Всего новостей: 2576788, выбрано 2252 за 0.142 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Китай. Евросоюз. ЕАЭС. РФ > Транспорт > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638630

По данным РГ, в этом году начнется строительство новой трассы из Китая в Европу через 8 регионов России. Уральская торгово-промышленная палата сообщает, что общая протяженность маршрута до Германии превысит 8000 километров, 2,2 тысячи километров - по территории России.

Кстати, в июне текущего года Россия и Китай подпишут межправовое соглашение, по условиям которого автомобильные перевозчики из Китая смогут свободно перевозить грузы по территории двух стран. Это может полностью переформатировать рынок автомобильных грузоперевозок между Россией и Китаем.

Ранее председатель Евразийской экономической коллегии (ЕЭК) Тигран Саркисян заявил, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Китай обсуждают возможность запуска 40 совместных проектов. Соответствующее соглашение было подписано 17 мая. В реализацию проектов будут вовлечены все пять стран ЕАЭС и Китай.

Китай. Евросоюз. ЕАЭС. РФ > Транспорт > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638630


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638629

В докладе китайского Центра по изучению электронной коммерции говорится, что в 2017 году объем экспорта Китая через платформы трансграничной электронной коммерции увеличился на 14,5% до 6,3 трлн юаней. Объем экспорта в сегменте B2B вырос на 13,3 проц. до 5,1 трлн юаней, объем экспорта в рамках розничной торговли через платформы трансграничной электронной коммерции увеличился на на 21,2 проц. до 1,2 трлн юаней. В ЦЭК считают, что е-экспорт Китая в рамках электронной коммерции играет ключевую роль в реструктуризации и оптимизации структуры торговли страны.

По данным Государственного статистического управления КНР, по итогам апреля объем розничных продаж потребительских товаров в апреле в Китае вырос на 9,4% к АППГ, до 2,85 триллиона юаней (около 450 миллиардов долларов). При этом темпы роста розницы снизились на примерно 1%. В то же время розничные онлайн-продажи выросли на 32,4% к АППГ, до 2,58 триллиона юаней.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638629


Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638627

Bloomberg сообщает, что с 1 июля снижаются пошлины на импорт ряда товаров - от продуктов питания до косметики. Снижение тарифов которое было проведено ранее, охватывало почти 200 разновидностей товаров, предстоящее снижение затронет гораздо большее количество товаровов. Но точный список еще не определен.

Министерство финансов Китая сообщило об отмене с 1 мая пошлин на двадцать восемь видов импортных медицинских препаратов, в частности, лекарств от онкологических заболеваний. При этом импортные средства предназначенные для лечения рака, будут внесены в список медикаментов, которые будут покрываться медицинской страховкой.

В ноябре прошлого года на некоторые товары, как детское питание, пошлины были обнулены, а в среднем снижение составило от 7,7% до 17,3%, ввозные пошлины на некоторые лекарства будут снижены до 2% с 6%. В пошлины снижены на импортные и узкоспециализированные продукты, у которых часто нет аналогов в Китае.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 29 мая 2018 > № 2638627


Россия. Китай > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 мая 2018 > № 2621358 Дейв Маджумдар

Война в воздухе: российский смертоносный Су-57 против китайского J-20. Кто победит?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

И Россия, и Китай разрабатывают истребители следующего, пятого поколения, пытаясь бросить вызов американскому доминированию в международной системе. Однако эти две великие державы использует несколько разные подходы при разработке истребителей нового поколения. Эти различия вызваны целым рядом факторов, включая восприятие угрозы и существующие требования, а также доступ к технологиям и финансовым ресурсам.

С точки зрения суммарных кинематических возможностей, Су-57, вероятно, превзойдет китайский истребитель J-20. Трехмерное (всеракурсное) управление вектором тяги двигателей, а также достаточная сила тяги, судя по всему, обеспечат Су-57 маневренность с великолепным высоким углом атаки на малых скоростях даже с нынешними двухконтурными двигателями фирмы «Сатурн» АЛ-41Ф1 с форсажными камерами, тяга каждого из которых на форсаже составляет 15 тысяч килограмм/силы.

Кроме того, российский истребитель обладает очень хорошими показателями на сверхзвуковых скоростях, и он в некоторой степени уже имеет сверхзвуковые крейсерские возможности даже с двигателями АЛ-41Ф1. Однако после того как Су-57 получит двигатели фирмы «Сатурн» второго этапа (Изделие 30), тяга которых будет составлять 13 тысяч килограмм/силы в бесфорсажном режиме и 19 тысяч килограмм/силы в форсажном режиме, он получит кинематические возможности — включая сверхзвуковой крейсерский режим и маневренность, — которые будут примерно соответствовать возможностям истребителя F-22 «Раптор» компании Локхид Мартин. Это подтверждает и один бывший военный, имеющий значительный опыт в области истребителей 5-го поколения. Вот что он сказал недавно в беседе со мной: «Что касается его возможностей, то он, несомненно, может конкурировать с «Раптором».

Су-57 обладает великолепным аэродинамическим дизайном, однако российский истребитель имеет существенно более низкие показатели в области малозаметности, чем китайский J-20, не говоря уже о таких американских истребителях стелс как F-22 или унифицированный ударный истребитель F-35 компании Lockheed Martin. Хотя ни J-20, ни Су-57 не являются особенно малозаметными в сравнении с американскими истребителями пятого поколения, при производстве китайского самолета было уделено больше внимания эффективной площади рассеяния, чем при производстве российского истребителя. Су-57 имеет большое количество «горячих» точек эффективного отражения, включая его закругленные электронно-оптические сенсорные шары — на них не заметно никаких попыток фасетирования поверхности, — его подвижные корневые наплывы крыла, где отклоняемый носок крыла совмещается с его консольной частью, конструкция его воздухозаборников, а также большое количество других проблемных мест. Короче говоря, русские сознательно решили не подчеркивать малозаметность в конструкции Су-57.

Если сравнивать J-20 — похоже, он во многом основан на технологиях, используемых при производстве F-22 и F-35, — то можно сказать, что его создатели уделили значительно больше внимания сокращению фронтальной эффективной площади рассеивания. Некоторые аналитики используют ложные аргументы по поводу того, что конструкция типа «утка» якобы несовместима с технологией стелс — существует немало американских концепций малозаметности самолетов и демонстраторов технологий, которые используют подобные аэродинамические характеристики, в том числе предлагаемый компанией Northrop Grumman перспективный истребитель для военно-морского флота, а также ранняя концепция перспективной унифицированной ударной технологии (JAST), которая затем стала основой для разработки истребителя F-35. Вместе с тем, J-20, в действительности, имеет некоторые очевидные «горячие» точки эффективной площади рассеивания, особенно ближе к задней части планера.

Тем не менее, китайцы применили такие современные характеристики малозаметности как фасетирование для корпуса своего электронно-оптического/инфракрасного датчика слежения и обнаружения (EOTS) — они в буквальном смысле позаимствовали эту концепцию у истребителя F-35. Более того, J-20 использует те же приемы для сокрытия датчиков электронно-оптической/инфракрасной распределенной апертуры (DAS) комплекса системы раннего предупреждения о ракетной атаке (MWS), и это очень похоже на то, как они использованы в конструкции F-22 и F-35. В китайском истребители применяются также безотводные (diverterless) воздухозаборники, которые несколько снижают аэродинамические характеристики, однако они больше подходят для технологий стелс, и, кроме того, они легче в производстве и обслуживании. В целом, форма планера китайского истребителя J-20 значительно больше подходит для технологии малозаметности, чем конструкция Су-57.

Китайский истребитель, скорее всего, отстает от Су-57 с точки зрения простых кинематических возможностей — как с точки зрения маневренности, так и с точки зрения сверхзвуковых качеств. Проблема китайских истребителей состоит в том, что у Пекина нет реактивного двигателя, который подходил бы для J-20. В настоящий момент на китайские истребители, судя по всему, устанавливаются два двигателя АЛ-31ФН российского производства, каждый из которых имеет тягу на форсаже 15 тысяч килограмм/силы. Однако, по некоторым данным, китайцы в настоящее время начали устанавливать на J-20 разработанные в Китае двигатели WS-10G с изменяемым вектором тяги, которые представляют собой копии двигателей АЛ-31ФН. Более мощные и более подходящие двигатели собственного производства WS-15 с тягой 18 тысяч килограмм/силы в настоящее время разрабатываются, но пока не ясно, когда китайцы будут способны начать их массовое производство. В теории J-20 должен иметь возможность совершать крейсерский полет на сверхзвуковой скорости, но и в этом случае он, судя по всему, будет уступать в маневренности Су-57.

Что касается датчиков, то пока трудно сказать, какой из этих истребителей является более продвинутым — однако ясно то, что у русских и китайцев имеются совершенно разные концепции относительно оперативного использования. Су-57 никогда не конструировался как настоящий малозаметный истребитель, и у него нет набора сенсоров, которые могли бы нейтрализовать западные самолеты с технологией стелс. Русские надеются на то, что комплект сенсоров Су-57 — в который входит радиолокационная станция Н036Л-1-01, работающая в L-диапазоне — сообщит пилоту основные данные о местонахождении таких вражеских истребителей пятого поколения как «Раптор». Тактический самолет, соответствующий по размеру истребителю, должен быть оптимизирован для блокирования таких высокочастотных диапазонов как C, X или Ku, но это вопрос, скорее, из области физики. Подобные самолеты появляются на экране радаров, работающих на более длинных волнах — таких как L-диапазон, однако их след не является достаточно четким для того, чтобы направить ракету на цель.

Тем не менее, радары, работающие в L-диапазоне, — часть радиолокационной станции Н036 «Белка» — позволяют сузить зону поиска, и поэтому Су-57 может сканировать меньшие части пространства своими комплексами c активным электронным сканированием Н036-1-01 и Н036Б-1-01, работающих в X-диапазоне. Этот радар дополняется электронно-оптическим комплексом наведения 101КС «Атолл», а также системой электронного противодействия Л402 «Гималаи», что поможет ему более точно определить след радара, работающего в L-диапазоне. Идея состоит в том, что фокусированный поиск, проводимый Фу-57 с помощью других сенсоров, позволит получить качественный след и направить ракету на такой истребитель пятого поколения как F-22. Это хорошая теория, однако нет полной уверенности в том, что она будет работать на практике.

J-20, по-видимому, не разрабатывался как истребитель, предназначенный для завоевания превосходства в воздухе, как это было в случае с Су-57. Его оперативная концепция, судя по всему, основывается на американской идее об использовании истребителей пятого поколения. Немного известно относительно авионики и сенсорных комплексах J-20, однако китайский самолет, вероятно, имеет радар с активной фазированной антенной решеткой, установленный в носовой части электронно-оптический комплекс слежения и наведения (EOTS), пассивную ифракрасную/электронно-оптическую сферическую камеру распределенной апертуры (DAS) на 360 градусов, а также пассивные антенны электронной поддержки типа установленной на F-35 системы AN/ASQ-239. Судя по всему, J-20 имеет современную систему передачи данных, интегрированную авионику, а также кабину с дисплеем, напоминающим дисплей истребителя F-35. На самом деле, авионика J-20, скорее всего, сравнима с той, которая установлена на истребителях F-22 и F-35, однако она не столь совершенна.

Истребитель J-20 имеет систему сенсоров, похожую на сенсорные комплексы F-35, потому что он разработан, в первую очередь, как ударный истребитель дальнего радиуса действия, а в его задачу всходит создание угрозы для американских баз и американских кораблей в Тихом океане. Возможно, на него также возложена роль по созданию помех для американских воздушных операций с помощью атак на американские самолеты-заправщики и такие специальные самолеты как E-3 AWACS, E-8 JSTARS or E2D Hawkeye с помощью ракет «воздух-воздух» дальнего радиуса действия, используя комбинацию таких качеств как скорость и малозаметность. Вероятно, J-20 не создавался для непосредственной борьбы с такими американскими истребителями пятого поколения как F-22 или F-35, за исключением случаев самообороны. В отличие от этого, российский Су-57 — это истребитель для завоевания превосходства в воздухе, и в его задачу входит борьба с американскими истребителями F-22 и F-35. Сможет ли он добиться успеха в выполнении подобной задачи — это уже другой вопрос.

В конечном итоге, можно сказать, что и у русских, и у китайцев имелись разные требования и разные приоритеты при проектировании, что и заставило их принять отличающиеся друг от друга компромиссные решения при разработке истребителей пятого поколения.

Россия. Китай > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 мая 2018 > № 2621358 Дейв Маджумдар


США. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622310 Олег Вьюгин

«Трамп решил выйти за рамки»

Олег Вьюгин: США не хотят торговой войны, они хотят добиться уступок

Развязывая глобальную торговую войну, Дональд Трамп «вышел за рамки». При этом Россия также пострадает в этом противостоянии. Об этом в интервью «Газете.Ru» заявил председатель наблюдательного совета Мосбиржи Олег Вьюгин.

— Хотели бы поговорить с вами о протекционизме. Последнее время, в частности, здесь, на Питерском форуме, на многих сессиях обсуждается тема протекционизма. На ваш взгляд, это главный риск для мировой торговли сейчас? К каким последствиям для России это может привести?

— Мне кажется, что угроза торговой войны, которая исходит от господина Дональда Трампа (он прямо даже где-то не так давно написал, что торговая война – это не так плохо, мы в ней можем выиграть), она все же преувеличена.

То, что делает сейчас Трамп, — это не попытка разжечь торговую войну, а попытка подтолкнуть на уступки, причем, прежде всего, Китай.

На торговые уступки, связанные с интеллектуальной собственностью.

Не секрет, что китайские компании заимствуют интеллектуальную собственность, не покупая патенты, все знают, что это происходит. Создаются специально совместные предприятия, где есть требования внести технологию со стороны американской части. И, соответственно, потом эта технология просто копируется без всякого разрешения. А вот то, что происходит сейчас, — это попытка подтолкнуть на уступки.

То есть у Америки нет цели развязать торговую войну, потому что опыт уже большой, и не только у американцев, но и у всего мира, что торговая война заканчивается всеобщей рецессией и безработицей.

На тариф можно ответить только тарифом. И никто не полезет в карман, потому что дорого будет лезть в карман: если против него выставляют высокие тарифы, он тоже выставит высокие тарифы. Большой трагической угрозы, конечно, нет, но есть некоторая такая дестабилизация торговых отношений, которые сложились. А они, кстати, действительно по целому ряду параметров в ряде стран были и остаются несправедливыми.

— Как вы считаете, удастся США добиться уступок от Китая?

— Для Трампа это политически очень важно, ему нужно хоть каких-то уступок добиться, чтобы можно было сказать, что мы работали и добились уступок в таких-то отраслях, что китайцы теперь умоются с интеллектуальным пиратством.

Вы помните, на Россию, кстати, было тоже очень сильное давление со стороны американцев по поводу пиратства, связанного с IT-технологиями и с софтом.

Когда российские компании использовали, скажем, софт Microsoft, который приобретался «левыми» путями. Сейчас эта проблема в России решена. Но, во многом, под давлением американцев. Примерно то же самое они хотят и от китайцев добиться.

— А какова роль России в этой войне?

— У России особо никакой роли нет. Мы можем быть немножко пострадавшими, но в связи с тем, что просто сегодня сами по себе отношения с американскими властями не очень хорошие. Но это я имею в виду тарифы на сталь. В принципе, если бы не ухудшение общих экономических отношений, политических с Соединенными Штатами, то это, вообще, был бы не очень важный момент, потому что российские компании имеют производство стали в Соединенных Штатах.

— Однако в ВТО мы все же обратились со своими претензиями…

— Понятно, конечно, в ВТО и надо обращаться, во всех таких вещах нужно действовать по правилам. Нельзя сидеть и молчать.

— А возмещения ущерба от ВТО мы добьемся?

— ВТО в принципе не создано для возмещения ущерба. ВТО создано просто как институт, который позволяет цивилизованным образом вести переговоры.

— В целом вы считаете, что до глобальной рецессии из-за торговой войны не дойдет?

— Утверждать это с абсолютно стопроцентной гарантией невозможно. Как во всем нашем мире практически ничего нельзя гарантировать, что будет в будущем. Но с большой вероятностью это, скорее всего, будет противостояние с целью добиться уступок. Китайцы тоже, кстати, в этом раунде тоже предъявляют претензии Соединенным Штатам. Они говорят: хорошо, тогда разрешите нам больше инвестировать в Соединенных Штатах. Соединенные Штаты же препятствуют некоторым инвестициям китайских компаний.

Вообще, противоречия в торговле – вечные противоречия. Они будут существовать до тех пор, пока существуют глубокие различия во внутренних регулированиях в странах.

Вот, скажем, простой пример. В Китае долгое время экологические требования вообще отсутствовали. Это же удешевляет производство. Или, в Китае не было практически пенсионного обеспечения. Это тоже удешевляет использование рабочей силы.

А в Соединенных Штатах экологические требования высокие и очень высокое пенсионное обеспечение. Значит, они здесь проигрывают с точки зрения стоимости труда и факторов производства. То есть если будет существовать абсолютно свободная торговля, то Китай выиграет. Поэтому здесь нет простого решения. Обычно, как показывает практика, все держатся в некоторых рамках и стараются их не переступать. Сегодня Трамп решил из этих рамок выйти. И это, конечно, очень демонстративное действие, которое делается именно для того, чтобы заставить Китай пойти на некоторые уступки выгодные Соединенным Штатам.

--Помимо торговой войны, какие еще риски для финансовой стабильности существуют? Например, в рамках встреч G20 министров финансов и глав ЦБ обсуждали, что это торговая война и криптоактивы…

— Криптоактивы – это скорее не риск, это вызов, последствия которого трудно оценить. А когда их трудно оценить, начинают говорить о рисках. Криптовалюты часто обвиняют в том, что это способ отмывания денег. И даже на сбербанковской сессии, которая была вчера, был интересный слайд, обвинительный, в котором указывалось, что криптоактивы используются для отмывания денег от проституции, наркотиков, и так далее. На что я могу сказать, что еще больше фиатных валют используется для тех же целей. И гораздо больше фиатных валют для этого используется. Но людям кажется, что, поскольку это что-то новое, это несет огромные риски.

Я думаю, что сейчас говорят об этих рисках именно из-за непонимания последствий, как мониторить и как регулировать эти отношения. Потому что, конечно, криптовалюта – это абсолютно новый феномен. Это перевод централизованных денег в нецентрализованные, если это разрешить, то это ставит сразу очень много вопросов.

В частности, о налогах, о том, как использовать эти средствах для «серой» экономики, для отмывания, и так далее. Это вопросы все на самом деле решаемые. Просто на это потребуется время. И, как только это время пройдет, станет ясно, что риски невелики. Хотя неопределенность на самом деле большая. В принципе, может быть, мир когда-нибудь перейдет на то, что не будет централизованных денег, а будет несколько центров эмиссии криптовалют. Пока что это фантазия, которая, правда, имеет под собой реальность.

США. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622310 Олег Вьюгин


Китай. Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622860 Апурва Санги

Спящая сила: почему рост Китая и Индии не влияет на экономику России

Апурва Санги

За последние 10 лет объем торговли между Россией и Китаем вырос почти втрое. Тем не менее Россия занимает менее 3% китайского рынка

Однажды я спросил своего знакомого из России: «Ваня, какие ассоциации у тебя возникают при упоминании России, Китая и Индии?» Как истинный россиянин, он ответил мне парафразом Пушкина: «В одну телегу впрягли коня и трепетную лань».

Разумеется, мой друг описывал явления, которые схожи, но по сути своей весьма различаются. И, если задуматься, при всей схожести этих трех уникальных стран с точки зрения «величины» (Россия имеет самую большую территорию, Индия — крупнейшая демократия, Китай – страна с самым многочисленным населением), они абсолютно не похожи друг на друга.

Итак, поставить Россию в одну экономическую упряжку с Китаем и Индией желательно. Но возможно ли это в принципе? Конечно, свою роль играют история с географией. Россия и Китай имеют общую границу, протяженность которой превышает 4000 км, — шестое место в мире! Это обстоятельство имеет экономическое значение: как результаты применения экономических моделей, так и реальные факты говорят о том, что соседние страны по-прежнему более активно торгуют друг с другом, чем с иными государствами. Связи же между Россией и Индией были традиционно прочны с советских времен (их можно проследить вообще с 1460 года, когда тверской купец Афанасий Никитин выпустил книгу «Хожение за три моря», в которой описал историю своего путешествия с торговым караваном в Индию). Имеется множество исторических и географических аспектов, которые связывают эти три совершенно разные страны друг с другом.

Китай в настоящее время занимает второе место в мире после США по объемам импорта, и на многих рынках металлов он формирует более половины мирового спроса. Экономика Индии занимает третье место в мире по паритету покупательной способности: страна отстает от США и Китая, но уже оставила позади Японию.

Мир становится все более многополярным, и в этих условиях Россия могла бы добиться успехов при «повороте на Восток». Имеющиеся признаки уже обнадеживают: в минувшие 10 лет объем торговли товарами между Россией и Китаем почти утроился. Чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Китая в Россию существенно увеличился, невзирая на сокращение чистого притока ПИИ из других стран. Кроме того, объем торговли России с Индией за последние 5 лет вырос более чем на 15%, включая сельское хозяйство и фармацевтическую отрасль.

Вместе с тем, несмотря на эти положительные признаки, наш анализ показывает, что объемы торговли России с двумя этими странами значительно ниже потенциально возможных, а степень интеграции в глобальные цепочки добавленной стоимости Индии и Китая ограничена. Действительно, согласно нашим оценкам, Россия могла бы нарастить товарный экспорт в Китай примерно на 24%, и в Индию – на 17%. Доля российской добавленной стоимости в общей иностранной добавленной стоимости китайского и индийского экспорта остается крайне незначительной.

В целом, Россия занимает менее 3% на рынке Китая и менее 2% — на рынке Индии (измерено на основе добавленной стоимости). Более того, Россия экспортирует в Китай главным образом сырьевые ресурсы, в то время как китайский импорт представлен в основном продукцией обрабатывающих отраслей.

Минеральное топливо и прочие природные ресурсы, такие как лес, составляют около 80% российского экспорта в Китай. При этом доля продукции обрабатывающей промышленности в китайском экспорте в Россию достигает порядка 95%. И хотя Индия является мировым экспортером недорогих цифровых услуг, она практически не поставляет их в Россию. Поворот России в сторону Китая и Индии действительно происходит, однако он приносит ограниченные результаты из-за недостаточных объемов торговли и незадействованного потенциала.

Если отвлечься от текущего характера торговли, представляется важным, что в экономике как Китая, так и Индии происходят масштабные динамические преобразования. Предполагается, что в перспективе экономику Китая ожидает перебалансировка и снижение темпов роста, в то время как темпы роста в Индии будут ускоряться и повышаться. В какую сторону качнется маятник для России?

Вектор для России

В рамках упомянутого выше анализа мы сконструировали сценарий, согласно которому до 2030 года в Китае и Индии будет сохраняться динамика роста, характерная для 2013 года; этот сценарий был обозначен как «справочный». Затем мы сконструировали другой сценарий («динамичный»), где на том же временном отрезке — до 2030 года — экономику Китая ожидает перебалансировка и замедление темпов роста, а экономику Индии — ускорение темпов роста. Далее мы спрогнозировали динамику ВВП России с учетом этих сценариев и сопоставили полученные результаты.

Мы обнаружили, что к 2030 году при динамичном сценарии ВВП России будет лишь на 0,07% ниже по сравнению со справочным сценарием. Это довольно немного и заставляет вспомнить слова Роберта Лукаса, лауреата Нобелевской премии, который однажды заявил: «…Будучи выраженными количественно, большинство изменений оказывают незначительное воздействие». Действительно, общий эффект от перебалансировки Китая и ускорения темпов экономического роста в Индии для России оказывается нейтральным или слегка негативным.

Один из вариантов интерпретации полученных результатов гласит: Россия недостаточно готова воспользоваться преимуществами динамичных изменений в Китае и Индии. Но есть и хорошая новость: страна в значительной мере может решить эту проблему.

Безусловно, полезными будут меры, направленные на стимулирование и привлечение ПИИ, а также ускорение реформ, призванных повысить мобильность капитала и трудовых ресурсов в стране. В частности, ожидаемый рост зарубежных ПИИ Китая может предоставить России прекрасную возможность для того, чтобы значительно увеличить свое присутствие в более высоком сегменте формирования цепочки добавленной стоимости.

Содействие торговле услугами, особенно требующими высокой квалификации (например, в области связи, финансового страхования, деловых услуг, туризма, обороны, образования, здравоохранения), — еще одно перспективное направление, где можно было бы закрепить растущие экономические связи между этими членами БРИКС.

В конечном итоге, как и у большинства государств, экономические перспективы России тесно связаны со способностью страны экспортировать свою продукцию и проникать на новые динамичные рынки. Пожалуй, для России сложно найти более подходящий момент для укрепления экономических отношений с Китаем и Индией — на благо всех трех стран.

Китай. Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622860 Апурва Санги


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622857

Миллиарды из Азии. Китай оказался главным инвестором в Россию в 2017 году

Людмила Петухова

корреспондент канала «Финансы и инвестиции»

В самое большое число российских проектов в прошлом году вложился Китай, а наиболее привлекательными для нерезидентов стали отрасли производства и финансов, следует из глобального исследования EY

Иностранные инвесторы в 2017 году вложились в рекордное за последние семь лет число российских проектов. Об этом свидетельствуют результаты исследования прямых иностранных инвестиций (ПИИ), проведенного компанией EY (есть в распоряжении Forbes) и представленного на ПМЭФ-2018.

По итогам 2017 года 238 проектов на территории России привлекли средства иностранных инвесторов. Это на 33 проекта больше, чем в 2016 году. Мониторинг инвестиционной привлекательности европейских стран, включая Россию, проводится компанией с 2010 года на базе данных Global Location Trends, в которой не учитываются портфельные инвестиции и сделки по слиянию и поглощению.

Точной информации о том, сколько в денежном эквиваленте удалось привлечь иностранных средств российским компаниям, в компании нет, пояснили Forbes в пресс-службе EY. Как рассказал на Давосском форуме в январе министр экономического развития Максим Орешкин, прямые иностранные инвестиции в российскую экономику в 2017 году составили около $20–25 млрд.

Смена лидера

В прошлом году лидером среди стран, направляющих инвестиции в российские проекты, впервые стал Китай — всего китайские инвесторы вложились в 32 российских проекта, что в 3,5 раза больше по сравнению с 2016 годом. В предыдущие годы лидерами среди стран — инвесторов в Россию стабильно оказывались Германия и США.

Внимание к российским проектам проявил весь азиатский регион: присутствие азиатских стран увеличилось в 2,5 раза с 30 до 76 проектов, следует из результатов исследования. В десятку лидеров помимо Китая вошли также Япония и Южная Корея (инвестировали в 17 и 12 проектов соответственно).

Европейские же страны, наоборот, начали терять инвестиционный пыл. Количество интересующих Германию проектов уменьшилось с 43 до 28, а французские инвесторы снизили свое присутствие с 20 до 11 проектов. Наполовину уменьшилось и участие США: американские инвесторы вложились всего в 19 проектов вместо 38 в 2016 году.

Главную причину смены лидера эксперты видят в геополитической ситуации. «Из-за санкций многие компании из ЕС и США были вынуждены приостановить свое участие в проектах в России, в то время как компании из стран Азии таких ограничений не ощутили, так как их правительства к санкциям не присоединились», — объясняет главный макроэкономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

Сказывается и долгосрочный эффект «разворота на Восток», и поиск азиатскими игроками новых направлений для инвестиций среди развивающихся стран, добавляет заместитель председателя правления Локо-банка Андрей Люшин.

Куда инвестировали

Самыми привлекательными отраслями в России для иностранных инвесторов по итогам 2017 года оказались промышленность (127 проектов), сельское хозяйство (38), транспорт и коммуникации (31), следует из данных EY. Наибольший рост инвестиций показала сфера финансов и услуг для бизнеса, количество инвестиционных проектов здесь увеличилось более чем в два раза.

В промышленности самыми популярными секторами стала фармацевтика, производство машин и оборудования. Промышленное производство привлекает инвесторов, так как в этих областях у России значительные конкурентные преимущества за счет господдержки и наличия неудовлетворенного спроса, объясняют эксперты. В частности, государство создает различные стимулы для локализации иностранных фармкомпаний на территории России, а также поддерживает отечественных производителей.

Большой интерес инвесторов к сегменту финансов и финтеха также вполне оправдан, считает Андрей Люшин. Россия сочетает в себе довольно крупный даже по мировым масштабам рынок с сильными местными игроками, объясняет он. «Кроме того, в сфере финансов наблюдается активный рост, не в последнюю очередь связанный с улучшением доступности кредитов и постепенным восстановлением экономики», — добавляет Владимир Тихомиров.

Несмотря на позитивную динамику по этим направлениям, незначительно уменьшился интерес инвесторов к российскому сельскому хозяйству, следует из данных EY. Число привлекших инвестиции проектов по сравнению с 2016 годом сократилось с 41 до 38.

Однако, по словам аналитиков, связано это не с падением привлекательности сектора, а со стабилизацией темпов роста в сельскохозяйственном производстве после периода активного роста. «О тренде на снижение я бы пока не говорил. Надо учесть, что здесь играет роль эффект «высокой базы» — в этом направлении было сделано много инвестиций в прошлые годы из-за контрсанкций и в рамках повышения продовольственной безопасности», — объясняет Люшин.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622857


Китай > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 22 мая 2018 > № 2640292

Китай сократит металлургические мощности до менее миллиарда тонн в год

Как заявил Ю Йон, президент китайской металлургической ассоциации CISA и президент государственной корпорации Hebei Iron and Steel Group, КНР продолжит выводить из эксплуатации избыточные производственные мощности. В итоге совокупный объем мощностей в китайской металлургической промышленности к 2025 г. сократится до менее 1 млрд. т в год по сравнению с более 1,2 млрд. т в 2016 г.

По словам Ю Йона, с 2016 г. в Китае были закрыты металлургические предприятия общей производительностью порядка 120 млн. т в год, а еще 30 млн. т будут выведены из строя до конца текущего года.

Чтобы выполнить эту задачу, государство будет использовать как рыночные, так и административные методы. Кроме того, вывод с рынка избыточных мощностей будет происходить в ходе слияний и поглощений.

Конечной целью этих сокращений будет доведение среднего уровня загрузки производственных линий в металлургической отрасли до 80% по сравнению с около 70% в настоящее время. Однако, как отметил Ю Йон, потребление стальной продукции в стране будет уменьшаться, поэтому часть мощностей в любом случае останется в избытке.

Китай > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 22 мая 2018 > № 2640292


Китай. Индия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613174

Темная сторона Луны: зачем китайцы хотят высадиться на невидимой части спутника

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Китай стремится первым высадиться на обратной стороне Луны. Первым шагом стал запуск телекоммуникационного спутника

Китайское национальное космическое управление запустило спутник Queqiao, сообщает NASASpaceFlight. Это первый этап новой лунной программы «Чанъэ-4», по которой на конец года запланирован запуск одноименной автоматической станции, если ееполет пройдет успешно, то «Чанъэ-4» станет первым аппаратом, совершившим мягкую посадку на обратной стороне Луны.

На сегодняшний день Китай — единственная страна, обладающая технологиями посадки на Луну, считает популяризатор космонавтики Виталий Егоров. Более того, планы космического управления подкреплены предыдущими успехами: первая лунная экспедиция «Чанъэ-1» была запущена в 2007 году, вторая — «Чанъэ-1» — в 2010 году. В 2013 году Китайское национальное космическое управление запустило к спутнику Земли аппарат «Чанъэ-3», состоящий из посадочного модуля и лунохода. Тогда аппараты совершили первую успешную посадку на спутник Земли со времен миссии «Аполлон-16» 1972 года. «Тогда американцам удалось сделать тоже самое, только вручную», — уточнил Егоров.

«Миссия 2013 года была посвящена в большей степени технологиям, нежели астрофизике. Тем не менее китайцам удалось сделать сразу несколько научных открытий, — продолжает он. — Во-первых, им удалось освоить посадку на Луну: те специалисты, которые занимались этим в рамках советской и американской космических программ, в лучшем случае уже на пенсии. Но перед запуском миссии китайские специалисты приезжали в Россию для того, чтобы познакомиться с наработками 40-летней давности».

«Чанъэ-3», оборудованному камерами и спектрометром, удалось изучить плазмосферу земли в ультрафиолетовом диапазоне: плазмосферой называется оболочка Земли из заряженного газа, окружающая планету примерно в 90 километрах от земной поверхности. Благодаря радару «Чанъэ-3» смог «просветить» Луну с видимой стороны на глубину до 400 метров: оказалось спутник Земли имеет слоистую структуру, что свидетельствует о многократных лавовых извержениях. Теоретически об этом знали и раньше, но теперь это было твердо доказано.

Но все это дает нам знания только о видимой стороне, которой Луна всегда повернута к Земле. Что же касается обратной стороны, до нее космические корабли с Земли никогда раньше не долетали. Известно, что она имеет совершенно другую структуру поверхности: если на ближней к нам стороне много морей и темных пятен, то на обратной преобладает материковый рельеф. Здесь находятся лишь два моря — Море Москвы и Море Мечты.

На обратной стороне Луны станция «Чанъэ-4» должна будет сесть в самый глубокий кратер нашего спутника. Такой эксперимент представляет большой интерес для ученых и не меньшую проблему для инженеров: аппарат, работающей на обратной стороне не может передавать сигналы на Землю, поэтому управление будет осуществляться через спутник-ретранслятор Queqiao, который будет работать возле точки Лагранжа L2 системы Земля-Луна — она располагается на единой прямой, соединяющей планету и спутник за Луной. Силы притяжения, со стороны Луны и Земли, на находящейся в этой точке зонд, компенсируются центробежной силой. В результате космическому аппарату практически не приходится тратить топливо на удержание своего положения

Одной из главных задач миссии станет изучение сверхдлинноволнового радиодиапазона Вселенной, который невозможно изучать с Земли из-за «шума», который производит сама планета. Второе, чем займется «Чанъэ-4» — изучение грунтов Луны в попытке ответить на вопрос, почему обратная сторона имеет другое геологическое строение.

Конкуренцию китайской миссии может составить разве что Индия: запуск автоматической станции «Чандраян-2», сконструированной Индийской организацией космических исследований для изучения Луны, запланирован в 2018 году. Однако, эта экспедиция планируется на видимую сторону Луны. Первая в современной России лунная миссия «Луна-25» запланирована на 2019 год, «Луна-26» — на 2021, а «Луна-27» — на 2022 год соответственно. Это нумерация продолжает ряд советских космических исследований. Также известно о планах США по возобновлении лунной программы: в декабре 2017 года Дональд Трамп подписал директиву о космической политике на 2019 финансовый год, которая предусматривает сотрудничество с частным сектором, отправку людей на Луну и осуществление марсианской миссии.

Китай. Индия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613174


Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина

ЕАЭС сделал рывок к углублению торгового сотрудничества с Ираном и КНР

ЕАЭС и Иран подписали в Астане Временное соглашение о зоне свободной торговли сроком на три года. В эксклюзивном интервью Sputnik Iran министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина рассказала об основных сложностях переговорного процесса

Также министр рассказала о том, какое влияние интеграция Ирана с ЕАЭС окажет на участников соглашения и страны Ближнего Востока.

- Как протекал процесс переговоров с Ираном по заключению Временного соглашения? С какими сложностями столкнулась комиссия при проведении этих переговоров?

- Решение о начале переговоров с Ираном было принято президентами государств-членов Союза в конце декабря 2016 года. До этого между Ираном и Союзом действовала Совместная исследовательская группа, в рамках которой профильные эксперты обеих сторон пытались определить наиболее перспективные сферы для взаимодействия в контексте преференциальной торговли. По итогам работы группы была сделана рекомендация о том, что на этом этапе выгоднее заключить временное соглашение, то есть соглашение с ограниченным товарным охватом на определенный срок, посмотреть, какое влияние оно окажет на рост взаимной торговли, и затем уже принимать решение о переходе к постоянно действующей зоне свободной торговли.

Отталкиваясь от этих вводных, мы должны были принять два принципиальных решения – какой охват будет у соглашения и сколько оно будет действовать. Собственно, два этих момента и были главным камнем преткновения в ходе переговорного процесса.

- Какой спектр товаров для торговли между Союзом и Ираном предусмотрен соглашением?

— Временное соглашение – это соглашение с ограниченным товарным охватом и ограниченным уровнем либерализации. Это сделано для того, чтобы стороны могли извлечь выгоду от либерализации сразу после вступления соглашения в силу. Ввиду того, что соглашение будет действовать три года, мы не могли позволить выделить время на "разогрев" для отраслей, которые еще не экспортируют в Иран. Таким образом, соглашение в основном нацелено на то, чтобы укрепить позиции уже существующих экспортеров.

Союз получил от Ирана уступки по достаточно разнообразной товарной номенклатуре. В части сельскохозяйственной продукции это мясо говядины, баранина, сливочное масло, минеральная вода, зерновые, табак. Что касается промышленной продукции, то выиграют экспортеры стали, косметики, лесоматериалов, тракторов, автобусов. Уступками покрыт объем торговли в один миллиард долларов.

- Иран не является членом ВТО. Как были решены вопросы, касающиеся обязательств Ирана по торговле в рамках требований ВТО?

— Поскольку Иран не является членом ВТО, в его законодательстве отсутствуют определенные нормы торгового регулирования, которые для большинства стран мира, в том числе стран Союза, давно являются общепринятыми. Я говорю, прежде всего, о нормах, направленных на обеспечение транспарентности и недопущение дискриминации в отношении импорта, в сравнении с товарами внутреннего производства в таких сферах, как таможенное регулирование, техническое регулирование, санитарный и фитосанитарный контроль, прозрачность госрегулирования для импортеров. На самом деле именно такие нетарифные барьеры, а не высокие таможенные пошлины часто отталкивают экспортеров от желания выходить на иранский рынок.

Во Временном соглашении мы попытались решить эту проблему и установили режим, аналогичный базовому режиму Всемирной торговой организации. Для стран Союза в этих нормах нет ничего необычного, поскольку они стали основой права ЕАЭС, но вот для Ирана это совершенно новые, прогрессивные обязательства, которые потребуют внесения изменений в иранские национальные акты. Для этого в соглашении предусмотрены переходные периоды по ряду положений. Таким образом, с помощью нашего соглашения не только снижаются таможенные пошлины, но и устраняются нетарифные барьеры, повышается предсказуемость и привлекательность иранского рынка.

- ЗСТ предусматривает обнуление таможенных пошлин с обеих сторон. С иранской стороны возникли сложности, связанные с законодательством страны, которое ограничивает снижение пошлины до 4%. Как разрешился этот вопрос? Произошло обнуление или были разработаны другие механизмы?

— Действительно, в Иране действует законодательное ограничение минимально допустимого таможенного тарифа – 4%. Иранские партнеры сразу дали понять, что в рамках переговоров по Временному соглашению не готовы обсуждать полное обнуление тарифа, поскольку это очень чувствительный вопрос. Поэтому для целей временного соглашения мы решили остановиться на следующем: вместо обнуления пошлин будут согласованы тарифные скидки. Уровень тарифных скидок фиксированный, и если Иран изменит свою пошлину в меньшую сторону, то к товарам из Союза будет применяться пошлина по формуле "более низкая пошлина Ирана минус согласованная скидка". А если Иран увеличит свою пошлину, то тогда к товарам из Союза применяется пошлина, зафиксированная в соглашении на момент завершения тарифных переговоров (июль 2017 года).

Стоит отметить, что в рамках переговоров по созданию полноформатной зоны свободной торговли, начало которых предусмотрено непосредственно Временным соглашением, мы с иранскими коллегами, конечно, будем вести речь уже о полном устранении ввозных пошлин во взаимной торговле на абсолютное большинство товаров.

- Кроме экономической выгоды, есть ли политический интерес интеграции Ирана в ЕАЭС?

- Позвольте вас поправить: Иран не интегрируется в ЕАЭС, он интегрируется с ЕАЭС. На данном этапе вопрос о присоединении Ирана к Евразийскому союзу не стоит, у нас разные экономические стратегии. Однако с помощью Временного соглашения, а в последующем – полноформатного соглашения о свободной торговле мы сможем найти точки сближения, укрепить и диверсифицировать существующие торгово-экономические отношения. Я убеждена, что действие режима преференциальной торговли между Союзом и Ираном окажет положительное влияние не только на страны-участницы соглашения, но и на весь регион Ближнего Востока и Средней Азии, потому что будет создана новая точка торгово-экономического притяжения. Думаю, что реализация соглашения также будет способствовать ускоренному созданию инфраструктуры международного транспортного коридора "Север – Юг", проходящего через Иран и Россию по Каспийскому морю.

- Что ожидает получить Союз от этого соглашения?

— Самое главное, что получит Союз, – новый рынок сбыта с выгодными условиями ведения бизнеса, с предсказуемыми и понятными "правилами игры". В условиях, когда внутреннее потребление снижается, а темпы роста экономики замедлены ввиду неблагоприятных внешних условий, такие возможности нельзя недооценивать. Особенно если учитывать, что в Иране – растущий средний класс, желающий покупать качественные товары по доступным ценам. Благодаря Временному соглашению мы сможем быть более конкурентоспособны на этом рынке по сравнению с другими игроками.

- Что будет, когда соглашение прекратит свое действие? Ведь оно заключено всего на три года.

- После подписания Временного соглашения будут запущены процедуры, необходимые для его вступления в силу. Соглашение начнет действовать через 60 дней после получения последнего уведомления о завершении всех необходимых процедур в Иране и в ЕАЭС. С учетом той приоритетности, которую уделяют страны Союза и Иран этому направлению развития торгово-экономического сотрудничества, можно ожидать, что эти процедуры не займут слишком много времени.

Что касается наших дальнейших планов, то они четко закреплены в самом документе. В течение трех лет действия Временного соглашения стороны должны согласовать условия перехода к полноформатному режиму свободной торговли в понимании ВТО – то есть с обнулением пошлин на большинство позиций товарной номенклатуры. Можно отметить четко сформулированное стремление всех участников процесса прийти к этому результату, но для начала нужно посмотреть, как быстро мы сможем справиться с переходом на преференциальный режим торговли по ограниченной товарной номенклатуре.

В любом случае уверена, что Временное соглашение – лишь первая ступень на пути к более глубокому торгово-экономическому взаимодействию Ирана и Союза, и от этого процесса выиграют все заинтересованные стороны.

- В чем заключаются новые механизмы сотрудничества и новые правила торговли?

— Основной новеллой механизмов сотрудничества является создание комплекса диалоговых механизмов и механизмов информационного обмена в "надстройке" над существующими разноуровневыми двусторонними договоренностями стран ЕАЭС с Китаем.

Эти механизмы касаются, в первую очередь, тех вопросов, которые сегодня регулируются уже в рамках правового поля ЕАЭС, будь то в части общей наднациональной компетенции или в контексте формирующихся контуров интеграции.

По существу, то взаимодействие, которое уже долгое время велось на уровне Союза с КНР в неформальном ключе, сможет обрести официальные формы и правовое русло.

Базовые правила торговли товарами сформированы в целом по стандартам ВТО. Мы получаем гарантии соблюдения горизонтального торгового режима на уровне РНБ с другими членами ВТО. В соглашение, в частности, вошли положения о соблюдении стандартов национального режима и режима наибольшего благоприятствования, стандартов таможенной оценки. Это действительно важно – ведь Союз в целом и Республика Беларусь пока не являются членами ВТО и не могут реализовывать соответствующие права на площадке организации.

Режимные положения инкорпорированы и в разделах по техническим барьерам и санитарным и фитосанитарным мерам. В части сотрудничества заложена серьезная основа для дальнейшего заключения между Союзом и Китаем секторальных соглашений, направленных на устранение технических барьеров в торговле между сторонами.

В сфере таможни создаются механизмы для содействия деловым кругам во взаимной торговле (создание информационных центров, принятие предварительных решений и пр.). Гарантии торгового режима находятся, по существу, на уровне Соглашения об упрощении процедур торговли ВТО и идут несколько дальше в сфере сотрудничества по внедрению механизмов "единого окна", статуса и правил "уполномоченных экономических операторов".

В разделе по интеллектуальной собственности мы уделили много внимания защите интересов правообладателей товарных знаков и знаков обслуживания, в частности, использующих их в сети Интернет. Определены положения для борьбы с торговлей контрафактной продукцией, предусмотрены горизонтальные правовые гарантии для широкого спектра объектов интеллектуальной собственности на уровне большинства современных торговых соглашений, что даёт Союзу серьёзные правовые возможности в работе с одним из наиболее ёмких рынков для реализации нашей интеллектуальной собственности.

Также в соглашение вошли такие разделы, как "Конкуренция", "Государственные закупки", "Электронная торговля" и др. В сфере электронной торговли благодаря соглашению будет повышен уровень защиты прав и интересов потребителей и их персональных данных, создана база для развития безбумажной торговли, проекты в инновационных областях, таких как большие данные, лингвистические и аналитические технологии получат административную поддержку.

Мы пошли немного дальше уровня ВТО в вопросах прозрачности и предсказуемости законодательства и его имплементации. Предусмотрели механизмы заблаговременной специальной нотификации о мерах, которые могут ограничить торговлю. Есть и предпосылки к преодолению "языковых торговых барьеров" — ожидается, что существенным объемом информации о торговом регулировании стороны будут обмениваться с переводом на английский язык.

- Как изменится торговый оборот после подписания соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между странами ЕАЭС и КНР?

- В 2017 году сохранилась тенденция увеличения роли Китая как одного из крупнейших торговых партнеров ЕАЭС. За 2017 год товарооборот с Китаем составил 102,7 миллиарда долларов (по сравнению с аналогичным периодом 2017 года произошел рост на 31%). Причем значимо выросли товаропотоки в обоих направлениях: экспорт увеличился на 38%, импорт – на 25%.

Подписание соглашения окажет позитивное влияние на торговые отношения и будет содействовать развитию роста товарооборота между странами Союза и Китая.

Мы думаем, что динамика роста товарооборота будет сохраняться положительной, а реализация "встроенной повестки" соглашения окажет позитивное влияние на формирование новых цепочек создания стоимости, что подстегнёт торговлю товарами "срединного" уровня передела.

- Как это отразится на бизнесе в целом?

— Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве составлено в логике "окон возможностей", которые надо постепенно "открывать" во взаимодействии правительств, и не предполагает какого-то широкоформатного автоматического снижения торговых барьеров. Поэтому нашему бизнесу, по крайней мере, не стоит бояться каких-то шоковых изменений конкурентной ситуации.

С другой стороны, необходимо понимать, что бизнес получит серьезные рычаги и возможности для повышения прозрачности систем регулирования, включая обмен по запросу необходимой информацией, а также углубление сотрудничества между компетентными органами сторон.

Это означает, что у бизнеса появляется возможность через специально назначенные соглашением контактные пункты запрашивать у китайской стороны информацию, которая необходима для работы на китайском рынке (текст нормативно правого акта, который регулирует доступ на рынок или устанавливает определённые требования к продукции). Если полученной информации недостаточно, то бизнес может также обратиться в контактные пункты для инициирования различных конкретных проектов. При этом эти услуги не платные, а значит, бизнес может со временем рассчитывать на значимое снижение издержек на консалтинговые услуги, которые смогут быть замещены в некотором смысле "публичными услугами" госорганов по повышению транспарентности правового поля работы.

Кроме того, Союз получает возможности адресно снижать барьеры входа на китайский рынок для заинтересованного бизнеса, например, в сфере технического регулирования могут быть начаты переговоры по признанию результатов оценки соответствия продукции обязательным требованиям безопасности и качества, установленным в государстве, что позволит избавиться от необходимости проводить такую оценку специально для ввоза товара в Китай.

Таким образом, можно говорить о возможных позитивных изменениях для бизнеса. Они заложены в соглашении. Но их воплощение зависит, в первую очередь, от проактивной позиции делового сообщества.

Кроме того, теперь наш бизнес получает дополнительный канал решения сложных и спорных вопросов с китайской стороной – через Евразийскую экономическую комиссию.

- Как подписанное соглашение повлияет на граждан?

— Открывающееся "окно" возможностей для делового сообщества Союза означает и позитивные изменения для наших граждан. Причем такой положительный эффект будет нарастать со временем.

Так, с китайской стороной была достигнута договоренность о признании основных прав потребителя в электронной торговле и гарантий их защиты на уровне, аналогичном принятому в традиционной торговле. Большое значение соглашение будет иметь для правообладателей.

Развитие торговых отношений с крупнейшим партнером в евразийском регионе, несомненно, позитивно скажется и на перспективах роста благосостояния наших граждан, появлении новых возможностей для индивидуальных предпринимателей, в конечном итоге – будет способствовать реализации человеческого потенциала Союза.

Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина


Иран. Китай > Транспорт > iran.ru, 15 мая 2018 > № 2612407

Иран и Китай подписали соглашение о производстве 50 электро-дизельных локомотивов в Иране

Иран и Китай подписали в понедельник соглашение стоимостью 70 миллионов евро о сотрудничестве в производстве 50 электро-дизельных грузовых локомотивов в Иране.

Согласно новостному порталу Министерства транспорта Ирана, трехсторонняя сделка была заключена между иранской компанией "Wagon Pars" и китайским производителем локомотивов в "CRRC Dalian Co.", сообщает Tehran Times.

На церемонии подписания присутствовали министр транспорта Ирана Аббас Ахунди и представители иранских и китайских компаний.

Как сообщалось, контракт состоит из трех субконтрактов, в том числе по передаче технологий от компании "CRRC Dalian" компании "Wagon Pars".

Ранее в марте, китайская компания "CRRC Nanjing Puzhen" подписала соглашение с Иранской организацией развития и реорганизации промышленности (IDRO) для финансирования совместного производства 450 вагонов метро в Иране.

Иран. Китай > Транспорт > iran.ru, 15 мая 2018 > № 2612407


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 6 мая 2018 > № 2594563

Китай открывает ворота возможностей для мира

«Двери открытости Китая никогда не закроются, они лишь могут распахнуться еще шире!» «Китайские реформы и открытость должны добиться успеха и они непременно его добьются!» На Боаоском азиатском форуме председатель КНР Си Цзиньпин сделал заявление о начале новой эпохи всестороннего углубления реформ и открытости, что стало руководством для идей и действий Китая по дальнейшей открытости миру.

В последние дни ЦК КПК выдвинул руководящие положения по поддержке создания на Хайнане экспериментальной зоны свободной торговли и постепенного строительства порта свободной торговли с китайской спецификой, он также объявил о конкретных мерах по расширению внешней открытости в сфере финансового сектора. В предстоящие пять лет в сфере автопрома будет полностью снят лимит на долю иностранного акционерного капитала, кроме того, будет издан новый негативный список иностранных инвестиций и продвинута всестороняя открытость в сфере обрабатывающей промышленности. В течение 20 с небольшим дней после Боаоского азиатского форума, была обнародована серия мер по всесторонней открытости, продуманных рационально, всесторонне и тщательно, миру была передана твердая решимость и уверенность Китая, который стоит на более высокой стартовой точке и будет продолжать активно содействовать всесторонней открытости и экономической глобализации.

Китай по собственной инициативе выбирает расширение открытости. За 40 лет внешняя открытость Китая прошла необыкновенный путь, оказала большое влияние на весь Китай и даже целый мир. По сравнению с ситуацией 40-летней давности, нынешний баланс сил в международных отношениях, структура разделения труда в международном производстве, сотрудничество и конкуренция в мировой экономике претерпели глубокие изменения, системе и правилам глобального экономического управления предстоит значительное урегулирование. «Привлечение к себе» и «выход за рубеж» по качеству, масштабу и темпам сильно отличаются от прошлого, напряжение, связанное с реагированием на внешние риски и защитой национальной экономической безопасности, также стало совсем другим. Мы должны, стоя на более высоком старте, изыскивать способы повышения качества и уровня внешней открытости, методы усиления внутреннего и внешнего взаимодействия для развития, средства формирования новой структуры всесторонней открытости, ориентированной на будущее. Ответы на эти вопросы заключаются в том, что нам следует продолжать расширять открытость, усиливать сотрудничество, неуклонно придерживаться стратегии открытости на основе взаимовыгоды и взаимовыигрыша, в более открытых условиях добиваться высококачественного развития китайской экономики. Всесторонняя открытость, которую продвигает Китай, не только отвечает его требованиям о развитии, но также демонстрирует уверенность Китая в собственной системе – это неизбежный путь для продолжения результатов 40-летней политики реформ и открытости и выхода к центру международной арены.

Это «ворота возможностей», которые Китай открывает для мира. Только если в мире царит благополучие, все благополучно в Китае, а если в Китае все благополучно, мир может стать лучше. Китайский народ приглашает все страны присоединиться к «поезду» быстрого развития Китая, он никогда не будет жаловаться на то, что другие пользуются огромными возможностями, предоставляемыми Китаем, и получают богатое вознаграждение. В будущем Китай откроется еще сильнее, он будет делать стратегический выбор, исходя из собственных требований развития, таким образом, Китай практическими действиями будет продвигать экономическую глобализацию во благо народов всего мира. Китай неуклонно придерживется пути мирного развития, никогда не претендует на гегемонию, экспансию и сферы влияния. Решимость Китая содействовать общему развитию неизменна.

Китайская экономика обладает сильной способностью к саморазвитию и большим пространством для маневров на рынке. В ходе формирования международных отношений нового типа и сообщества единой судьбы человечества Китай демонстрирует уверенность ответственной державы и несет на себе державную ответственность по защите общих интересов мировой экономики. Китай успешно освоил путь мирного развития и, руководствуясь идеей о создании сообщества единой судьбы человечества, идет по новому пути сотрудничества и взаимовыигрыша.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 6 мая 2018 > № 2594563


Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 мая 2018 > № 2590702 Тимофей Бордачев

Россия и Китай: сбывшийся кошмар США

Тимофей Бордачев о том, как действия США сплотили Россию и Китай

Тимофей Бордачев

25-26 апреля в Шанхае состоялась очередная российско-китайская конференция дискуссионного клуба «Валдай». В колонке для «Газеты.Ru» программный директор клуба по Азии и Евразии Тимофей Бордачев объяснил, что происходит с отношениями стран «Большой тройки» в составе России, Китая и США.

Россия, Китай и США составляют ведущую тройку мировой политики хотя бы в силу масштабов своих ядерных арсеналов. При этом отношения в рамках этой тройки всегда отличались. Россия для США, как и США для России –- вторая мессианская держава, претендующая на особую духовность, и неизбежный конкурент.

Поэтому российско-американское противостояние разворачивается в первую очередь на рынке идей и поэтому оно так истерично.

Китай, со своей стороны, исторически строил политику в отношении США из расчета на то, что рано или поздно он станет настолько силен и влиятелен в мире, что для победы над Америкой ему уже не понадобится с ней напрямую конфликтовать.

Судя по настроению в китайском экспертном сообществе, которые озвучивались в ходе очередной китайско-российской конференции клуба «Валдай» на прошлой неделе, эта ситуация начинает меняться. Заслуга принадлежит, без сомнения, энергичной политике президента Дональда Трампа.

В США, как отмечают все специалисты, традиционно исходили из убеждения, что по мере своей рыночной трансформации Китай будет становиться для Вашингтона все более удобным партнером.

Это должно было произойти либо вследствие неизбежной, при повышении уровня жизни населения, демократизации, либо в результате того, что державническая внешняя политика будет для Поднебесной просто невыгодна. Слишком велика окажется интеграция Китая в мировую экономику для внешнеполитической устойчивости.

При этом у части американских китаистов всегда были сомнения в правильности такой гипотезы. Но их слушали мало. Тем более, что вплоть до 2013 года сами китайские лидеры по большому счету продолжали «копить силы, держаться в тени», осознанно или нет поддерживая у американцев либеральные заблуждения.

Забавно, что похожие убеждения –- США не станут давить на Китай, поскольку слишком с ним экономически переплетены –- действительно разделяли и многие в самой КНР. Исходя при этом из вполне марксистской веры в безусловное доминирование таких материалистических понятий как выгода, над эфемерными гордостью и престижем. В этом вопросе, казалось бы, противоположные по содержанию либерализм и марксизм, практически полностью сходились.

Нельзя забывать, что именно США сыграли колоссальную роль в успехе политики открытости и экономических реформ, инициированной уже почти 40 лет назад великим Дэн Сяопином.

Он сам ездил в Америку, ходил там в ковбойской шляпе и всячески затягивал инвесторов из США на беспрецедентно дешевый тогда китайский рынок труда. При этом, по-прежнему, собственно китайская добавочная стоимость составляет, например, в айфонах, не более 10%. Многие коллеги в китайских мозговых центрах не верили, что США будут «прессовать» страну, которая для них экономически настолько выгодна.

Еще больше многих в Китае воодушевил конфликт России и Запада, вступивший в активную фазу военно-дипломатического противостояния с весны 2014 года. При том, что все эти годы именно Китай был самым последовательным, фактически, союзником Москвы, поддерживая ее значительно больше, чем многие могли ожидать.

Достаточно вспомнить, как в мае 2015 года президент Си Цзиньпин стоял плечом к плечу с главой российского государства на трибуне во время юбилейного парада Победы, на который не явился ни один лидер западных государств.

Значительным достижением стало тогда решение о сопряжении важного для Москвы Евразийского союза и Экономического пояса «Шелкового пути». Но нельзя отрицать, что противостояние Запада и России создавало для Китая, в теории и на практике, более комфортные условия в общении с обоими партнерами.

«Новой большой игры» не получилось

Ситуация начала меняться по мере разрастания международного могущества Китая, в основе которого лежат колоссальные экономические возможности. После провозглашения стратегии «Одного пояса и одного пути» –- колоссальной инвестиционной инициативы –- в Пекин потянулись просители из малых и средних государств Азии и Евразии.

Этому, кстати, в США изначально радовались, поскольку рассчитывали, что движение Китая вглубь континента неизбежно столкнет его с Россией.

По замыслу коллег в Вашингтоне, в ответ на китайские заходы в страны бывшего СССР Москва должна была с маниакальной решимостью вступить с Пекином в борьбу за влияние. В первую очередь –- в Центральной Азии.

Неизбежности начала такой борьбы были посвящены десятки книг, сотни журнальных и газетных статей. При этом мало кто задумывался над вопросом: а, собственно, почему Россия должна цепляться за центрально-азиатские страны так, как будто это ее собственность?

Рискну предположить, что имела, и имеет место элементарная проекция собственных поведенческих установок на Россию и недооценка рациональности Москвы.

Но ожидаемой реакции не последовало. Более того, Россия официально приветствует китайские инвестиции в постсоветских республиках и заинтересована в расширении китайского присутствия там в области безопасности.

Причина проста –- Китай не ставит в этих странах задачу смены режимов на националистически-антироссийские, как это делают США и их союзники. В этом отношении у Москвы и Пекина полностью совпали ценностные установки –- идеальная ситуация для сотрудничества. А китайские инвестиции могут чисто теоретически способствовать социально-экономической стабильности в Центральной Азии и хотя бы частично облегчить ношу России и нагрузку на ее рынок труда.

Сбывшийся кошмар США

По мере повышения геостратегического влияния Китая настороженность по отношению к нему в США также росла. Ее выражением стали многочисленные заявления и публикации о якобы неустойчивости китайской экономики и политической системы.

США все более активно заигрывали с Индией, которая явно жаждет внимания и таит обиду на Китай за военное поражение 1962 года. В ответ на это Пекин выступал со все более громкими декларациями и призывами.

Китайцы сами долго верили, что ужесточение американской риторики – это часть переговорной тактики.

Еще летом прошлого года в Китае господствовало убеждение, что от Трампа можно будет элементарно откупиться. В конце 2017-го Россия и Китай были официально объявлены противниками в программных внешнеполитических и стратегических документах США. Весной же 2018 года США начали против Китая торговую войну и ввели санкции в отношении таких гигантов китайской индустрии, как, например, производитель электроники «Хуавэй».

Окончательный перелом в политике США произошел на фоне событий съезда Коммунистической партии Китая (КПК) в октябре 2017 года и заседания китайского парламента в марте уже этого года. На этих мероприятиях были, во-первых, провозглашены исключительно амбициозные цели развития и повышения роли Китая в мировых делах, и, во-вторых, внесены изменения в порядок занятие высших должностных постов.

Эти изменения фактически ликвидировали созданную еще Дэн Сяопином систему, при которой верховный лидер не мог занимать свой пост более двух пятилетних сроков.

Все совпало по времени с приходом в Белый дом Дональда Трампа и общей радикализацией американской внешней и внутренней политики. Кстати, совершенно не случайно, поскольку именно возвышение Китая стало одной из важнейших причин того, что в Америке перешли к более эгоистической и наступательной политике, чем когда-либо после Второй мировой войны.

Произошло самое страшное для США – Китай стал предлагать третьим странам альтернативу –- независимый от институтов Запада источник ресурсов для развития и колоссальный рынок.

За громкими декларациями китайских властей о «сообществе общей судьбы» и «одном поясе, одном пути» стоят вполне конкретные деньги и возможности существовать и развиваться вне зависимости от того, нравится это США или нет.

Выступая с привычных для себе позиций мирной экспансии и сотрудничества Китай, намеренно или нет, поставил под удар самую важную основу американского могущества –- контроль над мировой экономикой. Китайские армия и флот еще долго не будут представлять проблему для вооруженных до зубов США.

А вот китайские деньги –- это уже прямой и непосредственный вызов стратегического характера.

В Америке поняли, что Китай не только сам не собирается становиться удобным младшим партнером, но и собирается повышать степень относительной самостоятельности других государств. Можно сколько угодно говорить, что зависимость малой или средней страны от Китая ничем не лучше зависимости от США.

Но факт в том, что само наличие выбора означает больше свободы. В этом можно прекрасно убедиться на примере тех же государств постсоветского пространства, вполне успешно использующих отношения с Россией, Китаем или США для усиления своей самостоятельности не делая однозначного выбора в пользу одного из могущественных партнеров.

Не проблема для России

Что касается России, то для нее растущее экономическое влияние Поднебесной проблемой совершенно не является. Дело в том, что Россия извлекает доход не из контроля над рынками и торговыми путями, как это делают США, а из продажи своих собственных энергоресурсов, и того, что может произвести ее земля и инженерная мысль. Например, пшеницы и хорошего доступного по цене оружия.

Новая политика США в отношении Китая окончательно ставит наши страны по одну сторону баррикад. Как выражаются китайские эксперты «спина к спине».

Но для того, чтобы выстоять в той односторонней «холодной войне», которую против них ведут, обе державы должны делать свое сотрудничество лучше, совершенствовать законы, создавать общие институты и развивать человеческие связи.

Средний российский и китайский предприниматель-инвестор все еще читает о России и Китае в англоязычных газетах –- не лучший источник с точки зрения достоверности информации. Информационные рынки России и Китая по-прежнему в существенной степени закрыты друг для друга.

В Китае издается в 20 раз больше русских книг, чем в России — китайских. Но Россия — уже не первая литературная держава в Китае, хотя и входит в первую пятерку.

Не говоря уже о том, что китайская литература в России вообще почти не представлена. Чтение современных и старых писателей Поднебесной остается уделом ничтожного количества специалистов и эстетов.

А ведь на уровне большинства населения симпатия и готовность сотрудничать возникают именно на уровне восприятия людей в стране-партнере, их культуры и истории. В России по-прежнему лучше знают и с большей симпатией относятся к США или странам Европы, которые пытаются давить ее санкциями.

Негативно влияют на двусторонние отношения и многочисленные барьеры для входа предприятий на рынки России и Китая. Все эти проблемы –- предмет долгосрочной работы правительств, бизнеса и лидеров общественного мнения двух стран. Тем более, что новый стратегический контекст их отношений с США не оставляет Москве и Пекину другого выбора для того, чтобы сохранить самостоятельность своей внешней политики.

Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 мая 2018 > № 2590702 Тимофей Бордачев


Казахстан. Китай. Россия > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > kt.kz, 2 мая 2018 > № 2590697

Запущено мобильное приложение "Казахстан - Страна Великой Степи", передает Kazakhstan Today.

Мобильное приложение является настоящей цифровой энциклопедией о Казахстане и охватывает широкий набор тем - от географии, истории и культуры до экономики, туризма и международных отношений, сообщили в управлении внутренней политики Алматы.

По информации ведомства, приложение содержит сотни уникальных фотографий, а также видеоролики, 3D-объекты, панорамные туры, инфографики и интерактивные карты на казахском, русском, английском и китайском языках.

Как подчеркнули в УВП, приложение станет незаменимым помощником для иностранных граждан, собирающихся посетить Казахстан, а также для самого широкого круга людей - туристов, студентов, исследователей, журналистов и представителей деловых кругов.

Казахстан. Китай. Россия > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > kt.kz, 2 мая 2018 > № 2590697


Китай. Иран. Турция. РФ > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 2 мая 2018 > № 2590649

Вслед за Китаем: 5 стран, блокирующих интернет

Цензура и запрет: какие государства практикуют интернет-блокировки

Дмитрий Бевза

Блокировка мессенджера Telegram оказалась не только самой горячей темой рунета в 2018 году, но и стала поводом для протестной уличной активности. Тем не менее, не только российские власти пытаются регулировать национальный интернет-сегмент. В подборке «Газеты.Ru» — 5 стран, где власти тоже считают интернет-пространство важной частью внутренней политики и активно блокируют нежелательный контент, ресурсы и сервисы в соответствии со своими национальными законодательствами.

Китай

Уровень проникновения интернета — 53,2%

Несмотря на не самый высокий уровень проникновения интернета (процент интернет-пользователей в стране — в России, к примеру, 76,4% — «Газета.Ru»), Китай — это страна с самой большой аудиторией (700 млн) и самой продвинутой, сложной и дорогой системой контроля интернета.

В 2017 году Китай в третий раз подряд занял последнее место в отчете Freedoom House под названием «Freedom on the Net 2017», посвященном свободе в интернете. Управление национальным сегментом в Китае осуществляется с помощью системы «Золотой щит», разработка которого была начата еще в 1998 году.

Китай не только имеет самую совершенную в мире систему контроля над национальным сегментом сети — в КНР интернет изначально создавался под контролем правительства и всегда имел полугерметичную структуру.

«Золотой щит» включает в себя несколько систем управления и контроля: информирования о правонарушениях, идентификации пользователей, контроля за контентом, информационного мониторинга и управления трафиком.

Системой, отвечающей именно за блокировку нежелательных интернет-ресурсов, включая такие крупные, как WhatsApp, Facebook, Twitter, Youtube, Instagram и Google, является «Великий китайский файрвол» — часть «Золотого щита».

Причем блокируются не только интернет-ресурсы, но и интернет-сервисы, и даже поисковые запросы.

Под постоянным баном находятся ресурсы, принадлежащие к запрещенным в КНР организациям, критикующие китайские власти новостные ресурсы, сайты, относящиеся к тайваньскому правительству, средствам массовой информации Тайваня, сайты, которые китайские регуляторы рассматривают как непристойные или порнографические, веб-сайты, связанные с Далай-ламой или международным движением за независимость Тибета и пр.

Всего заблокировано около 1,3 млн сайтов.

При этом надо понимать, что ни «Золотой щит», ни «Великий китайский файрвол» не были бы столь эффективны, если бы в Китае не были бы созданы национальные версии глобальных интернет-сервисов, которые со временем превратились из копий американских аналогов в уникальные интернет-площадки (Taobao, AliPay, WeChat, Weibo и др.), а внутренний интернет-рынок не стал бы крупнейшим в мире.

Многие специалисты считают китайскую модель немасштабируемой. Такое мнение основывается на том факте, что никакая другая страна в мире не смогла пока создать столь самодостаточный внутренний интернет и столь совершенную систему управления и блокировок без нанесения ущерба для своей экономики.

Иран

Уровень проникновения интернета — 44%

Иран — один из постоянных поставщиков новостей о блокировках и цензурных ограничениях в интернете. При этом нельзя сказать, что иранские регуляторы работают только в сторону усиления запретов и блокировок. В зависимости от политической ситуации в стране, доступ к некоторым интернет-сервисам периодически приостанавливается или возобновляется.

Интернет в Иране уже имеет свою историю и появился ненамного позже, чем в России (СССР). В 1992 Иран стал второй страной на Ближнем Востоке, где появился доступ ко всемирной сети, и только в 2001 году были введены официальные правила контроля доступа и цензурирования контента.

Все провайдеры и интернет-кафе должны были получать лицензии на предоставление соответствующих услуг. Такие лицензии могли получить только женатые/замужние граждане Ирана, исповедующие ислам.

Самая крупномасштабная волна блокировок произошла в 2013 году, когда в Иране заблокировали доступ ко многим сайтам и популярным социальным сетям — Youtube, Facebook, Twitter и прочим блог-платформам.

Во время антиправительственных выступлений в декабре 2017 года власти Ирана на две недели заблокировали мессенджер Telegram. Такие ограничения негативно отразились на экономике – особенно на малом бизнесе, который активно использует Telegram. По некоторым оценкам за две недели блокировок число банковских транзакций уменьшилось почти на 40%.

1 января 2018 года министр коммуникаций Ирана сообщил, что Telegram и Instagram временно заблокированы «ради безопасности иранского народа». Также наблюдались проблемы с доступом к серверам компании Digital Ocean, услугами которой пользуются многочисленные VPN-сервисы обхода блокировок. 9 самых популярных в Иране VPN-сервисов были времено недоступны. Во время пика протестов Telegram-боты для обхода блокировок набирали по 200 тысяч новых пользователей в день.

Telegram в Иране разблокировали 13 января 2018 года — в первую очередь именно из-за убытков малого и среднего бизнеса. По неофициальной оценке, в этот период около 100 тысяч человек временно лишились работы. Тем не менее. 30 апреля 2018 года иранский суд опять принял решение о блокировке мессенджера.

«Принимая во внимание жалобы граждан Ирана и исходя из требований служб безопасности, направленных на противодействие незаконной деятельности в Telegram, суд запретил его использование в Иране», — сообщило агентство Reuters.

Турция

Уровень проникновения интернета — 58,4%

В марте 2014 года незадолго до местных выборов в Twitter и YouTube стала распространяться информация о коррупционном скандале в правительственных кругах. С этого времени начался новый этап официальной государственной политики в области интернета в Турции. Уже в 2015 году в стране был принят закон, по которому сайты могли блокироваться без решения суда в течение 4 часов. Ответственным за исполнение является Управление по телекоммуникациям и связи Турции (TIB).

Блокировке подлежат сайты, содержащие пропаганду суицида, информацию о наркотиках, азартных играх, детской порнографии и пр. Также запрещена пропаганда проституции и критика первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Также во время кризисных ситуаций происходят блокировки различных социальных сервисов, например Twitter.

Что касается цензуры, то в опубликованном компанией Twitter в сентябре 2017 года докладе о прозрачности в интернете утверждается, что турецкие суды удовлетворяют 90% запросов на удаление контента.

29 апреля 2017 года в Турции был заблокирован сайт «Википедии». Причем, это произошло на основании административного, а не судебного решения.

Позже турецкие власти объяснили причину блокировки тем, что «Википедия» стала частью кампании «по очернению имиджа Турции на международной арене». Также было заявлено, что блокировка может быть снята в случае удаления материалов, вызывающих недовольство турецких властей.

6 марта 2018 года турецкие власти ужесточили интернет-цензуру, заблокировав доступ к VPN-серверам, использовавшихся для обхода блокировок и шифрованной почты Proton Mail.

Саудовская Аравия

Уровень проникновения интернета — 73,8%

Саудовская Аравия — самая влиятельная арабская страна с развитым IT-сектором и телекомом. В 2016 году в стране приняли закон, требующий предоставлять отпечатки пальцев при покупке SIM-карт. Впоследствии провайдеры отключили номера, чьи владельцы не прошли через процедуру биометрической идентификации.

В саудовском интернете запрещены сайты с азартными играми, порнографией, пиратским контентом, информацией о наркотических веществах, сайты таких правозащитных организаций, как Political Rights Organization и Saudi Civil, сайты запрещенных оппозиционных партий, сайты с критикой королевской семьи и контент, несовместимый с исламскими представлениями об этике и морали.

Международным мемом стала фотография с рекламой надувных бассейнов, где всех находящихся в бассейне мужчин «одели», а женщина «превратилась» в мяч.

Интернет-контент в Саудовской Аравии контролируется как спецслужбами, так и общественными организациями. При этом упор делается не на блокировки, а на идентификацию пользователей и привлечение их к административной и уголовной ответственности за размещение контента, нарушающего законы королевства.

История, вызвавшая самый большой международный резонанс — это приговор жителя Саудовсокй Аравии Ахмада Аль-Шамри к смертной казни за твит с оскорблениями пророка Мухаммеда.

В сентября 2017 года власти Саудовской Аравии разблокировали WhatsApp и Snapchat и разрешили звонки через сервисы Skype, Line, Telegram, Tango. Тем не менее, в отчете Freedoom House «Freedom on the Net 2017» Саудовская Аравия находится на 4-м месте с конца.

Украина

Уровень проникновения интернета — 52,5%

До недавнего времени Украина не привлекала внимания общественных организаций и во всех рейтингах «свободы в интернете» стабильно опережала Россию. Однако в 2017 году произошло важное событие, которое часть интернет-экспертов оценивают как введение интернет-цензуры в украинском интернете.

Речь идет об указе президента Украины Петра Порошенко о введении новых санкций против России. Указ отражает решение Совета национальной безопасности и обороны «Об угрозах кибербезопасности государства и неотложных мерах по их нейтрализации». В соответствии с ним предусматривается блокировка на территории Украины сервисов российского холдинга Mail.Ru Group, «Яндекс» и других российских IT-компаний.

Разумеется, наибольший резонанс вызвала блокировка социальных сетей «ВКонтакте» (16 млн украинских пользователей) и «Одноклассники» (9,5 млн), а также почты Mail.Ru. В санкционный список попали программы 1С (70—80% украинских компаний). электронные словари ABBYY, продукты компании «Лаборатория Касперского» и DrWeb.

В украинском интернет-сообществе до сих пор ведутся споры о целесообразности этих мер, но почти все сходятся во мнении, что блокировки социальных сетей и почты оказались малоэффективными.

Руководитель проекта «Роскомсвобода» и член правления «Ассоциации пользователей интернета» Артем Козлюк считает, что процесс регулирования интернета и со стороны государства — это глобальный тренд, который затронул все страны мира.

По его мнению, разница заключается в том, что в демократических странах к обсуждению законов, методов и средств регулирования интернета активно привлекают представителей интернет-бизнеса и экспертного сообщества, а за законотворческой деятельностью в этой области и исполнением законов следят многочисленные и влиятельные общественные организации.

«Важную роль в этом процессе играет независимая судебная система, где бизнес или частные пользователи, пострадавшие от действий интернет-регуляторов, могут подать многомиллионный иск к государству, что вынуждает тех работать более осторожно.

В авторитарных государствах такого баланса интересов нет, и власти могут действовать, не считаясь с интересами бизнеса и интернет-пользователей в угоду своим сиюминутным политическим или экономическим интересам», — считает собеседник «Газеты.Ru».

Китай. Иран. Турция. РФ > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 2 мая 2018 > № 2590649


Казахстан. Китай. Турция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 2 мая 2018 > № 2590641

Тонну игрушек сняли с продажи в Казахстане в 2017 году. Об этом сообщил министр здравоохранения РК Елжан Биртанов, передает МИА «Казинформ».

«По итогам 2017 года для проверки было отобрано 1304 образцов игрушек. Из них не соответствуют требованиям технических регламентов 35,6%. Нарушение установленных проб по маркировке, также проб по санитарно-химическим, физическим и механическим показателям - 4,7 процентов. Выявленные игрушки в подавляющем количестве ввезены из Китая (73%) и Турции (26%). Снято с реализации 1230 кг игрушек», - проинформировал министр на заседании Правительства РК.

По его словам, в рамках осуществляемого камерального контроля выявлены участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД), которые завезли более 50 тысяч товарных позиций игрушек объемом свыше 5 тысяч тонн.

«При этом, по сведениям уполномоченного органа в области техрегулирования, зарегистрировано всего 146 сертификатов соответствия. В отношении семи участников ВЭД возбуждены административные производства с передачей в суд. Временно приостановлена деятельность пяти участников, которыми ввезены более 23 тысяч товарных позиций продукции, наложено штрафов на сумму более 5 млн тенге», - сообщил министр.

Министр напомнил, что из-за неоднократного нарушения требований в Кодекс «О таможенном регулировании» были внесены изменения в части утверждения перечня товаров, в отношении которых условный выпуск не допускается.

«Данная норма позволит ограничить ввоз потенциально опасной продукции, в том числе игрушек. В настоящее время перечень товаров находится на утверждении. Одновременно прорабатывается вопрос о реализации товаров для детей только в специализированных магазинах, с применением зарубежного опыта по предварительному согласованию списка планируемых к ввозу игрушек», - заключил министр.

Казахстан. Китай. Турция > Легпром. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 2 мая 2018 > № 2590641


Китай. Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 30 апреля 2018 > № 2656639 Дмитрий Журавлев

"Китайцам наши новые магистрали нужны даже больше, чем нам"

Россия и Китай готовятся подписать в начале мая целый пул экономических соглашений. Что еще интересует китайцев, кроме наших нефти и газа, рассуждал Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем

— В начале мая ожидается прибытие в Москву представительной китайской делегации для подписания целого пула экономических соглашений и проектов. По какому пути пойдет наше сотрудничество с Китаем?

— Китайцев как минимум интересуют в России новые транспортные пути, и они готовы сотрудничать с нами в области развития транзитной инфраструктуры. Помимо известного проекта строительства трансконтинентальной железнодорожной магистрали Москва—Казань—Пекин, речь идет о развитии Северного морского пути. Не секрет, что в Китае реализуется программа строительства дизельного ледокольного флота именно для проводки судов по Северному морскому пути. О деталях этого проекта им еще предстоит с нами договариваться. Будут ли они впоследствии у нас заказывать атомные ледоколы? Здесь мнения специалистов расходятся.

То есть Россия для Пекина кроме рынков и сырьевой базы представляет собой важный транзитный коридор в Европу. Сейчас для Китая крупнейший торговый партнер — это США. Но такая ситуация опасна не только тем, что Вашингтон может выдвинуть какие-то политические требования к своему партнеру. Сотрудничество с США очень много дает Китаю, но опираясь только на двустороннее сотрудничество, китайская экономика может задохнуться, как человек в старой рубашке, в которой шея уже не помещается. Диверсификация рынков для Китая очень важна. И, конечно, здесь имеется в виду не столько российский рынок, сколько европейский.

— Но ведь до Европы товар еще надо довезти…

— Да, действительно, и здесь тоже важна диверсификация маршрутов. Чем больше возможных путей доставки товара потребителю, тем лучше. Ситуация в Северной Африке и на Ближнем Востоке делает транспортировку товара из Китая в Европу самым коротким и дешевым морским путем, скажем так, не совсем гарантированным. Поэтому и рассматриваются различные проекты железнодорожного и морского транзита через территорию и северные моря РФ. Кроме этого, надо признать, масштабы китайской экономки сегодня ограничены только спросом. Поэтому теоретически Китай может гнать в Европу объемы товаров, сопоставимые с объемами всего европейского производства.

— Звучат прогнозы о двукратном расширении товарооборота между нашими странами в ближайшие годы. За счет чего это может быть достигнуто, кроме увеличения поставок энергоресурсов?

— Во-первых, это продовольствие. Китайцы предпочли бы, конечно, концессии на землю, но по нашим законам это не предусмотрено. Да и в вопросе о концессиях после сахалинской истории мы стали осторожнее. Поэтому остается торговля продовольствием. Но здесь есть специфика: у нас разные традиции потребления. Им нужен рис, а у нас рис выращивается в одном регионе — на Кубани.

Во-вторых, технологии. Несмотря на то, что Китай сделал огромный рынок в области высоких технологий, "рвали" они с гораздо более низких позиций, чем мы. На уровне потребительских технологий у них все в порядке. Но наши технологии в области вооружения, авиации и космоса им очень интересны. Огромный советско-российский опыт в области космических, ядерных, военных технологий нельзя просто украсть. В этой сфере с нами можно только сотрудничать.

В области обрабатывающей промышленности ситуация сложнее. На локальном уровне еще идет какое-то сотрудничество. Но на межгосударственном уровне я не думаю, что их сильно заинтересует то, что мы делаем на своих заводах. Если им что-то будет нужно, они в состоянии все это сделать.

— А почему не развивается инвестиционное сотрудничество?

— Да, инвестиционное сотрудничество между нашими странами идет очень вяло. Китай готов инвестировать в разные отрасли. У них избыток капитала, а современная экономика работает так, что если капитал не используется, то он обесценивается. Но те отрасли, которые им интересны, в частности, добыча углеводородных ресурсов, мы считаем стратегическими и готовы их пустить туда с определенными оговорками. Например, в области нефти и газа мы готовы работать с китайскими инвесторами, но только без допуска их на шельф. И понятно почему. Нефть и газ — это наш главный капитал, если его отдать, то можно всю команду распускать. Для Китая же проблема гарантированных запасов углеводоров — это вопрос стратегический, вопрос выживания.

В военно-техническом сотрудничестве также есть свои условия. Конечно, китайцы хотели бы купить не просто наше вооружение, а интересующие их в этой сфере технологии на корню. Но кто же им даст? Поэтому остаются инвестиции в сельское хозяйство, в транспортные сети. Развитие транспортной инфраструктуры и нам необходимо — у нас большая страна. Но им новые трансграничные транзитные магистрали нужны даже больше, чем нам.

Михаил Хмелев

Китай. Россия > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 30 апреля 2018 > № 2656639 Дмитрий Журавлев


Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869

Словенский производитель ультралегких самолетов Pipistrel построит в восточно-китайской провинции Цзянсу свою производственную базу. Инвестиции на эти цели запланированы в объеме 5 млрд юаней ($800 млн).

Проектом предусматривается строительство производственной линии, аэропорта, школы авиационной подготовки, выставочного и логистического центров. Все это будет создано на базе авиапромышленного парка города Цзюйжун к 2024 г.

Производственная мощность нового завода составит 300 самолетов с электрической и гибридной силовой установкой ежегодно.

Компания Pipistrel была создана в 1989 г. Четыре модели самолетов этого предприятия уже прошли квалификацию Китайского управления гражданской авиации.

Напомним, что В ближайшие 20 лет Поднебесная станет крупнейшим рынком гражданской авиации. К 2034 г. спрос на самолеты в Китае достигнет 6020 единиц. Их суммарная стоимость составит $870 млрд. По количеству сданных в эксплуатацию самолетов и рыночной стоимости Китай займет более 16% мирового рынка.

Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869


Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845

В 2017 г. объем рынка образовательного туризма Китая превысил 20 млрд юаней ($3,17 млрд). В прошлом году к услугам образовательного туризма в КНР прибегли 860 000 человек. Таковы официальные данные.

Как ожидается, в 2018 г. данный вид туризма в Поднебесной привлечет 1,05 млн человек. Государственные и частные школы страны занимают 70% этого рынка.

До 57% туристов платят за услуги образовательного туризма в КНР 30 000-50 000 юаней, более 20% клиентов – 20 000-30 000 юаней, 16,4% – не более 20 000 юаней. Лишь 6,3% туристов смогли заплатить более 50 тысяч юаней.

Напомним, что в 2017 г. граждане Китая совершили 130,51 млн туристических поездок за рубеж. Это на 7% больше, чем в 2016 г. В прошлом году объем внутреннего туризма в КНР составил 5 млрд человек. Данный показатель вырос на 12,8% в годовом сопоставлении. Объем въездного и выездного туризма в стране за 2017 г. достиг 270 млн человек с приростом на 3,7%. В частности, въездной туризм увеличился на 0,8% в годовом сопоставлении и достиг 139,48 млн человек.

По итогам прошлого года, доходы Поднебесной от туризма составили 5,4 трлн юаней ($860 млрд). Это на 15,1% больше, чем годом ранее.

По предварительным подсчетам, на долю индустрии туризма приходится 11,04% от общего объема внутреннего валового продукта (ВВП) страны. В туризме и связанных с ним сферах заняты в общей сложности 79,9 млн китайских граждан. На долю этого показателя приходится 10,28% от общей численности занятого населения Китая.

Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845


Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364

В Иране скоро запустят новый алюминиевый завод "Salco"

Иран находится на пути к запуску нового алюминиевого завода в начале следующего года, который увеличит производство алюминия в стране на 70%, сделав ее самодостаточной в этом виде металла.

"На заводе "South Aluminum Corp" [Salco] ведется строительство цехов для производства 300 000 тонн алюминия в год на первом этапе", - рассказал заместитель министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Ирана Мехди Карбасян на конференции "CRU Aluminium" в Лондоне во вторник.

Карбасян также является председателем государственной Иранской организации развития и реновации шахт и горнорудной промышленности (IMIDRO), которой принадлежит 49 % завода "Salco". Иранская инвестиционная компания "Ghadir" владеет 51%, сообщает Reuters.

"В то время как Иран в настоящее время производит около 400 000 тонн алюминия в год, потребление составляет около 600 000 - 700 000 тонн", - сказал Амир Мирчи, управляющий директор канадской консалтинговой компании "Auryce", которая консультирует "Salco".

"Salco" строится в специальной экономической зоне Ламерд на юге Ирана вблизи Персидского залива, где также строится глубоководный порт.

Объект стоимостью $ 1,2 миллиарда строится китайской компанией "Nonferrous Metal Industry’s Foreign Engineering & Construction Company" (NFC).

"Завод "Salco" первоначально должен был стать совместным предприятием с канадской фирмой "Alcan", в настоящее время принадлежащей "Rio Tinto", которая покинула страну после введения санкций США", - рассказал Мирчи, бывший исполнительный директор "Rio Tinto".

По словам Карбасяна, на заводе будут использовать энергию от газовой электростанции, и Иран возлагает большие надежды на дальнейшее расширение индустрии металлов за счет использования огромных запасов газа Ирана, которые наряду с Россией являются самыми большими в мире.

"Ожидается, что завод "Salco" увеличит производство до 1 млн. тонн к 2025 году, а иранский металлургический сектор планирует увеличить производство до 55 млн. тонн к тому же году с 31 млн. в настоящее время", - сказал он.

Мирчи отметил, что наличие газовых мощностей также поможет снизить затраты на производство на заводе "Salco".

"Я вижу, что затраты на производство на заводе "Salco" будут ниже 1200 долларов (за тонну)", - сказал он.

Эталонная цена алюминия на Лондонской бирже металлов во вторник составила около $ 2 230 за тонну.

Согласно последнему докладу IMIDRO, три основных производителя алюминия в Иране произвели в общей сложности 337 608 тонн алюминиевых слитков в прошлом 1396 иранском году, до 20 марта 2018 года, чтобы меньше на 1% по сравнению с предыдущим годом.

"Iran Aluminum Company" произвела 170 292 тонны, алюминиевая компания "Almahdi" - 61 669 тонн и алюминиевая компания "Hormozal" - 105 647 тонн.

Компания "Iran Alumina Company" произвела 240 167 тонн порошка глинозема, увеличив производство на 2 %.

Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364


Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450

Иран будет вынужден сильнее сблизиться с Китаем и Россией

Хотя Тегеран выступает категорически против любой альтернативы текущему соглашению по его ядерной программе, он не исключает переговоров по своей региональной политике, считает эксперт Мухаммад-Реза Джалили.

Гаидз Минасян (Gaïdz Minassian), Le Monde, Франция

Мухаммад-Реза Джалили — почетный профессор Института высших международных исследований и развития в Женеве. Недавно он выпустил совместно с Тьерри Келльнером (Thierry Kellner) обновленную версию книги «Иран в 100 вопросах».

«Монд»: Президенты Макрон и Трамп не скрывают разногласий насчет соглашения с Ираном от 14 июля 2015 года. Они упоминали «новый договор с Ираном», но смогут ли они, по вашему мнению, выработать общую позицию?

Мухаммад-Реза Джалили: Если судить по имеющейся в настоящий момент информации о беседе двух президентов и их совместному заявлению, скорее всего, именно президент Франции сблизил свою позицию с позицией Трампа, выступив за «новый договор», хотя и утверждал в интервью «Фокс Ньюс», что у него нет плана «Б».

— Президент Роухани оспорил легитимность потенциального нового договора. Иран перечеркнул возможность дополнительных переговоров?

— Да, президент Роухани сразу оспорил легитимность нового соглашения по ядерной программе. Он категорически против любого пересмотра соглашения, которое было подписано по итогам нескольких лет переговоров между Ираном, пятью постоянными членами Совбеза ООН и Германией. Как бы то ни было, это не означает, что Исламская Республика раз и навсегда перечеркивает возможность дискуссии по ее региональной политике.

— Мысль о расширении переговоров с Ираном на мир в Сирии кажется вам осуществимой?

— Я считаю это невозможным в текущих условиях, потому что за сирийскую политику в иранском режиме отвечают в первую очередь стражи революции, которые считают, что находятся в позиции силы на Ближнем Востоке и что менять курс в Сирии не в их интересах. При этом стоит отметить, что эта политика чрезвычайно непопулярна в иранском общественном мнении.

— До 12 мая остается меньше трех недель. Как вам кажется, сможет ли президент Макрон спасти договор, особенно на фоне заявлений России о его безальтернативности?

— Москва, Брюссель и, скорее всего, Пекин выступают за безальтернативность соглашения от 14 июля 2015 года. Я не уверен, что президент Макрон сможет спасти договор, но точный ответ мы узнаем только 12 мая. «Посмотрим, что я решу 12 мая». Такими словами президент Трамп сохраняет неопределенность вокруг своего решения.

В любом случае, даже если он сохранит договор, на его решении могут сказаться другие факторы помимо давления Франции: речь идет о давлении Германии и Великобритании, а также его политике по отношению к Северной Корее, с которой он хочет подписать соглашение по ядерной программе. КНДР может усомниться в слове США, если они захотят начать переговоры на фоне одновременного отказа от соглашения с Ираном.

— В чем был бы смысл соглашения со всеми участниками, кроме США?

— Для принятия Исламской Республикой ядерного соглашения после выхода США необходимо выполнение двух условий. Остальные пять стран-участниц должны отстаивать общую жесткую позицию по отношению к американской администрации и оказывать противодействие экстратерриториальным американским санкциям, которые становятся серьезным препятствием для развития их экономических связей с Ираном.

Не стоит забывать, что для Ирана главной целью подписания договора был подъем его экономики. Если эта задача не будет выполняться, Тегеран не увидит смысла в сохранении договора. В таких условиях он будет вынужден еще больше сблизиться с Китаем и Россией.

— Какую роль играют в этом дипломатическом процессе Израиль и Саудовская Аравия?

— Противостояние Ирана с Саудовской Аравией после основания Исламской Республики вышло на новый уровень в последние годы после свержения Саддама Хусейна в 2003 году и арабской весны 2011 года. В конечном итоге все это привело к разрыву дипломатических отношений двух стран в январе 2016 года. Именно в такой обстановке был подписан договор о ядерной программе.

До прихода к власти администрации Трампа Эр-Рияд, судя по всему, нехотя принимал соглашение, однако с того момента в саудовских и американских позициях по этому вопросу наблюдается очень серьезное сближение. Что касается Израиля, правительство Нетаньяху всегда выступало против договора и пыталось настроить против него американскую общественность. Но в отличие от Саудовской Аравии в Израиле существуют деятели (в основном бывшие сотрудники спецслужб), которые поддерживают соглашение.

Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450


Китай. Монголия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585868

Монголия развивает торговые отношения со 160 государствами. Тем не менее, почти 70% внешнеторгового оборота этой страны приходится на Китай. По итогам января-марта 2018 г., объем внешнеторгового оборота Монголии достиг $2,6 млрд. Это на 25,9% больше, чем за январь-март 2017 г.

Ранее сообщалось, что на КНР приходится 61% в общем внешнеторговом обороте Монголии. В январе текущего года до 90% монгольских товаров экспортировались в Поднебесную.

Вторым по значимости внешнеторговым партнером Монголии стала Россия, на долю которой приходится 16% от внешнеторгового оборота азиатской страны. В январе 2018 г. Россию поступило 1,2% монгольских товаров, отправленных на экспорт.

За первые два месяца текущего года общий объем внешней торговли Монголии достиг $1,6 млрд. Это на 18,9% больше, чем за январь-февраль 2017 г. При этом экспорт страны за два месяца 2018 г. составил $838,4 млн с приростом на 1,6%, а импорт – $726 млн с увеличением на 47,9% в годовом сопоставлении.

Рост монгольского экспорта вызван расширяющимися поставкам за рубеж золота. С начала 2018 г. объем этих поставок вырос на $41,4 млн.

Из Монголии в Поднебесную поставляются уголь, медные и молибденовые концентраты, шерсть и кашемир.

Китай. Монголия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585868


Гонконг. Монголия. Китай > Миграция, виза, туризм > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585867

По итогам января-марта 2018 г., объем притока туристов из специального административного района Сянган (Гонконг) в Монголию вырос в 2,2 раза относительно уровня января-марта 2017 г. Об этом сообщило монгольское статистическое ведомство.

Сянган стал лидером по росту турпотока в Монголию среди остальных стран. В частности, количество туристов из Индонезии увеличилось на 81,4%, из Турции – на 30%, а из России – на 28,8%.

Напомним, что в 2017 г. граждане Китая совершили 130,51 млн туристических поездок за рубеж. Это на 7% больше, чем в 2016 г. В прошлом году объем внутреннего туризма в КНР составил 5 млрд человек. Данный показатель вырос на 12,8% в годовом сопоставлении. Объем въездного и выездного туризма в стране за 2017 г. достиг 270 млн человек с приростом на 3,7%. В частности, въездной туризм увеличился на 0,8% в годовом сопоставлении и достиг 139,48 млн человек.

По итогам прошлого года, доходы Поднебесной от туризма составили 5,4 трлн юаней ($860 млрд). Это на 15,1% больше, чем годом ранее.

По предварительным подсчетам, на долю индустрии туризма приходится 11,04% от общего объема внутреннего валового продукта (ВВП) страны. В туризме и связанных с ним сферах заняты в общей сложности 79,9 млн китайских граждан. На долю этого показателя приходится 10,28% от общей численности занятого населения Китая.

Гонконг. Монголия. Китай > Миграция, виза, туризм > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585867


Китай > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585865

Китайская компания гражданского авиастроение (СОМАС) заявила о планах по созданию фонда объемом 10 млрд юаней ($1,58 млрд). Он будет использован для привлечения инвестиций на развитие производства крупногабаритных самолетов.

В настоящий момент у СОМАС насчитывается 815 заказов на лайнер С919. В 2017 г. компания получила разрешение на выпуск лайнера ARJ21-700, было продано два таких самолета.

Количество заказчиков С919 достигло 28, а ARJ21 – 21, сообщила СОМАС.

Большие пассажирские самолеты С919 стали первыми в Китае реактивными гражданскими лайнерами, разработанными китайскими специалистами в полном соответствии с международными правилами гражданской авиации. Первый полет самолета С919 успешно состоялся 5 мая 2017 г. в Шанхае.

Как сообщалось, в декабре прошлого года компании ICBC Leasing и СОМАС заключили рамочное соглашение, в соответствии с которым ICBC приобретет у СОМАС 55 больших пассажирских самолетов С919. В целом ICBC Leasing заказала 100 самолетов С919, поэтому является крупнейшим заказчиком этих самолетов.

Напомним, что к 2034 г. спрос на самолеты в Китае достигнет 6020 единиц. Их суммарная стоимость составит $870 млрд. По количеству сданных в эксплуатацию самолетов и рыночной стоимости КНР займет более 16% мирового рынка.

Китай > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585865


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585864

По итогам января-марта 2018 г., объем торговли между Китаем и Россией превысил $23,06 млрд. Это на 28,2% больше, чем за январь-март 2017 г., сообщило Главное таможенное управление КНР.

За три месяца текущего года экспорт китайских товаров в Россию достиг $10,28 млрд. Он вырос на 23,7% в годовом сопоставлении. Импорт российских товаров в Китай с начала 2018 г. превысил $12,78 млрд с приростом на 32%.

Ранее сообщалось, что по итогам января-февраля 2018 г., объем торгового оборота между Россией и Китаем достиг $15,76 млрд. Это на 36,8% больше, чем за январь-февраль 2017 г. За два месяца с начала текущего года китайский экспорт в Россию вырос на 40% и составил $7,48 млрд, а российский импорт в Поднебесную увеличился на 34,1% – до $8,29 млрд.

Напомним, что в 2017 г. объем торговли между Россией и Китаем достиг $84 млрд. Это на 20,8% больше, чем в 2016 г. Китайский экспорт в Россию увеличился на 14,8% и составил $42,9 млрд, а российский импорт в КНР вырос на 27,7% – до $41,2 млрд.

Внешняя торговля Поднебесной за январь-февраль 2018 г. составила 4,52 трлн юаней ($717 млрд). Это на 16,7% больше, чем за январь-февраль 2017 г. Так, за два месяца с начала текущего года китайский экспорт вырос на 18% в годовом сопоставлении и достиг 2,44 трлн юаней, а импорт – на 15,2%, до 2,08 трлн юаней.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585864


Казахстан. Китай > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 апреля 2018 > № 2582108 Гульбану Майгарина

Бизнес с быстрой рентабельностью

История «Ланьчжоу» – от уникального рецепта до франшизы

Три с половиной месяца назад Гульбану Майгарина открыла в Алматы китайскую лапшичную Lanzhou Kafe и через три недели после этого вышла на рентабельность. Сейчас планирует открыть еще два заведения и продавать свой формат по франшизе. О том, за счет чего произошел взрывной рост, бизнесвумен рассказала деловому еженедельнику «Капитал.kz».

«Родина» лапши — Китай

Двери распахнуты, в широком проеме видны столики и диваны с высокими спинками. Заходим внутрь. Аромат специй, звуки кухни. Угощение готовят здесь же, на глазах у посетителей. Пока ждем хозяйку, наблюдаем за тем, как повара делают лапшу: один разминает огромный кусок теста, второй — вытягивает его, ловко пропуская податливую массу между ладонями, третий — подхватывает палочками уже приготовившиеся лапшинки и отправляет их в тарелки, где к ним добавят пряный бульон, фирменный соус и зелень. Выглядит аппетитно и атмосферно.

«Каждый на кухне отвечает только за одно действие. Все поставлено на конвейер, мы ведь зарабатываем на оборотах», — говорит, подсаживаясь за столик, Гульбану Майгарина.

Заведение быстрого питания, где подают лапшу с говяжьим бульоном, — китайский концепт, привезен с родины лапши — из города Ланьчжоу, провинция Ганьсу. «Вообще, в каждом регионе Китая готовят свои виды лапши, тот вариант, который предлагаем мы, появился в 1915 году. Готовим на основе говяжьего бульона. Наша лапша специфична на вкус и отличается от того, что уже хорошо знакомо на нашем рынке, — например, от лагмана, пасты, корейского рамена или вьетнамского фо», — поясняет собеседница.

Бульон — фишка, специи — секрет

Бульон — фишка ланьчжоуской лапши. Само тесто, технология его приготовления, у всех по сути одинаковое, а вот способ приготовления бульона (он варится в течение шести часов вместе со специями и потому получается концентрированным) и состав специй, которые в него добавляются, — суть и особенность лапшичного блюда. Рецепт Гульбану купила в Ланьчжоу у «серьезной компании» (его стоимость — коммерческая тайна).

Ароматная смесь состоит из 82 двух трав, ее поставляют на кухню в уже готовом виде. Ни один повар не знает точной комбинации и пропорций составляющих ее специй. «Поэтому даже если кто-то из поваров захочет уйти и открыть заведение именно с такой лапшой, у него ничего не получится», — говорит хозяйка.

Особый вкус создается и за счет способа приготовления бульона: его варят в специальных казанах. У них очень высокая температура нагрева: бульон в емкости на 80 литров закипает за три минуты. Это необходимо по технологии приготовления. И плюс такие казаны можно использовать круглосуточно, что отвечает потребностям концепта. Казаны, к слову, были куплены также в Ланьчжоу, их стоимость достаточно велика, но было решено не использовать более дешевые варианты.

Вкус требует постоянного контроля

Бренд-шеф Жаркын Кезат несколько раз в день проверяет вкус лапши — точное попадание в стандарт. Это очень тонкий вопрос: достаточно сделать одно неправильное движение в процессе приготовления — ошибиться с температурой, например, — и нужный вкус не получится.

Жесткость воды, кстати, тоже имеет значение. Это одна из причин, почему изначальный рецепт пришлось адаптировать. Отличается и мука, соответственно, это влияет на консистенцию теста, это тоже причина для адаптации рецепта. «Почти месяц до открытия мы работали вхолостую — только для того, чтобы отработать рецепт. Замешивали тесто — и выкидывали, заваривали бульон — и выливали. Пока не добились нужного вкуса», — вспоминает Гульбану.

За счет чего зарабатывает лапшичная

Вообще, в Китае такой концепт работает на одном блюде — лапше. Предлагаются также салаты, небольшие десерты, чай, сок. «Мы с самого начала продвигали себя как лапшичную и сейчас позиционируем себя именно так. Но не знали, как примут такую лапшу в Казахстане, тем более в Алматы — самом большом городе страны. Поэтому для подстраховки запустили лагман, пиццу для детей, блины в качестве десерта, манты — то, что привычно для наших потребителей», — рассказывает Гульбану.

По ее словам, лагман по ценам — на уровне других заведений города, лапша же стоит дешевле, причем даже в сравнении с Китаем. «И мы добавили в концепт такую фишку: если остался бульон, вторая порция — бесплатно», — делится особенностями хозяйка.

Продавать порцию за 600 тенге заведение может за счет оборотов, себестоимость самой лапши невелика. Чтобы выйти на ноль, нужно обслужить минимально 500 человек в день — это покрывает расходы на закупку продуктов, заработную плату, аренду, оплату коммунальных услуг. Маржа — как и во многих заведениях общепита, около 25%. 90% прибыли приносит сама еда, 10% - бар, напитки.

Бара, кстати, изначально в концепте не было. В Китае в лапшичных подают чай или охлажденные напитки в небольших бутылках. Здесь же пришлось расширить ассортимент: гости просят кофе, компот, лимонад, коктейли.

Лапша, которая на своем месте

Помещение, которое занимает лапшичная, большое — 500 квадратных метров. Не было опасений начинать сразу с таких масштабов? «Когда я запускала проект, понимала: или пан или пропал. Для себя решила: пан, продукт должен зайти. И он действительно зашел. Очень сильно помогли вот эти дополнительные блюда», — отвечает на вопрос собеседница. В первую неделю, говорит она, продавали по 30−50 порций, потом — взрывной рост. Дошло до 800−1000 порций в день. Решили включить ночной режим. На вторые сутки после этого продали 1500 порций.

Столь стремительное увеличение продаж Гульбану объясняет несколькими причинами. Во-первых, лапша, которую она продает, — сама по себе интересный и обладающий полезными свойствами продукт (насыщенный говяжий бульон тонизирует, помогает от простуды и пр.). Во-вторых, есть разнообразие вкуса, которое достигается за счет толщины лапши (пять вариантов — пять оттенков). В-третьих, продукт дешевый и к тому же готовится только по заказу (заморозка и полуфабрикаты не используются).

Определенную роль сыграло и расположение заведения. «Когда только начинали, Юрий Пааль (ресторатор, — прим. ред.) посоветовал найти место с очень большой проходимостью. Изначально мы готовили к открытию другое помещение. Пришлось бросить его — без возврата денег за аренду и стройматериалы. Сейчас, конечно, после того, как о нас узнали, мы понимаем, что посетители едут специально к нам», — говорит собеседница.

Персонал должен знать вкус лапши

Работа над проектом заняла в общей сложности три года — от рождения идеи до ее воплощения. Большая часть времени ушла на поиск поваров: специалисты из Китая не хотели ехать в Казахстан. Пришлось везти своих поваров в Ланьчжоу на обучение. Ситуация изменилась, когда заведение заработало: сейчас здесь работают повара из Поднебесной. Причем 60−70% из них получают зарплату больше, чем у себя на родине.

«Мы разработали систему мотивации для сотрудников, создаем дружелюбную атмосферу. Поток посетителей у нас большой, нужны комфортные условия для работы. Всему персоналу позволено есть лапшу бесплатно в неограниченном количестве. Это нужно также для того, чтобы люди, которые у нас работают, сами знали вкус нашей лапши», — поясняет владелица заведения.

Изначально здесь не было официантов. Концепт, привезенный из Китая, предполагал самообслуживание. Но, оказалось, это вызвало трудности у посетителей: в самом начале, когда продукт еще не был знаком, гости не знали, что выбрать. Образовывались очереди. Поэтому было решено взять в штат официантов.

«Делали тогда все быстро: времени на раздумья не было, потому что мы уже открыли двери, и посетителей сразу оказалось очень много», — поясняет Гульбану.

Так же быстро приходилось разбираться со своими ошибками. Например, часть приобретенного оборудования оказалась ненужной, но что-то, наоборот, пришлось докупать. Не сразу угадали с формой для персонала: купленная в самом начале была непрактичной, пришлось искать другую. Было много дополнительных расходов, пока концепт не отработали и все не встало на свои места.

Франшиза — в разработке

Сейчас Гульбану Майгарина работает над открытием еще двух своих ресторанов в Алматы. И просчитывает франчайзинговый пакет. Запросы на франшизу у нее появились буквально через месяц работы, причем интересовались не только в других городах Казахстана, но и в Турции, Германии.

Пока владелица продумывает, что именно нужно предложить потенциальным покупателям. Но уже точно определено: помимо технологии, это будет либо обучение поваров, либо сопровождение как минимум в течение полугода. В это время вместе с франчайзи будет работать подготовленный человек из головного ресторана: он будет следить за соответствием вкуса заданному стандарту.

Казахстан. Китай > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 апреля 2018 > № 2582108 Гульбану Майгарина


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581898 Алексей Федоров

Китайская грамота: как Россия подсела на азиатскую онлайн-торговлю

Алексей Федоров

Президент Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ)

С 2017 года большая часть денег россиян при заграничных онлайн-покупках достается Китаю. Теперь флагману китайского e-commerce предстоит определиться с дальнейшим развитием

С 2017 года большая часть денег россиян при заграничных покупках онлайн достается Китаю. Теперь флагману китайского e-commerce предстоит определиться с дальнейшим развитием. Что может ждать интернет-пользователей?

По итогам 2017 года большая часть затрат россиян в зарубежных интернет-магазинах стала приходиться на Китай — 53%, согласно исследованию АКИТ. Доля посылок, приходящаяся на китайские магазины, достигла 93%. Показатели кажутся сейчас естественными, но путь китайского импорта к подавляющей доле в иностранном e-commerce не случаен. Как выглядит пособие по захвату российского рынка?

Обрусение AliExpress

Почти четыре года назад в России появился китайский маркетплейс AliExpress, который стал основным поставщиком товаров из Поднебесной. За это время аудитория интернет-магазина выросла до 60 млн уникальных ежемесячных посетителей, по данным сервиса WebSimilar. Стоит отметить, что ключевым был даже не беспрецедентно быстрый старт и рост маркетплейса, а создание целой культуры потребления китайского товара, ранее незнакомого российскому потребителю. Своей политикой финансовой доступности площадка стала своеобразным проводником в мир онлайн-покупок для категорий граждан, которые ранее никогда не использовали интернет для подобных действий. По данным, за три квартала 2017 года жители России получили более 220 млн посылок с использованием сервиса AliExpress.

Конечно, свою роль в таком старте сыграла ценовая политика китайских производителей.

Будущее китайского маркетплейса

На текущий момент AliExpress — это активно функционирующая компания, которая (наравне с Avito) сформировала экосистему доступных интернет-покупок. Она позволяет рядовому гражданину поэкспериментировать с зарубежными покупками: средства требуются небольшие, поэтому не так страшен риск получить некачественный товар или потерять деньги.

Десятки миллионов человек вовлечены во взаимодействие с китайскими производителями, причем средняя цена покупки в настоящее время составляет 980 рублей. Благодаря стратегическим решениям Джека Ма и других топ-менеджеров Alibaba (в бизнесе которой доля AliExpress составляет всего 1%), сайт избавился от большинства фейковых продавцов и производителей подделок, а также от неотслеживаемых почтовых отправлений, что значительно повысило качество сервиса.

Подвергаясь неоднократным обвинениям в продаже контрафактных продуктов известный брендов, Джек Ма дважды всерьез задумывался о закрытии площадки AliExpress. Но, по мнению автора, маркетплейс готов к новым шагам в сторону легализации: к уплате НДС, таможенным пошлинам и сертификации продаваемой продукции.

Последствием может стать сокращение аудитории на 30%. Она уйдет на другие китайские сайты, работающие в более низком ценовом сегменте. Зато если руководство ретейл-гиганта оставит в приоритете респектабельность, то стоимость средней покупки возрастет до 1200 рублей, и доходы компании скорее всего не изменятся.

При альтернативном развитии событий, если Россия не будет предпринимать действий по выравниванию конкурентных условий между национальными и иностранными игроками рынка e-commerсе, китайские интернет-магазины продолжат укреплять позиции. В этом им поможет восприятие российским правительством Пекина как основного «друга» во внешнеполитической деятельности и активного антагониста Западу. В то же время сейчас у многих китайских корпораций имеется переизбыток свободных денежных средств, которые они готовы инвестировать в Россию.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581898 Алексей Федоров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь

«Что мешает России подняться с колен?» Россия извлекает уроки из опыта Китая

«Блистательные достижения Китая должны заставить русских задуматься над простым вопросом: «Что мешает нам подняться с колен?» Подобные высказывания в последнее время часто встречаются в российских СМИ.

Ван Вэн, Хуаньцю шибао, Китай

Очевидно, Китай — лучший стратегический партнер для России в рамках «Поворота на Восток». За прошедший год исполнительный директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета Ван Вэнь (автор статьи) четыре раза принимал приглашение нанести визит в Россию для проведения исследований. Во время общения с учеными, предпринимателями и чиновниками он отчётливо почувствовал, что знания русских о Китае становятся глубже. За последние 40 лет политики реформ и открытости прежний «старший брат» уже стал перенимающим опыт «учеником». Следовать опыту экономического развития Китая больше не считается постыдным, и поэтому такой подход уже получил широкое применение во многих сферах.

Советник президента Путина — сторонник изучения опыта китайской экономики

После распада Советского Союза Россия сильно пострадала из-за неудачной попытки следовать западной модели развития и проведения ряда радикальных реформ. В 21 веке Россия все еще использует унаследованную от СССР экспортно-сырьевую модель экономического развития. Страна начала восстанавливать свои силы, но она все ещё уязвима и зависима от внешних факторов.

Под влиянием падения цен на нефть, западных санкций и корректировок в мировой экономике российская экономика «забуксовала», объём экспортных поступлений в области энергоресурсов и оружия явно недостаточен, инвестиционная и торговая активность снизилась, доходы жителей уменьшились. В такой обстановке России становится все труднее игнорировать сильный дух коллективизма, присущий китайской экономике. «Сотрудничать с китайцами очень прибыльно» — исходя из подобного рода прагматических соображений, касающихся экономических выгод и интересов в области безопасности, российские элиты стали «учиться у Китая», перенимать его опыт, надеясь, что Китай может поспособствовать развитию экономики России.

За изучение опыта китайской экономики выступает советник президента Путина Сергей Глазьев, академик РАН. В 31 год он уже занимал пост министра внешнеэкономических связей РФ, после этого стал председателем Комитета по экономической политике Государственной думы, а также занимал и другие значимые должности в области экономики. В настоящее время он является одним из высоких должностных лиц, кто активно выступает за изучение и заимствование китайского опыта развития. За последние годы Глазьев почти каждый месяц приезжал в Китай?а также содействовал проведению трех диалогов аналитических центров (Think Tank dialogue) по экономическим вопросам. На каждом диалоговом совещании присутствовала группа российских экспертов в области экономики, финансов, стратегического планирования, технологий, которые прибыли в Китай вместе с Глазьевым.

Каждый раз, когда Глазьев участвовал в диалоге аналитических центров, он целый день не покидал место проведения мероприятия, внимательно слушал и записывал то, что рассказывали китайские ученые об опыте развития Китая. Однажды он сказал мне: «Модель экономического развития Китая включает в себя три аспекта, которые России стоит изучить: первый — Китай отказался от демократии западного образца и сделал акцент на модернизацию и развитие возможностей государственного управления, повышение эффективности управления; второй — Китай использует пятилетние планы, а также модель, в которой гармонично сочетаются государственное и рыночное регулирование, что позволило максимально эффективно распределять ресурсы, которые обеспечили макроэкономическую стабильность и социальную справедливость, а также создали самую полную систему производственных цепочек в мире; третьим аспектом можно выделить то, что Китай создал финансовую систему, в которой сосуществуют разнообразные финансовые институты, макрорегулирование осуществляется Центробанком, финансы коммерческих и некоммерческих организаций разделены, а государственные коммерческие банки — главное звено. Эта система независима от западной финансовой системы и существует параллельно с ней, но при этом она очень эффективна. Такой опыт очень ценен для России».

По приглашению Сергея Глазьева я (Ван Вэнь) выступал с докладом на двух Московских Экономических Форумах и честно сказал: «Россия недооценивает успехи экономического развития Китая»; «России следует обращать больше внимания на опыт Китая»; «Китай и Россия вступили в эпоху, когда они учатся друг у друга». На Московском Экономическом Форуме было больше 1000 представителей российской элиты, и большинство положительно отреагировало на доклад автора статьи.

Международный дискуссионный клуб «Валдай», в работе которого несколько лет подряд принимал участие президент Путин, считается «самой загадочной политической конференцией». В прошлом году я стал участником этого события и рассказал об опыте Китая в снижении уровня бедности. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выступал на одной сцене с автором статьи и упомянул, что проект «Один пояс, один путь» предоставляет России хорошую возможность для развития и поможет лучше изучить опыт развития Китая. В последний день конференции Путин пригласил основателя Alibaba Group Ма Юня и в ходе личной встречи побеседовал с ним о развитии интернет-бизнеса и экономики в Китае.

В рамках Московского Экономического Форума, который прошёл в начале апреля, было также организовано 20 параллельных подфорумов. Темой первого из них — «Сопряжение китайской инициативы „Один пояс, один путь“ и Евразийского экономического союза»; по моим наблюдениям, этой теме уделялось наиболее пристальное внимание, собралось по меньшей мере 400 человек, свободных мест в зале не было, поэтому многим пришлось слушать стоя. Во время выступления почетных гостей, когда экономист Джон Росс, некогда занимавший высокую должность советника по экономике в Англии, сказал: «В 1992 году у Китая и России общий экономический объём был примерно одинаковым, а сейчас китайский превосходит российский в семь раз, неужели думает Россия не думает, что следует учиться у Китая?». В зале многие люди закивали.

От игнорирования к пристальному вниманию

На самом деле, российская общественность ранее уже обсуждала вопрос, который поднял Джон Росс. 7 февраля на российском сайте «Банки. ру» была опубликована статья «Почему Россия не Китай», где автор задаёт вопрос: «Почему Китай стартовал с гораздо более низкого уровня, чем Россия, но уже превратился во вторую экономику мира после США, а Россия, в начале рыночных реформ существенно опережавшая Китай, оказалась на двенадцатом месте?» Российская «Независимая газета» в конце прошлого года процитировала эксперта института Дальнего Востока РАН Александра Ларина: «Пора нам учиться у Китая… В любое случае пример Китая должен дать нам заряд исторического оптимизма, если Китай поднялся из глубин отсталости и нищеты и сумел добиться „возрождения нации“, то почему бы российской нации не начать возрождение?» Что касается повышения пошлин на импорт стали в США, эксперт Российского института стратегических исследований Вячеслав Холодков считает, что ответные меры России должны быть многосторонними и учитывать китайский опыт.

«В период окончания холодной войны русские считали китайских коммерсантов спекулянтами, а тех, кто ещё раньше приехал в Россию связывали даже с азартными играми, торговлей наркотиками и порнографией. Некоторые россияне даже жаловались, что все лучшие китайцы уехали в США, те, кто похуже, отправились в Европу, а уж самые плохие приехали в Россию» — рассказывал один китайский предприниматель, приехавший в Москву в 80-е на заработки. Однако сейчас уже все изменилось. Он продолжил: «По мере того, как уровень квалификации китайцев, приезжающих в Россию, и качество продукции, экспортируемой из Китая в Россию, стремительно растут, Россия идёт на сближение с Китаем и более объективно относится к его достижениям». 3 апреля после окончания церемонии открытия «Московского Экономического Форума» ко мне подошёл один российский предприниматель и на не слишком беглом английском представил своего сына-подростка, который, как надеется отец, поедет в Китай набираться опыта, получать новые знания.

Джон Росс, который прожил в Москве восемь лет и уже пять лет проработал в китайском аналитическом центре, считает, что после распада Советского Союза отношение России к Китаю в своём развитии прошло три этапа: с 1992 года Россия начала осознавать значимость реформ в Китае; после 1999 года цены на нефть поднялись и российская экономика стала стремительно расти, что заставило Россию игнорировать опыт Китая; с 2014 года Россия, испытывая давление со стороны западных санкций, снова изменила своё отношение к Китаю. Джон Росс сказал: «Этот процесс довольно медленный, он может занять от 10 до 15 лет. Тогда Россия, вероятно, более тщательно изучит китайский опыт развития».

Лучший партнёр на Востоке

На мой взгляд, реакция Китая на финансовый кризис впечатлила Россию ещё по крайней мере десять лет назад. Ещё в 2009 году на сайтах «The Moscow Times», «Ведомости» опубликовали статьи, главным сюжетом которых стало «изучение китайского опыта». В статьях говорилось, что России все труднее противостоять огромной привлекательности экономики Китая и его политическому влиянию. Политика реформ и открытости способствовала успеху модернизации, России стоит поучиться у Китая. Даже во внутренней экономической политике нужно больше учитывать китайский опыт.

За эти годы было немало споров и дискуссий в российских СМИ, считалось, что китайская модель не подходит России. В любом случае за последние десять лет «взгляд на Восток» приобрёл важное стратегическое значение, о чем свидетельствуют активное развитие Дальневосточного региона, открытие зон свободной торговли. Согласно опросу, проведённому в 2015 году, 59% россиян поддерживают продолжение «поворота на Восток», а 70% считают, что активное сотрудничество с азиатскими странами имеет ряд серьезных преимуществ.

Под давлением общественности в российской политике появились китайские черты. Россия, следуя примеру Китая, создаёт особые экономические зоны. По состоянию на 2017 год в России действовали 24 особые экономические зоны, которые подразделяются на промышленные, инновационные, туристические, а также портовые.

Российские индустриальные парки также создаются по китайской модели. Прошлым летом директор российской Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко сказал, что на Дальнем Востоке будет создано ещё 15 промышленных парков, в том числе авиационный, лесопромышленный, рыбоперерабатывающий и другие.

Согласно статистике, опубликованной Министерством промышленности и торговли РФ, в центральной России насчитывается 80 промышленных парков, а в восточной части всего лишь 11, поэтому поддержка в создании индустриальных парков в этой зоне является приоритетным направлением работы.

Российское правительство также опирается на практику Китая, чтобы выработать план развития малого и среднего бизнеса. Китайские предприятия напрямую инвестируют в московский бизнес-парк «GREENWOOD», который занимает территорию в 27 гектаров и считается крупнейшим инвестиционным проектом китайского бизнеса за границей. В настоящее время в бизнес-парке расположены офисы примерно 300 компаний из 14 стран. В этом парке я увидел рекламные вывески многих известных компаний, и у меня возникло ощущение, что я нахожусь в центральном деловом районе.

Вслед за ростом китайских предприятий и увеличением туристического потока из Китая все больше россиян изучают китайский язык. В 2020 году китайский язык войдёт в список предметов ЕГЭ. В российском Государственном историческом музее меня сопровождал китайский бизнесмен Се Хуа. Указывая на надписи на китайском языке, он рассказал, что в последние годы у каждой достопримечательности в Москве, а также в аэропортах увеличилось количество надписей на китайском.

Китай сможет руководить сотрудничеством в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса

«Русские действительно изучают Китай?», — спросил я у опытных людей, когда был в России, и получил разные ответы. Синолог Юрий Тавровский, профессор РУДН, сказал мне, что в последнее время многие российские эксперты и ученые стали уделять более пристальное внимание исследованию китайской модели, в России в аналитических центрах были созданы специальные группы, которые рассказывают массам, СМИ, правительству о преимуществах китайской модели, в надежде «возродить» Россию, используя китайский опыт и воплотив в жизнь идеальное сочетание «китайской мечты» и «русской мечты». Также говорят, что Россия лишь ориентируется на путь развития Китая, но не собирается копировать его, а стремится определить собственный путь. Другие говорят, что россияне очень горды; россияне заинтересованы в изучении китайского опыта, но это не значит, что Россия готова стать «учеником» Китая.

Я думаю, Китай и Россия вступили в новую эпоху «взаимного обучения», Китай должен воспользоваться положительными переменами в позиции России относительно Китая, но при этом не стоит поступать опрометчиво.

Китайцам нужно тщательно изучить, как и по каким правилам россияне ведут дела. Правильным вариантом будет «тщательно подготовить почву» в России и не ждать сиюминутных результатов. По моему мнению, в России и Китае изменилась социальная психология в отношении друг друга, тенденция к уравниванию проявляется все отчетливее. «Суть в том, что Китай должен хорошо делать свою работу, тогда мир увидит Китай с самой лучшей стороны», — сказал мне китайский бизнесмен, который уже более чем 30-летний опыт общения с Россией. Он полагает: «Русско-китайские отношения сейчас вступают в новую эпоху. Россия и Китай не должны зазнаваться, им нужно хорошо изучить сильные стороны друг друга. Китаю не стоит руководить Россией, да и не получится, поскольку Россия —могущественная держава. Во многих областях России ещё стоит поучиться у Китая, а также быть более открытой по отношению к нему.

Сейчас российско-китайские отношения можно охарактеризовать фразой «сверху горячо, снизу холодно» (в политике горячо, в экономике холодно), но товарооборот между двумя странами все ещё не превысил отметку в 100 миллиардов долларов и составляет лишь 1/3 товарооборота между Китаем и Южной Кореей. Во время общения с российскими учеными, я поднял вопрос о том, как выйти за рамки торговых отношений, вращающихся вокруг энергоресурсов. Учитывая готовность России углублять дальнейшее сотрудничество и учитывать китайский опыт, доминирующий в области экономики Китай все более вероятно будет выполнять направляющую роль в процессе русско-китайского сотрудничество, особенно в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса. Под влиянием западных санкций в реальном секторе российской экономики проявился недостаток финансирования, и если Китай будет активно инвестировать в российскую экономику и предоставит долгосрочные кредиты, то он окажет неоценимую услугу России.

Автор — Ван Вэнь, директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь


Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам заседания СМИД ШОС, Пекин, 24 апреля 2018 года

Завершилось заседание Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества (СМИД ШОС). Главное внимание было уделено подготовке к саммиту ШОС, который состоится в китайском Циндао 9-10 июня. Это будет первый саммит, в котором ШОС будет действовать уже в составе 8 членов, учитывая, что к нам присоединились Пакистан и Индия. Их приняли в члены ШОС на прошлогоднем саммите в Астане, а в Циндао они впервые будут уже полноправными участниками.

Мы констатировали, что процесс расширения ШОС и вхождения наших индийских и пакистанских коллег в совместную работу идёт успешно. Предстоит ещё немало сделать, но мы понимаем, что наши новые коллеги адаптируются весьма неплохо.

Второй вопрос, который мы обсуждали, это повестка дня саммита в Циндао. Приняты за основу ключевые документы, прежде всего, декларация саммита ШОС, которая будет охватывать все основные направления практического сотрудничества организации и ключевые международные вопросы. Особое внимание в декларации и в сегодняшней дискуссии мы уделили международной деятельности Организации по продвижению принципов уважения суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела других государств, мирного урегулирования кризисов и конфликтов. Эта работа приобретает особое значение перед лицом попыток подорвать процессы формирования полицентричного, демократического миропорядка, которые мы наблюдаем со стороны США и их союзников. Последний пример – это агрессивная акция против Сирийской Арабской Республики. В принятом по итогам сегодняшнего министерского заседания коммюнике этой акции дана принципиальная оценка.

Мы также рассмотрели дальнейшие усилия ШОС по борьбе с новыми вызовами и угрозами. Подготовлена для одобрения лидерами государств в Циндао Программа действий по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2019-2021 гг. На завершающей стадии находится работа по подготовке антинаркотической стратегии ШОС. Сегодня мы высказались в поддержку активизации деятельности региональной антитеррористической структуры ШОС, которая делает весьма полезную работу.

В контексте борьбы с экстремизмом и наркотрафиком особое внимание мы уделили ситуации в Афганистане и вокруг него. Всех тревожит укрепление экстремистов, прежде всего из т.н. «Исламского государства», которые проникают в эту страну из Ирака, Сирии и достаточно прочно пытаются обосноваться особенно в северных районах Афганистана, то есть на границах с нашими союзниками по ОДКБ. Это требует, безусловно, активизации нашей работы по пресечению конфликтных проявлений с территории Афганистана и содействию политическому урегулированию афганского кризиса.

Мы высказались в поддержку итогов Ташкентской конференции по Афганистану, которая состоялась в конце марта в столице Узбекистана, в ходе которой все участники разделили призыв к началу прямых переговоров между афганским правительством и Движением талибов, не допуская при этом попыток игиловцев вовлечь в свои ряды отдельных представителей талибов.

Была подтверждена линия на активное участие в этих усилиях всех соседей Афганистана. Мы продвигали такой подход в рамках встреч в «московском формате». ШОС представляет собой очень удобную естественную площадку для содействия процессам афганского урегулирования, потому что в качестве членов или наблюдателей в неё входят сам Афганистан и все его соседи. В этом контексте участники сегодняшних дискуссий приветствовали возобновление работы Контактной группы ШОС-Афганистан. Её очередная встреча состоялась в Москве осенью прошлого года, а следующая планируется здесь, в Пекине, в середине мая.

Особое внимание на данном этапе мы уделяем процессам экономического взаимодействия. У нас в ближайшее время предстоит подписание соглашения о сотрудничестве между ЕАЭС и его государствами-членами с одной стороны, и Китайской Народной Республикой с другой. Это событие идёт в русле продвижения Концепции сопряжения процессов евразийской экономической интеграции и китайской инициативы «Один пояс, один путь». А в более широком плане речь идёт, конечно же, о формировании проекта «Большой Евразии», Большого евразийского проекта, о котором говорил Президент России В.В.Путин ещё в 2016 г. на саммите Россия-АСЕАН.

Международные связи ШОС развиваются и расширяются. Секретариат ШОС установил рабочие отношения, подписав соответствующие документы, с ООН, АСЕАН, ОДКБ, СНГ. В ближайшее время ожидается подписание меморандума о сотрудничестве с ЮНЕСКО и «дорожной карты» по дальнейшему развитию партнёрства ШОС с АСЕАН.

Основные итоги нашего сегодняшнего заседания отражены в информационном сообщении, которое, по-моему, уже распространяется.

Вопрос: Выполняет ли ШОС роль сдерживающего фактора в отношении Запада экономически и политически? Какова вероятность перехода или расширения сотрудничества стран-участниц на военный уровень?

С.В.Лавров: Мы не занимаемся сдерживанием, а отстаиваем принципы международного права в политической, военно-политической и экономической сферах. Они, как я уже сказал, требуют безусловного уважения суверенитета, территориальной целостности всех государств, требуют отказа от попыток вмешиваться в их внутренние дела с чьей-либо стороны и концентрации исключительно на мирном характере урегулирования любых споров, конфликтов.

ШОС занимается сотрудничеством по военной линии. Как вы знаете, параллельно с заседанием Совета министров иностранных дел, в котором я принимал участие, здесь прошло заседание Совета министров обороны ШОС, в котором участвовал Министр обороны Российской Федерации С.К.Шойгу. Основные усилия наших военных коллег в тесной координации с нами и под руководством глав-государств сосредоточены на повышении готовности ШОС и всех её членов отражать террористические, экстремистские и прочие угрозы территориальной целостности, суверенитетам и законным интересам наших стран. Всё для того, чтобы эта работа была максимально эффективной, делается. Уверен, что дополнительные усилия будут приложены.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос послевоенного восстановления Сирии в плане координации усилий стран ШОС в этом направлении? Есть мысли восстанавливать Сирию, в том числе посредством нового банка развития БРИКС.

С.В.Лавров: Я не слышал о том, чтобы новый банк развития БРИКС принимал к рассмотрению подобного рода проекты. Мы знаем, что совсем недавно в Ялте прошёл международный экономический форум, где участвовала делегация Сирии, которая представила перечень потребностей страны в восстановительных вопросах с точки зрения внешнего содействия, участия в этих процессах. Но, как я понимаю, до практического предметного рассмотрения этих задач пока ещё не созрели условия. Мы должны, конечно же, завершить антитеррористическую работу в поддержку сирийского Правительства на территории Сирии, решать первоочередным образом гуманитарные задачи и задачи восстановления базовой инфраструктуры обеспечения жизнедеятельности.

Что касается экономического восстановления, то это займёт какое-то время. Я убеждён, что здесь нам всем нужно действовать исходя из интересов сирийского народа и при полном уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии. Говорю об этом потому, что целый ряд стран откровенно взял курс на развал Сирии. США, я уже об этом не раз говорил, клятвенно нас заверяли, что их единственная цель – изгнать из Сирии террористов, победить т.н. «Исламское государство». Но вопреки своим заявлениям, в том числе Президента Д.Трампа, на практике США активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата и не собираются оттуда уходить, создают там местные органы власти. Их к этому, кстати, активно поощряет Президент Франции, который недавно заявил, что США не должны уходить из Сирии и что американская коалиция должна там оставаться, пока они не создадут в этой стране порядок, который устраивает западные страны. Конечно, это очевидное вмешательство во внутренние дела, нарушение всех мыслимых норм международного права и приличий. Очень надеюсь, что по итогам наших контактов с французскими коллегами мы всё-таки внесём какую-то ясность в то, каким образом мы будем взаимодействовать по сирийскому урегулированию, чтобы соблюдать все правила и нормы международного права и Устава ООН.

Вчера, как вы знаете, между президентами России и Франции состоялся телефонный разговор, в ходе которого Президент России В.В.Путин изложил наши подходы и подтвердил готовность согласовывать позиции с французскими партнёрами. Мы к этому открыты.

Говоря о восстановлении Сирии, конечно, нас очень тревожит громогласно заявленная позиция Запада о том, что они не будут оказывать никакой помощи тем районам, которые находятся под контролем сирийского Правительства. «Лакмусовой бумажкой» станет открывающаяся на этой неделе в Брюсселе конференция по вопросам помощи и содействия Сирии. Посмотрим, как организаторы этой конференции, прежде всего Евросоюз, другие западные страны, участники будут себя позиционировать относительно предстоящих задач по восстановлению сирийской экономики и сирийского хозяйства.

Вопрос: В Торонто прошёл саммит глав МИД «Большой семёрки», на котором опять объявили о возможных санкциях в отношении России и рассказали о том, что создают специальную группу по изучению поведения России. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Видимо, серьёзных проблем, которые они могут решить в своём кругу, у них на повестке дня не осталось. Основные вопросы, которые затрагивают и которые важны для международной экономической жизни, международного сообщества в целом обсуждаются в других форматах. Политические вопросы, военно-политические вопросы обсуждаются в Совете Безопасности и в целом в ООН. Экономические вопросы, конечно, не могут решаться вне рамок «Группы двадцати», где участвуют наряду с «семёркой» все страны БРИКС и многие наши единомышленники.

Что касается итогов встречи министров иностранных дел в Торонто, то, конечно, русофобская подоплёка там очевидна. К сожалению, по этой русофобской, очень скользкой линии пошли и те страны «семёрки», которые заверяют нас в том, что они не разделяют попыток изолировать Россию.

Будем отстаивать свои позиции и терпеливо ждать, пока наши партнёры осознают абсолютную тупиковость и бесперспективность подобных действий.

Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров


Китай > СМИ, ИТ > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585870

По итогам 2017 г., примерно 378 млн китайцев читают цифровые публикации. Это на 13,4% больше, чем в 2016 г. Причем из всех, кто предпочитает цифровые издания, 27,3% составляют люди среднего возраста, 1,2% – пожилые граждане КНР.

В прошлом году стоимость рынка цифровых публикаций в Китае достигла 15,2 млрд юаней ($2,4 млрд). Данный показатель вырос 26,7% в годовом сопоставлении, сообщила китайская Ассоциация аудио-, видео и цифровых публикаций.

В 2017 г. в Поднебесной насчитывалось 7,8 млн писателей электронных книг. Это на 30,2% больше, чем годом ранее. На каждого жителя страны приходилось в среднем 10,1 электронных книги и 7,5 печатных книг.

Как ожидается, к 2020 г. рынок цифровых публикаций в КНР, включая электронные книги, цифровые газеты и журналы, мобильные книжные приложения, превысит 7 млрд юаней.

Напомним, что в 2016 г. суммарный доход от цифровой издательской деятельности в Китае превысил 572,08 млрд юаней ($84,12 млрд). Это на 29,9% больше, чем в 2015 г., сообщила Академия прессы и публикаций КНР. В Поднебесной насчитывалось более 1,67 млрд пользователей цифровой продукции, включая 566 млн поклонников онлайн-игр.

Китай > СМИ, ИТ > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585870


Китай. Казахстан > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585866

Дочерняя компания Китайской национальной нефтегазовой корпорации (China National Petroleum Corporation, CNPC) совместно с казахстанскими партнерами планирует построить в Казахстане завод по выпуску стальных сварных труб большого диаметра. Инвестиции на эти цели с китайской стороны составят $50 млн, сообщило Министерство по инвестициям и развитию Казахстана.

Общая стоимость проекта – $100 млн. Высокотехнологичное предприятие планируется построить к концу 2018 г. Завод обеспечит импортозамещение 70% от ввозимых в Казахстан труб. Мощность производства составит 100 000 т высококачественных труб в год.

Сварные трубы предназначены для транспортировки нефти, газа, воды и нефтепродуктов. Они могут использоваться в горнодобывающей, строительной и химической промышленности, а также в энергетике.

Напомним, что по итогам января-февраля 2018 г., объем прямых внешних инвестиций из Китая в нефинансовый сектор экономики других стран достиг $16,82 млрд. Это на 25,2% больше чем за январь-февраль 2017 г. За первые два месяца года китайские инвесторы вложили свои средства в 1429 зарубежных предприятий на территории 135 стран и районов мира. В частности, капиталовложения в страны Шелкового Пути составили $2,15 млрд. Это на 20,1% больше, чем годом ранее.

Китай. Казахстан > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585866


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с членом Государственного совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, Пекин, 23 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные и полезные переговоры, которые стали логическим продолжением нашей недавней встречи в Москве, когда член Государственного совета, Министр иностранных дел КНР Ван И посетил нашу столицу с визитом.

Сегодня в центре внимания у нас была подготовка к визиту Президента России В.В.Путина в Китай, который планируется приурочить к заседанию Совета глав государств-членов ШОС в июне этого года в Циндао.

Мы констатировали беспрецедентно высокий уровень российско-китайских отношений, которые по праву характеризуются как всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие. В деталях обсудили текущее состояние и перспективы продвижения двустороннего взаимодействия, включая целый ряд практических вопросов.

При вас мы подписали очередной ежегодный План консультаций между министерствами иностранных дел, который предусматривает проведение в текущем году многочисленных встреч на уровне заместителей министров и директоров профильных департаментов для обсуждения широкого спектра актуальных тем мировой и региональной повестки дня.

Мы говорили о предстоящем завтра заседании Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС. Большое внимание уделили тематике деятельности Организации в целом. Мы едины в том, что после расширения ШОС за счет принятия в полноправные члены Индии и Пакистана, Организация усилила свою роль в международных делах. Отметили высокий уровень двустороннего взаимодействия России и Китая в рамках ШОС.

Обсудили также вопросы дальнейшего развития таких форматов, как БРИКС и РИК.

Обстоятельно рассмотрели ситуацию вокруг Корейского полуострова, где в последние месяцы наблюдаются позитивные подвижки. Россия и Китай исходят из того, что происходящее во многом отвечает положениям российско-китайской «дорожной карты» корейского урегулирования. Считаем необходимым, чтобы все вовлеченные стороны синхронно делали шаги навстречу друг другу, не предпринимали каких-либо провокационных действий. Договорились всемерно способствовать именно такому развитию событий.

Обменялись мнениями по обстановке в Сирии. С обеих сторон дана крайне негативная оценка ракетной атаке США и их союзников по территории Сирии как грубейшего нарушения международного права. Высказались в пользу проведения тщательного, объективного и без давления извне расследования миссией ОЗХО инцидента с предполагаемым использованием химических веществ в г.Дума. Подчеркнули безальтернативность политико-дипломатического урегулирования сирийского кризиса. Условились наращивать двустороннюю координацию на данном направлении, в том числе в СБ ООН.

Мы «сверили часы» по ситуации вокруг СВПД по иранской ядерной программе. Отметили безусловную важность сохранения договоренностей, которые были зафиксированы в резолюции 2231 СБ ООН. Мы против их пересмотра. Считаем очень контрпродуктивным пытаться свести на нет многолетние международные усилия, которые предпринимались в рамках «шестерки» плюс Иран. Будем препятствовать тому, чтобы эти договоренности были подорваны.

В целом итоги переговоров подтвердили наш обоюдный настрой на укрепление российско-китайского внешнеполитического взаимодействия. Я хотел бы выразить признательность члену Государственного совета, Министру иностранных дел КНР Ван И и всем нашим китайским друзьям за гостеприимство.

Вопрос: Каковы отголоски происходящего в мире для собравшихся в Пекине в этом году? Накаляется обстановка в Сирии, США, возможно, в одностороннем порядке выйдут из ядерного соглашения по Ирану. Как это отражается на ШОС, ее отдельных членах?

С.В.Лавров: Вы широко сформулировали свой вопрос. В мире в целом ситуация нас не очень радует. Как сказал мой коллега и как мы неоднократно говорили, наблюдаются попытки подорвать устойчивость международного порядка, который опирается на Устав ООН, принимаются попытки вершить суд, следствие, выносить приговоры за пределами Устава ООН. Это неприемлемо. Мы об этом четко сказали вместе с КНР в Совете Безопасности, когда голосовали по соответствующим проектам резолюции. В национальном качестве наши представители также такие заявления сделали.

Мы наблюдаем за происходящим в Сирии с большой тревогой. Ровно в тот момент, когда обозначился коренной перелом уже не просто с ИГИЛ, а с остатками террористов, когда был освобожден от экстремистов очень крупный пригород Дамаска Восточная Гута, и что немаловажно, когда наметились реальные возможности в самое ближайшее время начать работу конституционной комиссии в соответствии с решениями Конгресса сирийского национального диалога в Сочи (КСНД), была осуществлена провокация под предлогом использования химического оружия. Не дожидаясь, когда инспекторы ОЗХО прибудут на место, на фоне многочисленных свидетельств того, что все это было постановочным спектаклем, были нанесены удары. Для всех беспристрастных наблюдателей должно быть очевидным, что тем самым пытались сорвать расследование по линии инспекторов ОЗХО и подорвать позитивные тенденции, которые во многом по инициативе стран-гарантов астанинского процесса (России, Ирана и Турции) стали укрепляться на треке сирийского урегулирования. Я уверен, что правда пробьет себе дорогу. Даже те страны, которые произнесли слова поддержки и понимания той абсолютно неправомерной акции, которую предприняли США, Великобритания и Франция, сделали это вынужденно. Большинство из них прекрасно понимает, что это неприемлемый способ решать серьезнейшие международные кризисы. Ближайшая задача – обеспечить, чтобы инспекторы ОЗХО завершили свою работу и сделали это без давления извне, а точнее, не поддаваясь этому давлению, потому что давление на них оказывать пытаются. Мы будем настаивать, чтобы инспекторы посетили все места, которые связаны с т.н. «новостями» о предполагаемой химической атаке, включая то место, где было снято знаменитое видео, когда мальчиков обливали водой, а потом эти мальчики, вполне здоровые, в хорошем настроении, уже были в мирной жизни продемонстрированы мировой общественности. Пока инспекторы ОЗХО это место не посетили, равно как госпиталь и освобожденные сирийскими войсками при нашей поддержке лаборатории, в которых боевики до самого ухода из Восточной Гуты занимались подготовкой к осуществлению химических атак. Все это не должно остаться вне поля зрения инспекторов ОЗХО. Мы будем этого добиваться.

Что касается СВПД по иранской ядерной программе, то, как я уже сказал, у нас с КНР единая позиция. Этот документ был одобрен высшим органом, отвечающим за поддержание мира и безопасности – Советом Безопасности ООН. Пересматривать такие договоренности недопустимо, иначе это будет попытка ревизовать одно из самых больших достижений международной дипломатии последнего времени. Мы с КНР будем всячески противодействовать этому, чтобы не допустить подобного крайне опасного развития событий.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров


Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 19 апреля 2018 > № 2574607

Российские студенты выиграли чемпионат мира по программированию ICPC

19 апреля в Пекине завершился финал мирового чемпионата по программированию ICPC (International Collegiate Programming Competition - Международная студенческая олимпиада по программированию). В финале первенства в этом году приняли участие 140 команд из 51 страны, в том числе 11 российских команд, которые представляли Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Московский физико-технический университет, Университет ИТМО (Санкт-Петербург), Санкт-Петербургский государственный университет, НИУ «Высшая школа экономики», Московский авиационный институт, Новосибирский государственный университет, Пермский государственный университет, Саратовский государственный университет, Академический университет (Санкт-Петербург) и Уральский федеральный университет (Екатеринбург).

Российские участники завоевали кубок мира и четыре медали из 13 - больше, чем остальные страны-участники: команды из Китая и США получили по три медали, по одной - у Японии, Южной Кореи и Литвы. Первое место и кубок чемпионов завоевала команда МГУ. Помимо МГУ «золото» получили МФТИ, Пекинский университет и Токийский университет. «Серебро» досталось Сеульскому университету, Университету Южного Уэльса, Университету Синьхуа и Шанхайскому университету Джао-тонг. «Бронзу» завоевали Университет ИТМО, Университет Центральной Флориды, Массачусетский университет технологий, Вильнюсский университет и Уральский федеральный университет.

Справочно

ICPC (International Collegiate Programming Competition) - старейший, крупнейший и самый престижный в мире чемпионат по спортивному программированию. Соревнование проводится ежегодно c 1977 года под эгидой Ассоциации вычислительной техники (ACM). В финал чемпионата попадают команды, прошедшие многоступенчатый отбор на региональных этапах. С 2000 года российские студенты побеждали на чемпионате 12 раз.

В ICPC соревнуются команды из трёх студентов не старше 25 лет. К участию в чемпионате не допускаются студенты, дважды участвовавшие в мировом финале. В распоряжении команды – всего один компьютер, поэтому, помимо логики и умения работать в жестких временных рамках, конкурсанты должны проявить навыки взаимодействия в команде и грамотно распределить роли. Побеждает команда, которая правильно решила наибольшее количество задач и при этом показала наилучшее время. Также учитывается количество сделанных попыток (решение задачи, отправленное на проверку на тестирующий сервер). Каждое задание включает описание некой ситуации (легенду), примеры тестов и формальные ограничения. Участникам нужно «перевести» условия на язык математики, затем разработать алгоритм решения и написать код на одном из языков программирования, одобренных к использованию на чемпионате – Java, C, C ++, Python и Kotlin. Отправленное судьям решение проходит ряд проверок. Задача считается решённой, если программа выдала правильные ответы во всех тестах. Если программа выдала неправильный ответ или не уложилась в ограничения по времени или памяти, то сообщение об этом отправляется команде, после чего участники могут послать исправленную версию. За неудачные попытки командам начисляется штрафное время, которое учитывается при расчёте итогового результата. За час до окончания соревнований турнирная таблица замораживается: команды видят только результаты собственных «попыток» и то, какие задачи попытались решить соперники.

Все призеры ICPC получают денежную премию: команда чемпионов – 15 000 долларов США; команды, завоевавшие золотые медали, – по 7500 долларов; серебряные призёры – по 6000 долларов, бронзовые призёры – по 3000.

Россия. Китай > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 19 апреля 2018 > № 2574607


США. Сирия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580222

Встречный бой

после ракетных ударов по Сирии: российский мобилизационный проект и «коллективный Запад»

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель председателя Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! Темой сегодняшнего обсуждения будет нарастающий конфликт между Россией и "коллективным Западом" как столкновение двух мобилизационных и, может быть, даже глобальных цивилизационных проектов, рассмотренных не только и даже не столько в контексте ракетных ударов по Сирии: сначала со стороны Израиля, а затем — США, Великобритании и Франции. Задачей нашего «круглого стола» я вижу, прежде всего, выработку подходов к стратегической оценке сложившейся ситуации с идеологической, политической, военной и экономической точек зрения.

Шамиль СУЛТАНОВ, руководитель Центра стратегических исследований "Россия—Исламский мир".

Я не думаю, что в обозримой перспективе может начаться третья мировая война, потому что это не нужно ни России, ни США. Поэтому, скорее всего, использована та же модель, которая применялась при атаке на аэродром Шейхан год назад: американцы предупредили наших о том, куда и когда полетят их "томагавки", а наши постарались, чтобы часть этих крылатых ракет оказалась сбита сирийской ПВО. Все «сохранили лицо», и все в этом смысле остались довольны.

С точки зрения "большой игры", той глобальной "гибридной войны", для которой и Сирия, и весь Ближний Восток — всего лишь один из элементов, и далеко не самый важный, — с этой точки зрения, масштабный военный конфликт с массовым (а другого не будет) использованием ядерного оружия является абсолютно ненужным и недопустимым сценарием развития событий. Это справедливо для всех сторон конфликта, и все они это понимают, а следовательно, учитывают в своих действиях и планах на будущее.

Есть и другой момент, который, с моей точки зрения, намного более опасен — это действия Израиля. Когда 7 апреля самолёты израильских ВВС из воздушного пространства Ливана внезапно атаковали сирийскую авиабазу Т-4 в 15 километрах от Хомса. Судя по всему, после февральского инцидента, в ходе которого Израиль потерял свой истребитель F-16, состоялся очень тяжёлый разговор между Путиным и Нетаньяху, когда российский президент предупредил своего собеседника, что такие варианты опасны и проходить больше не будут. Поэтому Израиль нанёс свой удар анонимно и ответственность за него на себя официально не взял, хотя и дал понять, что это его рук дело. Авиабаза в Хомсе разделена сейчас на три сектора: российский, сирийский и иранский. Удар был нанесён прицельно по иранскому сектору, погибло 14 иранских специалистов, в том числе полковник и подполковник. Официальный Тегеран заявил, что ответит на эту атаку.

То есть войну могут начать не США и Россия, а Израиль и Иран. Ведь Трамп незадолго до этого заявил, что Америка уйдёт из Сирии, и это вызвало шок в Тель-Авиве. Поэтому их расчёт был на то, чтобы спровоцировать иранцев на "удар возмездия", который усилиями произраильского лобби во всем мире был бы подан как акт агрессии и заставил бы американцев выступить на стороне "пострадавших", Вот это абсолютно реалистичный и потому куда более опасный сценарий начала новой мировой войны, чем ракетные удары западной коалиции по сирийским военным и правительственным объектам.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ, политолог.

Есть ещё несколько сценариев приближения к третьей мировой войне, в том числе — украинский. И то, что аукнулось в Дамаске, может куда сильнее откликнуться в Киеве. Недавние, сделанные буквально за сутки до ракетной атаки США и их союзников по Сирии, заявления Петра Порошенко иначе, нежели провокационными, не назовёшь. И вряд ли они были его личной импровизацией, поскольку нынешний "президент Украины" — лицедей, каких поискать, на уровне народного, вернее — антинародного, артиста. Он явно озвучивает ту роль, которую пишут ему американские кураторы. Все эти требования реформировать ООН с лишением России права вето в Совете Безопасности, это приглашение Украины на саммит "Большой семёрки" — всё это очень неспроста. Полагаю, в самое ближайшее время, ещё до инаугурации Путина, в Донбассе или на территории, подконтрольной киевскому режиму, может произойти некая катастрофа с массовыми человеческими жертвами, ответственность за которую будет возложена на Россию. "Запасным" вариантом того же сценария я бы назвал Прибалтику, где в настоящее время собралось слишком много американских спецназовцев. То есть Запад вроде бы только играет с Россией в нарастающую конфронтацию, но в эти игры очень легко можно заиграться и, как только им покажется, что выгодно перейти грань, отделяющую игру от войны, они эту грань моментально перейдут.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук, Заслуженный юрист Российской Федерации.

Зачем США нанесли этот удар? Потому что на Трампа в США оказывалось и продолжает оказываться очень сильное давление. От него требуют, чтобы он принял закон, запрещающий операции с российским госдолгом, который практически весь номинирован в долларах. А это, с учётом долгов наших "естественных монополий", — почти полтриллиона долларов. Что произойдёт, если это случится? Рухнут ценные бумаги: не только государственные, но и всех наших компаний, особенно "естественных монополий", — их активы будут заморожены по всему миру, что приведёт к социально-политическому коллапсу внутри страны. Для этого и нужны антироссийские провокации по всему миру, вплоть до полного разрыва дипломатических отношений между Вашингтоном и Москвой.

Сергей БЕЛКИН, писатель.

Стремление Америки к мировому господству — это не какая-то мистика, а прагматическая цель, это естественное стремление сильной державы. Она была близка к этому в своё "золотое десятилетие", последнее десятилетие ХХ века, сразу после уничтожения Советского Союза. Она успешно установила по всему миру свои правила и жёстко следила за их исполнением. Сбой начался в Югославии 1999 года, после кризиса 1997/98 годов. Демократизация изменила политическую систему России, свободный рынок изменил приоритеты и ценности нашего общества и государства, а вот с распадом страны ничего не вышло. Как это соотносится с такой стратегической целью США (если таковая имеет место, а я думаю, что она имеет место), как мировое господство?

Представьте себе, что на границе России с Китаем стоит американская армия, хорошо вооружённая и снабжаемая. Тогда её мировое господство действительно станет мировым господством, изменится вся конфигурация современного мира. Это бредовая цель? Нет, не бредовая. Мы были близки к тому, чтобы она реализовалась. Если бы Россия развалилась на куски вслед за СССР, то с возникшими на её развалинах новейшими независимыми государствами Америка могла договориться и на законных основаниях ввести свои военные контингенты — точно так же, как сегодня они находятся, скажем, в Прибалтике.

И тогда всё, игра была бы сделана. Почему она не была сделана? Дело здесь не во властолюбии Ельцина — на мой взгляд, были куда более существенные факторы. Прежде всего, Америка была занята переустройством всего мира, поэтому не уделяла должного внимания России, считая, что инерционные процессы распада здесь запущены, сильны и сами собой доведут Россию до распада. Во-вторых, такая грандиозная, глобальная цель, как мировое господство, требует политиков соответствующего масштаба. А их у Америки не оказалось, Америка упустила свой шанс. Он у неё был, и она его упустила. Это не навсегда, но появился фактор Китая, который из важного фактора превратился за эти 25-30 лет в главный фактор. И теперь задача состоит в том, чтобы взять Китай под контроль и заставить его слушаться. Это теперь уже жизненно важная задача для Америки. Поэтому Россию надо доломать, границу занять — отсюда и вся эта интенсификация процесса по добиванию России. В том числе — всеми теми средствами, о которых мы сегодня говорим и которые называем "гибридной войной", хотя это название само по себе мало что объясняет.

Война, на мой взгляд, будет продолжаться, поскольку ставка в ней небывало высока — это действительно мировое господство. Поэтому в ней будут применены все мыслимые и немыслимые средства: разве что ядерными ракетами не сразу могут закидать, но все остальные средства давления будут использованы.

Сейчас на Россию оказывается информационное давление. Наносит ли оно ущерб? Грандиозный! Наша элита деморализована, наше общество расколото. То, что происходит сейчас на валютной бирже… Заранее прошу прощения у верующих в существование свободного рынка, на котором нет никого, кроме Спроса и Предложения: их чувства будут мною если не оскорблены, то задеты. ММВБ — Московская межбанковская валютная биржа — не для того, думается, создавалась, чтобы ею управляли Спрос и Предложение. Иногда им дают, конечно, попастись, но "когда надо" — так называемая волатильность валютных курсов становится, как мне время от времени кажется, магически послушной. Например: не хватает рублей для решения каких-то задач, а доллары — есть. Их надо продать и получить рубли, чтобы заткнуть дыры в каких-то госпрограммах или прикупить хороший актив подешевле. Тогда курс хорошо бы "приподнять" и получить рублей побольше. И наоборот: надо закупить валюту — ее хорошо бы сделать подешевле… Если такой "регулятор громкости" на ММВБ существует, то тот, кто его "крутит", — властелин России.

На прошлой неделе цена доллара и евро внезапно резко взлетела. То, что раньше использовалось как объяснение причин, влияющих на курс рубля — цена нефти — не проходит: нефть подорожала. То есть, в соответствии с ранее объявленной народу прямой зависимостью между ценой на нефть и курсом рубля, рубль должен подешеветь, а он подорожал. В ход пущены объяснения про некие "ожидания биржевых игроков"…

И это, на самом деле, истинная правда. Есть и "игроки" и "ожидания". Однако не только "ожидания", но и цели у этих "игроков" тоже имеются, причём цели политические. Те, у кого в руке "регулятор громкости", борются за власть с теми, у кого "красная кнопка".

В этой связи вспоминается высказывание Майера Ротшильда: "Дайте мне управлять деньгами государства, и мне нет дела до того, кто создаёт его законы — ни до него, ни до его законов". А также высказывание Джеймса Ротшильда: "Настоящее оружие хранится не в арсеналах безмозглых военных министров, настоящее оружие хранится у меня в банке". Россия втянута в войну, холодная она или гибридная, не важно: на любую войну нужны деньги. Поэтому становится важно — где главнокомандующий их возьмёт и на каких условиях? Если завтра война, то послезавтра в стране денег не будет и Путину будет продиктован ультиматум — таково моё понимание ситуации, и оно крайне пессимистично.

Юрий ТАВРОВСКИЙ, востоковед, профессор Российского университета дружбы народов.

Мы чрезвычайно близко подошли к фронтальному столкновению с США и его союзниками. Но до "ядерного армагеддона" дело вряд ли дойдет. Дело здесь не только в демонстрации нашего новейшего оружия и политической воли. Американцы оказались в состоянии войны на два фронта — той самой, которую всегда стараются избежать опытные стратеги. Эти два фронта, российский и китайский, окончательно сформировались в конце минувшего года, когда Москва и Пекин были названы главными соперниками Вашингтона.

Да, именно американцы все последние годы безрассудно навязывали конфронтацию двум ведущим евразийским державам. Главная вина России и Китая перед Западом — мы слишком большие, слишком независимые, слишком самостоятельные. Это то, что на философском языке красиво называется "экзистенциальные враги". Мы англосаксам давно уже мешаем жить самим фактом своего существования. Они мечтают ослабить, а ещё лучше — расчленить современные Китай и Россию. Характерно, что обе Опиумные войны, которые вели против империи Цин Англия и Франция в середине XIX века (1840-1842 и 1856-1860), проходили параллельно с Крымской войной против России (1853-1856). При этом боевые действия против России развернулись не только на Чёрном море, в Крыму, но и на Тихом океане, на Камчатке.

Сейчас в отношении России преобладают военные меры нажима при вторичной роли экономических и психологических. На Китай развернули экономическое наступление, объявив о первом пакете санкций на 50 млрд долл. На втором плане маячит и вооружённый конфликт, который в любой момент может начаться или из-за островов Южно-Китайского моря, или из-за тайваньского сепаратизма. Китайцы долго пытались предотвратить или по крайней мере отсрочить, выражаясь словами Мао Цзэдуна, "борьбу остриём против острия". Си Цзиньпин предпринял экстренную поездку к Трампу во Флориду, пошёл на серьёзные уступки в многолетних торговых спорах. Этого оказалось мало, и во время визита Трампа в Пекин был сформирован подарочный пакет контрактов на 250 млрд долл. Но и этого оказалось мало. Теперь же, объявив запретительные пошлины на сталь и алюминий, Вашингтон вступил на путь тотальной торговой войны против "красного дракона". Китайцы ответили зеркально, введя свой пакет санкций и пообещав "пойти до конца".

Эти события, похоже, обеспечили решающий перевес пекинским политикам и экспертам, выступающим за укрепление отношений с Россией, особенно — военно-политических. В конце марта — начале апреля Москву посетили два ключевых министра КНР: иностранных дел и обороны. Они провели переговоры с российскими коллегами. Эти визиты в нынешней острой ситуации носят символический смысл. Как известно, главу китайского внешнеполитического ведомства Ван И принял в Кремле В. В. Путин. Полагаю, речь шла о корректировке общей позиции в отношениях с "коллективным Западом". Очень важно, что одновременно к нам прибыл ещё и новый министр обороны КНР генерал-полковник Вэй Фэнхэ. Процитирую его слова: "В качестве нового министра обороны Китая я совершаю визит именно в Россию, чтобы показать миру высокий уровень развития наших двусторонних отношений и твёрдую решимость наших вооруженных сил укреплять стратегическое взаимодействие, чтобы американцам дать знать о тесных связях вооружённых сил Китая и России, особенно в этой ситуации…"

Сложившиеся за минувшие два десятилетия "отношения стратегического партнерства" между Россией и Китаем непрерывно развиваются. Сейчас уже к этой формуле можно добавить — "с элементами союзнических". Действительно, Договор 2001 года, Соглашение 2014 года предусматривают разные формы взаимопомощи, в том числе — и в случае возникновения угрозы коренным интересам обеих сторон. Наши военные всё чаще проводят совместные учения, включая такие чувствительные сферы, как космос и киберпространство. Улучшается координация действий Москвы и Пекина, который в нынешнем кризисе занимает гораздо более решительную позицию, чем в 2014 году.

"Вместе, но разные" — гласит классическая формула китайских философов. Исходя из своих национальных интересов мы создаём, практически уже создали новый глобальный "центр силы" — евразийский. Только он предотвращает сегодня начало третьей мировой войны. Возможно, Запад смог бы справиться порознь и с Китаем, и с Россией. Но две эти нации, идущие в ногу, стоящие спина к спине, им не одолеть.

Михаил ХАЗИН, президент компании экспертного консультирования "Неокон".

Казалось бы, в начале 90-х годов ХХ века у Соединённых Штатов Америки ситуация была намного лучше, чем сейчас. И доллар был силён, и долг был ещё не тот, почти в cемь раз меньше нынешнего, и армия была реально готова к любой войне — почему же они тогда не довели своё дело до конца? Чем они руководствовались? И почему теперь такая конфронтация между Трампом и так называемым Deep State, то есть "Глубинным государством", в состав которого, видимо, входит большая часть политической системы и государственного аппарата США? Что там происходит? И как это соотносится с их экзистенциальным желанием уничтожить Россию?

У меня есть определённые соображения относительно поиска ответов на эти вопросы. Сводятся они к следующему. В начале 90-х западная финансовая модель глобализации победила советскую. И в этот момент у них было ощущение, что победа полная и окончательная. По определению: не могут мелкие локальные системы справиться с крупной глобальной — так не бывает. А глобальная система осталась одна.

Но дальше началась неоднократно описанная, в том числе американским писателем О. Генри в новелле "Трест, который лопнул", ситуация. Довольно быстро обнаружилось, что эта система финансовой глобализации больше не способна сама себя поддерживать. Китай, Россия, кто угодно ещё, здесь ни при чём. Но те, кто довёл глобальную систему до кризиса и развала, категорически не хотят нести за это персональную ответственность, им нужен "козёл отпущения".

Они пытались избрать в этом качестве исламский терроризм, потом Китай, сейчас — Россию, но это всё не работает. Даже в Восточной Европе по этому поводу видно резкое изменение настроений — просто резкое. В нашу пользу, а не против нас. И понятно, почему. Потому что нет ответа на главный вопрос: "Деньги где?" Ну, как вы хотите заставить поляков, прибалтов или кого угодно ещё испытывать ненависть к России, если с 2020 года Брюссель перестанет давать им транши?

Отсюда и вся схватка между Трампом и банкирами, которые на протяжении многих десятилетий формировали государственно-политический аппарат Соединённых Штатов. В 1914 году, когда начала работать Федеральная резервная система США, произошло радикальное изменение всей мировой финансовой модели. До этого бенефициаром эмиссии всегда было государство, получавшее свой сеньораж. После этого бенефициаром стали частные банки.

Независимо от того, почему это произошло, в 2014 году Обама остановил эмиссию, а Трамп в 2017 году снова переориентировал её на доход бюджета. Теперь ключевой вопрос заключается в том, кто будет контролировать эмиссию мировой валюты — доллара. Всё остальное — производные и следствия этого ключевого вопроса. За это и идёт схватка, а не за что-то ещё.

Тот же Китай заинтересован в победе не Трампа, а финансистов, потому что если победит Трамп — всё, китайский экспорт исчезнет, и что будет с мощной, первой в мире китайской экономикой — очень большой вопрос. С другой стороны, если побеждает Трамп — у Китая может образоваться собственная, весьма обширная валютная зона, охватывающая, прежде всего, Юго-Восточную Азию, отчасти Африку и Латинскую Америку. Но ключевой вопрос, вопрос на десятки триллионов долларов — это контроль над эмиссией.

В реальности США просто для поддержания ситуации, сохранения статус-кво нужно 3 триллиона долларов в год дополнительно к тому, что они вырабатывают в рамках своей регулярной деятельности. Но этих 3 триллионов нет! Система работает в "минус". Важно понимать, что та часть российской элиты, которая сегодня попала под удар США, — это неотъемлемая часть глобальной финансовой элиты, это враги Трампа! И чем сильнее их бьют, тем ему лучше. И Трамп прямым текстом говорит Путину: национализируй всё это, потери ничего не значат, потому что мы тогда сможем напечатать новые деньги — и всё будет отлично! И если Путин скажет в ответ: да, Трамп, я с тобой, пусть доллар из мировой станет региональной валютой, подконтрольной правительству и государству США, а у меня будет своя, рублёвая зона, — тогда он должен выкинуть из России (не физически, люди могут остаться, а институционально) всё, что связано с глобальной финансовой элитой; это будут и его враги.

Но Путин может сказать и "нет!", то есть: Дворковича — в премьеры, Набиуллину — в ЦБ, продолжаем работать в рамках "вашингтонского консенсуса"…

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации.

По Трампу… Если вы считаете человека умным, но при этом полагаете, что он будет действовать в полном соответствии со своими словами, то одна из ваших посылок неверна.

По Скрипалям… Налицо некий конфликт между США и Великобританией. Он есть и проявляется по целой линии локальных эпизодов. Судя по всему, американцы подставили англичан точно так же, как они развели украинцев с малайзийским "Боингом". И идея была в том, чтобы завалить премьер-министра Великобритании, и только неожиданно мазохистская политика России привела к тому, что тётушка Тереза осталась в большой политике.

Что касается военной сирийской темы… Сегодня налицо либо разовая демонстрация возможностей, либо финальное уничтожение противника, который уже гарантированно сопротивляться не будет, — от слова "совсем".

В случае с ракетной атакой 14 апреля очевидно, что это была демонстрация силы — кстати, не слишком удачная. Видимо, это связано с тем, что жизнь американского военного начинается тогда, когда жизнь нашего военного заканчивается, то есть в момент увольнения со службы, поэтому они все очень хотят жить и, соответственно, ведут себя чрезвычайно добросовестно и ответственно по отношению к своим российским коллегам. Так что, по крайней мере — в этот раз, налицо "война по соглашению сторон". Очень чётко прослеживается, что Трамп пытается это обострение использовать против старины Роберта Мюллера, который сейчас в Америке "достал" уже всех.

Но рассчитывать на то, что кто-то в Европе в связи с этим осознаёт свои реальные интересы, настолько же странно и нелепо, как и рассчитывать на то, что кто-то на Украине осознаёт свои реальные интересы. Фундаментальное отношение "коллективного Запада" к России заключается в том, что мы являемся для него источником дискомфорта, то есть посягаем на комфорт как главную ценность современного западного общества. И этот источник дискомфорта в лице России должен быть устранён — здесь западная элита пребывает в абсолютном консенсусе. Наше существование вызывает у них дискомфорт, поэтому мы не имеем права существовать. Всё, точка!

Что касается санкций. Решали вопрос о расчистке американского рынка алюминия, который перенасыщен. Падение акций "РУСАЛа" на 40% — это очень серьёзно, поскольку резко изменяет оценку рисков его кредитования и потребует либо свободных денег, либо залога крупных пакетов акций не только по новым, но и по действующим кредитам, поскольку начнут работать маржин-коллы.

Уже задело Сбербанк, задело "Норильский никель", задело компании Вексельберга, который срочно продаёт 15% акций компании Sulzer, чтобы вывести её из-под прямых санкций; но деньги ему никто заплатить не может, в результате валится его "Ренова" и т. д. В подобной ситуации могут оказаться все российские компании, работающие за рубежом. Изменится ли в связи с этим позиция нашей "оффшорной аристократии": "Мы хотим жить на Западе, но вынуждены зарабатывать здесь, и если мы не сможем зарабатывать здесь, мы всё равно будем жить на Западе…"? Полагаю, что нет, никогда наш олигарх не вернёт деньги в Россию, потому что он понимает или ощущает, что на самом деле он отсюда эти деньги украл, и в любой момент с него за это могут спросить. При этом Запад его может гнобить как угодно, но он знает, что на самом деле он для Запада сделал хорошо: принёс ему деньги и вправе рассчитывать хотя бы на часть принесённого. А в России ему не на что рассчитывать — поэтому Россия для него ненавистна. Вот такая психология, и это не лечится даже пресловутым ГУЛАГом.

В отличие от Михаила Леонидовича Хазина, я предполагаю, что изменения в правительстве произойдут, премьер будет "техническим", и, на мой взгляд, высока вероятность того, что им станет нынешний глава президентской администрации, о котором никто нигде ничего не говорит; Медведев, Шувалов и Дворкович могут оказаться за пределами кабинета министров, а вот Набиуллина, которая весьма квалифицированно выполняет все указания президента, своё кресло — да, скорее всего, сохранит.

Алексей АНПИЛОГОВ, президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив "Основание".

Удар по Сирии — это не пролог к глобальному ядерному конфликту. Сто с лишним лет назад, когда начиналась Первая мировая война, которой якобы "никто не хотел", к ней проводилась огромная подготовительная работа — прежде всего, политическая. Потому что Германия на самом деле стремительно догоняла Британскую империю в сфере экономики, имела первоклассную армию, и уже к концу 10-х—началу 20-х годов ХХ века получала бы все шансы на то, чтобы победить англо-французский союз. Но при этом Германия проигрывала и Северо-Американским Соединённым Штатам, и России, которые развивались ещё быстрее, доля Второго рейха в мировой экономике начала сокращаться.

Сейчас происходит нечто похожее. США проигрывают не только Китаю, их доля в мировом ВВП уменьшается. Сделать новый технологический рывок Америка не в состоянии, и для неё это — катастрофа. "Новая норма", которую провозгласил Председатель КНР Си Цзиньпин — это повышение уровня жизни как минимум 800 миллионов китайцев до уровня "нижнего среднего класса", то есть до уровня жизни в современной России. А 800 миллионов человек — это больше, чем США вместе с ЕС, Канадой, Австралией и Новой Зеландией. Следовательно, ресурсы, которые пойдут в Китай, будут отняты — у кого? У той же России? У той же Японии? У той же Европы? У той же Америки?

Проблема здесь не в эмиссии долларов или юаней, а в ресурсах, инфраструктуре, логистике и технологиях. Если отвлечься от финансовых махинаций, а посмотреть, например, на показатели возобновления основного капитала, то американская экономика обновляется примерно на 3% за год, то есть её цикл обновления составляет примерно 33-35 лет. А у КНР тот же показатель нетто — 20%, а брутто — 40%, то есть их цикл это 5 лет. То есть уже к 2023-2025 гг., поскольку китайская экономика быстро растёт, Пекин будет иметь полностью новый технологический уклад, а США утратят своё технологическое превосходство. И тут ничего экономическими методами уже изменить нельзя — только военными. А здесь США упирается в российский военно-стратегический потенциал, который им нужно или уничтожить, или каким-то образом гарантированно нейтрализовать.

Первое невозможно, второго пытаются добиться при помощи всей этой нынешней свистопляски с санкциями, химическим оружием, ракетными ударами по Сирии и так далее. В общем-то, это агония. И спокойная реакция России на эту агонию, нежелание загонять наших западных "партнёров" в угол и становиться объектом "последнего удара" лично мне вполне понятны. Пока непонятно, что Россия в конечном итоге планирует получить от Китая или от "коллективного Запада", претендует ли она на роль "мирового арбитра", или же на что-то иное. Но начинать мировую войну без шансов на успех и в присутствии приемлемой альтернативы никто ни в США, ни в союзных с ними странах не будет.

Энвер АХМЕДОВ, политолог.

Должен отметить весьма специфическую позицию, которую занимает в противостоянии Запада и России такая важная военно-политическая структура, как НАТО. С уровня генерального секретаря Северо-Атлантического союза или его заместителей за последний год не было ни одного серьёзного антироссийского заявления, их позиция выдержана — особенно по сравнению с позицией национальных политических лидеров — в очень примирительных тонах: и по Сирии, и по Украине, и по «делу Скрипалей». Отсюда можно сделать вывод, что серьёзный военный конфликт Западом не предполагается, противоречия в любой момент могут быть спущены на тормозах, а фигурами типа Терезы Мэй пожертвуют очень легко. Никаких признаний и извинений с западной стороны при этом, конечно, не предвидится.

Но удары по Сирии будут продолжаться, возможно — по нарастающей, и в самом тяжёлом варианте, не исключено, будут напоминать войну во Вьетнаме. Вьетнам в своё время устраивал обе стороны конфликта, там было задействовано множество факторов, В долгосрочной перспективе сейчас Запад не заинтересован в немедленном уничтожении политической системы России и в её быстрой дезинтеграции. А, поскольку денег у них много, хотя их всегда не хватает, будет сделана попытка нанести нам максимальный урон с минимальными затратами. Имиджевые потери после удара по Сирии для России уже налицо, не исключено и повторение удара до начала мая в более масштабном варианте, но, самое главное — экономическое давление будет продолжаться, чтобы вывести Россию из игры в глобальном конфликте с Китаем.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Обозначу три, на мой взгляд, немаловажных, но не слишком афишируемых момента, напрямую связанных с обсуждаемой темой.

Момент первый — с точки зрения традиционных стратагем системных конфликтов, максимально заинтересованным актором обострения отношений между Россией и "коллективным Западом" во главе с США выступает Китай и сделавшая ставку ни Китай Великобритания. При всех наших особых и прекрасных отношениях с Пекином, этот момент, тем не менее, объективно существует и работает.

Момент второй — заявленная президентом России в Федеральном послании 1 марта (а не верить ему в этом нет никаких оснований) "великолепная шестёрка" новых систем оружия: напомню, это межконтинентальная баллистическая ракета РС-28 "Сармат", гиперзвуковой ракетный комплекс "Кинжал", крылатая ракета с ядерной энергоустановкой "Буревестник", лазерные боевые установки "Пересвет", подводный беспилотник с ядерной энергетической установкой "Посейдон" и ракета с гиперзвуковым планирующим крылатым блоком "Авангард", — только в разработке должна была стоить около 3 трлн. долл. Понятно, что у Российской Федерации за всё время её существования не было бюджетных денег для финансирования подобной программы, а это ещё далеко не всё. Отсюда сам собой напрашивается вывод о существовании некоего отечественного аналога американского Deep State, который не только находится в синергетическом взаимодействии с системой государственной власти РФ, но и обладает гораздо более высоким уровнем внутренней организацией. Во всяком с лучае, ничего похожего в ближайшие 15-20 лет от наших западных «партнёров» ожидать не приходится.

Наконец, момент третий — на чём сегодня держится «империя доллара» как действующая модель глобальной экономики? Она держится — вернее, держалась — на том, что Соединённые Штаты Америки как государство-эмитент данной денежной единицы после 26 декабря 1991 года контролировали всё пространство нашей планеты, свободно осуществляя «проекцию силы» в любой его точке. После 14 апреля 2018 года ситуация качественно изменилась. Как верно было замечено в одном из комментариев, теперь США вместе с их союзниками «могут творить полный беспредел в рамках, согласованных с Путиным». И ожидаемые последствия данного ограничения для «империи доллара» можно охарактеризовать как весьма тяжёлые.

Думаю, без учёта этих моментов общая картина будет весьма неполной.

Александр ЛЮБИНИН, доктор экономических наук, профессор.

Обстановка сейчас, что и говорить, сложная, поэтому даже здесь налицо, как мы видим, достаточно широкий разброс её оценок. Сейчас Запад един, и он един против нас, и это очень сильно затрудняет ситуацию, в которой приходится действовать России. Сегодня мы платим по тем счетам, которые были выписаны руководством нашей страны ещё в 90-е годы, годы ельцинских "рыночных реформ", и раньше, в годы горбачёвской "перестройки". Тогда руководство думало о чём угодно — только не о том, как обеспечивать суверенитет страны. Путин здесь находится в двойственной, весьма драматической ситуации, поскольку он одновременно и "господин Президент", и "товарищ Верховный Главнокомандующий". И очень хорошо видно, когда он поступает как "господин Президент", а когда — как "товарищ Верховный Главнокомандующий". Но кадров, способных решать экономические и социальные задачи внутри России с целью обеспечения её суверенитета и обороноспособности, у нас практически не осталось, а новые кадры учились совсем другому. Тут ситуация ухудшается с каждым годом, и выхода из неё не видно. Недавняя реакция массы подростков на Навального — это приговор будущему России. Непонятно, как мы будем выбираться из этой ситуации в экономике.

Александр НАГОРНЫЙ.

Сначала — некоторые замечания по ходу нашей дискуссии, а затем — общие выводы из неё.

Замечание первое. Лично мне трудно согласиться с тем, что "финансово-экономический блок" в администрации Трампа, который целиком и полностью заполнен выходцами из "Голдмен Сакс" — корпорации, владеющей почти третью активов Федрезерва, — будет вести политику "пчёлы против мёда", то есть подрывать статус доллара как мировой валюты.

Замечание второе. Уже очень многие эксперты обращают внимание на то, насколько разнится подход США и их союзников к России и, скажем, к Китаю, Ирану или даже КНДР. И, соответственно, насколько разнится реакция руководства этих стран на западное давление с реакцией руководства России. Похоже, наша "властная вертикаль" по каким-то причинам считает, что против неё ведут не войну, а какую-то игру, по результатам которой побеждённый не уничтожается, а получает заранее оговоренный приз — лишь ненамного поменьше, чем у победителя.

Замечание третье. Президент Путин полностью поддерживает работу правительства и ЦБ. Поэтому новый состав его правительства, который будет оглашен сразу после инаугурации 7 мая, скорее всего, останется почти идентичным действующему. И такой разворот событий можно считать предвестником самых больших неприятностей и бед для нашей страны.

Теперь по выводам. Большинство участников нашего "круглого стола" полагают, что дальнейшие действия "коллективного Запада" будут характеризоваться нарастающим давлением на Москву по всем направлениям и азимутам. Атака 14 апреля, как и предшествующий удар Израиля по авиабазе Т-4 ("Эт-Тияс") в ночь с 8 на 9 апреля, были только зондажом, за которым ещё до 7 мая может последовать новый ракетно-бомбовый удар "коллективного Запада" по целям на территории Сирии, причем на этот раз "полетит" намного, в разы больше ракет, и участвовать в этой атаке будут не только США, Великобритания и Франция. Безнаказанность провоцирует на новые акты агрессии. Данный удар, скорее всего, будет проходить на фоне введения всё более жёстких антироссийских санкций и активного разрушения международных институтов, включая ООН и её Совет Безопасности, — под любыми предлогами. Вашингтону жизненно важно "сломать" Россию как можно быстрее и показательнее — вплоть до попыток физического устранения первого лица нашего государства. Тут "цель оправдывает средства", поэтому может быть задействован весь спектр конфликтов: и внутри-, и внешнеполитических — таких, как Сирия, Украина, Прибалтика, Кавказ, Средняя Азия…

Главной целью США является разрушение перспектив создания российско-китайского стратегического союза через разрушение России. Ситуация действительно куда более опасная, чем всё, с чем наша страна сталкивалась после 1941 года. Мы вынуждены вести встречный бой с превосходящими силами противника, не имея необходимых резервов и не отмобилизовав свою экономику.

В подобной ситуации у России есть две стратегии. Первая — продолжать "маневренную оборону" в рамках общего отступления, привлекая на себя всё большие силы противника, но во-первых, необходимого для успеха подобной стратегии "крепкого тыла" у нас нет и не предвидится, а во-вторых, наши потенциальные союзники, прежде всего — Китай, судя по всему, не заинтересованы в скором открытии "второго фронта" против "коллективного Запада", без чего достижение общей победы также не представляется возможным. Вторая стратегия — быстрый переход к выверенному контрнаступлению с максимально достижимой степенью мобилизации российского общества и государства "по законам военного времени", с чёткой и жёсткой констатацией того факта, что нарастающий конфликт может перейти в ядерную фазу. Конкретные сценарии возможных действий России должны стать предметом отдельного обсуждения.

Блог Изборского клуба Сергей Заворотный Алексей Анпилогов Юрий Тавровский Шамиль Султанов Михаил Хазин Михаил Делягин Александр Нагорный Владимир Винников Владимир Овчинский Сергей Белкин Александр Любинин

США. Сирия. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580222


Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2018 > № 2575975 Иван Зуенко

Перегибы Шелкового пути: как Китай решает уйгурский вопрос

Иван Зуенко

Жесткий и тотальный контроль, который китайские власти ввели в Синьцзяне в последние годы, может вылиться в массовые демонстрации недовольства уже этим летом, особенно в Рамадан. И эта проблема уже не будет сугубо китайской. Синьцзян стал «витриной Китая» на Шелковом пути. Мнение о Пекине в соседних странах формируется на основе того, что происходит в этом регионе. Насилие и произвол в отношении соотечественников не сможет оставить равнодушным общественное мнение в странах Центральной Азии

Китай успешно применяет технологии цифрового контроля над жителями своих окраинных территорий, которые населены национальными меньшинствами. Главный полигон, где тестируются технологии «Большого брата 2.0», – это Синьцзян-Уйгурский автономный район (Синьцзян), в котором более 60% населения – «некитайские» (неханьские) народы.

Четыре из них (казахи, киргизы, таджики, узбеки) – это титульные нации для государств Центральной Азии, с которыми Пекин связывают не только успешные двусторонние отношения, но и амбициозная интеграционная инициатива «Пояса и Пути». Еще один народ – русские. Небольшая община наших соотечественников, численностью 11 тысяч человек, компактно проживает в городе Кульджа (Инин) на границе с Казахстаном.

Если о проблемах синьцзянских русских не пишут даже националистические российские СМИ, то притеснение этнических казахов или киргизов в Китае активно обсуждается в Центральной Азии. Ситуация там действительно непростая, и административное давление не ограничивается новейшими технологиями: курс на поддержание и укрепление общественного порядка нередко оборачивается полицейским произволом.

Особенности текущего момента

Последние два года в Китае богаты на масштабные внутриполитические события. В 2017 году прошел XIX съезд Коммунистической партии Китая, а в 2018 году – первые сессии новых составов Всекитайского собрания народных представителей и Народно-политического консультативного совета Китая, то есть парламента и общественной палаты КНР.

В такой ответственный момент, по мнению властей, какие-либо проявления общественного недовольства были недопустимы. Гонконгская статистика зафиксировала небывалое по сравнению с прошлыми годами снижение протестной активности в КНР в конце 2017 года. Причем произошло это не потому, что население вдруг стало жить лучше, а потому, что гайки, и без того закрученные в правление Си Цзиньпина, решили докрутить еще сильнее. Жесткость нынешнего китайского режима была обращена не только против коррумпированных чиновников, но и против рядовых граждан. Особенно если они живут в регионах «со сложной оперативной обстановкой».

Самым непростым регионом в Китае считается Синьцзян. Восстания и беспорядки здесь были обычным делом и в прошлом, а с 1980-х годов, когда заметно усилились контакты и конкуренция местных тюркских народов и ханьцев (этнических китайцев), начался новый виток насилия. Как верно подметил Дмитрий Желобов, екатеринбургский политолог, в свое время учившийся в Урумчи, вспышки насилия в Синьцзяне случаются примерно раз в десятилетие. Как правило, они приурочены к ответственным для китайских властей событиям.

Так, за четыря дня до начала пекинской Олимпиады-2008 крупный теракт произошел в Кашгаре ( ??????). Спустя год, в июле 2009-го, произошло последнее на сегодня крупное волнение, центром которого стал Урумчи. «Инцидент 5 июля» (7.5, ?????? ????? ???????) вылился в волну насилия по отношению к ханьскому населению со стороны уйгуров, разгоряченных межэтническими трениями, корни которых лежат скорее в бытовой сфере, чем в области политики.

Впрочем, китайским властям удобнее позиционировать уйгурские протесты как часть международного террористического движения и объяснять дестабилизацию обстановки в регионе внешним влиянием. Среди самих уйгуров популярно мнение, что под предлогом наведения порядка государство получает возможность подавить зачатки сепаратистских тенденций на окраинах – поэтому стихийные и неорганизованные волнения выгодны прежде всего Пекину.

Однако, по мнению доцента ДВФУ Александра Голикова, резонансные акты насилия (типа скандала с отравленными шприцами в сентябре все того же 2009 года) на руку и уйгурским националистам, чтобы поддерживать тонус межэтнического напряжения и не допустить ассимиляции тюркских народов Синьцзяна китайцами.

Беспорядки 2009 года, в ходе которых погибло как минимум 200 человек, были жестко подавлены властями. Для успокоения местного населения в апреле следующего года секретарем парткома Синьцзяна был назначен Чжан Чуньсянь, имеющий репутацию либерала: он был единственным из высших бюрократов КНР, кто завел свой собственный микроблог на платформе Weibo.

Первым же решением Чжана была отмена десятимесячного запрета на использование в автономном районе общедоступного интернета. Мягкое правление Чжана несколько успокоило страсти и смогло консолидировать местную политическую элиту (в китайской системе нацменьшинства должны быть представлены во властных структурах, но главным органом власти в регионе остается партком, который все равно возглавляется ханьцем.

Чжан считался выдвиженцем бывшего председателя КНР Цзян Цзэминя (некоторые поговаривали также о его связях с опальным ныне членом Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнканом), поэтому Си Цзиньпин никак не мог оставить взрывоопасный регион в руках не своего человека. В августе 2016 года Чжан был переведен в центр на почетную, но маловлиятельную работу в Руководящей группе по партийному строительству. Его сменщиком в Синьцзяне стал Чэнь Цюаньго, человек с репутацией «жесткой руки», заработанной в другом проблемном регионе – Тибете.

«Железный Чэнь» стал первым в истории Китая руководителем, которому доверили поработать во главе как Тибета, так и Синьцзяна. Подобное «нарушение правил» неслучайно. Си Цзиньпину было критически важно умиротворить Синьцзян в преддверии партийного съезда, на котором фактически решалось, управлять ли ему Китаем полновластно или, как и в предыдущие годы, быть заложником системы коллективного руководства. Для решения этой задачи все средства оказались хороши.

Презумпция виновности

Чэнь Цюаньго принес с собой из Тибета не только доказавшие свою эффективность практики установления контроля над обществом в духе Оруэлла и Шан Яна. Он не побрезговал и старыми дедовскими методами: на улицах начали проводить тотальную проверку документов и ставить рамки металлоискателей на входе в любые общественные учреждения.

Чтобы оценить масштаб правоохранительных мер, достаточно сказать, что сканирование удостоверения личности и проверка содержимого сумок осуществляется при входе во все торговые центры. Значительно увеличилось число полицейских, а сами они стали более агрессивными. Если раньше житель Синьцзяна мог рассчитывать на то, что его лояльность и законопослушность гарантируют неприкосновенность, то сейчас и это не убережет от проблем с властями.

Прежде всего административно-полицейский прессинг нацелен на тех, кто имеет связи за границей. А в многонациональном районе, который является частью большого трансграничного цивилизационного ареала, таких людей не может быть мало. Например, более 200 тысяч уйгуров проживает в Казахстане, примерно по 50 тысяч – в Киргизии, Узбекистане, Турции и Саудовской Аравии. В то же время 1,5 млн казахов проживает в Синьцзяне, и почти все они имеют родню среди оралманов – этнических казахов, переехавших на ПМЖ в Казахстан.

Не менее пристальное внимание полиции обеспечено и тем, кого подозревают в неблагонадежном поведении. Например, полицейским не понравилась борода, а в смартфоне обнаружилась исламская литература или мобильное приложение, помогающее соблюдать пост в месяц Рамадан. Практика определения содержимого телефонов с помощью мобильного анализатора контента ныне распространена повсеместно (как и другие высокотехнологичные меры контроля, о которых рассказал в своей статье коллега Леонид Ковачич). Проблема в том, что высокие технологии не защищают от полицейского произвола. Во всех конфликтных или потенциально конфликтных ситуациях правда будет не на стороне обывателя.

Такая презумпция виновности для жителей Синьцзяна сохраняется и за пределами региона (в СУАР остальной Китай называют Нэйди; – внутренняя земля). Как грустно шутит Дмитрий Желобов, «человек с синьцзянским хукоу (аналог советской прописки) в Нэйди приравнивается к подозреваемому в особо тяжком преступлении».

Это касается и ханьцев. При заселении в гостиницу приходится пройти обязательную профилактическую беседу с представителем полиции. В аэропортах Синьцзяна все пассажиры подвергаются усиленному контролю. Например, у меня как-то забрали пустую пластиковую бутылку из-под минералки. На недоуменное замечание, что «в остальном Китае с этим проблем не возникало», проверяющие философски заметили, что «у нас тут не остальной Китай».

Уже в первые месяцы правления Чэнь Цюаньго все население Синьцзяна, имеющее загранпаспорта, обязали сдать их «на хранение» в полицейские участки. Прошло уже несколько масштабных кампаний по их изъятию, хотя, судя по тому, что некоторые жители региона все же выезжают за рубеж, процедура получения загранпаспорта для согласованных поездок все же существует.

Уехать куда-либо без ведома и разрешения госорганов сейчас в Синьцзяне невозможно. Это касается и передвижений даже внутри Китая. Чиновники местных администраций регулярно совершают обходы квартир, проверяя, на месте ли все прописанные. Отсутствие без уважительной причины более одного дня карается административным наказанием в виде нескольких дней ареста.

Задержания и аресты – это вообще самая острая и вместе с тем сложно проверяемая информация. Все, кто имеет отношение к Синьцзяну, упоминают об исчезновении людей на срок от нескольких дней до нескольких месяцев, без судебных процессов, официальных обвинений и так далее. Считается, что провинившихся в административных правонарушениях (например, за использование VPN) направляют в «лагеря перевоспитания», где их подвергают хорошо известной еще с маоистских времен промывке мозгов с помощью пропагандистских кинофильмов и физического труда.

Реальность существования таких лагерей и процедуры «перевоспитания» пока не считается окончательно доказанной, несмотря на наличие ряда свидетельств. Так или иначе, после возвращения люди предпочитают не распространяться о том, что с ними происходило. Это создает атмосферу таинственности и нервозности. У жителей Синьцзяна, особенно из числа народов, исповедующих ислам, есть четкое ощущение, что им не доверяют и они беззащитны перед лицом административно-полицейского левиафана.

Затишье перед бурей?

Рассуждая о том, как изменилась политика властей после прихода Чэнь Цюаньго, казахстанский китаевед Руслан Изимов отмечает, что изменилась сама стратегия Пекина. «Если раньше власти старались ассимилировать уйгуров, интегрировать их в китайское общество с помощью популяризации китайского языка и так далее, то теперь упор делается на стирании религиозной идентичности».

В Пекине поняли, что ислам, наряду с языком и традициями, является основным фактором, позволяющим нацменьшинствам сохранять свою идентичность. Именно этим объясняется тотальный контроль над религиозной деятельностью в последние годы. Касается это не только уйгуров, но и других народов, исповедующих ислам. Пока недовольство лишь зреет, но в летние месяцы оно вполне может вылиться наружу, несмотря на все технологии тотального контроля. Тем более «десятилетие тишины» подходит к концу, и если гипотеза о циклических вспышках насилия верна, то в 2018–2019 годах Синьцзян могут ожидать новые потрясения.

Летом и особенно в месяц Рамадан (в 2018 году он придется на конец мая – начало июня) вероятность этого особенно высока. Напряжения добавляют власти, причем на всех уровнях. Хорошо знающий Центральную Азию журналист Игорь Ротарь приводит такое свидетельство: «Однажды в деканате прознали, что некоторые студенты-уйгуры держат пост в Рамадан и ходят в мечеть. Их пригласили к декану: там был накрыт стол и стояло спиртное. Им объяснили, что преподаватели хотят получше познакомиться с уйгурскими студентами. Днем в Рамадан есть нельзя, не говоря уже об алкоголе. Но если бы они отказались есть и пить, информация о религиозности студентов подтвердилась бы, и их бы отчислили».

В дни религиозных праздников студентов буквально запирают в студгородках. В рамках борьбы с проявлениями религиозности в Рамадан стали закрывать круглосуточные магазины и рестораны, хотя раньше, как и повсюду в исламском мире, они работали по ночам.

Кроме того, именно на лето приходится пик притока китайских туристов – туры по Шелковому пути нынче в большой моде. Посещая объекты культурного наследия местных народов, гости из Нэйди ведут себя шумно и некорректно. Кроме того, они не собираются отказываться от своих гастрономических привычек: пьют алкоголь и едят свинину. Туристы приносят в регион деньги, но они также обостряют и без того сложные отношения ханьской и тюркской общин.

Активизация протестов в летнее время объясняется и другими, чисто объективными причинами. К Рамадану значительная часть местного населения, занятого в сельском хозяйстве, более-менее свободна: посевная закончилась, а урожай еще не собрали. На улицах тепло и темнеет поздно (на территории КНР действует один часовой пояс, соответствующий Пекину, а местное время носит неформальный характер и не признается официальными органами). Таким образом, скучающее население может всколыхнуться из-за любого эксцесса, который упадет на почву, удобренную не только многолетним межэтническим напряжением, но и полицейским произволом администрации Чэнь Цюаньго.

Можно не сомневаться, что на этот раз реакция властей будет беспрецедентно жесткой. Во-первых, КНР не может позволить, чтобы в Синьцзяне, который является ключевым регионом в реализации инициативы «Пояса и Пути», появился хотя бы намек на дестабилизацию. Во-вторых, жесткая политика властей опирается на поддержку общества в ханьских регионах, которые недолюбливают Синьцзян: и как источник проблем, и как территорию, куда заливаются огромные деньги, которых так не хватает бюджету других регионов. В-третьих, хорошо известна позиция Си Цзиньпина, который заставляет чиновников всех уровней изучать опыт распада Советского Союза и придает особое значение протестным тенденциям на национальных окраинах.

Иначе говоря, если нужно будет утопить Синьцзян в крови, вряд ли у лиц, принимающих решение, дрогнет рука. Задача поддержания внутренней стабильности будет решена, но проблема перестает, а возможно, уже перестала быть сугубо китайской. Синьцзян является «витриной Китая» на Шелковом пути. И мнение о Пекине формируется именно на основе того, что происходит в этом регионе. Насилие и произвол в отношении соотечественников не сможет оставить равнодушным общественное мнение в странах Центральной Азии.

Выводы для Центральной Азии и России

На мой вопрос, как относятся к сложившейся ситуации выходцы из бывших советских республик, ныне проживающие в Синьцзяне, собеседники нервно смеются и отвечают: «Их почти не осталось. Власти ужесточили визовый режим. Визы на год не дают, максимум – на три месяца. Получить визу (любую!) выходцам из стран Центральной Азии стало неимоверно сложно. Проблемы возникают даже у граждан России, если местом рождения указан, например, Казахстан. Да и тем, у кого виза есть, вряд ли понравится, что тебя ежедневно останавливают на улице, отключают телефонный номер за использование VPN и так далее. Люди массово уезжают».

И если для иностранцев все же делаются поблажки, то, например, этнические казахи, граждане КНР, испытывают административно-полицейский прессинг по полной программе. В июне прошлого года в тюрьме города Чанцзи при невыясненных обстоятельствах погиб авторитетный казахский имам Ахмет. Его смерть ожидаемо стала предметом бурного обсуждения среди синьцзянских казахов, в том числе и в мессенджере WeChat. Вскоре всех, кто позволил себе высказать недовольство ситуацией, арестовали. Проверить информацию очень сложно, но упоминание о ней появляется в разных источниках (например, здесь и здесь).

Руслан Изимов комментирует это так: «Прессинг по отношению к этническим казахам в Синьцзяне не мог не вызвать обеспокоенность в Казахстане. Официальные представители сообщали, что между МИДами двух стран уже ведутся консультации по этой теме».

Конечно, надавить на Китай в этой ситуации не получится ни у Астаны, ни у Бишкека, ни у Москвы, ни у кого-либо другого. Пекин будет делать то, что считает нужным. Однако продолжать риторику по поводу «сообщества общей судьбы» на этом фоне будет все сложнее и сложнее.

Если даже за годы «открытости» китайская мягкая сила не смогла сломить настроения синофобии и алармизма, распространенные по всему периметру границ КНР, то при жестком и амбициозном Си Цзиньпине она и вовсе перестает работать. Можно ли говорить об успешной международной интеграции, когда целый регион, населенный людьми разных национальностей и вероисповеданий, превращается в территорию с полутюремными порядками? Для апологетов внешней политики как «великой шахматной доски» – может быть, да. А для обычных людей, живущих в соседних с Китаем государствах, – вряд ли. И без позитивного имиджа КНР «Пояс и Путь» так и останутся риторической формулой – непонятной, но настораживающей.

Что касается России, то нашей стране нужно начать учиться не только на успехах Китая, но и на его ошибках. Шовинистическая внутренняя политика не лучшее подспорье, когда дело касается международных отношений. Успешное проведение интеграционной политики на постсоветском пространстве требует от России уважения к своим партнерам и отказа от комплексов «старшего брата». И чем более грозно будет вести себя Пекин, тем привлекательнее на этом фоне может выглядеть Москва.

Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2018 > № 2575975 Иван Зуенко


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев

Алексей Груздев: ответ России на санкции США не нарушит норм ВТО

Торговые споры уже перестали быть предметом разбирательств отдельных стран, а достигли планетарных масштабов. Ужесточение тарифной политики США и объявленные ответные меры Китая затрагивают интересы многих государств, в том числе и России. Почему эскалация торговой войны между КНР и США приведет к дисбалансу в мировой торговле, как Россия может ответить на новые американские санкции и почему члены ВТО не должны прикрываться национальной безопасностью в экономических интересах, в интервью РИА Новости рассказал замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев. Беседовали Диляра Солнцева и Дарья Станиславец.

— В прошлую пятницу США обнародовали новые санкции, которые затронули конкретные крупные компании России и бизнесменов. Это фактически обрушило рынок акций и капитализацию компаний и банков, даже тех, кто не был включен в список. Нарушают ли новые санкции США нормы ВТО?

— Если говорить про новые индивидуальные (персональные) санкции США, то это элемент нерыночной конкуренции, таким образом усугубляется положение игрока на рынке. Ведь любое решение сказывается на капитализации компаний. Поэтому первый эффект от санкций — это нанесение экономического ущерба конкретной компании без подтверждения факта ущерба, который наносила или не наносила Соединенным Штатам ее деятельность. Считаем эти санкции необоснованными и нарушающими принципы здоровой конкуренции.

— Премьер-министр поручил правительству проработать ответные меры. Как Россия может ответить США, не нарушая международное законодательство?

— Мы приверженцы норм и правил ВТО, такие механизмы есть. Убежден, что при выполнении поручения председателя правительства будет в максимально возможной степени учитываться этот фактор, а также, несомненно, приоритет защиты национальных интересов.

То, что происходит сейчас с эксплуатацией термина "национальная безопасность", это пограничная тема. Традиционно члены ВТО старались оберегать статью XXI ГАТТ (GATT, Генеральное соглашение по тарифам и торговле — ред.) и не использовать ее для получения экономических преимуществ. Сейчас говорится об обратном — раз есть обвинения в недобросовестном поведении, то задействуется двадцать первая статья. Это может раскрутить маховик, когда и другие страны начнут оправдывать свои экономические шаги этой статьей.

— Но ведь Россия также использовала эту статью, когда вводила продэмбарго в 2014 году…

— Это другое, это была ответная реакция на введенные санкции со стороны Евросоюза.

— США фактически обвинили Москву и Пекин в несоблюдении ключевых обязательств в рамках ВТО, Китай ответил зеркальными мерами. Эксперты уже говорят, что торговые войны между Китаем и США сильнее ударят по российской экономике, чем новые санкции США. Согласны ли вы с такой позицией?

— Есть признанная площадка по урегулированию споров трактовки того или иного решения — ВТО. Мы — последовательные сторонники использования именно ее для проведения консультаций и урегулирования разногласий.

Что касается отношений США и Китая, обе страны являются ключевыми игроками в системе международной торговли, и любые напряженности отражаются на самой системе в целом. Явно, что такое развитие событий будет приводить к определенным дисбалансам, и здесь будут вызовы для других стран.

Оценивать конкретно, чем закончится спор США и Китая, пока преждевременно, потому что сейчас идет взаимный обмен упреками, уже инициированы первые встречные споры. Мы, как участник ВТО, следим за развитием ситуации.

Есть альтернативная — экспертная — точка зрения, что сложившаяся ситуация создаст дополнительные стимулы для наращивания торгово-экономических связей России и Китая, и если определенные ограничения будут введены, то возникнет возможность для российских экспортеров компенсировать выпадающие ниши.

Если помните, когда началось санкционное давление на Россию, были замещены отдельные позиции, которые попали под контрмеры, за счет поставок из других стран. Поэтому и такое развитие ситуации возможно.

— А в чем в данной ситуации вызов именно для России?

— Здесь сложно предсказать, как будет развиваться эта ситуация, какие еще сектора будут затронуты. Один из судьбоносных вызовов в этой истории — это отступление от норм и правил международного торгового права, за соблюдение которых всегда выступала Россия, как бы ее ни обвиняли. То, что сейчас происходит, и те инструменты, которые задействованы, не укладываются в эту логику.

Этот маховик, если он будет раскручиваться дальше, на следующем этапе приведет к очередной волне и так нарастающего протекционизма, закрытию рынков, перетоку товаров, которые не могут поставлять на закрытые рынки, а это уже может означать дополнительное давление на Россию и весь рынок ЕАЭС. Будем надеяться, что разум возобладает.

— Вы, как человек, долго проработавший в Китае и знакомый с их менталитетом и тонкостями ведения переговоров, ожидаете ли, что Китай пойдет на некие уступки США? Или же будет настаивать на своей позиции до конца? Чем может закончиться торговый спор двух гигантов?

— Могу высказать лишь свою экспертную оценку, я не могу говорить за Китайскую Народную Республику. Я исхожу из того, что Китай принципиально не согласен с теми выводами, которые делают Соединенные Штаты, с теми мерами, которые принимаются, они явно носят односторонний характер и не укладываются в правила ВТО. США нарушают тарифные обязательства, если мы говорим про конкретные решения по отдельным товарным позициям.

При этом Китай и США — партнеры настолько масштабные и настолько взаимно увязаны с точки зрения торговли и инвестиций, что, я думаю, в интересах обеих стран найти продуктивное решение. Я не думаю, что Китай заинтересован в разворачивании торговых войн.

— История конфликта между Китаем и США началась с введения заградительных импортных пошлин на сталь и алюминий, которые были введены и для России. Какие возможные ответные шаги разрабатывает Россия, будет ли обращаться в ВТО по этому вопросу?

— Мы следим за ситуацией, это очень серьезное решение США, мы уже официально в конце марта на площадке ВТО обозначили свое несогласие с этими мерами. В рамках Совета по торговле ВТО, который проходит каждый месяц, мы обозначили, что считаем такие шаги нелегитимными и юридически необоснованными, и просили дать разъяснения, но таких разъяснений нами получено не было.

— Это было самостоятельное заявление России? Или вместе с другими странами?

— Совет устроен так, что там высказываются страны-члены ВТО. Россия свое несогласие высказала. С аналогичной позицией выступил еще целый ряд стран.

В настоящее время процесс пересмотра ставок пошлин США на сталь и алюминий не завершен, отдельные страны проводили двусторонние переговоры с целью получения так называемых страновых изъятий — и эти изъятия были анонсированы. Поэтому окончательно ситуация пока не урегулирована. Она анализируется в правительстве РФ, я убежден, что необходимые шаги будут предприняты. Все возможные механизмы реагирования — это и ответные меры или разбирательство на площадке ВТО — рассматриваются, и будет выбран оптимальный вариант.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев


Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580281 Джон Росс

США: конец гегемонии

против объединённой мощи России и Китая у Америки нет стратегии выигрыша

Сегодня наш собеседник — Джон Росс, британский экономист, действительный член Чунъянского института финансовых исследований при Народном университете Китая.

"ЗАВТРА". Господин Росс, первый вопрос: как вы оцениваете стартовавшую недавно торговую войну между США и КНР?

Джон РОСС. Я думаю, что эта война мало пользы принесёт для США и вряд ли чем-то сможет реально повредить Китаю. Связано это с тем, что повышение таможенных тарифов на китайские товары бьёт по самим США: во многие производственные цепочки, которые формально принадлежат американским компаниям, встроены китайские товары или сырьё, подпадающие под санкции. Итогом действий администрации Трампа скорее станет не улучшение конкурентной среды, а рост внутренних американских цен. Именно против такого сценария предостерегала Дональда Трампа Национальная ассоциация промышленников США, предлагая во взаимоотношениях с Китаем добиваться нового торгового соглашения, а не идти путём банальной конфронтации.

Столь же негативным образом на действия Белого дома, скорее всего, отреагируют и американские фермеры, которые уже понимают, что ответные меры Китая будут направлены против них. Например, Китай может просто обрушить американский рынок сои, на котором он выступал крупнейшим покупателем в последние годы, что вызовет массовые банкротства в отрасли.

Ну и, конечно, момент для начала торговой войны в целом выбран очень неудачно: экономика США так и не оправилась от длящегося мирового кризиса, а торговый конфликт с Китаем может иметь и обратный результат: вместо оживления национальной экономики США может завязнуть в стагнации ещё очень надолго.

"ЗАВТРА" А каково ваше общее впечатление от нынешних тенденций развития мировой экономики и сопровождающих их политических процессов?

Джон РОСС. Вначале я бы хотел чётко разделить два процесса, которые мы сегодня наблюдаем в мировой экономике. Первый из них — это обычный бизнес-цикл или же цикл инвестиций и потребления, который хорошо изучен и который определяет текущую динамику "небольшого улучшения", объективно присутствующего в мировой экономики. Второй процесс, который пока что ещё не исследован до конца и с которым мировая экономика столкнулась впервые — это то, что я называю "Великой стагнацией": ситуацию, в которой рост ведущих западных экономик так и не вернулся к уровням, которые были характерны для них до кризиса 2008 года и, в целом, для всей новейшей экономической истории ХХ века.

Термин "Великая Стагнация" неплохо подходит для описания сегодняшней ситуации в странах "Большой семёрки" и, шире того, во всех странах ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, в СМИ часто именуемых "развитыми западными странами"). В отличие от классической Великой депрессии, которая началась в 1929 году, Великая стагнация имеет совсем иную динамику. Во время Великой депрессии экономика западных стран очень резко вошла в глубокий кризис, но и столь же быстро из него выкарабкалась. Достаточно упомянуть, что уже через десять лет после "чёрного четверга" 24 октября 1929 года западные страны не только отыграли всё падение, но и обеспечили рост своих экономик на 17%.

А вот после финансового кризиса 2007-08 годов дела пошли совсем иначе. Вместо резкого падения и быстрого восстановления экономик ведущих стран мы увидели десятилетний период "нулевого роста", за который экономики западных стран смогли добавить от уровней 2007 года только 11% совокупного роста — около 1% в год, в пределах ошибок оценки инфляции и статистических погрешностей.

Отсюда, кстати, следует и разница в течении политических кризисов, сопровождавших Великую депрессию 1930-х и Великую стагнацию 2010-х. В ХХ веке все политические процессы и изменения прошли очень быстро: уже в 1931 году стартовала кровавая японо-китайская война, в 1933 году к власти в Германии пришёл Гитлер, а к 1939 году, через десять лет после "чёрного четверга", мир погрузился в пучину Второй мировой войны.

С другой стороны, нынешние политические кризисы — ближневосточный, "правый поворот" в Европе, "Брекзит" в Великобритании или же неожиданное избрание Трампа президентом США — выглядят как слабая тень потрясений, которые постигли мир после Великой депрессии.

Пока что мир наслаждается небольшим улучшением экономики, которое связано с обычным оживлением в очередной стадии классического бизнес-цикла; однако это не более, чем очередное затишье перед бурей. Этот "бумажный" рост не должен нас вводить в заблуждение. Как пример, экономика США выросла на 1,5% в 2016 году, но на 1,4% за этот же год выросло и американское население! А это означает очевидный факт: простые люди даже в США отнюдь не стали жить лучше, максимум — остались "при своих". При этом большая часть "критических вещей": образование, здравоохранение, даже еда, — в США подорожали отнюдь не пропорционально росту ВВП.

"ЗАВТРА". А каким образом Великая стагнация влияет на другие страны, не входящие в ОЭСР? На Россию или на Китай?

Джон РОСС. Здесь надо подчеркнуть, что и российская, и китайская модель развития в 1990-2000 годы были экспортно-ориентированными моделями. Эти модели позволяли и Китаю, и России расти даже быстрее западных стран. В ситуации же мирового кризиса и Великой стагнации этот подход перестал действовать: развитые страны перестали быть для остального мира бездонным рынком для сбыта или источником капитала. В такой ситуации каждая страна стала искать свой выход из сложной ситуации в мировой экономике.

Для Китая таким выходом стал переход к национально-ориентированной модели. Понимая, что единовременно невозможно переключить громадный глобальный спрос, за счёт которого жил Китай, на потребление внутри страны, китайское руководство пошло на очевидную экономическую хитрость: сразу же после кризиса 2007-2008 годов Китай направил огромные инвестиции в инфраструктуру и в модернизацию собственной экономики. На сегодняшний день около 40% китайского ВВП уходит на инфраструктуру, что, даже с учётом неизбежной амортизации и замены основных средств, приводит к удивительной цифре — около 20% инвестиций в ВВП. Условно говоря, за десятилетний период Великой стагнации китайская экономика уже два раза полностью обновилась! Для сравнения, уровень чистых инвестиций в экономике США в это же время составил всего 3,5% от американского ВВП.

Конечно, бесконечно инвестировать только в дороги, фабрики или порты не получится даже у Китая, в силу чего в последние годы китайским руководством был выработан второй, дополняющий первый, подход — постепенное поднятие стандартов потребления внутри страны, переход к экономике "высокого дохода и потребления", называемой в самом Китае подходом "новой социальной нормы".

В рамках этой концепции уже за последующие пять лет, к 2022-23 годам, Китай должен выйти по уровню подушевого дохода населения (и, как следствие, по уровню потребления) на одну ступеньку с Польшей, Венгрией или Россией — странами, традиционно считающимися в последнее время "нижним стандартом" мировой экономики потребления.

Тем не менее, эта задача отнюдь не так проста, как это может показаться на первый взгляд. Во-первых, для Китая это будет означать увеличение ВВП ещё в полтора-два раза и, во-вторых, для мировой экономики такое изменение станет и вовсе радикальным. Нынешнее население "стран коллективного Запада" (ОЭСР) составляет около 16% от общемирового. А население сегодняшнего Китая — ещё 18%! То есть для выполнения задач, поставленных перед китайской экономикой, человечеству надо где-то "приобрести" вторую такую же планету, какая у нас имеется, — и ресурсов вполне хватит на такой амбициозный китайский план. Можно сказать, что человечество ранее никогда не стояло перед потрясениями такого масштаба.

"ЗАВТРА". Но как будет смотреть нынешний мировой гегемон, США, на такое запланированное и неизбежное возвышение Китая? Ведь, включив логику, можно сказать, что их интересы неизбежно войдут в противоречие и вызовут столкновение?

Джон РОСС. Проблема США на сегодняшний момент состоит в том, что вот уже полвека они находятся в состоянии угасания и практически предопределённого ухода с роли мирового гегемона. Во многом это скрадывается тем, что на протяжении всей второй половины ХХ века и первых десятилетий XXI века США достаточно успешно разрушали стратегические наработки и "опускали" своих цивилизационных противников — Германию в 1960-е, Японию в 1970-е, затем — СССР в период его кризиса 1980-х годов и новую Россию в 1990-е.

Однако основная проблема США состоит не в их конкурентах, а в объективной слабости американской экономики. "Золотой век" Америки пришёлся на 1940-1950 годы, когда американская экономика была впереди всей мировой практически по всем параметрам — уровню накопления, инвестиций, лидировала в технологиях и вкладывалась в передовую науку. Но с тех пор "американская звезда" стала клониться к горизонту — и к началу 2000-х годов этот процесс стал совершенно очевиден. Ну и, конечно же, сыграло свою роль то, что с Китаем у США не получилось успешной геополитической игры "на выбывание": китайцы смогли блокировать практически все планы США, направленные против них и обеспечить себе собственную "зону комфорта".

Поэтому у США сейчас есть только две принципиальных возможности: или согласиться со своим медленным угасанием и перейти на роль "младшего партнёра", или же начать некую геополитическую авантюру, в которой им, скорее всего, придётся действовать в одиночку, на свой страх и риск.

Особенно наглядно это видно по ситуации вокруг самого Китая. На сегодняшний момент США могут лишь демонстрировать флаг в Южно-Китайском море, в то время как все сопредельные страны, ещё недавно бывшие чуть ли не враждебными Китаю, сейчас предпочитают вести нейтральную, а то и прокитайскую политику. Вьетнам, Филиппины, Индонезия — все они видят в Китае союзника, а не врага. Такая же ситуация складывается на Корейском полуострове, в Средней Азии, а на севере безопасность Китая обеспечена стратегическим союзом с Россией.

"ЗАВТРА". Будет ли в таких сценариях США пытаться нарушить российско-китайский союз?

Джон РОСС. Безусловно, наличие российско-китайского союза всегда воспринималось и воспринимается в США как "прямая и явная угроза". Связано это, опять-таки, не с намерениями или декларациями, но с возможностями. Китай — это, пожалуй, одна из самых быстро развивающихся мировых экономик на сегодняшний день и страна одной из самых эффективных дипломатий мирного времени; но его слабость — военное строительство. Россия — это, возможно, не самый лучший пример "экономического чуда" (и, скорее, даже наоборот), однако Россия очень сильна в военном и политическом плане. Достаточно увидеть, насколько легко она добилась в Сирии желаемого результата, используя уникальное сочетание военной силы и "дипломатии войны", которую, я думаю, в будущем будут изучать в качестве примера во всех военных академиях. Второй факт — несмотря на западные санкции, число "друзей России" в Восточной Европе и в мире только растёт.

Против такого тандема США мало что может противопоставить, так как мировая торговая война неизбежно приведёт к конфронтации с Китаем, а мировая "горячая" война тут же очень быстро скатится к ситуации взаимного обмена термоядерными ударами и уничтожению всей цивилизации. Поэтому мы пока и видим от США скорее практику мелких провокаций и уколов против России и Китая, нежели масштабную конфронтацию. Поэтому я скорее склоняюсь к тому сценарию, что США не пойдут на геополитические риски и эскалацию, предпочитая жить в той самой Великой стагнации, с которой мы начали этот наш разговор.

Алексей Анпилогов

Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580281 Джон Росс


Нидерланды. Китай > Транспорт. Судостроение, машиностроение > rusbenelux.com, 11 апреля 2018 > № 2579643

В Шанхае (КНР) на прошлой неделе на борт тяжелого транспортного судна MV Lone (оператор SAL Heavy Lift, входит в «K» Line Group ) погружены новые несамоходные баржи понтонного типа, построенные под будущие заказы. Партия, состоящая из 11 барж-площадок, будет доставлена в Нидерланды, сообщает пресс-служба Damen.

Речные понтонные баржи широко используются в различных проектах гражданского строительства, рыбного хозяйства, при перемещении тяжелых негабаритных грузов, а также как вспомогательные суда при осуществлении работ по дноуглублению и строительству морских ветропарков.

В партии, которую предстоит доставить в Нидерланды, девять судов проекта Stan Pontoon следующих серий: 4111, 4113, 5211, 5213, 6313, 6120 и 7220. Суда планируется доставить в пункт назначения за 16 недель.

Суда будут хранится на складе Damen и случае размещения заказа их можно будет быстро доставить клиенту в Европе. Два судна из этой партии (проект Spill Pontoon) уже проданы компании Maja Stevedoors из Амстердама. Эти понтоны будут использоваться при рейдовой перевалке сухих грузов в порту Амстердама для предотвращения рассыпания сыпучих грузов и соблюдения требований безопасности окружающей среды при совершении операций.

Как отмечают в компании, доставка крупными партиями новых судов по всему миру, построенных, в частности, на азиатских верфях нидерландской судостроительной группы, уже успешно опробована и будет далее использоваться Damen.

Международная судостроительная группа Damen Shipyards Group (головной офис — г. Горинхем, Нидерланды) объединяет 40 судостроительных и судоремонтных верфей. Общая численность персонала компании по всему миру составляет 9 тыс. человек. Компанией построено на сегодняшний день более 6 тыс. судов по всему миру и ежегодно передается в эксплуатацию около 160 новых судов. Damen специализируется в проектировании и строительстве буксиров, катеров, патрульных, высокоскоростных и грузовых судов, земснарядов, судов для обслуживания морских платформ, судов для ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН), фрегатов и мега-яхт.

Нидерланды. Китай > Транспорт. Судостроение, машиностроение > rusbenelux.com, 11 апреля 2018 > № 2579643


Китай. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 11 апреля 2018 > № 2564287 Ясуо Фукуда

Концепция человеческого сообщества с единой судьбой принесет счастье всем людям

Цель выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином концепции человеческого сообщества с единой судьбой в том, чтобы сделать счастливыми всех людей в мире. Строительство «Одного пояса, одного пути» – это конкретная мера, с помощью которой удастся стимулировать сотрудничество между всеми странами, добиться взаимовыгодного развития. Строительство «Одного пояса, одного пути», опираясь на принципы совместного обсуждения, совместного строительства, совместного использования, несет выгоду всем странам-участникам и даже всему миру, повышает уровень счастья народов всех стран мира. С этой точки зрения, «Один пояс, один путь» имеет эпохальное значение, это невероятная инициатива. Будучи соседней страной, Япония, естественно, должна присоединиться к инициативе «Один пояс, один путь», и в сотрудничестве с Китаем приносить счастье народам всех стран.

Сейчас у Китая есть торговый профицит не только с США, но и со многими другими странами. Это означает, что в системе глобализации Китай очень хорошо развивается, значит, что китайские предприятия уловили саму суть глобализации, получили выгоду. Что такое глобализация? Глобализация – это возможность по низкой стоимости производить качественную продукцию. Всем людям в мире нравятся хорошие и недорогие товары, и, само собой, у стран, которые способны производить такие товары, растет торговый профицит. И дефицит торгового баланса США частично связан с тем, что качественные и недорогие китайские товары пользуются глубокой популярностью у американского населения. Столкнувшись с глубокой проблемой торгового дефицита, США стоит переосмыслить свою модель производства.

Нельзя недооценивать вред торгового протекционизма и важность свободной торговли. На данный момент все страны мира очень обеспокоены тем, что тенденции торгового протекционизма вновь набирают силу. Китай и США уже давно стали тесно связанными между собой партнерами по сотрудничеству. Многие индустрии США опираются на продукцию, импортируемую из Китая, и, в то же время, США серьезно зависит от китайского рынка в сельском хозяйстве и других многочисленных отраслях. Правительство Д.Трампа проявляет излишнюю торопливость, использует меры торгового протекционизма, возможно, это временно поможет смягчить торговый дефицит США, но если не изменить производственную структуру США, то не получится разрешить эту проблему в корне. Мы верим, что внутри США будет звучать все больше призывов остановить меры торгового протекционизма, правительство США должно будет своевременно внести изменения в свою политику.

Постоянное развитие Китая принесло всем странам мира большое количество возможностей для развития. И, в то же время, некоторые страны волнуются, не зная, к чему приведет такое укрепление Китая. В ключевой момент председатель КНР Си Цзиньпин своевременно выдвинул инициативу строительства человеческого сообщества с единой судьбой и международных отношений нового типа, продемонстрировав миру твердое намерение Китая следовать пути мирного развития – не важно, насколько развитым станет Китай, он никогда не будет стремиться к господству, никогда не будет прибегать к экспансии. Дипломатическая концепция председателя Си Цзиньпина имеет важное значение для того, чтобы развеять опасения международного сообщества.

В октябре 2017 года генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин выступил на 19-м съезде КПК с блестящим докладом, в котором не только наметил курс для дальнейшего развития Китая, но и предоставил китайский план для решения мировых проблем. Международное сообщество надеется услышать еще больше китайских мнений и предложений, и ежегодная конференция Боаоского азиатского форума этого года – как раз таки отличная возможность. Мы верим, что с помощью точных и объективных репортажей СМИ все страны мира еще лучше познакомятся с Китаем.

Ясуо Фукуда, председатель правления Боаоского азиатского форума, бывший премьер-министр Японии

Китай. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 11 апреля 2018 > № 2564287 Ясуо Фукуда


Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй

Посол КНР в России Ли Хуэй опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя"

Посол КНР в России Ли Хуэй в среду опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя".

В статье китайский посол указал, что в современную эпоху в мире углубляется и развивается многополярность, экономическая глобализация уже стала объективной тенденцией и непреодолимым историческим трендом развития мировой экономики, придавшим мощные движущие силы ее росту. В процессе экономической глобализации своевременно возникла многосторонняя торговая система. Оглядываясь на историю последних 70 лет, видим, что многосторонняя торговая система, главной силой которой является Всемирная торговая организация /ВТО/, играла незаменимо важную роль в продвижении либерализации и упрощении глобальной торговли, содействии торговому и экономическому росту во всех странах, противодействии ударам со стороны экономических и финансовых кризисов, пользовалась в связи с этим широкой и активной поддержкой международного сообщества.

Ли Хуэй написал, что на саммите "Группы 20" /G20/ в Гамбурге было принято обязательство продолжать противодействие торговому протекционизму, был выражен протест против "несправедливых действий в области торговли"; саммит АТЭС в Дананге призвал все входящие в состав данного форума экономики к поддержке многосторонней торговой системы; страны БРИКС выступили в поддержку многосторонней торговой системы, достигли обширного консенсуса по усилению интеграции торговли, а также совместному развитию; опубликованное 11-м заседанием ВТО на уровне министров совместное заявление вновь подтвердило поддержку многосторонней торговой системы и т. д. Китай, являющийся крупнейшей развивающейся страной мира, неизменно участвует в экономической глобализации и многосторонней торговой системе, строит их и делает в них вклад. На крупных мероприятиях, включая экономический форум в Давосе, саммит G20 в Ханчжоу, а также первый Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", Китай высоко держал знамя многосторонней торговли, играл ведущую роль ответственной крупной страны, решительно поддерживал открытый тип экономики, содействовал либерализации, упрощению торговли и инвестиций, способствовал развитию экономической глобализации в направлении большей открытости, инклюзивности, всеобщего благоприятствования, сбалансированности и общего выигрыша. Особенно позитивную роль для содействия процветанию и сбалансированному развитию мировой экономики сыграла выдвинутая Китаем инициатива "Пояс и путь".

По словам дипломата, Китай и США являются друг для друга наиболее важными торговыми партнерами, экономики двух стран взаимосвязаны. В 2017 году общий объем торговли Китая и США составил 3,95 трлн юаней, прирост по сравнению с позапрошлым годом составил 15,2 проц. Китай и США стали ведущими крупными двигателями восстановления глобальной торговли после международного финансового кризиса. Здоровое и гармоничное развитие торгово-экономических связей между двумя крупнейшими в мире экономическими субъектами -- Китаем и США -- способно не только принести реальные выгоды народам двух стран, но и обязательно даст импульс росту мировой экономики. Тем не менее, недавно президент США Дональд Трамп, основываясь на составленном во время "холодной войны" положении о защитных мерах, сделал первый выстрел в торговой войне против Китая. США объявили о введении больших пошлин на импортируемую из Китая продукцию, а также ограничили инвестиции, слияния и поглощения китайских предприятий в США. Китайская сторона решительно выступает против этого, считает действия США классическим образцом унилатерализма и торгового протекционизма, явным нарушением принципов ВТО, попранием и игнорированием многосторонней торговой системы. Сейчас на фоне по-прежнему хрупкой обстановки в мировой экономике, а также спада в торговле и инвестициях это решение американской стороны вызывает сожаление и в полной мере характеризует гегемонизм США в политике и их национализм в экономике.

Ли Хуэй указал, что Китай сейчас продвигает структурные реформы в сфере предложения, китайская экономика проходит ключевой период трансформации и совершенствования, экономика США проходит этап существенного восстановления. В этот ключевой момент дальнейшее укрепление двустороннего обмена и сотрудничества Китая и США крайне важно для двух стран. Вызывающие дисбаланс в китайско-американской торговле причины имеют много аспектов, эту проблему нельзя урегулировать путем закрытия дверей друг для друга, необходимо еще сильнее открыть двери, нарастить взаимную открытость, только так можно реализовать взаимную выгоду и общий выигрыш. Китай ранее многократно подтверждал решимость и искренний настрой на внешнюю открытость. В докладе на 19-м съезде Коммунистической партии Китая явно отмечается, что Китай поддерживает многостороннюю торговую систему, содействует строительству мировой экономики открытого типа. В связи с 40-й годовщиной политики реформ и открытости Китай проведет первую Китайскую международную импортную ярмарку, будет по собственной инициативе открывать миру свой рынок, делиться возможностями для развития.

В заключение посол отметил, что антиглобалистские действия США не соответствуют народным чаяниям, окажут негативное воздействие на восстановление мировой экономики. В качестве ответа китайская сторона заявила о введении дополнительных таможенных пошлин на 128 наименований импортируемой из США продукции. "Наша цель заключается в надежде на то, что американская сторона осознает свои заблуждения и вернется на правильный путь, будет следовать главному тренду мультилатерализма и глобализации, соблюдать правила международной торговли, совместно придавать позитивную энергию росту мировой экономики", -- подчеркнул Ли Хуэй.

Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй


Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань

Китай просит Россию расширить ассортимент редких растительных масел

На прошлой неделе в Москве прошла «Масложировая конференция». Она была организована Масложировым Союзом России и собрала ведущих мировых и российских экспертов отрасли. Национальное аграрное агентство выступило информационным партнером мероприятия. Одним из наиболее ярких было выступление Советника по торгово-экономическим вопросам посольства Китайской Народной республики Чжао Цюань, которая рассказала о том, как российским сельхозпроизводителям и переработчикам нужно работать на китайском рынке. Ниже приводим основные тезисы ее выступления, которые нашим агропромышленникам нужно брать на вооружение.

До 2009 года потребление растительного масла в Китае отличалось наивысшим ростом. И хотя в последние пару лет этот показатель демонстрирует замедление, в 2017 году объем потребления (включая спрос пищепрома), составил примерно 32 млн тонн, что на полтора миллиона тонн больше, чем годом ранее.

В будущем мы ожидаем рост потребления масел в пищевой переработке и промышленности.

Сейчас основное место занимают соевое, пальмовое, рапсовое и арахисовое масло. Это примерно 90% общего объема потребления, но в последнее время намечается серьезная реструктуризация.

Так, за последние два года заметно увеличился объем потребления подсолнечного масла в Китае. Конечно, профильные предприятия начали обращать больше внимания на это в своей маркетинговой деятельности, в результате чего подсолнечное масло пользуются все большей популярностью.

За прошлый год на китайский рынок было поставлено 34 млн тонн растительного масла. Объем собственной продукции был на уровне 6,3 млн тонн, а объем импортной продукции достиг 27, 7 млн тонн, то есть увеличение на 14%.

Основные поставщики масличного сырья на китайский рынок сегодня – это США, Бразилия, Малайзия, Индонезия, Аргентина и Канада. Но Украина и Россия наращивают свою долю, и мы полагаем, что в будущем именно они станут основными поставщиками растительного масла на китайский рынок.

Вместе с постоянным увеличением китайского импорта растительного масла обостряется и конкуренция. Но у России есть значительные резервы для увеличения объема экспортных поставок. По итогам прошлого года из России в Китай растительное масло было продано на сумму 237 долларов США, это почти 11% от общего импорта сельхозпродукции российского производства. Российская масло пользуется хорошим спросом у китайских покупателей. Но необходимо углубление познаний друг друга нашим бизнесом. Откровенно говоря, растительное масло российской марки вышло на китайский рынок недавно, и еще не успело завоевать доверие потребителей.

Поэтому мы рекомендуем производителям масла активно участвовать в специализированных выставках в Китае, показывая уникальность своей продукции. Ведь выставки - это эффективно! Благодаря таким мероприятиям у вас сразу найдется много потенциальных партнеров. Что мы рекомендуем делать нашим российским партнерам:

Первое. Необходимо усиление маркетинговой деятельности. На рынке появляется всё больше новых продуктов, например, масло камелий, ореховое и льняное масло, даже масло из риса, пиона, кленовое масло, которое отличается уникальностью и вызывает большой интерес у китайских потребителей. Советую российским производителям, помимо традиционного подсолнечного масла, разрабатывать и новые продукты. Таким образом вы сможете повысить свою конкурентоспособность.

Второе. Необходима кооперация между нашими странами, речь идет как о совместных торговых компаниях, так и о совместном производстве. Торговля - это только один шаг сотрудничество, но совместное производство в высшей степени объединяет интересы партнеров, создавая уникальные сообщества. Мы готовы создавать совместные предприятия по переработке на территории России, чтобы выпускаемая продукция экспортировалась на китайский рынок. Это принесет пользу обеим нашим странам.

Третье. Мы считаем целесообразным прямое рекламирование российского растительного масла в Китае. Например, с 5 по 10 ноября 2018 года в Шанхае пройдет первая китайская Народная экспортная ЭКСПО, это одна из важнейших мер Китая для открытия нашего рынка внешнему миру и поддержанию экономической глобализации на планете.

Согласно официальному прогнозу китайской стороны, в ближайшие 5 лет Китай будет импортировать товары и услуги на сумму более 10 триллионов долларов, что дает зарубежным странам огромные шансы для развития бизнеса. Сельхозпродукции и продуктам питания уделяется при этом повышенное внимание.

Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань


Китай > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559913

Китайская беспилотная субмарина «Хайлун III» покорила глубину 4266 метров

Планировалось изначально, что рубеж в 4,5 км будет преодолен в конце марта, однако команда «Даян ихао» не сумела найти подходящее место для подобного рода испытаний в связи с приходом тайфуна «Джелават»

 Китайская беспилотная субмарина «Хайлун III» («Морской дракон III») погрузилась на глубину 4266 метров ниже уровня моря на западе Тихого океана во время испытаний возможности погружения до отмети 4500 метров, сообщает 5 апреля агентство Синьхуа.

Аппарат бы спущен в воду с материнского корабля «Даян ихао» («Океан №1»), представляющего из себя китайское научно-исследовательское судно, около 18:30 по пекинскому времени. Спустя 174 минуты была достигнута глубина 4266 метров, после чего субмарина была возвращена обратно на материнское судно.

Руководитель группы, занимающейся морскими испытаниями «Хайлун III» Ян Лэй, утверждает, что аппарат имеет широкие перспективы для применения в освоении океанских глубин, а также может стать предпочтительной рабочей платформой для создания морской обсерватории, глубоководных исследований и сбора образцов.

Научный руководитель судна «Даян ихао» Чу Фэнйоу отмечает, в свою очередь, что субмарина, способная погружаться до глубины 6 километров, впервые опустилась до глубины 400 метров в тестовом режиме еще 24 марта, а рубеж в два километра был преодолён уже на следующий день.

Планировалось изначально, что рубеж в 4,5 км будет преодолен в конце марта, однако команда «Даян ихао» не сумела найти подходящее место для подобного рода испытаний в связи с приходом тайфуна «Джелават», в связи с чем пришлось довольствоваться участком с глубиной 4266 метров, который оказался наиболее оптимальным в сложившейся ситуации, отметил Чу.

Напомним, что судно «Даян ихао» вышло из порта Циндао, расположенного на востоке Китая, 20 марта с научной экспедицией продолжительностью в сорок пять дней.

Как сообщало 2 апреля ИА REGNUM, научно-исследовательское судно «Даян ихао» также провело испытания беспилотной субмарины «Хайлун 11 000», которая погрузилась на глубину 2605 метров.

Китай > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559913


Китай. Арктика > Судостроение, машиностроение. Транспорт > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559839

Первый полностью китайский ледокол выйдет в море в 2019 году

«Сюэлун 2» будет осуществлять быстрые маневры, а также соответствовать высоким стандартам и требованиям к ледоколам

Первое полностью китайское полярное исследовательское судно-ледокол «Сюэлун 2» («Снежный дракон 2») будет запущено в эксплуатацию уже в 2019 году, сообщает 4 апреля агентство «Синьхуа».

Строительство судна началось в декабре 2016 года, сообщает газета Science and Technology Daily.

«Сюэлун 2» будет осуществлять быстрые маневры, а также соответствовать высоким стандартам и требованиям к ледоколам.

Его длина будет достигать 122,5 метра, а ширина 22,3 метра при водоизмещении почти 14 тыс. тонн, с навигационной дальности 20 тыс. морских миль. Кроме того, он будет способен колоть лед как носом, так и кормой.

Судно разрабатывается совместно корпорациями China State Shipbuilding Corporation Ltd и Finland-based Aker Arctic Technology. В настоящее время Китай обладает одним единственным ледоколом «Сюэлун», который был куплен у Украины в 1994 году. Отметим, что и первый китайский авианосец «Ляонин» также был куплен у Украины.

Китай. Арктика > Судостроение, машиностроение. Транспорт > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559839


США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц

Угроза, которую пока не замечают

Александр Гольц

Военный эксперт Александр Гольц анализирует доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks»

Циники утверждают, что мир — не более чем краткий промежуток между войнами. Спустя четверть века после завершения первой холодной войны новая глобальная конфронтация стала фактом. Несколько директивных документов в сфере безопасности и обороны, только что одобренных американским президентом Дональдом Трампом, убедительно свидетельствуют о том, что Россия и Китай рассматриваются ныне в США как «ревизионистские державы», пытающиеся противопоставлять себя Вашингтону. Хотя авторы этих документов не устают повторять, что не считают Москву и Пекин военными противниками, тем не менее намерены сдерживать их. Наиболее отчетливо это проявляется в сфере ядерных вооружений. Недавно опубликованный в США Nuclear Posture Review (NPR), который представляет собой план развития американских ядерных сил, не скрывает, что это развитие будет осуществляться именно с целью сдерживания России и Китая.

При этом нынешняя ситуация представляется даже более сложной, чем в период предыдущей холодной войны. К полному недоверию, которое испытывают друг к другу все участники противостояния, прибавилась еще одна угроза, в существовании которой политики пока что не отдают себе отчета. В результате научно-технического прогресса неядерные вооружения начали играть существенную, но до сих пор не очень ясную роль в системе стратегического сдерживания. Речь идет прежде всего о крылатых ракетах большой дальности, гиперзвуковом оружии, системах противоракетной обороны и противоспутниковом оружии. Более того, возник феномен «переплетения» — смешения ядерного и неядерного оружия. Это смешение чревато неверной интерпретацией действий потенциального противника. Мировая война может начаться не в результате чьей-то широкомасштабной агрессии — к ней может привести цепь военных операций в ходе локальных конфликтов, в которые вовлечены «глобальные оппоненты». Грубо говоря, удар крылатыми ракетами (неважно, российскими или американскими) по какому-нибудь объекту в Сирии может при скверном стечении обстоятельств обернуться прямой американо-российской конфронтацией. И, как следствие, возрастает опасность непреднамеренного перерастания неядерного конфликта во всеобщую ядерную катастрофу.

Тому, как понимают этот риск в России и КНР, посвящен доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks» (дословно: «Переплетение: российские и китайские взгляды на неядерные вооружения и ядерные риски»), написанная ведущими экспертами двух стран. Российские взгляды представлены Алексеем Арбатовым, Владимиром Дворкиным и Петром Топычкановым, китайские Тун Чжао и Ли Бинем. Редактором выступил Джеймс Эктон.

Очень показательно, что и российские, и китайские исследователи, исходя из военной культуры каждой страны (а они существенно отличаются друг от друга) указывают: тема непреднамеренной эскалации находится на периферии внимания тех, кто занимается военным планированием в каждой из стран. Как российские, так и китайские стратеги полагают, что конфликты не могут возникнуть случайно, они могут начаться только по воле высших руководителей. Уверенность в том, что решение о начале любого конфликта, включая ядерный, принимается рационально и осознанно, отмечается в докладе, парадоксальным образом увеличивает риск непреднамеренной военной эскалации. Ведь никто не берет в расчет риск такой эскалации, не готовится противодействовать этой конкретной угрозе.

Что еще хуже, лидеры государств порой руководствуются концепциями, которые не совсем адекватно описывают реальность. Так, российские авторы подвергают вполне обоснованному критическому разбору концепцию «воздушно-космической войны», которая последние два десятилетия играет определяющую роль в российском военном планировании. В Москве полагают, что НАТО планирует, используя неядерные крылатые ракеты, а в будущем и гиперзвуковое оружие, уничтожить российский ядерный потенциал. С появлением такого же оружия у России — морских крылатых ракет «Калибр» и авиационных Х-101 — отечественные стратеги заговорили и о своей способности осуществлять «неядерное сдерживание». При этом Арбатов, Дворкин и Топычканов подчеркивают: «Опора как на наступательное, так и на оборонительное неядерное стратегическое оружие не исключает, а наоборот, предполагает ограниченное использование ядерного оружия». Так, например, не исключена вероятность того, что тактические ядерные боеприпасы в случае локального конфликта будут атакованы случайно — только потому, что они находятся на тех же базах, что и обычные вооружения. Мало того, Россия не раз прямо заявляла, что оперативно-тактические ракеты «Искандер» могут быть использованы для нанесения удара как ядерными, так и обычными боеголовками по базам системы противоракетной обороны в Польше.

Подобные концепции, указывают авторы книги, настолько искусственны, насколько и опасны. Но будучи предложенными неопытнoму, «стратегически невежественному» лидеру, эти концепции превращаются рецепт катастрофы. И это очевидно не преувеличение. Уже упомянутый Nuclear Posture Review исходит из того, что Россия руководствуется стратегией «эскалации ради деэскалации», то есть предполагает использование ядерного оружия в локальном конфликте, с тем, чтобы принудить США и НАТО согласиться на мир на выгодных Москве условиях. В докладе Фонда Карнеги (а он вышел до появления NPR) эту стратегию называют «экзотической». При этом авторы цитируют российских приверженцев этой концепции. И вот теперь никуда не уйти от того, что эта «экзотика» стала отправной точкой для формирования стратегии противодействия России.

Трезво оценивая нынешнюю ситуацию в мире, российские авторы указывают: предотвратить угрозу, исходящую от «переплетения» ядерного и неядерного оружия, можно лишь при наличии «грандиозных политической воли и дипломатических усилий в дополнение к стратегической и технической экспертизе». Ни один из вышеперечисленных факторов сегодня не существует, констатируют Арбатов, Дворкин и Топычканов. Если же диалог в области стратегических вооружений когда-либо возобновится, то следует включить в новый Договор СНВ гиперзвуковые вооружения, вне зависимости от того, несут они ядерные или обычные боеголовки. Угрозу от крылатых ракет морского и воздушного базирования можно избежать, включив в будущие меры взаимного доверия отказ от секретной концентрации сил флота и авиации на расстоянии досягаемости от стратегических объектов других стран. Можно также выработать «реалистичное» соглашение об антиспутниковых вооружениях.

Так — с опорой на максимально возможную транспарентность — выглядел бы рациональный подход государства, которое имеет стратегический потенциал, сопоставимый с американским. Китай с его значительно меньшим ядерным арсеналом, руководствуется, как следует из главы, написанной Тун Чжао и Ли Бинем, иным подходом. У потенциального противника необходимо создать ощущение полной неопределенности относительно возможностей китайских стратегических сил и их задач. Поэтому авторы концентрируются в основном на том, какие американские вооружения и какие варианты их развертывания могут быть интерпретированы Китаем как подготовка к удару по его ядерным силам.

Так, авторы указывают, что провоцирующим фактором может быть, например, развертывание американских беспилотных подводных аппаратов в районах, где патрулируют китайские стратегические подводные лодки. Еще одну угрозу представляют собой американские комплексы ПВО THAAD, развернутые в Южной Корее. Китайские эксперты, подчеркивают авторы, уверены, что эти комплексы предназначены вовсе не для защиты от северокорейских ракет, а для перехвата ракет КНР. Приведение этих комплексов в боеготовность в Китае могут принять за подготовку к первому удару. И, наоборот, в КНР полагают возможным удар по американским спутникам в случае конфликта в Тайваньском проливе, что в США могут посчитать вовсе не локальной войной, а началом мировой. Впрочем, все китайские аналитики напирают на то, что защиту от неверной интерпретации дает гарантия Китая не применять ядерное оружие первым.

В отличие от российских авторов их китайские коллеги не рассчитывают пока на прямые переговоры между Пекином и Вашингтоном. Они советуют попробовать убедить китайское руководство в том, что США понимают свою уязвимость. И это может доказать лидерам КНР, что, опасаясь последствий, Вашингтон не предполагает одержать победу, нанеся удар неядерным стратегическим оружием.

Таким образом, доклад представляет собой одну из первых попыток (по крайней мере, в России и Китае) осознать новые угрозы, которые, с одной стороны, проистекают из возможностей новых вооружений, а с другой — из неспособности ведущих держав договориться. Однако, когда время переговоров наступит, рекомендации авторов могут оказаться чрезвычайно полезными.

США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц


Казахстан. Китай. РФ > Транспорт. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 5 апреля 2018 > № 2558431

ЕАБР инвестирует 32 млрд тенге в строительство автомобильного пункта пропуска «Нур жолы»

Евразийский банк развития (ЕАБР) инвестирует в строительство автомобильного пункта пропуска «Нур жолы» на участке автомобильной дороги Алматы - Хоргос 32 млрд тенге, сообщает пресс-служба банка.

ЕАБР выдал первый транш ТОО Eurotransit Terminal в соответствии с кредитным договором, предусматривающим финансирование Банком проекта «Создание и эксплуатация автомобильного пункта пропуска «Нур жолы» и эксплуатация транспортно-логистического центра на участке автодороги Западная Европа - Западный Китай» на принципах ГЧП. Согласно условиям договора, объем финансирования программы со стороны ЕАБР составит 32 млрд тенге. Кредитная линия будет предоставлена сроком до апреля 2020 года.

Автомобильный пункт пропуска «Нур жолы» является частью трансграничного евразийского транспортного маршрута в сухопутном сообщении Европа - Китай и относится к перспективной инициативе развития транзитного потенциала транспортных систем государств-участников ЕАБР и единственному на сегодняшний день согласованному правительствами России и Казахстана трансграничному проекту развития транспортной инфраструктуры - автодорожному коридору Европа-Западный Китай.

«Проект реализуется в приоритетном для Банка секторе - транспортная инфраструктура. Для ЕАБР также важно, что проект способствует экономической интеграции государств-участников Банка за счет создания транспортной инфраструктуры в крупном торгово-логистическом узле автокоридора Европа - Западный Китай, проходящего по территории Казахстана и России. Проект будет являться элементом системы сквозного скоростного движения для грузов в направлении маршрута автомобильной магистрали Европа-Китай», - отметил председатель Правления ЕАБР Андрей Бельянинов.

Реализация проекта способствует развитию транспортной инфраструктуры и наращиванию транзитного потенциала транспортной системы Республики Казахстан, что относится к стратегическим национальным приоритетам развития транспорта. В частности, проект обеспечит создание современной инфраструктуры обслуживания транспортных потоков; развитие сферы транспортно-логистических услуг в масштабах республики; предпосылки для роста внутреннего и внешнего товарооборота.

Справка:

ЕАБР является международной финансовой организацией, учрежденной Россией и Казахстаном в январе 2006 года с целью содействия развитию рыночной экономики государств-участников, их устойчивому экономическому росту и расширению взаимных торгово-экономических связей. Уставный капитал ЕАБР составляет $7 млрд. Государствами-участниками Банка являются Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан.

Казахстан. Китай. РФ > Транспорт. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 5 апреля 2018 > № 2558431


Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар

Опасный российский ЗРК С-400 отправлен в Китай (и может быть поставлен в Турцию)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия доставила в Китай первый полк зенитных ракетных систем С-400. Соглашение о продаже этого мощного оружия Китаю Москва подписала с Пекином в 2014 году.

«Два корабля, которые вышли из порта Усть-Луга в Ленинградской области, привезли в Китай первый полковой комплект С-400 в установленные контрактом сроки. Он включает командный пункт, радиолокационные станции, пусковые установки, генераторы и прочее имущество. Там нет оборудования, которое находилось на борту третьего судна, — сообщил информационному агентству ТАСС источник из российского военного ведомства. — Работа продолжается, и недостающее оборудование должно быть доставлено заказчику этим летом».

Третье судно, перевозившее вспомогательное оборудование, попало в шторм, и было вынуждено повернуть назад. По всей видимости, комплексы С-400 не смогут работать до тех пор, пока не будет поставлено недостающее оборудование.

Тем временем, Россия продолжает работу по поставке комплексов С-400 в Турцию к 2020 году. Анкара намерена закупить эти зенитно-ракетные системы российского производства, несмотря на мощное противодействие со стороны своего союзника по НАТО США.

«В военно-технической сфере приоритетом является реализация контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С-400 „Триумф". Исходим из того, что в ходе предстоящего заседания профильной межправительственной комиссии будут предметно обсуждены перспективы дальнейших поставок в Турцию современной российской продукции военного назначения», — заявил недавно российский президент Владимир Путин, выступая на заседании Совета сотрудничества высшего уровня между Россией и Турцией.

Помощник российского президента Юрий Ушаков заявил агентству ТАСС, что Москва сделает все возможное для поставки к 2020 году С-400 в Турцию, которая уже внесла предоплату. «Турция поднимала этот вопрос. Насколько мне известно, будут предприняты шаги с учетом пожеланий турецкой стороны», — сказал Ушаков.

Турция твердо намерена закупить С-400, несмотря на американские угрозы ввести санкции.

«Соединенные Штаты понимают желание Турции усовершенствовать свою систему ПВО, — заявил изданию „Хурриет Дейли Ньюс" (Hürriyet Daily News) представитель администрации Трампа. — Но нас беспокоит возможное приобретение российских ракет С-400 — и мы уже высказывались на эту тему публично — потому что это будет иметь негативные последствия для оперативной совместимости НАТО и может привести к санкциям против Турции по причине нового закона о санкциях, который был недавно принят конгрессом».

Турция отмечает, что союзники по НАТО не оказывали давление на Грецию и не вынуждали ее отказаться от приобретения С-400, хотя эта сделка была заключена в другое время, когда в отношениях между Россией и Западом было гораздо меньше противоречий.

«Вы ничего не сказали Греции, но вы заявили, что не позволите Турции приобрести С-400, — сказал турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, о чем сообщило агентство ТАСС. — Вы утверждали, что контракт с Россией это ошибка. Вы также говорили, что можете ввести санкции. Мы не собираемся отчитываться перед вами. Мы без каких-либо уступок пойдем по правильному пути для достижения собственных целей».

Турция, как и многие другие страны, обеспокоена посягательством американского конгресса на ее суверенитет. Конгресс довольно часто принимает законы, в которых законодатели, имеющие хорошо образованных, но очень неопытных помощников, не учитывают последствия своих действий второго и третьего порядка.

Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар


Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557324 Айгуль Ибраева

Транзитный контейнерный грузопоток из Китая в ЕС вырос в 30 раз

Айгуль ИБРАЕВА

Транзитные грузоперевозки из Китая в Европу по железнодорожной сети стран ЕАЭС, в том числе Казахстана, демонстрируют сильную динамику роста. Согласно анализу Центра интеграционных исследований ЕАБР, транзитный контейнерный грузопоток из Китая в ЕС за 2010–2017 годы вырос почти в 30 раз — с 5,6 тыс. TEU до почти 164 тыс. TEU.

Железнодорожный контейнерный грузопоток из ЕС в Китай увеличился в 75 раз — с 1,3 тыс. TEU в 2010 году до более 98 тыс. TEU в 2017 году. По итогам 2017 года совокупный объем контейнерных перевозок транзитом через территорию ЕАЭС по оси Китай — Европа — Китай составил 262 тыс. TEU, что в 1,8 раза превышает показатель 2016 года.

Согласно проведенному ЕАБР анализу, имевшее место в 2013–2016 годах ежегодное удвоение числа контейнерных поездов и объемов контейнерных грузов на маршрутах КНР — ЕАЭС — ЕС во многом было обусловлено субсидированием со стороны китайских властей экспортных железнодорожных перевозок. Фактическое «обнуление» тарифа на провоз контейнера по территории КНР способствовало оперативному переключению грузопотоков китайских экспортеров с морских маршрутов на железнодорожный транспорт.

По расчетам ЦИИ, в 2016 году объем субсидий со стороны китайских провинций составил около $88 млн. Данная оценка предполагает средний размер субсидирования контейнерных перевозок на уровне $2 500 за 40-футовый контейнер и совокупное количество субсидируемых контейнеров из центральных провинций КНР на уровне 35 тыс. 40-футовых контейнеров. В среднем размер субсидии для одного 40-футового контейнера составляет всего 0,3–0,4% от стоимости перевозимого в контейнере груза.

Рост последних лет был достигнут при уровне сквозного железнодорожного тарифа $4 800–6 000 за 40-футовый контейнер (с учетом субсидирования в размере около 40%). Сохранение и расширение субсидирования перевозок со стороны китайских провинций — ключевой вопрос для обеспечения перспектив роста контейнеропотока.

Железнодорожные перевозки обладают рядом неценовых преимуществ для грузоотправителей. К преимуществам «по удобству» относятся более короткие сроки, регулярность и адресность доставки. «Точность железнодорожного расписания (99,7% контейнерных поездов на маршрутах между Китаем и Европой следуют точно по расписанию), адресность (доставка от двери до двери) и примерно в 3 раза меньшие сроки доставки по сравнению с морским транспортом обеспечивают комплексное преимущество железнодорожных перевозок, — отмечает директор ЦИИ ЕАБР Евгений Винокуров. — Неценовой потенциал еще не исчерпан: к 2020 году число отправлений контейнерных поездов в неделю может вырасти в 3 раза (около 100 в неделю)».

Аналитики ЦИИ считают, что применяемый в настоящее время сквозной тариф (с учетом субсидий) в среднем на уровне $5 500 за 40-футовый контейнер обеспечивает потенциал для дальнейшего роста контейнеропотока до 500 тыс. TEU в 2020 году, то есть в 2 раза. После этого поддержание тарифа на прежнем уровне уже не будет иметь столь выраженного эффекта, и темпы прироста контейнеропотока резко снизятся. Для дальнейшего роста будет необходим более низкий тариф, инвестиции в расшивку «узких» мест транспортной и логистической инфраструктуры (строительство дополнительных железнодорожных путей, электрификация участков железной дороги, обновление и модернизация тяговой силы, специализированный подвижной состав, строительство транспортно-логистических центров, инфраструктура пограничных переходов и т. п.) и международная координация транспортной политики на уровне «Большой Евразии».

В благоприятном сценарии в долгосрочной перспективе совокупный грузопоток по оси Китай — ЕАЭС — ЕС может вырасти до 1,3 млн. TEU. При сохранении сложившегося несбалансированного соотношения контейнеропотоков Восток — Запад / Запад — Восток (2 : 1) и при дозагрузке маршрутов в направлении Запад — Восток любыми контейнеропригодными грузами в перспективе агрегированный железнодорожный контейнеропоток по оси Китай — ЕАЭС — ЕС может составить 2 млн ТEU в год.

Для стран ЕАЭС сопряжение с китайской инициативой ЭПШП носит стратегический характер. Главное в этом вопросе — решение внутренних проблем транспортно-логистической инфраструктуры, контейнеризации экономик и унификации технического регулирования. Это приведет к интенсивному наращиванию внутренних межрегиональных грузоперевозок, повысит связанность регионов, улучшит логистическую позицию регионов, не имеющих выхода к морю, — российских Урала и Сибири, а также всей Центральной Азии.

Перспективы дальнейшего роста трансевразийского транзита могут столкнуться с рядом проблем. Одним из самых острых барьеров, препятствующих росту контейнеропотока по оси КНР — ЕАЭС — ЕС, являются недостаточные мощности польских железных дорог и пунктов пропуска на белорусско-польской границе.

Справка

TEU — условная единица измерения вместимости грузовых транспортных средств, эквивалент 20-футового контейнера.

Евразийский банк развития (ЕАБР) является международной финансовой организацией, учрежденной Россией и Казахстаном в январе 2006 года с целью содействия развитию рыночной экономики государств-участников, их устойчивому экономическому росту и расширению взаимных торгово-экономических связей. Государствами-участниками Банка являются Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан.

Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557324 Айгуль Ибраева


Россия. Китай > СМИ, ИТ > comnews.ru, 2 апреля 2018 > № 2554254

Сяо Хайцзюнь ответит за крупный бизнес Huawei в РФ

Анна Устинова

Сяо Хайцзюнь возглавил направление Huawei Enterprise Business Group (EBG) в России. При этом он будет совмещать обязанности генерального директора EBG с должностью вице-президента Huawei в России. Ранее он руководил офисом Huawei в Швейцарии, а в течение последнего года занимал пост вице-президента по корпоративным продажам в Западной Европе. На новом посту Сяо Хайцзюнь будет отвечать за развитие партнерской сети, реализацию инфраструктурных проектов, направленных на развитие цифровой экономики в России.

Сяо Хайцзюнь (на фото) стал генеральным директором Huawei Enterprise Business Group в России. На этом посту он сменил Цао Чуна, который был назначен на эту должность в марте 2014 г. Цао Чун продолжит работать в штаб-квартире Huawei в Китае.

До этого на протяжении последних четырех лет Сяо Хайцзюнь руководил офисом Huawei в Швейцарии, а в течение последнего года занимал пост вице-президента по корпоративным продажам в Западной Европе.

Сяо Хайцзюнь сосредоточится на развитии подразделений корпоративных решений, разработке стратегии и контроле осуществления операционной деятельности, взаимодействии с заказчиками, включая продажи, маркетинг и расширение партнерской сети.

Как рассказали корреспонденту ComNews в пресс-службе Huawei EBG, смена генерального директора Huawei Enterprise Business Group в России произошла в рамках существующей в компании программы ротации топ-менеджеров.

На текущий год в качестве приоритетных для Huawei EBG сфер стали финансы, энергетика, транспорт, госсектор, образование, малый и средний бизнес.

Кроме того, Сяо Хайцзюнь будет выполнять обязанности вице-президента Huawei в России.

"Сейчас наша основная задача, как глобального ИКТ-лидера, поддержать Россию в период бурного технологического роста и становления цифровой экономики. В этом процессе основной движущей силой станут наши партнеры, с которыми мы готовы делиться нашим опытом, инновационными технологиями и успехами в других регионах, чтобы совместно реализовывать уникальные проекты с использованием лучших мировых практик", - рассказал о дальнейших планах Сяо Хайцзюнь.

По подсчетам аналитика ГК "Финам" Леонида Делицына, Huawei занимает прочные позиции на рынках систем хранения данных, а также сетевого оборудования (в частности, занимая 8-10% рынка коммутаторов). Согласно статистике аналитика "Финама", продажи компании в РФ в B2B-сегменте ежегодно растут на 15-20%.

Главный редактор TAdviser.ru Александр Левашов заметил, что Huawei в России показывает очень серьезную динамику развития. "За 2016 г. компания выросла в рублях на 64% - это значительно превышает темп роста рынка и тем более динамику западных поставщиков вычислительного и телекоммуникационного оборудования. Huawei в России удалось заполучить целый ряд крупнейших заказчиков: контракты на миллиарды или сотни миллионов рублей в последние годы были заключены с ПАО "Ростелеком", Сбербанком, Национальной системой платежных карт и др.", - сказал он.

Рассуждая о перспективах, Александр Левашов назвал очевидным, что позиции Huawei в России становятся все прочнее, а сложности в отношениях между Россией и западными странами играют в пользу китайского поставщика.

Досье ComNews

Сяо Хайцзюнь окончил Хуачжунский университет науки и технологии (Huazhong University of Science & Technology, HUST). Он более 15 лет работает в ИКТ-отрасли, 12 из них он посвятил компании Huawei. Сяо Хайцзюнь является высококвалифицированным специалистом с большим опытом в области развития бизнеса и управления международными командами. С 2006 г. он занимал различные руководящие позиции на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Западной Европе. В 2014 г. руководил офисом Huawei в Швейцарии, а в течение последнего года занимал пост вице-президента по корпоративным продажам в Западной Европе. В марте 2018 г. стал генеральным директором Huawei Enterprise Business Group в России. При этом он будет совмещать обязанности генерального директора EBG с должностью вице-президента Huawei в России.

Россия. Китай > СМИ, ИТ > comnews.ru, 2 апреля 2018 > № 2554254


Китай > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580817 Юрий Тавровский

Китай и уроки истории

о том, как новая мобилизация выводит КНР в мировые лидеры

Китай встал на рельсы нового мобилизационного периода в конце 2012 г. Только что избранный тогда на пост генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпин провозгласил план "Китайская мечта о великом возрождении китайской нации" и обозначил время его реализации — 2049 год. Уже первые пять лет движения к намеченной цели доказали реалистичность замысла "товарища Си" превратить Китай в мощнейшее государство современности при условии наличия и надлежащего применения необходимых элементов мобилизации: правильно поставленной стратегической цели, выбора оптимальной экономической модели, наведения дисциплины и порядка в управленческом слое и обществе в целом, создания атмосферы подъёма национального духа, наличия благоприятного внешнего окружения, Прошедший в октябре 2017 г. XIX съезд КПК одобрил итоги первых пяти лет "китайской мечты" и утвердил её в качестве курса правящей партии на перспективу до середины XXI века. Теперь мобилизация "китайской мечты" будет набирать темпы.

Нынешний мобилизационный период — вовсе не первый в почти 70-летней истории КНР. Одержав победу в многолетней гражданской войне, коммунисты получили отсталую страну, состоявшую из разных по уровню развития крупных районов. Японцы оставили довольно развитые промышленные центры на Северо-Востоке, которые создавали в расчёте на аннексию нового жизненного пространства и создания "второй Японии". Там же действовали построенные еще Российской империей железные дороги и порты. Лёгкая промышленность и внешняя торговля были довольно развиты в районе Шанхая. Военная промышленность — в провинции Сычуань и прилегающих районах, которые в конце войны с японцами (1931-1945) оставались последним оплотом Китайской Республики под руководством партии Гоминьдан и Национальной армии во главе с Чан Кайши. Коммунисты контролировали обширные районы на Северо-Западе с преимущественно аграрной экономикой. Тибет и Синьцзян стали практически автономными регионами под властью местных военных или религиозных деятелей.

Собрать страну воедино, наладить нормальную хозяйственную деятельность и создать взаимосвязанную транспортную систему — такова была задача-минимум. Проблема усугублялась отсутствием кадров, способных разработать столь необходимый мобилизационный план, а затем — и осуществить его. Мао Цзэдун и его окружение, выбравшись из своих баз в бедной провинции Шэньси после десятилетий осады, не имели опыта решения экономических и социальных проблем общенационального масштаба. Полуграмотная крестьянско-солдатская масса захлестнула города, из которых сбежали на Тайвань и без того немногочисленные квалифицированные кадры управленцев, инженеров, учёных и технических специалистов.

Удержать власть в руках КПК и спасти страну можно было только за счёт выбора эффективной стратегии, мобилизации скромных наличных ресурсов и поддержки союзников. Неудивительно, что в Пекине, хотя и не без колебаний, выбрали социалистический путь развития по советской модели, которая подразумевала экономическое планирование и преимущественное развитие тяжёлой промышленности. Перед глазами у Мао Цзэдуна и его соратников стоял успешный опыт мобилизации Советского Союза перед 1941 годом, во время Великой Отечественной войны и уже ставшие очевидными успехи в послевоенном восстановлении.

Выбор оказался верным. При содействии СССР в середине ХХ века в Китае было построено 250 крупных промышленных предприятий, цехов и других объектов, которые оснащались новейшим оборудованием. 8,5 тысяч советских специалистов не только руководили строительством крупнейших предприятий, но и заняли там места инженеров и техников. В 1954 г. Москва безвозмездно передала Пекину свыше 1400 проектов промышленных предприятий и свыше 24 тысяч комплектов различной научно-технической документации. Особое внимание было уделено вёрстке первого пятилетнего плана развития народного хозяйства — китайским коллегам помогали лучшие специалисты Госплана и отраслевых министерств.

Первый план составлялся с 1951 г., работа над ним растянулась на несколько лет. В это время в Пекине шла острая внутрипартийная борьба по ключевым вопросам экономического и политического развития, тогда же развернулась кровопролитная Корейская война (1950-1953). Неудивительно, что работа над планом на 1953-1957 гг. была завершена лишь к началу 1955 г., а утвержден он был в конце июля того же года. Тем не менее, этот первый опыт государственной политики развития оказался успешным. Задания первой пятилетки были выполнены и перевыполнены. Промышленное производство в 1957 г. превысило показатели 1952 года на 141%. Новорожденные тяжёлая промышленность и машиностроение ставили всё новые рекорды — КНР стала на 60% самостоятельно удовлетворять свои потребности в машинном оборудовании. Возникли отсутствовавшие ранее отрасли промышленности: автомобилестроение, тракторостроение, авиастроение.

Первая пятилетка стала крупным успехом — удалось заложить основы социалистической индустриализации, практически все задания плана, в том числе в сферах индивидуального сельского хозяйства, ремесленного производства, частной промышленности и торговли были выполнены за счёт мобилизации сил китайской нации и содействия СССР. Негативные последствия Корейской войны, напряженности в районе Тайваньского пролива, а также общего враждебного окружения и экономической блокады со стороны США и их азиатских союзников компенсировались "ядерным зонтиком" и другими формами военной помощи от Советского Союза.

Сверхмобилизация — большой скачок назад

Успех начального этапа мобилизации оказался настолько впечатляющим, что Мао Цзэдун и его сторонники в руководстве Компартии задумали план сверхмобилизации. Его назвали "Большой скачок". Идея достижения сверхрезультатов за счёт сверхнапряжения всех физических и духовных сил присуща китайской духовной традиции. Она присутствует, например, в учении буддийской школы Чань (Дзэн), которая говорит о возможности достижения состояния нирваны не только через длительное совершенствование судьбы-кармы из одного перерождения в другое, а через полную концентрацию мысли и мгновенного просветления под руководством мудрого наставника. "Революционное строительство необычное, форсированное" рекомендовал в своих трудах Сунь Ятсен, первый президент Китайской Республики. Он неоднократно отмечал возможность догнать и перегнать наиболее развитые страны путем скачкообразного развития, особенно с учётом того, что "китайская нация — самая большая и самая одарённая".

"Большой скачок", как известно, закончился провалом. На этапе сверхмобилизации были неверно поставлены цели, а затем и выбраны средства. Был разработан фантастический план на первые 5 лет "десятилетки": промышленное производство в 1958-1962 годах увеличить в 6,5 раз, сельскохозяйственное — в 2.5 раза. Выплавка стали должна была сразу вырасти с 10 до 100 миллионов тонн. Рекордные ориентиры в сельском хозяйстве намеревались достичь за счёт масштабных ирригационных работ и нетрадиционных способов обработки земли (глубокая вспашка, загущение посадок риса), а также борьбы против "четырёх вредителей": крыс, воробьев, мух и комаров.

Катастрофические результаты плана "большого скачка" в промышленности и "народных коммун" на селе стали очевидны очень быстро. Несколько лет Китай переживал массовый голод, число жертв по разным оценкам колебалось от 20 до 45 миллионов человек. Но даже последовавшая вскоре десятилетняя "культурная революция" (1966-1976), призванная, в частности, предотвратить массовые протесты против "мобилизационного авантюризма" Пекина, не уничтожила стремления к плановому развитию экономики. Составлялись и в значительной степени выполнялись пятилетние планы. По данным государственного бюро статистики КНР, в период с 1966 г. по 1976 г. рост промышленности составил 79%, сельского хозяйства — 53%, национальный доход вырос на 77,4 %.

Мобилизация с китайской спецификой

После смерти Мао Цзэдуна (1976) Китай оказался на грани хаоса и распада по границам больших военных округов. Вдова "великого кормчего" Цзян Цин и её помощники, вместе получившие прозвище "банды четырёх", собирались продолжить "революционные" эксперименты. Только молниеносный захват власти группой высших чинов армии и госбезопасности предотвратил скатывание в пропасть. Но у престарелых ветеранов не было плана выхода из общенационального кризиса, и они вернули во власть Дэн Сяопина, соратника по Великому походу и гражданской войне. Во время краткого интервала между окончанием "большого скачка" и началом "культурной революции" он вместе с тогдашним главой государства Лю Шаоци пытался начать экономические реформы. Теперь ветераны в строгих френчах вспомнили об этом и обеспечили карт-бланш ради спасения Поднебесной.

За годы ссылки на тракторостроительном заводе в провинции Цзянси и нескольких месяцев неопределённого положения в Пекине накануне смерти Мао Цзэдуна, Дэн Сяопин много думал и писал. Он перечитал работы Николая Бухарина, с которыми познакомился во время учёбы в Москве в 1926 году, вспоминал быстрое восстановление советской экономики в годы НЭПа, анализировал причины успеха первой китайской пятилетки. На этой основе он развил мобилизационный план "четырёх модернизаций", сильно напоминавший программу покойного премьера Чжоу Эньлая, которая даже была одобрена на сессии ВСНП (парламента) в 1975 году. Дэн Сяопин сохранил упор на социалистическую модернизацию обороны, сельского хозяйства, науки и промышленности, а также сделал то, что не мог при живом "великом кормчем" позволить себе Чжоу Эньлай. Он провозгласил отказ от первенства коммунистической идеологии и поднял на щит лозунг "практика — единственный критерий истины". В развитие "четырёх модернизаций" Дэн Сяопин выдвинул более конкретную программу из 12 пунктов. Приоритет экономики был официально закреплен на 3-м пленуме ЦК КПК 11 созыва в декабре 1978 года. От этого рубежа отсчитывается третий мобилизационный период истории КНР. В китайской и мировой политологии он получил название "периода реформ и открытости".

Сила, и одновременно слабость плана Дэн Сяопина заключалась в его размытости, отсутствии жёстких принципов, рамок, показателей. Довольно разнородным было и идеологическое обеспечение реформ. Снова был взят на вооружение лозунг "Неважно, какого цвета кошка, лишь бы ловила мышей". Сильно оголодавшим китайцам по нраву пришёлся призыв "Обогащайтесь!" Заманчивые перспективы сулил лозунг создания в Поднебесной "сяокан", общества среднего достатка. Сохранив социалистическое планирование в формате пятилеток, Дэн Сяопин, в то же время, не выдвинул долгосрочной общенациональной стратегии с чёткими целями и сроками их достижения. Памятуя о мегаломании Мао Цзэдуна, он предпочёл "переходить реку с камня на камень".

Немало инициатив, приписываемых ныне "архитектору китайских реформ", появились "снизу" в разных провинциях Китая, но были им поддержаны и закреплены в партийных решениях. В первую очередь, это касалось закрепления земли в долгосрочную аренду за крестьянскими дворами. На счёт Дэн Сяопина партийные историки записали также важные разработки Ли Сяньняня, Чэнь Юня и других ветеранов. То же самое случилось, например, с созданием специальных экономических зон, ставших "визитной карточкой" китайских реформ и их "архитектора". Идея рыночного эксперимента в ограниченном пространстве районов, прилегающих к колониальным анклавам Гонконг и Макао, родилась у Си Чжунсюня, отца нынешнего китайского руководителя Си Цзиньпина. Вернувшись из 16-летней ссылки, этот видный представитель "старой гвардии" был назначен руководить провинцией Гуандун, на землях которой сохранялись эти крошечные, но процветавшие колонии Великобритании и Португалии. Успех разработанного им проекта сближения форм хозяйствования социалистического Гуандуна и капиталистических Гонконга и Макао породил процветающие ныне города Шэньчжэнь и Чжухай. Но, главное, он убедил самого Дэн Сяопина и поначалу критически настроенное Политбюро ЦК КПК в реальности модели конвергенции, получившей сначала название "реформ и открытости", а впоследствии — "социализм с китайской спецификой".

Дэн Сяопин хорошо знал свою страну, понимал ограниченность внутренних ресурсов и степень её отсталости от передовых держав. Помня об успехах первой пятилетки, достигнутых с помощью Советского Союза, он не мог не задуматься о поиске внешних источников капитала и технологий, новых рынков для оживающей экономики. Возврат к союзническим отношениям с СССР был неприемлем после антисоветской истерии конца 60-х и начала 70-х годов, взаимного глубокого недоверия Кремля и Чжуннаньхая. В этих условиях активизировалось прощупывание возможностей прорыва всё ещё действовавшей блокады стран Запада и налаживания с ними нормальных отношений. Начатый ещё при жизни Мао Цзэдуна процесс сближения, который привёл к визиту в Пекин в 1972 году президента Р. Никсона, был заторможен внутренней нестабильностью в Китае. Но уже в январе 1979 года, сразу после установления дипломатических отношений, Дэн Сяопин совершил визит в США. Через месяц после этого началась краткосрочная, но кровопролитная война на границе Китая с Вьетнамом. Неудачная для Китая с военной точки зрения, "Первая социалистическая война" доказала Западу стратегическую ценность Пекина, и вскоре после этого Дэн Сяопин получил внешнюю поддержку "реформ и открытости".

Начавшись с села, вечной основы китайской "цивилизации риса", реформы последовательно переходили на лёгкую, среднюю и крупную промышленность. Накопившаяся за годы войн и "смутных времён" созидательная энергия китайской нации рвалась наружу и нуждалась только в снятии оков. До тех пор, пока предпринимательский порыв миллионов китайцев не выходил за рамки социализма под руководством Компартии, им обеспечивалась небывалая свобода рук. С благословения Запада, в Китай устремился капитал "заморских китайцев" с Тайваня и стран Южных морей. Созданная ими привычная для Запада инфраструктура бизнеса позволила вскоре приступить к массированным капиталовложениям в страну с неисчерпаемой и небывало дешёвой рабочей силой. Сам Дэн Сяопин тоже изучал успешно действовавшие модели "конфуцианского" или "авторитарного" капитализма, как в масштабе крошечного Сингапура, так и более крупного "азиатского тигра" — Тайваня, интересовался "японским экономическим чудом".

Выбор оптимальной для китайских условий того времени экономической модели, обеспечение благоприятного внешнего окружения и массовая поддержка "реформ и открытости" элитой и населением позволили добиваться впечатляющих успехов, особенно заметных на фоне предыдущего периода всеобщей нищеты и хаоса. Однако отсутствие стратегической цели развития, "многовекторность" установок Пекина и низкая эффективность управленческого слоя, принявшего лозунг Дэн Сяопина "Обогащайтесь!" на свой счёт, не могли не привести к серьёзным последствиям. Страна разделилась на две части: быстро развивающиеся приморские провинции с сильным присутствием капитала "заморских китайцев" и стран Запада — с одной стороны, и всё заметнее отстающие остальные районы Поднебесной — с другой. Произошло разделение и среди населения — быстро богатели получившие начальный капитал родственники "заморских китайцев" и наладившие коррупционные связи с предпринимателями чиновники, стали жить лучше работники частных и иностранных предприятий. Большинство же китайцев продолжали жить в условиях бедности и нищеты.

Предпринятая на XII съезде КПК в 1982 году попытка решить накопившиеся концептуальные и практические проблемы "реформ и открытости" не принесла ожидавшихся результатов. Разочарование в рыночной экономике как панацее от бедности, опасения партийной элиты выпустить рычаги управления обществом привели к усилению популярности социализма и, отчасти, даже маоизма. Эти настроения привели к подчёркиванию в материалах съезда важности сохранения социалистического строя, базирующегося на таких принципах, как отсутствие эксплуатации человека человеком, государственная собственность на основные средства производства, распределение по труду и плановое развитие народного хозяйства, а также на социалистической духовной культуре. Сторонники форсированного развития за счёт использования принципов рыночной экономики тоже отразили свои взгляды — в решения съезда была записана установка на увеличение в 4 раза ВВП к 2000 году. Компромиссом стала предложенная Дэн Сяопином новая формулировка — "социализм с китайской спецификой". Этот компромисс, с одной стороны, обеспечил сохранение высоких темпов экономического развития, но, с другой стороны, не разрешил внутренние проблемы китайского общества.

Особенно остро усиление неравенства, вседозволенности управленцев почувствовали студенты. В 1985 году на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу начались студенческие протесты против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сианя и Чэнду. Партийные власти, наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках, вынуждены были провести кампанию борьбы с "порочным стилем среди кадровых работников". С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров на стадионах.

В конце 1986 г. студенты в провинции Аньхуэй, а затем в Шанхае, Ухане, Тяньцзине и Пекине вышли на улицы под лозунгом "Без демократии нет реформ" и с требованиями борьбы против бюрократизации и коррупции. Выступления довольно быстро погасили мирными средствами. Нескольких реформаторски настроенных партийных лидеров, включая генсека ЦК КПК Ку Яобана, который санкционировал аресты коррупционеров, в том числе — родственников членов Политбюро, обвинили в потакании "буржуазному либерализму" и сместили с поста. Тем не менее, Дэн Сяопин защитил остававшихся в руководстве сторонников преобразований и даже дал добро на подготовку проекта политической реформы. Однако ограниченные шаги в этом направлении не привели к сокращению масштабов коррупции и неравенства, а предпринятая реформа цен вызвала всплеск инфляции, уровень жизни населения понизился.

На фоне развития экономики нарастали социальные, политические и духовные проблемы общества. Ради сплочения партии и нации XIII съезд КПК (октябрь-ноябрь 1987 г.) попытался найти выход в постановке мобилизационной задачи достижения Китаем уровня среднеразвитых стран к 2050 году. Однако ни апелляция к национальному чувству отставшей из-за "унижений империалистов" страны, ни солидные цифры роста ВВП, ни повышение уровня жизни некоторых категорий населения не решили всех проблем. Неоднородное в социально-экономическом отношении общество продолжало накапливать протестный потенциал.

К весне 1989 г. формирование бюрократического капитализма в качестве базиса при одновременном ослаблении партийно-идеологической надстройки приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и кланов "новой аристократии" из парткомов и органов власти настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах "культурной революции", о погромах горкомов и райкомов, о "дурацких колпаках" на головах вчера ещё всесильных, а сегодня — смиренно кающихся начальников. В мае–июне 1989 г. развернулись беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодёжью в Шанхае и других городах. Ценой кровавой трагедии, о которой даже сегодня в Китае "не принято" упоминать, Компартии удалось удержать кормило власти, но "работа над ошибками", отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались ещё несколько лет.

Руководство КПК, столкнувшееся в мае 1989 г. с перспективой раскола партии и утраты власти в стране, довольно долго преодолевало пережитый шок. Даже авторитета Дэн Сяопина, взявшего на себя ответственность за разгон демонстраций, не хватило для защиты реформаторского курса. Его выдвиженец, генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзыян, который сочувствовал манифестантам, был смещён со своего поста и на всю жизнь изолирован где-то в окрестностях Пекина. Сам Дэн Сяопин ушёл с остававшегося у него ключевого поста председателя Военного совета ЦК КПК. Началось торможение экономических реформ.

Только спустя три года сохранивший неформальный авторитет Дэн Сяопин в ходе частной поездки по южным провинциям Китая, больше других выигравших от курса "реформ и открытости", смог заручиться поддержкой влиятельных сил в партии и государстве. Китай стал возвращаться на восходящую траекторию. 90-е годы и начало "нулевых" годов стали периодом "китайского экономического чуда", когда темпы прироста ВВП измерялись двузначными цифрами.

Даже при отсутствии чёткой мобилизационной стратегии с долгосрочной стратегической целью, без атмосферы подъёма национального духа и жёсткой дисциплины в управленческом слое и обществе, Китай, тем не менее, шёл вперёд. Этому способствовала победившая после нескольких испытаний модель ориентации на экспортные рынки, которые были гарантированы Китаю как по чисто экономическим причинам, так и ради втягивания страны в военно-политическую орбиту Запада. Большой удачей стало вступление КНР в 2001 году во Всемирную торговую организацию (ВТО). Пекину позволили выторговать 15-летний переходный период, который был использован для наращивания объёмов экспорта. Если в 2001 г. объём внешней торговли КНР составлял 200 млрд. долл., то за льготный период он достиг 4 трлн. долл.

За успех была уплачена высокая цена. В жертву небывалым темпам роста экспорта приносились судьбы сотен миллионов сверхэксплуатируемых рабочих. На глазах ухудшалась окружающая среда: воздух, земля и воды пропитывались отходами производства. Страна ещё больше разделилась на процветающие и отсталые регионы. Только жёсткая система прописки "хукоу" сдерживала массовое бегство крестьян из деревень, предотвращала коллапс городской инфраструктуры и зачаточной системы социального обеспечения. В духовной сфере царили пришедшие из Гонконга, Тайваня и Америки образцы массовой культуры. Снизился авторитет Компартии, вынужденной для сохранения своего контроля расширять полномочия органов общественной безопасности. Однако "кошка" продолжала "ловить мышей", и о смене стратегии или её серьезной коррекции речь не заходила. Генеральный секретарь Цзян Цзэминь (1989-2002) и сменивший его Ху Цзиньтао (2002-2012) ограничивались лишь косметическими изменениями в экономике и внутренней политике, а также удерживали Китай "в тени" на международной арене по совету Дэн Сяопина. По существу, они управляли страной "на автопилоте".

Мобилизация зовётся "Китайская мечта"

Инерционное развитие Китая могло бы продолжаться ещё долго, но ситуация как внутри страны, так и за её пределами качественно изменилась. Даже постепенное повышение зарплат в экспортных отраслях промышленности стало лишать китайские товары дешевизны, их главного конкурентного преимущества… Совокупность проблем привела к замедлению ещё недавно рекордного роста ВВП, а разразившийся в 2008-2009 годах мировой финансовый кризис привёл к дальнейшему падению спроса на китайские товары. Быстрое усиление Китая стало вызывать на Западе озабоченность и желание остановить или хотя бы замедлить взлёт "красного дракона". Наверное, руководителям КНР того времени было ясно, что назрели решительные перемены, но им не хватило интеллектуального ресурса для поиска выхода из быстро приближавшегося тупика, а также политической воли для смены маршрута движения. И то, и другое появилось только в конце 2012 г., когда на XVIII съезде Компартии её генеральным секретарем был избран Си Цзиньпин.

Похоже, что он стал разрабатывать свой план мобилизации Поднебесной как минимум за 5 лет до прихода к верховной власти. Став в 2007 г. заместителем главы партии и государства, он получил доступ ко всей полноте информации о реальном положении дел в стране, установил тесные связи с новым поколением кадровых работников в партийных, административных и военных кругах: как в центре, так и в провинциях. Пост ректора Партийной школы ЦК КПК, "кузницы партийных кадров", который достался ему, как "наследнику", Си Цзиньпин использовал для отбора перспективных управленческих кадров и создания "мозгового штаба" по разработке нового плана преобразований. С тех пор опора на интеллектуалов, учреждение неформальных "мозговых штабов" и "малых руководящих групп" стало "визитной карточкой" управленческого стиля "товарища Си".

Вовсе не случайно, что всего через две недели после завершения XVIII съезда он поставил перед правящей партией и всем народом долгосрочную, стратегическую цель под названием "китайская мечта о великом возрождении китайской нации". Были определены сроки реализации двух этапов. К 2021 г., 100-летию образования КПК, — построить общество среднего достатка "сяокан", о котором говорил не только Дэн Сяопин, но даже Конфуций. К 2049 г., 100-летию КНР, — превратить Китай в "богатое и могучее, демократическое и цивилизованное, гармоничное и современное социалистическое государство".

Но даже самая мудрая стратегия может не выдержать испытания реальностью. Условия, в которых началось руководство Си Цзиньпина, были далеко не оптимальными. Темпы экономического развития Китая снижались. Давали о себе знать перекосы в темпах развития разных отраслей и регионов. Обострились экологические трудности больших городов и социальные проблемы китайской деревни. Усилилось "сдерживание" Китая Америкой и её сателлитами из стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Решать эти и многие другие проблемы приходилось одновременно, а для этого было необходимо, словами Мао Цзэдуна, "ухватиться за главное звено, чтобы вытащить всю цепь". Главным звеном Си Цзиньпин определил экономику. Она-то и стала главным пунктом повестки дня 3-го пленума ЦК КПК 18-го созыва, который прошёл в Пекине 9–12 ноября 2013 г.

Без улучшения жизни народа — гибель Китая

Выступая перед участниками пленума, Си Цзиньпин, в частности, отметил: "В 1992 году товарищ Дэн Сяопин в своей речи, произнесенной на Юге, сказал: "Без руководства со стороны КПК, без строительства социализма, без проведения политики реформ и открытости, без развития экономики, без улучшения жизни народа Китаю грозит верная гибель". Оборачиваясь на пройденный путь, мы ещё глубже понимаем слова Дэн Сяопина. Поэтому мы утверждаем, что только социализм спасёт Китай и только политика реформ и открытости является нерушимой гарантией того, что Китай, социализм и марксизм будут неуклонно развиваться вперёд".

Решая ключевой вопрос выбора оптимальной экономической модели, Си Цзиньпин для начала поставил диагноз колоссальному организму народного хозяйства КНР. На том же III пленуме он сказал: "В процессе развития наша страна сталкивается со значительными противоречиями и вызовами, на её пути встречаются немалые трудности и проблемы. Например, по-прежнему остро стоит вопрос неравномерного, негармоничного и непродолжительного развития. Китай недостаточно силён в области научно-технических инноваций, отраслевая структура характеризуется нерациональностью, во многих сферах до сих пор используется экстенсивная модель развития, разница между уровнями развития города и деревни, как и между уровнями доходов разных слоёв населения, продолжает увеличиваться. Значительно обострились социальные противоречия, накопилось множество вопросов, тесно связанных с первоочередными интересами населения, в сферах просвещения, трудоустройства, социального обеспечения, медицины, жилья, экологии, безопасности продуктов питания и лекарственных препаратов, безопасности на производстве, общественного спокойствия, исполнения законов и т.п. Малозащищённая часть населения испытывает большие жизненные трудности. Также налицо проявления формализма, бюрократизма, гедонизма и расточительства. В некоторых наиболее уязвимых областях то и дело обнаруживаются случаи коррупции и другие негативные явления, ситуация с антикоррупционной борьбой по-прежнему остается весьма острой. Для урегулирования всех этих вопросов необходимо углубление реформ".

Самая глубокая из заранее разработанных Си Цзиньпином и его единомышленниками реформ называлась "синь чантай", т.е. "новая нормальность" или "новая норма". Этот броский и ёмкий термин был обнародован в мае 2014 года и быстро облетел весь мир, вскоре став расхожим в лексиконе политиков и экономистов всего мира. Правда, все они стали вкладывать в понятие "новой нормы" собственное содержание. Для Китая же "новая норма" означала изменение всего маршрута движения, намеченного ещё в 1978 г. Дэн Сяопином. Разработанный в условиях кризиса и состоявший из наспех пригнанных друг к другу составных частей социалистической плановой экономики и рыночных норм, курс "реформ и открытости" выполнил свою историческую роль — отодвинул Китай от грани хаоса и самораспада в результате авантюристических "скачков" и "культурных революций". После нескольких взлётов и падений политика Дэн Сяопина поставила страну на восходящую траекторию. Его курс удачно вписался в международную обстановку 70-х—80-х годов ХХ века. Но в новых условиях, на новом уровне развития КНР была остро необходима другая экономическая модель. Ею и стала "новая норма".

Смысл этой модели выглядит примерно так.

Заканчивается период гонки за высокими темпами экономического роста, во имя которых допускалось непропорциональное развитие разных отраслей производства, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Приходит время высокого качества экономической структуры, точного баланса между отраслями и регионами, повышения эффективности капиталовложений и уменьшения энергоёмкости, сокращения выбросов вредных веществ.

Заканчивается период ставки на внешние рынки и привлечение иностранных инвестиций любой ценой. Начинается время приоритетного удовлетворения запросов внутреннего рынка, качественного улучшения и сближения условий жизни населения городов и деревень.

Заканчивается период встраивания КНР в мировые производственные цепочки как поставщика дешёвой рабочей силы и вложения заработанных денег в контролируемые США финансовые институты. Начинается время производства высококачественных и конкурентоспособных товаров в собственных цепочках, основанных на достижениях китайской науки, создания самостоятельной финансовой системы и обеспечения глобальных торговых интересов КНР.

Ради перевода национальной экономики на рельсы "новой нормы" Си Цзиньпину было необходимо не только подавить лишь слегка прикрытое сопротивление кормившихся от "старой нормы" могущественных и многочисленных участников групп влияния и коррупционных цепочек. Необходимо было навести порядок в партии и во всем управленческом слое, обществе в целом.

"Авгиевы конюшни" власти и бизнеса были переполнены. Их расчистке были посвящены IV (2014), V (2015) и VI (2016) пленумы ЦК КПК. За эти три года вместо разрозненных "посадок" и расстрелов развернулась общенациональная системная борьба с казнокрадством. С начала 2013 года более 1,3 млн. чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания. Против 35,5 тысяч были возбуждены уголовные дела. Антикоррупционные расследования затронули 280 чиновников ранга министра, 8600 — в ранге замминистра или главы департамента. За пять лет из-за границы удалось доставить 3317 беглых коррупционеров.

Было сделано многое, но, судя по решениям прошедшего осенью 2017 г. XIX съезда Компартии Китая, борьба далеко не завершена и будет поднята на качественно новый уровень. По инициативе КПК весной 2018 г. на сессии ВСНП (парламента) были слиты партийные и государственные антикоррупционные органы и создано единое могущественное ведомство — Надзорный комитет.

Успешная борьба с коррупцией не только оздоровляет экономические отношения и дисциплинирует систему партийно-государственной власти снизу доверху. Она пользуется растущей поддержкой подавляющего большинства китайцев, увеличивает "кредит доверия" правящей партии, обеспечивает подъём национального духа, вселяет уверенность в правильности курса мобилизации под названием "Китайская мечта".

Веской причиной для оптимизма служат экономические показатели пятилетнего периода реализации "Китайской мечты". Даже в условиях смены экономического курса и неизбежных потерь от закрытия ставших ненужными предприятий, высвобождения миллионов рабочих рук, средний рост ВВП в 2014-2017 гг. был на уровне 7,2%. Для Китая это означает, что к 2020 г. "общество средней зажиточности" будет построено — ведь для этого было бы достаточно и 6,5%-ного роста. Впечатляют и другие показатели — 2%-ная инфляция и 5%-ная безработица. В 2016 г. реальный располагаемый денежный доход составил 23 821 юаней, что на 7 311 юаней выше, чем в 2012 г., среднегодовой рост составил 7,4% (1 юань стоил 27.10.17 8,71 рубля). Численность живущих ниже черты бедности (2300 юаней в год) составляло к осени 2017 г. 43 млн. человек, это число сократилось на 55,6 млн. по сравнению с 2012 г. Цифры роста означают, что Китай преодолел наблюдавшуюся с середины "нулевых годов" тенденцию затухания темпов экономического развития и вышел на траекторию устойчивого прогресса.

Сила противодействия превышает силу действия

Пожалуй, единственным отсутствующим элементом для идеальной модели нынешней мобилизации является благоприятное внешнее окружение. Напротив, оно становится для Китая всё более неблагоприятным. Запоздало осознав стратегическую ошибочность превращения Поднебесной в "мастерскую мира", Вашингтон попытался договориться с Пекином о создании американо-китайского альянса "G-2" для управления мировой экономикой и политикой. В 2009 г. президент Барак Обама сделал такое предложение председателю Ху Цзиньтао, но получил отказ — Китай не собирался становиться "племянником" дяди Сэма. В ответ была сформулирована стратегия сдерживания Китая военно-политическими методами под названием "Поворот к Азии". Затем развернулось создание торгового блока под названием Тихоокеанское торговое партнёрство (ТТП), принципиально исключавшего КНР. Пришедший к власти в 2016 г. президент Дональд Трамп раскритиковал "Поворот к Азии" и вывел свою страну из ТТП. Но уже вскоре был запущен проект создания "квадрата" из Японии, Южной Кореи, Австралии и Индии — всё с той же целью сдерживания Китая.

Конечно, такие действия со стороны США негативно сказываются на продвижении долгосрочного плана "Китайская мечта". Весьма возможно введение президентом Д. Трампом запретительных пошлин на китайские товары, способное создать серьёзные трудности в целом ряде китайских регионов, сориентированных на американские рынки. Не исключено дальнейшее продвижение к рубежам Китая авианосных групп и ракетных систем, создание очагов нестабильности на рубежах Поднебесной, а также в ряде её регионов, включая Синцзянь-Уйгурский автономный район, Тибет и Гонконг.

Реакцией Пекина, скорее всего, станет ускорение нынешнего мобилизационного проекта "Китайской мечты". Оно может принять формы форсированной переориентации промышленности на внутренние рынки, более энергичного продвижения юаня в качестве мировой валюты, повышения уровня стратегического партнерства с Россией вплоть до военно-политического союза, Откровенные попытки Вашнгтона давить на Пекин только мобилизуют всё более патриотически настроенные массы на труд и даже возможные лишения во имя отстаивания чести Поднебесной. "Деоффшоризация" китайской элиты, ужесточение партийной дисциплины и усиление патриотического настроя в духовной жизни также внесут вклад в успех мобилизации. Таким образом, наличие неблагоприятного внешнего окружения может не столько ослабить, сколько усилить эффект синергии таких элементов мобилизационного проекта "Китайской мечты", как правильно поставленная долгосрочная стратегическая цель, выбор оптимальной экономической модели, наведение дисциплины и порядка в управленческом слое и в обществе в целом, создание атмосферы подъёма национального духа. Нынешняя мобилизация Поднебесной, получившая недавно пышное название "новой эпохи социализма с китайской спецификой", становится самым масштабным и самым интересным экспериментом XXI века. Его влияние непременно ощутят не только соседи КНР, но и все человечество. Опыт уже пройденных и ещё предстоящих этапов развития Китая — заслуживает нашего пристального внимания и изучения.

Юрий Тавровский

Китай > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580817 Юрий Тавровский


Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 марта 2018 > № 2549689 Николай Мухин

Есть ли будущее у коллективного руководства в Китае

Николай Мухин

За время правления Си Цзиньпина система коллективного руководства претерпела радикальные изменения. Официально от нее не отказывались: последние документы, выпущенные Компартией, содержат беспрецедентное количество упоминаний этого принципа. Но если раньше коллективное руководство было призвано институционализировать отношения среди элит, то сегодня вся система коллективного руководства завязана на интересах Си Цзиньпина, его политическом капитале, связях и личной харизме

Самым громким решением мартовского съезда Всенародного собрания народных представителей КНР стала отмена ограничения двух сроков для председателя КНР. По прежним партийным нормам, Си Цзиньпин должен был покинуть кресло председателя КНР и генсека китайской Компартии уже в 2022 году. Но вместо этого он продлил свои полномочия на неопределенное время, вписав себя в историю и забив последний гвоздь в гроб коллективного руководства.

К коллективу и обратно

Принципы коллективного руководства были придуманы Дэн Сяопином, когда китайская Компартия, едва оправившись от потрясений маоизма и культурной революции, решила предотвратить возможность появления сильного лидера, способного в одиночку навлечь на страну очередное бедствие. Тогда Дэн решил сосредоточить рычаги управления Китаем в рамках Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК (ПКПБ ЦК КПК), разделив власть между его членами.

Институционализированная передача власти, коллективное принятие решений, разделение обязанностей и властных полномочий как на уровне ПКПБ, так и по всей вертикали китайской власти – три столпа коллективного руководства. В итоге еще при жизни Дэн Сяопина, его преемником был назначен Цзян Цзэминь, а следующим на очереди к креслу председателя КНР стал Ху Цзиньтао. Именно так появилось прецедентное правило назначать лидеров следующих поколений руководителей и тренировать их в Политбюро до вступления в официальную должность.

Со временем свод правил, регламентирующих передачу и разделение власти, пополнился новыми указаниями. Например, появилось правило «семь – на пост, восемь – с поста», не позволяющее членам ПКПБ засиживаться в должности после 68 лет. В ноябре прошлого года из-за этого возникло немало слухов – гадали, что ждет Ван Цишаня, главу антикоррупционного ведомства, сыгравшего важнейшую роль в консолидации власти Си Цзиньпина. В итоге ограничение по возрасту, по крайней мере формально, было соблюдено, и 69-летний Ван покинул свой пост.

Заданный в эпоху Дэна импульс институционализации китайской власти привел к тому, что к концу правления Ху Цзиньтао в 2012 году на уровне ЦК КПК сложились две противостоящие друг другу фракции: одна была аффилирована с бывшим генсеком Цзян Цзэминем, другая – с другим бывшим генсеком, Ху Цзиньтао. Эти фракции не только боролись за влияние на государственную политику, но и дополняли друг друга, разделяя обязанности между собой.

Например, по одной из версий, элитисты, состоящие из потомков революционной знати, выходцев из шанхайского горкома и представителей руководства госкорпораций, лучше разбирались в вопросах экономической политики, международных отношений, образования, армии и госбезопасности. Их противники «популисты», якобы выступающие за идеи Ху об общественном единстве и «гармоничном развитии», считались специалистами по вопросам партийного строительства, пропаганды и местного руководства. Такое разделение обязанностей между двумя фракциями было одним из признаков коллективного руководства.

Эпоху Ху Цзиньтао критиковали за то, что «приказы не выходили за стены Чжуннаньхая», резиденции китайского руководства. Другими словами, даже если топ-менеджмент China Inc. и обсуждал возможность преобразований, реальные меры не предпринимались. Эту ситуацию критики часто связывали с нерешительностью Ху, правившего Китаем с 2002 по 2012 год.

Кроме того, Ху считался всего лишь первым среди равных: некоторые его коллеги по Постоянному комитету Политбюро лишь немногим уступали ему во влиянии в Компартии. Каждый из этих политических тяжеловесов обладал своим набором полномочий. В «потерянное десятилетие», как называют эпоху Ху, не хватало лидера, способного брать на себя ответственность за принятие окончательного решения и реализацию сложных и амбициозных политических инициатив. Из-за того что фракциям и ведущим политикам было непросто находить компромиссы в решении важнейших проблем, система коллективного руководства казалась неэффективной.

Правление Ху Цзиньтао завершилось делом Бо Силая, вынесшего коррупционный сор из красного терема на обозрение не только китайскому народу, но и международному сообществу. Приговор руководителю Чунцинского парткома поставил под сомнение принцип меритократии, в соответствии с которым в высшее руководство страны допускаются только те чиновники, кто хорошо зарекомендовал себя в работе на местах. Этот принцип китайская пропаганда подавала как одно из главных достоинств китайской политической системы и противопоставляла западной выборной демократии. Когда один из таких выдающихся меритократов оказался вовлечен в коррупционный скандал международного масшатаба, вера в систему китайской власти, вдохновленную Дэн Сяопином, пошатнулась.

От компромиссного кандидата к народному вождю

В 2012 году Си Цзиньпин выглядел компромиссным кандидатом, устраивающим как людей Цзяна и Ху, так и многоуважаемых «старших товарищей» – старых членов КПК, среди которых есть и те, кто служил партии еще до основания Нового Китая. Их мнение, хоть уже и не решающее, по-прежнему учитывается.

Однако вопреки ожиданиям «компромиссный кандидат» Си не стал довольствоваться второстепенной ролью, уготованной ему принципами коллективного руководства. Вместо этого он начал создавать условия для того, чтобы стать «сильным лидером», который смог бы взбодрить стагнирующий ПКПБ.

Уже в начале декабря 2012 года Си выступил перед членами Политбюро со своими знаменитыми «восьмью установками», призывающими ЦК бороться с коррупцией, избегать излишеств и быть ближе к народу. В первые месяцы правления Си четко наметил курс на «исправление стиля» партии, выросший в нашумевшую антикоррупционную кампанию.

Для ее оформления выдумали множество лозунгов, вроде уже забытых «трех строгих и трех честных», «выучил два – будь одним». Заодно возродили и кампанию линии масс, придуманную Мао Цзэдуном, чтобы партийные кадры были ближе к народу. Вошедшие в устав на XIX съезде «четыре всесторонних аспекта» включали в себя принцип «строгого управления партией». Закручивание гаек партийной дисциплины позволило Си нейтрализовать реальных и потенциальных политических конкурентов.

Все это сопровождалось активным пропагандистским восхвалением личности самого Си Цзиньпина: ни один лидер КНР со времен Мао Цзэдуна не мог похвастаться такой же частотой упоминаний в СМИ, как он. В начале правления Си Цзиньпина китайские газеты панибратски называли его «дядюшкой Си». Это внезапно прекратилось в начале 2016 года. Поговаривали, что Си Цзиньпин не одобрял такого отношения к своей персоне в прессе, а история про «дядюшку Си» – это козни его политических противников. Тем не менее именно забавные ролики про дядюшку Си и тетушку Пэн заложили основы массовой популярности генсека.

В то же время ряд руководителей городских и провинциальных комитетов Компартии стали называть генсека «ядром» ЦК, демонстрируя свою лояльность. ЦК принял их сигнал: на шестом пленуме в октябре 2016 года «ядерный» статус Си Цзиньпина был утвержден официально. Уже тогда некоторые говорили, что Си Цзиньпин попрал принципы коллективного руководства, перестал быть первым среди равных и шестеро его коллег по ПКПБ уже не делят с ним власть, как предполагалось ранее, а отчитываются по вверенным задачам. Но есть и другое мнение: за статус «ядра» Си Цзиньпину пришлось побороться, и его закрепление на официальном уровне стало лишь очередным итогом фракционной борьбы в китайской элите.

Выражаясь политическим жаргоном Древнего Китая, статус «ядра» напоминает мандат Неба, позволяющий императору править Поднебесной. Правда, в XXI веке роль Неба играет Коммунистическая партия Китая. В свое время статус «ядра» придумал Дэн Сяопин, чтобы выделить своего преемника Цзян Цзэминя на фоне политических конкурентов, и Цзян начал свой срок с завидной форой. Ху Цзиньтао, время правления которого считалось пиком развития коллективного руководства и внутрипартийной демократии, не обладал ядерным статусом. Вероятно, это было связано в первую очередь с тем, что Ху не удалось одержать решительной победы над Цзян Цзэминем во внутрипартийной борьбе.

Зато это удалось Си. И как только он получил долгожданный «ядерный» статус, развернулась борьба за вакансии в Политбюро XIX созыва, главной жертвой которой стал Сунь Чжэнцай. Сунь, глава Чунцинского парткома, был одним из главных претендентов на роль преемника Си Цзиньпина в 2022 году. По слухам, Сунь оказался недостаточно лояльным Си Цзиньпину и пытался выстраивать политические альянсы с другими крупными чиновниками.

По официальной версии, Сунь Чжэнцай наряду с такими тиграми, как Чжоу Юнкан, Лин Цзихуа, Го Босюн и прочими, пал жертвой антикоррупционной кампании, его обвинили в серьезных нарушениях партийной дисциплины и осудили за коррупцию. Другой кандидат на одну из высших политических вакансий в Китае, гуандунский партсекретарь Ху Чуньхуа объяснил отказ от должности в Постоянном комитете проблемами со здоровьем. Так, в ПКПБ XIX созыва вопреки устоявшимся правилам не оказалось потенциальных преемников нынешнего руководства КНР.

Коллегиальное руководство после XIX съезда

За время правления Си Цзиньпина система коллективного руководства претерпела радикальные изменения. Официально от нее не отказывались: последние документы, выпущенные Компартией, содержат беспрецедентное количество упоминаний этого принципа. Но если раньше коллективное руководство было призвано институционализировать отношения среди элит, то сегодня вся система коллективного руководства завязана на интересах Си Цзиньпина, его политическом капитале, связях и личной харизме.

Когда на XIX съезде КПК был оглашен список новых членов ПКПБ, предположение о главенствующей роли генсека вместо установленной ему позиции первого среди равных стало более актуальным: в высший руководящий орган Компартии вошли протеже и давние товарищи Си Цзиньпина. Кроме того, впервые со времен реформ и открытости в ПКПБ не попали потенциальные преемники пятого поколения руководителей. Политбюро уже не наполнено комсомольцами, как это было в прошлом составе. На этом фоне рукопожатие Си Цзиньпина и Ху Цзиньтао после доклада Си выглядело особенно красноречиво.

После съезда агентство «Синьхуа» опубликовало материал, в котором говорилось, что кандидатов в руководящие органы выбирали по новому принципу – в рамках «бесед и обсуждений». Это подразумевает, что для обсуждения кандидатов на тот или иной пост приглашались люди, которые могут рассказать всю их подноготную. Китайские газеты отмечали, что с апреля по июнь 2017 года Си Цзиньпин лично провел собеседования с 57 представителями руководства партии, государства, армии, а также «старших товарищей».

«Беседы и обсуждения» пришли на смену «демократическим рекомендациям» – системе, по которой при Ху Цзиньтао выбирали из предложенных кандидатов. Это означает, что теперь генеральный секретарь сам отвечает за выбор вышестоящего руководства, его личная власть возросла, а значение принципов коллегиальности в руководстве снизилось.

В дальнейшем Си Цзиньпин будет заботиться о сохранении влияния своей новой «армии». Для этого он продолжит продвигать идею о чистоте партии от фракций и группировок, вести антикоррупционную кампанию, чтобы не появлялись новые центры силы, которые смогут за эту власть побороться. На это указывает создание нового антикоррупционного ведомства, которое возглавил молодой ставленник Си Цзиньпина – Ян Сяоду.

Устранение ограничений в Конституции на срок правления председателя КНР необходимо Си Цзиньпину для того, чтобы показать, что он здесь всерьез и надолго. Причем показать не только внутри Китая, но и на международном уровне. Си дает понять иностранным коллегам, что он лично будет гарантом международных инициатив, которые китайцы запустили в последние годы, в первую очередь это касается Пояса и Пути.

Взяв на себя беспрецедентную со времен Мао Цзэдуна политическую ответственность, Си Цзиньпин на долгое время останется одним из выдающихся правителей Красного Китая. Продленный срок полномочий сам по себе не проблема. Вопрос лишь в том, сможет ли Си уйти вовремя.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 марта 2018 > № 2549689 Николай Мухин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter