Всего новостей: 2579283, выбрано 3503 за 0.152 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702948 Станислав Притчин

Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

Станислав Притчин

Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана

Двенадцатого августа в казахстанском прибрежном городе Актау произошло важное для всего Каспийского региона событие – на пятом саммите глав государств прикаспийских стран была подписана Конвенция о правовом статусе моря. Стороннему наблюдателю могло показаться, что все прошло слишком буднично: президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении на один день прилетели в Актау, выступили на расширенном заседании, подписали конвенцию и еще несколько специализированных соглашений, дали пресс-конференцию и разъехались по домам. Однако этому дню предшествовали 22 года, заполненные напряженными переговорами вперемежку с бурными демаршами и длительными простоями.

Почему так долго

Более 20 лет понадобилось сторонам на то, чтобы провести 52 встречи на уровне заместителей министров иностранных дел, 12 министерских встреч, четыре президентских саммита. Много это или мало? Мировая практика показывает, что переговоры вокруг раздела границ могут длиться десятилетиями. Так было, например, с советско-американскими переговорами вокруг шельфа Берингова моря или с норвежско-российскими переговорами по разделу Баренцева моря. Канадско-датский спор вокруг острова Ганса длится с 1973 года, а с конца 60-х годов Оттава пытается договориться с Вашингтоном о статусе Северо-Западного прохода в Арктике.

Каспий изначально был еще более сложным объектом для раздела. Во-первых, в переговорах принимали участие не две и не три, а пять стран, каждая со своими интересами, подчас диаметрально противоположными остальным. Во-вторых, Каспийское море – это не далекий остров в Арктике. Каспий не только крупнейший водоем в центре Евразии, соединенный сетью судоходных рек, но и важный центр добычи энергоресурсов. Помимо этого, в акватории моря сосредоточено 90% генофонда осетровых. Очевидно, что каспийской пятерке было что делить. При таких стартовых позициях то, что переговоры удалось завершить всего за 22 года, выглядит немалым успехом.

К тому же еще в декабре прошлого года казалось, что про скорое подписание конвенции можно забыть. На последнем саммите в Астрахани в 2014 году президенты договорились не позднее чем через два года собраться вновь, чтобы подписать согласованный документ в одном из городов Казахстана. Но ни в 2016-м, ни в 2017 году встреча так и не состоялась, процесс, похоже, зашел в тупик.

Прорыв наметился в самом конце прошлого года. В декабре по итогам встречи министров иностранных дел пятерки в Москве глава МИД РФ Сергей Лавров неожиданно заявил, что все вопросы наконец согласованы и саммит состоится в 2018 году. То, что именно Россия пытается во что бы то ни стало довести переговорный процесс до конца, стало ясно 21 июня. В этот день официальный сайт правовой информации правительства России пошел на беспрецедентный шаг и опубликовал проект конвенции, показав тем самым, что российская сторона выполнила всю предварительную работу и готова подписать документ. Усилия официальной Москвы в конечном итоге дали результат, что и показала встреча в Актау.

Кто в выигрыше

Значимость состоявшегося саммита и подписанного на нем документа сложно переоценить. Документ определяет правила, по которым будет развиваться сотрудничество прикаспийских стран в сфере безопасности, экономической кооперации, защиты экологии, развития транспортного потенциала моря и так далее.

Важный вопрос: кто больше выиграл, а кто проиграл от подписания конвенции? Понятно, что однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Астана и Баку не только пролоббировали секторальный раздел морского дна в интересах недропользователей, но и сумели взять под свой контроль крупнейшие сектора с самыми значительными запасами нефти и газа.

Россия и Иран не смогли отстоять принцип кондоминиума, предполагающий совместное освоение ресурсов и богатств моря. Вместе с тем острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана, которые с самого начала переговорного процесса выступали категорически против появления на Каспии военных объектов третьих стран.

В итоге еще в 2007 году, на втором саммите в Тегеране, стороны согласились, что все споры на море будут решаться путем переговоров. Члены пятерки обязались не предоставлять свои территории третьим странам, если их деятельность будет угрожать интересам соседей по региону, и не размещать на Каспии иностранные военные базы.

Важна конвенция и с точки зрения глобальной повестки. После выхода США из ядерной сделки с Ираном и ввода нового санкционного пакета против его экономики ситуация вокруг Исламской Республики обострилась. Оказавшись под угрозой американских санкций, крупнейшие европейские компании, например французская Total, стали отказываться от участия в запланированных проектах. Обещания Брюсселя защитить европейский бизнес не смогли остановить бегство западных инвесторов из Ирана. В условиях, когда Тегеран фактически снова попал в международную изоляцию, страны региона, подписав конвенцию, выразили ему политическую поддержку и продемонстрировали, что прагматичные отношения на Каспии для них важнее, чем глобальные интересы США.

Транскаспийский газопровод

Важным спорным пунктом, препятствовавшим окончательному согласованию конвенции, был проект Транскаспийского газопровода, по которому Туркменистан намеревался поставлять газ на европейский рынок. Москва и Тегеран выступали категорически против, резонно опасаясь, что Ашхабад составит конкуренцию «Газпрому», а в перспективе и иранскому газу. Кроме того, прокладка Транскаспийского газопровода связана с серьезными экологическими рисками. Предполагаемый маршрут трубы должен пройти по наиболее глубоководной части моря, да еще и через сейсмоопасный район, где регулярно случаются подводные землетрясения.

Устроившее всех решение было найдено во время подготовки к саммиту в Актау. Двадцатого июля в Москве министры экологии прикаспийских стран подписали Протокол о воздействии на окружающую среду. Этот специализированный документ устанавливает условия реализации всех крупных проектов на море, потенциально опасных для экологии, будь то подводный трубопровод большого диаметра или буровая скважина.

Теперь если, к примеру, Азербайджан и Туркменистан договорятся построить подводный газопровод, им придется предварительно передать все параметры проекта на рассмотрение соседям. У тех будет 180 дней на то, чтобы изучить проект и представить свои требования и рекомендации по улучшению его экологической безопасности. После этого все заинтересованные стороны организуют консультации, чтобы окончательно устранить разногласия. Таким образом, Протокол о воздействии на окружающую среду повышает ответственность всей каспийской пятерки за экосистему моря.

Впрочем, выработка прозрачного механизма по согласованию Транскаспийского проекта не означает, что газопровод будет построен в ближайшее время, – для этого необходимо преодолеть много других серьезных препятствий. Во-первых, экономических. Пока еще никто не считал, какие потребуются инвестиции, чтобы запустить новые газовые месторождения в Туркменистане, проложить 300 километров трубы по дну моря и расширить инфраструктуру Южного газового коридора через Азербайджан, Грузию и Турцию. Как никто не считал, во сколько в итоге кубометр туркменского газа обойдется европейскому потребителю.

Во-вторых, есть еще препятствия дипломатические. Азербайджан, два месяца назад запустивший добычу газа на крупном месторождении Шах-Дениз-2, в среднесрочной перспективе не заинтересован в появлении конкурента на рынке стран ЕС. Не стоит также сбрасывать со счетов Китай, на сегодня – главного покупателя туркменского газа. Вряд ли Пекин легко согласится с потерей статуса важнейшего энергетического партнера Ашхабада.

Переговоры продолжаются

Несмотря на то что конвенция, специальные соглашения и протоколы регламентируют большую часть международного взаимодействия в регионе, это не означает, что пятерке больше нечего обсуждать.

До сих пор, скажем, не решен вопрос раздела ресурсов южной части моря. Конвенция предусматривает, что территориальные вопросы – это уровень двух- и трехсторонних переговоров. Так, Россия, Азербайджан и Казахстан поделили Северный Каспий еще в 2003 году и с тех пор осваивают ресурсы своих секторов. Ирану еще только предстоит это сделать на переговорах с Азербайджаном и Туркменистаном.

Кроме того, прикаспийские соседи заинтересованы в развитии экономического сотрудничества и совместных проектов, а для этого им необходима постоянная переговорная платформа. Неудивительно, что в коммюнике, принятом по итогам саммита в Актау, стороны договорились о проведении следующей встречи президентов в Туркменистане. Это означает, что востребованность в пятистороннем диалоге сохраняется. Так что саммит в Актау стал на сегодня самым важным, но не последним для Каспийского региона.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702948 Станислав Притчин


Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов

Дораспад СССР. Что изменит раздел Каспия

Аркадий Дубнов

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США

Много всего восхитительного и превосходного было сказано о том, что 12 августа в казахстанском Актау лидеры пяти каспийских государств наконец подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Путин назвал это «эпохальным» событием, а Назарбаев сказал, что конвенция – это ни больше ни меньше «конституция» Каспия.

Если это действительно так, то, зная, как на евразийском пространстве относятся к конституциям, невольно начинаешь переживать за дальнейшую судьбу каспийских договоренностей. Тем более что по сути своей 18-страничная конвенция, ставшая итогом трудных 22-летних переговоров, является рамочным документом, который еще предстоит дополнить значительным объемом соглашений или, как принято говорить в наших краях, подзаконных актов. И только после этого можно будет окончательно говорить о разделе Каспия, как об этом уже поспешили отрапортовать некоторые российские и казахстанские СМИ.

Тем не менее подписание каспийской конвенции в Актау – одно из самых значительных событий на постсоветском пространстве после распада СССР в 1991 году. Среди прочего оно дополнительно утвердило международно-правовую субъектность трех государственных образований, появившихся вокруг Каспия на месте канувшего в Лету Советского Союза – Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Россия, ставшая правопреемницей СССР сразу после его исчезновения, подписав каспийскую «конституцию», теперь признала и новые государственные границы этих стран – на море. Если вспомнить ставшую знаменитой сентенцию Путина о распаде СССР как о «величайшей геополитической катастрофе ХХ века», то следует признать, что его подпись под конвенцией – это и его личный вклад в продолжение процесса распада Союза. Теперь стоило бы ожидать от российского президента столь же скорбного замечания, что назад в СССР пути уже нет.

Каспийские споры

Актау – это плод трудного компромисса и реального консенсуса на его основе. Мне лично довелось быть свидетелем каспийского переговорного процесса практически все эти двадцать с лишним лет. Самыми интенсивными они были в годы, когда эту проблему в Москве курировал профессиональный нефтяник Виктор Калюжный, назначенный замминистра иностранных дел России. Именно он первым в начале 2000-х годов жестко выступил против демилитаризации Каспия, что предлагали некоторые российские партнеры.

С другой стороны, Калюжный отстаивал в том числе интересы постсоветских республик, которым угрожало категорическое требование Ирана поделить Каспий «по справедливости», то есть на пять равных частей по 20%, включая акваторию, дно и толщу воды. Калюжный был не слишком дипломатичен в общении с западными партнерами, искавшими в богатом углеводородами Каспийском бассейне возможность застолбить право своего бизнеса добывать и транспортировать нефть и газ в Европу в обход России. Отчасти те позиции, что занимал тогда Калюжный, пусть и модифицированные временем, зафиксированы в подписанной конвенции.

Почему так долго, почти четверть века, искали компромисс? Во-первых, несговорчивыми были иранцы, требовавшие свои 20%.

Во-вторых, не были готовы к взаимопониманию Туркмения и Азербайджан, спорившие за право считать своими богатые нефтью месторождения, расположенные между этими странами в центре Каспия (их азербайджанские названия: Азери, Чираг и Гюнешли). Помню разговор, случившийся на первом каспийском саммите в 2002 году между двумя покойными ныне президентами – Сапармуратом Ниязовым и Гейдаром Алиевым. Ниязов тогда бросил в сторону сидевшего рядом Алиева: «На Каспии может пролиться кровь», имея в виду неразрешенный конфликт из-за месторождений.

Уже давно нет в живых ни Туркменбаши, ни старшего Алиева, но та ссора еще много лет отравляла отношения между Баку и Ашхабадом, мешая им договариваться.

Наконец, договориться мешало противостояние России и Туркмении. Последняя при поддержке ЕС настойчиво требовала для себя права проложить газопровод в обход России по дну Каспия на Запад и дальше в Европу. Россия последовательно этому сопротивлялась.

Шаги к согласию

Что изменилось сейчас? Что позволило сторонам отказаться от категоричности в претензиях и пойти на раздел? Сами участники стараются это не проговаривать вслух, но анализ текста конвенции вкупе с изменением текущих геополитических реалий позволяет назвать эти причины.

Главное, – впрочем, как раз этого не скрывают, – изменился концептуальный подход к определению статуса Каспия. В каком-то смысле революционным можно назвать решение не считать Каспийское море юридически ни морем, ни озером. Первое позволяет не применять к Каспию положения Конвенции ООН по морскому праву, а значит, расширить с 12 до 15 морских миль ширину территориальной зоны и определить десятимильную рыболовную зону в отличие от исключительной экономической зоны. Границы территориальной зоны считаются государственными границами.

Неприменимо теперь к Каспию и определение внутреннего озера, что потребовало бы поделить его целиком между сторонами. Теперь у него статус некоего «внутриконтинентального водоема».

Поиски компромисса упростило то, что вопрос об окончательном разделе дна Каспия отложен на будущие времена. Это дает Ирану право поторговаться о своей доле, о чем прозрачно намекнул, выступая на саммите в Актау, иранский президент Рухани.

Стороны также отказались от раздела Каспия по принципу срединной линии. Это делало позиции Баку в споре с Ашхабадом за принадлежность нефтяных месторождений в центре моря более выигрышными.

Россия, в свою очередь, отказалась от своего права вето на прокладку транскаспийского газопровода (формально возражения объяснялись опасениями за каспийскую экологию). Более того, утвержденные в каспийской конвенции принципы раздела на национальные сектора определяют, что такое строительство – дело исключительно сопредельных и противолежащих стран. Аналогичным образом только эти страны определяют маршруты прокладываемых через их сектора трубопроводов и кабелей. Другими словами, Россия не сможет вмешиваться в реализацию проекта транскаспийского газопровода, пролегающего через азербайджанский и туркменский сектора.

Однако у Москвы, впрочем, как и у остальных каспийских стран, все равно остается теоретическая возможность помешать прокладке Транскаспия, ссылаясь на положения подписанного в Москве 20 июля «Протокола по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном аспекте к Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря от 4 ноября 2003 года». Хотя упоминание об этом протоколе есть только в совместном коммюнике по итогам саммита в Актау, на самом саммите о нем не говорили.

Готовность Москвы уступить Ашхабаду в вопросе строительства Транскаспия связана с изменениями на газовом рынке Европы. Если раньше Москва опасалась, что каспийский газ может составить конкуренцию «Газпрому», то теперь туркменские поставки скорее будут конкурировать со сжиженным газом из США.

Новые приоритеты

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США.

Это положение зафиксировано в конвенции, что теперь дает право Москве и Тегерану выражать «озабоченность» планами соответственно Казахстана и Азербайджана сотрудничать с Вашингтоном и предоставлять американцам свою территорию для транзита невоенных грузов для контингента США в Афганистане.

Полемика, как на официальном, так и на неофициальном уровне между Москвой, подозревающей, что использование перевалочных пунктов в казахстанских портах Актау и Кузык на Каспии позволит Штатам де-факто создать там американские военные базы, и Астаной, регулярно опровергающей такие подозрения, идет с начала нынешнего года. Тогда Назарбаев в ходе визита в США подписал изменения в соглашение о маршруте транзита, заключенное несколько лет назад с Вашингтоном.

Точно такое же соглашение о транзите через Ульяновск действовало между США и Россией, пока Москва не прекратила его в одностороннем порядке в 2015 году в ответ на введенные американские санкции.

Во времена президента Трампа Иран озабочен присутствием американцев на Каспии не меньше, чем Россия. Еще больше, чем уже существующее участие соседнего Азербайджана в транзите американских грузов в Афганистан, Тегеран волнует возможное согласие Туркмении на предложения США провести через ее территорию маршрут в Афганистан. Туркменский маршрут может оказаться более коротким и дешевым, чем действующий сейчас казахстано-узбекский через Термез – Хайратон.

Тегеран, очевидно, особенно беспокоит то, что значительная часть возможного туркменского маршрута транзита будет проходить в непосредственной близости от ирано-туркменской границы. Поэтому запрет на внерегиональное присутствие, на котором сделан особый акцент в каспийской конвенции, не может не импонировать Тегерану, а значит, подтолкнуть его к компромиссу по другим спорным вопросам.

Не исключено, что вопрос возможного американского транзита через Туркмению окажется в повестке переговоров в Сочи 15 августа президентов России и Туркмении, Путина и Бердымухамедова.

Наконец, главным пунктом, который сделал Конвенцию о правовом статусе Каспия важнейшим для России геополитическим документом, стало зафиксированное там согласие на беспрепятственную военную деятельность на общей неразделенной акватории моря военных подразделений всех сторон. Другими словами, подтверждено право мощнейшей из них, Каспийской военной флотилии России, оперировать практически на всем водном зеркале Каспия за исключением территориальных и рыболовных зон других стран.

Пока трудно сказать, станет ли это единственным новым ограничением для действий российской военной флотилии по сравнению с советскими временами, когда Каспий был внутренним советско-иранским морем, где судоходство определялось договорами между Москвой и Тегераном от 1921 и 1940 годов. Также неясно, сколь значимой будет теперь неформальная граница, разделявшая советскую и иранскую зоны Каспийского моря по линии с запада на восток, Астара – Гасан-Кули, с азербайджанского берега до туркменского. Линия была проведена в 1930-е годы картографами НКВД, никогда не признавалась Ираном, но на практике четко им соблюдалась.

Также неясным остается будущий режим рыболовства на Каспии. Сторонам еще предстоит определить размер национальных квот на вылов осетровых, на который сегодня наложен мораторий. Неясно также, как будет контролироваться выполнение этих квот. Как свидетельствует сегодня туркменский наблюдатель, «мораторий на вылов осетров существует много лет, но достаточно посмотреть на осетрину на базарах Ашхабада и на объявления о продаже икры и мяса осетрины в туркменских соцсетях, и станет понятно, что мораторий в Туркменистане не работает, а вот браконьеры – да».

Похоже, что исторический консенсус, позволивший наконец определить правила игры на Каспии, стал возможен скорее благодаря новой геополитической конъюнктуре в Большой Евразии и стремлению сторон как можно скорее упредить нежелательное развитие событий, а не их консолидации в желании обеспечить свои национальные интересы.

С другой стороны, налицо исторический прогресс в отстаивании этих интересов. Еще в конце XIX века ширина национальных территориальных зон на море считалась общемировой, всего три морских мили, средняя дистанция полета пушечного ядра. На большем расстоянии береговая охрана не могла обеспечить защиту своих кораблей. Теперь на Каспии разрешено защищать зону в пять раз больше.

Казахстан. Азербайджан. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 августа 2018 > № 2702947 Аркадий Дубнов


Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 августа 2018 > № 2702942 Петр Своик

Петр Своик: «Без России нам никуда, но и с ней – некуда»

Резкое ухудшение самочувствия национальной валюты Казахстана в последние дни вновь вынесло на повестку дня извечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». Ответить на них мы попросили известного экономиста Петра Своика.

«Наше государство денег не печатает. Оно их только «перепечатывает»

- Петр Владимирович, Нацбанк объяснил падение тенге сложной геополитической ситуацией и санкционной политикой США. Но являются ли повышение ставки ФРС, цена на нефть, российский фактор основными причинами, из-за которых тенге сегодня демонстрирует слабость? Насколько влияют на ситуацию внутренние факторы?

- Внутренние факторы не играют решающей роли хотя бы потому, что собственного финансового рынка, способного хоть в какой-то степени поддерживать равновесный курс тенге, в Казахстане нет. Национальную валюту шатают исключительно внешние факторы, так как она фактически не участвует во внешнеэкономической деятельности Казахстана. Даже в Россию наш экспорт на 69 процентов осуществляется в рублях, и только на 3 процента - в тенге (остальное – в долларах и евро). По закупу российских услуг и товаров ситуация еще хуже – 73 процента в рублях, и только 1 процент - в тенге. Эти данные привел сам председатель Нацбанка Данияр Акишев. После такой убедительной статистики ему полагалось бы застрелиться...

Добавьте сюда то, что наш экспорт в РФ составляет 4,5 миллиарда долларов в год, а импорт - 11,5 миллиарда, сальдо - минус 7 миллиардов не в пользу Казахстана. В таких условиях, да еще при полностью отсутствующих таможенных границах тенге не может не быть просто тенью рубля. Да, события на отечественном рынке тоже как-то влияют, игроки на нашей бирже тоже руководствуются какими-то своими интересами, но, по большому счету, все оглядываются на биржу московскую. А она, в свою очередь, - на чикагскую, филиалом которой и является. Получается такая родственная связь: тенге – младший брат рубля, а рубль – младший брат доллара.

- Но еще больше месяца назад Рахим Ошакбаев говорил о том, что даже высокая цена на нефть не спасет тенге от падения, покуда государство не перестанет безудержными темпами «печатать» тенге для спасения банков, поддержания банковской доходности и субсидирования экономики… Насколько весомо это обстоятельство?

- Да, такое тиражируемое мнение популярного экономиста – это весомое обстоятельство. Но только как демонстрация широко распространенных иллюзий о нашей монетарной политике. На самом деле, и в этом вся суть, наше государство денег не печатает. Оно их только «перепечатывает», меняя долларовый дизайн на тенговый.

Реально Казахстан печатал свои собственные деньги с ноября 1993-го, с момента перехода на национальную валюту, и до начала «макростабилизации» - это 1996-1997 годы. За это время тенге с начального курса 4,7 к доллару улетел за 70, и все из-за активной раздачи кредитов. Цель была благая - развязка неплатежей, ну а подспудно шла элементарная раздача денег близким лицам и структурам.

Национальный банк той поры действительно был суверенным монетарным органом. Не слишком умелым и не слишком самостоятельным (в раздаче кредитов рулило правительство), но - суверенным. Потом были соглашение с МВФ, кредиты «стенд бай» и политика «полной конвертации тенге», что фактически означало превращение казахстанской валюты в «казахский доллар». В том смысле, что эмиссия тенге с тех пор производится не кредитным и уж тем более не инвестиционным способом, а почти исключительно обменным, как замыкающая функция внешнего платежного баланса Казахстана. Соответственно Национальный банк в такой схеме утратил роль суверенного кредитора первой инстанции и, как евнух в гареме, поддерживает исключительно краткосрочную (на одну ночь) ликвидность подопечных банков второго уровня, предоставляя им искать себе фондирование за границей. А для обеспечения коммерческой окупаемости внешних банковских заимствований, как бы для борьбы с инфляцией, в стране поддерживается завышенная стоимость банковского рефинансирования (хотя самого рефинансирования нет). Формально все сходится, ведь в такого рода монетарно не суверенной экономике инфляция, по определению, повышена.

С того времени Нацбанк стал просто главным валютным обменником страны. Он исполняет функцию замыкающего «игрока» на валютной бирже, где и осуществляет ту самую обменную эмиссию тенге. В случае избыточного внешнего (долларового) платежного баланса, конечно.

В такой схеме эмитируемые Национальным банком «местные доллары» попадают непосредственно в руки сырьевых экспортеров, обеспечивая им, без всякой нужды в местных банках (кроме ведения текущих счетов), достаточные для расширяющейся деятельности ресурсы. Банкам же остается кредитование несырьевых отраслей (если те в силах справиться с повышенным процентом), а в основном – просто потребления, которое опирается, разумеется, на импорт. Получается, что казахстанские банки второго уровня являются дистрибьюторами внешних займов, направленных на поддержку внешних же производителей, за счет всей несырьевой экономики и населения Казахстана.

Схема, прямо скажем, колониальная, но вполне работоспособная, пока у Казахстана (а в России совершенно аналогичная ситуация) была возможность физически наращивать экспорт нефти, черных, цветных металлов и урана, да еще и при растущих мировых ценах на сырье. Но тучные годы для ее функционирования уже в прошлом. Ныне мы переживаем завершающую кризисную стадию, поддерживаемую пока за счет расходования накопленных валютных ресурсов. В частности, то, что Рахим назвал «печатанием» денег для спасения банков и субсидирования экономики – это перепечатывание в тенге валютных запасов Национального фонда.

Да, так можно еще какое-то время продержаться, заодно поддержать и мертвеющие банки, но оживить систему – нельзя.

«Укрепление тенге – вредно, а ослабление – бесполезно»

- По вашим прогнозам, что будет происходить с тенге в ближайшей перспективе – курс выровняется, или же стоит настраиваться на очередные «исторические максимумы»? Существуют ли, на ваш взгляд, сегодня реальные факторы для укрепления национальной валюты?

- Чтобы увидеть правильный ответ, надо бы избавиться от еще одной иллюзии – что у Казахстана есть некая самостоятельная игра с курсом национальной валюты. Реалии нашей экспортно-сырьевой экономики таковы, что укрепление тенге – вредно, а ослабление – бесполезно.

В общем виде, повышение курса национальной валюты – это диверсия против национального производителя. А поскольку потребление в стране, в конечном счете, также опирается на производство, то временная выгода покупателей оборачивается и их конечным проигрышем. И вообще: хочешь поскорее подвести свою валюту к девальвации – постарайся побольше укрепить ее.

С другой стороны, игра на ослабление, пусть и неприятная для населения, но стимулирующая производство и приносящая экспортные дивиденды таким экономикам, как, например, китайская или турецкая, у нас не работает. Девальвируй мы тенге хоть вдесятеро, мировые биржевые цены на нефть и металлы это не поколеблет и наш экспорт не увеличит. Побольше прибыли за счет снижения себестоимости «отмоют» для себя сырьевые экспортеры - вот и весь национальный эффект. Зато ослабление тенге повышает стоимость всего импортируемого, а в условиях нашей страны это означает подорожание едва ли не всего на рынке, включая обеспечиваемых через импорт экспортеров. Выходит, девальвация для наших производителей не просто бесполезна, а тоже вредна.

Что касается прогнозов насчет выравнивая курса … В средне- и краткосрочной перспективе тенге продолжит «плавание» вслед за рублем, с какими-то возможными откатами к укреплению, но в целом – в девальвационном тренде.

А если посмотреть чуть сверху, то рубль уже «приплывает». Схема его функционирования в качестве «местного доллара», рожденная в годы полного единодушия российских рыночных реформаторов с вашингтонскими кураторами, сейчас переживает испытания на разрыв. По всей видимости, достаточно скорый. Накладываемые на Россию финансовые (торговые и дипломатические не особо важны) санкции эффективны и болезненны ровно в той мере, в какой Центробанк РФ остается под управлением Федеральной резервной системы и Международного валютного фонда, а Московская валютная биржа – продолжением Чикагской. И здесь сама логика санкционной эскалации неизбежно выдавливает либералов из Центробанка и правительства, после чего нас ждет слишком большой вал изменений и потрясений, чтобы рассуждать о каких-то курсовых трендах.

-Что должно произойти, чтобы национальную валюту не бросало все время то вверх, то вниз? Какими для этого должны стать экономика и финансовая система? И станут ли спасательным кругом для тенге меры, озвучиваемые экспертами (и тут снова самый громкий голос принадлежит Рахиму Ошакбаеву) и заключающиеся в возврате к фиксированному курсу тенге и в проведении более жесткой монетарной политики?

-От изложения своих взглядов на то, какими должны быть экономика и финансовая система, я пока воздержусь. Стоит мне начать говорить, что валюта в общем экономическом пространстве должна быть общей, что ее курс не должен, как хвост собачий, вилять вокруг валюты внешнеэкономических операций; что правительство должно активно влиять на то, как складывается внешний платежный баланс; что валютные резервы должны стать частью бюджета; что за стабильный курс должен отвечать не Национальный банк, а Минфин, и что Нацбанк должен планировать и осуществлять кредитную и инвестиционную эмиссию в соответствии с индикативным государственным планом социально-экономического развития, - как начинает звучать дружный хор осуждения со стороны хоть либералов, хоть патриотов.

А уж коли Рахим Ошакбаев попался нам на язык, давайте разберем и такое его цитируемое утверждение, что переход к плавающему курсу был большой ошибкой. Да, я полностью с ним согласен, как и вообще разделяю большинство его позиций. Но исправить эту ошибку нельзя – время не пришло. В самом деле, Рахим как нормальный казахский патриот имел в виду, конечно, фиксацию курса тенге к доллару (не к рублю же!). Но в таком случае стоит рублю хоть сколько-нибудь заметно отскочить от доллара, как фиксацию (вспомним уроки первой половины 2015 года) придется срочно менять. Демонстрируя тем самым, что мы таргетируем не инфляцию, не нефть и даже не американскую валюту, а именно рубль.

Я вот не боюсь навлечь на себя всеобщее негодование и заявить, что тенге надо, конечно, привязывать к рублю. Но пока не буду этого делать, поскольку привязываться к вредоносной для самой же России и недружественной к другим участникам ЕАЭС курсовой политике нынешнего Центробанка категорически не стоит. И дело даже не в недостойных любого уважающего себя государства ежедневных зигзагах курса, а в отсутствии национального кредита как такового и национальной инвестиционной стратегии. Остающаяся под внешним монетарным управлением и не имеющая собственной модели развития Россия не может предложить ничего привлекательного и соседям. Без России мы – никуда, но и с ней пока – некуда.

«Нацбанк отслеживает курс тенге, как мы – погоду»

-Контролирует ли Нацбанк ситуацию? Насколько адекватна, на ваш взгляд, курсовая политика, проводимая сегодня регулятором?

-После того, как всех всполошила девальвация тенге, Нацбанк выступил с заявлением, в котором так честно и заявил, что причины девальвации – где-то там, в России и США, а он сам ситуацию … отслеживает. Примерно как мы – погоду. И если учесть, что мы на погоду тоже никак не влияем, то да, курсовая политика Национального банка в его нынешнем состоянии - адекватная.

Если же оценивать именно решительные действия, то давайте вспомним события конца 2014-го – первой половины 2015-го. В России рубль уже к декабрю, в ответ на санкции, с привычных до этого 30 рублей за доллар улетел за 60, тенге же еще более чем полгода гордо держал курс. Как следствие, образовался достаточный лаг, чтобы казахстанцы успели толпами ринуться в Россию для скупки вдвое подешевевших авто и квартир, а российские производители продовольствия и других товаров успели разорить их казахстанских конкурентов. И вот как раз в тот момент, когда волна курсовой сдвижки стала переходить в адаптацию, наш Национальный банк 20 августа ринулся, наконец, в тот же девальвационный вираж длиной аж до февраля 2016 года.

Результат? Уже состоявшийся ущерб от опережающей и несогласованной девальвации рубля был дополнен еще и ущербом от двойного удорожания всего нероссийского импорта. А российский импорт, между прочим, хотя и весьма существенен, составляет менее 40 процентов от общего объема внешних закупок Казахстана. То есть, к потерям от одностороннего обесценивания рубля на нашем лишенном границ и физически сквозном экономическом пространстве мы добавили двойное удорожание почти двух третей всего закупаемого извне.

Если это не экономический саботаж и не диверсия, тогда уже и не знаю, что еще заслуживает называться такими словами. Впрочем, винить в этом Национальный банк неправильно. Само по себе наличие лишенного внутренних границ торгового пространства, на разных частях которого действуют по-разному ведущие себя валюты, является прямым аналогом плюрализма в одной голове – шизофрении.

- Надо ли вас понимать так, что пора, как многие сейчас и предлагают, выходить из Евразийского союза?

-Можно еще улететь на Марс или всем Казахстаном переместиться хотя бы на Гавайи. Сама постановка вопроса о выходе из ЕАЭС свидетельствует либо о фундаментальном непонимании положения Казахстана и идущих на нашем пространстве политико-экономических процессов, либо о нежелании признавать реалии, подменяя их своими фантазиями и «хотелками».

Таможенный, а затем и Евразийский экономический союз – это то, вокруг чего вертится едва ли не вся мировая политика текущего десятилетия. Именно как реакция на новую постсоветскую интеграцию случились Майдан, Крым, ДНР и ЛНР, санкции и контрсанкции. Другое дело, что конструкция ЕАЭС элементарно не достроена. Это как жить в доме, где вы с соседями затеяли общую перестройку, но после сноса стен и половины крыши решили пока пожить и так – ради сохранения суверенитета.

В результате мы живем исключительно выжидательно, не считая даже ожиданий транзита власти. Своей валютной, курсовой или общеэкономической игры у Казахстана нет, нам дано только реагировать на те или иные внешние проявления, инициативы или вызовы. Конечно, возможности превращения из объекта в субъект политико-экономических действий есть всегда. Достаточно вспомнить, что инициатором-провозвестником евразийской интеграции был президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. И сейчас можно было бы инициировать план «достройки» ЕАЭС. Хотя о чем это я?...

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 августа 2018 > № 2702942 Петр Своик


Казахстан. Россия. СНГ. ОДКБ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699224 Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев

Встреча с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым. Лидеры двух стран провели отдельную беседу по завершении Пятого каспийского саммита.

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Во-первых, большое спасибо за Ваше активное участие вместе с делегацией на этой важной для всех нас встрече [Пятом каспийском саммите].

Мы знаем, какое активное участие в отдельной беседе с разными членами прикаспийских стран Вы принимали. Это повлияло на то, что мы сегодня вышли на хорошее, историческое решение, впервые принята Конвенция, и эта тема закрыта в основном. Теперь для сотрудничества прикаспийских стран, для решения дальнейших дел открыта дорога.

Наши двусторонние отношения развиваются по всем направлениям. У нас будет ещё межрегиональная встреча в Петропавловске в этом году, ещё встреча, по-моему, в Душанбе – СНГ. На всех этих встречах мы отдельно обговариваем двусторонние отношения, встречаемся – это помогает решать все вопросы.

Но из всех тех, которые нам надо обсудить, это, конечно, вопрос генсека ОДКБ, который стал сейчас проблемой.

Между нашими странами – я Вам благодарен, что на космодроме все вопросы решаются. Подписанный договор о программе «Байтерек» идёт своим чередом, сейчас инвесторы появляются, ещё одну пусковую установку вместе будем делать.

Военно-техническое сотрудничество. Вчера наши министры обороны встретились, у нас новый министр обороны, они тоже все вопросы обговорили.

Так что экономическая связь в рамках ЕАЭС и двусторонняя развиваются по восходящей, за что я благодарен Вам и Правительству России.

В.Путин: Нурсултан Абишевич! Хотел бы, прежде всего, поздравить Вас с результатами работы саммита глав государств прикаспийских стран и сказать одну вещь: безусловно, это событие войдёт в историю, как состоявшееся именно в Казахстане.

Это большое событие, к которому мы шли два десятилетия: долго спорили, искали решение, и, наконец, решение найдено. Безусловно, это будет способствовать развитию нашего сотрудничества в прикаспийском регионе.

Что касается наших более широких отношений в рамках ОДКБ, ЕАЭС, то здесь очень большая повестка дня, большая программа. Есть и вопросы проблемного характера, об одной из этих проблем сейчас только Вы упомянули применительно к ОДКБ.

Но что касается двусторонних отношений, то товарооборот растёт, крупные проекты, о которых мы говорим и которые поддерживаем, развиваются: это и «Байтерек», и другие программы, это сотрудничество в сфере энергетики и транспорта.

В общем, здесь очень много интересных начинаний. Уверен, что все эти наши программы будут успешно развиваться, и мы будем добиваться хороших результатов.

Хочу Вас поблагодарить за то внимание, которое Вы лично уделяете развитию российско-казахстанских отношений.

Н.Назарбаев: Спасибо.

Казахстан. Россия. СНГ. ОДКБ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699224 Владимир Путин, Нурсултан Назарбаев


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин

Заявление Владимира Путина по итогам Пятого каспийского саммита.

Глава Российского государства сделал заявление для прессы по итогам Пятого каспийского саммита.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Сегодня состоялось без преувеличения очень большое, важное, знаковое событие для наших государств – подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Это международный договор, который содержит детальный и объёмный свод правил и обязательств по использованию и сохранению нашего общего достояния – Каспийского моря. Таким образом многоплановое взаимодействие государств «каспийской пятёрки» получило современную юридическую основу на многие годы вперёд.

Принципиально важно, что Конвенция закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов, надёжно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учёта интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооружённых сил нерегиональных государств.

Мы много лет двигались к этому – чтобы разработать и принять этот стратегический, основополагающий документ. Проделана действительно масштабная переговорная работа с участием многих ведомств наших государств, с привлечением экспертных деловых кругов.

Достигнутый успех – а это, безусловно, успех – в значительной степени стал возможен благодаря высокому уровню доверия и взаимопонимания между лидерами каспийских государств, нашей готовности неизменно действовать логике уважения, партнерства и равноправия. Хотел бы выразить признательность за это всем присутствующим здесь главам государств.

Такой коллективный подход на деле показал свою эффективность и востребованность. Продемонстрировал, что совместными усилиями можно достигать амбициозных целей по любым, даже самым сложным вопросам, находить компромиссы и сбалансированные решения, которые отвечают общим интересам. Подчеркну, в нынешних непростых международных условиях это дорогого стоит.

Подписание Конвенции открывает новый этап в отношениях между каспийскими государствами, позволяет нам вместе обеспечить процветание и динамичное развитие нашего общего региона.

С удовлетворением отмечу, что сегодня также подписан солидный пакет соглашений, развивающих и дополняющих Конвенцию по наиболее важным и актуальным темам взаимодействия.

В планах прикаспийских государств – углубление экономического сотрудничества, расширение торговых и инвестиционных связей, кооперация в сфере энергетики, развития транспортно-логистического потенциала региона, наращивания туристических потоков. Особое внимание будет уделяться сохранению богатой природы и биоразнообразия Каспийского моря.

Безусловно, большое значение каспийские страны придают вопросам обеспечения безопасности, противодействия современным вызовам и угрозам. Нужно учитывать, что Каспий расположен вблизи очагов напряженности, зон активности международных террористов, имею в виду Ближний Восток и Афганистан.

Поэтому у наших стран есть настрой всемерно укреплять взаимодействие специальных служб и погранведомств, а также активизировать внешнеполитическую координацию.

Все перечисленные темы формируют по-настоящему позитивную повестку каспийского сотрудничества на долгосрочную перспективу. Перед нами стоят серьезные и интересные задачи. Мы намерены последовательно заниматься их решением.

И в заключение хотел бы еще раз выразить признательность нашим казахстанским друзьям и Президенту Назарбаеву, в первую очередь, за радушие и гостеприимство, а также поздравить всех нас, всех коллег с успешным проведением саммита.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699222 Владимир Путин


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699218 Владимир Путин

Пятый каспийский саммит.

Владимир Путин принял участие в Пятом каспийском саммите, состоявшемся в Республике Казахстан.

Участники саммита рассмотрели ключевые аспекты сотрудничества на Каспии в различных сферах, обсудили ход реализации решений, принятых на предыдущих встречах «каспийской пятёрки».

Главы государств приняли Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря и подписали пакет межправительственных документов. Президенты сделали также заявления для прессы.

* * *

Выступление на Пятом каспийском саммите

В.Путин: Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые коллеги, друзья!

Согласен с мнением выступивших здесь коллег: наш саммит имеет, действительно, неординарное, если не сказать поистине эпохальное значение.

Подготовленная в ходе длившихся более 20 лет переговоров Конвенция о правовом статусе Каспия закрепляет исключительное право и ответственность наших государств за судьбу Каспийского моря, устанавливает чёткие правила его коллективного использования.

Хочу поблагодарить всех причастных к этому большому делу: и лидеров государств, и переговорщиков, и экспертов. На основе консенсуса и взаимного учёта интересов выработан современный и сбалансированный международный договор, Конвенция, которая приходит на замену советско-иранским договорённостям 1921 и 1940 годов.

Важно, что Конвенция четко регламентирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, фиксирует принципы военно-политического взаимодействия стран-участников, гарантирует использование Каспия исключительно в мирных целях и неприсутствия на море вооруженных сил внерегиональных держав.

Урегулирование правового статуса Каспия создает условия для вывода сотрудничества между странами на качественно новый партнерский уровень для развития тесной кооперации по самым разным направлениям. Необходимую для этого нормативную базу обеспечат в том числе и подписываемые сегодня шесть профильных соглашений в сферах экономики, транспорта, безопасности. Россия нацелена на совместную энергичную работу по их реализации со всеми каспийскими государствами.

В частности, на основе соглашения об экономическом сотрудничестве на Каспии приоритетное внимание будет уделяться наращиванию региональных торгово-экономических связей и углублению тесной и взаимовыгодной кооперации.

Отмечу, что объем российской торговли с прикаспийскими государствами постоянно растет: так, в 2017 году внешнеторговый оборот увеличился более чем на 20 процентов и составил 22 миллиарда долларов, а в январе-мае этого года вырос еще более чем на 10 процентов.

Принимаемые решения о создании Каспийского экономического форума позволят укрепить контакты между деловыми сообществами наших стран.

Россия предлагает странам «каспийской пятерки» сфокусироваться на сотрудничестве в сфере цифровой экономики, активно внедрять информационно-коммуникационные технологии и электронную коммерцию, заниматься цифровизацией внешнеторговых операций, грузоперевозок и логистики.

Рассчитываем, что межправсоглашение о сотрудничестве в сфере транспорта на Каспии будет способствовать формированию общей интегрированной инфраструктуры. Транспортная взаимосвязанность – один из ключевых факторов обеспечения устойчивого роста и укрепления кооперации наших государств.

В этой связи хотел бы проинформировать, что в России принята и реализуется стратегия развития морских портов в Каспийском бассейне до 2030 года. В ней определены перспективы комплексной модернизации каспийских морских коммуникаций, сопутствующей железнодорожной и автомобильной инфраструктуры.

В частности, запланировано строительство до 2025 года нового глубоководного порта в районе Каспийска, который будет способен принимать большегрузные суда с полезной нагрузкой от 15 до 25 тысяч тонн.

Стремимся интегрировать российские портовые мощности в глобальные и евразийские транспортно-логистические цепочки, повысить конкурентоспособность грузовых и пассажирских перевозок, кратно увеличить объемы обрабатываемых грузов.

Мы поддерживаем проект международного коридора «Север–Юг», он предусматривает железнодорожное, паромное, автомобильное сообщения, которые мы намерены развивать.

Его запуск позволит в 2,5 раза быстрее, чем сегодня, доставлять грузы – ежегодно это до 25 миллионов тонн из европейских стран через Иран на Ближний Восток и Средний Восток, а также в Южную Азию.

Развитию международных перевозок, обеспечению равных унифицированных условий для транзита по Каспию могла бы способствовать и разработка пятистороннего соглашения о сотрудничестве в сфере морского транспорта. Эксперты пяти стран могли бы теперь более плотно заняться проектом такого соглашения.

Замечу, что перспективной сферой сотрудничества является и туризм. По имеющимся оценкам, курорты Каспийского моря потенциально могут принимать более одного миллиона отдыхающих ежегодно. Но нужна, безусловно, современная туристическая инфраструктура.

В России строится морской лайнер «Петр Великий» (ориентировочный ввод в эксплуатацию в 2019 году), на котором можно будет совершать круговые круизные поездки по Каспию с заходом во все пять прискаспийских государств и осуществлять путешествия по Каспийскому, Черному и Азовскому морям.

Кроме того, планируем ускорить развитие туристических кластеров в прибрежных зонах, возводить новые отели и базы отдыха. Вообще профильные ведомства пяти стран могли бы подготовить программу совместных проектов в области туризма.

Считаем не менее важным взаимодействие прикаспийских государств в сфере экологии и сохранения биоресурсов. В рамках «пятерки» уже успешно реализуется целый ряд полезных договоренностей – рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, соглашение о рациональном использовании биоресурсов Каспия и протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте.

Эти документы обеспечивают строгую экологическую проверку инфраструктурных проектов, создающих потенциальные риски для благополучия Каспийского моря.

Напомню, что в прошлом году профильная межправкомиссия «пятерки» приняла важное решение – продлить запрет на коммерческий лов осетровых. Россия приветствует временный отказ прикаспийских государств от промысла этой ценной рыбы и готова поддержать более продолжительный мораторий. Следовало бы также скорее завершить работу над документом, регламентирующим совместную борьбу с браконьерством.

Уважаемые коллеги! Мы с вами хорошо понимаем, какая ответственность лежит на прикаспийских странах за обеспечение безопасности региона. В непосредственной близости от Каспийского моря находятся очаги нестабильности – Ближний Восток, Афганистан, – поэтому тесного сотрудничества требует сама жизнь, коренные интересы наших народов.

Важно, чтобы государства «пятерки» и далее наращивали системное взаимодействие в борьбе с терроризмом и оргпреступностью, расширяли совместную работу специальных служб и пограничных ведомств. На это направлены соответствующие протоколы к соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности от 2010 года, которые будут сегодня подписаны.

Россия полностью поддерживает эти решения и готова активно включиться в их реализацию. В дальнейшем также следует подумать о разработке отдельного документа по взаимодействию в пресечении наркотрафика на Каспии.

Полагаем важным развивать партнерские связи по военно-морской линии, в частности осуществлять регулярные взаимные визиты кораблей, расширять практику совместного участия экипажей судов в различных мероприятиях: например, в конкурсе «Кубок моря», который проводится в Каспийском регионе в рамках армейских международных игр.

Большое значение имеет межправсоглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море, которое будет значительно укреплять систему мер доверия в регионе.

Действенным механизмом сотрудничества на этом направлении могли бы стать регулярные консультации по линии военно-морского флота наших стран, встречи командующих флотами.

И естественно, нужно продолжать совместную работу в рамках соглашения о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Спасательные службы проводят объединенные учения, отрабатывают специальные сценарии совместных действий в случае аварий или бедствий. Такую практику, безусловно, нужно продолжать.

И в завершение хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича Назарбаева за ту большую работу, которую Казахстан провел для подготовки этой важной встречи.

Спасибо за внимание.

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > kremlin.ru, 12 августа 2018 > № 2699218 Владимир Путин


Казахстан > Экология. Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697980

Казахстан планирует вернуть остров Возрождения в хозяйственный оборот

Дмитрий ПОКИДАЕВ, Астана

Остров Возрождения в юго-западной части Аральского моря собираются вернуть в хозяйственный оборот под наблюдением санитарно-эпидемиологической службы, сообщил 10 августа председатель Комитета охраны общественного здоровья Министерства здравоохранения Республики Казахстан Жандарбек Бекшин.

«В соответствии с Планом мероприятий по обеспечению эпидемиологического благополучия и проведению мониторинга в казахстанской части острова Возрождения специальная рабочая группа произвела отбор проб биологических материалов, которые не выявили наличие опасных вирусов или патогена. Теперь планом Правительства поставлена задача передать эти земли в хозяйственный оборот», - сказал Бекшин на пресс-конференции в Службе Центральных Коммуникаций.

По его словам, в первую очередь, идет о добыче полезных ископаемых на этом острове под наблюдением санитарно-эпидемиологической службы.

Напомним, что на территории острова с 1936-го по 1992 годы проводились испытания вирусных штаммов, однако, по словам главного санитарного врача республики, при визуальном осмотре острова «не было обнаружено какой-то эпизоотии», то есть массовой гибели грызунов и животных.

«Наоборот, было отмечено, что на острове очень много зайцев, лисиц и следов других животных, а следов падежа, которые бы говорили о том, что есть инфекции в окружающей среде, нет», - отметил Бекшин.

Как отметил главный санитарный врач страны, всего план освоения казахстанской части острова включает 34 мероприятия, включая инженерно-техническое обустройство границы. Кроме того, выделено 311 млн тенге на разработку топографических карт бывшего острова Возрождения и прилегающей к ней территории.

Кроме того, предусматривается возобновление научных экспедиций на остров, для этого по линии Министерства образования и науки РК утверждена Программа научно-практического сопровождения введения в хозяйственный оборот казахстанской территории бывшего острова Возрождения на 2018-2020 годы. Ее объем финансирования составляет 150 млн тенге.

«Несмотря на то, что испытания на острове прекращены 26 лет назад, на нем сохраняются определенные риски, которые требуют постоянного внимания госорганов. Наш правительственный план включает инженерно-техническое оборудование госграницы, чтобы закрыть свободное перемещение биоценоза, то есть живых организмов и перенос инфекций. Также прорабатывается вопрос создания сухопутного пути доступа на остров», - отметил спикер.

По его словам, в настоящее время реализуются меры по обеспечению длительного пребывания мобильных исследовательских групп на острове Возрождения, включая вопросы доставки персонала, который будет привит от опасных заболеваний, также будут проведены дезинфекционные обработки площади казахстанской части острова.

Казахстан > Экология. Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697980


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697979

МОН: В октябре запустят бесплатные электронные версии учебников

Скачать бесплатные электронные версии учебников казахстанцам можно будет в октябре. Для этого необходимо будет воспользоваться QR-кодом, сообщила директор научно-практического центра «Учебник» МОН РК Бейбиткуль Каримова, передает Zakon.kz.

Как отметила спикер, для внедрения подобной системы, все казахстанские издательства в Министерстве образования обязали выпустить электронные версии книг.

«Все издательства выполнили положение, которое было нами прописано. Но, вы знаете, что электронная версия не всегда полезна для здоровья ребенка, не каждый родитель согласится заниматься на планшете с ребенком. И не у каждого ребенка есть возможность сидеть на планшете», - подчеркнула Бейбиткуль Каримова.

При этом конкретного положения в МОН РК для школ не поступало. Таким образом учебные заведения в праве самостоятельно решать - можно ли детям приносить в школу планшеты или нет.

«Давайте будем учитывать городские школы, малокомплектные и сельские. По желанию, бесплатное обеспечение учебниками предоставляет государство. Если покупают родители, то это не учебники, а учебные тетради, письменные принадлежности. Если ребенок хочет планшет - пожалуйста. Эти учебники будут доступны бесплатно. С октября можно закачивать на планшет, ваш ребенок может заниматься, если вы поедете куда-то отдыхать, у него электронная версия будет», - добавила она.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697979


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697978

Акции КБТУ выставлены на торги в рамках второй волны приватизации

Казахско-британский технический университет выставил свои акции на торги, передает МИА «Казинформ». Лот выставлен на сайте электронной торговой площадки и содержит акции АО «Казахско-британский технический университет». Владельцем акций является компания «Казмунайгаз».

Объявлен конкурсный тип торгов - торги по продаже имущества национальных управляющих холдингов, национальных холдингов и иных контролируемых национальными управляющими холдингами юридических лиц на веб-портале Реестра, при которых участникам соответствующим условиям конкурса предоставляется возможность повысить свои ценовые предложения на аукционе по английскому методу торгов. Стартовая цена лота - более 11,3 млрд тенге.

АО «КБТУ» располагается в трех зданиях - бывшего Дома правительства КазССР на Старой площади Астана по Толе би, здании Института химических наук имени Бетурова на Валиханова, 106 и здании Института топлива, катализа и электрохимии имени Сокольского на улице Кунаева, 142.

Согласно условиям, покупатель акций обязуется использовать эти здания в целях образовательной и научной деятельности, также ему запрещено их отчуждение и предоставление в залог в течение двух лет. Среди других условий - обеспечение выполнения текущих обязательств компании по договорам с Министерством образования и рядом корпораций при условии надлежащего выполнения контрагентами договорных обязательств, а также сохранение текущих условий проживания студентов в общежитиях в течение 5 лет и запрещение на совершение сделок с акциями (перепродажа, залог, передача в управление и другие) в течение 2 лет и по истечении 2 лет совершение сделок с акциями (перепродажа, залог, передача в управление и другие) возможно при условии согласия КМГ в течение последующих 3 лет.

Отметим, что КБТУ выставлен на торги в рамках второй волны приватизации.

Справка:

Английский метод торгов - метод торгов, при котором начальная цена повышается с заранее объявленным шагом до момента, когда остается один Участник, предложивший наиболее высокую цену.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697978


Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева

Почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке

В НПП «Атамекен» объяснили, почему казахстанское зерно теряет свою конкурентоспособность на рынке, передает МИА «КазАкпарат».

«Действительно, доля пшеницы, вообще структура посевных площадей занимает более 55 процентов. Для внутреннего потребления нам необходимо порядка 9 - 9,5 млн тонн, это в том числе фуражные и несеменные формы. По прошлому году мы собирали порядка 20 млн тонн зерна, в том числе пшеницы около 15 млн тонн. Это еще с учетом экспорта зерна и муки в зерновом эквиваленте порядка 7 - 8 млн тонн ежегодно экспортировали. У нас средняя урожайность за последние 5 лет не превышала 12 центнера с гектара. Это получается чуть больше одной тонны. При этом затраты на один гектар составляют по прошлому году 35-40 тысяч тонн. Цена реализационная была практически на том же уровне, получали одну тонну и перекрывали только эти же затраты», - отметила заместитель директора департамента АПК и пищевой промышленности НПП «Атамекен» Жанна Акишева.

По ее словам, в других странах при таких же осадках урожайность доходит до трех - пяти тонн с гектара. Представители НПП также добавили, что в России за последние годы резко повысили урожайность за счет использования новой более эффективной техники и семян.

«К чему я все это веду? Как альтернативный вариант необходимо переходить на высокодоходные и маржинальные культуры, такие как масличные - лен, рапс, чечевица, картофель», - добавила Жанна Акишева.

Эксперт уточнила, что с картофеля можно поучать прибыль по 55 тысяч тенге за тонну.

«Урожайность можно получить до 25 тонн с гектара. Аналогичная ситуация по сое, рапсу. Там в структуре затраты около 15 процентов идет ГСМ. Это где-то около 30 -35 тысяч тенге затраты на один гектар. Это как альтернативный вариант - необходимо переходить на высокодоходные варианты. Эти культуры экспортоориентированные, дают высокий валовой доход и при этом себестоимость затрат ниже», - заключила Жанна Акишева.

Казах-ЗЕРНО

Казахстан > Агропром > ukragroconsult.com, 9 августа 2018 > № 2700844 Жанна Акишева


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 августа 2018 > № 2698844 Михаил Полторанин

Михаил Полторанин: «Сегодняшняя журналистика делает из людей быдло»

«Чиновников нельзя отпускать на беспривязное содержание. Это можно сравнить с тем, когда лошадей отпускают пастись без пут. Как те вытаптывают все поле, так и бесконтрольное чиновничество уничтожает всю идеологию, историю и нравственность», - говорит наш знаменитый земляк, бывший министр печати и информации РФ Михаил Полторанин, инициировавший в свое время демонополизацию СМИ, упразднение цензуры и оказание помощи независимой прессе.

Пинок судьбы

- Я родился на окраине Риддера в таежном поселке Белый Луг, - рассказывает Михаил Никифорович. - Оттуда в те годы мало кто выбивался в люди, но мне судьба дала пенделя - и я взлетел! Когда оглянулся, то и сам изумился: «Елки-палки, это где я очутился?!». Сначала меня «Рудный Алтай» воспитывал. Попал я туда при редакторе Штабнове. Когда-то он работал собкором «Правды» в Красноярском крае, но однажды подрался в поезде с каким-то генералом, и его направили в Восточно-Казахстанскую областную газету. Ох, и лютый был человек! Сам никогда не робел перед начальством и нас приучал не стоять перед ним на коленях. В «Казправде» попал к такому же редактору – «могучему Михайлову», Федору Прокофьевичу.

Потом, когда спустя годы я пришел в российское правительство, у меня была цель - создать независимые СМИ и в их лице четвертую власть. Я ее создал, а потом обратился к президенту Ельцину с предложением расформировать министерство информации и печати – страна больше не нуждалась в нем. Дальше в моей жизни была телекомпания «ТВ-3». Но московские журналисты оказались дерьмовым народом: когда после моего ухода они ее распотрошили, мне хотелось вернуться только ради того, чтобы набить им морды. В Казахстане ребята были почище. А здесь, в Москве, только одна цель: сделать карьеру и хорошо нажраться. Помню, после какой-то встречи в правительстве повел жену на банкет. Она ошалела: «Куда ты меня привел?!». Молодые министры со своими бабенками и журналисты набрасывались на эти столы! В карманы рассовывают, в сумки кладут! Но эти люди с животными инстинктами обыграли всех нас. Сейчас они – хозяева жизни, а такие, как я, выходит, помогли им проср..ть и Советский Союз, и Россию, да что там – свое будущее. За него теперь надо бороться заново, но делать это уже некому. Надо ждать, пока вырастает новое поколение.

- Каким же образом вы помогли этим людям развалить страну?

- Когда я был министром печати и информации России, депутатом Верховного Совета СССР, а потом российской Думы, то инициировал закон «О государственной поддержке независимых СМИ». С помощью созданного в 1990-х национального фонда развития СМИ мы собирались создать банки, которые давали бы беспроцентные ссуды на приобретение полиграфического оборудования, бумагоделательных заводов и фабрик. Забрав у министерства обороны телевизионные частоты (это ведомство держало их в кармане так, на всякий случай), отдали их бесплатно крупным областным и краевым центрам, чтобы те могли организовать общественные телекомпании, которые бы способствовали появлению демократического общества.

Тогда Россия нуждалась в новой Конституции. Верховный Совет под председательством Руслана Хасбулатова три года молотил языком, а Основной закон, где все было бы разложено по полочкам, так и не разработал. Должность президента наши законодатели впихнули в старую Конституцию, а исполнительная власть целиком и полностью осталась за Верховным советом. Борис Ельцин, оказавшись как бы между небом и землей, очень злился. Если он пытался что-то делать, то хасбулатовская команда, опираясь на конституционный суд, все его решения отменяла. После конфликта между ними была создана конституционная комиссия, в состав которой вошел и я. В новом Основном законе прописали разделение всех ветвей власти. Первая - парламент, вторая – исполнительная (президент и правительство), третья – судебная, четвертая – журналистика.

Под последней подразумевалась свободная пресса, которая бы контролировала органы власти - и исполнительные, и представительные. Но вскоре те преференции, которые мы смогли дать российской прессе, оказались ей не нужны. Допустим, деньги такой газете, как «Известия», отпускались десятками миллионов, а ее руководство искало покупателя для здания редакции. Я пытался остановить главного редактора: «Что вы творите? Вы же убиваете демократию». Но Игорь Голембиовский, поведясь на запах денег, отмахивался: «Да ладно!». «Труд» и «Правда» тоже пошли по этому пути.

Когда я ушел из министров, Кремль тут же создал «Медиасоюз» - альтернативный Союз журналистов во главе с телевизионщиком Сашей Любимовым. А тот заявил в Думе, что журналистам преференции не нужны: «Нам дают здания, землю под строительство объектов, льготы по налогам, но мы просим все это отменить. Чем мы лучше рабочего класса?».

Сегодня телевидение, что первый канал, что второй, – вообще отстой. Оно работает не на развитие и воспитание общества, а против него. Журналистика вместе с правительством и президентом делает из людей быдло, которое вкалывает за копейки и не вякает до поры до времени, но потом может восстать. В своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» я писал, что, к сожалению, Россия – это такая страна, которая прыгает от революции до революции. Народ доходит до точки и все разрушает. Потом кого сажают, кого расстреливают, а оставшиеся берутся строить новое общество. Скоро опять, видимо, будет что-то подобное. И не только в России.

Хозяин тайги

- Вас «ушли» из активной журналистики или как?

- Я сам ушел! Меня много раз в 2011-2012 годах приглашали возглавить первый и второй каналы, но я предпочел уйти «в эмиграцию». О чем там говорить-то, если прямого эфира фактически нет, из твоей речи выдергивают несколько слов и представляют так, как угодно хозяевам этих каналов? Зачем мне такие «красивые условия»?

Я всю жизнь бился за то, чтобы не отпускать чиновников на беспривязное содержание: они ведь вытопчут все. Но теперь все поставлено с ног на голову. Когда Путин поставил министром образования и науки своего питерского приятеля Андрея Фурсенко, тот прямо заявил, что советская система воспитывала в человеке личность, а они, мол, проведут реформу, которая будет формировать потребителя, у которого есть только рот и желудок. И они это делают: живущее впроголодь большинство смотрит в рот начальству. Но такая система долго не продержится. Как только будут сожраны заделы, оставленные советской властью, ее апологетов ждет Гаагский трибунал. Но пока они хапают деньги, у них и уши заткнуты, и глаза закрыты. Естественно, профессиональная журналистика таким людям не нужна. Сейчас она ушла в интернет, но скоро ее и оттуда выгонят, и тогда, как в Китае времен Мао Цзэдуна, придется писать на стенах.

- Как все-таки вы, выходец из глухой деревни и человек со строптивым характером, смогли сделать столь блистательную карьеру?

- Вы не принижайте мою родину. Белый Луг - самый лучший таежный поселок в мире. Там река Кедровка впадает в Ульбу, а горы вокруг покрываются весной белым цветом – цветет черемуха. Ни мух, ни комаров, зато много ягод, шишек, рыбы! Вот такая она, моя деревня. Я там был хозяином жизни – от меня медведи бегали.

А что касается карьеры, то при современном руководстве, конечно, это было бы трудно. Сейчас все такое местечковое и мелкое, а в Советском Союзе социальные лифты не простаивали. Кадровая политика была принципиальной - в высшее руководство страны выдвигать лучших из союзных республик. Сколько людей с периферии ушли в Москву! Не было того, что есть сейчас и в Казахстане, и в России: если безродный, то могут задавить, заставить замолчать и даже убить, и никто за это не ответит. К власти мы все приходили разными путями и с разными целями. Ельцин, например, как и Путин, – насладиться ею. А такие, как я, - чтобы делать свое дело.

Думаете, мы тогда не боялись? Боялись. Отправляя материал в газету, я знал, что будет взрыв, а меня ждет одно из двух - или грудь в крестах, или голова в кустах. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского. Когда меня пригласили в собкоры «Правды» по Центральному и Восточному Казахстану, местные партийные начальники молили бога, чтобы я проехал мимо них. В их глазах читалось: этот хмырь только строит из себя безродного, а на самом деле у него «лапа» есть наверху. Однажды я приехал в Павлодар. За чаем первый секретарь обкома партии спрашивает: «А правда, Михаил Никифорович, что вы племянник Зимянина?» (Михаил Васильевич Зимянин до того, как стать секретарем ЦК КПСС и кандидатом в члены политбюро, был главным редактором «Правды»). Я не подтвердил, но и не опроверг: «Борис Васильевич, какая разница, чей я племянник? Главное, чтобы работа шла».

На самом деле в нашей семье никто, кроме меня, не имел за плечами даже 10 классов. Отец погиб на фронте, а у мамы нас четверо. Закончил 7 классов, а средняя школа находилась в 8 километрах от нас. И я, единственный из нашего поселка, ходил туда. Шагая однажды по железнодорожным путям, до того устал, что решил немного отдохнуть. Спустился под мост, перекинутый через ключ, и уснул на его берегу. Замерз бы, если бы не снегоочиститель. Он так скреб по рельсам, что я вскочил как ошпаренный. Водитель, увидев меня, дрожащего и всего в снегу, посадил в кабину и отвез в милицию. А там, узнав мою историю, отправили в Усть-Каменогорск в интернат для детей железнодорожников.

После школы поехал на Братскую ГЭС по комсомольской путевке. Там до сих пор стоит обелиск в честь 40-летия комсомола, и на нем высечено, что его возвела бригада бетонщиков Михаила Полторанина. Оттуда ушел в армию, а затем поступил в университет – в КазГУ. Я в детстве видел столько несправедливостей, что уже тогда решил стать судьей или журналистом, чтобы защищать простых людей.

В «Рудном Алтае», куда пришел на практику после второго курса, меня заметили сразу - писал много. Однажды главный редактор (тот самый Штабнов) вызвал меня и, протягивая ключ от квартиры, почти приказал: «Переводись на заочное. Мы тебя забираем к себе». И я перевелся. Потом, когда на базе «Риддерского рабочего» стала возрождаться газета «Лениногорская правда», ее главный редактор Петр Иванович Тумашов попросил обком партии назначить меня своим замом.

В Лениногорске сходил пару раз на пленумы горкома партии, а там, как всегда, треп. Допустим, все знали проблему местной обогатительной фабрики: половина золотой руды уходила в золоотвалы. Люди собирали драгоценный металл и сдавали его государству, а их за это предлагали сажать в тюрьму. Это сейчас все прислуживают бесконтрольной мафии, а в те годы с партийным руководством и чиновниками журналисты не церемонились. Я послушал-послушал и написал разгромный материал. Секретарь по идеологии на бюро горкома партии заявил, что «это диверсия». Но первый секретарь со мной согласился. До сих пор помню его фамилию – Адиашвили. Он вообще был очень демократичным человеком. На работу ходил пешком, постукивая баскетбольным мячом по асфальту, и ему в голову не приходило упрекнуть кого-то за «другое мнение». Когда я, побывав в Алма-Ате на выставке американского полиграфического оборудования, привез оттуда портрет президента Джона Кеннеди и повесил его там, где обычно вешали портреты Ленина и Брежнева, первый секретарь только удивился: «Ну ты даешь!».

Из Лениногорска уехал в Алма-Ату, в «Казахстанскую правду». Когда там вышел материал «Чиилийский инцидент», его перепечатали многие центральные газеты и журналы, а меня позвали в «Правду». Речь в той публикации шла об егере Михаиле Жинкине. Этот человек составлял акты на самых больших начальников – партработников и КГБшников высокого ранга, которые били сайгаков налево и направо. И они, устроив провокацию, посадили его.

Дружба с Ельциным

- Когда вы попали в центральный аппарат «Правды», вам долго пришлось преодолевать провинциальные комплексы?

- Не было у меня никаких комплексов. Я ими вообще никогда не страдал. В Москву въехал на белом коне: меня взяли в самый важный отдел – партийной жизни. За мной закрепились прозвища «молотилка» и «дубинка» – после моих статей снимали первых секретарей обкомов и крайкомов.

И перед кем мне в Москве робеть-то было? Перед этими замухрышками-москвичами, которые пробились через родителей? Я в отличие от них, выскочивших ниоткуда, всю страну исползал на брюхе. Если уж на то пошло, Москва мне вообще не нравится. Во-первых, природа здесь такая – одна гниль да болота. Во-вторых, люди здесь мне не по душе. Я и в книге своей написал, что русский народ состоит из двух наций. Есть русские до Урала и после Урала. После Урала - потомки тех, кто когда-то или сам ушел от грязи и серости российской в поисках приключений, или же был отправлен в ссылку за вольнодумство. Те, кто живет до Урала, то есть здесь, в Москве или поближе к ней, - трусоватые люди, живущие по принципу «как бы чего не вышло». Поэтому меня и тянет туда, где я родился и провел юность. Но после всех операций, которые я перенес, мой организм привязан к московской медицине. Да и вся моя семья тут живет. У меня два сына прекрасных, три внука и внучка Таечка. Что еще надо человеку для счастья?

- Какими перед вами предстали обитатели Кремля?

- Пока я жил в Казахстане, мне казалось, что мы тут, на местах, бьемся за правду, а они об этом не знают. А когда познакомился поближе, то понял: отсюда же все и идет! И стал уже бороться с ними, добиваясь свободы слова. Может, этого и не стоило делать, потому что люди (я имею в виду журналистов), за чьи права я бился, сами предали и правду, и свободу, и нас.

Пока я в «Правде» отстаивал свои разгромные материалы, другие собкоры, оказывается, зарабатывали на этом деньги. «Я прихожу и говорю: на вас поступила жалоба, - признавался один из коллег. - После вопроса: «Сколько?» передумывал писать материал».

- Вы были одно время правой рукой Ельцина, который в памяти многих остался грубоватым и непредсказуемым человеком

- Ельцин был разный. Он сам позвонил мне с предложением стать главным редактором «Московской правды». «Когда назвали вашу фамилию, я спросил: а кто это такой – Полторанин?», - признался он при встрече. Я в долгу не остался: «Ну вы даете, Борис Николаевич! То, что Пушкина не читали, – это еще можно простить, но чтобы Полторанина?!». Ельцин захохотал - с чувством юмора у него все было в порядке. Мне нравилось, как он, став первым секретарем Московского горкома партии, гонял чиновников. Но Борис Николаевич быстро сдулся: получив президентскую власть, он, по сути, лишь номинально управлял Россией. Мировое правительство, контролируемое США, создало команду во главе с Егором Гайдаром, выпестованную в Международном институте прикладного системного анализа (ИИАСА), который разместился под Веной. Мы, бывало, приходили утром в правительство, и нам раздавали еще горячие листы, переведенные накануне ночью с английского. Решения нужно было принимать, ориентируясь на них. Тогда мы с Ельциным и разошлись.

Вот у него как раз таки и был провинциальный комплекс. Свердловск, откуда он попал в Москву, был напичкан предприятиями военно-промышленного комплекса, и он в общем-то никакого влияния на них не имел. В Москве тоже не на все ВПК допускали первых секретарей горкома и обкома партии, а Ельцину хотелось показать себя. Горбачев ведь велел ему расчистить местные авгиевы конюшни (уж слишком много дерьма там набралось), пообещав потом сделать членом Политбюро. И он стал чистить, но обещанного ему не дали, потому что второму секретарю ЦК КППС Егору Лигачеву он активно не нравился, хотя сам Лигачев и притащил его по просьбе генсека Андропова. И Борис Николаевич не выдержал: стал обижаться, дергаться, писать письма, все ломать. Пошел, в общем, против партийной номенклатуры, а Лигачев этого не стерпел…

Растерявшись под натиском старой гвардии, устраивавшей ему публичные порки, Ельцин стал искать союзников, и ему позже подсунули вот эту бригаду – Гайдара, Чубайса, Шохина, Нечаева, еще кого-то. Но у того же Чубайса в его комитете по имуществу работали 30 или 35 американцев, секретных сотрудников ЦРУ. Джеффри Саксу, американскому ученому-экономисту, первому помощнику Ельцина, подчинялся сам Гайдар. Они и писали президенту России рекомендации, какие предприятия военно-промышленного комплекса следует уничтожить в первую очередь.

Тех, кто выступал против, Ельцин выбросил. Со мной он так поступить не мог, я ведь его, что называется, создавал. Но потом мы все равно разошлись.

…То, что происходило в 1990-х, можно расценить как спецоперацию против России. Впрочем, она продолжается и сейчас. Перед Путиным стоит задача - не дать объединиться трем славянским государствам: России, Украине и Беларуси. Иначе с какого бодуна он полез против Украины и почему троллит Белоруссию, которая, не имея ни газа, ни нефти, обошла сейчас по зарплате Россию? Ведь объединившись, они создадут кулак, который будет притягивать другие республики. Казахстан - однозначно: я хорошо знаю Назарбаева.

Перед действующим режимом стоит задача - оставить в России 35 млн. человек, а там, где Россия, там и Казахстан будет затронут. Хотя у вас уже сейчас все отдано иностранцам. Россия сейчас очень много людей теряет: одни уезжают, другие вымирают. От 146-миллионного населения осталось, может быть, около 90 млн. В Центральной России пустуют целые деревни.

- И еще один вопрос «на десерт»: вы были в 1990-х председателем Государственной комиссии по рассекречиванию архивов. Благодаря вам мир увидел, например, документы о голодоморе начала 1930-х в Казахстане. Но были ли вещи, которые удивили даже вас?

- Меня удивила наглость тех ребят, которые делали советскую власть. Они ведь собирались драпать в случае чего, для чего создавали себе базу за рубежом. У Ленина там лежали миллионы швейцарских франков, у Дзержинского и Свердлова - тоже. Троцкий вообще сдал полстраны в концессию США. Он передал вывезенные из России миллиарды своему дяде – банкиру Животовскому...

Автор: Сара Садык

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 августа 2018 > № 2698844 Михаил Полторанин


Казахстан > Транспорт > kursiv.kz, 9 августа 2018 > № 2697235

Автобусы против такси: что выбирают казахстанцы?

По итогам I полугодия услугами такси в РК воспользовалось 2,5 млрд пассажиров - сразу на 30,3% больше, чем в аналогичном периоде годом ранее. Для сравнения, пассажироперевозки всеми видами транспорта выросли лишь на 2,5% за год.

Доля такси от всех пассажирских перевозок составила уже 22,5%, против 17,7% годом ранее.

На такси казахстанцы пересаживаются в основном с автобусов - так, вес автобусных перевозок от пассажирских в целом сократился с 81,8% в I полугодии 2017 до 77% в аналогичном периоде текущего года.

Возможно, казахстанцам не по душе рост стоимости проезда в городском транспорте - напомним, по итогам июня билеты на автобусы подорожали в среднем по РК более чем на 12% за год.

Пассажирооборот такси вырос сразу на 45,9% год-к-году - это уже 30,2 млрд пассажиро-километров. Доля такси от общего пассажирооборота всеми видами транспорта достигла 22,4%, против 16,2% в I полугодии 2017.

Казахстан > Транспорт > kursiv.kz, 9 августа 2018 > № 2697235


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327

В Шымкенте разработают программу по развитию женского предпринимательства

Помощь будет заключаться в обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов

Поддержать женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации с детьми на руках и без постоянного дохода, намерен аким Шымкента Габидулла Абдрахимов. Помощь будет заключаться в массовом обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов на открытие своего дела. Об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщили в пресс-службе акимата.

«Нередко ко мне на прием приходят многодетные женщины, мужья которых не работают и не содержат семью, либо вовсе бросили их на произвол судьбы. Они в отчаянии, и их можно понять: случайные заработки не дают возможность нормально растить детей. Они готовы трудиться ради своей семьи, и наша задача — поддержать их, помочь встать на ноги», — заявил Габидулла Абдрахимов на аппаратном совещании акимата Шымкента, поручив в месячный срок разработать программу по развитию женского малого предпринимательства.

Основу программы, по словам акима, должны составить краткосрочные курсы по востребованным специальностям — парикмахера, массажиста, повара или швеи — с последующей помощью в открытии собственного дела. У женщин появится свой небольшой бизнес и постоянный доход.

По данным Центра занятости Шымкента, в настоящее время в городе зарегистрировано около 10 тысяч женщин, нуждающихся в постоянной работе.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Легпром > worldbank.org, 3 августа 2018 > № 2698706

Игрушки ручной работы приносят заработок и надежду молодым людям с ограниченными возможностями в Казахстане

Ляззат Салыкова, молодая женщина, прикованная к инвалидному креслу, большую часть своей жизни не выходила из дома. Она была окружена любящей семьей и заботой, но все чаще ощущала желание вести самостоятельную жизнь, ту, которая бы приносила ей истинный смысл.

Когда Ляззат исполнилось тридцать лет, она решила начать новую жизнь и найти свою первую работу.

Прошло семь лет, Ляззат сменила несколько рабочих мест, получила несколько дипломов, и сегодня является руководителем неправительственной организации в своем родном городе, Капшагае. Ее организация защищает права молодых людей с ограниченными возможностями.

Один из ее последних проектов, клуб по изготовлению мягких игрушек, оказывает большое влияние на жизнь молодых людей с ограниченными возможностями. Клуб стал не только источником дохода и научил их новым навыкам, но и подарил им новых друзей и чувство, что их жизнь тоже может быть полноценной.

Клуб по изготовлению мягких игрушек начинался как волонтерский проект, однако сегодня он превратился в небольшое, но процветающее местное предприятие в Капшагае. Здесь работает более 10 молодых людей с ограниченными возможностями. Изготавливаемые ими игрушки продаются по всему Казахстану. И это, по их словам, только начало.

Инициативная группа под руководством Ляззат выиграла грант Программы развития молодежного корпуса в Казахстане, реализуемой при поддержке Министерства образования и науки и Всемирного банка. Целью программы является поддержка уязвимых групп молодежи в разработке и реализации проектов местных сообществ. Участники проекта получили более 3 000 долларов США для создания клуба по изготовлению мягких игрушек. Клуб был создан всего лишь за месяц, но уже тогда к нему присоединились более 10 добровольцев.

«Нас называют людьми с ограниченными возможностями, а мы называем себя людьми с безграничными возможностями, - говорит Ляззат. – Этот проект открыл новые возможности для многих из нас. Он стал вторым домом и обогатил нашу жизнь. Научиться вязать было нелегко – движения руками многим из нас даются с трудом, но в этом клубе мы поддерживаем друг друга и помогаем идти вперед».

При помощи ресурсов, которые проект получил через Программу развития молодежного корпуса, инициативная группа смогла организовать курсы по дизайну и вязанию для молодых людей. Кроме того, мастера прошли обучение по навыкам ведения бизнеса, бюджетирования и другим важным навыкам предпринимательства. За первые пять месяцев участники проекта произвели более 100 игрушек и предметов детской одежды, которые были подарены родильным домам и онкологическим центрам.

«Клуб изменил все для меня, - говорит Айнура, 25-летний член клуба. – Раньше я все время сидела дома. Спала до трех часов дня, потому что у меня не было причины просыпаться. Делать было нечего. С моим диагнозом (эпилепсия) я не смогла найти работу после окончания средней школы, поэтому мои родители полностью меня обеспечивали. Но это очень сложно, когда нечего делать. Теперь, когда у меня есть работа, я стала более организованной: я просыпаюсь рано и хожу на работу каждый день. Я занимаюсь всей документацией клуба и выполняю другие обязанности. Мы реализуем интересные проекты, и я думаю, что у нас большие перспективы».

«Предоставление людям возможностей для реализации в жизни – очень важная задача, и этот проект – яркий пример того, как молодые люди с ограниченными возможностями могут раскрыть свой потенциал, когда у них появляется возможность», - говорит Лилия Бурунчук, Региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии.

Добившись первого успеха, клуб открыл свой Интернет-магазин, начал участвовать в городских ярмарках и активно выступать на региональных конкурсах. Это дало превосходные результаты: интерес к их продукции растет, местный акимат приглашает их на все городские ярмарки, и они получают примерно по 80–100 заказов в месяц. Средняя стоимость игрушки, изготовленной из экологически чистых материалов, от 15 до 30 долларов США.

Мастера клуба планируют дальше расширять бизнес: следующим этапом будет открытие цеха по производству трикотажных изделий, при этом на работу будут приниматься тоже молодые люди с ограниченными возможностями. В планах - производить качественную одежду в Капшагае и продавать ее по всей стране.

За этим предприятием стоит еще одна большая мечта.

«Мы хотим создать фонд стипендий для людей с ограниченными возможностями, - говорит Ляззат. – Хотя у молодых людей с ограниченными возможностями есть определенные возможности на образование, их не достаточно. Мы хотели бы, чтобы больше молодых людей имели возможность получить высшее образование. Мне самой повезло иметь возможность получить два высших образования, и я точно знаю, что образование может открыть двери. Я хочу, чтобы у каждого молодого человека с ограниченными возможностями в Казахстане была такая возможность».

Программа развития молодежного корпуса стремится вовлечь больше молодежи, особенно из уязвимых групп населения, в деятельность их местных сообществ и помочь им получить необходимый опыт. С 2017 года более 2 000 молодых людей, не имеющих постоянной работы и не получающих образование, приняли участие в различных социальных и предпринимательских инициативах. Предполагается, что к 2020 году Программа предоставит возможности более чем 8 500 молодым людям по всему Казахстану.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Легпром > worldbank.org, 3 августа 2018 > № 2698706


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан

Сможет ли Казахстан хотя бы частично решить проблему зависимости от импорта?

Страна, обладающая богатыми природными ресурсами, наверное, может позволить себе завозить все необходимые товары из-за рубежа. Но тем самым она подвергает себя импортозависимости, лишается экономической самостоятельности и, соответственно, не может претендовать на статус развитой. Ведь чтобы получить такой статус, нужно иметь не столько деньги, сколько высокий уровень жизни населения и большой запас производственного капитала – недаром подобные страны называют индустриально развитыми.

В этой связи у наших граждан часто возникает вопрос: а что вообще производит сегодня Казахстан, и достаточно ли этого, чтобы попасть в «топ-30»? Да, на прилавках наших магазинов появляется все больше недорогих и качественных отечественных товаров, и это не может не радовать население, которому в условиях снижения реальных доходов уже не до импортного шика. Однако то, какими темпами это происходит и в каких объемах, порождает серьезные сомнения в том, что в обозримой перспективе мы сможем покрывать хотя бы минимальные свои потребности, не говоря уже производстве какой-то сложной технологической продукции...

Проанализировать производственный потенциал Казахстана мы попросили директора форсайт-агентства EXIMAR Айман Турсынкан.

– Простейшей задачей для любого государства является обеспечение своих граждан товарами первой необходимости за счет собственного производства. Чем в этом плане может похвастать Казахстан?

– Базовыми перерабатывающими отраслями Казахстана являются ресурсоемкие производства, связанные с наличием основного сырья, – металлообработка, тяжелое машиностроение, приборостроение, производство строительных материалов и кабельной электротехнической продукции, химическое минеральное производство, текстильная, целлюлозная промышленность, пищевая индустрия.

Из готовой продукции экспортными являются:

– в металлообработке – производство строительных металлоконструкций, рельсовое производство, емкостное оборудование, метизы, арматурная продукция, шарикоподшипниковая продукция;

– в машиностроении – локомотивы, вагоны, тракторы, навесная сельхозтехника, грузовой и коммерческий транспорт, легковые автомобили (сборка), буровое проходческое оборудование, турбинное оборудование для гидротехнических сооружений, высоковольтное электротехническое оборудование;

– в приборостроении – метрическое оборудование, насосная продукция, черная и белая техника, печатные материнские платы, ИКТ-аппаратура, сервера и средства связи;

– в кабельно-проводниковом производстве – медные и алюминиевые провода, включая оптоволокно для передачи данных;

– в строительных материалах – цемент, сухие строительные смеси, лакокрасочная продукция, клеевая продукция, сэндвич панели, готовые двери и окна, железобетонные конструкции для технологии быстровозводимых зданий, каменная продукция (брусчатка, гравий, сникерс и пр.).

– В химической отрасли сильными позициями остаются секторы, связанные с металлургией,– производство серы, а также с минералами – агрохимия. Новым и быстро развивающимся направлением является фармация, в том числе на основе извлекаемых при мясопереработке эндокринных материалов.

– В текстиле, несмотря на разрушение ключевых комбинатов советского периода, развивается производство готовой одежды, в кожевенном производстве восстанавливается производство обуви.

– В переработке сельхозпродукции торгующими на экспорт секторами является мукомольное производство, макаронные изделия, мясопереработка, производство напитков и соков.

В целом общий объем валового производства в обрабатывающей промышленности Казахстана составил в 2017 году 5,8 трлн. тенге, или 11% от ВВП страны методом производства. За десять последних лет в денежном выражении он вырос в три раза, однако при этом с 2000 года его доля в ВВП страны сократилась с 16% до 11%. А доля полностью готовой продукции в казахстанском экспорте уменьшилась за этот же период с 68% до 3%.

– В чем причина такого сокращения?

– Имеет место тенденция к замыканию на внутреннем рынке сбыта – импортозамещение, а не экспортная ориентация перерабатывающей промышленности. При этом в силу недостаточно скоординированной работы по регулированию торговой политики и развитию производств во всех отраслях (от аграрной до тяжелого машиностроения) ситуация с торгово-экономическими соглашениями негативно повлияла на выпуск продукции массового потребления. Казахстан не расширил рынки сбыта, а, напротив, уступил внутренний рынок под экспансию стран – торговых партнеров. Отсутствие четкого торгового регулирования по ввозным пошлинам с необходимыми изъятиями из соглашений Таможенного союза и ВТО привело к тому, что производителям в РК стало выгоднее продавать на внешние рынки сырье и полуфабрикаты, чем готовые изделия.

Простой пример. Ввозная пошлина на муку из Казахстана в Китай составляет 37%, ввозная пошлина на готовые продукты питания из КНР в РК – 5%. Ввозная пошлина на любое сырье в Китай – 0%, а на готовую продукцию – вплоть до 140%. Возмещения по НДС среди казахстанских производителей адресно получают только крупные горнодобывающие и нефтегазовые компании, и лишь в малой степени – производители готовой к употреблению продукции.

Огромное влияние на торговый баланс и соответственно на доступ к рынкам сбыта оказывают так называемые нетарифные меры регулирования – технические стандарты и сертификация, квотирование объемов поставок. А с этим в правительстве РК беда – нет координации и согласования между ведомствами по комплексной политике.

В первую очередь это касается как раз таки производства товаров народного потребления – FMCG (быстро оборачиваемые потребительские товары). Мы зависим от импорта одежды на 99%, продуктов питания – на 40%, бытовых товаров, за исключением мебели, – на 100%. Хотя все это можно производить и у нас.

– Что этому мешает?

– По теории индекса сложности экономики на основе базовых индустрий, с опорой на сырьевые и иные ресурсы, вдоль цепочки добавления стоимости и поставок происходит развитие смежных отраслей и секторов в зависимости от размера базовой индустрии. В Казахстане состоявшимся классическим примером усложнения было развитие тяжелого машиностроения (проходческое и буровое оборудование) и геодезического инжиниринга в рамках поставок для нефтегазовой отрасли. Развитие химических отраслей происходило вокруг металлургии. Текущее развитие машиностроения идет в ногу с АПК.

Для сравнения. В Южной Корее на трансформацию экономики от рисовых плантаций до самых передовых в мире технологий потребовалось менее 30 лет. Тогда как Казахстан за 28 лет независимости, напротив, утратил диверсифицированную сложную экономику советского времени, упростив свою экспортную корзину до предела.

В числе основных причин этого можно назвать следующие: во-первых, кризис банковской системы с сокращением доступа бизнеса к финансированию, неразвитость альтернативных банковским займам инструментов финансирования;

во-вторых, нестимулирующий характер налогообложения, увеличивающий нагрузку на массового плательщика и не препятствующий выводу капитала из страны в результате агрессивной налоговой политики крупных корпораций, включая национальные;

в-третьих, замкнутость и розничный характер экономической модели, ставящий бизнес любого размера в полную зависимость от покупательской способности массового потребителя внутри страны.

– Какие товары потенциально мог бы производить Казахстан? И что может стать к этому толчком?

– Имея все необходимые сырьевые ресурсы и развитый человеческий капитал, Казахстан мог бы производить все – от белья до гражданских самолетов. Но нужны не госпрограммы развития отраслей, такие, как ФИИР, достаточно решить только три вопроса: адекватная торговая политика, налоговое стимулирование, доступ к финансовым средствам с широким развитием лизинга и торгово-экспортного финансирования.

Все средства, которые правительство тратит на прямое субсидирование, нужно было направлять на инфраструктуру и создание нормальных условий для ведения бизнеса. Точечно обеспечивая мерами господдержки и финансированием малоуспешных игроков, правительство добилось лишь повторение дефолтов одних и тех же «участников» ФИИР. При этом была обойдена стороной основная масса производителей, работающих в приоритетных отраслях.

Что касается готовой продукции, то наиболее перспективные для нас ниши – это пищевая индустрия, производство продукции для телекоммуникационного сектора, приборостроение и машиностроение. Интересным направлением становится массовый рынок альтернативной энергетики – от малогабаритных мусоросжигающих установок до солнечных панелей, которые можно изготавливать полностью из казахстанских комплектующих и сырья.

Идей по отраслям для каждого региона много. Согласно результатам опроса представителей бизнеса, 48% всех субъектов МСБ хотят работать в легкой промышленности, производстве оборудования и строительных материалов.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ:

Айдар Алибаев, председатель Союза потребителей финансовых услуг «Финпотребсоюз»:

«Начинать придется с нуля»

– Я не отношусь к категории экспертов, специализирующихся на подобных вопросах, но чисто как обыватель, покупатель, гражданин могу уверенно констатировать: к сожалению, то, что сегодня производит Казахстан, неспособно покрыть даже минимальные потребности населения. Ну, выпускаем мы какие-то отдельные виды пищевой продукции – молочной, мясной, мучной… Но если говорить о продукции второго, третьего, четвертого переделов, то ее исключительно мало.

За последние годы мы пережили громадье планов, прямо-таки «наполеоновских», касающихся строительства всевозможных предприятий. Но, увы, все они так и остались на уровне воткнутой в землю лопаты. А тем, кто реально хочет развивать производство, всячески мешают это делать. К примеру, один мой знакомый несколько лет назад занялся овоще водством, а другой (кстати, иностранец) вложил деньги в создание небольшой птицефабрики. Однако как только их бизнес начал приносить доход, он сразу же подвергся рейдерскому захвату…

При этом мы растеряли то, что имели. Взять, к примеру, кондитерскую фабрику «Рахат», продукцию которой хоть немного, но знали в мире, – сейчас она нам уже не принадлежит… Вряд ли у нас есть другие национальные продукты, которые известны за рубежом. Мы даже стали с завистью смотреть на наших соседей-киргизов, которые в условиях полного отсутствия каких-либо ископаемых сумели, по крайней мере, одеть себя и всю Центральную Азию.

В этом смысле мне, конечно же, очень хотелось бы похвастать каким-нибудь казахстанским брендом, но таковых у нас практически нет. А говорить о серьезных технологически продвинутых промышленных изделиях вообще не приходится…

В наследство от СССР Казахстан получил три преимущества: хорошую промышленную инфраструктуру, высокий кадрово-интеллектуальный потенциал и природные богатства. Если бы мы толково и эффективно распорядились этим наследием, то могли бы вывести республику на очень серьезные позиции по экономическому развитию и соответственно качеству жизни. К сожалению, безалаберное управление этими ресурсами на протяжении более двух десятков лет привело к тому, что мы фактически лишились их. Кто-то возразит: мол, все эти заводы, фабрики, цеха и без того устарели бы. Но посмотрите на Узбекистан, который умудряется многое производить как раз таки на «старом» советском оборудовании…

А вспомните, какое место в советском обществе занимал инженер – он был чуть ли не его основой. Сейчас же эта профессия превратилась в какой-то реликт. У нас полно юристов, экономистов, менеджеров, маркетологов, но практически нет квалифицированных «технарей». Даже при решении простейших задач в той же строительной сфере доходит до абсурда – не могут найти толковых сварщиков, сантехников, электриков. Такие специалисты сегодня на вес золота.

То есть, прежде чем что-то выпускать, мы должны сначала подготовить собственные кадры и возродить техническую и технологическую базу. А значит, начинать придется фактически с нуля. К тому же рынок ВТО, членом которого является Казахстан, уже перенасыщен любыми видами товаров, и пробиться туда со своей продукцией очень сложно. Поэтому не может быть даже речи о том, чтобы замахиваться на что-то технически сложное.

Да, в свое время наши чиновники кричали и о собственных самолетах-вертолетах, и о планшетах-компьютерах, но время показало, что это были лишь безответственные заявления с единственной целью – удержаться в кресле. А реально все это можно делать только силами зарубежных специалистов и на зарубежном оборудовании. Но это, во-первых, очень дорого, а, во-вторых, никто к нам уже и не приедет по причине отсутствия адекватного налогового законодательства, гарантий сохранности личной собственности и нормального бизнес-климата.

Соответственно начинать нужно хотя бы с того, чтобы удовлетворять элементарные потребности населения в еде, одежде, бытовых предметах, простейших строительных материалах…

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692632 Айман Турсынкан


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692628 Данияр Ашимбаев

Правительство РК: есть ли толк от реорганизаций и новых назначений?

Этой осенью (а, возможно, и раньше – на фоне требований граждан) традиционно ожидается новая волна перестановок в верхних эшелонах власти. В частности, весьма высока вероятность отставки сразу нескольких министров. Но вряд ли эти ротации смогут повлиять на качество работы самих министерств, если учесть, что в сложившейся системе государственного управления персоналии играют далеко не определяющую роль... О том, почему в стране падает авторитет министра и как можно с этим бороться, мы беседуем с политологом Данияром Ашимбаевым.

Ограниченное управление

– Многое ли зависит от министра в нынешних условиях?

– По идее, аппараты министерств должны напрямую подчиняться ответственным секретарям, которые назначаются и освобождаются от должности президентом страны по согласованию с премьером. Но это лишь формальность. На самом деле министры давно научились обходить данную норму. В результате наши «бессменные» ответсеки, которые должны обеспечивать преемственность в работе аппаратов и проводить госзакупки, меняются даже чаще, чем сами министры. Точных цифр у меня нет, но в среднем примерное соотношение – один к одному. Это первое.

Второе. Многие предприятия квазигосударственного сектора, которые отвечают за функционирование отраслей (нефтегазовые, транспортные и т.д.), министерствам напрямую не подчиняются. Они находятся в фонде «Самрук-Казына», и только от авторитета самого министра зависит, сможет ли он добиться от них того или иного решения.

В-третьих, у нас существуют ограничения по командному принципу работы, но опять-таки формально. Вот уже много лет мы боремся с тем, чтобы министры не таскали за собой свои команды (заместителей, финансистов, советников и т.д.), поскольку это сильно влияет на уровень непотизма в системе. Но, с другой стороны, командный принцип работы обеспечивает более высокую степень управляемости, поскольку министрам легче контролировать деятельность аппарата, когда за те или иные участки «отвечают» проверенные кадры. А потому они эти ограничения просто игнорируют, причем открыто…

К примеру, недавно был арестован вице-министр энергетики Гани Садибеков, который работал с Канатом Бозумбаевым в акиматах Жамбылской и Павлодарской областей, а затем перешел вместе с ним в министерство. Это говорит о том, что министры спокойно продолжают назначать своими заместителями людей с предыдущих мест работы. Тот же Умирзак Шукеев сейчас активно заполняет все ключевые позиции в Минсельхозе своими кадрами из «Самрук-Казына», хотя многие из них в аграрной сфере никогда не работали.

В-четвертых, нельзя забывать, что большинство наших министерств возникло в результате многочисленных реорганизаций, когда в один аппарат сливались сразу несколько подразделений и самых разных полномочий. Зачастую даже сами министры не знают, что входит в их компетенцию, не говоря уже о том, чтобы эффективно управлять этой сборной солянкой.

Чем больше – тем хуже

– Раз уж мы заговорили о реорганизации министерств, объясните, почему все реформы правительства сводятся именно к ней? Эта наша фишка? Какой вообще толк от бесконечных пертурбаций?

– Все просто. Допустим, не понравилось новому назначенцу название его министерства, вот он и решил сменить его на другое. Ведь каждому новому руководителю хочется что-то передвинуть, переделать, переименовать в своем ведомстве. Хотя в данном случае это уже не просто переименование, а полноценное преобразование со всеми вытекающими из этого последствиями…

Чем это чревато, можно увидеть на примере Комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, который был образован при Министерстве национальной экономики путем слияния сразу трех агентств. Заметьте, проблемы последних никуда не делись, они просто сконцентрировались в объединенном комитете. Однако если раньше их решали три ответсека, девять замов и энное количество начальников управлений, то сейчас за них отвечают всего три зама и несколько управлений. То есть объемы работы сохранились, а уровень компетенции резко снизился.

– Разве у каждой сферы не должен быть свой прямой куратор? Может, из-за несоблюдения этого принципа и возник весь этот беспорядок?

– Давайте посмотрим. Сферу молодежной политики можно отнести и к Министерству труда, и к Министерству образования, и к министерству, отвечающему за политические реформы. Финансовая полиция может существовать как самостоятельно, так и при МВД (как раньше ОБХСС), и при КНБ, а может вообще уйти в Минфин. Оборонную промышленность можно прикрепить как к Министерству обороны, так и к Министерству индустрии. Бюджет может верстаться как в Минфине, так и в Минэкономики.

Иначе говоря, любой департамент способен прижиться в любом ведомстве. Все зависит от того, кто лучше пролоббирует. К примеру, в марте его для себя отбил один министр, в октябре – другой, зимой – третий, а летом пришел новый министр, которому не понравились эти полномочия, и он сам начал от них избавляться.

Если провести соответствующий анализ, то выяснится, что почти в каждом министерстве собрано по три, четыре, а то и больше кочующих подразделений. Разумеется, они и дальше продолжат скитаться из ведомства в ведомство, нигде подолгу не задерживаясь и не успевая даже привыкнуть к новым полномочиям. Мне кажется, этот процесс обречен быть вечным. У нас даже квартала не было, когда бы что-нибудь да не реорганизовывалось. Если вы заглянете в базу постановлений правительства, то увидите, что функции отдельных министерств менялись чуть ли не по 10-15 раз за год.

Я этой проблемой занимаюсь много лет и до сих пор не могу найти данные по отдельным ведомствам. Порой доходит до абсурда. К примеру, в 1990-м создали Госкомиссию по ЧС, но в указе это прописать забыли. И вот в таком виде она проработала целых пять лет – вплоть до преобразования в комитет в 1995 году. И это, поверьте мне, не самый вопиющий случай в нашей аппаратной истории.

– А чем опасны столь частые реорганизации?

– Любая реорганизация парализует работу ведомства, как минимум, на два месяца – пока выйдет указ президента, потом постановление правительства о полномочиях нового министерства, затем в соответствии с ними надо будет утвердить новую структуру, штатную численность и штатное расписание, после этого начнутся кадровые назначения и переоформление бюджетных программ... То есть, само министерство как бы существует, однако профильными вопросами оно долгое время не занимается. А если учесть, что у нас любят преобразовывать, перетасовывать и переименовывать, то неудивительно, что солидную часть времени министерства проводят в замороженном состоянии.

Если проследить историю наших министерств, то выяснится, что только два из них остаются с неизменными названиями – это Министерство финансов (с 1920-го) и Министерство иностранных дел (с 1944-го). Все остальные реорганизовывались многократно… Покойный Нурболат Масанов однажды подарил мне справочник, где были указаны все министерства США, созданные за 200 лет существования этого государства. Их список – с именами министров – уместился всего на пяти-шести страницах. А у нас в этот объем можно втиснуть лишь двухгодичный период реорганизаций правительства. Если же мы начнем готовить полный справочник всех преобразований, то эта работа может занять, как минимум, год…

Лучшая защита – инерция

– Как часто министры подвергаются внешнему прессингу?

– Каждая сфера находится под влиянием определенных кланов, с которыми министрам приходится постоянно искать компромисс. Взять те же силовые структуры или субъекты квазигосударственного сектора, которые не подпадают под прямое регулирование, но с которыми нужно договариваться. В обмен на передачу определенных полномочий они, к примеру, могут потребовать назначить своих людей на должности руководителей соответствующих подразделений. Самое интересное, что министры потом меняются, а договоренности или, проще говоря, хвосты, остаются...

То есть, какой бы сильный руководитель ни пришел на должность министра, безболезненно изменить положение дел он уже не сможет, потому как сам встроен в «пищевую цепочку», либо наличие определенных интересов будет блокировать все его попытки провести реформу. Так как уничтожить такое слияние с криминалом не удается, остается брать под контроль его доходную часть.

Вспомните, сколько силовиков из разных ведомств было арестовано в рамках «Хоргосского дела». Причем до сих пор есть вопросы по формулировке тех или иных приговоров. Это говорит о том, что в подобные схемы вовлекается большое количество ведомств, групп и чиновников, от которых зависит общая ситуация в госаппарате.

Усилившаяся борьба с коррупцией и клановые войны начисто выбили из госаппарата настрой на принятие решений. Ведь понятно, что любое из них таит в себе массу интересов и может нести коррупционную составляющую. Поэтому очень многие чиновники просто стараются ничего не делать. Вообще! Получается, что людей, которые могут принимать решения, у нас полно, но тех, кто берет на себя ответственность за них – единицы.

Как правило, самые критикуемые чиновники – это как раз те, у кого есть этот настрой, кто умеет заставить людей работать и добиваться результатов. Однако все их инициативы оборачиваются информационными войнами. Такой вот парадокс. А потому в массе своей аппарат без политических санкций на высшем уровне даже по маленькому решению ничего сделать не в состоянии.

Конечно, каждое министерство следует рассматривать в индивидуальном порядке, но у всех у них одинаковый набор проблем – как я уже говорил, связаны они с кадровым составом, реорганизацией, личной компетенцией министров, зависимостью от теневых структур управления и даже серого бизнеса. Последнее особенно касается силовых ведомств...

– Можно ли в наших условиях добиться идеальной структуры правительства? Если да, то какой вы ее видите?

- Думаю, что какой-то идеальной структуры добиться невозможно. Казахстан ищет ее с 1991 года, то есть с момента обретения независимости, но судя по тому, что с приходом каждого нового премьера, вице-премьера или министра появляется очередной указ о реорганизации правительства, поиски еще продолжаются. Этот как раз тот случай, когда процесс идет ради процесса, а не ради какого-то результата.

Сформулировать некоторые представления об идеале, конечно, можно. Но у каждого министра, вице-премьера, премьера и работника АП будет свое мнение по этому поводу, и все пойдет по новому кругу. Единственный способ остановить этот процесс – усложнить процедуру реорганизации самих министерств. Как это сделать? Необходимо внести в Конституцию список министерств, как это было в СССР (хотя и соблюдалось не очень строго) или в США.

Можно еще попробовать ввести норму о том, чтобы процедура преобразования министерств проходила одобрение в парламенте. Но ведь и ее превратят в простую формальность. За примерами далеко ходить не надо. Согласно последним конституционным изменениям, парламент должен утверждать кандидатуры вице-премьеров и отдельных министров. Однако при назначении вице-премьеров Умирзака Шукеева, Аскара Жумагалиева, Ерболата Досаева эта процедура почему-то не использовалась. Я склонен считать, что о ней попросту забыли, иначе какой смысл игнорировать то, что сами же инициировали.

Нашему госаппарату присуща очень сильная инерция. Вот создали министерства, все расселись по своим кабинетам, настроили процесс – и никому нет дела ни до конкурентоспособности, ни до прорывных проектов, ни до госпрограмм… К тому же от последних одни лишь проблемы в виде многочисленных уголовных дел. Никто не хочет подставляться, все боятся получить по башке за то, что хотят провести реформы по «улучшению жизни»…

В таких условиях единственным вариантом остается частая смена руководителей, которые хотя бы первое время будут стараться достичь каких-то хороших результатов, чтобы показать президенту и обществу, что они достойны высоких постов. Если же министр проработал 3-4-5 лет, то смысла в его дальнейшем пребывании на этой должности уже нет, потому как он явно ничего не хочет и ни к чему не стремится.

Менять можно всех!

– Сейчас все находятся в ожидании кадровых перестановок. Как считаете, каких министров или министерств это коснется?

– Наших министров можно разделить на две группы. Первые просто исполняют обязанности, но при этом не могут или не хотят добиваться каких-то результатов и совершать прорывы в своей деятельности. Вот их можно смело менять. Другие вроде пытаются что-то делать, но в силу этого оказываются под градом критики. Скорее всего, последних и коснутся перестановки.

Хотя есть сферы, к примеру, то же образование, где приход нового министра лишь усугубит положение. Дело в том, что каждый очередной глава ведомства пытается реализовать свое видение решения проблем. В результате новые реформы накладываются на старые, которые уже прописаны в указах, законах, программах, и их нельзя отменить. Что из этого получилось, мы все прекрасно видим. Что с этим делать – не знает никто.

А вообще, практически всех министров можно поменять. Но вопрос в том, будет ли от этого эффект? Лично у меня на сей счет есть большие сомнения.

К примеру, в том же МВД есть подразделения, которые буквально вопиют о проблемах. Но способен ли новый министр решить их? Будет ли он работать лучше, чем предшественник? Ведь проблема не в конкретном человеке, а в самой системе, которая уже достигла предела своих возможностей. Она вышла на свой потолок – 15 процентов раскрываемости преступлений – и уже физически не сможет прыгнуть выше. Хотя понятно, что это очень низкий показатель. В советское время он, бывало, достигал 90 процентов...

Отставка Касымова и психологически, и политически, возможно, уже назрела, но давайте посмотрим на список потенциальных его сменщиков. Это либо люди из самого МВД, у которых такие же показатели, как и у системы в целом, либо люди со стороны, которым нужно время, чтобы вникнуть в процесс. Причем похожая ситуация наблюдается и во всех остальных сферах. Хотя есть, конечно, исключения из правила, когда министры-непрофессионалы достигали хороших результатов. К примеру, Ерболат Досаев, попав в Минздрав, сумел провести там неплохую реорганизацию.

Понятно, что также назрели отставки многих других руководителей, в том числе председателя Нацбанка и самого главы правительства. Смысла в их пребывании на этих должностях фактически уже нет. Но если на кресло премьера еще найдутся претенденты, то по работе финрегулятора мы видим, что добиться хоть каких-то результатов сложно. Слишком много в этой системе интересов.

Простые тому примеры. Недавно Нацбанк отстранил руководство Нефтяной страховой компании, однако ни та, ни другая из сторон никак это не прокомментировали. Рейтинговые агентства понижают рейтинги нашим банкам – снова тишина. Ситуация в пенсионной системе уже изуверская, но ответственные чиновники продолжают придерживаться политики молчания. И при всем при этом они считаются «эффективными управленцами» и «гениальными стратегами»...

В нашем случае, конечно, как в том анекдоте, надо менять всю систему. Правда, людей, способных что-то изменить, причем не в интересах каких-то групп, а в интересах дела, в стране практически не осталось.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2018 > № 2692628 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 2 августа 2018 > № 2697292

Стагнация в банковском секторе идет на убыль

Зарина КОЗЫБАЕВА

Национальный банк РК опубликовал ежемесячный отчет «Финансовые показатели БВУ по состоянию на 01.07.2018 года». И если по итогам первого квартала некоторые показатели ряда БВУ демонстрировали динамику снижения, то уже по результатам первого полугодия в связи с получением льготных средств в рамках государственной программы поддержки банков и предполагаемого усиления надзорной политики финрегулятора, банки начали активно проводить работы по очищению ссудного портфеля от проблемных долгов.

По данным Нацбанка РК, совокупные активы банковского сектора Казахстана на 1 июля 2018 года составили 24,255 трлн тенге, что на 0,4% больше по сравнению с началом года. В структуре активов преимущественную долю занимают кредиты – 51,3%, портфель ценных бумаг – 19%, наличные деньги, аффинированные драгоценные металлы и корреспондентские счета – 12%.

NPL 90+

Кредиты, по которым имеется просроченная задолженность более 90 дней (NPL), составили 1,179 трлн тенге, или 8,75% от ссудного портфеля.

В первой тройке лидеров по кредитам с просрочкой более 90 дней оказались АО «Эксимбанк», доля неработающих кредитов у которого занимает почти половину «здорового» портфеля – 44,21% (17,6 млрд) , хотя на 01.01.2018 составляла всего 0,64%, АО ДБ «НБ Пакистана» в Казахстане чьи 32,73% оставляют его с 1, 394 млрд невозвратных займов и АО «Казкоммерцбанк» с токсичным портфелем объемом в 313,7 млрд тенге.

Отмечаемый хорошей работой по контролю за качеством ссудного портфеля ДБ АО «Банк Хоум Кредит» также показал привычно успешный результат по объемам NPL.

Доля кредитов с просрочкой «90+», у данного банка, составляет лишь 3,55% или 7,971 млн тенге от ссудного портфеля.

«Стратегическим направлением группы «Хоум Кредит» является ответственное и безопасное кредитование, как для заемщика, так и для финансового института. Уделяя повышенное внимание «чистоте» ссудного портфеля «Банк Хоум Кредит» использует передовые технологии кредитного скоринга, что позволяет минимизировать риски невозврата займа, – поясняет пресс-служба «Банка Хоум Кредит» - Для нас еще и важно, чтобы клиент осознанно подходил к вопросу получения кредита, так как являясь флагманом развития финансовой грамотности среди БВУ Казахстана, мы советуем людям не принимать поспешных решений, дабы не испытать повышенной финансовой нагрузки и можем утверждать, что клиентами нашего Банка становятся ответственные граждане, что и подтверждает низкий уровень NPL».

Среди БВУ, чей ссудный портфель превышает 100 млн тенге, «Банк Хоум Кредит» занимает 3 место по показателям NPL+90, уступая лишь АО «Altyn Bank» (0,44%) и государственному Жилстройсбербанку (ЖССБ) (0,22%).

Рост депозитов

Согласно отчету финрегулятора объем депозитов резидентов в депозитных организациях на конец июня - начало июля 2018 года составил 17,84 трлн тенге, увеличившись за месяц на 5,6%. Депозиты юридических лиц в национальной валюте в июне 2018 года выросли на 6%, до 5,4 трлн тенге, в иностранной валюте – на 10,8%, до 4,012 трлн тенге (42,4% от депозитов юридических лиц).

Несмотря на в целом снижение ставки вознаграждения по привлекаемым депозитам физических лиц в тенге, депозиты физических лиц в тенге увеличились на 4,6% до 4,459 трлн тенге, в иностранной валюте – на 1,2%, до 3,926 трлн тенге (46,8% от депозитов физических лиц). Для сравнения депозиты юридических лиц в национальной валюте в мае 2018 года составили 5,1 трлн тенге, в иностранной валюте – 3,6 трлн тенге. Депозиты физических лиц в тенге, в мае текущего года увеличились на 2,7% до 4,2 трлн тенге, в иностранной валюте составили 3,87 трлн тенге (47,6% от депозитов физических лиц).

Согласно анализу АФК, из значимых тенденций июня можно также выделить рост розничных вкладов у Народного Банка (+105,7 млрд тенге). При этом остальные банки с активами свыше одного трлн тенге (всего 8) также показали увеличение розничных депозитов на 13-30 млрд тенге. Максимальное снижение – у Банка Астаны (-1,7 млрд тенге).

Наибольший рост корпоративных вкладов по итогам июня также отмечается у Народного Банка (+143,1 млрд тенге), а наибольшее снижение у Евразийского банка (-63,1 млрд тенге).

По итогам полугодия максимальный рост депозитов юрлиц по всей системе демонстрируют Ситибанк Казахстан (+208,9 млрд тенге). Народный Банк (+112,7 млрд тенге) показывают максимальный рост по депозитам физлиц.

Стабильны показатели и Банка Хоум Кредит, где депозиты физически лиц испытали рост в 15,9 млрд тенге (69,4 млрд тенге), юридических лиц в 14,3 млрд тенге (48,5 млрд тенге).

Объем срочных депозитов на конец июня 2018 года составил 11,86 трлн тенге, увеличившись за месяц на 2,8%. В их структуре вклады в национальной валюте составили 6,385 трлн тенге, в иностранной валюте – 5,475 трлн тенге.

Средневзвешенная ставка вознаграждения по срочным депозитам в национальной валюте небанковских юридических лиц составила 7,1% (в декабре 2017 года – 8%), по депозитам физических лиц – 11,2% (11,7%).

Подушка безопасности

Размер совокупных обязательств банковского сектора по состоянию на 1 июля 2018 года составил 21,210 трлн тенге (увеличение с начала года на 0,4%). В структуре обязательств банков наиболее высокую долю занимают вклады клиентов – 79,6%, выпущенные в обращение ценные бумаги – 5,8%, займы, полученные от других банков и организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, – 2,9%.

Обязательства банков перед нерезидентами Казахстана в совокупных обязательствах снизились по сравнению с началом 2018 года с 5,56% до 5,35% (до 1,102 трлн тенге).

Банки продолжают увеличивать собственный капитал. Совокупный собственный капитал банковского сектора по состоянию на 1 июля 2018 года составил 3,044 трлн тенге, увеличившись за январь-июнь 2018 года на 0,5%.

По данным регулятора за первое полугодие совокупный собственный капитал БВУ РК вырос за год на 4,1%, и составил на конец мая 2018 года 3,1 трлн тенге. В данном сегменте лидирует Народный банк, с приростом до 809,7 млрд тенге в июле 2018 года. В мае – рост увеличился на 107,4 млрд тенге (15,5%), до 798,6 млрд тенге. Доля банка выросла за год с 23,5% до 26%.

Вторым показателям в первом полугодии оказался Kaspi Bank, с приростом на 52,9 млрд тенге (39%), до 188,3 млрд тенге. Доля от БВУ РК выросла с 4,6% до 6,1%. В июле прирост банка достиг лишь 192,5 млрд тенге. А замыкал майский ТОП-3 по приросту ЖССБ - на 49,1 млрд тенге (38,9%), до 175,3 млрд тенге. Доля на рынке выросла с 4,3% до 5,7%. В июле рост составил – 178,1 млрд тенге.

Среди БВУ чьи активы не превышают триллион тенге, лидерами по увеличению собственного капитала по балансу являются «Банк Хоум Кредит» +24% (55,9 млрд) с 01.01.18, бывший банк «ЭкспоКредит» - «First Heartland Bank» +20,8 (13,5 млрд) и совершивший реинкарнацию «Bank RBK» +37,7% (86,3 млрд).

В Банке ХоумКредит по состоянию на 01 июня 2018 года наблюдался прирост на 18,3 млрд тенге (50,6%), до 54,5 млрд тенге. Доля банка выросла за год с 1,2% до 1,8%. В июле прирост достиг до 55,98 млрд тенге. В этой же динамике двигается и Нурбанк, с приростом на 14,9 млрд тенге (30,3%), до 63,8 млрд тенге. Его доля на рынке выросла с 1,7% до 2,1%.

Чистая прибыль (превышение текущих доходов над текущими расходами) составила 321,2 млрд тенге. Чистая процентная маржа и процентный спред БВУ по состоянию на 1 июля 2018 года составили 5,44% и 4,28%, соответственно.

Лидером по чистой прибыли является Народный Банк Казахстана – 119,4 млрд тенге, антилидером - Банк Астаны (-11,6 млрд тенге).

В существенном плюсе по чистой прибыли оказались и: Bank RBK – 18,072 млрд тенге, ЖССБ – 15,08 млрд тенге, АО «Fortebank» - 10,5 млрд тенге. Чистая прибыль Банка Хоум Кредит на 01.07.2018 составила – 10,8 млрд тенге. Банк, не спеша и уверено наращивает прибыль. Так, если в на 01.02.2018 текущего года чистая прибыль банка составляла – 1,9 млрд тенге, то уже на 01.05.2018 – 7,2 млрд тенге. на 01.06.2018 она достигла до 9,3 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 2 августа 2018 > № 2697292


Казахстан > Транспорт > kursiv.kz, 2 августа 2018 > № 2697286

КТЖ: За компенсацией из-за задержки поездов в Жамбылской области обратилась почти половина пассажиров

Дмитрий ПОКИДАЕВ

АО «Пассажирские перевозки» в качестве компенсации за задержку поездов в Жамбылской области выплатило более 4,5 млн тенге 1 400 пассажирам, следовавших по ветке, где 31 июля произошел сход вагонов грузового состава, сообщил 2 августа генеральный директор этой компании Арман Султанов.

«Вследствие схода грузовых вагонов в Жамбылской области 31 июля было введено ограничение движения: нарушен график движения 19 пассажирских поездов. На сегодняшний день, благодаря оперативной работе, из 19 поездов опаздывает всего лишь пять. Что касается компенсации, на сегодняшний момент к нам обратилось около 1 400 пассажиров, мы возместили более 4,5 млн тенге. Люди продолжают обращаться», - сказал Султанов на брифинге.

Напомним, во вторник, 31 июля, на участке Мойынты – Шыганак около восьми утра с рельсов сошла часть грузового состава, в результате чего было приостановлено движение: из графика выбилось пять пассажирских поездов. Движение на участке было восстановлено во вторник вечером. Причиной схода грузовых вагонов в Жамбылской области стал излом боковой рамы одного из них.

Согласно правилам перевозок пассажиров и багажа, утвержденным Министерством по инвестициям и развитию Казахстана, каждому пассажиру положено возмещение трех процентов от стоимости билета за каждый час простоя, но в сумме, не превышающей стоимости билета. Накануне нацкомпания сообщила, что в задержавшихся пассажирских поездах находилось около 3,2 тыс. человек, однако обратившихся за компенсацией 1 августа не было.

Одновременно гендиректор «Пассажирских перевозок» пообещал, что в срок до 3 августа график движения поездов на этом участке будет восстановлен.

Казахстан > Транспорт > kursiv.kz, 2 августа 2018 > № 2697286


Казахстан > Агропром. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691527

Свыше 100 фермерских хозяйств закупили солнечные энергогенераторы в ЗКО

80% от стоимости оборудования возвращается государством

За покупку «зелёных» источников энергии они получили с начала 2018 года субсидии от государства в размере 281 млн тенге, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на «Уральскую неделю».

В областном управлении сельского хозяйства сообщили, что наибольшее количество солнечных генераторов установили крестьянские хозяйства в Акжайыкском, Бокейординском и Жанибекском районах. Часть из солнечных батарей увезли в свои хозяйства фермеры из Бурлинского, Жангалинского, Зелёновского, Казталовского, Каратобинского, Срымского и Таскалинского районов.

Как пояснил заместитель управления сельского хозяйства по ЗКО Денис Умашев, солнечные электрогенераторы фермеры приобретают для установки на чабанских точках для обеспечения водой своих животноводческих хозяйств. Однако мощности оборудования — от 2 кВт и выше — хватает не только для подключения насосов для подъёма воды из-под земли, но и для обеспечения электричеством всей чабанской точки.

Фермер из Бокейординского района Саян Баетов занимается разведением лошадей. Этой весной он поставил в своём хозяйстве солнечный электрогенератор мощностью 3 кВт.

«Оборудование установил в апреле, и с тех пор больше ни разу не пришлось включать бензиновый генератор. Купил холодильник в дом, воду качаем электронасосом, свет в доме круглые сутки, я доволен. Солнца у нас в степи вдоволь, оборудование один раз поставил и только раз в месяц надо чистить его от пыли», — рассказывает он.

На приобретение солнечных панелей, контроллеров и инвертора фермер потратил 1,2 млн тенге. Один миллион ему вернуло государство.

«Сейчас заявка оформляется через ЦОН, там проверяется правильность оформления документов, и дальше идешь в управление сельского хозяйства. На все это уходит 1,5−2 месяца», — поведал Саян Баетов.

По информации управления сельского хозяйства области, на сегодняшний день 235 крестьянских хозяйств в ЗКО используют «зелёные» источники электроэнергии. Стоимость одного солнечного генератора составляет от 900 тысяч до 3 млн тенге. Государство возвращает фермеру 80% от стоимости покупки оборудования, если он приобретает его для ведения сельского хозяйства.

Казахстан > Агропром. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691527


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691526

Цифровизация как тренд развития эффективного бизнеса

В центрах обслуживания предпринимателей будут зоны самообслуживания для доступа к электронным госуслугам

Технологии не стоят на месте. Особенно это касается вопросов развития бизнеса. Так, для развития МСБ все государственные услуги в Казахстане будут переведены в онлайн-формат на безальтернативной основе, сообщает корреспондент Primeminister.kz.

Цифровизация и развитие МСБ — два неразрывных понятия. Планируется, что в 214 центрах обслуживания предпринимателей по Республике Казахстан будут созданы зоны самообслуживания для обеспечения прямого доступа предпринимателей МСБ к электронным услугам государства и мерам государственной поддержки бизнеса.

Интеграция информационных систем в цифровизации бизнеса

В Послании главы государства Нурсултана Назарбаева «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» особенно выделяется необходимость цифровизации процессов получения бизнесом полной государственной поддержки по принципу «одного окна», а также интеграции информационных систем госорганов в целях перехода оказываемых услуг по принципу «одного заявления».

Сегодня на портале egov.kz из 746 госуслуг, широко представленных бизнесу и населению, автоматизированы около 50% услуг (452). На сайте зарегистрировано более 6 млн пользователей, а мобильное приложение egov.kz, доступное для android и iOS систем, используют 3,5 млн пользователей.

Возможности, предоставляемые цифровизацией, могут спокойно заменить работу различных экспертных групп и комиссий на автоматизированные процессы, которые исключат вероятность принятия решений на основании субъективных мнений. Наряду с этим, при интеграции информационных систем госорганов сократится более 50% документов, полей заполнения и сроков рассмотрения.

Эффективное обучение на открытой платформе

Каждый день ведется эффективная работа по внедрению цифровых технологий по вопросам оказания услуг. С целью построения политики доступа и открытости к информации для всех сторон бизнеса планируется разработать и разместить сервисы, необходимые для упрощения работы с документацией и клиентами, а также автоматизации внутренних рабочих процессов. Основной акцент будет обращен на ведение кассового и бухгалтерского учетов, управление персоналом, контроль движения товаров и услуг, мониторинг расходования ресурсов, электронный документооборот.

Согласно прогнозам Министерства национальной экономики Республики Казахстан, к 2022 году более 100 IT-компаний разместят сервисы на платформе, из них 10 уже размещены. При этом количество пользователей составит свыше 120 тысяч субъектов.

Работа центра обслуживания предпринимателей в режиме онлайн

В целях обеспечения возможностей цифровизации каждому человеку НПП «Атамекен» предложила автоматизировать работу центров обслуживания предпринимателей.

Во всех 25 центрах обслуживания предпринимателей (далее — ЦОП) в городах, 189 ЦОП в районных центрах и моногородах будут созданы зоны самообслуживания, которые с помощью консультантов обеспечат доступ к электронным услугам государства и мерам господдержки предпринимателям, не имеющим прямого доступа к интернету.

«Автоматизация ЦОП позволит уменьшить бюджет на оказание нефинансовой поддержки бизнесу, увеличить зоны покрытия, снизить документооборот, оптимизировать численность консультантов. Системная работа в этом направлении уже в текущем году позволит сократить время оказания господдержки и количество требуемых документов на 50% и проверок на 30%, что сократит издержки бизнеса к 2022 году на 8,4 млрд тенге», — отмечают в НПП «Атамекен».

Со второго полугодия 2018 года Национальная палата предпринимателей запланировала в пилотном режиме полностью перевести в электронный формат работу центров обслуживания предпринимателей в Астане и Алматы.

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691526


Казахстан > СМИ, ИТ > and.kz, 1 августа 2018 > № 2702716

Фая, раздай Wi-Fi!

Даже антенны могут быть интеллектуальными. Возможно, именно их нам не хватает, чтобы вовсю пользоваться беспроводным интернетом.

Гигабайты важной информации, благодаря интернету и беспроводной сети, сегодня доставляются буквально за секунды, позволяя обмениваться информацией, общаться, а также вести и масштабировать бизнес. Более того на «языке Wi-Fi» сегодня общаются не только люди, но и все современные приборы. Поэтому не удивительно, что потенциал стран в наши дни определяет не просто доступ людей к интернету, но и наличие развитой Wi-Fi-инфраструктуры. Например, как в Сингапуре, Швейцарии, Дании и Великобритании.

Казахстан, хоть пока и не может похвастаться такими же успехами, не намерен отставать от этих стран. Причем поддерживают нашу страну в этом стремлении ведущие технологические компании мира. Взять хотя бы такого гиганта, как Huawei, который уже реализует ряд Wi-Fi-проектов в Казахстане и видит возможности дальнейшего развития инфраструктуры для беспроводного доступа к интернету в публичных местах.

«В первую очередь я вижу перспективу применения Wi-Fi в бизнес-центрах, так как там всегда есть посетители, нуждающиеся в гостевом доступе. К тому же в Алматы и в Астане сейчас запускается очень много новых объектов. Во-вторых, перспективными я считаю Wi-Fi решения для школ и университетов, поскольку в стране сейчас большой акцент делают на цифровом образовании», – делится директор по работе с государственными органами ТОО «Хуавей Текнолоджиз Казахстан» Андрей Желтиков.

К слову, сейчас «Huawei» участвует в программе «Цифровой Казахстан», также ранее компания сотрудничала с Министерством образования нашей страны с решением WLAN (беспроводной локальной сети). К тому же, Huawei имеет успешный опыт внедрения WLAN в казахстанских школах и университетах.

Мы конечно не могли не задаться вопросом – насколько такие решения в образовательной сфере доступны для вузов и школ, так как это не крупные компании, которые могут себе позволить инвестировать большие суммы в технологичные проекты. Однако Андрей отвечает, что вполне доступны, поскольку учреждениям в сфере образования предлагается свой оптимальный набор оборудования. Так в прошлом году был проведен первый этап модернизации Wi-Fi-сети в Евразийском Национальном Университете. В дальнейшем имеются планы по модернизации других корпусов и общежития.

Что касается стадионов, то на западе массовые спортивные мероприятия пользуются большей популярностью, чем у нас. Поэтому в Казахстане такой острой потребности в оснащение стадионов точками доступа Wi-Fi – нет. Хотя, например, когда в Казахстане проходила Универсиада, мы поставляли инфраструктуру на спортивных объектах и стадионах.

– Андрей, почему в Казахстане не реализуются такие масштабные проекты, как налаживание сетей Wi-Fi на стадионах и в метро? Вообще от кого должна больше исходить инициатива по развитию инфраструктуры Wi-Fi-сетей от частного сектора или от государства?

Если это социальный проект, то инициатива должна исходить от государства. В частности если брать алматинское метро, то насколько я знаю, этим вопросом занимаются городские власти.

Что касается стадионов, то на западе массовые спортивные мероприятия пользуются большей популярностью, чем у нас. Поэтому в Казахстане такой острой потребности в оснащение стадионов точками доступа Wi-Fi – нет. Хотя, например, когда в Казахстане проходила Универсиада, мы поставляли инфраструктуру на спортивных объектах и стадионах.

– Зачастую Wi-Fi-сети покрывающие большие территории обладают довольно скудными характеристиками. Какие тенденции в области Wi-Fi помогут это исправить?

Одной из таких технологий является технология интеллектуальных антенн, которая используется для реализации более точного обнаружения пользователей, подавления помех и улучшения качества сигнала, что позволяет пользователям беспрепятственно и плавно использовать беспроводную сеть.

Также перспективной и действенной является технология оптимизации производительности радио интерфейса. Если рассказывать подробнее, то в сценариях с высокой плотностью, когда много пользователей подключаются к сети, большое число терминалов с низким уровнем сигнала потребляет больше ресурсов на радио интерфейсе, что снижает пропускную способность точки доступа и ухудшает работу пользователей. Чтобы это предотвратить, точки доступа Huawei проверяют уровень сигнала терминала во время подключения к сети и могут отклонять терминалы со слабым уровнем сигнала. Также точки доступа отслеживают уровень сигнала терминалов в режиме реального времени и принудительно отключают терминалы с низким уровнем сигнала, чтобы они могли заново подключиться к ближайшим точкам доступа, которые имеют более сильный уровень. Технология контроля доступа терминалов может повысить эффективность использования радио интерфейса и обеспечить доступ большего числа пользователей.

Третья тенденция - балансировка нагрузки между точками доступа: функция балансировки нагрузки позволяет контроллеру распределять пользователей равномерно на точках доступа на основе количества пользователей и объема трафика. Таким образом балансируется трафик между точек доступа для обеспечения стабильной производительности беспроводной сети.

Виктория Задирако

Автор материала

Эрик Фарахов

Автор материала

Казахстан > СМИ, ИТ > and.kz, 1 августа 2018 > № 2702716


Казахстан. ООН > Образование, наука > kursiv.kz, 1 августа 2018 > № 2697297

ЮНИСЕФ: Казахстанских родителей следует обучать ненасильственным методам воспитания детей

Дмитрий ПОКИДАЕВ

В Казахстане необходимо создавать систему обучения родителей ненасильственным методам воспитания детей, считает координатор программ по защите прав детей Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) Айслу Бекмуса.

По данным ЮНИСЕФ, озвученным Бекмусой во время онлайн-конференции на портале BNews, в стране отмечается рост числа родителей, готовых применять в отношении своих детей насильственные методы воспитания в виде телесных наказаний. Если в 2010 году 49% детей в казахстанских семьях подвергались насильственной форме дисциплинирования, то по результатам опросов в 2016 году более 75% взрослого населения заявило, что поддерживает насильственные формы дисциплинирования детей.

«Есть очень много факторов, которые влияют на такое поведение людей – во-первых, это становится социальной нормой, часто взрослые считают, что наказать ребенка, побить ребенка в воспитательных целях – это оправданно. Но чаще всего это связано с тем, что родители просто не знают – а как по-другому воспитать ребенка, если он плохо себя ведет, не слушается, делает что-то, что может навредить его здоровью. Поэтому мы акцентируем внимание на том, что необходимо обучать наших родителей – как нужно воспитывать детей, какие альтернативные ненасильственные методы воспитания детей можно использовать», - сказала представитльница ЮНИСЕФ.

Она отметила, что во многих странах существует практика так называемых программ «позитивного родительства», которые можно адаптировать к казахстанскому контексту, но проблема в том, что в стране недостаточно структур, которые могли бы и готовы вести эту деятельность.

«В Казахстане такие центры есть, но на самом деле их не так много, как требуется, такие программы практикуют некоторые психологи, некоторые университеты, есть центр поддержки семьи в Усть-Каменогорске, который частично реализует эту функцию, но сказать, что такие программы и такие услуги есть повсеместно в Казахстане мы не можем», - отметила Бекмуса.

Одновременно она считает, что при оценке защищенности детей от насилия правильнее понимать, насколько страна продвигается в вопросах обеспечения благополучия детей, насколько сегодня Казахстан лучше, чем в 2005 году, в 2010 году и какие цели он ставит для себя в этом аспекте к 2020-му, к 2030-му, к 2050 годам.

«И в Казахстане в этом отношении очень много позитивных реформ – совершенствуется законодательство в части выявления, реагирования на насилие над детьми и его предотвращение, изучаются зарубежные позитивные практики, вводится предоставление услуг реабилитации, но все это необходимо отслеживать в динамике, необходимо, чтобы на районном, на областном и на республиканском уровнях существовали системы мониторинга благополучия детей», - заметила эксперт.

Она подчеркнула, что существует еще и проблема элементарного непонимания со стороны населения страны того, что следует считать насилием над детьми.

«Согласно конвенции ООН о правах ребенка, которую Казахстан ратифицировал, телесные наказания в воспитательных целях – это также форма насилия над детьми. Сейчас порядка 50 стран по всему миру запретили все формы телесного наказания детей во всех сферах – в семье, в образовании, в учреждениях опеки. И наш анализ показывает, что в тех странах, где существует такой запрет, уровень насилия в отношении детей значительно ниже», - утверждает Бекмуса.

Она сослалась на опыт Швеции, которая запретила телесные наказания детей в 1979 году, и тогда более 90% населения этой страны поддерживали насилие над детьми в виде наказания. К нынешнему времени, по данным ЮНИСЕФ, уровень считающих телесные наказания необходимостью снизился до 10% от общего числа опрошенных.

«В Швеции был введен кодекс, который регулирует отношения в семье и вносит запрет на телесные наказания, согласно ему, есть меры наказания – штраф, административное задержание, а если наносится ущерб здоровью ребенка, это может быть и уголовная ответственность. Но помимо этого велась активная разъяснительная работа с родителями, то есть когда выбирается путь профилактики, когда выбирается путь нулевой терпимости к насилию и предпринимаются профилактические меры, то насилие над детьми снижается», - констатировала эксперт.

Казахстан. ООН > Образование, наука > kursiv.kz, 1 августа 2018 > № 2697297


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 августа 2018 > № 2691529 Бахытжан Наурзбеков

У производителей Алматы есть все необходимое для успеха

Как государство и акимат помогают промышленникам города расти Kapital.kz рассказал руководитель Управления предпринимательства Бахытжан Наурзбеков

Есть такая хорошая программа «Алматы-2020», которую еще в 2015 году общественности презентовал аким города Бауыржан Байбек. По планам разработчиков — международной консалтинговой фирмы МcKinsey & Company — она поможет городу догнать в экономическом развитии крупнейшие мегаполисы мира. Цели удастся достичь благодаря развитию промышленности, МСБ и торговли, указано в документе. Конечно же, большой упор делается на экспортно-ориентированные компании. Каких результатов удалось достичь за те 2,5 года, которые прошли с момента презентации программы? Об этом Kapital.kz поговорил с руководителем Управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития Бахытжаном Наурзбековым.

— Что делает городской акимат для того, чтобы бизнесмены из Алматы стали конкурентоспособными?

— В первую очередь хочется заметить, что в госпрограмме индустриально-инновационного развития есть механизмы поддержки отечественных товаропроизводителей. Первый — индустриальная зона, созданная в Алатауском районе Алматы с площадью 490 га. Алматы и действующая в рамках «Дорожной карты бизнеса — 2020». На сегодняшний день она включает в себя 41 проект общей стоимостью 155 млрд. тенге с созданием более 5000 рабочих мест. Из них экспортно-ориентированными являются 13 компаний, с иностранным капиталом — 8 предприятий.

— Все эти проекты действующие?

— По факту запущено 4 предприятия. Одно из них на слуху — ТОО BRB APK, создало тепличный комплекс площадью 17 га по производству помидоров и огурцов. Проектная мощность теплицы составляет более 5 тыс. тонн овощей в год. Есть так же предприятие ТОО Almapack по производству мешков для сухих смесей. Есть компания, выпускающая картриджи ТОО DOC Ltd и ТОО Токи роуп по производству габионной сетки. В нынешнем году мы планируем поэтапно запустить 9 предприятий в индустриальной зоне.

— Насколько удобно компаниям работать в индустриальной зоне?

— Прежде всего, это земельный участок, который производитель получает в пользование на арендной основе. Вся территории Индустриальной зоны за счет государства оснащена всей необходимой инфраструктурой. После запуска производства компания может выкупить эту землю по кадастровой стоимости.

— Индустриальная зона ведь не единственный способ для производителей расти?

— Следующий механизм, который акимат Алматы использует для обеспечения конкурентоспособности местных компаний — Карта поддержки предпринимательства. Она разработана и используется в рамках программы индустриально-инновационного развития на 2015−2019 годы, утвержденной указом главы государства. На сегодняшний день в карту включено 109 предприятий, где общее количество рабочих мест составляет 12,2 единиц. С 2015 по 2018 год мы реализовали 45 проектов. Основным критерием при отборе проектов, которые будут включены в Карту поддержки предпринимательства, является расширение производства. То есть тех, кто просто работает, мы не можем в нее добавить, а включаем только предприятия, которые планируют или проводят модернизацию.

— Какую пользу приносит Карта предпринимателю?

— Карта позволяет совместно с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» сопровождать инвестиционные проекты в период реализации оказывать содействие в преодоление административных барьеров и т. д. К примеру, предприятие проводит модернизацию, то увеличивает свои производственные мощности, следовательно, у него возрастают запросы по объему потребляемого электричества, газа и мы оказываем ему содействие в ускорение решения данных вопросов.

Среди включенных в Карту поддержки предпринимателей 109 компаний, есть средние и крупные. Половина из них являются экспортно-ориентированными, а вторая половина работает на местный рынок.

— Что еще у вас есть для бизнеса?

— Следующий инструмент — «Дорожная карта бизнеса — 2020», которую акимат Алматы реализует совместно с Фондом развития предпринимательства «Даму». Согласно условиям, предприятие-участник может получить субсидии от государства по взятому в коммерческом банке кредиту для развития своего бизнеса.

Вообще, мы ведем большую работу. Создана комиссия по поручение премьер-министра совместно с НПП «Атамекен» по поддержке местных товаропроизводителей. Работа комиссии заключается не только в содействии по преодолению административных барьеров, но и в дозагрузке производственных мощностей.

Мы создаем площадку для того, чтобы компании могли встретиться и провести переговоры. Затем они представляют свои коммерческие предложения потенциальным партнерам и уже в этот Процесс Управление предпринимательства не Вмешивается.

— А почему компании не налаживают контакты без участия горакимата? Алматы ведь не такой большой город.

— Они ведут эту работу. Мы им помогаем. Хочу так же отметить, что в этом году Управление предпринимательства утвердило Дорожную карту по развитию экспорта. Мы проводим много мероприятий в рамках этого направления. В ближайшее время повезем наших производителей в Узбекистан.

— Почему именно в Узбекистан?

— Мы сделали рассылку по компаниям с вопросом, куда бы они хотел поехать в целях налаживания партнерских связей и на основании ответов мы сформировали список:

Узбекистан, КНР, Азербайджан, Грузия, Россия, Кыргызстан. Да данный момент отрабатываем Узбекистан. Туда едут производители из пищевой отрасли, химической промышленности, машиностроения. Кроме того, в целях загрузки мощностей наших производителей мы ведем работу по регионам. Вот планируем поездку в Шымкент.

— Зачем?

— Наши производители легкой промышленности едут в Шымкент покупать ткань, нити, пуговицы. Это называется межрегиональная кооперация — сегодня мы продали, завтра нам продадут. Так же и с Узбекистаном. Есть алматинские компании, которые готовы покупать их овощи. Например, компания «Цинказ» хочет приобретать узбекистанские помидоры и обратилась к нам с просьбой помочь наладить деловые связи с производителями. Таким образом, мы оказываем содействие бизнесу для того, чтобы он становился конкурентоспособным не только внутри страны, но и за ее пределами.

При этом предприятия могут воспользоваться всеми перечисленными инструментами. У нас нет ограничений. Компания можете получить и участок на территории индустриальной зоны, и субсидии по ДКБ, и войти в Карту поддержки предпринимательства.

— Кроме НПП «Атамекен» кто-то еще помогает вам в вашей работе?

— Правительство. Но по большому счету это мы должны помогать.

— В «Фейсбуке» перманентно появляются посты о том, что бизнес в стране чувствует себя все хуже и хуже. Чтобы вы могли на это ответить?

— Я не могу говорить обо всем казахстанском бизнесе, но могу сказать про промышленные компании Алматы. Так, по итогам первого полугодия 2018 года объем производства в сравнении с аналогичным периодом прошлого года вырос. Произведено продукции на 429,2 млрд. тенге с ростом на 4,4%. Вклад обрабатывающей промышленности в эту сумму оценивается 69,9%. Рост обрабатывающей промышленности составил 5,7%, из них металлургическая 18,9%, фармацевтическая 40,5% и стройиндустрия 6,5%.

— Чему же промышленность обязана своим ростом в этом году?

— В первую очередь совместной работе акимата, НПП «Атамекен» и бизнесменов. Наши предприятия становятся конкурентоспособными. Их продукция становится интересной для населения — горожане стали чаще покупать отечественную продукцию. Плюс, к ней появился интерес в других регионах.

— Какие компании-производители поедут с вами в Ташкент?

— Производители алюминиевых радиаторов, лакокрасочной продукции, кабелей, безалкогольных напитков, кондитерских изделий, светодиодной и швейной продукции, металлоперерабатывающие компании. Большинство из них планирует расширить свой рынок сбыта.

— Сложно представить, что в Узбекистане заинтересуются нашим печеньем, у них своих продуктов питания полно…

— У потребителя должно быть право выбора. На каждую продукцию найдется покупатель. И потом, мы ведь едем не только покупать, но и налаживать сотрудничество, возможно привезти технологии в Алматы.

— Куда еще в этом году планируются поездки помимо Узбекистана?

— СУАР, Екатеринбург, Ханчжоу. Предприятия сами оплачивают расходы на поездки.

— В чем в таком случае заключается роль горакимата?

— Мы связались с хокиматом Ташкента, сообщили им, какие узбекистанские компании интересует наших производителей и уже на базе хокимата будем устраивать реальную встречу B2B. Благодаря нашему посредничеству компании экономят на посредниках в этом процессе.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 августа 2018 > № 2691529 Бахытжан Наурзбеков


Казахстан > СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 июля 2018 > № 2694254 Юрий Якушев

85 лет - не возраст! Как живет Русский театр в Алматы

Алматинский Государственный Академический Русский театр драмы им. М.Ю.Лермонтова (ГАРТД) завершил свой 85-й юбилейный сезон. На протяжении долгих десятилетий ведущий театр республики оставался гордостью национальной культуры.

На вопросы «Новых Известий» о проблемах и достижениях коллектива ГАРТД отвечает директор Русского театра им. М.Ю.Лермонтова Юрий Якушев.

- Руководители русских театров на постсоветском пространстве откровенно жалуются на то, что у них не складываются отношения с официальными властями, им буквально приходится выживать. Как обстоят дела в Казахстане?

- Отношение к Русскому театру драмы в Алматы (да и к другим национальным театрам) со стороны официальной власти не изменилось после развала СССР. Более того, без финансовой поддержки государства ни один театр в республике – будь то казахский, уйгурский, корейский, русский или немецкий – не выживет.

В Казахстане существует система софинансирования: 80 процентов составляет субсидия государства, 20 процентов – собственные доходы.

В 2008 году по распоряжению Правительства независимого Казахстана были выделены средства на капитальный ремонт здания нашего театра. В прежние времена об этом можно было только мечтать. В помещениях установили дорогостоящее сценическое световое и звуковое оборудование, современные системы кондиционирования и обогрева. Президент Нурсултан Назарбаев лично приезжал посмотреть, как проведены строительные и монтажные работы, и остался доволен.

На встрече с коллективом Президент отметил, что в нашем театре «особенно рождается умение и желание понимать душевные движения своих разноязыких соотечественников».

Нурсултан Абишевич очень занятой человек. Но к нам заглядывает на премьеры. В последний раз Президент смотрел «Эзопа». Спектакль этот, кстати, получил Государственную премию Казахстана.

Сегодня наш театр располагает двумя сценами. В труппе 50 человек. Все актёры - русскоязычные. Спектакли идут только на русском языке. Среди зрителей – представители самых разных национальностей, проживающих в Казахстане.

В нашем распоряжении вся мировая и русская классика - от Шекспира и Нэша Н. Ричарда до Гоголя и Арбузова. Ставим, конечно же, и пьесы казахских авторов.

- Юрий Александрович, как долго вы работаете в театре?

- Если в качестве директора, то через год буду отмечать двадцатилетний юбилей. А вообще вся моя сознательная жизнь связана с Русским театром имени Лермонтова. По окончании школы я поступил в студию при театре, которую в то время возглавлял народный артист Казахской ССР, а ныне орденоносец и живая легенда сцены Юрий Борисович Померанцев. Затем окончил Академию имени Жургенева, курс Татьяны Наурызбаевой и Рубена Андриасяна. Но выйти на профессиональную сцену так и не удалось - начались лихие 90-е и чтобы прокормить семью, пришлось заняться бизнесом. А в 1999 году худрук театра Лермонтова Рубен Андриасян, мой педагог, предложил мне занять пост директора театра, что, признаться, стало для меня полной неожиданностью.

- Раньше у входа в самые разные театры в Алматы спрашивали лишние билетики, теперь этого нет, но полные залы вы собираете. В чём тут секрет?

- Сейчас все театры активно начали использовать Интернет. Мы первыми открыли продажу билетов он-лайн. Что ж, необходимо идти в ногу со временем.

Во всяком случае, рекламных рычагов у нас не так много, потому что реклама сама по себе - дорогое удовольствие.

Как бы там ни было, отмечу, что интерес казахстанцев к театру из года в год растёт. Средняя заполняемость залов сегодня – до 70 процентов в год. И это, поверьте, если сравнивать с прошлыми десятилетиями, очень неплохой уровень. И зависит он от очень многих факторов – и от репертуара, конечно, и даже от погоды.

Основной возраст наших зрителей в прошлые годы составлял 55-65 лет. Сегодня почти половина зала – молодые люди от 18 до 35 лет.

- Раньше Русский театр им. М.Ю.Лермонтова регулярно выезжал на гастроли в Россию. Сейчас часто удаётся покидать Алматы?

- ГАРТД везёт спектакли в Россию, когда назревает необходимость нашего участия в театральных фестивалях, когда нас зовут. И это, как правило, не только Москва. Ездим в Санкт-Петербург на так называемые «Балтийские встречи». До этого на международном театральном фестивале в Рязани показали «Ромео и Джульетту». Хотя в фестивале участвовали театры из Германии, России, стран Балтии, мы победили в пяти номинациях из семи.

В новом сезоне Лермонтовский театр готовится к гастролям в Грузии, Белоруссии, Германии. Мы много гастролируем по Казахстану.

– Художественный руководитель театра Лермонтова Рубен Андриасян сказал как-то, что миссия любого театра – «инъекция добра». Таким «уколом», по-вашему, мнению, должен быть каждый спектакль?

– Даже в самом трагичном спектакле присутствует эта инъекция. Без доброты человек погибает. И те спектакли, которые могут донести эту мысль до зрителя, пользуются повышенным спросом во всём мире.

Геннадий Деев, Алматы

Казахстан > СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 июля 2018 > № 2694254 Юрий Якушев


Казахстан. США > Агропром > kapital.kz, 30 июля 2018 > № 2692547 Асад Ширинов

Coca-Cola делает ставку на Шымкент

Производитель – о росте цен, планах и литрах на душу населения

Елена Тумашова

«За последние пять лет нам пришлось поднять цены на свою продукцию примерно на 30−40%», — Асад Ширинов, руководитель представительства «Кока-Кола» в Казахстане, говорит, что в этом вопросе компания придерживалась того же ценового коридора, что и другие производители безалкогольных напитков в Казахстане. «Мы вынуждены увеличивать стоимость своей продукции, потому что определенную часть сырья покупаем за рубежом в долларах и евро», — продолжает эксперт. Вообще рынок Казахстана, на его взгляд, привлекателен для производителей. Спикер говорит об этом, зная ситуацию на рынках Турции, Пакистана, Грузии и Азербайджана — там он работал ранее. Представительство компании в Казахстане возглавил буквально месяц назад.

Деловой еженедельник «Капитал.kz» поговорил с Асадом Шириновым о том, какие безалкогольные напитки выгоднее всего производить в Казахстане, насколько сильна конкуренция в этой сфере и почему компания будет развивать шымкентское направление.

– Асад, рынок безалкогольных напитков в Казахстане – какой он?

– Потребление безалкогольных напитков на душу населения в Казахстане – одно из самых высоких в регионе и даже в мире, превышает потребление в России и Турции – в целом примерно на 20%. Но есть разница по категориям. Например, газированные напитки в Казахстане все же менее популярны, чем в этих двух странах.

Объем рынка очень большой по всем категориям и по всем производителям. Производственные мощности нашей компании – 750 млн литров в год, в прошлом году мы фактически выпустили и продали свыше 500 млн литров. Наша доля рынка безалкогольных прохладительных напитков, включая воду – примерно треть рынка, в некоторых категориях лидеры мы, в некоторых – другие компании. Таким образом, можно сказать, что весь рынок в прошлом году составил свыше 1,5 млрд литров, а потребление на одного человека – порядка 100 литров.

Возможность выпускать большие объемы привлекательна для производителей, но рынок стал не таким выгодным, как пять лет назад, до кризиса. Конечно, мы и сейчас зарабатываем. Но все же маржа упала при том, что цены подняли не намного – несоразмерно девальвации.

– Насколько вы хотели бы поднять цены, но не можете, и насколько у вас снизилась маржа?

– Стратегии поднимать цены постоянно нет. Задача – быть прибыльными, и каждый год прибыль должна увеличиваться за счет объемов производства. По некоторым категориям, например, по воде, мы цены вообще не увеличивали. Про маржу сказать не могу, это конфиденциальная информация.

– Если сравнить по тем позициям, по которым вы производите, где маржа больше, где – меньше?

– В категории «Соки» маржа очень маленькая: сырье – фрукты – стоит очень дорого, и еще и разнится в зависимости от самого фрукта. Одна из самых прибыльных категорий – «Вода», также прибыльно производить газированные напитки.

– Вы используете местные фрукты или импортные?

– В основном импортные. Покупаем во Франции, Нидерландах, апельсины, например, привозим из Бразилии. Пока не видим достаточного объема местного производства фруктов для покрытия наших потребностей.

– Кто ваши основные конкуренты? Ощущаете активность мелких производителей?

– Всех, кто работает на рынке Казахстана, рассматриваем как конкурентов и всегда приветствуем здоровую конкуренцию. Конкуренция разная по разным категориям, высокая – в соках и воде, а в холодных чаях и газированных напитках – меньше. Ситуация с соками объясняется тем, что у нас много производителей этого продукта и очень много везут из России, вода же – это самый простой в производстве продукт, многие компании могут производить воду в бутылках. А в производстве холодного чая и газированных напитков есть определенные сложности, поэтому не все компании берутся за это.

– Влияет ли на вас новый тренд здорового питания? Компоты в банках – серьезный конкурент для вас?

– Мы видим, что есть такой тренд, и он хороший. Если под здоровым питанием подразумевать сбалансированное питание и снижение количества потребляемых калорий, то мы проводим большую работу в этом направлении, снижая количество сахара и, соответственно, калорий в ряде наших напитков и предлагая выбор более маленьких упаковок. Ведь не секрет, что в большинстве напитков, включая компоты и соки, содержится сахар.

Мы, кстати, тоже выпускаем компоты, морсы. Но объемы производства того же компота пока не очень большие, чтобы составлять нам конкуренцию. Вообще, если сравнить, например, с Кавказом, то там производство в этой категории намного выше, чем в Казахстане. Возможно, это связано с более легким доступом производителей к более дешевым фруктам.

– Какие особенности спроса в Казахстане вы могли бы отметить?

– Самый большой объем производства у нас в газированных напитках, так как спрос на них выше всего. На втором месте вода, далее – соки, чаи. Объем производства энергетических напитков и всех остальных категорий очень небольшой, но они растут быстрее, чем другие категории. На Кавказе, если сравнивать, рынок энергетических напитков намного больше.

Но в Казахстане потенциал безалкогольных напитков в целом намного больше, чем в других странах, и он связан именно с масштабом рынка. То есть рынок растет не быстрее, чем в других странах, где рост может составить 20-30% в год, но за счет объемов он очень перспективен. Особенно это касается чая и соков.

– Недавно в интервью «Капитал.kz» производитель мороженого рассказывал, что в Казахстане этот продукт предпочитают больше в теплое время года, не зимой, а в европейских странах – круглогодично. Есть ли подобные предпочтения у потребителей безалкогольных напитков?

– В Европе и США мороженое и по маркетингу, и по инвестициям начали коммерциализировать намного раньше, в наших же странах – в Казахстане, России, на Кавказе – только лет 20 назад. Плюс на западе нет такого поверья, которое существовало в Советском Союзе, что есть и пить холодное – вредно, а зимой – вообще нельзя. С этим заблуждением мы сейчас активно боремся, ведь вкус прохладительных напитков наиболее полно раскрывается, когда они холодные.

В Казахстане сезонность в категории напитков очень низкая, если сравнивать с другими среднеазиатскими странами и Кавказом. Например, в Азербайджане 70% всего объема мы продаем с мая по сентябрь, когда очень жарко. А в Казахстане на эти пять месяцев приходится 45% продаж. Возможно, это связано с особенностями потребления, но это еще и вопрос маркетинга. В Турции, например, 30 лет назад сезонность была очень высокой. Но после того как газированные напитки стали активно рекламировать, например, на Новый год, как в Казахстане, сезонность стала намного ниже, внесезонные продажи выросли.

– Как распределяется потребление между Алматы, Астаной и, возможно, Шымкентом как крупным городом, с одной стороны, и регионами – с другой?

– На Алматы и Астану приходится примерно 40%, если учесть Шымкент, то немного выше 50%. То есть три города продают больше половины объема, что можно объяснить платежеспособностью населения. Сейчас мы направляем свои ресурсы на Шымкент – чтобы охватить потенциал этого растущего рынка. Конечно, у нас нет планов построить там завод, поскольку Шымкент располагается близко к Алматы. Но инвестиции в дистрибуцию, маркетинг, человеческий ресурс будут.

– Сейчас у вас в Казахстане два завода – в Астане и Алматы, есть ли распределение в поставках по регионам?

– В Алматы у нас 11 линий, в Астане – две. В Астане мы сейчас расширяем территорию – построили новые склады. Если будут вложения в дополнительные линии, то это будет именно в Астане. Астанинский завод работает в основном на северные и западные регионы страны, но есть продукция по разным категориям, которую мы производим в Алматы и поставляем в Астану, и есть продукция, которую, наоборот, производим в Астане и поставляем на рынок Алматы.

– В Астане ощущаете большее влияние России?

– Не по всем категориям. Из-за того, что в России цены намного выше, чем в Казахстане, товар оттуда не идет сюда. Но по сокам чувствуем конкуренцию: в соседней стране есть очень дешевые соки, которые везут в Казахстан. Россия сильна в этой категории, потому что там много крупных производителей инвестировали большие деньги и продолжают инвестировать в это направление.

– В чем потенциал рынка в Казахстане? Какие свободные ниши вы видите?

– В Казахстане есть большой потенциал в категории спортивных напитков. Мы планируем очень скоро выйти на рынок с новым напитком для любителей спорта.

Кроме того, на мировом рынке набирает популярность тренд потребления функциональных напитков. Это напитки, обогащенные витаминами, сделанные из овощей, и пр. Например, в Калифорнии была выставка, где представили полторы тысячи разных видов функциональных напитков, там были даже продукты, которые делаются из травы. Примерно три-пять лет назад этот тренд появился в Западной Европе и США, что связано с платежеспособностью населения, хотя и там он развивается невысокими темпами из-за дороговизны продукта. Когда увидим достаточный спрос в Казахстане на такие напитки, мы тоже будем их производить.

Сейчас у нас фокус на снижение содержания сахара, калорийности. У нас уже есть продукты с пониженным содержанием сахара и без сахара, и все новинки в категории газированных напитков у нас разрабатываются с учетом этой стратегии. Вообще, хочу отметить, что в Казахстане, как и во всем мире, потребители любят пробовать что-то новое.

– По вашему опыту, сколько составляет цикл жизни нового продукта на казахстанском рынке?

– Это очень болезненная тема для нас. Всегда есть риск того, что продажи новинки окажутся меньше ожиданий и не оправдают затраты на разработку, производство и дистрибуцию. У нас те продукты, которые производятся под основным брендом, живут на рынке долго, я, в принципе, не помню, чтобы мы снимали какой-то продукт под брендом «Кока-Кола». Под брендом Fanta три-четыре года держатся, но если фрукты сезонные – год-полтора, максимум два, некоторые вкусы – только на сезон.

– Сколько у вас составляет «средний чек» в месяц?

– Не могу раскрыть эту информацию. Но могу сказать, что по нашим оценкам в затратах на продукты питания безалкогольные напитки составляют около 10%.

Казахстан. США > Агропром > kapital.kz, 30 июля 2018 > № 2692547 Асад Ширинов


Казахстан. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686710

Больше свободы - добро это или зло?

Алла Иванилова

В рамках гуманизации казахстанской уголовно-исправительной системы около пяти тысяч заключенных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, отпустят на свободу досрочно. Однако вызывает сомнения - готовы службы пробации к такой дополнительной нагрузке?

В казахстанских тюрьмах еще много заключенных. К такому выводу пришли эксперты по итогам подсчета рейтинга стран мира по уровню тюремного населения, проведенного совместно с международным центром тюремных исследований (ICPS) и международной тюремной реформой (PRI).

В качестве показателей принимали количество осужденных к лишению свободы и численность населения страны. Так, согласно рейтингу 2018 года Казахстан занимает 71-е место в общемировой таблице с показателем 194 осужденных на 100 тысяч общего населения страны. При этом наша республика остается на 48-м месте среди 220 стран мира по количеству людей, находящихся в тюрьмах. Этот показатель, с учетом увеличения роста общего населения страны, не меняется в последние два года.

Хотя в 2014 году заявленная реформа на снижение уровня тюремного населения должна была вывести республику как минимум из 50 стран с высоким уровнем тюремного населения. При этом соседний Кыргызстан с населением 6,5 миллиона человек приближается к середине таблицы, занимая 92-е место в общемировом рейтинге с показателем 10,5 тысячи осужденных, разделяя позиции с Новой Зеландией и Нидерландами. В то время как Казахстан находится в одной пятерке с Туркменистаном, Чили, Беларусью и Танзанией.

Однако стоит признать, что принятые меры по развитию службы пробации, применению гуманных актов, в целом политика гуманизации уголовного законодательства постепенно приводят к снижению тюремного населения страны - за годы независимости оно сократилось втрое, или со ста тысяч осужденных в 1990-х годах до 35 тысяч - в 2018 году. Из-за сокращения количества заключенных в Казахстане закрывают колонии.

Останавливаться на этом власти не намерены, да и, видимо, желание выйти из 50 стран, где больше всего “сидельцев”, велико. В этой связи взяли очередной курс на гуманизацию. Работать в этом направлении начали несколько лет назад. В итоге пришли к тому, что Уголовный кодекс смягчили. Тюремного срока теперь могут избежать воры, мошенники, лица, которых впервые привлекают к уголовной ответственности. Вместо лишения свободы будут назначать альтернативные меры наказания.

В частности, общественные работы и ограничение свободы вводят по 260 составам преступления. Также снижают штрафы, уменьшают сроки лишения свободы по 36 составам. На пять лет сокращают давность по тяжким преступлениям, что повлечет освобождение до пяти тысяч осужденных. Однако попадающим под эту реформу сократят сроки на пять лет при условии, что судом им назначили не более 12 лет заключения.

Напомним, к тяжким преступлениям в Казахстане относятся изнасилования, кражи, грабежи, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Максимальное наказание за их совершение согласно Уголовному кодексу не превышает 12 лет лишения свободы.

Гуманизация экономически выгодна стране с учетом того, что расходы на содержание одного осужденного и следственно-арестованного в день составляют 2,4 тысячи тенге, а в год - 876,9 тысячи тенге. При этом из числа трудоспособных работают 72,2 процента заключенных. Их среднемесячная зарплата по республике варьируется от 22 до 30 тысяч тенге, а деятельность засчитывается в трудовой стаж.

Отпустив на волю около пяти тысяч осужденных, госказна сэкономит кругленькую сумму. Однако появится другая проблема - как социализировать освобожденных? Ведь им надо где-то жить, работать, чтобы они вновь не встали на кривую дорожку. Сегодня в стране этими вопросами занимаются служба пробации, местные исполнительные органы в лице акимата, отделы координации социальных программ и трудоустройства. При этом в стране нет ни одного центра реабилитации для бывших заключенных. А ведь освобожденные люди нуждаются и в социально-психологическом сопровождении.

По мнению экспертов, цель гуманизации наказаний и освобождения заключенных не должна выражаться в очистке тюрем и освобождении бюджета. Учитывая, что покидающие тюремные стены люди представляют определенный риск для общества, необходимо быть готовым к этому, а значит, предоставить им работу, жилье, при необходимости и другую поддержку. Кроме того, экс-заключенные покидают только тюрьмы, но по-прежнему должны быть под постоянным контролем правоохранительных органов - отмечаться у инспекторов, не выезжать из города, до 23.00 находиться дома.

А чтобы контролировать около пяти тысяч “вновь прибывших”, нужно расширять штаты служб пробации.

Казахстан. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686710


Казахстан > Транспорт > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686709

Как победить “человеческий фактор”?

Алла Иванилова

Случилось то, о чем в Астане активно говорили в последние несколько лет. Стоимость за проезд в общественном транспорте начиная с 21 июля поднялась в два раза - до 180 тенге. Однако, как и прежде, 90 тенге останется цена поездки для обладателей транспортных карт. С повышением тарифа горожане ожидали улучшения качества услуг в общественном транспорте, но пока ничего подобного не происходит

Вопрос повышения тарифа в столичном общественном транспорте поднимали давно. Уже предлагали немало вариаций на эту тему. В прошлом году городская администрация предлагала включить эти расходы в счета астанчан за коммунальные услуги. В обмен - проезд в городских автобусах бесплатный. Но за это горожанам пришлось бы ежемесячно платить 1,7 МРП - около 3857 тенге с квартиры, и неважно, сколько проживает человек - тариф един для всех.

Инициаторы этой идеи считали, что такой подход более выгодный. По их подсчетам, расходы средней семьи из двух взрослых и одного ребенка ежемесячно на общественный транспорт составляют минимум 9240 тенге, а реально - около 15 тысяч. Естественно, такое “рациональное” предложение вызвало бурю негодования среди населения и о нем благополучно забыли.

К этому вопросу вернулись вновь в текущем году. Идею о повышении стоимости проезда в столичных автобусах озвучили на внеочередной сессии городского маслихата. В качестве аргументов высказывали и такие: тариф не поднимали с 2014 года, а за это время произошли уже “две инфляции”, бензин подорожал на 40 процентов, а запчасти и комплектующие выросли в цене в два раза.

Ежегодно субсидии из бюджета на общественный транспорт увеличивают, что усиливает нагрузку на госказну. Так, в акимате подсчитали, что при нынешней стоимости проезда 90 тенге каждый год придется субсидировать от 40 до 80 миллиардов тенге с учетом увеличения стоимости ГСМ. Если поднять цену на проезд до 150 тенге, то сумма субсидий уменьшится до 30 миллиардов тенге. А если до 300 тенге, то можно практически уйти от господдержки. Однако после обсуждений остановились на сумме в 180 тенге. Оформив решение в правовой документ, власти, недолго думая, окончательно и бесповоротно повысили стоимость проезда.

Но есть один нюанс - платить двойной тариф, 180 тенге, будут те, кто платит наличными и не имеет транспортной карты. Для них повысится стоимость поездки - до 250 тенге и в экспресс-маршрутах. Цена проезда для держателей транспортной карточки останется прежней - 90 тенге - с возможностью бесплатной пересадки, на экспресс-маршрутах - 180 тенге. Также утвердили тарифы на перевозки в пригородном сообщении Астаны. За наличный расчет - 11,5 тенге за километр, при оплате транспортной картой - восемь тенге за километр. В случае неисправности валидатора пассажир, осуществляющий оплату транспортной картой, может получить право на бесплатный проезд.

К слову, подобное практикуется и в Алматы - там с августа прошлого года за проезд наличными платят 150 тенге, а по безналу - 80. И, по словам властей города, после нововведения многие алматинцы перешли на безналичный расчет, что позволило вывести из тени доходы автопарков.

Этого эффекта намерены добиться и столичные власти. В “Астана LRT” считают, что дифференцированный тариф снизит долю теневого оборота и увеличит реальные доходы перевозчиков. При этом пассажирам обещали, что они будут ездить в более комфортных условиях.

Однако стоимость проезда за наличный расчет поднялась, но улучшений пока нет. Кондукторы так и остались в автобусах, хотя в “Астана LRT” обещали, что их должность с 21 июля упразднят. Вместо этого они будут исполнять функции консультантов по работе электронной системы оплаты проезда (ЭСОП). При этом их заработная плата не станет меньше.

Однако далеко не на всех маршрутах кондукторы консультируют, теперь сузился их круг обязанностей: нет компетенции по высаживанию пассажиров из автобусов. В этом кондукторов заменят проверяющие из службы транспортного контроля, которые будут выявлять безбилетников. Контроль будет случайным - никто не будет знать, на какой остановке и в какое время зайдут проверяющие. Поэтому астанчан просят производить валидацию сразу при входе, иначе контролеры расценят тех, кто этого не сделал, как “безбилетников”.

Накануне ввода дифференцированного тарифа в Астане прошел рейд по выявлению “зайцев”. За два дня в автобусах оштрафовали 34 пассажира, среди которых был один пенсионер. Им выписали штрафы на общую сумму 163 540 тенге. (Уклонение от оплаты за проезд на общественном транспорте влечет штраф в размере двух месячных расчетных показателей, или 4 810 тенге.)

Также, говоря о новой системе проезда в общественном транспорте, транспортники обещали, что специальные карты можно будет приобрести в самих автобусах. Однако далеко не на всех маршрутах их предлагают, при этом требуя 180 тенге у тех, кто ими еще не обзавелся. Наиболее предприимчивые кондукторы “накидывают” свою цену на транспортные карты. Водители автобусов не стали аккуратными, а по-прежнему устраивают гонки между собой, порой игнорируя график.

Еще одна особенность связана с привычкой людей откладывать все “на потом”. О дифференцированном тарифе в общественном транспорте активно говорят последние месяцы. Суть реформы, что выгодно иметь транспортную карту, поняли многие, но ей почему-то заранее не обзавелись, а начали массово приобретать, когда наступил “час x”, создав тем самым искусственный ажиотаж.

Не до конца все продумано и с транспортными картами. Терминалов в городе мало, они не выдают сдачу и принимают только мелкие купюры, что крайне неудобно. Пополнение транспортных карт через Qiwi- и Kaspi-терминалы возможно, но начисление денег происходит только через 24 часа. В итоге пассажир, добросовестно пополнив карту, платит за проезд еще и наличными. Проверить, даже через сутки, поступили деньги или нет онлайн невозможно - такой сервис пока не предусмотрен.

Удастся ли новой реформой чиновникам вывести из тени доходы автопарков? Но судя по ее началу, “человеческий фактор” не истребим, никакая техника не помешает заработать “в карман”, если есть такая возможность. При этом в советское время, когда не было видеокамер, транспортных карт и валидаторов, пассажиропоток считали “глазами”: нанимали студентов, которые целыми днями ездили на автобусах и за определенное “вознаграждение”, считали сколько людей зашли-вышли на остановке. Конечно, небольшая погрешность в таком методе допускалась, но он был самый точный.

Астана

Казахстан > Транспорт > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686709


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686708 Нурлан Аселкан

Появится ли “Сункар” в Казахстане?

“Через два года начинается крупномасштабная модернизация космодрома Байконур под новейшую российскую ракету “Союз-5”. Примерно с таким посылом публикуют сообщения некоторые средства массовой информации. Однако не говорят о том, что в основе этой новейшей ракеты-носителя лежит советский, то есть теперь уже украинский “Зенит”. Не упоминают о том, что готовят модернизацию именно правого фланга Байконура (стартовый комплекс, что исторически рассчитан на запуск “Зенитов”), который передали казахстанской стороне 1 июня 2018 года. Не упоминают также и о том, что разрабатываемая ракета “Союз-5” может иметь еще одно название - “Сункар”.

А от “Сункара”, напомним, ждут той самой “тяги”, которая вынесет казахстанскую космическую программу на новый качественный уровень

Впрочем, от такой подачи информации суть не меняется - Казахстан в перспективе получит современный и экологичный тягач (ракета, рассчитывают, будет работать на менее опасном керосине). Конечно же, если Астана согласится выделить более 310 миллионов долларов (в такую сумму оценивает модернизацию комплекса эксперт, “близкий к теме”, которого цитирует РИА Новости) на модернизацию. И “Сункар”, точнее “Союз-5”, не повторит судьбу “Ангары” - когда организация стартового комплекса на Байконуре не сложилась по ряду причин, в том числе не зависящих от казахстанской стороны. Напомним - по планам почти 14-летней давности новейшая “Ангара” должна была летать именно с казахстанской земли. Теперь это российский космодром “Восточный”.

Во многом история повторяется. В первую очередь потому, что вновь на горизонте появился перспективный носитель, который еще находится в разработке. А также появляется возможность создать собственный стартовый комплекс, пусть и на основе существующего через глубокую модернизацию. Опять же вновь видна перспектива того, что в Казахстане разместят первый и единственный в мире стартовый комплекс новейшей, разрабатываемой ракеты “Союз-5”. И если все пойдет по плану, испытывать новую ракету Роскосмос будет именно с Байконура, так как нигде условий больше нет...

Обратимся к эксперту. Информацией о возможных перспективах и условиях появления “Союза-5”, или “Сункара”, как на Байконуре, так и в металле вообще поделится Нурлан Аселкан, главный редактор журнала “Космические исследования и технологии”.

- Начнем, пожалуй, с главного. Какова, на ваш взгляд, вероятность появления на территории Байконура стартового комплекса перспективной ракеты “Союз-5”, учитывая, что “Ангару” мы так и не дождались?

- 50 на 50. Но все же я считаю, что было бы не очень правильно, если бы у нас не сложилось сотрудничество с Российской Федерацией. Ничего, кроме огорчения и непонимания, это бы не вызвало.

Это первый момент. Второй - российская сторона, занимаясь проектом “Ангара”, прекрасно знает сложности его реализации, а также о вполне компетентных неоднозначных оценках проекта. Поэтому сотрудничество с Казахстаном по “Байтереку” - подстраховка с чисто технической точки зрения. В случае, если “Ангара” не залетает так, как надо, всегда будет вполне отработанная ракета, что возьмет долю нагрузки. “Ангара” и с другой стороны “Зенит”, “Союз-5” - это совершенно разные школы ракетостроения. Поэтому разумное разделение рисков здесь есть.

Отмечу, что “Союз-5” является краеугольным камнем проекта создания тяжелого носителя. И если Россия по каким-то причинам откажется от создания “Союза-5”, то поставят под вопрос весь проект создания тяжелого носителя. То есть больших планов Роскосмоса к концу 20-х годов. И все же - сейчас все зависит именно от российской стороны.

- Пожалуйста, введите в курс дела. Что представляет собой перспективный “Союз-5”?

- Российская Федерация в лице корпорации “Роскосмос” три года назад приняла решение создать ракету среднего класса по мотивам ракеты “Зенит” (производят в Украине), используя исключительно российские комплектующие. В эскизном проекте она еще в металле не существует, новая ракета очень похожа на “Зенит”. Однако обладает большим диаметром, форсированным двигателем и должна выводить несколько больший груз на низкую орбиту. Напомню, если “Зенит” выводит 14 тонн, то будущий “Союз-5” должен выводить около 17.

Когда приняли решение форсировать проект “Союза-5”, Россия предложила реанимировать стартовый комплекс “Байтерек”, который к тому времени “завис”. Предложили создать ракету “Союз-5” для Байконура и комплекса “Байтерек” с таким адаптированным названием, как “Сункар”. Здесь уместно сказать, что отличает “Союз-5” и “Сункар” только имя.

Теперь что касается озвученной некоторыми СМИ суммы модернизации стартового комплекса, предназначенного для запуска перспективного “Союза-5” в 314 миллионов долларов. В связи с тем что диаметры “Зенита” и “Союза-5” различны, а также различна мощность двигателей ракет, стартовый комплекс требует усиления, обновления и модернизации. Также требует модернизации технический комплекс, где обслуживают ракету перед стартом. К этому же добавлю - объекты “Зенита” сегодня сами по себе нуждаются в модернизации, серьезном ремонте и реконструкции. Поэтому уместно совместить две эти потребности. Тем самым казахстанская часть создания новой версии комплекса “Байтерек” заключается в модернизации объектов правого фланга Байконура, где сейчас располагается стартовый комплекс “Зенита”, под новую, разрабатываемую ракету.

- Обозначьте, пожалуйста, перспективность использования еще даже несуществующего носителя на Байконуре.

- “Союз-5” попадает в очень хороший диапазон полезных нагрузок - более 13 и менее 20 тонн. Сейчас это особенно перспективно, так как нынешняя тенденция ведет к миниатюризации спутников. Поэтому можно обойтись “средними” ракетами. То есть меньшей грузоподъемности, но при этом дешевле. Сегодня на рынке множество заказчиков, которые планируют запускать спутники именно среднего класса. Поэтому “Зенит”, который по-прежнему в строю сегодня, и перспективный “Союз-5” попадают в интересный для заказчика диапазон.

- Есть утверждение, что модернизация начнется в 2020 году. Каков же ваш прогноз?

- Многое зависит от российской стороны. Перестройка стартового комплекса под новые ракеты “Союз-5” начнется как только казахстанская сторона получит параметры новой ракеты. А также когда будет ясное понимание того, когда конкретно появятся первые летные образцы.

Пожелаем Роскосмосу, чтобы “Союз-5” как можно быстрее создали. Ведь несмотря на то, что три года назад об этом объявили, неоднократно возникали сложности и задержки в работе уже на стадии эскизного проекта. Мы слышали о нехватке средств, мы видим смену приоритетов... Однако сейчас вновь форсируют этот проект. И “Союз-5” сегодня является связующим звеном между Роскосмосом и Казкосмосом в реализации проекта “Байтерек”. И нынешнее повышенное внимание к проекту создания “Союз-5”, которое демонстрирует российская сторона, говорит о том, что у проекта “Байтерек” все же есть шанс воспользоваться этой перспективной ракетой.

Впрочем, у существующего носителя "Зенит" шансы не меньшие, а может быть, даже большие.

Беседовал Алан Байтенов

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686708 Нурлан Аселкан


Казахстан. Весь мир > Финансы, банки > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686707

Плати налоги, спи спокойно

Мадина Меирманова

В 2020 году в Казахстане придет конец банковской тайне. С этого года он начнет получать сведения от других стран о банковских счетах своих граждан и предоставлять иным государствам данные о счетах нерезидентов. Таковы условия стран развитого мира, стремящихся избавиться от любых финансовых тайн

Фискальные службы разных стран сотрудничают друг с другом давно. В 1988 году в Страсбурге заключили специальную конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым вопросам. В ней государства, ратифицировавшие конвенцию, обязались предоставлять друг другу данные обо всех финансовых деяниях иностранных граждан. Правда, процесс этот был достаточно сложным: для доступа к информации требовался специальный запрос, что занимало довольно много времени.

В 2014 году государства - участники G-20 и Организации экономического сотрудничества и развития (в нее входят 34 страны, включая почти все европейские и ряд государств на других континентах) предложили другой вариант - автоматический обмен информацией. С 2017 года государства, подписавшие специальное соглашение в рамках Страсбургской конвенции (туда вошли не только страны ОЭСР), пересылают друг другу информацию о наличии счетов резидентов других стран. А точнее, будут передавать имя и налоговый номер владельца счета, информацию о доходах с вкладов, дивидендах, доходах от продажи активов и определенных видов страховок наших граждан.

А это означает, что все страны, участвующие в таком обмене, получат эту информацию у банков (в виде запросов).

Всего к казахстанским налоговикам поступит информация из 102 стран, участвующих в соглашении, включая налоговые юрисдикции. Среди них страны ЕС, Великобритания, Израиль, Исландия, Турция, Саудовская Аравия, Сингапур, Япония, Аргентина, Бразилия, Колумбия, ЮАР, Австралия, Новая Зеландия и те, что специализируются на финансовых услугах владения британской короны, включая Гернси, Джерси, Мэн, Бермудские и Каймановы острова, Швейцарию, Люксембург, Лихтенштейн.

В общем, все те, кто сотрудничает в области внедрения международных налоговых стандартов, или, точнее, кто борется с международным злом по неуплате налогов.

Кстати, борьбу с уклонением от налогов ведут не просто на уровне обмена бумагами. Государства проверяют неплательщиков не просто на соблюдение фискального законодательства, но на предмет “чистоты” денег, потому как многие нелегальные потоки связаны с отмыванием доходов от продажи оружия и наркотиков.

Как говорят в комитете госдоходов РК, имея данные о наличии счетов казахстанцев за рубежом, фискалы проверят две составляющие: платили ли с этих средств налоги (если у страны нахождения счета с Казахстаном есть соглашение об избежании двойного налогообложения, то в Казахстане налоги платить не нужно) и отражалось ли вообще это имущество в налоговых декларациях в РК.

Дело в том, что согласно Налоговому кодексу нашей страны все, имеющие любое имущество за границей (будь то деньги или недвижимость), должны подавать декларации.

Если обнаружат, что граждане нарушили налоговое законодательство (как в части уплаты налогов, так и в части подачи деклараций), их ждет наказание - штраф до 200 МРП.

Впрочем, казахстанские налоговики уже сегодня имеют представление об имуществе казахстанцев за рубежом. Как рассказал директор департамента методологии налогообложения комитета государственных доходов МФ РК Кайрат Жолмухамбетов, в этом году более 68 тысяч казахстанцев предоставили декларации о наличии у них недвижимости и денег за границей. 27 тысяч из них задекларировали счета в иностранных банках в 108 странах мира на общую сумму 820 миллиардов тенге (чаще всего деньги хранят в России, Сингапуре, Швейцарии, Ливане, Корее).

Недвижимость есть у наших граждан аж в 69 странах мира. Больше всего - в России (почти 80 процентов от всего задекларированного). Также у казахстанцев популярны Болгария, Турция, Испания, ОАЭ, Великобритания, Франция.

Кстати, во Франции 54 гражданина РК владеют 60 объектами недвижимости. Впрочем, вполне возможно, что таких объектов больше, просто зарегистрированы они не напрямую на казахстанцев, а, например, на юридические лица, совладельцами которых и могут быть наши граждане.

Казахстан. Весь мир > Финансы, банки > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686707


Казахстан > Транспорт > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686705

ВСЕ ПУТЕМ. ЖЕЛЕЗНЫМ

Азамат Горожанин

О железной дороге сегодня зашла речь в связи вот с чем. Чуть больше месяца назад произошла одна из наиболее громких (для Казахстана) железнодорожных аварий: восемь вагонов поезда “Байтерек” под станцией Чу сошли с рельсов и опрокинулись. Один пассажир, подросток, погиб, 18 человек получили различные травмы. Обстоятельно и компетентно причину произошедшего мы пока не знаем

Но, несмотря на реставрацию и развитие автомобильных дорог, железные дороги остаются в Казахстане основным видом транспорта. На железные дороги приходится до 70 процентов грузопотока и до 60 процентов пассажирских перевозок. Неслучаен и общественный запрос на безопасное передвижение.

Первая железная дорога на территории, где ныне расположен Казахстан, появилась в 1893 году. Это была Рязано-Уральская железная дорога, которая связала Уральск и Саратов с Центральной Россией. Всего годом позже ввели в строй участок южного хода Транссибирского железного пути, проложенный через Петропавловск.

Первой же крупной железной дорогой, прошедшей значительно южнее, стала Ташкентская железная дорога, соединившая в 1906 году южные рубежи империи с Оренбургом и Москвой. Железнодорожная линия прошла через Мугоджары, западную часть Тургайских степей, Приаралье, по побережью Сырдарьи.

В 1910-е годы строили Туркестано-Сибирскую магистраль, соединившую Среднюю Азию и Сибирь. В проектную эксплуатацию Турксиб запустили в конце 1920-х. Об этой линии следует сказать особо, поскольку о ее строительстве задумывались в г. Верном (с 1921 года - Алма-Ата) еще в 1886 году. А 15 октября 1896 года верненская городская дума постановила создать комиссию, которая вскоре подтвердила целесообразность строительства. Линия должна была существенно упростить перевозку хлопка из Туркестана в Сибирь и дешевого сибирского зерна, картофеля и других товаров на юг.

В 1906 году в Санкт-Петербурге выделили деньги на строительство линии Барнаул - Семипалатинск - Верный - Луговая - Арысь и провели изыскания на местах. Особых расчетов требовали участки, которые предстояло проложить через горные перевалы, - от станции Арысь до реки Или и в районе Сергиополя (ныне Аягоз) - до Семипалатинска. Тогда же нашли несколько вариантов, чтобы протянуть ветку на север, которая соединит Турсиб с Транссибирской магистралью. Алтайский участок от Новониколаевска до Семипалатинска сдали в октябре 1915 года. О том времени сегодня напоминает сохранившаяся во многих местах ажурная архитектура вокзалов, депо, станционных зданий и водонапорных башен. Линию до Сергиополя уложили в 1918 году по решению адмирала Александра Колчака, под командованием которого на короткий период оказалась охваченная Гражданской войной Сибирь. Правда, эти 140 километров пути сразу после разгрома колчаковского воинства демонтировали по надуманным мотивам. Лишь к 1930 году Турксиб наконец превратился в железнодорожное сообщение.

В первые десятилетия XX века к магистральным железнодорожным линиям протянулись ветки с сопредельных территорий: Челябинск - Троицк - Кустанай), Петропавловск - Боровое, Кулунда - Павлодар.

Третью, пересекшую весь Казахстан, железную дорогу строили в 1930-40-е годы. Самая короткая из трех магистралей связала Западную Сибирь и Зауралье со Средней Азией, пройдя почти по меридиану: с севера на юг, от Акмолинска (Целинограда/Астаны) до станции Чу, дотянулась до Турксиба. В первые месяцы войны к Акмолинску протянули линию от индустриального Урала.

Строительство Трансказахстанской железной дороги во многом было вызвано началом промышленного освоения внутренних районов Казахстана, разработкой месторождений полезных ископаемых, прежде всего в районе Караганды. Тогда же по Западному Казахстану прошла южная часть Уральской рокады, соединившей новые и старые промышленные центры восточнее Уральского хребта с месторождениями полезных ископаемых в районе Актюбинска и Гурьева (Атырау). Строительство этой железной дороги стало частью организации масштабного производства в тылу во время войны.

Структура казахстанской железнодорожной сети - три магистральные линии, идущие с северо-запада, севера и северо-востока и сходящиеся в Южном Казахстане - сложилась к 1950 году. А дополнительный импульс получила с экономическим развитием в тот период и многократно ускорилось с началом освоения целины.

Еще одним значительным событием в железнодорожной истории Казахстана того времени было строительство линии от станции Актогай на Турксибе - до станции Достык на китайской границе. Однако дружба СССР и Китая в тот момент оказалась не такой уж крепкой, и работы по созданию и развитию этого транснационального направления на несколько десятков лет заморозили. Лишь недавно дорогу теперь уже евразийского значения решили построить.

После 1965 года (до завершения советского периода) основным введенным в строй железнодорожным объектом можно назвать транзитную железную дорогу в Западном Казахстане, которая соединила Астрахань, Гурьев, Бейнеу и Узбекскую ССР. Эта дорога стала кратчайшим рельсовым сообщением, связавшим железнодорожную сеть европейской части РСФСР и СССР с западной частью Средней Азии.

В тот период потребности экономики внутри самого Казахстана значительно возросли. Линия изначально рассчитывалась под обслуживание нужд нефтяных месторождений в низовьях Урала и Эмбы. Одновременно проложили ответвление до полуострова Мангышлак, где построили одноименную станцию: в этот же период на карте появился новый город Шевченко на берегу Каспия, ныне Актау. Линию также прокладывали под перспективу быстро развивающегося промышленного комплекса на полуострове.

Могла повиться еще одна железная дорога, которая бы соединила запад Казахстана и Центральную Россию по самому короткому пути - от станции Бейнеу она бы продолжила линию из Узбекистана на северо-запад и выходила бы к станции Александров Гай в Саратовской области. Стротельство там вели еще в 1910-е годы (проект “Алгемба”), но остановили. В конце 80-х построили участок от Бейнеу до Индера (поселок Индерборский) на берегу реки Урал.

К электрификации казахстанской части железных дорог приступили в начале 60-х годов. Первой железнодорожной линией, по которой прошли электровозы, стал участок южного хода Транссиба и Западно-Сибирской ЖД - от Петухово до Исилькуля через Петропавловск.

в 1964-м электрифицировали участок железной дороги Целиноград - Караганда, затем магистральную линию от нынешней Астаны через Тобол в сторону Карталов и Магнитогорска. До средины 80-х успели электрифицировать северную часть - Целинную железную дорогу, а затем и южный участок Трансказахстанской железной дороги - до станции Чу.

В середине 80-х со стороны Узбекистана начали электрифицировать Турксиб, но к 1991 году успели добраться лишь до восточной границы Южно-Казахстанской области - станции Тюлькубас.

К слову, электрифицированные железные дороги в Узбекистане, Латвии, Литве появились гораздо позже, а в Киргизии, Таджикистане, Туркмении, Молдавии об этом пока лишь мечтают.

Сравнительно небольшое развитие в Казахстане получили пригородные железнодорожные перевозки. Электрички пока используются только на севере страны. Пригородными же поездами лишь недавно связали станции Капшагай и Узун-Агаш через Алматы - два раза в сутки. Это стало для работников, проживающих в пригороде, и дачников хорошим подспорьем.

К 2000-м годам в Казахстане построили связки между западной и северной частями страны (Актюбинск - Тобол Костанайской области), севером и востоком (Павлодар - Семипалатинск). С основной сетью соединили железные дороги от Усть-Каменогорска до станции Чарская на Турксибе.

В немалой степени появление этих линий связано и с переносом столицы в Астану. Можно сказать, что благодаря осуществлению этих проектов Казахстан вышел на первое место среди стран СНГ по объему железнодорожного строительства. В 2001-м электрифицировали железную дорогу до южной столицы. Когда же электрификация дошла с запада до станции Чу, Средняя Азия, наконец, оказалась связана электрифицированной железной дорогой с Россией.

После 2010 года начался новый этап развития железных дорог - между Жезказганом, Кызылордой, Актобе и Мангышлаком, чтобы связать богатый ресурсами запад страны с центром. Также построили линию вдоль восточного берега Каспия, которая уводит в Туркменистан. Появилась и дополнительная дорога в Китай - напрямую из Алматы.

Каркас казахстанской железнодорожной сети в целом завершен. К большому сожалению, отказались от реализации ранее заявленного самим президентом проекта строительства прямого железнодорожного сообщения между Астаной и Алматы - через мост, который должны были перекинуть через наиболее узкий перешеек на Балхаше.

“Будем финансировать, - говорил президент в январе 2010-го. - Нам надо построить новую железную дорогу под “Тальго”. Если он будет проходить в течение четырех-пяти часов, нам этого будет достаточно. Приступить к разработке этой программы. То есть строительство линии скоростного сообщения Астана - Алматы возможно не в обход, как мы говорили, а через мост “Балхаш”. “Большой проект, надо за него взяться. За 5-6 лет мы его построим”, - выразил тогда уверенность глава государства.

Проект мог не только значительно сократить время передвижения между двух столиц, но и с появлением станции у самого озера дал бы мощный импульс развития пляжному туризму в выходные дни для жителей Алматы и Астаны.

Сейчас длина железных дорог Казахстана превышает 15 тысяч километров. Это двадцатое место по протяженности в мире и третье на постсоветском пространстве. Но лишь шесть тысяч километров железных дорог - двухпутные. В пресловутые 90-е и в Казахстане, и в России сняли тысячи километров путей. Изначально они имели по одной линии в каждом направлении. То есть встречный разъезд поездов не представлял проблемы, поезда двигались с меньшими задержками, нежели теперь. Чье было решение снять половину рельсов и шпал, история умалчивает. Можно лишь предположить, что это стало результатом диких способов хозяйствования в первые годы после развала СССР. Теперь поезда, одновременно двигающиеся во встречных направлениях, приходится останавливать на специальных разъездах - двухпутных участках - и дожидаться, пока пройдет состав приоритетного следования.

Тем не менее поезда “Тальго” уже курсируют по 13 маршрутам, соединяя крупнейшие города и основные узлы казахстанской железнодорожной сети. Они способны сократить время в пути примерно в полтора раза.

Железная дорога в Казахстане, как и любая другая, - средоточие жизни, особенно на больших дистанциях в глубине страны. Станции дают жизнь и в буквальном смысле кормят целые семьи. Жизнь там привязана к расписанию движения пассажирских поездов. К их приходу торговки и стряпухи готовят свой разнообразный товар. С некоторой долей уверенности можно говорить, что в этом самостоятельном “общепите” сложились свои правила: качество не должно быть ниже, чем в расположенных рядом кафе и магазинах. Казалось бы, у этого сервиса - “одноразовая” или спонтанная клиентура. Но слухами полнится не только земля, а и дороги, что ее опоясывают. Поэтому репутация здесь дорогого стоит.

Казахстан > Транспорт > np.kz, 27 июля 2018 > № 2686705


Казахстан. Китай. Узбекистан > Агропром > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687608

Торговая война между США и Китаем создает возможности для Центральной Азии

Пока больше всего пользы от китайско-американского торгового конфликта получили центральноазиатские фермеры.

Сэм Рейнольдс (Sam Reynolds), EurasiaNet, США

Центральная Азия может оказаться в выигрыше в результате набирающей обороты торговой войны между Вашингтоном и Пекином. В странах региона в обилии производятся товары, которые Китай обычно покупал в США, в частности, сельхозпродукты. Кроме того, благодаря китайскому мегапроекту «Один пояс, один путь», значительно улучшилось транспортное сообщение между КНР и Центральной Азией, что делает доставку товаров удобнее.

С января президент США Дональд Трамп вводит все новые тарифы на импортируемые из Китая товары. После того, как 5 июля вступило в силу положение о введении пошлин на китайский импорт на общую сумму 34 миллиарда долларов, Пекин нанес ответный удар по американским экспортерам, введя тарифы в отношении целого ряда товаров, от соевых бобов до электрокаров.

На этом фоне возросли поставки некоторых видов сельхозпродукции из Центральной Азии в Китай. В частности, Казахстан в этом году (по состоянию на март) на 50% нарастил экспорт пшеницы в КНР, а в июне министр сельского хозяйства РК заявил, что к 2020 году поставки этого продукта в Китай вырастут втрое по сравнению с уровнем 2016 года.

Пока рано говорить о взрывном росте торговли с Центральной Азией в результате разногласий США и Китая по поводу пошлин, но китайские закупщики явно довольны, что у них есть альтернатива.

«Мы только начали закупать пшеницу в Казахстане, — сказал американскому новостному каналу Си-Эн-Би-Си один китайский трейдер. — Пока заказали только несколько тысяч тонн. Посмотрим, насколько успешно нам удастся реализовать этот товар, и какие будут прибыли. Но если товар окажется хорошим, то мы, несомненно, увеличим закупки. Это все связано с текущей торговой войной».

Казахстан также хочет нарастить поставки в Китай соевых бобов, которые раньше были крупнейшим американским экспортным товаром, поставляемым в КНР. Прошлой осенью в Китай отправили 8,4 тысячи тонн казахстанской сои. После практического прекращения Китаем закупок бобов в мае этого года, Пекин подписал договор о поставках с севера Казахстана.

Объем импорта соевых бобов из Казахстана пока покрывает лишь маленькую долю потребностей КНР, составляющих 100 миллионов тонн, то тенденция на рост поставок налицо.

Казахстан является одним из крупных получателей инвестиций в рамках проекта «Один пояс, один путь», объявление о запуске которого было сделано во время визита китайского лидера Си Цзиньпина в Астану в 2013 году. Например, с февраля этого года только через один китайско-казахстанский логистический узел, создание которого финансировалось в рамках этой инициативы, было поставлено 13,5 тысячи тонн казахстанской пшеницы.

В выигрыше может оказаться и Узбекистан, только в прошлом году подписавший с Китаем договоров на 20 миллиардов долларов в рамках новых инфраструктурных проектов.

В ответ на действия Вашингтона Пекин также ввел ряд мер, не касающихся пошлин. В частности, начались задержки с таможенной очисткой американских товаров, сообщило китайское издание «Саут чайна морнинг пост».

В результате китайские закупщики начали искать альтернативы. Некоторые решили не ходить далеко и заглянуть к соседям. Например, один китайский импортер фруктов сообщил «Саут чайна морнинг пост», что прекратил закупки в США и начал покупать в Узбекистане и Кыргызстане, т.к. «таможенная очистка и карантинная инспекция намного проще и быстрее в пунктах вдоль маршрутов китайской инициативы «Один пояс, один путь».

Казахстан. Китай. Узбекистан > Агропром > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687608


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686713

Город на два миллиона

Алла Иванилова

Согласно официальным прогнозам, к 2030 году население Астаны составит два миллиона человек. И столичные власти уже сейчас начали к этому готовиться

За 20 лет население столицы выросло более чем в три раза - с 300 тысяч человек в 1998 году оно достигло сегодня уровня 1 миллион 200 тысяч жителей. И хотя еще в 2016 году столичные власти заявили о том, что Астана стала городом-миллионником, чуть позже выяснили, что акимат ошибся в цифрах. Только спустя год - к июню 2017 года - комитет по статистике Министерства национальной экономики официально заявил, что население Астаны превысило один миллион. Прав оказался президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, когда в 2016 году предполагал, что миллионную отметку численности населения Астана достигнет в 2017 году - перед открытием ЭКСПО-2017.

Главный город страны быстро развивается и растет. В этой связи глава государства поставил задачу системно и на перспективу сделать все необходимые работы по развитию города на два миллиона человек населения. Официально заявили, что эту отметку получится достичь в 2030 году, однако столичные власти уверены, что это произойдет раньше - в период между 2025 и 2030 годами. В этой связи разрабатывают мастер-план развития города.

Определили пять мест застройки, в том числе в старом городе, которые в рамках шаговой доступности обеспечат общественным транспортном, магазинами, больницами, парками, садами. Первым делом это развитие дорожно-транспортной сети и транспортной мобильности. Система общественного транспорта включает в себя много проектов: платный паркинг, умные светофоры, Bus Lane, и сегодня это все реализуют.

Значительную лепту внесет строительство линий легкорельсового транспорта (LRT), которое уже идет активными темпами в Астане. У городских властей есть несколько вариантов по LRT, которые зависят от загруженности городских районов.

Чтобы “вместить” два миллиона жителей, власти намерены расширить столичные улицы. Сейчас этот вопрос находится на стадии обсуждения. В поле зрения чиновников попали такие улицы, как Асан Кайгы и бывшая Гастелло. Там много рынков, при этом улицы небольшие, рассчитаны на 30 тысяч машин в день, а фактически ежедневно ездят более 100 тысяч автомобилей.

В этой связи улицу Асан Кайгы сделают восьмиполосной с эстакадами, в крайнем случае - шестиполосной от микрорайона Молодежный до улицы Богенбай батыра. Таким образом, “пробьют” улицы Кенесары и Сейфуллина. При этом старое мусульманское кладбище, расположенное по улице Асан Кайгы, власти обещали не трогать.

На Левобережье проспект Кабанбай батыра от торгового дома “Рамстор” до аэропорта подвергнется реконструкции. Там будем шестиполосная дорога с развязками. Все работы планируют завершить в течение двух лет - в 2020 году.

Также активно застраивают аллею Мынжылдык от Дворца Независимости до нового вокзала. В ближайшие пять лет там появится фактически целый город. Также будут застраивать линию вдоль ключевых улиц - Мангелик ел, Кабанбай батыра и Туран.

По оценкам столичного акимата, вдоль этих двух районов будет проживать более 500 тысяч человек. В этой связи актуальное значение приобретают две дороги - Большое и Малое кольцо. Малое кольцо сейчас строят, и оно проходит от вокзала до улиц Бейсекова и Айтматова. Большое кольцо, проект которого реализует правительство, соединит объездную трассу К-1 за Пригородным и даст возможность “скидывать” транзит. Таким образом, автотраспорт, который едет из Акмолинской и Карагандинской областей, не будет заезжать в город, объезжая его по кольцевой дороге.

Еще одну проблему, которая касается ливневой канализации, намерены решить городские власти. Таким образом, проблема подтоплений после дождя левого берега исчезнет. Негоже в перспективе двухмиллионному городу утопать в лужах. Чтобы этого не допустить, вопрос по ливневой канализации практически решили, осталось обустроить лишь несколько зон. Обещают это сделать до 2020 года.

Если раньше вся вода приходила на проспект Туран, который утопал, словно Венеция, то теперь левый берег разделили на три сектора, построили три водозабора и новые очистные сооружения (на сегодня 31). При этом чиновники отметили, что ливневку рассчитывают только по площади водозабора - диаметр коллектора: ни больше, ни меньше.

Учитывая, что в обозримом будущем в Астане будет проживать два миллиона, необходимо рационально подходить к использованию городского пространства. В этой связи планируют построить сеть надземных переходов между зданиями по аналогии с американской системой Skyway (“Небесный путь”). Предполагают, что зимой пути будут использовать в качестве теплых тоннелей, а летом на крыше перехода разобьют парк.

Также звучат предложения строить надземные переходы, которые могут вместить лифты, переходы в теплые остановки и даже торгово-развлекательные центры, бизнес-центры и университеты. Также такой переход, закрывающий весь перекресток, станет аналогом станции метро, но только в реалиях Астаны в нем расположат мониторы о времени приезда автобусов. Кроме того, это инновационное решение, как уверены его авторы, мотивирует людей пользоваться общественным транспортом. Но главное достоинство в том, что проект можно реализовать в рамках государственно-частного партнерства и окупить в дальнейшем за счет коммерческих арендаторов.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686713


Казахстан > Транспорт > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686712

ИНТИМНАЯ ЖИЗНЬ “ЖУКОВ”

Константин Кочевников

Сезонная проблема отсутствия железнодорожных билетов практически на все направления, наконец, заставила откликнуться представителей АО “Пассажирские перевозки” и Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции.

Видимо, накал недовольства граждан привычным в общем-то положением вещей докатился и до этих солидных и уважаемых организаций.

Почему мы сообщаем об этом именно в такой ернической форме. Во-первых, об успешно и перманентно практикующей армии билетных “жучков” на любой мало-мальски крупной железнодорожной станции было известно практически всем, но только не чиновникам. Во-вторых, журналисты нашей газеты два сезона подряд, летом и накануне новогодних праздников, проводили собственное расследование, снимали эти “фокусы” с появляющимися билетами при полном их отсутствии в кассах на скрытую камеру, фиксировали имена “жучков” и публиковали результаты.

Время идет, но в этой скрытой от глаз жизни вокзалов ничего не меняется

Итак, накануне в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции подтвердили, что теперь сами познакомились со схемами, которые позволяют уводить билеты из официального оборота в руки мошенников и их пособников. Причем, заметим, пособниками становятся и сами кассиры, и, надо думать, их начальство - вплоть до начальника вокзала, поскольку трудно предположить, что руководство может оказаться не в курсе, что происходит на вверенной ему территории.

Итак, как рассказывает директор департамента по сервису и работе с клиентами АО “Пассажирские перевозки” Алибек Султанов, проверки проводили совместно с полицейскими и представителями департамента госдоходов ДГД. “Выявили схему по массовым закупкам билетов, - разъясняет Султанов. - Касса на момент выпуска пула билетов в общую массу максимально скупает билеты на июнь, июль, Наурыз, Новый год и другие национальные праздники. В эти дни максимальный спрос на билеты и передвижения наших пассажиров. Соответственно, билеты выкупают максимально, и создается дефицит. По его возникновении появляются так называемые “помогайки”, которые за определенную сумму могут поменять имя пассажира путем обмана системы. Недостаточность парка, спекулятивная деятельность некоторых коммерческих компаний в целом приводят к тому, что наши граждане испытывают такой дефицит билетов и не могут добраться из точки “А” в точку “Б”, - пояснил Алибек Султанов.

Позволим сделать пояснение и от себя, поскольку общение с “жучками” дал нам кое-какой опыт и материал для выводов. Билеты заблаговременно выписывают на реальных людей, которые не собираются по ним никуда ехать, или бронируются. Затем при появлении спроса (а в том, что спрос гарантированно возникнет, никто не сомневается) билет возвращают в кассу или с него снимают бронь. И тут же это место выписывают на человека, которому “жучки” уже объявили двойную стоимость.

Случаются, правда, заминки, когда вернувшийся в систему билет в ту же секунду “цепляет” какой-то кассир, который в это же время пытается выписать билет на общих основаниях какому-то пассажиру. При наличии приходится возвращать в систему еще одно место. Но вся эта “кухня” скрыта от глаз клиента билетных мошенников. Его стараются обеспечить билетом в любом случае. И даже если мест в кассе не окажется, пассажира постараются пристроить в поезд, проводив прямо в вагон, где будут договариваться непосредственно с проводником. То есть для национального перевозчика этот пассажир становится “зайцем” при всем при том, что этот “заяц” отдал двойную стоимость проезда за возможность добраться до места назначения на боковушке, в купе проводников, а то и стоя в коридоре. Да-да, в самый пик, особенно 31 августа или 31 декабря, безбилетных пассажиров можно встретить даже в тамбурах.

Алибек Султанов разъясняет, что сегодня продажей билетов кроме АО “Пассажирские перевозки” занимаются и частные компании: “У нас из 4,5 тысячи касс только 208 наших. Остальные - это частные. Каждый частник может взять себе определенное количество билетов либо с реальной целью удовлетворить потребности пассажиров, либо осуществить какие-то спекулятивные действия, направленные на обогащение, в том числе и незаконным путем”.

Таким образом, чиновник как бы перекладывает большую долю ответственности на сторонние организации - туроператоров и агенства по продаже билетов. Сложно поверить в то, что “официалы” могли бы спокойно наблюдать, как на одной и той же “поляне” одни орудуют с билетами, а другие только извиняются перед пассажирами, что мест нет.

Накануне появилось любопытное сообщение от пресс-службы департамента АДГС и ПК по Атырауской области. Жители западных областей оказались в наименее выгодном положении. Поезда там ходят редко, а автобусное сообщение, в силу больших расстояний и малого числа населенных пунктов, развито слабо. Поэтому в кассах вокзала в Атырау очень сложно купить билеты на поезда сообщением “Атырау - Мангышлак”, “Актобе - Мангышлак”, “Атырау - Алматы”, в связи с чем пассажиры вынуждены сами договариваться с проводниками поездов.

В период с 18 по 21 июля члены областной специальной мониторинговой группы совместно с сотрудниками департамента Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции по Атырауской области проверили качество работы казахстанских железнодорожных компаний на вокзале Атырау. К “посредникам-помогайкам” под видом покупателей отправились сами участники расследования. “Тайные покупатели, говорится в сообщении ведомства, установили, что хотя на кассах вокзала в продаже не было билетов по указанным направлениям, в поездах есть свободные места”. К примеру, тайный покупатель договорился о безбилетном проезде до станции Шымкент за 20 тысяч тенге на поезде “Атырау - Алматы” (официальная стоимость билета по этому маршруту - 10 350 тенге). “Эта практика применима и на других направлениях. В разговоре с проводниками установлена средняя стоимость безбилетного проезда до различных станций: до станции Доссор - 500 тенге, от станции Кульсары до станции Мангышлак - 5000 тенге на поезде “Актобе - Мангышлак” (билет стоит 3000 тенге).

“Исходя из вышесказанного можно сказать, что эта ситуация выявляет ряд коррупционных рисков, тем самым возникает неблагоприятная ситуация для пассажиров и проводников. В результате пассажиры уезжают без билета на поезде за наличный расчет, а проводники получают незаконные деньги”, - заявили в пресс-службе.

Директор департамента антикоррупционной политике АДГСПК Данияр Сабирбаев говорит, что примеров, когда билетов нет в кассе, но они по неизвестным причинам оказываются у перекупщиков, много: “Билеты на поезд продают многие - от охранников, проводников, посредников, “помогаек”, третьих неустановленных лиц. Продажей занимаются все, но только этих билетов нет ни в кассах, ни в системе! Нас настораживают три факта. Первое: помимо продажи билетов вне касс это настолько открыто и публично делается, что возникает вопрос о системности проблемы. Билеты на железнодорожном вокзале не продает только ленивый!”.

Справедливости ради следует сказать, что после проведенных проверок билеты на различные направления в железнодорожных кассах стали попадаться гораздо чаще. Надолго ли?

В АО “Пассажирские перевозки” заверили, что продолжат работу по рассекречиванию сомнительных схем, где есть “участие наших сотрудников - как билетных кассиров, так и проводников”. Вторая мера - мы будем привлекать общественность и представителей заинтересованных органов для того, чтобы повысить глубину проверок. И в случае подтверждающих фото- и видеоаргументов, когда сотрудники компании допускают нарушения, мы будем принимать самые строгие меры. У нас политика нулевой терпимости. Строгие меры - это расторжение трудовых взаимоотношений”.

Помимо прочего Алибек Султанов напомнил и самим гражданам, которые вынужденно или нет идут на сговор с проводниками, что они также становятся участниками административного правонарушения и их ответственность предусматривает законодательство (штраф в размере 10-кратной стоимости билета).

Казахстан > Транспорт > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686712


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686711

Уголовный процесс станет виртуальным

Алла Иванилова

Сегодня в Казахстане активными темпами во все сферы жизнедеятельности внедряют цифровизацию, в том числе и в судебное производство. У новых технологий есть неоспоримое преимущество - они не требуют больших расходов. Реализуемый проект “Электронное уголовное дело” позволит ежегодно экономить один миллиард бюджетных тенге

Напомним, что первое уголовное дело в электронном формате в Казахстане рассмотрели в январе текущего года в Абайском районном суде Шымкента. Практика показала, что цифровые технологии меняют не только алгоритм уголовного процесса, но и в целом его культуру.

Проект “Электронное уголовное дело” (е-УД) охватывает все стадии уголовного процесса - от регистрации преступления до исполнения приговора. Электронный формат позволит избежать фальсификаций, уголовные дела не будут теряться, их станут быстрее расследовать, также исключается “хождение” следователей между полицией, прокуратурой и судом. Участники процесса смогут в любое время в онлайн-режиме посмотреть, на какой стадии находится их дело.

Если же стороны пожалуются на действия следователя, то прокурор может сразу же проверить его действия онлайн. К слову, программа имеет высокую степень защиты от несанкционированного доступа к материалам уголовного дела посторонних лиц, в том числе и администраторов системы. Доступ будут иметь только следователь, который ведет дело, и прокурор. Ведомственный, прокурорский, судебный контроль осуществляется дистанционно, в режиме реального времени.

Таким образом, все станет прозрачным. Подделать доказательства либо убрать из дела какие-то материалы следствия будет невозможно. Не будут запрашивать многочисленные и многотомные дела. Е-уголовные дела можно будет изучать и принимать по ним решение в IT-системе. В целом цифровой формат ускорит принятие решений, улучшит защиту прав участников процесса, минимизирует коррупцию и злоупотребления.

Кроме того, электронные уголовные дела позволят избавиться от ненужной бумажной волокиты. В программе будет около 100 шаблонов процессуальных документов, каждое дело станут рассматривать более тщательно, и появится возможность формировать единую практику по стране.

А экономия бюджетных денег сложится и за счет... бумаги. Участников процесса оповещают через SMS. Система отправляет текстовое сообщение повестки по номеру, указанному в системе или набранному следователем. Учитывая, что ежегодно в стране расследуют около 550 тысяч уголовных дел, а это более двух миллионов повесток, то на них расходуют не менее 10 тонн бумаги. А если сюда добавить услуги Казпочты (ведь “письма счастья” кто-то должен доставлять), то сумма экономии на порядок увеличится.

Оценить все достоинства уголовного процесса в цифровом формате можно на примере выдачи электронных санкций. Такая услуга позволяет без конвоирования задержанных в онлайн-режиме решать вопросы санкционирования и избрания меры пресечения в виде содержания под стражей, в том числе с проведением судебных заседаний по видеосвязи, без вывоза подозреваемых из ИВС в суд. Это, в свою очередь, сокращает затраты и процессуальные сроки, а также исключает риски побега задержанных.

За прошлый год к уголовной ответственности привлекались 117 743 подозреваемых. На них истребовались справки из психиатрических и наркологических диспансеров, посещение указанных учреждений с запросами приводит к расходованию минимум 100 тысяч затраченных часов и человеческих ресурсов, а также 2,5 тонны бумаги. При этом использование только лишь вышеуказанных функционалов “е-УД” может сэкономить более одного миллиарда тенге и снизить нагрузку на один миллион “человеко-часов”, а это 125 тысяч дней с восьмичасовым рабочим графиком.

Обеспечение необходимой оргтехникой органов следствия и дознания произведут в рамках госпрограммы “Цифровой Казахстан”.

В дальнейшем, с инновационным развитием страны и технологическим обновлением, ведение уголовного судопроизводства в электронном формате станет возможным по всем делам.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > np.kz, 26 июля 2018 > № 2686711


Казахстан. ООН > Леспром > np.kz, 24 июля 2018 > № 2686715

Здесь будет город-лес

Ольга Шишанова

Казахстан взял на себя обязательство в ближайшие 10 лет довести объемы воспроизводства лесов и лесоразведения на своей территории до 1,8 миллиона гектаров

Об этом заявили представители МСХ РК в ходе заседания круглого стола министров по восстановлению лесных ландшафтов и Боннскому вызову на Кавказе и в Центральной Азии, который прошел в Астане.

Напомним, что еще несколько лет назад, в сентябре 2011 года, под эгидой ООН в Бонне сформулировали задачу - восстановить 150 миллионов гектаров обезлесенных и деградированных земель к 2020 году, а к 2030-му довести эту цифру до 350 миллионов гектаров. К этому проекту подключилась 21 страна, в том числе и Казахстан.

Любопытно, что одним из участников стала Индия, в заявленные планы которой входит восстановление 21 миллиона гектаров леса.

Что же касается восстановления общих 150 миллионов гектаров, которые оказались распределены между всеми участниками договора, то в ООН подсчитали: если это случится, то страны-участницы получат минимум 80 миллиардов долларов от своих действий по восстановлению. Причем не только в экономическом, но и в экологическом плане, ведь лес - это не только деревья, но и весь тот мир биоразнообразия - флора, фауна, который составляет лесной сектор.

При этом ООН подписанием этой Боннской конвенции поставила задачу показать, что “восстановление лесов происходит не так медленно, как это выглядит в распространенных мифах, и не стоит так дорого, как кажется”.

Что, собственно, уже становится заметным на примере Казахстана, где в целом по республике объемы воспроизводства лесов за последние 10 лет провели на площади в 500 тысяч гектаров, что позволило увеличить лесистость территории до 4,7 процента от всей площади страны. Напомним, эта цифра долгое время неизменно составляла четыре процента, начало которой положено еще в середине прошлого века высадкой сосновых боров в 100 километрах от Астаны (Алексеевские леса).

Сегодня, по данным сельхозведомства республики, только вокруг столицы Казахстана за период с 1997 по 2018 год высадили деревьев и кустарников на площади более 80 тысяч гектаров. В ближайшие несколько лет, до 2021 года, площадь зеленой зоны вокруг Астаны планируют довести до 100 тысяч.

По словам заместителя премьер-министра - министра сельского хозяйства РК Умирзака Шукеева, такое восстановление лесных ландшафтов уже оказывает благоприятное воздействие на все виды земель. В частности, в республике пристальное внимание уделяют восстановлению лесов не только вблизи населенных пунктов, но и рядом с горнодобывающими предприятиями, прибрежных лесов и лесов на горных склонах.

Всего же, согласно концепции по сохранению и устойчивому использованию биологического разнообразия РК, до 2030 года в Казахстане планируют довести лесистость территории республики до пяти процентов. Для чего в рамках достижения этого показателя и достижения целей Боннской конвенции Казахстан взял на себя обязательства с 2021 года воспроизводить леса и заниматься лесоразведением на своей территории на 10 тысячах гектаров ежегодно.

В итоге объемы воспроизводства лесов и лесоразведения в ближайший десяток лет должны быть доведены до полутора миллионов гектаров. При дополнительной же технической и финансовой поддержке Казахстан готов с 2021 года увеличивать объемы воспроизводства лесов и лесоразведения на 15 тысяч гектаров ежегодно, что должно привести к увеличению объемов леса в стране до 1,8 миллиона гектаров.

Казахстан. ООН > Леспром > np.kz, 24 июля 2018 > № 2686715


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > np.kz, 24 июля 2018 > № 2686714

Здоровая программа

Алла Иванилова

Навести порядок в планировании потребности лекарств, сделать процедуру получения квот для лечения за рубежом прозрачной и активнее привлекать в развитие здравоохранения внебюджетные средства - такие цели ставят в правительстве

Сегодня в Казахстане по семи направлениям реализуют государственную программу “Денсаулық”. В целом ее исполнение идет неплохо, но есть некоторые “шероховатости”, которые в ближайшее время устранят.

В целях обеспечения качества медицинских услуг утвердили Комплексный план борьбы с онкологическими заболеваниями, актуализировали Комплексный план борьбы с туберкулезом, реализуют 20 дорожных карт.

С начала года запустили пилотное безбумажное ведение медицинской документации в восьми областях, а с 1 июля подключили все оставшиеся регионы страны. Ведут оснащение компьютерной техникой рабочих мест в медицинских организациях. Этот показатель составил почти 88 процентов. Также идет работа по повышению доступности и удобства государственных услуг путем оказания их в электронном формате и посредством мобильных приложений. В частности, в Telegram-боте портала eGov.kz появились три новые услуги Министерства здравоохранения. Теперь с помощью бота граждане смогут прикрепиться к поликлинике, записаться на прием к врачу и вызвать врача на дом.

После критики со стороны президента Министерство здравоохранения провело централизацию амбулаторного лекарственного обеспечения и повысило прозрачность деятельности Единого дистрибьютора. Это, согласно данным ведомства, позволило повысить эффективность закупок и произвести экономию бюджетных средств. До конца августа этого года в поликлиниках планируют завершить внедрение электронного документооборота, что обеспечит прозрачность лекарственного обеспечения вплоть до персонально каждого пациента страны. Также в целях бесперебойного обеспечения населения медикаментами в 2019 году с июля этого года начались мероприятия по проведению закупа и поставки лекарств в регионы.

Продолжают работу по дерегулированию рынка оказания медицинских услуг и поддержке развития частных медицинских поставщиков. В этой связи количество проверок предпринимателей сократили на 10 процентов. Эти меры привели к росту количества зарегистрированных субъектов малого и среднего предпринимательства за шесть месяцев с 2017 по 2018 год на 41 процент. Также растет число инвестиций в форме государственно-частного партнерства. За прошедшие полгода количество проектов ГЧП составило 30, а в целом за период с 2016 по 2018 год реализуют 65 контрактов на сумму 35 миллиардов тенге.

Одна из главных составляющих любой отрасли - кадры. Дефицит медицинских кадров снижается за счет возрастающего количества выпускников высших учебных заведений. В рамках второго этапа стратегического партнерства с ведущими зарубежными университетами проводят обучение профессорско-преподавательского состава медицинских вузов в стране и за рубежом. Внедрили промежуточную независимую оценку знаний студентов, переводной балл с курса на курс увеличили с 2,2 до 3, а с 2019 года законодательно вводят дополнительный экзамен для отбора в медвузы.

При этом средняя зарплата врачей в медицинских организациях, перешедших на предприятия на праве хозяйственного ведения (ПХВ), выше, чем у коллег в государственных медицинских учреждениях, и составляет 157 тысяч тенге, среднего персонала - 101 тысячу тенге.

В целях дальнейшего развития инфраструктуры отрасли продолжают работу по привлечению инвестиций в сферу здравоохранения. За эти полгода общий объем инвестиций по сравнению с аналогичным периодом в 2017 году вырос на 63 процента. Больше всего средств привлекли на развитие санаторно-курортных организаций, больниц широкого профиля и специализированных стационаров.

Активными темпами идет подготовка к внедрению обязательного социального медицинского страхования. Уже разработали законопроект, предусматривающий новую модель гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и ОСМС. В этом году Фонд обязательного социального медицинского страхования выступил оператором услуг гарантированного объема бесплатной медпомощи. В целом за год существования ФСМС взносы составили более 80,6 миллиарда тенге. Планируют, что в августе правительство рассмотрит результаты работы по внедрению обязательного медстрахования.

Ну а пока в правительстве решили оптимизировать затраты при закупе медицинских препаратов. “Сколько бы мы ни брали на контроль, в большом количестве закупаем. На самом деле, когда мы перейдем к цифровизации, нужно будет на 35 процентов уменьшать по Казахстану. То есть мы не знаем потребности, необходимости, тратим лишние деньги, закупаем, потом все это складируем, и получается перерасход денег”, - констатировал недавно на заседании правительства премьер-министр страны Бакытжан Сагинтаев. Чтобы знать точное количество необходимых лекарственных средств и не тратить лишние деньги, он дал поручение каждой области произвести расчеты того, какие препараты, в каком количестве и для какого медучреждения нужны. Для этого необходимо собрать заявки со всех поликлиник, больниц и проанализировать их. Помимо этого глава Кабмина, считает, что акимам областей нужно принять необходимые меры по дерегулированию в сфере здравоохранения, а также активизировать работу в плане ГЧП. Так, в Северо-Казахстанской области по итогам пяти лет не построили ни одного предприятия в рамках государственно-частного партнерства, в Караганде - четыре, в Алматинской области - девять, в Костанае - четыре, в Астане - 90, в Алматы - 50, в Туркестане - 47. “Условия создали, нужно открывать рабочие места. Мы должны поднимать экономику на новый уровень. Если мы не используем возможности, значит, работа не проводится”, - отметил глава правительства.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > np.kz, 24 июля 2018 > № 2686714


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 24 июля 2018 > № 2684200 Александр Алексеенко

Суверенная демография. Моноэтничность в Казахстане грозит снижением рождаемости?

Как считают некоторые эксперты, тема эмиграции в Казахстане излишне политизируется. По их мнению, масштабы оттока населения в настоящее время не столь катастрофичны, как их пытаются представить. А вот за что действительно стоит тревожиться, так это за спад рождаемости, деградацию института семьи и старение населения. Ведь вполне может случиться так, что вместо ожидаемого демографического взрыва мы столкнемся с демографическим кризисом… О том, можно ли доверять подобным выводам и на какие тенденции стоит обратить особое внимание, мы попросили рассказать Александра Алексеенко, доктора исторических наук, профессора ВКГУ им. С.Аманжолова.

Чемоданные настроения

- Александр Николаевич, на самом ли деле эмиграция населения увеличилась? И так ли опасна это тенденция, как сейчас все говорят?

- Проблема в том, что мы оцениваем процессы эмиграции на основе методов их изучения, выработанных еще в 1990-е годы. Тогда доминировали катастрофические выводы, сложившиеся в результате анализа количественных показателей. Сейчас у нас совсем иная ситуация. Тот же эмиграционный отток в десять раз меньше, чем в середине 1990-х. Тем не менее, увеличение, даже незначительное, количества уезжающих по привычке оценивается неадекватно тревожно.

На мой взгляд, сегодня большое значение при принятии решения об отъезде приобрели изменения в социокультурном пространстве, которое во все большей мере функционирует на основе культуры, языка и традиций казахского этноса. Эта тенденция развивалась в целом не очень быстро и не очень заметно для большинства «нетитульного» населения. Сейчас некоторые его представители стали осознавать ситуацию и просчитывать варианты «встраивания» в изменившееся социокультурное поле. И у тех, кто претендовал на достижение высокого социального статуса, появляются новые мотивы для эмиграции.

Понятно, что данная проблема актуальна не только для «нетитульных», но и для части городских казахов, оторвавшихся от этнических ценностей. Ресурсов для попадания в социальные лифты у них, объективно говоря, тоже немного, так как, судя по многочисленным публикациям в СМИ, функционирование этих лифтов все больше переходит на традиционные рельсы. Постепенно оформляются параметры «качественной» эмиграции. Изучение последней количественными методами не в полной мере отражает суть происходящего, поэтому необходим поиск новых методов.

- Чем, по-вашему, интересна нынешняя демографическая ситуация в стране?

- В настоящее время Казахстан переживает очень интересный период демографического развития. Роль внешних миграций, имевших ранее огромное влияние на изменение численности и этнического состава населения, свелась к минимуму. Эта динамика почти полностью зависит от эволюций воспроизводства, то есть от соотношения числа рождений и смертей. Причем более чем на 90% этот процесс определяют казахи. То есть, впервые в новейшей истории казахи определяют демографический ритм государства. Идет становление суверенной демографической системы, функционирующей на автохтонной основе. И нам сейчас важно определить основные тенденции ее развития, выявить намечающиеся закономерности.

«Золотой век» казахской демографии

- О каких «закономерностях» идет речь?

- В научно-популярной литературе этнодемографические изыскания строятся в основном на сопоставлении удельного веса различных этносов в составе населения Казахстана в различные периоды истории. Выводы в результате таких сопоставлений эмоционально насыщенные и предсказуемо негативные. Но подобный подход оставляет на периферии научной мысли анализ процессов, определяющих ход демографического развития непосредственно самих казахов. Попробую восполнить этот пробел.

В демографии чаще всего причина явления и его следствие разделены большими отрезками времени. Поэтому суть причины вполне может быть забыта. Особенно если эта причина располагалась в ином «политическом измерении». Для того чтобы следствие не принять за причину, важно провести ретроспективный анализ. Так вот, сегодняшнее демографическое состояние во многом является следствием событий 50-60-летней давности. Я уже неоднократно говорил об этом, поэтому постараюсь коротко проследить алгоритм демографического пути казахов в обозначенном диапазоне.

Напомню, в 1950-60-е годы казахи переживали состояние демографического взрыва. Определяющее, на мой взгляд, значение имела сложившаяся в то время этническая дифференциация социально-экономической деятельности. Индустриально-промышленные функции, всегда ведущие к сокращению рождаемости, выполняли в основном «нетитульные» этносы. Казахи же в массе своей оставались сельскими жителями.

Сохранившиеся традиции высокой рождаемости, поддержанные социальными государственными преференциями (бесплатные медицина и образование, различные пособия, поддержка многодетных семей и т.д.) привели к качественному изменению демографических характеристик этноса. Следствием быстрого снижения смертности (в первую очередь младенческой) на фоне сохраняющегося уровня рождаемости стал стремительный рост численности населения.

Данные статистики свидетельствуют о том, что фактически за одно демографическое поколение (тридцатилетие между переписями населения 1959-го и 1989-го) численность казахов увеличилась в 2,4 раза! И это неудивительно, если учесть, что в начале 1960-х суммарный коэффициент рождаемости у казахских женщин достигал более 7 (то есть на одну приходилось в среднем 7 детей). Причем на то время это был не только самый высокий показатель в СССР, но и один из наиболее высоких в мире. Можно даже сказать, что 1950-60-е годы стали «золотым веком» казахской демографии.

- Ну, у казахов всегда были сильны традиции многодетности…

- Основой становления традиции многодетности у казахов, на мой взгляд (базирующийся на многочисленных интервью), стал именно период 50-60-х гг. ХХ века. Подчеркну: именно многодетности, а не высокой рождаемости. Рождаемость у казахов всегда была высокой, но она нейтрализовалась огромной смертностью, особенно младенческой и детской.

Дело в том, что состояние многодетности воспринимается на бытовом уровне как раз через призму рождаемости. Государственная поддержка, ведущая к снижению младенческой, детской смертности, является некоей абстракцией, остается на периферии бытового сознания и не видится в качестве ведущей причины становления многодетности. Рождение же детей, их развитие происходит на глазах родителей, входит в систему семейных ценностей. Поэтому высокая рождаемость ощущается как ведущий компонент в конструировании традиции многодетности.

А поскольку основная масса казахов по-прежнему проживала в сельской местности, то складывается впечатление, что рождаемость характерна именно для казахов, является их национальной особенностью. Основанием для вывода о распространенной многодетности в далеком прошлом служат отдельные примеры существования таких семей, обобщающиеся до уровня явления, присущего всему народу. Но статистических подтверждений многодетности у казахов нет. Повторю: традиции высокой рождаемости, конечно, были, но необходимо учитывать и другую сторону процесса воспроизводства населения.

«Лучшая контрацепция – образование»

- Как долго может длиться инерция демографического взрыва?

- Функционирование современной демографической системы во многом зависит от поколения, рожденного в это время. Кратко проследим его историю. В 1970-80-е гг. «поколение взрыва» постепенно вошло в возраст социальной активности. В первую очередь это сказалось на этническом составе студенческой молодежи. В 1980-81 гг. он выглядел так: казахи – 130 тысяч человек (49,8% студенчества Казахстана), русские – 90 тысяч (34,8%). В 1989-90 гг.: казахи – 155 тысяч (54,2%), русские – 89 тысяч (31,2%). К концу советского периода казахи были самым образованным народом в Казахстане. Во всяком случае, среди казахов высшее образование на тысячу представителей этноса имели: в городах – 150, в селах – 70, тогда как среди русских эти показатели составляли соответственно 126 и 47.

Подобное соотношение не говорит о каких-то особых этнических преференциях. Дело в том, что большинством населения Казахстана в молодежной, «студенческой» возрастной группе были именно казахи – представители «поколения взрыва». Возрастная структура русского населения была другой, большую часть его составляли люди, уже вышедшие из студенческого возраста.

- А какое отношение ко всему этому имеет образование? Как оно влияет на демографические процессы?

- В демографии имеется закономерность – чем выше уровень образования, тем ниже рождаемость. Демографы даже шутят: «лучшая контрацепция – это образование женщин». Иначе говоря, данный факт свидетельствует о том, что демографическое поведение представителей «поколения взрыва» будет уже другим, нежели у их родителей. И это подтверждается статистикой. Если в начале 1960-х гг. коэффициент рождаемости равнялся, как я уже говорил, 7, то в конце 1980-х он снизился вдвое – до 3,6. Прибавьте к этому бурную урбанизацию казахов - как известно, в городах рождаемость всегда ниже...

- Выходит, «поколение взрыва» завершило свою миссию?

- Нет, оно запустило первую «демографическую волну». В 1970-х, а особенно в 1980-х представители «поколения взрыва» стали создавать семьи. И хотя они не были столь многодетными, как ранее, абсолютное количество рождений начало быстро увеличиваться. В результате Казахстан пережил новый демографический подъем. В наиболее «ударные» годы (1986-1987) в республике родились 828 тыс. детей, что является наивысшим показателем в демографической истории Казахстана.

В свою очередь поколение 1980-х начало обзаводиться семьями в начале 2000-х, что вызвало к жизни третью демографическую волну, которая очень четко наблюдалась в первое десятилетие ХХI века. По логике, в середине-конце 20-х годов ХХI века должна наметиться уже четвертая. Но каждая новая волна всегда слабее предыдущей, поскольку у молодежи меняются представления о браке, семье и детях.

Дефицит родителей

- То есть, инерция событий 1950-60-х гг. постепенно иссякает?

- Нет, она будет иметь продолжение, но оптимизма уже меньше. Все-таки у демографического взрыва и его волн имеется обратная сторона - с течением времени люди, родившиеся в такие периоды, начинают стареть. И сейчас это в полной мере относится к «поколению взрыва». Все женщины 1950-х гг. рождения находятся уже в пенсионном возрасте, к ним все активнее присоединяются рожденные в 60-е. Что касается мужчин, то у них этот процесс только начинается, однако динамика обещает быть такой же высокой.

Достаточно посмотреть на возрастную структуру населения. «Поколение взрыва» в основном сконцентрировано сейчас в многочисленной возрастной группе от 50 до 69 лет (1949-1968 г.р.) - это почти 18% населения Казахстана. Поколению первой волны, обеспечивающему большинство рождений, сейчас в основном от 25 до 39 лет (1979-1993 гг. рождения), и оно составляет более 24% населения РК. Так вот, старшее поколение будет все более активно смещаться в сторону пенсионного возраста (а многие уже там), соответственно будут расти показатели смертности. А поколение, обеспечивающее показатели рождаемости, все более активно будет выходить из детородного возраста.

Так что в 20-е годы ХХI века нас ожидает другая демографическая ситуация, менее оптимистичная, чем сейчас. Вот такое неоднозначное влияние оказывает прошлое. Причем это объективный процесс, довольно легко прогнозируемый. И если в ухудшении демографических показателей и есть вина госструктур, то уж точно не такая, какую им иногда приписывают некоторые СМИ...

- Способна ли современная молодежь переломить эту тенденцию?

- Проблема в том, что молодежи (15-24 года), способной сейчас и в близкой перспективе подхватить демографическую эстафету у предыдущих поколений, немного. В основном это те, кто родился в кризисные 1990-е годы. А в то время, как известно, рождаемость резко упала. Если в 1986-1987 гг. в Казахстане родились 828 тысяч детей, то через десять лет, в 1996-1997 гг., – всего 488 тысяч, или в 1,7 раза меньше.

Иначе говоря, потенциальных мам и пап у нас сейчас мало, а потому сокращается количество браков и, как следствие, падает число рожденных детей. Так что эмоциональные нравственные интерпретации/комментарии в данной ситуации не очень уместны.

Этим в общем-то и завершается влияние объективных долговременных факторов, прослеживаемых через эволюции возрастной структуры, на суверенные демографические процессы. Говорить о «наследии СССР», а конкретно о сложившемся к концу советской эпохи этническом составе населения, уже не приходится. В частности, на рождаемость европейские народы оказывают все меньшее влияние. То есть, постепенно завершается время перехода от прежней демографической системы, во многом базировавшейся на «европейских» стандартах воспроизводства, к суверенной. Тенденция ее функционирования на автохтонной основе становится все более явной.

«Социальное» вытесняет «биологическое»

- Бытует мнение, что казахстанцы, как и жители Европы, стали поздно жениться и поздно рожать. Как вы это объясните?

- Да, общим для города и села стало то, что рост коэффициентов рождаемости наиболее интенсивно идет в старших (30 и более лет) группах. У женщин этого возраста на свет обычно появляются третьи, четвертые и т.д. дети. Но в Казахстане, как и на всем постсоветском пространстве, присутствует отличительная от европейского варианта особенность. Европейские женщины стали поздно выходить замуж и поздно рожать в силу повышенной социально-экономической нагрузки (образование, карьера, материальное благополучие и т.д.). Причем в значительной мере эта нагрузка приходится на самый «ударный» репродуктивный возраст – от 20 до 30 лет. Рождаемость сдвигается на более поздний период жизни. «Социальное» вытесняет «биологическое».

Все это, конечно, есть и у нас. Но необходимо учитывать и то, что период потенциально наибольшей репродуктивной активности поколения «30+» пришелся на кризисные 1990-е годы, поэтому представления о количестве детей в семье, формировавшиеся часто в традиционной среде, не были удовлетворены в полной мере. Они реализуются в настоящее время, когда и социально-экономическая ситуация иная, и все более проблематичным становится дальнейшее откладывание деторождений. Поэтому вклад женщин старшего репродуктивного возраста в рождаемость становится все более весомым.

- Значит ли это, что сутью суверенной демографической системы становится многодетная семья?

- Не совсем так - данное явление не во всем отражает суверенную суть. Нельзя с уверенностью утверждать, что тенденция будет долговременной. Дело в том, что установки на рождаемость у женщин старшего возраста формировались в основном в советский период истории. Традиционные семейно-бытовые стандарты, «законсервированные» советской властью в сельской среде, наиболее комфортно чувствовали себя в условиях полиэтничности, когда индустриально-городские функции выполняли представители других этносов.

Сейчас ситуация несколько иная. Влияние представлений, формировавшихся под воздействием особенностей социально-экономического существования в советской системе, завершается. Сохранить традиции многодетности, высокой рождаемости будет намного сложнее, поскольку параметры воспроизводства населения все в большей мере определяются городской средой, функционирующей на «казахской» основе.

- То есть, моноэтничность ведет к снижению рождаемости?

- Да, в случае все большего вовлечения казахов в промышленные, технические и в целом в городские сферы. Теперь необходимо осваивать все городские функции. А это, разумеется, ведет к снижению рождаемости.

Параллельные миры

- А разве сейчас в городах не наблюдается довольно высокая рождаемость?

- Более того, в городах она выше, чем в селах. Происходит это потому, что в города активно перемещается сельская молодежь. Мы сейчас наблюдаем так называемый «количественный» вариант освоения городского пространства. Быстро растущее городское население в массе своей представлено вчерашними сельскими жителями, переносящими в город значительную часть соответствующих социокультурных воззрений.

Во многом нынешнее городское население страны – это сельские казахи с соответствующим менталитетом, живущие в городах. Им еще предстоит стать горожанами по сути, а не только по месту проживания. Представления же о жизни «новых горожан» и казахской молодежи, являющейся горожанами уже не в первом поколении, существенно отличаются. Свидетельство тому – эмоциональные пикировки в социальных сетях. При этом заметно, что «наступающей» стороной чаще всего являются представители традиционных воззрений (осуждение межэтнических браков, стиля одежды, манеры поведения и т.д.).

Кроме того, в активный социальный возраст начинают вступать городские казахи во втором и частично в третьем поколении. В основном это родившиеся и социализировавшиеся в городе дети представителей «урбанизационной волны» 1990-х. Они полифоничны, по социокультурным воззрениям находятся между «европейским» и «автохтонным» вариантами и способны их объединить. Во многом именно это городское поколение, формирующееся в суверенный период, будет определять модернизационные тенденции в Казахстане.

Таким образом, суверенная демографическая система лишь приобретает, особенно в городах, осязаемые формы. С одной стороны, присутствует определенная реанимация традиционных представлений о семье, браке, роли женщины в обществе. С другой – модернизационные устремления. Из компонентов этого цивилизационного диапазона и строится суверенная демографическая система. При этом сочетание и удельный вес различных компонентов регионально дифференцированы.

Поэтому сложно определить общереспубликанский тренд. Я могу лишь обозначить общий вектор - суверенные варианты строительства городской демографической системы не воспроизводят городской опыт казахстанских русских.

- Почему? В чем их отличие?

- В том, что городские русские, особенно те, кто оказался в Казахстане в результате миграций из регионов СССР, были слабо связаны с казахской средой, казахской культурой в целом. Советская городская казахстанская среда практически не имела ничего общего с сельской казахской средой, не подпитывалась ее культурой. Присутствовали почти не соприкасавшиеся друг с другом «параллельные миры».

Сейчас же все более явно сельско-городское пространство существует как единый организм, тесно переплетенный множеством семейных, социальных, экономических, культурных нитей. Существует вероятность создания уникальной городской демографической, социокультурной системы. То есть, сохранение традиций, в том числе рождаемости, и в то же время модернизационный прорыв. Объективно для этого много что есть, а главное – немалое количество молодежи. В демографии это называется «демографическое окно» - присутствует многочисленная группа людей социально активных, ищущих, пытающихся что-то сделать. Главная задача – правильно распорядиться этим потенциалом.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 24 июля 2018 > № 2684200 Александр Алексеенко


Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > inosmi.ru, 23 июля 2018 > № 2688327

Стратегические особенности водного канала «Евразия»

Зоран Милошевич (Зоран Милошевић), Печат, Сербия

В мае 2018 года в Сочи состоялся саммит стран-членов Евразийского союза, на котором президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что появилась возможность наконец-то приступить к строительству водного канала «Евразия». Заявление казахстанского лидера произвело в обществе фурор, поскольку данный проект окажет огромное влияние не только на экономическую сферу, но и на геополитику и безопасность в регионе.

Идея строительства канала «Евразия» между Черным и Каспийским морем не новая. Она возникла еще во времена Российской империи (согласно некоторым источникам, даже раньше — во времена Византии). Однако возродил эту идею к жизни президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который в 2007 году заявил, что в рамках евразийской интеграции стоит задуматься и о расширении водных путей. Эту же мысль он высказал в Санкт-Петербурге на экономическом форуме, вновь предложив построить канал «Евразия». В 2010 году президент Назарбаев опять вернулся к этой идее, выступая в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. В том же году была сформирована российско-казахстанская консультативная группа для строительства канала «Евразия», которая оценила проект в четыре с половиной миллиардов евро. По другим данным, такой канал обойдется как минимум в 15 миллиардов долларов.

Канал «Евразия» решил бы большую (стратегическую) проблему всех стран Средней Азии, замкнутых внутри континента, то есть не имеющих выхода в мировой океан. В географическом смысле этот регион отделен от Европы Россией, Казахстаном и Ираном. Выход в море невозможен иным путем (через Закавказье — из-за горного ландшафта, через Иран — из-за разных железнодорожных стандартов), а иранско-турецкая трасса по многим причинам не слишком привлекательна.

Насколько большой подарок в виде канала «Евразия» сделала бы Россия Казахстану и другим среднеазиатским государствам?

Лучше всего, на мой взгляд, на этот вопрос ответил портал «Свободная пресса»: «Россия дарит Назарбаеву мировые океаны». Это очень точно, ведь Казахстан превратится в государство с выходом в море.

Геополитика мостов и каналов

Сергей Аксенов называет новую российскую геополитику «геополитикой мостов и каналов», так как, помимо Крымского моста, планируется строительство моста на остров Сахалин, и анонсирован гигантский канал «Евразия» между Каспийским и Черным морем. Казахстан хотел бы продлить этот канал в Китай до Желтого моря, чтобы Астана максимально выиграла. Она рассчитывает, что китайский экспорт товаров через ее территорию возрастет с нынешних 12,9 миллионов тонн до 43 — 51 миллиона тонн.

Конечно, Казахстан находится в сложном положении. С одной стороны, Астана хочет стать транзитной зоной для китайских товаров, но при этом боится, что это огромное государство «поглотит» Казахстан. Поэтому строительство канала «Евразия» решило бы обе проблемы: китайцы не задерживались бы в этой стране, а платили бы за проезд. С другой стороны, канал «Евразия» открыл бы Казахстану путь в океан, а это большое преимущество вне зависимости от того, будут ли по нему поступать китайские товары или нет.

Некоторые среднеазиатские и российские СМИ называют канал «Евразия» «водным путем Владимира Путина», потому что он поддержал этот проект, хотя он нужнее среднеазиатским государствам, чем России. СМИ также называют этот канал «подарком ради безопасности», так как Путин уверен: участие в строительстве этого канала затормозит политические конфликты в регионе, а это очень поспособствует безопасности и самого региона, и России. О том, что у всего есть предыстория, говорит тот факт, что в 2009 году Евразийский банк развития (ЕБР) выделил 2,7 миллиардов долларов на изучение возможности строительства водного пути, который соединил бы каспийский, азовский и черноморский регион (и моря), однако результаты этих изысканий до сих пор не обнародованы.

По мнению российского геополитика Дугина, канал «Евразия» укрепил бы позиции России в Казахстане и стал бы конкурентом Суэцкому каналу, так как превратился бы в важный путь транспортировки китайских товаров. Кроме того, китайцы высоко оценивают этот проект, поскольку он открыл бы им прямой путь в страны Европейского Союза, а это придало бы импульс не только региональной, но и евразийской торговле.

Стороной, наиболее заинтересованной в строительстве канала «Евразия», являются Китай и Казахстан, как считает эксперт Алексей Павлов, высказавшийся на портале Газета. ру. Сейчас доставка товаров из Юго-Восточной Азии в Европу занимает до двух месяцев, а если бы появился канал «Евразия», то сроки доставки сократился бы до десяти дней. Казахстан заинтересован в проекте, поскольку смог бы экспортировать нефть без посредников, ведь сейчас около 70% казахстанской нефти транспортируется по территории России через нефтепровод Тенгиз — Атирау — Астрахань — Новороссийск. Использование трубопроводов очень усложняет экспорт нефти и газа, поэтому в Астане их считают «устаревшим» вариантом переправки нефти. Канал стал бы новым путем, который разгрузил бы старые маршруты.

Канал «Евразия» на тысячу километров сократил бы путь из одного моря в другое, если сравнивать с существующим каналом Волга — Дон, и обладал бы большей пропускной способностью (до 45 миллионов тонн в год).

Проект канала «Евразия», как считает армянский эксперт Андраник Ованисян, который дал комментарий аналитическому изданию «Глобус», соответствовал бы стратегическим особенностям региона, где был бы построен. Иными словами, канал «Евразия» непосредственно связан с развитием российско-китайско-казахстанских экономических и геополитических отношений. Важный элемент в строительстве канала — безопасность в регионе, так как без учета интересов безопасности стран среднеазиатского региона построить новый водный путь невозможно.

Армения боится турецкого влияния (там все еще помня геноцид армян в Турции), так как после распада СССР это государство начало насаждать в Средней Азии, в том числе и в Казахстане, пантюркскую идеологию, которая беспокоит Россию, Иран и Китай (из-за многочисленных тюркских народов в их составе). В Иране существует Иранский Азербайджан, где проживает большая азербайджанская диаспора (тюркского происхождения), а значит, сепаратистские идеи могут найти там отклик. Россия разделяет армянские опасения в связи с пантюркской идеологией (еще в СССР пантюркизм объявили националистической идеологией). Под ее влияние могут попасть тюркоязычные народы Поволжья и Сибири (что невозможно без поддержки Турции и Азербайджана). В России это могло бы разжечь «внутреннюю войну», и такие же проблемы могут возникнуть в Китае с северо-западными провинциями, населенными уйгурами.

Вашингтонский взгляд на проект

Большое внимание Каспийскому морю и Прикаспийскому региону уделяют США и НАТО, считающие их «важнейшим регионом для внешней политики США». Вашингтон старается сформировать там зону евроатлантического единства, которая начиналась бы с грузинского побережья Черного моря и заканчивалась бы у восточных границ Казахстана. Контроль над этой территорией (американские дипломаты называют ее Большим Каспием) обеспечил бы США и НАТО большие преимущества в Средней Азии и значительно укрепил бы позиции США на мировом энергетическом рынке. Однако с желаниями Вашингтона не согласны Россия и Китай, которым удалось вытеснить Соединенные Штаты с западных и восточных берегов Каспийского моря. Поэтому США вынуждены следовать стратегии «упущенных возможностей», чтобы сохранить хотя бы минимальное присутствие в регионе.

Вообще, хотя Россия и Китай решают взаимные противоречия договором, их интересы тоже разнятся. Россия взяла под контроль безопасность государств региона (в Казахстане у нее пять военных баз, в Киргизии — три, в Таджикистане — две), а Пекин стремится взять под контроль энергетические ресурсы. Кроме того, хотя 29 мая 2014 года среднеазиатские государства и подписали договор о вступлении в Евразийский союз, Пекин не принимает это во внимание и проводит свою политику «экономической экспансии», добиваясь, чтобы члены Евразийского союза отказались от интеграции с Российской Федерацией. Особенно активно Китай работает с Киргизией, Таджикистаном, Казахстаном и Узбекистаном, чтобы привязать их к себе.

Проект канала «Евразия» устраивает Турцию и Азербайджан, так как модернизация каспийских портов Казахстана поспособствует развитию торговли и экономическому сотрудничеству. Также канал «Евразия» активизировал бы железнодорожные перевозки на трассе Баку — Тбилиси — Карас.

Портал agitpro.su считает канал «Евразия» гигантским и анализирует, что он принес бы региону и миру. В основных «чертах» этот проект сложился после Октябрьской революции в России. В 1921 году инженер Ф.П. Моргунеков предложил построить Манычский канал, ставший основой позднейших проектов по соединению двух морей. Интересно, что частично эту идею реализовали во времена Советского Союза, когда построили Волго-Донской канал, который является условной границей между Европой и Азией. Раньше на месте канала была естественная расселина, соединявшая Каспийское море с Азовским. Ее длина достигала 500 километров, а ширина — от 20 до 30 километров. В самом узком месте — около полутора километров. Уровень Черного моря выше Азовского всего на 20 сантиметров, что очень благоприятно для строительства канала (здесь и далее все цифры и размеры даны, как в авторском тексте — прим. ред.).

В 1936 году СССР удалось построить канал в этом регионе протяженностью 329 километров, однако его глубина была небольшой. По каналу могли проплывать корабли с осадкой не более 1,3 метров. После Второй мировой войны строительство канала продолжилось. Точнее в 40-х годах прошлого века началось строительство Волго-Донского канала, который обладал рядом преимуществ перед предыдущими.

Ясно, что для России новый канал «Евразия» будет выгоден в первую очередь не с экономической, а с политической точки зрения. У РФ уже есть Волго-Донской канал, но его недостаток — грузоподъемность судов, которые в него допускаются (до пяти тысяч тонн). Канал «Евразия» больше нужен среднеазиатским государствам, потому что будет рассчитан на суда большей грузоподъемности (до десяти тысяч тонн), и поэтому они смогут беспрепятственно продолжать следовать через Азовское, Черное и Средиземное море. Кроме того, новый канал обладал бы большой пропускной способностью — до 58 миллионов тонн в год, а Волго-Донской канал способен пропустить только 16,5 миллионов тонн.

Насколько велика жертва России, подтверждают следующие данные. Проект канала «Евразия» связан с определенными экономическими, социальными и экологическими рисками. В последние годы трафик в Волго-Донском канале увеличился (он загружен на 75%), но возможности канала не использованы по максимуму. Это означает, что острой необходимости в строительстве огромного канала «Евразия» еще нет. Теоретически по новому каналу можно будет транспортировать казахстанскую нефть, но что тогда делать с существующим трубопроводом? По мнению российских экспертов, проект канала «Евразия» неприемлем, поскольку Казахстан будет зарабатывать на экспорте китайских товаров в Европу (от двух до четырех миллиардов долларов в год), а Россия будет нести убытки.

Эксперты считают, что из-за богатства и геополитической важности Средней Азии этот регион приобретает все большее значение, в особенности в рамках евразийского континента, а значит, неразрывно связан с отношениями Москвы и Пекина, которые должны, наконец, выяснить между собой, кто же лидер в регионе.

Понятно, что канал «Евразия», который вел бы из Азии в Европу, контролировала бы Россия. С другой стороны, юг России, по которому бы пролегал канал, получил бы мощный импульс к развитию: по этому пути можно будет транспортировать нефть из Каспийского моря. В-третьих, канал «Евразия» может стать частью проекта Бургас — Александруполис, который обходит перегруженный Босфор. И все же строительство канала «Евразия» зависит от политических интересов и вопросов, которые только предстоит решить.

Последние 15 лет мировые дипломаты называют «годами перемен», и эти перемены невозможно понять, если не учитывать, что происходило и что происходит в Средней Азии. Особенно важно, что на этом пространстве функционируют стратегические политические и экономические объединения, в том числе Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийский союз, куда входят, в том числе, Казахстан, Киргизия, Армения и Таджикистан.

У нового канала есть и противники. Самые ярые — это экологи, потому что канал, по их словам, негативно повлияет на флору и фауну региона (из-за канала придется перенаправить часть воды из Дона и его притоков, а это нарушит экологическую систему Ростовской области и соседних регионов). Против выступает Иран, который хочет реализовать альтернативный проект и связать Черное море с Персидским заливом в рамках китайской программы «Один пояс и один путь» (Новый шелковый путь).

В США тоже выступают против канала «Евразия», но по другим причинам. Вашингтону не нравится укрепление экономического и геополитического сотрудничества между Китаем и Россией в Средней Азии, а канал «Евразия» именно этому и способствует.

Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Транспорт > inosmi.ru, 23 июля 2018 > № 2688327


Казахстан. РФ > СМИ, ИТ > and.kz, 22 июля 2018 > № 2682050

Бренды в поисках креатива

Бренды в Казахстане ищут креативные подходы в коммуникациях с аудиторией. Такой тренд прослеживался во время обсуждения на мероприятии «PR & Media Talk: коммуникационные вызовы корпоративного сектора глазами медиа», которое прошло на днях в Алматы.

Организатор – представительство агентства «PR Partner» в Казахстане – пригласил представителей медиа и корпоративных коммуникационных служб, чтобы обозначить, кто какие тренды видит и каких стратегий придерживается.

При всем многообразии мнений, прозвучавших на встрече, можно выделить несколько общих акцентов:

1

Бренды ищут свою тематическую нишу, которая аутентична для них и актуальна для их целевой аудитории. Это может быть образование, спорт, культура и др. К примеру, компания проводит марафон, тем самым, показывая, насколько важен здоровый образ жизни для общества и, в частности, клиентов этой компании. Но надо смотреть, чтобы ниша была свободной (хотя бы относительно): иначе получается, что марафонов в Казахстане нынче не счесть, бренду легко затеряться в череде спортивных состязаний.

2

Бренды хотят сверкать своей профессиональной экспертизой как доспехами на солнце. Это оправдано – чем больше спикеры от лица бренда проясняют ситуации на рынке, тем больше доверия к услугам и продукции такой компании. Вот только игроков рынка много, и у медиа порой глаза слепнут от повсеместного сверкания «доспехов». Поэтому пожелание редакций было таким: четче прояснять общественную ценность и значимость той или иной экспертизы. Например, приезжает топ-менеджер из головного офиса, который находится где-то в Европе, или важный зарубежный партнер. Но редакции этот статус ни о чем не говорит, ей важно понимать, что такого важного и интересного спикер скажет для локальной аудитории.

3

Бренды активно ищут свою аудиторию в регионах. Здесь любые каналы коммуникаций приветствуются, в том числе, развитие региональных приложений качественных изданий. Надо сказать, что единого мнения у редакций нет: кто-то готов инвестировать в оффлайн, кто-то больше делает ставку на онлайн. Одно точно можно сказать – жители регионов находятся под прицельным вниманием компаний, предложений с их стороны будет не счесть.

4

Функционал социальных сетей растет. Как собственно и их аудитория. В настоящее время почти треть казахстанцев являются активными пользователями социальных сетей. За 2017 год эта аудитория выросла на 87% (!). Об этом рассказал директор по digital & social media агентства PR Partner Дамир Фейзуллов. По его словам, сейчас приобретает важность не только качество и количество контента, но и уровень подачи контента. «На фоне огромного количества информационных сообщений, аудиторию привлекает в первую очередь нешаблонные месседжи, визуальные эффекты. Я думаю, для брендов необходимо использовать все каналы коммуникаций с разными возрастными группами. Для молодежи, например, группа в «ВКонтакте» и подача информации в форме комиксов будет более качественной коммуникацией бренда, нежели публикация. Коммуникация потребителя с брендом происходит через эмоции», – отметил Дамир.

В своем мастер-классе «PR в социальных сетях» Дамир обозначил несколько важных трендов в SMM:

AR (дополненная реальность)

  • Snapchat to Instagram
  • Создание креативного контента
  • Новая ниша для маркетинга и путь к ЦА
  • Доступ к платформе Camera Effects Platform открыт для разработчиков
  • Новые возможности для творчества в Facebook и Instagram
  • Возможности для создания брендированного AR контента впечатляют
  • Большие возможности для рекламы
  • Карточки к товарам
  • Распознаванию не только лиц, а любых предметов, машин, одежды, украшений, знаний, еды и пейзажей
  • Добавление стикеров к реальным объектам
  • Марк Цукерберг описал сценарий посещения Колизея и изучения здания лишь с помощью телефона
  • Facebook серьезно увеличит возможности AR за счет определения не только локации, но и визуальных триггеров
  • Навести камеру телефона на какой-либо предмет (например, растение) и получить информацию

Видео

  • В 2017 году 90% всего контента в США —видео.
  • 3 секунды! Креативный стратег Facebook Кат Хан: «Не делать короткое видео — не вариант».
  • По словам Шона О'Нила из Adaptly mobile, видео является самым быстрорастущим форматом рекламы в мире и удвоилось по сравнению с предыдущим годом. К 2020 году видео будет составлять 80% всего интернет трафика в Интернете и, в конечном итоге, будет ближе всего к вашей аудиторией.

Нативная реклама

  • Публикации, которые вообще не воспринимаются как рекламные.
  • BI Intelligence пишет, что в 2016 году нативная реклама в США принесла 56% от всех доходов на рынке медийных объявлений.
  • К 2021 году доля «нативки» вырастет до 74%.
  • Не просто похожа на полезный контент, она и есть полезным контентом.

Аналитика контента

  1. Привлечение (ER, органический охват)
  2. Вовлечение (лайки, шейры, комменты)
  3. Конверсия в действие (переходы, вступления)
  4. Анализ каждого поста CTR постов
  5. Более современный подход к SMM

Олег Хе

Автор материала

Казахстан. РФ > СМИ, ИТ > and.kz, 22 июля 2018 > № 2682050


Казахстан > Таможня. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 21 июля 2018 > № 2685069

Не надо стоять в очередях: в Астане введена электронная версия таможенного декларирования

С 1 апреля 2018 года введена в полную эксплуатацию подсистема «Таможенное декларирование» по всем таможенным процедурам. Об этом сообщает департамент государственных доходов (ДГД) по городу Астана.

В ДГД рассказали, что новая система сократит количество документов, время обработки информации и упростит таможенные формальности. Система «Астана-1» дает возможность подать таможенную декларацию и произвести таможенную очистку товаров не выходя из дома, офиса и из любой точки мира, при наличии логина и электронно цифровой подписи.

При этом, подача таможенной декларации в электронном виде осуществляется без представления документов, на основании которых она заполнена. Документы принимаются автоматически, без участия должностного лица таможенных органов.

«Система будет производить анализ (форматно-логический контроль) информации и в случае отсутствия рисков нарушения, в автоматическом режиме будет осуществлять выпуск товаров. Это прорывное явление, по сути, переход на новый уровень взаимоотношений между таможенными органами и бизнес-сообществом, поскольку подразумевает работу на определенном доверии. Соответственно, и сама система управления рисками таможенных органов претерпела значительные изменения в сторону модернизации, а также перехода от товароориентированного к субъектно-ориентированному подходу», - говорится в сообщении ведомства.

В ДГД отметили, что в связи с введением электронного декларирования фактическое время таможенного оформления при импорте составляет не более 5 секунд при отсутствии срабатывания системы управления рисками. С введением ИС «Астана-1» нет необходимости приходить в таможенный орган, чтобы забрать товар, так как владельцы складов временного хранения также зарегистрированы в информационной системе и могут видеть статус товаров – выпущены ли они в свободное обращение.

Казахстан > Таможня. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 21 июля 2018 > № 2685069


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 20 июля 2018 > № 2692591 Мурат Абдрахманов

Кого берет под крыло бизнес-ангел

Предприниматель Мурат Абдрахманов поделился личным опытом поддержки стартапов

Георгий Ковалев

Одна из главных тем предпринимательской среды — поиск бизнес-ангела. Сам факт наличия такого фантастического термина в деловом мире настраивает на некий фарт, неожиданную удачу сродни крупному выигрышу в казино.

Можно ли и в самом деле совместить деловую этику и элемент финансирования растущего проекта по наитию, повинуясь мимолетному капризу? Кто такой бизнес-ангел, какими принципами он руководствуется, выбирая проект для поддержки? Чему он доверяет, помогая проектам, — своей неуловимой интуиции или сухой логике цифр? На эту тему корреспондент «Капитал.kz» поговорил с известным казахстанским бизнесменом Муратом Абдрахмановым, удачно совмещающим работу над собственными проектами и поддержку стартапов.

Мурат Абдрахманов — совладелец и председатель совета директоров АО «Astel», основной владелец компании из области автоматизации Zeinet, основной владелец казахстанско-итальянской компании SSЕ, совладелец медицинских центров DentLux и MedicalPark. Также является миноритарным акционером и членом совета директоров АО «KazTransCom».

- Во всем мире поддержкой стартапов занимаются венчурные фонды, что не исключает и участия в этом деле бизнес-ангелов. Если между ними и есть разница, то она кажется неуловимо формальной. Что думаете вы?

- По моему мнению, венчурный фонд это в первую очередь про бизнес, финансовый бизнес. Бизнес-ангелом становится человек, которому интересно поддерживать других, передавать накопленный опыт. У меня за плечами большой опыт управления компаниями разного уровня, в том числе и большими. И однажды я задал себе вопрос: чем бы я хотел заниматься? Ведь время уходит, это невосполнимый ресурс, его хочется тратить на что-то важное для себя лично. Я понял, что хочу заниматься развитием новых бизнесов. Самому затевать новые проекты не то чтобы неинтересно, просто это переходит в иной ценностный разряд. А вот помогать молодым амбициозным ребятам, передавать им опыт, накопленный за 25 лет работы в бизнесе и при этом самому учиться новому – это очень интересно.

- Хочу уточнить: когда вы говорите об интересе, вовлеченности – имеется в виду профессиональная оценка, или эмоциональная?

- В первую очередь – профессиональная. Я инженер в области телекоммуникаций, эта технологическая сфера мне понятна, я имею в ней свою точку зрения, свою экспертизу. Я пытался найти свой интерес, например, в добыче полезных ископаемых, но быстро понял, что хотя это и интересно, но я ничего в этом не понимаю и не имею собственной экспертизы. Тем не менее есть проекты вне привычной сферы технологий, которыми я занимаюсь. Например, в группе партнеров инвестировал в строительство ресторанного комплекса «Мирас». Мне это интересно как проект розничный, интересно выстроить бизнес-модель, маркетинг, сделать продукт, это для меня самая интересная часть. Также когда-то был соинвестором проекта Fitnation. Далеко от технологий, но интересно. Я вышел из проекта в 2007 году, но он живет до сих пор, потому что изначально был хорошо, грамотно выстроен. Долгая жизнь проектов доставляет мне моральное удовлетворение.

- Сколько вы вкладывали в эти проекты?

- В Fitnation, кажется, $2,5 млн, не помню точно. Время тогда было другое, все росло, было удобно работать. В «Мирас» тоже приличную сумма вложена, причем перед девальвацией. Если сейчас перевести окупаемость проекта в доллары, то окупаемость длинная, больше 10 лет. Но проект успешный, клиенты записываются за несколько месяцев вперед. Мы сразу сделали упор на качество обслуживания, поэтому все хорошо.

- Недостатка в собственных проектах нет. Как вы пришли к нише бизнес-ангела?

- Свои проекты требуют серьезного погружения примерно на 5 лет, сейчас я этого делать не хочу. На меня повлияли слова китайского предпринимателя Джека Ма. Он говорит: если вам 50, избавляйтесь от своих амбиций и передавайте опыт молодым, помогайте им. Я верю, что бизнесом должны заниматься молодые люди до 35, которые горят, сильно мотивированы, компетентны и образованы, которые могут и хотят работать по 14-15 часов в сутки. Им я и должен помогать. Поддержка – это не обязательно деньги, молодым не хватает опыта, я могу помочь направить энергию в нужное русло. Это хороший симбиоз, когда вклад с обеих сторон релевантный и честный.

- Как часто бывают такие совпадения?

- На нашем рынке инвесторов значительно меньше, чем стартапов, поэтому есть возможность выбора. Я встречаюсь со многими ребятами, они представляют проекты. С кем-то договариваемся, с кем-то нет, в любом случае это интересно. Часто я просто ограничиваюсь консультациями, это не стоит денег, а взгляд со стороны всегда полезен. Даже если я не захожу в бизнес, я считаю, что надо приносить пользу. И потом, я тоже учусь, внимательно слушаю, для меня это интересно.

- Как вы их находите? Или они ищут вас?

- Эта отрасль сейчас зарождается, круг инвесторов небольшой и многим известен. Однажды меня пригласили в бизнес-инкубатор МОСТ выступить перед предпринимателями на тему возможностей для продвижения, после этого много слушателей искали встреч. Когда я инвестировал деньги в Choсolife, это тоже имело отклик. Земля слухами полнится. Обращаются через Facebook, пишут в WhatsApp. Статья в «Капитал.kz» тоже может вызвать рост обращений.

- Есть ли в этой деятельности элемент благотворительности?

- Нет, это бизнес. Точно могу сказать, что неубыточный. Трудно пока обозначить рентабельность, вся прибыль пока виртуальная, горизонт инвестирования в пределах 5 лет. Но пока в моем понимании, в моей оценке, деятельность выгодная. Мой опыт позволяет выбирать проекты, которые не прогорают. Общий объем сделанных инвестиций называть не хочу.

- Вы уже назвали Choсolife, какие еще проекты вызвали ваш интерес?

- Я вкладывался в Choco Group и продолжаю вкладываться, они растут быстро, с момента моего первого вложения выросли более чем в три раза. В проект я вошел на стадии резкого расширения бизнеса. Когда мы встретились с Рамилем Мухоряповым, оборот компании был около $10 млн, он искал способы увеличить его до $100 млн, и наши интересы совпали. Другой проект – OrionM2M, производитель интернета вещей, компания успешно развивается, последний инвестиционный раунд мы проводили по оценке $3 млн. Компания имеет амбиции работать на рынке СНГ и всего мира, такая возможность есть, поскольку рынок интернета вещей растет по экспоненте. Также я акционер украинской компании Genesis, которая работает в области социальных медиа в 12 странах. В Казахстане известен их проект Nur.kz.

- Вы выработали какие-то критерии оценки стартапов, которые помогают принять решение о поддержке проекта?

- Важен потенциал роста, минимум – десятикратный в ближайшие три года. Компания должна иметь опробованную бизнес-модель, получить определенные отклики или обратную связь с рынком. Проект должен иметь экспортный потенциал: местный рынок небольшой, поэтому потенциал надо искать за пределами Казахстана. Должна быть команда: грамотная, образованная, компетентная, с опытом работы в выбранной области. Основную часть разработки бизнеса команда должна делать сама, технологический бизнес очень динамичен, время реагирования и принятия решений должно быть минимальным, это критически важная компетенция. Возраст команды также имеет значение. Еще проект должен быть мне интересен. Если он многообещающий, но находится в сфере, которая мне не интересна и которую я не понимаю, я в него не иду. У меня нет цели просто заработать деньги. Также мне нравится, когда берут известную отработанную модель, американскую или московскую, и здесь ее стартуют.

- В каких еще случаях однозначно следует отказ?

- В первую очередь – недостаток компетенции проекта. Не люблю непроверенные идеи и гипотезы. Еще не люблю, когда заходят с целью предложить что-то уникальное, чего нигде в мире не было. В этом случае я потихонечку начинаю собирать вещи.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 20 июля 2018 > № 2692591 Мурат Абдрахманов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mysl.kazgazeta.kz, 20 июля 2018 > № 2686778 Такен Джанатаев

Этический кодекс: реальность и возможность

Такен ДЖАНАТАЕВ,

кандидат экономических наук

Председательствование Казахстана в ОБСЕ и Организации исламской конференции это не только большая ответственность но и уникальная возможность заострить проблематику этики общего блага как сквозь призму экономических и политических аспектов, так и сквозь призму религиозной толерантности, исходя из опыта организации съездов лидеров мировых и традиционных религий.

В Венском итоговом документе ОБСЕ от 15 января 1989 года подчеркивалась необходимость «благожелательно рассматривать заинтересованность религиозных объединений в общественном диалоге» по безопасности, акцентируя внимание на предупреждении и медиации конфликтов и найти способы этического измерения коллизий в экономических, социальных и политических вопросах, что позволило бы мировому сообществу выработать подходы для разработки общего этического кодекса, одинаково приемлемые для всех стран, народов, общественных и религиозных объединений.

Моральный кодекс

Ярый противник государственного регулирования, а тем более централизованного планирования, нобелевский лауреат по экономике (1974 г.) Ф. Фон Хайек еще в 1939 г. писал: «Чтобы иметь возможность планировать, планирующий орган должен навязать народу детально разработанный кодекс моральных ценностей, которого не существует…» [1]. Тем не менее, моральный кодекс был разработан, Коммунистической партии Советского Союза удалось почти невозможное. Уже в 1930-е годы была создана жестко централизованная система плановой экономики. В это же время предпринимается попытка создания внутрипартийного кодекса коммунистической морали или партийной этики, которая в середине 50-х годов завершается созданием «теории коммунистической морали». Теоретические разработки привели в 1961 году к принятию на XXII съезде КПСС морального кодекса строителя коммунизма. Этим самым была сделана попытка привнести в экономическую жизнь нормы морали и нравственности.

Все нравственные принципы этого кодекса отражали этические нормы мировых и традиционных религий: преданность делу, любовь к Родине, добросовестный труд, сознание долга, взаимопомощь, честность, правдивость и другие [2]. Надо отдать должное партийной этике КПСС: коммунисты в своих моральных характеристиках и нравственных институтах были людьми достойными и заслуживали уважительного отношения к себе. Однако экономическая система, основанная на жестких плановых началах, не могла долго держаться на принципах морального кодекса. Высокие нравственные достоинства партийной этики КПСС обрушились, так как не имели экономического фундамента. Моральный кодекс не был подкреплен экономическим правом и между ними возникли коллизии. Отсутствие экономической базы и «марксистско-ленинская» риторика привели к тому, что весь Советский Союз наводнили фальшивые внуки Маркса, несуществующие племянники Энгельса, сомнительные дети лейтенанта Шмидта и пр.

Для того, чтобы моральные поступки были правоспособными, экономические действия должны быть моральными. Сегодня «партия власти» пытается повторить драматический опыт КПСС. Образовалась буйная корпорация молочных братьев и сестер, которые пока еще не выработали четких программных положений. Импульсивные действия, обусловленные мировым кризисом, лишь обозначили отсутствие этической системы оценок экономической деятельности. А это не дает возвыситься до теоретического понимания места Казахстана в современной глобализированной и открытой экономической системе. Пока еще нет понимания пагубного влияния внешних факторов, особенно действий Международного валютного фонда, Всемирного банка, транснациональных корпораций. Экономика не развивается на почве этических норм. Как говорил Ницше: «… нет моральных явлений, а есть только моральная интерпретация этих явлений. Сама эта интерпретация – вне морального происхождения» [3], что является системой оценок, имеющей корни в экономических условиях. Сегодняшний Казахстан удивительным образом напоминает то, что Аристотель называл «селение»: «Общение, состоящее из нескольких семей и имеющее целью обслуживание не кратковременных только потребностей, – селение. Селение можно рассматривать как колонию семьи, некоторые и называют членов одного и того же селения «молочными братьями», «сыновьями», «внуками» [4].

Казахстан расположен на огромном пространстве и в то же время его экономическое пространство является одним из самых маленьких в мире. Доля малого и среднего бизнеса в экономике слишком незначительна, чтобы говорить о рыночных отношениях. Казахстан начал свою независимую экономическую жизнь без производственной инфраструктуры. Те промышленные предприятия, которые достались в наследство от СССР, по своим техническим и технологическим параметрам не соответствовали реалиям современной жизни. Кроме того, все основные фонды было созданы в 1970-е годы и с тех пор не обновлялись. Поэтому Казахстан практически начал свою экономическую жизнь с чистого листа. Однако моральный кодекс не может быть написан на чистом листе без опоры на экономику. Там, где нет соответствующей экономической базы, там «партия власти» неизбежно превращается в костыль для власти и не способна выработать соответствующие критерии для оценки моральных поступков в экономических действиях. Стратегия «Казахстан-2030» имеет не столько стратегическое, сколько сакральное значение. Моисей водил евреев по пустыне почти 40 лет с тем, чтобы выросло новое поколение с жизненной энергией и без рабской психологии, присущей старшему поколению. Из 40 лет Казахстан прошел только половину пути и пока что плутает в бескрайних степных просторах и безграничном экономическом пространстве с эфемерными ориентирами, не просчитанными ни материально, ни финансово, ни институционально. Отсюда появляется задорная комсомольская идея, которая повела бы Казахстан по истинному пути в качестве «вперед смотрящего». «Быть впереди» – это иудейско-христианская интерпретация человеческого пути как пастуха стада. На Ближнем Востоке, в отличие от Казахстана, пастухи идут впереди стада овец. До полноценного вступления Казахстана в мировую экономическую систему предстоит пройти путь еще в 20 лет, но уже понятно, что для этого Казахстан должен сплотиться духовно, возродить и консолидировать те духовные ценности, которые заложены в традиционных и мировых религиях.

Небесный суд

С появлением и развитием отношений собственности возникла проблема моральной оценки действия людей. Так, неприкосновенность частной собственности как института эффективного ведения хозяйства породила такую нравственную норму как «Не кради» и другие. Деяния, за которые человек отвечает перед другими по нормам обычного права – это юридический акт правосудия. Человек может быть судим по нормам действующего законодательства. Деяния, за которые человек отвечает перед самим собой, своей совестью, в тенгрианской мировоззренческой философии называется «Тәнір жазасы» – «Небесный суд», который в той или иной форме присутствует во всех религиях «Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 кор 11:31). Суд над самим собой – это нарушение нравственного закона, который запечатлен в сердце человека и который контролирует его поступки. Но у юридического лица нет сердца, поэтому государство старается выразить нравственный закон в форме права, через законотворчество. Поэтому Томас Гоббс и говорит: «Закон есть совесть государства» [5].

Если государство выносит свой суд через систему административного, гражданского права, то Небесный суд выносит свой вердикт в форме самооценки человека, то есть Небесный суд – это суд над самим собой, а не юридический суд. Собственно, Небесный суд это идеал юридического суда, к которому стремится вся система обычного права. Поэтому древнекитайская «Книга перемен» гласит: «…не одолевший себя идет на суд…» [6]. Небесный суд – это не наказание, а оценка своих действий и своих поступков, очищение и исправление своих ошибок. И-цзин рекомендует: «Не одолевший себя… пусть вернется и скроется в своем поселении из трехсот дворов. Тогда не будет беды, вызванной им самим…» [7]. Не одолев себя, нельзя остановиться от неправедных поступков, которые в конечном счете приводят к суду земному, а не небесному.

Все традиционные и мировые религии упоминают о Небесном суде. Так, в Библии наиболее важными считаются суд над грехами: «Ныне суд миру сему» (ин 12:31),суд над делами верующего: «Ибо всем нам должно явиться перед судилище Христово» (2 кор 5:10), суд над падшими ангелами: ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших своего жилища, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня» (иуд 6). Древнеегипетские божества, возникшие в IV тысячелетии до н. э. призывают обращаться к духам и богиням поименно, что отражает веру в существование частных и особенных форм проявления нравственных поступков: «Слава тебе, Владыка Истины… Я знаю тебя, Я знаю твое имя, Я знаю имена 42 богов, которые живут с тобой в этом Зале Двух Истин МААТ: Привет, Усах- Нимми… я не совершал греха; Привет, Фанти… Я не крал; Привет Хамиу, … Я не преступал закона», и далее перечисляются все 42 божеств [8], где говорится что человек «не произносил проклятия», «не совершал прелюбодеяния», «не оклеветал никого», «никому не угрожал», «не гневался», «не богохульствовал», «не лез в чужие дела», «был сдержан в разговоре» «не делал зла» и т. д.

Все эти нравственные императивы присутствуют во всех религиях, и задача стоит как их обобщить, свести в единый этический кодекс моральных поступков.

Совет Согласия

Выступая на III Съезде лидеров традиционных и мировых религий 2 июля 2009 г. в Астане, представитель церкви Иисуса Христа (США) Паул Б. Пайпер хорошо резюмировал общую идею съезда: «Мы можем веровать в разных богов, но если наша вера искренна, мы должны быть едины в своих устремлениях. Солидарность, как и этот съезд, предполагает, что мы достигнем большего, когда будем работать сообща. Этот постулат является ключевым моментом, на котором мы все должны сконцентрировать наше внимание» [9]. Будущая архитектоника безопасности во многом будет определяться от решения проблем межрелигиозной толерантности, которая становится все более актуальной и требует продуманного сбалансированного подхода.

Исторически сложилось так, что почти у всех народов действовали и действуют советы согласия, которые возлагаются на мудрых старейшин и духовные лица. В VIII веке в Японии существовало министерство божественных дел. В судебной системе государства Израиль верховный суд состоял из 71 мудреца с правом законодательной инициативы и полномочиями исполнительной власти. Издревле в евразийских степях, а до XIX века и в казахской государственности действовал институт биев, который принимал не только решения по обычному праву, но и политические решения. Духовный лидер Ирана Аятолла Аль-Хаменей руководит Советом стражей исламской революции, который состоит из 12 высокопоставленных духовных представителей власти и обладает значительной политической силой и влиянием на духовную жизнь общества. Во многих мусульманских странах имеются министерства по делам религии. Все это говорит о том, что есть формы согласия между нормами обычного права, конституционных норм государственности и исламского правового наследия. Все они действуют в одном социальном поле и в рамках существующего гражданского общества.

Инициировав организацию Съезда лидеров мировых и традиционных религий, Казахстан создал прецедент организации совета согласия между религиями, их концессиями и, в целом, мировоззренческой философии традиционных религий. Все они, по сути, объединяются на единых принципах морали. Поэтому ключевым аспектом деятельности Совета Согласия является выработка правил, которые приведут к согласию по многим вопросам верования. Удобной площадкой для образования Совета Согласия становится принятие политических решений по межрелигиозной толерантности на фоне конфликтов между христианством и исламом. Саммит ОБСЕ, приуроченный к 35-летию организации, был проведен в Казахстане в 2010 году. На этом саммите проблемы достижения согласия обеспечения безопасности в области толерантности стали плодотворными в плане образования регионального Совета Согласия в рамках ОБСЕ. Такого рода Совет Согласия мог бы вырабатывать политику, призванную гасить конфликты на уровне наднациональном или надгосударственном.

Ассамблея народа Казахстана образовалась на основе древних законов гостеприимства, которые в нашей стране свято соблюдаются. Обобщение опыта работы этого института может позволить выработать принципы и критерии единства народов не только Казахстана. В региональном масштабе США являются своеобразной плавильной печью, где многие национальности, независимо от вероисповедания, слились в единый народ – американский. Литература, обобщающая уникальное образование американского народа, представлена слабо, либо она носит тенденциозный характер.

В мировом масштабе назревает потребность возрождения законов гостеприимства. Глобальная экономическая система и развитие коммуникационных технологии подводят к пониманию, что человек в этом мире – Қудай қонақ – гость от Бога, и ему следует жить в соответствии с нормами Небесного суда. Вопросы предотвращения конфликтов, рассматриваемые многими структурами как в региональном, так и в мировом масштабе, так или иначе решаются. Однако снизить напряженность в очагах конфликта удается не всем структурам, и поэтому Совет Согласия, образованный как в национальном, так и в региональном и мировом масштабах мог бы стать действенным инструментом в решении вопросов безопасности.

Божественный Совет

Проблематика «Этики общего блага», обозначенная на июньской 2009 года 63 сессии Генеральной Ассамблей ООН, по сути требует осмысления вопроса «Что есть Человек?». Человечество столкнулось с цивилизационным кризисом, означающим возникновение и становление новой культурной общности в развитии человеческой истории. Еще Аристотель заметил: «То, что… человек есть существо общественное, ясно из того, что природа… ничего не делает напрасно» [10]. Человек как совокупность всех общественных отношений, а общество как человек в его общественных отношениях получает новые определения: «…Мыслящий разум – вот определение человека» – отчеканил Гегель в «Науке логики» [11], и это первая дефиниция логического развития сущности человека сегодня приобрела проблемное звучание. Насколько человек разумен в своих экономических действиях, если мир столкнулся с обострившимися противоречиями в экологии, энергетике, продовольственном обеспечении и в целом – в конфликте духовного и материального?

Короткий меч и длинные копья Александра Македонского завоевали часть мира, конница и стрелы Чингисхана завоевали полмира, атомная бомба и доллар США завоевали весь мир. Все эти завоевания строились на применении материальных сил. «И сказал Господь Бог: Вот Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки свои, и не взял также от дерева жизни и не вкусил и не стал жить вечно» (Быт 3:22). Материальные силы человек превратил в зло. Научившись клонировать, человек «взял от дерева жизни» и вторгся в божественное. Создав Еву из ребра Адама, Бог не потратил ничего лишнего (в сравнении с нынешними ценами!). Человек научился выращивать из стволовых клеток отдельные органы человеческого организма и уже приступил к созданию клона живого человека.

Около 80 процентов продуктов питания являются генно-модифицированными и последствия их влияния на здоровье человека пока не изучены. Если в XIX веке он еще экономически действовал «по-божески», то после катаклизмов XX века человек преступил божественное начало проявления своей человеческой сущности.

Это требует сознания божественных институтов, пропитанных духом общего блага – Божественного Совета, который мог бы выработать этический кодекс поведения человека, согласный с эволюционными законами развития природы и в согласии с интересами всех народов мира. «Когда мы до конца осознаем общность человеческой природы, нам будет гораздо легче найти компромиссное решение проблемы, обсуждая ее с «одним из нас», чем с «одним из них», – сказал на редкость мудрые слова Билл Клинтон, президент США [12], характеризуя религиозные убеждения, которые призваны разрушить разделяющие барьер между людьми. Божественный Совет, зачатки которого появляются на базе съездов лидеров мировых и традиционных религий, может разработать пути бесконфликтного решения разногласия путем обобщения тех этических норм, которые присущи всем верованиям. Это не правомочный институт, устанавливающий недостатки того или иного верования. Божественное Согласие – это институт, который на весах духовности взвешивает человеческую деятельность в сфере экономики, социальной жизни, духовной сфере, культурной общности, и определяет их ценность, что дает возможность осмыслить этику современной экономической жизни и ее влияния на все сферы человеческой деятельности. Если съезд мировых и традиционных религий в дальнейшем будет проходить под эгидой ООН, то эта инициатива Казахстана может стать серьезным фактором консолидации духовных сил, направленных на разработку принципов единения народов мира.

Отделение религии от государства – пережиток прошлого. Жизнь требует найти светские пути объединения религии и государства, их органичного взаимодействия. Институты гражданского общества пока еще не вовлечены в это высокое единство. Потенциал институтов философии, права, экономики, языка, культуры и других не задействован. Если институт мудрости и философии Ирана проводит «Фестивали мудрости Ибн-Сины», то Казахстан мог бы призвать дух Аль-Фараби, которого Ибн-Сина почитал за своего наставника и который считался Вторым учителем после Аристотеля. Проблематика «Этики общего бога» предполагает выделение экономической этики в особую сферу моральных поступков в экономической деятельности, что продиктовано нарушением «валюта баланса» в соотношении материального производства и духовной жизни общества.

Особенностью морали является то, что ее нормы очень подвижны, динамичны и чутко реагируют на возникающие социально-экономические проблемы. В этом плане моральные нормы значительно опережают правовые нормы, которые вырастают из экономической жизни. Поэтому экономическое этика – это средство применения понятий и норм общечеловеческой морали, в которых осмысливаются проблемы конфликтов между интересами экономической деятельности и моральной оценкой результатов этой деятельности. Наиболее общими принципами экономической этики являются:

1) принципы единства биогеосферы с экономической сферой и их взаимообусловленность. Если биогеосфера является высшим проявлением упорядоченности и организованности в природе, то экономическая жизнь – часть органического мира. Поэтому экономическая этика рассматривает проблемы сбалансированного развития человеческого общества как части природы;

2) принцип эволюционного развития органического и неорганического мира предполагает также и эволюционность экономической жизни, выработку этических регуляторов во избежание «революционных» потрясений в конфликте духовного и природного.

ЛИТЕРАТУРА

1. Цит.по: Селигмен Б. Основные течения современной экологической мысли. М.: Прогресс, 1968, с. 228.

2. История Коммунистической партии Советского Союза. М.: Политиздат, 1984, с. 564.

3. Ницше Ф. Воля к власти. Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000, с. 667.

4. Аристотель. Соч. в 4-х т. Т. 4. М.: Мысль, 1983, с. 377.

5. Гоббс Т. Изб. произв.: в 2-х т. Т. 2. М.: Мысль, 1965, с. 337.

6. И-цзин: древнекитайская «Книга перемен». М.: Эксмо, 2007, с. 53.

7. Там же, с. 50.

8. Египетская книга мертвых. Слово устремленного к свету. М.: Эксмо, 2006, с. 262–266.

9. «Казахстанская правда», 3 июня 2009 г.

10. Аристотель. Соч. в 4-х т. Т. 4. М.: Мысль, 1983, с. 378.

11. Гегель. Наука логики. СПб: Наука, 2002, с. 106.

12. Клинтон Б. Предисловие к европейскому изданию книги Мадлен Олбрайт «Религия и мировая политика». М.: Альпина Бизнес Букс, 2007, с. 352.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mysl.kazgazeta.kz, 20 июля 2018 > № 2686778 Такен Джанатаев


Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mysl.kazgazeta.kz, 20 июля 2018 > № 2686776 Дастан Ельдесов

Цель латинизации

Введение латинизированной графики в Казахстане вышло на финишную прямую: Указом Президента утвержден вариант латиницы с использованием акута (острое ударение, образный штрих над буквой), определен срок поэтапного ее введения до 2025 года, график перехода школ на новую графику и т. д. Отведенный срок перехода на латиницу будет использован лингвистами для разработки орфографических, орфоэпических и других правил, а также для устранения недостатков алфавита.

Необходима комплексная реформа языка

С начала ХХ века казахский язык функционировал на четырех графических системах: арабской графике, модернизированной арабице А. Байтурсынова «төте жазу», латинице, кириллице. Латиница функционировала в 1929–1940 гг., с 1940 года – нынешняя графика на основе русского алфавита. Планируемый латинский алфавит – это уже пятая система, отличная от предыдущей латиницы.

Частая смена графической основы языка требует максимальной продуманности и осторожности при переходе на новый алфавит. Однако перспективы за латинской графикой. К тому же будем придерживаться известной версии, что со временем будет общетюркская графика и общелитературный язык на основе общего тюркского языка.

Надо помнить о целях советской латинизации, о «зомбировании» Голощекина с помощью двойной смены алфавита. Об этом предельно цинично писал Голощекин в служебной записке Сталину («Советская степь», 20. 11. 1927 г.). «Чтобы искоренить вредные идеи «националистов» сменить алфавит казахского языка… в пятый период – уничтожить оставшуюся интеллигенцию, еще раз изменить казахский алфавит; таким образом, подрастающее поколение не будет иметь возможности читать историю своего народа». Кремлевский «небожитель» официально утвердил этот «проект», ответив: «Товарищ Голощекин! По-моему, упомянутая в служебном письме политика в основе единственно верная» (Евразия-kz, 23. 02. 2007, с. 5).

И в соответствии с планом Голощекина (под громкими лозунгами приобщения к европейской цивилизации, борьбы с неграмотностью, религиозными предрассудками и т. д.) была совершена небывалая в истории двойная смена алфавита за короткое время – опасное «хирургическое» вмешательство не только в графическую основу, но и в лексику, орфоэпию, синтаксис и т. д. Принципиальными противниками перехода с арабского алфавита на латиницу были представители «Алаш-Орды» во главе с известным политическим деятелем, лингвистом Ахметом Байтурсыновым, за что поплатились жизнью. Скорее всего, они знали о двойной «операции», недаром Байтурсынов предлагал перевести казахский язык сразу на русский алфавит.

Как бы то ни было, казахский язык вопреки этим планам Голощекина выжил, сохранил свой богатый лексический фонд, и ныне находится перед большой языковой реформой. Ведь изменение графики в известной мере меняет общую языковую ситуацию.

Сейчас главная задача – сохранить, изучить и возродить казахский язык. Для перехода на новую графику необходима крупномасштабная подготовка с расширенным обучением населения государственному языку. Самое главное, грамотно провести реформу языка, чтобы не повторить свои и чужие ошибки при смене алфавита.

Ведь при всеобщем одобрении перехода на латинский алфавит не было сказано о комплексной реформе казахского языка! Мало кто говорил о смене письменности как чисто лингвистической проблеме – много разговоров о политической составляющей, расставании с русским миром, приобщении к мировым технологиям и т. д. Но алфавит алфавиту – рознь, если не будет решена основная языковая проблема – проблема так называемых заимствований из русского языка, а на деле просто русских слов, которые вызвали «эрозию» казахского языка.

До смены графики разрешить «пестроту» языка

Вызывает беспокойство, что Институт языкознания им. А. Байтурсынова до сих пор не разработал принципы заимствования иностранных слов, написания русских слов в казахском языке, терминов, иностранных имен и т. д. Хотя за 26 лет независимости можно было не только решить эту проблему, но и сделать язык кодифицированным, т. е. обработанным в соответствии с языковыми нормами.

Об этом я пишу с 2008 года, а наши лингвисты заговорили об этом только сейчас в связи с переходом на новую графику. Ведь прошло уже больше 10 лет с тех пор, как Президент страны объявил о грядущей латинизации.

Например, как будем писать и произносить: станция, станса/стансы, бекет или стейшн? Университет, үніверситет или university? Сколько лет другой проблеме – «пестроте» казахского языка, отсутствия нормы, и до сих пор она не решена. В казахском языке огромное количество слов, которые пишутся в двух-трех вариантах. Один пишет «журналшы», другой – «журналист»; кто-то пишет «шекара», другой – «шегара»; «рақмет» – «рахмет» – «рақымет»; «пешен» – «печенье» – «пешенай»; «велосипед» – «белесепет»; «шаш» – «шәш»; «медсестра» – «медбике» – «мейірбике» и т. д.

Ведь орфографическую норму можно решать и на кириллице, но она не решается, и все уповают на новую графику. Мол, при использовании латиницы мы берем заимствованные слова, приспосабливаем к казахской фонетике, пишем их на латинице, и они будут нашими. Но вот научная основа заимствования не разработана, до конца не решена фонетическая основа казахского языка, проблема терминов и т. д.

Надо иметь в виду, что для выполнения роли государственного языка казахский должен стать кодифицированным языком. По вышеуказанным и другим признакам казахский – некодифицированный (ненормированный) язык, по этой причине есть препятствия для выполнения функций государственного языка, языка науки и т. д. И эту проблему надо решить до смены графики.

В данной ситуации непонятно, что мешало реформировать казахский язык на основе нынешнего алфавита за годы независимости? Надо понимать, что латиница не разрешит эту проблему «автоматом». Но многие слова, фонемы на кириллице можно потерять безвозвратно, как уже теряли при переходе с арабицы на латиницу, а затем – на кириллицу. Специалисты Института языкознания ссылаются на то, что кириллица якобы создает психологическую преграду для написания русских заимствований по законам казахской орфоэпии, а вот, мол, латиница даст полный простор.

Основным признаком литературного языка является нормативность. А у нас порой даже языковеды, переводчики испытывают затруднения при написании не только терминов, научных трудов, но и «обычных» слов, специализированного текста на казахском языке. Отсутствие единой литературной нормы, стандартизации говорит о трудностях развития языка.

Например, при попытке расширения функций казахского языка, в частности, в законодательной сфере, в Парламенте испытывается нехватка профессиональных юристов, переводчиков, языковедов, соответственно, имеются затруднения при написании терминов, стилистического оформления текста на казахском языке, возникают проблемы с аутентичностью текстов.

Поэтому со сменой письменности необходимо установить орфографические нормы казахского языка, чтобы в будущих словарях с латинской графикой были уже нормированные слова.

Русский язык, к примеру, нормированный, и для него разработаны компьютерные программы, показывающие в любом тексте грамматические и стилистические ошибки и погрешности. И комплексная реформа казахского языка с изменением графики, лексики, стилистики, орфографии и т. д. должна в итоге сделать язык кодифицированным, для которого будут «подвластны» многие компьютерные программы.

Четыре условия перехода

Для перехода с одной графики на другую должны существовать четыре фундаментальных условия.

1. Владение большинством населения государственным языком.

2. Развитые книгоиздательство и СМИ.

3. Сильная филология с литературой, прежде всего, художественной.

4. Самое главное, должны быть знатоки языка, носители классической языковой культуры.

У нас есть сложности с перечисленными условиями для перехода на новую графику.

Язык развивают художественная литература, СМИ и филология. По литературе и писателям – удручающая картина. Из всех творческих профессий труд пишущей братии наиболее низкооплачиваемый, поэтому непродуктивный и неперспективный. Нет закрепленной законодательством системы оплаты такого труда. Писатель, поэт, драматург, исследователь, критик опустились на самую низшую ступень творческой иерархии и заняли незавидное место в общественной жизни.

Беды книгоиздательств и литературы всем известны: отсутствие государственной политики в этой области и сверхдорогая российская бумага, которая «съедает» гонорары авторов, а печатную продукцию делает дорогой и неконкурентоспособной по качеству. Страна, запускающая собственный спутник, могла бы производить свою бумагу (хотя бы на привозном сырье, как в Японии).

По какой причине казахский язык выдержал смену графики в советское время? В то время еще были сильны традиции устного народного творчества, была жива мощная традиция акынов, было много носителей классического казахского языка – несмотря на смену графики, появилась целая плеяда известных писателей и поэтов начала ХХ века: Магжан Жумабаев, Ахмет Байтурсынов, Жусупбек Аймауытов, Мухтар Ауэзов, Миржакып Дулатов, Сакен Сейфуллин, Ильяс Жансугуров, Беимбет Майлин и др. Язык произведений казахских классиков смог пройти жернова и второй смены графики – с латиницы на кириллицу, на которой издано огромное количество книг на казахском языке.

Именно тогда была начата языковая реформа Ахмета Байтурсынова, казахский язык «оживился», появились новые литературные жанры: пьесы, повести, романы, памфлеты и т. д. В казахском языке до сих пор пользуются лингвистическими терминами, введенными Байтурсыновым.

Если Мухтар Ауэзов в свое время говорил, что может написать на казахском языке текст любой сложности, то ныне таких людей не осталось. Сегодня вместо акынов говорят акимы. Условно говоря, взамен языку Абая и Ауэзова пришел язык газетной публицистики, социальных сетей, которому очень трудно оформлять тексты на философские, законодательные, технические, научные, спортивные, городские и другие темы. Именно в этих сферах наиболее много так называемых заимствований из русского языка, что вызвало большую трудность функционирования языка из-за их многочисленности.

Известная проблема – заметная часть населения не владеет казахским языком.

В Турции, например, при переходе на латиницу большинство населения страны владело турецким языком. Реформа алфавита сопровождалась введением неологизмов, а для развития обновленного языка государство всемерно поддерживало лингвистику, литературу и книгоиздательство.

В современном Узбекистане, Азербайджане и Туркменистане также большинство населения владеет государственным языком. Однако в Узбекистане слабый с точки зрения лингвистики вариант латиницы, неразвитое книгоиздательство, слабая филология с литературой создали большие трудности для ее функционирования. 2 сентября 1993 года в Узбекистане был принят закон о введении узбекской латиницы, основанной на мировом и турецком опыте.

Но в 1994–1995 гг. отношения между Узбекистаном и Турцией резко ухудшились, и узбекская власть решила создать «свою» латиницу: в итоге введение в 1995 году поправок в узбекскую латиницу, в том числе замена диакритических знаков на апострофы и диграфы, затормозило процесс. Произошла политизация графической языковой реформы. И в течение 24 лет узбекская латиница находится в подвешенном состоянии – до сих пор более 70 процентов литературы издается на кириллице, временами вспыхивают дискуссии о возврате на кириллицу. (Десять лет назад в одной статье я сделал социолингвистический прогноз о возможном возврате на кириллицу в Узбекистане.)

Из-за «политкорректности» у нас старались не обсуждать неудачный опыт латинизации в соседней стране. В итоге в Казахстане первые варианты с диграфами и апострофами в известной мере были основаны на узбекской латинице. Использование диграфов по первому варианту удлиняло бы текст и время печатания приблизительно на 25 процентов, усложняло бы восприятие агглютинативных (приклеивающихся) языков, к которым относится и казахский язык, где множество аффиксов прибавляются к основе слова, потерялась бы быстрота письма, отсюда – эффективность, действенность любого текста, усложнилось бы чтение такого длинного текста. К тому же могло привести к утрате таких уникальных звуков, как Ә, Ө, Ү, Ғ, Ң.

По второму варианту апостроф тоже удлиняет текст и время печатания. К тому же апостроф имеет свою семантику в латинизированных алфавитах, например, отделяет какой-то аффикс от слова, например, д’Артаньян. Апостроф имеет и такую семантику, когда к иностранному слову прибавляется аффикс из данного языка, например, в Турции к неизменному слову, например из французского языка, добавляется аффикс из турецкого языка с помощью апострофа. Поэтому использование апострофа для обозначения фонемы неудачно: у него другая семантика – нередко используется и для сокращений.

В Казахстане утвердилось мнение, что использование диакритических знаков – это чисто турецкая практика, нам, мол, не надо идти под «турецкий флаг», посему надо создать свою «казахскую» латиницу. Это тоже политизация языковой проблемы.

Вопрос должен стоять иначе: какие знаки латинской графики наиболее адекватно передают и соответствуют фонетической основе казахского языка с точки зрения лингвистической науки?

Такой подход выяснил бы, что в Турции и Азербайджане (отчасти и в казахской латинице 1929–1940 гг.) правильно и удачно использовали диакритические знаки латинского алфавита с лингвистической точки зрения. А в Узбекистане, наоборот, использование диграфов и апострофов – неудачно и противоречит науке.

В этом плане помог бы турецкий (и азербайджанский) опыт перехода на латиницу – ведь они удачнее, чем узбекский. Некоторые оппоненты утрируют проблему: мол, нельзя брать готовый чей-то алфавит, тот же турецкий. Однако никто не отменял научный подход – учитывать чужие ошибки или удачный опыт.

Латинский алфавит появился в первом тысячелетии до нашей эры, и основные правила его использования определены давно, в том числе для обозначения каких-либо новых фонем с помощью диакритических знаков. И придумывать «свою» графику на основе латинского алфавита – это нонсенс! Конечно, это ненаучный подход.

Забыли о цели латинизации?

В начале 1991 году в Анкаре прошла большая конференция, на которую пригласили ученых, языковедов шести государств – Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Турции и Узбекистана. На этой конференции обсуждался единственный вопрос: о переходе пяти государств на латиницу. Им предлагалось перейти на латинизированный алфавит.

Здесь ученые установили необходимое число букв латинской графики, которые могут обеспечить языки всех тюркских народов. Всего получилось 34 буквы. Тут же был разработан проект типового алфавита из 34 букв и достигнута договоренность, что он станет общим для всех тюркоязычных держав, хотя каждая может вносить в него поправки в соответствии со своими языковыми особенностями.

Тюркоязычные страны должны иметь единую письменную графику – для этого перешли или перейдут на латиницу. Это утверждение не должно вызывать споры, иначе какая цель перехода на латиницу в этих странах?!

Эта цель латинизации присутствовала и в переходе на латиницу в 20-х годах прошлого века – тюркоязычные республики стремились не только перейти одновременно, но разработать схожие алфавиты. Несмотря на препятствия советской власти, эта цель частично была достигнута.

К сожалению, ныне в Казахстане забыли об этой первоначальной цели латинизации – сближении тюркских языков и культур на основе единой графики, и устремились вслед за Узбекистаном создавать «свою» латиницу. И языковую проблему перехода на латиницу перевели в политическую: мол, нам не нужен турецкий вариант латиницы, а будет «казахский». Некоторые эксперты договорились до того, что переход на латиницу – это языковая деколонизация, будто латинский алфавит – национальный, на котором казахский язык функционировал в течение длительного времени!

Последний утвержденный вариант латиницы с использованием акута лучше предыдущих вариантов: по сравнению с ними – «экономный», построен по принципу «одна буква – один звук», но имеет схожие недостатки.

Акут как знак ударения используется в некоторых современных европейских, в частности, в романских языках используется для различения открытых и закрытых гласных. В некоторых языках используется для обозначения долготы гласных, а также как знак смягчения согласных. Вот такая общая семантика этого знака, который в казахской латинице будет указывать лишь на некое отличие фонемы, но не сможет его передать, «выразить» его фонетические особенности. Акут тоже относится к диакритическим знакам, но отличается от них.

Этот однотипный знак не имеет отличительной семантики одновременно для гласных и согласных. Например, умлаут (две точки над буквой) в немецком языке указывает на мягкость некоторых гласных. То есть диакритика уже передает особенность фонемы: Ş ş, Ö ö, Ğ ğ, Ü ü и т. д. Например, для фонемы Ө подходит немецкая буква Ö, есть еще немецкая Ü, которую можно использовать вместо Ү (или У). Можно изучить и французские знаки и т. д.

Даже в алфавите на основе кириллицы буквы К с «хвостиком» или О с «перекладиной» отличаются не только графически. Эти дополнительные знаки несут семантическое наполнение.

В итоге есть много слов, которые одинаково или очень близко произносятся в казахском и турецком языках, но будут писаться по-разному, например, тур. süt – каз. sút, тур. altı – каз. alty; тур. вen onu Astanada gördüm – каз. мen ony Astanada kórdim и т. д. В тюркских языках используются буквы с диакритикой, например Ş ş, Ö ö, Ğ ğ, Ü ü и др., а в казахском – совсем другие графемы, которые только отдаляют его от тюркских языков.

Некоторые эксперты говорят, что утвержденный вариант латиницы не представляет сложности для чтения. Действительно, для тех, кто знает казахский язык, не составляет труда прочитать текст на такой латинице. Однако когда готовится алфавит, то надо ориентироваться на восприятие 5–6-летнего ребенка. Надо учитывать, насколько легко ребенок сможет освоить алфавит. Это правило справедливо и для тех, кто впервые изучает язык. Все должно быть предельно ясно и понятно.

Например, объясним ребенку, что две точки над буквой О (Ö) дает ее смягчение и соответствует Ө на кириллице, Nn с «хвостиком» (Ŋ ŋ) означает специфический сонорный, соответствующий Ң ң, «галочка» над G (Ğ) придает ей глухоту звука как в Ғ и т. д. А теперь попробуйте объяснить по варианту с акутом, когда над O, N, G ставится однотипный знак ударения – ребенок не сможет увязать фонетические особенности этих трех букв с одним и тем же знаком (всего в новом варианте 6 букв с акутом и 2 диграфа). Не видя особенности этих букв по этому знаку, будут читать как без акута. Это может привести к утрате таких уникальных звуков, как Ә, Ө, Ү, Ғ, Ң.

Чем отличается диакритика? Диакритика без самой графемы не имеет никакой семантики. Все эти диакритические точки, «птички», «хвостики» без конкретной графемы ничего не означают. То есть диакритика – элемент одной целостной буквы, а акут не может быть таким элементом, так как у него уже есть определенная семантика.

Кстати, акут используется в каракалпакском языке, где в 2016 году апострофы поменяли на этот знак ударения. То есть «казахская» латиница – не оригинальная графика.

Переход на латиницу не должен быть самоцелью, даже для приобщения к мировой науке многие страны достигли научного прогресса и экономического расцвета без такого перехода. И политическая конъюнктура не должна мешать развитию языка.

В целом время работает на будущую латиницу – есть возможность устранить недостатки нынешнего варианта, разработать научные принципы для усовершенствования казахского языка и преломить отношение общества к языковой реформе.

Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

лингвист

Казахстан > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mysl.kazgazeta.kz, 20 июля 2018 > № 2686776 Дастан Ельдесов


Казахстан > Агропром > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686718

ФЕРМЕРЫ НОВОЙ ФОРМАЦИИ

Алексей Мальченко

Сегодня разведение огородов перестало быть одним лишь хобби. Занимаясь крестьянским ремеслом, можно не только обеспечить семейный обеденный стол натуральными продуктами, но и организовать полноценный бизнес, приносящий солидный доход. Вопрос лишь в том, что выращивать, как это правильно делать и где реализовывать товар. Фермеры Алматинской области нашли один, но правильный ответ на все эти вопросы - ФМС...

Второе дыхание

Енбекшиказахский район Алматинской области всегда славился своими плодородными землями, а поселок Чилик, который в разные периоды был как административным центром района, так и райцентром области, имел незыблемый авторитет. Свою славу он получил благодаря местным аграриям, которые на своих земельных участках выращивали неповторимые томаты, пышные перцы и прочие культуры, являющиеся в кулинарии незаменимыми.

Однако перестройка и начало 90-х смешали все карты, тогда на огородной зелени заработать “зелень” американскую было крайне сложно. Так, многие земледельцы сменили вектор деятельности на более выгодное предпринимательство - челночную торговлю. Однако теперь фермеры уверенно возвращают былую славу чиликских томатов и не только их.

Еще пять лет назад в поселке Чилик создали Фонд местных сообществ Енбекшиказахского района (ФМС), на базе которого зародился бренд “Фермеры Чилика”, который сегодня хорошо узнаваем среди алматинских потребителей.

В течение двух прошлых лет продукцию фермеров, - томаты, перцы и баклажаны - регулярно поставляли в сеть супермаркетов “Арзан”, и тогда полочки опустошались покупателями быстрее, чем их успевали наполнять работники овощного отдела. То есть спрос на местную продукцию значительно превосходил предложение.

И это неудивительно, ведь благодаря работе фонда, исключившего сеть перекупщиков, фермерам удалось выставить свою витаминную продукцию по невероятно вкусной и конкурентной цене. В этом же году сеть супермаркетов значительно расширят, а предложение должно выдержать любой уровень спроса. ФМС заключил договора на прямые поставки продукции (томатов, перца и баклажан) в такие крупны торговые сети, как “Магнум”, “Арзан” и “Метро”.

Красивые и переливающиеся под светом софитов овощи - это результат колоссальной работы, которую ФМС выстраивал несколько лет. Стержень фонда заключается в том, чтобы научить фермера не только грамотно копать грядки, но сделать юридически грамотным, чтобы он знал, как работать с бухгалтерией, как выстроить весь цикл полноценного бизнеса, а не ограничивать себя низкодоходной торговлей “с полей” у обочины дороги.

Также для того, чтобы научиться извлекать из земель Енбекшиказахского района максимальную выгоду, ранее привлекли профессоров Университета Флориды из США. С их помощью на территории ФМС провели сортоиспытания и выделили наиболее эффективные для этого региона сорта овощей. Разработали и успешно реализовали различные обучающие программы, семинары для более 500 фермеров по темам “Основы бизнес-планирования”, “Оценка рисков и затрат”, “Сбыт и реализация сельскохозяйственной продукции”, “Инновационные технологии в сельском хозяйстве”.

Другими словами, фонд стал для фермеров не только школой, но и консолидатором, хабом, объединившим труды разных фермеров и хозяйств в единый канал поставки натуральной продукции.

Фермер - не профессия, а состояние души

Несмотря на то что фермеры научились грамотно обращаться со своей землей, основной нерешенной задачей является “борьба со временем”. Не секрет, что чиликская продукция имеет сезонность, то есть продолжительность поставок овощей прямо пропорциональна погодным условиям. Для того чтобы удлинить сезон, фермеры начали широко практиковать не только современные методики выведения саженцев, но и выращивание овощей в закрытом грунте, то есть в теплицах.

Такой подход позволяет снимать полноценный урождай уже в начале июля, в то время как в открытом грунте, на полях, помидоры начнут спеть только к середине августа. Цены на томаты сейчас примерно в два-два с половиной раза выше тех, которые будут через месяц. Таким образом, сдавая томаты на 20-30 дней раньше, фермер получает сверхприбыль, которая позволяет в более короткие сроки окупить траты на возведенные сооружения, а значит, и ускорить процесс выхода в прибыль.

За время работы ФМС число участников в программе увеличилось в четыре раза и составляет 22 фермерских хозяйства. Изначально фонд стимулировал интерес к развитию фермерского бизнеса через финансовую поддержку, которая составляла до 80 процентов от стоимости конкретного проекта. И когда программа получила широкое распространение, а предприниматели встали на ноги, пропорции сменились в обратную сторону: 20 процентов берет на себя ФМС, а 80 - фермер. Теперь, когда есть пример для подражания, предприимчивые сельчане стали охотнее заниматься фермерством, ведь не может быть лучшей рекламы, чем цветущие плантации соседского участка, где произрастают томаты на двухметровой ботве.

Во время организованного пресс-тура один из участников проекта - фермер Ерсинбек Аукенулы - поделился с журналистами своими впечатлениями.

- У каждого свое любимое дело, мое - выращивать овощи, - рассказывает Аукенулы. - Благодаря этому я зарабатываю на жизнь. ФМС не только проводит тренинги и консультации, но также оказывает финансовую поддержку фермерам. Я принимал участие в разных конкурсах фонда, и, когда стал победителем, у меня появилась возможность купить оборудование для выращивания овощей. В этом году, став членом сельскохозяйственного кооператива “Фермеры Чилика”, я получил возможность финансирования для постройки теплицы. За счет этого у меня помидоры зреют в среднем раз в 70 дней, а общая урожайность с четырех теплиц доходит до 14 тонн, - с гордостью делится фермер.

А самый эффективный проект из тех, которые нам показали, был тепличный комплекс семьи Ибрагимовых. Начал аграрный бизнес глава семейства Турган, и теперь его труды продолжил сын Роллан. Теплицы оборудовали не только сетью капельного орошения, но и системой теплых полов, а также печным отоплением и контуром из батарей на 900 секций - такую роскошь не может позволить себе даже городской житель, а тут... что называется, все для томатов, лишь бы росли. И отдача у этого комплекса соответствующая - урожай семья Ибрагимовых снимает до декабря включительно.

В прежних публикациях мы вас уже знакомили с агрономом Павлом Кавуновым, и если раньше он обучал фермеров разным методикам выращивания огородных культур исключительно на компактной экспериментальной площадке ФМС, то теперь и свой собственный огород он превратил в испытательный полигон.

- Выращивание перца в парниковых теплицах станет новым этапом развития отрасли в районе, - рассказывает Кавунов. - Метод тепличного выращивания самой традиционной для Чилика культуры ранее никогда не применяли в регионе, и его внедрение может вывести производство перца и других овощей на качественно новый уровень. Таким образом, фермеры смогут увеличить протяженность сезона до семи-восьми месяцев, что, естественно, поспособствует получению фермерами дополнительной прибыли, а алматинцы получат свежую витаминную продукцию с местных полей. По окончании сезона мы проведем анализ и к следующему году дадим фермерам развернутые рекомендации по разведению перца в тепличных условиях. Однако уже сейчас очевидно, что теплицы дают прирост по урожаю не менее 30 процентов от общего объема.

Казахстан > Агропром > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686718


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686717

Как отчитаться перед родиной

Мадина Меирманова

Казахстан активно готовится к введению всеобщего декларирования доходов и расходов. С 2020 года все граждане нашей страны должны будут отчитываться перед государством, как и на какие средства они живут

Идея введения всеобщего декларирования родилась в Казахстане много лет назад. Сначала хотели приучить граждан демонстрировать свои доходы. Но тогда парламентарии высказывали недоумение. Мол, какой смысл государству спрашивать об уровне заработка, если контролировать размеры расходов не собирается? Теперь же будут сверять: а не тратит ли гражданин денег больше, чем получает (или имеет на момент введения декларирования).

Форм деклараций будет несколько. Для тех, кто имеет лишь один источник дохода (а таких в стране большинство), а также для пенсионеров, студентов (но только в том случае, если в отчетном году не было дополнительных поступлений денег от продажи имущества, например земли, транспорта, акций) предусмотрена упрощенная форма буквально на одном листочке - сколько получил, куда потратил.

Причем к графе «куда потратил» необязательно прилагать счета за коммуналку или покупки в продуктовом магазине. О крупных покупках речь пойдет в другой, расширенной декларации. Как пояснил зампредседателя комитета госдоходов Мади Такиев, “ежегодное представление формы - “форма № 260”.

Это краткая декларация, ее будут предоставлять студенты, мы так думаем, пенсионеры и люди, которые получают заработную плату без каких-либо движений по имуществу, земле и транспорту. И в расширенной декларации будут все доходы, в том числе те, которые получены при реализации имущества, земли, инвестиционного золота. То есть в дальнейшем будет две декларации - одна короткая и одна расширенная.

Декларацию можно заполнять двумя способами: через интернет или на бумажном носителе. Как кому угодно. Но в обязательном порядке. В противном случае – штраф в размере 50 МРП (в ценах 2018 года это составляет 120 250 тенге). Именно столько сейчас платят госслужащие, если они забудут или не вовремя подадут налоговую декларацию.

Кстати, в рамках декларирования правительство решило искоренить практику хранения денег дома. Видимо, подвигли на это последние скандалы с кражей миллионов из домов родственников чиновников. Как, например, случай, когда злоумышленники украли три миллиона долларов и 50 тысяч евро, а также наручные часы стоимостью 50 миллионов тенге из особняка, принадлежащего брату экс-министра туризма и спорта Темирхана Досмухамбетова.

Как сообщил Мади Такиев, наличные средства в сумме свыше 500 минимальных заработных плат (МЗП сейчас составляет 28 284 тенге, а значит, сумма ограничения – чуть выше 14 миллионов тенге) необходимо будет хранить на банковских счетах. «Показываете (в налоговой декларации. – «НП») все свои наличные денежные средства, которые вы храните дома. Но если сумма больше 500 МЗП, вы должны открыть расчетный счет в банке, и ваши деньги должны быть там».

По предварительным данным, в 2020 году количество граждан, которые будут предоставлять декларации, составит 12 миллионов 900 тысяч человек. То есть все совершеннолетние. К слову, если на малолетнего казахстанца записано какое-либо имущество, то декларацию он тоже подает. Точнее, не он, а его родители или опекуны.

Как говорят в Минфине, целью внедрения системы всеобщего декларирования является «создание системы эффективного контроля доходов и имущества физических лиц для борьбы с теневой экономикой и коррупционными проявлениями». Добавляя, что введение системы всеобщего декларирования позволит обеспечить максимальный охват по налоговому администрированию и полноту уплаты налогов.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686717


Казахстан > Агропром > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686716

Не нужно яблоки везти издалека

Ольга Шишанова

В Казахстане станут развивать интенсивное садоводство. Программа его реализации, которая является составной частью Госпрограммы развития агропромышленного комплекса, рассчитана примерно на 10 ближайших лет

В ходе правительственного часа в мажилисе парламента РК, буквально перед тем, как уйти на каникулы, депутатам директор предприятия Amal Bio Аскар Сабиров презентовал программу интенсивного садоводства. По словам предпринимателя, актуальность этой программы в том, что за счет эффективного развития садоводства можно возродить для казахстанцев не только знаменитый алматинский апорт, но и другие сорта яблок, которыми издавна славился Казахстан.

К сожалению, за предыдущие 10 лет рост многолетних насаждений в интенсивных садах отмечался на весьма незначительном уровне. Да и сама площадь садов увеличилась лишь на 18,6 тысячи гектаров. Соответственно, валовой сбор фруктов также вырос совсем мало - лишь на 120 тысяч тонн. И этой цифры недостаточно не только для экспорта, но даже для того, чтобы вдоволь накормить родными яблоками жителей республики.

Зато, и этот факт очень настораживает, импорт яблочной продукции в Казахстан оценивается цифрой 60 миллионов долларов, что составляет 74 процента всего товарооборота этой сферы. Особенно положение усугубилось, когда Россия в ответ на санкции ЕС запретила ввоз яблок из Европы, поток которых буквально тут же хлынул в другие, сопредельные с РФ страны, в том числе и в Казахстан.

Вместе с тем садоводство в Казахстане имеет огромный потенциал и перспективы развития благодаря таким факторам, как благоприятные климатические условия, возможность увеличения площадей орошаемых земель и наличие потенциальных рынков сбыта.

Кроме того, по словам Сабирова, система интенсивного садоводства предполагает и внедрение определенных современных технологий. Во-первых, это бетонные шпалеры, поддерживающие дерево, поскольку на нем вырастает до 80 плодов, во-вторых, эти же самые шпалеры позволяют натянуть антиградовую сетку поверх сада, защищающую его как от града, так и от чрезмерной солнечной радиации, создающую при этом дополнительную влажность.

Не стоит забывать и еще об одной составляющей - капельном орошении, которое позволяет выращивать зелень на, казалось бы, неплодородной земле. Благодаря такому подходу, говорит предприниматель, кроме того, что не разрушается верхний плодородный слой почвы, также идет экономия воды практически в 100 раз.

Поэтому реализация программы интенсивного садоводства, считает Аскар Сабиров, позволит увеличить доходность одного гектара сада минимум в пять раз, а к 2027 году выйти на 100-процентную самообеспеченность внутреннего рынка фруктами, увеличив объемы экспорта яблочной продукции. А также будет способствовать развитию отечественной селекции плодовых культур и увеличению объемов переработки фруктов.

Развивать такое садоводство предполагают через закладку садов на вновь вводимых орошаемых землях, развитие отечественных питомников по выращиванию саженцев, создание мощностей по хранению готовой продукции, мощностей для ее переработки, улучшение фитосанитарного состояния отрасли и особенно через реализацию якорной кооперации.

Также в рамках этой программы садоводы предлагают усовершенствовать механизм инвестиционного субсидирования, разработку и принятие долгосрочных программ финансирования садоводства, совершенствование налогообложения, таможенных процедур и особенно фитосанитарных мер.

При этом ожидают, что немаловажное влияние окажет программа и на другие, смежные с ней, отрасли. Так, например, увеличение площадей под сады даст возможность локализации в Казахстане производств систем капельного орошения, шпалерного и сеточного оборудования. А снабжение саженцами обеспечит развитие отечественных питомников, в том числе вовлекая в процесс отечественную аграрную науку. Необходимые ресурсы в логистике дадут возможность роста для транспортной инфраструктуры, а также оптово-логистической деятельности.

Напомним, что примерные сроки окупаемости программы интенсивного садоводства - 10 лет, так как это долгосрочный проект, рассчитанный на то, чтобы поставлять экологически чистый, высочайшего качества продукт для казахстанцев круглый год. Поскольку яблоки не нужно будет везти издалека, а для их выращивания, транспортировки и хранения используют самые современные технологии, то, соответственно, и цена на них будет ниже импортируемых аналогов в разы.

Казахстан > Агропром > np.kz, 20 июля 2018 > № 2686716


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 19 июля 2018 > № 2679446 Нурлан Аселкан

На распутье. Кто или что стопорит космические проекты Казахстана?

О странной ситуации, складывающейся вокруг российско-казахстанского сотрудничества в сфере космоса, мы беседуем с известным экспертом, главным редактором журнала «Космические исследования и технологии» Нурланом Аселканом.

Казус одностороннего порядка

- Начну с неожиданного вопроса: поясните неискушенной публике, что произошло на Байконуре менее двух недель назад, 8 июля?

- В этот день состоялась встреча нового руководителя «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина и первого вице-премьера правительства РК Аскара Мамина, который курирует отечественную космическую отрасль. Прошли переговоры и встречи экспертов. Это, так сказать, протокольная часть.

А с содержательной точки зрения произошло вот что: российская сторона проинформировала нас о том, что все те планы, программы, «дорожные карты», соглашения, которые касались реализации программы «Байтерек» на основе ракеты-носителя «Союз-5», сейчас пересматриваются. Пересматриваются потому, что новое руководство «Роскосмоса» избрало другие приоритеты. При этом Россия отказывается от того, что было достигнуто ранее в данном направлении, в том числе от обязательств и планов. И даже от уже реализованных и профинансированных программ, которые Казахстан и Россия частично осуществили за последние три года.

О чем конкретно идет речь? Ракета «Союз-5» потребовала разработки, прежде всего, эскизного проекта. Он был подготовлен, но подвергся критике и фактически будет выброшен в корзину. Теперь «Роскосмосу» нужен другой «Союз-5» - с многоразовой первой ступенью, возможно, с метановыми двигателями. И создаваться он будет на перспективу.

Что касается Казахстана, то с нашей стороны была профинансирована разработка технико-экономического обоснования, проведена экспертная оценка, принята «дорожная карта» по приемке объектов правого фланга космодрома Байконур». И мы рассчитывали, в соответствии с подписанными документами, увидеть первый старт нового носителя уже в 2022 году.

Скандальность ситуации усугубляется тем, что, если посмотреть ретроспективно, то с момента заявления о создании нового совместного носителя на Байконуре в 2004 году произошло уже несколько смен базовых носителей, которые лежали в основе этого проекта.

Вначале это была «Ангара-5», затем - «Зенит». Позже были предложены легкие ракеты-носители российской разработки. Три года назад приняли решение о реализации проекта «Байтерек» на базе «Союз-5». Работа вроде бы пошла, специалисты включились в рабочий процесс. И вот сейчас объявлено, что начинается очередной зигзаг-поворот.

Для Казахстана это означает отсутствие какой-то внятной перспективы. Если мы начнем делать что-то другое, то нет никакой гарантии, что и это начинание не будет отменено при очередном кадровом выверте у наших партнеров.

- Россия сделала этот шаг в одностороннем порядке?

- Да, именно так. Она просто поставила нас перед тем фактом, что из ее планов исчезает ракета «Союз-5» в первоначальном виде. Якобы она является повторением старого советского носителя, ныне производимого в Украине, – «Зенита». А потому, дескать, России необходимы совершенно другие ракеты. И отныне все силы и средства будут направлены на ускоренное развитие космодрома «Восточный» и приведение в рабочее состояние другого «долгоиграющего» проекта – линейки носителей «Ангара». Поэтому ни сил, ни средств на «Союз-5» в его первоначальном виде у российской стороны не остается. Соответственно надо придумывать что-то другое, а от прежних планов придется, увы, отказаться.

Как быть и с кем быть?

- Что делать дальше?

- Первое – не попадаться на такие уловки и не пытаться делать хорошую мину при плохой игре. Надо понять, что мы безвозвратно потеряли самое главное – время. Раз президенты Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев в 2004 году поручили создать современный носитель на нетоксичных компонентах топлива и тем самым придать второе дыхание Байконуру, то сегодня нам необходимо четко отчитаться и сказать, что за весь этот период (почти полтора десятилетия) ничего, кроме каких-то оценок и прикидок, в практическом плане не было сделано. Нужно проанализировать и понять, почему произошел срыв важной государственной задачи, и сделать все, чтобы такая ситуация впредь не повторилась.

Второе – мы должны определиться с тем, как нам действовать дальше. В продолжение темы отмечу, что руководство «Роскосмоса» предложило нам вариант государственно-частного партнерства, которое может в какой-то мере наполнить проект «Байтерек» иным содержанием.

Сейчас важно правильно оценить, насколько это все серьезно и насколько решительнее стоило заниматься подобного рода вещами ранее.

Озвучу такой тезис. Создание новой ракетной техники - исключительно сложная задача, которая не под силу многим нынешним структурам и в Казахстане, и в России, и в других странах СНГ. Сегодня летает фактически только то, что было создано и испытано еще при Советском Союзе и что было несколько модернизировано и адаптировано в последние годы. Мы неумолимо возвращаемся к тому, что «рабочими лошадками» космоса остаются все те же ракеты-носители «Союз», «Протон» и ныне производимый в Украине «Зенит».

Еще до скандального заседания 8 июля многие эксперты, в том числе и ваш покорный слуга, а также другие более авторитетные специалисты предлагали шире использовать для казахстанских программ потенциал «Зенита». Ракета прекрасная, производится в кооперации России и Украины в Днепропетровске, летает с космодрома Байконур и с «Морского старта». Но непреодолимым барьером стала фактическая война между Россией и Украиной, положившая конец кооперации и производству этого изделия.

В мае текущего года во время выставки «KADEX-2018» нашему «Казкосмосу» поступило предложение о сотрудничестве со стороны компании S7 Space. Это частная структура, которая некоторое время назад приобрела в собственность комплекс «Морской старт». И ей, и нам будет выгодно комплексное использование «Зенита» как с моря, так и с помощью байконурского старта на правом фланге.

Есть еще один вариант. S7 Space берет на себя организацию производства ракет через свою частную структуру путем поставки необходимых компонентов на завод в Днепропетровске и последующей доставки ракеты на Байконур. Это позволит разрулить практически нерешаемую политическую проблему.

Что еще можно сказать о перспективах? Мало кто помнит, что буквально в последние месяцы перед развалом СССР главный конструктор ракетно-космической системы «Энергия-Буран» Борис Иванович Губанов и запустивший «Энергию» Сергей Алексеевич Сопов предложили создать на базе Байконура международный космопорт. Эта идея родилась во время обсуждения с президентом нашей страны. Нурсултан Назарбаев, уже в то время очень активно общался со специалистами Байконура и искал пути сохранения космодрома в непростых условиях тогдашнего кризиса.

Если в двух словах, то международный космопорт отличается от космодрома тем же, что современный международный авиационный хаб от полевого аэродрома. Космопорт предполагает создание единого комплекса с наличием сервисного обслуживания, испытаний, хранением компонентов топлива, сертифицированным оборудованием. Все это вкупе работает на единую транспортную систему, которая должна обслуживать широкий круг стран под эгидой ООН.

Управлять таким комплексом должен международный консорциум, который объединит заинтересованные страны и компании. Будущее космодрома видится только через придание Байконуру международного статуса, привлечение туда новых стран-участниц и создание эффективного механизма управления, отвечающего требованиям времени. Иначе усилий и России, и Казахстана, которые испытывают серьезные трудности в космической отрасли (и не только в ней), будет явно недостаточно. При сохранении наблюдаемых сегодня негативных тенденций Байконуру угрожает участь превращения в периферийный центр, и он все больше будет отставать от главных трендов мирового космоса. А финал может стать и вовсе плачевным – прекращение его истории. Допустить это было бы верхом безалаберности.

Все хуже и хуже…

- Понятно, что в РФ космическая отрасль переживает нелегкие времена и пытается решить свои проблемы за счет оптимизации. Такие подходы могут поставить окончательный крест на перспективах казахстанско-российского сотрудничества в сфере космоса?

- К сожалению, возможно все, в том числе и откладывание наших космических планов на далекое будущее.

Но я хотел бы сказать о другой, более серьезной проблеме. Мне кажется, что у наших российских партнеров ситуация еще тяжелее. Говоря простым языком, отвергнув идею международного космопорта, РФ решила самостоятельно создать совершенно независимые системы, которые могли бы компенсировать потерю объектов бывшей советской инфраструктуры. То есть создать космодром, который заменит Байконур. Путем гигантских усилий и затрат (вспомните коррупционные скандалы и судебные процессы) она построила первый стартовый комплекс на космодроме «Восточный» с интенсивностью пусков один раз в год-полтора. Но даже при этом не смогла обеспечить полноценную замену космодрому Байконур.

Россияне решили создать совершенно новый носитель, рассчитывая заменить им серию ракет советской разработки – «Протон», «Союз» и другие. Речь идет о линейке ракет «Ангара». Однако первые пуски в 2014 году выявили недоработки в изделии, его несоответствие проектным характеристикам. К тому же есть огромные сомнения в его рентабельности и технологичности.

Специалисты посоветовали «Роскосмосу»: тогда хотя бы скопируйте лучшую ракету советской разработки – «Зенит». Ну, что ж, они попробовали и это. Но даже при том, что почти 70% компонентов «Зенита» производится в России, их опять постигла неудача. Этим и объясняется сегодняшний скептицизм в отношении «Союза-5».

Тут требуется кое-что пояснить. Двигатель первой ступени и система управления этого носителя российского производства. Но ракета – система комплексная. Простой пример: «Зенит» имеет диаметр 3,9 метра, а в России отсутствует оснастка для производства ракет такого диаметра. Там могут производить или меньшего (2,9 метра), или большего (4,1 метра) диаметра. Для «Союза-5» был выбран вариант 4,1. Но оказалось, что в таком случае необходимо форсировать двигатель, увеличивать запасы топлива, а это уже совершенно иные нагрузки. В свою очередь, это требует проведения масштабного цикла испытаний ракеты с гигантскими затратами и большими временными сроками. Разработчики поняли, что это будет плохая, «растолстевшая», утяжеленная копия существующего «Зенита», который сейчас, в принципе, находится в прямом доступе.

Кризис казахстанской космической программы – это ничто по сравнению с кризисом российской космической отрасли. Наша ситуация – это кризис целеполагания. Для нас вопрос стоит следующим образом: «Что нам делать? Как делать? И делать ли вообще?». А у наших партнеров все упирается в потерю способности создавать что-либо новое.

Промедление смерти подобно

- И все же, как обстоят дела с созданием ракеты-носителя «Сункар»?

- Президент Н.Назарбаев, который с самого начала очень активно занимался проблемами Байконура и космической отрасли, - на мой взгляд, самый компетентный человек по этим вопросам в Казахстане. А, может, даже за его пределами. Недавно он четко заявил, что для космической отрасли РК в этом году будет сдан завод по производству спутников, казахстанские специалисты получат стартовую площадку на Байконуре и мы будем использовать ракету «Зенит». И это не просто политическое заявление, а ясная и компетентная оценка ситуации.

Что касается «Сункара», разговоры о котором начались три года назад, то о нем можно забыть. Условно говоря, это нечто вроде «казахизированной» версии «Союза-5», который, в свою очередь, либо отменен, либо будет создаваться на иной конструктивной основе.

Относительно «Зенита»… Н.Назарбаев очень хорошо знает потенциал космодрома Байконур и тех изделий, которые с него запускаются. «Зенит» был предложен Казахстану компанией S7 Space, чтобы пуски для нужд космической программы нашей страны или в коммерческих целях были реализованы не в далеком 2025-2026 году, а, возможно, уже в 2019-м. Все технические и организационные возможности для этого есть.

Подчеркну, что ракета «Зенит» создана и летает с использованием потенциала Украины, России, казахстанского космодрома, морской платформы. По сути, это ракета международная и интернациональная. Ее производство и поставка осуществляются по заказу частной компании. Я надеюсь на эффективность частного управления проектом. Казахстан, набив шишки, двигаясь по пути традиционных схем, теперь может быстро найти иной вариант действий. Я полагаю, что возможности для этого есть, что проект вполне осуществим. Но если промедлить, то у нас фактически не останется времени.

Свет в конце тоннеля?..

- Недавно на официальном уровне прозвучало заявление о том, что строительство сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов в Астане завершено. Что дальше? Когда стоит ожидать практических результатов работы этого объекта? Теперь мы будем в состоянии влиться в процесс международной космической кооперации?

- Это очень важный объект. Недавно на нем побывали представители S7 Space, которые заявили, что аналогов ему в России нет. Сборочно-испытательный комплекс, построенный в сотрудничестве с компанией Airbus Defence and Space, соответствует всем мировым стандартам. Речь идет о создании компонентов спутников, их сборке, полном цикле испытаний и выдаче готовой продукции. Причем не менее 20% этой продукции будет заказывать материнская компания - Airbus Defence and Space.

Возможно, мы будем проводить сервисные работы на своих испытательных стендах уже не только для отечественных спутников, но и для тех изделий, которые будут изготавливаться в материнской компании или ее партнерами.

Особенность космической отрасли такова, что ее продукция – это всегда штучное уникальное или малосерийное производство. И, собственно, само производство как таковое играет не главную роль. Более значительную роль играет испытательная стендовая база. Сердце космической промышленности – это набор стендов: акустических, термовакуумных и безэховых камер. То есть все, что связано с приведением космического аппарата в оптимальное рабочее состояние. Сам космический аппарат и компоненты могут быть изготовлены и собраны за полгода, а цикл испытаний может длиться годами. Поэтому наличие у той или иной страны развитой стендовой базы считается основой, альфой и омегой космической отрасли.

Новому комплексу необходима своя транспортная система, чтобы и какие-то иные спутники по линии коммерческих заказов, и собственные аппараты массой до шести тонн могли выводиться с собственного стартового комплекса с собственным носителем, который создан, производится и используется в кооперации различных стран и компаний.

P.S.: Когда номер уже верстался, стало известно, что в среду, 18 июля, президент РФ Владимир Путин провел совещание с руководством государственной корпорации «Роскосмос». В своем выступлении он обозначил основные приоритеты космической отрасли России и акцентировал внимание на ряде ключевых проектов. Среди них создание носителей различных классов. В. Путин заявил, что все ранее намеченные сроки должны быть выдержаны. «Аналогичное требование и по ракете-носителю среднего класса «Союз-5», которая, по сути, станет первой ступенью сверхтяжёлой ракеты. Напомню, к лётным испытаниям «Союза» следует приступить в 2022 году», - подчеркнул он.

Таким образом, руководство РФ снова вернуло «Роскосмос» к задаче разработки аналога «Зенита» на российской базе и в прежние сроки.

Как с этим справится госкорпорация, уже не раз выражавшая свое негативное отношение к проекту «Союз-5», сказать трудно. Будет ли «Союз-5» в планах проекта «Байтерек», тоже пока непонятно. Скорее всего, мы снова увидим щелканье каблуками при отсутствии результата. Что будет иметь серьезные последствия, в том числе и для нас.

Автор: Кенже Татиля

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 19 июля 2018 > № 2679446 Нурлан Аселкан


Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 18 июля 2018 > № 2689584 Аманжол Уразбаев

Два теракта в год: почему казахстанцы не готовы сотрудничать со спецслужбами

В Казахстане за последние семь лет произошло 14 терактов, то есть в среднем по два в год. Корреспондент Sputnik побеседовала с руководителем РОО "Контртеррористический комитет" Аманжолом Уразбаевым на актуальную для всего мира тему, как бороться с терроризмом и почему он сегодня "цветет буйным цветом", несмотря на старания мирового сообщества

Асем Миржекеева

Два года назад в течение двух месяцев в казахстанских городах — в Актобе и Алматы — произошли террористические акты. Часть виновников жутких преступлений, повлекших смерти мирного населения, ликвидирована спецслужбами в ходе спецопераций, другая — отбывает суровое наказание.

Имя теперь уже всем известного уголовника Руслана Кулекбаева, который совершил теракт в Алматы 18 июля 2016 года, навсегда стало нарицательным и объединяющим в себе слова "кровь", "ужас" и "страх". При этом осталось много вопросов, ответы на которые мы попытались найти в беседе с руководителем Республиканского общественного объединения "Контртеррористический комитет", полковником Аманжолом Уразбаевым.

- Аманжол Зейноллаевич, нашу беседу, пожалуй, стоит начать со статистических данных по Казахстану. Сколько терактов произошло за последние 10 лет? Сколько казахстанским спецслужбам удалось предотвратить?

— К счастью, отсчет времени для террористических актов в Казахстане начался относительно недавно — с 2011 года. За эти семь лет в Казахстане произошли 14 терактов — в результате погибли 90 человек, среди которых и сотрудники правоохранительных органов. Только за два месяца 2016 года во время терактов в Актобе и Алматы погибли 37 человек.

За период с 2014 года спецслужбами предотвращено 78 террористических актов. Если далее продолжать статистику, то за последние четыре года из зон террористической активности вернулись 125 человек, 57 из них осуждены. Кроме того, из сомнительных теологических учебных заведений возвращены 384 студента.

- Из каких стран возвращали казахстанских студентов?

— Из полулегальных учебных заведений Турции, Египта, Иордании, Саудовской Аравии и Пакистана.

- Откуда в нашу страну пришел терроризм?

— Когда по всему миру происходят террористические атаки, наивно было бы полагать, что мы останемся в стороне от этой глобальной угрозы человечеству. Поэтому с первых дней создания суверенного государства органы национальной безопасности нацелены на решение этой проблемы. Со всеми ведущими спецслужбами мира у Комитета национальной безопасности налажены очень хорошие контакты — в рамках этого сотрудничества идет обмен информацией. Более того, за годы независимости, благодаря тесным связям КНБ с коллегами из различных стран и выездам в командировки, в том числе в так называемые "горячие точки", наработан достаточно большой опыт.

- Что изменилось в работе спецслужб Казахстана после 14 совершенных терактов? Какой урок вынесен?

— Вы знаете, сказать, что произошедшие теракты были неожиданностью для спецслужб, наверное, будет неправильно. Работа по их выявлению не прекращалась никогда. Дело в том, что задачи выявления и пресечения террористических актов стояли перед спецслужбами всех стран во все времена. И спецслужбы Казахстана не исключение.

За период с момента получения независимости работа по обеспечению антитеррористической защиты шла полным ходом, и подтверждение этому то, что в течение первых десяти лет были приняты основополагающие законы по противодействию терроризму.

В дальнейшем шло совершенствование законодательства. Кроме того, ряд инициатив Комитета национальной безопасности нашли свое отражение, к примеру, в создании агентства, а затем и министерства по делам религий. Сейчас под эгидой Антитеррористического центра (межведомственная структура — Sputnik) ведется координация всех государственных органов республики по противодействию экстремизму и терроризму. Также решением Совета Безопасности Казахстана разграничены сферы ответственности государственных и местных исполнительных органов. Созданы антитеррористические комиссии на местах, которые координируют региональные силовые и госорганы.

- Не новость, что в последние годы за большинством террористических актов в мире, в том числе в Казахстане, стоят приверженцы нетрадиционных течений религий. Почему именно они стали на борьбу против всего мира?

— Само словосочетание "нетрадиционные течения религий" вызывает определенные ассоциации. Здесь я бы сказал скорее "приверженцы деструктивных течений или псевдорелигий". В моем понимании верующий человек никак не может ассоциироваться с тем, что творят террористы.

Лично для меня слово "верующий", независимо от вероисповедания, означает "просветленный, одухотворенный, творящий добро", а не злобствующий, источающий негатив, высокомерие и осуждение окружающих, не разделяющих их воззрения, — таких легче всего оболванить и ими легко манипулировать.

За любой войной стоят экономические интересы, война за ресурсы. История человечества знает массу примеров, когда для разжигания розни использовались именно религиозные чувства граждан. Вчера это было католичество и православие, сегодня – ислам. Хотя основа основ всех мировых религий — любовь к ближнему, добродетель.

Если сказать, что в той же Сирии идет война за газопровод в Европу, никто не поедет туда умирать, а если преподнести, что это война против неверных или против мирового террора, оболваненного "пушечного мяса" будет предостаточно.

- Какие религиозные организации в Казахстане сегодня признаны деструктивными?

— У нас приняты судебные решения о запрете ряда экстремистских и террористических организаций. Их перечень размещен как на сайте Комитета национальной безопасности, так и на сайте "Контртеррористического комитета". В их числе "Таблиги Джамаат", "Хизб-ут Тахрир" и другие организации, которые несут деструктивную идеологию. К примеру, стремятся к изменению конституционного строя нашей страны.

В данное время угрозу представляет и так называемое псевдосалафитское течение. В последнее время мы наблюдаем, как начинают проникать "арабские мотивы" во внешний облик казахстанцев. Это то, что совершенно чуждо нашей культуре и укладу жизни, сложившемуся веками.

- В последнее время мы часто стали слышать фразу: "Теракт совершил выходец из Центральной Азии". Формулировка неприятная, учитывая, что большинство из нас обычные люди, которые трудятся не покладая рук, чтобы просто прокормить свои семьи. Или в этом и есть причина — в социально-экономическом положении стран региона?

— Правильно. У кого есть стабильный доход, кто загружен работой, тому некогда заниматься так называемыми духовными изысканиями. Между тем отсутствие у нас национальной идеи и идеологического воспитания образует духовный вакуум, который обязательно будет заполнен. В данное время, к сожалению, любым негативом. А тяжелое социально-экономическое положение только усугубляет ситуацию и приводит к различным формам социального протеста, в том числе принятию деструктивной религиозной идеологии.

- Программа сохранения мира едина для всей планеты также, как и борьба с терроризмом и экстремизмом. На ваш взгляд, какая из стран сегодня может служить примером?

— Классическим примером является Израиль. С момента появления на политической карте мира он находится в состоянии постоянной боевой готовности. На территории страны за многие годы не допущено ни одного террористического акта. Система безопасности Израиля изучается практическими всеми спецслужбами мира, но главным критерием успеха является общенародная поддержка.

Если говорить о странах постсоветского пространства, то наибольший опыт борьбы с террором имеет Россия и она щедро делится им с партнерами как через многосторонние соглашения АТЦ СНГ, ОДКБ, РАТС ШОС, так и конфиденциально на двусторонней основе. Но хочу особо подчеркнуть, без поддержки всех, без исключения, граждан борьба с террором обречена на провал.

- А насколько готовы казахстанцы сегодня прийти на помощь силовикам, чтобы сообща бороться с терроризмом?

— К сожалению, не готовы. У наших соотечественников не выработано понятие "гражданская ответственность". Почему на Западе, несмотря на огромный приток мигрантов из зон террористической активности, количество терактов в разы меньше, чем у нас? Потому что каждый гражданин считает своим долгом сообщить властям о любом подозрительном инциденте. У нас же еще работают советские стереотипы.

Мы боимся оказаться "сексотом", "стукачом", "доносчиком". А когда беда придет в ваш дом в виде погибшего от теракта родственника или от передозировки наркотиками или грабителя-уголовника, кого винить? Свое малодушие?!

Чем раньше мы все поймем, что безопасность наших близких в наших руках, тем меньше горя придет в наш дом.

Пользуясь случаем, хотел бы напомнить, что в целях стимулирования граждан 9 ноября 2016 года было принято постановление правительства "Об утверждении правил установления и выплаты вознаграждения за информацию, которая помогла предотвратить или пресечь акт терроризма", то есть активная гражданская позиция может быть достойно поощрена.

- О каком поощрении идет речь?

— Если предоставленная информация о готовящемся преступлении поможет предотвратить террористический акт, можно получить материальное поощрение в размере от 1,5 до 2,5 миллиона тенге.

- А если же человек уже оказался на месте теракта, то что ему необходимо делать, как вести себя и каким рекомендациям следовать?

— На сайте Контртеррористического комитета можно найти информацию по поведению в той или иной ситуации. Один из главных советов — срочно покинуть место теракта и немедленно сообщить полиции о происшедшем.

Любопытство может стоить вам жизни. Ведь террористы учитывают ваши слабости. К примеру, когда на месте первого взрыва соберется толпа зевак, следует другой взрыв, и тогда жертв станет еще больше. И вы можете оказаться среди них.

Если вы владеете информацией о готовящемся террористическом акте, стали свидетелям противоправного контента или факта распространения запрещенной литературы, просим сообщить по следующим телефонам: 110 – Антитеррористическая служба КНБ РК, +7-701-022-20-30 — горячая линия РОО "Контртеррористический комитет" (WhatsApp).

Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 18 июля 2018 > № 2689584 Аманжол Уразбаев


Казахстан. Китай > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2675505 Артур Ахметов

Конкурентное преимущество Казахстана в развитии торговых отношений с Китаем – «Атамекен-Агро».

АО «Атамекен-Агро» вот уже 15 лет является крупным игроком на аграрном рынке Казахстана. Компания является производителем и экспортером как растениеводческой, так и животноводческой казахстанской продукции. О деятельности и стратегических планах компании, особенностях проведения полевых работ в текущем году, а также основных изменениях на агрорынке и в торговой деятельности РК в 2017/18 МГ рассказал в интервью ИА «АПК-Информ» председатель правления АО «Атамекен-Агро» Артур Ахметов.

О компании

- Компания «Атамекен-Агро» на рынке с 2003 г. Артур, расскажите, как в соответствии с изменениями, произошедшими в аграрном бизнесе Казахстана за эти годы, менялась компания?

- В этом году компании «Атамекен-Агро» исполнится 15 лет. На сегодняшний день мы имеем севооборот, состоящий уже из 20 культур. Компания производит зерновые, масличные, бобовые и кормовые культуры. Относительно достижений за эти годы компания увеличила свой земельный фонд с 20 тыс. га до 430 тыс. га, а общая мощность зернохранилищ теперь составляет 200 тыс. тонн. Сейчас мы входим в пятерку крупных сельхозтоваропроизводителей страны.

Более того, с расширением посевных площадей мы наблюдаем и тенденцию увеличения урожайности. Если раньше средняя урожайность зерновых была на уровне 10-12 ц/га, то сейчас мы получаем 25 ц/га. Таких результатов удалось достичь благодаря переходу на нулевую технологию. Для нас важно соблюдение всего технологического цикла: внесение удобрений, обработка, качественный подбор семян, а также своевременное применение средств защиты растений. Это очень трудоемкий и финансово затратный процесс, но мы уверены в необходимости повышения культуры земледелия.

Также один из наших главных приоритетов – обучение персонала. Для этого мы приглашаем лекторов мирового уровня, а также по мере возможности применяем канадский, аргентинский и российский опыт.

Нельзя не упомянуть и череду позитивных изменений в корпоративном управлении, предоставивших возможность выстроить прозрачную и понятную структуру холдинга, позволяющую оперативно принимать и исполнять необходимые решения.

- За 15 лет активной работы компании какие возникли новые тенденции на зерновом и масличном рынках и с какими проблемами пришлось столкуться за данный период?

- Наша компания была пионером культивации льна в Казахстане, и мы по-прежнему сохраняем лидирующие позиции по производству и экспорту этой культуры. Сейчас мы сталкиваемся с ужесточением требований стран ЕС по содержанию остаточных пестицидов. Это подталкивает нас к полному контролю процесса применения СЗР от подбора препарата до оптимального времени внесения. Также мы диверсифицировали производство бобовых, введя в севооборот чечевицу и получив при этом урожаи, сравнимые с канадскими.

- Какие компания ставит цели и задачи? Развитию какой сферы намерены уделять больше внимания: растениеводству или животноводству? Почему?

- На сегодня девиз нашей компании звучит так: «Стабильно большие урожаи высокого качества с низкой себестоимостью». К чему мы, собственно, целенаправленно и идем. Компания в рамках стратегии развития до 2022 года основной целью ставит увеличение валового сбора до 700 тыс. тонн, а количества маточного поголовья мясного направления – до 20 тыс. голов.Стратегически мы в первую очередь планируем развивать растениеводство, животноводство и птицеводство. Именно эти три вектора развития будут основными до 2022 года. Также будем продолжать развивать семеноводство.

Урожай

- Известно, что из-за погодных условий посевная кампания-2018 в Казахстане началась позже запланированных сроков, при этом есть опасения относительно снижения качества зерна нового урожая. В целом, делают ли эксперты вашей компании какие-то предварительные оценки качества?

- Погодные условия играют важную роль в качестве урожая. Зима в текущем году была исключительно бесснежной, что привело к опасениям, связанным с наличием влаги. Однако обилие осадков весной позволило предположить урожайность на уровне средних многолетних значений. На данный момент прогнозировать урожайность и качество зерна невозможно, так как все будет зависеть от погоды. Для роста и вызревания необходимы теплая погода и солнечные дни. Поэтому предварительные оценки качества урожая средние.

- Как прошла посевная для вашей компании? Была ли изменена структура площадей сева?

- Посевная в группе нашей компании началась позже запланированных сроков и закончилась на неделю позже обычного, что связано с не самыми лучшими погодными условиями на всей территории Северо-Казахстанской и Акмолинской областей, где, собственно, и расположены наши дочерние предприятия. Массово к посевной приступили примерно в середине мая. В то время земля еще была не прогретой, что задержало всходы примерно на неделю. К тому же, обилие осадков весной и в первой половине июня способствовало развитию сорняков. Вместе с тем, были проведены все необходимые агротехнические мероприятия, минимизирующие негативные погодные условия и позволяющие надеяться на неплохой урожай. Если говорить об изменении структуры посевов, то оптимальным для нас видится соотношение 25% масличных, 25% бобовых, 50% зерновых.

- Какой урожай ожидаете в 2018 году? Отличаются ли прогнозы урожая, сделанные до и после проведения посевной?

- В 2018 году планируем получить более 112 тыс. тонн зернобобовых, масличных – не менее 100 тыс. тонн, а зерновых – более 308 тыс. тонн. На сегодняшний день наши прогнозы не сильно отличаются от наших планов в начале посевной. Хотелось бы выразить уверенность в том, что такими они и останутся.

- По Вашему мнению, является ли перспективным выращивание дурума в Казахстане? Каковы перспективы казахстанской твердой пшеницы на экспортном рынке?

- Погодно-климатические условия северной части Казахстана позволяют выращивать твердую пшеницу достаточно конкурентного качества. Прошедший маркетинговый год показал, что казахстанский дурум ждут как в Турции, так и в Италии. Транспортный коллапс в южных портах России внес определенные коррективы в наши экспортные планы. Имеющиеся семена дурума не всегда отвечают требованиям итальянских импортеров. Мы прилагаем усилия по созданию собственного семенного фонда этой культуры с учетом мировых достижений в селекции. Гармонизация качественных стандартов по твердой пшенице заметно улучшила бы положение казахстанских товаропроизводителей на международной арене. Однако нельзя также не сказать о необходимости повышения общего уровня агрокультуры, поскольку твердая пшеница очень отзывчива на применение азотистых удобрений.

Рынок и логистика

- Какие особенности завершившегося сезона-2017/18 МГ для казахстанского рынка зерна Вы можете выделить?

- В основном можно выделить следующие особенности 2017/18 МГ. Во-первых, цена на ячмень, подогретая спросом со стороны Ирана и Саудовской Аравии, в отдельные месяцы превышала цену на пшеницу мягкую. Во-вторых, гиперурожай в России привел к проблемам с вывозом казахстанской продукции через порты Черного и Азовского морей. В-третьих, непредсказуемые действия индийского правительства просто обрушили цены на чечевицу. Масличные, в свою очередь, показали ожидаемую доходность.

- Агрологистическая составляющая является одним из важнейших факторов успешного функционирования рынка. Как Вы оцениваете состояние системы хранения зерна в Казахстане и агрологистику в целом? Какие перспективы развития Вы видите в дальнейшем?

- На сегодняшний день в Казахстане есть 194 лицензированных элеватора и хлебоприемных пункта (ХПП) общим объемом 13,8 млн. тонн, из них почти 82,7% приходятся на Акмолинскую, Северо-Казахстанскую и Костанайскую области. Общий объем хранения зерна Казахстана оценивается на уровне 26,8 млн. тонн.

Российский урожай заметно оттеснил казахстанских товаропроизводителей от доступа к морской логистике, поскольку даже каспийские суда переключились на черноморское направление. Отсутствие судов привело к тому, что на выгрузке в порту Актау скапливалось до 1000 вагонов. Таким образом, под угрозой было выполнение контрактных обязательств. В данный момент по инициативе Зернового союза Казахстана и при содействии Министерства сельского хозяйства РК рассматривается вопрос о получении квоты для казахстанских сельхозтоваропроизводителей в портах Черного и Азовского морей. Надеюсь, в 2018/19 МГ будут предприняты меры по недопущению повторения ситуации, сложившейся в прошлом году.

Относительно перспектив, по моему мнению, озвучиваемый спрос со стороны китайских производителей добавит диверсификации поставок казахстанским производителям. Со временем я ожидаю, что транспортная инфраструктура Китая будет синхронизирована с казахстанской и значительный объём экспорта будет переориентирован именно на восточное направление. Также перспективным считаю улучшение логистической цепочки по маршруту Казахстан-Узбекистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Но, очевидно, что этот вопрос будет решен в течение 5-7 лет.

- Насколько имеющиеся элеваторные мощности компании удовлетворяют ее потребности? Компания пользуется исключительно своими мощностями и/или прибегает к использованию дополнительных?

- При урожайности 15 ц/га мощностей по хранению было достаточно. С увеличением урожайности компания столкнулась с необходимостью хранения зерна, и было принято решение об увеличении мощностей по хранению. Поскольку рост урожайности привел к дефициту складов для хранения, была увеличена мощность элеватора Кайранколь и приобретен линейный элеватор. Строительство зерноочистительных линий позволило завозить на линейные элеваторы зерно уже товарного качества. Это сокращает время, затрачиваемое элеватором на доведение зерна до товарных кондиций, и увеличивает оборот зерна. Также значительную помощь оказало применение технологии хранения зерна в пластиковых рукавах.

- Какие, по Вашему мнению, перспективы развития зернового и масличного рынка РК в сезоне-2018/19?

- Если говорить в двух словах, то нам необходимо закрепиться на взятой высоте как по количеству, так и по качеству. Перспективы китайского рынка по масличным подогревают спрос на данную продукцию. Иранское направление по рапсу также показало свою актуальность. Экспортные маршруты диверсифицируются. Нельзя не отметить в этом и позитивную роль МСХ РК. Приятно, когда импортеры достойно оценивают наш труд, что отражается на цене.

- В последнее время Казахстан активно налаживает торговые связи с Китаем. Как Вы оцениваете дальнейшее развитие этих отношений?

- Развитие торговых отношений с Китаем – конкурентное преимущество Республики Казахстан. Потребительский спрос огромен, а дальнейшие торговые отношения Казахстана с Китаем будут только укрепляться и улучшаться. К примеру, в начале июня текущего года был подписан Протокол между Министерством сельского хозяйства Республики Казахстан и Главным таможенным управлением КНР по инспекционным, карантинным и ветеринарно-санитарным требованиям к говядине, экспортируемой из Казахстана в Китай.

Кроме того, спрос на ячмень, рапс, пшеницу, лен в Китае просто огромен, и мы с нетерпением ждем окончания согласования фитосанитарных сертификатов между Республикой Казахстан и КНР.

Инвестиции

- Согласно Вашим оценкам, какие основные инвестиции и в какие сегменты аграрного рынка Казахстана были сделаны с начала текущего года? Как в целом меняется тенденция инвестирования из года в год?

- Субсидирование процентной ставки по кредитам на приобретение сельскохозяйственной техники является хорошим шагом нашего министерства на пути к обновлению ее парка. Субсидирование приобретения СЗР и удобрений позволяет с большей долей вероятности рассчитывать на хороший урожай, а финансовая поддержка того или иного вида производств по глубокой переработке продукции сельского хозяйства приведет к росту экспорта готовой продукции. Не так давно была принята Национальная программа развития мясного скотоводства. Инвестиции в мясную отрасль будут только расти, а именно планируется дополнительный завоз высокопродуктивного маточного поголовья.

Мы занимаемся скотоводством с 2012 года и уже видим определенные успехи. Подписание разрешительных документов для экспорта в Китай даст дополнительный импульс для инвестиций в эту отрасль, в том числе со стороны международных инвесторов. Так, 17-19 мая т.г. в Астане был подписан ряд документов между МСХ РК и крупными транснациональными корпорациями, такими как Crемоnini (Inalca Eurasia Holding, Италия), M.A.D. Developing Agricultural Projects (Израиль), Cedar Meаts (Австралия), AGCO (США), Golden Camel GROUP LTD (Китай), Hyundai Corporation (Южная Корея), Dunbia (Великобритания) на общую сумму свыше 300 млрд. тенге, или более $800 млн. по текущему обменному курсу. Эти компании собираются не только инвестировать финансовые средства, но и предоставлять трансферт современных технологий.

- Какие, по Вашему мнению, существуют наиболее привлекательные и сдерживающие факторы для иностранных инвесторов?

- Отвечу тезисно. Привлекательными факторами являются, во-первых, близость крупных рынков, таких как Китай, Россия и страны Ближнего Востока. Во-вторых, небольшая стоимость рабочей силы, а также невысокая стоимость земли, низкая стоимость некоторых химикатов и удобрений, большое количество пастбищ для животноводства. А над сдерживающими факторами активно работает МСХ, и их успехи уже впечатляют. В целом, инвесторы уже оценили привлекательность Казахстана, и совместные предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции не редкость. Сельскохозяйственное машиностроение – еще одна отрасль АПК, на которую инвесторам стоит обратить внимание.

Беседовала Анна Лысенко

Казахстан. Китай > Агропром > oilworld.ru, 16 июля 2018 > № 2675505 Артур Ахметов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > np.kz, 13 июля 2018 > № 2686722

Достаточно пошевелить пальцем

Алла Иванилова

В ближайшем будущем в Казахстане запустят биометрический способ получения государственных услуг. Но, чтобы им воспользоваться, гражданам нужно будет предоставить свои данные - фото и отпечатки пальцев

Один из пилотных проектов госкорпорации “Правительство для граждан” предоставляет возможность получить доступ к госуслугам с помощью сканирования отпечатков пальцев или сетчатки глаза. Новую услугу планируют запустить уже в этом месяце. Причем это не обязаловка.

Оставить свои биометрические данные казахстанцы могут по желанию. После на портале электронного правительства или через мобильное приложение можно авторизоваться через данные по двум параметрам - это фотоизображение и отпечатки пальцев - и получать государственные услуги. При этом председатель правления “Правительства для граждан” Аблайхан Оспанов заверил, что все персональные данные граждан будут защищены, как и любые другие данные, находящиеся в государственных базах.

Проект пока введут в пилотном режиме, чтобы его протестировать и показать преимущества этого способа, а также для дальнейшего внесения изменений в законодательство.

Кроме того, изменения коснутся электронно-цифровой подписи. Сегодня существует немало сложностей в ее получении: необходимо скачивать специальную программу NCLR, идти в ЦОН, чтобы идентифицировать себя. При этом ЭЦП действительна всего один год, и ее приходится постоянно обновлять. В этой связи рассматривают вопрос облегчения использования этой услуги.

Кроме того, предлагают продлить срок действия электронно-цифровой подписи до трех лет. В случае положительного решения эта норма заработает уже с августа текущего года. Также казахстанцы станут получать смс-сообщения при необходимом обновлении ЭЦП за месяц, за неделю и за один день. В этом случае необходимо прийти в ЦОН, обновить электронно-цифровую подпись, и все услуги вновь будут доступны.

Еще одно новшество в предоставлении электронных услуг населению коснется категории инвалидов. Осенью этого года Министерство труда и социальной защиты населения планирует запустить на базе электронного правительства проактивную услугу по установлению инвалидности граждан. Такое решение вызвано тем, что для присвоения инвалидности человеку нужно обратиться в специальную комиссию, местные органы. После этого - в Центр обслуживания населения для получения необходимого вида пособия. Но уже в ряде пилотных проектов сейчас настраивают такую систему, что автоматически с отделов здравоохранения, поликлиник будут приходить все необходимые сведения, справки и лишнее звено исключится.

Таким образом, комиссия самостоятельно, автоматически, без участия человека (личной явки) будет присваивать ему инвалидность, необходимые виды пособий и оборудование. Главное требование к оказанию этой услуги, чтобы все медицинские учреждения были готовы к передаче необходимых показаний пациентов. Для этого проводят техническую работу, а также вносят изменения в нормативно-правовые акты, которые примут поэтапно.

Однако, несмотря на все “ноу-хау”, казахстанцы все еще мало пользуются услугами в электронном формате. По итогам 2017 года около 51 процента государственных услуг оказывалось в бумажном виде, тогда как большинство из них можно было получить онлайн. Отсутствует безопасный и простой механизм удаленного получения услуг, а по 311 госуслугам требуется повторное обращение в госкорпорацию.

Эти недостатки обсуждают, и проблему решают. Так, с начала года рассмотрели 572 государственные услуги и разработали законопроект по внесению 88 изменений и дополнений в два кодекса и 16 законов в части совершенствования процедур при оказании государственных услуг.

В частности, в конце июня совместно с АО “Национальные информационные технологии” запустили сервис по регистрации транспортных средств в онлайн-формате. Теперь при купле-продаже автомобиля не обязательно ходить в ЦОН, а достаточно пройти необходимую процедуру на портале электронного правительства. За 10 дней функционирования этой услуги зарегистрировано 20 заявлений.

Один из примеров успешной работы электронных услуг - регистрация рождения ребенка проактивным способом. Теперь пять государственных услуг, связанных с рождением ребенка, можно получить “оптом”. С 29 декабря 2017 года зарегистрировали около 70 тысяч запросов с помощью смс-сообщений, поступающих роженицам.

Много нареканий от населения на центры обслуживания населения. Принцип “одного окна” порой неэффективен, и казахстанцам приходится часами ожидать своей очереди. На недавно прошедшем в Астане круглом столе по вопросам развития электронного правительства и государственных услуг обсуждали этот вопрос. Некоторые участники высказали подозрения, что операторы в ЦОНах намеренно ухудшают сервис. В частности, об этом заявил председатель правления компании “Национальные информационные технологии” Асет Турысов. Он признал, что иногда система дает сбои - на каналах связи, из-за электропитания и других технических причин.

Однако с каждым годом число таких сбоев уменьшается. При этом все тщательно разбирают. Часто бывают ошибки локальной сети, за которые уже ответственен сам ЦОН. “Иногда сами операторы говорят, что система зависает, а на самом деле все работает стабильно. Бывали и такие случаи”, - констатировал Турысов. Однако представители госкорпорации “Правительство для граждан” опровергли это. По словам руководителя департамента по связям с общественностью госкорпорации Мурата Жуманбая, ни одного факта плохой работы операторов не выявили, а всю их деятельность контролирует ситуационный центр.

К слову, в год из государственного бюджета компании “Национальные информационные технологии” выделяют 35 миллиардов тенге. Из них на сопровождение электронного правительства тратят от 40 до 120 миллионов тенге, в зависимости от сложности выполняемых работ.

Справка “НП”

Сегодня в реестре государственных услуг доступны 746 услуг, 621 из которых оказывают через госкорпорацию “Правительство для граждан”. На портале электронного правительства доступны 447 государственных услуг из общего реестра, до конца года 242 услуги планируют перевести в безальтернативный формат получения.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > np.kz, 13 июля 2018 > № 2686722


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter