Всего новостей: 2576788, выбрано 294 за 0.156 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Китай. СКФО > Агропром > regnum.ru, 7 июля 2015 > № 1422626

Четыре направления выбрали для сотрудничества со Ставропольем инвесторы из Китайской Народной Республики. Одним из приоритетных направлений побывавшие в крае с рабочим визитом представители китайской делегации назвали строительство теплиц, сообщили ИА REGNUM 7 июля в Минэкономразвития региона.

Планируется также проект по выращиванию сои, которая станет кормовой базой для развития животноводства. Также гостей края привлек проект по производству томатов, других сельскохозяйственных культур и их глубокой переработки с применением принципа непрерывного цикла: от производства до непосредственной реализации на рынке.

Кроме того, в ближайшие месяцы будет запущен кирпичный завод. Строительство этого уже практически завершенного объекта было также успешным проектом сотрудничества Ставрополья и Китая. В свою очередь ставропольские товары также попадут на китайский рынок. Среди продукции, которая может быть экспортирована в Китай, названы минеральная вода, а также мучные и кондитерские изделия.

Отметим, в настоящее время уже третий год в Ставропольском крае действуют около 70 гектаров теплиц, построенных китайскими инвесторами совместно с краевыми. Как сообщало ИА REGNUM, в прошлом году на Международном Форуме минеральных оздоровительных водных ресурсов в городе Удаляньчи в Китае делегация Ставропольского края прорабатывала вопросы создания на территории региона совместных предприятий и предприятий со 100%-ными китайскими инвестициями в области сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности, коммерческой недвижимости. Как рассказали в Миэкономразвития края, речь шла о создании торговых центров и ресторанов китайской кухни на территории Ставрополья.

Кроме того, предметом переговоров стал вопрос создания в крае предприятий в сфере информационных технологий, а также реализации проектов в санаторно-курортном комплексе региона Кавказских Минеральных Вод.

Китай. СКФО > Агропром > regnum.ru, 7 июля 2015 > № 1422626


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2015 > № 1411704 Рамазан Абдулатипов

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым.

Стенограмма:

Д.Медведев: Как жизнь? Как дела идут? Какие успехи?

Р.Абдулатипов: Жизнь продолжается – самое главное.

Д.Медведев: Это правильно.

Р.Абдулатипов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Прежде всего хотел поблагодарить Вас за принятые постановления, специально по Дагестану, об опережающем развитии. Это для нас очень важно было, потому что Правительство Российской Федерации показало, что готово делить с нами ответственность по выводу республики из кризиса, и это очень высоко было оценено в Дагестане.

В Дагестане, как Вы знаете, был действительно глубочайший кризис. До 75% было падение промышленности, сельского хозяйства, определённые потери управляемости, главы районов и городов фактически перестали заниматься экономикой, отсюда экстремизм, терроризм.

Но за два с половиной года и при поддержке Президента, и при Вашей поддержке нам удалось стабилизировать ситуацию в определённой степени. В 2014-м мы первый год прожили без террористических актов. По динамике развития экономики, индексу промышленного развития, сбору налогов мы находимся в первой десятке среди субъектов Российской Федерации. Но для того чтобы удержать эту позитивную динамику, конечно, требуется поддержка, совместная работа, поэтому я пришёл к Вам с таким перечнем вопросов.

Д.Медведев: Я, во-первых, хочу сказать, что сам факт выхода постановления о развитии Дагестана, его опережающем развитии по тем направлениям, где это возможно, действительно свидетельствует о том, что мы вместе готовы работать над этой темой. Очевидно, что здесь потребуется консолидированная деятельность всех федеральных структур и, конечно, руководства Республики Дагестан.

Вы правы: к сожалению, ситуация и в промышленности, и в сельском хозяйстве была достаточно сложной, и сейчас есть известные проблемы. Тем не менее я хотел бы отметить и вводы новых объектов, и развитие сельского хозяйства. Мы отдельные направления сельскохозяйственного производства с вами в рамках комиссии по развитию Северного Кавказа обсуждали, я давал целый ряд поручений. Так что, надеюсь, там тоже будут результаты.

И отдельно по поводу села хотел бы сказать, что очень важно, на мой взгляд, воспользоваться теми возможностями, которые в настоящий момент открываются в связи с тем, что мы продолжили ограничения на ввоз иностранной продукции из Евросоюза, некоторых других стран.

Дагестан – место очень благодатное, у вас прекрасные возможности для садоводства, для овощеводства, для виноградарства. Эти мощности нужно наращивать. В советские времена были успехи известные, потом всё, к сожалению, деградировало. Так что, если сейчас уделить этому внимание, я уверен, Дагестан получит очень мощный импульс в развитии.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2015 > № 1411704 Рамазан Абдулатипов


Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 12 июня 2015 > № 1396736

В Дагестане открылся завод по производству детского питания.

Рамазан Абдулатипов принял участие в открытии линии по производству детского питания ООО «Кикунинский консервный завод» в Гергебильском районе.

Гендиректор завода Магомед Шейхов рассказал гостям о становлении завода: «Мы к этому проекту шли 3 года, были трудности, но нам удалось все пережить при поддержке руководства Дагестана и дагестанского филиала Россельхозбанка. Это наш совместный проект!», - сообщается на сайте президента Дагестана.

За заслуги в области сельского хозяйства и многолетний добросовестный труд государственными наградами были отмечены некоторые работники завода. В числе других почетным знаком Республики Дагестан «За любовь к родной земле» были удостоены и родители Магомеда Шейхова. Поблагодарив Рамазана Абдулатипова за столь высокую оценку, Зулхижат Шейхова выразила удовлетворенность тем, что во главе Дагестана стоит опытный руководитель, уделяющий приоритетное внимание сельским труженикам и динамично развивающемуся агропромышленному комплексу.

По завершении торжественной церемонии высокие гости ознакомились с производственным процессом, передает портал «ИнтерДаг». При этом Магомед Шейхов подчеркнул, что продукция предприятия является экологически чистой, так как все этапы работы – посадка саженцев, переработка сырья и конечный выпуск – заводом осуществляются самостоятельно. В настоящее время с использованием новейшего оборудования уже налажен выпуск 8 наименований консервов для детского питания: морковный сок, фруктовое пюре двух видов, фруктово-овощное пюре пяти видов.

Линия по производству детского питания мощностью 30 тысяч банок в смену и стоимостью 182 млн рублей установлена на ООО «Кикунинский консервный завод» в рамках реализации инвестиционного проекта. Кроме того, построены склад для хранения детского питания и цех с лабораторией контроля качества. В ближайших планах – выпуск фруктово-молочных смесей, а также осветленного яблочного сока.

Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 12 июня 2015 > № 1396736


Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 26 мая 2015 > № 1380523

В Ингушетии будет запушен самый крупный мясоперерабатывающий комбинат.

Местный инвестор до конца года намерен запустить и вывести на полную мощность крупнейший в Ингушетии мясоперерабатывающий комплекс стоимостью более 300 миллионов рублей, сообщил РИА Новости представитель пресс-службы регионального министерства сельского хозяйства и продовольствия.

"Мясоперерабатывающий комплекс строит частный инвестор Парагульгов, стоимость объекта, рассчитанного на 800 голов крупного рогатого скота, составляет более 300 миллионов рублей. Строительство комплекса было начато всего полгода назад на территории в 1,5 гектара. За это время возведен коровник на 800 голов, осталось лишь подвести воду", - сказал он.

Представитель Минсельхоза рассказал, что завершается строительство ряда вспомогательных помещений и цехов - в ближайшее время появятся откормочные площадки, колбасный и упаковочный цеха, отдельные помещения для обвалки, разделки мяса и изготовления полуфабрикатов. Комбинат будет производить для своих потребителей не только качественную, но и экологически чистую, полноценную мясную продукцию в соответствии с канонами ислама.

"Для этого комплекс планируется оснастить самым современным и высокотехнологичным оборудованием. На комбинате будут выпускать порядка 100 наименований продукции, в том числе различные колбасные изделия, полуфабрикаты, пельмени и многое другое. На начальном этапе намечено создать около полусотни постоянных рабочих мест. Производственный процесс на объекте будут налаживать высококвалифицированные специалисты, инженерно-технические работники не только из регионов России, но и ряда близлежащих государств, которые будут обучать на месте сотрудников комбината", - сказал собеседник агентства.

По его словам, сырье планируется закупать у крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств, уже заключены договоры с фермерами Алтайского и Ставропольского краев, Воронежской и Нижегородской областей и Башкирии на поставку около 10 тысяч голов малого рогатого скота и 800 голов крупного рогатого скота.

На полную мощность завод заработает уже в этом году. "Министерство сельского хозяйства будет оказывать инвестору любую необходимую помощь и поддержку, как в реализации проекта, так и в расширении хозяйства", - сказал собеседник агентства.

Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 26 мая 2015 > № 1380523


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2015 > № 1382730 Сергей Медведев

Гибель империи: как чеченская свадьба разрушает российский суверенитет

Сергей Медведев

историк, журналист

России угрожают не мифические «иностранные агенты», а захват центра военизированной периферией

Забудьте Новороссию. Проект закрывается, словно «Дом-2», о чем нас только что известили руководители непризнанных республик. Взамен Донецка и Луганска 2015-й стал в России годом Чечни. Как прошлым летом мы учили названия Снежное, Счастливое, Торез, Славянск и Дебальцево, так в этом году мы вспоминаем подзабытые с середины 1990-х Ачхой-Мартан и Ножай-Юрт, разбираемся в отношениях тейпов Беной и Центорой. Чечня перехватила информационную повестку у Украины, а вторым, после Путина, ньюсмейкером России стал Рамзан Кадыров, с инстаграма которого начинают свой день ведущие политики и информационные агентства.

В январе 2015 года главным событием стал организованный Кадыровым митинг против Charlie Hebdo, собравший сотни тысяч человек. Убийство Бориса Немцова 27 февраля 2015 года имело, по версии следствия, отчетливый чеченский след, который, однако, затерялся в чеченских горах: вот уже два месяца чекисты не могут найти в Чечне важного свидетеля (а может, и подозреваемого), замкомандира батальона внутренних войск «Север» Руслана Геремеева. Неспособность федеральных силовиков провести следственные действия в Чечне имеет не меньший резонанс, чем само убийство. В апреле конфликт федеральных и чеченских силовых структур перешел уже на грань вооруженного столкновения, когда ставропольские полицейские в ходе спецоперации в Грозном убили жителя Чечни, после чего были тут же блокированы чеченским ОМОНом. Тогда лишь чудом удалось избежать стрельбы, а Кадыров эмоционально заявил, что отдал приказ стрелять на поражение по федеральным силовикам, «будь то москвичи или ставропольчане», если они проводят операции на территории Чечни без его ведома.

И наконец, 16 мая 2015 года с благословения и при личном участии Рамзана Кадырова в Грозном состоялась «свадьба века» между 17-летней Луизой Гойлабиевой и 47-летним (по другим сведениям, 56-летним) начальником Ножай-Юртовского РОВД Чечни Нажудом Гучиговым. Удивителен тут не сам факт «неравного брака» — как это ни печально признавать, подобное принуждение к браку существует во многих патриархальных местностях, а многоженство де-факто практикуется во многих мусульманских регионах и семьях России. Необычным является то, что это заурядное по меркам Чечни событие стало новостью федерального масштаба, и вот уже неделю не отпускает СМИ, социальные сети и ведущих политиков. Поднятая правозащитниками и «Новой газетой», эта тема быстро дошла до политического Олимпа — и здесь Рамзан Ахматович решил использовать этот кейс для усиления своего влияния и устроить из свадьбы медийный спектакль. Патриархальному насилию здесь подверглась не столько сама девушка (не исключено, что ее скованность перед телекамерами была данью культурной традиции или непривычкой к вниманию журналистов), сколько российская Конституция (тут вспоминаются декабристы, подговаривавшие солдат требовать Конституции, говоря им, что это имя жены Великого князя Константина Павловича).

В показательном шоу с лезгинкой, кавалькадой «Поршей», девственно чистыми паспортами брачующихся и услужливой трансляцией телеканала Lifenews была очевидна спланированность медийной спецоперации. Кадырову было необходимо публичное унижение российского законодательства, общественного мнения, либеральных СМИ, а также части так называемой элиты, от Всеволода Чаплина до Елены Мизулиной, которые не усмотрели ничего зазорного в «чеченских традициях», включая многоженство. Представляется, что эта публичная порка была устроена если не с согласия Кремля, то с пониманием, что никакой реакции от него не последует. Так и произошло: Дмитрий Песков заявил, что Кремль «свадьбами не занимается». Кадыров в очередной раз сумел совершить невозможное: одновременно подтвердить лояльность Путину и выставить себя победителем в борьбе с федеральным центром.

В подобном вызове, который бросают столице имперские окраины, и в бессилии центра с ним справиться нет ничего необычного.

Через это проходили многие империи в стадии своего распада. Великий Рим пал не только потому, что был завоеван варварами извне, но потому, что варвары изменили его изнутри. Уже начиная с I века н. э., когда в битве в Тевтобургском лесу германские племена во главе с Арминием уничтожили римские легионы под командованием Квинтилия Вара и остановили продвижение римлян за Рейн, Рим начинает брать галлов и германцев на военную службу. Вдоль Лимеса — огромного оборонительного рубежа, протянувшегося на тысячи километров вдоль границ Империи от Дакии и Дуная до Верхней Германии и Адрианова вала в Англии, — формировались пограничные войска из местных жителей, которые со временем превращались в сельскохозяйственно-солдатские поселения. Одновременно варвары пополняли ряды римской армии, сражаясь в ее экспедициях. Если для римских граждан периода поздней Империи военная служба была тяжким бременем и малопочетным занятием, то молодые люди, жившие за границами Рима, обладали другой воинской этикой, мечтали о боевой славе, службе у августейшего императора. Как свидетельствует историк Франко Кардини, к IV веку в разговорной латыни термины miles (воин) и barbarous (варвар) практически совпали, произошла варваризация армии, набранной из персов, даков, готов, аланов, сарматов.

Одновременно шла варваризация самого Рима, массы германцев обустраивались при императорском дворе, распространялись германские обычаи и менталитет. Германцы становились телохранителями императоров, высшими военачальниками и сановниками. Из представителей племен, живших вдоль Дунайского Лимеса, германцев и скифов, император Каракалла в начале III века создал собственную гвардию. Подобно Калигуле, он сам вел солдатскую жизнь и любил подражать привычкам и внешнему виду германцев, даже носил белокурый парик с локонами на «германский манер» (more germanico). Нравы описанных Тацитом тевтонских лесов воцарились в палатах Вечного города, императорский двор превратился в comitatus, воинскую свиту, а сам дворец (palatium) теперь было принято называть «лагерем» (castra).

Да и сами императоры все чаще происходили из провинциалов, выходцев из отдаленных углов империи, как полуварвар Максимин Фракиец, рожденный от гота и аланки. Бывший в детстве пастухом и в юности — предводителем молодежной банды, он обладал огромным ростом и физической силой и вскоре отличился в сражениях на стороне римлян. В 235 году он был избран на правление не Сенатом, но армией в соответствии с германскими обычаями, став типичным «королем с дружиной». Он презирал всякого, кто не носил оружия, будь то сенатор, ремесленник или ученый; римские граждане были для него лишь стадом баранов, которых надо стричь. С этого времени, еще за два с лишним века до падения Римской империи, варваризация армии, двора, нравов, упадок римского гражданства стали необратимыми: позднеримские писатели прямо называли Империю «жилищем варваров», и отдельные антиварварские восстания в Милане, Тулузе или Константинополе были последними вспышками умирающего римского духа, прежде чем вождь германцев Одоакр 4 сентября 476 года заставил отречься последнего римского императора Ромула Августа, завершив тем 12-вековую историю Империи.

Россия — не Рим, Кавказ — не Лимес, чеченцы — не варвары. Но есть определенное историческое сходство с тем, как происходит гибель империи, утратившей собственный иммунитет, институты, гражданство, как дряхлеет имперский этнос в «инерционной фазе» (по Гумилеву), уступая место молодым пассионарным народам, вооруженным моралью воинов, желанием и умением грабить и паразитировать на чужих ресурсах. Сегодня в России роль такого разрушительного (и одновременно формообразующего) элемента играет Чечня, которая становится новым альтернативным центром силы, одновременно получающим ресурсы и исключенным из российского законодательства. Рамзану Кадырову удалось добиться гораздо большего, чем его отцу или Джохару Дудаеву, — в условиях неумолимо слабеющей власти в Москве (и под аккомпанемент заверений Рамзана Ахматовича, что он является верным «пехотинцем» Путина, как те самые германские вожди при римском императоре) Чечня де-факто получила суверенитет, как свидетельствует эпизод со ставропольскими силовиками, и собственную правовую систему, основанную на шариате и адате, как красноречиво показала свадьба в Грозном.

На наших глазах происходит чеченизация российской политики; а если брать шире, то с добровольным (и радостным) отказом России от петровского наследия и европейского проекта происходит демодернизация, архаизация, ориентализация и, если так можно выразиться, «ордынизация» России. Патриархальные нормы гор находят отклик в патерналистском и нелиберальном российском обществе; существует очевидное взаимопонимание между православными и исламскими фундаменталистами, а бандитские привычки абреков созвучны культу силы и практикам насилия современной российской культуры.

Золотые «стечкины», кадыровские охранники и неприкосновенные кавказские сенаторы органично вписываются в московско-ордынский пейзаж.

Россия постепенно становится Чечней, модели, зародившиеся на полувоенной периферии, от рутинного полицейского насилия, пыток и похищений, до крупномасштабного и бесконтрольного присвоения бюджетных средств и, как мы теперь видим, фактической легитимизации многоженства, начинают применяться по всей России. Чечня, бывшая пространством исключения и «чрезвычайного положения», становится нормой, моделирует российские внутриполитические процессы, хвост виляет собакой. Подобный захват центра периферией характерен не только для Чечни. До последнего времени такой же моделирующей окраиной была для России т. н. «Новороссия», где осуществлялся чудовищный сплав русского национализма, махрового сталинизма и криминального беспредела под обличьем «рабочей республики» и социальной справедливости: все это нашло сочувственный отклик в сердцах многих россиян, а боевик Моторола (тоже, кстати, многоженец) стал неофициальным героем России. Между тем кадыровские отряды сражались в рядах ополчения ДНР и ЛНР. Подобный захват России окраинами, от Чечни до «Новороссии», сколько бы они ни рядились в георгиевские ленты, является самой реальной угрозой суверенитету РФ, а вовсе не мифические «иностранные агенты» и «нежелательные организации». Именно здесь происходит окончательный распад Российской империи: провинции постепенно захватывают центр, ослабляют и развращают его.

Ибо в конечном счете скандальная «свадьба века» свидетельствует о разврате. Дело даже не в том, что несовершеннолетняя девушка была против воли взята второй женой уважаемого начальника-силовика, это, увы, местная культурная норма.

Речь идет о разврате власти, об упоении силой и вседозволенностью.

Как афористично выразился больше ста лет назад английский историк и политик лорд Актон, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». В Чечне и все более в самой России мы имеем дело с тем самым развратом абсолютной власти, против которого бессильны закон, СМИ и гражданское общество.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2015 > № 1382730 Сергей Медведев


Швейцария. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 29 апреля 2015 > № 1356143

Северо-Кавказский федеральный университет и Институт высшего образования Глиона по итогам совместных программ будут выдавать двойные дипломы

Северо-Кавказский федеральный университет станет первым вузом на территории РФ, реализующим совместные образовательные программы с Институтом высшего образования Глиона. СКФУ будет выпускать специалистов турсферы европейского уровня. Соответствующая договоренность была достигнута в Люцерне (Швейцария) в рамках Всемирного туристического форума (World Tourism Forum), сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе СКФУ.

На одной из секций Форума был представлен проект СКФУ по созданию инновационных образовательных программ в области туризма и гостеприимства в сотрудничестве с ведущими европейскими университетами. В настоящее время 18 преподавателей крупнейшего университета СКФО участвуют в программах переподготовки на базе ведущих высших учебных заведений мира в сфере туризма.

Северо-Кавказский федеральный университет и Университет прикладных наук и искусств Люцерна (Швейцария) подписали двустороннее соглашение о сотрудничестве. Кроме того, была достигнута договоренность с руководством Института высшего образования Глиона о совместных программах бакалавриата и магистратуры с возможностью выдачи двойных дипломов.

World Tourism Forum является крупнейшей площадкой для общения представителей туристической индустрии. Северо-Кавказский федеральный университет стал единственным российским вузом, получившим приглашение на участие в этом мероприятии.

Свои проекты в рамках встречи представили 450 представителей из 65 стран. В своем докладе Генеральный секретарь Всемирной туристической организации ООН Талеб Рифай отметил, что в 2014 году зарегистрирован 1 миллиард 134 миллионов туристов, бюджет составил 1,5 триллионов долларов. В предстоящем году ожидается увеличение потока туристов до 1,8 миллиардов.

После подорожания отдыха за рубежом повысился интерес российского туриста к курортам Ставропольского края — Кавказским Минеральным водам. Если в 2013 году они приняли порядка 900 тысяч отдыхающих, то в прошлом году уже около 1 миллиона. В 2015 году в Ставропольском крае прогнозируется рост туристического потока примерно на 20%.

По данным Минэкономразвития, в 2014 году туристический поток в Ставропольский край составил 1,2 млн человек, что на 6,4% больше, чем в 2013 году. Кавказские Минеральные Воды посетили 879 тыс. человек. В дальнейшем ориентиром для краевого правительства являются показатели периода 30-40-летней давности, когда Кавминводы принимали ежегодно до трех миллионов человек.

Швейцария. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 29 апреля 2015 > № 1356143


Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > rosim.ru, 23 апреля 2015 > № 1379559 Ольга Дергунова

 Интервью заместителя Министра экономического развития РФ – руководителя Росимущества Ольги Дергуновой ведущим телеканалам Ставропольского края

- Добрый день, Ольга Константиновна! Самый больной вопрос - это, конечно, уменьшение площади парка. На сколько сегодня инициируются судебные иски к тому, чтобы вернуть часть незаконно изъятого парка?

- Давайте разберемся. Кисловодский курортный парк находится в собственности РФ с 2002 года. Размер земельного участка согласно свидетельству о регистрации прав собственности на тот период - 948 га. В феврале 2015 года было выдано обновленное свидетельство о парке, и там те же самые 948 га.

Видимо, ваш вопрос датируется периодом между 90-и годами и 2002 годом. До 1999 года парком распоряжалась профсоюзная организация. В 2002 году выходит постановление Правительства №112 «О разграничении полномочий по управлению между РФ и Ставропольским краем в Кавказских минеральных водах». И в 2002 году Министерство имущественных отношений Ставропольского края заказывает кадастровые работы, уточняет границы парка, площадь которого к тому моменту была 1050 га, после чего регистрируется право собственности за РФ на 948 га. Поэтому инициация каких-то действий за период с 1999 по 2002 год, между 948 га и 1050 га - это скорее вопрос к губернатору. И видимо, когда он говорит о том, что коллеги наводят порядок, наверное, он имеет ввиду тот промежуток времени и те земельные участки.

Что касается Российской Федерации, то в процессе обследования участка парка, мы выявили нарушения внутри территории, когда незаконным образом добросовестные арендаторы, подчеркиваю, выходят за границы тех земельных участков, которые им предоставлены. И большая часть судебных процессов, которые ведет РФ посвящены нормализации отношений между арендаторами и РФ по площади занимаемых земельных участков. Или, например, если был возведен объект, а его там не должно быть, ставим вопрос о незаконном строительстве. Так что, с точки зрения РФ, говорить об утрате каких-либо площадей, которые находятся в собственности, мы на сегодняшний день не можем. В общем не беспокойтесь, 948 га федеральной земли под жестким контролем.

- Накануне у Полпреда прозвучало, что будут увеличиваться площади. Есть такие планы?

- В 2012 году, когда я пришла в Росимущество, одна из первых задач, которая была поставлена перед нами - навести порядок в Кисловодском парке. Так совпало, что в санаторий Орджоникидзе, который является подведомственным санаторием Росимущества, также пришел новый директор. И вот встретились два новых руководителя, приехали в парк, и обнаружили разруху. Что скрывать. Вы, наверное, бываете здесь чаще, чем я. И тогда стало понятно, что нужен определенный план действий по наведению порядка.

Анализ нарушений и описание ситуации мы провели в период с 2013 по середину 2014 года. Выехала большая команда специалистов, которые ногами прошли каждую клеточку парка. Они составили новый уточняющий список всех арендаторов и проанализировали все объекты культурного наследия, в каком состоянии они находятся. Результатом явилась дорожная карта. Но одним из выводов проделанной работы, был вопрос не только сохранения, но и развития. Потому что и город развивается, и горожане хотят пользоваться парком в том виде, к которому они привыкли. Тогда была высказана идея о том, что для сохранения парка и дальнейшего развития его как рекреационной зоны, необходимо создавать особо охраняемую природную территорию.

Есть 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», он дает разные природные формы существования природно-охранных зон. Но наиболее жесткая, наиболее требовательная к тем, кто будет отвечать за состояние парка в будущем - это форма национального парка. Сегодня Кисловодский парк действительно жемчужина Кисловодска, жемчужина Кавказских минеральных вод, без него не будет потока туристов, не будет интереса к городу. Глядя на Кисловодский парк, мы понимаем, что, соблюдая интересы горожан, нам в процессе зонирования надо будет выделить территорию, где можно будет гулять с детьми, ставить аттракционы, проводить выставки, конкурсы. Мы предложили Министерству природных ресурсов вместе с учреждением, которое проводит эколого-экономическую экспертизу, не только посмотреть на парк, но еще и на территорию вокруг парка, присоединив которую, можно решить рекреационную задачу. Это один из рабочих моментов, который оставляет нам свободу действий, а людям, которые живут в городе - понять, как лучше поступить. Но главная цель, которую мы сегодня преследуем -сохранение именно целебных свойств парка.

Планы по созданию национального парка и особо охраняемой природной территории мы сначала обсудили с Министерством природных ресурсов, которое является профильным федеральным органом власти. Коллеги нас поддержали. Есть примеры таких национальных парков. Это национальный парк на Эльбрусе, есть национальные парки в Сочи, Адлере, на Байкале, в Архангельской области и т.д. Но именно уникальность Кисловодского парка в том, что он находится в центре города. Т.е. по сути вся территория национального парка - это земли поселений, поэтому нам нужно думать и об использовании горожанами парка, и о сохранение его природных целебных свойств.

Если говорить о сроках, то поняв, как мы будем решать поставленную задачу, мы вышли с предложением в Правительство. Правительство нас поддержало. Затем мы вышли с предложением на Общественный совет, который создан при Росимуществе, посвященный исключительно вопросам Кисловодского парка. Коллеги одобрили нашу работу. Мы сейчас находимся на этапе, когда проведение эколого-экономической экспертизы покажет, как зонировать, где наиболее охраняемые территории, где те зоны, которые можно высвободить под рекреацию и использование горожанами. Думаю, что в 3-м квартале, в сентябре, когда проведем исследования, мы их оформим и выйдем на дискуссию в Общественном совете.

- Что повлечет за собой изменение статуса парка?

- Запрет на строительство внутри выделенных зон. Но не во всех. В некоторых зонах допускается хозяйственная деятельность. Это означает, что действующие арендаторы, которые находятся в зонах, где гуляют горожане, продолжат свою работу. Это в федеральном законе очень четко написано. Откройте 33-ФЗ, начиная с 12 по 17 статью, которые описывают национальные парки, там очень подробно написано, как он будет существовать.

Нахождение парка в городе также позволяет горожанам бесплатно пользоваться его ресурсами, и это тоже написано в законе. Так что явных изменений для горожан не будет, но для тех, кто хотел бы строиться в парке будет введен прямой запрет.

- Как будет осуществляться управление парком?

- По закону должно быть создано отдельное федеральное государственное бюджетное учреждение, что четко прописано в законе. Когда будет готова эколого-экономическая экспертиза, мы будем понимать размеры парка. После чего, мы подготовим предложение в Минфин о создании такого бюджетного учреждения. И созданное бюджетное учреждение будет базироваться здесь. Оно будет отвечать за все вопросы, связанные с управлением парка: уборка территорий, развитие необходимой для нац. парка дендрологической, орнитологической инфраструктуры, уход и восстановление объектов культурного наследия. Т.е. это будет единый управляющий центр, отвечающий за все вопросы, связанные с парком.

Финансирование будет осуществляться разными ведомствами, такими как, Министерство культуры, Министерство природных ресурсов и другими органами исполнительной власти, которые будут выделять средства из бюджета РФ на развитие парка. Что очень важно.

- Ставрополье будет участвовать в управление парком?

- По закону, руководителя парка предлагает Ставропольский край, в данном случае, краевые структуры. Дальше подключается полпред и профильные министерства, которые отвечают за данную деятельность. В любом случае, люди, которые будут выдвигаться в кандидаты главного управляющего, будут в плотном взаимодействии с краем. Плюс, есть возможность взаимодействия краевой структуры с бюджетным учреждением. Все действия в рамках бюджетного кодекса предусмотрено.

- Давайте об архитектурных объектах поговорим. Многие в удручающем состоянии. При этом переносятся сроки. Та же Каскадная лестница. Люди, живущие в Кисловодске, видят табличку, что реставрация в таком-то году. До этого было в 2014, теперь в 2015. Тоже самое происходит с главными Нарзанными ваннами.

- Разделяем два вопроса. Первый, главный, которым занимаемся - Кисловодский парк. Два крупных объекта культурного наследия, которые требуют реконструкции, это Каскадная лестница и Храм воздуха.

Никто не ожидал, что бюджет РФ подвергнется секвестру, и мы столкнемся с некоторыми проблемами в экономике в 2014 году. Такова причина, почему были перенесены сроки реконструкции на 2015 год. Но что важно отметить: они перенесены, а не отменены. Секвестр бюджета не затронул финансирование реставрации двух этих важнейших объектов. На сегодняшний день есть подтверждение в бюджете РФ на финансирование запланированных работ. Уже объявлен конкурс на выбор подрядчиков, в мае итоги должны быть подведены. В мае рядом с объектами будут стоять указатели с планами-графиками реконструкции.

Мы открыты для контроля, мы сообщили об этом Общественному совету и будем отчитываться по каждому этапу. Мы сами заинтересованы в том, чтобы Каскадная лестница и Храм воздуха украсили парк.

Но есть объекты, которые не так интересны с архитектурной точки зрения, но тоже очень важны. Не поверите - это туалеты. Мы 2015 год начали с ремонта туалетов за счет средств, которые выделяет Федеральный медицинский центр при Росимуществе. Уже отремонтированы 3 туалета общего пользования, и до конца года будет еще три ремонта.

Главные нарзанные ванны - вопрос в большей степени Министерства культуры. Вопрос лучше задать коллегам, потому что ответственность за сохранность и восстановление объекта несет агентство по управлению памятниками истории и культуры (ФГБУК АУПИК). Мы передали все права в Министерство культуры.

- Откуда будут привлекаться специалисты в национальный парк?

- Ответ честный - я не знаю. Я не буду тем нанимателем, который будет формировать персонал. Этим будем заниматься профильное ведомство - Министерства природных ресурсов со своими квалификационными требованиями к кандидатам. Если кандидаты есть на Чукотке, их обязательно спросят, хотят ли они поехать в Кисловодск, а если они есть на Дальнем Востоке, их, наверное, тоже спросят. Но в любом случае выбирать надо лучших.

- Сегодня хватает специалистов в парке?

- У Росимущества есть свое федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральный медицинский центр», филиалом которого является санаторий им. Г.К. Орджоникидзе. Санаторий сформировал, на мой взгляд, команду блестящих специалистов, следящих, в том числе, за дендрологическими вопросами. Здесь не вырубается ни одно дерево без дендрологического анализа и определения возможности такой вырубки. Мы взаимодействуем со ФГУП «Юг-Спорт» для того, чтобы сбалансировать использование парка в интересах спортсменов и отдыхающих. Иногда эти потоки мешают друг другу. Сейчас о команде специалистов можно говорить только в уважительном тоне. Она была сформирована, прежде всего, силами генерального директора, который заступил на эту должность.

- Нас пугали слиянием с Сочинским национальным парком. Этого не будет, как вчера прозвучало.

- Такие домыслы меня очень сильно удивили по одной простой причине: парк 948 га, его нельзя взять и куда-то перенести. Сочи не может управлять Кисловодском, что очевидно. Подобные опасения и страхи абсолютно беспочвенны. Я объясняла уже, но, мне кажется, важно повторить. Мы за лето должны завершить эколого-экономическую экспертизу. Чтобы найти специалистов, сформировать новые команды, а потом провести экспертизу - что займет еще минимум 6-12 месяцев. Поэтому мы опираемся на опыт сочинских специалистов, у которых здесь уже много лет работает лаборатория.

Сочинский парк будет тратить собственные деньги на исследование и подготовку эколого-экономической экспертизы. Как только она будет готова, начнется формирование отдельных органов управления.

- Больной вопрос - торговля в парке. Есть ли взаимопонимание с муниципальной властью о том, чтобы навести порядок?

- Правоохрана и правопорядок - это полностью ответственность муниципалитета. Сейчас, как я понимаю, муниципалитет принимает усилия по наведению порядка.

Полпред очень четко сказал, что каждый должен заниматься своим делом: Росимущество с подведомственными учреждениями - санаторием, а муниципальная власть - правоохраной. Здесь сейчас нет противоречий, каждый занимается своим делом.

Другой вопрос, что зонирование парка и города требует переосмысления. На сегодняшний день первая охранная зона включает в себя более 20 000 объектов недвижимого имущества, которые находятся и на федеральной, и на муниципальной земле. Полгорода в первой охранной зоне. Там вообще никто не должен находиться. Рано или поздно муниципалитет и субъекты должны инициировать процесс пересмотра существующих охранных зон. Это пока не сделано, и лучше их спросить, что они собираются делать. Но процесс неизбежен. Тогда определенное упорядочивание торговли может быть решено за счет изменения зонирования. Также надо отметить, что на 2015 год мы выдали разрешение на размещение 5 лотков с мороженным и водой, которые будут доступны отдыхающим.

- Зонирование. Вчера прозвучало, что в некоторые зоны доступ вообще будет запрещен. Это так?

- Это, видимо, там, где воспроизводится лес. Я не отвечу квалифицировано на ваш вопрос, так как я не специалист по природным ресурсам. До сегодняшнего дня задачу создания национального парка Росимущество никогда не решало. Мы первые в этом процессе, мы пилотный проект. Когда разберемся, когда увидим зонирование, поговорим с общественным советом, все расскажем, ничего не утаим.

- На сколько сегодня помогает Общественным совет?

- Мне кажется, что мы подошли к моменту, когда гражданское общество -единственный, кто может дать правильную обратную связь. У нас в Общественном совете больше 40 человек. Это уважаемые горожане, которые десятки лет живут в г. Кисловодске. Некоторые из них были руководителями вашего города.

Люди, которые не равнодушны к городу, включая деятелей культуры, руководителей санаториев, которые, по сути, являются пользователями парка, представителей власти (глава города Сергей Финенко - член нашего Общественного совета), Совета Федерации (Константин Борисович Скоморохин, от Ставропольского края представляет интересы региона, согласился войти в совет) - все они дают разные точки зрения. В процессе дискуссии находится тот консенсус, который позволяет нам принимать решения.

Общественный совет - это способ выявить самые болевые точки и понять, как мы можем их решить. Это возможность четко сказать «мы сейчас данной проблемой заниматься не будем, потому что у нас нет ресурсов, но мы займемся ей тогда-то и, самое главное, сделаем». Мы на Общественном совете прошлой зимой, раздали всем участникам план график ремонтов объектов на территории парка. Потом вывесили этот график на сайтах Росимущества и санатория им. Г.К. Орджоникидзе. Мы отчитаемся за каждую копейку. Мы не меньше горожан заинтересованы, в восстановлении этих объектов. Но следующий вопрос, который я задам городу, что происходит с застройкой рядом с Каскадной лестницей. Там стоит недострой, которому 10 лет. Но, как только РФ вложит деньги в ремонт, стоимость земельных участков рядом с объектом культурного наследия возрастет многократно. Вопрос, кто будет потом отвечать за деньги, потраченные на его выкуп у инвестора.

Сегодня, к сожалению, в городе сложился ландшафт, где объекты культурного наследия соседствуют с жуткого вида постройками, где отсутствует какая-то единая градостроительная концепция. Решение этих задач, наверное, будет новым этапом, которым будут заниматься следующие руководители. Но это точно не вопрос федеральной власти. Для этого нужен Общественный совет, для этого нужны горожане.

- Сохранение Кисловодского парка - это такой личный вопрос?

- Вы знаете, я коренная москвичка. Я первый раз приехала в Кисловодск в 2013 году, чтобы посмотреть, что это за объект, который все ругают. С одной стороны - хвалят, с другой - ругают. Наверное, если бы не было такого противодействия созданию парка и наведению порядка, то можно было бы поручить кому-нибудь другому. Но задача усложнялась тем, что были желающие продолжать строительство в парке. Стало понятно, если мы на уровне федеральной власти не займем жесткую позицию и сами не построим модель управления, есть большая опасность, что начнут отрезать куски от парка.

Это скорее ответственность федерального чиновника за уникальный актив, который есть в руках у РФ, который нельзя утратить. Если утратим, потомки не простят. Поэтому делаем то, что можем на своем уровне. Этот проект позволил очень сильно консолидировать команду Росимущества, многих федеральных министерств, включая Министерство по делам Северного Кавказа, консолидировать горожан, и сейчас это элемент гражданского общества, когда все вместе работают на общее дело. Кисловодский парк просто стал интересным проектом, который мы обязательно доведем до конца.

Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > rosim.ru, 23 апреля 2015 > № 1379559 Ольга Дергунова


Индия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 6 апреля 2015 > № 1335500 Бадрутин Магомедов

Дагестан выходит из зоны инвестиционных рисков.

Создание благоприятных условий ведения бизнеса в СКФО – одна из ключевых задач, которые стоят пред руководителями регионов федерального округа. Какие точки роста появятся с приходом зарубежных инвесторов? Об этом мы узнали в ходе подписания соглашение о сотрудничестве между ТПП Республики Дагестан и Индийским бизнес-альянсом (ИБА)

В Торгово-промышленной палате России было подписано соглашение об экономическом сотрудничестве между Республикой Дагестан и Индийским бизнес-альянсом (ИБА). Подписи под документом поставили президент ТПП Республики Дагестан Бадрутин Магомедов и президент ИБА Сэмми Котвани.

По итогам церемонии подписания корреспонденту ТПП-Информ удалосьпообщаться с Бадрутином Магомедовым.

- Бадрутин Зайнулабидович, какие точки роста открываются в регионе с данным подписанием?

- Так как Индия является лидером в развитии инновационных технологий, то для региона, прежде всего, появляются новые возможности именно в области развития IT технологий и в области программного обеспечения.

Еще одной точкой роста становится инвестирование в строительство фармацевтических фабрик индийских компаний на территории Дагестана. Также совместно с индийскими коллегами уже намечено сотрудничество в развитии обучающих программ, и здесь будет правильно использовать тот потенциал республики, который уже наработан в регионе, но в то же время важно задействовать переизбыток рабочей силы.

Какой из штатов Индии будет участвовать в реализации строительства фармакологических фабрик в регионе определиться в рабочем порядке, это может быть и ряд штатов.

Дагестан мог бы экспортировать на индийский рынок ряд традиционных товаров, и в первую очередь это бутилированая питьевая и минеральная вода. Еще одним направлением взаимодействия нам видится развитие совместного производства изделий народного и художественного промыслов.

Именно в этой отрасли умельцы Дагестана занимают лидирующие позиции, можно сказать, что производство народных промыслов для республики Дагестан является локомотивом, и это направление в регионе будет и в дальнейшем развиваться.

И здесь важно пояснить, что народные ремесла –традиционно ниша для развития малого бизнеса, а также механизм вовлечения молодежи не только в предпринимательство, но и сохранение национальных традиций. Здесь опыт и наработки Индии могут быть так же полезны.

- Регионы СКФО, и республика Дагестан не исключение, входят в зону повышенных инвестиционных рисков; по существу Индия стала тем зарубежным инвестором, который переломил ситуацию и готов войти в регион. Как ТПП Республики Дагестан подошла к этому подписанию?

- Благодаря напряженной работе правительства Республики Дагестан на протяжении последних двух лет инвестиционная привлекательность региона значительно улучшилась, а положительный имидж региона вырос.

И при этом важно вспомнить, что когда-то Великий шелковый путь проходил через город Дербент – по побережью Каспийского моря и дальше в Россию и в Европу.

И если мы посмотрим сегодняшний короткий и экономичный путь из Индии в Россию, то этот логистический маршрут пройдет через Персидский Залив, Иран, Каспийское море, Махачкалу и далее в Центральную Россию.

Поэтому само географическое расположение Дагестана по отношению к Индии значительно сокращает транспортные расходы, а минимизация транспортных расходов – это зачастую залог экономического успеха, рентабельности проектов, и Дагестан, соответственно, старается учитывать этот фактор при определении своих партнеров.

Если посмотреть сколько за последние два года реализовано инвестиционных проектов, или на проекты, которые находятся в стадии реализации, то мы увидим, что экономическое и инвестиционное развитие очень сильно шагнуло вперед, в том числе и в аграрном секторе. Сельское хозяйство также является для региона локомотивной отраслью. Так, в прошлом году в республике на 30% были увеличены площади посадки виноградников.

Сделан большой прорыв в развитии тепличного агропроизводства, ставка в этом сегменте сделана на выращивание овощей. Регион полностью обеспечивает себя мясной продукцией крупного и мелкого рогатого скота, мясом птицы, и что особенно хочу выделить, регион вышел на уровень экспорта мясной продукции в Азербайджан.

Сегодня мы нацелены на привлечение зарубежных инвесторов в дальнейшее развитие этих отраслей.

Однако еще два года назад в регионе была нестабильная ситуация, и этот фактор отпугивал инвесторов, проделанная большая работа позволила в значительной степени стабилизировать ситуацию и создать благоприятные предпосылки для инвестирования в экономику республики. Важно отметить, что Республика Дагестан – один из ключевых регионов СКФО, и сегодня те процессы, которые проходят в регионе, обнадеживают, дают понимание инвесторам, что Дагестан идет по пути развития, происходит обеление экономики и определяются основные точки роста.

Отдельно хочу коснуться проекта запущенного ТПП РД: так, в прошлом году палатой был запущен механизм по экстренной юридической защите предпринимателей. Эта помощь оказывается как в рабочем порядке, так и в рамках проверок контролирующих органов.

Схема работы на этом направлении не сложная, но очень действенная и дает хорошие результаты.

ТПП РД занимается защитой бизнеса, стимулирует предпринимателей выходить из тени, давая понять, что палата всегда готова оказать помощь, так представители палаты участвуют и в проверках проводимых контролирующими органами на предприятиях.

Надеемся что усилия ТПП РД при поддержке федеральной ТПП и та лепта, которую мы вносим в развитие предпринимательства в регионе, позволят вывести из тени 70% предпринимателей, которые пока находятся вне налогового поля, и бизнес в регионе будет развиваться цивилизованным путем. Я оптимист.

Индия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 6 апреля 2015 > № 1335500 Бадрутин Магомедов


Россия. СКФО > Образование, наука > un.org, 26 марта 2015 > № 1384585

У КОГО ИСКАТЬ ПОДДЕРЖКИ ДЕВОЧКАМ-ПОДРОСТКАМ В ЧЕЧНЕ?

У них нет возможности получать хорошее образование, нет свободного времени, нет детства. Девочек-подростков в Чечне растят в строгости, им запрещают многое из того, что разрешают мальчикам, возлагают на них обязанности домохозяек и нянь, которые должны ухаживать за своими младшими братьями и сестрами. В этих условиях единственный источник поддержки - это общественные организации, занимающиеся правами женщин и девочек. Найти "отдушину" в тяжелой повседневной реальности и открыть для себя новые возможности подросткам помогают сотрудницы НПО "Центр миротворчества и гражданского развития". Подробнее о деятельности организации Людмила Благонравова расспросила координатора проекта "Группа развития молодых девушек" Раису Борщигову.

**

РБ: В первую очередь мы предоставляем девочкам доступ к пространству, где они могут чувствовать себя свободными, где они могут провести время в компании своих сверстников и в сопровождении двух социальных работниц, которые поддерживают их во время занятий, помогают им развивать их таланты, проводят беседы на тему прав человека, на тему лидерства. Спектр тем, конечно же, варьируется. Все зависит от нужд самих девочек.

ЛБ: Девочки, которые к вам приходят, наверное, рассказывают вам о своей жизни. На какие проблемы они жалуются в первую очередь?

РБ: В первую очередь девочки жалуются на то, что у них очень мало свободного времени, потому что им приходится заниматься своими младшими братьями и сестрами. Учитывая, что мы больше работаем с девочками из трудных, неблагополучных семей, из бедных семей, где родителям приходится много работать, девочки берут на себя обязанности нянь и домохозяек. У них не остается время на то, чтобы быть детьми, развиваться. Часто у родителей не бывает времени заниматься этими девочками.

ЛБ: Насколько сложно такой организации, как ваша, работать в Чечне? Как о ней узнают? Поддерживают ли семьи этих девочек? Они приходят к вам в центр, с ними проводят какие-то занятия, но потом ведь они возвращаются домой, в свои достаточно традиционные семьи...

РБ: Дело в том, что у нас девочки также узнают о важности образования. И наши социальные работники и психологи работают с ними. В принципе, родители в основном довольны, потому что они начинают отмечать рост заинтересованности девочек в образовании, улучшается их успеваемость.

Бывали такие случаи, когда родители приходили и говорили: мы не хотим, чтобы они к вам ходили, потому что они перестали нас слушаться, то есть все зависит от ситуации. Но обычно наша деятельность приветствуется, потому что у нас все проходит в форме игр, и мы приглашаем много различных экспертов, которые проводят мастер-классы с девочками - по рисованию, по журналистике. Девочки учатся делать поделки. Мы как-то пытаемся восполнить девочкам то, чего им не хватает в каждодневной жизни.

Что касается трудностей работы, у нас, скорее, больше проблем возникает с местными властями, потому что наш проект идет вразрез с политикой нынешнего правительства. Она как раз направлена на то, чтобы ограничить деятельность женщины, ограничить ее роль в обществе, а мы, наоборот, поощряем девочек, хотим, чтобы они чувствовали себя полноценными гражданами и вносили свой вклад в его развитие. И приходится быть более дипломатичными, иногда приходится просто даже скрывать свою деятельность, не полностью о ней рассказывать. У нас закрытое пространство. Мы проводим с девочками два часа. И, в принципе, нас никто не беспокоит.

Россия. СКФО > Образование, наука > un.org, 26 марта 2015 > № 1384585


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 марта 2015 > № 1324578 Юнус-Бек Евкуров

Рабочая встреча с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

В Кремле состоялась рабочая встреча Владимира Путина с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым. Глава республики, в частности, информировал Президента России о социально-экономическом положении в Ингушетии, а также о реализации отдельных крупных инвестиционных проектов.

В.ПУТИН: Юнус-Бек Баматгиреевич, как ситуация в республике? Как Вы её оцениваете, чего добились за последнее время, планы какие?

Ю.-Б.ЕВКУРОВ: В целом обстановка стабильная, если говорить в целом по безопасности, по криминогенной, общественно-политической ситуации.

В эти дни республика отмечает 245-летие единения с Россией. В связи с этим хотел бы Вам вручить книгу. В 1770 году наши предки дали клятву царю-батюшке, и с тех пор мы этой клятве верны. Планируем 6 июня в республике торжественно отметить это мероприятие.

Вы давно не были в республике, Владимир Владимирович, хочется похвастаться сделанным, поэтому просил бы Вас по возможности найти время посетить республику.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Ю.-Б.ЕВКУРОВ: Владимир Владимирович, я бы начал сегодня с такого важного проекта – по импортозамещению. Мы договорились с Минкавказом [Министерством Российской Федерации по делам Северного Кавказа], «Россетями», «Ростехом» и «Интер РАО».

В.ПУТИН: Это малая генерация?

Ю.-Б.ЕВКУРОВ: Да, мы хотим сделать стопроцентное наше производство, участвуют пермские и другие заводы. Республика – единственный субъект на Кавказе без собственной генерации. Готовы установить шесть малых газопоршневых генераторов в течение полутора лет.

Я письмо написал. Если Вы проект поддержите, это будет ответ импорту – что мы от него не зависим, плюс подъём нашей энергетики, собственных генерирующих источников и возможностей. Поэтому я просил бы Вас утвердить пилотный проект. Это было бы хорошо.

В.ПУТИН: Давайте.

Ю.-Б.ЕВКУРОВ: Помимо этого мы много делаем по импортозамещению сельхозпродукции, я на этом позже остановлюсь.

Второй вопрос, я именно хочу озвучить эту тему, потому что она глобальная, проблема для нас стратегическая. У нас есть порядка 40 населённых пунктов, где население от 7 до 20 тысяч. Единственный культурный или социальный объект там – это школа и мечеть.

Практически 67 процентов школ работают в две смены, говорить о каких-то дополнительных вещах для молодёжи проблематично, потому что педагоги едва с двумя сменами справляются, некоторые школы в три смены работают. С советского периода не было вообще домов культуры.

Мы выбрали ряд типовых проектов в Татарстане, хорошие проекты, и при поддержке в том числе государственного бюджета, но если бы крупные компании, корпорации включились…

Цена вопроса построить в 30 сёлах эти типовые дома культуры – от 12–15 миллионов рублей до 50 миллионов рублей на 300 мест. Цена вопроса порядка 500–600 миллионов рублей. Если бы была поддержка.

Очень сложно сегодня с молодёжи что-то требовать, когда им некуда ходить. Проблема такая, оставшаяся с советского периода. Прошу тоже поддержать.

В.ПУТИН: Давайте подробнее поговорим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 марта 2015 > № 1324578 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Агропром > fruitnews.ru, 6 марта 2015 > № 1310500

Около 1,6 тысячи гектаров садов разобьют в этом году на территории Дагестана

Данный факт в ходе заседания рабочей группы по развитию агропромышленного комплекса в СКФО озвучил Шарип Шарипов, вице-премьер правительства республики Дагестан.

- 2015 год был объявлен главой Дагестана Годом садоводства. В этой связи мы взяли на себя обязательства осуществить посадку садов на площади 1600 гектаров, из них интенсивного типа на площади 100 гектаров,- сказал г-н Шарипов.

Вице-премьер также добавил, что около 9% от общего по всей России урожая овощей и фруктов производятся именно в Дагестане.

- В сложившихся условиях мы наращиваем темпы развития, уже в прошлом году было произведено на 15% больше плодоовощной продукции, чем в предыдущем. В 2015 году предполагается довести объем овощей, фруктов и картофеля, закладываемых на хранение, до 172 тысяч тонн, и объем овощей, фруктов и картофеля, реализуемых через логистические (оптово-распределительные) центры, – до 200 тысяч тонн,- сообщил чиновник.

Шарип Шапипов рассказал и об успешном ходе реализации нескольких крупных аграрных проектов на территории республики. К примеру, в п. Речное Кизлярского района ООО «Дагагрокомплекс» продолжает возведение овощехранилища с вместимостью в 60 тысяч тонн.

Россия. СКФО > Агропром > fruitnews.ru, 6 марта 2015 > № 1310500


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 февраля 2015 > № 1297059 Виктор Зимин

Рабочая встреча с Главой Хакасии Виктором Зиминым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Республики Хакасия Виктором Зиминым. Глава Хакасии информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе. Обсуждались, в частности, реализация программы по предоставлению гражданам земельных участков и развитие жилищного строительства.

В.ПУТИН: Как год закончился, Виктор Михайлович?

В.ЗИМИН: Разрешите доложить, Владимир Владимирович. Мы не унываем. Начну с наиболее ценных вопросов: все Ваши поручения у нас выполнены, мы сбоя не дадим в 2015 году (я имею в виду по «дорожным картам»), показатели у нас неплохие.

По ВРП, Владимир Владимирович. Сейчас всех волнует вопрос, как живём, как растём. У меня даже оптимизм есть на 2015 год. У нас 2013 год был тяжёлый, когда падали цены на цветные металлы, на уголь. Сейчас наши производственные мощности и по ценовой политике выровнялись, и по объёму, даже имеем неплохой прирост.

Мы сохранили динамику роста, а на 2015 год мы планируем где-то от четырёх до шести процентов рост ВРП. За пять лет мы в целом ВРП увеличили в два раза. Считаю это для нас таким очень серьёзным моментом. Главное даже не то, что в два раза, [иногда] можно и ноль иметь к чему-то.

Но нет, всё жило и работало, сегодня у нас проработано три кластера. Вы как-то подписывали и давали поручение Правительству, сработали по углю – мы открыли за два года три новых разреза. Такая работа, знаете ли, «вдолгую».

Я и сегодня чуть позже Вас попрошу ещё одно поручение от Правительства на новый объект. Объект очень приличный, он объединяет и металлургию, и энергетику. Баланс по Саянке [Саяно-Шушенской ГЭС] будет востребован практически на 100 процентов при наличии нового завода, который даст нам до 10 миллиардов рублей только в республиканский бюджет, полторы тысячи рабочих мест. Проект проработан всеми, Владимир Владимирович, я доложу Вам о нём.

Что касается ситуации по 2015 году, я Вам говорил, что мы с оптимизмом смотрим в будущее, что республика в этом году хорошо приросла по строительству – почти на 40 процентов, а в целом на 68 процентов. Не случайно не стали даже показывать всю динамику.

Мы имели уже 200 тысяч квадратных метров, для нашего региона это большая цифра, перешли рубеж советского времени. В том году добавили ещё сразу 68 тысяч квадратных метров, и главное, что на 2015 год у нас задел больше.

В.ПУТИН: У вас, Вы мне рассказывали, хорошая практика есть предоставления земельных участков.

В.ЗИМИН: Да.

В.ПУТИН: Как она работает?

В.ЗИМИН: Владимир Владимирович, два года мы её осуществляем. Первый год – раскачка, больше законодательной работы было. Мы утвердили законом 37 тысяч участков.

В.ПУТИН: И уже раздали?

В.ЗИМИН: Нет. Раздали в этом году первые 7 тысяч, 2015 год – тоже под 8 тысяч. В чём сложность? Все, наверное, понимают, что это инфраструктура. Но мы договорились, без обмана. Я взял обязательства как Глава, парламент свои обязательства, переговорили со всеми структурами, с населением – при выделении участка в течение 2–3 лет мы обеспечим инфраструктуру.

Она не нужна на первом году, это тормоз получается. Мы не можем дать асфальт, энергетику за первый год. Пока человек строит индивидуальное жильё, мы за эти 2–3 года подтянем всю инфраструктуру. Тогда, получается, есть и динамика.

В.ПУТИН: Участок какого размера?

В.ЗИМИН: 15 соток.

В.ПУТИН: Бесплатно?

В.ЗИМИН: Бесплатно и без обременения. Продать нельзя, пока не построил. Даже человек, имеющий квартиру, тоже имеет право получить землю.

Мы этим промотивировали строительство, привлекли очень много и привлекаем средств дедушек, бабушек, родителей. Когда есть земля, люди помогают своей молодёжи от 18 до 35 лет.

В.ПУТИН: Желающие есть?

В.ЗИМИН: Есть. У нас на сегодняшний день где-то около 12 тысяч заявлений. Я проводил анализ такой, пока ещё из молодёжи за этот год не все писали. А вот сейчас процесс пошёл, и в конце года (за два месяца) мы получили уже около двух тысяч заявлений. Мы не боимся этого, Владимир Владимирович, будем отрабатывать.

Но я хотел бы доложить, что мы и не забыли о тех Ваших поручениях, что мы должны были дать [участки] и всем льготникам. Мы лидеры в этом плане, дали почти 8 тысяч, закрыли почти 90 процентов всех льготников, многодетных и остальных.

В.ПУТИН: 8 тысяч участков?

В.ЗИМИН: Участков, да. Тоже с такой же категорией. Вот им сразу с инфраструктурой выдали. Этот процесс очень всколыхнул нашу стройиндустрию.

Смотрим и другие моменты, то, что помогает двигаться. Очень большой прирост ребятишек, мы выше среднероссийского по числу детей на 1000 населения. Все эти процессы сработали, Владимир Владимирович.

Практически нет уже вопросов по садикам. Большое спасибо за эту программу, сами бы, конечно, не вытянули. Но вот я в этом году в республике последнее совещание проводил, мы этим годом заканчиваем программу – 100 процентов [обеспечим] от 1 года до 7 лет, нам осталось 15 процентов. Стартовали – где-то 45 процентов детей было обеспечено, сейчас 85 процентов.

Владимир Владимирович, большая есть просьба. Я ещё возглавляю Совет губернаторов Сибири, все 12 человек говорили, что нужно поддержать программу по школам. У нас цифры сейчас по этому году – 8 тысяч первоклассников, а к 2020-му – 18 тысяч.

В.ПУТИН: Я же об этом даже в Послании говорил.

В.ЗИМИН: Да, было, но пока не видим результатов. Хотя бы начать в этом году, чтобы мы могли провести проектирование. Хотя бы на эти вещи, чтобы мы их увидели в федеральной программе.

В.ПУТИН: Хорошо. Давайте сейчас обсудим подробнее.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 февраля 2015 > № 1297059 Виктор Зимин


Россия. СКФО > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 6 февраля 2015 > № 1293409

Рособнадзор провел апробацию печати КИМ в пункте проведения экзаменов в Ингушетии.

Специалисты Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и Федерального центра тестирования в Ингушетии провели апробацию печати контрольных измерительных материалов (КИМ) в пункте проведения экзаменов (ППЭ).

Главной задачей апробации является определение технических возможностей печати КИМ в аудитории непосредственно перед началом экзамена в пунктах проведения экзаменов, расположенных в удаленных местностях, а также отработка технических и технологических вопросов процедуры.

Печать экзаменационных материалов проводилась в одном из лицеев Магаса, где во время единого государственного экзамена будет действовать ППЭ 260. В ходе апробации был представлен подробный презентационный материал о технологии печати, также участники могли задать все интересующие вопросы специалистам Рособрнадзора и ФЦТ, а также на практике закрепить полученные знания.

Печать контрольных измерительных материалов непосредственно в аудитории ППЭ хорошо себя зарекомендовала во время прошлогодней экзаменационной кампании. Технология основана на использовании электронных КИМ с применением специальных средств шифрования. Главное преимущество – полная недоступность содержания заданий для всех участников ЕГЭ до момента получения паролей, которые предоставляются с федерального уровня за один час до начала экзамена. При этом для каждого региона и для каждого экзамена используются свои, уникальные ключи шифрования.

Во время ЕГЭ-2015 Рособрнадзор намерен расширить практику печати экзаменационных материалов в ППЭ, а также увеличить количество регионов, которые будут использовать эту технологию.

Россия. СКФО > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 6 февраля 2015 > № 1293409


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2015 > № 1357970 Таймураз Мамсуров

«Понятно, что во многих вещах мы буксуем, считая совершенно безосновательно, что мы на правильном пути, — заявил в беседе с корреспондентом ИА REGNUM Глава Республики Северная Осетия (Алания) Теймураз Мамсуров, делясь своими впечатлениями о работе семинара-совещания „Современная экономическая и политическая повестка. Лучшие региональные практики“, — сейчас мы все призываем друг друга пережить кризис, и имеет место состояние патриотичного лоска — вот, мол, мы переживем! А как переживать? Необходимо воспользоваться ситуацией, и сделать прорыв в культуре управления регионами и городами».

"Семинар — очень удачная форма для диалога, обмена мнениями, и я считаю, что эти три дня прошли с пользой. Конечно, для тех, кто этого хотел… На семинаре мы услышали достаточно полезные вещи, нам предложили идеальный набор собеседников, и мы уезжаем отсюда с ощущением свежести, новых взглядов на то, чем мы занимаемся, " — завершил свой комментарий глава Северной Осетии.

Напомним, семинар-совещание «Современная экономическая и политическая повестка. Лучшие региональные практики» прошел в подмосковной деревне Аносино, на площадке Корпоративного университета Сбербанка, 29-31 января. В его работе приняли участие 280 региональных и муниципальных руководителей.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2015 > № 1357970 Таймураз Мамсуров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 января 2015 > № 1284927 Таймураз Мамсуров

Встреча с главой Республики Северная Осетия – Алания Таймуразом Мамсуровым.

Обсуждалась социально-экономическая ситуация в Республике Северная Осетия – Алания.

Т.Мамсуров, в частности, информировал Президента о планах по импортозамещению в семеноводстве, ходе реализации программы «Доступное и комфортное жильё», а также развитии в регионе детского спорта.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день!

Таймураз Дзамбекович, поговорим по результатам прошлого года. Чем похвастаетесь? Есть чем хвататься?

Т.МАМСУРОВ: Есть чем хвастаться. Тяжёлый год был, но, Владимир Владимирович, мы его успешно, достаточно успешно преодолели. Если говорить о реальной экономике, то темпы роста в промышленности и в других отраслях превысили сто процентов, для нас очень важно было. Вы нас два года назад критиковали за спад инвестиций в основной капитал – мы поднапряглились и в этом году до 120 процентов подняли темпы роста инвестиций. Но что отрадно, в них более чем в два раза увеличены инвестиции частного капитала.

Средняя зарплата у нас тоже выросла на 110 процентов.

Что касается бюджета, то за последние два года нам удаётся поднимать собственные доходы темпами, которые в принципе превышают общероссийские темпы. Минфин чётко за нами следит, и нас перевели во вторую группу: есть у них своя градация, она называется «за надлежащее управление финансами». Хотя для нас, Вы знаете, для дотационной республики, это очень тяжело.

Дотационность республики сегодня мы снизили до 53 процентов. Я понимаю, что, может быть, эту задачу в таких территориях, как наша, повернуть тяжело, но в этих рамках мы стараемся держаться и будем снижать дотационность.

Численность официально зарегистрированных безработных: когда мы себя смотрим на общероссийском уровне, то, конечно, неприглядно выглядим, но в рамках своего федерального округа мы на втором месте, после Ставропольского края. И ещё в этом году мы на 10 процентов снизили…

В.ПУТИН: То есть динамика положительная?

Т.МАМСУРОВ: Динамика положительная, и темпы хорошие.

Что касается майских указов, мы их полностью выполняем. По детским садам мы только в прошедшем году около 4 тысяч мест создали. И впервые после советского времени мы начали и новые [сады] тоже строить, хотя стараемся за счёт оптимизации ныне работающих детских и школьных учебных заведений [эту проблему] тоже решать. И по дорожной карте мы ещё в наступившем году создадим более 3800 мест и в 2016 году – 1900.

Когда в 2005 году меня назначали первый раз, Вы мне сказали: обрати внимание, твоя территория – единственная республика на Кавказе, у которой отрицательный баланс, то есть у нас рождаемость была меньше смертности. Последние шесть лет можно говорить об устойчивой динамике.

У нас пошло всё положительно: рождаемость растёт, смертность снижается. Средний возраст [продолжительности жизни] у нас поднялся выше общероссийского.

В.ПУТИН: Сколько сейчас?

Т.МАМСУРОВ: 73. Для нас это действительно уникальная тенденция, мы её постараемся закрепить. Конечно, большое значение имел материнский капитал и так далее. Думаю, всё-таки, по большому счёту, у людей какая-то уверенность в будущем появилась, и они уже решили рожать детей.

В.ПУТИН: Горизонты планирования семьи расширяются.

Т.МАМСУРОВ: Да, меня это радует. Я бы не стал об этом докладывать, если бы не шестилетняя устойчивая динамика, чего раньше не было.

Что касается ситуации, в которой мы все оказались по импортозамещению. Вы прекрасно знаете нашу республику и в тяжёлые времена бывали, знаю, Вы внимательно следите за всем, что на Кавказе происходит. Конечно, задачи кормить страну у нас нет, и мы её не можем даже ставить перед собой. Я считаю, что работа, направленная на то, чтобы собственным производством обеспечить хотя бы себя, это тоже уже какая-то форма, какой-то вклад в импортозамещение. Нам уже удалось по мясу птицы, по прудной рыбе, по кукурузе и по картофелю обеспечить себя.

Но мы вспомнили, что когда-то на нашей базе очень сильно работало научное семеноводство. Я посмотрел: конечно, самая неприятная зависимость – это зависимость от семян, поэтому мы поработали по семенам кукурузы и по картофелю. Я хотел, чтобы Вы когда-нибудь посмотрели сами, потому что меня это радует, это делают молодые учёные. По картофелю мы поработали со швейцарскими исследовательскими институтами и фактически уже научно-производственная часть завершена. Сейчас надо увеличивать масштабы, и мы до 20 процентов семян картофеля России будем давать другим регионам. Они уникальны. Фёдоров [Министр сельского хозяйства] два раза был со своими специалистами, будут нас поддерживать.

По семенам кукурузы наши такие же молодые ребята – учёные поработали в Сербии. Так называемые югославские семена, которые покупаем, теперь мы их сами начинаем – с их опытом – у себя производить. Четыре сорта официально зарегистрированы как реальные наши семена. И по кукурузе прогноз такой, что можем до 40 процентов своего региона покрыть. Мы считаем, большой будет вклад наш в семеноводство.

Понятно, что для таких территорий, как наша, важны развитие малого бизнеса и создание условий для бизнеса. У меня самого больших радостей не бывает от таких оценок, но, как говорится, мы, как любой кавказский народ, тщеславны, и, когда в Давосе в докладе Всемирного банка Осетия прозвучала как одна из трёх территорий, где созданы благоприятные условия по их критериям, меня это порадовало. Но я не вижу, что к нам все хлынули, ну, потому что мы – Кавказ, мы «фоним», но тем не менее это говорит о том, что парламент, наши все уровни власти поработали, и мы по нормам подготовили всё, чтобы к нам шли инвестиции. Они идут. Но самое главное, наш собственный малый бизнес развивается успешно.

Что могу Вам доложить? По программе «Доступное и комфортное жильё» мы вместе с Федеральным фондом содействия жилищному строительству и Сбербанком организовали такую конструкцию ипотечного кредита, что нам удалось за прошлый год, за полтора года 200 квартир выдать учителям, врачам и работникам культуры, и ещё 400 мы продолжаем строить. То есть они практически, как в те старые добрые времена, начали получать жильё.

В.ПУТИН: Субсидируете вы?

Т.МАМСУРОВ: Да. Но там далёкие горизонты возвратов, и за счёт того, что федеральный фонд – наши земли в их пользовании, они тоже участвуют в части залога.

В.ПУТИН: Первый взнос субсидируете или ставку в целом?

В.МАМСУРОВ: Нет, ставку, но разбиваем её возврат далеко. Квадратный метр из-за себестоимости (потому что всё это бесплатно: и земля, и так далее) гораздо ниже, чем у нас в среднем эконом-класс, а по качеству они получают жильё выше эконом-класса. Пока это удаётся.

Плюс дети-сироты. Они у нас есть, к сожалению, и мы их тоже сейчас усиленно начинаем обеспечивать жильём по окончании срока – так, как это положено.

Мы очень сильно активизировали работу с детским спортом, только 20 спортивных сооружений за год построили. В конце года сдали три хороших мощных спорткомплекса: один в университете, с бассейном, и два – в районных центрах. Они очень высокого уровня и многопрофильные.

В.ПУТИН: Сколько детей занимается?

Т.МАМСУРОВ: У нас официально в детских спортивных школах их за семь тысяч. Хоккеисты наши, Владимир Владимирович, уже Подмосковье и Краснодар отодвинули. И через пару лет, когда им станет 14–16, Вы их услышите. Один из наших ребят вместе с Вами играл в «Ночной лиге».

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 января 2015 > № 1284927 Таймураз Мамсуров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 декабря 2014 > № 1264927 Юнус-Бек Евкуров

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым.

На встрече обсуждались вопросы социально-экономического развития республики.

Стенограмма:

Д.Медведев: Юнус-Бек Баматгиреевич, предновогоднее время – как раз время итоги подводить. Вы много занимаетесь развитием республики. Не так давно мы встречались, обсуждали в целом проблемы Северо-Кавказского округа, в том числе энергетику. Мы договорились и отдельно встретиться, поговорить. Сначала расскажите, пожалуйста, о результатах, которые были достигнуты в уходящем году, в том числе в области экономики и социальной сферы Ингушетии.

Ю.-Б.Евкуров: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мы все обязательства 2014 года перед населением по социальным проектам исполнили, здесь проблем нет. Рост ВРП у нас порядка 16%, даже с учётом индексации, прогнозы на 2015 год тоже хорошие. По индексу сельхозпроизводства (это очень важно с учётом импортозамещения, и Ваши указания по этому направлению были довольно серьёзными) у нас рост более чем на 6%. Есть ряд других прогнозных направлений, которые могут привести к хорошим результатам.

Д.Медведев: По сельскому хозяйству в основном это что?

Ю.-Б.Евкуров: Это в основном сейчас овощи, фруктовое направление мы хорошо начали и зерно.

Д.Медведев: И зерно тоже?

Ю.-Б.Евкуров: Уже в этом году, уже завтра, мы сдаём – это переработка, ГУП «Атлас», по ФЦП очень хороший проект, и мясомолочный комплекс, которые уже в 2015 году дадут возможности по импортозамещению по молочке (по мясу пока нет), и по переработке, консервным производствам. Плюс ещё один проект (по линии Минпромторга) – это комбинат детского питания. Это хорошие проекты. Бюджетные доходы республики растут ежегодно, и в этом году у нас тоже рост, мы в регионов России находимся по собственным доходам. Тоже хорошие показатели.

С учётом сервисных работ мы снизили безработицу почти на три пункта (регистрируемую безработицу).

Д.Медведев: Какая она сейчас в республике?

Ю.-Б.Евкуров: За четыре года снизили на 45% …

Д.Медведев: Она была одной из самых высоких.

Ю.-Б.Евкуров: Высоких, да. Если у нас общая безработица по населению была 54 тыс., то сегодня 23,5 тыс. И регистрируемую безработицу мы снизили с 24% до 12,7% - хороший процент.

Д.Медведев: Снижение отличное, да.

Ю.-Б.Евкуров: С учётом вводимых объектов, я думаю, в 2015 году у нас будет ещё больше снижение.

Надо сказать, что в этом году мы выполнили ещё одну задачу 2015 года. Вы ставили на селекторном совещании довольно серьёзную задачу по многофункциональным центрам. И мы в этом году её выполнили – на 97% охват населения…

Д.Медведев: То есть практически все, кто живёт на территории Ингушетии, пользуются МФЦ сейчас, где бы они ни находились?

Ю.-Б.Евкуров: Девять пунктов мы уже всё, открыли...

Д.Медведев: В том числе и в сельской местности?

Ю.-Б.Евкуров: И в сельской местности. В Джейрахском районе сделали подвижные МФЦ.

Д.Медведев: Нормально абсолютно, даже удобно.

Ю.-Б.Евкуров: А в 2015 году мы завершим полностью, на 100%, охват населения.

Второе. Мы в этом году закрыли тему по аварийным домам, то есть задачу 2015 года мы выполнили уже в этом году. Фонду реформирования ЖКХ, руководству фонда я как раз хотел бы отдельное спасибо сказать за эту программу. Буквально на днях 764 человека переселили в хорошие, комфортные дома.

Плюс мы выполнили задачу «дорожной карты» по линии Минобразования: четыре садика в этом году открыли и закрыли тему создания новых мест в дошкольных учреждениях – как в садиках, так и в других. Открыли и частный садик более чем на 30 детей. Плюс открыли пять школ, благодаря которым мы ликвидировали трёхсменку в трёх школах. Теперь у нас осталось девять школ, где надо трёхсменку ликвидировать.

Д.Медведев: Да, трёхсменка – это, конечно, вообще большая проблема, потому что двухсменное обучение и то создаёт сложности. И по-хорошему мы в будущем вообще должны отойти от двухсменного обучения, выйти в нормальный режим односменного обучения. Но трёхсменное – это, конечно, совсем тяжкая история, поэтому нужно от неё избавляться. Но будем думать о том, чтобы в конечном счёте (может быть, не в наступающем году, но во всяком случае в ближайшие годы) создать отдельную программу по реконструкции школ, по созданию новых школ и по уходу от двух-, трёхсменных режимов школьного образования.

Ю.-Б.Евкуров: Спасибо, задача такая стоит сегодня, мы её выполняем. И по майским указам, Дмитрий Анатольевич, мы идём тоже с опережением. Зарплата по экономике – 21 274 рубля, то есть мы выдерживаем все планки, и на 2015 год тоже угроз как таковых нет.

Д.Медведев: Хорошо. Значит тогда, раз находитесь в створе указов, важно это всё сохранить. Даже несмотря на то, что сейчас не самый простой финансовый период, мы постараемся, естественно, сохранить ту поддержку, которую оказывали регионам, и по линии ФЦП, и по линии специальных форм финансирования – через субсидирование, через кредиты, которые мы предоставляли по низкой ставке – для решения целого ряда неотложных задач. Это, конечно, коснётся и Республики Ингушетия.

Ю.-Б.Евкуров: Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 декабря 2014 > № 1264927 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 26 декабря 2014 > № 1264800

В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ 2014 ГОДА В ИНГУШЕТИИ ВВЕДУТ В СТРОЙ 12 КРУПНЫХ ОБЪЕКТОВ

До конца текущего года в Ингушетии будут введены в эксплуатацию 12 важных социальных и промышленных объектов. Как сообщили ИА REGNUM 26 декабря в Министерстве строительства, архитектуры и ЖКХ региона, в числе объектов несколько школ и детских садов, промышленные предприятия в Карабулаке и других населенных пунктах Ингушетии. Кроме того, будет завершена реконструкция нескольких образовательных учреждений.

По информации ведомства, по линии ФЦП "Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010-2016 годы" из запланированных 20 объектов в текущем году были введены в эксплуатацию шесть объектов, по пяти объектам идет оформление документов для получения разрешения на ввод. Оставшиеся восемь объектов являются переходящими на будущий год.

При непосредственном участии Минстроя Ингушетии в нынешнем году введено в эксплуатацию более 20 объектов. Среди них такие, как коррекционная школа в сельском поселении Ачалуки, административное здание ГУ НИИ в городе Магасе, детский сад в селе Орджоникидзевское, ФОК в Ачалуках и другие.

Отметим, в Ингушетии в 2014 году одновременно велось строительство сразу 54 промышленных и социальных объектов. Их ввод в эксплуатацию запланирован до конца нынешнего года. Среди возводимых объектов крытый каток, научная библиотека, школы, жилые дома и детские сады в Яндаре, Карабулаке и сельском поселении Орджоникидзевское. Как сообщало ИА REGNUM , в рамках федеральных целевых и республиканских программ ведутся строительство седьмого микрорайона, паркового комплекса в Магасе, жилых домов в Назрани и Яндаре, завода по производству полимерных труб и облицовочных материалов, предприятия сборно-монолитного бетона в Карабулаке, завода по производству энергосберегающего осветительного оборудования на базе сверхъярких диодов и швейного объединения, реконструкция и расширение детского оздоровительного лагеря "Эрзи".

Завершается строительство мясомолочного комплекса в селе Сагоши. Среди объектов здравоохранения станция скорой медицинской помощи на 30 тыс. вызовов, республиканская детская больница на 200 коек, эндокринологический диспансер, поликлиника с женской консультацией на 100 посещений в смену.

Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 26 декабря 2014 > № 1264800


Россия. СКФО > Транспорт > regnum.ru, 26 декабря 2014 > № 1264442

НА СТАВРОПОЛЬЕ ВЕРНУТ 39 ПАР ПРИГОРОДНЫХ ЭЛЕКТРИЧЕК

В Ставропольском крае с 1 января 2015 года на маршруты будут выведены 39 пар электропоездов. Об этом речь шла 26 декабря на совещании в краевом правительстве, сообщили ИА REGNUM в пресс-службе губернатора региона.

Тариф по сравнению с текущим годом вырастет на 12,6% и составит 2 рубля 41 копейки за километр. Как прозвучало, "километровый" расчет его стоимости позволит уменьшить расходы пассажиров на билет в сравнении с действовавшей прежде системой.

В 2014 году плата определялась с учетом стоимости одной зоны проезда, равной 10 километрам. То есть, пассажиры, проезжавшие, например, 26 километров, фактически оплачивали поездку за три зоны - 30 километров.

Ранее, на пресс-конференции в Ставрополе глава региона сообщил, что на компенсацию скидок для студентов в бюджете Ставрополья предусмотрено 9 миллионов рублей.

Напомним, с начала года число пригородных электричек сократилось в Ставропольском крае с 44 до 19,5. При этом железнодорожная компания ранее заявляла о намерении продолжить сокращение, если не договорится с властями о приемлемой сумме компенсации выпадающих доходов.

Россия. СКФО > Транспорт > regnum.ru, 26 декабря 2014 > № 1264442


Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 декабря 2014 > № 1251141 Александр Хлопонин

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Брифинг Александра Хлопонина.

Вопрос: В первой части совещания мы услышали вступительную речь премьера, где он озвучил проблемы, которые есть в ТЭКе Северного Кавказа, и в том числе затронул теневую часть этого бизнеса. Были ли приняты какие-то решения, даны поручения по итогам совещания?

А.Хлопонин: Давайте по порядку. Действительно, у нас эти проблемы в топливно-энергетическом комплексе накопились за последние 10 лет. Можно разные причины называть. Три года назад по поручению Дмитрия Анатольевича Медведева была создана специальная комиссия, которая как раз занимается проблемами декриминализации в топливно-энергетическом комплексе. Мы решили расширить эту комиссию, заниматься не только декриминализацией, но и по большому счёту вносить какие-то определённые предложения в систему, в структуру управления этим комплексом, для того чтобы все эти проблемы устранить.

Было отмечено в закрытой части заседания, что действительно за последний год ситуация изменилась и количество долгов снизилось в значительной степени, выстроились прямые отношения с поставщиками. Ситуация меняется, но не такими темпами, как бы нам хотелось.

Основные проблемы, которые были вскрыты, которые обсуждались в закрытой части. Прежде всего, если брать в целом топливно-энергетический комплекс, у нас упали объёмы добычи нефти (практически 92% к уровню прошлого года), у нас упали объёмы добычи газа (приблизительно тоже 93% к уровню прошлого года). Есть объективные, субъективные причины. На этом фоне у нас на Северном Кавказе глубинной переработки нефти практически нет, то есть те мини-НПЗ, которые сегодня работают, проводят только первичную переработку нефтепродуктов, и на самом деле качество очень низкое. Часть мини-НПЗ сегодня работает вообще в нелегальном пространстве, механизма лицензирования на сегодняшний день не существует, поэтому на самом деле это работа Ростехнадзора, Росприроднадзора позволила нам закрыть около 30 неэффективных мини-НПЗ на территории Северо-Кавказского округа. При этом давно были даны поручения о строительстве нефтеперерабатывающих заводов. Вы знаете, что у нас есть поручение по строительству нефтеперерабатывающего завода в Чеченской Республике. Этим проектом занимается «Роснефть», объём производства и переработки – около 1 млн т нефти, и на сегодняшний день идёт стадия проектирования. Мы надеемся, что в ближайшее время проект будет завершён и начнётся строительство этого завода в Грозном.

Второй завод сегодня строится в Махачкале. Но пока что, по проверке Росприроднадзора, глубина переработки достаточно невысокая (около 60%), оборудование требует значительной корректировки, и здесь тоже поставлена прямая задача – разобраться и доложить в ближайшее время о дальнейшем плане строительства нефтеперерабатывающего завода в Махачкале. И прозвучали, безусловно, предложения проработать Министерству энергетики вопросы лицензирования мини-перерабатывающих заводов – не только на территории Северного Кавказа, но и в целом по России.

Теперь, что касается долгов. Это отдельная часть вопросов, которые мы разбирали. Здесь выявлен ряд ключевых проблем, по которым надо усилить работу. Первое – у нас до сих пор очень большие проблемы в тарифообразовании. У нас на сегодняшний день тарифы реально не обоснованы, то есть занижены. И в связи с тем, что длительный период региональные энергетические компании не приводили эти тарифы к реально обоснованным, вот этот разрыв только нарастает. С этим надо что-то делать. У регионов нет денег, для того чтобы компенсировать выпадающие доходы у наших компаний. Соответственно, здесь надо принимать волевое решение: либо давать поручение Минфину совместно с другими министерствами проработать этот вопрос, либо дополнительно выделять субсидии регионам на компенсацию этих выпадающих доходов, либо субъектам привести эти тарифы в соответствие с реально обоснованными. Предложение тоже будет доложено Председателю Правительства в ближайшее время.

У нас, к сожалению, есть в этой системе «мёртвые души». Мы сделали проверку, об этом докладывала Служба судебных приставов: когда они прошли по реальным платежам, по плательщикам, выяснилось, что половина адресов – фиктивные, у нас на самом деле половина несуществующих плательщиков. Это очень большая проблема. И пришли к пониманию, что как таковой полноценной базы о плательщиках у нас на сегодня не существует. Поэтому тоже поставлена задача в ближайшее время со всеми федеральными заинтересованными структурами привести эту базу в соответствие.

У нас большая проблема в отсутствии приборов учёта. Мы говорили о том, что были поручения, в частности на прошлой комиссии, по разработке программы о финансировании установки приборов учёта. Она выполнена не в полном объёме. И были даны поручения привести её в соответствие, выполнить в полном объёме. Наличие приборов учёта позволит в значительной степени тоже улучшить платёжную дисциплину.

У нас выявлены факты наличия бесхозных сетей в территориях. Здесь дано прямое поручение республикам о том, чтобы привести это в порядок и либо поставить их на учёт, забрать в собственность региональную (муниципальную), либо передать на баланс наших компаний. Это тоже прописано в поручении, дано поручение в ближайшее время доложить Председателю Правительства о конкретных мероприятиях.

У нас по газу, действительно, на сегодняшний день объём неплатежей населения очень большой, составляет около 73%. Здесь тоже надо навести порядок, потому что те факторы, которые были обозначены, в полной мере как раз и говорят о том, что здесь надо проводить работу на местах.

В целом же, несмотря на вот этот пласт проблем, который обсуждался в закрытой части, констатировали о том, что действительно работа ведётся, и мы надеемся, что в следующем году она будет продолжена. Комиссия по декриминализации продолжит работу и в следующем году. Я надеюсь, что мы эту ситуацию потихоньку выровняем, то есть динамика у нас очень положительная.

Вопрос: Александр Геннадьевич, вы не могли бы пояснить: если брать энергетические компании, то будут ли для них отменены регулируемые договоры с 2015 года?

А.Хлопонин: Нет, этот вопрос сегодня не обсуждался. Что вы имеете в виду: регулируемые договоры?

Вопрос: Они ведь работают по двусторонним договорам сейчас?

А.Хлопонин: Да, это и будет продолжено.

Вопрос: А что касается порядка..?

А.Хлопонин: Да, принято решение о том, чтобы сохранить пока что этот порядок до 2018 года.

Вопрос: Террористическая проблема обсуждалась на совещании?

А.Хлопонин: Нет, сегодня касались вопроса исключительно декриминализации ТЭКа.

Вопрос: А присутствие Колокольцева, Ромодановского как-то проявило себя?

А.Хлопонин: Во-первых, это члены комиссии. Во-вторых, Колокольцев у нас Министр внутренних дел, он и возглавляет этот блок проблем, связанных с декриминализацией. Сегодня было сообщено по поводу количества возбуждённых уголовных дел, количества дел, доведённых до суда. Я же говорю: там работа продолжается и достаточно эффективно ведётся работа.

Спасибо большое.

Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 декабря 2014 > № 1251141 Александр Хлопонин


Россия. СКФО > Армия, полиция > forbes.ru, 12 декабря 2014 > № 1248193 Сергей Маркедонов

Чечня-1994: упущенный шанс на мир

Сергей Маркедонов

кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Ближе всего к компромиссу Москва и Грозный были в апреле 1994 года, когда президент Ельцин поручил подготовить договор по «татарстанской модели»

Двадцать лет назад, 11 декабря 1994 года, на территорию Чечни со стороны соседних республик (Ингушетии, Северной Осетии и Дагестана) вошли армейские части и подразделения внутренних войск России. Так начиналась первая военная операция, направленная на уничтожение инфраструктуры Чеченской Республики Ичкерия — сепаратистского образования, возникшего за три года до этого. Впоследствии политики, журналисты, правозащитники введут в оборот словосочетание «первая чеченская война». Оно станет широко употребляемым понятием при разговорах и дискуссиях о событиях 1994-1996 гг. на Северном Кавказе. 

Между тем, данное словосочетание не кажется мне корректным в силу нескольких причин.

Следуя подобной логике, мы должны рассматривать «довоенный» (1991-1994 годы) и «межвоенный» (1996-1999 годы) периоды как периоды мира в «мятежной республике». Но даже поверхностный анализ реальных событий тех лет показывает, что подобная оценка, мягко говоря, не выдерживает критики.

Ввод российских армейских и военно-полицейских подразделений в республику не был нарушением мирной жизни Чечни. Первая кровь пролилась задолго до декабря 1994 года. Еще до 1994-го республика оказалась вовлечена в серию внутренних братоубийственных междоусобиц. Приведу лишь несколько примеров. В ночь с 4 на 5 июня 1993 года верные первому президенту Чеченской Республики Ичкерия Джохару Дудаеву вооруженные формирования штурмом овладели зданием грозненского Городского собрания (одного из главных оппозиционных центров). В ходе этих действий погибли 50 человек и 150 получили ранения. 6 июня 1993 года Дудаевым был распущен Конституционный суд Чечни. Эти события означали, по сути дела, полномасштабную внутричеченскую гражданскую войну. Как отмечалось тогда в совместном заявлении Чеченской партии справедливости и газеты «Справедливость»: «4 июня из САУ (самоходная артиллерийская установка. — С.М.) расстреляно не здание Городского собрания муниципальной полиции, а идея национальной солидарности всех чеченцев».

Помимо Грозного в Чечне «довоенной» были и другие очаги напряженности. В первую очередь речь идет о Надтеречном районе (на начало 1990-х в нем проживало около 46 000 человек). После событий 4-5 июня 1993 года в Грозном Надтеречный район Чечни стал северокавказской Вандеей для непризнанного государства, рожденного «чеченской революцией» 1991 года. «Надтеречный» сепаратизм в свою очередь спровоцировал «внутрирайонный» сепаратизм (в селе Гвардейском против руководства района выступили сторонники Дудаева).

Таким образом, на момент решения о начале антисепаратистской кампании в Чечне была принципиальная для де-факто властей этой республики проблема — отсутствие единого центра принятия решений и эффективной власти. Этим, кстати говоря, конфликт в Чечне отличался от других противостояний на территории Большого Кавказа. Там тоже случались конфликты де-факто властей с полевыми командирами (можно вспомнить противостояние Самвела Бабаяна и Аркадия Гукасяна в Нагорном Карабахе). Однако оно разрешалось не в пользу последних.

И сегодня, через два десятилетия, не утихают споры о том, можно ли было избежать военного решения проблемы в 1994 году.

С нашей точки зрения, дискутировать о том, почему не встретились Борис Николаевич и Джохар Мусаевич, не самое продуктивное дело. Хотя для постсоветского пространства личный фактор играл и продолжает играть не последнюю роль, его не стоит переоценивать. Личная встреча президента России и лидера непризнанной республики могла бы, наверное, что-то решить, если бы партнером главы РФ был человек, чья, пусть и непризнанная, легитимность признавалась бы всем населением и всеми группами влияния внутри Чечни. События лета 1993 года (а также последующие за ними события, включая создание оппозиционного Дудаеву Временного Совета Чеченской Республики, а также несколько неудачных попыток его свержения) показали, что т. н. президент Ичкерии — это самый сильный, но все же не единственный лидер внутри «мятежного субъекта». Внутри Чечни были и сторонники России как наименьшего зла, а также ситуативные союзники, ненавидевшие Дудаева. Идти в этой связи на контакт с ним значило бы отказаться от тех, кто связывал свои надежды с Москвой, а также легитимировать амбиции «неистового Джохара». Во-вторых, пора уже давно опровергнуть миф о том, что в 1991-1994 годах с Дудаевым никто из федерального центра не работал. С ним велись переговоры по многим форматам (президентскому, парламентскому), а в 1991-1993 годах он получил из Москвы одиннадцать различных вариантов разграничений полномочий с федеральной властью!

Ближе всего к достижению компромисса Москва и Грозный были в апреле 1994 года, когда президент Ельцин дал поручение правительству подготовить проект договора, аналогичный «татарстанской модели».

Хочу напомнить, что эта модель (основанная на договоре между Москвой и Казанью 15 февраля 1994 года) давала республике такие права, как совместное с федеральным центром решение вопросов, связанных с «экономическими, экологическими и иными особенностями» субъекта федерации, в частности с «длительным использованием нефтяных месторождений». Органы власти республики также получили право оказывать государственную поддержку соотечественникам и выдавать проживающим на территории республики гражданам паспорта с вкладышем на татарском языке и с изображением герба республики. Для претендентов на пост президента республики было введено дополнительное требование: он должен владеть двумя государственными языками республики, русским и татарским. Первый российско-татарстанский договор был бессрочным. Но даже такие широкие полномочия не получили поддержки в Грозном.

Втягивание же Москвы в гражданскую войну внутри республики на стороне противников Дудаева помимо всякого субъективного интереса подталкивало ее к тому моменту, когда надо было открыто выйти из окопа. Штурм Грозного 24-27 ноября 1994 года был самой серьезной военной акцией антидудаевской оппозиции с участием солдат российской армии. Ноябрьская акция со всей очевидностью продемонстрировала причастность российской власти к поддержке противников лидера Ичкерии. Она стала своеобразным рубежом российской политики по отношению к сепаратистской Чечне. Отказ от прямого вовлечения в дела «чеченской революции» в 1994 году означал бы для России признание второго поражения сепаратистам за период с 1991 года. Этого Кремль допустить не мог и прибегнул к «последнему доводу королей». Он был оформлен в виде Указа Президента РФ № 2137с «О мерах по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики».

Однако и сегодня, через двадцать лет, вобравших в себя две антисепаратистские кампании, «чеченизацию власти» и многое другое, говорить о том, что задачи, сформулированные указом № 2137с, реализованы, значит сильно грешить против истины. Первая кампания 1994-1996 годов окончилась для России тяжелым поражением, не столько военным, сколько политико-психологическим.

На несколько лет Хасавюрт стал неким подобием Брестского мира для ядерной державы.

Именно это поражение во многом предопределило новый вооруженный конфликт. Не только из-за стремления Москвы сломать установившийся статус-кво, но и из-за провала государственности непризнанной Ичкерии, а также попыток боевиков экспортировать нестабильность за пределы собственно Чечни. Прежде всего, в самый крупный субъект Северного Кавказа Дагестан. Однако победа над противниками российского государственного проекта лишь закрыла один набор проблем, открыв другие, среди которых и высочайшая степень властной автономии республиканской элиты (на его фоне «татарстанский вариант» выглядит жестким унитаризмом), слабые властные институты и де-факто личная уния первых лиц в Москве и в Грозном. Но даже жесткая вертикаль, как мы увидели хотя бы в декабре 2014 года, не гарантирует защиты от диверсионно-террористических атак.

Значит ли это, что первая антисепаратистская операция была никому не нужной авантюрой? Думается, подобный вывод стал бы серьезным упрощением. Конфликт 1994-1996 годов высветил несколько моментов принципиальной важности. Во-первых, он продемонстрировал, что аутизм в отношении Чечни невозможен.

Россия может бросить Чечню. Но погруженная в хаос и гражданскую войну Чечня никогда не оставит Россию.

И не только ее, но и другие страны, прежде всего соседние. Грузинские, азербайджанские и армянские политики и эксперты могли бы многое рассказать об участии того же Шамиля Басаева в военных действиях в Абхазии и в Нагорном Карабахе, а Панкисское ущелье даже называли «Ичкерией для Грузии». Поэтому идея о том, что можно было просто «переждать конфликт», доказала свою несостоятельность.

Во-вторых, события 1994-1996 годов показали, что военная операция без программы социально-экономической и политической реабилитации не достигает цели. Чечня — это не иностранная территория. И все военные методы недостаточны в работе с собственными гражданами (или теми, кого мы бы хотели видеть в этом качестве). В-третьих, в 1994 году на примере Чечни мы увидели, что такое недостаток знания о предмете управления, а также отсутствие стратегии. Чеченский сценарий писался (и во многом пишется сейчас) по ходу пьесы.

Но, пожалуй, самое главное — это отсутствие серьезного общественного интереса у российских граждан к Чечне. В конце концов, власти могут ошибаться и заблуждаться, но аутизм общества — вещь намного более опасная. За все эти двадцать лет большинство россиян интересовалось Чечней только в двух случаях: либо в связи с повестками из военкоматов для своих отпрысков, либо как сюжетом для низкопробных псевдопатриотических сериалов. То, что реально происходит в северокавказской республике, иностранных наблюдателей волнует гораздо больше, чем наших сограждан. Все это не создает необходимых предпосылок для успешной интеграции Чечни в общероссийское пространство, делает ее «особым островом», хотя и не имеющим водного окружения.

Россия. СКФО > Армия, полиция > forbes.ru, 12 декабря 2014 > № 1248193 Сергей Маркедонов


Германия. СКФО > Образование, наука > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255099

ТПП СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ И РЕМЕСЛЕННАЯ ПАЛАТА ЛЕЙПЦИГА ПОДПИСАЛИ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

На базе Георгиевского регионального колледжа "Интеграл" прошел Российско-Германский семинар "Дуальное обучение: перспективы реализации в СКФО". В нем приняли участие представители краевой Думы, Ремесленной Палаты города Лейпцига, Торгово-промышленной палаты Ставропольского края, министерства образования и молодежной политики края, бизнес-объединений и образовательных учреждений. В рамках семинара состоялось обсуждение вопросов подготовки кадров, соответствующих требованиям производства. Опыт Германии по внедрению дуального обучения, различные инновационные подходы, особенности стажировок на базе Образовательного и технологического центра при Ремесленной палате города Лейпцига представили зарубежные эксперты - Ханс-Петер Шмидт и Керстин Зайзе. В Палате - доме "ремесленного мастерства" - оказывают широкий спектр услуг: профориентация школьников, профессиональное образование, повышение квалификации, а также здесь можно получить консультации по вопросам организации собственного дела. Образовательный и технологический центр (BTZ) - один из самых современных центров ремесленного производства в Германии, где предоставляется свыше 700 рабочих мест в учебных мастерских для обучения по более 30 направлениям.

С докладом о роли Торгово-промышленной палаты Ставропольского края во внедрении дуальной формы обучения в регионе выступил президент ТПП СК Борис Оболенец. "Проблема нехватки рабочих кадров существует давно. Для ее решения мы планируем уже в этом году запустить пилотный проект по подготовке кадров "Рабочие кадры Ставрополья". Торгово-промышленная палата выступает посредником между предприятием и образовательным учреждением и координирует подготовку кадров на всех этапах реализации проекта", - подчеркнул Борис Андреевич. Немецкие и ставропольские специалисты детально обсудили механизмы финансирования образовательного процесса, создания новых инструментов для оценки потребностей делового сообщества.

По завершении мероприятия было подписано соглашение о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой Ставропольского края и Ремесленной Палатой города Лейпцига. Стороны договорились об активном взаимодействии и обмене опытом в сфере дуального и дополнительного профессионального образования.

Германия. СКФО > Образование, наука > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255099


Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255058

ПРЕЗИДЕНТ ТПП СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ БОРИС ОБОЛЕНЕЦ ПРИНЯЛ УЧАСТИЕ В ЦЕРЕМОНИИ ОТКРЫТИЯ ЛИНИИ ПО ПРОИЗВОДСТВУ АЛЮМИНИЕВЫХ АЭРОЗОЛЬНЫХ БАЛЛОНОВ НА НЕВИННОМЫССКОМ ПРЕДПРИЯТИИ "АРНЕСТ"

Мощность новой производственной линии Canmatic-200 составляет 50 миллионов изделий в год. Ее стоимость составила свыше 500 миллионов рублей. Проект осуществлен с привлечением кредитных ресурсов банка ВТБ. Линия была построена менее чем за год - монтажные работы начались в декабре 2013-го. Важная особенность новой линии в том, что зависимость компании "Арнест" и ряда других отечественных предприятий от импортной продукции будет снижена. То, что раньше закупалось за рубежом, теперь будет выпускаться на Ставрополье - из российского алюминия, с использованием российского газа.

Как отметил на церемонии открытия глава края Владимир Владимиров, запуск нового предприятия подтверждает, что Ставрополье - это территория с большим промышленным потенциалом. В этом году в крае запланировано открытие еще трех индустриальных объектов: металлургического завода "Ставсталь" в Невинномысске, электрической подстанции "Кисловодск-330", топливно-энергетической станции в Буденновске. Общая стоимость проектов составляет более 15 миллиардов рублей, они обеспечат свыше 400 новых рабочих мест.

ОАО "Арнест" - член Торгово-промышленной палаты Ставропольского края, крупнейший производитель парфюмерно-косметических изделий и бытовой химии в аэрозольной упаковке, единственный в России производитель алюминиевого баллона. Ведущие игроки косметического рынка оценили высокие технологии предприятия, доверив производство своей продукции ОАО "Арнест".

Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255058


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2014 > № 1239177 Рамзан Кадыров

Рабочая встреча с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. Глава Чечни информировал Президента России о завершении контртеррористической операции в Грозном.

В.ПУТИН: Рамзан Ахматович, насколько я понял, [контртеррористическая] операция завершена?

Р.КАДЫРОВ: Да, Владимир Владимирович. Действительно, операция завершена: уничтожены все десять бандитов, все трупы найдены. К сожалению, не обошлось без потерь, но намерения бандитов, их замысел были сорваны благодаря нашим сотрудникам.

И мы уже оказали первоначальную помощь семьям, чтобы они могли похоронить своих сыновей, и раненым оказана необходимая помощь. И здания, которые были разрушены, уже восстанавливаются: и школа, и Дом печати.

Операция завершена, но мы будем работать над тем, чтобы у нас не было таких явлений, чтобы не краснеть перед народом Российской Федерации, перед Вами. Действительно неудобно: сегодня такое мероприятие, и вдруг Чеченская Республика чуть не испортила всё это.

В.ПУТИН: Рамзан Ахматович, Вам не за что краснеть, потому что и Вы лично, и Ваши сотрудники действовали оперативно и профессионально. Так что за это и Вам, и всем сотрудникам правоохранительных органов Чеченской Республики отдельная благодарность и большое спасибо.

Особенно, конечно, со словами благодарности хочу обратиться к сотрудникам правоохранительных органов. Правоохранительные органы Чеченской Республики не только возмужали, они стали профессиональными. И сотрудники, которые встретили этих бандитов, проявили себя как настоящие профессионалы и герои.

А преступники, как обычно, и мы с Вами об этом хорошо знаем, действуют, по сути, из-за угла, стреляют в спину. На кого они напали? Они напали не на ваши специальные подразделения, которые ведут борьбу с терроризмом, они напали на сотрудников дорожно-патрульной службы, на людей, которые призваны охранять просто порядок на дорогах, обеспечивать нормальную жизнедеятельность транспорта. Вот на кого они напали и, по сути, убили этих людей из-за угла.

Но я уверен, что правоохранительные органы республики будут адекватно оценивать ситуацию и так же профессионально реагировать на все события подобного рода, как это было сейчас. А имена погибших товарищей, имена, по сути, героев мы никогда не забудем и должны будем оказать всю необходимую помощь семьям погибших и поддержать пострадавших, раненых.

Вы уже сказали о том, что первые шаги сделаны. Знаю, как Вы внимательно к этому относитесь, и прошу Вас эту работу, безусловно, довести до конца.

Р.КАДЫРОВ: Обязательно, Владимир Владимирович.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2014 > № 1239177 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 21 ноября 2014 > № 1236443

КАМАЗ выводит на рынок новый автопоезд.

Дочернее предприятие КАМАЗа в Ставрополе – завод «Автоприцеп-КАМАЗ» выводит на рынок самосвальный автопоезд для перевозки сельскохозяйственных и строительных сыпучих грузов. Общий объем перевозимого груза – 30 куб. м – по 15 в автомобиле и прицепе.

По сообщению пресс-службы КАМАЗа, модель выпущена в составе автомобиля СЗАП–3517-01М2 и прицепа СЗАП-8551-02М2. Автомобиль базируется на шасси КАМАЗ-65115 с двигателем Cummins и коробкой передач ZF. У автомобиля и у прицепа под платформой расположен гидроцилиндр производства PENTA (Италия). Настил пола – металлический.

Основной отличительной особенностью автопоезда является платформа с двумя уровнями боковых бортов: нижний с возможностью фиксации как сверху, так и снизу, верхний – с верхней навеской.

Разгрузка осуществляется на обе боковые стороны как у автомобиля, так и у прицепа. Еще одно преимущество – усиленная поворотная тележка, рама которой – с двумя положениями дышла по высоте, а само дышло оборудовано петлей для беззазорной сцепки.

КАМАЗ – крупнейшее российское предприятие по производству грузовых автомобилей. Включает в себя более 150 организаций, расположенных в России, СНГ и дальнем зарубежье, в том числе 12 крупных заводов автомобильного производства. Располагает сборочными предприятиями во Вьетнаме, Иране, Индии, Казахстане, Пакистане. Число сотрудников превышает 59 тыс. человек.

Россия. СКФО > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 21 ноября 2014 > № 1236443


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 ноября 2014 > № 1216041 Юрий Коков

Беседа Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Д.Медведев: Юрий Александрович, мы приехали к вам в гости для того, чтобы провести Правительственную комиссию по развитию Северо-Кавказского округа, наше традиционное мероприятие с участием руководителей субъектов Федерации, которые входят в Северо-Кавказский округ. И конечно, мы должны поговорить о развитии республики.

Только что мы с Вами посетили республиканскую больницу, посмотрели на новое оборудование. Хорошо, что его наконец смонтировали, оно начало работать, это означает просто спасённые жизни. Причём это оборудование очень высокого уровня, которое никогда в республике не применялось, и нужно было, как сказал Министр здравоохранения, ездить куда-то, в Астрахань или в Москву, но обычно человек просто не доживал, умирал у себя в постели. А это оборудование позволяет делать операции на головном мозге, проводить операции, связанные с сосудами, так называемые эндоваскулярные операции. Хорошо, что всё это заработало.

Но понятно, что такая высокая медицина должна сопровождаться и обычной медициной, причём не только в столице республики, не только в Нальчике, но и в других местах. Как обстоят дела с медициной, которая расположена в сельских населённых пунктах? Потому что там тоже живут наши люди, и далеко не всегда можно быстро доехать до центра, хотя, может быть, и расстояния не такие большие, но тем не менее. В целом какие есть успехи и проблемы в социальной сфере – с теми же детскими садами, какие-то другие проблемы, которые сейчас волнуют республику? Пожалуйста.

Ю.Коков: Дмитрий Анатольевич, по больнице Вы уже видели сами, сказали.

Что касается сельских населённых пунктов, как Вы и говорите, – основное всё-таки довести медицинские услуги до населения, особенно сельского. Это не всегда удаётся, проблематично, поэтому мы взяли это как один из основных сегментов в области здравоохранения на этот год, и в общем-то нам удалось на сегодня… Четыре ФАПа мы открыли уже в четырёх населённых пунктах – в горных, степных, и до 1 декабря этого года мы одновременно завершаем строительство 38 ФАПов. Эти фельдшерско-акушерские пункты где-то по 100 кв. м, они очень компактные, то есть под ключ мы строим их своими силами.

Д.Медведев: Это очень важно, чтобы можно было давление померить, укол какой-то сделать, то есть просто получить элементарные медицинские услуги в своём населённом пункте.

Ю.Коков: Да. Фактически вот в этих 40 населённых пунктах (43, если быть точнее) их просто не было, и вот сейчас мы впервые это открываем. Это и людьми очень воспринимается…

Д.Медведев: Специалисты есть, кстати?

Ю.Коков: Специалисты уже ждут, когда мы откроем 1 декабря эти ФАПы, поэтому здесь проблем нет. Более того, по федеральной программе «Земский доктор» мы тоже молодых специалистов привлекаем. Люди возвращаются, потому что сейчас с помощью федерального центра… Правительство выделяло ассигнования и определённые средства, и люди в общем-то с удовольствием сейчас возвращаются. Более того, в этих ФАПах у них будет возможность… Комнатку мы предусмотрели, если нет жилья на первое время…

Д.Медведев: Ну да, чтобы фельдшер мог там переночевать, жить даже.

Ю.Коков: Кроме этого, Дмитрий Анатольевич, у нас есть сейчас очень серьёзный проект, который мы с «РЖД» прорабатывали уже несколько месяцев. Буквально на той неделе подписали соглашение о том, что… Вы знаете, у нас есть железнодорожный вокзал 1949 года постройки…

Д.Медведев: Мы проезжали только что.

Ю.Коков: Да, вот Вы обратили ещё внимание. Поэтому естественно, что та инфраструктура и зажатость этого вокзала не позволяют в полном объёме решать вопросы безопасности, соответствовать новым инфраструктурным требованиям в связи с транспортной инфраструктурой общероссийской. Поэтому мы приняли решение, нас поддержали, и мы выносим этот вокзал.

Д.Медведев: Как будет выглядеть железнодорожное сообщение, если все эти решения воплотить в жизнь? То есть оно будет уже не тупиковым, не в центр города заходить, а проходить иначе?

Ю.Коков: Совершенно верно. Оно будет проходить перед Нальчиком. Есть станция, посёлок Адиюх, там есть два больших товарных двора, которые сегодня практически используются на 15%, есть большие краны…

Д.Медведев: То есть можно туда вынести?

Ю.Коков: Да, и будет свободно там…

Д.Медведев: Давайте так договоримся: Вы с «РЖД» это прорабатывали?

Ю.Коков: Да.

Д.Медведев: Я тогда сейчас позову министра транспорта, и мы с ним вкратце об этом поговорим. И по детским садам скажите, потому что это проблема, актуальная для всей страны и для Кавказа в особенности.

Ю.Коков: Вы этот вопрос затрагивали и на последнем заседании комиссии. У нас какая ситуация? У нас уже практически есть два готовых детских сада на 150 и 200 мест. Семь детских садов мы открываем – в Нальчике, в Прохладном, ещё в трёх районах. То есть, если мы будем идти такими же темпами, как в этом году, мы проблему до семилетнего возраста решим.

Д.Медведев: С трёх до семи?

Ю.Коков: С трёх до семи, да, мы её закроем на следующий год, до 2016 года.

Д.Медведев: Хорошо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 ноября 2014 > № 1216041 Юрий Коков


Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 7 октября 2014 > № 1195316

В ЧЕЧНЕ ОТКРЫЛИ КИРПИЧНЫЙ ЗАВОД

Кирпичный завод открылся в Заводском районе Грозного. Финансирование строительства предприятия велось за счет средств частных инвесторов. Завод, в первую очередь, обеспечит продукцией внутренние потребности республики, сообщили ИА REGNUM 7 октября в пресс-службе главы и правительства региона.

Принявший участие в торжественном пуске кирпичного завода глава республики Рамзан Кадыров назвал открытие завода "большим шагом вперед на пути развития стройиндустрии республики". По его словам, предприятие позволит обеспечить отличной продукцией строительные объекты не только Чечни, но и прилегающих регионов. "Уверен, что завод станет одним из звеньев экономического благосостояния нашей республики. С его открытием рабочие места получили 90 человек", - сказал Рамзан Кадыров, отметив, что в регионе в больших объемах идет строительство жилья, в связи с чем производство стройматериалов очень востребовано.

Новое предприятие будет выпускать стандартный фасадный кирпич различной формы и расцветок и кирпичный блок. Производительность завода составит 450 тонн готовой продукции в сутки (около 170 тыс. штук) или 60 млн штук условного кирпича в год. Завод располагается на площади около 6,3 га, производственный комплекс занимает площадь более 1,3 га. В непосредственной близости от завода расположен карьер для добычи глины, что удешевит себестоимость производимой продукции за счет минимизации затрат на доставку сырья.

На заводе установлено оборудование итальянской компании "Марчелуццо Импьянти" и немецкого производителя "Хендле". Система управления и мониторинга процесса производства базируется на программном обеспечении производителя "Сименс". Специалисты завода прошли специальную стажировку на действующих заводах Италии, Румынии и Словении.

Отметим, что в перспективе в Чечне запланировано строительство ряда значимых проектов. Так, в городе Аргуне будет создан автокластер для выпуска автомобилей и автокомпонентов. Предприятие ежегодно будет выпускать около ста тысяч машин с полным циклом производства, который включает сварку, сборку и окраску. Также достигнута договоренность о строительстве в Грозном ТЭЦ мощностью 400 мегаватт, которая полностью удовлетворит потребность субъекта в электроэнергии. На территории ГУП "Завод "Мединструмент" в городе Гудермесе будет построен завод по производству опор из композитных материалов для ЛЭП

Россия. СКФО > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 7 октября 2014 > № 1195316


Россия. СКФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 25 августа 2014 > № 1162532

ПРЕЗИДЕНТ "АВТОВАЗА" ОТКРЫЛ В ЧЕЧНЕ НОВЫЙ ДИЛЕРСКИЙ ЦЕНТР LADA

В Чечне открылся новый дилерский центр "АвтоВАЗа". На его открытии в Агруне, приуроченном к Дню рождения первого президента республики Ахмата-Хаджи Кадырова присутствовал президент ОАО "АвтоВАЗ" Бу Андерссон , сообщили ИА REGNUM 25 августа в пресс-службе главы и правительства региона.

"Я здесь, чтобы поддержать нового дилера, и со мной приехали 15 специалистов "АвтоВАЗа". Часть из них останется в республике на три недели с целью оказания помощи. Я очень горд нашим присутствием в Чечне и той долей местного автопарка, которая приходится на автомобили LADA", - сказал он, сообщив, что по дорогам Чеченской Республики ездит 105 тысяч автомобилей LADA, что составляет 66% регионального автопарка.

Вечером того же дня на центральной площади имени Ахмата-Хаджи Кадырова в Грозном Бу Андерссон провел презентацию новых моделей "АвтоВАЗа", включая LADA Largus VIP. Презентацию модельного ряда LADA дополнил тест-драйв, в котором приняли участие все желающие.

В рамках визита в Чечню состоялась встреча президента ОАО "АвтоВАЗ" с главой ЧР Рамзаном Кадыровым , на которой был обсужден ряд вопросов, связанных с налаживанием тесного взаимодействия в производстве автомобиля LADA на мощностях завода "Чеченавто" в Аргуне, а также с открытием дилерского центра в Чеченской Республике.

Кроме того, на встрече рассматривался вопрос включения "Чеченавто" в стратегию развития "АвтоВАЗа" на период до 2020 года.

Россия. СКФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 25 августа 2014 > № 1162532


Россия. СКФО > Агропром > ria.ru, 13 августа 2014 > № 1145875

Крупнейший в Чечне производитель мясо-молочной и консервной продукции — компания "Лидер" считает, что с ограничениями на импорт ряда товаров из-за рубежа для республики наступили "золотые времена"; фирма открывает свои торговые дома в Москве и других крупных городах страны, сообщил РИА Новости генеральный директор предприятия Юсуп Цакуев.

Россия на год ограничила импорт ряда товаров из стран, которые ввели санкции в отношении Москвы: США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. В соответствующий список попали говядина, свинина, фрукты, птица, сыры и молочная продукция, орехи и другие продукты.

"Для нас наступили "золотые времена". Мы начали работать всего несколько лет назад, у нас были проблемы со сбытом, но после введенных ограничений на западный импорт мы направили своих представителей в крупные города, в том числе и Москву, будем открывать торговые дома и поставлять экологически чистые продукты соотечественникам", — отметил Цакуев.

По его словам, предприятия компании работали не на полную мощность, но при наличии спроса они могут увеличить производство в разы.

Он пояснил, что агрокомбинат, расположенный во втором по величине чеченском городе Гудермес, выпускает 160 наименований плодоовощной продукции объемом до 5 миллионов условных банок в год, но может производить до 90 миллионов.

Продукция мясо-молочных комбинатов, выпускаемая под знаком "халяль", с использованием только чистого и натурального сырья, пользуется большим спросом в самой Чечне, а также в других регионах из-за высокого качества. Предприятие оснащено самым современным европейским оборудованием.

"Комбинат производит около 8 тонн колбасных изделий, сосисок и мясных деликатесов в сутки, молочный комбинат перерабатывает до 30 тонн молока, но при необходимости можем увеличить переработку молочной продукции в два раза, а производство мясной — в несколько раз", — говорит Цакуев.

В производстве используется только экологически чистое сырье мясо-молочной фермы, расположенной в гористой местности. Кормят животных только собственными кормами, без каких-либо вредных добавок. В планах — увеличение поголовья скота для того, чтобы занять нишу, освободившуюся на рынке после запрета на ввоз импортного мяса, отмечают на предприятии.

"Весной будущего года вводится в строй еще одна современная мясо-молочная ферма на 1200 голов", — добавил Цакуев.

В Чечне, с населением более 1,3 миллиона человек, после двух войн было полностью разрушено производство, продукты завозились из других регионов. Однако в последние годы при активной поддержке властей и за счет инвестиций в республике вводятся в строй и строятся крупные предприятия пищевой промышленности, оснащенные по последнему слову техники. По данным Минсельхоза республики, к началу 2014 года в Чечне построены 22 животноводческие фермы и 8 птицефабрик.

Россия. СКФО > Агропром > ria.ru, 13 августа 2014 > № 1145875


Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 12 августа 2014 > № 1147426 Владимир Владимиров

Дмитрий Медведев встретился с временно исполняющим обязанности губернатора Ставропольского края Владимиром Владимировым.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Владимир Владимирович, мы с Вами сегодня встречаемся в очень хорошем месте, на открытии, по сути, второй смены лагеря «Машук». 1250 молодых людей и девушек здесь учатся общаться, предлагают различные проекты.

Мы с Вами сейчас походили, посмотрели – очень много интересных идей связано с сельским хозяйством, поэтому я предлагаю от молодёжной темы вернуться к вопросам аграрным.

Очевидно, что сегодня вопросы продовольственного обеспечения нашей страны выходят на передний план. Мы такая страна, такое государство, которое может и должно само себя кормить, и не только кормить, но и поставлять продукты в другие регионы, другие страны.

Вы знаете, что в настоящий момент у нас не самая простая ситуация, потому что мы приняли пакет ответных мер в отношении государств Евросоюза, Соединённых Штатов Америки и некоторых других стран в связи с теми незаконными санкциями, которые были объявлены в отношении Российской Федерации. Но дело не только в ответных мерах, дело в том, что мы имеем все возможности для того, чтобы коренным образом изменить ситуацию в сельском хозяйстве.

Я напомню, что за последние 10 лет мы довольно много проинвестировали государственных ресурсов вместе с частными ресурсами для развития села, развития аграрного производства, и добились неплохих успехов, прежде всего в растениеводстве, в некоторых видах животноводства. Но у нас есть такие области сельского хозяйства, которые развивались слабо, например то же самое садоводство, которое, кстати сказать, для Ставрополья, например, абсолютно органично.

Поэтому хотел бы Вас и, естественно, всех других губернаторов проинформировать о том, что я подписал специальное поручение о подготовке изменений в существующие государственные программы, прежде всего в государственную программу развития сельского хозяйства, направленных на то, чтобы придать необходимую динамику развитию именно тех областей сельскохозяйственного производства, которые у нас до этого не развивались и в значительной мере были зависимы от импорта. На это потребуются дополнительные ресурсы, мы их изыщем, именно для того чтобы практически уйти от зависимости, от импорта по целому ряду сельскохозяйственных культур и отдельным видам животноводства.

Такого рода поручение подписано, я обсуждал это с Президентом. Мы начинаем, по сути, новую страницу развития сельскохозяйственного производства в нашей стране. Надеюсь, что Ставропольский край примет в этом посильное участие. Вы большой, сильный аграрный регион, и я уверен, что и эти новые направления могут быть органично вписаны в структуру аграрного производства Ставропольского края.

Как у вас дела?

В.Владимиров: Дмитрий Анатольевич, Ваше сообщение, я думаю, – это бальзам на душу не только для аграриев, крестьян Ставрополья, но и России… С одной стороны, конечно, мы восприняли с чувством глубокого удовлетворения ответные санкции, это делает российский рынок более привлекательным... Сегодня мы приобретаем своё конкурентное право как российских производителей.

У нас зарождается очень хорошая основа для растениеводства. Мы сегодня осваиваем хорошую технологию шпалерного разведения садов, мы уже по 15–23 га в год вводим садов. Это будет хорошим подспорьем для выхода нашей продукции на рынки. Мы находимся в Пятигорске, здесь – я не могу сказать наилучшее место на Земле для выращивания, для садоводства, для тех же яблок, тем не менее это сегодня территория, которая тяготеет к этому за счёт перепада температур, за счёт количества солнечных дней в году. Здесь сам бог велел это развивать. Овощи, теплицы – нам нужно 1,5 тыс. га теплиц. Сегодня мы вводим в среднем до 50–75, дай бог в этом году 110…

Д.Медведев: А сколько всего у вас теплиц?

В.Владимиров: У нас на территории Ставропольского края порядка 300 га, но нам ещё нужно 1,5 тыс.

Д. Медведев: То есть в пять раз, по сути…

В.Владимиров: Поэтому, конечно, рынки для нас — важнейший вопрос.

Животноводство. Сегодня мы видим эти программы и в краткосрочных, и в долгосрочных планах. Нам очень важно поддержать наше племенное поголовье. Для того чтобы именно племенное поголовье начало воспроизводиться в рамках наших крестьянских хозяйств, коллективных хозяйств, любой формы собственности, нужно поддерживать его выпуск из племзаводов. Это тоже хорошее направление. Это локальный шаг, который, по нашим оценкам, позволит через два года нарастить в два раза производство мяса только по Ставрополью, довести его до 700 тыс. т. Это хорошие очень показатели.

Д.Медведев: Вы имеете в виду мясо – говядина, КРС?

В.Владимиров: КРС, да. То же самое можно и в овцеводстве, сегодня мы его наращиваем.

Дмитрий Анатольевич, мы подготовили пакет мер собственных. Я думаю, Ваше поручение как нельзя лучше поддерживает наше желание заполнить свой, российский, рынок российской продукцией, и мы к этому готовы.

Д.Медведев: Хорошо. Тогда вместе над этим будем работать – и с вами, со Ставропольским краем, и с другими нашими ведущими аграрными регионами. А на самом деле в эту, если хотите, новую продовольственную программу свой посильный вклад могут внести все регионы нашей страны, а ведущие аграрные регионы существенным образом нарастить своё присутствие на сельскохозяйственном рынке нашего государства. Давайте этим займёмся, тем более что, как я понимаю, и урожай в этом году на Ставрополье очень неплох.

В.Владимиров: Дмитрий Анатольевич, на самом деле действительно есть чем гордиться. Мы при сокращении посевных площадей зерновых культур (сокращении не каком-то революционном, а эволюционном, за счёт севооборота, мы действительно где-то порядка 200 тыс. га сократили посевы зерновых культур), собрали уже 8 млн т. У нас самый лучший урожай в Ставропольском крае был 8,6 млн. К концу года (мы не загадываем никогда, потому что урожай – это тот, который в амбаре лежит), но к концу года, я думаю, мы выйдем на очень достойные цифры.

Дмитрий Анатольевич, хотелось бы поблагодарить за это поручение. И хотелось бы, может быть, немножко расширить его и на будущее сделать стратегическим. Всё-таки возрождение мелиорации для нас и для государства – это важнейший вопрос, это позволит удвоить производство продукции сельского хозяйства.

Сегодня (относительно овощей могу сказать) мы имеем картофельные поля, капустные, морковные поля, где урожаи – 300 центнеров с гектара, свёкла у нас в прошлом году давала 1100 центнеров с гектара, то есть это урожаи невиданные, которые сегодня за счёт мелиорации и новых технологий подготовки семенного материала очень идут.

Конечно же, наука. Дмитрий Анатольевич, у нас есть Северо-Кавказский университет, и этот потенциал нужно активнее использовать в сельском хозяйстве.

Д.Медведев: Хорошо, Владимир Владимирович. Давайте совместно всеми этими проектами займёмся. Ещё раз говорю: у нас колоссальный потенциал для этого, и мы обязательно в ближайшее время к этому вопросу вернёмся. Я соберу, наверное, губернаторов ведущих аграрных регионов, и мы поговорим о том, каким образом вот этому новому направлению госпрограммы придать нужную динамику.

Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 12 августа 2014 > № 1147426 Владимир Владимиров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июля 2014 > № 1125006 Рамазан Абдулатипов

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым.

Обсуждалась ситуация с безработицей в Дагестане, а также реализация программы строительства детских дошкольных учреждений в республике.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Мы с Вами в последний раз на комиссии встречались, Рамазан Гаджимурадович.

Р.Абдулатипов: Встречаемся часто в последнее время.

Д.Медведев: Регулярно, да. А сейчас предлагаю помимо текущих вопросов, а они всегда есть у руководителя субъекта Федерации, обсудить ещё несколько важных тем, которые актуальны и для Дагестана, и вообще для Северного Кавказа.

Одна из тем касается ситуации с безработицей, потому что общеизвестно, что она довольно высокая всегда была в регионе и у вас в Республике. Знаю, что Вы предпринимали целый ряд шагов, направленных на уменьшение количества безработных, в том числе среди молодёжи.

И второй вопрос, который тоже предлагаю обсудить, касается демографии, потому что демография в свою очередь тоже демонстрирует неплохие весьма темпы в республике, но у этого процесса есть и оборотная сторона – необходимость создавать большое количество детских дошкольных учреждений, чтобы наши люди могли отдавать своих детей в садики. Как с этим дела, тем более, мы целую программу развернули по всей стране?

Р.Абдулатипов: В целом хочу поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас и Правительство Российской Федерации за поддержку в реализации приоритетных программ по Республике Дагестан. В результате наметилась позитивная динамика – в целом и по темпам развития промышленности, и по темпам развития в целом экономики, даже впервые по темпам сбора налогов мы вышли на четвёртое место в Российской Федерации. И хотелось бы, чтобы эта позитивная динамика дальше тоже продолжалась.

Особое внимание мы уделяем реализации майских указов Президента. И, в частности, один из самых главных вопросов – это, конечно, проблемы образования и создания школьных мест, это проблемы здравоохранения. И, в частности (я докладывал и Президенту, он тоже интересовался вопросами безработицы), мы за прошлый год сдали несколько предприятий, в том числе такое крупное, как завод листового стекла, при помощи Внешэкономбанка и «Нафта Москва», что позволило нам создать около 600 рабочих мест.

Мы считаем, что преодолеть безработицу можно за счёт создания сезонных рабочих мест. Мы начали разворачивать кластерный подход в виноградарстве. В прошлом году посадили 2 тыс. га виноградников, в том числе с помощью директоров коньячного завода, других предприятий, подключая их. В этом году мы планируем более 3 тыс. га. Это означает, что в этом году мы создали около 10 тыс. рабочих мест сезонных, при этом заработная плата – от 20 до 35 тыс. рублей.

Д.Медведев: Что людей устраивает.

Р.Абдулатипов: Да. Я на днях был в Табасаранском районе в селении Дарваг. Там с помощью завода шампанских вин посадили 750 га виноградников, в результате чего в бюджет начало поступать около 5 млн рублей. И село уже само может решать многие вопросы, в том числе по занятости, социальному обустройству и так далее.

Мы развернули целую программу, в том числе при Вашей поддержке, были выделены деньги на детские садики. Если в другие годы ежегодно сдавалось где-то 750 мест в детских садиках, мы сдали более 3 тыс. мест. Такая работа идёт не только за счёт возведения новых зданий, но и использования старых. Одновременно мы практикуем такое строительство: детский садик плюс начальная школа.

Д.Медведев: То есть комбинированное, совмещённое – в здании и то и другое.

Р.Абдулатипов: Да. Если даже строим школу, мы предусматриваем там место – может быть, там можно организовать сбоку где-то детский садик с нормальными условиями. При этом детские садики даже в самых высокогорных районах строятся по современным стандартам.

Д.Медведев: Это хорошо.

Р.Абдулатипов: Одновременно идёт работа по повышению заработной платы. По указам Президента в прошлом году для учителей и врачей впервые мы смогли увеличить на 25% заработную плату. При этом мы, конечно, говорим, что надо хотя бы на 5% улучшить и работу лечебных учреждений…

Д.Медведев: А лучше не на 5, а на большее количество процентов.

Р.Абдулатипов: Порой мы увеличиваем заработную плату, и не всегда соответствующие реакции бывают.

Я ещё раз хочу сказать, что Дагестан живёт в совершенно новых условиях, народ настроен на позитивную работу, впервые для него созданы нормальные после развала Советского Союза правовые и экономические условия. Народ очень активный, большинство поддерживает те преобразования, которые идут в республике, а тех, кто не поддерживает, мы будем убеждать своей работой.

Д.Медведев: Это правильно, Рамазан Гаджимурадович. Так и надо поступать.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июля 2014 > № 1125006 Рамазан Абдулатипов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 июля 2014 > № 1116309 Юрий Коков

Рабочая встреча со временно исполняющим обязанности главы Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Ю.Коков информировал Президента о социально-экономической обстановке в Кабардино-Балкарии и планах развития региона.

В.ПУТИН: Юрий Александрович, как успехи? Давайте начнём с социальных вопросов, как удаётся решать и удаётся ли решать социальные вопросы, о которых мы с Вами хорошо знаем и много раз уже говорили. Пожалуйста.

Ю.КОКОВ: Владимир Владимирович, в последние годы действительно были проблемы социально-экономического развития в республике. Поэтому с учётом этих обстоятельств мы вместе с Министерством финансов, экономического развития, регионального развития и другими заинтересованными министерствами и ведомствами наметили ряд кардинальных мероприятий, которые нам позволили приостановить спад экономики в целом. И более того, с конца марта – начала апреля у нас, в общем-то, пошёл подъём в целом по экономическим показателям.

Индекс промышленного производства сегодня достиг 107,2 процента, объём инвестиций строительства – 120,8. И у нас практически все экономические показатели сегодня на уровне выше среднероссийских. Это за пять месяцев.

В.ПУТИН: А средний уровень заработной платы?

Ю.КОКОВ: Средний уровень заработной платы у нас выше показателей прошлого года, 18 555 рублей.

В.ПУТИН: Темп какой?

Ю.КОКОВ: Темп – 111,1 по сравнению с прошлым годом.

Кроме того, в соответствии с майскими указами, в соответствии с «дорожной картой» на 2014 год профессии, которые обозначены в этих указах, у нас тоже в среднем идут выше обозначенных параметров. Прежде всего это врачи и учителя общеобразовательных школ. Есть и другие направления.

Теперь что особенно важно. У нас по предварительным итогам за первое полугодие доходы по всем бюджетам увеличены, это для нас принципиально, 120,2 рост у нас идёт.

В.ПУТИН: Что Вы считаете проблемными вопросами, на которые стоит обратить особое внимание?

Ю.КОКОВ: Владимир Владимирович, показатели, о которых я сказал, – это лишь, на мой взгляд, только первые шаги. Мы сейчас почувствовали, что нужно делать. Совместно с коллегами, о которых я сказал, – приезжали специалисты, очень помогли, – мы наметили проект плана устойчивого развития с учётом положительной динамики в социальных вопросах и экономических. Но всё-таки нам нужен такой небольшой прорыв. Поэтому валовой региональный продукт у нас планируется, если все пройдёт, как мы наметили, то [будет] увеличение в 2,3 раза.

В.ПУТИН: За какой период времени?

Ю.КОКОВ: До 2018 года. Поэтому в этой части я надеюсь, что меры, которые мы сейчас приняли, позволят нам как-то выходить из этой ситуации.

Второй момент. Владимир Владимирович, Вы знаете, общественно-политическую ситуацию у нас в целом. Были моменты, связанные с экстремистской, террористической направленностью, попытки раскачивать ситуацию в последние годы.

Должен сказать, что мы реализовали комплекс мер совместно с органами исполнительной власти, с коллегами из правоохранительных органов: здесь и спецслужбы, прокуратура. Мы активно подключили институты гражданского общества, общественность у нас здесь серьёзная, и общими усилиями нам удалось сбить эту напряжённость.

Более того, в этом году у нас, как Вы знаете, проведён ряд очень успешных операций по ликвидации бандгрупп, что нам дало возможность перенацелить свои ресурсы, средства на обеспечение безопасности граждан и общественного порядка. Думаю, что сегодня действительно у нас в республике достаточно стабильная ситуация.

Мы готовимся сейчас дать возможность людям проявить свободное волеизъявление, у нас, как Вы знаете, выборы в парламент будут. Вот такая обстановка.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 июля 2014 > № 1116309 Юрий Коков


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 июля 2014 > № 1114532 Рамазан Абдулатипов

Рабочая встреча с главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым.

Глава Республики Дагестан информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе. Особое внимание в ходе встречи уделено проблемам безработицы.

В.ПУТИН: Рамазан Гаджимурадович, вопросы стандартные: ситуация, как ощущаете себя, как люди себя чувствуют, как экономика развивается, социальная сфера?

Р.АБДУЛАТИПОВ: Спасибо, Владимир Владимирович, что Вы встречаетесь систематически с нами, – это очень для нас важно. И в соответствии с Вашими установками восстанавливается управляемость и элементарный порядок в Республике Дагестан, меняется культура и сознание людей. Террористы и экстремисты уже не имеют той поддержки и сочувствия со стороны населения, которую они имели тогда, когда Вы меня направили в Республику Дагестан.

Сегодня создана совершенно другая ситуация, и народ однозначно ориентирован на созидательную деятельность. И благодаря такой деятельности нам удалось достичь определённых успехов, хотя в Дагестане – кризисной республике – говорить об успехах тяжело, но по темпам экономического развития мы на одном из ведущих мест в России.

По темпам сбора налогов мы занимаем четвёртое место в Российской Федерации по итогам 2013 года, по индексу промышленного развития тоже мы на передовых позициях. Вместе с тем базовое состояние экономики ещё остаётся достаточно тяжёлым, и, конечно, нам нужна поддержка, прежде всего, наверное, морально-политическая поддержка.

Когда я анализирую эту ситуацию, часто повторяю: это то, с чем в 2000 году столкнулся Владимир Владимирович Путин, и нам очень важен и его опыт, и его авторитет, и то, что удалось сделать. И мы намерены достичь стабильной ситуации. И при Вашей поддержке, при Вашем понимании мы обязательно сделаем, чтобы Дагестан был одним из успешных регионов Российской Федерации.

В.ПУТИН: Самая чувствительная проблема – это проблема безработицы, особенно среди молодёжи. Что в этой ситуации происходит?

Р.АБДУЛАТИПОВ: Молодёжи в Дагестане около 30 процентов населения. Соответственно, это одна из главных проблем. Некоторое снижение уровня безработицы наметилось за счёт нашей работы в 2013 году.

В частности, мы восстанавливаем виноградные кластеры, очень активно занимаемся посадкой виноградников: мы в прошлом году посадили 1 тысячу 870 гектаров, в этом году мы планируем 3,5 тысячи. Это означает, что на каждый гектар – это сезонные работы – 4–5 человек, соответственно, около 10 тысяч человек мы занимаем работой.

В прошлом году в октябре мы ввели в строй очень крупный завод – самый крупный завод на Северном Кавказе – [по производству] листового стекла, 600 рабочих мест.

Очень активно идут работы по созданию парниковых хозяйств – чтобы было стабильное [производство]. Вообще по производству овощей мы занимаем первое место в России, но не было круглогодичного производства. И целый ряд других направлений, где можно создать рабочие места.

Я привёз несколько просьб, в частности, мы уже подготовили полностью инфраструктуру под строительство нового завода на 4 тысячи сотрудниц-женщин – это около Махачкалы, текстильное производство, совместно с турками, частично от них идёт финансирование, и частично мы просим поддержку у Внешэкономбанка, чтобы этот проект реализовать.

Более того, мы даже обратили внимание, чтобы на этом заводе был построен детский садик на тысячу мест, так как там женщины будут работать. И если такие проекты будут идти, то, бесспорно, этот вопрос мы тоже постепенно решим.

В.ПУТИН: Хорошо. Давайте посмотрим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 июля 2014 > № 1114532 Рамазан Абдулатипов


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 июля 2014 > № 1111702 Таймураз Мамсуров

Дмитрий Медведев встретился с главой Республики Северная Осетия – Алания Таймуразом Мамсуровым, посетил технологический центр «Баспик» и бизнес-инкубатор – IT-парк «Алания» во Владикавказе.

Перед посещением технологического центра «Баспик» Председатель Правительства побывал на кладбище в Беслане, где возложил цветы к памятникам жертв теракта в сентябре 2004 года и пообщался с матерями погибших детей.

Беседа с главой Республики Северная Осетия – Алания Таймуразом Мамсуровым.

Стенограмма:

Д.Медведев: Спасибо, что принимаете нашу сегодняшнюю правительственную комиссию по развитию Северо-Кавказского округа. Мы далеко не первый раз обсуждаем с вами планы и перспективы здесь, во Владикавказе, и даже у Вас в кабинете. Сейчас мы будем говорить о развитии промышленности, о создании новых рабочих мест, что, конечно, важно для всего Кавказа и для вашей республики. Но, прежде чем мы перейдём к производственной проблематике, мне бы хотелось уточнить, как обстоят дела с социальными вопросами, потому что люди всё равно измеряют жизнь по этим моментам. Для большинства людей это набор стандартных услуг типа детского сада, школы, здравоохранения. Мы сейчас все вместе активно занимаемся вопросом развития детских садов. Как у вас успехи, что удалось сделать, в каком объёме сохраняется очередь, что предполагается для её ликвидации?

Т.Мамсуров (глава Республики Северная Осетия-Алания): Прежде всего я хочу поблагодарить Вас за то, что повестка дня, которую Вы сегодня определили для обсуждения на этой высокой комиссии, адресно выпала на Северную Осетию. Нам есть о чём доложить, нашу боль, учитывая наш исторический опыт. Большая страна, Россия старалась здесь, на территории Северной Осетии, полностью задействовать наши ресурсы – интеллектуальные, природные, технологические. Я доложу, если Вы не возражаете, о наших предложениях. Но, как Вы правильно говорите, всё это не будет иметь никакого значения, если не будет социального эффекта.

У нас ситуация очень непростая c детскими садами. Я Вам докладывал, что у нас произошёл большой механический прирост населения, фактически мы стояли на грани социального взрыва, но удалось уйти.

Д.Медведев: В 1990-е годы, когда приехали…

Т.Мамсуров: Да, Вы знаете эту ситуацию в подробностях.

Мы ушли от опасности, которая могла быть, – это трёхсменное образование, у нас этого нет. По детским садам (дети от трёх до семи лет, о которых мы особенно заботимся): у нас сейчас 4 тыс. – очередь сохраняется, она достаточно большая, но темпы, которые мы взяли за последние два года, после того как та сумма… Мы все – и мои коллеги – помним, когда фиксированную сумму по стране выделили на то, чтобы эта тема пошла по своей логике. Вот это нас подстегнуло. Но кроме строительства новых детских садов мы применили ещё метод приведения существующих нормативов к реальным показателям. Практически процентов 40 наших детских садов за счёт этого увеличили свои объёмы привлечения детей. Мы думаем до 2016 года, до установленного срока, эту проблему решить.

Такая же ситуация у нас в медицине. Могу сказать, что нехорошо: у нас избыток врачей на 1 тыс. населения.

Д.Медведев: Избыток?

Т.Мамсуров: Избыток, да. Количественный избыток.

Д.Медведев: А за счёт чего это получилось?

Т.Мамсуров: Это получилось за счёт того, что ни стандартов, ничего не было, тогда штатное расписание утверждалось министерством, как бог на душу положит.

Д.Медведев: Много людей было подготовлено, и они остались работать в республике?

Т.Мамсуров: Да. В то же время у нас есть дефицит врачей по тем специальностям, которые нужны, но учитывая, что у нас своя медицинская академия, мы сейчас будем выравнивать эту ситуацию. Мы по живому рубить не будем, но вакансии тех, которые выходят на пенсию, будем сокращать.

То же самое у нас со школьным образованием. Как я сказал, у нас нет трёхсменного образования, но у нас очень мощный педагогический состав. Дефицита учителей у нас нет, кроме дефицита мужчин (что и по всей стране), которые бы работали в общем образовании за пределами спортзалов. Указы в те сроки и в тех объёмах, которые определены, мы полностью выполняем, хотя это очень непросто, потому что у нас бюджет перегружен большими социальными обязательствами, отсюда у нас и закредитованность, но она объяснима, она не токсичная.

Д.Медведев: По поводу закредитованности – я понимаю, что и у вас, и у других наших коллег есть эта проблема. Два раза я проводил совещания за последнее время. Дополнительные кредитные деньги придут, для того чтобы как минимум выйти из коммерческого кредитования (не знаю, насколько оно у вас есть) в бюджетное, для того чтобы это всё было по силам регионам, по силам республике. И нужно, конечно, будет структуру бюджета тоже приводить в порядок.

Что же касается социальных программ, то мы продолжим совместное финансирование детских садов, и после окончания программы по детским садам, я надеюсь, у нас будут ресурсы для того, чтобы аналогичную программу развивать и по школьной тематике, что для всего Кавказа очень важно, и, естественно, для Северной Осетии в том числе.

Т.Мамсуров: Я помню, что недавно Вы дали поручение, чтобы по возможности вернуться к так называемым типовым проектам, чтобы не тратить больших денег.

Д.Медведев: Это лучше, это правильно абсолютно, потому что школа должна быть прежде всего местом, где знания дают, а не местом, где всякого рода архитектурные задачи решаются и сметы осваиваются, поэтому будем типовые и использовать. Но на самом деле, Таймураз Дзамбекович, это всё в вашей власти, потому что вы сами должны эти проекты отбирать и настаивать на том, чтобы не тащили слишком дорогие, сверхдорогие проекты, а использовали стандартные.

Т.Мамсуров: Да, мы по этому пути и пойдём. Просто были запреты даже терминологию эту использовать там в ведомстве. Но я знаю, что после Вашего указания сейчас это всё рассасывается.

Д.Медведев: Неправильные запреты. Надо проекты повторного использования обязательно применять.

Т.Мамсуров: Ну а так в экономике мы работаем, хотя я считаю, что если нет социального эффекта, то всё это не имеет значения. По росту собственных доходов мы одни из ведущих по итогам прошлого года – 116 %, при том что мы никакие гигантские проекты здесь не реализовали.

Д.Медведев: Надо свои ниши искать. Вот мы с Вами сейчас заехали, посмотрели, допустим, этот технопарк, который ребята сделали, и второй тоже производственно-научный объект – это хорошая история, это высокотехнологичные темы, это дополнительные рабочие места. Я думаю, что при сохранении кадров, это очень важно и перспективно для республики.

Т.Мамсуров: Вы совершенно точно определили, что у нас нет возможности для экстенсивного развития ни в чём – ни в промышленности, ни в строительстве, ни в сельском хозяйстве, только интенсивно. Это то, о чём Вы сейчас говорите, и мы над этим работаем.

Д.Медведев: Хорошо.

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 июля 2014 > № 1111702 Таймураз Мамсуров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 мая 2014 > № 1082957 Константин Казенин

Зачем Кавказу министерство

Константин Казенин, старший научный сотрудник Института Гайдара

Федеральный центр должен не столько создавать новые структуры и развивать мегапроекты, сколько поддерживать тот бизнес, что уже есть на Кавказе

В споре силовиков и условных «либералов» о том, что должно быть основным вектором политики на Северном Кавказе, поставлено многоточие. Такой вывод можно сделать из последних кадровых назначений. С одной стороны, полпредом стал генерал с опытом кавказской службы Сергей Меликов. Значит, федеральный центр придает силовой составляющей на Кавказе не меньшее значение, чем раньше. С другой стороны, впервые созданное северокавказское министерство возглавил человек из окружения бывшего полпреда Александра Хлопонина — Лев Кузнецов, в свое время прошедший вслед за ним путь из бизнеса в губернаторы. Тем самым новая структура, по идее, призвана продолжить «экономическую» линию экс-полпреда, суть которой — в попытках излечить Кавказ с помощью крупных инвестиционных проектов.

Реальные полномочия нового министерства не ясны. Тем более неясно, как на практике будут складываться его взаимоотношения с полпредством. Но само сосуществование этих двух структур, при их нынешних руководителях, заставляет предположить, что военный и экономический подходы в кавказской политике Кремля будут чередоваться. 

Так, впрочем, было и раньше. Однако нынешняя ситуация заставляет усомниться в том, что прежнюю кавказскую стратегию Кремля в ближайшем будущем можно будет сохранить в прежнем виде.

Кавказское «чучхе»

Основная часть средств, которые федеральный центр до сих пор направлял на Северный Кавказ, расходовалась в основном по двум направлениям. Во-первых, на поддержание инфраструктуры (которая, к слову сказать, по-прежнему в плачевном состоянии). Во-вторых, на новые инвестпроекты, такие, как уже знаменитый туристический кластер.

Эти проекты пока, однако, не принесли результатов, которые были бы ощутимы для жизни регионов в целом: об анонсированных тысячах рабочих мест речи пока нет, все ограничивается отдельными новыми гостиницами, причем часто с привозным персоналом, а в таких неспокойных регионах, как Дагестан, проекты «туркластера» вполне предсказуемо остались на бумаге. Впрочем, основная проблема не в том, что «мегапроекты» не принесли результатов, а в том, что в ближайшем будущем делать на них ставку, скорее всего, все равно не получится. Ухудшение экономической конъюнктуры делает все более призрачными надежды на то, что кавказские проблемы можно будет «залить деньгами».

А это ставит задачу, к которой центр пока, по сути, и не пытался притронуться: поддержать ту экономику, которая существует на Северном Кавказе, независимо от федеральных проектов.

Ее объем и разнообразие достаточно велики: от мастерских по пошиву обуви в Махачкале до вязальных цехов в Карачаево-Черкесии. Большинство предприятий существует «в тени», хотя дает работу иногда целым поселкам. Хозяева таких предприятий в последние годы не раз, в том числе публично, заявляли о своем желании выйти «из тени». Вполне возможно, в их нахождении в нынешнем статусе заинтересованы прежде всего те, кто «покрывает» теневой бизнес.

Кроме того, сотни фермеров обрабатывают землю на «птичьих» правах годовой субаренды, не имея возможности планировать развитие своего хозяйства на годы вперед. Здесь главная причина — крайняя запутанность земельных отношений на Северном Кавказе, производная от действующего в большинстве республик запрета на рыночный оборот сельхозземель.

В одночасье перевести весь этот массив бизнеса в легальные и цивилизованные рамки вряд ли возможно. Понятно, что во многом это зависит от способности местных властей такие рамки обеспечить. Но и откладывать решение проблемы нельзя. Кавказ может в значительной мере обеспечить себя сам, за счет собственного труда и земельных ресурсов. Для этого от центра нужны не миллиарды, а помощь в создании нормальной бизнес-среды. С деловой активностью там и сейчас все хорошо.

Исключенное третье

Все дискуссии вокруг новых назначений вращаются вокруг двух понятий — экономика и сила. О том, какие задачи должны будут решать новые чиновники на Кавказе в области политики, почти не говорят. Однако политики на Кавказе сейчас больше, чем во многих других российских регионах.

Обостряются отношения внутри элит, что видно хотя бы по недавней публичной перепалке между главой Чечни Рамзаном Кадыровым и мэром дагестанского города Хасавюрт Сайгидпашой Умахановым. Лихорадит дагестанские «верхи», где на фоне регулярно возникающих за последние годы слухов о смене главы региона появляются новые и разрушаются старые альянсы.

Но элитами дело вовсе не ограничивается.

В том же Дагестане, даже если просто проехать по федеральной трассе до границы с Чечней, можно обнаружить несколько земельных конфликтных узлов, связанных с несправедливым, по мнению какой-то группы местных жителей, проведением границ районов или межеванием сельских территорий. А в Кабардино-Балкарии такие конфликты разворачиваются буквально на окраинах столицы республики Нальчика. Хозяйственные споры на Кавказе легко политизируются, в них на первые роли выдвигаются общественники, которые могут претендовать на роль местных лидеров. Еще больший общественный резонанс получают религиозные конфликты, которые давно не сводятся к противостоянию «традиционного» и «нетрадиционного» ислама.

До сих пор федеральный центр пробовал две тактики: либо дистанцировался от конфликтов, либо активно вмешивался и пытался разрешить их самостоятельно. Как правило, ни то ни другое результата не приносило. А значит, остается все меньше альтернатив созданию условий для диалога конфликтующих сторон. И начинаться этот диалог должен не с создания бутафорских структур типа «советов старейшин», якобы кого-то представляющих, а с поиска реальных лидеров. То есть с нового изучения «матчасти» — с задачи, которая точно должна стать в ближайшее время общей для обоих ведомств, ответственных за Северный Кавказ. 

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 мая 2014 > № 1082957 Константин Казенин


Россия. СКФО > Агропром > regnum.ru, 30 апреля 2014 > № 1067433

НА СТАВРОПОЛЬЕ ОТКРЫТА ПЕРВАЯ ОЧЕРЕДЬ ТЕПЛИЧНОГО КОМПЛЕКСА ПЛОЩАДЬЮ 10,4 ГА

В Ставропольском крае открыта первая очередь инвестиционного проекта по строительству тепличного комплекса площадью 10,4 гектаров, сообщили корреспонденту ИА REGNUM 30 апреля краевом министерстве экономического развития.

Стоимость первой очереди проекта, реализуемого ООО "Овощи Ставрополья" в Кировском районе составляет около 1,4 млрд рублей. При выходе комплекса на проектную мощность (5 тысяч тонн овощей в год) рабочие места получат 200 человек.

В структуре валового регионального продукта на долю сельского хозяйства приходится около 13%. Сельскохозяйственные угодья в Ставропольском крае составляют около 5,7 млн гектаров.

В 2013 г. в сравнении с регионами Российской Федерации Ставропольский край занял второе место по валовом сбору зерновых. Регион является лидером по намолу озимого рапса, занимает вторую позицию среди субъектов юга России по численности птицы, овец, производству мяса, третье - в производстве яиц.

На основе проведенного анализа развития отраслей сельского хозяйства составлен рейтинг их по уровню инвестиционной привлекательности. Лидерами рейтинга по приоритетности производства определены: производство мяса птицы, овощей закрытого и открытого грунта, подсолнечника.

Россия. СКФО > Агропром > regnum.ru, 30 апреля 2014 > № 1067433


Россия. СКФО > Агропром > regnum.ru, 11 апреля 2014 > № 1051329

В ГРОЗНОМ ПРОХОДИТ ВЫСТАВКА "ЧЕЧЕНАГРОЭКСПРО-2014"

Более 55 субъектов России принимают участие в проходящей в столице Чечни выставке "ЧеченАгроЭкспро-2014". Как сообщили ИА REGNUM 11 апреля в пресс-службе главы и правительства региона, выставка проходит уже в пятый раз, ее организатором выступила торгово-промышленная палата Чечни, а генеральным спонсором - завод "Россельмаш" .

На экспозиции представлены сельхозтехника, сельскохозяйственная продукция, оборудование и инновационные технологии для перерабатывающей промышленности и др. По словам президента торгово-промышленной палаты субъекта Нурбека Адаева, выставка является хорошей площадкой для налаживания тесного сотрудничества между агропромышленными комплексами субъектов России.

Министр экономического, территориального развития и торговли ЧР Муслим Хучиев, отметив, что за последние годы сельскохозяйственное направление развивается в республике активными темпами и становится инвестиционно привлекательным, назвал агропромышленный сектор отраслью, которая является одним из важных направлений в экономике Чеченской Республики. Следует отметить, что в 2012 году по итогам выставки были заключены контракты на сумму свыше 25 млн рублей.

Россия. СКФО > Агропром > regnum.ru, 11 апреля 2014 > № 1051329


Корея. СКФО > Авиапром, автопром > bfm.ru, 2 февраля 2014 > № 1024774

В ИНГУШЕТИИ НАЛАДЯТ ВЫПУСК АВТОБУСОВ DAEWOO

Глава республики назвал этот проект образецом государственно-частного партнерства

В Ингушетии в этом году начнется производство пассажирских автобусов марки Daewoo. Об этом объявил глава республики Юнус-Бек Евкуров во время ежегодного послания Народному Собранию. Текст выступления опубликован пресс-службой правительства Ингушетии.

Будет запущен выпуск трех типов южнокорейских автобусов. Машины будут отвечать "высшим мировым стандартам", подчеркнул Евкуров. "Цель не только наладить отверточное производство, но с течением времени начать производство если не всех, то большинства компонентов на территории нашей республики", - сообщил глава республики.

Это должно "занять максимальное большее количество рабочих" на производстве и пополнить местный бюджет за счет дополнительных налогов, сказал Евкуров. Он назвал этот проект образецом государственно-частного партнерства. "Государство создало инфраструктуру и представило имеющиеся площади, а частник обеспечивает техническую и технологическую часть (оборудование), обучает персонал, застраивает необходимые корпуса и запускает производство", - объяснил глава Ингушетии. По его словам, этот проект выгоден обеим сторонам.

Компания Daewoo была создана в 1967 году. Она была закрыта правительством Южной Кореи в 1999 году. Часть предприятий Daewoo стали собственностью американского автоконцерна General Motors. Эти заводы объединены в компанию GM Daewoo.

Выпуск автомобилей марки Daewoo будет налажен и в Чечне.

Корея. СКФО > Авиапром, автопром > bfm.ru, 2 февраля 2014 > № 1024774


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 января 2014 > № 993262 Рамзан Кадыров

Глава Чечни Рамзан Кадыров считает, что руководство регионов, где вспыхивают национальные конфликты, нужно жестко наказывать и лишать постов.

"Надо одинаково относиться ко всем национальностям <…> Руководство регионов, чтобы не работать, создают такие проблемы. Вот за это надо ставить и баллы, и наказывать жестоко — выгонять, если ты не смог защитить, примирить свое население", — заявил Кадыров в интервью газете "Известия", опубликованном во вторник на сайте издания.

Глава Чечни считает, что национальный вопрос для России опаснее, чем терроризм. При этом он полностью поддерживает недавно предложенные депутатами антитеррористические меры, в частности, предлагающие ужесточить наказание за теракт, ввести по ряду статей УК пожизненное заключение.

"Они очень боятся смерти. Если бы они не боялись, то они бы так не бегали. Мы должны принимать этот закон", — сказал Кадыров.

Как карается разжигание межнациональной вражды

Согласно пункту 2 статьи 29 Конституции Российской Федерации не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Госдума планирует в 2014 году принять правительственный законопроект, усиливающий уголовную ответственность за преступления, связанные с экстремистской деятельностью и возбуждением ненависти или вражды. Документ был внесен в Госдуму 22 июня 2013 года. Законопроектом предлагается установить нижний предел санкции по части 1 статьи 280 ("публичные призывы к экстремизму"), связанной со штрафом, — предлагается установить его в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей (сейчас просто до 300 тысяч), а лишать свободы можно будет на четыре года (сейчас — до 3 лет).

Где в России самые сложные межнациональные отношения

В Генпрокуратуре РФ отмечают обострение межнациональных отношений на Северном Кавказе. По данным ведомства, центром экстремистской активности остается Дагестан, при этом высокий уровень террористической угрозы сохраняется в Ингушетии, Чечне и Кабардино-Балкарии.

"Незанятость и отсутствие постоянного источника дохода значительной части населения способствуют вовлечению граждан в ряды бандформирований экстремистской направленности, а также создают почву для попыток использования межэтнических противоречий для разжигания межнациональной розни", — отметили в ГП.

"Национализм — это уловка, помогающая людям оправдать собственное бездействие"

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 января 2014 > № 993262 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 16 декабря 2013 > № 966395 Сергей Маркедонов

Хватит кормить кого?

Северный Кавказ: от проблемы региона к общероссийскому сюжету

Резюме Северный Кавказ – территория этнополитического и религиозного взаимодействия, которая может сыграть немалую роль в укреплении России и ее позиций в мире. Но она имеет шанс превратиться и в опасный фронтир, который останется вызовом, даже если Москва посчитает его «кормление» слишком затратным проектом.

Ситуация на Северном Кавказе остается одной из самых остро дискуссионных в российском экспертном сообществе и у зарубежных авторов. При этом в последние годы происходят серьезные сдвиги в определении приоритетов для обсуждения. Если раньше происходящее рассматривалось прежде всего в контексте межэтнических отношений и региональной политики, то сегодня данная тема превратилась в сюжет общероссийского масштаба. На первый план выходят не Чечня, Ингушетия или Дагестан сами по себе, а их восприятие «ядром России».

Какова цена Северного Кавказа для Российской Федерации? Не только и не столько материальная, но и политическая. Усиливает или ослабляет страну этот проблемный регион? Расширяет ли Северный Кавказ возможности России в международной политике? В какой степени можно доверять северокавказским региональным элитам и готовы ли жители Москвы и других центральных территорий воспринимать выходцев из республик турбулентного региона в качестве сограждан, а не «чужаков»? Нужно ли «кормить Кавказ», поддерживая дотационные субъекты Юга России? И не только кормить, но и призывать оттуда солдат в Вооруженные силы, привлекать управленческие, научные кадры, студентов и аспирантов, взаимодействовать с местным бизнесом? Вот круг вопросов, которые оказываются в фокусе северокавказской повестки дня.

Все эти проблемы возникли не сегодня. Они формировались с того момента, как новая Россия, едва отразив попытки взять реванш сторонниками советского проекта, столкнулась с сепаратистским вызовом в Чечне, а затем и с многочисленными этнополитическими и религиозными проблемами в южной части страны. И за два десятилетия после распада Советского Союза обращение к северокавказским сюжетам раз за разом происходило не только в актуально-политическом, но и в историческом контексте. Чего стоит одна лишь «черкесская проблема», ставшая особенно актуальной в период подготовки к проведению XXII зимних Олимпийских игр в Сочи. И все это, не говоря уже о многочисленных «войнах» исторической памяти и памятников, в которых генералы Ермолов, Засс, адмирал Лазарев и имам Шамиль из кумиров и антигероев прошлого превращаются в участников современной общественно-политической дискуссии. Только осенью 2013 г. в поле внимания СМИ и экспертов попали два характерных события. Первое – открытие реконструированного мемориала «Дади-юрт» в Чечне в память о жертвах одного из эпизодов Кавказской войны (1819). В ответ на эту акцию, всецело поддержанную Рамзаном Кадыровым, активисты организации «Офицеры России» предложили президенту Владимиру Путину установить памятник известному генералу императорской России Алексею Ермолову. Второе – критическое заявление главы Дагестана Рамазана Абдулатипова по поводу гимна Краснодарского края, в котором, по его мнению, содержатся признаки межнациональной розни (в тексте есть слова: «на врага, на басурманина мы идем на смертный бой»).

Сегодня остроту ситуации добавляет практически повсеместный рост идей сепаратизма, при котором не только окраины, но и центр просчитывают возможные издержки и приобретения от совместного проживания. Между тем нахождение адекватных ответов на обозначенные выше вопросы по своему значению выходит далеко за рамки северокавказской географии. Во многом это определение российской гражданско-политической идентичности, активная фаза формирования которой еще не завершилась. Разрешение кавказских головоломок – не в последнюю очередь вклад в будущий российский государственный проект. И во внутренней, и во внешней политике.

Северный Кавказ vs Россия?

Уже стало трюизмом говорить о большой стратегической ценности Северного Кавказа для России и Евразии. По справедливому замечанию академика Юрия Полякова, «Кавказ – не ворота, которые можно открывать и закрывать». Это в первую очередь территория этнополитического и религиозного взаимодействия. При определенных обстоятельствах она может сыграть роль в укреплении России и ее позиций в мире. Но Северный Кавказ имеет шанс превратиться и в опасный фронтир. За последние 20 лет в направлении реализации «фронтирного» сценария уже сделано немало. Однако ситуация еще не стала необратимой. И для того чтобы приостановить нарастание негативных тенденций, требуется содержательный разговор о северокавказском измерении современной российской государственности.

Социологические исследования последних лет приводят к неутешительным выводам. В российском обществе нарастает негативное восприятие (вплоть до полного неприятия) Северного Кавказа. Нахождение его в составе России не воспринимается либо не рассматривается как ценность. В качестве цены сохранения российского единства предлагается введение фактического апартеида. Как правило, резкие всплески негатива происходят после резонансных террористических атак, таких как теракт в московском аэропорту Домодедово 24 января 2011 г. (крупнейшая акция в аэропортах мира по количеству жертв – 37 убитых). Согласно исследованию Левада-центра, проведенному по горячим следам трагического события (февраль 2011 г.), 24% респондентов заявили, что поддерживают идею закрытия административных границ между республиками Северного Кавказа и остальной Россией. Отвечая на вопрос о том, какие инструменты следует использовать для проведения политики на северокавказском направлении, 36% опрошенных заявили, что требуется ужесточить контроль над внутренней миграцией, а 18% поддержали отделение Северного Кавказа. Но и вне привязки к тем или иным террористическим атакам реакция респондентов на «северокавказские вопросы», как правило, жесткая. Согласно исследованию Левада-центра, специально посвященному «воображаемым врагам» (декабрь 2012 г.), «чеченские сепаратисты» и «исламские фундаменталисты» заняли, соответственно, второе и пятое место с 39 и 20% (в то время как США, НАТО и «западные силы» получили первое, третье и пятое). Согласно данным Института социологии РАН (2012 г.), около 10–15% респондентов поддержали лозунг «Россия для русских», а порядка 30% высказались за предоставление самому крупному этносу политико-правовых привилегий. В опросе Левада-центра (октябрь 2013 г.), проведенном в 130 населенных пунктах 45 регионов, 71% опрошенных поддержали идею «Хватит кормить Кавказ»; 63% высказались за ужесточение правил регистрации для приезжих, а также передвижения по стране в целом. На вопрос о том, когда респонденты испытывают неприятие и страх (согласно заявлениям – 61,5%), это происходит при встрече с выходцами из северокавказских регионов и мигрантами из республик Центральной Азии. Между этими двумя категориями (одна из которых представляет граждан России, а другая – иностранцев) респонденты не видят существенной разницы.

Один из главных теоретиков постсоветского транзита Дмитрий Фурман так описал этот феномен: «Мы добились на Кавказе чистой формальности. В низовом русском массовом сознании присутствует понимание того, что Северный Кавказ – это не Россия. Опросы показывают, что люди Северного Кавказа для простых русских людей более чуждые, чем, скажем, украинцы или белорусы. Всякие идеи по ограничению миграции относятся к азиатам, представителям азиатских, кавказских республик и к нашему Северному Кавказу тоже».

Запрос на политико-правовое обособление Северного Кавказа или введение норм апартеида в отношении этой части России существует и среди определенных общественных движений и во властных структурах. В последние годы в России сформировался общественно-политический тренд, который можно определить как «новый русский национализм» или «русский сепаратизм» («Русский гражданский союз», «Русское общественное движение», «Русская платформа», партия «Новая сила»). Он еще не стал в полной мере институциональным, хотя некоторые шаги сделаны. В отличие от предшествующих политиков, выступавших под лозунгами защиты русского народа и обеспечения ему преференций, «новые националисты» не отрицают ни демократии, ни федерализма. В выступлениях их представителей и идеологов находится место и для правозащитной риторики.В последнее время наибольшую активность проявляет партия «Новая сила». На ее счету акция «Стоп, миграция» и кампания «Ставрополье – не Кавказ». В 2010 г. был проведен интернет-опрос по поводу перехода Ставрополья в состав Южного федерального округа (ЮФО). Тогда число сторонников данной идеи достигло 10,5 тыс. человек. Ее озвучивали разные общественные организации края. Она была представлена и в ходе ставшего традиционным ноябрьского «Русского марша» в том же 2010 году. Предлагалось даже переименовать край в Ставропольскую русскую республику. Кампания 2013 г., организованная «Новой силой», закончилась после нескольких попыток превратить ее в общероссийское событие. Особенно резонансной стала тематическая массовая акция в Невинномысске 26 января 2013 г., когда правоохранительные структуры задержали 139 участников несанкционированного собрания.

Ряд идей, активно защищаемых «новыми националистами», вводится в публичный оборот и представителями исполнительной власти, и «системными» политиками, представляющими российский депутатский корпус. Отделение Ставрополья от Северного Кавказа поддерживал депутат Госдумы РФ от ЛДПР, член комиссии по делам СНГ Илья Дроздов. 2 августа 2012 г. губернатор Краснодарского края Александр Ткачев выступил с инициативой о создании на территории Кубани «казачьей полиции». На расширенном заседании коллегии краевого управления МВД Ткачев объяснил, что полицейские казаки должны не допустить массового переселения в подведомственный ему регион представителей северокавказских республик. Своей сверхзадачей кубанский губернатор обозначил превращение края в своеобразный «миграционный фильтр», поскольку, с его точки зрения, соседнее Ставрополье с этой ролью не справляется. «Здесь кубанцы, здесь у них свои законы, здесь они достаточно жесткие ребята», – резюмировал глава края.

Краснодарский край в 2014 г. будет принимать зимнюю Олимпиаду в Сочи. И это событие по своему значению уже сегодня вышло далеко за рамки очередного международного спортивного форума. Сочинские игры имеют важное символическое значение. Они призваны утвердить возвращение России в «высшую лигу» международной политики. Крайне важно и стратегическое значение Кубани в целом – третий показатель по численности населения после Москвы и Московской области (около 5,5 млн человек). Край включает в себя территорию черноморского побережья, оставшуюся в России после распада Советского Союза, а новороссийский и туапсинский порты занимают первое и третье место в стране по грузообороту.

К экстравагантным высказываниям вице-спикера Государственной думы и многолетнего лидера Либерально-демократической партии Владимира Жириновского все уже успели привыкнуть. Однако его призывы к ограничению рождаемости в республиках Северного Кавказа (посредством введения штрафа за третьего ребенка) и ограждению региона «колючей проволокой», высказанные в ходе телевизионного шоу Владимира Соловьева «Поединок» (26 октября 2013 г.), вызвали широкий общественно-политический резонанс и недовольство как северокавказских элит, так и правозащитников. Таким образом, идея отделения или как минимум обособления Северного Кавказа начинает рассматриваться «системными» политиками как потенциально привлекательная в работе с электоратом.

Сплошь и рядом представители российского чиновничества и депутатского корпуса применительно к жителям северокавказских республик используют термин «диаспора», хотя так называется землячество граждан одного государства на территории другого.

На этом фоне высшая российская власть последовательно отстаивает политическое единство граждан и территориальную целостность страны. Это нашло отражение и в создании Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям (24 августа 2012 г. прошло его первое заседание), и в утверждении Стратегии государственной национальной политики до 2025 г. (19 декабря 2012 года). В этом документе в качестве главного приоритета обозначена необходимость упрочить «общероссийское гражданское самосознание и духовную общность многонационального народа России (российской нации)». То же выступление Жириновского не осталось без реакции президента. 6 ноября 2013 г. Владимир Путин на встрече с лидером ЛДПР недвусмысленно заявил собеседнику: «У вас устойчивый электорат, и нет необходимости обращаться к части своего электората, чтобы укрепить свои позиции в ущерб фундаментальным интересам страны». Однако, последовательно защищая принципы единой гражданской нации и отвергая ксенофобию, первые лица в некоторых выступлениях вводили определенные элементы противопоставления Северного Кавказа остальной России. Так, 21 декабря 2010 г. после резонансной акции на Манежной площади Владимир Путин (на тот момент глава правительства) заявил: «У каждого есть малая родина, мы гордимся ею. Но я 10 копеек не дам за здоровье человека, который, приехав из средней части России в республики Северного Кавказа, невежливо обойдется там с Кораном». Он призвал ужесточить правила регистрации для приезжих в крупных городах, если ими будут нарушаться «местные обычаи и законы». Выступая на форуме «Машук-2013» (август 2013 г.), глава правительства Дмитрий Медведев заявил о необходимости «переходного периода», прежде чем ввести прямые выборы глав регионов в тех случаях, «когда политическая культура еще несколько иная».

Не только ксенофобия

В выступлениях правозащитников и представителей американо-европейского экспертного сообщества растущее противопоставление Северного Кавказа остальной России объясняется укреплением ксенофобских настроений в центральной части страны. Это зачастую видится как наследие «имперской традиции» или проявление «великодержавного шовинизма». Спору нет, ксенофобия и русский этнический национализм играют свою роль в этом процессе. Однако было бы крайним упрощенчеством ограничивать анализ только такими сюжетами.

Во-первых, Северный Кавказ воспринимается как регион, несущий опасность и политическую нестабильность. И для таких выводов есть серьезные основания. Достаточно сказать, что в «Едином федеральном списке организаций, признанных террористическими Верховным судом Российской Федерации», среди 19 структур три связаны с Северным Кавказом (остальные 16 – иностранного происхождения, главным образом из стран Ближнего Востока, Афганистана, Пакистана). При этом «Кавказский Эмират» («Имарат Кавказ») стал единственной структурой, действующей на российской территории, которая была включена в «террористические списки» американского Госдепа, а действия лидера «Эмирата» Доку Умарова объявлены угрозой для интересов не только России, но и США. За 2012 г. на Северном Кавказе жертвами вооруженного насилия стали 1225 человек (700 убито и 525 ранено). Сегодняшний Северный Кавказ экспортирует нестабильность далеко за пределы самого региона. Террористические атаки северокавказских джихадистов имели место на железной дороге (поезд «Невский экспресс» между Москвой и Санкт-Петербургом в 2009 г.), в Москве (московское метро в 2010 г., аэропорт Домодедово в 2011 г.), в Волгограде (взрыв автобуса в 2013 году). Джихадисты Северного Кавказа также заявили о распространении активности на территорию Поволжского федерального округа. В последние несколько лет исламистские группы, включая и радикалов, стали намного более значимым фактором в социально-политической жизни Волжско-Уральского региона.

Во-вторых, за период между последней Всесоюзной (1989) и второй Всероссийской переписью населения (2010) произошло резкое изменение этно-демографического баланса в республиках Северного Кавказа. Некоторые авторы говорят о его «дерусификации» и даже определяют его как «внутреннее зарубежье России». Как бы то ни было, многие связующие нити между русским этническим большинством и северокавказским миром (в широком культурном смысле) оказались обрублены. Из семи республик Северного Кавказа только в маленькой Адыгее (окруженной Краснодарским краем) не произошло резкого снижения доли русских в общем составе населения. Эта тенденция наметилась еще в советский период (о чем свидетельствуют данные переписей 1959–1989 годов). Однако в последние два с половиной десятилетия она приобрела качественно иные масштабы. Так, в Дагестане доля русского населения сократилась с 9 до 3,5%, в Кабардино-Балкарии – с 31,95 до 22,55%, в Карачаево-Черкесии – с 45 до 31,4% (при этом из первой по численности группы русские в КЧР стали второй).

Отдельная строка – положение в Чечне и в Ингушетии. В 1989 г. русские составляли более 24% от населения Чечено-Ингушской АССР. По данным Всероссийской переписи 2010 г., русских в Чечне осталось 1,92%, а в Ингушетии – 0,78%. При этом выдавливание русского населения из Чечни сопровождалось массовыми эксцессами, которые не попали в фокус внимания ни отечественных, ни западных правозащитников. В одном из интервью председатель Форума переселенческих организаций Лидия Графова сделала очень непростое признание: «Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы – это в целом правозащитное движение. Именно с нашей подачи общественное сострадание замкнулось только на чеченцев. Это, наверное, заскок демократии – поддерживать меньшинство даже ценой дискриминации большинства».

Укрепились опасения по поводу внутренней миграции выходцев из региона в различные части большой России. Это далеко не единственная, но одна из причин того, что переселенческие программы по привлечению выходцев из трудоизбыточных Дагестана и Ингушетии в регионы, имеющие недостаток трудовых ресурсов (в одном из районов Тверской области – Наровчатовском – между 2002 и 2010 гг. население сократилось на 13,4%), так и не заработали хотя бы даже в частичном объеме. В 2010 и 2011 гг. удалось организовать переселение в Пензенскую область 150 человек из Дагестана и Ингушетии. Однако проект полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина (2010 г.) по переселению трудовых мигрантов из Ингушетии в Свердловскую область не увенчался успехом.

В-третьих, северокавказские республики неблагополучны с экономической и социальной точек зрения. Показатели экономического развития этих субъектов – самые низкие по России (с исключением для некоторых видов сельскохозяйственной продукции). Бывшие крупные предприятия тяжелой промышленности либо закрыты (Тырныаузский горно-обогатительный комбинат в Кабардино-Балкарии), либо с трудом выживают, резко сократив объемы производства («Электроцинк» в Северной Осетии, Каспийский завод в Дагестане, выпускающий продукцию ВПК). Символично, что в октябре 2010 г. в одной из заброшенных шахт Тырныаузского комбината спецназом ФСБ и МВД России проводилась спецоперация по ликвидации засевших там боевиков. Северокавказские республики сохраняют и первые строчки в рейтингах по уровню безработицы. СКФО в целом занял в 2012 г. первое место по количеству безработных (14,6%). Особенно высок уровень безработицы среди молодежи. Все это требует внимания федеральной власти, которое на фоне сложностей в соседних регионах (Ставропольский край) или в центре страны воспринимается как отдача приоритета Кавказу в ущерб остальной России.

В-четвертых, в последние два десятилетия критически снизился уровень участия республик Северного Кавказа в общероссийских процессах. Самый яркий показатель – служба в армии. За весь период после распада СССР так и не была решена проблема призыва из этого региона в ряды Вооруженных сил РФ. Явнус Джамбалаев, возглавляющий отдел призыва призывного пункта Дагестана (самый крупный субъект федерации на Северном Кавказе), считает, что до 31 декабря 2013 г. в российскую армию должны быть призваны 1335 человек. Это в два раза больше, чем призвано весной. Однако планы планами, а в ноябре к местам службы было отправлено две группы (170 и 149 призывников, соответственно). И это притом что Дагестан считается одним из самых «молодых» субъектов Российской Федерации. Таким образом, «успехи» по количественному увеличению призыва можно считать более чем скромными. В июле 2012 г. впервые за многие годы 150 чеченцев были призваны на военную службу в 249-й специальный моторизованный батальон внутренних войск России. Эта часть дислоцируется в Чечне на постоянной основе. Тогда новость из Чеченской Республики рассматривалась едва ли не как сенсация, несмотря на то что, по данным республиканского военкомата, численность граждан призывного возраста на подведомственной территории составляла около 80 тыс. человек.

В-пятых, сама российская власть поощряет управленческий партикуляризм на Северном Кавказе, что, с одной стороны, способствует решению ряда тактических проблем, но не помогает всесторонней интеграции региона в общероссийское политическое, правовое и культурное пространство. На сегодняшний день вопрос о выходе Чечни из состава России перестал быть политически актуальным. Чечня – единственная из непризнанных республик, отколовшихся от новых независимых постсоветских государств, которая была возвращена под контроль центральных властей. И не просто возвращена, а превращена в витрину образцовой лояльности центру. Политическая стабильность ставится в заслугу Кадырову как федеральной властью, так и экспертным сообществом. В 2009 г. в Чечне отменен режим КТО (контртеррористической операции) республиканского значения. Количество террористических атак, несмотря на то что они по-прежнему сохраняют актуальность, уменьшается. В 2012 г. от них пострадало 174 человека (82 убитых), что незначительно меньше, чем за 2011 г. (186 жертв, 92 убитых). Для сравнения, в соседнем Дагестане в 2012 г. жертвами терактов стали 695 человек (405 убитых). Осенью 2011 г. объявлено, что Кадыров окончательно искоренил кровную месть – вековой институт, побороть который не удалось ни царской, ни советской власти. За год Кадыров примирил 450 семей и уже распустил созданную им специальную комиссию по примирению за ненадобностью. Благодаря масштабным федеральным трансфертам республика стала региональным инвестиционным лидером.

Однако у этой блестящей вывески есть обратная сторона. Прежде всего следует вести речь о цене инкорпорирования Чечни в состав России. В республике де-факто установлен особый политический режим. На ее территории законы Российской Федерации действуют далеко не в полном объеме (фактически игнорируется конституционный принцип отделения религии от государства и образования, гендерное равенство). Более того, федеральные власти (суды, прокуратура и воинские части на территории Чечни) могут выполнять свои прямые функции лишь в определенной степени. Сегодня правоохранительные органы Чечни де-факто подчинены главе республики. Кампании по борьбе с радикальным подпольем проводит сама же республиканская власть. При этом благодаря «эффекту Кадырова» группы боевиков просто передислоцируются в другие республики Северного Кавказа (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария) и за пределы России. Отдельные категории преступлений в Чечне не могут расследоваться находящимися в Чечне российскими следственными органами (убийства, похищения людей), а сроки наказания уроженцы республики отбывают только в исправительных учреждениях на территории Чечни (в случае их задержания за пределами республики их должны доставить этапом на историческую родину). Чеченские призывники не проходят действительную военную службу за ее пределами в других субъектах РФ, а сам призыв охватывает лишь небольшой круг призывной молодежи. Особый неформальный статус Чечни также вносит вклад в укрепление восприятия Северного Кавказа как государства в государстве.

Вне всякого сомнения, одним из главных событий 2013 г. стал арест бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова, который долгие годы являлся одним из центральных персонажей в дагестанской элите. У него имелся прямой выход на высшее политическое руководство и крупный бизнес в Москве в обход республиканской власти. Было и свое слово в принятии важнейших управленческих решений не только в сфере его непосредственной компетенции. И свои «силовые ресурсы» (помимо административного влияния). Так, в 1999 г. во время рейда Шамиля Басаева и Хаттаба на Дагестан Амиров выставил собственный отряд в поддержку федерального центра. И эта поддержка, как и аналогичная помощь со стороны других региональных «баронов», была существенным фактором, обеспечившим России успех в борьбе с распространением сепаратистских метастазов по всему Северному Кавказу. Амиров не просто много лет занимал свой пост, но и получал высокие правительственные награды, а также публичную поддержку сверху. Его арест, если судить по первым месяцам после этой акции, не стал началом системных изменений в подходах федерального центра к организации власти и управления на Северном Кавказе.

Фигуры, подобные Амирову, возникли не в вакууме. Они оказались востребованными, когда самая крупная северокавказская республика была предоставлена самой себе и развивалась, имея по соседству сепаратистскую Ичкерию, а также была вынуждена разрешать непростой «лезгинский вопрос» с новым независимым Азербайджаном и урегулировать ситуацию с переселением кварельских аварцев из Грузии. Не говоря уже о проблемах приватизации и перехода от плановой советской системы к новым формам хозяйственности.

В-шестых, растущая обособленность Северного Кавказа (сопровождаемая ростом этнического национализма в 1990-х гг. и исламизацией в начале 2000-х гг.) связана не столько с усилиями местных или иностранных проповедников, сколько с распадом светской системы регулирования различных сфер жизни. В этом контексте следует особо отметить земельный дефицит и продолжающуюся урбанизацию. Сельские населенные пункты пустеют из-за того, что нет работы. Привычные этнические ареалы размываются, а принципы частной собственности вступают в противоречие с представлениями о собственности этнической, когда представители «своего народа» могут иметь преференции при доступе к имущественным и властным ресурсам на той или иной территории. И все это на фоне недостаточно эффективной судебной и управленческой системы. Отсюда и апеллирование к мечети, шейхам или салафитским группам как к возможным арбитрам. В итоге такая «конкуренция юрисдикций» ведет и к конфликтам, и к насилию, ибо есть проблемы с признанием того или иного религиозного авторитета единственно легитимным.Отделение и апартеид: опасные перспективы

Проблема сохранения Северного Кавказа в качестве полноценной части России налицо. Но в ее решении крайне важно избежать упрощений. Идея «отделить Кавказ» волевым решением центра или создать для него некие «особые условия» (де-факто апартеид), ставшая популярной в блогосфере, при ближайшем знакомстве с конкретикой не выдерживает критики. Во-первых, отделение не остановит этнической миграции (главная фобия москвичей и жителей крупных центральных городов России). Регион не является однородным, и вопреки некоторым устойчивым медийным штампам он не объединен некоей общей идеей противостояния Москве. Следовательно, в случае гипотетического отделения неизбежно встанет вопрос о границах, о количестве возможных государств и де-факто образований. На «отделенном Кавказе» не появится сильная государственность, зато вероятна «война всех против всех» (суфии против салафитов, исламисты против светских националистов, не говоря уже о противостоянии разных национальных проектов). Российский Кавказ в «свободном плавании» – это не Алжир начала шестидесятых. Здесь Российскому государству просто не с кем будет договариваться. Или придется вести переговоры с каждым мало-мальски значимым полевым командиром.

Во-вторых, встает вопрос о русских же, еще проживающих в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее и в небольшом количестве в Дагестане, Чечне и Ингушетии, а также о представителях народов Кавказа, находящихся на территории остальной части РФ от Ставрополья до Владивостока.

В-третьих, немаловажной является военная инфраструктура (части Каспийской флотилии, пограничные заставы, подразделения Министерства обороны). Данный вопрос опровергает мнение сторонников «экономии финансовых средств» для России путем прекращения финансирования Северного Кавказа. Проблема «хватит кормить» будет лишь трансформирована в другие приоритетные статьи расходов (строительство казарм, выделение квартир для военнослужащих и их семей, обустройство потенциальной госграницы и обеспечение ее функционирования). При этом сторонники идеи обособления Кавказа забывают о том, что в самом регионе есть значительное количество людей, заинтересованных в сохранении российской юрисдикции. Среди них те, кто воевал в 1990-х гг. на стороне России в Чечне, а в 1999 г. – в Дагестане, не говоря уже о представителях властных структур, полиции, бизнеса, простых обывателях.

В-четвертых, потеря Кавказа неизбежно обострит вопросы, которые ранее оставались в тени. В «урезанной» России на первый план выйдут проблемы других национально-государственных образований – Татарстан, Башкортостан, Тува, Якутия... Даже среди деятелей неоказачьего движения есть те, кто не считают себя русскими, а казачество рассматривают как уникальный народ. Следовательно, «отделение» Кавказа будет восприниматься как прецедент. И совсем не отвлеченно, как в случае с Косово, Абхазией или Южной Осетией.

В-пятых, утрата Северного Кавказа чревата серьезными издержками для российской внешней политики. Нахождение северокавказских республик с мусульманским населением в составе России давало и дает Москве возможность играть на многих геополитических досках и иметь влияние не только на Западе, но и в исламском мире. Учитывая растущую роль Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии в мировой политике, от такого инструмента было бы странно отказываться. И тем более выстраивать свое позиционирование на противопоставлении исламу и его приверженцам.

И последнее (по порядку, но не по важности). Следует отметить, что воплощение в современных условиях практики апартеида нереально. И не только в силу моральных или этических соображений. Расовая сегрегация былых времен в США, Австралии или Южной Африке могла работать при одном условии – гигантском образовательном разрыве между белым и «цветным» населением. Заметим, что как только уровень образования среди последнего вырос, началось движение за равные гражданские права и отмену апартеида.

Идеи «особого» или «закрытого» статуса Кавказа базируются на неадекватных представлениях о якобы имманентном «традиционализме» этого региона, преобладании там кровнородственных отношений. В действительности традиционные общественные структуры кавказских народов переживают серьезный кризис и трансформацию. Тот же чеченский тейп более не проживает компактно, не владеет общей землей. Институт старейшин вырождается, будучи подорван вооруженными конфликтами, когда обладание оружием становилось важнее возраста. Процесс исламского возрождения сопровождается конфликтом поколений. И для салафитской молодежи старшее поколение «неправильных», «поверхностных» мусульман не является авторитетом. По-видимому, прав российский исламовед Владимир Бобровников, утверждающий: «Дореволюционная мусульманская идентичность кавказских горцев резко и необратимо изменилась в ходе сначала дореволюционных российских реформ второй половины XIX века, а затем коллективизации и советских национально-языковых преобразований 1920–1950-х годов. Сами “горцы” в большинстве своем уже не горцы, а далекие потомки людей, когда-то живших в горах».

Более того, в начале XXI века мы имеем достаточно образованное общество в различных субъектах России вне зависимости от этнического происхождения. Добавим к этому их включенность в общероссийское и мировое информационное пространство. В этой связи любая попытка де-факто отменить в России равное гражданство и ввести апартеид вызовет ответную реакцию, спровоцирует девятый вал сепаратизма и разнонаправленного, но одинаково разрушительного для единства страны этнического национализма. Кто, в самом деле, добровольно согласится с введением «миграционных фильтров» для жителей Северного Кавказа, если таковые будут установлены в Ставрополье, на Кубани или в Москве официально? Риторический вопрос.

Отгородиться от миграции «чужаков» не получится и по другим причинам. Против этого работают объективные законы экономики, географии и демографии. Если население северокавказских республик увеличивается, земельных ресурсов в Чечне, Дагестане или Ингушетии физически не хватает, а уровень безработицы (особенно среди молодежи) высок, то выезд трудоизбыточного населения не остановить никакими кордонами. Более того, он желателен как социальная профилактика: без внутренней миграции у кавказского «котла» намного больше шансов взорваться.

***

Таким образом, идеи «русского сепаратизма» или введения апартеида не решат ни одной из актуальных проблем сложного региона и России в целом. Напротив, их практическая реализация способна спровоцировать новые конфликты, подстегнуть обособление различных частей и этнических групп России, а также дробление страны в целом. Однако констатация данного тезиса вовсе не означает, что власти, защищающие нынешний статус-кво, могут ограничиваться одной лишь дежурной критикой экстремистов. Идея «бегства от Кавказа» питается не только броскими популистскими лозунгами, но и бездействием тех, кто по своему статусу и положению должен заниматься профилактикой этнических и религиозных эксцессов, правовым разрешением имущественных, бытовых и иных споров.

Следовательно, главнейшей задачей сегодняшнего дня остается реальный, а не формальный приход Российского государства на Северный Кавказ. В виде интегрирующей силы, справедливого арбитра и гаранта безопасности. Взять хотя бы такой сюжет, как призыв в российскую армию юношей из северокавказских республик. В полиэтничном государстве призывная армия становится не просто силовой структурой, а важнейшим инструментом интеграции разных сегментов общества. Для перенаселенного и трудоизбыточного Кавказа с его высоким уровнем безработицы и средним возрастом в 26–28 лет армия может стать хорошим социальным лифтом и реальной альтернативой подполью и криминальному бизнесу. Говоря же о социально-экономическом развитии региона, следует ориентироваться в первую голову не на интересы крупных столичных бизнесменов, а на проекты, которые предоставят возможности местному населению (рабочие места, вовлечение малого бизнеса), что в свою очередь создаст дополнительные «якоря» для лояльности. И, конечно, с помощью эффективных программ внутренней миграции государство решит сразу несколько задач (освоение запущенных и малонаселенных регионов, снижение демографической нагрузки на Кавказ, втягивание ее жителей в общероссийские процессы). Государственная поддержка институтов гражданского общества в кавказских республиках смогла бы создать массовую опору для противодействия клановости и коррупции. Однако, рассуждая об этих мерах, следует иметь в виду: вне общероссийского контекста изменения на Северном Кавказе не получатся. Без качественных изменений всего государственного механизма и коренной реформы национальной политики, превращения ее из комплекса фольклорно-этнографических праздников в стратегию формирования российского гражданина оазиса процветания не создашь.

С.М. Маркедонов – приглашенный исследователь Центра стратегических и международных исследований (CSIS, г. Вашингтон).

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 16 декабря 2013 > № 966395 Сергей Маркедонов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 5 сентября 2013 > № 988377 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Во всех субъектах СКФО должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности»

«Резервы по развитию промышленности есть во всех субъектах. Чтобы их использовать в полной мере, необходимо переходить от проектного к программно-целевому методу управления. Для этого во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа, должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности, - об этом заявил Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров в докладе на совещании по вопросу развития промышленности Северо-Кавказского федерального округа под председательством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации - полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина.

В своем докладе Денис Мантуров, в частности, сказал:

«Уважаемый Александр Геннадиевич! Уважаемые коллеги!

В настоящий момент промышленное производство в рамках Северо-Кавказского Федерального округа не имеет ярко выраженной отраслевой специализации. Динамика в разных субъектах федерации также сильно разнится. В частности, в первом полугодии 2013 года рост промышленности, варьирующийся от 10 до 18% продемонстрировали Дагестан +18%, Северная Осетия-Алания +17%, Ингушетия +11% и Ставропольский Край +10%.

В то же время наблюдается существенное замедление промышленного производства в Карачаево-Черкесской Республике -3,2%, Чечне -6,5% и, особенно, Кабардино-Балкарии -26%.

Несмотря на такой разброс, резервы по развитию промышленности есть во всех субъектах. Чтобы их использовать в полной мере, необходимо переходить от проектного к программно-целевому методу управления.

Для этого во всех субъектах СКФО, должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности.

Пока такой стратегический документ есть только в Ставропольском крае и Чечне. А также в Кабардино-Балкарии существует государственная программа экономического развития республики на 2012-2015 годы, где одна из подпрограмм отвечает за развитие различных отраслей промышленности. Готов проект Концепции госпрограммы «Модернизация промышленности Республики Дагестан на 2014-2018 гг.» Власти других субъектов тоже пришли к пониманию необходимости подготовки региональных программ по промышленности. Мы поддерживаем эту инициативу и готовы оказать со своей стороны необходимую экспертную и консультационную поддержку.

Однако здесь важно не просто декларировать намерение развивать «всего понемножку», а сфокусировать ресурсы на поддержке отдельных индустрий. Они должны стать новыми точками роста и способствовать решению социально-экономических задач регионов.

При этом региональные власти смогут четко увязать свои мероприятия и инструменты поддержки с общенациональными, предусмотренными в федеральных отраслевых госпрограммах и подпрограммах.

Источниками роста промышленности региона могут стать традиционные для Северного Кавказа индустрии с относительно быстрым оборотом капитала. В первую очередь это легкая промышленность и деревообрабатывающий комплекс.

Развитие специализации в этих отраслях имеет ряд преимуществ. Они увязаны с планами по развитию курортной зоны и программами жилищного строительства – то есть, обеспечены гарантированными рынками сбыта. Эти сектора отличаются сравнительно небольшой инвестиционной потребностью и создают большое количество рабочих мест.

Еще одним драйвером роста промышленности Северо-Кавказского федерального округа является строительная индустрия. В сфере ответственности Минпромторга находятся столь необходимые для ее развития сектора как металлоконструкции, строительная техника и продукция химической промышленности. Представляется целесообразным использовать намечающееся расширение рынков сбыта, чтобы развить и другие связанные отрасли (например, композиционные материалы и производство мебели). По всем этим направлениям мы должны активизировать наше взаимодействие.

В рамках перечисленных отраслей перспективным будет развитие межрегиональной кооперации, когда субъекты федерации выстраивают единую производственную цепочку. Например, в легкой промышленности: поставка сырья и первичная обработка осуществляется на территории Дагестана, а выпуск готовой продукции в Ставропольском крае.

Развитие деревообрабатывающей промышленности также необходимо развивать комплексно на территории сразу нескольких республик - в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии-Алании.

Четко выстроенная кооперация является основой для создания кластеров. В этом случае будет проще решать инфраструктурные вопросы. Работу по проектированию кластеров следует провести в рамках координационного взаимодействия властей всех регионов Северо-Кавказского федерального округа. Мы готовы к ней присоединиться и совместно определить необходимые меры поддержки на федеральном и региональном уровне.

В отношении уже существующих предприятий ряда других отраслей следует провести работу по усилению их интеграции в отраслевые производственные цепочки общенационального уровня. Здесь Минпромторг России может оказать поддержку как во взаимодействии с федеральными интегрированными структурами, так и отраслевыми профессиональными объединениями.

Для успешного развития всех направлений промышленной политики, о которых я сказал выше, необходимо обеспечить решение целого ряда инфраструктурных задач.

Отдельный и пока весьма проблемный вопрос – это доступ к финансовым ресурсам. Здесь нужна более активная позиция «Корпорации развития Северного Кавказа». Считаем необходимым: во-первых, проинформировать промпредприятия о финансовых инструментах государственных банков. Второе, скоординировать действия субъектов СКФО по созданию транспортной и инженерной инфраструктуры для промышленных площадок. Регионы могут воспользоваться субсидией федерального бюджета при условии софинансирования расходных обязательств субъектами федерации в соответствии с утвержденными ими программами поддержки малого и среднего предпринимательства. В этом году ни один регион СКФО данным инструментом не воспользовался.

Другая важная проблема округа за исключением Ставропольского края – недостаток энергоресурсов. Подведомственная Минпромторгу Объединенная двигателестроительная корпорация обладает компетенциями по строительству газотурбинных электростанций и парогазовых установок различной мощности. Нужно также изучить возможности развития малой электроэнергетики и возобновляемых источников энергии, а это малые ГЭС, и солнечная энергетика, чему способствуют природные условия.

Дефицит квалифицированных кадров для промышленности, возможно, одна из самых болезненных проблем. Проведенный Минобрнауки мониторинг показал, что в округе наихудший уровень эффективности ВУЗов по стране - 54%. Относительно благополучная ситуация в Ставропольском крае и Северной Осетии-Алании. Это усугубляется несоответствием приоритетов промышленного развития регионов и номенклатуры специальностей.

Приведу пример: в Чечне, собирающейся делать промышленный парк по автопрому, специальность «Автомобили и автомобильное хозяйство» есть только в Грозненском государственном нефтяном институте, который к тому же признан неэффективным. В Кабардино-Балкарской Республике, запрашивающей поддержку легкой промышленности, специализированные ВУЗы или же их филиалы отсутствуют.

Мы, в свою очередь предлагаем: совместно с Минобразования разработать средне и долгосрочный прогноз потребностей рынка труда по каждому субъекту СКФО; привести в соответствие с ними образовательные программы ВУЗов; привлечь бизнес для организации стажировок и корпоративного обучения; приглашать преподавателей из ведущих технических ВУЗов страны для прочтения учебных курсов.

Коллеги, в заключение хочу сказать, что наше ведомство открыто для взаимодействия и предложений. И я, и мои замы, директора отраслевых департаментов готовы к совместной работе для развития промышленного потенциала Северо-Кавказского федерального округа».

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 5 сентября 2013 > № 988377 Денис Мантуров


Россия. СКФО > Приватизация, инвестиции > regnum.ru, 29 августа 2013 > № 884184 Сергей Дохолян

СЕРГЕЙ ДОХОЛЯН: ЧТОБЫ БИЗНЕС ДАГЕСТАНА ПЛАТИЛ НАЛОГИ, НУЖНО ПЕРЕСТАТЬ ЕГО КОШМАРИТЬ

"Есть два рецепта увеличения собираемости налогов: первое - перестать кошмарить бизнес, и второе - безукоризненно платить налоги", - такое мнение корреспонденту ИА REGNUM высказал директор Института социально-экономических исследований ДНЦ РАН, доктор экономических наук, профессор Сергей Дохолян , комментируя один из десяти приоритетных проектов президента Дагестана "Обеление экономики", который ставить своей целью увеличение собираемости налогов.

По мнению эксперта, глава Дагестана пытается напрягать бизнес. Его политика приведет к тому, что он выгонит бизнес из Дагестана, считает Дхолян.

На вопрос, какие конкретно действия врио президента республики Рамазана Абдулатипова могут привести к обратному эффекту, Дохолян подчеркнул: "Не нужно кошмарить бизнес. Это значить, чиновники не должны мешать работать бизнесу. Но, с другой стороны, чтобы бизнесмены платили налоги, должно быть партнерское соглашение между бизнесом и властью. Как правило, не платят налоги те, кто находится под влиянием коррумпированных чиновников. Они легко уходят от уплаты налогов, потому, что "крышуются", дагестанскими элитами".

Поэтому, как отметил эксперт, если глава Дагестана хочет навести порядок, он должен обратиться к общественным организациям, ассоциациям предпринимателей, промышленников, союзам малого бизнеса с инициативой заключения партнерского договора. Если между президентом, поскольку он является гарантом, с одной стороны, и налогоплательщиками, бизнесом, с дугой стороны, будет договор, обе стороны будут нести ответственность друг перед другом. Бизнес платит налоги, президент обеспечивает им нормальные условия, заключил эксперт.

Россия. СКФО > Приватизация, инвестиции > regnum.ru, 29 августа 2013 > № 884184 Сергей Дохолян


Германия. СКФО > Недвижимость, строительство > tpprf.ru, 19 августа 2013 > № 887564

Немецкие инвесторы пришли в Чечню

На цементном заводе ГУП «Чеченцемент» идет наладка и обкатка германского оборудования HAVER&BOECKER, сообщает пресс-служба главы и правительства Чеченской Республики.

Пусконаладочными работами и обучением местных специалистов занимаются инженеры немецкой компании HAVER&BOECKER. Новое оборудование может расфасовывать до 1900 мешков в час (95 тонн в час).

ГУП «Чеченцемент» является лидером по производству цемента в Северо-Кавказском федеральном округе.

Ввод в эксплуатацию этой высокотехнологичной фасовочной линии позволит предприятию значительно повысить конкурентоспособность выпускаемой продукции. Такого класса немецкого оборудования, как на «Чеченцементе», нет ни в одном субъекте РФ.

Перед предприятиями строительной индустрии Чечни стоит задача активного выхода на внешний рынок. Вопросы улучшения качества производимых услуг и материалов считаются приоритетными.

Германия. СКФО > Недвижимость, строительство > tpprf.ru, 19 августа 2013 > № 887564


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 июля 2013 > № 861120 Юнус-Бек Евкуров

ЮНУС-БЕК ЕВКУРОВ: "ЕСТЬ ПРИЧИНА, КОТОРАЯ МЕШАЕТ ГУЦЕРИЕВУ ВЕРНУТЬСЯ"

Роман Баданин шеф-редактор Forbes.ru

И. о. главы Ингушетии в интервью Forbes - о проблемах республиканской экономики, отношениях с Михаилом Гуцериевым и Рамзаном Кадыровым, хиджабах в школах и борьбе с терроризмом накануне Сочи-2014

Юнус-Бек Евкуров в начале июля сложил с себя полномочия главы Ингушетии. Теперь в статусе временного и. о. руководителя республики он будет участвовать в выборах. Forbes поговорил с Евкуровым в преддверии единого дня голосования.

Об экономике и офшорах

- 4 июля вы на встрече с Владимиром Путиным досрочно сложили полномочия и уже как и. о. главы республики объявили о намерении баллотироваться на второй срок. Зачем нужна смена статуса в преддверии выборов?

- Если бы я не шел на второй срок, то спокойно бы работал до единого дня голосования 8 сентября. Но в соответствии с законодательством определена процедура для действующих глав субъектов, которые повторно баллотируются, независимо от того, какая форма выборов в регионе - прямая или через парламент. Такова процедура.

- Что вам президент сказал?

- Работать.

- Впечатление от встречи в целом положительное?

- Абсолютно положительное. Мы довольно серьезные задачи решали эти 4,5 года и, думаю, с ними справились, потому что ни по одному пункту у нас нет отрицательной динамики. Везде пусть небольшие, но плюсы. Проблема в том, и президент это отметил, что мы начинали с очень низкой экономической, сырьевой и промышленной базы. Чтобы выправить ситуацию, нужны время и ресурсы, которых в Ингушетии сегодня нет. И действующая федеральная целевая программа, ФЦП, ситуацию не спасет. Тем не менее, постепенно все налаживается.

Сегодня мы являемся лидерами в стране по собственным доходам - рост происходит ежегодно. И это позволяет решать много социальных проблем. Если в 2009 году валовый региональный продукт в Ингушетии составлял где-то 19-21 миллиардов рублей, то в 2012-м - 29 миллиардов. В этом году мы ожидаем увеличения до 31 миллиарда.

- Вы упомянули, что ФЦП не решит всех проблем. Речь уже идет о новой программе?

- Нет. Изначально наша ФЦП была рассчитана на 79 млрд рублей, но с учетом экономического кризиса нам было предложено пока реализовать 32 миллиарда с последующим продолжением до изначальной цифры в 79 миллиардов, а уже с 2014 года начнем готовить второй этап ФЦП.

- Сколько сейчас средств недовыделено?

- Выделяются все средства согласно программе. Пока мы освоили 12 млрд, наращиваем этот объем с каждым годом. Весь лимит средств по ФЦП должен быть исчерпан к 2016 году, самая активная работа по освоению начнется в 2014 году. Проблема в том, что часть денег нам придется тратить на социальные объекты. Для сравнения: в соседних субъектах - до 200 объектов культуры, у нас - 17. Разница колоссальная. Первый бассейн в Ингушетии мы построили в этом году, до сих пор нет ни ледового катка, ни дворца спорта, ни дворца культуры современных. Аудиторию в 300-400 человек негде собрать. Этот дефицит - наследие советских времен. На территории республики никогда не реализовывались масштабные проекты, а когда мы стали самостоятельным субъектом, ждать помощи уже было неоткуда.

Детсадов в республике всего 27 при необходимом минимуме в 270, то есть нужды покрыты всего на 15%. В Ингушетии только в этом году открылись первая детская поликлиника и стоматологическая клиника, в прошлом - первый тубдиспансер. Онко- и кардиодиспансеров нет до сих пор. Так что большая часть средств по ФЦП уходит на "социалку", остальное - на развитие экономики. При таком распределении ресурсов мы естественно теряем в темпах роста ВРП и притока инвестиций, в том числе в развитии малого и среднего предпринимательства. В связи с этим, одним из вопросов, обсуждаемых на встрече с Владимиром Путиным, была моя просьба о привлечении министерства экономики и регионального развития для отдельного анализа состояния дел в экономическом развитии Ингушетии и оказании помощи.

- После кризиса на Кипре Дмитрий Медведев не исключил появления в России внутренних офшоров. Вам бы такой вариант льготной экономической зоны подошел?

- Я недавно ездил в Елабугу, особую экономическую зону в Татарстане. Если проект реализуется с таким подходом, как там, то мы всеми руками за. Но если задача организаторов - спилить деньги, лучше ничего не затевать. Мы что-то из опыта Татарстана берем на вооружение и без всяких внутренних офшоров и ОЭЗ. Это, прежде всего, работа с инвесторами. Инвестор должен приходить на готовую инфраструктуру, на готовые мощности, чтобы завезти оборудование и приступать непосредственно к работе. При этом важен контроль за расходованием бюджетных средств.

- "Наверху" прислушиваются к вам?

- Про льготные зоны я там пока не разговаривал. Если что-то позволят сделать в Ингушетии, мы отказываться, естественно не будем. А пока работаем по тем проектам, что уже есть. Мы создали четыре промышленные площадки по 50 гектаров каждая и приглашаем туда инвесторов для работы.

- В республике один из самых высоких уровней безработицы среди всех российских регионов. Как решается проблема?

- Я вчера президенту докладывал: если в 2009 году было 53% безработных, то к концу прошлого года - 40,3%.

- Это зарегистрировавшихся?

- Нет, это общая цифра. Если брать регистрируемую безработицу, на сегодня у нас получается где-то порядка 36%, тогда как в 2009-м было 47%. В этом году, надеюсь, снизим до 28-30%. Рабочие места создаются, реализуются федеральные программы по строительству, развивается малый и средний бизнес. Я сам, когда езжу по республике, вижу - новые магазины, новые торговые точки, каждая из которых, по сути, трудоустраивает 8-10 человек.

Проблема в том, что многие предприниматели не регистрируют сотрудников, чтобы сэкономить на налогах и пенсионных отчислениях. С этим мы боремся, выводим "из тени" рабочую силу.

О курортах и Гуцериеве

- Как развивается проект горнолыжного курорта Армхи? Не мешает ли вам то, что он включен в портфолио компании "Курорты Северного Кавказа", на которую сейчас оказывается силовое давление?

- Мы ни в каких финансовых отношениях с КСК поучаствовать просто не успели. Все, что сделано в республике по линии туристического кластера, - частные инвесторы: это горнолыжная трасса, подъемник, ресторан и другие вещи.

- Кто вкладывается?

- В основном, банк "Акрополь" Ахмета Паланкоева. А ситуация вокруг КСК на нас не влияет. Есть договоренности с руководством КСК насчет продолжения сотрудничества. Мы наши обязательства по развитию курорта исполняем, ждем первого транша от КСК на инфраструктуру.

Армхи в любом случае развивается. На прошлой неделе курорт посетили более 300 туристов, в том числе более 40 - из Китая. Мы открыли сезон, предлагаем новые маршруты, издаем сувениры и карты, налаживаем сервис. Сервис, кстати, - единственное, в чем, на мой взгляд, мы должны ориентироваться на Европу, в остальном у нас должен быть свой взгляд на культуру организации туристической деятельности.

- Насколько Армхи масштабный проект? Есть в Ингушетии что-то сравнимое по объему вложений?

- Армхи - это средний проект. Более мощный будет "Цори". Но есть и другие проекты - завод минеральных вод "Ачалуки", 3 ГОКа, стекольный завод. Это все тянет примерно на 7 млрд рублей инвестиций и приводится в порядок одним хозяином.

- О ком речь?

- Это все строит Хасан Тумгоев. Он же возвел в Магасе один из самых красивых и современных на Кавказе бизнес-отелей "Артис Плаза".

- Когда вас назначили главой республики, вы обратились к крупным ингушским бизнесменам с призывом активнее инвестировать в экономику республики. Кто откликнулся?

- Если оценивать КПД того клича "Все на борьбу с безработицей", то КПД, к сожалению, невысокий. Но динамика есть. Темпы наращивания частных инвестиций не могут не радовать, пусть я и ожидал большего. Если в 2008 году это была цифра в 650 млн рублей, то в 2011-м - уже 2,2 млрд, а в прошлом - 4,3 млрд. Резкое увеличение пошло как раз во многом благодаря местным предпринимателям, которые откликнулись на мой призыв и начали строить. Они нам только в этом году создадут 1500 рабочих мест. Та же промплощадка на 50 га в Карабулаке уже полностью забита инвесторами, там строятся завод по производству радиаторов, картонажная фабрика и еще сто других проектов. Еще одна промплощадка - в Али-Юрте. Готовимся строить оптовый рынок вдоль федеральной трассы - как промышленных, так и продовольственных товаров. Сегодня большинство оптовиков ездят в соседние регионы, что купить товар за 5 рублей, а по возвращении продать уже за 35 рублей. Так деньги из республики и уходят.

- Михаил Гуцериев согласился инвестировать?

- Я пока не тороплю Михаила Сафарбековича в этом вопросе. Он много сделал для республики. И сегодня многие проекты, которые работают, работают благодаря ему. Думаю, он придет. Я понимаю прекрасно его положение и состояние, и его не виню ни в чем. Есть причина, которая пока мешает ему вернуться.

- Что за причина, если не секрет?

- Секретов нет, просто есть принципы.

- Тельмана Исмаилова, пусть он и не выходец из Ингушетии, к своим проектам вы не привлекали? Он сейчас активно инвестирует в соседние регионы...

- Я с Тельманом один раз разговаривал и хочу еще раз встретиться в ближайшее время, чтобы попросить частично профинансировать строительство центральной мечети. Думаю, он не откажет - он человек богобоязненный, много занимается благотворительностью. Ту же просьбу хочу донести до Алишера Усманова.

- Думаете, откликнутся?

- Я знаю, что они занимаются благотворительностью, да.

- Еще есть Сулейман Керимов.

- Нет, Сулеймана я попросил взять из нашей детско-юношеской спортивной школы 3-4 детей в академию "Анжи". Если он это сделает, я ему уже буду благодарен.

- Мечеть когда будет достроена?

- Мы уже вышли "из земли", и работа продолжается. В Магасе хотим при этом построить и мечеть, и православную церковь.

- В одном комплексе?

- Раздельно. Вопрос по спонсированию строительства церкви, надеюсь, тоже решу с привлечением православных предпринимателей.

- А ваша мечеть будет больше грозненской или меньше?

- Говорить, больше или меньше, некорректно. Каждый божий храм должен быть по-своему красив. Просто у нас возводится целый комплекс строений - мечеть, здание духовного управления мусульман и институт. Рядом будут гостиницы и общепит.

- Сейчас мечеть строится на какие деньги?

- Это исключительно благотворительные пожертвования. Проводится акция: каждая семья перечисляет на счет мечети и церкви по сто рублей за каждого члена семьи. Многие это делают, есть крупные меценаты, то есть вся республика участвует в этом. Если ты вложил в мечеть или в церковь даже копейку - это святые вещи.

О Суркове и сенаторах

- Вы в начале июля объявили о смене сенатора - место Никиты Иванова займет Мухорбек Дидигов. Второй представитель республики в Совете Федерации - Ахмет Паланкоев - в прошлом был известным бизнесменом. Он вслед за многими коллегами по парламенту не собирается тоже сложить полномочия из-за владения иностранными активами?

- Во-первых, хочу подчеркнуть, что Никита Иванов, несмотря на грядущее сложение полномочий, всегда серьезно помогал и продолжает помогать республике, участвовал в реализации ряда социальных проектов. Он лично пролечивал за границей или в Москве полицейских и гражданских, которые получали ранения в терактах или во время обстрелов. У нас с ним была изначальная договоренность, что после первого срока он уступит свое кресло Дидигову, которого мы возвращаем в Совфед. Так что разговоры со ссылками на анонимные источники в администрации президента о том, что меняют русского на ингуша, - это просто инсинуации.

- Есть еще другая версия: отставка Иванова связана с политической опалой его главного куратора Владислава Суркова.

- У меня никакого антагонизма и плохого отношения к Владиславу Суркову нет. Он всегда мне помогал и я ему за это благодарен.

- То есть вас не просили снять Иванова из-за того ,что он близок к Суркову?

- Это слухи. Мы же не можем всем затыкать рот - говорят и говорят. Кому-то снег нравится, кому-то - дождь, кому-то вообще ничего не нравится.

- Так все-таки Ахмет Паланкоев останется?

- Ахмет будет работать, да, и у нас не было в планах его менять.

- Но у многих не было в планах, а вот закон приняли - пришлось.

- Если у Ахмета есть активы за границей, он должен понимать, что придется уйти из Совета Федерации. Но если бы такая ситуация возникла, его бы там уже не было. Ахмет - порядочный человек.

О Кадырове и хиджабах

- Раз мы уж сегодня Грозный вспоминали, нельзя не поговорить о ваших жестких высказываниях с Рамзаном Кадыровым в адрес друг друга. В каких вы сейчас отношениях?

- Во-первых, с моей стороны нет никаких жестких высказываний, я всегда сдержан в речах. Еще раз повторю - главы субъектов должны вести себя максимально сдержанно, какие бы ни были обстоятельства. Мы можем ошибаться, но переходить на личности, думаю, неправильно.

- То есть с Путиным вы вчера эту тему не обсуждали?

- Зачем? Мы сами разберемся, если надо пожмем руки, попьем чаю, поговорим. Каждый в своем доме хозяин. Есть так называемые спорные вопросы с их стороны, которые решаются с федеральным центром. Если у нас возникнут такие же претензии, мы тоже будем обращаться за арбитражом "наверх". Но эта тема должна решаться внутри. Причем принцип распространяется на всего регионы, а не только Северный Кавказ. Если я не прав, то готов это признать и ничего плохого в этом не вижу. Нельзя забывать, что за нами - наши народы, которые проецируют отношения между руководителями на себя.

- А идея объединения субъектов актуальна сегодня?

- Во-первых, не актуальна. Во-вторых, она не обсуждалась нигде ни на каком официальном уровне. В-третьих, она нереальна. Мы приняли на референдуме решение о создании самостоятельного субъекта, и ни мы, ни федеральный центр с тех пор даже не рассматривали возможность объединения.

Укрупнение регионов - другая тема, она дискутируется. Кто-то предлагает отказаться от национальных республик. Но что это изменит? Не будет Ингушетии - будет Магасский район, с тем же компактно проживающим народом на той же территории. Кто-то возмущается тем, что самостоятельного образования нет у русских. Но Россия, где 80% - русские, и есть такое образование. Русские представлены во всех регионах - и в Чечне, и в Дагестане, и в Костромской области, и в Москве. Если в Казахстане с учетом депортации живут ингуши, это же не значит, что надо там отдельно государство ингушей делать, - они там оказались по воле судьбы. То есть укрупнение как один из сценариев развития государственной политики я допускаю, но не представляю, как этот процесс мог бы выглядеть. Пусть академики думают.

- Академиков у нас, кажется, скоро тоже не будет.

- Нет, академики у нас есть и будут. Мы тему реформы РАН в последние дни обсуждали в кулуарах. Тема, конечно, очень болезненная, как и все, что касается реформ. Вопрос в технологии. Можно сурово рубануть шашкой, а можно растянуть процесс на 5 лет - у нас доброе советское правило "пятилеток" - и спокойно минимизировать отток обиженных академиков за границу, чтобы не допустить развала науки.

- Продолжим культурно-историческую тему. Что думаете по поводу инициативы народного фронта о запрете на ношение хиджабов в школах?

- Нет, у вас неправильное понимание вопроса. Я общался с авторами этого законопроекта - там нет ничего про хиджабы.

- Но об унификации внешнего вида учеников речь все-таки идет.

- Закон не обязывает ходить без головного убора, этот вопрос отдан на откуп школам. Если в уставе учреждения написано, что головные уборы запрещены, значит все должны соблюдать это требование, без обид.

- Просто хиджабы стали олицетворением религиозной принадлежности.

- Нет, просто некоторые пошли на принцип, и их цель с самого начала - расслоить, развалить общество. Скандалы из-за хиджабов в школах на Ставрополье, например, это не вопрос веры, это, противостояние власти таким образом. В конечном счете разделение приводит к ситуации, в которой очутился Афганистан при талибах. Нам ни в коем случае нельзя идти по тому же пути.

Мы в Ингушетии готовим свою форму для школ, и на головные уборы, думаю, обращать внимания никто не будет. В противном случае тут же появятся люди, которые захотят демонстративно пойти против правил. Вы же не обращаете внимания на одения православных монахинь? А ведь они мало чем отличаются от хиджабов. Мусульманка же сразу вызывает в памяти ассоциации с террористками-смертницами, хотя это абсолютно ложное восприятие. Так же бородатые мусульмане всем напоминают боевиков. Хотя про бородатого православного священника никому в голову не придет думать, что он похож на боевика. Так нас представили, исказив религиозные символы. И делается это для того, чтобы люди боялись.

Мое личное мнение - девочкам в школах удобнее бегать с бантами на голове, но решение всегда принимают родители. Я демонстративно разрешать или запрещать что-то не собираюсь.

О боевиках и оппозиции

- Раз уж вспомнили про боевиков, можете рассказать про итоги амнистии, которую вы объявили для тех, кто готов сложить оружие и выйти обратно из леса?

- Итоги оцениваю более чем положительно. Спасибо Дагестану за создание такого механизма, как адаптационная комиссия по реабилитации для бывших боевиков. У нас есть всего один человек, которые после возвращения куда-то исчез.

- Не исключаете, что он мог повторно вернуться в лес?

- Не исключаю любой версии. Но остальные все на месте.

- Сколько их всего?

- 54 человека реальных активных пособников, некоторые у нас по 8 лет в розыске числились. Но постепенно все выходят. Когда у нас недавно взорвался в Малгобеке смертник, мы назвали фамилию - Альдиев. Потом оказалось, что ошиблись. А Альдиев сейчас сдался, с ним уже работают, пропускают через комиссию. На выходе еще человек 5 стоят. Как мне сказал на сходе один старик: "Ладно, мне их не жалко, хотя и надо нам их пожалеть, но вы думайте не о них, а о тех, кого они уже не убьют больше, не взорвут". Взяли одного - спасли многих.

Я не сторонник переговоров с террористами, которые захватили заложников. В этих случаях власть должна действовать максимально жестко и, пусть даже ценой жизни части заложников, уничтожать преступников, как бы кощунственно это ни звучало. Но во всех остальных случаях надо говорить, уговаривать, даже просить. Только так можно привести человека в чувство, вернуть его на нашу сторону. Мы же поступаем так с наркоманами, их до последнего стараются вытащить с иглы. То же самое здесь.

- А уходят в лес меньше людей, чем возвращается?

- Уже никто не уходит. За последние 2 года, что мы работаем, ни одного случая.

- А сейчас сколько боевиков в республике?

- Мы разные цифры видим, но все ограничивается 15-20 боевиками. Есть еще пособники и сочувствующие, есть те, что легализовались, в том числе устроились в государственные структуры.

- Границы для них до сих пор прозрачные?

- Ну колючей проволоки у нас на границе нет. Они перемещаются конечно, с учетом ситуации, которая для них складывается.

- В преддверие Сочи-14 не ожидаете эскалации?

- Усиление мер безопасности происходит, но мы не ожидаем никаких эксцессов, даже с учетом последнего заявления Доку Умарова.

- А сам он где?

- Пока не звонил, не говорил, где сейчас находится.

- Вы же понимаете - это тоже элемент словесной дуэли Чечни и Ингушетии был. Кадыров с укором говорил в свое время, что Умаров у ингушей.

- Такой темы не должно быть в повестке. Умаров может быть в Чечне, может быть в Ингушетии, а может, как Басаев в свое время, отлеживается где-нибудь в Кабардино-Балкарии или на Ставрополье. С преступниками мы в любом случае должны бороться совместно. У них же нет границ. Органы правопорядка все федеральные и борются с бандитами независимо где бы они не находились.

- В июне в Москве ингушская оппозиция провела некий конгресс, который вы жестко раскритиковали. Как сейчас в целом складываются у вас отношения с внутриполитическими оппонентами?

- Вы правильно упомянули слово "некий". Во-первых, у нас каждый имеет право излагать свои мысли. Я этим товарищам предлагал - приходите в наш дом культуры, проводите свои мероприятия. Зачем ехать в Москву?

Во-вторых, их основной тезис - Евкуров за 5 лет нанес непоправимый ущерб республике, все стало плохо, коррупция запредельная и т. д. Но это же заведомая ложь. Любая статистика говорит об обратном. Даже критика должна быть не огульной, а конструктивной. Ну и, наконец, нам не может нравиться, что за их выступлениями кто-то стоит.

- И кто, вы знаете?

- Мы-то знаем. Чтобы устроить это мероприятие, людей собирали в Ингушетии, везли в Грозный, где пересаживали на автобус, потом ехали в Москву, чтобы выступить. Просто целый шпионский детектив. К чему? Провели бы в Назрани свою акцию, деньги сэкономили бы.

О футболе, "нефтянке" и Володине

- Бойцовские турниры M1, которые с недавних пор проводятся в Ингушетии, имеют экономический эффект?

- Нет, говорить про экономическую пользу боев без правил будет неправильно. Туда больше вкладываешь, чем получаешь.

- А вкладывает кто?

- Вкладывает в своем большинстве не бюджет республики, а внебюджетные источники, спонсоры. И это колоссальная отдушина для молодежи. Сейчас у нас вернулся местный клуб по боям без правил с кубком мира, это почетно. Причем я не сторонник того, чтобы все занимались исключительно силовыми видами.

- Футболисты (ФК "Ангушт") ваши недавно вышли в первую лигу...

- Футболисты, "к сожалению", вышли в первую лигу. Теперь нам надо искать внебюджетные средства, чтобы их поддержать. Я игрокам говорю: "Как же вы так? Я же вам запретил выходить в первую лигу". Мы смеемся, конечно. Мы рады, мы гордимся ими, но, тем не менее, это проблема, это наша головная боль. Они же на голодном пайке вышли.

- Играть будут в Ингушетии?

- Да, хотя у нас гигантская проблема со стадионом. Самый большой стадион вмещает 3000 зрителей, приходится выбивать средства хотя бы на 10-тысячник. С Владимиром Путиным я тоже этот вопрос обсуждал.

- Это не при вас началось, но все же - почему стагнирует ингушская "нефтянка"? Добыча неуклонно падает все последние годы...

- Когда я пришел к власти, бюджет выплачивал нефтяникам зарплату, представьте себе. Мы долго думали, приглашали специалистов и пришли к выводу, что крупные активы передать крупной компании. Выбрали "Роснефть". Они получают 51% республиканского нефтекомплекса, 49% остается у нас. "Роснефть" наконец-то занялась обслуживаем месторождений, потому что раньше тупо шла выкачка нефти, в итоге почва начала "плавать" и появились оползневые зоны, с которыми мы теперь усиленно боремся.

Добыча тоже будет расти. Через года три мы хотим выйти на 150 000 тонн при нынешних 60-65 тысячах. Плюс "Роснефть" нам много помогает в социальных проектах.

- Еще у вас раньше была нефтепереработка.

- Переработки теперь не будет - у нас слишком мало добычи. А на мощностях обанкротившегося НПЗ мы ходим создать производство комплектующих для "Роснефти".

- В свое время вы стали одним из первых назначенцев Дмитрия Медведева в губернаторском корпусе. Сегодня это реноме вам не мешает работать с Вячеславом Володиным, например?

- А почему вы думаете, что Володин против Медведева? Мне точно никакое реноме не мешает. Я благодарен и Владимиру Владимировичу, и Дмитрию Анатольевичу. Они помогали мне, поддерживали республику. Я в таких вещах глубоко порядочен и помню, что они сделали для Ингушетии. К тому же трудно себе представить, что мое назначение могло бы состояться без согласования с Владимиром Путиным. Я человек команды и работаю на результат.

- С Володиным у вас, значит, сложились нормальные отношения?

- Отличные рабочие отношения подчиненного с начальником.

- А вы на курсы повышения квалификации для губернаторов, организованные Кремлем, ездили?

- Был там, да. Исписал три листа пожеланий - все очень понравилось. Я лишний раз убедился, что если что-то делает Герман Греф, которому поручила администрация президента организовать мероприятие, то продуманы будут все мелочи. В будущем, надеюсь, эта практика продолжится и будут похожие встречи не только в столице, но и в регионах

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 июля 2013 > № 861120 Юнус-Бек Евкуров


Россия. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 2 июля 2013 > № 861252

МАРИНА АБРАМКИНА: ФИЛИАЛЫ ВУЗОВ В ДАГЕСТАНЕ ВЫПУСКАЮТ НЕПОДГОТОВЛЕННЫХ И НЕВОСТРЕБОВАННЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ

Депутаты - представители всех фракции Народного собрания Дагестана во время парламентских каникул, а также в сентябре будут проверять деятельность филиалов разных высших учебных заведений. Об этом ИА REGNUM сообщила руководитель исполкома республиканского отделения "Единой России" Марина Абрамкина .

По ее словам, в республике действует около 130 филиалов вузов. Деятельность этих филиалов вызывает массу нареканий и жалоб. Глава республики Рамазан Абдулатипов неоднократно заявлял, что качество подготовки студентов в вузах и особенно в из филиалах оставляет желать лучшего.

"Такие филиалы открываются в небольших зданиях или даже в квартирах. Многие из них функционируют без аккредитации, и они не обеспечены квалифицированными преподавателями, профессорами и доцентами", - отметила Марина Абрамкина.

По ее данным, в республике закрыли ряд средних специальных учебных заведений, и на их базе тоже открыли вузы. "В итоге вместо востребованных на рынке труда, к примеру, автослесарей, готовят непонятных менеджеров. В итоге выпускники получает дипломы, не подкрепленные никакими знаниями, и не могут трудоустроиться", - прокомментировала депутат.

Представитель фракции "Единая Россия" в Народном Собрании считает, что филиалы должны быть проверены, и для этого будет создана межфракционная депутатская группа. Депутаты будут запрашивать информацию в филиалах о преподавательском составе, материальной базе и количестве трудоустроенных выпускников по специальности. Не исключено, что к проверке вузов подключатся и правоохранительные органы.

Россия. СКФО > Образование, наука > regnum.ru, 2 июля 2013 > № 861252


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июня 2013 > № 841314 Шафиг Пшихачев

"У ВСЕХ НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ОДНА САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ": ИНТЕРВЬЮ ШАФИГА ПШИХАЧЕВА

ИА REGNUM публикует интервью с генеральным представителем Координационного центра мусульман Северного Кавказа в Москве, исполнительным директором Международной исламской миссии, муфтием Шафигом-хаджи Пшихачевым , до 2002 года возглавлявшим Духовное управление мусульман Кабардино-Балкарии. Это интервью продолжает серию бесед с авторитетными исламскими деятелями Северного Кавказа, цель которой - отразить многообразие процессов, происходящих сейчас в мусульманской среде этой части России .

Весной 2012 года ДУМ Чечни покинуло структуру Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК), упрекнув руководство КЦМСК в неспособности решить актуальные проблемы Северного Кавказа. Как Вы считаете, почему муфтият Чечни пошел на этот шаг? И что он говорит об обстановке в Чечне в целом ?

Я думаю, что ДУМ Чечни тогда сделало такое заявление потому, что проявило горячность. После того, как чеченцы сделали это заявление, Совет КЦМСК рассмотрел его, но решения КЦМСК о выводе чеченского муфтията не последовало. ДУМ Чечни по сей день осталось в структуре КЦМСК - сообщества Духовных управлений мусульман региона. Все муфтии Северного Кавказа вместе принимают участие почти во всех мероприятиях. Насколько эффективно можно развивать КЦМСК как структуру - это уже другой момент. Но мы это обсуждаем открыто, муфтии Северного Кавказа достаточно самокритичны. Полагаю, что в будущем председатель КЦМСК Исмаил-хаджи Бердиев, муфтий Карачаево-Черкесии, будет организовывать работу нашей структуры с учетом всех выявленных недостатков и нареканий как изнутри Координационного центра, так и извне. Скоро должен быть сформирован исполнительный орган КЦМСК, и я думаю, что в будущем КЦМСК значительно повысит качество своей работы по выполнению актуальных задач.

Теперь о самой Чечне. Как подчеркивает глава региона Рамзан Кадыров, Чечня является неотъемлемой частью Российской Федерации. Опасения насчет все более растущего суверенитета Чечни, которые высказываются многими СМИ, - излишние. Они так же излишни, как и опасения, что Россия якобы потеряла Северный Кавказ. Уверяю, что у всех народов Северного Кавказа одна самоидентификация - россияне. Адаптация в российскую культурную среду для кавказца не требует особых усилий, и это неспроста. Это же самое касается и чеченцев. Разумеется, чеченский народ прошел очень суровую школу выживания. Очень много людей потеряно. Начиная с 90-х годов погибло очень много чеченцев. После того, что чеченцам довелось пережить, они говорят, что удовлетворение своих духовных потребностей они связывают только с исламом, с жизнью по законам шариата. Я думаю, что ничего опасного для России в этом нет. Каждый народ на определенном этапе своего развития выбирает ту религию, какая наиболее соответствует его духовным потребностям. Народы Северного Кавказа в свое время выбрали ислам, наши русские братья и соотечественники в 988 году выбрали православное христианство, и при этом мы столетиями живем в одном государстве.

Как вы оцениваете положение Русской Православной Церкви на сегодняшнем Северном Кавказе? Есть мнение, что в связи с оттоком русского населения региона в другие регионы РПЦ на Северном Кавказе пребывает в кризисном состоянии . Это мнение неверное. Я много лет лично знаю Патриарха Московского Кирилла, с тех пор, когда он еще был митрополитом. Я хорошо знаком с тем, как предстоятель РПЦ воспринимает реалии сегодняшнего дня в России, вижу, как у него болит душа из-за всех негативных моментов нынешней российской действительности. Что касается положения РПЦ на Северном Кавказе, то в Русской церкви сегодня происходит важная и существенная реформа. Православные епархии на Северном Кавказе реорганизуются и перестраивают свою работу в соответствие со сложившимися в регионе обстоятельствами. Это ни в коем случае нельзя воспринимать как сдачу Русской православной церковью своих позиций на Северном Кавказе. Наоборот, в регионе есть такое явление, как очень тесное взаимодействие между муфтиями и епископами. Например, мы недавно были в Махачкале, встречались там с владыкой Варнавой, епископом Махачкалинским и Грозненским, с муфтием Дагестана Ахмадом-хаджи Абдуллаевым . Все вместе мы потом встречались с временно исполняющим обязанности главы Дагестана Рамазаном Абдулатиповым. Я часто бываю в Пятигорске, Нальчике, Майкопе. Везде я встречаю взаимопонимание и взаимодействие между мусульманскими лидерами и представителями Русской православной церкви.

Присутствие РПЦ на Северном Кавказе - настолько важная вещь, что ни у кого из здравомыслящих мусульман региона по этому поводу не может возникнуть никаких вопросов. Конечно, есть мелкие группки людей, которые осмеливаются говорить, что мусульмане Северного Кавказа якобы не хотят присутствия в регионе православного духовенства. Но эти маргиналы лишь приписывают мусульманам региона свои личные заблуждения и дурные наклонности. И в этом нет ничего удивительного. Ведь есть же люди, утверждающие, что на Северном Кавказе вообще не должно быть мусульманского духовенства. Деисламизация Кавказа - это реальность: мы видим, сколько служителей ислама в регионе убито, расстреляно, взорвано.

На Северном Кавказе достаточно активно действуют различные сектантские объединения. Как вы оцениваете их роль ?

В 90-е годы сектантская деятельность на Северном Кавказе была для региона источником очень больших проблем. Сейчас в регионе из наиболее активных остались "Свидетели Иеговы". Радует то, что народ разобрался, кто есть кто, и уже не так привечает сектантов, как раньше. Но сама сектантская проблема на Северном Кавказе осталась. В Кабардино-Балкарии иеговисты не хотят сдавать своих позиций и продолжают свою агрессивную проповедь. Обнадеживает то, что мусульманское духовенство региона начало решать социальные проблемы регионов Северного Кавказа, тем самым выбивая из-под ног сектантов социальную базу. В процессе социальной работы и православные, и мусульмане занимаются религиозным просвещением людей. Вдобавок к этому, в Российской Федерации создается исламская образовательная система. В России более пяти лет "Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования" систематически оказывает финансовую помощь мусульманским религиозным организациям и общественным объединениям.

25 мая в Махачкале неподалеку от здания МВД Дагестана подорвалась террористка - смертница, прошедшая подготовку в лагере "черных вдов". Расскажите, что вам известно о феномене "женского терроризма" на Северном Кавказе ?

Мне как духовному лицу тоже интересно, почему женщины все более втягиваются в терроризм. Замечу, что большинство террористок-смертниц - это молодые, красивые и весьма образованные женщины и девушки, как этнические мусульманки, так и русские. Пока что я прихожу к выводу, что работает мощнейшая машина по убеждению молодых девушек и женщин в том, что якобы "Всевышнему нужно их самопожертвование". На самом деле, их "самопожертвование" - это тяжелейшие грехи самоубийства и убийства других людей. Мусульманское духовенство России говорило об этом не раз. Но каждый раз находятся новые кандидатки в "живые бомбы". Обнадеживает случай, который не так давно произошел, кажется, в Дагестане. Когда силовики окружили дом, где прятались террористы, и предложили им сдаться, то первой вышла молодая женщина с маленьким ребенком, остальные стали отстреливаться. В будущем эту молодую мать явно ждала участь террористки-смертницы. Радует, что хотя бы эта женщина поняла свою незавидную участь. Хотелось бы, чтоб и у остальных будущих "черных вдов" наступило такое прояснение.

Насколько эффективно сейчас работают на Кавказе комиссии по адаптации бывших боевиков? Насколько могут быть уверены находящиеся в рядах боевиков мужчины и женщины в том, что эти комиссии могут их вернуть к мирной жизни в том случае, если они решат добровольно выйти из "леса"? Насколько вообще реально сегодня вернуть человека из рядов бандподполья ?

Мой двоюродный брат Анас Пшихачев , муфтий Кабардино-Балкарии, 15 декабря позапрошлого года погиб от рук террористов. При жизни мой брат неоднократно говорил, что является гарантом того, что республиканская власть и мусульманское духовенство республики помогут всем раскаявшимся боевикам вернуться к мирной жизни. Когда мы встречались в Дагестане с Рамазаном Абдулатиповым, он сказал, что функции дагестанской комиссии по адаптации боевиков нужно расширять, что вместе с адаптацией эта комиссия должна заниматься еще и профилактикой. Я вижу, что одной из причин ухода дагестанской молодежи в "лес" является коррупция во власти. Мне кажется, что реальная профилактика терроризма - это оздоровление всех сторон жизни людей.

Приходится слышать, что молодежь уходит в "лес" из-за беспредела работников МВД и ФСБ. Я часто слышу, что те же органы внутренних дел на Кавказе бывают настолько коррумпированы и бесчувственны к простым людям, что якобы это и толкает кого-то на путь радикализма. Лично мне это крайне трудно воспринимать, потому что я дружил с работниками МВД у себя на родине. С коррупционерами я бы дружить не стал, сами понимаете. Но при этом я знаю, что коррупция на Кавказе разъела все общество. Я призываю к одному: чтобы каждый человек, занимающий определенный пост, чувствовал ответственность. Если каждый из нас на своем месте будет чувствовать ответственность за свои поступки и свою работу, то и существующие ныне комиссии по адаптации тоже будут эффективны. Должна восторжествовать определенная справедливость, правда. Конечно, мне хочется верить, что если комиссия по адаптации в Дагестане получит дополнительные полномочия, молодые люди, не запятнавшие себя кровью и не совершившие уголовно наказуемого деяния, вернутся из "леса" в мирную нормальную жизнь.

Каково ваше отношение к диалогу между суфиями и салафитами, который был инициирован в Дагестане в 2011 году ?

Для уммы Северного Кавказа мусульманином считается каждый человек, который искренне произносит сокровенные слова Шахады (мусульманского свидетельсвта веры) и признает, что нет Бога, кроме Аллаха, а пророк Аллаха - Мухаммад (мир ему!). В связи с этим, официальное мусульманское духовенство и придерживающаяся суфизма мусульманская общественность всегда выражали готовность к диалогу. Я подчеркиваю это. Почему я делаю это? После распада Советского Союза в субъектах РФ началось оформление Духовных управлений мусульман (ДУМ) и стал формироваться определенный круг официального духовенства. Через определенное время в России стали образовываться стихийные группы исламских обновленцев, в основном, молодых людей. Эти молодые обновленцы хотели не возрождения уммы, а преследовали совершенно другие цели. Например, кое-кто из них хотел построения на Кавказе исламского государства, эти призывы подхватывались народом, а центральная власть никак не реагировала.

Показательной была ситуация в Кабардино-Балкарии. В 1987 году, когда я только закончил учебу в бухарском медресе "Мир Араб" и вернулся на родину, в КБР, то на тот момент там было зарегистрировано всего две мусульманские общины. В 2002 году, когда я добровольно ушел в отставку с поста муфтия КБР и переехал в Москву, то в КБР уже насчитывалось 146 зарегистрированных мусульманских общин. 146 общин за 15 лет - это весьма много. Все потому, что появились соответствующие кадры. А чтобы один человек стал хорошим имамом, ему нужно привить веру, научить арабскому языку, чтению и пониманию Корана. Это - колоссальная нагрузка на духовенство. А духовенству тогда никто не помогал. Одним словом, период с конца 80-х по начало нулевых был очень тяжелым для нас. В этот период в КБР активизировались опять же молодые исламские обновленцы, которые стали обвинять официальное духовенство в безграмотности, в том, что старшее поколение якобы молится не так, как нужно, и говорит не то, что нужно, следовательно, старшее поколение жителей КБР не является мусульманами. Была еще одна претензия. Исламские "обновленцы" упрекали ДУМ республики и старшее поколение мусульман в том, что те не хотят выслушивать мнение нового поколения мусульман республики. Но эта декларация, как и все обвинения, нисколько не соответствовала действительности, и официальное духовенство много раз говорило о том, что все обвинения в его адрес - это ложь. Позже мы узнали, что намеренная дискредитация официального духовенства КБР была частью общей стратегии дискредитации традиционных мусульман России, задуманной внешними силами. Сценарий дискредитации по всей России был один и тот же. Внушалось, что "невежественные и продавшиеся имамы прошлых поколений не хотят слушать и воспринимать всерьез справедливый голос молодежи". А в КБР говорили, что в ДУМ республики якобы создался узкий круг из "своих" людей, куда всем "чужим" путь закрыт, и что имамы из ДУМ КБР не хотят слушать простых людей. Так поневоле думали люди. А я помню, что на протяжении всех 15 лет моей работы в ДУМ КБР мы почти ежедневно призывали наших молодых оппонентов к диалогу, к объединению усилий, но они нас будто не слышали. Вскоре наиболее радикальные критики ДУМ КБР заявили о себе в республике как вооруженные террористы.

Что касается дагестанского суфийско-салафитского диалога, то он планировался давно. В нем была острая общественная потребность. Об этом мне говорили в Дагестане и представители ДУМД, и государственные чиновники, и сотрудники правоохранительных органов. Духовное управление мусульман Дагестана выразило готовность вести диалог с любыми сторонами, которые могут предложить свои конструктивные идеи по возрождению ислама в Дагестане. Я могу сказать, что ДУМД пригласило к равноправному партнерству всех, кто не разделяет взгляды самого ДУМД. Ни о какой капитуляции речи тут и быть не может, так как это была свободная воля ДУМД. Конечно, те, кто уже запятнал себя кровью или призывал убивать силовиков и религиозных деятелей, к диалогу не допускаются.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июня 2013 > № 841314 Шафиг Пшихачев


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 9 июня 2013 > № 916482 Яков Гордин

Роковой просчет генерала Ермолова

Отбирая власть у ханов, Россия открывала дорогу куда более грозному противнику — имамату

Когда в 1816 году герой войны с Наполеоном, кумир русской армии, генерал-лейтенант Ермолов отправлялся править Грузией и Кавказом, перед ним был образец — князь Дмитрий Павлович Цицианов, командовавший на Кавказе в начале века. Одной из ведущих идей князя Дмитрия Павловича, родившегося и выросшего в России грузинского аристократа, было уничтожение власти ханов, правивших в значительной части Дагестана и к югу от него. Цицианов был смертельным врагом Персии и не без оснований подозревал ханов в симпатиях к своему врагу. Его основополагающим принципом был следующий: «Азиятский народ требует, чтобы ему во всяком случае оказывать особливое пренебрежение», соответственно он и обращался к дагестанским правителям: «Бесстыдный и с персидской душою султан! В тебе собачья душа и ослиный ум».

Прибыв на Кавказ, Ермолов приступил к решению государственной задачи со свойственной ему решительностью и хитроумием. Он ссорил ханов между собой, запугивал их грядущими карами, вынуждая к бегству в Персию. Ходили упорные слухи, что молодой и жестокий хан Шекинский Измаил был отравлен приставленным к нему русским офицером. Это маловероятно, но сам слух характерен.

Провоцируя ханов на неповиновение, Ермолов затем без колебаний прибегал к военной силе. И неизменно одерживал победу.

Известный историк Кавказа Семен Эсадзе утверждал: «Одна из причин, заставившая соединиться всех мусульман в общую организацию, была система, принятая Ермоловым по отношению к мусульманским провинциям. Большая часть их, покоренная еще Цициановым, оставалась в управлении прежних владетелей — ханов, по-прежнему независимых друг от друга; польза от существования ханств в крае была очевидна, потому что, во-первых, это разъединяло некоторым образом население, в верности которого правительство не могло иметь полного убеждения; во-вторых, оставление за ханами владетельной власти давало правительству возможность проводить те или иные меры через нескольких лиц, которые действовали на массы, издавна признавшие их законными властителями».

С ханами, этими маленькими самодержцами, представители самодержавной империи могли находить общий язык на основе общих представлений о характере власти. Их можно было подкупить генеральскими чинами и жалованьем.

Но мечтавший о сокрушении Персии и выходе на просторы Азии Ермолов считал их потенциально опасными в случае будущей войны, и учитывать второстепенные, по его убеждению, обстоятельства не желал.

К 1822 году за пять лет реального управления Ермоловым Грузией и Кавказом система ханств фактически перестала существовать. Алексей Петрович последовательно реализовал план их уничтожения, который он представил императору вскоре по приезде в Тифлис.

И только через несколько лет выяснилось, что во многом он просчитался — и просчитался самым роковым образом.

Его сильный и здравый ум европейца, считавшего европейскую модель жизнеустройства в ее российском варианте неким идеалом, не справился с анализом принципиально иной ситуации.

Его основополагающим принципом был следующий: «Азиятский народ требует, чтобы ему во всяком случае оказывать особливое пренебрежение», соответственно он и обращался к дагестанским правителям: «Бесстыдный и с персидской душою султан! В тебе собачья душа и ослиный ум»

В краткой истории наступления на Кавказ, предпосланной «Запискам» Ермолова и составленной скорее всего в его канцелярии, говорилось: «В 1819 году изгнан уцмей Каракайдацкий и заняты владения его. В 1820 году покорено ханство Казикумыцкое, и владетелем оного назначен полковник Аслан-Хан Кюринский. Взято в казенное управление Нухинское ханство в 1822 году. В 1823 году изгнан хан Ширванский в Персию без сопротивления и ханство взято в казенное управление».

Но уверенность Ермолова, что жители ханств, освобожденные от тирании своих владык, будут благодарить новую власть, оказалась ошибочной.

Когда через четыре года войска наследника персидского престола Аббас-Мирзы вторглись на территорию бывших ханств, именно всеобщий мятеж этих территорий не позволил Ермолову предпринять активные действия против персов. Новый император, отнюдь к нему не благоволивший, обвинил его в нерешительности и некомпетентности.

Но Алексей Петрович ошибался не только в отношении настроений жителей ханств, за столетия привыкших к своим естественным властителям-единоверцам. Было еще одно роковое последствие этого торжества европейской гуманности и целесообразности.

Оказалось, что с ликвидацией системы ханств русские власти потеряли пускай «позорную» и ненадежную, но единственную все же опору в Дагестане. Была взорвана традиционная система баланса сил. И вместо самодержавных квазигосударств, по характеру власти родственных самодержавной России и потому психологически понятных русскому генералитету, командование Кавказского корпуса оказалось лицом к лицу с вольными горскими обществами, жившими по совершенно иным законам и готовыми к ожесточенному сопротивлению. Ханы могли бежать в Персию, унося с собой накопленные ценности и уводя свои семейства. Вольным общинникам этот путь был заказан. Они могли отступить в горные трущобы и продолжать борьбу, они могли на время смириться под картечью и штыками, но восстать при первом же подходящем случае.

Именно вольные горские общества — военно-демократические образования — не имея противовеса в виде ханств, станут вскоре опорой первого имама Кази-Муллы, а затем и великого имама Шамиля.

Европейская просвещенность и острый ум Ермолова парадоксально сочетались с имперским высокомерием и ограниченностью представлений, мешавшими предвидеть плоды собственных действий. Унификационное сознание империи не делало различия между ханствами и вольными обществами, равно считая их сырым материалом для превращения в покорных подданных. Алексей Петрович в этом отношении был плоть от плоти именно Российской империи, несмотря на его римские претензии. Ломая систему ханств, он не в состоянии был предвидеть, что таким образом расчищает дорогу явлению куда более грозному — имамату.

Так же, как Цицианов и верный его заветам Ермолов, имамы — Кази-Мулла, Гамзат-бек и особенно Шамиль — стремились ликвидировать ханскую власть, мешавшую слиянию народов северо-восточного Кавказа в единую вооруженную общность, способную противостоять экспансии с Севера.

В борьбе против ханов Цицианов с Ермоловым и имамы оказались союзниками. Разрозненные действия ханов сменила централизующая, единонаправленная воля имамов. Свирепые и корыстные ханы, несмотря на их тяготение к Персии, стали бы естественными союзниками России в борьбе с имамами, ибо построение единого теократического государства на Кавказе означало их фактическую ликвидацию.

Просветительская, гуманизаторская, цивилизаторская — с его европейской, «римской» точки зрения — доктрина Ермолова решительно сработала в этом случае против интересов России, создав идеальные предпосылки для объединения вольных обществ и освободившихся от локальной деспотии жителей ханств под властью теократического лидера.

Впереди были десятилетия тяжелой войны. Но Алексей Петрович этого не знал

Сегодня люди с сильным западным менталитетом с самыми добрыми намерениями пытаются трансформировать жизнь Востока.

Яков Гордин

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 9 июня 2013 > № 916482 Яков Гордин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 июня 2013 > № 851795 Илья Жегулев

БИЗНЕС-ДЖИГИТОВКА: КАК УЧАСТНИКИ СПИСКА FORBES ВОЮЮТ ЗА ДАГЕСТАН

Илья Жегулев обозреватель Forbes

Чем опасный и самый бедный регион России привлекает миллионеров и как скажется на исходе схватки внезапный арест мэра Махачкалы?

"Аксель, давай расскажи быстро, как тебе тут живется", - зычным голосом приказывает кавказский мужчина. Аксель Тростер, технический директор Каспийского завода листового стекла, заметно смущаясь, переглядывается с другим немецким менеджером и отвечает на ломаном русском: "Все хорошо, проблем нет. Шашлык, хинкал - все нормально". Начальник - исполнительный директор проекта - удовлетворенно кивает головой.

Вместе с немецкими инженерами завод в Дагестане строят сотни зарубежных специалистов. Печь, к примеру, закладывают индийцы - больше ста граждан Индии кладут кирпичи, пока немцы налаживают компьютерное управление. Первый стекольный завод на Кавказе должен заработать к концу августа. Его хозяин - "№"20 в списке Forbes Сулейман Керимов.

Других признаков инвестиционного бума в Дагестане не видно. "У нас в тени примерно 50% экономики, - разводя руками, говорит премьер Дагестана Мухтар Меджидов. - Оптовые рынки, заправки, торговые сети, магазинчики, нефтеперерабатывающие мини-заводы - там нет почти никаких налогов".

Министр экономики Раюдин Юсуфов показывает Forbes листы с приоритетными проектами нового руководителя Дагестана Рамзана Абдулатипова, где расписана программа действий главы республики - от кадрового аудита до девелопмента промышленных зон и строительства "Махачкала-Сити". Консультативная группа, подготовившая план нового правительства, создана еще одним участником списка Forbes, совладельцем группы "Сумма" Зияудином Магомедовым и его братом Магомедом.

Дагестан в надежных руках богатейших, которые возродят этот самый опасный регион страны? Как бы не так. Останется только один, намекает источник в окружении Сулеймана Керимова. Основные активы региона, которые Керимов считал своими, оказались объектом пристального интереса конкурентов. Зачем богатым предпринимателям бедный Дагестан?

Подошвы Кавказа

Кирпичный дом Зайнулы Будаева в поселке Новый Кяхалай ничем не выделяется в ряду сельских домов. Во дворе висит белье, в гараже припаркована белая Lada Priora. На заднем дворе сарай, в нем работают несколько мужчин. Помещение напоминает будку обувной мастерской, так же пыльно, пахнет клеем и валяются подошвы. Но здесь обувь не ремонтируют, а делают, а потом продают в Москве на вещевых рынках. Черные кожаные туфли, мягкие мокасины выглядят вполне качественно и уж точно не уступают китайским. Когда корреспондент Forbes спросил название "лейбла", Зайнула задумался: "Супершорст, кажется. Я такую железку купил, там так написано". При ближайшем рассмотрении выяснилось, что на железной печати, с помощью которой рисуется логотип, написано SuperShoes. Будаев радуется: "У меня, значит, суперобувь!"

В день предприятие Будаева выпускает до 40 пар обуви, ее продают оптовикам в среднем по 650 рублей. Всю фурнитуру и кожу он покупает в Махачкале, в магазинах "Все для обуви". "Брал Lacoste - так вообще ботинки разлетались как пирожки", - рассказывает обувщик. Модели он придумывает сам, ориентируясь на спрос. После выплаты зарплаты четырем мастерам ему остается до 100 рублей с пары. В месяц до 120 000 рублей - неплохой заработок для Дагестана. Но и не такой большой, чтобы платить налоги. "Я держу рабочие места, если бы они у меня не работали, кто знает, что бы они делали, может, ушли бы в лес", - объясняет владелец социально ответственного бизнеса.

Таких маленьких мастерских в Новом Кяхалае, Первой Махачкале и других районах на окраине дагестанской столицы - сотни, если не тысячи. По оценке руководителя Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Дениса Соколова, одна Махачкала производит до 10 млн пар в год. Есть и крупные цеха. В кабинете компании Feisal висит плакат "Наша цель - мировой рынок" и для наглядности карта, чтобы было понятно, какие рынки штурмует дагестанская обувь. Объемы выпуска у компании Фейсала Алишаева вполне промышленные. Тысяча пар в день, годовая выручка около $10 млн. Есть скопированные модели мировых брендов, но значительная часть продукции уже идет под собственным логотипом Feisal.

Сейчас в Дагестане делается пятая часть всей обуви в России. Дешевая рабочая сила и более качественная отделка, чем в Китае, позволяют конкурировать в низком ценовом сегменте. Обувная отрасль выросла фактически с нуля, и сейчас она едва ли не единственный экспортный сегмент дагестанской экономики. Правда, на налоговых поступлениях это не отражается, вздыхает премьер Мухтар Меджидов. Практически в каждой отрасли недостачи. "Например, если брать автозаправки, по бумагам получается, что каждая бензоколонка заправляет по паре автомобилей в день", - сокрушается премьер. По оценкам Дениса Соколова, уровень неформальной экономики практически равен ВРП, который сегодня один из самых больших в Кавказском округе - 360 млрд рублей. Дагестан - дотационный регион, но в неформальной экономике все выживают сами. Кошмарить не платящих налоги предпринимателей власти не готовы.

Противостоять власти дагестанцы научились даже в свободное время. Обувщик Зайнула после разговора с корреспондентом Forbes вместе с братом садится в белую Priora и едет "на дежурство". Дежурить приходится в недостроенном доме в районе Черных камней. Земля близ Махачкалы на берегу Каспийского моря исторически принадлежала кумыкам. Однако историю вспомнили, когда местный муниципалитет стал раздавать участки аварцам. Кто-то успел построиться, другим не дают кумыки, установившие круглосуточное патрулирование территории. Строительство коттеджей на берегу моря встало. Полиция устранилась, и кумыки так и сидят, сменяя друг друга в недостроях.

Инвесторам в Дагестане часто приходится вступать в противостояние с местным населением. Например, бывший министр сельского хозяйства Умалат Насрутдинов, получив в собственность Какашуринскую птицефабрику, столкнулся с местными жителями, которые решили вопрос по-кавказски. Более 300 человек пришли к птицефабрике, чтобы ее поджечь, а также проучить владельца и менеджмент. В драке один погиб, девять получили ранения. На следующий день толпа подожгла уже дом сына Умалата. Люди требовали выделить им имущественные и земельные паи, в числе которых была и птицефабрика.

Местные жители практически не выполняют распоряжения властей. Отчасти поэтому большинство земель здесь не разграничено, а про кадастровый учет знают только из новостей.

"Бог создал землю и больше ничего. С такими участками приходилось работать", - говорит Олег Липатов, бывший гендиректор "Нафта Москва". По уровню инвестиций на душу населения Дагестан занимает 54-е место в России, их здесь почти в два раза меньше, чем в среднем по стране.

Лесные регуляторы

Бородатые мужчины сидят кто на полу, кто на стульях и слушают лектора. "Жена отвечает за готовку и уборку, мужчина - за добычу денег и забивание гвоздей. Это называется "синергия", - объясняет преподаватель. Исламский деловой клуб стал собираться недавно. На нем рассказывают, как вести бизнес, не нарушая исламских канонов. Например, один из таких канонов - не брать и не давать кредитов. Другой закон - платить "закят", неофициальный налог, 2,5% от годовой прибыли, который каждый мусульманин через мечеть должен раздавать бедным. По словам одного из основателей клуба, Исы Бархаева, клуб закрытый и миссионерской деятельности не ведет. Тем не менее на лекциях по исламскому бизнесу всегда аншлаг. Однако выплата "закята" и соблюдение других исламских правил не спасает от другого фискального бремени - платы "лесным братьям", или террористам, по терминологии федеральных властей.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 июня 2013 > № 851795 Илья Жегулев


Россия. СКФО > Агропром > ria.ru, 10 апреля 2013 > № 793238

Власти Ингушетии запустили первую очередь крупнейшего в России мукомольного комбината, открытие второй очереди произойдет до конца 2013 года.

Ранее сообщалось, что стоимость строительства мукомольного комбината составит 5,2 миллиарда рублей. По данным инвестора комбината Александра Булгучева, на производстве первоначально смогут трудоустроиться 360 человек, при полном запуске - до 1,5 тысяч человек, их заработная плата будет не ниже 15 тысяч рублей.

"Запуская сегодня первую очередь этого предприятия, мы открываем новую страницу в истории Ингушетии, социально-экономическом развитии республики. Построив здесь большой комбинат, мы создадим один из самых мощных зерновых кластеров в регионе", - сказал глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров журналистам в среду на церемонии открытия комбината.

После запуска машин и осмотра территории комбината прошла дегустация приготовленных из первой муки национальных блюд. По словам Евкурова, предприятие будет выпускать качественную и доступную продукцию. Планируется провести переговоры с руководством силовых структур о поставке муки из Ингушетии для нужд различных подразделений.

Мощность производства комбината составит 2,4 тысячи тонн переработки зерна в сутки. Комбинат будет ежедневно выдавать 1,8 тысячи тонн муки высшего сорта, а элеватор круглогодичного хранения рассчитан на 80 тысяч тонн зерна.

Предприятие будет обслуживать не только внутренние, но и внешние рынки: Таджикистан, Узбекистан, Афганистан, Ирак, Армения, Грузия, ЮАР, Перу. Соответствующие соглашения с рядом стран и регионов России были подписаны в среду. Экспортные поставки будут осуществляться через Новороссийский порт. Адам Буражев.

Россия. СКФО > Агропром > ria.ru, 10 апреля 2013 > № 793238


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > itogi.ru, 8 апреля 2013 > № 791745 Владимир Поляков

Роман с камнем

В новом проекте Startup «Итоги» продолжают рассказ о самых успешных и харизматичных предпринимателях страны, которые создали свой бизнес с нуля. Итак, знакомьтесь: основатель «Монокристалла» Владимир Поляков, показавший мировым грандам от электроники небо в сапфирах

Ставропольский бизнесмен Владимир Поляков хорошо известен мировым производителям бытовой техники и электроники. Его завод «Монокристалл» — крупнейшее предприятие по производству сапфиров и сапфировых подложек. Поговаривают, будто сам Apple заинтересовался его экранами для нового поколения iPhone.

— Владимир, вы ведь в бизнес пришли довольно поздно...

— Я окончил Институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники в Томске. По распределению поехал работать на Гомельский радиозавод, строивший антенные решетки самых крупных радаров страны. Проработав там 15 лет, получил направление в Ставрополь на аналогичное предприятие на должность главного инженера. Вслед за мной отправилась моя команда менеджмента из 12 человек. А спустя несколько лет начались рыночные реформы — и завод перестал получать госзаказы. Тогда и понял, что пришло время открывать свой бизнес. В итоге я создал небольшую компанию, арендовав комнату на два окна.

— Где нашли стартовый капитал?

— Стартовый капитал обеспечила проданная машина «Москвич». Но главным была бизнес-идея, она и определила быстрое развитие фирмы. Мы начали поставлять счетчики электроэнергии в энергосистемы. На Ставрополье нашли КБ с опытным производством, на котором стали разрабатывать инновационные по тем временам модели электронных счетчиков электроэнергии. Кстати, мы основали тем самым новое направление в российском приборостроении и не пустили на российский рынок зарубежных производителей. Денег в то время не было ни у кого. Поэтому придумали схему: использовать в качестве оплаты за нашу продукцию электроэнергию, благо у наших потребителей ее было сколько угодно.

— То есть вас кормил бартер. Поясните молодому поколению, что это за высокая технология такая.

— Схема была чрезвычайно сложной, поскольку электроэнергию нужно было не только обменять на материалы и комплектующие для нашего производства, которых насчитывалось сотни наименований, но и заплатить с ее помощью все виды налогов, обеспечить зарплату сотрудникам. Так, скажем, федеральные налоги закрывались поставкой продовольствия в воинские части, региональные и муниципальные налоги — поставкой строительных материалов на коммунальные предприятия, налоги по социальному страхованию — поставкой фармацевтических препаратов в медицинские учреждения, дорожный налог — поставкой шин и автозапчастей предприятиям автодора.

Можно привести пример попроще, когда полученная в качестве оплаты электроэнергия направлялась производителю ДСП. Древесина пересылалась производителю мебели. Он выполнял наш заказ, мы арендовали площади в городе и выставляли мебель на продажу. И только тогда в оборот компании поступали наличные средства, получаемые от конечных покупателей. Итоговая прибыль была внушительной, зачастую превышая сто, а то и двести процентов от стоимости отгруженных счетчиков электроэнергии.

Мы закупали только те товары, которые соответствовали нашей бартерной схеме. Например, мы могли получить газ в Восточной Сибири, поменять его на электроэнергию в средней полосе, затем получить сажу, из сажи сделать шины, шины обменять на автомобили, потом продать автомобили и получить деньги.

Чтобы упорядочить эту сложную схему, пришлось создать департамент строительных материалов, департамент продовольствия, департамент фармацевтических препаратов, департамент мебели, автозапчастей и многое другое. Общей координацией занимался департамент взаимозачетов. Сегодня эта схема может показаться совершенно безумной, но она работала как часы и, что еще более важно, обеспечивала быстрый рост активов компании. И еще: именно эта схема научила нас вести параллельно большое количество проектов и заложила основы многоотраслевого характера нашей компании.

— Сотрудникам-то зарплату платили деньгами?

— Это было самой трудной задачей. Деньги составляли 50—60 процентов, а остальное выдавалось денежными сертификатами, которыми можно было расплатиться в нашем продовольственном магазине. То есть никто не мог сказать, что ему нечем было детей кормить. Сейчас многие уже не помнят, но тогда было именно такое время. Мы жили в этой ситуации с 1995 по 1998 год.

— До кризиса 98-го года какой был процент выручки бартером и какой был в деньгах?

— Свыше 90 процентов средств было получено бартером. С позиции сегодняшнего дня все выглядело довольно скромно. Скажем, в 1996 году объем выручки составил 5 миллионов долларов, при этом наличных средств было недостаточно даже для выплаты всей заработной платы.

— Криминал вставал на пути?

— В 90-е годы мне удалось отгородиться от криминала, может быть, потому, что ему эта тема была неинтересна, это же не «быстрые» деньги. От бытовой преступности спасала служба безопасности. И этот вопрос меня не беспокоил до определенного момента. В 2009 году взорвалась бомба между моей машиной и автомобилем сопровождения. Ни заказчик, ни исполнитель так и не были установлены. Вскоре начали поступать предложения о продаже компании.

— Из кого, кстати, набирали службу безопасности в 90-е?

— В основном из офицеров-отставников.

— И большой был отдел?

— Больше ста человек, которые обслуживали нужды всей компании.

— Как присмотрели завод «Аналог»?

— Моя компания переживала бурный рост, появились ресурсы и потребность в расширении бизнеса. Но в каком направлении развиваться? Я по образованию электронщик, поэтому, увидев стоявший на пороге банкротства завод «Аналог», решил инвестировать в электронное производство. На заводе было несколько подразделений: производство кремния, бытовых фонарей, аккумуляторов и еще был маленький участок по производству сапфира для военной промышленности.

Поскольку предприятие терпело убытки, я решился на сокращение численности персонала. Следующим этапом стало разделение производства на пять бизнес-сегментов. Каждый из назначенных директоров получил указание набрать только тех людей, без которых не обойтись. В итоге из тысячи осталось 300 человек. Постепенно из пяти направлений осталось два — производство композиционных паст для солнечных батарей и сапфировых подложек для оптоэлектронной индустрии. Остальные не выдержали конкуренции, и производство пришлось свернуть.

— Сколько потратили на покупку завода?

— Не буду называть точной суммы, но это были небольшие деньги — меньше миллиона долларов. Если у завода активов, условно говоря, было на 50 миллионов, а долгов — на 60, то сколько он может стоить?

— Когда производство сапфира стало главным дивизионом в холдинге?

— В 2010 году. С самого начала я видел большие перспективы этого проекта. В течение десяти лет мы развивали производство и технологии, ожидая бурного роста рынка светодиодов. Создание технологий и продуктов, а также их продвижение на рынок шло поэтапно, шаг за шагом. Я неоднократно повторял коллективу: «Наберитесь веры, терпения и упорства — на реализацию инновационного высокотехнологичного проекта, возможно, потребуется вся наша жизнь». Один из самых сложных периодов для завода пришелся на начало 2000-х. Тогда мне пришлось взять управление под свой непосредственный контроль. Если кризис 1998 года нам в принципе даже помог и какое-то время завод получал прибыль за счет девальвации рубля, то к 2002 году он стал показывать каждый месяц убытки по 100 тысяч долларов. Я сменил большую часть топ-менеджмента и перешел к непосредственному оперативному управлению. Благодаря антикризисным мероприятиям менее чем за полгода предприятие вышло на уровень безубыточности.

— Это было связано с плохим качеством предыдущего менеджмента?

— Я не могу назвать это плохим качеством. Время было тяжелое, да и опыта не хватало. Мне же удалось такой опыт получить еще в советский период на заводе: мастер, начальник участка, заместитель начальника цеха, главный инженер и так далее. Я знал все о производстве и мог поставить эффективную производственную систему.

Бизнес в области промышленного производства, а особенно в высокотехнологичной сфере, — один из самых сложных видов человеческой деятельности. В нем одновременно действуют десятки процессов: разработка продуктов и технологий, управление маркетингом, продажами, финансами, закупками, запасами, контроль издержек и многое другое. Нужно все звенья рационализировать, а в условиях кризиса делать это параллельно и быстро. В этот период вы работаете как капитан во время шторма — принимаете решения мгновенно.

Затем возникла более сложная задача: выстроить систему, при которой весь менеджмент сможет самостоятельно принимать правильные решения. Нужно было сформулировать политику, наладить процессы, обозначить критерии эффективности — и вот на это ушли следующие 10 лет.

— А когда мировые производители электроники осознали, что им нужны вот эти сапфировые пластины?

— Думаю, что это произошло где-то в 2005 году. До этого момента отрасль производства сапфира развивалась очень медленно. А с 2005-го начался ее расцвет.

Сапфир используется в качестве основы для производства светодиодов, а они в последние годы стали активно применяться в общем освещении, в мониторах и телевизорах. Настоящую революцию произвел Samsung, который запустил масштабное производство сверхтонких телевизоров с большой диагональю, ознаменовав начало эры LED-телевизоров. Мы были готовы к тому, чтобы удовлетворить бурно растущий спрос. Выручка «Монокристалла» увеличилась с 2004 по 2008 год в четыре раза, а за кризисные 2009—2011 годы — еще почти в три раза. Если 8 лет назад выручка направления «Электронные материалы и компоненты» концерна «Энергомера» составляла 16 миллионов долларов, то в 2011-м — уже 168 миллионов. Ожидается, что следующей движущей силой развития рынка может стать применение сапфира в смартфонах.

— Кризис 2008-го тоже сыграл на руку?

— В 2009 году из-за кризиса мы законсервировали 50 процентов мощностей — это единственный случай, когда был приостановлен процесс выращивания сапфира. В 2008 году рынки начали сжиматься, продажи упали. Мы развивались и развиваемся на банковских кредитах, ведем агрессивную политику в области заимствований. В тот момент банки повысили стоимость обслуживания наших займов почти в три раза — с 7—8 процентов годовых до 20 процентов и более.

В целом убытки компании, связанные с ослаблением рубля и кризисом ликвидности, составили 10 миллионов долларов. Возникла реальная угроза финансовой неустойчивости.

Пришлось срочно предпринимать жесткие меры. Мы сократили каждое третье рабочее место, но в то же время увеличили производительность труда в два раза, сократили вдвое запасы, снизили закупочные цены. В итоге это позволило сохранить объем продаж и увеличить долю на рынке, несмотря на снижение отпускных цен.

— За счет чего?

— Мы до этого 3—4 года развивали систему бережливого производства. Ее инструменты и позволили накопить значительные резервы во всех звеньях производственной цепочки. Эти резервы помогли компании выйти из кризиса победителем. А буквально через несколько месяцев рынок пережил настоящий бум. Появились предложения от различных инвесторов. Мы всерьез рассматривали возможность выхода на IPO.

— Как можно законсервировать половину мощностей и при этом увеличить выручку?

— Мы мощности законсервировали на три месяца, а работали весь год, при этом, как я уже говорил, благодаря развитию технологий вдвое повысили производительность труда. Зато 2010 год стал для компании выдающимся: начался стремительный рост рынка, прибыль по итогам года превысила объем прибыли за все предыдущие годы, утроился объем продаж.

— Сейчас рынок опять в стадии стагнации?

— Да, если в 2011-м был небольшой рост, то в 2012-м наблюдался спад. Причина достаточно банальная. В бурно растущую отрасль всегда вливаются большие инвестиции, рано или поздно наступает кризис перепроизводства, и компании уже не могут продать то, что произвели. Тогда начинается ценовая война.

— Какое оружие есть в ваших руках?

— У нас самые передовые технологии и самые низкие издержки на производство в отрасли. Мы снизили отпускные цены на сапфир в четыре раза. Сейчас собственную прибыль не получаем, а скорее работаем на покрытие банковских кредитов и налогов. Главные итоги 2012 года — удвоение объема продаж в натуральном выражении и рост нашей доли на мировом рынке с 20 до 28 процентов.

— Как вы определяете формулу вашего бизнеса — в философском плане?

— Глобальное лидерство, если коротко. Чтобы продавать высокотехнологичную продукцию на мировом рынке и получать прибыль, нужно быть одной из лучших компаний в мире. Нужен очень высокий уровень амбиций как у компании, так и у ее сотрудников. Каждый ведущий технолог и менеджер обязан по должности добиваться отраслевого приоритета и позиционировать себя в качестве одного из лучших специалистов в своей области.

— И что же помогло вам стать тем, кем вы являетесь сейчас?

— Мне кажется, я уже ответил на этот вопрос, но если попробовать еще раз и коротко, то это будет своевременное понимание мною простой истины. Каждый предприниматель, даже если он торгует пирожками с лотка, должен научиться одновременно управлять маркетингом (где и какие пирожки продавать), продажами (как продать их быстрее и больше), технологиями (как сделать пирожки самыми вкусными и недорогими), запасами (чтобы всегда было свежее сырье), закупками (чтобы сырье было качественным и недорогим), финансами (чтобы не быть должником и не остаться без денег), контролировать производство (чтобы в срок произвести продукцию), следить за персоналом (чтобы иметь хороших помощников), держать в узде издержки (чтобы получать прибыль). А самое главное, если ты рассчитываешь на успех, — все процессы должны работать бесперебойно, и пирожки ты должен делать лучше всех хотя бы на своей улице.

— Кстати, когда вы заработали свой первый миллион долларов?

— Если говорить о моей компании, то первый миллион долларов был заработан к исходу второго года ведения бизнеса, если же говорить обо мне лично, то первые дивиденды в таком размере были получены через девять лет с начала бизнеса. А свой первый рубль я помню хорошо. Я заработал его в 5-м классе, когда нас отправили полоть на рельсах траву на щебенке. Именно тогда я и решил стать инженером.

— Вообще что для вас деньги? Мерило успеха или просто приятное дополнение к любимой работе?

— Деньги, заработанные компанией, — это оценка таланта и мастерства ее менеджмента, а деньги, которые находятся в личном распоряжении, — большая свобода выбора, уверенность в лучшем будущем детей.

Константин Полтев

Анкета

Имя Владимир Иванович Поляков.

Компания, должность Президент ОАО «Концерн «Энергомера», председатель совета директоров ЗАО «Монокристалл».

Вид бизнеса Производство электронных материалов и компонентов, приборов электронной техники.

Возраст 59 лет.

Место рождения Поселок Новый, Хабаровский край.

Образование Инженер-конструктор-технолог, в 1976 году окончил Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники.

Год и возраст вступления в бизнес В 1994 году в возрасте 40 лет.

Когда получил первый миллион Это были мои первые дивиденды, которые получил в компании через девять лет после начала бизнеса.

Нынешнее состояние Свыше 500 миллионов долларов, по оценке журнала Forbes в 2012 году.

Цель в бизнесе Построить выдающуюся промышленную компанию, стать глобальным лидером в своей индустрии.

Место жительства Город Ставрополь.

Отношение к политике Вне политики.

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > itogi.ru, 8 апреля 2013 > № 791745 Владимир Поляков


Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 22 марта 2013 > № 781674

В КЧР целевая программа позволила в 7 раз увеличить мясное поголовье.

В Карачаево-Черкесии республиканская целевая программа организации и развития мясного скотоводства на 2009 - 2012 годы позволила в семь раз увеличить мясное поголовье. Как сообщили в региональном министерстве сельского хозяйства, на начало года поголовье скота специализированных мясных пород в республике составило более 18 тыс. голов, передает ИТАР-ТАСС.

"Программа позволила также принципиально улучшить качество племенного стада. За период ее действия здесь завезены племенные животные лучших специализированных мясных пород: лимузинской венгерской селекции, герефордской и абердин-ангусской американской селекции, калмыцкой", - сообщили в ведомстве.

Этот также позволит в течение ближайших пяти лет создать в республике сеть племенных репродукторов. Ряд хозяйств, такие как "Югагрохим", "Ахтамас", "Тандем" уже получили статус племенных репродукторов по разведению скота абердин-ангусской породы. В них уже насчитывается 1 625 племенных животных. Здесь добились выхода молодняка в 92 теленка на 100 коров. Среднесуточные приросты молодняка составили в среднем 850 грамм, сохранность поголовья - на уровне 98 проц. "Уже почти 400 голов племенного молодняка проданы на племенные цели в хозяйства республики и за ее пределы. Это впечатляющие результаты", - считают в министерстве.

Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 22 марта 2013 > № 781674


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter