прошлом году оборонный бюджет был увеличен. Но одни только деньги не смогут провести необходимую модернизацию.

- В ходе встречи на уровне министров обороны стран-участников НАТО речь будет идти о том, каким образом следует реагировать на новое положение дел на Востоке. Что конкретно Вы могли бы предложить для защиты восточных границ НАТО?

- В прошлом году в ходе встречи стран-участниц НАТО было принято решение, что мы должны стать более гибкими и быстрыми. Исходя из этого, уже появились три компонента: "наконечник копья", за который во время периода апробации в текущем году Германия в лице совместного германо-голландского объединенного корпуса возьмет ответственность. Второе, в странах Балтийского региона, а также в Польше, Румынии и Болгарии должны появиться базы снабжения. Германские представители будут присутствовать на четырех из упомянутых баз, и в общей сложности мы отправим туда около двадцати пяти военнослужащих. Третье, на северо-востоке, в Штеттине мы повысим способность управления многонационального объединенного корпуса. В нем Германия также будет представлена личным составом до 120 военнослужащих.

- Каким по численности должен стать "наконечник копья", насколько быстро его можно привести в боевую готовность?

- В его состав будет входить несколько тысяч военнослужащих. Это примерно сопоставимо с величиной бригады. Цель заключается в том, чтобы за несколько дней "наконечник копья" был пригоден для боевого использования.

- Россия ведет войну против Украины?

- На востоке Украины мы наблюдаем "гибридное" ведение войны, методы подстрекательства к социальным волнениям, влияние на общественное мнение, дестабилизацию, например, препятствуя проведению свободных выборов. Очевидно, что на территории Украины находятся российские солдаты. К тому же уже в течение нескольких месяцев есть доказательства того, что на территорию страны "просачивается" оружие и тяжелая военная техника из России. Кремль говорит, что речь идет о российских солдатах, которые, находясь в отпуске, воюют на Украине на технике, которую они ранее купили в армейских магазинах. Но танков в них не продают. Короче говоря, операция проводится разнообразными средствами, которые даже при поверхностном взгляде имеют агрессивное "лицо".

- А Запад только наблюдает.

- Прежде всего, мы отвечаем с помощью экономических средств, потому что конфликт не может быть решен с помощью военных средств. В данной ситуации Кремль становится уязвимым. За свои действия он платит высокую цену. Экономика ухудшается. Цены на нефть падают. К тому же из-за нарушения норм права Кремль потерял доверие и вызвал стремительный отток капитала со стороны инвесторов. Санкции не должны поставить Россию на колени, а наоборот посадить Россию за стол переговоров, где должен быть решен конфликт.

- До сих пор санкции не вразумили Владимира Путина. Не должны ли Вы признать, что Украина дана на откуп могущественному противнику?

- Да. Это ужасно. И поэтому Запад борется с Москвой. Кремль пытался помешать проведению выборов на Украине. Но они состоялись. Подавляющее большинство граждан Украины проголосовали за демократические, западные силы. Страна усилит политические и экономические связи с ЕС. Сегодня, как никогда ранее, Россия изолирована на международной арене. Я не вижу, чтобы международное сообщество было готово перейти к обычной повестке дня после нарушения норм международного права.

- В настоящее время Германия сообщает, что поставки вооружения на Украину не принимаются в расчет. Это остановит Владимира Путина?

- Поставки вооружений подлила бы масла в огонь. Они привели бы к увеличению количества смертей и разрушений. Это стало бы для Кремля предлогом открыто вмешаться в конфликт на Украине. Пути решения прописаны в Минских соглашениях, под которыми свою подпись поставила и Россия.

- В последние месяцы Россия демонстрировала свой ядерный потенциал. Возвращается ли атомное противостояние?

- Так не может быть и не должно быть. Я исхожу из того, что Кремль - так же, как и Запад - не заинтересован допускать здесь сомнения и двусмысленность.

- Некоторые правительства в Европе демонстрируют симпатии по отношению к российскому президенту. Например, правительство Венгрии и новое правительство Греции. Насколько решителен североатлантический альянс?

- Исторически мы понимаем российское население, от которого я отделяю действия Кремля. Две вещи Кремль не учел - во-первых, внутреннюю силу НАТО и единство Запада. Если дело дойдет до крайности, и речь пойдет о свободе и об основополагающих ценностях, то двадцать восемь стран ЕС сплотятся, несмотря на то, что они ежедневно спорят о большом количестве нюансов. То же самое альянс красноречиво продемонстрировал в принятых решениях на саммите НАТО в Уэльсе.

- Ваш новый греческий коллега поддерживает тесные контакты с российскими националистами. Является ли для Вас данный факт поводом для беспокойства?

- Греция должна будет занять свою позицию. В повседневной жизни можно спорить о том, как мы проводим процесс реформ внутри Европы. Но нельзя сомневаться в том, что мы едины в отношении основополагающих ценностей. Кто требует солидарности, тот должен действовать солидарно. Это касается и ЕС, и НАТО. В отношении спорных экономических и социальных моментов и вопросов Греция не должна рисковать доверием к себе в сфере надежной политики безопасности.

Украина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 февраля 2015 > № 1291153 Урсула фон дер Ляйен


Германия > Образование, наука > dw.de, 5 февраля 2015 > № 1290598

Из-за больших перегрузок многие немецкие студенты хронически отстают в освоении учебного материала. Чтобы им помочь, в Оснабрюкском университете (Universität Osnabrück) впервые в Германии учредили должность преподавателя-репетитора. Новшество оказалось удачным.

"Здесь вас поставят на ноги", - табличка с многообещающей надписью висит на двери кабинета 63-летнего Альфреда Циглера (Alfred Ziegler), доктора физико-математических наук, тренера-преподавателя Оснабрюкского университета. В запутанных лабиринтах коридоров физмата найти его не так-то просто. Но перед входом всегда многолюдно. Отсидев на лекциях, студенты бегут сюда, как в "скорую помощь". Циглер, в прошлом - школьный учитель, за считанные минуты способен доходчиво объяснить то, что иным его коллегам не под силу донести и за полуторачасовую лекцию.

Уникальная должность

Должность репетитора при вузе - для Германии явление пока уникальное. В университете Оснабрюка она создана в 2008 году. Идея учредить эту вакансию появилась после того, как тогдашний декан физико-математического факультета стал замечать, что даже у продвинутых студентов естественнонаучных специальностей немало ощутимых пробелов в знаниях. Многие из них не до конца разбирались даже в фундаментальных основах профилирующих предметов. Результат был налицо: полку тех, кто бросал вуз, не доучившись, с каждым годом прибывало. Руководитель физмата забил тревогу.

Так было принято решение создать в университете две должности преподавателей-репетиторов. Одну из них и занял Альфред Циглер, который взялся натаскивать отстающих по теоретической физике и математике, помогать в подготовке к контрольным и экзаменам. Вскоре от желающих воспользоваться его услугами не было отбоя.

Большинство обращающихся за поддержкой - студенты начальных курсов. У Циглера есть тому объяснение: за короткое время бакалаврам приходится осваивать слишком большой объем материала. "Конвейер" работает чересчур быстро, сетует профессор. "Методы обучения в вузе резко отличаются от школьных. Темп учебы и предъявляемые требования здесь значительно выше, - поясняет в беседе с DW Альфред Циглер. - К тому же студентов не опекают, как школьников. И у многих первокурсников появляется чувство, что они брошены на произвол судьбы. Иные не выдерживают и бросают учебу. А я помогаю отчаявшимся войти в колею".

Помочь каждому

За эти годы популярность "пятиминуток с Альфредом Циглером" распространилась далеко за пределы университета, и кабинет репетитора теперь осаждают теперь и студенты других вузов города. Обратиться за советом к профессору можно и в неформальной обстановке - в коридоре, на улице, в столовой, куда Циглер нередко отправляется в компании своих подопечных.

Университет в Оснабрюке

Не в его правилах отказывать студентам, так что рабочий день репетитора затягивается порой до позднего вечера. На сигнал SOS он откликается даже во время каникул. "Двери моего кабинета открыты всегда. Заранее записываться на прием не нужно. Почему, собственно, человек должен ждать, если у него срочное дело? В выходные ко мне можно обращаться по электронной почте. Если позволяет время, я отвечу на все вопросы", - говорит Альфред Циглер.

Уделять максимум времени каждому - главное правило профессора. "Я стараюсь делать так, чтобы наше общение было открытым и доброжелательным. Я хочу выступать в роли друга и помощника, а не строгого ментора. Нередко студенты делятся со мной и проблемами частного характера. И тут я тоже по мере возможностей помогаю советом", - подчеркивает он.

О сложных вещах - простыми словами

Но в чем секрет Циглера? Почему с его подачи трудное становится легким, а почерпнутые из разных источников знания укладываются в стройную систему? "Прежде чем студент поведает мне о своих трудностях, я предлагаю ему проиллюстрировать то, как он сам понимает данную тему. К примеру, речь идет о дифференцировании единичного вектора. Я беру лист бумаги, изображаю на нем систему координат и предлагаю студенту отметить единичные векторы. После этого мы вместе анализируем допущенные ошибки и ищем пути их устранения", - поясняет Альфред Циглер.

С некоторых пор встреч с репетитором стали искать и преподаватели. Они интересуются, как отзываются об их лекциях студенты, и берут на вооружение советы профессора по улучшению подачи материала. "Поначалу моя деятельность некоторых коллег раздражала: дескать, слишком много я на себя беру. Но со временем ситуация улучшилась: они же видят результаты моей работы", - рассказывает Альфред Циглер.

Заразить любовью к науке

Циглер из тех, кто работает "с горящими глазами". И своей любовью к физике и математике он заражает каждого, кто приходит к нему. В итоге за последние годы число тех, кто прекращает учебу, в университете заметно сократилось. "Многие студенты мне прямо говорят: если бы не вы, я бы уже давно бросил вуз. Как бы то ни было, жалоб в мой адрес еще никогда не поступало", - не скрывая гордости, говорит профессор.

Проект оказался столь успешным, что недавно руководство университета заменило заключенный с репетитором временный контракт на бессрочный трудовой договор, невзирая на то, что возраст у профессора предпенсионный. Впрочем, сам Альфред Циглер о выходе на пенсию пока и не помышляет.

Германия > Образование, наука > dw.de, 5 февраля 2015 > № 1290598


Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 5 февраля 2015 > № 1290593

Кризис на Ближнем Востоке и бои в Донбассе на этой неделе доберутся до Мюнхена. Там в пятницу, 6 февраля, начнет работу 51-я по счету Мюнхенская конференция по безопасности. Со всего мира в немецком городе соберутся свыше 400 ведущих политиков и экспертов со всего мира, включая кацлера ФРГ Ангелу Меркель (Angela Merkel) и главу МИД РФ Сергея Лаврова.

Председатель Мюнхенской конференции, опытный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) считает, что "рано или поздно русские поймут, что самые надежные их границы, на удивление - это их западные границы". Одновременно с этим он предостерег, что в случае невыполнения Москвой минских соглашений у Запада не останется иного выбора, кроме поставок вооружений Киеву. Обсудить эти темы Ишингер призвал на конференции в Мюнхене. В интервью DW он пояснил растущее значение этой встречи и рассказал, почему глобальный порядок, по его мнению, разрушается.

DeutscheWelle: Вы руководите Мюнхенской конференцией по безопасности с 2008 года. На фоне многочисленных кризисов и вооруженных конфликтов в мире можно ли сказать, что вам предстоит самая сложная за эти годы встреча?

Вольфганг Ишингер, слева - бывший президент Украины Леонид Кучма

Вольфганг Ишингер: Если отвечать сухо: нет. Из-за роста глобальной и региональной нестабильности, из-за многочисленных международных конфликтов организовать такую конференцию было относительно легко. У нас переизбыток как желающих принять участие, выступив с речью, так и желающих просто поприсутствовать на ней. Выяснилось, что никого не надо уговаривать приехать в Мюнхен. Это облегчило нам работу. Если бы я хотел быть циничным, я мог бы сказать: чем больше кризисов и чем они серьезнее, тем, вероятно, привлекательнее и значимее становится Мюнхенская конференция по безопасности для государственных руководителей, которые вынуждены искать решения конфликтов.

- После терактов в Париже, а также в связи с приездом большего числа ведущих политиков и государственных лидеров придется ли вам усилить меры безопасности?

- Боюсь, что как раз из соображений безопасности я не могу об этом много рассказать. Но могу заверить, что все немецкие, баварские и мюнхенские службы, ответственные за безопасность мероприятия, точно знают, что делать. Они и в прошлом выполняли свою работу, когда гораздо больше людей, чем сегодня, устраивали акции протеста против проведения конференции. Я рад, что число тех, кто выступает против или считает нашу встречу ненужной, заметно уменьшилось. Сегодня есть лишь небольшая группа тех, кто полагает, что в Мюнхене не нужна конференция, которая посвящена идее предотвращения конфликтов, миру и глобальной стабильности.

- На встрече в Мюнхене будет обсуждаться много тем. Какие две самые главные вы бы выбрали?

- Слоган, под которым проходит конференция и под которым вышел наш последний доклад, звучит так: "Collapsing Order" ("Разрушающийся порядок"). Это то, чему мы все сегодня стали свидетелями. Нет адекватного, эффективного управления ни на глобальном, ни на региональном уровне. Правила все время нарушаются. Два самых острых кризиса очевидны - это украинский кризис, который является не кризисом Украины, а кризисом европейской безопасности. Там идет война. Второй, не менее важный, - это хаос на Ближнем Востоке, символизирует который усиление террористической группировки, известной под названием "Исламское государство". Нестабильность и вооруженный конфликт в Сирии, миллионы беженцев как в Ираке, так и в Сирии, - я думаю, что эти две темы будут доминировать на конференции.

- В минувшем году вы заявили, что хотели бы увидеть в Мюнхене папу римского, очень активно интересующегося вопросами международной дипломатии. С тех пор его активность только возросла. Есть ли шанс, что мы увидим понтифика в будущем в Мюнхене?

- Я был бы рад приветствовать его на конференции. Мы уже имели честь видеть в качестве активного участника - и я надеюсь, что это хорошее начало - архиепископа Мюнхена. Иными словами: у нас есть контакты в Ватикане. Возможно, папа римский приедет. Точно не в этом году, но, может быть, в одном из следующих.

Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 5 февраля 2015 > № 1290593


Финляндия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 3 февраля 2015 > № 1287944

Президент Саули Ниинистё примет участие в Мюнхенской конференции по безопасности, которая пройдет с 6 по 8 февраля. В этом году одной из главных тем ежегодной конференции станет ситуация на Украине и влияние кризиса на безопасность в Европе. На конференции также будут обсуждаться такие вопросы,как борьба с терроризмом и ситуация на Ближнем Востоке.

Президент Ниинистё будет участвовать в панельной дискуссии по поводу Украины и безопасности в Европе. В этой же дискуссии примет участие, в числе прочих, президент Украины Петр Порошенко. В программу президента Ниинистё также входят двухсторонние встречи.

Мюнхенская конференция была основана в 1963 году. Это международный дискуссионный форум, который, в частности, пытается способствовать разрешению конфликтов. Конференция собирает более 400 важных деятелей в области внешней политики и политики безопасности, в их числе 20 глав государств и 60 министров. В Мюнхен приедут, например, канцлер Германии Ангела Меркель, вице-президент США Джо Байден и глава МИД России Сергей Лавров.

Финляндия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 3 февраля 2015 > № 1287944


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter