Всего новостей: 2359058, выбрано 1941 за 0.117 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Япония. Китай > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 18 января 2018 > № 2460553

Выставка роботов в Токио привлекает китайских бизнесменов

Около 200 производителей роботов демонстрируют свои технологии на одной из крупнейших выставок подобного рода в Японии.

Выставка, открывшаяся в среду в Токио, привлекла большое число представителей бизнеса, главным образом, из Китая. Предприятия в этой стране сталкиваются с проблемой нехватки рабочих рук и все активнее автоматизируют свои процессы.

Многие из представленных на выставке роботов способны заменить человека. Особые надежды возлагаются на робота, который может складывать одежду и таким образом найти применение в прачечных и химчистках.

Япония. Китай > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 18 января 2018 > № 2460553


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458358

В 2017 году Алибаба закрыла 240 тыс. интернет-магазинов, подозреваемых в продаже поддельных товаров

Китайский гигант интернет-коммерции Alibaba в 2017 году закрыл 240 тыс. интернет-магазинов, подозреваемых в продаже поддельных товаров, говорится в докладе компании.

Алибаба также оказала полиции содействие в обнаружении более 1328 точек по изготовлению и продаже фальсифицированных товаров. В результате был конфискован контрафактный товар стоимостью около 4,3 млрд юаней /668 млн долл США/, а также были задержаны 1606 подозреваемых.

В качестве крупнейшей в мире платформы розничной торговли Алибаба выступает за усиление борьбы против подделок и охраны прав интеллектуальной собственности.

В январе прошлого года по инициативе корпорации Алибаба в городе Ханчжоу был создан "альянс по борьбе с контрафактом с применением больших данных". На настоящий момент к альянсу присоединились 30 брендов.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458358


Китай. Германия > Авиапром, автопром > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458355

Эксклюзив: BMW оптимистично смотрит на продажу электромобилей в Китае --финансовый директор BMW

Немецкий автопроизводитель BMW с оптимизмом смотрит на продажу своих электрифицированных автомобилей в Китае. Об этом заявил финансовый директор компании Николас Питер в интервью корр. Синьхуа во вторник на мероприятии Североамериканского международного автосалона в Детройте.

Продавая более 2,4 миллиона автомобилей, компания BMW в 2017 году достигла наилучших ежегодных продаж. Стоит отметить, что такая тенденция увеличения объема продаж и достижения нового рекорда продаж сохраняется у BMW уже седьмой год подряд.

"В прошлом году мы продали почти 600 тыс. автомобилей в Китае, что свидетельствует о важности рынка Китая для BMW", - сказал П. Николас.

BMW в то же время является одним из пионеров в области электрифицированных автомобилей. С момента запуска своего первого электромобиля i3 в 2013 году, автопроизводитель продал более 200 тыс. экологически чистых автомобилей по всему миру.

В 2017 году BMW поставила потребителям более 100 тыс. электрифицированных автомобилей. "Следующий рубеж в 2019 году. Мы продадим полмиллиона электрифицированных автомобилей", -- сказал Николас П.

В настоящее время BMW уже выпустила гибридную версию X1 и X5 Series в Китае. По словам CFO компания прилагает все усилия, чтобы привезти в страну больше электрифицированных моделей.

"У нас четкая стратегия -- продолжить развивать эту чистую технологию. К 2025 году на рынке будет 25 электрифицированных моделей BMW -- 12 электромобилей и 13 гибридов. Почти каждый четвертый автомобиль, продаваемый BMW, будет электромобилем", -- добавил он.

"Я уверен, что мы увидим рост числа продаж автомобилей с электроприводом в Китае", - сказал Николас П.

Китай. Германия > Авиапром, автопром > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458355


Китай > Госбюджет, налоги, цены > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458348

Китайские госпредприятия центрального подчинения выполнили цели по сокращению производственных мощностей в 2017 году

Государственные предприятия центрального подчинения Китая достигли годовых целей по сокращению производственных мощностей в сталелитейной и угольной промышленности в 2017 году. Об этом сообщил в среду Комитет по контролю и управлению государственным имуществом КНР.

По словам главного бухгалтера комитета Шэнь Ин, в прошлом году центральные госпредприятия Китая ликвидировали 5,95 млн тонн избыточных сталелитейных производственных мощностей и 27,03 млн тонн избыточных производственных мощностей в угольной индустрии.

В 2017 году перед госпредприятиями стояла цель сократить сталелитейные мощности на 5,95 млн тонн, мощности по производству угля - на 24,73 млн тонн.

В наступившем году госпредприятия намерены уменьшить мощности по производству угля на более 10 млн тонн, а также в приоритетном порядке реструктуризировать угольную индустрию, отметила Шэнь Ин.

"Для модернизации традиционной сталелитейной промышленности будут использоваться современные технологии, избыточные мощности будут активно ликвидироваться в судостроении, цветной металлургии и производстве стройматериалов", - пояснила она.

В Китае на настоящий момент насчитывается 98 центральных госпредприятий, которым принадлежит значительная часть активов страны.

Осознавая важность госпредприятий для достижения устойчивого роста экономики страны, Китай запустил ряд реформ, включая сокращение избыточных производственных мощностей, ликвидацию "зомби-предприятий", упразднение ненужных инстанций и внедрение инноваций.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458348


Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458344

Компания DiDi запустила платформу байкшеринга

Китайская компания DiDi Chuxing, предоставляющая услуги по вызову такси и райдшерингу и являющаяся отраслевым лидером в стране, в среду запустила платформу байкшеринга, встроенную в ее мобильное приложение.

Пользователи сервиса в Пекине и Шэньчжэне могут воспользоваться услугами двух популярных байкшеринговых компаний - ofo и Bluegogo, используя последнюю версию приложения DiDi. При этом, им не нужно вносить залог за пользование велосипедами Bluegogo.

На прошлой неделе DiDi, инвестировавшая в ofo, объявила о покупке части бизнеса Bluegogo, которая ранее испытывала финансовые трудности.

Под внешним управлением DiDi Bluegogo сохранит название бренда, залоги, задолженность и другие права. При этом, пользователям будет предоставлена возможность обменять залоги и привилегии Bluegogo на купоны на поездку на велосипедах и машинах DiDi аналогичной стоимости.

"DiDi планирует усовершенствовать политику поездок на короткие расстояние, разнообразить способы передвижения, а также улучшить пользовательский опыт на "последних трех километрах поездки", - заявил вице-президент компании Фу Цян.

Компания будет сотрудничать с местными властями и партнерами, чтобы улучшить пользовательский опыт в сфере байкшеринга и распространить услугу на другие города.

Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458344


Китай. Польша. Казахстан > Транспорт > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458343

Открыт новый ж/д маршрут грузовых перевозок из Китая в Польшу

Между Китаем и Польшей открылся новый транснациональный маршрут грузовых ж/д перевозок. Первый контейнерный поезд отправился сегодня в полдень из порта Циньчжоу Гуанси-Чжуанского автономного района /ГЧАР/ на юге Китая до польской станции Малашевичи.

Общая протяженность маршрута Циньчжоу-Малашевичи составляет 11 тыс. км. По нему поезд пересечет госграницу через погранпереход Алашанькоу /Синьцзян, Северо-Западный Китай/ и доедет до конечной станции через 18-20 дней.

Аналитики считают, что с открытием данного ж/д маршрута сформирован новый логистический коридор, позволяющий более удобно перевозить товары из китайского ГЧАР и стран АСЕАН в Россию, страны Центральной Азии и Восточной Европы.

Китай. Польша. Казахстан > Транспорт > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458343


Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458328

В фокусе внимания Китая: АБИИ никогда не станет соперником для других многосторонних банков развития, его дверь всегда открыта для США и Японии

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций /АБИИ/ никогда не станет соперником для других многосторонних банков развития, заявил президент АБИИ Цзинь Лицюнь, добавив, что дверь банка всегда открыта для других участников, таких как США и Япония.

Необычные первые два года

Во вторник АБИИ отметил свою вторую годовщину со дня создания. За прошедшие два года АБИИ поразил мир длинным списком своих успехов. Так, число членов увеличилось с 57 до 84, в 12 странах были выданы кредиты на сумму свыше 4,2 млрд долл. США для реализации 24-х инфраструктурных проектов, куда были привлечены более 20 млрд долл. капиталовложений из государственного и частного сектора.

Кроме того, АБИИ также получил высший кредитный рейтинг сразу от трех главных международных рейтинговых агентств -- Moody's /"Мудиз"/, Standard & Poor's /"Стэндард энд Пурз"/ и Fitch /"Фитч"/, что аналитики назвали "чудом".

"Я сказал моим коллегам, что полученные рейтинги -- отнюдь не аналог докторской степени, которая имеет пожизненный характер. Если мы не будем хорошо делать нашу работу, кредитные рейтинги AAA могут быть отозваны в любое время", - отметил Цзинь Лицюнь в недавнем эксклюзивном интервью Синьхуа.

68-летний глава АБИИ сказал, что возглавляемый им банк уже реализовал ряд поставленных ранее целей и добился неожиданного прогресса.

"У международного сообщества растет доверие к АБИИ, - сказал он. - Китай, как инициатор создания АБИИ, сдержал свое обещание, согласно которому, АБИИ будет строго соблюдать международные правила и не позволит себе стать объектом политической интервенции".

Цзинь Лицюнь выразил благодарность Всемирному банку, Азиатскому банку развития и другим многосторонним банкам развития за их поддержку АБИИ до и после его учреждения.

АБИИ, ВБ и АБР являются со-кредиторами 24-х проектов.

"АБИИ -- замечательный партнер по сотрудничеству и важный участник в деле ликвидации крайней нищеты и поддержании устойчивого развития с помощью мандата на финансирование устойчивой инфраструктуры", - сказал директор ВБ в Китае, Корее и Монголии Берт Хоффман в интервью Синьхуа.

Представитель АБР в Китае Бен Бингем отметил: "Мы стремимся к дальнейшей активизации нашего взаимодействия в интересах Азиатско-Тихоокеанского региона".

"АБИИ не был и не станет соперником для других многосторонних банков развития, и мы готовы и дальше укреплять сотрудничество с ними", - заверил Цзинь Лицюнь.

Нулевая терпимость к коррупции

Назвав АБИИ стартапом, Цзинь Лицюнь отметил, что одним из приоритетов АБИИ является разработка ряда действенных механизмов.

Он признал, что АБИИ много научился у других многосторонних банков развития. "Однако мы не намерены клонировать ВБ или копировать АБР, которые были созданы несколько десятилетий назад", - сказал он, добавив, что АБИИ разработал механизм с собственной спецификой.

Лозунг АБИИ, который звучит как "простой, чистый и зеленый", представляет основу для структуры.

"Нельзя проявить терпимость в отношении коррупции", - сказал Цзинь Лицюнь, подчеркнув, что АБИИ имеет очень строгие антикоррупционные правила в процессе набора нового персонала и продвижения.

"Причина разработки нами такого строгого механизма по борьбе с коррупцией заключается в том, чтобы каждый наш сотрудник работал искренне на службе нашим членам, не принося никакого вреда репутации АБИИ", - сказал глава АБИИ.

США и Японию приветствуют для сотрудничества

Когда речь зашла о возможном присоединении США и Японии к АБИИ, Цзинь Лицюнь отметил, что дверь будет всегда открыта для них независимо от того, присоединятся они или нет.

"Мы направили наши приглашения с искренностью, но это, в конце концов, зависит от их собственного желания, и мы не намерены вмешиваться в этот процесс", - сказал Цзинь Лицюнь.

Далее он сказал, что даже, несмотря на то, что обе эти страны не присоединились к АБИИ, мы приветствуем участие их компаний в финансируемых АБИИ проектах.

На самом деле АБИИ уже давно ведет сотрудничество с США и Японией, так как АБИИ сотрудничает с американскими рейтинговыми агентствами и нанимает персонал из США и Японии.

"Мы преисполнены уверенности в противостоянии любым вызовам, и я лично убежден, что АБИИ достигнет еще больших успехов", - сказал Цзинь Лицюнь.

Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458328


Китай > Транспорт > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458309

Сычуаньская подвесная железная дорога готовится к вводу в коммерческую эксплуатацию

Система подвесной железной дороги Sky Train /"Небесный поезд"/, по которой будут перемещаться поезда, питающиеся от литиевых аккумуляторов, готовится к вводу в коммерческую эксплуатацию. Об этом сообщил производитель из провинции Сычуань на юго-западе Китая.

Корпорация Zhongtang Sky Railway, базирующаяся в Чэнду - административном центре Сычуани, разработала поезда в сотрудничестве с госпредприятиями в 2016 году.

За это время в тестовом режиме поездами было пройдено свыше 18 тыс. км, сообщил председатель правления компании Тан Тун.

По его словам, в настоящее время компания занимается вопросами технической стандартизации и работает над тем, чтобы ее система была введена в коммерческую эксплуатацию в будущем.

В понедельник Чэнду посетила делегация из Камбоджи. Члены делегации высказали надежду на то, что новый вид транспорта можно будет использовать в Пномпене, столице Камбоджи

Тан Тун заявил, что он ведет сотрудничество с камбоджийскими партнерами по вопросам экспорта системы подвесной железной дороги в их страну. Большой интерес к проекту также проявили бизнесмены из США и Италии.

Sky Train, работающий в пяти метрах над землей, может развивать скорость до 65 км в час. Он рассматривается в качестве хорошей альтернативы другим видам городского транспорта, поскольку помогает в решении проблем заторов на дорогах и загрязнения окружающей среды.

Китай > Транспорт > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458309


Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458308

Alibaba открыла в городе Сиань штаб-квартиру Шелкового пути

Китайский интернет-гигант Alibaba Group Hoding открыл штаб-квартиру Шелкового пути в городе Сиань, административном центре провинции Шэньси на северо-западе Китая.

Создание штаб-квартиры Шелкового пути свидетельствует о намерении корпорации принять активное участие в строительстве "Пояса и пути". В перспективе Alibaba создаст в городе Сиань финансовый центр, центр обработки данных и центр разработок и развития в сфере розничной торговли, сообщили информагентству Синьхуа на состоявшейся во вторник церемонии открытия.

В частности в центре обработки данных, ориентированном на обслуживание администраций и предприятий Китая и зарубежных стран, будут использованы передовые в мире технологии облачных вычислений и искусственного интеллекта.

Alibaba владеет крупнейшими в стране платформами электронной коммерции, включая самую популярную из них -- Таоbao. Корпорация сводит на этих платформах покупателей и продавцов, предоставляя им различные сервисы.

Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458308


КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков

Как России относиться к новым санкциям против Северной Кореи

Андрей Ланьков

Новые санкции подталкивают Северную Корею сначала к гуманитарной и политической катастрофе, которая может перерасти в международный конфликт. Подобное развитие событий ни в коем случае не соответствует интересам России. Москве пора задуматься о том, чтобы использовать свой статус в Совбезе ООН, чтобы воспрепятствовать росту санкционного давления на Пхеньян, которое может закончиться весьма печально

В конце декабря прошлого года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение новых, беспрецедентных по своей жесткости санкций против Северной Кореи. Кроме того, Китай, который на протяжении долгого времени не проявлял особого энтузиазма в отношении санкций, в последние несколько месяцев внезапно совершил разворот на 180 градусов и теперь занимает в отношении Северной Кореи крайне жесткую позицию.

Это создает принципиально новую ситуацию, которая чревата проблемами для целого ряда стран, в том числе и России. К сожалению, некоторые действия российской дипломатии, хоть и не лишены определенной внутренней логики, способствуют дальнейшему ухудшению этой ситуации.

Разворот Китая

До недавнего времени режим санкций в отношении Северной Кореи отличался низкой эффективностью – это хорошо видно из того, что десятилетие, последовавшее за введением первого раунда санкций в октябре 2006 года, стало периодом, когда северокорейская экономика сначала вышла из кризиса, а потом стала быстро, на 4–5% в год, расти.

Вызвана неэффективность санкций была в основном двумя причинами. Во-первых, те санкции, которые вводились Советом Безопасности до 2016 года, носили полусимволический характер. Северокорейская пропаганда, конечно, говорила о «блокаде», в которой, дескать, находится Корейская Народно-Демократическая Республика. Однако на практике первые раунды санкций касались лишь товаров, которые не играли заметной роли в северокорейской внешней торговле.

Вторая причина, по которой санкции до недавнего времени были неэффективными, – это позиция Китая. Фактически санкции саботировались Китаем на всех этапах. На этапе подготовки документов китайские дипломаты затягивали принятие очередной резолюции Совета Безопасности, а также добивались того, чтобы в тексте резолюции оставалось максимальное количество недомолвок и лазеек, которые отвечали бы нуждам китайских фирм, ведущих бизнес в Северной Корее. На этапе исполнения санкций китайская сторона использовала все эти лазейки и временами сознательно закрывала глаза на нарушение санкционного режима на местном уровне.

Такая позиция Китая была вызвана тем, что китайское руководство, несмотря на крайнее недовольство северокорейскими ядерными и ракетными амбициями, имеет все основания считать, что интересам Китая наилучшим образом соответствует сохранение статус-кво на Корейском полуострове. В Пекине всегда опасались того, что излишне жесткие санкции могут спровоцировать экономический кризис, а вслед за ним и политическую нестабильность в Северной Корее.

Поскольку руководство Китая не испытывает энтузиазма по поводу перспектив гражданской войны в соседней стране, обладающей ядерным оружием, данная позиция была вполне рациональной. Кроме того, в Пекине понимали, что конечным результатом кризиса в КНДР может стать объединение Кореи по германскому сценарию, то есть появление на китайских границах националистического и демократического государства, которое останется военно-стратегическим союзником США.

Однако в августе – сентябре китайская позиция по северокорейскому вопросу претерпела неожиданные и радикальные изменения. Это хорошо видно и из поведения китайских дипломатов, и из того, как изменился тон бесед с китайскими чиновниками и экспертами. Еще в прошлом году китайские эксперты часто обвиняли своих российских коллег в том, что те, дескать, слишком уж жестко относятся к Северной Корее. В последние месяцы, однако, стали звучать прямо противоположные обвинения: якобы Россия слишком терпимо относится к КНДР.

Другим признаком новой китайской линии стала та поспешность, с которой в последние месяцы принимаются резолюции Совета Безопасности о введении новых санкций в отношении КНДР. Китайские дипломаты больше не затягивают принятие резолюций, как они часто делали раньше – наоборот, они не просто полностью следуют в фарватере США, но и добиваются того, чтобы так же вели себя и представители России.

Причины китайского разворота понятны. Долгие годы Китаю приходилось делать выбор между двумя неприятными перспективами: ядерной Северной Кореей и нестабильностью и крахом режима в Северной Корее. Объективно говоря, вторая перспектива представляла более серьезную угрозу, поэтому Китай стремился не переусердствовать в своих попытках оказать давление на Северную Корею.

Сейчас усилиями президента Трампа Китай столкнулся с третьей, совсем уж неприятной перспективой – с вероятностью возникновения большой войны на Корейском полуострове. Никто толком не знает, отражают ли воинственные заявления Трампа его реальные намерения, или он просто блефует. Но китайская сторона, кажется, решила не рисковать и исходит из того, что угроза американского удара по КНДР вполне реальна.

Последствия санкций

Активное участие в режиме жестких санкций позволяет китайским дипломатам аргументированно доказывать своим американским коллегам, что время для нанесения военного удара еще не пришло и что, дескать, будет лучше повременить с отдачей соответствующих приказов, отложив военную операцию на полгода или год. Подразумевается, что жесткие санкции к тому времени начнут душить северокорейскую экономику и Пхеньян, возможно, пойдет на уступки.

Однако санкции, хотя и могут ввергнуть северокорейскую экономику в кризис, едва ли приведут к тем результатам, на которые надеются их сторонники. Если на этот раз санкции действительно окажутся «эффективными», их организаторам, возможно, придется вспомнить древнюю мудрость: бойся того, о чем ты молишься.

Введенные недавно санкции действительно носят беспрецедентный характер. Они, в частности, ограничивают объем поставок жидкого топлива в КНДР. Допустимый уровень поставок зафиксирован на мизерном уровне – примерно 10% от уровня не слишком благополучного 2016 года. Введены также ограничения на поставки сырой нефти. Кроме того, Резолюция 2397 запрещает странам ООН закупать в Северной Корее минеральное сырье, морепродукты и иные виды продовольствия, машины и оборудование. Наконец, резолюция требует, чтобы в течение 24 месяцев все страны ООН выдворили со своей территории всех находящихся там северокорейских рабочих.

Если эти меры будут выполнены в полном объеме (ключевой здесь является позиция Китая), то КНДР столкнется с острым дефицитом дизельного топлива и бензина, причем масштаб этого дефицита будет таков, что северокорейская экономика окажется практически парализованной. Вдобавок КНДР потеряет 80–90% всех валютных поступлений.

В связи с этим возникает вопрос о политических последствиях этого экономического кризиса. Сторонники жестких санкций, которые в настоящее время доминируют в Вашингтоне, исходят из того, что резкое снижение уровня жизни приведет к росту недовольства значительной части населения. Это недовольство может быть особенно сильным, если учесть, что в последние 5–6 лет экономика КНДР, во многом работающая сейчас на принципах рынка, росла неплохими темпами.

Известно, что кризис, который случается после нескольких лет роста уровня жизни (и соответствующих ожиданий), сказывается на состоянии народных умов куда сильнее, чем пребывание в состоянии стабильной многолетней нищеты. Сторонники санкций считают, что северокорейское руководство, столкнувшись с ростом недовольства и угрозой волнений или государственного переворота, пойдет на уступки и начнет переговоры на условиях США и их союзников.

Однако эти надежды беспочвенны. Северокорейское руководство хорошо помнит, что случилось с Муаммаром Каддафи, который, оказавшись в похожем положении, согласился на свертывание своей ядерной программы. Как известно, через десятилетие после торжественной сдачи ядерного оружия Каддафи столкнулся с революционной ситуацией у себя в стране. Тогда он не смог использовать против повстанцев свое основное преимущество – превосходство в воздухе. Случилось это потому, что страны Запада ввели в Ливии систему бесполетных зон, парализовав правительственную авиацию.

В Пхеньяне считают, что если бы в распоряжении Каддафи было даже самое примитивное ядерное оружие, то западные страны не пошли бы на прямое вмешательство в ливийский кризис и у сторонников Каддафи были бы реальные шансы победить в гражданской войне.

Понятно, что уроки Ливии вполне усвоены в Пхеньяне. Если в Северной Корее появятся признаки массового недовольства, то северокорейское руководство, скорее всего, не только не задумается об отказе от ядерного оружия, но, наоборот, будет считать развитие ядерного потенциала еще более важной задачей.

Новые санкции могут спровоцировать в КНДР экономический и политический кризис, но никак не могут привести к изменениям в политике руководства КНДР по ядерному вопросу – более того, с некоторой долей вероятности санкции приведут к ужесточению этой политики.

Если волнения не просто начнутся, но и выйдут из-под контроля, ситуация может принять еще более неприятный оборот. Северокорейское руководство, окончательно загнанное в угол, может попытаться спровоцировать конфликт с внешним миром. Если Ким Чен Ын и его окружение решат, что шансов на спасение у них больше не остается, они вполне могут захотеть умереть с музыкой и нанести удар (возможно, и ядерный) по своим соседям. Жертвами такого удара могут стать не только США, но и Южная Корея, и Япония, и даже Китай, к которому в Северной Корее всегда относились не слишком дружелюбно.

Впрочем, даже возможная победа северокорейской революции, скорее всего, не должна вызывать особого энтузиазма. Падение режима семейства Ким, даже если оно и не приведет к международному кризису, все равно станет началом крайне непростого периода, который затронет не только обе Кореи, но и все соседние страны.

Существующие оценки говорят, что объединение Кореи по германскому образцу будет стоить огромных денег, а постепенное превращение двух Корей в единое общество займет не одно десятилетие. На протяжении этого времени Корея будет оставаться потенциально нестабильным, раздираемым внутренними противоречиями регионом и источником неприятностей для соседей.

Позиция России

В этой связи возникает вопрос, насколько рациональны действия российской дипломатии, которая последовательно поддерживает все более радикальные резолюции Совета Безопасности.

Пока санкции носили умеренный характер и были направлены на то, чтобы лишить КНДР доступа к материалам, необходимым для продвижения ракетно-ядерных программ, они, безусловно, имели смысл. Как одна из пяти «официальных» ядерных держав, Россия естественным образом не заинтересована в распространении ядерного оружия. Отношения Москвы с Пхеньяном, несмотря на случающиеся время от времени периоды широких улыбок и сладкой риторики, еще с 1950-х годов остаются более чем прохладными, а иногда и прямо враждебными. Тем не менее в той ситуации, что сейчас сложилась в Восточной Азии, подталкивание Северной Кореи к внутриполитической катастрофе однозначно не отвечает интересам России (равно как и интересам других держав, которым по воле географии не повезло оказаться соседями КНДР).

Позицию Китая, который в последние месяцы фактически следует в фарватере северокорейский политики США, можно отчасти понять. Поскольку Китай контролирует 80–90% всей северокорейской внешней торговли, готовность Пекина принимать участие в сверхжестких санкциях может даже оказаться дипломатически полезной. Китайские дипломаты могут использовать свое участие в санкциях для того, чтобы добиться от президента Трампа и его окружения решения отложить силовые меры на будущее. Возможно, именно подобными соображениями руководствовались и на Смоленской площади, когда решили проголосовать за Резолюцию 2397.

Тем не менее возникает вопрос, насколько разумно дальнейшее увеличение давления на КНДР. Даже если санкции можно использовать как аргумент в попытках не допустить силовой акции со стороны США, в долгосрочном плане нынешние санкции опасны.

Россия как постоянный член Совета Безопасности имеет в своем распоряжении такой уникальный инструмент, как право вето. Речь пока идет не о том, чтобы напрямую заблокировать усиление санкций против Северной Кореи. Однако сам факт наличия права вето дает России возможность добиваться смягчения резолюций по санкциям и вообще делать то, чем на протяжении последнего десятилетия активно занимались китайцы, – включать в текст резолюции максимальное количество лазеек, которые бы позволяли КНДР более или менее свободно торговать гражданской продукцией.

Наконец, в том – увы, вероятном – случае, если Резолюция 2397 приведет к резкому ухудшению ситуации в КНДР (например, к тому, что к концу 2018 года в стране опять возникнет угроза голода), у России будут все основания для того, чтобы решительно выступить против нынешнего режима санкций и создать условия для предоставления КНДР гуманитарной помощи.

Северную Корею фактически подталкивают сначала к гуманитарной, а потом и политической катастрофе, которая к тому же может перерасти в международный конфликт. Понятно, что подобное развитие событий в Восточной Азии ни в коем случае не соответствует интересам России. Пришла пора останавливать санкционный маховик, дальнейшее раскручивание которого может окончиться весьма печально.

КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков


Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457248

Индустрия искусственного интеллекта станет новой точкой экономического роста Пекина

Индустрия искусственного интеллекта /ИИ/ будет углубленно интегрироваться в реальные секторы экономики, что станет новой точкой экономического роста Пекина. Об этом говорится в документе о развитии индустрии ИИ, опубликованном на днях властями китайской столицы.

В настоящее время, искусственный интеллект и его производные технологии проникли в жизнь общества. Например, технология распознавания лиц используется в части пекинских вузов и становится их "волшебным инструментом" для управления общежитиями и ходом занятий.

Кроме того, новейшая технология звукового распознавания, разработанная Кэдасюньфэй /IFLYTEK/, китайской компанией по изучению ИИ и связанной с ним продукции, способна четко перевести звуковые сообщения в текстовые.

Сообщается, что Пекин занимает лидирующую позицию по индустриальной основе технологии ИИ. Здесь собраны свыше половины ведущих научно-исследовательских учреждений страны по изучению ИИ и более десяти государственных ведущих лабораторий. По состоянию на сентябрь 2017 года, в столице Китая работали около 400 отраслевых предприятий, по этому показателю город занимает первое место в стране.

Стоит отметить, что в документе сказано, что необходимо ускорять процесс интегрированного применения технологии ИИ и способствовать углубленной интеграции ИИ в реальные секторы экономики, а также проводить показательное использование данной технологии в таких важнейших областях, как обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, логистика, финансы и др.

В документе также отмечается, что необходимо делать жизнь населения более удобной и повышать уровень общественного управления со стороны правительства и общественных услуг, используя результаты развития технологии искусственного интеллекта.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457248


Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457247

Китай продвигает онлайн обучение

Первые 490 образовательных государственных курсов доступны для общественности онлайн. Об этом сообщили в понедельник в Министерстве образования КНР.

Все курсы ориентированы на общую учебную программу бакалавриата, высшего профессионального образования, профессиональных базовых курсов и основных профессиональных курсов, заявил глава департамента высшего образования Министерства образования КНР У Янь на пресс-конференции.

Около 70 процентов онлайн курсов были подготовлены ведущими университетами Китая, включая Пекинский университет, Университет Цинхуа и Уханьский университет.

В последние годы онлайн образование получило развитие в Китае, в частности, благодаря открытым онлайн-курсам для общественности, разработанным в сотрудничестве с университетами КНР и вебсайтами.

Согласно данным Министерства образования, китайские университеты и другие высшие образовательные учреждения создали более 10 подобных сайтов, на которых есть доступ к более чем 3200 курсам. Около 55 млн студентов и людей, занимающихся саморазвитием, прошли данные онлайн программы. Кроме того, сообщается, что к 2020 г. планируется разработка еще 3000 высококачественных государственных онлайн курсов для общественности.

Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457247


Китай. Россия. Арктика > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Транспорт > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457246

Свыше 100 китайских и зарубежных специалистов обсуждают в Харбине освоение Арктики

Освоение Арктики находится в центре внимания форума, который проходит в Харбине -- административном центре провинции Хэйлунцзян /Северо-Восточный Китай/. В его работе принимают участие свыше 100 специалистов из Китая, Финляндии, Норвегии, Франции, России и других стран.

Ныне в мире предметом всеобщего повышенного внимания становятся ресурсы и стратегический статус полярных территорий, заявил Инь Цзинвэй, директор Института гидроакустики Харбинского инженерного университета, ставшего местом проведения форума. В контексте стратегии "ледяного Шелкового пути", отметил он, весьма огромен потенциал арктических транспортных маршрутов.

Помимо транспортной темы участники форума обсуждают такие актуальные вопросы, как охрана окружающей среды, научные экспедиции, использование ресурсов полярных территорий.

Харбинский инженерный университет -- участник проекта строительства первого ледокола китайского производства "Сюэлун-2", который, согласно планам, будет введен в эксплуатацию в 2019 году, и других крупных национальных научно-технических программ. Как сообщается, с использованием своих преимуществ -- географических, кадровых и технических -- университет активизировал международное сотрудничество, в частности с Россией, Украиной и Финляндией.

Китай. Россия. Арктика > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Транспорт > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457246


Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 16 января 2018 > № 2457122

Китай пообещал не открывать в этом году новых метзаводов

Власти Китая будут строго запрещать запуск новых сталелитейных мощностей в 2018 году. Об этом говорится в сообщении Министерства промышленности и информационных технологий КНР.

Также министерство намерено обеспечить ликвидацию всех устаревших сталелитейных мощностей. При этом они не будут открыты для повторного запуска.

Министерство также будет поощрять производителей, использующих технологию выплавки стали в электродуговых печах. Они дают гораздо меньшее загрязняющих выбросов по сравнению с мощностями, использующими традиционные доменные печи.

Кроме того, эти мощности в качестве сырья используют переработанный стальной лом вместо железной руды. Власти Китая последние несколько месяцев предпринимают усилия по увеличению сбора металлолома в стране.

Ожидается, что новый шаг по стимулированию электрометаллургии приведет к увеличению внутреннего спроса на металлолом, который будет закупаться на месте.

Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 16 января 2018 > № 2457122


Казахстан. Швейцария. Китай. Азия. РФ > Химпром > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453390

Полтора миллиона тонн фосфоритной руды добыли в Жамбылской области

На месторождении Кок Джон в Сарысуском районе добыча фосфоритной руды дошла до отметки в полтора миллиона тонн, а на местном горно-химическом комплексе «ЕвроХим-Удобрения» выдали первый миллион тонн фосфоритовой продукции, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Напомним, с 2010 года крупнейшая международная минерально-химическая компания «ЕвроХим» в рамках реализации инвестпроекта осваивает ряд месторождений Каратау-Жанатасского фосфоритового бассейна, а также строит горно-обогатительный комплекс для производства высококачественного фосфоритового концентрата и крупный завод по производству широкой гаммы минеральных удобрений.

Этот масштабный проект стоимостью 950 млн долларов, входящий в Карту индустриализации, реализует в Жамбылской области казахстанское предприятие ТОО «ЕвроХим-Удобрения» совместно с иностранными инвесторами. Первый этап строительства завершен в конце 2015 года. В 2016 году предприятие вышло на проектную мощность производства 640 тыс. тонн фосфоритной муки в год, а первый миллион с начала запуска проекта был добыт в мае 2017 года.

В минувшем году на горнорудном предприятии внедрена практика передовых мировых компаний по внедрению компьютерных систем управления производством. Компьютерная система «Умный карьер» позволяет в режиме онлайн наблюдать за техникой в карьере, контролирует расход топлива, добычу руды, доставку и загрузку готовой продукции.

По словам директора «Еврохим-Каратау» Болата Каримова, на 11 января 2018 года объемы добычи руды достигли 1,5 млн тонн. «Произведен первый миллион тонн фосфоритовой муки марки ФК-1, - добавил он. - Это марка продукции первого сорта, расшифровывается как «фосфорит Каратау». Разведанных запасов фосфоритной руды только на месторождении Кок-Джон, где добывают открытым способом, хватит лет на двести».

Начало пусковых операций завода по производству минеральных удобрений запланировано на 2020 год, плановый выход проекта на полную мощность - 2021 год. Определены уже рынки сбыта химической продукции из жамбылских фосфоритов - это страны Центральной Азии, Россия, Китай.

Отметим, в рамках госпрограммы индустриально-инновационного развития РК в Жамбылской области запущено 53 предприятия с общим объемом инвестиций 159 млрд тенге, создано около 6 200 новых рабочих мест.

Казахстан. Швейцария. Китай. Азия. РФ > Химпром > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453390


Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401

Рост ВВП Казахстана в 2017 году составил 4% - Тимур Сулейменов

По предварительным данным рост ВВП в 2017 году составил 4%, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на министра национальной экономики РК Тимура Сулейменова.

«Главным итогом 2017 года для казахстанской экономики стала активизация восстановительных процессов с поступательным переходом экономики страны на более высокие темпы роста. По предварительным итогам 2017 года рост ВВП составил 4,0%. Экономический рост был сбалансированным с синхронным улучшением практически во всех сегментах экономической деятельности», - отметил Тимур Сулейменов на заседании Правительства РК.

По его словам, основными катализаторами роста стали расширение производства в торгуемых секторах, повышение инвестиционной активности и постепенное восстановление внутреннего спроса. Внешняя среда также положительно повлияла на внутриэкономическую активность. К факторам позитивных внешних условий министр отнес более высокую ценовую конъюнктуру на нефть и металлы, а также улучшение экономической ситуации в основных торговых партнеров - ЕС, России и Китая.

«Вследствие чего зафиксированы положительные сдвиги по внешней торговле.

По итогам 11 месяцев экспорт в Россию вырос на 33%, в ЕС - 31% и Китай - 34,9%», - пояснил он.

Министр отметил, что ключевую роль в активизации восстановительных процессов сыграл ценовой фактор. Инфляционный фон по сравнению с 2016 годом понизился на 1,4 процентных пункта, составив 7,1%.

«Наряду с этим, в течение 2017 года показатели рынка труда оставались стабильными, уровень безработицы составил 5%», - добавил он.

Вместе с тем, на 1 декабря 2017 года активы Национального фонда составили 57,6 млрд долларов США даже с учетом значительного привлечения средств на поддержку финансового сектора страны. Между тем, отметил он, реализация мер по оздоровлению банковского сектора и улучшение общей экономической ситуации сформировали предпосылки для начала восстановительной фазы кредитного цикла.

«В целом, позитивная динамика роста экономики, улучшение состояния платежного баланса и наращивание производственных мощностей обеспечили в 2017 году подтверждение уровня инвестиционной надежности Казахстана международными рейтинговыми агентствами и позволили улучшить прогноз с «Негативного» на «Стабильный», - заключил он.

Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401


Казахстан. Китай. Азербайджан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. Таможня > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453016

Систему безбумажного оформления грузов внедряют в порту Курык

Система безбумажной технологии по оформлению перевозочных документов «Номад» внедряется в пилотном режиме в порту Курык, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу АО «НК «Қазақстан темір жолы».

«Цифровая платформа «Номад» нацелена на интеграцию информационных систем всех участников перевозочного процесса. Будет осуществляться обмен электронными документами, сопровождающих экспортные, импортные, транзитные грузы», - уточнили в компании.

Система безбумажной технологии оформления грузов функционирует в СЭЗ «Хоргос - Восточные ворота», а в настоящее время идет интеграция с портом Курык.

«Собираясь в местах зарождения грузов в Китае, эта информация будет пополняться в пути следования и поступать в нашу единую систему «Номад». Клиенты смогут отслеживать продвижение своих поставок. Информация также будет доступна и для остальных участников перевозочного процесса по мере приближения к пограничным пунктам перехода. Это ускорит процедуры обработки и оформления», - говорит генеральный директор ТОО «Порт Курык» М.Сактаганов.

«Номад» также свяжет казахстанские и азербайджанские морские порты - Актау, Курык, Баку и Алят. В перспективе электронным документооборотом будет охвачен весь транзитный коридор Восток-Запад.

Информационный коридор обеспечит безопасность цепи поставок, сократит время обработки грузов на границах. Интеграция систем всех участников перевозочного процесса повысит прозрачность перевозки грузов, снизит влияние человеческого фактора, минимизирует коррупционные риски.

Внедрение цифровых технологий позволит эффективно управлять транспортными потоками и наращивать транзитные перевозки, отмечают в КТЖ.

Казахстан. Китай. Азербайджан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. Таможня > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453016


Китай. Монголия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 11 января 2018 > № 2452825

В 2017 году был зарегистрирован рекорд по объему железнодорожных перевозок импортных и экспортных грузов на КПП «Эрэн-Хото» и «Ганьцимаоду» на китайско-монгольской границе, сообщает агентство «Синьхуа».

По данным железнодорожных и таможенных ведомств Внутренней Монголии, в прошлом году через крупнейший железнодорожный КПП на китайско-монгольской границе «Эрэн-Хото» прошли 11,22 млн тонн экспортных и импортных грузов, на 16% превысив показатель 2016 года. В частности, объем перевозок импортных грузов составил 10 млн тонн при увеличении на 15%.

За 2017 год по маршрутам грузовых перевозок Китай – Европа через КПП «Эрэн-Хото» госграницу пересекло 570 составов, что на 243% больше по сравнению с 2016 годом.

По сообщению ведомства пограничного контроля, в 2017 году объем грузовых и пассажирских перевозок через КПП «Ганьцимаоду» достиг 17,4 млн тонн и 724,9 тыс. человек, увеличившись на 26,2% и 31,5% соответственно.

Ирина Таранец

Китай. Монголия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 11 января 2018 > № 2452825


Казахстан. Таджикистан. Китай > Авиапром, автопром > inform.kz, 10 января 2018 > № 2452946

От 7,5 млн тенге будут стоить электромобили костанайского автозавода

 В 2018 году Костанайский автозавод ТОО «СарыаркаАвтоПром» планирует выпустить около 500 электромобилей, стоимость которых составит от 7,5 млн тенге, передаёт корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на заместителя директора по техническому развитию ТОО «СарыаркаАвтоПром» Сергея Могилатова.

Как объяснил С. Могилатов, в прошлом году на заводе ТОО «СарыаркаАвтоПром» была произведена пробная партия электромобилей китайского бренда JAC. Тогда было запланировано произвести до конца года всего около 100 электромобилей.

«По итогам тестирования было решено запустить в серийное производство модель Jac iEv7S. В 2018 году планируется произвести 500 единиц электромобилей этой марки, стоимость которых составит от 7,5 млн тенге», - сообщил он.

В целом, по линии производства авто марки JAC планы у автозавода большие. В этом году планируется выпустить не менее 3000 автомобилей данной марки.

«Это будут уже известные потребителю модели JAC S3 и кроссовер JAC S5, а также добавится модель с автоматической коробкой передач. Кроме этого, в рамках стратегии по расширению модельного ряда легковых автомобилей JAC в производство будут запущены пикап JAC T6, седан А60 и электромобили, среднетоннажные грузовики JAC N-серии грузоподъёмностью от 3,5 до 8 тонн», - пояснил С. Могилатов.

Кроме этого, автозаводом продолжается работа над увеличением оборота экспортной торговли. Так, в апреле 2017 года было подписано соглашение об экспортной поставке в 2018 году около 1000 автомобилей в Таджикистан. К концу 2017 года было уже экспортировано 78 единиц автомобилей на сумму 403 млн тенге.

«Начало поставок автомобилей JAC на внешние рынки существенно отразилось на состоянии экспортных продаж автомобилей в Казахстане - размер поставок костанайских авто в Таджикистан, превзошел совокупный объем экспорта автомобилей за 2016 год. 2018 год также станет знаковым годом для производства электромобилей в стране, уже сейчас на заводе ТОО «СарыаркаАвтоПром» в произведена пробная партия электромобилей марки JAC. А городские автобусы Ankai уже заняли свое место на дорогах Астаны и Алматы. Планируется пополнение парка в городе Актобе»,- отметил представитель компании.

Предприятием планируется расширить экспортные поставки в Россию и авто марки Ravon. Производство автомобиля Raven Nexia R3 в 2017 году достигло 1000 единиц, и в этом году планируется выйти на новый объем в 2 500 единиц.

В этом году с конвейера костанайского автозавода также сойдет более 2 тысяч единиц автомарки Hyundai, 500 единиц Peugeot 301.

«В планах дальше развивать производство магистральных тягачей IVECO Stralis. Для коммунальных служб будут предложены специализированные автомобили на шасси IVECO Cargo. Производство автобусов также займет существенную нишу компании. Не останутся без внимания и потребители, использующие легкий коммерческий транспорт: планируется расширение ассортимента на базе авто IVECO Daily - микроавтобусы, школьные автобусы, автофургоны, автоэвакуаторы. Также в Костанае планируется наладить производство тяжёлых грузовиков HOWO, которые давно и заслуженно завоевали доверие казахстанцев»,- заключил С. Могилатов

По его словам, в этом году планируется произвести 9 тысяч автомобилей, из которых 93% составят легковые автомобили и 7% - грузовики и автобусы. Это, к слову, в разы больше показателей прошлого года. В прошлом году на автозаводе произведено 5912 единиц техники.

Казахстан. Таджикистан. Китай > Авиапром, автопром > inform.kz, 10 января 2018 > № 2452946


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450508 Карл Бильдт

Карл Бильдт: В мире началась новая эра

Карл Бильдт (Carl Bildt), Dagens Industri, Швеция

После четверти века либеральных успехов мир все вернее вступает в новую фазу. Становление Китая как сверхдержавы заменяет глобализацию геополитикой, западная политика идентичности высвобождает идеологические конфликты, а компьютеризация меняет экономики.

Что же касается более долгосрочных линий глобального развития, то здесь есть причины для беспокойства, пишет бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt).

Каково на самом деле новое время? Неожиданности последних лет, пертурбации и новые трудные задачи, конечно, кое-что перевернули с ног на голову. Временами многие беспокоятся о том, что мир, который мы знаем, может пойти прахом, но почти сразу после этого приходит облегчение: на самом деле это вовсе не так, и по большей части все выглядит очень неплохо.

Прошедший год может послужить хорошей иллюстрацией.

Мировая экономика пошла вверх, и мировая торговля вновь нарастает. Трамп бушует в Твиттере, но пока ни одной войны не развязал. Волну популизма в Европе, по крайней мере, смогли остановить, и победа Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции дала ЕС новую надежду на будущее.

Все это так, конечно.

Но что касается более долгосрочных линий глобального развития, тут по-прежнему есть причины для беспокойства.

В развитии последних лет заметны три основных тенденции.

Во-первых, мы видим, что геополитика бросает вызов глобализации как доминирующей силе. Конкуренция за власть и влияние ужесточается, когда изменяется соотношение сил между разными игроками. Объединяющие рамочные и нормативные соглашения ставятся под сомнение и становятся все слабее.

Во-вторых, вопросы идентичности заменили вопросы идеологии в первую очередь в рамках того, что мы называем западными демократиями. И доминируют не надежды на будущее, а, скорее, опасения. Политические системы дробятся, и управлять ими становится сложнее.

И, в-третьих, очевидно, что мы находимся в конце эры индустриализации и в начале эры компьютеризации. Речь идет о перемене намного более значительной, чем простое наступление четвертого этапа промышленной революции. То, что промышленная революция до основания перестроила наш мир, мы все знаем, и нет никаких причин считать, что компьютерная эра не сделает то же самое.

Все вместе это означает, что многие из столпов глобального развития, в особенности актуальных в последнюю четверть века, но в целом — и на протяжении более длительного периода времени с середины прошлого века, теперь будут подрублены.

Не так давно казалось нормальным говорить о либеральном глобальном миропорядке, который подразумевал достижения лучших предпосылок для мирной жизни и благосостояния все большего числа людей. Возможно, так называемую Атлантическую хартию, которую Черчилль и Рузвельт подписали в 1941 году, можно рассматривать как его интеллектуальный базовый документ, а различные организации, созданные после окончания мировой войны, — как его институциональные носители.

Конечно, коммунистическая проблема по-прежнему существовала, и опасность, которую она в себе заключала, была существенна. В конце 1940-х годов была захвачена не только Восточная Европа: коммунистические партии набрали угрожающую силу также во Франции, Италии и Финляндии. Советское оружие помогло победить в гражданской войне китайским коммунистам.

Но постепенно и коммунистическая идеология, и советская власть закоснели. И четверть века назад все это развалилось во время глобальных либеральных системных перемен, которые повлияли также на Индию и подстегнули изменения в Китае.

В течение четверти века, которая за этим последовала, случилось, возможно, лучшее за всю историю человечества, если ориентироваться на экономические и социальные показатели. От Шанхая до Сан-Паулу сформировался новый глобальный средний класс. Смертность грудных детей уменьшилась вдвое. США и Россия свернули примерно 90% своих ядерных вооружений.

Но сейчас эта картина изменилась в связи с теми различными тенденциями, которые я упомянул.

Незадолго до Рождества администрация Трампа обнародовала свою национальную стратегию безопасности, и это был очень своеобразный документ. Конечно, от предыдущих вариантов кое-что осталось, и изменилось не все, но основной тон был совершенно другой.

Раньше США стремились и дальше надстраивать международный порядок, в котором постепенно закон становился бы важнее власти и который в будущем мог стать продолжением той мечты, эскиз которой набросали в 1941 году, а сейчас обрисовали совсем иную картину.

Теперь говорится, что существующий международный порядок невыгоден США, и наступило время, когда сила — как экономическая, так и военная — становится важнейшим инструментом во все более жесткой борьбе с другими так называемыми суверенными странами мира.

Генри Киссинджер (Henry Kissinger) написал целую книгу о поиске работающего глобального миропорядка, а в картине мира Трампа это понятие вообще не упоминается. Что касается его принципов, то Кремль, конечно, почувствовал значительное родство с новым американским мировоззрением.

Во многом это связано с тем, как шаг за шагом увеличивает свою роль Китай.

На 19-м партийном конгрессе в Пекине выступила самоуверенная и убежденная в своей власти партия, чей основной принцип — скорее национализм, чем коммунизм. Документы и речи были однозначными. К 2030 году нужно добиться глобальной лидирующей позиции в сфере искусственного интеллекта и других технологий будущего. И когда «народной республике» в 2049 году исполнится 100 лет, она должна быть ведущей силой мира.

Удастся это или нет, мы знать не можем. Чем жестче диктатура становится в краткосрочной перспективе, тем более хрупкой она делается в долгосрочной. Недостатка в предостерегающих знаках касательно финансовой, а значит, и политической стабильности, конечно, нет.

Но в свете того, что было достигнуто в последние десятилетия, мы не можем отмахнуться от вероятности, что удастся сохранять баланс еще некоторое время. И не стоит забывать, что более открытый и либеральный Китай в долгосрочной перспективе, скорее всего, был бы еще более серьезным вызовом.

В американской национальной стратегии безопасности Китай и Россию соединяют вместе как две более или менее равноценные ревизионистские державы, которые бросают вызов США. Но реальная картина скорее такова, что хотя Россия, конечно, на тактическом и региональном уровне бросает им вызов, но Китай это делает также еще стратегически и глобально.

С нынешними тенденциями китайский оборонный бюджет в какой-то момент после 2030 года выйдет на тот же уровень, что и американский, который сегодня составляет примерно 45% от всех военных вложений в мире.

Геополитически задача уравновешивать растущую китайскую власть в значительных частях Азии будет становиться все более сложной. Именно Китай, а не Россия, скорее всего, может считаться основной угрозой. Уже сегодня сообщается, что более 60% военных инвестиций США уходит в эти регионы, и эта доля будет, вероятно, расти.

Россия — в лучшем случае держава в состоянии застоя, а в долгосрочной перспективе — скорее затухающая. Владимир Путин десять лет стабилизировал и усиливал Россию с помощью высоких цен на нефть, но его отказ от реформ и сотрудничества с Западом привел к стагнации и внешнему ослаблению.

Военная модернизация и усиление, которые он начал после 2008 года, непременно продолжатся. Сейчас разрабатывается новая программа с целями до 2027 года. И военная мощь — по-прежнему его сильнейшая карта. Ядерное оружие останется ядром арсенала власти Кремля.

Быстрое вторжение в Сирию стало, без сомнения, успехом России, сделав эту страну серьезным игроком в регионе, где ситуация постоянно усложняется, и при этом унизив США.

Но исторически и стратегически едва ли что-то может компенсировать потерю Украины. Эта вторая по величине славянская нация, занимающая огромные европейские территории, превратилась из исторически дружественной державы в потенциального врага России.

Каждый, кто посмотрит на карту с Кремлем в качестве точки отсчета, поймет, что это значит. Путин может говорить о распаде Советского Союза как о стратегической катастрофе в кремлевской картине мира, я же предположу, что потеря Украины, к которой привела его собственная политика, в перспективе станет еще худшей катастрофой.

Еще одно последствие его политики: такие страны НАТО, как Великобритания, Канада, Германия и США, сейчас на более или менее постоянной основе разместили боевые контингенты в странах Прибалтики и Польше. До фатальной авантюры Путина на Украине это было немыслимо.

После российских президентских выборов в марте начнется период перехода ко времени после Владимира Путина. Неуверенность в будущем России продолжит расти, и нужно быть бдительными и не создавать возможностей, которые могут быть использованы для каких-нибудь авантюр.

Более либеральная и открытая Россия едва ли возникнет в краткосрочной перспективе, но в более отдаленном будущем этого исключать нельзя. Россия, которая продолжит отворачиваться от Запада, едва ли сможет стать чем-то большим, чем просто вассалом растущего Китая. Возможно, в один прекрасный день осознание этого начнет набирать силу. Мы не должны закрывать дверь.

Для Европы постепенно меняющаяся картина мира означает пересмотр основ. ЕС — это европейская организация, которая, как мы надеялись, в той или иной форме станет образцом для всего мира. Не так давно говорилось о том, что европейская идея об интеграции, общих правилах и частичном суверенитете может изменить мир.

Европа воплощала собой идею интеграции и сотрудничества в более мягком мире, но сейчас внезапно возникла необходимость в том, чтобы Европа, не отказываясь от своей изначальной мысли, также стала и силой, которая может утвердиться в трудные времена. Мягкая Европа не работает в жестком мире.

Испытания значительны. Миграционный кризис и потоки беженцев создали новое существенное напряжение как внутри, так и между обществами и нациями. Крупные стабилизирующие партии повсюду ослабели, и более раздробленный политический ландшафт делает управление сложнее практически повсюду.

Но если Европа как мечта, возможно, больше не имеет прежней силы в эти трудные времена, то Европа как необходимость — это в высшей степени осязаемая реальность. Трамп может мечтать о своих суверенных государствах, в Европе же эпоха доминирования национальных государств — уже позади. Тяжелые времена требуют, чтобы Европа действовала единым фронтом.

Для этого нужна способность как к дальновидному лидерству, так и к компромиссам в краткосрочной перспективе. Раздробленная Европа никогда не сможет быть самостоятельной силой, а будет рано или поздно разрушена силами других. Тогда и более слабая Россия сможет выступать в роли сильной, и старые страхи появятся снова.

Конечно, нужно сохранять трансатлантическую связь, насколько это возможно, но необходимо и уметь стоять на собственных ногах, когда эта связь ослабевает. Косвенным китайским давлением пренебрегать нельзя.

И важно, чтобы в эти трудные времена Европа оставалась маяком принципов открытого общества и всех возможностей открытого мира. Пусть дует встречный ветер — это еще не повод изменять себе.

То, что нам нужна усиленная общая европейская внешняя политика и политика безопасности, должно быть очевидно для всех. Просто отгородиться от внешнего мира не поможет. У Европы должны быть силы за пределами этих стен, ведь окружающий мир вполне ощутимо влияет на то, что происходит внутри.

Нас не окружают океаны. Кризисы Ближнего Востока еще очень далеки от разрешения. Время терроризма не миновало. Более того: в этом году почти треть всех рождающихся в мире детей появятся на свет в Африке, и к концу этого века примерно 40% людей работоспособного возраста тоже будут жить в Африке. Все это произойдет уже очень скоро.

Компьютерное развитие только начинается. Когда человек в начале эпохи индустриализации разработал второе поколение паровых машин, он мало что знал о том, что последует за этим. Год назад мало кто говорил о блокчейне, искусственном интеллекте и квантовых компьютерах, но скоро об этом заговорят практически все.

Многих это пугает, и есть риск, что политика станет оборонительной, но возможности — намного значительнее, чем угрозы. Вероятно, в этом по большей части заключается и решение климатической проблемы. Мы уже начинаем подозревать о последствиях, на которые ни у кого нет права закрывать глаза.

После десятилетий раскола в мире и четверти века успешных либеральных системных перемен мы, без сомнения, вступили в более беспокойное и труднопредсказуемое время. Сумбурное время. История больше не представляется линейной, сейчас уже не таким однозначным кажется автоматический выход к свету из тьмы.

XX век, в котором преобладали идеологические войны и конфронтации, сложился из других материалов, и сейчас, я полагаю, нам скорее надо попытаться извлечь опыт из различных линий развития XIX века.

Тогда, как и сейчас, кардинально изменилось соотношение сил, идеи менялись и развивались, и новые технологические прорывы создавали совершенно новые условия существования наций и континентов. То, что это через довольно длительное время закончилось весьма плохо, в тот момент, когда борьба между нациями подавила все остальное и тоталитарные идеи взметнули свои знамена, подарив нам полвека ужасов, — тоже одна из причин помнить об этом периоде.

История не повторяется, но почему бы не извлечь из нее урок. И именно теперь, я думаю, мы находимся на том этапе, когда особенно необходимо попытаться лучше рассмотреть и понять общие черты развития событий.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450508 Карл Бильдт


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 января 2018 > № 2449393 Василий Кашин

Восточный ветер. Быть ли торговой войне между Китаем и США

Василий Кашин

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий

США рассматривают Китай как стратегического конкурента и «ревизионистскую державу», в 2018 году страны могут обменяться торговыми ограничениями, которые окажут негативное влияние на всю мировую экономику. При этом осложнение отношений с США автоматически ведет Китай к сближению с Россией

2018 год обещает быть неспокойным для Китая и во внешнеполитической, и во внутриполитической сфере. Прошедший в октябре 19-й съезд КПК наметил лишь общие стратегические приоритеты государственной политики на предстоящие годы, в то время как практические решения будут приниматься на сессии Всекитайского собрания народных представителей в марте.

Именно тогда будут проведены ранее согласованные в партийных структурах назначения руководителей государственных структур и будут законодательно закреплены намеченные изменения в структуре государственных органов. Изменения затронут прежде всего правоохранительную систему и сферу нацбезопасности.

Важнейшим из них станет создание Национальной надзорной комиссии, антикоррупционного органа с широчайшими полномочиями. К нему перейдут функции партийного контрольного органа — Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦПКД) КПК, партийной контрольной структуры и части государственных антикоррупционных структур.

Сейчас ЦПКД, по сути, является крайне могущественным правоохранительным органом, имеющим в своем распоряжении полный полицейско-спецслужбистский арсенал методов, включая задержания, аресты, допросы подозреваемых. При этом комиссия действует на основании партийного устава и избавлена от судебного и прокурорского надзора, что ведет к многочисленным злоупотреблениям.

По сути, она стала главным инструментом внутрипартийной борьбы и была использована китайским лидером Си Цзиньпином для разгрома политических оппонентов в рамках антикоррупционных кампаний. Новая реформа будет сопровождаться приданием созданному на базе комиссии органу расширенных полномочий и конституционного статуса, но в то же время введет его работу в определенные рамки.

При этом Национальная надзорная комиссия не полностью заменит собой ЦПКД, а лишь возьмет на себя значительную часть ее функций. Предстоящие изменения будут значительными и потребуют внесения первых с 2004 года поправок в китайскую конституцию. На сессии будет сформирован новый состав правительства — Госсовета КНР, включая его экономический блок. При этом нельзя исключать изменения функций и структуры отдельных правительственных ведомств — последняя большая волна слияний и реструктуризаций в китайском правительстве прошла еще в 2008 году.

Экономика и внешние вызовы

Осенью 2018 года должен будет пройти важнейший Третий пленум ЦК КПК 19-го созыва, который определит приоритеты экономической политики на ближайшие пять лет. До сих пор наиболее важные реформы Си Цзиньпина касались сферы национальной обороны и безопасности, борьбы с коррупцией, системы управления инновационной сферой и внешней политики. Политика в сфере экономики была более инерционной, но, вполне возможно, теперь она станет приоритетом.

При этом Китай будет сталкиваться с растущим числом внешних вызовов, главным из которых будет ситуация на Корейском полуострове. После принятия Советом Безопасности ООН очередной волны санкций против КНДР в конце декабря 2017 года Северная Корея находится на грани внешнеэкономической блокады: запрещено большинство видов северокорейского экспорта, объем разрешенного экспорта нефти в КНДР сокращен почти на порядок, до незначительной величины в 500 000 баррелей в год. В таком положении КНДР будет способна продержаться лишь ограниченное время. Изначально целью Пхеньяна было, с одной стороны, обеспечение безопасности режима перед лицом давления со стороны США и, с другой стороны, нейтрализация влияния Китая (на Китай приходится более 80% северокорейской внешней торговли).

С точки зрения Пхеньяна, выходом было навязывание США прямого диалога по вопросам безопасности с последующим разменом части своих ракетных программ на частичное снятие санкций и постепенную нормализацию отношений с внешним миром. Однако США вместо диалога предпочитают давить на Пхеньян комбинацией санкций и военных угроз. КНДР может в ответ пойти на эскалацию военной напряженности на Корейском полуострове (такое развитие ситуации чревато войной) либо будет вынуждена принять китайское влияние на свою внешнюю и, частично, внутреннюю политику.

Последний вариант станет провалом многолетней политики по превращению КНДР в независимого внешнеполитического игрока, но он гарантирует выживание северокорейской элиты. Таким образом, в 2018 году Китай может одержать на Корейском полуострове крупнейшую внешнеполитическую победу, но также может оказаться вовлеченным в опаснейший военно-политический кризис с участием КНДР и США. В любом случае корейская тема будет в предстоящем году главной для китайской внешней политики.

Конкуренция с США

На протяжении первого года администрации Трампа потребность Вашингтона в сотрудничестве с Китаем по Корее удерживала американцев от агрессивного давления на Пекин по вопросам торговли. Но долго это продолжаться не могло — торговый дисбаланс с Китаем был одной из центральных тем предвыборной риторики Трампа, да и сотрудничество по Корее развивается не вполне так, как ожидали США.

Новая Стратегия национальной безопасности США рассматривает Китай как стратегического конкурента и «ревизионистскую державу», намеренную пересмотреть созданный США порядок в мире. В конце декабря стали появляться признаки надвигающейся торговой войны между двумя сверхдержавами. Перспектива начала такой войны администрацией Трампа в 2018 году оценивается как реальная некоторыми ведущими американскими экспертами по американо-китайским отношениям.

Если обмен ограничениями в сфере торговли примет значительный размах, речь будет идти о сильнейших глобальных экономических потрясениях с потенциально крайне негативными последствиями для всей мировой экономики.

Осложнение ситуации в Корее, а также в других старых болевых точках американо-китайских отношений (вокруг Тайваня и в Южно-Китайском море) лишь повысит вероятность популистстких шагов нынешнего руководства США. При этом риторика китайского руководства в последние месяцы говорит о том, что Пекин не намерен оставлять какие-либо выпады в свой адрес без ответа. Возможно, американский глобальный бизнес и его политические лоббисты сумеют предотвратить катастрофу и на этот раз, но сделать это будет труднее, чем сразу после прихода Трампа к власти.

Сближение с Россией

Любое осложнение отношений между Китаем и США автоматически ведет к росту китайского интереса к отношениям с Россией. При этом определенная позитивная динамика в наших отношениях будет присутствовать в следующем году и без политических катаклизмов. С учетом наблюдаемой динамики в торговле, роста цен на сырье, ожидаемых поставок нефти в Китай по расширенному нефтепроводу ВСТО и поставок СПГ с Ямала можно предположить, что российско-китайская торговля в следующем году окончательно преодолеет спад и существенно превысит докризисный уровень 2013 года ($88 млрд, по данным российской статистики).

Может заработать первое торговое соглашение между Евразийским экономическим союзом и КНР, согласованное переговорщиками несколько месяцев назад. Можно ожидать некоторого роста в военно-техническом сотрудничестве — заседание двусторонней комиссии по ВТС в Москве в декабре прошло на высоком уровне, а руководителя китайской делегации, заместителя председателя ЦВС Чжан Юся принял Владимир Путин.

Несмотря на улучшающийся фон отношений, туманной остается судьба ряда обсуждаемых длительное время крупных двусторонних проектов, таких как газопровод «Сила Сибири-2» и скоростная железнодорожная магистраль Москва — Казань. Одновременная смена ряда ключевых фигур в кабинетах министров двух стран (президентские выборы в России, ожидаемые кадровые решения сессии ВСНП в Китае) может замедлить обсуждение некоторых проектов. Тем не менее взаимная заинтересованность России и Китая в сотрудничестве лишь растет.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 января 2018 > № 2449393 Василий Кашин


Китай. Пакистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449189

Китай планирует увеличить военное присутствие за рубежом и создать военно-морскую базу в Пакистане. Об этом со ссылкой на источники, близкие Народно-освободительной армии Китая, сообщает газета South China Morning Post, передает Kazakhstan Today.

По информации издания, это будет вторая зарубежная база китайских ВМФ. Первую начали строить в августе 2016 года в Джибути, рядом с базами США. База в Пакистане будет строиться в портовом городе Гвадар, который занимает стратегическое положение на Аравийском море. Он служит "дверью" в важный для мировой торговли Ормузский пролив, пишет Lenta.ru.

Гвадар был передан в управление госкомпании Chinese Overseas Port Holdings на 43 года и с ноября 2017 года обрабатывает коммерческие грузы из Китая. Он рассматривается ключевым звеном в проекте китайско-пакистанского экономического коридора и проекта Шелкового Пути.

Китайские эксперты замечают, что заходящие в пакистанские порты китайские торговые суда нуждаются в силовой поддержке. На обустройство порта в Гвадаре планируется выделить $622 млн.

Китай. Пакистан. Ближний Восток > Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 9 января 2018 > № 2449189


Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов

США могут использовать Туркменистан против Ирана и России

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти…

Туркмения провожает 2017 год с очевидными надеждами на то, что новый год сложится для нее лучше. В стране ужесточился финансовый кризис, признаки которого проявились еще год назад, ожидания на приток иностранных инвестиций не оправдываются, обстановка на границе с Афганистаном остается сложной. О проблемах Туркменистана и причинах их EADaily рассказал председатель правления Общества русско-туркменской дружбы «Соотечественник» Максат Сапармурадов.

— Туркменистан остается, пожалуй, самой закрытой страной постсоветского пространства. Поэтому правда о нем порой соседствует с дезинформацией. Действительно ли уходящий год оказался настолько тяжелым?

— Год для Туркменистана начался с подтверждения президентских полномочий Гурбангулы Бердымухамедова на выборах 12 февраля. В течение года президент презентовал свои книги и песни. Происходило это на фоне снижения доходов от западных нефтяных компаний, которые разрабатывают месторождения на шельфе Каспия. Страна столкнулась с финансовым кризисом. Усугубило ситуацию проведение в стране крупных спортивных соревнований — V Азиатских игр. Строительство спортивных сооружений, гостиниц и других объектов потребовало значительных затрат. Самостоятельно республика не справлялась, пришлось обратиться к внешним заимствованиям. В бюджете образовалась дыра. В стране нет наличности. Нет также возможности обналичить деньги с банковских карт. Есть признаки продовольственного дефицита. Все это позволяет говорить об экономическом кризисе в Туркменистане.

— В течение года с афгано-туркменской границы поступала тревожная информация. Что там сегодня?

— Столкновения. Там гибнут люди. Армии, в привычном понимании, в Туркменистане уже нет. Офицеры предпочитают службе на границе увольнение. Как можно приказывать армии, когда… У меня племянник служит в городе Мары. Его командир отпускает в увольнение покушать. Кормить солдат нечем.

На параде, в честь Дня Независимости Туркменистана, который отмечался 27 октября, президент Бердымухамедов продемонстрировал военную мощь страны. В числе прочего колонной проехала боевая техника. В ней были машины, приобретенные в США. Это машины открытого типа с высокой проходимостью. Как сказал один из туркменских чиновников, они предназначены для ташаузского направления. Ташауз — это граница с Узбекистаном, где тихо и спокойно. Это была просто отговорка. По информации из определенных кругов, эти машины уже в ближайшее время будут проданы в Афганистан, причем с ведома США, поскольку закупались в Америке. И продавать их будут не правительственной армии, а частным лицам. Есть вероятность, что эти машины попадут к радикалам, ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России и других странах), которые потом на этих машинах будут прорываться через государственную границу Туркменистана.

— Продавать военные машины радикалам, которые потом нанесут удар по твоей же стране?

— Там хозяевами себя чувствуют американцы — как скажут, так и будет. А Ашхабаду деньги нужны.

— В чем причина такого кризиса?

— Все ждут следующего года, когда можно будет получить очередной китайский кредит. Бизнесмены ожидают, что откроется конвертация и можно будет возобновить покупку товаров в других странах. В стране назревает голод. Продукты питания дорогие и продолжают дорожать. Из Туркменистана люди бегут. Сейчас многие туркмены стараются уехать в США, страны ЕС, русскоязычные стараются получить статус переселенца в России. Работы нет. Вероятно, скоро начнется большая распродажа. Те же военные машины, они давно были заказаны и оплачены США, но пришли в республику недавно. То есть, если в стране вдруг начнутся беспорядки, то армия может и не озаботиться безопасностью власти.

— Насколько велика вероятность беспорядков?

— Они могут начаться. Народ готов к переменам, он просто ждет. Только внутри страны нет политической силы. Социальный взрыв назревает. Народ надеется на Россию. Однако во внутренние дела Туркменистана Россия вмешиваться не будет. Может вмешаться Иран, но только в том случае, если американцы предпримут какие-то действия в Туркменистане и возникнет угроза Тегерану.

Но и с Тегераном не все так просто. В новом году исполняется 400 лет со дня продажи Ираном царской России Фирюзы — это курортное, красивейшее место отдыха в Туркменистане. В Иране громогласно говорят о том, что хотят вернуть свои земли.

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти. Еще немного и гнев начнет выплескиваться.

— Куда делись деньги? Неужели все ушло на Азиаду?

— Да, и более того Туркменистан еще остался должен за нее ряду стран, прежде всего Китаю. А Китай усиливает свое присутствие в Туркменистане. Уходить он не собирается. А потому крепнут подозрения в том, что в счет погашения долгов Пекин может затребовать газоносное месторождение Галкыныш. Помимо интереса к газовым месторождениям, которые он разрабатывает и при этом забирает весь газ в счет долга, у Китая в Туркменистане долгосрочные геополитические интересы. Рядом Афганистан, Иран, с которым у Китая много совместных проектов. Плюс Каспийское море.

После того, как будет подписан договор по статусу Каспия, у Туркменистана появится возможность построить Транскаспийский трубопровод и поставлять свой газ в Европу…

В энергетических проектах у Туркменистана складывается все не очень хорошо. Прекращены поставки газа в Россию и Иран. На мечте продавать газ в Европу и Индию можно поставить крест.

— Почему?

— Начнем с того, что в уходящим году Россия, Иран и Азербайджан договорились по ряду вопросов. В частности, Россия будет поставлять свой газ на север Ирана через Азербайджан. Не исключено, что в будущем российским газам будут дополнять Трансанатолийский трубопровод — TANAP. Дело в том, что газа с месторождения Шах-Дениз для наполнения этой трубы будет недостаточно. Первоначально планировалось, что это будет туркменский газ. Но после того, как главы РФ, Ирана и Азербайджана договорились по вопросу газообеспечения северного Ирана, то очевидно, что они смогут договориться и наполнять российским газом TANAP. Кроме этого, Россия и Иран подписали меморандум об участии «Газпрома» в проекте строительства газопровода по дну Персидского залива, а также об участии российской компании в разработке газовых месторождений в Иране. Протяженность газопровода составит 1200 км.

— Но причем тут Туркменистан?

— Дело в том, что Иран будет поставлять газ в Индию. Если сделка состоится, то в ней примет участие и Россия. Причем участвовать будет, используя своповые поставки газа из Ирана. Экономика таких обменных поставок гораздо привлекательнее в сравнении с прямым экспортом газа из России. Не исключено, что договоренность по поставкам российского газа на север Ирана может стать своповым элементом в экспорте иранского газа в Индию по новому трубопроводу. Туркмения в этом случае остается в стороне. В Китай туркменский газ поступает в счет погашения кредитов, в Россию и Иран он не идет вовсе. Газопровода ТАПИ (Турменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) не будет. Забудьте об этом проекте.

— Как забыть, если Туркменистан на своей территории строит этот трубопровод?

— Это исламские деньги (Исламского банка Развития — прим. EADaily ), которые разворовываются в том числе и Туркменистаном. В Туркменистане еще и железную дорогу пытаются строить в Афганистан. Но это все игра американцев. США пытаются использовать Туркменистан как новый плацдарм против Ирана и России. Американцы сейчас очень активны в Туркменистане.

http://www.gundogar.org

Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов


Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > newizv.ru, 6 января 2018 > № 2449311

По примеру Америки: Китай усиленно привлекает умных иностранцев 

Китайские власти начали выдавать специальные 10-летние визы для привлечения в страну высококвалифицированных специалистов из-за рубежа. Заявку на такую визу смогут подать специалисты в области новых технологий, предприниматели и ученые из наиболее востребованных областей.

В Пекине ожидают, что визы будут пользоваться спросом и у лауреатов Нобелевской премии, сообщает ВВС.

Как сообщают китайские СМИ, визы, которые позволяют неограниченное количество раз въезжать в страну, будут выдавать на срок от 5 до 10 лет. По этой визе можно будет оставаться в Китае до 180 дней за раз. Владельцы виз также смогут привезти в страну детей и супругов.

В 2016 году Китай уже принял ряд визовых ограничений, чтобы уменьшить поток низкоквалифицированных мигрантов.

Согласно новому документу, в категорию "высококлассных иностранных талантов" входят лауреаты Нобелевской премии, успешные спортсмены-олимпийцы и руководители "всемирно известных музыкальных университетов и университетов искусств".

В ту же категорию попали ведущие ученые, руководители крупных финансовых организаций и профессора "зарубежных университетов высокого уровня".

Китайские власти рассчитывают, что от введения новых визовых правил выиграют не меньше 50 тысяч иностранцев.

Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > newizv.ru, 6 января 2018 > № 2449311


Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов

Башкирия ждет китайских мегаинвесторов

Интервью с главой Башкирии Рустэмом Хамитовым

Петр Нетреба

Между «Роснефтью» и «Газпромом»: глава республики Башкирия Рустэм Хамитов, чья республика в 2017 году привлекла более 300 млрд руб. инвестиций, в интервью «Газете.Ru» рассказал о текущих и потенциальных инвесторах, модернизации и строительстве новых промышленных объектов, профицитном бюджете, взаимоотношениях с федеральным центром и том, почему в контактах с госкорпорациями требуется специализированное ведомство по привлечению инвестиций.

– Экономика Башкирии так или иначе зависит от двух «китов» — «Газпрома» и «Роснефти». А другие крупные инвесторы к вам приходят?

– Конечно, есть и другие крупные структуры. Например, в республике работает «Сибур». Не гигантское, но значимое предприятие химиков – полиэфирный комплекс – расположено у нас. Будет наращивание мощностей с приличными финансовыми потоками.

У нас работает Уральская горно-металлургическая компания. Вся медная, цинковая тема у этой корпорации – строятся новые шахты, рудники, обогатительные мощности.

У нас есть и активно развивающийся лесопромышленный комплекс. Австрийская компания Kronospan разместила в республике предприятие. Первую очередь лесоперерабатывающих мощностей построили за €200 млн. Сейчас строится вторая, тоже за €200 млн. Будет и третья, примерно за такую же цену. Возник спрос на низкосортную древесину, и тут же возникли новые лесозаготовительные компании, появилось около 3 тыс. новых рабочих мест.

В последние годы, после саммитов ШОС и БРИКС, активизировался Китай. Уезжая с саммита, лидер Китая Си Цзиньпин, произнёс: «В Уфе мы открыли золотую жилу дружбы между китайским и башкирским народами». После этого китайский бизнес начал активно смотреть в нашу сторону. Сейчас на последней стадии проектирования находится цементное предприятие. Суммарно инвестиции оцениваются в $150-180 млн. Подготовлена документация на сборку китайских тракторов на одном из предприятий республики. Начались поставки башкирского мёда в Поднебесную. Хороший спрос именно на наш знаменитый башкирский мёд.

Кроме того, австрийская компания Lasselsberger начинает строить завод сухих строительных смесей и белого цемента, который используется в медицинской промышленности. Суммарные инвестиции в это предприятие оцениваются в €220 млн.

Активно работает у нас «Интер РАО», крупнейшая энергокомпания страны. В Уфимском районе завершается стройка крупной ТЭЦ с объёмом инвестиций более 20 млрд руб.

Большие проекты реализуются на Уфимском моторостроительном производственном объединении, флагмане российского авиадвигателестроения. Десятки миллиардов руб. направлены на модернизацию производств, испытательных станций, внедрение новейших технологий литья, сварки, мехобработки.

Так что у нас работают не только «Газпром» и «Роснефть». Но эти компании, конечно, самые большие и, кстати, продолжают модернизацию своих промышленных гигантов. «Газпром» и «Газпром нефтехим Салават» вложили более 100 млрд руб. в свои проекты. Появились новые производства и объекты энергетики.

«Башнефть» ввела в эксплуатацию современные очистные сооружения для группы нефтеперерабатывающих заводов. Стоимость объекта – более 12 млрд руб.

– Масштаб инвестиций в $1 млрд и выше для вас пока недостижим?

– Есть предпосылки и для реализации мегапроектов. Речь идёт о строительстве производства по переработке газа для производства полиэтиленов.

Дело в том, что через Башкирию проходит значительное количество газопроводов суммарной пропускной способностью 100-110 млрд куб. м газа в год. Это четвёртая часть того, что добывается в стране. Когда-то вся промышленность и энергетика Башкортостана потребляли 20 млрд куб. м газа в год. Сегодня эта цифра – около 15 млрд куб. м. Таким образом, есть газ, который можно перерабатывать. Раньше, 10-15 лет назад, не было таких технологий, но сейчас они появились. Из природного газа в конечном итоге можно получать пластики. Такие предприятия уже работают в Китае и США.

Мы вышли с предложением перерабатывать 2-3 млрд куб. м газа и получать около 1 млн тонн сырья для химической промышленности. Этим глобальным проектом уже заинтересовалось руководство «Газпрома». Началась проработка ТЭО, проводятся расчёты. Пока всё движется в нужном направлении. Если удастся выйти на такой проект, то, конечно, это будет очень мощно. Стоимость его будет значительно превышать $2 млрд. И республика очень заинтересована, чтобы такого рода производство появилось.

– Это будет самостоятельный проект «Газпрома» или речь идёт о привлечении иностранных инвесторов?

– Есть несколько вариантов. Например, «Газпром» в компании с китайской стороной. Есть вариант, когда инвестором окажется только китайская компания.

– О ком идёт речь?

– Пока это коммерческая тайна.

– Вы так активно модернизируете производства. В декабре на «Газпром нефтехим Салават» было запущено акриловое производство. Но рынка сбыта для этой продукции на территории России нет. К чему все эти усилия?

– Да, рынков сбыта сейчас в стране пока нет, вся продукция идет на экспорт. Предприятие уже сегодня на этом неплохо зарабатывает. Но предполагается строительство ряда производств-спутников, где будут получать конечную продукцию. Речь идёт о влагопоглощающих материалах, акриловых красках и т.д. То есть в течение трёх-пяти лет эти производства должны появиться.

Приведу вам пример из другой области. У нас есть Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов. Производит катализаторы для каталитического крекинга. Объём производства – порядка 10 тыс. тонн в год. Когда я возглавил республику в 2010 году, они продавали 500, может быть, 1000 тонн в год. А все крупные предприятия страны покупали в основном американские катализаторы. Пришлось ходить по очень многим кабинетам, в том числе самым высоким, и доказывать, что есть конкурентоспособное российское производство. Доказали, да и санкции помогли – сегодня все 10 тыс. тонн катализаторов берут наши российские заводы. Предприятие загружено полностью.

Примерно то же самое должно быть и с другими производствами, которые сейчас модернизируются, на которых возводятся новые мощности. В идеале вокруг каждого крупного нефтехимического, химического предприятия, как пчелы вокруг улья, должен работать малый бизнес, но не торговый, а производственный.

Сырьё есть, а выпуска готовой малотоннажной продукции нет. Это глобальная тема, общероссийская. Между небольшими предприятиями, которые могли бы выпускать готовую продукцию, находятся различные торгово-сбытовые компании, перекупщики. Их, «малышей», отправляют в конец цепочки перекупщиков. Но с надбавкой в 20-30% на сырьё бизнес у маленьких предприятий не получается. Повторю, это глобальная тема, которую мы пока не можем решить.

– Как вы относитесь к стремлению «Роснефти» усилить позиции «Башнефти» в регионе?

– Позитивно. «Роснефть», став собственником «Башнефти», сейчас активно изучает, что можно и нужно модернизировать на заводах и промыслах, какие новые производства необходимы. Оценка происходит в рамках всей компании, потому что нефтеперерабатывающих заводов у «Роснефти» в стране много. Есть понимание того, что башкирскую группу заводов надо ориентировать на нефтехимию. Опять же с выходом на производство химической продукции – этилена и его производных.

Только «Уфаоргсинтез», который входит в уфимскую группу заводов, на сегодняшний день требует от 80 до 100 млрд руб. инвестиций на модернизацию и создание новых производств. И это без нефтеперерабатывающих заводов. По ним мы пока не знаем, какие будут цифры финансирования. Но планы и у «Роснефти», и у республики – самые серьёзные.

Мы сейчас спокойно и плодотворно работаем с компанией, находимся в постоянном в контакте с руководством. Проводим рабочие консультации по многим вопросам. Кроме того, приход «Роснефти» в республику благоприятно сказался на загрузке машиностроительных заводов, которые выпускают продукцию для «нефтянки». И здесь польза очевидна.

– Но акционерного соглашения с «Роснефтью» Башкирия не стала заключать?

– Мы заключили соглашение о совместной деятельности, которое является аналогом акционерного, но более «мягкое» и не такое, может быть, обязывающее.

– Мировое соглашение между АФК «Система» и «Роснефтью» по поводу реорганизации «Башнефти» повлияет на инвестиционный климат республики?

– Безусловно, позитивно. 25% этой суммы должны вернуться в республику через дивиденды или инвестиции. Конкретные механизмы будут определяться после новогодних праздников.

– Когда вы говорите с инвестором, какой основной довод для убеждения?

– Не хочется теоретизировать, тем не менее скажу. Что такое инвестиция? Это размещение капитала с целью получения прибыли. Реально эта прибыль может возникнуть, только если есть сбыт. И хорошо, если в регионе – это самое простое.

Башкортостан – старопромышленный регион, в котором уже есть вся необходимая для производства инфраструктура нефтяного, химического, машиностроительного, строительного комплекса. У нас много вузов, много специалистов, есть рабочая сила. У нас хорошее географическое расположение и транспортная доступность. Есть и сбыт, республика большая, население более 4 млн человек. Всё это делает нас конкурентоспособными в работе с инвесторами.

Но в целом российским регионам с поиском инвесторов тяжело, так как он, инвестор, выбирает территории, где, действительно, издержки поменьше, где география, рынки сбыта, коммуникации, инфраструктура и прочее, как говорится, выстраиваются оптимальным образом. И таких регионов в стране немного.

В своё время на заседании правительства мною поднимался вопрос, что работу по привлечению инвесторов в субъекты нужно координировать в федеральном центре. Необходимо, если хотите, стратегическое планирование в этом вопросе. Не все субъекты сильны в выходе на крупные западные компании. Там другой мир, другие отношения, совершенно другое мировосприятие. Поэтому федеральный центр должен иметь структуру, которая, работая с иностранными фирмами, рекомендовала бы потенциальным инвесторам регионы, в которых можно было бы вести дела, где есть те или иные компетенции. Сегодня, к сожалению, поиск инвесторов регионами порой происходит спонтанно, без системы.

У регионов есть специализация. Республика Башкортостан – это нефть, нефтепереработка, нефтехимия, машиностроение, горнорудная промышленность, лес, электронная промышленность. Это то, в чём мы сильны. Конечно, нам хотелось бы иметь инвесторов именно в таких отраслях.

– То есть нынешняя модель, когда внешние бизнес-контакты обеспечиваются через торгпредства, вас не устраивает?

– Торгпредства? Мы с ними практически не работаем. Да и сил не хватает со всеми общаться.

– А Российский фонд прямых инвестиций?

– С ними мы дружны. Но РФПИ – не орган исполнительной власти, у них немного другие задачи. В федеральном центре нужна постоянная, ежедневная работа по поиску инвесторов и их стыковки с регионами. Нужны выстраивание и гармонизация отношений инвесторов с субъектами Федерации. Такой работы на федеральном уровне всё-таки не хватает.

Например, в части внедрения моделей упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестпривлекательности субъектов Российской Федерации наша республика на начало декабря 2017 года – абсолютный лидер в стране. А по объёму привлечённых инвестиций – пока нет, мы только 10-12-е. Хотя, конечно, мы готовы принять желающих прирастить свои капиталы за счёт строительства у нас новых производств. Ищем инвесторов, работаем, многое получается, но нужно больше.

– У вас есть самостоятельные возможности организовать инвестору преференции?

– Мы можем снизить налог на прибыль. Можем уменьшить имущественные налоги. Можем помочь в строительстве инфраструктуры. Это уже немало.

– В декабре прошла встреча президента с бизнесменами, на которой глава РСПП Александр Шохин возмущался тем, что льготы по налогу на движимое имущество переданы в субъекты, а пользоваться ими собираются только пара регионов. Вы входите в их число?

– Мы дали льготу в размере 1,1%, то есть 50% от возможного. Суммарно это составит около 2 млрд руб.

Хочу сказать и другое. Эти льготы для инвестора порой не играют главную роль. Льготы по всей стране примерно такие же. Да и институты развития во всех субъектах уже есть. В работе с инвестором личный фактор зачастую важнее. Когда мы встречаемся с крупными предпринимателями, я стараюсь доказать, что нет территории лучше Башкортостана для размещения производства. Потому что мы будем сопровождать проект в ручном режиме, что не будет никаких дополнительных обременений, что все формальности мы поможем пройти. Только приходите и работайте! Часто это срабатывает. Но и другие субъекты активно агитируют. Боремся за инвестора постоянно.

– Устраивает ли Вас налоговая политика, которую проводит Минфин в последнее время? Нет ощущения, что у вас отбирают значительную часть заработанного?

– Около половины налогов и доходов, которые генерируются на нашей территории, остаётся в республике. Я, кстати говоря, не сторонник того, чтобы резко менять эту пропорцию. Надо уметь обращаться с деньгами.

Мы второй год – профицитный регион. И цифра у нас не маленькая – около 10 млрд руб. Это говорит о том, что даже с имеющимся денежным потоком мы ещё справляемся порой не так, как нужно бы. Конечно, используем эти ресурсы в 2018 году, но сегодня – профицит.

Деньги надо уметь правильно распределить и использовать. Речь не идёт о банальном освоении средств, бесшабашной раздаче денег, эмоциональных решениях. Расхожее мнение: дайте нам больше денег, мы будем жить лучше, сделаем жизнь счастливой. Нет, это неправильно.

У республики бюджет сегодня ровно такой, сколько мы можем оптимально, без разбазаривания, с хорошим качеством использовать. Исходим из возможностей строительного комплекса, наличия проектов и экспертиз, правильного оформления всех стадий сложного инвестиционного процесса. Мы довольны в целом сегодняшней финансовой ситуацией.

Более того, хочу сказать, что нам очень хорошо помогают дивиденды от «Башнефти». Это серьезный довесок в районе 10 млрд руб.

– Продавать этот пакет вы не собираетесь?

– Продавать не собираемся. Нас сегодня все устраивает.

– Кредитный кризис регионов в 2016 году вас затронул?

– Нет. Относительно нашего бюджета – 165 млрд руб. – у нас мало долгов: 13 млрд руб. – бюджетные кредиты и 5 млрд руб. – госзаймы в виде ценных бумаг. Кредитов в коммерческих банках нет вообще, ни одного рубля. Мы в десятке регионов России, которые не чувствуют тему закредитованности. У нас сбалансированный бюджет. Мы и у Минфина ходим в «отличниках», к нам вообще в этой части нет вопросов. Поэтому, кстати говоря, и федералы отзывчивы на наши просьбы. Знают, что регион сильный, и если берёт в долг, то обязательно вернёт.

– Вам удаётся своими силами обеспечить инвестиционную программу региона? Или приходится обращаться за помощью в центр?

– От помощи центра не отказываемся. Это программы по строительству школ, безопасных дорог, комфортной городской среды, сноса аварийного и ветхого жилья. В основном здесь паритетное финансирование – 50/50. Крупные производственные компании самостоятельно решают вопросы привлечения ресурсов. Но республика даёт льготы.

Например, «Газпром нефтехим Салават» получил от нас льгот на 13,5 млрд руб. при общем объёме инвестиций за последние пять лет в 134 млрд руб. Это ровно 10%. «Башнефть», и другие компании тоже будут получать такого же рода преференции при строительстве новых крупных производств. Эти 10% льгот от многомиллиардных сумм – немало даже для гигантских корпораций. Как говорится, такие деньги на дороге не валяются.

Региональную инвестиционную программу во всем, что касается промышленности, строек, мы выполняем сами. Доля федеральной поддержки также имеется в проектах по развитию села и сельского хозяйства.

– В Москве считается, что одна из главных причин слабого экономического роста – в демографии. Отсутствует достаточное количество рабочих рук. Вы тоже испытываете трудности от дефицита трудовых ресурсов?

– У нас нет недостатка рабочих рук. Около 100-150 тыс. человек работает, как раньше говорили, на «отхожих промыслах». Более 100 тыс. ездят в Сибирь на нефте- и газодобычу. Так сложилось исторически. Ведь во многом стараниями башкирских нефтяников осваивались первые месторождения в Западной Сибири. Еще около 20-30 тыс. человек подряжаются на разного рода работу, в том числе в Москве, Московской области. В основном работают на стройках или в сфере услуг.

— В последние годы федеральный центр буквально заливал деньгами сельское хозяйство. А для Башкирии с её нефтеперерабатывающим комплексом сельское хозяйство имеет значение?

– Для нас сельское хозяйство – очень важная отрасль и важная тема. Около 38% населения проживает в сельской местности. Мы в десятке крупнейших сельхозпроизводителей. На сегодняшний день это седьмое место в Российской Федерации.

Идёт интенсификация сельскохозяйственного производства, растёт производительность. Там, где раньше было 20 доярок, сегодня две. Где было 10 маленьких сеялок – теперь один большой посевной агрегат. И так далее. Высвобождаются рабочие руки. А значит нужны новые агропроизводства, новые стройки и, следовательно, инвестиции. Сегодня у нас идёт строительство более 20 крупных объектов на селе с общим объёмом финансирования около 40 млрд руб.

Кроме того, мы должны научить сельчан кооперироваться. У нас много личных подсобных хозяйств, почти 600 тыс. По производству молока в ЛПХ мы на первом месте в стране. А вот кооперироваться, чтобы один смотрел за стадом, второй доил, третий вырабатывал готовую продукцию, а четвёртый реализовывал, частники не умеют.

Мы разработали и уже внедряем значимую программу в этом направлении. По сравнению с промышленными проектами она недорогая. Вопросы кооперации в сельской местности сегодня для нас являются приоритетными. Люди работают на себя, а не на «на дядю». Появляется личный интерес, возможность самостоятельно распоряжаться добавленной стоимостью. Это уже совершенно другое представление о том, как устроена экономика.

Кооперативное движение растёт и ширится и в Европе, и в Азии, и в Америке – везде. И только у нас до недавнего времени была тишина. Мы с рядом губернаторов несколько раз выступали на заседании Правительства. Сейчас началось движение. Через Федеральную корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства уже идёт работа по кооперации.

Эту тему обязательно надо продвигать. Судите сами: как простому человеку, индивидуальному предпринимателю в одиночку выйти на рынок? Ведь ты один на один со всей этой огромной махиной, сложной экономической действительностью. Но когда ты в кооперации, и вас 5-10 человек, уже психологически легче. Многое можно сделать. И работаете вы на себя, это важно.

– На заседании последнего Госсовета президент Владимир Путин отметил, что объём инвестиций за последние три года сократился на 7,9%. Почему так происходит?

– Пока результаты 2017 года в этой части просматриваются как неоднозначные. В тех регионах, где реализуются общероссийские проекты, крупные масштабные стройки, прирост инвестиций серьёзный. Но в части регионов всё-таки будет снижение.

В Башкортостане, скорее всего, получится минус 5-10%. Это следствие «высокой базы» 2016 года, когда активно работал «Газпром нефтехим Салават». Ну и есть спад инвестиционной активности.

Мы видим, что у предприятий есть деньги, но они не спешат вкладываться в новые стройки. Может быть, ждут результатов выборов, и дальше будут разворачиваться. Может быть, поймут, что санкции надолго, и тоже активизируются. Надеемся, что будет принята предложенная Президентом амнистия по возврату капиталов из-за рубежа, и эти деньги начнут работать. Конечно, республика это так или иначе почувствует.

Башкортостан – очень интересная, привлекательная со всех точек зрения территория для инвестиций. У нас есть соответствующая программа, мы крупный и мощный субъект. Сегодня нам нужна даже не столько финансовая поддержка, сколько совершенствование организационных мер.

При этом очевидно, что основную роль играют прежде всего внутренние инвестиции. Суммарно в 2017 году инвестпоток в республике составит более 300 млрд руб. Из них только 10% – иностранные капиталы. А 90% – наши, российские. Работу по модернизации, строительству новых объектов мы можем выполнить только сами. Это неоспоримый факт.

Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов


США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников

Жертвы азарта. Игра на деньги — это порок или развлечение

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

В честь 100-летия журнала мы публикуем лучшие статьи из архивов российского Forbes. Этот материал был опубликован в июне 2004 года

Азартные игры существуют с незапамятных времен. В кости играли в Вавилоне, Древнем Египте и Древнем Риме, не говоря уже о многовековых игорных традициях Индии и Китая. Однако широкомасштабный игорный бизнес — явление сравнительно новое. В Европе, например, до недавнего времени азартные игры были вне закона в большинстве столиц — считалось, что в главном городе страны должен царить дух добродетели. Правда, во многих странах разрешалось открывать казино на курортах. Самые знаменитые из этих «игорных курортов» — Монте-Карло, французский Довиль и германский Баден-Баден — стали излюбленными местами отдыха аристократии.

В XIX веке игорные заведения были под запретом и на большей части территории Соединенных Штатов — только на Диком Западе покер, кости и другие азартные игры считались неотъемлемой частью повседневной жизни. Но затем крестовый поход за укрепление общественных нравов достиг и Запада, и игорному бизнесу в стране пришел конец.

Первое современное казино появилось в США в 1946 году — знаменитый гангстер Багси Сигел открыл в затерянном среди пустыни городке Лас-Вегас заведение под названием «Фламинго». К тому времени мафия уже контролировала подпольные игорные заведения в крупных городах, и гангстеры понимали, какие баснословные деньги можно заработать, занимаясь этим бизнесом легально. И понимали, как легко отмывать грязные деньги в легальных казино. Но явлением общенационального масштаба азартные игры стали в конце 1980-х, когда штаты один за другим легализовали игорный бизнес.

Экономический эффект

Власти штатов и городов, не желая повышать налоги и урезать расходы, относятся к казино как к источнику пополнения бюджетов. Экономически отсталым регионам трудно устоять перед посулами владельцев казино, ко-?торые обещают привлечь в регион игроков-туристов, пополнить местную казну и организовать тысячи рабочих мест.

Действительно, казино на первый взгляд мало чем отличаются от баров, кинотеатров и других увеселительных заведений — ну разве что они ощутимее бьют по карману клиента. Однако критики утверждают, что распространение казино формирует игровую ментальность в обществе: люди перестают верить, что состояние зарабатывается упорным трудом, начинают надеяться на легкую наживу. Правда, в силу того, что повсеместная легализация азартных игр — явление достаточно новое, никто еще не может точно сказать, какое именно воздействие оказывает массовое распространение игорных домов на экономику, на объемы инвестиций, на сбережения граждан. Одно лишь ясно: экономическое возрождение, обещанное владельцами казино отсталым регионам, — часто не более чем иллюзия.

Самый яркий пример — Атлантик-Сити, второй крупнейший центр игорного бизнеса Америки. Когда в 1978–году здесь открывали первые казино, все ожидали, что игорные заведения вдохнут жизнь в экономически отсталый курорт. Действительно, город вскоре наводнили миллионы туристов. Казино обеспечили работой около 40–000 человек, выплатили в казну штата Нью-Джерси налогов на сотни миллионов долларов. Однако впоследствии оказалось, что они просто отняли клиентов у других заведений — не прошло и десяти лет с момента открытия первого казино, как прекратили существование около трети всех местных ресторанов и магазинов. Уровень преступности за 12 лет увеличился на 230%. Из Атлантик-Сити уехали 25% населения. И если не брать в расчет сверкающие огнями казино, весь остальной город сегодня — это грязные, разбитые улицы с заколоченными витринами магазинов. Кстати, власти Нью-Йорка, Вашингтона и крупных американских городов даже сейчас, в разгар самого большого в истории игорного бума, не позволяют открывать казино на своих территориях — настолько тесно они ассоциируются с организованной преступностью, политической коррупцией и целым рядом других бед.

По некоторым оценкам, казино получают с одного квадратного метра больше денег, чем любой другой бизнес. Бизнес этот, как известно, построен на законах математической вероятности — в конце дня игорный дом всегда остается в выигрыше. Согласно данным последнего крупного исследования, в 1998 году совокупные убытки посетителей американских игровых заведений составили $51–млрд. Но ведь эти деньги могли бы пойти на обустройство домов, образование, «хорошую прибавку к пенсии» или покупку новых автомобилей. Недаром противники азартных игр называют доходы казино «налогом с дураков».

Массовое распространение азартных игр — явление циклическое. Полный запрет никогда не приносит результата — люди начинают играть в подпольных притонах. Тогда игорный бизнес легализуют, и азартные игры становятся массовым явлением. Затем, когда проявляются негативные последствия всеобщего увлечения азартными играми, общество вновь требует их запретить.

Британский опыт

Возможно, лучший подход к решению проблемы нашла Великобритания. Игорный бизнес здесь был легализован в 1963 году. Но когда последовал всплеск преступности, британцы приняли в 1968 году новый закон, который жестко регламентировал игорный бизнес. В Лондоне, к примеру, несколько десятков казино, но все они — небольшие заведения, функционирующие как частные клубы. Чтобы зайти в казино, надо заранее заплатить членский взнос. В них действуют строгие ограничения на потребление алкоголя и запрещено принимать к оплате кредитные карты. Одним словом, британская стратегия по отношению к игорным заведениям состоит в том, чтобы, легализовав казино, не позволить им стать массовым явлением.

Впрочем, сейчас британское правительство, подобно правительствам многих других стран, испытывает серьезную нехватку финансов и намеревается отменить все ограничения в сфере игорного бизнеса. Закон, который позволяет открывать по всей стране сотни крупных казино а-ля Лас-Вегас, уже находится на рассмотрении в парламенте. Похоже, и в Великобритании вот-вот начнется очередной «игорный цикл».

США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников


Китай > Транспорт > dknews.kz, 4 января 2018 > № 2449202

По состоянию на конец 2017 года, общая эксплуатационная протяженность сети железных дорог в Китае достигла 127 тысяч км, среди которых протяженность высокоскоростных железных дорог составила 25 тысяч км и заняла 66,3% общей протяженности высокоскоростных дорог по всему миру. Китайские железные дороги занимают первое и второе места в мире по уровню электрификации и разветвленности. Об этом стало известно 2 января корреспонденту на рабочей конференции оператора национальной сети железных дорог Китая China Railways.

Как заметил генеральный директор «Китайских железных дорог» Лу Дунфу, в период 2013-2017 гг. были реализованы инвестиции в основыне фонды корпорации в размере 3.9 трлн юаней (примерно 600 млрд долларов США), общая эксплуатационная протяженность железных дорог увеличилась на 29,4 тысяч км, среди которых 15,7 тысяч км - высокоскоростные железные дороги. По словам Лу Дунфу, 2013-2017 гг. вполне можно назвать самым интенсивным инвестиционным периодом в истории развития китайской железнодорожной сети.

За 2017 год в области развития железнодорожного транспорта в Китае были реализованы инвестиции в основные фонды в размере 801 млрд юаней (приблизительно 123 млрд долларов США). Это означает, что China Railways уже четвертый год подряд реализует инвестиции в размере больше 800 млрд юаней. За ушедший год введены в эксплуатацию 3038 км новых железных дорог. Также раньше срока завершилось строительство высокоскоростной железнодорожной сети с четырьмя маршрутами в направлениях Север-Юг и Запад-Восток соответственно.

По словам Лу Дунфу, грузовые и пассажирские перевозки железнодорожным транспортом развиваются стремительными темпами. За весь 2017 год в Китае по железным дорогам было перевезено 3,039 млрд пассажиров, что показало рост на 9,6% в годовом исчислении. Среди них 56,4% пассажиров, то есть 1,713 млрд человек, совершили поездки на скоростных поездах. Данный показатель вырос на 18,7% по сравнению с 2016 годом. За ушедший год общий вес перевезенных товаров составил 2,918 млрд тонн, то есть выросло на 10,1% в годовом исчислении. За весь год было отправлено 3600 грузовых рейсов “Китай-Европа”.

В докладе Лу Дунфу также отмечалось, что в 2017 году значительно повысилась эксплуатационная эффективность китайских железных дорог. Общие доходы от железнодорожных перевозок составили 695,8 млрд юаней (107 млрд долларов США) и выросли на 17%, 101 млрд юаней по сравнению с 2016 годом, что поставило рекорд по объему увеличения доходов за год.

По словам главы China Railways, до 2020 года железнодорожная сеть в стране покроет в основном все города с населением больше 200 тысяч, общая эксплуатационная протяженность железных дорог в стране достигнет 150 тысяч км. Среди них высокоскоростные железные дороги должны покрыть больше 80% крупных городов страны, их общая протяженность составит порядка 30 тыс. км. А в центральной, западной части Китая, а также в трех провинциях на Севере-Востоке страны, протяженность железнодорожных путей должна составить порядка 112 тысяч км. Их уровень электрификации и разветвленности составит 60% и 70% соответственно. До 2020 года количество составов скоростных поездов превысит 3800 стандартных составов. А количество составов поездов “Фусинхао” увеличится до 900.

Китай > Транспорт > dknews.kz, 4 января 2018 > № 2449202


Узбекистан. Китай > Нефть, газ, уголь > podrobno.uz, 4 января 2018 > № 2449104

Акционерная компания «Узбекистон темир йуллари» опубликовала план по финансовому оздоровлению предприятий угольной отрасли и выводу их в мировые лидеры.

Напомним, что компании «Узбекуголь» и «Шаргунькумир» указом президента были переданы на баланс «Узбекистон темир йуллари» в ноябре прошлого года. Целью этой передачи как раз и является выведение угольной отрасли на новый уровень.

В частности, в рамках инвестиционного проекта «Модернизация АО «Шаргунькумир» планируется довести проектную мощность предприятия до выработки 900 тысяч тонн каменного угля в год.

К реализации проекта приступила китайская компания «China Railway Tunnel Group» (CRTG), взявшая на себя задачу по очистке 10 старых заваленных шахт общей протяженностью в 1500 метров, а также проведение работ по бурению 2227 метров тоннеля для добычи дополнительных объёмов угля.

Общая стоимость проекта - $105,5 миллионов. Завершение подготовительных работ, а также начало добычи запланировано на первый квартал 2020 года. Для доставки готовой продукции от «Шаргункумир» будет проложена новая 20-километровая железная ветка.

Согласно прогнозным расчетам, запасы угля в Шаргунском месторождении составляют более 33 миллионов тонн. Это самого богатое месторождение в Узбекистане. Именно ему и предстоит стать локомотивом вывода страны на новое место в рейтинге угледобывающих стран мира.

Отметим, что на сегодняшний день ведущими являются Китай, США, Индия, Германия, Россия, Украина. Время покажет, сможет ли Узбекистан занять достойное место в этом списке.

Узбекистан. Китай > Нефть, газ, уголь > podrobno.uz, 4 января 2018 > № 2449104


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 3 января 2018 > № 2451980

Нейросети, мобилизация и совместное потребление. Самые интересные IT-стартапы 2017 года

Александр Горный

директор по стратегии и анализу Mail.Ru Group

Отобрать самые показательные изменения в IT-индустрии сложно, потому что реальные изменения растянуты на много лет. В рамках одного года часто случается хайп, как, например, нынешняя криптовалютная истерия, но для настоящих трендов двенадцать месяцев — не срок, мир меняется медленнее. Но давайте попробуем уловить новые тенденции.

Мобилизация уже не тренд

Наверное, именно в этом году завершена революция смартфонов. Их доля в потреблении интернет-трафика и человеческого времени еще будет расти, но новых качественных изменений это не принесет. Точно так же после технологического прорыва, случившегося век назад, продолжило и продолжает расти использование электроэнергии в России, но никто сейчас не говорит о революции электрификации.

Китайская Alibaba утверждает, что 85% покупок на ее ресурсах совершается с мобильных устройств — существенно доля уже не вырастет. Вариантом нормы стало квартальное падение продаж смартфонов во всем мире, никто не удивится, если в 2018 отгрузки упадут за весь год.

Новый мобильный мир совсем другой и порождает стартапы, которые были совершенно немыслимы пять лет назад. Дальше всех продвинулся Китай.

В нем, например, есть новая беда — разряжающиеся телефоны, которые не доживают до вечера в руках миллениала. Стартап Xiaodian спасает в этой трудной ситуации с помощью зарядных станций, расставленных по городу в магазинах и кафе. Человек платит копеечку за подключение к проводу, а пока ждет, может и сто рублей потратить в гостеприимной торговой точке.

Cтартап ChongChong и несколько аналогов вместо зарядок, за деньги раздающих электричество, сконструировали коробочки, за деньги выдающие внешние аккумуляторы. Пользователь ChongChong сканирует QR-код, хватает источник питания и бежит дальше, а позже сдает этот аккумулятор в другой точке. В отличие от Xiaodian, ChongChong ценности для партнеров не создает: его типичный пользователь прибегает, берет или отдает power bank и убегает, не покупая ничего. Цена зарядки при этом остается почти символической. Как стартап станет прибыльным в таких условиях — непонятно совершенно. С другой стороны, в современном Китае роста аудитории сервиса достаточно, чтобы деньги инвесторов лились рекой. Рекордсмен пока как раз ChongChong — он получил $75 млн.

Еще один стартап из того же Китая, завязанный на мобильном поколении, — это Zuoyebang, предлагающий школьникам технологическую помощь в решении домашних заданий.

Ребенок фотографирует текст задачи и отправляет картинку в приложение. Zuoyebang переводит изображение в текст и ищет по нему в базе знаний Baidu. Помимо автоматических ответов, примерно за юань в минуту можно получить помощь живого человека. В системе 20 000 преподавателей, онлайн всегда кто-то есть. 20–30 рублей за одну транзакцию (переводя на наши деньги) кажутся ерундой, и даже если пользоваться сервисом каждый день, то выйдет меньше тысячи в месяц. Но тот же самый тариф в пересчете на час — это уже неплохая ставка для подрабатывающего студента, и комиссию тоже есть с чего брать. Второй способ монетизации Zuoyebang — онлайн-курсы и вебинары. Запущен стартап был внутри Baidu, но развивается независимо, привлек $210 млн внешнего финансирования.

Искусственный интеллект

Нейронные сети 2016 года — прекрасный образец хайпа. Приложения с художественными фильтрами взлетали в сторах, получали неограниченное финансирование, у их авторов брали интервью модные журналы. Как и положено хайпу, взлет был недолгим, сейчас широкая публика о моде прошлого года уже забыла.

Между тем, настоящая работа по внедрению искусственного интеллекта в нашу жизнь идет своим чередом. Прошлый год был в этом плане активнее позапрошлого, этот активнее прошлого, а в следующем будет обязательно поставлен новый рекорд. Событий и новостей было много, я выделю пару.

Распознавание лиц окончательно стало обычной коммерческой услугой, почти как перевозка грузов из пункта А в пункт Б. Китайская система Face++ осенью получила $460 млн инвестиций от Государственного венчурного фонда Китая и Российско-китайского инвестиционного фонда. В целом сформировался нормальный конкурентный рынок, где кроме Face++ есть, например, Azure Cognitive Services и еще десятки вендоров: использование этих технологий может быть в разных ситуациях дешевле или дороже, и точность работы у них отличаются на единицы процентов. Потребитель выбирает по важным ему параметрам лучшее предложение, а не идет на поклон к монополисту. Как результат, самые разные бизнесы активно применяют распознавание для своих нужд, это просто и недорого. Из самых свежих примеров — российский сервис каршеринга YouDrive, который начал с помощью распознавания проверять подлинность аккаунтов пользователей, и банк «Открытие», запустивший денежные переводы по фото клиента.

Из более ранних и зарубежных — китайский Bingobox, похожий на Amazon Go: он делает полностью автоматические магазины без продавцов и другого обслуживающего персонала. Чтобы войти в помещение, покупатель сканирует специальный QR, привязывает кредитку или Alipay и позволяет себя тщательно сфотографировать. Двери открываются, клиент может набирать товары. Для оплаты необходимо сканировать штрих-код, а компьютерное зрение проверяет, что все товары оплачены и человек не взял с собой лишнего.

Стартап начал с формата маленького магазина у дома: он предлагает скромный ассортимент, большая часть которого — непортящаяся еда, бакалея и тому подобное. Утверждается, что на запуск новой точки требуется вложений всего на $15 000, а экономия на персонале позволяет снизить цены на 10% относительно рыночных — для стандартных товаров это очень заметно. Первый магазин был запущен почти год назад, совсем недавно эксперимент признан удачным. Это событие Bingobox отпраздновал запуском второй точки и раундом инвестиций в $15 млн под создание и развитие франшизы.

Совместное потребление

Шеринг-стартапы появились не в 2017 году, но их подъем продолжается и конца ему не видно. Airbnb, который кажется, существует уже вечно, впервые получил прибыль именно сейчас, но в мире есть и новые игроки.

Стартаперы во всем мире пытаются запустить сервис по аренде одежды. Идея лежит на поверхности, а китайский YCloset ее реализовал и довел до значимых масштабов. Бизнес-модель — классическая подписка: девушка платит 500 юаней ($75) за месяц и держит у себя одновременно три вещи. Пока подписка действует, обменивать их на другие можно бесплатно. В ассортименте 60 000 наименований.

Для тех, кто уже тратит много на одежду, сделка выглядит отлично: подписчица платит за год цену четырех предметов (пишут, что средняя розничная цена вещи в сервисе составляет 1500 юаней) и меняет наряды хоть к каждому выходу в свет. За два года работы YCloset получил инвестиции в размере $70 млн, из них $50 млн в последнем раунде.

Стартап Fair реализовал похожую модель — только не с одеждой, а с машинами. Пользователь выбирает и бронирует автомобиль в приложении, едет к дилеру, забирает машину и катается на ней, пока не надоест. Аренду можно прекратить в любой момент, достаточно предупреждения за пять дней.

Экономика для клиента получается вполне пристойной. На примере Nissan Sentra: позапрошлогодняя машина в пятилетний кредит на традиционном Cargurus стоит $190 ежемесячно, ее аренда на Fair обойдется в $150. За пять лет арендатор выигрывает $2500, но не получает сам автомобиль. Семилетка, в свою очередь, стоит у дилеров $5000, то есть промежуточный счет — $2500 в пользу покупки. Из них надо вычесть бесплатное техобслуживание, которое берет на себя Fair, и, конечно, удовольствие от регулярных замен автомобилей. Как минимум всегда можно ездить на более свежих моделях, как максимум — полгода на джипе, полгода на кабриолете, а потом на пикапе: неплохая сделка за лишние 15% к стоимости покупки и обслуживания автомобиля.

С другой стороны, 15% стоимости автомобиля — куш, за который стоит бороться, так что по крайней мере в теории у Fair все хорошо. А если люди начнут активно брать в аренду, а обменом машин не пользоваться — все совсем замечательно сложится.

Сейчас стартап работает только в Лос-Анджелесе и только под iOS, но недавно поднял очень существенные инвестиции — $15 млн на разработку и целый $1 млрд кредитных денег на выкуп автомобилей.

Надежный способ точно предсказать следующий год — сказать, что ничего не изменится, а все тренды продолжатся. Я уверен, что и через год можно будет писать и об искусственном интеллекте, и о совместном потреблении, и даже о конце мобилизации. Очень хочу увидеть успешные проекты, связанные с блокчейном, но не спекуляциями — пока курс криптовалют растет, все покупают и продают, а не программируют. Огромный и пока почти не тронутый прогрессом рынок — продажа товаров повседневного спроса: вряд ли перелом наступит именно в 2018 году, но ведь когда-то он должен случиться. Впрочем, в России есть повод что-то сделать уже сейчас — электронные чеки, которые стали обязательными для магазинов в этом году, это огромный шанс для новых бизнес-моделей, удивительно, что так мало стартапов пытаются что-то сделать.

Директор по стратегии и анализу Mail.Ru Group Александр Горный ежедневно публикует авторские обзоры стартапов на своей странице во ВКонтакте. Этот обзор из серии «Стартап дня» он написал специально для Forbes.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 3 января 2018 > № 2451980


Россия. Китай > Электроэнергетика > energyland.infо, 1 января 2018 > № 2449254

Состоялся энергетический пуск энергоблока №3 АЭС «Тяньвань», сооружаемой в Китае по российскому проекту при участии специалистов группы компаний ASE (входит в состав инжинирингового дивизиона госкорпорации «Росатом»). Блок выдал первые киловатты электроэнергии в энергосистему страны.

В соответствии с полученным разрешением от китайского регулятора, реакторная установка третьего энергоблока была выведена на уровень мощности в 25%, после чего был осуществлен толчок турбины, проведены электрические испытания системы возбуждения и выдачи мощности. Итогом работы стало подключение блока к энергосистеме. Все системы энергоблока отработали в штатном проектном режиме.

«Энергетический пуск третьего блока Тяньваньской АЭС - событие мирового значения и очередной шаг на пути укрепления российско-китайского сотрудничества. Строительство третьего и четвертого энергоблоков станции осуществляется в рекордные сроки и может служить отличным примером международной энергетической кооперации. Мы всецело приветствуем инициативы китайских партнеров развивать технологии в области мирного использования атома и будем рады оказать поддержку в реализации новых совместных проектов», - отметил первый заместитель генерального директора - директор блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров.

Следующим шагом станет проверка работы реактора на уровне мощности в 200 МВт. После этого будут проведены динамические испытания на уровнях мощности в 50%, 75% и 100%. После успешного проведения испытаний на 100-процентном уровне мощности пройдут демонстрационные испытания непрерывной работы энергоблока при номинальной нагрузке в течение 100 часов. По завершении испытаний пройдет предварительная приемка энергоблока, что станет точкой отсчета двухгодичного гарантийного периода эксплуатации блока №3 АЭС «Тяньвань».

«Третий блок пущен через пять лет после начала строительства. Проект строительства и ввода в эксплуатацию второй очереди ТАЭС по финансовым, временным и качественным показателям реализуется отлично. И это дает нам право говорить о начале серийной реализации проектов Росатома и подтверждает лидерство отечественных технологий на мировом рынке сооружения АЭС. Первые два блока Тяньваньской АЭС, построенные нами в сотрудничестве с китайскими коллегами, уже успели доказать свою эффективность и безопасность. Мы уверены, что и вторая очередь станции будет работать также стабильно и надежно», – заявил президент группы компаний ASE Валерий Лимаренко.

Россия. Китай > Электроэнергетика > energyland.infо, 1 января 2018 > № 2449254


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2018 > № 2443873 Си Цзиньпин

Председатель КНР Си Цзиньпин в новогоднем обращении выразил решимость проводить реформы в 2018 году

Председатель КНР Си Цзиньпин сегодня в своем новогоднем обращении заявил, что Китай будет решительно проводить реформ в 2018 году.

"Мы воспользуемся празднованием 40-й годовщины проведения политики реформ и открытости в 2018 году в качестве возможности для дальнейшего проведения реформ, поскольку реформы и открытость -- неизбежный путь для прогресса в современном Китае и осуществления китайской мечты", -- отметил Си Цзиньпин.

Цитируя китайский афоризм, он сказал, что китайский народ для продвижения реформ будет "прокладывать пути через горы и наводить мосты через реки".

Он выразил новогодние поздравления всем китайцам и наилучшие пожелания друзьям по всему миру.

Си Цзиньпин сообщил, что 2018 год станет первым годом всеобъемлющей реализации духа 19-го съезда Коммунистической партии Китая, на котором был намечен план ожидаемого развития Китая на следующие три десятилетия.

"Строительство высокого дома начинается с куч земли", -- сказал Си Цзиньпин, использовав древнее китайское изречение, чтобы побудить китайских соотечественников двигаться шаг за шагом и упорно работать для претворения данного плана в действительность.

Си Цзиньпин отметил, что все находящиеся сейчас за чертой бедности сельские жители к 2020 году должны быть выведены из бедности. Крайняя бедность будет ликвидирована впервые за тысячелетия китайской истории.

"Это наше торжественное обещание. Всего три года осталось до 2020 года. Каждый из нас должен быть призван к действию, делать все возможное, принимать целенаправленные меры, чтобы победы следовали одна за другой", -- сказал Си Цзиньпин.

"Это великое дело, важное как для китайского народа, так и для человечества. Необходимо делать его сообща, и реализовать это на практике", -- сказал он.

Си Цзиньпин заявил, что великие успехи в развитии Китая были созданы народом и для народа, и в число наиболее актуальных для народа вопросов входят образование, занятость, доходы, социальное обеспечение, здравоохранение, забота о пожилых, жилье и защита окружающей среды.

Председатель КНР признал, что имеются сферы, где работа правительства не отвечала ожиданиям. По его словам, несмотря на достигнутый прогресс, сохраняются вызывающие общественную озабоченность вопросы.

"Вот почему мы должны укрепить свое чувство ответственности и хорошо работать для обеспечения благосостояния народа. Благосостояние нашего народа является крупнейшим политическим достижением КПК и правительства. Наши кадровые работники должны ставить уровень жизни людей во главу угла и помогать им улучшить свою жизнь", -- сказал Си Цзиньпин.

Затронув международные вопросы, Си Цзиньпин сообщил, что мир рассчитывает услышать мнение и позицию Китая по поводу мира и развития.

"Китаю есть что сказать в качестве ответственной крупной державы", -- отметил председатель КНР.

"Китай будет решительно поддерживать авторитет и статус ООН, активно исполнять международные обязательства и долг, сохранять твердую приверженность своим обязательствам по борьбе с климатическими изменениями, активно продвигать инициативу "Пояса и пути", всегда быть строителем мира на планете, участником глобального развития и хранителем международного порядка. Китайский народ готов совместно с людьми из других стран разрабатывать для человечества планы успешного и мирного будущего", -- сказал Си Цзиньпин.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2018 > № 2443873 Си Цзиньпин


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 31 декабря 2017 > № 2443783 Си Цзиньпин

Речь Си Цзиньпина на первом пленуме ЦК КПК 19-го созыва будет опубликована в первом номере журнала "Цюши" 2018 года

В понедельник в первом номере журнала "Цюши" 2018 года будет опубликована речь генерального секретаря ЦК КПК, председателя КНР, председателя Центрального военного совета Си Цзиньпина, с которой он выступил на первом пленуме ЦК КПК 19-го созыва.

В речи Си Цзиньпина подчеркивается, что всестороннее воплощение в жизнь духа 19-го съезда КПК и борьба за реализацию намеченных на съезде целей являются главной политической задачей и основным содержанием работы центрального партийного руководства нового созыва. Новая эпоха подразумевает новую отправную точку и новые требования, она призывает к новому образу и новому поведению.

В речи даются указания относительно работы по ключевым направлениям на нынешний и предстоящий период времени.

Во-первых, необходимо всесторонне обеспечить соблюдение новых требований в связи со вступлением социализма с китайской спецификой в новую эпоху, непрерывно повышать уровень развития дела партии и государства. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху всем членам партии в обязательном порядке необходимо адаптироваться к требованиям развития социализма с китайской спецификой новой эпохи, повышать способности стратегического, инновационного, диалектического и правового мышления, быть готовыми к худшему, усилить принципиальность, системность, предусмотрительность и созидательность в работе.

Во-вторых, необходимо всесторонне воплощать в жизнь идеи и основной план социализма с китайской спецификой новой эпохи, непрерывно повышать уровень овладения марксистской теорией всеми членами партии. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны развивать такой подход к учебе, в котором теория увязана с практикой, установить тесную связь с историческими переменами в развитии дела партии и государства, с новыми реалиями вступления социализма с китайской спецификой в новую эпоху, с важным изменением основного противоречия китайского общества, с борьбой за осуществление целей к "двум столетним юбилеям" и других важных задач, осознанно внедрять теоретическое руководство в практику, непрерывно повышать способности отстаивания и развития социализма с китайской спецификой в новую эпоху.

В-третьих, необходимо всесторонне выполнить все задачи для одержания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и непрерывно повышать уровень социалистической модернизации. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии должны всесторонне выполнить все поставленные на 19-м съезде КПК задачи в области экономического, политического, культурного, социального и экоцивилизационного строительства, обеспечить полное построение среднезажиточного общества в срок и положить начало новому пути строительства модернизированного социалистического государства.

В-четвертых, необходимо всесторонне продвигать реформы во всех сферах и направлениях, непрерывно повышать уровень модернизации системы государственного управления и потенциала в области управления. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны адаптироваться к процессу развития дела социализма с китайской спецификой новой эпохи, крепко взяться за улучшение и развитие социалистического строя с китайской спецификой, продвижение модернизации системы государственного управления и потенциала в области управления, осуществлять единое планирование и продвигать реформы во всех сферах и направлениях, обеспечить мощные движущие силы для одержания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и начала нового пути всестороннего строительства модернизированного социалистического государства.

В-пятых, необходимо всесторонне воплощать в жизнь концепцию развития, в которой народ занимает центральное место, непрерывно повышать уровень обеспечения и улучшения жизни населения. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии должны взяться за решение вопросов, связанных с самыми актуальными интересами, непосредственно затрагивающими и волнующими народ, стремиться к тому, чтобы дела, волнующие население, стали важным делом для них самих, непрерывно добиваться нового прогресса в том, чтобы дети получали надлежащую заботу, учащиеся - образование, трудящиеся - доходы, больные - лечение, пожилые - уход, нуждающиеся в жилье - дома, нуждающиеся в помощи - поддержку. Необходимо непрерывно стремиться к социальной справедливости и равенству, добиваться всестороннего развития человека и всеобщей зажиточности всего народа.

В-шестых, необходимо всесторонне продвигать новый великий процесс партийного строительства, непрерывно повышать уровень всестороннего устрожения внутрипартийного управления. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны следовать общим требованиям партийного строительства новой эпохи, отстаивать и укреплять всестороннее руководство партии, отстаивать осуществление партией самоконтроля и строгого внутрипартийного управления, проявлять настойчивость и упорство в этом деле.

В речи также озвучены четыре пожелания в адрес всех товарищей ЦК КПК 19-го созыва, а именно: придерживаться твердых идеалов и убеждений, усилить политическую ответственность, всесторонне укреплять свои способности, основательно улучшать стиль работы.

Публикация данной речи Си Цзиньпина сыграет важную направляющую роль в глубоком осмыслении и всестороннем воплощении в жизнь духа 19-го съезда КПК и реализации намеченных на 19-м съезде задач и целей.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 31 декабря 2017 > № 2443783 Си Цзиньпин


Китай > Транспорт > Russian.News.Cn, 30 декабря 2017 > № 2445741

Три линии метрополитена, включая линию с полностью автоматизированными беспилотными поездами, сданы в эксплуатацию в субботу в Пекине, благодаря чему общая протяженность линий метро в китайской столице достигла 608 км.

Линия Яньфан, связывающая районы Яньшань и Фаншань в юго-западных окрестностях Пекина, является первой полностью разработанной Китаем автоматической линией метро. Линия имеет длину в 14,4 км и 9 станций. По расчету, ежедневный пассажиропоток по ней составляет 70 тыс. человек.

10,2-километровая линия S1 представляет собой первую в Пекине средне-низкоскоростную железную дорогу на магнитной подушке. Линия соединяет западные пригородные районы Мэньтоугоу и Шицзиншань.

9-километровая трамвайная линия Сицзяо /Западный пригород/ соединяет достопримечательности на северо-западе города, такие как Летний императорский дворец Ихэюань и парк Сяншань /"Душистые горы"/.

Число линий метрополитена в Пекине -- 22.

В настоящее время средний объем пассажиропотока Пекинского метро составляет 10 млн человек в день.

К 2020 году протяженность линий Пекинского метрополитена достигнет 900 км.

Китай > Транспорт > Russian.News.Cn, 30 декабря 2017 > № 2445741


Китай > Экология. Транспорт > ecolife.ru, 29 декабря 2017 > № 2445507

В Китае появился трамвай без рельсов и проводов

Новый вид экологического городского транспорта движется по специальной дорожной разметке. В качестве источника топлива используются быстрозаряжаемые аккумуляторы. Китайская транспортная компания CRRC приступила к внедрению нового типа городского общественного транспорта. Он представляет собой что-то среднее между автобусом, троллейбусом и трамваем, сочетая в себе лучшие качества каждого из перечисленных видов транспорта. От электротранспорта новое средство перевозки взяло экологичность, а от автобусов — маневренность и отсутствие необходимости в создании специальной инфраструктуры (прокладки рельсов и монтажа проводов).

Новая система получила название ART (Autonomous Rail Rapid Transit — автономный рельсовый скоростной транспорт). Впрочем, рельсы тут довольно условные — ими можно считать разве что специальную двойную пунктирную разметку. Каждый состав включает в себя три вагона, вмещающие все вместе до 307 пассажиров. Такой «поезд» может двигаться по городу со скоростью до 70 километров в час. От троллейбуса и трамвая он отличается большей маневренностью, так как передвигается вдоль специальной разметки, а не по рельсам или электрическим проводам.

Испытания системы ART начались еще в июне 2017 года. Теперь же первые составы длиной 32 метра выехали на дороги города Чжучжоу и начали перевозить пассажиров. При необходимости из трёхвагонных они могут быть быстро переделаны в двух- или четырёхвагонные.

На одном заряде батареи состав из трех вагонов может пройти всего 25 километров, однако, по мнению разработчиков, это не является проблемой — ведь для того, чтобы полностью зарядить аккумулятор, нужно всего 10 минут. Поскольку ART не нужны ни рельсы, ни провода, то внедрение в систему общественного транспорта города обойдётся дешевле, чем прокладка трамвайных и троллейбусных маршрутов. Вдобавок такие автобусотрамваи в случае необходимости могут легко и быстро менять свои маршруты.

Поскольку ART — это электрический транспорт, не выделяющий выхлопных газов, то для Китая это особенно актуально. Экологическая ситуация в городах КНР традиционно тяжелая. В этой связи власти всерьёз рассматривают планы по полному отказу от производства дизельных и бензиновых автомобилей и переходу на электротранспорт.

Китай > Экология. Транспорт > ecolife.ru, 29 декабря 2017 > № 2445507


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441394

Один год китайской политики Президента Д.Трампа

Сергей Труш, Ведущий научный сотрудник ИСКРАН, кандидат исторических наук

Статья подготовлена  в рамках проекта при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ),  грант  17-07-00013 - а.

Китайская тема стала сквозной, системообразующей для предвыборной кампании Д.Трампа, поскольку с ней были тесно связаны основные элементы его внутриполитической и внешнеполитической программы. Глобализация, ее плюсы и минусы для Америки, рабочие места и национальная промышленность, условия конкуренции американского бизнеса на внутреннем и внешних рынках, обеспечение свободной торговли, восстановление депрессивных промышленных районов, утечка технологических и стратегических секретов, ключевые вопросы военной стратегии, роль и место США в мире и геоэкономике - все эти сюжеты скорее прямо, чем косвенно, касались Китая.

Активная критика КНР по разным направлениям и множественным поводам сыграла значимую роль в победе Д.Трампа на выборах. Широкой массе американских избирателей Китай был подан - и ими принят - как источник многих зол.

Наиболее важным и запоминающимся было обещание Д.Трампа использовать сверхпротекционистские меры в двусторонней торговле с КНР, применить 45-процентные тарифы на китайский экспорт, активно противодействовать переносу американских производств в Китай. Несмотря на сомнительную пользу от таких мер для американской экономики, равно как и сложность их реализации, этот предвыборный лозунг - как предвыборный ход - нашел своего адресата. Избирателям, поддержавшим Д.Трампа, в числе которых существенный процент составляли «синие воротнички», люди без высшего образования, потерявшие работу, а также занятые в среднем и мелком бизнесе США, данный тезис весьма импонировал.

Китай, его экономика, военная и внешнеполитическая стратегия, безусловно, создавали для США целый комплекс проблем. Они еще более обострились и актуализировались к приходу нового хозяина в Белый дом в 2017 году. Китай неуклонно, хотя и с некоторым торможением собственных темпов роста, двигался к формальному паритету с США в экономике. К середине нынешнего десятилетия Китай уже превзошел Японию по объему ВВП, формально став второй экономикой мира после США. При этом по паритету покупательной способности Китай уже рассматривался первым в мире1. При общем товарообороте с США в 520 млрд. долларов внешнеторговый дефицит США с КНР в 2016 году составил 240 млрд. долларов*. (*Торговля США с КНР в 2016 г.: экспорт КНР - 380 млрд. долл., импорт КНР - 160 млрд. долл., товарооборот - 520 млрд. долл.) Китай удерживает за собой место крупнейшего иностранного держателя ценных бумаг США (1 трлн. 58 млрд. долл. в 2016 г.)2. Оба эти показателя наряду с положительными моментами несли для США очевидные и весьма ощутимые экономические и стратегические вызовы и негативы.

Еще в процессе предвыборной кампании в США, по мере роста популярности республиканского кандидата, и в самой Америке, и в мире был поставлен вопрос о «феномене» Д.Трампа. Аналитики и эксперты, мировые СМИ пытались понять, какие глубинные сдвиги, социально-экономические силы, идеологические ценности в американском обществе представляет собой Д.Трамп, к чему это общество ведет. На наш взгляд, в этой дискуссии весьма обоснованным является мнение о Д.Трампе как знаковой фигуре, по сути, лидере своего рода «революции», разворачивающейся в американском обществе.

Суть этой «революции», или по меньшей мере мощного социально-политического сдвига, заключается в следующем. Глобализация, свобода движения капитала, информации и рабочей силы, набиравшая обороты с конца прошлого века, ускорив и во многом предопределив крах СССР и коммунистического блока, дала колоссальные рычаги усиления и могущества самой богатой и самой мощной из глобализированных стран - США. При отсутствии системного соперника в мире в лице СССР транснациональные корпорации, крупный инновационный и технологический бизнес США поставил под свой контроль - практически монополизировал - международное разделение труда.

Оказавшись, таким образом, главным бенефициаром глобализации, наукоемкие и техноемкие ТНК и корпорации «новой экономики» США (информационные технологии, биотехнологии, новые материалы, фармация, электронная промышленность) многократно увеличили свою капитализацию, вышли на объемы сверхприбылей несравненно выше традиционных неглобализированных американских производств. На волне этого процесса США сформировали и усилили «имперскость» в своей внешней политике, в американском обществе упрочились элитные социальные слои и силы - неоглобалисты, которые наращивали свое экономическое и внешполитическое могущество, в том числе и за счет американского среднего класса.

Неоглобалисты - как республиканцы, так и демократы - в качестве своей политической философии руководствовались идеями о конце истории, об окончательной мировой победе либерализма. Они проводили стратегию повсеместного экспорта и некритического навязывания всему миру либеральной матрицы ценностей и идеалов западного мира. Используя свое политико-экономическое доминирование и эксплуатацию глобального разделения труда в своих интересах, неоглобалисты обеспечили транснациональному бизнесу колоссальные сверхприбыли, «отрывавшие» его от основной массы среднего класса Америки.

Процветание крупного глобализированного бизнеса, отраслей и корпораций «новой экономики» США стало все меньше зависеть и быть связанным с традиционными отраслями экономики США - сталелитейной, электротехнической, химической промышленностями, а также с энергетикой, строительством. Это процветание все больше зависело и зиждилось на производствах и сборочных мощностях вне США - в Китае, Мексике, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии. Возникли существенные диспропорции в доходах и политическом представительстве сегментов бизнеса и среднего класса США, ориентированных либо на глобальные, либо национальные производственные площадки и рабочую силу. Процветание и сверхдоходы неоглобалистов стали в значительной степени зависеть от надстройки политического класса США, воспроизводившего, поддерживавшего и охранявшего глобализационную парадигму мира, свои связи с мировой экономической периферией3.

В последние два десятилетия, начиная с администраций Дж.Буша-младшего, неоглобалисты ощутили на себе давление в связи с рядом крупных затруднений и региональных поражений процесса глобализации в геоэкономике и геополитике. Это и подъем Китая, так или иначе продвигающего собственную модель экономического и политического развития, фактическое выпадение из глобализационной матрицы Ближнего и Среднего Востока, усиление антиглобалистского по своей сути, мирового исламского терроризма, отсутствие консенсуса между Россией и Западом, ее претензии на роль центра силы и антизападного ядра, брекзит как симптом кризиса интеграционных тенденций в Европе.

Консерватор Д.Трамп своей политической программой и интуитивно, и вполне осознанно выступил за слом политического господства неоглобалистов, призывая отказаться от чрезмерных и отягчающих бремя среднего класса внешних обязательств США. Лозунг «Make America great again» ориентирован в первую очередь на благосостояние и традиционно-консервативные устои среднего класса и национального бизнеса Америки. Отсюда - главные элементы программы Д.Трампа: низкие налоги, ограничение роли государства в экономике, сокращение социальных программ, отказ от чрезмерных глобальных обязательств США, протекционизм и защита национального производителя, решительная борьба с дефицитом госдолга, сокращение иммиграции и ужесточение миграционного режима.

Практически с самых первых дней своего пребывания на официальном посту Д.Трамп сделал заявку на то, что его предвыборная риторика на тему антиглобализма будет реализована в практическую политику. Одним из первых указов новый Президент США вывел свою страну из «эпохального» соглашения по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП), которое администрация Б.Обамы считала чуть ли не главнейшим своим достижением.

Решение Д.Трампа по ТТП стало серьезным ударом по идеям и практике глобализма в американском истеблишменте, сразу мобилизовав антитрамповскую оппозицию. Ведущие продемократические, и не только, американские СМИ, в частности телеканалы ABC, NBC, СNN, газеты «New York Times», «Washington Post», активно ратовавшие за Клинтон в ходе предвыборной кампании, усилили его критику. В штыки были приняты и другие знаковые решения президента, которые он обнародовал сразу по вступлению в должность, - президентский указ об ужесточении режима иммиграции в США, меры по отмене программы медицинского страхования, принятой по инициативе администрации Обамы («obamacare»), выход США из Парижских соглашений по климату, законодательная инициатива по регулированию лоббистской деятельности.

Решение о выходе США из проекта ТТП в целом благоприятствовало интересам Китая, поскольку этот проект, в случае своей реализации, явно бы сужал пространство, сковывал руки китайской экономической активности в странах-участницах4. ТТП на момент своего создания представляло собой наиболее «прописанный», наиболее представительный и наиболее влиятельный проект экономического сообщества в АТР с далеко идущими перспективами. При благоприятной эволюции он создал бы основу для глубокого проникновения и интеграции экономик 12 стран АТР, Северной и Южной Америки с экономикой США, при доминирующей и лидирующей роли последних. Теперь этот вакуум экономического влияния потенциально может быть заполнен Китаем.

Тайваньский звонок

Наряду с «закрытием» ТТП другим громким сюжетом китайской политики Трампа стала шумная история с тайваньским звонком. Напомним факты: вскоре после состоявшихся выборов Д.Трамп ответил на поздравительный телефонный звонок Президента Тайваня Цай Инвэня. Подобного публичного контакта президенты США не допускали с 1979 года, после того как Вашингтон разорвал дипотношения с Тайбэем и официально восстановил их с КНР.

Китай ожидаемо резко отреагировал на действия Трампа5. Китайская реакция объяснялась, помимо всего прочего, пониманием в Пекине, что избранный президент не намерен отказываться от своей резкой антикитайской критики, высказанной им в предвыборный период, и это чревато кризисом в отношениях с США. В числе ответных мер, как Пекин намекнул Д.Трампу, могли бы быть и ограничение доступа американского бизнеса к рынку КНР, пересмотр и сокращение финансовых потоков на рынок ценных бумаг США, отсутствие взаимодействия с Вашингтоном по чувствительным для него внешнеполитическим вопросам, в частности по Корее6.

В итоге казус звонка был отыгран назад достаточно быстро. Вскоре после инаугурации Белый дом сообщил о телефонном разговоре Д.Трампа с Си Цзиньпином. В этом разговоре вновь избранный президент «подтвердил приверженность США принципу «одного Китая»7

6 и 7 апреля 2017 года состоялась первая неформальная встреча двух лидеров - Д.Трампа и Си Цзиньпина - в особняке Д.Трампа в Мар-а-Лаго (штат Флорида). Тайваньская тема в ходе комментариев по этой встрече затронута не была. Вместе с тем, отвечая на вопрос агентства Рейтер, возможны ли будущие телефонные или иные контакты между ним и Президентом Цай Инвэнем, Д.Трамп ответил в том смысле, что он не хотел бы в будущем причинять неудобства Председателю Си. «В том случае, если инициатива такого звонка поступит [от тайваньской стороны], я сначала посоветуюсь с Председателем Си, прежде чем приму свое решение по этому поводу»8.

В июне 2017 года администрация Д.Трампа объявила о решении санкционировать поставку очередной партии современного оружия на Тайвань на сумму 1,4 млрд. долларов. Представитель Госдепартамента отметил при этом, что в данном решении нет ничего экстраординарного ни с точки зрения объема, ни с точки зрения номенклатуры поставляемых вооружений. В данный транш поставок входили пакеты модернизации для РЛС, комплексные средства электронной борьбы, противорадиолокационные ракеты, торпеды разных типов, пакеты модернизации вооружений для эсминцев, установки вертикального пуска для управляемых ракет9

Корейский узел

Цикличное обострение ситуации на Корейском полуострове наряду с сирийским кризисом оказалось в фокусе внимания и деятельности администрации Д.Трампа практически с первых месяцев после его инаугурации.

Линия поведения предыдущей администрации Обамы в проблеме нуклеаризации КНДР заключалась в стратегической пассивности. Гибко применяя санкции, координируясь с Японией и Южной Кореей, активно проговаривая свои интересы в отношении КНДР Пекину, администрация Обамы тем не менее больше ориентировалась на сдерживающую роль Пекина и эволюционную деградацию самого северокорейского режима. Этой деградации не произошло. Наоборот, северокорейская экономика в последние годы вышла из ситуации перманентного острого кризиса, стабилизировалось снабжение населения продовольствием. Ким Чен Ын, который, в отличие от своего отца, склонен переоценивать нынешние северокорейские ресурсы, равно как и границы личной самостоятельности во внешней политике, активизировал программу ядерных испытаний и пусков баллистических ракет.

Администрация Д.Трампа по приходу в Белый дом стала трактовать КНДР как проблему №1 для безопасности американского народа и в равной степени - престижа президента. Военные, составляющие костяк внешнеполитических советников президента, рассматривают военные сценарии как практически единственные и самые эффективные в решении проблемы Кореи. Их логика заключается в том, что «хирургический» и упреждающий удар по Пхеньяну, если наносить, то надо наносить сейчас, при эмбриональном состоянии «ответного» потенциала Пхеньяна. Кроме того, США в настоящее время лишены практически всех эффективных каналов дипломатической коммуникации с Пхеньяном. В глазах Д.Трампа таким главным «дип-ломатическим» рычагом остается Пекин, и, для того чтобы заручиться его поддержкой, Д.Трамп пока не форсирует все свои антикитайские претензии.

На первой неформальной встрече лидеров США и КНР во Флориде в апреле 2017 года корейская тема, судя по всему, была одной из центральных. На ней стороны достигли определенного взаимного понимания. Китай, хотя и не в полной мере, сократил поставки нефти и угля Северной Корее, практически заблокировал корейский экспорт в КНР, основную массу которого составляет текстиль, а также запретил китайским банкам обслуживать внешнеторговые операции с Северной Кореей. Китай, как и Россия, стремясь предотвратить расползание ядерного оружия, хотя и присоединился к режиму санкций ООН, но не осуществляет все требуемые американцами запреты, которые ориентированы на удушение режима на корню.

Одним из элементов противодействия нуклеаризации КНДР администрация США рассматривает «апгрейд» оборонительного и наступательного потенциалов Южной Кореи и Японии viz-а-viz КНДР. Япония, в частности, не обладает целостными системами ПРО, способными закрыть территорию островов в случае массированной ракетной атаки. Находясь с визитом в Японии в ноябре 2017 года, Д.Трамп предложил японскому руководству усилить эти возможности за счет закупок современных систем ПРО у США. Южная Корея, несмотря на сильные возражения со стороны Китая, под давлением США дала согласие на размещение на ее территории противоракетных комплексов дальнего перехвата THAAD (кстати сказать, эффективность этих установок, с диапазоном защиты в 4 тыс. км, не доказана надлежащими испытаниями).

Экономическая сфера

Несмотря на то, что в ходе предвыборной кампании доминирующей и сквозной темой критики Китая была экономика, эта сфера отношений не стала центральной в двусторонних отношениях в первый год работы администрации. Уже находясь на посту президента, Д.Трамп обращался к своим предвыборным инвективам в адрес КНР достаточно избирательно, ситуативно, хотя нельзя сказать, что эти инвективы им полностью игнорировались. В области экономического взаимодействия с КНР новый президент США в классической форме применял свой «бизнес»-подход к решению внешнеполитических проблем.

Суть этого подхода достаточно проста. Внешняя политика, как и бизнес, представляет собой торг вокруг товара. Товаром в данном случае является то или иное решение или действие партнера по переговорам (торгу), которое устраивало бы либо решало определенную внешнеполитическую проблему для США. Заплатив партнеру соответствующую цену, проблему можно решить.

Исходя из такого понимания, Д.Трамп активно применял дипломатические увязки проблем, тем, интересов США, которые могли быть решены или продвинуты в отношениях с Китаем. Поскольку в понимании новой администрации встали проблемы более острые, связанные с сакральной безопасностью США - как, в частности, проблема распространения ядерного оружия применительно к КНДР, - то латентные, но не остро угрожающие вопросы экономического неравноправия с КНР несколько отошли на задний план. Такой тактической переакцентировки требовал и внутриполитический «накат» на Трампа его оппонентов, в первую очередь по темам российского вмешательства в выборы и связей Трампа с Россией. Переходить к активной фазе торговой и экономической войны с Китаем в силу этих двух обозначившихся «проблемных» факторов Д.Трамп, видимо, счел неразумным. Конструктивные отношения с китайским руководством, скорее всего, были признаны важным политическим ресурсом президента в сложившихся обстоятельствах.

Не отказываясь полностью от активных шагов и инициатив в области экономических связей с КНР, демонстрируя свою приверженность ранее обозначенным оценкам и позициям в этом вопросе, администрация скорее ставила их «на паузу», чем активно продвигала. Причем пауза при этом выглядела именно паузой, а не длительной отсрочкой или тем более кардинальным пересмотром курса. В известной степени создавалось впечатление, что мяч в данном вопросе находится всецело и гарантированно на американской половине площадки, и то, когда и как будет сделан следующий ход в адрес КНР, определится Вашингтоном позднее и в надлежащих обстоятельствах. 

Свое влияние, видимо, оказал и еще один фактор. Критика со стороны Д.Трампа предыдущих администраций США за «зашкаливающий» внешнеторговый дефицит, отток отраслей, капиталов, потерю рабочих рук и капиталов вследствие их «преступной» политики в отношении КНР стимулировала новую волну дискуссии в политическом и экспертном сообществах США. В ходе этой дискуссии высказывалась вполне справедливая контркритика в адрес китайской политики Д.Трампа.

Сильными аргументами этой контркритики стали, в частности, те, согласно которым острый двусторонний дефицит в торговле с КНР - как и в торговле с любым торговым партнером - сам по себе не является критерием порочности и провала экономической политики. Для объективной оценки этой политики скорее важен суммарный товарооборот США с миром, поскольку дефицит в отношении одного партнера может компенсироваться профицитом с другим. В свою очередь, этот профицит может являться следствием сложившегося международного разделения труда.

При таком положении США компенсируют массированный экспорт товаров с меньшей добавленной стоимостью за счет продукции наукоемких и инновационных производств. Оппоненты Д.Трампа призывали также в полной мере учитывать и кумулятивный эффект от торговли с Китаем на экономический рост в США, ее положительное воздействие на поддержание курса доллара, уровня инфляции. Еще подчеркивалось положительное воздействие поступления дешевых качественных товаров на американский рынок для благосостояния и поддержания жизненного уровня небогатых американцев.

Так, согласно оценке консалтинговой группы Oxford Economics, в 2015 году импорт из Китая обеспечил 0,8% роста американского ВВП. По оценке других аналитиков, в том же, 2015 году экспорт США в Китай обеспечил прирост ВВП на 165 млрд. долларов; если принять во внимание суммарный объем китайских и американских инвестиций в экономики друг друга, эта цифра возрастет до 216 млрд. долларов10.

Согласно исследованиям, проведенным Американо-китайским деловым советом, исходя из среднестатистического дохода американской семьи в 56 500 долларов в 2015 году, она сэкономила 850 долларов за счет китайских товаров11

31 марта 2017 года Д.Трамп издал директиву для торгового представителя США и Министерства торговли, обязав последнее подготовить доклад с анализом дефицита внешнеторгового оборота США. Этот шаг явился одним из первых в деле реализации тех критических моментов, которые Д.Трамп высказывал в адрес Китая в ходе предвыборной кампании.

В этой связи следует заметить, что в администрации Д.Трампа центральные посты в торгово-экономической области заняли фигуры, которые выступали против либерализации торговли и отстаивали независимую роль государства в мировой экономике. Это министр торговли Уилбур Росс, торговый представитель Роберт Лайтхайзер, а также глава Совета по международной торговле при Белом доме Питер Наварро.

6-7 апреля состоялась первая личная неформальная встреча Д.Трампа и Си Цзиньпина в местечке Мар-а-Лаго, Флорида. В ходе этой встречи стороны приняли «100-дневный план по торговле», а также учредили новый формат высокопоставленного переговорного механизма между КНР и США «Всеобъемлющий диалог КНР - США». К уже существующим в рамках такого диалога двум направлениям - стратегическому и экономическому было добавлено еще два - по кибербезопасности и по гуманитарным проблемам.

Принятый на встрече во Флориде 100-дневный план отражал намерение Д.Трампа отходить от многосторонних договоренностей по внешней торговле, сосредотачиваясь на двусторонних договоренностях. В середине июля «на полях» саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге было решено продлить реализацию 100-дневного плана на год.

Надо сказать, что, реагируя на нажим, обозначенный Д.Трампом на Китай в ходе предвыборной кампании, последний со своей стороны, несмотря на ответную риторику, провел определенную работу по поиску компромисса и смягчению проблемы дефицита. Такая позиция проистекала из сохраняющейся большой приоритетности американского рынка для китайских экспортных товаров в настоящий момент.

Экспорт в США сейчас (2016 г.) составляет 18,4% от общего объема экспорта КНР, а из суммарного экспорта США в Китай приходится 8%12.  Показательным с точки зрения китайского ответного движения к компромиссу может служить исследовательский «Доклад об экономических и торговых отношениях между КНР и США», подготовленный Министерством коммерции КНР в августе 2017 года13. В докладе, в частности, подчеркивается, что для смягчения проблемы торгового дефицита Китай намерен расширять импорт из США таких групп товаров, как энергоносители (газ, сырая нефть и нефтепродукты, сжиженный газ (СПГ), сельскохозяйственные товары (в первую очередь соевые бобы и хлопок). Среди высокотехнологичной продукции Китай, согласно докладу, планировал расширять долю импорта из США авиационной техники, автомобилей, комплектующих для электроники, деталей станков. В докладе также подчеркивалось, что большие перспективы для расширения импорта товаров и услуг из США существуют в таких сферах, как кино- и медиапродукция, туризм и образование14.

В мае 2017 года было объявлено, что Китай откроет свой рынок американской говядине, продукции биотехнологий, для деятельности рейтинговых агентств, проведения электронных платежей, а также для определенных видов деятельности на рынке ценных бумаг. США согласились открыть свой рынок для мяса птицы, а также приветствовали интерес китайцев к поставкам сжиженного газа в КНР. В серии твитов Д.Трамп при этом дал понять, что он связывает прогресс торговых отношений с КНР с готовностью Китая оказать нажим на Северную Корею в целях отказа последней от форсирования ядерной и ракетных программ.

В августе 2017 года торговый представитель США Р.Лайтхайзер объявил о начале расследования в отношении Китая в соответствии со статьей 301 Закона США о торговле 1974 года, касающейся передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности и инноваций. Расследование будет продолжаться один год. В тексте меморандума о расследовании упоминается, что китайская программа «Сделано в Китае 2025» дискриминирует американскую торговлю. Это уже четвертое расследование в отношении КНР по данному закону. За все время США провели 122 подобных расследования в отношении разных стран по статье 301 данного закона.

6-7 ноября 2017 года в рамках поездки американского президента по странам Восточной Азии и на форум АТЭС состоялся первый официальный визит Д.Трампа в КНР. Одним из центральных событий визита явилось его заявление о том, что он не винит Китай и его руководителей за состояние и перекосы в торговых отношениях с США. Вина за это, по мнению Д.Трампа, должна лежать на предыдущих администрациях США.

Экономическая составляющая этого визита была весьма впечатляющей. В Пекине стороны заключили контракты на общую сумму около 250 млрд. долларов. В числе наиболее крупных сделок - инвестиции китайской энергетической компании в добычу и переработку сланцевого газа в Западной Виргинии, сумма контракта - около 83 млрд. долларов; участие китайской «Sinopec» в инвестировании добычи природного газа на Аляске (43 млрд. долл.); заказ на производство 300 гражданских самолетов «боинг», включая «Боинг-737» и широкофюзеляжные «Боинг-787» и «Боинг-777» (37 млрд. долл.); поставки в Китай интегральных схем и электронных комплектующих от флагмана «Qualcomm» (около 12 млрд. долл.); совместное предприятие «Ford Motor» c китайской «Anhui Zotye Automobile» на строительство завода в Китае по производству электромобилей15.

Несмотря на то что многие из контрактов являются не обязывающими, а, скорее, протоколами о намерениях, эти контракты и заявления, сделанные Д.Трампом в ходе визита, весьма диссонировали по форме и по существу с той критикой в адрес КНР, которую претендент Д.Трамп транслировал в ходе своей предвыборной кампании. Наряду с тем в ходе визита, если говорить о его экономической части, не было достигнуто каких-либо прорывных договоренностей по снятию ограничений для бизнеса американских фирм в Китае.

Характерно также, что в ходе визита американский гость полностью игнорировал тему прав человека и в большинстве случаев отказывался от комментариев и вопросов журналистов16.

Некоторые итоги

Главный итог прошедшего года, наверное, можно сформулировать так: ожидаемой «антикитайской революции» Д.Трампа не свершилось, резкого изменения вектора отношений, нарастания конфликтности не произошло. Вряд ли можно говорить об изменении соотношения, удельного веса и значимости двух мотивирующих сил китайско-американских отношений - трендов на взаимозависимость и конфликтность. Оба тренда присутствуют, и баланс между этими разнонаправленными силами остается прежним.

Инвективы в адрес Китая - по-существу, одна из основных предвыборных тем общеэкономической, да и внешнеполитической, платформы Д.Трампа - в существенной степени либо спущены на тормозах, либо переведены в режим «ожидания». Правовые механизмы противодействия китайскому «грабительскому» поведению во внешнеэкономической деятельности, в частности по статье 301 Закона США о торговле, лишь обозначены, но активно не используются; против лавины китайских товаров на американский рынок не воздвигнуто никакой «мексиканской стены» принципиально новых и действенных ограничений.

В какой-то степени можно говорить о том, что «бизнес-стиль» подхода к внешнеполитическим делам, который характеризует деятельность нового Президента США, пока устраивает китайскую сторону и приводит к договоренностям.

С приходом Д.Трампа не произошло существенных корректив и тем более слома институциональной структуры двусторонних отношений. Сложившиеся годами двусторонние переговорные механизмы между КНР и США, центральным звеном которых является ежегодный стратегический и экономический диалог, при Д.Трампе не только не сломаны, но дополнены двумя новыми каналами - диалогами по кибербезопасности и гуманитарным проблемам. Контакты по всем четырем трекам, хотя и мало известные общественности, идут регулярно.

На протяжении года администрация явно «отыграла» назад, причем достаточно быстро. Обострилась ситуация с Тайванем, вызванная казусом с телефонным звонком Цай Иньвэнь. Создается впечатление, что этот казус стал одним из первых дипломатических уроков, усвоенных Д.Трампом, относительно того, что его «бизнес-подход», расчет ценности внешнеполитического союзника по объему американского экспорта в его адрес и «отбрасывание условностей», является неадекватным, когда речь идет о гораздо более сложных геостратегических раскладах в «треугольнике» США - КНР - Тайвань.

Особо следует говорить о проблеме КНДР. Отсутствие прогресса в этой проблеме при всей ее сложности как проблеме ядерного распространения в переходную эпоху, наличие «северокорейской специфики», «личностный» фактор Ким Чен Ына и другие привходящие моменты также свидетельствуют об ограниченности «бизнес-подхода» к решению подобных внешнеполитических задач. Похоже, администрация Д.Трампа пришла к пониманию этого факта.

Другая интерпретация ситуации в Корее такова, что Д.Трамп продолжает видеть и решать ее сообразно своему пониманию данной проблемы, своему представлению целей и средств для ее разрешения.

Можно предположить, что логично рассматривая корейский узел как проблему №1 для безопасности американского народа и (не менее резонно) как главный критерий своей внешнеполитической успешности и дееспособности как «лидера нации», Д.Трамп рассматривает все остальные внешнеполитические ресурсы и связи США как главный инструмент для решения проблемы Кореи в данный конкретный момент. В этом раскладе Китай для Д.Трампа выступает как один из основных инструментов и ресурсов, «ключевым звеном». Воспроизводя логику Д.Трампа, можно предположить, что Китай является, безусловно, основным геополитическим и геоэкономическим вызовом для Америки, но в глазах нынешнего президента этот вызов сейчас уступает в актуальности вызову Кореи.

Корея - это вопрос безопасности, ядерной угрозы, военно-политического престижа Америки, причем угроза сегодняшнего дня. Решать ее нужно здесь и сейчас, с подключением всех и всяческих ресурсов, при достижении всех разумных компромиссов, со всеми заинтересованными в этом процессе союзниками. Вполне логично предположить - по крайней мере в логике Д.Трампа, - что «накат» на китайцев в этой связи отменен либо отсрочен «до лучших времен».

Надо сказать, что китайская сторона максимально избегала конфликтного противостояния с администрацией Д.Трампа. Китайская официальная реакция и на критику Д.Трампа в ходе предвыборной кампании, и на его первые шаги после избрания (звонок Цай Иньвэнь) при всей ее определенности и жесткости была на два порядка более сдержанной и более дипломатичной, чем пропагандистско-лозунговые выражения, в которых Д.Трамп ничуть не стеснялся.

Китай не заинтересован в обострении отношений с США по крайней мере по двум главным стратегическим причинам.

Во-первых, Китай в настоящее время переживает определенный переходный этап в движении от модели развития, ориентированной на экспортное производство, к модели с превалирующим акцентом на внутреннее потребление. Еще совсем недавно, в конце прошлого десятилетия, экспортная продукция составляла значимую долю - до 40% китайского ВВП. Вместе с тем переход к новой парадигме развития - это процесс реформирования, сопряженный с большими трудностями и напряжениями в экономическом, социальном, политико-идеологическом плане. В ходе этого процесса неизбежно обостряется социально-политическая стабильность в стране, к руководству возникает много разных идеологически и политически деликатных вопросов. Переход к новому этапу развития невозможен без расширения диапазона и упрочения гарантий гражданам их экономических, имущественных, представительских прав.

Кроме того, надо понимать, что переход к новой парадигме роста с опорой на внутреннее потребление представляет собой комплексную, долгосрочную задачу; для ее осуществления необходим длительный переходный период; она не решается в одночасье с мгновенным отказом от экспортоориентированности, с отказом от массированного экспорта. Разрыв или напряжение в экономических связях с США весьма чувствительны сами по себе: экспорт в США составляет почти 18%, то есть почти пятую часть от суммарного экспорта КНР. Этот разрыв не менее и даже более резко опасен разрушительными последствиями для мировой экономики и мировой конъюнктуры. Слом глобализационных условий и режимов мировой экономики, бенефициаром которых Китай являлся последние десятилетия, усиление протекционистского тренда в мире существенно осложнят для него выполнение масштабных внутренних задач.

При этом выступать в качестве альтернативного США глобализационного ядра Китай еще не готов. Китайская экономика, притом что по формальным количественным показателям ВВП настигает американскую, по качественным показателям далеко не равнозначна ей. Научно-технологический инновационный потенциал, уровень фундаментальной и прикладной науки в прорывных направлениях, способность к коммуникационной адаптации - к свободному движению капиталов, технологий и рабочей силы - у Китая пока ниже американского.

Китай не готов пока так же, как США, капитализировать свои экономические ресурсы, структуру и отрасли экономики в мировое разделение труда, создавать цепочки стоимости, доминируя в них столь широко и повсеместно, как это делали американцы. В частности, КНР, как показывает практика, не готова пока к формированию «преференциальных» торговых соглашений по типу ТПП - обязательств по выстраиванию, а главное - по поддержанию правил игры в мировой экономике, в том числе и в области охраны интеллектуальных прав, прозрачности финансирования, равных условий для частного и государственного секторов (в частности, равного доступа частного сектора к госсзакупкам), гарантий и стандартов трудового законодательства - Китай потянуть не может.

В правящей группировке КПК, в настоящее время возглавляемой Си Цзиньпином, явно налицо серьезные внутриэлитные противоречия. Они, скорее всего, не являются порождением чисто властных амбиций и противоречий, но представляют собой результат борьбы различных проектов трансформации китайского общества, различных моделей будущего. Циклично, перед съездом КПК, который в Китае происходит каждые пять лет, летят головы ключевых политических фигур, идет ожесточенный торг группировок по составу ключевых органов партии, по ключевым аппаратным назначениям.

С приходом Си Цзиньпина развернута масштабная антикоррупционная кампания, которую наблюдатели справедливо рассматривают как форму внутрипартийной борьбы. По всей стране работают чрезвычайные антикоррупционные органы, сняты со своих постов, осуждены и арестованы свыше 250 тыс. номенклатурных партийцев. Недавно завершившийся XIX cъезд КПК продемонстрировал усиление культа личности и личной власти Си Цзиньпина, что вряд ли свидетельствует усилению авторитета КПК, а, скорее, тому, что партия не успевает совершенствовать механизмы и формы управления усложняющейся социальной матрицей страны.

Россия как главный внешнеполитический и геополитический партнер Китая не рассматривается им как до конца надежный союзник. В России достаточно много своих внутренних проблем и напряжений, последствия и результаты перехода к капитализму оспариваются солидным сегментом населения. Налицо разительная имущественная и региональная дифференциация в стране, являющаяся питатательной почвой оппозиционных, антиэлитных настроений.

Ресурсы РФ для осуществления независимой, самодостаточной внешней политики, ориентированной на первостепенные интересы внутреннего социально-экономического развития, ограничены. В этой ситуации Китай не может ориентироваться на Россию в качестве стабильного, долговременного и надежного партнера-союзника по противодействию США.

Совокупность этих ключевых и многих других сопутствующих внутриполитических и внешнеполитических мотивов, скорее всего, приводит китайскую верхушку к целесообразности откладывать и избегать полномасштабного конфронтирующего столкновения с США, в первую очередь в экономической области.

Эта тональность совпадает с нынешним настроем американского руководства как минимум на «отложенный конфликт» с КНР, столкнувшись с существенным сопротивлением оппонентов внутри страны, с реалиями и сложностями политического механизма США, серьезной оппозицией антиглобалистской стратегии Д.Трампа и cобственными огрехами и непрофессионализмом в ведении внешних дел.

 1CIA The World Factbook // https://www.cia.gov/library/publications/resources/the-world-factbook/rankorder/2001rank.html

 2Congressional Research Service China-U.S. Trade Issues. 2017. August 26. RL33536 // https://fas.org/sgp/crs/row/RL33536.pdf

 3См.: Безруков А. Трамп как зеркало американской революции // https://iz.ru/633389/andrei-bezrukov/donald-tramp-kak-zerkalo-amerikanskoi-revoliutcii

 4Подробнее см.: Труш С.М. Американский проект Транстихоокеанского партнерства и Китай // Международная жизнь. 2014. №11. С. 127-140 // https: // interaffairs.ru/virtualread/ia_rus/112014/files/assets/basic-html/page129.html; Рогов C.М. Доктрина Обамы: властелин двух колец // http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/doktrina-obamy-vlastelin-dvukh-kolets/

 5Foreign Ministry Spokesperson Geng Shuang's Remarks on US President-elect Trump's Phone Call with Taiwan leader Tsai Ing-wen. Ministry of Foreign Affairs of the People's Republic of China. 2016/12/03 // http://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/xwfw_665399/s2510_665401/2535_665405/t1421132.shtml

 6Talk to Trump, punish Tsai administration Source: Global Times Published: 2016/12/4 // http://www.globaltimes.cn/content/1021908.shtml

 7Readout of the President’s Call with President Xi Jinping of China. 2017. February 9 // https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/02/09/readout-presidents-call-president-xi-jinping-china

 Jeff Mason, Stephen J. Adler, Steve Holland. Exclusive: Trump Spurns Taiwan President’s Suggestion of Another Phone Call // Reuters. 2017. April 28 // http://www.reuters.com/article/us-usa-trump-taiwan-exclusive-idUSKBN17U05I

 9Taiwan: Issues for Congress. Congressional Research Service. 2017. October 30. R44996 // https://fas.org/sgp/crs/row/R44996.pdf

10Congressional district data shows exports to China support US economic growth. US-China Business Council // https://www.uschina.org/media/press/congressional-district-data-shows-exports-china-support-us-economic-growth

11Understanding the US-China Trade Relationship. US-China Business Council // https://www.uschina.org/reports/understanding-us-china-trade-relationship

12关于中美经贸关系的研究报告 Research Report on China-US Economic and Trade Relations. Ministry of commerce people’s republic of Сhina // http://images.mofcom.gov.cn/mds/201705/20170526093411032.pdf

13Ibid.

14Ibid.

15Factbox: China-U.S. commercial deals signed during Trump's China visit // https://www.reuters.com/article/us-trump-asia-china-deals-factbox/factbox-china-u-s-commercial-deals-signed-during-trumps-china-visit-idUSKBN1D90P5

16https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2017/11/13/trumps-trade-deals-with-china-offer-little-new/?utm_campaign=John%20L.%20Thornton%20China%20Center&utm_source=hs_email&utm_medium=email&utm_content=58952060

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441394


США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин

Каким был 2017 год для внешней политики России

Дмитрий Тренин

Российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, тактическим продвижением в Азии и статус-кво на постсоветском пространстве. Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий, но резкий контраст размаха внешней политики с ограниченными возможностями российской экономики по-прежнему сохраняется

2017 год отметился в истории российской внешней политики большими успехами и разочарованиями. Очевидным успехом стало завершение основной фазы военной операции в Сирии. Вопреки многим прогнозам, щедро раздававшимся осенью 2015 года, Москва не увязла в «ближневосточном Афганистане», не осрамилась на поле боя, не попала в тиски суннитско-шиитского разлома, не понесла тяжелых потерь в живой силе и технике, не стала жертвой массированных атак террористов и при этом не утратила способности к миротворчеству между противоборствующими сторонами.

Наоборот, военные действия и дипломатические усилия России удачно сочетались и эффективно координировались политическим руководством страны, которому удалось создать невиданную ранее коалицию с Ираном и Турцией, одновременно взаимодействуя с Саудовской Аравией и Иорданией, Египтом и Израилем.

Таким образом, удалось решить не только ближайшие задачи: сохранение у власти режима Асада и через это – сохранение целостности сирийского государства, а также разгром боевой силы экстремистского, запрещенного в РФ «Исламского государства», но и задачу среднего уровня – возвращение России на Ближний и Средний Восток как влиятельного игрока и наконец достичь главной цели всей операции – подтвердить статус России как великой мировой державы.

Российские лидеры и в 1990-е годы утверждали, что Россия даже после распада СССР остается великой державой. Но только сейчас это утверждение стало общепризнанным фактом. Относительно недавнее неосторожное высказывание бывшего президента США Барака Обамы о России как о региональной державе воспринимается теперь с усмешкой даже в Америке. Да, пожалуй, Россия действительно стала региональной державой – теперь еще и на Ближнем и Среднем Востоке.

Западное направление

От успехов – к разочарованиям. Надежды на то, что новоизбранный президент США Дональд Трамп закроет период конфронтации с Россией и начнет глобально договариваться с Москвой на основе пересекающихся национальных интересов двух стран, оказались не только разбиты, но сменились гораздо более мрачными, чем прежде, прогнозами относительно будущего отношений России и США.

В 2017 году Россия стала фактором внутренней американской политики, которая переживает острейший за последнее время кризис. Это делает практически невозможным улучшение отношений в течение президентства Трампа – сколько бы оно ни длилось. Теперь, наоборот, речь идет о дальнейшем ухудшении отношений.

Расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, нацеленное на поиск следов государственной измены в действиях Трампа и его команды, создает в США психологический климат, в котором Конгресс в отместку за российское вмешательство в выборы последовательно расширяет санкции против РФ, а средства массовой информации изображают Россию худшим врагом Америки, чем в свое время СССР. В этих условиях усилия президента Путина выстроить личные отношения с Трампом могли привести лишь к очень скромным результатам.

Другим разочарованием для России стала Европа. Президентские выборы во Франции выиграл не фаворит Москвы Франсуа Фийон, а гораздо менее расположенный к Москве Эммануэль Макрон. Надежды, что Париж станет застрельщиком в процессе ослабления, а затем и снятия антироссийских санкций, развеялись. Более того, при Макроне французская внешняя политика приобрела динамику, которая способна не столько сблизить Москву и Париж, сколько развести их еще дальше.

Подобная динамика уже несколько лет присутствует в российско-германских отношениях, которые из одной из опор стабильности на Европейском континенте превратились в фактор взаимного раздражения и растущей подозрительности. Поглощенная внутренними проблемами, Европа – за исключением ее восточного фланга – сегодня меньше интересуется Россией, чем когда бы то ни было в прошлом. В итоге Москве не удалось компенсировать фактическую блокаду отношений с США позитивной активностью на европейском направлении.

Важнейшей причиной неудачи в отношениях с Европой стало продолжение вооруженного конфликта в Донбассе и неспособность сторон обеспечить даже прекращение огня на линии соприкосновения. Постоянные перекрестные обстрелы, в которых продолжают гибнуть люди, очевидно невыгодны Москве и лишь подкрепляют позицию Киева как «жертвы агрессии». Сознавая это и, возможно, понимая нереальность смены власти на Украине в благоприятном для Кремля направлении, Владимир Путин выступил с инициативой введения в регион миротворцев ООН. Идея замораживания конфликта по кипрскому образцу была предсказуемо отвергнута Украиной и США. Европейские попытки распространить путинскую инициативу на весь регион конфликта были, в свою очередь, отклонены российской стороной.

Вероятно, в Москве все отчетливее понимают, что уход Украины из российской сферы влияния и ее переориентация на Запад – свершившийся факт, который имеет в том числе и позитивные последствия для России (прекращение многолетнего субсидирования Киева Москвой, исключение украинского газового шантажа в отношении России и так далее). Вместе с тем осознание реальности длительного – на всю обозримую перспективу – соседства с враждебной сорокамиллионной страной, которая будет постоянно требовать деоккупации территорий и компенсации за нанесенный ущерб, придет не скоро. Между тем это осознание абсолютно необходимо для того, чтобы понять, что нужно и что можно делать в отношении Украины. Пока же остается лишь констатировать: если Сирия – высшая точка российской внешней политики, то Украина, безусловно, ее низшая точка.

Восточное и постсоветское направление

На фоне блестящего успеха и горьких разочарований остальные направления российской внешней политики выглядят не столь драматично. Крепнет китайско-российская геополитическая антанта, основанная на обоюдном стремлении Москвы и Пекина к полицентричному мировому порядку. Китай получает все больший доступ к российским энергоресурсам и военным технологиям. Москва тесно координирует с Пекином свои действия в кризисе, возникшем вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

В то же время более широкое экономическое сотрудничество продвигается не очень быстро, российский ответ на китайскую инициативу «Пояса и пути» не особенно впечатляет, а тем временем асимметрия между динамичным и все более сильным Китаем и пока еще не запустившей свою стратегию экономического и научно-технического развития Россией становится все больше.

Формирование большой евро-азиатской стратегии Москвы как сердцевины ее внешней политики пока идет неровно. Укрепление отношений с Пекином проводится параллельно с затянувшейся стагнацией в российско-индийских отношениях. Вступление Индии и Пакистана в 2017 году в Шанхайскую организацию сотрудничества, безусловно, важнейший шаг на пути создания геополитической и геоэкономической системы Большой Евразии, но пока что расширение ШОС выглядит скорее формальным актом, чем реальным усилением организации.

Москву можно поздравить с тем, что ей удается вести дела одновременно и с Дели, и с Исламабадом, но в целом южноазиатское направление внешней политики РФ в уходящем году очевидно просело. Возможно, это отчасти результат дефицита ресурсов, в том числе человеческих, но будет печально, если проседание продолжится и приоритетность отношений с Индией останется лишь риторической, а отношения с Пакистаном будут сосредоточены только на афганских делах.

Москва, впрочем, сделала в 2017 году заметный шаг в направлении Юго-Восточной Азии, которая рассматривается как составная часть большой евразийской конструкции наряду с ее ядром – странами ШОС. Помогли саммит G20 во вьетнамском Дананге и Восточноазиатский саммит на Филиппинах. Вьетнам – российские ворота в АСЕАН, где крупнейший потенциальный партнер – Индонезия. Для России выход в этот регион, где проживает 500 млн человек, и желателен, и труден – из-за ограниченного предложения конкурентоспособной российской продукции и из-за недостатка экспертизы. Главное теперь, чтобы желание было подкреплено ресурсами и волей и помогло преодолеть трудности.

В Северо-Восточной Азии российская дипломатия 2017 года, помимо совместных с Китаем шагов по корейской ядерной проблеме, продолжала плотный диалог с Японией. Этот диалог уже открыл путь к договоренностям по вопросам экономического сотрудничества, в том числе на Курильских островах. Гораздо более важным, учитывая развитие ситуации на Корейском полуострове, стало военно-политическое направление диалога. Постепенно между президентом Путиным и премьером Абэ укреплялось взаимопонимание и нарабатывался потенциал доверия. Фактически Россия и Япония уже вплотную приблизились к наиболее чувствительному вопросу двусторонних отношений – вопросу о мирном договоре и о границе между двумя странами. Учитывая политический календарь, для решения этой проблемы у Москвы и Токио остается довольно узкое окно возможностей – 2018–2020 годы.

Наконец, в ближайшем постсоветском окружении России внешняя политика Москвы продолжала решать многочисленные тактические задачи. Евразийский экономический союз оставался полезным, но не особенно заметным объединением, как и Организация договора о коллективной безопасности. Институты Содружества независимых государств, в которое все еще формально входит Украина, постепенно отходят на второй-третий план или тихо отмирают.

В сфере двусторонних отношений российская внешняя политика спокойно наблюдала за умеренной диверсификацией – в сторону развития отношений с Евросоюзом – внешних политик Белоруссии и Армении, стараясь при этом поддерживать тесные контакты с Минском и Ереваном. Сама Москва при этом уделяла больше внимания давно диверсифицировавшимся Казахстану и среднеазиатским соседям, включая Узбекистан.

Новые инструменты

Итак, российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, болью конфликта на Украине, тактическим продвижением в Азии и поддержанием статус-кво на постсоветском пространстве. Такой анализ, однако, был бы не полон без короткого упоминания еще о двух моментах: методах внешней политики и ее цене.

В последнее время Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий. Важной составляющей его стала внешнеполитическая пропаганда, которая, казалось, умерла вместе с Советским Союзом. Вместо этого она возродилась в иной, гораздо более динамичной форме.

Речь уже не идет о пропаганде достижений российской политической системы, экономики, науки и техники, культуры или идеологии и ценностей. Не особенно усердствует нынешняя версия пропаганды и по части продвижения российской внешнеполитической повестки. Вместо этого она сосредоточена на критике современных западных обществ, но не извне, а изнутри; на развенчании западной демократии, «как она есть на самом деле», и на формулировании убедительной альтернативы унифицированным подходам мейнстримных СМИ. В каком-то смысле она напоминает западную радиопропаганду, популярную в СССР.

Боязнь «кремлевской пропаганды», возродившаяся на Западе впервые со времен зиновьевского Коминтерна, является, вероятно, наиболее объективной оценкой действенности нынешних московских усилий на этом направлении. Недаром большинство материалов открытой части доклада американских спецслужб о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года были посвящены деятельности телеканала RT.

Другой новацией стала диверсификация политических контактов Москвы. Долгое время эти связи ограничивались общением с действующими властями и системной оппозицией. Сейчас эти рамки значительно расширены. Знаковым в этом отношении стало приглашение в Кремль в ходе французской предвыборной кампании кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен.

Российские политики налаживают контакты с теми силами в Европе, кого принято считать крайними – правыми или левыми. Москва – через государственные СМИ – не скрывает своих предпочтений на тех или иных выборах, выражая готовность работать со всеми, кто пользуется сколь-нибудь значимой поддержкой в своих странах.

Вероятно, этому в России научились, наблюдая, как высокие западные чиновники активно общаются с несистемной оппозицией в странах с авторитарными режимами. Известно, что общение такого рода нередко связано с материальной поддержкой – как публично признаваемой, так и скрытой. Наряду с активизацией внешнеполитической пропаганды новый формат общения глубоко шокировал западные элиты, успевшие отвыкнуть за последние 30 лет от московского политического активизма на чужих площадках.

Наконец, третьей новацией стало участие в российской внешней политике граждан и групп, номинально не связанных с государством. Владимир Путин говорил о «патриотических хакерах», в Донбассе открыто признается наличие российских добровольцев, из Сирии идут сообщения о частных военных компаниях. Есть частные, но дружественные властям спонсоры, реализующие различные интересные Москве проекты; есть частные, но безусловно дружественные Кремлю СМИ. Есть отдельные персоны – их, правда, немного, – которые не только делают важные внешнеполитические заявления, но и проводят крупные мероприятия за пределами страны – и все от своего имени.

Такое расширение инструментария российской внешней политики дает возможность осуществлять действия, формально не неся ответственность за них. В этом случае российское руководство, которое, вероятно, так или иначе координирует подобную деятельность, берет в качестве примера не Советский Союз, а современный Запад с его множеством игроков, нередко работающих в области внешней политики рука об руку с официальными властями на принципах особого рода частно-государственного партнерства.

Активность и размах российской внешней политики резко контрастируют с ограниченными экономическими и финансовыми возможностями современной России. В Кремле, судя по высказываниям главы государства, осознают угрозу возможного перенапряжения: урок Советского Союза еще свеж в памяти у многих. Сирийскую кампанию, насколько можно судить по косвенным признакам, удалось удержать в финансово приемлемых рамках. Более того, она окупилась и еще окупится в результате роста престижа России и ее оружия на Ближнем и Среднем Востоке – одном из главных мировых рынков вооружений.

С другой стороны, некоторые акции – например, приглашение Ле Пен в Кремль – скорее направлены на то, чтобы сделать громкое заявление, чем в расчете на конкретный результат. Предполагаемые действия российских «патриотических хакеров» на американском поле настолько возмутили политическую элиту США, что она солидарно заняла жесткую антироссийскую политику, выразившуюся в усиливающихся санкциях. Главная проблема здесь, как представляется, в увлечении тактическим эффектом и оперативной стороной дела без постановки стратегических целей и проработки путей их достижения. Эта проблема, правда, появилась не в 2017 году.

США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 декабря 2017 > № 2437899

Две державы бросят вызов США?

Интервью с Михалом Любиной (Michał Lubina) — сотрудником Ягеллонского университета, автором книг «Медведь в тени дракона. Россия — Китай: 1991 — 2014», «Россия — Китай: политический брак по расчету».

Петр Грушка (Piotr Gruszka), Onet.pl, Польша

Onet.pl: Китай и Россия «бросают вызов американскому влиянию и интересам», — заявил недавно Дональд Трамп, оглашая стратегию национальной безопасности США. Нас ожидает столкновение трех держав?

Михал Любина: Пекин и Москва действительно выступают против гегемонии Вашингтона, однако, к конфронтации они не переходят. Это ревизионисты в версии «лайт»: они не создают союзов или военных блоков. Пока их жизненным интересам («ближнее зарубежье» для России, Тайвань и Южно-Китайское море для Китая) не угрожает опасность, они ведут себя жестко на словах, но не на деле. Друг к другу их подталкивает американская политика, доказательством чего служит заявление Трампа.

— Что еще сближает две эти страны?

— Сближение России и Китая началось в 1990-х годах с защиты от давления Вашингтона, который стремился их демократизировать. С того момента видение международных проблем Москвы и Пекина в целом совпадает. Они считают, что глобальное доминирование Запада — это историческая ошибка и отметают западные ценности (демократию и тому подобное), видя в них инструмент влияния. В таком контексте защита от западных влияний становится защитой национальных интересов (как минимум интересов властных элит). Россия и Китай опираются на Пять принципов мирного сосуществования и концепцию «концерта держав».

— Их сотрудничество не выглядит идеальным.

— Конечно, оно не идеально. Во-первых, они придерживаются принципиально разных концепций ревизионизма. Китай хочет сначала укрепить свою позицию в существующей системе, а потом через несколько десятилетий переделать ее под себя. Россия, в свою очередь, хочет сразу же «перевернуть стол», поскольку существующая система ей не подходит. Во-вторых, что еще важнее, Пекин и Москва не хотят создавать союзов, чтобы не провоцировать противников, им выгодно современное гибкое сотрудничество. Так что считать Россию и Китай единым блоком в корне неверно.

— Китай стремительно развивается, Азиатский банк развития предсказывает, что темп его роста достигнет 6,4% ВВП. В свою очередь, Россия борется с последствиями санкций, которые вели против нее США и ЕС после того, как она напала на Украину. Могут ли две державы, чье положение настолько сильно отличается, стать близкими союзниками?

— Это не союз, а тактический политический пакт. В своей новой книге я описал их отношения при помощи вынесенной в заглавие метафоры брака по расчету. Москва и Пекин — это супруги, которые чужды друг другу, в их отношениях нет любви и даже теплых чувств. Одновременно они вносят в брак ощущение безопасности, стабильности, предсказуемости. Холодная война научила их, что добрососедство лучше враждебности. Китай и Россия хотят защитить свои «стратегические тылы», чтобы сосредоточить внимание на самых важных для себя направлениях: Южно-Китайском море и «ближнем зарубежье» соответственно. Можно сказать, что Россия — это «мир с севера» для Китая, а Китай — «мир с востока» для России. Кроме того, они оказывают друг другу поддержку на международной арене, а это позволяет им избежать изоляции.

— Брак по расчету работает?

— Да, плюсов больше, чем минусов. Идеальным партнером России в Азии могла бы стать Япония, однако, тупиковая ситуация вокруг Курильских островов не позволяет этим странам сблизиться. Россияне предпочитали бы сменить «китайскую жену» на «японскую любовницу», но им приходится довольствоваться тем, что у них есть. Та же история с энергетикой: десять лет назад Москва хотела воздействовать в этой сфере на Китай, Японию и Южную Корею. В итоге из этого ничего не вышло. Осталась только Поднебесная, ей россияне и продают сырье.

То же самое с оружием: Москва торгует им с разными азиатскими странами, но главным покупателем остается (наряду с Индий) Пекин. И, наконец, геополитика. Россия заявляла, что она начинает «разворот к Азии», но оказалось, что добиться чего-то конкретного она способна только в Китае. В итоге этот маневр превратился в разворот к Поднебесной. В Кремле учли все эти факторы и решили, что на безрыбье и рак рыба. Москва осталась со своей китайской женой.

— А Китай, зачем ему Россия?

— Пекину нужна спокойная северная граница, российское оружие и сырье, российские влияния в Средней Азии, присутствие России в Совбезе ООН, а в ближайшем будущем ему, возможно, понадобится Северный морской путь в Арктике. Так что Китай не станет портить отношения с Москвой и, например, проводить антироссийские операции в «ближнем зарубежье» (на Украине, в Грузии) или злоупотреблять своей сильной позицией в Средней Азии. В контактах с Россией китайцы делают ставку на воздержанность. «Брак по расчету» будет существовать так долго, как долго они будут придерживаться этой стратегии.

— В Европе у этого понятия есть негативная коннотация, в Восточной Азии — нет.

— Там брак по расчету ассоциируется с мудростью, умением строить планы на отдаленное будущее, а не с цинизмом. Восточноазиатское понимание такого союза хорошо отражает суть российско-китайского взаимодействия.

— Чего больше в отношении российских элит к восточному соседу: восхищения или страха?

— Сейчас в нем больше восхищения, страхи отошли на второй план. Китай не представляет угрозы для путинской команды. В таких странах, как Россия интересы элит обычно ставятся выше интересов государства. Государственное руководство готово поступиться национальными интересами, чтобы защитить свои собственные интересы и сохранить власть.

Зная это, Пекин постарался убедить Путина и его ближайших соратников в том, что он не вынашивает в отношении России недружественных планов. Китайцы прибегли к формальным и неформальным методам, например, купили расположение таких союзников Путина, как глава Российско-китайского делового совета олигарх Геннадий Тимченко. Его компании «Сибур» и «Ямал СПГ» смогли извлечь выгоду из сотрудничества с китайской стороной, дорого продав китайцам акции или получив от китайских банков щедрые кредиты.

— Значит, стратегия Китая сработала.

— Да. Уже больше десяти лет Кремль считает, что опасность угрожает ему со стороны Запада, а не со стороны Китая. Как следствие, зависимость России от Пекина усиливается: это ассиметричное сотрудничество, которое работает на китайских условиях. Такая модель, однако, не угрожает Путину и его команде, поэтому она сохранится до тех пор, пока китайцы не решат, что в россиянах проснулись прежние страхи. Пока Поднебесная придерживается концепции воздержанности и старается не унижать россиян.

— Китай много лет подряд считал Россию своей сырьевой базой. В этом плане что-то изменилось?

— Нет, все только усугубилось. Это ассиметричная «двойная победа»: выигрывают обе стороны, но Пекин извлекает больше выгоды. В последние годы Россия стала слабее, а Китай нарастил силы. Китайцы не стали использовать свои преимущества в политической сфере и «дразнить медведя», а сосредоточили внимание на экономических выгодах. Они выгодно покупают у россиян сырье и оружие, а Москва на этом зарабатывает, предпочитая иметь «синицу в руке». Кроме того, она использует сотрудничество с Китаем, чтобы шантажировать европейские страны и демонстрировать США, что им не удастся ее сломить. Выгодные для китайской стороны контракты — эта та цена, которую, с точки зрения Кремля, можно заплатить за сильную позицию.

— В июле президенты России и Китая заявили, что китайско-российские отношения «переживают лучший момент в истории». Все на самом деле так хорошо или это простая вежливость?

— Это и правда, и вежливость одновременно. Отношения двух стран в период с 1991 года действительно еще не бывали настолько хорошими, однако, прежний уровень этих контактов был невысок. Хрущев называл Мао «старой калошей», Чжоу Эньлай считал команду Брежнева «кликой ревизионистов и социал-империалистов», а советские и китайские солдаты стреляли друг в друга на реке Уссури. С тех пор многое на самом деле изменилось к лучшему!

— А что с вежливостью?

— Лидеры России и Китая уже десять лет повторяют слова о «беспрецедентно хороших отношениях». Пластинка заезженная, но в Пекине и Москве любят эту мелодию и еще долго от нее не откажутся. Китайцы придают большое значение церемониям, так что они способны повторять такие лозунги много лет подряд, это для них символ мира.

В свою очередь, Россия повторяет слова о дружбе с Китаем по психологическим причинам: она хочет чувствовать себя империей, слышать, как она велика, а Китай готов это говорить. Так что в ближайшие годы фразы о том, как китайско-российские отношения углубляются и выходят на новый исторический уровень, будут звучать вновь и вновь.

В действительности эти отношения не столь важны, как хотелось бы лидерам России и Китая, но играют более существенную роль, чем думают аналитики на Западе. Москва и Пекин выступают друг для друга «первым партнером второго плана», супругами, объединенными крайне прагматичным союзом, в котором нет любви, но есть расчет. Что важно, «любовниц» на горизонте не видно, так что в кратко- и среднесрочной перспективе этому браку ничто не угрожает.

— Китай активно занялся проектом «Нового шелкового пути», а Россия делает все возможное, чтобы построить Евразийский экономический союз. Это конкурирующие проекты?

— Изначально Москва относилась к Шелковому пути скептически, она вообще не любит, когда другие державы вторгаются в «ближнее зарубежье». (В своей региональной политике она руководствуется принципом, который сформулировал Оскар Уайльд: «Многое мы бы охотно бросили, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберет».) Потом разразился украинский кризис, Россия хотела продемонстрировать, что она не оказалась в изоляции, и для этого ей потребовался Китай. За его поддержку ей пришлось заплатить, в частности, согласием на Шелковый путь. Россия «обратила необходимость в добродетель» и присоединилась к этому проекту, начала подчеркивать, что играет в нем важную роль, и угрожать, что без нее этот проект претворить в жизнь не удастся.

Москва, как и Пекин, использует Шелковый путь для своего пиара, разница в том, какие цели ставят перед собой обе стороны. Китай считает, что проект в первую очередь позволит укрепить позицию Си Цзиньпина внутри партии, а Россия хочет показать, что без нее невозможно создать новую мировую архитектуру. В связи с этим россияне и китайцы стараются сделать так, чтобы Шелковый путь и ЕАЭС не конкурировали между собой.

— Им это удается?

— Пока да. Задачу упрощает то, что Шелковый путь — это весьма расплывчатый проект, который пока остается на уровне политики и риторики. Отсутствие конкретики позволяет сгладить острые углы. Прогнозы, гласившие, что в Средней Азии разразится «новая масштабная игра», не оправдались. Появился, скорее, российско-китайский кондоминиум: Россия сохранила доминирующую роль в сфере политики и безопасности, а Китай взял на себя экономику.

— В контексте России и Китая напрашивается вопрос о Северной Корее. Обе страны не хотят слишком активно реагировать на шаги Ким Чен Ына.

— Им удобно использовать КНДР в роли буфера, однако, это довольно своенравный буфер, ведь Ким Чен Ын хочет быть независимым, то есть обладать ядреным оружием и средствами его доставки (лишь это дает гарантию, что режим устоит). Это нравится Москве и Пекину меньше, поскольку возрастает риск, что в ситуацию вмешаются США. Из двух зол (строптивого Кима, который остается, на посту, или свержения Кима и последующего объединения двух Корей) россияне и китайцы все же выбирают первый вариант и поэтому терпят очередные провокации Пхеньяна. При этом Китай играет здесь ключевую, а Россия второстепенную (или даже третьестепенную) роль. Попытки уравновесить китайские влияния, которые Москва предпринимала в предыдущее десятилетие, провалились, так что она фактически смирилась с китайским доминированием на Корейском полуострове и приняла позицию Пекина.

— В беседе о российско-китайских отношениях следует сказать несколько фраз о Сибири. В СМИ часто появляются сообщения, что за последние полтора десятка лет в этот регион переехало два миллиона китайцев. Кажутся ли вам эти цифры реальными?

— Это полная ерунда. Я подробно разобрал этот вопрос в своей предыдущей книге «Медведь в тени дракона» и привел точные данные: не два миллиона, а 750 000 (скорее всего, 500 000), при чем эта цифра уменьшается и продолжит уменьшаться.

Китайцы начали массово приезжать на российский Дальний Восток в начале 1990-х годов, в связи с этим в России появились алармистские настроения. Сначала их использовали региональные политики в своей борьбе с Москвой, а потом этот дискурс начал жить собственной жизнью. Все это было 20 лет назад. Китайцы не селятся в Сибири, не создают «чайна-таунов», они хотят переместиться дальше или заработать и вернуться на родину. В последнее время их становится все меньше, поскольку уровень жизни в Китае повышается, а в России снижается.

— Значит, прогнозы, говорящие, что Москва может утратить контроль над Сибирью, тоже далеки от реальности?

— Да. Это вариация «страшилки» о миллионах китайцев в Сибири. Здесь на первый план выходит идея, будто Пекин хочет захватить этот регион при помощи стимулирования миграции.

— Как выглядит ситуация на самом деле?

— На самом деле Китай действует наоборот: с середины 1990-х годов он идет на уступки Москве, соглашается на ограничения в режиме пересечения границы, осложняет жизнь собственным гражданам. Пекин не может позволить себе, чтобы они испортили его отношения с Кремлем, ведь китайские элиты знают, что в этой сфере от россиян можно ожидать резких реакций.

Россия выступает сырьевой базой Китая: ни одно китайское руководство не позволит своим гражданам разрушить такой выгодный расклад. Китайцы придерживаются в отношении России неоколониальной стратегии: они хотят выдавить из нее все соки, забрав энергоресурсы, дерево, рыбу. Это еще один аргумент против абсурдных тезисов: никто не станет разорять территорию, которую собирается захватить. Сформулирую иначе: зачем захватывать регион, если можно мирно эксплуатировать его ресурсы? Парафразируя Сталина: «Выжать, как лимон и выбросить».

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 декабря 2017 > № 2437899


Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 25 декабря 2017 > № 2440771

Китайцы помогут KMGI завоевать Европу

Элина ГРИНШТЕЙН

Аналитики уверены в том, что компания KMG International – европейское подразделение АО НК «КазМунайГаз» (бывшая Rompetrol Group NV) – завершит 2017 год с хорошими производственными и финансовыми показателями и не снизит планку и в будущем году. К таким выводам эксперты пришли, проанализировав итоги деятельности KMGI за три квартала 2017 года, которые, к слову, оказались для компании рекордными.

Так за девять месяцев текущего года компании удалось на 24% (в сравнении с аналогичным периодом 2016 года) увеличить операционную прибыль (EBITDA), которая составила $180 млн. Что же касается чистой прибыли, то она увеличилась почти в 6,3 раза – с $12,3 млн за 9 месяцев 2016 года до $77,2 млн за 9 месяцев 2017 года. Оборот KMGI при этом вырос более чем на 28% – до уровня $6,4 млрд.

В производстве тоже не обошлось без рекордов. Как подсчитали в KMGI, в октябре НПЗ Petromidia переработал 560 тыс. тонн, а нефтеперерабатывающий завод Vega Плоешть, являющийся старейшим НПЗ в Румынии (основной стране ведения деятельности Группы) и нефтехимическое подразделение компании в совокупности, переработали 60 тыс. тонн сырья, что является историческим рекордом. При этом НПЗ Vega Плоешть и НПЗ Petromidia Нэводарь (один из главных перерабатывающих активов KMGI) в мае текущего года останавливались на плановый ремонт, но вместе с тем за первые 9 месяцев года обе эти производственные единицы на 2% (в сравнении с показателем за аналогичный период прошлого года) увеличили уровень переработки, который составил более 4,2 млн тонн сырья.

Кроме того, НПЗ Petromidia в октябре в сутки перерабатывал около 18 тыс. тонн нефти. Этот показатель стал самым высоким за всю 41-летнюю историю завода. В период с июня по сентябрь средний объем ежесуточной переработки сырья на НПЗ Petromidia составил 15,150 тыс. тонн. При этом до масштабной модернизации НПЗ, закончившейся в 2012 году, Petromidia перерабатывал порядка 12 тыс. тонн в сутки.

К слову, аналитики подобные производственные успехи компании во многом объясняют именно вышеупомянутой модернизацией, но не только ей одной. К примеру, Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» считает, что рост показателей KMG International обусловлен влиянием целого ряда позитивных количественных и качественных факторов.

«Модернизация производства привела к росту количества и улучшению качества продукции румынских НПЗ группы. Динамика производства и расширение сбытовой сети совпали с увеличением спроса в регионах деятельности группы», – отметил г-н Калачев.

Данное мнение разделяет также и Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade, по словам которого, рекорды в работе компании объясняются не только благоприятной конъюнктурой рынка нефтепродуктов на протяжении 2017 года.

«Повышающиеся цены и спрос лишь завершают синергетический эффект от комплекса мероприятий по инвестированию, расширению бизнеса, улучшению его организации и планирования, сокращению издержек и прочее. Поэтому при повышении оборота компании на 28% за 9 месяцев 2017 года финансовый результат растёт резко опережающими темпами. Чистая прибыль за данный период увеличилась в 6,28 раз в долларах США», – сказал аналитик.

А вот Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари», полагает, что модернизация НПЗ и проведение ребрендинга автозаправок группы KMGI, хоть и оказали существенное позитивное влияние на финансовые и производственные итоги деятельности компании, вместе с тем, не были первостепенным по значимости фактором.

«Полагается, что данные показатели связаны с рекордно высокими объемами переработки в текущем году и особенно в октябре текущего года, рекордно высокими объемами оптовой торговли и продаж нефтепродуктов на АЗС. Рост объемов продаж на АЗС составил 10% в годовом исчислении, а оптовых продаж – 11%», – считает г-жа Мильчакова.

Примечательно, что в самой компании достигнутые результаты считают итогом работы, проведенной в рамках масштабной трансформации бизнеса, начатой после прихода нового менеджмента в 2012 году. Напомним, до этого данный актив вовсе был убыточным. Как заметил Алмас Лепесбаев, вице-президент KMGI по финансам и рискам, тогда долг компании превышал операционную прибыль в 11 раз и составлял более $1 млрд.

«В 2013 году при смене менеджмента была запущена масштабная программа трансформации, разработана новая обновленная стратегия группы Rompetrol, была разработана и внедрена новая операционная модель компании, были запущены внутренние трансформационные процессы, направленные на оптимизацию нашей деятельности, на сокращение затрат, на повышение эффективности наших торговых каналов. Были приняты очень важные решения, которые на сегодняшний день дают результаты, по завершению и продолжению инвестиционной программы на нашем заводе Petromidia, которые позволили на сегодняшний день нам с гордостью говорить о том, что мы обладаем самым технологически продвинутым заводом на берегу Черного моря. Плюс были приняты важные решения о ребрендинге нашей торговой сети, мы на сегодняшний день обладаем новым лицом», – озвучил масштабы проделанной работы Алексей Головин, вице-президент по стратегии KMG International.

Выше озвученные действия позволили KMGI привлечь нового инвестора в лице китайской компании China Energy Company Limited (CEFC), с которой в декабре 2016 года была подписана сделка о приобретении ей 51% доли акций в Группе KMGI. На сегодняшний день данная сделка уже получила согласование властей Румынии, и ее закрытие близко к завершению. И KMGI возлагает большие надежды на нового акционера, ведь он инвестирует в дальнейшее развитие компании $3 млрд (помимо $680 млн, в которые обойдется китайской стороне 51% пакет акций KMGI).

Аналитики, в свою очередь, также считают приход нового инвестора немаловажным позитивным фактором. Наталья Мильчакова, например, полагает, что, передав контроль над сетью АЗС Группы KMGI китайскому инвестору, «КазМунайГаз» тем самым диверсифицировал политические и юридические риски работы KMGI в Румынии.

«Рынки стран Восточной Европы в контексте сегодняшних и будущих темпов роста более перспективны, чем рынки стран Западной Европы. Кроме того, в контексте экономического проекта «Шелковый путь» сотрудничество «дочки» «КазМунайГаза» с Востоком (Китай) и Западом (Румыния и другие страны ЕС) представляется весьма перспективным в долгосрочном аспекте», – считает представитель компании «Альпари».

Другие опрошенные «Къ» аналитики и вовсе придерживаются мнения, что сделка с китайской компанией поможет KMG International выйти на новый виток развития. Марк Гойхман, например, полагает, что в 2018 году вероятно достижение компанией еще более значимых результатов, чему будут способствовать несколько факторов.

«Будет проявляться дополнительный эффект от расширения сети АЗС. Кроме того, завершится сделка, направленная на привлечение инвестиций от китайской энергокомпании China Energy Сompany Limited. Это постепенно будет давать возможность дополнительного развития бизнеса в Казахстане, Китае, Румынии», – поделился своим мнением г-н Гойхман.

Алексей Калачев, в свою очередь, также допускает, что текущий год KMG International завершит в плюсе, а в будущем у компании есть возможность вновь улучшить результаты своей деятельности.

«Пока нет оснований полагать, что до конца года ситуация может ухудшиться. В текущих условиях скорее можно ожидать, что результаты года закрепят успех KMG International. В дальнейшем, развиваясь только органически, будет сложно повторять из года в год такие высокие темпы роста. Кроме ценовой неопределенности на рынке углеводородов и возможной стабилизации спроса на нефтепродукты в Восточной Европе стоит еще упомянуть и то, что меняется база для сравнения: чем выше достигнутый результат, тем более низкими становятся относительные темпы дальнейшего роста. Однако, вероятно, на ближайшие годы компании не грозит риск замедления роста. Когда завершится сделка по продаже 51% акций, принадлежащих АО «НК «КазМунайГаз», китайской энергетической компании China Energy Company Limited, у KMG International может начаться новый этап роста. По условиям сделки ожидаются инвестиции CEFC в размере $3 млрд в развитие проектов в регионе Черного моря. Новые инвестиции должны создать новые возможности для расширения деятельности KMG International в регионе», – заявил г-н Калачев.

В самой же компании KMGI также настроены весьма оптимистично.

«Помимо того, что мы с уверенностью смотрим в будущее, мы сегодня готовимся к новому этапу развития компании в ожидании прихода нового акционера. За период переговоров по сделке мы поняли, какие ожидания у CEFC и у «КазМунайГаза» в дальнейшем от Rompetrol’а. И эти ожидания следующие. Мы модернизировали завод (Petromidia), у нас очень серьезное, стабильное производство, технологично продвинутые производственные активы. Мы находимся в правильном географическом месте. Чего нам не хватает? Нам не хватает уровня вертикальной интеграции и развития в сфере дистрибуции. Так вот, основные ожидания двух акционеров заключаются в том, что, прежде всего, будет осуществляться развитие розничных каналов на тех рынках присутствия, где мы уже сегодня работаем. Это, прежде всего, наш родной рынок, Румыния. Здесь у нас доля рынка в розничном сегменте составляет 16%, задача довести ее до 25%», – проинформировал Алексей Головин.

Именно в данных направлениях компания будет усиленно развиваться в ближайшие годы.

Справочно:

АО «НК «КазМунайГаз» – Национальная нефтегазовая компания РК – казахстанский оператор по разведке, добыче, переработке и транспортировке углеводородов, представляющий интересы государства в нефтегазовой отрасли Казахстана. Национальная компания «КазМунайГаз» является вертикально интегрированной нефтегазовой компанией, осуществляющей полный производственный цикл от разведки и добычи углеводородов, их транспортировки и переработки до оказания специализированных сервисных услуг.

China Energy Company Limited – является одной из наиболее динамично развивающихся частных компаний в Китае. В 2016 году она вошла в список Global Fortune 500, заняв 229-е место. CEFC осуществляет свою деятельность в энергетической, финансовой и инвестиционной сферах.

KMG International N.V. – основным предметом деятельности группы является нефтепереработка, маркетинг и осуществление трейдинговых операций на международных рынках. Розничная сеть группы, действующая под брендом Rompetrol, включает более 1 100 топливно-распределительных пунктов в Румынии, Грузии, Болгарии и Молдове. Основная деятельность компании сосредоточена в регионе Черного моря, где компания владеет двумя нефтеперерабатывающими заводами. Компания также проводит разведочные работы, предоставляет промышленные услуги в сфере EPC и обслуживания буровых скважин.

Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 25 декабря 2017 > № 2440771


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо

2017 — год утверждения Китая в роли сверхдержавы

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo), Folha, Бразилия

Китай, нравится нам это или нет, продолжает расти усиленными темпами. Не на 12%, как 15 лет назад, но где-то в диапазоне от шести с половиной до семи процентов учитывая базу в 13 триллионов долларов.

По оценкам МВФ, который иногда подсчитывает ВВП стран, руководствуясь паритетом покупательной способности, Китай уже является крупнейшей экономикой в мире, а это означает, что в международных экономических отношениях произошла радикальная перестройка, сопоставимая разве что с 1871 годом, когда США обогнали Великобританию.

Под занавес 2017 года можно констатировать еще один факт: Соединенные Штаты больше не являются экономическим гегемоном. Они по-прежнему играют лидирующую роль, но в затылок им дышит Китай. Есть люди, которые шутят, что на смену БРИКС пришел «К+ БРИС».

Китайцы крайне озабочены тем, чтобы бесспорная слава сверхдержавы не вскружила им голову. Для них не характерно тщеславие, к тому же они не стремятся навязать свое лидерство, к примеру, тем учреждениям, которые были созданы странами БРИКС.

Делают они это крайне деликатно. Взять тот же Новый банк развития (NBD) и ряд других институтов, в которых основным действующим лицом выступает Китай, например Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Объяснить этот тип поведения отчасти помогает знаменитая фраза Дэн Сяопина, великого архитектора этого нового этапа, произнесенная еще 40 лет назад: «Скрывать способности и ждать своего часа, дорожить временем, никогда не претендовать на гегемонию».

Иными словами, китайцы выстраивают долгосрочную стратегию, в соответствии с которой рост их влияния необходимо рассматривать скорее как естественное, чем навязываемое явление. Нередко они предпочитают выступать в качестве развивающейся страны и, к примеру, в ООН, присоединяются к повестке дня африканцев или более бедных стран Азии.

Чем больше стран будут институционально связаны с процессами в много- или разносторонних институтах, где сильно китайское руководство, тем лучше для Пекина. Это особенно интересно в случае НБД, поскольку он предоставляет Китаю огромные возможности, не налагая при этом географических ограничений, с которыми сопряжен Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Если инвестиции последнего идут только в Азию, Новый банк развития может инвестировать в проекты в Латинской Америке, Африке и на других континентах, что дает китайцам не только больше пространства для маневров, но и определенную степень косвенности, которую они высоко ценят как в своей культуре, так и во внешней политике.

Какие отношения эта азиатская сверхдержава намерена выстраивать с Бразилией? Вернее всего было бы отметить, что двусторонние экономические отношения сегодня продолжают свое движение по инерции.

С коммерческой точки зрения, они очень похожи на те, которые латиноамериканские страны поддерживали с Англией в XIX веке. То есть, с одной стороны, крупные экспортеры сырья; с другой — экспортер промышленных товаров с более высокой прибавленной стоимостью.

Так и будет в дальнейшем. Китай крайне обеспокоен вопросами продовольственной безопасности, для реализации инфраструктурных проектов ему требуется с каждым разом все больше минерального сырья.

Что точно выходит за рамки инерции, так это заметное увеличение китайских инвестиций в Бразилии, особенно в форме приобретения собственности, так называемых «слияний и поглощений».

Для тех китайских компаний, которые в последние годы намеревались выйти на мировую арену, сейчас самое время действовать. И китайцы не преминут влиться в эту динамику приватизаций и концессий особенно после выборов 2018 года, когда прояснится политический сценарий в стране на ближайшие годы.

В Бразилии они готовы в любой момент увеличить инвестиции в целый ряд областей, сегодня китайцы тщательно исследуют практически весь сегмент инфраструктуры.

В сфере глобальной геополитики возведение Си Цзиньпина в ранг священного лидера, которым был отмечен в Китае 2017 год, едва ли целесообразно связывать с приходом к власти Дональда Трампа.

Даже если бы победу одержала Хиллари Клинтон, всем пришлось бы признать, что Китай зарекомендовал себя как одна из двух крупнейших мировых держав — и мощь китайской власти ощутима во многих областях международных отношений.

Китай значительно укрепил свою роль источника капитала и внешних кредитов. Пекин также расширяет свои инвестиции в области обороны на 12 процентов в год.

Все это происходит вне зависимости от того, кто находится у власти в Соединенных Штатах. Однако тот факт, что в Белый дом пришел президент, предпочитающий протекционизм глобализации, еще больше подчеркивает возвышение Китая.

В то время как глобализация стала большим трамплином, обеспечившим Китаю стремительный взлет, а свободная торговля предположительно лучшим способом разрешения международных проблем, Соединенные Штаты сегодня явно плывут против течения. В этом контексте тускнеющей американской гегемонии 2017 год стал определяющей вехой для Китая, занявшего свое место среди тех, кто командует миром.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо


Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович

Как Россия и Китай борются за роль главного неевропейца на Балканах

Бранимир Видмарович

Принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет

Недавний саммит «16+1» в Будапеште, где Китай обсуждал сотрудничество с лидерами только Восточной Европы, показал, что Евросоюз испытывает все большие опасения из-за китайской активности в регионе. Причем переживают в Брюсселе не только из-за того, что Пекин может вбить клин между Западом и Востоком ЕС, но и из-за напора и успехов китайцев на Западных Балканах.

В Евросоюзе и так не могут решить, как им лучше поступить с этим небогатым, коррумпированным и нестабильным регионом. А Китай со своими альтернативными предложениями сотрудничества может еще сильнее замедлить непростой процесс внедрения на Западных Балканах европейских стандартов прозрачности, плюрализма и подотчетности.

Основания для беспокойства есть и у другой присутствующей в регионе стороны – России. Пока прямого соперничества между Пекином и Москвой на Балканах нет – каждый преследует свои интересы, которые практически не пересекаются. Поэтому проблемы возникают не столько в экономике, сколько в позиционировании: Китай плавно и последовательно вытесняет Россию из ниши главной альтернативы Западу для балканских государств.

Расклад интересов

Интересы России на Западных Балканах не ограничиваются желанием создать там атмосферу доверия на случай реализации своих новых (старых) энергетических проектов. Помимо экономических вопросов, для Москвы важно замедлить, а лучше вообще остановить процесс интеграции балканских государств в НАТО, а также сохранить свою мягкую силу в регионе, состоящую из смеси культуры, истории и претензий к Западу.

Цели Китая более туманны. Ясно, что Западные Балканы должны стать частью китайского проекта «Пояс и путь», одной из его магистралей – между портом Пирей в Греции и Центральной Европой. Развертывание базы в африканском Джибути, приобретение греческого порта Пирей, терминала в Валенсии, инвестиции в Клайпеду и планы покупки бельгийского порта Зебрюгге говорят о том, что Пекин намерен всерьез и надолго укрепиться как в Средиземном, так и на других европейских морях.

Также понятно, что низкая по сравнению с ЕС стоимость рабочей силы и отсталая экономика делают регион привлекательным для инвестиций в промышленность, в том числе и для обеспечения занятости китайских работников. Поэтому можно предположить, что в недорогих странах Западных Балкан Китай может развернуть «перевалочный пункт» – производство отдельных видов товаров для (ре)экспорта на соседние рынки.

Закрепившись в Европе, китайским властям также будет проще отслеживать «иррациональные инвестиции», то есть бегство капитала, и давить по этому вопросу на местные правительства. По мере возрастания влияния Пекина раздражающие разговоры про Тибет, уйгуров и религиозные свободы будут угасать. Но вопрос, есть ли у Китая какие-либо планы в области безопасности и создания военных опорных пунктов, например в Средиземноморье, пока остается в сфере догадок и спекуляций.

Дороги, уголь, электричество

Основное различие в подходах Пекина и Москвы к Западным Балканам заметить нетрудно – Пекин готов давать гораздо больше быстрых и дешевых денег на различные местные нужды при минимальных требованиях. Сербия лучший тому пример. Точно подсчитать совокупные китайские инвестиции в Сербию за последние годы невозможно, но их оценки уже колеблются в недостижимых для России объемах: от 1,8 до 5,5 млрд евро.

Китай готов вкладываться в самые разнообразные проекты на Западных Балканах. В той же Сербии это возобновляемые источники энергии, строительство электростанции, которая работает на переработанном мусоре, строительство завода по утилизации медицинских отходов и дорожно-транспортной инфраструктуры. Несмотря на то что пока единственным инфраструктурным проектом, который можно потрогать, является мост «Михайло Пупин» в Белграде (компания CRBC, 211 млн евро), сербские власти доверили компании CCCC строительство участка автодороги E763 Сурчин – Обреновац протяженностью 17,6 км. CCCC также обещала вложить 200 млн евро в строительство объездной дороги вокруг Белграда.

В сфере энергетики Китай вложил свыше 600 млн евро в реконструкцию ТЭЦ Костолац и увеличение мощностей близлежащего угольного рудника Дрмно. Идут переговоры с компанией HEAG по строительству комплекса ветряных турбин мощностью 500 МВт. Параллельно в Сербии началось строительство завода автомобильных частей «Мэй та» за 60 млн евро. Компания Hebei Iron & Steel за 46 млн евро купила убыточный чугунолитейный завод «Смедерево» и теперь намерена вложить 300 млн евро в его модернизацию. Также достигнута договоренность о покупке литейного завода «РТБ Бор». России, которая в последние годы практически прекратила инвестировать в Балканы, уже не может конкурировать с Китаем ни по масштабам, ни по разнообразию вложений.

Без претензий в будущее

Не менее важное различие состоит в том, что Китай, в отличие от России, пока не связывает экономическое сотрудничество с какими-либо политическими условиями. Китайское руководство не давит на балканские страны, требуя сделать выбор в пользу одного геополитического полюса, и не пытается замедлить интеграцию региона в евроатлантические структуры, как это делает Москва. Наоборот, Пекин ясно дает понять, что поддерживает вступление Западных Балкан в ЕС, а вопрос, входит та или иная страна в НАТО или нет, его вообще не волнует. С точки зрения Китая все это разногласия между Россией и Западом, которые он может обходить стороной.

То есть китайские инвестиции не только щедрее российских, но и точнее соответствуют мечте политического класса балканских стран: «деньги ваши – идеи наши». Принимать и соблюдать чужие условия тут не любят. Можно вспомнить пример Черногории, которая, несмотря на многолетние потоки русских денег, развернулась в своей внешней политике на 180 градусов, как только ей представилась реальная возможность вступить в НАТО.

К тому же российские инвестиции несут с собой не только геополитическое давление со стороны Москвы, но и репутационные риски, связанные негативным имиджем российских компаний в Европе. Например, «Газпромнефть» приобрела сербский нефтегазовый гигант НИС еще 10 лет назад, но до сегодняшнего дня не утихают разговоры о том, что Москва использует эту покупку как геополитическое оружие, устанавливает слишком высокие цены, мешает Сербии диверсифицировать поставки и вообще держит страну в энергетической кабале.

С Китаем таких трудностей пока гораздо меньше. Пекин готов просто дать денег да еще и нахваливать своих партнеров. В этом году Китай буквально подарил Сербии 14 млн евро довеском к пакету других договоренностей. Поэтому неудивительно, что на Балканах в китайцах начинают видеть готового помочь старшего брата, хотя раньше в этом амплуа выступала Россия. Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, хоть и в шутку, сказал: «Нас и китайцев миллиард и 260 миллионов». Это переделка старой сербской пословицы про то, что сербов и русских 300 миллионов.

В сфере символизма Балканы становятся все более прагматичными. Разговоры о братстве, религии и истории, за которыми не стоит ничего, кроме обид, потихоньку теряют свою силу. Но недоверие к Западу сохраняется, поэтому теперь часть балканских государств рвется уже в китайские объятия. А Пекин с удовольствием пользуется таким поворотом событий. Как отмечает эксперт по китайско-сербским отношениям Драган Павличевич, Сербия на государственном уровне приняла политику отказа от присоединения к любым критикующим Китай инициативам.

Хотя и в исторически сентиментальном плане у сербов и китайцев тоже при желании можно найти общее. В сербских и китайских СМИ теперь мелькают упоминания бомбежки китайского посольства в Белграде как объединяющего трагического эпизода общей истории. К этому следует добавить и то, что Пекин отказывается признавать независимость Косова. Китай такой же постоянный член Совбеза ООН с правом вето, как и Россия, и его непризнание имеет не меньшее значение, чем российское.

Наконец, принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет.

Балканское счастье

Вместе с тем у сотрудничества Китая с Западными Балканами есть свои трудности. На Балканах очень мало знают о Китае, плохо понимают его политику и интересы. Для балканских стран Китай – явление совсем новое. Китайские эксперты жалуются на недостаток фундаментального понимания проекта «Пояс и путь». Да и вообще, к Китаю и китайским товарам здесь до сих пор сохраняется доля презрения.

Чем больше Китай проникает в экономические и политические сети Балкан, тем больше вопросов и трудностей ему приходится встречать на своем пути. Рано или поздно перед Китаем может встать вопрос об измене одному из «пяти принципов»: вмешиваться ему в крайне нестабильную и конфликтную внутреннюю политику Западных Балкан или нет?

В то время как Россия – при всех проблемах – партнер старый и проверенный. Газ, Путин, вставание с колен, альтернатива Западу – все эти понятия на Западных Балканах давно стали своего рода брендом. Российскую политику могут не любить, но ее мотивы всем понятны. В Москве, в свою очередь, тоже гораздо лучше разбираются во всех конфликтах и хитросплетениях региона и умеют ими пользоваться.

Скрытая конкуренция между Китаем и Россией за место главного неевропейца на Балканах будет нарастать. Темпы этого процесса будут зависеть в том числе и от хода диалога ЕС – Китай. Для России Пекин может создать проблемы в самых неожиданных областях – например, в энергетике. Москва пока не обращает внимание на китайские вложения во возобновляемые источники энергии, а Пекин старается открыто не лезть в нефтегазовую или ядерную отрасль. Однако по мере развития технологий в самом Китае и в зависимости от будущих директив ЕС Китай может вдруг оказаться одной из энергетических альтернатив для российского газа в регионе.

Правда, тут остается большой вопрос, нужно ли Китаю такое счастье, как Западные Балканы, и не выйдет ли это влияние ему боком. Пренебрегая экологическими и правовыми упреками ЕС и бравируя партнерством с Китаем, балканские кандидаты в Евросоюз могут сыграть с Пекином злую шутку – Брюссель еще больше укрепится в своих подозрениях по поводу недобросовестности китайских намерений. Уже говорят о подтасовке тендеров в Македонии, а недавно Еврокомиссия начала расследование коронной китайской инвестиции в регионе – скоростной железной дороги Белград – Будапешт, подозревая, что тендер был написан под Китай.

Балканские государства любят играть в жертв и шантажировать своих более могущественных партнеров. Роль страшилки для Запада традиционно играла Россия. Однако с ростом влияния Китая Пекин может сменить Москву на этой почетной должности.

Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович


Китай. Нидерланды. Казахстан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430086

В международном сухопутном порту города Урумчи (СУАР КНР) 20 декабря прошла торжественная церемония отправки грузового железнодорожного состава с продуктами питания в конечную точку в Голландии, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Поезд проследует на казахстанскую станцию Хоргос далее по территории нашей страны, а затем России, Польши и других стран Евросоюза в Голландию.

Это уже не первый товарный состав из КНР в ЕС, с начала года из СУАР отправлено 667 составов, и до конца года в китайском сухопутном порту намерены расширить эту цифру до 700 поездов.

На железнодорожный состав были загружены продукты питания из города Чэнду (юго-запад Китая, провинция Сычуань). Всего время доставки товаров займет 14 суток. Для сравнения: ранее отправка китайских товаров из Чэнду шла морским путем и занимала 60 суток.

Начальник канцелярии международного сухопутного порта Урумчи Лю Шаохуа отметил, что с открытием нового логистического железнодорожного пути через Казахстан многие китайские товаропроизводители начинают создавать производство в Синьцзяне.

Л.Шаохуа показал, что химические удобрения из города Урумчи до станции Сороковая в Астане доставляются за семь дней (через станцию Достык). Пластиковые крышки одного из производителей газированных напитков в Алматы доставляются из Китая за четыре дня через станцию Хоргос.

При этом китайская сторона готова расширять объемы транспортировки товаров и грузов по железной дороге в Казахстан и далее в другие зарубежные страны.

Китай. Нидерланды. Казахстан > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430086


Казахстан. Китай > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430078

Сегодня в Пекине прошла официальная церемония открытия визового центра Казахстана - первого подобного учреждения в истории казахстанской дипломатии, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Открытие визового центра Казахстана стало результатом двухгодичной работы Министерства иностранных дел. В соответствии с поручением Правительства, мы передаем визовые вопросы в конкурентную среду. Этот визовый центр будет проводить аутсорсинг визовых услуг, обслуживать граждан КНР, которые едут в Казахстан в туристических целях, а также в рамках реализации 51 совместного проекта», - сказал казахстанским журналистам директор департамента консульской службы МИД РК Ардак Мадиев.

По его словам, получение казахстанской визы в новом визовом центре будет занимать 3-5 дней с момента подачи документов.

Аутсорсингом визовых услуг в Визовом центре Казахстана будет заниматься одна из ведущих международных компаний в этой сфере «TLScontact».

В интервью Казинформу заместитель руководителя Главного управления туризма КНР Вэй Хунтао выразил уверенность, что открытие визового центра Казахстана в Пекине позволит существенно увеличить туристический поток из КНР в РК.

«В этом году по решению лидеров двух стран был успешно проведен «Год туризма Китая в Казахстане». Благодаря усилиям двух стран, туристические обмены между нами достигли 500 тысяч человек. Я думаю, что открытый сегодня визовый центр Казахстана в Пекине позволит существенно нарастить туристический поток из Китая в Казахстан. Правительство РК принимает меры по совершенствованию и облегчению процедуры получения казахстанской визы для граждан РК, что будет способствовать частому общению и лучшему взаимопониманию народов двух стран», - сказал он.

В мероприятии приняли участие заместитель министра иностранных дел РК Акылбек Камалдинов, заместитель министра культуры и спорта РК Ерлан Кожагапанов, директор департамента консульской службы МИД РК Ардак Мадиев, Чрезвычайный и Полномочный Посол РК в КНР Шахрат Нурышев, председатель правления АО «НК «Казахтуризм» Рашид Кузембаев, ведущие туристические операторы двух стран, представители СМИ и другие.

После выступлений спикеров и торжественного разрезания символической ленты был проведен концерт. Гости мероприятия смогли отведать казахские национальные блюда, а также принять участие в розыгрыше туристических пакетов от казахстанских туроператоров (визовая поддержка, проживание в гостиницах Астаны, Алматы, Южно-Казахстанской области и других регионах РК).

Напомним, 13 декабря этого года было объявлено о повторном введении для граждан Китая, следующих транзитом через международные аэропорты городов Астана и Алматы, 72-часового безвизового режима пребывания, который был апробирован в период ЭКСПО-2017. Данный режим вступает в силу 25 декабря 2017 года и действует до 31 декабря 2018 года.

Казахстан. Китай > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2430078


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 декабря 2017 > № 2429881 Сюй Вэньхун

Китайский политолог: «Кроме экспорта товаров важен массовый экспорт идей и китайских ценностей»

Рост китайской мощи сопровождается распространением культурно-информационного влияния Китая за рубежом. За считанные годы по всему миру было создано более 500 Институтов Конфуция – китайских зарубежных научно-образовательных учреждений, аналогов немецкого Института Гете или испанского Института Сервантеса. Темпы строительства инфраструктуры китайской «мягкой силы» за рубежом говорят о том, что Китай серьезно относится не только к экономике, но и к завоеванию «умов и сердец». Секретами «мягкой силы» Китая с «Евразия.Эксперт» поделился китайский политолог Сюй Вэньхун, доктор юридических наук, заместитель генерального секретаря Исследовательского центра «Один Пояс Один Путь» при Китайской Академии общественных наук.

- Господин Вэньхун, в чем заключается суть концепции «мягкой силы» во внешней политике Китая на постсоветском пространстве, в Евразии?

- Впервые термин «мягкая сила» ввел в оборот профессор Гарвардского университета Джозеф Най в 1990 г. Сутью концепции «мягкой силы» во внешней политике Китая является продвижение китайской культуры по всему миру. Одним из элементов практической реализации этой концепции является открытие за границей центров по продвижению китайского языка и культуры, получивших название Институты Конфуция.

Многие считают, что Институты Конфуция служат инструментом влияния Китая на [другие] страны, но, с точки зрения китайской стороны, это мост для коммуникации между китайцами и их соседями в глобальной деревне.

С распространением инициативы «Один пояс, один путь» более реальные функции Института Конфуция улучшат взаимопонимание между людьми.

- Одним из инструментов «мягкой силы» Китая является гуманитарное сотрудничество. Расскажите, пожалуйста, как Китай действует в гуманитарной сфере в Евразии?

- Кроме экспорта товаров и инвестиций, важен также и массовый экспорт идей и китайских культурных ценностей. Сегодня Китай активно инвестирует в строительство школ, детсадов, больниц, автодорог, железных дорог, портов в евразийском регионе.

Именно школы и детские сады медленно улучшают уровень жизни при помощи воспитания следующего поколения для устойчивого развития.

А строительство инфраструктуры – это опыт и секрет китайского экономического чуда. Ведь Китай сам прошел этот путь за последние сорок лет.

В Китае есть известная поговорка: если хочешь разбогатеть, то сначала проложи дорогу к богатству. В процессе строительства инфраструктуры создаются рабочие места. Создавая инфраструктуру, мы улучшаем условия для дальнейшего развития экономики.

Китайцы считают, что все человечество живет в глобальной деревне. Судьбы всего человечества взаимосвязаны. Кроме игры с нулевой суммой у нас может быть другой выбор – развитие взаимовыгодного сотрудничества.

- Не секрет, что один из главных факторов притягательности Китая – его экономическая мощь. За счет чего Китай демонстрирует высокие темпы роста экономики?

- На рост экономики Китая в последние годы влияет множество факторов. Но, на мой взгляд, здесь нужно выделить три главные причины. Во-первых, хотя паровоз китайского экономического развития идет не так быстро, как раньше, рост ВВП идет сравнительно быстрее, чем у других стран. Процесс преобразования индустрий и промышленной модернизации еще на полпути.

Китай постепенно превращается из самого мощного производителя в самого крупного потребителя. Потенциал китайского экономического развития еще не полностью исчерпан.

Во-вторых, доля Китая в международной электронной коммерции возрастает. Отмечается уверенный рост числа пользователей интернет-магазинов, объема транзакций и количества сотрудников, занятых в секторе онлайн-торговли. Число пользователей интернета в Китае достигло в 2016 г. 731 млн, это более 53 % всего населения страны.

В Китае появились такие крупные компании, как Huawei, Alibaba, Tencent и другие гиганты, которые уже могут конкурировать с самыми крупными компаниями мира. Развитие электронной коммерции позволило создать сотни тысяч новых рабочих мест. Сегодня в Китае рождаются новые бизнес-идеи, молодые компании из года в год улучшают свои экономические показатели, что дает веские основания полагать, что экономический рост Китая продолжится и впредь.

В-третьих, необходимо отметить прорыв в области образования.

Как и многие другие сферы, система образования в Китае пережила целый ряд последовательных реформ, которые, определенно, пошли ей на пользу. На протяжении 30 лет система образования Китая стремительно менялась и улучшалась. Усилилась креативность китайцев, поменялось их мышление, что постепенно сказывается на показателях экономического роста страны.

- Китай продолжит экономические реформы в 2018 г. и реализует новые экономические концепции, говорится в программном заявлении постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии КНР (ПКПБ). В чем заключается суть этих реформ?

- Как говорится в программном заявлении постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии КНР (ПКПБ), экономические реформы в 2018 г. будут проводиться в 5 сферах: реформа в политической жизни, реформа в экономике, реформа в культурной жизни, реформа в общественной жизни и в экологической области.

После этих реформ экономическое развитие в Китае будет более здоровым, сбалансированным, высокоэффективным и экологичным. Все эти реформы призваны вывести экономику Китая на новый качественный уровень. В ближайшем будущем мы станем свидетелями новых преобразований и положительных тенденций в сфере экономики нашей страны.

- Растущие долги Китая представляют собой большие риски для его экономики, – считают в Международном валютном фонде. Откуда берутся долги?

- Долги в Китае можно разделить на три типа: персональные долги, долги предприятий и долги [местных и центрального] правительств на разных уровнях. С ростом цен на недвижимость за последние годы по всему Китаю быстро растут персональные долги, но до сих пор средний уровень личной задолженности в Китае пока только 44%. Стоит обратить внимание, что это пока не так серьезно.

Что касается уровня задолженности предприятий, то он [тоже] не так высок, но размеры долгов госпредприятий высокие, что вызывает обеспокоенность.

Правительство уже обращает на это серьезное внимание и собирается предпринять решительные меры для того, чтобы снизить уровень задолженности госпредприятий.

Что касается долгов правительств в Китае, хочу отметить, что уровень задолженности центрального правительства Китая невысок. Центральное правительство Китая строго следует следующему принципу: дефицит не более 3% ВВП. Поэтому долги у центрального правительства Китая не вызывают обеспокоенности.

Думаю, МВФ больше всего опасается за образовавшиеся долги местных правительств в Китае. Китай тоже примет решительные меры для снижения уровня задолженности местных правительств. Уверен, что этот вопрос решится.

Сюй Вэньхун

Источник – Евразия.Эксперт

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 декабря 2017 > № 2429881 Сюй Вэньхун


Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич

Как Китаю пришлось спасать страну от микрокредитов

Леонид Ковачич

Поначалу китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью и даже рекламировали их в госСМИ. Но вскоре этот инструмент вышел из-под контроля и стал угрожать стране всесторонней катастрофой: от массовых протестов общенационального масштаба до обвала на финансовых рынках, по типу американского кризиса 2008 года

Китайские власти наводят порядок в сфере потребительского кредитования и микрозаймов. Комиссия по регулированию банковской деятельности КНР, а также Народный банк Китая совместно приняли документ «Уведомления об упорядочивании и регулировании деятельности микрофинансовых организаций (МФО). Новые правила, полный текст которых будет опубликован позднее, устанавливают предельно допустимую процентную ставку для микрокредитов, разъясняют порядок предоставления займов, ограничивают работу коллекторов, устанавливают правила формирования капитала таких организаций. Для кредиторов меры можно назвать драконовскими. Но принимать их надо было срочно. По заявлению китайских регуляторов, беспорядочное потребительское кредитование загоняет граждан в кредитную ловушку и угрожает стабильности всей финансовой системы страны.

iPhone ценою жизни

Девятнадцатилетняя студентка из Шэнси всего лишь хотела купить iPhone 6s Plus. Ей не хватало 12 тысяч юаней (около $1800). Просить деньги у родителей она стеснялась – родители крестьяне и так экономили на всем, чтобы только их единственная дочь получила хорошее образование. В университетском кампусе она увидела рекламу микрокредитов. Компания предлагала оформить кредит за 15 минут на любые цели без залога и поручителей.

Доверчивая девушка обратилась в организацию и действительно через считаные минуты получила деньги. Все условия договора студентка, видимо, до конца не прочитала. Оказалось, что, помимо тела кредита 12 тысяч юаней и почти 40% годовых, ей еще предстоит выплатить некий «сервисный сбор» 4000 юаней. Девушка поняла, что расплатиться своими силами не сможет, и взяла другой кредит, на оплату предыдущего, потом еще и еще. В итоге долг за iPhone составил более 230 тысяч юаней (около $35 тысяч).

Ситуация казалась безвыходной. И студентка решила покончить с собой. К счастью, ее с пузырьком снотворного в руках вовремя заметил отец и отговорил от такого поступка. Родители потратили все свои сбережения до копейки, но все равно остались должны еще около 60 тысяч юаней (примерно $9000). Эта история разошлась в китайских соцсетях. Пользователи интернета советовали обратиться в суд.

Возможно, теперь у родителей студентки есть шансы выиграть дело. Такие высокие ставки процента и раньше были запрещены законом, а по новым правилам выдавать займы людям, у которых нет стабильного источника дохода, МФО не могут.

Не копи – купи

Исторически в Китае жить в долг считалось зазорно. Многие поколения китайцев упорно работали и откладывали деньги на черный день. Поэтому в стране была чрезвычайно высокая норма накопления и низкое потребление. Но все изменилось, когда на рынок вышло поколение 90-х. Они выросли в относительном достатке и привыкли потреблять гораздо больше своих родителей. Типичная логика нынешнего поколения: жить надо не потом, а сейчас. Деньги обесцениваются, их надо тратить, а не откладывать на потом.

Финансовые структуры обратили внимание на этот тренд еще в середине 2000-х. Тогда банки стали выдавать кредитные карты студентам, часто привлекая их разными плюшками: кешбэком, скидками в магазинах при оплате картой, подарками от банка. Для финансовых структур китайские студенты стали настоящей находкой. Уже в 2008 году 15% всех розничных покупок потребительских товаров совершалось с помощью кредитных карт, тогда как за два года до этого их было всего 4,8%. Два года быстрого роста потребления в кредит – как раз то время, когда банки активно выдавали кредитки студентам.

Но вскоре головокружение от успехов сменилось разочарованием: готовые на безудержное потребление молодые люди еще не состоялись в финансовом плане, поэтому обеспечить высокую норму потребления на свои собственные средства они все равно не могли. Родители отнимали у своих детей иногда по десятку различных кредиток, из последних средств расплачивались с их долгами, которые доходили до нескольких сотен тысяч юаней. Тогда финансовые власти вовремя отреагировали, и в 2009 году китайский ЦБ запретил выдавать кредитные карты студентам без источника дохода, а также лицам моложе 18 лет.

В то время уже стали появляться микрофинансовые организации, но их популярность была невелика. О том, какие риски может нести их деятельность, мало кто задумывался. Необходимость в жестком регулировании этой отрасли была неочевидна. Официальный документ, регулирующий деятельность МФО – «Руководящие мнения Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР и ЦБ КНР о тестировании МФО» – появился в 2008 году. Но он описывал лишь базовые принципы – что такое МФО, как формируется капитал МФО, к какому ведомству относится их регулирование и так далее.

Так, например, в документе сказано, что фонды МФО формируются за счет уставного капитала, внесенного акционерами, добровольных взносов акционеров, а также за счет банковских кредитов. Но МФО может брать кредит не более чем в двух банках. А сумма банковского займа не должна превышать 50% от чистого объема капитала компании. Кому выдавать кредиты, какова процедура истребования долга, какие могут быть процентные ставки – ничего этого документ не регламентирует.

Микрокредит против бедности

В то время китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью. И это вполне логично: первые в мире МФО создавались именно для этой цели. В 1970-х экономист из Бангладеш Мухаммед Юнус начал выдавать свои деньги в долг малоимущим предпринимателям, чтобы те могли использовать их для развития бизнеса. Именно он стал основателем Grameen Bank – первой микрофинансовой организации в мире, и получил Нобелевскую премию за вклад в борьбу с бедностью.

Китай решил воспользоваться мировым опытом. В 2015 году Госсовет КНР опубликовал «Программу развития финансовой системы, доступной для всех групп населения, 2016–2020»). В ней значительная роль отводилась микрокредитам. «Нужно стимулировать создание финансовыми структурами инновационных продуктов, в том числе продвижение микрокредитных продуктов, микрокомпаний по страхованию жизни. Необходимо расширять каналы финансирования микрокредитных компаний и ломбардов», – говорится в программе.

Упор на микрокредиты был сделан в первую очередь в борьбе с бедностью на селе. Главное информагентство страны «Синьхуа» рапортовало о том, как счастливый фермер легко получил кредит через мобильное приложение Ant Financial, входит в группу Alibaba, купил трехколесный мотоцикл с тележкой и стал зарабатывать на жизнь мелкими грузоперевозками. Он спокойно живет на своей малой родине, ему уже не надо ехать в прибрежные города на заработки. В сотрудничестве с Китайским фондом по борьбе с бедностью компания Ant Financial работает в 245 беднейших регионах и предоставила кредитов 160 миллионам крестьян, сообщало «Синьхуа».

Предприимчивые финансисты быстро уловили этот сигнал. Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год. К началу 2017 года он достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, оказавшейся финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов.

Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда компании стали сами напрямую предоставлять потребкредиты населению.

Количество МФО стало быстро увеличиваться. Кроме того, бывшие p2p-платформы, например PPDAI, также переключились на предоставление микрозаймов. Не отставали и технологические гиганты – Alibaba и Tencent, предоставляя пользователям своих электронных кошельков возможность моментально получить некоторую сумму денег на покупки, причем с льготным периодом погашения – по сути, такая альтернативная кредитная карта.

Все это привело к тому, что потребление, на которое так давно надеются китайские власти как на будущий двигатель роста ВВП, наконец-то начало расти. По данным Министерства коммерции КНР, доля потребления в приросте ВВП в 2016 году была 64,6%, в 2017 году ожидается, что превысит 70%. По данным министерства, розничные продажи потребительских товаров превысят 37 трлн юаней в этом году. При этом совокупный объем выданных без залога и поручителей микрозаймов, по подсчетам CBRC, достигает 1 трлн юаней, а всего в стране на данный момент действует более шести тысяч МФО.

Акулы микрозаймов

Однако впоследствии в СМИ стали всплывать жуткие подробности работы МФО. То крупнейшая платформа интернет-кредитования, Qudian, которая, кстати, недавно вышла на IPO в Нью-Йорке, вымогает обнаженные фотографии у студенток в качестве залога за кредит. То МФО нанимают танцующих и поющих бабушек, которые водят хороводы вокруг дома должника и нараспев сообщают всей округе о нечестном поведении хозяина.

Некоторые компании даже стали привлекать в качестве коллекторов ВИЧ-инфицированных сотрудников, которые ходят по домам должников с табличками «У меня ВИЧ». Коллекторы обещали сидеть в доме должника до тех пор, пока долг не будет погашен. Иначе, угрожали коллекторы, они будут хвататься руками за все предметы и посуду и таким образом заразят всех членов семьи. Это пугало не очень разбирающихся в медицине крестьян.

Зачем МФО идут на такие странные меры выбивания долгов? Дело в том, что еще в 2015 году Верховный суд КНР постановил, что суммарная стоимость кредита не может превышать 36% годовых. Это значит, что решить в правовом поле проблему неплатежей по кредитам с более высокой процентной ставкой попросту невозможно. Поэтому единственный способ для МФО истребовать у должника выплаты по кредиту – обращаться к коллекторам и использовать такие нестандартные методы.

С одной стороны, в МФО кредит может получить практически любой человек без залога и поручителей. С другой – при оформлении кредита организация запрашивает у клиента большое количество личных данных. Кроме того, с развитием интернета и технологий мобильных платежей компании обладают огромным массивом разнообразной информации. Ведь мобильный телефон знает практически все: где человек бывает, с кем общается, причем не только в соцсетях, но и вживую (за счет сопоставления данных о геолокации), какие покупки делает и каков его среднемесячный оборот средств.

Проанализировав эти большие данные, компания может оценить платежеспособность клиента лучше любой традиционной системы скоринга. Когда вся жизнь человека как на ладони, он становится легкой мишенью для коллекторов. Тем более в Китае компании достаточно легко относятся к вопросу передачи личных данных третьим лицам. На днях, например, сообщалось об утечке данных пользователей Wechat, Alipay и Sesame Credit. В сентябре China Daily писала об аресте 410 человек в провинции Гуандун, которые торговали персональными данными из кредитных организаций. Всего было конфисковано более 100 млн файлов с личными данными пользователей.

Все это создает большие социальные риски. Это гораздо опаснее, чем трудовые конфликты, земельные споры, обманутые дольщики. Потому что с развитием интернет-финансов жертвы микрокредитов могут появляться по всей стране, переводя конфликт в общенациональный масштаб.

Есть еще один немаловажный момент: поскольку в Китае государство долгое время сохраняло абсолютную монополию на любую финансовую деятельность, в головах людей до сих пор сидит убежденность, что государство за все отвечает и будет следить за соблюдением справедливости и их прав. Именно поэтому государство и вмешалось сейчас, пока тысячи или миллионы обанкротившихся должников не пошли с вилами на Чжуннаньхай.

Помимо этого, деятельность МФО стала создавать и системные финансовые риски. Регулирующий документ 2008 года регламентировал лишь пропорцию банковских займов в капитале МФО. Но компаниям ничто не мешало найти другие источники финансирования. МФО стали пополнять свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Допустим, микрофинансовая организация выдала какое-то число потребительских кредитов. Затем она продает права требования спецюрлицу SPV. SPV формирует пул активов и выпускает по ним ABS. Далее ABS передается консорциуму андеррайтеров, которые обеспечивают размещение этих ценных бумаг. Размещение может быть частным между ограниченным кругом инвесторов. Кроме того, такие ABS торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах. Например, одна лишь Ant Financial выпустила ABS, обеспеченные потребкредитами, на 149 млрд юаней ($22 млрд). JD.com, вторая по величине китайская площадка интернет-торговли, выпустила таких ABS на 9,5 млрд юаней ($1,4 млрд), а компания Baidu – на 1,3 млрд юаней ($196 млн).

Конечно, субординированные транши (самые рискованные) остаются, как правило, на балансе оригинатора. Однако примечательно, что местные рейтинговые агентства присваивают рейтинги AAA и АА+ для старших и мезонинных траншей. Ситуация еще более рискованная, чем с печально известными американскими CDO, которые вызвали финансовый кризис 2008 года. CDO тоже присваивался максимально высокий рейтинг, но они хотя бы были обеспечены ипотечными кредитами, где недвижимость была в качестве залога. И то практика показала, что такие облигации оказались ненадежными. Что уж говорить об облигациях, обеспеченных микрокредитами, по которым вовсе нет никакого залога.

Смена курса

Теперь китайские власти пытаются купировать все эти риски. Согласно новым уведомлениям, выпущенным регулирующими органами, ставка по микрокредитам, включая все платежи и сервисные сборы, не должна превышать 36% годовых. Кроме того, в договоре займа должна быть прописана именно годовая ставка процента, а не месячная или дневная. Это важная мера, поскольку МФО, пользуясь низкой финансовой грамотностью населения, зачастую указывают привлекательные ставки процента за день, дезориентируя своих клиентов (эта проблема характерна не только для Китая, в опросе «Коммерсанта» только 22% смогли верно ответить на вопрос: «Какую ставку по кредиту вы считаете более выгодной – 1% в день или 70% в год?»).

Кроме того, по новым правилам микрокредиты запрещено предоставлять заемщикам без стабильного источника дохода: безработным, студентам и так далее. Пролонгация кредита не может производиться более двух раз. Согласно уведомлениям, компании должны активно использовать новые технологии, в том числе больше данные, чтобы тщательно оценивать платежеспособность клиента и не предлагать ему займы на сумму большую, чем он может себе позволить. Вместе с тем уведомления призывают уделять больше внимания охране личных данных и запрещают нелегальную передачу личной информации третьей стороне.

Существенные ограничения вводятся на работу коллекторов. Теперь они не могут использовать насильственные меры, не могут вмешиваться в частную жизнь клиента или оказывать на него моральное давление. Кроме того, отныне они должны общаться по поводу возврата долга исключительно с самим заемщиком, запрещается давление на третью сторону, например родственников или друзей должника.

Регулятор также ввел меры стабилизации финансовой системы. Хотя для МФО по-прежнему не запрещена секьюритизация, банкам теперь запрещено инвестировать средства фондов по управлению активами в облигации, обеспеченные микрокредитами.

Выдача лицензий для новых МФО будет приостановлена. Те организации, которые работают без специальной лицензии, теперь оказались вне закона, их деятельность будет прекращена. А те МФО, которые уже получили специальную лицензию, будут снова проверяться на соответствие новым уведомлениям. В случае каких-либо нарушений компаниям грозят санкции: от приостановки деятельности до отзыва имеющейся лицензии.

Безусловно, новые меры направлены на защиту потребителей. Для МФО это большой удар и, как полагают участники рынка, не многие смогут его пережить. С другой стороны, эта мера позволит упорядочить рынок, оставив в игре лишь сильнейших представителей. Уже сейчас понятно, что у крупных компаний вряд ли возникнут проблемы с выполнением новых указаний. Некоторые решили даже сыграть на опережение. Например, Ant Financial сообщила, что не будет предоставлять займы по ставке выше 24% годовых, еще за неделю до того, как в дело вмешались регуляторы.

Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 19 декабря 2017 > № 2444949

19 декабря состоялась встреча президента Китайской ассоциации по международному обмену в сфере образования Лю Лиминя с советником посольства России Игорем Поздняковым и представителем Российского культурного центра Виктором Конновым.

Известный ученый-русист Лю Лиминь также является председателем Китайской ассоциации выпускников советских (российских) вузов – КАВС, с которой Российский культурный центр поддерживает партнерские отношения, и уже четыре года подряд проводит масштабное мероприятие – Единый день выпускника. Кроме того, он возглавляет Китайскую ассоциацию преподавателей русского языка и литературы (КАПРЯЛ), является вице-президентом Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ).

До недавнего времени Лю Лиминь занимал пост заместителя министра образования КНР, и в этом качестве принимал самое активное участие в реализации проекта создания первого совместного российско-китайского университета «МГУ – ППИ в Шэньчжэне». Он согласился ответить на некоторые вопросы, связанные с этим успешно реализованным проектом.

«Тот факт, что совместный университет в Шэньчжэне строится как уменьшенная копия высотного здания МГУ на Воробьевых горах, имеет глубокое символическое значение. Силуэт «высотки МГУ» знаком всем в Китае, его можно считать визуальным символом российского образования», - сказал Лю Лиминь».

Как выпускник МГУ Лю Лиминь выразил надежду, что совместный университет в Шэньчжэне сохранит лучшие традиции этого главного вуза России, в частности, высокие стандарты обучения, фундаментальные знания, духовность, а также студенческие дружбу и братство.

Лю Лиминь вспомнил, как в годы учебы он пришел однажды на Пушкинскую площадь, где в День рождения поэта многие россияне читали стихи, и сам отважился прочитать стихотворение А.С. Пушкина «К Чаадаеву», под аплодисменты собравшихся.

В завершение встречи представитель Российского культурного центра Виктор Коннов и советник посольства Игорь Поздняков вручили Лю Лиминю памятные сувениры, поздравили с наступающим Новым годом и пожелали новых успехов в работе.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 19 декабря 2017 > № 2444949


Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428332

Второй пошел: В Шанхае испытан брат-близнец первого китайского лайнера C919

Напомним, что первый экземпляр самолета произвел свой первый полет в мае 2017 года. Первый же междугородный перелет состоялся в ноябре 2017 года

Второй прототип китайского реактивного пассажирского самолета C919 завершил в Шанхае свой первый полет, сообщает 17 декабря агентство «Синьхуа».

Самолет произвел взлет в Шанхайском международном аэропорту Пудун в 10:30. Его полет продлился около 2 часов, в рамках которого проводилось тестирование ключевых систем и оборудования самолета, включая взлетное, посадочное и навигационное оборудование, а также системы связи, ускорения и торможения.

Напомним, что первый экземпляр самолета произвел свой первый полет в мае 2017 года. Первый же междугородный перелет состоялся в ноябре 2017 года.

Корпорация COMAC, ответственная за разработку самолета, планирует выпустить шесть экземпляров для проведения летных испытаний. Запланировано проведение более 1000 тестов.

Имея максимальную дальность полета 4075 км, С919 способен конкурировать с обновленным европейским Airbus 320 и новым поколением американских Boeing 737.

Как сообщало ИА REGNUM, заказы на первый китайский пассажирский авиалайнер C919 приблизились к 800.

Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428332


Китай > СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428322

Бесплатный Wi-Fi появится во всех скоростных поездах Китая

Бесплатный доступ к беспроводной сети Wi-Fi уже предоставляется пассажирам на линии Шанхай-Пекин в новейших скоростных поездах нового поколения «Фусин»

Доступ к сети интернет посредством Wi-Fi станет доступным на всех скоростных поездах Китая в ближайшем будущем, сообщает 18 декабря газета China Daily.

Как утверждает заместитель генерального директора китайского монополиста China Railway Corporation Хуан Минь, бесплатный доступ к беспроводной сети Wi-Fi уже предоставляется пассажирам на линии Шанхай-Пекин в новейших скоростных поездах нового поколения «Фусин».

Wi-Fi на скоростных поездах значительно отличается от того, что используется в квартирах и офисах. Для стабильной скорости доступа к интернету в горных районах, необходимы более совершенное оборудование.

Однако, благодаря внедрению новейших технологий на китайских железных дорогах, пассажиры могут в режиме онлайн покупать билеты на поезда, оплачивая их через специальные мобильные приложения. Кроме того, они могут при помощи смартфона заказать доставку еды в купе.

Напомним, что Китай также занимается активным внедрением доступа к сети интернет посредством Wi-Fi и в самолетах. Так, сотовый оператор China Unicom уже наладил сотрудничество с авиакомпаниями China Eastern Airlines и China Southern Airlines в обеспечении пассажиров доступом к глобальной сети.

Китай > СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428322


США. Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428321

Китайцы выпустили «убийцу» Tesla Model X

Электрокроссовер NIO ES8 в два раза дешевле своего аналога из США

Китайский стартап NIO представил свой первый серийный электрокроссовер ES8, стоимость которого составляет половину от стоимости Tesla Model X, про автомобиль 18 декабря рассказал портал CNBC.

Базовая комплектация ES8 обойдется китайским покупателям в $67,765 тыс, а стоимость Tesla Model X в Китае составляет $126,470 тыс.

При этом издание напоминает, что у NIO будет преимущество, поскольку эта компания, в отличие от Tesla, может пользоваться субсидиями, которые выделяют власти.

Основатель NIO Уильям Ли сказал журналистам, что он сам не может предсказать, как выход кроссовера на китайский рынок повлияет на продажи Tesla в регионе.

«Возможно, после выхода нашего продукта, Tesla будет продавать меньше. Но также возможен вариант, при котором они всё равно будут поддерживать уровень своих продаж, поскольку растет весь рынок. Трудно сказать», — заявил Ли.

При этом бизнесмен добавил, что среди покупателей электромобилей Tesla нашлось много таких, которые решили в итоге обратиться к NIO. Но есть и много таких, кто покупает продукцию обеих компаний.

Напомним, модель ES8 представляет собой 7-местный электрокроссовер, который изготавливается и настраивается по заказу. Автомобиль оснащен системой искусственного интеллекта, его силовая установка позволяет ему разгоняться до 100 км/ч за 4,4 сек.

США. Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428321


Китай. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 декабря 2017 > № 2424927

В Пекине состоялся 9-й Китайско-британский финансово-экономический диалог, на котором совместно председательствовали вице-премьер Госсовета КНР Ма Кай и министр финансов Великобритании Филип Хаммонд.

Ма Кай отметил, что в этом году отмечается 45-летие со дня установления дипломатических отношений между КНР и Великобританией на уровне послов, и для углубления практического сотрудничества двух стран есть новые шансы.

По его словам, стороны должны воспользоваться стратегическими шансами, непрерывно углублять энергетическое сотрудничество, продвигать инфраструктурное сотрудничество, углублять торгово-инвестиционное сотрудничество, расширять индустриальное и инновационное сотрудничество, содействовать состыковке программы "Сделано в Китае-2025" с британской индустриальной стратегией, усилить практическое сотрудничество в рамках "Пояса и пути", стабильно продвигать сотрудничество в области финансовых услуг, совместно содействовать интернационализации юаня, усилить координацию в международных делах, а также продвигать восстановление мировой экономики.

Китай готов прилагать совместные с Великобританией усилия для того, чтобы обогащать содержание "золотой эры" китайско-британских отношений и вывести двусторонние отношения на новую ступень, заявил Ма Кай.

Филип Хаммонд, в свою очередь, сказал, что Великобритания поддерживает инициативу "Пояс и путь" и надеется, что обе стороны, воспользовавшись шансами, будут углублять практическое сотрудничество во всех сферах и прикладывать усилия для претворения в жизнь "золотой эры" двусторонних отношений.

Стороны провели глубокое обсуждение вопросов, связанных с макроэкономикой, торговлей, инвестицией, промышленной стратегией, финансовой реформой и развитием финансового рынка, а также сотрудничеством в рамках "Пояса и пути". Взаимовыгодные результаты были достигнуты по 72 пунктам.

Китай. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 декабря 2017 > № 2424927


Великобритания. Китай > Транспорт > russian.china.org.cn, 16 декабря 2017 > № 2424926

Согласно опубликованным сегодня результатам 9-го Китайско-британского финансово-экономического диалога, стороны сделают упор на содействии подвижкам по проекту второй очереди 2-й линии британских скоростных железных дорог /HS2/.

В Пекине сегодня проходил 9-й Китайско-британский финансово-экономический диалог, на котором стороны достигли ряда новых консенсусов по углублению экономического и финансового сотрудничества, а также приданию новых движущих сил "золотой эре" китайско-британских отношений.

В политических результатах диалога говорится, что стороны продолжат вести тесное сотрудничество по проекту скоростной железной дороги, а также приветствуются подвижки в сотрудничестве, осуществляемом сейчас в рамках китайско-британской совместной рабочей группы по железным дорогам, включая сдвиги, достигнутые на состоявшемся в июле этого года в Циндао заседании данной рабочей группы.

В политических результатах отмечается, что для содействия реальным результатам сотрудничества Китая и Великобритании в области железных дорог Государственный комитет по делам развития и реформ КНР и британское министерство транспорта в 2018 году проведут в Великобритании 4-е заседание китайско-британской совместной рабочей группы по железным дорогам.

Великобритания. Китай > Транспорт > russian.china.org.cn, 16 декабря 2017 > № 2424926


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter