Всего новостей: 2579283, выбрано 653 за 0.770 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 8 августа 2018 > № 2695622 Андрей Муров

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» Андреем Муровым.

Руководитель «ФСК ЕЭС» доложил Председателю Правительства об итогах работы организации в предыдущий период. Рассматривались вопросы дальнейшего развития компании, в частности, внедрение цифровых технологий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Евгеньевич, расскажите, какие в настоящий момент принимаются меры в рамках деятельности, которой занимается Федеральная сетевая компания, по обеспечению бесперебойного снабжения электрической энергией самых разных потребителей, включая, конечно, и внедрение новых технологий, я имею в виду цифровизацию всех производственных процессов, которые есть в вашей отрасли. Что для этого делается?

А.Муров: Дмитрий Анатольевич, буквально на прошлой неделе в Челябинске у нас прошло полугодовое общее собрание с коллективами. С коллективами не только исполнительного аппарата компании «ФСК ЕЭС», но, самое главное, с коллективами всех наших филиалов (у нас их 41 по стране плюс 8 МЭСов тоже по всем территориям практически от Калининграда до Дальнего Востока). Плюс к этому со всеми дочерними нашими предприятиями.

И должен сказать, что результаты у нас, на мой взгляд, уверенные, стабильные. В частности, число аварий по отношению к такому же периоду 2017 года у нас снизилось на сегодня на 12%. Если брать пятилетний период, с 2012 года, соответственно, число аварий снижено на сегодня на 41%.

Мы считаем, что это достаточно уверенные результаты. И не только в нашей производственной деятельности, в финансовой деятельности тоже достаточно всё стабильно. За первое полугодие 2018 года мы увеличили основные финансовые показатели, в частности выручку, на 14%. А такие показатели, как EBITDA, скорректированная чистая прибыль, тоже увеличились – порядка 1%.

Если брать эти же показатели на периоде пятилетки, то здесь тоже всё в целом весьма неплохо: выручка увеличилась у нас в полтора раза, до 216 млрд рублей. Соответственно, EBITDA увеличилась на 30%, практически до 130 млрд рублей. И что самое главное, с 2014 года компания полностью перешла на безубыточность, и мы начали нашим акционерам, в первую очередь в лице материнской компании – компании «Россети», платить дивиденды. С 2015 года (за 2014-й) и по сегодняшний день мы заплатили порядка 57 млрд рублей. В частности, за прошлый, 2017 год в августе этого года будет выплачено 20 с лишним миллиардов рублей. Практически это самые высокие дивиденды в электросетевом секторе.

Д.Медведев: А что с «цифрой»? Всё-таки это задача общая сейчас для всей нашей экономики. Мы специально приняли программу по цифровой экономике. Как у вас здесь успехи? Потому что сети, как принято говорить, тоже должны быть умные и экономные. Что для этого делается?

А.Муров: Дмитрий Анатольевич, компания не первый год занимается цифровизацией, это необходимость сегодняшнего дня. Если объём финансирования нашей инвестиционной программы в среднем 110–115 млрд рублей в год, то более 10% мы тратим только на так называемую цифровизацию. И в ближайшие пять лет мы также запланировали порядка 10–12 млрд в год на эти цели.

Что у нас подразумевает этот формат? В первую очередь должен отметить, что все наши объекты (подстанционные объекты компании, а у нас их почти тысяча по всей стране – тысяча подстанций) обладают цифровыми приборами учёта. Это, безусловно, важно. Вы знаете, что в распределительном комплексе пока ещё не такие результаты, тем не менее вся компания, вся большая компания, «Россети», и сейчас ФСК к этому движется. В ФСК это сделано уже на 100%. Это, безусловно, большой проект, стратегический, – проект так называемой цифровой подстанции.

Мы в феврале – марте сдали подстанцию 500 кВ «Тобол», это для нужд «Сибура». «ЗапСибНефтехим», огромный комбинат получил новейшую и первую в стране подстанцию цифровую сверхвысокого напряжения. Все объекты внутри подстанции общаются между собой на одном языке, управляются из единого центра. И что самое главное, там впервые применены оптические трансформаторы тока, напряжения чисто российского производства – производства московской компании. Это одно из направлений.

Безусловно, очень важное для нас направление по цифровизации – это удалённая управляемость наших объектов. В 2018 году таких объектов мы введём 18. К 2021 году, через три года, таких объектов у нас должно быть почти 100 (93–95). То есть продвигаемся в этом направлении тоже. Это, конечно, современные системы связи, технологической связи, оптоволокно. Сегодня мы работаем с крупнейшими нашими российскими компаниями, в частности с «Ростелекомом», по этому сервису не только для того, чтобы обеспечить все объекты ФСК, но и чтобы наши клиенты, коллеги могли также воспользоваться такими услугами. В этом направлении мы продвигаемся, думаю, что будем ускоряться.

Д.Медведев: Это действительно магистральное направление, и чем быстрее будет происходить процесс перехода на цифровые технологии, включая создание этой цифровой подстанции, о которой Вы сказали, тем лучше будет для всех, включая потребителей.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 8 августа 2018 > № 2695622 Андрей Муров


США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698776 Илон Маск

Кобальтовый ров и ад раскаленного лития: какие технологии Tesla не по зубам конкурентам

Александр Березин

журналист

Во втором финквартале 2018 года убытки Tesla выросли вдвое, но акции все равно подорожали на 11%. Кроме веры в Маска эти результаты объясняются вполне практическими соображениями: в ряде направлений компания стала монополистом

Уоррен Баффет создал концепцию «рвов» (moats) — барьеров, которые должен создавать успешный бизнесмен между собой и конкурентами. «Рвы» — это преимущества, неважно, технологические или маркетинговые. Преимущества, которые будут у вас и которые не будут у соперника. Они не дадут поколебать вашего положения на рынке тем, кто выйдет на него после вас. Илон Маск известен как самый жесткий критик концепции «рвов», он считает, что такие барьеры могут привести только к олигополии.

Однако, как показывает практика, именно Илон Маск роет «рвы» быстрее и успешнее своих коллег по автомобильной индустрии.

На протяжении многих лет наблюдатели (вслед за главой Fiat Chrysler Automobiles) утверждали: у Маска нет ничего такого, что не могли бы скопировать традиционные производители. Значит, когда они решат войти в рынок электромобилей, то сразу окажутся на коне, а Tesla придется бороться за существование. Преимуществами традиционных брендов считались сильная инженерная школа и опыт массового производства. Но у новичка рынка нашлись контраргументы.

Битва за металл

Обычно критики электромобилей говорят, что этой отрасли угрожает дефицит лития для аккумуляторов. Мол, текущее производство этого металла ничтожно, и при резком росте той же Tesla она упрется в его нехватку. Кажется, что на этом направлении у конкурентов компании дела еще хуже: именно Маск законтрактовал больше всего лития с берегов соленых озер от США до Латинской Америки.

На самом деле «дефицит лития» — это миф. На сотню киловатт-часов емкости аккумулятора (что более чем достаточно для электромобиля) нужно всего 10 кг чистого лития. Для миллиона электромобилей в год достаточно 10 000 тонн металла, а для 100 млн (полного замещения производства обычных легковушек) — 1 млн тонн в год. Лития уже сегодня добывается 60 000 тонн в год, и даже легкое увеличение цены заметно расширит объем его коммерчески целесообразных резервов. Так что вопрос о дефиците лития в реальной жизни не стоит.

Куда более острая ситуация сложилась с кобальтом, используемым в электродах той же батареи. Forbes уже писал про дефицит кобальта и проблемы с его добычей и переработкой: он быстро дорожает, добавляются этические и экологические проблемы.

Практически все конкуренты Tesla из классического автомира применяют NMC-батареи (никель-марганец-кобальт), где кобальта всего 15% по весу — около 360 гр на киловатт-час емкости аккумулятора. В итоге Jaugar I-PACE требует почти 33 кг кобальта, а Chevrolet Bolt — 21,6 кг. Это в разы больше массы лития, нужной для производства тех же электромобилей.

Чтобы иметь батарею той же емкости, как у Tesla, Jaguar и Chevrolet Bolt нужны лишние килограммы. А они увеличивают расход энергии электромобиля и снижают его дальность.

А вот Tesla использует никель-кобальт-алюминиевые батареи (NCA), требующие примерно 220 гр кобальта на киловатт-час емкости аккумулятора. Даже самый «дальнобойный» вариант последней Tesla — Model 3 Long Range — в итоге требует менее 17,2 кг кобальта. Базовая версия, которую начнут продавать со следующего года, не потребует и 12 кг кобальта. По пробегу на одной зарядке она близка к Chevrolet Bolt, а разница затрат кобальта — почти в два раза. А значит, «тесл» кобальтовое проклятие коснется куда слабее.

Более того, Илон Маск уже заявил, что со следующего года компания планирует вовсе отказаться от кобальта в катоде. Никто из конкурентов, кроме китайского BYD, пока на такой шаг не пошел. BYD использует литий-железо-фосфатные батареи, у которых куда меньше плотность запасаемой энергии, чем у тесловской NCA.

Аккумуляторный «ров»

На данный момент Model 3 оснащена батареей, содержащей 4416 цилиндрических элементов формата 2170 (21 на 70 миллиметров). Средняя энергетическая плотность на уровне субмодуля батарейного блока — 223 ватт-час на килограмм, на уровне цилиндрического элемента — 270 ватт-час на килограмм. На данный момент эти значения выше, чем у любого другого производителя серийных электромобилей. То есть чтобы иметь батарею той же емкости, Jaguar и Chevrolet Bolt нужны лишние килограммы. А они увеличивают расход энергии электромобиля и снижают его дальность.

Tesla — единственный заметный производитель, использующий цилиндрические элементы, все остальные используют призматические элементы. Логику крупных автопроизводителей понять несложно. Для них меньше мороки собирать крупные призматические элементы, чем много мелких цилиндрических. К тому же такая сборка позволяет иметь больше ватт-часов на единицу объема. Поэтому батарея Chevrolet Bolt состоит всего из 288 элементов и собрана в одном месте, а не разнесена по всему днищу, как у «тесл». Для традиционного автомобилестроения вообще типично выбирать решения, которые выносят «мелкие детали» на откуп поставщикам компонентов и позволяют экономить объем внутри машины.

Аккумуляторы Tesla можно заряжать и разряжать быстрее, чем аккумуляторы конкурентов, поскольку опасность перегрева меньше.

У Nissan Leaf батарея расположена под полом, как у Tesla, но элементы у нее призматические, а жидкостного охлаждения нет, что вызывает большие проблемы в реальной эксплуатации.

У этой логики есть и крупные недостатки. Много мелких элементов в батареях Tesla расположены с большими зазорами друг относительно друга. Между ними куда больше места, а расстояние от их центра до охлаждающей ленты (окружающей цилиндрический элемент) — всего сантиметр. Это значит, что им проще избегать перегрева, чем более крупным призматическим элементам. Между цилиндрами проще разместить эффективное жидкостное охлаждение, и они менее уязвимы для возгорания всех элементов сразу при аварии. Все это означает, что аккумуляторы можно заряжать и разряжать быстрее, чем аккумуляторы конкурентов, поскольку опасность перегрева меньше.

Да, такие батареи занимают больше места, но это, как ни парадоксально, делает машины Tesla даже более просторными в ширину и длину, чем у конкурентов. «Размазанная» по днищу батарея находится в горизонтальной плоскости, не пересекающейся с салоном, то есть при одинаковой колесной базе расстояние между сиденьями (и/или емкость багажника) получается больше. Заодно полутонная батарея делает центр тяжести машины очень низким, отчего автомобиль устойчивее к переворачиванию.

Вернемся к перегреву и более быстрой зарядке. Отдельный батарейный элемент у Nissan Leaf в полдюжины раз, а у Chevrolet Bolt на порядок крупнее тесловских, что ведет к тому, что их владельцы будут заряжаться куда медленнее. Электромобили от GM и Nissan за 30 минут зарядки получат достаточно энергии, чтобы проехать 140-144 км. И это заявки производителей: в реальности все куда хуже из-за перегрева слишком плохо охлаждаемой батареи.

Разработчики Jaguar I-PACE утверждают, что в светлом будущем у них будет лучше: на 30-минутной зарядке авто сможет проехать 200 км. Но только когда «общественные заправки получат нужные технические усовершенствования». А до тех пор покупателю машины стоимостью от $68 000 предлагают наслаждаться 135 км пробега за 30 минут зарядки. Тем временем продающаяся сегодня Tesla Model 3 за те же 30 минут набирает энергии на 270 км пробега.

При этом в отличие от других автопроизводителей Tesla имеет сеть собственных суперчарджеров, которые заряжают потребителя уже сегодня, а не предлагают ему ждать прогресса на «общественных зарядках», которых сегодня радикально меньше, чем суперчарджеров.

Так выбор более простого для и более традиционного для автомобильной индустрии решения — призматических крупных аккумуляторных элементов — сделал электромобили традиционных игроков заметно менее практичными в дальних поездках. Потребитель в развитой стране может проехать на машине до тысячи километров в сутки. На Model 3 — c часом остановки в пути (~500 км в час на исходной зарядке, плюс две зарядки по 30 минут на еще 540 км). За этот час он как раз успеет поесть. Лучший (и самый дорогой) электромобиль-конкурент от Jaguar потребует полутора часов зарядки, а более дешевые — двух и более часов.

«Ров» энергоэффективности

Есть еще одна область, где инженеры традиционных игроков поработали спустя рукава, — расход энергии на километр пробега. Для ДВС-машин она не так важна, поскольку меньший пробег на одной заправке можно исправить, просто заехав на бензоколонку. Так сказать, «засыпать деньгами» энергонеэффективность своего авто. У электромобили пока все иначе: большая батарея дорога, и все хотят сделать ее поменьше. Поэтому и важно иметь минимально возможное потребление энергии на километр пройденного пути.

Для этого у Model 3 есть то, чего нет у конкурентов. Во-первых, коэффициент аэродинамического сопротивления 0,23 — самый низкий среди всех серийных машин в мире (у Bolt, например — 0,31). Он обеспечивает очень умеренные затраты энергии на трассе. Во-вторых, основной мотор на задней оси на постоянном токе — его КПД на 5-10% выше, чем у моторов на переменном токе. А ведь именно последние выбрали — в силу их большей распространенности и технической «привычности» — конкуренты Tesla.

В итоге при батарее на 78 киловатт-часов пробег Model 3 на одной зарядке — 537 км по циклу EPA. У Jaguar I-PACE емкость батареи 90 киловатт-часов, а вот пробег на одной зарядке — всего 480 км, Chevrolet Bolt с 60 киловатт-часами — 383 км. Цифры пробега по разным циклам далеко не так важны, как те, что можно получить в реальной жизни. В сущности, пробег на одной зарядке становится важен только на трассе: в городе типичный покупатель вряд ли проедет 537 км в сутки.

На трассе отличная аэродинамика Model 3 дает ей вырваться далеко вперед. При 120 км/ч она проезжает 443 км (480 км на 113 км/ч). Chevrolet Bolt на такой же скорости — только 305 км. Jaguar I-PACE, к сожалению, все еще недоступен для независимых тестировщиков, но его пробег на большой скорости скорее всего будет хуже Tesla — коэффициент аэродинамического сопротивления выше.

#Rapidgate

Вспомним еще раз о преимуществах лучше охлаждаемой батареи. Если Model 3 на обещанной скорости заряжать удается, то ни у Nissan Leaf, ни у Chevrolet Bolt это не выходит. Дело в том, что производители измерили скорость зарядки машины с «пустым» аккумулятором и долгое время стоявшей на месте. Однако реальный пользователь вовсе не заряжает машину на трассе таким образом. Он предварительно на ней едет, отчего батарея с призматическими элементами перегревается. Поэтому контролирующая ее электроника не дает Nissan Leaf заряжаться быстрее — за полчаса добавляет только 50 км пробега вместо обещанных 140 км!

Илон Маск «не любит» олигополию, зато не против монополии — пока она принадлежит ему.

Chevrolet Bolt тут сильно лучше — у него хотя бы есть жидкостное охлаждение. Но и у него призматические большие элементы охладить хорошо не получается. Поэтому реально за 30 минут он заряжается только на 112 км пробега. И это вместо рекламируемых 144 км. Когда Jaguar I-PACE появится в свободной продаже, он тоже вряд ли подтвердит свои рекламируемые возможности по быстрой зарядке на трассе — у него такие же ошибки в архитектуре аккумуляторов, что и у остальных «теслакиллеров».

Хотя вышеприведенные цифры приведены по одному тестированию на ресурсе Evobsession, но остальные данные, включая блоги и форумы, еще хуже. Пользователи жалуются, что «скоростная зарядка» предлагает подождать пару часов уже при плюс 18 градусах по Цельсию. Сколько же покупатель «теслакиллера» будет заряжаться жарким днем? Вся эта некрасивая история с откровенно разочаровывающей скоростью перезарядки уже получила в соцсетях собственный хештег — #Rapidgate.

Когда обанкротится Tesla

Вышеописанные проблемы показывают, что на данный момент практически пригодных к дальним поездкам электромобилей, кроме Tesla, никто не производит. Основные страхи потребителей в отношении электромобилей относятся именно к дальним поездкам. Так что Leaf и Bolt, как скорее всего и I-PACE текущих версий, рискуют остаться нишевыми машинами для города.

Илон Маск «не любит» олигополию, зато не против монополии — пока она принадлежит ему. Он так успешно копал технологические «рвы» (батарейный, аэродинамические, «ров» из сети суперчарджеров), что конкуренты еще долго их не одолеют. И не факт, что к тому времени Tesla не выкопает новых. В ее случае «рвы» привели даже не к олигополии, а к фактической монополии на практичный электромобиль. Чтобы нарушить эту монополию, классическим автопроизводителям надо сдать в утиль созданные ими электромобили, отказаться от призматических батарей, собранных в одном месте, перейти к более мелким элементам, «размазанным» по днищу машин.

Но в платформы уже вложены большие деньги, возьмут ли производители на себя смелость сказать руководству: «Вы знаете, наш традиционный подход к компоновке авто сделал эти платформы неконкурентоспособными. Давайте просто забудем о них и о том, сколько они нам стоили, начнем с чистого листа».

По-видимому, такая ситуация в ближайшие годы не позволит появиться реальным конкурентам машинам Маска как минимум в сегменте Model 3 и Model Y.

Между тем во время звонка по итогам второго финквартала 2018 года основатель Tesla заявил, что компания разрабатывает свои чипы Hardware 3 для управления беспилотными машинами. Это пробивает брешь в монополии nVidia на чипы. Пожалуй, Маск и самому Баффету может рассказать, как именно надо копать «рвы» в высокотехнологичном секторе.

США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 августа 2018 > № 2698776 Илон Маск


Финляндия > Авиапром, автопром. Транспорт. Электроэнергетика > yle.fi, 4 августа 2018 > № 2694223

В столичном аэропорту Малми вместо привычного рева мотора на взлете слышно скромное гудение. Это исторический момент для финской авиации: в небо взмывает первый в Финляндии электрический самолет.

– Это первый шаг в будущее для самого экологичного вида транспорта в Финляндии, – радуется председатель общества любителей электросамолетов Янне Васама.

В обществе уверены, что в будущем авиационные электромоторы серьезно сократят вредные выборы в атмосферу и оживят воздушное сообщение с небольшими финскими аэропортами.

– Из Лаппеенранты в Турку или Ювяскюля, или из Куопио в Тампере – такие рейсы вернутся. Электросамолеты станут тому причиной по причинам экологичности и экономической выгоды. Две крупнейших статьи расхода самолета – это топливо и техобслуживание. Для электросамолетов эти расходы составляют десятую часть от обычного, – объясняет Васама.

Компания Finavia, которой принадлежит большиснтво аэровокзалов Финляндии, более осторожна в своих оценках, но и там верят в будущее электросамолетов.

– У нас уже сейчас имеется обширная маршрутная сеть. Но электросамолеты наверняка создадут новые возможности прежде всего для коротких перелетов в несколько сот километров. Это может быть вполне конкурентоспособный вариант, – говорит генеральный директор Finavia Киммо Мяки. – В следующем десятилетии мы наверняка увидим коммерческие варианты использования электро- и гибридных технологий.

Пока, правда, технологии не достигли необходимого для коммерциализации уровня. Поднявшаяся в воздух модель с трудом доберется даже до Тампере.

– Аккумуляторы уже такого качества, что можно создать работающий самолет. однако время в полете будет ограничено. На этой модели это максимум час, – поясняет летчик-испытатель Юсси Фриск, управлявший электросамолетом во время его первого полета.

Финляндия > Авиапром, автопром. Транспорт. Электроэнергетика > yle.fi, 4 августа 2018 > № 2694223


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698795 Михаил Андронов

Накопить на солнце. Как потребители станут хозяевами электроэнергии

Михаил Андронов

Президент компании «РУСЭНЕРГОСБЫТ»

Накопители позволят смещать процесс потребления, запасаясь электричеством ночью по более выгодной цене. Также именно использование накопителей позволит снизить зависимость возобновляемых источников энергии, использующихся в мире не одно десятилетие, от солнечных и ветреных дней и сделать альтернативную энергию доступной и стабильной

Что думают большинство людей, когда слышат слово «электроэнергия»? Счетчики, счета, ТЭС, трубы, загрязнение воздуха. Возможно, многим вспомнятся ветряки, ГЭС и т.п. Но что если представить на секунду мир, где энергия не просто доступна и чиста, но ею еще и можно управлять? 10 лет назад это было фантастикой, а сегодня отрасль стремительно развивается именно в этом направлении.

Электричество всегда отличалось от других товаров. Им нельзя было запастись впрок — производство и потребление происходили одномоментно. Так, не существовало возможности взять и, например, унести домой несколько МВтч. Спрос на электроэнергию не эластичен — он не зависит от предложения на рынке — отсюда и ажиотаж в дневной период, и избыток в ночные часы.

Накопители позволят смещать процесс потребления, запасаясь электричеством ночью по более выгодной цене. Также, именно применение накопителей позволит снизить зависимость возобновляемых источников энергии, использующихся в мире не одно десятилетие, от солнечных и ветреных дней и сделать альтернативную энергию доступной и стабильной.

Как это работает?

Накопитель энергии — это, по сути, большой аккумулятор, подобный тем, что устанавливают в автомобили. Другой аналог — бесперебойные источники питания, которые позволяют сотрудникам компаний в случае отключения электричества завершить важную работу, используя накопленную энергию. Промышленные накопители работают в гораздо более крупном масштабе.

Проведем параллель с повседневной жизнью. Накопители действуют по принципу складов продукции, с которых в магазины доставляют самые востребованные в какой-то момент товары. Аналогичным образом накопительные станции хранят энергию, и поставляют её в сеть в периоды наибольшего спроса.

Как это помогает?

Такие решения снижают нагрузку на сеть, сглаживают пики потребления и позволяют при существующих мощностях обслуживать больше потребителей. Помимо этого, накопители решают одну из главных проблем возобновляемой энергетики. Солнечные и ветряные электростанции напрямую зависят от погодных условий. Нет ветра / облачная погода — нет энергии. С накопителями периоды «затишья» постепенно уйдут в прошлое, а значит, даже когда мир полностью откажется от ископаемых источников энергии, как уже планирует сделать ряд стран ЕС, рядовому потребителю больше не нужно будет бояться пасмурных и безветренных дней.

Самый яркий пример такого эффекта — комплекс Hornsdale на юге Австралии, включающий в себя ветряную электростанцию мощностью 300 МВт/ч, и накопительную станцию, или, как ее называют сами владельцы, «самый большой в мире литий-ионный аккумулятор» на 129 МВт/ч. В случае необходимости накопительная станция способна самостоятельно обеспечивать энергией до 30 000 жилых домов.

Кроме того, изменится и потребитель. По мере распространения и удешевления накопителей, большее развитие получит распределенная генерация, при которой потребитель устанавливает солнечную панель и накопитель непосредственно у себя дома. Подобные решения уже широко применяются в ряде стран, например в Японии.

Такая модель снижает зависимость потребителя от централизованных энергосетей и превращает его из простого пользователя еще и в производителя, или prosumer’а, который сможет не только покупать энергию, но и продавать ее обратно в сеть, получая деньги за свои киловатты.

Как это развивается и почему не применялось раньше?

Широкое распространение накопители получают по мере снижения стоимости литий-ионных аккумуляторов. За последние несколько лет цена упала на 40%. Проще говоря, использовать системы хранения энергии стало выгодно. В США уже начали появляться накопители для разных областей применения, например Powerwall от Tesla, хорошо зарекомендовавшие себя во время ликвидации последствий урагана в Пуэрто-Рико в 2017 году. Свои решения также представили корейская LG, немецкая Sonnen, американская Pika и др. Китай, известный крупными инвестициями в возобновляемую энергетику, также вкладывает в технологию крупные средства в рамках государственной программы помощи малоимущим.

В России о применении накопителей в основной деятельности пока задумываются только самые передовые компании. Всерьез начала внедрение этих решений только РЖД, подписав на ПМЭФ-2018 соглашение о сотрудничестве с итальянским концерном ENEL, мировым лидером в «зеленой» энергетике. Ранее компания использовала подобные системы для рекуперации энергии, например при торможении поездов, однако сейчас она изучает варианты внедрения накопителей по всей инфраструктуре железнодорожной сети для того, чтобы снять ограничения по пропускной способности, выровнять график потребления, сократить интервалы движения поездов и т.п. В случае успешного применения накопителей на железных дорогах, распространение технологии в другие секторы и отрасли не заставит себя долго ждать.

Например, в отдаленных регионах России, где нет централизованного энергоснабжения, в большинстве мест используются дизельные электростанции. За счет высоких транспортных затрат, цена на электроэнергию составляет 40-45 рублей за кВт/ч. При дальнейшем снижении стоимости аккумуляторов, применение накопителей в связке с ветряными и солнечными установками имеет перспективы и может существенно снизить плату за электричество в будущем.

Конечно, время, когда каждый владелец электромобиля и домашнего накопителя сможет продавать излишек энергии из своих агрегатов в сеть, наступит не сразу. Однако уже сейчас очевидно, в каком направлении индустрия будет развиваться. Накопители, а вместе с ними и оборудование для генерации энергии, неизбежно будут становиться все более доступными, а значит, все больше людей смогут позволить себе «отключиться» от сетей и стать хозяевами своей энергии.

Возобновляемые источники, умные сети, промышленные накопители — эксперты видят энергетику будущего именно в этих новых решениях. У человечества есть технологии и оборудование, осталось лишь внедрить их в инфраструктуру и наблюдать за тем, как меняется повседневная жизнь людей.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 3 августа 2018 > № 2698795 Михаил Андронов


Казахстан > Агропром. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691527

Свыше 100 фермерских хозяйств закупили солнечные энергогенераторы в ЗКО

80% от стоимости оборудования возвращается государством

За покупку «зелёных» источников энергии они получили с начала 2018 года субсидии от государства в размере 281 млн тенге, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на «Уральскую неделю».

В областном управлении сельского хозяйства сообщили, что наибольшее количество солнечных генераторов установили крестьянские хозяйства в Акжайыкском, Бокейординском и Жанибекском районах. Часть из солнечных батарей увезли в свои хозяйства фермеры из Бурлинского, Жангалинского, Зелёновского, Казталовского, Каратобинского, Срымского и Таскалинского районов.

Как пояснил заместитель управления сельского хозяйства по ЗКО Денис Умашев, солнечные электрогенераторы фермеры приобретают для установки на чабанских точках для обеспечения водой своих животноводческих хозяйств. Однако мощности оборудования — от 2 кВт и выше — хватает не только для подключения насосов для подъёма воды из-под земли, но и для обеспечения электричеством всей чабанской точки.

Фермер из Бокейординского района Саян Баетов занимается разведением лошадей. Этой весной он поставил в своём хозяйстве солнечный электрогенератор мощностью 3 кВт.

«Оборудование установил в апреле, и с тех пор больше ни разу не пришлось включать бензиновый генератор. Купил холодильник в дом, воду качаем электронасосом, свет в доме круглые сутки, я доволен. Солнца у нас в степи вдоволь, оборудование один раз поставил и только раз в месяц надо чистить его от пыли», — рассказывает он.

На приобретение солнечных панелей, контроллеров и инвертора фермер потратил 1,2 млн тенге. Один миллион ему вернуло государство.

«Сейчас заявка оформляется через ЦОН, там проверяется правильность оформления документов, и дальше идешь в управление сельского хозяйства. На все это уходит 1,5−2 месяца», — поведал Саян Баетов.

По информации управления сельского хозяйства области, на сегодняшний день 235 крестьянских хозяйств в ЗКО используют «зелёные» источники электроэнергии. Стоимость одного солнечного генератора составляет от 900 тысяч до 3 млн тенге. Государство возвращает фермеру 80% от стоимости покупки оборудования, если он приобретает его для ведения сельского хозяйства.

Казахстан > Агропром. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 2 августа 2018 > № 2691527


Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691250

На днях в Пекине начала работать платформа государственного мониторинга за автомобилями на новых источниках энергии и утилизацией их аккумуляторных батарей.

На сегодняшний день в Китае было произведено уже свыше 2,1 млн автомобилей на новых источниках энергии. Китай также является крупнейшим в мире производителем и потребителем аккумуляторных батарей /АКБ/ для электромобилей. В связи с этим все более актуальным становится вопрос утилизации АКБ.

По оценкам, после 2020 года постепенно начнет массово заканчиваться срок службы находящихся сейчас в эксплуатации АКБ. Если их не утилизировать должным образом, то это не только повлияет на окружающую среду, но и приведет к растрате ресурсов.

"Отслеживание АКБ на протяжении всего жизненного цикла - это важная мера для продвижения утилизации и повторного использования АКБ", - заявил замминистра промышленности и информатизации Китая Синь Гобинь на церемонии запуска платформы.

По его словам, министерство продолжит прикладывать активные усилия и оказывать поддержку в данном направлении.

Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 2 августа 2018 > № 2691250


Россия. Иран > Электроэнергетика > ria.ru, 31 июля 2018 > № 2693557

"Силовые машины" выиграли конкурс ООО "ИК "Технопромэкспорт" на поставку паровых турбин для строящейся ТЭС "Сирик" в Иране, говорится в материалах закупки.

"Силовые машины" по условиям конкурса поставят четыре комплекта паротурбинных установок, вспомогательное оборудование и запчасти к ним на 73 месяца эксплуатации. Также компания предоставит услуги инжиниринга, шеф-надзора за монтажом и пуско-наладкой турбин, обучения персонала.

Начальная, она же максимальная цена договора составляла 203,4 миллиона евро. "Силовые машины" победили в конкурсе с заявкой в 171,7 миллиона евро.

В середине декабря 2016 года российская компания "Технопромэкспорт" и Холдинговая компания по производству электроэнергии на теплостанциях Ирана подписали соглашение о строительстве теплоэлектростанции "Сирик" в Иране, предусматривающее финансирование со стороны России в 1,2 миллиарда евро. В феврале 2017 года Россия и Иран приступили к строительству ТЭС мощностью 1,4 ГВт в городе Бендер-Аббасе на юге Ирана. Предполагается, что строительство займет около четырех с половиной лет.

ООО "ИК "Технопромэкспорт" специализируется на инжиниринге в электроэнергетике. Согласно единому государственному реестру юридических лиц, компания на 35% принадлежит госкорпорации "Ростех" и на 65% — президенту футбольного клуба ЦСКА Евгению Гинеру.

Россия. Иран > Электроэнергетика > ria.ru, 31 июля 2018 > № 2693557


Япония. Китай > Транспорт. Электроэнергетика > nhk.or.jp, 30 июля 2018 > № 2688354

Сменные батареи позволят экономить время владельцам электрических транспортных средств

Владельцам электрических транспортных средств предлагается вариант, позволяющий экономить время путем замены использованных батарей на полностью заряженные.

Японская автомобилестроительная компания Nissan два года назад приступила к реализации в Китае электрических транспортных средств со сменными батареями. Для этого она сформировала партнерство с одной из местных компаний, управляющей сетью станций по замене батарей.

Компания Honda и фирма-производитель электроники Panasonic совместно разработали сменную батарею для мотоциклов. В декабре они планируют запустить в Индонезии несколько десятков станций по замене батарей для того, чтобы убедиться в реализуемости этой модели.

Компания Toyota также рассматривает вопрос внедрения такой технологии.

Япония. Китай > Транспорт. Электроэнергетика > nhk.or.jp, 30 июля 2018 > № 2688354


Россия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 27 июля 2018 > № 2687590

Россия: Будущее «зеленой» энергетики поставлено под сомнение

Пока в мире наращивают мощности возобновляемых источников энергии, российские власти решают, продолжать ли ее поддержку.

Алина Мусина, EurasiaNet, США

Пока в мире наращивают мощности возобновляемых источников энергии, российские власти решают, продолжать ли ее поддержку. Эта неопределенность беспокоит участников рынка, которым в случае отмены соответствующей госпрограммы придется плохо.

Нерешительность российских властей вызвана появлением возможного избытка мощностей в электроэнергетике, при котором, по их словам, солнечные панели или ветряные мельницы окажутся не нужны.

В отличие от других стран, где альтернативная энергетика направлена на снижение негативного влияния на природу, Россия хочет развивать производства для завоевания мирового рынка оборудования «зеленой» энергетики. Правда, особых успехов на этом поприще пока достичь не удалось, и перспективы туманны: многие европейские компании, пошедшие по аналогичному пути, уже закрылись из-за невозможности выиграть конкуренцию с Китаем в этом вопросе.

Место России в мировой «зеленой» энергетике

Рекордный рост мощностей возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мире зафиксировали в 2017 году специалисты международной ассоциации REN21, которая была создана для изучения такой энергетики. Суммарная мощность «зеленых» электростанций увеличилась почти на 9% (на 178 ГВт) по сравнению с 2016 годом, говорится в отчете организации. Наибольший прирост обеспечили новые солнечные электростанции (55%), мощность которых превысила появившиеся в этом году атомные энергетические объекты, а также объекты, работающие на традиционных источниках энергии.

На фоне общемировых цифр вклад России более чем скромный. По данным Минэнерго, в 2017 году введено в эксплуатацию 100 МВт солнечных электростанций, а также первый крупный ветропарк в Ульяновской области мощностью 35 МВт. В общем объеме генерации альтернативная энергетика в России занимает 0,23% (1 ГВт).

Для сравнения: мощность альтернативной энергетики в мире достигла 2195 ГВт (26,5% мировой электроэнергии).

При этом эксперты REN21 обращают внимание, что развитие такой энергетики напрямую зависит от политической воли. Но для властей России это не является первостепенной задачей в сфере энергетики.

«Мы не гонимся за объемом мощности, это не является основной задачей в России, — заявил в июне 2018 года первый замглавы Минэнерго Алексей Текслер. — И понятно почему: у нас есть традиционные источники энергии, они пока более дешевые и для наших потребителей являются более эффективными».

Как началось развитие «зеленой» энергетики

Альтернативная энергетика в России должна была получить стимул к развитию благодаря господдержке. В 2009 году правительство утвердило соответствующую программу до 2020 года (впоследствии ее продлили до 2024 года). Для привлечения инвесторов в энергетику (не только в «альтернативную») разработали механизм, который позволяет инвесторам окупать расходы за счет повышения стоимости своих услуг (максимум на 10%) в течение 15 лет. То есть фактически господдержка заключается в финансировании таких проектов из кармана потребителей.

Первые современные солнечные и ветровые электростанции появились только в 2015 году, а в следующие два года на рынок возобновляемых источников энергии вышли крупные, в том числе иностранные инвесторы. В 2018 году даже возникла конкуренция на рынке таких электростанций. На конкурсе по отбору проектов для оптового рынка электроэнергии объем заявок по ветровым станциям в 2,5 раза превышал квоту (при лимите в 830 МВт было подано заявок на 2,2 ГВт), по солнцу — в 3,5 раза (554 МВт против 150 МВт).

Кто развивает альтернативную энергетику

Основной игрок на российском рынке солнечной энергетики — компания «Хевел», совместное предприятие Реновы и Роснано, которое занимается производством и установкой солнечных электростанций. Судя по ее сайту, в России у компании около 16 крупных станций, которые поставляют электроэнергию в общую сеть или питают крупные объекты (как, например, нефтеперерабатывающий завод Лукойла в Волгограде).

В мае 2018 года компания заявила о планах строительства в Калмыкии солнечной электростанции мощностью 75 МВт. Для выполнения обязательств по локализации производства в 2017 году «Хевел» провела модернизацию завода солнечных модулей в Чувашии, вдвое увеличив его мощность (до 160 МВт). В 2019 году компания планирует начать выпуск двухсторонних солнечных модулей.

Второй крупный игрок на рынке солнечной энергетики — ООО «Солар Системс» (дочерняя фирма китайской Amur Sirius). В сентябре 2017 года она запустила первую солнечную станцию на 15 МВт в Астраханской области, в мае 2018 года — вторую. До 2020 года компания планирует построить 17 солнечных парков общей мощностью 335 МВт в Астраханской и Волгоградской областях, Ставропольском крае, и республиках Калмыкия и Башкортостан. Суммарный объем инвестиций во все ее проекты — 44 млрд рублей.

Для локализации производства кремниевых слитков и пластин, используемых в солнечных модулях, в 2016 году компания построила завод «Солар Кремниевые технологии» в Московской области.

На рынке ветроэнергетики три крупных игрока — Росатом, финская компания Фортум и итальянская Энел. В 2017 году Фортум и Роснано учредили Фонд развития ветроэнергетики, который сразу получил право на строительство ветряных электростанций на 1 ГВт в семи регионах России. В январе 2018 года Фортум и Роснано запустили в Ульяновской области первый в стране подключенный к оптовому рынку ветропарк мощностью 35 МВт. Поставщиком оборудования стала датская фирма Вестас, которую также привлекли к локализации производства оборудования для ветроэнергетики.

Предпринимаются значительные усилия по локализации производства комплектующих для ветроэнергетических установок.

В ноябре 2017 года компания Новавинд (дочернее предприятие Росатома) и голландский производитель ветроустановок Лагервэй создали совместное предприятие «Ред винд». Компания отвечает за поставки ветроустановок «под ключ» и послепродажную поддержку, а также займется реализацией программы локализации производства. Другая «дочка» Росатома — «ВетроОГК» — занимается строительством ветропарков. Как сообщает пресс-служба губернатора Ставропольского края, ВетроОГК планирует построить в регионе четыре ветропарка суммарной мощностью 260 МВт за 26 миллиардов рублей.

Наконец, в феврале 2018 года дочерняя фирма итальянской Энел, «Энел Россия», подписала соглашение о строительстве ветропарка мощностью 90 МВт в Ростовской области. Инвестиции в проект составят 132 млн евро. Поставкой оборудования, а затем и локализацией производства для будущего ветропарка займется международный концерн Siemens Gamesa. Ввод ветропарка в эксплуатацию запланирован в 2020 году.

Кроме этого, компания «Энел Россия» хочет реализовать в Ставропольском крае проекты в сфере ветроэнергетики на 300 МВт. Соглашение об этом подписано с властями региона в мае 2018 года.

Что тормозит развитие «зеленой» энергетики

Участников рынка возобновляемых источников энергии волнует дальнейшая судьба программы господдержки, которая заканчивается в 2024 году. Правительство еще не определилось с дальнейшим курсом. «Энергетика — высокоинерционная отрасль, поэтому сегодня всех волнует, что будет за горизонтом 2024 года. Ошибка при определении его [механизма поддержки] объема на период 2025-2035 годов может подорвать все полученные результаты», — написал на своей странице в фейсбуке глава Роснано Анатолий Чубайс.

Причины, по которым власти затягивают решение о продлении программы, определил первый замглавы Минэнерго Алексей Текслер в июне 2018 года. Он заявил, что ведомство планирует продолжить программу, сейчас обсуждается ее объем и размеры. Однако, по его мнению, основная проблема заключается в снижении динамики электропотребления в стране. При базовом сценарии оно будет расти всего на 0,5% в год вместо прогнозируемых ранее 3-4%. В таких условиях может возникнуть избыток мощностей.

«Мы построили современные генерации, при этом у нас за [более] 20 ГВт невостребованных энергомощностей. Самый важный вопрос — кто за это заплатит», — добавил Текслер.

Компенсации инвесторам в сфере ветряной энергетики платит не государство, а потребители электроэнергии, в частности крупные промышленные предприятия, за счет повышенных тарифов.

«То есть крупные участники рынка должны сбрасываться на развитие возобновляемой энергетики в России. Данный механизм скорее похож на кнут, чем на пряник, и не приводит к органическому рыночному развитию альтернативной энергетики», — сообщил Илья Завалеев, директор компании HPBS, которая занимается консалтингом в сфере «зеленых» проектов и энергоэффективности.

Следует отметить, что власти России поддерживают альтернативную энергетику не по той же причине, по которой это происходит в других странах. В большинстве развитых государств это связано с желанием снизить негативное влияние на окружающую среду, в то время как в России главная цель — создать технологическую и производственную базу, которая будет конкурировать на мировом рынке энергетического оборудования. Этим, видимо, объясняется и введения жестких требований к локализации оборудования, и штрафные санкции за нарушение этого обязательства.

«Важно, чтобы российские солнечные панели и ветростанции стали экспортным продуктом и были востребованы в мире как лучшие образцы», — заявил Текслер.

Однако эти цели могут оказаться несколько оптимистичными.

В связи с таким курсом российских властей следует указать на банкротство немецкой компании Соларуорд — последнего в Германии крупного производителя солнечных батарей, который, как и многие другие европейские компании, не выдержал конкуренции с китайскими производителями.

Кроме того, по расчетам Роснано, даже если государство продлит программу поддержки до 2035 года, доля «зеленой» генерации в России достигнет скоромных 5%. А если сроки действия программы будут сокращены, это приведет к цепочке банкротств компаний, работающих в сфере альтернативной энергии. За этим может последовать обвал всего сектора с последующей утерей научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, что не только поставит крест на планах по налаживанию масштабного экспорта, но приведет к полному переходу на импорт оборудования, заявили в компании.

Россия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 27 июля 2018 > № 2687590


Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 26 июля 2018 > № 2687823

Средний уровень цен на аккумуляторы для автомобилей на новых энергоносителях в Китае в 2017 году составил 1,45 юаней /около 0,22 доллара США/ за каждый ватт-час, снизившись на 25 проц. по сравнению с 2016 годом. Об этом говорится в ежегодном отраслевом отчете.

Согласно данным отчета, в 2017 году в стране было выпущено 819 тыс. и продано 777 тыс. автомобилей на новых энергоносителях. На таких транспортных средствах были установлены аккумуляторы общей мощностью 37,35 млрд Вт-ч.

Модернизация производственной цепи и стимулирование импортозамещения привели к снижению стоимости таких аккумуляторов, отмечается в отчете.

Нужно снизить стоимость энергоисточников для электромобилей до такого уровня, что и для традиционных топливных автомобилей, чтобы сделать электромобили конкурентоспособными по цене, отмечается в отчете. Согласно прогнозу отчета, цена на тяговый аккумулятор может быть снижена до уровня 0,6-0,7 юаня/Вт-ч.

Власти Китая начали субсидировать "зеленые" автомобили в 2010 году по критериям: до 50 тыс. юаней для каждого автомобиля на гибридных энергоисточниках и 60 тыс. юаней для электромобилей, работающих исключительно на чистых источниках. Однако с 2014 года объем таких субсидий постепенно сокращался.

Согласно новой политике Минфина КНР, с 12 июня 2018 года электрокары с дальностью хода на одном заряде ниже 150 км не будут субсидированы, с дальностью хода от 150 до 300 км будут субсидироваться минимально, а выше 300 км будут субсидироваться в большом размере.

Китайское правительство рассчитывает, что годовой объем производства автомобилей на новых энергоносителях повысится до 2 млн единиц к 2020 году, а продажи таких автомобилей достигнут 20 проц. от общего авторынка страны к 2025 году.

В отчете также указывается, что произошло улучшение системы утилизации аккумуляторов для электромобилей в Китае. Ожидается, что в 2019 году в стране будет утилизировано 111,4 тыс. тонны таких аккумуляторов.

Китай > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Транспорт > russian.china.org.cn, 26 июля 2018 > № 2687823


Иран. США > Электроэнергетика. Химпром. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678530

Иран построил завод по производству роторов для центрифуг по обогащению урана.

Иран завершил строительство завода по производству роторов для центрифуг, что позволит достичь уровня обогащения урана, достаточного для военных целей.

Об этом заявил руководитель Организации по атомной энергии А. Салехи.

Тезисы А. Салехи:

- 4 июня 2018 г Иран частично запустил этот завод. Тогда было объявлено, что завод будет достроен через месяц и сейчас эта задача полностью выполнена

- Иран занимался строительством этого завода, пока велись переговоры по ядерной сделке, однако не вводил его в эксплуатацию.

- мощностей завода достаточно для того, чтобы приступить к производству 60 центрифуг IR-6/сутки.

- в этом случае Иран выйдет на уровень обогащения урана в 600 ЕРР в сутки, то есть 18 тыс ЕРР в месяц или 180 тыс ЕРР за 10 месяцев. Таким образом республика вплотную приблизится к искомым 190 тыс ЕРР.

ЕРР - единица работы по разделению изотопов, это показатель эффективности центрифуг для обогащения ядерных материалов.

Уровень в 190 тыс ЕРР достаточен для производства обогащенного ядерного топлива, в т.ч для военных целей.

Ранее руководитель и духовный лидер Ирана аятолла А. Хаменеи дал указание Организации по атомной энергии страны начать подготовку к расширению масштабов обогащения урана до уровня 190 тыс ЕРР на случай отмены международного соглашения по иранской ядерной программе.

Напомним, что 8 мая 2018 г президент США Д. Трамп вывел США из ядерной сделки с Ираном.

Он также обещал ввести в отношении Тегерана самые масштабные в истории санкции.

Как позднее пояснили в Госдепе, 1я часть ограничений будет введена 6 августа 2018 г и охватит автомобилестроительный сектор Ирана и торговлю золотом.

Оставшиеся санкции вступят в силу 4 ноября 2018 г и затронут энергетический сектор Ирана.

При этом в США открыто заявляют, что нацелены до 0 сократить доходы Ирана от продажи нефти.

Энергетическая отрасль Ирана уже довольно серьезно пострадала от американских санкций.

Крупные проекты в Исламской республике уже покинули такие гиганты как Total, OMV, Maersk, General Electric и ЛУКОЙЛ.

Однако выкупить долю Total в Южном Парсе готова предприимчивая CNPC.

Иран. США > Электроэнергетика. Химпром. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678530


США. Япония. РФ > Электроэнергетика. Экология > forbes.ru, 19 июля 2018 > № 2678466

Химера Амстердама: в чем проблема возобновляемых источников энергии

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Солнечные батареи считаются источниками «зеленой» энергии. Однако на темное время для запасания энергии они используют аккумуляторы, содержащие литий и кобальт, которые до сих пор не умеют безотходно перерабатывать

Стадион Johan Cruijff ArenA в Амстердаме оборудовали солнечными батареями и аккумуляторами для накопления энергии. Система способна накопить столько энергии, чтобы полностью обеспечить питание стадиона ArenA в течение одного часа во время масштабных мероприятий, то есть, когда потребление энергии достигает максимума, распределяясь на свет, звук, системы обеспечения безопасности и так далее. В обычном режиме — и того дольше.

Вторая жизнь аккумуляторов

Это не просто очередной проект с применением солнечных батарей, а эксперимент нескольких крупных международных компаний. Идея проста. В электромобилях аккумуляторы имеют значительную емкость и когда их характеристики падают, их еще можно использовать для других целей. В данном случае используются элементы из аккумуляторов электромобиля Nissan Leaf, которые подлежат замене по достижении пробега в 160 000 км или по факту снижения емкости на 20%. Инженеры решили, что после этого они еще отлично подойдут для запасания энергии в менее жестких условиях.

Американская машиностроительная корпорация Eaton, производящая автокомплектующие и компоненты для авиационной промышленности, разработала саму систему сохранения энергии — ESS (Energy Storage System). Nissan предоставила новые и отслужившие свой срок элементы аккумуляторов электромобилей и свою технологию хранения энергии xStorage. Немецкая The Mobility House предоставила интеллектуальное программное обеспечение для управления зарядом и разрядом этих батарей, а нидерландская строительная компания BAM спроектировала помещение для батарей и интегрировала ESS в уже существующую энергосеть стадиона.

Построенная компаниями система обеспечивает накопление и использование стадионом солнечной энергией. Ключевой элемент ESS — установленная на крыше система солнечных батарей, состоящая из 4200 фотоэлектрических модулей, номинальная мощность которых — 3 МВт. Для хранения энергии используется 590 батарей ESS, в которых использованы «пальчиковые» элементы из 148 аккумуляторов электромобилей Nissan Leaf. Общая емкость системы 2,8 МВт*ч, что хватило бы для зарядки 500 000 iPhone.

Весь проект рассчитан на 10 лет — таков срок службы аккумуляторов Nissan. Планируется, что за все это время удастся сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 117 000 т. Во сколько проект обошелся Амстердаму — неизвестно, но вице-мэр заявил, что за эти 10 лет город рассчитывает окупить затраты.

Обратная сторона солнечной энергетики

У Nissan пока нет ответа на вопрос, что делать с этими аккумуляторами дальше. По словам представителей компании, разработка технологии дальнейшей утилизации и/или применения данных батарей находится в стадии активной разработки. Но это ключевой вопрос всей «зеленой» энергетики: мы можем улучшить экологию с помощью внедрения солнечных батарей, однако в основе этих батарей будут литий и кобальт.

Эти металлы содержатся и в организме человека, и в природе, но в микродозах. А вот их добыча и последующая переработка на сегодняшний день порождают серьезные проблемы, они способны отравить большие территории.

Литий — наиболее легкий метал, третий элемент таблицы Менделеева, используемый в производстве всех аккумуляторных батарей для современных мобильных телефонов, портативных компьютеров и электромобилей. При неправильной эксплуатации литий, содержащийся в аккумуляторах, может попасть в атмосферу, а также самопроизвольно вступать в реакции с кислородом в воздухе и воспламеняться.

Во всем мире применяются разные технологии по их переработке, в том числе с получением вторичных материалов. Одним из технологических этапов является криогенная обработка для снятия остаточного заряда, который может сохраниться в батарее, рассказал Forbes президент ГК Корпорация «ГазЭнергоСтрой» Сергей Чернин. После этого использованные батареи помещают в специальные мельницы, там их дробят и выделяют металлы (алюминий, медь и сталь), из которых они состоят. Затем из камер батарей извлекают литий путем помещения их в ванны с едкими соединениями, растворяющими соли лития, которые отфильтровывают и используют в производстве карбоната лития (применяется в пиротехнике, производстве стекол и пластмасс). А оставшиеся побочные продукты могут применяться для восстановления кобальта, входящего в состав электродов.

Стоимость переработки литиевых аккумуляторов в России, по данным «ГазЭнергоСтрой», составляет от 600 до 2000 рублей за килограмм. Но существующие способы пока не получили широкого распространения, в том числе из-за технологических особенностей, а также в связи с отсутствием массового спроса на данные услуги и формированием партий отходов, приемлемых для промышленной переработки.

Однако вопрос переработки с последующим использованием лития стоит довольно остро: если в 2011 году, по данным Геологической службы США (USGS), на источники тока расходовалось 27% добытого лития (при этом на первом месте было производство керамики и стекла — 29%), то в 2017 году на производство батарей и аккумуляторов ушло уже 46% всего металла. С ростом индустрии электромобилей эти показатели продолжат расти. По подсчетам USGS, в 2017 году в мире добыли 43 000 т лития из 53 млн т мировых запасов.

Вторая проблема — кобальт. Проректор по исследованиям «Сколтеха», директор Центра электрохимического хранения энергии профессор Кит Стивенсон в беседе с Forbes отметил, что возможно это еще более важный материал для возобновляемой энергетики, хотя обычно все обращают внимание только на литий. Кобальта на планете меньше — около 7 млн т, а добывать его сложнее: он почти не разрабатывается в чистом виде, а все месторождения содержат его в виде примесей к меди, никелю, мышьяку или серебру. На сегодняшний день 63% этого металла добываются в Демократической Республике Конго, где на приисках работают в основном дети, что создает этические проблемы для потребителей аккумуляторов.

По данным Международного энергетического агентства, к 2040 году число электромобилей в мире вырастет примерно до 40 млн. Если учитывать, что на один аккумулятор для электромобиля уходит около 20 кг кобальта, то лишь на эту сферу уйдет 800 000 т металла. Сколько будет произведено к этому времени смартфонов и другой вычислительной техники, даже приблизительно трудно предсказать.

Стивенсон отметил, что только за последний год кобальт подорожал в 2,5 раза: цена выросла с $33 200 за тонну до $75 000. Крупнейшая в мире компания по добыче кобальта — швейцарская Glencore. Она добывает в год примерно столько же, сколько все независимые горняки, китайские компании, такие как China Molybdenum и Zhejiang Huayou, а также другие небольшие производители — около 30 000 т в год.

Однако, даже Glencore продает добытый металл китайским компаниям, которые, в свою очередь, перепродают его технологическим гигантам в виде аккумуляторов. Благодаря высокому спросу на аккумуляторы такого типа, Китай сумел установить контроль над мировым кобальтовым и литиевым рынками.

Альтернативы

В дальнейшем ситуация может только усугубиться, причем не только в экологическом, но и в экономическом плане. Поэтому ученые во всем мире пытаются предложить альтернативу. Есть как безаккумуляторные способы запасания энергии. Например, подъем мешков с землей или закачка воды и получение энергии при последующем высвобождении их запасенной потенциальной энергии. Или новые виды аккумуляторов, но они еще в процессе разработки, и большинство из них также использует литий.

Одной из «зеленых» альтернатив аккумуляторам служат водородные двигатели. Использовав энергию солнца для разделения воды на кислород и водород, потом можно сжечь последний и вернуть затраченную энергию, а в качестве выхлопов будет только вода. Однако, пока это слишком затратный и недостаточно эффективный способ.

В настоящее время альтернативой могут служить кислотные и щелочные аккумуляторы, однако они нетехнологичны и еще менее экологичны: обладают существенно меньшим ресурсом и плотностью энергии, а значит большими габаритами и весом. Некоторые типы нелитиевых аккумуляторов негерметичны и требуют обслуживания или обладают длительным временем зарядки, требуют специального оборудования для аккумуляторных помещений. Такие батареи имеют в несколько раз меньший срок службы и при этом часто содержат в своем составе тяжелые металлы (к которым относится и кобальт). Еще одним элементом аккумуляторов будущего может стать никель: его больше (мировые запасы оцениваются в 300 млн т), и он (пока) дешевле ($12 600 за тонну).

Создатели «Амстердам-Арены» рассчитывают, что когда аккумуляторы из системы хранения энергии отработают 10 лет, то к тому времени появятся более простые и безопасные технологии утилизации. Будет ли это возможность «перезарядки» этих аккумуляторов или многократное использование входящих в их состав металлов, пока спрогнозировать сложно. Но стоит ожидать, что массовое распространение изделий с литиевыми источниками тока породит на рынке проекты по их эффективной переработке или экономически более выгодные системы хранения энергии.

США. Япония. РФ > Электроэнергетика. Экология > forbes.ru, 19 июля 2018 > № 2678466


Россия > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2678308

Ростехнадзор предлагает переносить трубопроводы, находящиеся в густонаселенных районах.

Ростехнадзор представил правительству РФ предложения по перебазированию промышленных объектов, угрожающих жизнедеятельности человека.

Об этом 18 июля 2018 г сообщил глава Ростехнадзора А. Алешин.

Речь идет о перебазировании линейных объектов - электросетей и трубопроводов, которые строились за пределами населенных пунктов 40-50 лет назад.

С тех пор города и поселки стали разрастаться и многие такие объекты требуется перебазировать.

С технической точки зрения такое перебазирование серьезных проблем не представляет.

Вопрос в финансовых возможностях организации, которая будет этим заниматься за счет собственных средств.

Также глава А. Алешин уточнил, что Ростехнадзор не дает указаний по перебазированию объектов компаниям.

Решение, скорее всего, будет приниматься на уровне правительства.

Эти моменты будут учитываться в комплексном плане развития территории, отметил А. Алешин.

Они будут согласовываться с компаниями, которым нужно будет принимать решение.

В т.ч будет решаться вопрос, за счет каких средств, как и в какие сроки эти объекты перебазировать.

В начале мая 2018 г президент РФ В. Путин утвердил основы госполитики в области промбезопасности на период до 2025 г и дальнейшую перспективу.

Приоритетными направлениями, в частности, названы совершенствование нормативно-правого регулирования и госуправления в области в промбезопасности, разработка и внедрение единых критериев оценки рисков аварий на промышленных объектах и категорирования таких объектов.

До конца июля 2018 г Ростехнадзор планирует обсудить план реализации мер по перебазированию промышленных объектов, угрожающих жизнедеятельности человека, с компаниями, владеющими такими объектами.

В частности, речь идет о решение проблемы с магистральными газо- и нефтепроводами.

Для этого Ростехнадзор намерен провести переговоры с Газпромом и Транснефтью.

План мер планируется представить в правительство РФ до 6 августа 2018 г.

Россия > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2678308


Россия. ЮФО > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2678305

Мощность СЭС в Астраханской области планируют увеличить до 285 МВт.

Правительство Астраханской области рассчитывают до 2020 г увеличить совокупную мощность солнечных электростанций (СЭС) в регионе, почти в 5 раз, до 285 МВт.

Об этом 18 июля 2018 г сообщил министр промышленности, транспорта и природных ресурсов региона Р. Харисов.

Астраханская область считается самым солнечным регионом на юге России - в год здесь более 300 солнечных дней.

В сентябре 2017 г в Володарском районе ввели 1ю в регионе СЭС.

Инвестор Солар Системс, дочка китайской Amur Sirius Power Equipment Co.

В области уже построили 4 СЭС мощностью по 15 МВт каждая.

Р. Харисов. сообщил, что в Астраханской области разработана схема и программа перспективного развития электроэнергетики, в соответствии с которой предусмотрено строительство возобновляемых источников энергии (ВИЭ) общей установленной мощностью 285 МВт до 2020 г.

В частности, сейчас идет строительство СЭС в Енотаевском, Приволжском и Ахтубинском районах с планируемыми сроками ввода в 2018-2019 гг.

По его словам, реализация проектов по строительству СЭС имеет несколько положительных эффектов.

В частности, в хозяйственный оборот вовлекаются незадействованные ранее земельные участки, создаются дополнительные рабочие места.

Кроме того, снижаются выбросы загрязняющих веществ в атмосферу.

По предварительным расчетам, 1 СЭС мощностью 15 МВт снижает выбросы углекислого газа более чем на 3,5 тыс т/год.

Также Р. Харисов сообщил, что Активити планирует построить в области ветровую электростанцию (ВЭС) мощностью 15 МВт в Ахтубинском районе с вводом в 2019 г.

Еще несколько компаний, в т.ч испанская Elawan Energy, рассматривают возможность размещения в регионе ВЭС.

Ранее сообщалось, что СЭС в области, кроме Солар Системс, строят также Хевел, СП Реновы и Роснано и Вершина Девелопмент.

Строительство 2й очереди крупнейшей в России СЭС в регионе Хевел начал 21 мая 2018 г.

Общие инвестиции в строительство СЭС до 2020 г составят не менее 50 млрд руб.

Хевел возводит СЭС по всей России.

На данный момент СЭС строятся в Республике Алтай и Бурятии.

Также в планах у компании начать экспорт солнечных панелей российского производства.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2678305


Япония. ДФО > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2677940

Чукотка тоже интересна. Проекты по возобновляемой энергетике в регионе хотят реализовать 4 компании, в т.ч японские.

В Чукотском автономном округе планируется реализация проектов по возобновляемой энергетике.

Об этом замруководителя московского представительства Чукотского автономного округа Я. Киселев сообщил 18 июля 2018 г.

Свои предложения по использованию возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в региональное правительство направили 4 компании.

Такое внимание к Чукотке обращено впервые.

Если раньше на аукцион мог заявиться всего 1 подрядчик, то теперь интерес к проектам по возобновляемой энергетике проявляют уже 4 компании, в т.ч японская.

Отметим, что у японцев есть большой интерес к строительству ветряных электростанций (ВЭС).

В соседней Якутии реализуется проект по строительству ВЭС в рамках соглашения между правительством региона, РусГидро и японских компаний Комаихалтек и НЭДО.

Какие конкретно японские компании интересуются проектами на Чукотке не сообщаются.

Сейчас представители компаний приезжают в регион и знакомятся с будущими условиями работы.

На 1м этапе правительство Чукотского автономного округа определит, какие села подходят для строительства солнечных (СЭС) и ветряных электростанций.

Затем объекты предложат потенциальным подрядчикам.

Ветроэнергетику планируется развивать на восточном побережье Чукотки, а солнечную энергетику - в континентальной части полуострова.

Планы по использованию ВИЭ на Чукотке связаны с экстремально сложной транспортной схемой и дорогостоящим северным завозом в села региона.

Проекты реализуются на условиях государственно-частного партнерства, где возврат инвестиций предполагается за счет экономии на завозимом топливе.

На время окупаемости проектов в 5-7 лет региональное правительство не будет повышать стоимость тарифов.

Но главным энергетическим проектом на Чукотке является ввод в эксплуатацию плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) Академик Ломоносов.

ПАТЭС предназначена для замещения выбывающих мощностей Билибинской АЭС, вырабатывающей 80% электроэнергии в изолированной Чаун-Билибинской энергосистеме.

1й энергоблок Билибинской АЭС запланирован к останову в 2019 г, вся станция должна быть остановлена в 2021 г.

Плавучий атомный энергоблок (ПЭБ) Академик Ломоносов прибыл в порт Мурманск в середине мая 2017 г.

В Мурманске ПЭБ останется до 2019 г для проведения пусковых операций на энергоблоке и др работы, после чего начнется 2й этап буксировки - в г Певек.

Параллельно в г Певек готовится береговая инфраструктура, а также электросетевое хозяйство.

Япония. ДФО > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 18 июля 2018 > № 2677940


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 июля 2018 > № 2674232 Павел Ливинский

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором, председателем правления ПАО «Россети» Павлом Ливинским.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Павел Анатольевич, Вы возглавляете уже достаточно продолжительное время одну из крупнейших электросетевых компаний в мире. Значение «Россетей» очевидно для любого человека, который живёт в нашей стране, потому что от этого зависит нормальное, качественное энергоснабжение как компаний, так и обычных граждан.

Мы недавно обсуждали ситуацию, которая сложилась на Кавказе. Там есть проблемы с задолженностью, есть проблемы изношенности сетевого хозяйства и целый ряд других проблем.

Но не менее важно, как вы готовитесь к очередному сложному в нашей стране сезону, а именно к зимнему сезону, в каком состоянии сетевое хозяйство в целом – не только в отдельных его сегментах и не только на Северном Кавказе. Давайте об этом поговорим.

И расскажите о результатах, которые были достигнуты за последнее время.

П.Ливинский : В текущем режиме работа осуществляется в рамках подготовки к грядущему осенне-зимнему периоду 2018–2019 годов. Система работает в штатном режиме, отклонений нет. В местах проведения матчей Чемпионата мира по футболу у нас введён особый режим работы, замечаний не имеется.

Хочется отметить, что программа текущего года по подготовке к осенне-зимнему периоду (ремонтная) выполнена на 61%, в объёме это 64 млрд рублей – колоссальная денежная сумма, на 5% больше финансирование, чем в предыдущий период.

Если говорить о зиме, то в рамках новой модели подготовки к осенне-зимнему периоду нам удалось достигнуть рекордных показателей по надёжности и бесперебойности энергоснабжения в период пиковых нагрузок. Такой показатель, как SAIDI (длительность отключения), у нас уменьшился на 34% по сравнению с предыдущим периодом, количество отключений – на 19%. Притом что аномальные погодные явления только нарастают. Это и снегопад века, который прошёл в Центральном регионе России в феврале 2018 года, и аномальные штормовые усиления ветра, в результате которых повреждаются системы электроэнергетики. Но мы с ними справляемся. И динамика показателей у нас в данном случае хорошая.

Что касается Вашего поручения, Дмитрий Анатольевич, по улучшению финансово-экономического состояния группы, данная работа ведётся. По I кварталу (итоги II квартала мы только подводим) мы зафиксировали: по стандартам международной финансовой отчётности прибыль выросла почти на 40% по сравнению с предыдущим периодом и достигла рекордного уровня – около 33 млрд рублей. И это отразилось сразу же в изменении кредитных рейтингов. У нас международный рейтинг агентством Moody’s присвоен – уровень поднялся со стабильного до уровня «позитивный». Агентство Standard & Poor's присвоило нам инвестиционный рейтинг ВВВ-, российское агентство АКРА присвоило нам наивысший кредитный рейтинг AAA.

Поэтому Ваше поручение выполняется, но мы и дальше работаем над снижением издержек. Операционные резервы здесь ещё значительны, такие как снижение потерь, уменьшение операционных расходов.

Вы сказали про Северный Кавказ, где у нас стоят огромные задачи. Хотел ещё раз поблагодарить за 534-е постановление Правительства, которое фиксирует конкретную ответственность регионов, сетевых компаний по уменьшению потерь, улучшению платёжной дисциплины и тарифной индексации.

Уверен, Дмитрий Анатольевич, что работа в данном случае будет иметь позитивный характер, и, если мы говорим про Северный Кавказ, до 2023 года мы выйдем там, в этом нет сомнения, на безубыточный уровень работы. В целом по территории Российской Федерации исполнение ремонтных инвестиционных программ идёт в графике, каких бы то ни было сбоев нет.

Д.Медведев: Вы упомянули об энергоэффективности и сказали, это справедливо, что пока у нас с энергоэффективностью далеко не всё благополучно обстоит, если сравнить показатели нашей энергоэффективности и показатели, которые существуют в Европе, например. Очень важно этим заниматься, в том числе путём внедрения современных технологий, использования всех возможностей, которые связаны с так называемыми умными сетями, внедрением промышленного интернета и другими направлениями модернизации технологий, которые используются в нашей экономике и которыми мы сейчас занимаемся. Просил бы этому тоже уделять внимание.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 июля 2018 > № 2674232 Павел Ливинский


Россия > Электроэнергетика. Экология. Армия, полиция > ras.ru, 11 июля 2018 > № 2670348 Леонид Большов

ИБРАЭ РАН заложил научные основы стратегического планирования в ядерной и радиационной безопасности в России

Академик Леонид Большов: ИБРАЭ РАН заложил научные основы стратегического планирования в ядерной и радиационной безопасности в России

Академик РАН Леонид Большов – председатель Научно-технического совета № 10 «Экология и радиационная безопасность» Росатома, научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН – рассказал REFNews об участии Института в крупных отраслевых проектах, связанных с решением уникальных наукоемких задач в области повышения ядерной и радиационной безопасности в России.

– Леонид Александрович, поводом для сегодняшнего интервью стала недавняя научно-практическая конференция в Озерске. Конференция была приурочена к двум датам: первая – это 70-летие ПО «Маяк», вторая связана с поручением, которое ровно 15 лет назад Президент Владимир Путин дал Минатому. Речь шла о необходимости предотвратить угрозу экологической катастрофы на Теченском каскаде водоемов и заняться окончательным решением накопленных на предприятии экологических проблем. На конференции специалисты ИБРАЭ РАН представили стратегический мастер-план окончательного решения проблем ТКВ. Скажите, как часто Ваш Институт привлекается к решению стратегических задач государственного уровня.

- За 30 лет существования Института мы выполнили около десятка подобных работ. Более 20 лет мы плотно участвовали в формировании государственных программ по преодолению последствий аварии на ЧАЭС. Первый международный проект был связан с проведением экспертизы углубленного анализа безопасности первого энергоблока Курской АЭС в 2002-2004 гг. В 2004-2007 гг. в рамках программы «Глобального партнерства» ИБРАЭ разрабатывал стратегический мастер-план (СМП) по решению проблем «ядерного наследия» Северо-Запада России. В 2003 – 2015 гг. занимались разработкой сначала комплексного плана мероприятий по обеспечению решения экологических проблем ФГУП «ПО «Маяк, а позже - стратегического мастер-плана по окончательному решению проблем ТКВ. С середины 2000-х помогали готовить сначала ФЦП ЯРБ-1, затем ФЦП ЯРБ-2. К числу аналогичных по сложности задач я бы отнес также работу по оценке последствий аварии на АЭС Фукусима-1 для Российской Федерации, а также разработку системы компьютерных кодов для анализа безопасности тепловых и быстрых реакторов.

– В 2003 году, когда Президент давал поручение по ТКВ, ситуация действительно была критической?

- Да, ситуация была острой. В 1990-х гг. уровень воды в ТКВ стал расти неожиданно быстрыми темпами. И дело было не только в прекращении эксплуатации промышленных уран-графитовых реакторов. Сыграло роль и региональное повышение водности. При этом никаких реальных механизмов управления уровнем воды в замыкающем водоеме В-11 не было. Риск массированного поступления загрязненных вод в реку Течу был очень высок. В 2000 году к решению этой проблемы подключились крупные ученые - академики РАН Н.П. Лаверов, Б.Ф. Мясоедов, В.И. Осипов. Вскоре и мы оказались вовлечены в эту работу. Предлагались различные решения вплоть до строительства Южно-Уральской АЭС на загрязненных водоемах для выпаривания избыточной воды.

- Была ли у Вас тогда уверенность, что экологическую катастрофу можно предотвратить?

- Да, экстренные меры были понятны – необходимо укрепить плотину В-11, создать в ней противофильтрационную завесу и т.д. Гарантировать долговременную безопасность традиционными методами было принципиально невозможно, а решения по очистке загрязненной воды оказались очень дорогостоящими. Ключевой была цена вопроса. Мы понимали, что требуется глубокий анализ, выработка научно-обоснованной и приемлемой по социально-экономическим критериям стратегии окончательного решения проблем ТКВ.

Надо сказать, что риски гидродинамической аварии были ликвидированы на среднесрочный период уже к 2008 году. А затем последовала длительная работа, которая привела нас к видению окончательного решения при сравнительно небольших затратах.

- Расскажите о научных подходах к стратегическому планированию

- Термин «стратегическое планирование» сегодня звучит очень часто, особенно после вступления в силу в 2014 году федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации». И это понятно, стратегическое планирование должно лежать в основе всех управленческих решений.

Отличительная особенность стратегического планирования в области ядерной и радиационной безопасности – наукоемкость. Из примата безопасности следует необходимость применения научных методов оценки радиационных рисков для человека и окружающей среды. А это мы в ИБРАЭ умеем делать.

Но мало просто оценить и ранжировать риски, сравнить разные технические решения по их снижению и выбрать те, которые соответствуют стратегическим интересам страны и целесообразны с экономической точки зрения. Часто камнем преткновения является отсутствие или научная необоснованность нормативно-правовой базы, особенно в сфере заключительных стадий жизни ядерно- и радиационно опасных объектов. Нужен комплексный научный подход, использующий все инструменты управления безопасностью: нормативно-правовое регулирование, организационно-технические мероприятия, специальные технические элементы обеспечения безопасности и надежности, прогнозирование влияния возможных, в том числе экстремальных, природных факторов и явлений на безопасность конкретного объекта.

- Какие еще ваши стратегические наработки оказались востребованными?

- Приведу два примера.

На Северо-Западе по поручению Минатома мы взялись за решение задачи международного масштаба. Во время «холодной войны» в этом регионе была сосредоточена мощная советская группировка атомных подводных лодок (АПЛ) и создана береговая инфраструктура. В середине 1980-х руководство страны приняло решение о массовом выводе из эксплуатации АПЛ и объектов обеспечивающей инфраструктуры. В это время страна переживала глубокий экономический спад. Из-за недостаточного финансирования работ по утилизации АПЛ, ухудшавшегося технического состояния хранилищ, зданий и сооружений радиационные риски быстро возрастали. Заинтересованные страны предложили донорскую помощь. Из-за масштабности и многоплановости задачи страны-доноры и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) пришли к соглашению с Минатомом о необходимости разработки Стратегического мастер-плана (СМП) по окончательному решению экологических проблем до начала практической деятельности. Работу под научным руководством академика А.А.Саркисова предлагалось выполнить с привлечением независимых организаций и международных экспертов, не принимавших участия в данной работе для оценки качества СМП.

Уже первые наши результаты дали инвесторам понимание, в какие проекты нужно вкладывать средства в первую очередь, и какое место эти работы занимают в общей картине. Европейский банк реконструкции и развития буквально за год поднял инвестиции в работы по реабилитации Северо-Запада с 20-30 млн долларов в год до 150 млн в отдельные годы. Так мы помогли открыть двери для реализации программы Глобального партнерства. Далее, по мере подъема экономики России, все большие средства пошли из федерального бюджета.

- А второй пример?

Пример совсем свежий – это разработка СМП по обоснованию безопасности пункта глубинного захоронения РАО (ПГЗРО) в Красноярском крае.

На начальном этапе создания такого объекта требуется разработка научно-технических основ и инструментария для обоснования долговременной безопасности объекта и оптимизации его характеристик. Масштаб, наукоемкость, разнородность и взаимосвязанность возникающих при этом задач таковы, что ни одна организация в отдельности ни в одной стране не обладает всеми необходимыми компетенциями.

В 2016 году Росатом признал целесообразным консолидировать вопросы научно-технического сопровождения создания ПГЗРО в Красноярском крае в формате стратегического мастер-плана, ИБРАЭ был определен головной организацией.

В 2017 году мы подготовили Стратегический мастер-план исследований в обоснование долговременной безопасности глубинного захоронения РАО.

В СМП НКМ четко определены мероприятия первых лет, включая разработку и постоянную актуализацию соответствующей базы знаний и комплексной модели ПГЗРО.

Горизонт планирования работ - 2070 год, когда можно будет ставить вопрос о закрытии объекта. Недавно (28 марта 2018 г.) стратегия создания ПГЗРО с обоснованием безопасности по СМП утверждена генеральным директором Росатома А.Е. Лихачевым.

Есть и другие примеры. В заключение хочу сказать, что именно ИБРАЭ заложил научные основы стратегического планирования в сфере ядерной и радиационной безопасности в России.

Что касается проблем ТКВ, подробнее об этом расскажут ведущие специалисты ИБРАЭ РАН.

Игорь Линге: Подходы к решению проблем ядерного наследия в России формировались на Урале

Заместитель директора по информационно-аналитической поддержке комплексных проблем ядерной и радиационной безопасности Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН), заместитель председателя НТС № 10 «Экологическая, ядерная и радиационная безопасность» Госкорпорации «Росатом» Игорь Линге рассказал об участии Института в выполнении Поручения Президента Российской Федерации от 16 марта 2006 г. о решении проблем, накопившихся в области ядерной и радиационной безопасности, связанных с прошлой деятельностью.

– Игорь Иннокентьевич, какова, по Вашему мнению, роль ТКВ в развитии работ по наследию в России?

Заявленная тема конференции, возможно, кому-то покажется слишком узкой, значимой только для Маяка. Мне думается, это не так. Теченский каскад водоемов действительно является единственным в своем роде объектом, но он сыграл роль уникального ключа, с которым наша страна подошла к решению общих проблем ядерного наследия.

- Когда ИБРАЭ РАН подключился к работам по ТКВ?

Я впервые узнал о проблемах на Маяке в 1986 году, после того, как начались работы по ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. Коллеги с Южного Урала рассказали в общих чертах о серьезном загрязнении реки Теча, о крупной аварии в 1957 году и накопленном уральскими специалистами большом опыт реабилитации загрязнённых территорий. Это была информация самого общего характера, поскольку все материалы по Маяку были засекречены и недоступны для исследователей, работавших в сфере радиационной безопасности.

Дальше, уже работая в ИБРАЭ, я часто пересекался с уральскими коллегами с «Маяка» и с Урала в Госкомчернобыле России. Это прежде всего генеральный директор Виктор Ильич Фетисов, который достаточно мощно лоббировал программы по ликвидации последствий крупных радиационных аварий на Маяке. Затем, уже летом 1992 года мы помогли уральским коллегам сформировать соответствующую федеральную целевую программу. При этом плотно взаимодействовали с директором нового Института промышленной экологии Уральского Отделения РАН Виктором Чукановым. На этом этапе мы были полностью ориентированы на Чернобыль, но параллельно пытались глубже вникнуть в южно-уральскую проблематику. Речь шла о радиационно-загрязненных участках на территории трёх областей – Свердловской, Челябинской и Курганской, где была загрязнена река Теча и где проходил Восточно-уральский след от аварии 1957 года.

В 1994 году стартовало российско-американское сотрудничество по изучению радиационных эффектов, в первую очередь на Южном Урале. Координационный комитет в тот начальный период возглавил директор ИБРАЭ РАН Леонид Большов. Мы включились в это сотрудничество, занимались загрязнением Течи, реконструкцией доз и т.п. Позже уже я участвовал в работе большого авторского коллектива, готовившего к выходу монографию «Крупные радиационные аварии: последствия защитные меры», которая впоследствии стала культовой для всех специалистов по радиационной защите. В 1998 году руководители авторской группы академик Леонид Ильин - директор Института биофизики, и Виктор Губанов, с 1989 года возглавлявший Комитет по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а в дальнейшем руководивший Департаментом безопасности и ЧС Минатома России, предложили мне взяться за реализацию предложенного Международным институтом системного анализа (IIASA, Лаксенбург, Австрия) проекта по сравнительному анализу подходов к решения задач ядерной и радиационной безопасности на реке Клинч-ривер в США и на реке Тече. Вся эта деятельность позволила нам глубоко погрузиться в «маяковскую» проблематику и увидеть серьезные научно-значимые проблемы, где мы могли бы помочь уральским коллегам. В 2002 году ИБРАЭ возглавил научную часть работ по подготовке комплексного плана решения экологических проблем ПО «Маяк».

- Расскажите, к каким выводам вы пришли при сравнении решений, реализованных на Маяке и в Хэнфорде.

Я достаточно много разбирался в состоянии водоёмов ТКВ, истории его появления и т.д. Вместе с Владимиром Карамушкой из ВНИПИПТа мы занимались оценкой стоимости сооружения и эксплуатации этого объекта и показали, что реализованный на Маяке вариант обращения с ЖРО был не самым худшим. Но не оптимальным, лучше было бы обойтись без первичного загрязнения Течи. Изучив американский опыт, мы увидели, что можно искать лучшие решения, отступая от общих правил.

Например, в ходе работ по созданию ядерного оружия в США в 50-е годы была загрязнена ртутью значительная территория вблизи р. [Якорь] Клинч-ривер. В 80-е годы существенно ужесточились нормативы на загрязнение окружающей среды. Чтобы выполнить новые требования, было предложено снять верхний слой почвы с значительной территории в пойме реки. Поскольку река была популярна у рыбаков, охотников, туристов, изуродованные берега заметно снизили бы поступления от туризма, поэтому было найдено другое решение. Исходя из того, что туристы бывают на реке эпизодически и остаются там недолго, занимаясь вполне конкретными видами деятельности, норматив на содержание ртути для данной территории был увеличен в три с лишним раза. Это позволило обойтись вывозом гораздо меньшего объёма грунта и сохранить первозданный облик реки.

- Вы считаете, что можно было найти аналогичные решения для ТКВ?

Да, обоснованное с научных позиций смягчение гигиенических регламентаций могло бы во многом способствовать реабилитации загрязненных территорий на Южном Урале. Однако решения такого рода обязательно должны анализироваться комплексно, поскольку могут привести и к негативным последствиям тоже. Примером такой ситуации является сохранение действия ВДУ-93 на территории Юго-западных районов Брянской области в условиях введения на территории России гораздо более жестких СанПиН-96 [99], создавшее реальные дискриминационные барьеры для производимой в этих районах продукции.

- Расскажите подробнее про принятый в 2002 году комплексный план решения экологических проблем ПО «Маяк».

Комплексный план разрабатывала межведомственная рабочая группа, созданная по распоряжению министра по атомной энергии А.Ю. Румянцева. В состав группы входили представители Минатома, Минздрава, Минприроды России, Госатомнадзора, а также ИБРАЭ РАН. Эта работа началась в 2000 году. Исходным условием было продолжение использования ТКВ для нужд предприятия при безусловном обеспечении безопасности. Подготовленный документ состоял из двух частей: – первая часть объемом около 20 страниц включала план и программу работ на перспективу до 2025 года, вторая часть – это около 150 страниц обосновывающих материалов.

ИБРАЭ сыграл решающую роль в организации работы межведомственной группы. Михаил Иванович Солонин, который в те годы был первым заместителем министра, лично координировал разработку комплексного плана и буквально вчитывался в каждую страницу текста. Александр Агапов, с 2002 года руководивший ДБЭЧС Минатома, позже обеспечил учет основных положений комплексного плана при формировании ФЦП ЯРБ. Оба эти деятеля уже ушли из жизни, и заслуживают всяческого уважения уже только за эти дела, хотя за каждым из них много других значительных достижений.

На Маяке работу по комплексному плану возглавил Юрий Глаголенко, тогда он был первым заместителем генерального директора и опирался на специалистов технического отдела во главе с Александром Абрамововым. Хочу также отметить Евгения Дрожко, который отвечал за экологическую безопасность предприятия, и начальника лаборатории по охране окружающей среды центральной заводской лаборатории Юрия Мокрова.

- В марте 2003 года Президент России В.В. Путин дал Минатому поручение сделать все возможное для предотвращения экологической катастрофы на ТКВ. Почему проблемы ТКВ привлекли внимание политического руководства страны?

Весной 2003 года после нескольких лет аномально высокой водности в регионе уровень воды в замыкающем водоеме (В-11) Теченского каскада достиг абсолютного исторического максимума и вплотную подошел к критической отметке. Именно тогда Президент России В.В. Путин дал Минатому поручение разработать комплекс дополнительных мер, направленных на предотвращение угрозы экологической катастрофы на ТКВ. К этому времени комплексный план был близок к завершению уже готов, и работа закипела.

- Катастрофу удалось предотвратить?

Да, удалось. На ТКВ был выполнен комплекс инженерных мероприятий по укреплению построенной в 1960-х годах оконечной плотины П-11. Плотина была укреплена так, что способна выдержать даже семибалльное землетрясение. Благодаря этому минимизированы риски прорыва оконечной плотины ТКВ на среднесрочную перспективу.

Нужно отдать должное Сергею Кириенко. Когда в конце 2005 года он пришел к руководству отрасли, работы по обеспечению безопасности ТКВ приобрели необходимые темпы и масштаб. Ранее в ранге полномочного представителя Президента в Приволжском федеральном округе он координировал масштабный проект по уничтожению химического оружия. Его подход к решению этой задачи характеризовался конкретностью и сильным финансовым обеспечением. Он хотел знать про каждую установку, каждый химический боеприпас, включая его номер. После этого требовал от своей команды закрыть все позиции по каждому номеру, и успешно решал задачу адекватного финансирования работ.

После назначения Кириенко главой Росатома первые стратегические документы, к которым он обратился, были проект программы развития атомного энергетического комплекса и проект федеральной целевой программы по ЯРБ. Обе эти программы были наполнены конкретным содержанием и получили сильное финансовое обеспечение.

- Расскажите о роли ИБРАЭ в подготовке федеральной целевой программы по ЯРБ.

ИБРАЭ плотно занимался этой работой с конца 2005 года. Весь 2006 год прошёл в обсуждении форматов новой программы и в начале 2007 года мы вышли на предварительное согласование с министерством финансов перечня объектов и финансовых параметров программы. Работа была очень напряжённая и в начале апреля 2007 года Правительство одобрило общий объем финансирования Программы в течение 2008-2015 годов на уровне 18 миллиардов рублей в год. Напомню, что ФЦП, которая реализовывалась в 2001-2006 годы, финансировалась в объёме несколько сот миллионов рублей в год и практически не предусматривала работ капитального характера, демонтажных работ крупных объектов и т.д.

- Как Вы оцениваете прогресс в части решения проблем ТКВ, достигнутый за годы реализации ФЦП ЯРБ?

Хочу отметить несколько ключевых моментов.

К концу 2010 г. был решен принципиальный вопрос о статусе ТКВ. Ростехнадзор выдал лицензию на эксплуатацию ТКВ в качестве объекта использования атомной энергии. Это позволило снять острое внимание региональной общественности и правоохранителей к фактам превышения радиационных нормативов, установленных для питьевой воды, в воде реки Теча, которая много десятилетий назад была выведена из хозяйственного использования.

В 2012 г. решением Правительства России, исходя из научно обоснованных позиций, была увеличена граница отнесения жидких сред, содержащих радиоактивные вещества, к жидким радиоактивным отходам с 10 до 100 уровней вмешательства. Так были сняты значительные неопределенности относительно завершающих стадий жизненного цикла ТВК.

К 2015 году была завершена модернизация гидротехнических сооружений, запущены две очереди общесплавной канализации, введены в эксплуатацию пороги-регуляторы. Все технологические, нетехнологические и большая часть хозяйственно-бытовых сточных вод с промплощадки «Маяка» отведены на хранение в объекты использования атомной энергии, изолированные от открытой гидрографической системы. К этому же времени были завершены работы по ликвидации открытой акватории технического водоема В-9 – озера Карачай.

- Какое будущее у ТКВ?

Перспективы окончательного решения проблем ТКВ определяются сроками прекращения размещения ЖРО в ТКВ, процессами самоочищения водоемов В-10 и В-11 и процессами естественного радиоактивного распада. Были просчитаны разные варианты. Эта работа выполнялась специалистами ПО Маяк, Гидроспецгеологии, НИЭП и ИБРАЭ РАН в рамках реализации ФЦП ЯРБ и была завершена к 2015 году. Итогом стал стратегический мастер-план. Надо сказать, что в этой работе ИБРАЭ РАН играл роль головной организации. Мы показали, что как пройти весь путь до окончательного решения вопроса по основным водоемам, то есть освобождения их от радиационного контроля. На это потребуется около двухсот лет. Задача вывода накопленных вод из категории ЖРО может быть решена гораздо быстрей. При определенных условиях может хватить и двадцати лет.

Сергей Уткин: Теченский каскад водоемов – риски просчитаны, стратегия окончательного решения проблем понятна

О будущем ТКВ и стратегических подходах к окончательному решению проблем этого уникального объекта рассказывает заведующий Отделением анализа долгосрочных рисков в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопасности ИБРАЭ РАН, д.т.н. Сергей Сергеевич Уткин.

- Сергей Сергеевич, на конференции в Озерске Вы выступали с докладом «Стратегии обеспечения долговременной безопасности ТКВ». Какие стратегические цели вы ставите?

На рубеже 2200 г. водоемы В-10 и В-11 должны получить статус обычных водных объектов, которые не нужно контролировать на радиоактивное загрязнение. Водоемы В-3 и В-4 должны быть преобразованы в приповерхностные пункты захоронения РАО с обязательным регулярным радиоэкологическим мониторингом. И, главное, река Теча за пределами Маяка должна быть возвращена во все виды хозяйственного водопользования. Это произойдет намного раньше 2200 года.

- Что нужно делать, чтобы достичь такого конечного состояния?

Главное - полностью прекратить техногенное поступление радиоактивно загрязненных вод в ТКВ. Это позволит перевести водоем в состояние ускоренного самоочищения и существенно снизить риски сверхнормативного поступления радиоактивных веществ в окружающую среду даже в условиях естественных колебаний уровня воды в В-11. Мы рассмотрели три базовых варианта управления водно-химическим режимом ТКВ.

Первый вариант - активная скоординированная эксплуатация гидротехническими сооружениями ТКВ на основе данных мониторинга и результатов компьютерного моделирования. Второй вариант – многолетний непрерывный отвод значимых объемов (до 10 млн м3/год) дебалансных вод за счет очистки воды в водоеме В-11. Третий - активное использование запаса вод ТКВ для экономически выгодной деятельности. Например, строительство АЭС позволит существенно повысить объемы испаряемой воды и превратить ТКВ в полностью управляемый объект.

Сроки окончательного решения экологических проблем по всем вариантам примерно одинаковы – около 200 лет. Наиболее опасный – начальный период, когда теоретически еще невозможно полностью исключить превышение установленных нормативов на поступление радиоактивности из ТКВ в окружающую среду. Этот период можно сократить на несколько десятилетий за счет инвестиции в строительство ядерно-энергетической установки или установки по очистке воды.

- Какие социальные и экономические эффекты у этих вариантов?

Затраты на управление гидротехническими сооружениями с помощью современного научного инструментария оцениваются нами на уровне 5 млрд рублей на весь период. Это около 50 млн рублей в год. Это инвестиции в безопасность, другой экономической отдачи эти средства не дадут. Социальный эффект будет слабоположительным.

Вариант с установкой по очистке воды потребует в несколько раз больших вложений. При этом можно будет использовать дополнительно до 10 млн кубометров чистой воды в год. Новые технологии очистки ЖРО – это ноу-хау, которое тоже может дать экономический эффект.

На строительство ядерного энергетического комплекса, использующего воду ТКВ для охлаждения, потребуется на порядки больше инвестиций. Экономический эффект будет довольно типичным для атомных станций при сроке окупаемости более 20 лет и значительных неопределенностях при выводе из эксплуатации. Что касается социального эффекта, в этом случае он, определенно, положительный.

- Какая стратегия, по Вашему мнению, самая реалистичная?

Приоритетной мы считаем первую стратегию. Её можно считать разумно умеренной. И, что самое главное, она уже сейчас подтверждена финансированием. Две другие стратегии, как показывает практика, сильно зависимы от инфраструктурных рисков.

Для реализации первой стратегии нужна согласованная эксплуатация гидротехнических (ГТС) сооружений, и, конечно, своевременная их модернизация. Да, при неблагоприятном климатическом режиме радиационные риски будут несколько выше, чем в других вариантах. В этом случае для стабилизации уровня воды в пределах регламентных значений требуется активное управление ГТС на основе результатов научного прогнозирования.

Приоритетная стратегия наименее затратна, наименее зависима от экономической и политической конъюнктуры, при этом наиболее понятна и проработана. Фактически она реализуется в настоящее время и дает принципиально лучшие результаты по сравнению с ситуацией, когда никакие меры управления не осуществляются.

- Поясните роль научного прогнозирования.

Чтобы исключить сверхнормативное воздействие ТКВ на население и окружающую среду в условиях повышенной или пониженной водности, нужно понимать все составляющие водного баланса. В ИБРАЭ мы создали специальный расчетно-мониторинговый комплекс «ТКВ-Прогноз», в котором интегрировали все накопленные знания об уникальном природно-техногенном объекте, каким является ТКВ. Имея такой инструментарий, мы можем по результатам текущих наблюдений за параметрами, определяющими уровень опасности системы, прогнозировать уровень поступления радиоактивного стронция в Течу при разных уровнях водности, а также в экстремальных ситуациях. Такой прогноз необходим для согласованного изменения режимов эксплуатации гидротехнических сооружений.

- Расскажите о том, как применяется СМП ТКВ на практике

15 февраля 2016 г. генеральный директор Росатома утвердил СМП ТКВ и одновременно с ним направления первоочередных мероприятий по целому ряду направлений. Среди них – поддержание эксплуатационной безопасности; реализация технических и организационных мероприятий, направленных на снижение и прекращение размещения в ТКВ всех видов жидких отходов, включая создание установок очистки; управление уровнем В-11 за счет эксплуатации порогов-регуляторов уровня воды на обводных каналах; создание противофильтрационных завес на участках боковых дамб с повышенной фильтрацией; снижение воздействия на ТКВ при экстремальных значениях водности и, наоборот, проработка вариантов подпитки водоемов и обводных каналов в периоды низкой водности; комплексные радиационные обследования загрязненных участков реки Течи и работы по их поэтапному возврату в хозяйственное использование; развитие существующей системы мониторинга и так далее.

REFNews

Россия > Электроэнергетика. Экология. Армия, полиция > ras.ru, 11 июля 2018 > № 2670348 Леонид Большов


Азербайджан > Транспорт. Электроэнергетика > aze.az, 9 июля 2018 > № 2667623

Что делать с душными вагонами метро?

Настало время всерьез заняться проблемами столичной подземки, в которой ускоренными темпами должен идти процесс обновления подвижного состава и сдачи новых станций, передает AZE.az.

Отсутствие альтернативного источника электроэнергии в Бакинском метрополитене и ситуация, когда во время блэкаута из столичной подземки пришлось эвакуировать около 30 тысяч пассажиров, оказавшихся в духоте и темноте — это нонсенс, с которым бакинцам не приходилось сталкиваться в советское время.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев 4 июля в ходе совещания, связанного с ситуацией в энергетической системе страны, отметил, что генераторов в метрополитене вообще нет. “Поскорее дайте предложения, чтобы на всех станциях метро были установлены генераторы, чтобы при возникновении той или иной проблемы с электроэнергией люди не страдали”, — подчеркнул глава государства.

Общий уровень комфортности бакинской подземки подвергается жесткой критике населения, ведь системой кондиционирования снабжены всего два новых состава, в остальных она не предусматривалась. По заявлениям же представителей Бакметрополитена, пока у электричек не завершится срок эксплуатации, закупка новых вагонов не предусмотрена.

Но худшей альтернативой езде в душных вагонах в часы пик для населения оказалась возможность застрять в переходах между станциями из-за отсутствия электроэнергии и шагать пешком до ближайшего выхода.

Дело в том, что установка генераторов на построенных во времена Советского Союза станциях не была предусмотрена. Отметим, что первые пять станций Бакинского метро были сданы 6 ноября 1967 года: “Бакы Совети” (ныне “Ичеришехер”), “Сахил”, “28 Апреля” (ныне “28 Мая”), “Гянджлик” и “Нариман Нариманов”, расположенные на подземных линиях длиной в 9,2 километра. За остальные почти четверть века в эксплуатацию были ведены еще 15 станций, и их количество достигло двадцати.

В период независимости в эксплуатацию было введено в строй всего семь станций, из которых только две, сданные 19 апреля 2016 года (“Автовокзал” и “Мемар Аджеми”), оказались на новой “фиолетовой” линии, входя в первое приоритетное направление плана перспективного развития Бакинского метрополитена.

Как сообщил Sputnik Азербайджан глава пресс-службы ЗАО “Бакинский метрополитен” Бахтияр Мамедов, на всех новых станциях предусмотрена установка генераторов. “В проекте строительства третьей — “фиолетовой” линии предусмотрено наличие дизель-генераторной установки мощностью 16 мегаватт, которая будет обеспечивать вывод поездов из тоннелей, аварийное освещение станций, работу эскалаторов и так далее”, — отметил Мамедов.

Во времена Советского Союза остановка работы метрополитена могла быть причислена к диверсии, так как столичная подземка относится к режимным объектам, которым электроэнергия должна поставляться без ограничения. Даже с учетом долгов, возникавших у столичной подземки из-за нерентабельности, никто не имел права прекращать поставки электроэнергии.

Но прав глава пресс-службы Мамедов, заявив, что когда в стране нет электроэнергии, вариантов снабжать электричеством метро не имеется. Соответственно, единственным выходом остается установка генераторов, хотя это дело не простое.

“На старых линиях, построенных во времена Советского Союза, очень сложно установить генераторы, но выход существует. Есть разные варианты, которые уже обсуждаются, потом наши предложения будут вынесены на рассмотрение вышестоящих государственных органов, и со всеми этими организациями должны быть согласованы”, — отметил глава пресс-службы столичной подземки.

Однако, насколько правомерно вспоминать о временах Советского Союза, которого не существует уже более четверти века? Причем тогда в метро было прохладно, и не потому, что в те годы не существовало жарких дней. Дело в том, что воздух беспрепятственно поступал в шахты, установленное в те годы оборудование в полной мере способствовало циркуляции воздуха на всем протяжении метрополитена.

И еще информация к размышлению: за неполные 25 лет, с момента ввода в строй Бакинского метрополитена и до развала Союза, было построено 20 станций, а за более чем четверть века существования независимого Азербайджана — условно семь. Может, стоит ускорить строительство новых станций, пока столичная подземка окончательно не перестанет справляться с потоком пассажиров более чем двухмиллионного Баку?

В соответствии с Государственной программой, до 2030 года длина подземных магистралей столицы составит 119,1 километра, на которых будут располагаться 76 станций.

Азербайджан > Транспорт. Электроэнергетика > aze.az, 9 июля 2018 > № 2667623


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 3 июля 2018 > № 2663463 Алексей Лихачев

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым

Руководитель «Росатома» доложил Председателю Правительства об итогах работы госкорпорации в 2017 году. Рассматривались вопросы реализации научно-исследовательских программ компании, а также планы строительства атомных энергоблоков на территории других стран.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, давайте обратимся к текущим делам. Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела в целом, что с электрогенерацией на атомных станциях, насколько выполняется план по выработке электроэнергии. И хотел бы узнать, что делается для того, чтобы продвигать научные исследования по линии «Росатома», потому что это очень важная часть деятельности вашей корпорации.

Невозможно не затронуть ещё одну очень важную тему, связанную с вашей работой за границей. Я имею в виду сооружение энергоблоков на территории других стран. Что с заказами в этом году? Мы не так давно обсуждали эту тему с белорусскими партнёрами. Вы знаете, там всегда есть что обсудить.

И в целом проанализируйте ситуацию.

А.Лихачёв : Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич, за возможность встретиться. У нас состоялся наблюдательный совет, который утвердил показатели работы госкорпорации в прошлом году и основные показатели выполнения госпрограммы развития атомного энергокомплекса.

Я Вам докладывал о предварительных итогах года, теперь хочу отчитаться, что все мероприятия госпрограммы выполнены: 100% – гособоронзаказ, интегральная оценка эффективности реализации госпрограммы – 100% и выполнение основных экономических показателей госпрограммы, бизнес-показателей – 104%.

По заданному Вами вопросу: в прошлом году у нас установлен рекорд – без малого 203 млрд кВт⋅ч выработки. Это самая большая цифра за всё существование новой России. Советский рекорд – 212. Мы считаем, что он достижим.

Сразу хочу сказать, что мы активно работаем по продвижению нашей интеллектуальной собственности за рубежом. Динамика получения патентов иностранных государств увеличилась, к 2016 году она на 38% выше показателей, которые заложены в планах госпрограммы.

По международному сотрудничеству. Международная правовая база развивается. Заключено пять базовых (рамочных) соглашений только за прошлый год, это Парагвай, Замбия, Камбоджа, Бангладеш и Узбекистан. Портфель зарубежных заказов уже более двух лет превышает цифру 133 млрд долларов США. И держимся на уровне 6 млрд зарубежной выручки.

Очень важная тема, на наш взгляд, – наши базовые социально-экономические показатели.

Во-первых, реализуются все социальные программы госкорпорации.

Во-вторых, выручка гражданской продукции достигла 862 млрд рублей, что позволяет нам снижать бюджетные ассигнования, и мы замещаем за счёт собственной валовой прибыли инвестиции, которые ранее делались из бюджета.

Если мы проанализируем 2013–2015 годы, то увидим, что бюджетные ассигнования были порядка 150–155 млрд долларов, в 2016–2017 годах – 77–76 млрд. Собственные инвестиции достигли 254 млрд рублей в 2017 году.

Динамка этого полугодия. Мы видим предварительные итоги: плюс 7% к выручке, плюс 9% к зарубежной выручке и 8% ожидаем по валовой прибыли.

Дмитрий Анатольевич, Вы задали важный вопрос, связанный с нашими научными разработками. Во-первых, в госкорпорации этот год объявлен Годом науки. Мы перезагружаем научную отрасль с точки зрения кадров, наличия больших социальных лифтов. Проведена большая работа по аванпроектам. Около 600 заявок молодых изобретателей, исследователей были рассмотрены нашим научно-техническим советом, и около 200 получат финансирование за счёт госкорпорации.

Делаем совместную большую научно-исследовательскую программу с Курчатовским институтом. Михаилу Валентиновичу (Ковальчуку) благодарны за поддержку. И очень надеемся, что в нашем тематическом плане научное руководство Курчатовского института в ряде научных работ, в ряде направлений займёт лидирующую роль.

Венчурный фонд создан в соответствии с поручением Президента. Мы уже направили в него 3 млрд рублей. Он открыт для участия других компаний и предприятий. Надеемся эту сумму увеличить.

Д.Медведев: Я знаю, что вы (исторически так было) программой в области квантовых исследований занимались. Это сейчас, как принято говорить, мейнстрим в научном мире – и квантовые исследования, и создание в будущем квантового компьютера. Насколько удаётся продвигаться в этой сфере? К этому приковано внимание большого количества научных школ.

А.Лихачёв: Эта работа была начата ещё в 2009 году в рамках проекта под названием «Развитие суперкомпьютеров и грид-технологий». Уже тогда во ВНИИА были организованы первые работы по квантовому компьютеру. Наша цель – а мы являемся центром компетенций проекта «Цифровая экономика Российской Федерации» по квантовому направлению – выйти в ближайшие годы на 100 кубит, причём с коррекцией ошибки, используя технологии коррекции ошибок. Занимается этим наш базовый институт ВНИИА – Институт автоматики совместно с Министерством науки и высшего образования и по заказу Центра перспективных исследований.

Думаем, что эта разработка точно войдёт в число топовых мировых. Работа такая идёт, и надо сказать, что для нас это определённая амбиция. Но это скорее технологии завтрашнего дня. Технологии сегодняшнего мы тоже развиваем. В частности, программы суперкомпьютеров и внедрения супертехнологий на территории, на производственных площадках – и не только оборонных предприятий, развиваются. У нас реализуется пилотный проект с Татарстаном по размещению там наших разработок цифрового предприятия. Хорошая цифровая разработка под названием «Логос» – это система инженерного анализа, система «Мульти-Д» – управление сложными инжиниринговыми объектами. И опять же в соответствии с теми решениями, которые были приняты, возникает региональное измерение: пилотный проект «Умный город» реализуется в Сарове. Поэтому с точки зрения и сегодняшнего дня, и завтрашнего эти квантовые направления, квантовые компьютеры, находятся в зоне нашего внимания.

И возвращаясь к портфелю зарубежных заказов: на сегодняшний день у нас уже по 35 энергоблокам заключены контракты и межправительственные соглашения, это 67% вообще мирового рынка зарубежного строительства. Присутствуют, конечно, на этом рынке и корейские, и французские компании. Активно занимаются наши китайские партнёры продвижением, но в соотношении с их портфелем зарубежных заказов, конечно, портфель «Росатома» выглядит более солидно.

Д.Медведев: Это на самом деле приятная статистика. Нужно сделать всё, чтобы постараться закрепить эти пропорции на будущее.

А.Лихачёв: Дмитрий Анатольевич, мы идём вперёд, и это в том числе предмет нашей сегодняшней встречи. Заключены новые межправительственные соглашения с китайскими партнёрами по строительству 7–8-го Тяньваньского блока, по выделению нам новой площадки. Минимум два, возможно, ещё два блока будут предметом наших отдельных договорённостей с Китайской Народной Республикой. В завершающей стадии находится межправсоглашение о создании двух крупных блоков в Узбекистане. Это большая работа. Правительство нас в этом поддерживает, большое спасибо. И надеемся, что ещё целый ряд других стран станут нашими партнёрами и, как принято у нас говорить, странами-новичками в атомной энергетике. Буквально вчера вечером я вернулся из Саудовской Аравии, где у нас прошли переговоры с Министерством энергетики. Мы видим большой потенциал сотрудничества с этой страной в области не только крупных наших традиционных предложений, крупных блоков, но и реакторов средней и малой мощности. Хотелось бы Вас проинформировать отдельно по ряду проектов.

Д.Медведев: Хорошо, давайте так и сделаем.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 3 июля 2018 > № 2663463 Алексей Лихачев


Россия. Иран > Транспорт. Электроэнергетика > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662482

Холдинг «РЖД» электрифицирует 495-километровую линию в Иране

Модернизация инфраструктуры на линии Гармсар - Инче Бурун создаёт условия для роста грузооборота по международному транспортному коридору «Север – Юг»

Холдинг «Российские железные дороги» приступил к электрификации линии Гармсар – Инче Бурун (Иран). В торжественной церемонии старта проекта приняли участие генеральный директор – председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозёров и президент «Иранских железных дорог» (ИЖД) Саид Мохаммадзаде. Общая стоимость проекта составляет около 1,2 млрд евро, включая поставки локомотивов и путевой техники. Работы по контракту выполняет ООО «РЖД Интернешнл» (RZD International, РЖДИ, дочерняя компания ОАО «РЖД»). Проект рассчитан на четыре года и четыре месяца, соответствующий контракт РЖДИ и ИЖД подписали в марте 2017 года.

Как отметил Олег Белозёров, электрификация этой линии даёт существенный экономический эффект.

«За счёт двукратного роста скорости пропускная способность вырастет в четыре раза – до 10 млн тонн ежегодно. Считаем позитивными и такие эффекты, как увеличение безопасности перевозок и сокращение выбросов в атмосферу. Всё это создаёт условия для роста грузооборота по международному транспортному коридору «Север – Юг» и интенсификации экономических связей в Каспийском регионе. Уверен, что за это время будет накоплен многообразный опыт, который будет полезен для наших стран. Он станет хорошей основой для реализации новых совместных проектов в области инфраструктурного развития», – подчеркнул глава ОАО «РЖД».

Проект предусматривает электрификацию линии Гармсар – Инче Бурун общей протяжённостью 495 км, в том числе 203 км в горной местности, 31 станции и 95 тоннелей. Кроме того, контракт предполагает поставку электровозов и техники для обслуживания контактной сети, устройства СЦБ, а также обеспечение технической поддержки в течение первого года эксплуатации.

Заместитель генерального директора АО «Трансмашхолдинг» Артём Леденёв подтвердил факт ведения компанией переговоров о возможных поставках электровозов в Иран.

Генеральный директор Института экономики и развития транспорта (дочернее предприятие ОАО «РЖД») Фёдор Пехтерев уверен, что холдинг «РЖД» обладает всеми необходимыми конкурентными преимуществами для работы в Иране.

«Во-первых, в Иране достаточно хорошо известны возможности РЖД по реализации инвестиционных проектов в области электрификации имеющихся и строительства новых железнодорожных линий (ОАО «РЖД» в 2012 году завершило электрификацию ветки Тебриз – Азаршахр. – Ред.). Наши строители и проектировщики пользуются в этой стране определённым авторитетом. Во-вторых, когда мы обговаривали с «Иранскими железными дорогами» условия реализации проекта, мы договорились о привлечении к проекту местных кадров в лице тех же проектировщиков и строителей, которые таким образом приобретают бесценный опыт», – подчеркнул эксперт.

Также он отметил, что, держа в уме реализацию такого крупного международного транспортного проекта, как «Север – Юг», близкое партнёрство с Россией в области инфраструктуры становится весьма привлекательным для Ирана.

Напомним, помимо электрификации линии Гармсар – Инче Бурун, ОАО «РЖД» претендует на электрификацию участка Тегеран – Тебриз (300 км). Ранее первый заместитель генерального директора холдинга Александр Мишарин отмечал, что возможность таких работ заложена в уже действующий контракт. Также ОАО "Российские железные дороги" по предложению иранской стороны рассматривает возможность электрификации дороги Бендер-Аббас – Серахс (1,6 тыс. км).

В 2017 году машиностроительный холдинг «Синара – Транспортные Машины» заключил контракт с иранской железнодорожной строительной компанией «Ферротек Стил» на поставку 36 единиц путевой техники на общую сумму 24 млн евро. А Трансмашхолдинг летом прошлого года договорился о создании совместного предприятия с иранской промышленной корпорацией Industrial Development & Renovation Organization of Iran.

Действующие санкции против Ирана запрещают экспорт в эту страну атомной, ракетной и значительной части военной продукции, продукции тонкой нефтепереработки, а также прямых иностранных инвестиций в газовую, нефтяную и нефтехимическую промышленность Ирана. Сотрудничество же в сфере транспортной инфраструктуры не несёт экономических угроз для контрагентов Ирана.

Константин Мозговой

Россия. Иран > Транспорт. Электроэнергетика > gudok.ru, 3 июля 2018 > № 2662482


Россия > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 30 июня 2018 > № 2692718 Михаил Струпинский

Без систем электрообогрева сегодня не сдается ни один нефтепровод.

Как снизить риски транспортировки нефти в условиях вечной мерзлоты, рассказал гендиректор одного из крупнейших в мире производителей систем электрообогрева ГК «Специальные системы и технологии» М. Струпинский.

- Наращивание добычи энергоресурсов в северных, арктических районах требует эффективной системы обогрева трубопроводов и резервуаров. Как вы оцениваете состояние этого сегмента нефтегазовой отрасли в России?

- Действительно, системы обогрева трубопроводов - это критически важная составляющая для эффективной и экологически безопасной добычи, транспортировки, переработки и хранения нефти и нефтепродуктов. Без таких систем сегодня не сдается ни один нефтепровод, ни один резервуар, ни один нефтеперерабатывающий завод в стране, особенно в арктических и субарктических условиях.

Раньше трубопроводы обогревали в пределах предприятия паром, так называемыми пароспутниками. Но такой способ всегда связан со значительными затратами на генерацию «острого» пара, это около 200°С, и на устройство системы, в том числе на организацию замкнутого контура для циркуляции теплоносителя.

Обогрев паром - это еще и постоянная борьба с коррозией и отводом конденсата: если вы когда-нибудь были зимой на старых нефтеперегонных заводах, то могли видеть привычную для них картину - огромные сосульки на трубах.

Сейчас практически во всем мире перешли на электрический обогрев. Эти системы при высокой степени энергосбережения гарантируют легкую транспортировку нефти любой вязкости и нефтепродуктов. Почему это очень важно? Представьте нефтепровод длиной 20 км, и из-за каких-то неполадок прокачка прекращается. Это экстренная ситуация, но такое бывает. Что делать с нефтью в трубопроводе, как вы считаете?

- Предполагаю, что ее нужно удалять или откачивать.

- Верный ход мыслей. А куда? Сливать на землю невозможно, это серьезнейшее экологическое преступление. Альтернатива - строительство сопутствующего резервуарного парка - обойдется очень дорого, на него нужны разрешения, включая землеотвод.

Есть более эффективная технология - электрообогрев. Оборудование не занимает места, система отличается низким энергопотреблением, проста в обслуживании.

Система промышленного электрообогрева состоит из нагревателя, подсистемы электроснабжения и подсистемы управления. В качестве нагревателя используются нагревательные кабели разных типов, которые крепятся непосредственно на трубопровод, резервуар или технологическое оборудование.

Аппаратура подсистемы управления позволяет регулировать мощность обогрева. Датчики замеряют температуру обогреваемой поверхности или воздуха - при достижении определенного показателя обогрев включается или выключается автоматически, что делает систему автономной.

Преимущества кабельных систем перед уже упомянутым обогревом паром - легкий монтаж, низкие капитальные затраты, оптимальный расход энергии, безопасность применения во взрывоопасных средах и универсальность. Сегодня системы электрообогрева устанавливаются от Африки до Арктики.

Наши системы установлены по всему миру. Это и крупнейшие российские нефтегазовые объекты, такие как «Ямал СПГ», ВСТО и Куюмба - Тайшет», Ямбургское, Харьягинское и Заполярное месторождения, морские ледостойкие платформы им. Ю. Корчагина и В. Филановского, Таманский комплекс, Усть-Луга, МНПЗ, «ЛУКойл - Нижегороднефтеоргсинтез» и др.

И международные: терминал Vopak Horizon Fujairah в ОАЭ, месторождения Кумколь в Казахстане и Урга в Узбекистане, платформа «Жданов-А» в туркменской части Каспийского моря.

Мы производим нагреватели длиной от 1 м до самых длинных в мире - 75, 80, 100 километров одно плечо. ГК «ССТ» входит в 3ку компаний на международном рынке с наиболее широкими линейками решений в данной области, и мы не зависим от иностранных поставщиков.

- Чем вызвана необходимость разрабатывать сверхдлинные системы?

- Длина нагревателей меняет экономику проекта. Если речь идет об очень длинном трубопроводе, например «Силе Сибири», то для систем обогрева необходимо предусмотреть точки питания, которые стоят денег, поскольку к каждой из них нужно подвести кабель или установить газотурбинную станцию. Если вы увеличиваете плечо обогрева в три раза, вы в три раза уменьшаете число этих точек, и ваш проект становится более конкурентоспособным.

До недавнего времени пределом были системы обогрева 15-20 км. За последние 8 месяцев мы разработали самую длинную систему электрообогрева в мире - до 150 км с подачей питания из одной точки, и я считаю, что это суперпроект в своей нише.

До нее лидером по протяженности была система обогрева на основе скин-эффекта, на которую мы в этом месяце получили сертификат Евросоюза ATEX.

- В чем эффективность саморегулирующихся кабелей, на линейку которых вы также получили сертификат ЕС?

- Саморегулирующиеся кабели, которые с понижением температуры увеличивают теплоотдачу, - это мудрое изделие. Оно работает даже не на наноуровне, а на квантовом.

Саморегулирующийся кабель состоит из 2х проводников, заключенных в специальную матрицу из электропроводящего полимерного материала. Сопротивление матрицы меняется в ответ на изменения окружающей среды, и таким образом кабель самостоятельно меняет выдачу тепла в каждой точке длины.

Выпускать электропроводящий полимер - сложная задача, ведь пластмасса является диэлектриком. При этом саморегулирующиеся кабели применяются на 60-70% нефтепроводов, и этот продукт полностью импортировался.

Мы начали локализацию его производства в 2013 г. - создали в Московской области современную технологическую и испытательную базу, разработали рецептуру полимерных материалов и саму технологию производства саморегулирующихся кабелей.

Продукция ГК «ССТ» производится в России и при этом соответствует мировому уровню качества. Одним из подтверждений этому служит получение группой европейского сертификата ATEX и международных IECEx и VDE на линейку саморегулирующихся кабелей, участие предприятий группы в международных проектах.

До нас саморегулирующиеся кабели производили всего несколько компаний в мире, включая 2 завода в США. Теперь мы построили новое предприятие, и это большой шаг для российских специалистов, которые смогли реализовать такой прорывной проект.

Всего на заводах группы работают 1500 человек, и сегодня мы входим в 3ку крупнейших производителей систем электрообогрева в мире.

Поэтому Минэкономразвития РФ признало нашу компанию «Национальным чемпионом» по результатам участия в приоритетном проекте «Поддержка частных высокотехнологических компаний-лидеров».

- Какие международные рынки вам доступны?

- Сегодня мы активно предлагаем и продаем нашу продукцию в 47 странах мира. В планах - работа над расширением географии продаж.

- Насколько конкурентен рынок систем промышленного электрообогрева в России?

- Ввиду востребованности продукции это один из самых конкурентных сегментов в электротехнической отрасли, здесь работают 40-50 компаний. ГК «ССТ» занимает лидирующую позицию в России и входит в 3ку крупнейших производителей систем электрообогрева в мире.

- Есть какие-либо специальные разработки для добывающей промышленности?

- Это технология обогрева скважин. Ее востребованность будет расти с уходом легкой нефти. Разработка высоковязкой нефти требует современных технологий, которые повысят рентабельность месторождений.

Одно из таких решений - наша система электрообогрева Stream Tracer, которая упрощает добычу тяжелой нефти и защищает от образования пробок в насосно-компрессорной трубе скважины.

- Каковы перспективы рынка систем промышленного электрообогрева?

- Сейчас активный рост применения электрических нагревательных систем наблюдается в тех регионах, где идет реализация крупных объектов ТЭК.

И Россия - один из таких рынков. Углеводороды остаются важным энергоносителем, и технологии электрообогрева будут оставаться востребованными во всех сферах нефтегазовой отрасли.

Источник РБК

Россия > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 30 июня 2018 > № 2692718 Михаил Струпинский


Россия > Электроэнергетика > bfm.ru, 29 июня 2018 > № 2678242 Анатолий Чубайс

Десять лет спустя. Анатолий Чубайс о реформе РАО ЕЭС: аварий меньше, а электричества больше

Председатель правления ОАО «Роснано» вспоминает о реформе РАО ЕЭС, которая десять лет назад завершилась ликвидацией монополии

Десять лет назад реформа РАО ЕЭС завершилась ликвидацией монополии. О том, что тогда происходило, вспоминает Анатолий Чубайс.

Анатолий Борисович, десять лет назад завершилась реформа РАО ЕЭС. Единственная, по-моему, в мире реформа, инициаторы которой поставили себе цель ликвидировать то, на чем они сидели.

Анатолий Чубайс: И уничтожить свои рабочие места, совершенно верно.

Когда все это происходило десять, двенадцать, пятнадцать лет назад, все абсолютно в стране политики, эксперты, сами энергетики со стажем, пугали: когда прекратит существование вот эта единая система, а вместо появятся отдельные генерирующие компании, системный оператор и ФСК, всё — электричества, скорее всего, не будет через некоторое время. Но мы за десять лет забыли вообще про то, что такие страхи были.

Анатолий Чубайс: Ну, вы очень правильно начали. Действительно, как-то все забывается. Основные баталии, которые велись тогда, у наших оппонентов шли под лозунгами «расчленение, разворовывание, развал» — базовые термины, которые ими использовались. На днях обнаружил статью одного из наших критиков, Виктора Васильевича Кудрявого, под скромным названием «Организованная катастрофа приблизилась». Организованная катастрофа. В этом смысле базовый набор аргументов наших оппонентов состоял в том, что мы разрушим энергетику, если совсем просто описать их позицию. Все эти термины — разрушение, развал и так далее, и так далее, они, на беду для наших оппонентов, имеют довольно простой измеритель. Это набор простых измерителей не на уровне эмоций, не на уровне лозунгов, а на уровне, собственно, профессиональной энергетической статистики. Назову четыре цифры, которые дают ответ по прошествии десяти лет. Главная из них — это аварии. Что с ними произошло? Количество аварий на станциях мощностями выше 25 мегаватт за этот период, если быть более точным, за 2011-2017 год, сократилось на 16%. До этого был тренд к росту. Количество аварий в распределительных сетях сократилось за это же время на 23%. Средняя продолжительность аварий, очень важный показатель, всегда нас за это сильно ругали, сократилась за это время более чем в два раза. Базовая причина очень простая — это, конечно же, беспрецедентный объем ввода новых мощностей: и генерирующих, и сетевых, и подстанций. Долгие годы, я думаю, что лет 30 примерно, энергетика жила в логике, когда каждый следующий год увеличивал срок службы оборудования. Иными словами, темпы ввода новых мощностей медленнее, чем естественное старение. Это увеличение срока службы, собственно, было основополагающим трендом, повторю еще раз, начавшимся даже не в российские времена, еще и в советские времена. Так вот, массированные вводы, которые удалось осуществить, ровно этот тренд переломили. Начиная с 2012 года, темпы обновления мощностей в стране стали выше, чем темпы естественного старения. Это значит — сокращение среднего срока службы, это значит — сокращение количества аварий, сокращение их продолжительности и так далее. Вывод: все прогнозы наших оппонентов оказались абсолютным враньем с начала и до конца. Энергетика стала надежнее, чем была раньше.

Я помню, что Виктор Кудрявый — ваш вечный оппонент, к которому, как я знаю, вы с большим уважением относитесь, потому что он оппонент по убеждениям, а не по конъюнктуре.

Анатолий Чубайс: Да, потому что он бескорыстный. Он [действовал] не чтобы помочь какой-то партии или сделать для себя какую-то карьеру, он реально так считал. Это была его позиция.

Как раз все планы по вводу новых мощностей приходились на период после завершения и расчленения РАО ЕЭС, когда уже частные инвесторы, новые владельцы будут выполнять взятые на себя инвестиционные обязательства. Он говорил: «Не верю». Ну, до спора какого-нибудь там сбрить усы или съесть галстук дело не дошло, но он сказал: я не верю, что в 2012-м, в 2013 году ввод мощностей в России превысит советские объемы.

Анатолий Чубайс: Действительно, Кудрявый ровно это говорил. Помню его цитату: «Ввод 31 гигаватта мощностей невозможен и не состоится», и говорил он это не только в 2008 году, а в 2010-м, в 2011-м, в 2012-м, в 2013-м, когда уже было ясно, что процесс пошел. Но есть факт: по объему ДПМ, договоров на поставки мощностей, вводы составили 26,5 гигаватт, а в целом объемы вводы превысили 30 гигаватт. Это больше, чем за последние 35 лет российской истории. Ничего подобного не случалось ни в позднее советское время, ни в ранее российское, ни в среднероссийское время. Это беспрецедентный объем вводов. Примерно впятеро больше, чем в предшествующее десятилетие. Собственно говоря, он и переломил все тренды, он изменил ситуацию в энергетике кардинально. Ради чего и проводилась реформа, это и было ее целью.

Особенность реформы еще заключается в том, что такая система перевода этой естественной монополии электроэнергетической, вертикально интегрированной, связанной единой дисциплиной, технологией… Россия, в общем-то, оказалась в числе немногих стран мира, которые это в тот момент делали. Скандинавские страны, Америка, а вот Франция, Германия, я уже не знаю, как сейчас, но тогда они сохраняли такую же централизованную систему электроэнергетики, какая была и в России, и в Советском Союзе. Не казалось ли вам в тот момент, что Россия, так сказать, тяжело созревала вообще для рыночной психологии? А уж переводить на рыночное устройство такую технологически взаимосвязанную сложную отрасль, чего не было сделано даже в очень «рыночно развитых» странах Западной Европы…

Анатолий Чубайс: Я соглашусь с вами в том, что сама по себе задача действительно и сегодня, через десять лет после ее решения, по-прежнему выглядит невероятно сложной. Энергетика — отрасль, которая каждый день поставляет свою продукцию каждому гражданину страны и каждому юридическому лицу, да и еще в условиях нашего климата с совершенно понятными рисками. Ее реформировать, реорганизовывать — это примерно как, сидя за рулем автомобиля, несущегося на полной скорости, пытаться заменить трансмиссию, подкачать колеса, отремонтировать двигатель. Кстати говоря, у тебя за спиной еще в кузове 140 миллионов человек — население, а ты не можешь не то чтобы останавливаться, даже притормозить. Задача невероятной степени сложности.

Это сложная рыночная структура. Это далеко не базар, на который можно привезти-отвезти. И юридически, и организационно этот рынок чрезвычайно структурно сложный.

Анатолий Чубайс: Чистая правда. Представьте себе, что в стране, не знаю, 400 электростанций — на каждой, для простоты, пять энергоблоков. Итого 2 тысячи энергоблоков. Отклонения недопустимы, потому что — частота электрического тока, синхронность режима и аварии. Это невероятно сложная система в инженерном смысле. Я, кстати, сам это по-настоящему понял, только оказавшись внутри энергетики. Мне кажется, что с точки зрения степени инженерной сложности, все же не в обиду коллегам-газовикам, в инженерном смысле электроэнергетика сложнее. Так вот, что происходило в мире, были ли мы первыми или не были мы первыми. Надо сказать, что к этому времени, вообще говоря, в науке и вокруг энергетики стало меняться парадигма. А именно — до этого момента, до начала 90-х, электроэнергетика в мире считалась естественной монополией. Не трогайте, не делите, не пытайтесь создавать рынки. В начале 90-х пошел новый тренд: внутри электроэнергетики есть части, которые являются естественной монополией, например, сети, например, диспетчерование. А есть части, которые не являются естественной монополией. Например, генерация. Одна электростанция или группа электростанций, вообще говоря, может конкурировать с другой. Этот тренд активно обсуждался. Первые эксперименты оказались предельно неудачными. Упомянули Америку, так вот, Соединенные Штаты провели в Калифорнии рыночную реформу электроэнергетики, которая просто с треском провалилась, с тяжелыми последствиями и отбросила Америку в реформировании на много-много лет.

Так это как раз ведь лет за десять до того, как вы в 1998 году пришли…

Анатолий Чубайс: Нет, это было внутри нашей работы — калифорнийский эксперимент. Начался раньше, а провал там происходил где-то, ну, по памяти, могу ошибиться, 2000-2001 год. Помните роман Артура Хейли — «Перегрузка»?

Нет, не помню. Но помню блэкаут как раз на Восточном побережье в Америке.

Анатолий Чубайс: Там предвидены ровно эти события. Это другая история. Большие аварии в энергетике всегда случаются и, к сожалению, не избавляет от них ничто. Так вот, надо сказать, что мы действительно одними из первых пошли по этому пути, но не оттого, что мы хотели кого-то обогнать, а по гораздо более простой причине. Перед нами вопросом жизни и смерти стал вопрос инвестиций. Энергетика не в состоянии была вынести ту нагрузку, которую экономика предъявляла. Экономика росла с темпом, напоминаю, по 8% в год. Энергетика физически не справлялась.

Уже в нулевых годах, естественно, не в 90-х.

Анатолий Чубайс: Да, совершенно верно, 2000-2004 годы. Ровно эти темпы роста. Энергетика не по топливу, не по финансам — просто по физическому наличию мощностей не справлялась. Вот у нас есть в Москве столько-то станций, у них такая-то мощность. Если у вас температура будет держаться на уровне минус 25 градусов, то вы с ними проходите зиму, а если будет минус 26 — нет, не проходите. Точка. Вы не можете привезти станцию. Нужно строить новую станцию — других способов нет. Новая станция — это миллиард долларов. А объем задач, который нужно было решить — это были задачи на десятки миллиардов долларов. Источника не существует. Главная слабая позиция моих оппонентов, что в этом месте у них не было решения. Они нас громили, они нас критиковали, они доказывали, но, когда дело доходило до главного вопроса — хорошо, мы, может быть, неправы. Но мы предлагаем логику, которая приводит к колоссальному инвестиционному рывку. Что вы предлагаете? Ответ был, опять же, у Кудрявого, вспоминаем сегодня: надо создать специальный фонд под руководством президента, который аккумулирует ресурсы для инвестиций в энергетике. А президент откуда возьмет деньги в этот фонд? Иными словами, именно в силу остроты вот этого нависшего над энергетикой креста мощностей, мы обязаны были пойти по этому пути максимально быстро, не оглядываясь ни на кого. Надо сказать, что мы не являлись рекордсменами, были и другие страны, которые похожую историю приняли — разделение по собственности, разделение по управлению. Мы пошли по пути разделения по собственности в законе. Но в итоге, конечно, по-крупному Россия оказалась чуть ли [не среди] передовых стран, осуществивших наиболее прогрессивную реформу электроэнергетики, которая на сегодня, в 2018-м, считается, в общем, уже такой школьной истиной.

Наверняка в те годы, когда вы все это очень быстро проводили, и президент, и правительство...

Анатолий Чубайс: Как быстро — десять лет, извините...

Ну, десять лет... первые-то пять лет была, так сказать, расшивка бартера и восстановление системы платежей. Во всяком случае, для участников процесса, что вы задумали, дошло где-то уже после 2002-2003 года. Наверняка вам задавали вопросы: вот где гарантии, что, ликвидировав единую государственную систему управления всем процессом — электростанции, передачу, диспетчерские пульты, мы сможем вообще этим пользоваться? Мы же еще в школе, по-моему, учили, и я помню, что мы гордились единой энергосистемой Советского Союза, где от Восточной Сибири до Молдавии, если где-то не хватит электричества, то перетоки будут осуществляться. Она едина, неделима, управляется целиком. Наверняка спрашивали: где гарантии, что управляемость системой в масштабах страны не будет потеряна?

Анатолий Чубайс: Давайте я историю расскажу. Историю, состоящую в том, что практически один в один тот самый вопрос, который вы сейчас задали, прозвучал на совещании, я как сейчас помню, Президиума Госсовета. Вопрос задавал мой давний друг Юрий Михайлович Лужков, который говорил с гораздо большим пафосом, причем он умеет говорить, как настоящий оратор. «Кто будет управлять? Кто управлять будет этой системой? Кто будет ею управлять?» — повторил Юрий Михайлович раза три, каждый раз повышая тональность голоса. И очень хорошо помню, раздался откуда-то негромкий ответ: «Рынок». Я даже не сразу понял, кто это сказал. Я стал оглядываться, кто произнес слово «рынок». Я еще не успел, только набрал в грудь воздуха, чтобы ответить. Оглядываясь, понял, что ответ дал Владимир Владимирович Путин, который управлял заседанием Госсовета в этот момент. И вы знаете, он оказался прав. В электроэнергетике создан оптовый рынок, точнее, система рынков — рынок на сутки вперед, базовый из них балансирующий рынок, которые в итоге обеспечили реальное конкурентное ценообразование. Начиная с 2003 года 100% энергетики на опте — это свободные цены, которые, собственно, обеспечили результат важнейший — энергетика стала не отраслью, раскручивающей уровень цены в ТЭКе, а отраслью, сдерживающей уровень цены в ТЭКе.

Это что касается цен. А что касается надежности поставок? Допустим, какой-нибудь владелец решил, что у него изменилось настроение, взгляды на жизнь и так далее. Были планы, была же не просто, так сказать, экономическая концепция, была и техническая генеральная схема до 2020 года: что, где, в каких регионах, какие мощности должны вводиться. Госплан. Вот только планы по этому госплану должны были выполнять уже свободные частные инвесторы. Они не выполнят, и где-нибудь что-нибудь перегорит, накроется, а резервов взять негде, потому что оказывается, какой-нибудь частный инвестор или владелец решил, что ему не обязательно держать такие мощности наготове.

Анатолий Чубайс: Вы даже не представляется, в какое нервное сплетение интересов, противостояние, столкновений вокруг реформы тут попали.

Рынок рынком, а тут должны быть еще жесткие долгосрочные обязанности и обязательства.

Анатолий Чубайс: Так и есть. Можно часами рассказывать о том, как складывалось решение этого вопроса, я попробую сказать коротко. Первое: вы упомянули слова «генеральная схема размещения». Это, как ни странно, в таком царстве либералов под названием РАО ЕЭС оказался первый в истории России отраслевой прогнозный документ на 12 лет, определивший стратегию развития индустрии. В электроэнергетике это важнейшая вещь, потому что здесь действительно нужна целостность технологического комплекса. Если вы строите станцию, вы обязаны обеспечить схему выдачи мощности, противоаварийную автоматику, резервы и так далее..

Все это дорого стоит.

Анатолий Чубайс: Дело не в том, сколько стоит, дело в целостности.

А инвестор считает возврат денег...

Анатолий Чубайс: Это четвертый вопрос. Давайте с первым разберемся, а потом — возвраты денег. Генсхема, которая обеспечила целостность технологического комплекса, причем мало того, если энергетика у вас в застое, то с целостностью проблем нет, она уже целостная, а если вы собирались вводить, да еще и за 30 тысяч мегаватт, вопрос целостности становится абсолютно ключевым. Так вот, чтобы ее обеспечить была сделана та самая генеральная схема, это первый шаг к логике. Следующий шаг: как сделать так, чтобы уважаемые частные собственники, пришедшие в генерирующие компании, всерьез ее восприняли? Для этого был сделан целый набор мер, достаточно серьезных и жестких, с целью положить в инвестпрограммы каждой из генерирующих компаний тот кусок генсхемы размещения, который касается этой компании. В итоге сначала сделали генсхему, потом распределили ее по каждой генерирующей компании, а затем, проводя тендер на продажу компании, мы условием победы ставили подписание юридически обязывающего контракта на то, что будут введены ровно эти мощности. Но и этого мало, поверх этого еще была конструкция. С одной стороны, обязательства инвесторов построить то, что они должны построить, а с другой, обязательство государства последовательно либерализовать рынок с 2008 по 2011 год. В итоге выяснилось, что государство выполнило обязательства на 100%, а инвесторы примерно на 94-95%. Сработало?

Сейчас российская энергетика, если масштабными цифрами смотреть, проходит определенный этап. Закончился инвестиционный цикл. В основном все то, что должны были построить по этому инвестиционному плану, уже построено.

Анатолий Чубайс: Да.

Как вы думаете, в следующий цикл мы войдем в той же абсолютно модели существования энергетики или она может измениться? Не секрет, что звучат мысли и есть примеры того, что собирание энергетических генерирующих компаний в одно целое вместе с поставщиками — топливо, будь то «Газпром» или угольщики, со сбытовыми компаниями, происходит. Да, может быть, и бог с ним, может быть, так и должно быть, ничто не вечно.

Анатолий Чубайс: На этот вопрос ответ довольно простой. Есть один базовый принцип, который я уже упомянул, — это разделение конкурентных и монопольных секторов. Генерация — это сбыт, упомянутый вами конкурентный сектор. Объединение генерации со сбытом ничему не противоречит, кстати, в ряде случаев. А чего нельзя делать? Нельзя объединять конкурентный сектор с монопольным. За прошедшие десять лет было несколько попыток ровно это и взорвать, в том числе организованными, достаточно серьезными силами. Как вы понимаете, мы уже не имели отношения к этим дискуссиям, мы находились за их пределами. Итог: ни одна из попыток не завершилась результатом. Базовые реформы остались неизменными. Я, наверное, раз 50 в газетах видел заголовок «РАО ЕЭС восстановлена, реформа отменена. Что такое, «Интер РАО» купила ОГК». Ну, купила и чего? При чем здесь восстановление РАО ЕЭС? Главный принцип, повторю еще раз: монопольный и конкурентный сектора отделены, как были, так и есть. И если он будет сохранен, а я, честно говоря, думаю, что теперь уже у него есть все шансы быть сохраненным, не вижу никаких страшных рисков в объединениях, но при естественных антимонопольных правилах, которые надо отметить. Бывают ситуации объединений. Сейчас объединяются две крупные зарубежные генерирующие компании, работающие в России. Но ФАС выставляет поведенческие условия или даже требует при этом продать какую-то из станций, так было раньше. Это абсолютно цивилизованная, нормальная политика, которая не разрушает рынок.

Еще один, самый главный принцип, который тоже основополагающий для этой реформы, в том, что частный инвестор должен увидеть возврат капитала. На ваш взгляд, он работает? Для того чтобы в следующий цикл эти инвесторы не сбежали, не разбежались, не распродали, а брали на себя и на следующем цикле вот эти обязательства.

Анатолий Чубайс: Знаете, что там произошло? Реформа закончилась в июне 2008 года. Мы получили частных инвестиционных ресурсов более чем на 30 млрд долларов за 18 IPO, которые были проведены. Колоссальные средства. Это июнь 2008-го. В сентябре, как мы знаем, немного рушится Lehman Brothers и вслед за ним мировая экономика падает. Падает капитализация на всех рынках, в том числе, естественно, и в России. Честно скажу, довольно долгое время наши олигархи, купившие задорого активы, ходили, на меня достаточно злые, потому что продали мы все очень дорого, а после все упало. Но энергетика — это очень инерционная отрасль, в ней всерьез работают настоящие профессионалы не в логике год-полтора и не в логике рыночная котировка сегодня — рыночная котировка завтра, а в логике как раз той самой инвестиционной окупаемости, о которой вы говорите. Ну да, у тебя упал Market Cap, но при этом у тебя есть объем продаж, есть затраты, которые ты можешь снижать, есть право на получение прибыли, если ты выиграл в конкурентной борьбе и получил долю на рынке. Ровно в этой логике энергетика десять лет прожила. В результате выясняется, что большинство генерирующих компаний работают на рынке с хорошей прибылью. Например, я хорошо знаю ситуацию с теперь уже нашим партнером, компанией «Фортум», которая всю прибыль, которую она заработала в России за эти десять лет, сегодня реинвестирует в Россию же, в возобновляемую энергетику. «Фортум» вместе с нами является лидером в ветре, а на последнем тендере пошел еще в конкуренцию с нами по солнцу. Мало того, «Фортум» приобрел еще одну бывшую крупную генерирующую компанию и увеличивает свою долю на рынке. Это означает, что есть ресурс. Из трех крупнейших европейских компаний, пришедших в российскую энергетику в 2008 году, ни одна не ушла из России. Это означает, что индустрия оказалась доходной. Повторю еще раз: при очень сдержанном уровне цен на электроэнергию.

Последний вопрос. Конечно, ваша жизнь, карьера, дела, каждый день как вулкан, но, наверное, в судьбе этой реформы, очень новаторской для России, был какой-то критический день, когда все могло пойти прахом?

Анатолий Чубайс: Их было минимум шесть за десять лет, когда все могло бы пойти прахом, и должно было пойти прахом. По странному стечению обстоятельств не пошло.

Чагино?

Анатолий Чубайс: Один из самых драматических — это, конечно, московская авария, когда четыре региона страны на 24 часа оказались без электроэнергии. Последствия были катастрофические: с остановившимися лифтами в домах, с метро, остановившимся в тоннелях, с остановившимся энергоснабжением больниц, органов власти.

Заметим, на тот момент реформа-то еще не прошла.

Анатолий Чубайс: Мало того, что она не прошла, немедленно получили выступление моего бывшего друга Виктора Кудрявого с тезисом о том, что «наконец теперь все ясно, доказана, во-первых, полная некомпетентность руководителя РАО ЕЭС, а, во-вторых, расчленение Мосэнерго привело к этим последствиям». И это был действительно момент, когда все висело на волоске. При том, что это уже 2005 год, все подготовлено: закон есть, все решения продуманы, структура генерации создана, системный оператор уже создан, Федеральная сетевая компания создана. Было ясно, что это политическое решение. Двигаться назад, либо двигаться вперед. Решение, которое было принято, состояло из двух частей. Первая — движемся вперед, вторая — мы переосмыслили цели реформы, и это, кстати, очень важное наше изменение позиции. Если до московской аварии мы считали, что наша задача — создать частную генерацию, рынок, конкуренцию, а затем начнется привлечение инвестиций, то тут мы поняли, что нет, потом не годится. Мы изменили концепцию реформы в части цели, поставили перед собой задачу: вместе с созданием частной генерации и строительством рынка обеспечить инвестиционный рывок. Именно поэтому в 2008 году, еще при РАО ЕЭС, были проведены те самые 18 IPO, которые дали 30 млрд долларов. Если бы мы этого не сделали, если бы нас не подтолкнула авария, это было бы очень серьезной ошибкой с нашей стороны.

Добавлю, что остальные пять критических дней довольно подробно описаны в книге Михаила Бергера и Ольги Проскурниной о том, как все это происходило.

Анатолий Чубайс: Есть такая книжка, да, правда.

Спасибо.

Илья Копелевич

Россия > Электроэнергетика > bfm.ru, 29 июня 2018 > № 2678242 Анатолий Чубайс


Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 28 июня 2018 > № 2658477

Решения принятые на годовом собрании акционеров ФСК ЕЭС в Москве.

28 июня 2018 г в Москве состоялось годовое Общее собрание акционеров ФСК ЕЭС, дочки Россетей.

Собранием избраны новые составы Совета директоров и Ревизионной комиссии Общества, утверждены годовой отчет, годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность, Положение о выплате членам Ревизионной комиссии вознаграждений и компенсаций в новой редакции, утвержден аудитор Общества.

Принято решение о распределении прибыли по результатам 2017 г и выплате дивидендов по итогам года в размере 0,014815395834 руб на одну обыкновенную акцию ФСК ЕЭС на общую сумму 20 307 801 тыс руб.

С учетом ранее выплаченных промежуточных дивидендов по итогам 1 квартала 2017 г подлежащая выплате сумма дивидендов составляет 18 884 671 тыс руб.

В работе собрания приняли участие члены Совета директоров ФСК ЕЭС, избранные на внеочередном Общем собрании акционеров в 2017 г: Председатель Правления ФСК ЕЭС А. Муров, Директор департамента развития электроэнергетики Минэнерго России П. Сниккарс, Член правления Россети А. Демин, Заместитель генерального директора Россети О. Шатохина, Управляющий директор Ренессанс-Брокер И. Каменской, Исполнительный вице-президент по России компании Эни С.п.А. Э. Ферленги.

В новый состав Совета директоров ФСК ЕЭС вошли:

- И. Каменской, Управляющий директор Ренессанс Брокер;

- П. Ливинский, Генеральный директор Россети;

- П. Грачев, Генеральный директор Полюс;

- Э. Ферленги, Исполнительный вице-президент по России компании Эни С.п.А.;

- А. Муров, Председатель Правления ФСК ЕЭС;

- П. Сниккарс, Директор Департамента Минэнерго России;

- О. Шатохина, Заместитель генерального директора Россети;

- С. Сергеев, Заместитель генерального директора Россети;

- А. Демин, Член правления Россети;

- Н. Рощенко, Член правления - начальник Правового управления ассоциации НП Совет рынка;

- Е. Прохоров, Заместитель генерального директора Россети.

Членами Ревизионной комиссии избраны: директоры департаментов Россети А. Баталов и М. Лелекова, начальник отдела департамента Минэнерго России Т. Зобкова, советник отдела управления Росимущества Е. Снигирева, представитель Минэкономразвития России В. Хворов.

Аудитором Общества утверждено Эрнст энд Янг.

Было одобрено участие ФСК ЕЭС в Общероссийском объединении работодателей Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).

За прошедший корпоративный год Советом директоров проведено 35 заседаний, на которых рассмотрены 166 вопроса.

Для акционеров, которые не смогли присутствовать на годовом Общем собрании на сайте ФСК ЕЭС проводилась онлайн-трансляция мероприятия.

Также акционерам была предоставлена возможность участия в Собрании через интернет путем заполнения электронной формы бюллетеня.

Полная информация о решениях, принятых годовым общим собранием акционеров, будет раскрыта Обществом в установленном законодательством Российской Федерацией порядке.

Тезисы от ФСК ЕЭС:

- ФСК будет вкладывать в цифровизацию ежегодно 10 млрд рублей в течение 5 лет;

- ФСК получила директиву правительства по продаже пакета в Интер РАО;

- ФСК может начать переговоры с АФК о покупке активов БЭСК после продажи пакета Интер РАО;

- ФСК завершила строительство сетей для укрепления связей между ОЭС Северо-Запада и Центра.

Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 28 июня 2018 > № 2658477


Иран. МАГАТЭ > Электроэнергетика. Армия, полиция > un.org, 28 июня 2018 > № 2656804

В МАГАТЭ 11 раз подтвердили, что Иран выполняет соглашение о его ядерной программе

Несмотря на то, что, по заключению экспертов МАГАТЭ, Иран выполняет условия международного соглашения по его ядерной программе, само соглашение оказалось под угрозой. Об этом предупредила заместитель Генерального секретаря по политическим вопросам Розмари ди Карло по случаю трехлетней годовщины Совместного всеобъемлющего плана действий, который был одобрен Советом Безопасности.

Розмари ди Карло сообщила, что со времени вступления Плана в действие в январе 2016 года, глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) 11 раз отчитывался в Совете Безопасности и каждый раз подтверждал, что Иран выполняет свои обязательства. Тем не менее, 8 мая этого года президент США Дональд Трамп объявил о том, что Вашингтон выходит из соглашения и намерен возобновиться санкции против Ирана, которые были отменены по условиям договоренностей. Генеральный секретарь выразил сожаление по поводу этого решения.

В среду заместитель главы ООН представила его очередной доклад о выполнении соглашения. В числе прочего, в нем содержится ссылка на информацию двух государств о том, что в Иран могли попасть так называемые «объекты двойного назначения». Эти сообщения проверяются.

В докладе также рассматривается утверждение Саудовской Аравии о том, что баллистические ракеты, запущенные йеменскими повстанцами-хуситами, изготовлены в Иране. Проведя на месте анализ обломков пяти ракет, эксперты МАГАТЭ пришли к выводу, что их дизайн совпадает с конструкцией иранских ракет «Кум-1», а составные части были изготовлены в Иране. Компоненты систем наведения, по мнению специалистов, были произведены между 2002 and 2010 гг. Правда, они не могут с уверенностью сказать, были ли ракеты доставлены в Йемен до или после вступления в силу Совместного всеобъемлющего плана действий.

Проведя на месте анализ обломков пяти ракет, эксперты МАГАТЭ пришли к выводу, что их дизайн совпадает с конструкцией иранских ракет «Кум-1», а составные части были изготовлены в Иране

В докладе также отражена информация, поступившая от Израиля о предполагаемом присутствии иранского «беспилотника» в Сирии, который, по сообщениям, был сбит после того, как он 10 февраля 2018 года оказался в воздушном пространстве Израиля. Сотрудники МАГАТЭ не имели возможности изучить его обломки, но, как видно на снимках, представленных Израилем, строение крыла – такое же, как у модели иранского дрона, который был представлен публике в октябре 2016 года.

Генеральный секретарь призвал Иран «со всей серьезностью отнестись к опасениям, высказанным государствами-членами ООН, касающимся действий, которые предположительно идут в разрез с ограничениями, содержащимися в соответствующей резолюции Совета Безопасности».

Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе был принят 14 июля 2015 года. Кроме Ирана, документ подписали Европейский союз, Великобритания, Германия, Китай, Россия, США и Франция. В обмен на выполнение требований соглашения с Ирана были сняты санкции.

16 января 2016 года в МАГАТЭ опубликовали доклад, в котором подтверждается, что Иран выполнил согласованные «шестеркой» международных посредников обязательства по ограничению своей ядерной программы.

Этот вывод позволил снять международные санкции с Тегерана и объявить 16 января «Днем начала реализации» Совместного всеобъемлющего плана действий.

Иран. МАГАТЭ > Электроэнергетика. Армия, полиция > un.org, 28 июня 2018 > № 2656804


Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 25 июня 2018 > № 2684979

Валерий Бессель: Кто лидирует в секторе ВИЭ и нужны ли ВИЭ России.

Запасов органического топлива хватит Земле лишь на 96 лет.

Ответ на это вопрос звучит просто – надо, потому как это неизбежно! Запасы органического топлива, находящегося в традиционных и нетрадиционных ловушках в земной коре, ограничены. На сегодняшний день доказанные запасы органического топлива по категории “Р90” (по классификации SPE-PRMS) составляют чуть более 1 трлн тонн нефтяного эквивалента (т.н.э.), углеводородного сырья – чуть более 400 млрд т.н.э. Казалось бы, ошеломляющие цифры. Но если учесть, что на сегодняшний день мир ежегодно потребляет более 11,2 млрд т.н.э. органического топлива и более 7,5 млрд т.н.э. углеводородного сырья, легко подсчитать, что запасов органического топлива хватит только на 96 лет, а углеводородного сырья – на 54 года (по методике подсчета коэффициента «reserves-to-production ratio»). Причем перспективы этих оценок никак нельзя назвать оптимистическими, так как потребление органического топлива и углеводородного сырья постоянно растет.

За последние 35 лет потребление органического топлива выросло в 1,87 раза, а углеводородного сырья – в 1,79 раза, и, по прогнозам компании British Petroleum, к 2035 году потребление органического топлива вырастет до 13-14 млрд т.н.э., а углеводородного сырья – до 9-9,5 млрд т.н.э.

Анализ значений коэффициента «reserves-to-production ratio», подсчитанного для нефти и газа в мире на период 1980-2016 гг., показал, что максимальное значение для природного газа, равное 62,2 годам, было достигнуто в 2001 году, а в настоящее время этот показатель снизился до 52,5 лет. Максимальное значение для нефти, даже с учетом постановки на баланс более 60 млрд тонн высоковязкой битуминозной нефти нефтяных песков провинции Атабаска в Канаде и пояса реки Ориноко в Венесуэле, равное 54,8 годам, было достигнуто в 2011 году, сейчас это значение снизилось до 50,7 лет.

Анализ статистических данных современной России за период 1990-2016 гг. указывает, что максимальное значение коэффициента для природного газа, равное 60,1 годам добычи, было достигнуто в 1997 году, а в 2016 году его значение снизилось до 55,7 лет. Для нефти значение этого коэффициента снизилось с 51,4 лет добычи в 1996 году до 27,1 года добычи в 2016 году.

С учетом ожидаемого экспертами в области нефти и газа снижения уровня добычи углеводородов в России в предстоящие 10-15 лет, перед ВИНГК России возникает необходимость предпринимать колоссальные усилия для удержания своих лидирующих позиций на энергетических рынках.

Эту задачу можно решить благодаря массовому развитию проектов альтернативной, в том числе и возобновляемой, энергетики, ресурсами которой очень богата наша страна. В отличие от традиционных запасов органического топлива, где на ограниченных площадях сосредоточены огромные запасы топлива, альтернативная энергетика – распределенная энергетика, и ее количественные показатели зависят от вовлекаемых в разработку площадей энергетических проектов. Этот факт ставит Россию в безусловно лидирующее положение из-за огромной территории в 17,1 млн кв. км, которая почти в два раза больше таких стран, как Китай, США и Канада.

Оценки технического потенциала солнечной и ветровой энергетики, проведенные специалистами кафедры «Термодинамики и тепловых двигателей» РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина, показали, что ежегодно они составляют не менее 200 и 7 млрд т.н.э. соответственно.

Несмотря на рост производства возобновляемой энергии в мире за последние 20 лет – с почти 600 млн т.н.э. в 1995 году до 1258 млн т.н.э. в 2015 году, – доля ее пока очень не велика: 9,5% от общего уровня производства энергии. При этом мировым лидером по объему производства возобновляемой энергии является Китай (почти 350 млн т.н.э.), а по доле ВИЭ в производстве энергии – Бразилия (35,6%). Россия занимает значительно более скромные позиции: по объему производства мы находимся на 6-м месте в мире с уровнем производства 42,4 млн т.н.э., при этом доля производства ВИЭ в балансе энергопотребления равна 6,3% (такая же, как в США и Индии).

Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 25 июня 2018 > № 2684979


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Электроэнергетика > fas.gov.ru, 22 июня 2018 > № 2651089

В ходе состоявшейся встречи генерального директора компании «Россети» Павла Ливинского и руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева стороны обсудили дальнейшую стратегию становления открытой и долгосрочной тарифной политики в свете реализации Национального плана развития конкуренции в Российской Федерации на 2018 – 2020 годы.

В частности достигнуты соглашения о совместной проработке соответствующих проектов нормативных правовых актов, направленных на законодательное закрепление формулы долгосрочного тарифа на срок не менее 10 лет по принципу «инфляция минус». Такая формула должна стать ключевым условием регуляторного соглашения, заключаемого между сетевой организацией и соответствующим субъектом Российской Федерации.

«В перспективе приоритетным методом регулирования инфраструктурных компаний должно стать долгосрочное регулирование на основе регуляторного соглашения. Если же регуляторное соглашение не заключено, то тарифы регулируемой организации должны определяться через эталоны затрат», - отметил Игорь Артемьев.

Также обсуждался вопрос возможности внедрения гибкого тарифного меню исходя из различных параметров (сезон, часы, время суток) для различных групп потребителей. Такая практика широко применяется при предоставлении услуг грузового железнодорожного транспорта.

В свою очередь Павел Ливинский представил руководителю ФАС России текущие итоги деятельности дочерней структуры – «Центра технического заказчика», занимающегося формированием единого для всех дочерних структур заказа отдельных единиц электротехнического оборудования. «Централицизация закупки только за период с 1 апреля 2017 года по 28 февраля 2018 года позволила холдингу сэкономить более 493 млн.рублей на приобретение оборудования» - заявил Павел Ливинский.

Особое внимание было обращено на стартовавшую образовательную программу «Государственное регулирование цен (тарифов) сетевых организаций в области энергетики» Высшей школы тарифного регулирования Российского экономического университета (РЭУ) имени Г.В. Плеханова, в торжественной церемонии открытия которой принимали участие Игорь Артемьев и Павел Ливинский. В настоящее время уже завершили обучение и получили соответствующие дипломы два потока сотрудников группы компаний «Россети».

Руководитель ФАС России Игорь Артемьев выразил надежду на дальнейшее совершенствование работы компании Россети в части оказания надлежащих услуг и снабжения потребителей энергией по приемлемым для экономики ценам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Электроэнергетика > fas.gov.ru, 22 июня 2018 > № 2651089


Китай > Образование, наука. Электроэнергетика. Армия, полиция > russian.news.cn, 22 июня 2018 > № 2650038

Первый в Китае университет ядерной промышленности будет создан в северокитайском городе Тяньцзинь.

"В настоящее время такие работы, связанные с проектом, как выбор участка для строительства будущего университета и соответствующие процедуры, идут благополучно", -- сообщила газета China Daily в пятницу со ссылкой на анонимный осведомленный источник.

Как предусматривается в соглашении, подписанном муниципалитетом Тяньцзиня и Китайской национальной ядерной корпорацией, новый университет будет обеспечивать подготовку квалифицированных специалистов, готовить магистров и докторов, а также проводить международные академические обмены, исследования и разработку основных технологий.

Конкретное местонахождение, источники финансирования и другие детали, касающиеся университета, пока не разглашаются.

Китай > Образование, наука. Электроэнергетика. Армия, полиция > russian.news.cn, 22 июня 2018 > № 2650038


Китай > Электроэнергетика. Экология > russian.news.cn, 21 июня 2018 > № 2650630

В провинции Цинхай проходит 9-суточный марафон тотального использования электроэнергии из чистых источников

Цинхайский филиал Китайской национальной электросетевой корпорации /State Grid/ на сегодняшней пресс-конференции в Синине, административном центре провинции Цинхай /Северо-Западный Китай/, сообщил, что с 00:00 20 июня до 24:00 28 июня в провинции проводится 9-суточный 216-часовой марафон тотального использования электроэнергии из чистых источников. В этот период все потребляемое электричество будет вырабатываться гидро-, гелио- и ветроэлектростанциями. 

Китай > Электроэнергетика. Экология > russian.news.cn, 21 июня 2018 > № 2650630


Китай. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > russian.news.cn, 20 июня 2018 > № 2650643

С 20 по 28 июня в течение девяти дней /216 часов/ в провинции Цинхай на северо-западе Китая будет полностью использоваться электроэнергия, выработанная экологически чистыми источниками. Это установит новый мировой рекорд после того, как в прошлом году подобный эксперимент проходил в провинции в течение семи дней.

В данный период на ГЭС провинции будет выработано 72,3 процента электроэнергии, остальная электроэнергия будет выработана с помощью ветра и солнца.

Напомним, что с 17 по 24 июня 2017 года в провинции Цинхай в течение семи дней /168 часов/ использовалась электроэнергия, выработанная только экологически чистыми источниками. Эта акция побила рекорд, установленный Португалией в 2016 году, когда страна в течение 107 часов перешла к полному использованию экологически чистого электричества.

Провинция Цинхай, где берут начало три крупные реки Китая - Янцзы, Хуанхэ и Ланьцанцзян, богата гидроэнергией и солнечной энергией, ее население составляет 5,8 млн человек.

Китай. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > russian.news.cn, 20 июня 2018 > № 2650643


Россия. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 20 июня 2018 > № 2649589

Первый инновационный энергоблок Ленинградской АЭС-2, находящийся на заключительном этапе опытно-промышленной эксплуатации, выдал в единую энергосистему Северо-Запада России 1 млрд кВт-ч электроэнергии.

9 марта 2018 года генератор энергоблока №1 был синхронизован с сетью и начал выработку первой электрической энергии. Сегодня мощность энергоблока составляет 1150 МВт.

«Миллиард киловатт-часов электроэнергии - это первый значимый производственный показатель, который достигнут новым энергоблоком за 100 суток работы на различных уровнях мощности, - отметил главный инженер Ленинградской АЭC-2 Александр Беляев. – Наряду с этим в рамках этапа «опытно-промышленная эксплуатация» на блоке выполнен целый ряд комплексных испытаний и проверок, подтвердивших его надежную, безопасную и эффективная работу в различных режимах эксплуатации на 40%, 50%, 75% и 90% мощности. 12 июня реакторная установка энергоблока ВВЭР-1200 была успешно выведена на номинальный уровень мощности, и это позволило нам включить в сеть третью проектную линию выдачи мощности - Пулковскую. Таким образом, новые мощности станции уже сейчас обеспечивают высокий уровень энергобезопасности страны и позволяют продолжить реализацию целого ряда крупных региональных инвестиционных проектов, требующих значительного энергопотребления. После ввода энергоблока в промышленную эксплуатацию экономический эффект в виде дополнительных налогов в консолидированный бюджет Ленинградской области составит более 3 млрд руб. в год».

По сравнению с традиционными энергоблоками с реактором типа ВВЭР-1000 проект, по которому построен первый блок поколения «3+» Ленинградской АЭС, обладает рядом преимуществ, существенно повышающих его экономические характеристики и безопасность. Так, электрическая мощность реакторной установки повышена на 20%, с 1000 до 1200 МВт; срок службы основного оборудования увеличен в два раза, с 30 до 60 лет. При этом данный энергоблок отвечает самым высоким международным требованиям в области ядерной безопасности.

В настоящее время специалисты выполняют программу освоения энергоблока на 100% мощности, включая испытания в различных режимах эксплуатации. В общей сложности на данном этапе будет проведено 73 контрольных измерения, тринадцать из которых уже выполнены и 17 находятся в работе. Планируется, что проверка энергоблока на номинальном уровне мощности будет завершена в августе месяце. После чего стартуют 15-суточные сдаточные испытания, по результатам которых новый, самый мощный энергоблок Ленинградской АЭС будет принят в промышленную эксплуатацию. Это важное для региона и страны событие должно произойти до конца текущего года.

Россия. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 20 июня 2018 > № 2649589


Казахстан > Электроэнергетика > kursiv.kz, 20 июня 2018 > № 2649341

Доля ВИЭ по итогам прошлого года составила около 1%

Мадина МАМЫРХАНОВА

По данным Министерства энергетики РК, осенью текущего года будет проведена серия международных аукционных торгов по отбору проектов ВИЭ, где объем закупаемой установленной мощности составит 755 МВт. Такие данные были озвучены сегодня в сенате в ходе курглого стола по вопросам возобновляемых источниках энергии, передает корреспондент Kursiv.kz.

«Согласно Программы развития ООН по потенциалу возобновляемых источников энергии в Казахстане: гидроэнергия – 170 млрд кВт-ч в год, используется 5%, солнечная энергия – 1 300-1 800 кВт-ч на 1 кв. метр в год, ветроэнергия – 920 млрд кВт-ч в год, установлено 2,2 МВт; биогаз – 54 тыс. тонн в нефтяном эквиваленте; геотермальная энергия – 520 МВт. Между тем, имея огромные потенциалы развития отрасли возобновляемой энергетики, доля ВИЭ по итогам прошлого года составила всего около 1%», - сказал председатель Комитета по аграрным вопросам, природопользованию и развитию сельских территорий Женис Нургалиев.

В свою очередь, сенатор Абдалы Нуралиев отметил, что с 2009 года стоимость солнечной энергии снизилась более чем на 60%, цена на энергию ветра за последние несколько лет сократилась вдвое. Таким образом, правительства разных стран наблюдают рекордные низкие цены на солнечную энергию и энергию ветра на энергетических торгах, и уже идёт речь о разработке солнечных и ветровых электростанций без привлечения субсидий.

По данным Министерства энергетики РК, в стране функционируют более 20 энергопроизводящих организаций, использующих возобновляемые источники энергии. Осенью текущего года будет проведена серия международных аукционных торгов по отбору проектов ВИЭ, где объем закупаемой установленной мощности составит 755 МВт.

«С учетом дефицита электроэнергии в стране, особенно в южных регионах, более широкое применение альтернативных источников приобретает особое значение. Неэффективность централизации электроснабжения в условиях огромной территории Казахстана, занимающей 2,7 млн кв. км, и низкой плотности населения (5,5 чел/кв. км) приводит к существенным потерям энергии при ее транспортировке. Поэтому использование ВИЭ позволит снизить затраты на обеспечение электроэнергией отдаленных населенных пунктов, значительно сэкономить на строительстве новых линий электропередачи», - резюмировал Абдалы Нуралиев.

Казахстан > Электроэнергетика > kursiv.kz, 20 июня 2018 > № 2649341


Россия > Электроэнергетика. Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2018 > № 2648300 Сергей Алексеенко

От теплоэнергетики — к космосу и климату. Интервью с лауреатом «Глобальной энергии — 2018», теплофизиком Сергеем Алексеенко

Большое интервью с лауреатом «Глобальной энергии — 2018», теплофизиком Сергеем Алексеенко

Одним из лауреатов международной премии «Глобальная энергия» в этом году стал академик РАН, экс-директор Института теплофизики СО РАН Сергей Алексеенко (опередивший десяток других финалистов, в том числе Илона Маска). Ученый рассказал корреспонденту «Чердака» о том, как получать энергию из земли, какое физическое явление привело к аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и как теплофизика связана с астрономией и космической погодой.

— Сергей Владимирович, вы стали лауреатом премии «Глобальная энергия». Поздравляю!

— Спасибо! Это было неожиданным, несмотря на то что я, по-моему, в пятый раз попадаю в шорт-лист. Мне даже уже показалось, что мое время прошло. Я считаю, что это очень престижная премия, я очень высоко это ценю.

— Эту премию вам вручили по сумме заслуг?

— Я представляю академическую науку. В отличие от крупных компаний, которые доводят разработки до коммерческого продукта, мы занимаемся фундаментальными основами технологий. Я действительно получаю награду по совокупности работ. Мы работаем фактически по всем направлениям энергетических технологий. Это и теплоэнергетика на органическом топливе, и возобновляемые источники энергии, причем почти все виды — солнце, ветер, геотермальное тепло, горючие отходы, ГЭС, накопители энергии и энергосбережение. Почему так много направлений? Дело в том, что главная фундаментальная дисциплина, которая обеспечивает энергетику необходимыми исследованиями, это теплофизика, которую я и представляю.

— И как вы оцениваете перспективы развития энергетики, какие виды важно развивать?

— Если говорить о перспективах развития энергетики, то можно говорить о ближайшей перспективе в несколько десятков лет и дальней — это около полсотни лет и более.

Ближайшая перспектива — это, несомненно, повышение эффективности использования органического топлива. Это понятно, ведь Россия занимает ведущее место по добыче и потреблению органического топлива, нужны новые, более энергоэффективные, экологичные и безопасные технологии, например водоугольное топливо или глубокая переработка угля, прежде всего газификация.

Более дальняя перспектива — это конечно же возобновляемые источники энергии. Но заниматься ими надо уже сегодня, иначе мы отстанем навсегда. Здесь я вижу такие важные направления, как солнечная энергетика и — для многих это звучит удивительно — геотермальная энергетика, которая основывается на тепле горячих подземных вод. Но прогнозируется постепенный переход на петротермальную энергетику. Она использует тепло сухих пород на глубинах от 3 до 10 км. Там температура достигает 350 градусов Цельсия, и, по оценкам, это неисчерпаемый источник тепла. По крайней мере, его хватит на все время существования человечества с учетом конечного времени жизни развитых цивилизаций. Еще один важный компонент, который надо развивать, и мы этим тоже занимаемся, это хранение энергии, потому что все возобновляемые источники, кроме геотермальных, временного действия. По всем этим направлениями мы работаем, у нас уже есть немало существенных достижений.

— Расскажите поподробнее, что за петротермальная энергетика: как получать такую энергию, насколько это развито?

— Петротермальная энергетика для меня сейчас — самая интересная тема, она весьма наукоемкая. В остальных областях традиционной энергетики имеют место больше инженерные вопросы.

Если вернуться к истории, Россия была первой в разработке идей петроэнергетики: еще Циолковский предложил добывать петротермальное тепло в 1897 году. Он даже нарисовал схемы. Надо, чтобы были проницаемые породы.

Бурятся две скважины глубиной примерно четыре километра. По одной подается холодная вода, а по второй скважине извлекается нагретая вода, с температурой в 120 градусов, которую можно использовать или для отопления, или генерировать электричество.

Позже академик Владимир Обручев предложил уже конкретные технологические схемы. Впервые такая схема была реализована в Париже в 1963 году. Там оказались естественные проницаемые породы. В результате удалось добывать 450 МВт тепловой мощности, которой достаточно для отопления более 150 тысяч квартир.

А на самом деле днем рождения петроэнергетики можно считать 1970 год, когда в Лос-Аламосской национальной лаборатории предложили способ создания искусственной проницаемости путем гидроразрыва за счет высокого давления. Проблема в том, что можно пробурить скважину и натолкнуться на базальтовые породы, в которых путем гидроразрыва могла образоваться всего лишь одна или несколько трещин с зазором в миллиметр. Много воды так не прокачаешь. Уже позднее придумали улучшенную геотермальную систему (enhanced geothermal system), для формирования которой используются разные методы стимулирования естественных дефектов пород, чтобы получить микрополости, — вибрацию, термические способы. Потом туда добавляют пропант, расклинивающий агент, типа песчинок, которые фиксируют эти дефекты. И получается проницаемый резервуар.

На сегодня создано около 20 таких улучшенных геотермальных систем. Больше всего в Америке — пять опытных установок. Еще этим занимаются Австралия, Франция, Англия и Япония. Техническая возможность получения петротермальной энергии доказана. Максимальная глубина — 5,1 км. В США уже есть первая коммерческая станция — всего 1,3 МВт, но она отдает энергию в систему.

Конечно, США повезло: весь Дикий Запад — это горячие породы. Но они и пошли правильным путем, я предлагаю нам по такому же пути идти.

За счет средств департамента энергетики был выполнен интеграционный проект. Для этого были приглашены около двух десятков лучших специалистов по геотермальной энергетике со всего мира. Они за полтора года провели полный анализ состояния геотермальных ресурсов США. Было установлено, что разведанных, технически доступных запасов геотермальной энергии в США хватит на 50 тысяч лет при том же самом энергопотреблении.

Официальный план департамента энергетики США — к 2030 году добиться себестоимости 6 центов за киловатт-час, а к 2050 году по плану установленная мощность генерации электроэнергии за счет петротермальных источников составит 100 ГВт, или 10% всей мощности Америки. Это очень много. Если сравнить с Россией, то это эквивалентно 40%. Представьте, что почти половину электрической мощности дает глубинное тепло. И это уже не фантастика, это реальные технологии.

— А сколько стоит сделать такую петротермальную станцию в России?

— Если говорить о строительстве петротермальных станций в России, то, по нашим оценкам, можно начать с 25 МВт — это обеспечит энергией нормальный поселок, даже район города. Мы предлагаем сделать опытную станцию и отработать основные варианты.

В целом особенности петротермальной энергетики таковы. Пробурить 10 км — это примерно 2 миллиарда рублей. Чтобы извлечь тепло, нужны две скважины: по одной подается холодная вода, по другой, если есть проницаемые породы, выходит горячий пар. Но для этого надо попасть в резервуар с проницаемыми породами. Если вы промахнетесь, то 4 миллиарда на ветер. Поэтому это наукоемкая задача: необходимо развивать геофизические методы диагностики и разведки, разрабатывать новые, дешевые способы бурения. Cейчас до 60% капзатрат на петротермальную установку — это бурение. Другая принципиальная задача связана с созданием проницаемых резервуаров. Иногда они бывают естественные, но обычно — нет.

— В России такие резервуары есть?

— По России данных почти нет, только по Северному Кавказу. Там действительно есть проницаемые породы на глубинах около двух километров типа трещиноватых известняков. Я только что разговаривал с профессором Алхасовым, директором единственного института в России геотермального профиля — Института проблем геотермии РАН. Совершенно разумно создание полигона в Дагестане по геотермии. Это их предложение. Я согласен. Небольшой полигон у них уже есть.

Часто задачу развития петротермальной энергетики сравнивают по масштабу с освоением термояда.

Но у термояда больше концептуальные, физические проблемы. А здесь преобладают проблемы прикладного научного и инженерного характера. Для практических целей первоочередной задачей следует считать развитие гидрогеотермальной энергетики, то есть использование горячей геотермальной воды. Но она не настолько горячая, чтобы использовать обычные тепловые станции. При 90 градусах она даже кипеть не будет. Как из такой воды получить электричество? Способ есть — бинарные циклы. По первому контуру циркулирует геотермальная вода, а по второму — низкокипящий теплоноситель, например фреоны или изопентан, изобутан, которые и приводят в действие турбину. Их температура кипения варьируется в широком диапазоне. Но здесь свои проблемы, не до конца решенные. Так, требуется специальная турбина для каждого теплоносителя. А всего насчитывается несколько сотен потенциальных рабочих тел для бинарных циклов. Правильный выбор будет зависеть от температуры и множества условий.

Я хочу напомнить, что Институт теплофизики СО РАН первым в мире в 1970 году запустил такой бинарный цикл на Камчатке — Паратунская ГеоЭС. Электроэнергия производилась на оригинальной фреоновой турбине мощностью 815 кВт при температуре геотермальной воды всего лишь 80 градусов. Но потом эту станцию закрыли. Во всем мире сейчас эксплуатируется около двух тысяч бинарных установок. Все ссылаются на опыт Института теплофизики, а в России нет ни одного такого цикла. Я считаю, что это недопустимая ситуация. Поэтому одной из главных целей сегодня следует считать разработку бинарных установок. Чрезвычайно важно отметить, что бинарные циклы играют ключевую роль и в энергосбережении. Из 2000 действующих в мире бинарных установок около половины применяется для решения задач энергосбережения. Имеется в виду, что генерация электричества осуществляется не только от горячей геотермальной воды, но и от сбросного тепла предприятий и жилого сектора. А если сбросное тепло низкопотенциальное, то есть температура ниже, скажем, 50 градусов Цельсия, то целесообразно использовать тепловой насос, чтобы повысить температуру до уровня 100 градусов и пустить сбросную воду на теплоснабжение. Здесь кроется громадный потенциал энергосбережения. А Институт теплофизики сегодня — единственный разработчик тепловых насосов в России. Отметим, что, даже если вода имеет всего 7 градусов (естественные водоемы или неглубокие скважины), из нее «забирают» два градуса и получают тепло с большим экономическим эффектом, чем при сжигании топлива.

— А кроме Камчатки и Кавказа у нас еще есть где-то гидрогеотермальные ресурсы? Кроме того, на Камчатке мы можем получить много энергии. А там есть, куда ее потратить? Ее же придется транспортировать.

— У нас есть два вида геотермальной энергии. Во-первых, это приповерхностное тепло горячей воды. Таких запасов мало, и вода не очень горячая — чаще всего меньше 100 градусов. Поэтому требуются особые технологии. Во-вторых, есть глубинное тепло, про которое я уже говорил, — это температуры до 350 градусов.

Гидротермальных источников у нас немного: это Камчатка, там очень горячая вода, и Кавказ. Есть в районе Байкала. Есть не сильно горячая, но почти на всей территории Западной Сибири. Скажем, в Новосибирской области температура подземных вод достигает 39 градусов. Если поставить тепловой насос, можно поднять температуру до уровня теплофикации. В Томской области вода с температурой до 85 градусов, ее уже можно использовать для генерации электроэнергии. Наша установка на Камчатке работала от 80 градусов. Понятно, что термодинамический КПД низкий — 8—10% в сравнении с 35—40% в теплоэнергетике, но это бесплатный источник энергии.

Конечно, возникает вопрос, нужно ли на Камчатке столько энергии. Там запасов тепла больше, чем нужно для их потребления, поэтому излишки извлекаемой энергии нужно транспортировать. Это проблема, которую надо решать.

А если говорить о петротермальной энергетике, то бурить можно в любом месте. Понятно, что где-то теплые породы и вода залегают близко к поверхности, как в Исландии (сверхкритическая вода с высокими параметрами уже на уровне до 5 км), а где-то очень глубоко. Если будет дешевым бурение, то можно реально бурить везде и добывать геотермальную энергию даже в Арктике.

— Вы упомянули, что в ближайшей перспективе надо повысить эффективность использования органического топлива. Как это сделать?

— Чтобы повысить энергоэффективность, требуется существенно улучшать знания о процессах горения топлива и генерации пара, а также об аэродинамических процессах в котельных агрегатах. Например, в атомных электростанциях главная проблема безопасности заключается в появлении так называемых сухих пятен, когда в парогенерирующем канале осушается пленка жидкости. В местах образования сухих пятен резко ухудшается теплоотдача и происходит перегрев, который приводит к аварийной ситуации. То же самое происходит, когда у вас из кастрюли «убегает» молоко, — пустая кастрюля расплавится. Поэтому формирование сухих пятен в пленках жидкости — принципиально важный вопрос. Эта одна из главных задач, над которыми я работаю. Процессами тепломассопереноса в волновых пленках жидкости я занимался со студенчества. На пленке жидкости всегда есть волны. Это хорошо видно, когда она стекает по стеклу. Там формируются впечатляющие волновые картины. Мы впервые в полной мере вскрыли механизмы нелинейных волновых явлений, которые оказывают определяющее влияние на теплообмен и образование сухих пятен.

Кроме того, в парогенерирующем канале, когда движется и жидкость, и пар, наблюдается другое важное явление — срыв капель. А он может привести как к осушению канала, так и к эрозии лопаток турбин или коррозии металла в оборудовании в соответствующих трактах электрической станции. Все эти процессы совершенно недопустимы в промышленных условиях. Мы смогли впервые описать ряд подобных явлений теоретически и экспериментально, используя новые экспериментальные методы, разработанные в Институте теплофизики, в частности полевые измерители скорости. Это пример того, как фундаментальное исследование, которое само по себе очень важно, потому что мы выявляем природу фундаментальных процессов и явлений, находит прямое приложение к энергетике.

— А свои технологии вы разрабатываете?

— Множество, целый ряд инновационных работ. Например, для малой энергетики предложена и доведена до промышленной стадии оригинальная технология приготовления и сжигания водоугольного топлива. То есть сжигается не просто уголь, а вместе с водой. Это вязкая суспензия, там 65% угля, остальное — вода с небольшой добавкой пластификатора с целью снижения вязкости и скорости оседания твердых частиц. Суспензия может храниться без расслоения в течение месяца. Основная идея была не перевозить уголь по железной дороге, а гнать по трубе на станцию. Смесь должна была насосами гнаться на станцию и сразу же подаваться в горелку. Процесс непрерывный, уголь перегружать не нужно.

И первый трубопровод в России даже был построен. Он соединил Белово (Новосибирская область) и Новосибирск, длина 262 км. И ТЭЦ-5 в Новосибирске специально была спроектирована под водоугольное топливо. Но наступила перестройка, не хватило средств для доработки технологии. Сейчас там уже нет трубопровода, трубы выкопали.

Но там поработали китайцы, они учли этот опыт и запустили у себя, адаптировав стандартные котлы. Сейчас они изготавливают 15 млн тонн водоугольного топлива в год.

Мы недавно доработали эту технологию и довели до коммерческого образца. Один котел небольшой, на 1 МВт, в Кемерово сделали за счет личных средств. Он прекрасно работает в экспериментальном режиме на отходах углеобогащения. А отходы углеобогащения, которых скопилось гигантское количество, — это глобальная проблема для угольной промышленности во всем мире: что делать с такими отходами? Зато эти отходы прекрасно сжигаются с использованием разработанных нами оригинальных горелок: там используется эффект Коанда, кумулятивный эффект и формирование тороидальных вихрей. Форсунка не имеет износа, поскольку поток разделен на две части. Водоугольная смесь движется с пренебрежимо малой скоростью по центральной части, а по кольцевому каналу подается воздух со скоростью более 300 м/с. Смешение абразивной смеси с высокоскоростным потоком воздуха происходит вне горелки, поэтому в такой конфигурации нечему истираться.

Второй котел, уже на 10 МВт, сделали на озере Ханка на Дальнем Востоке при поддержке бизнеса. Он полностью спроектирован как базовый котел для малой энергетики. В ближайшее время ожидаются пусконаладочные работы и тестовые испытания, после чего будут даны рекомендации по серийному выпуску.

Выгоды применения водоугольного топлива вместо исходного угля в первую очередь связаны с экологией. Но главное — возможность сжигать отходы углеобогащения и низкокачественные угли.

Есть еще глобальное будущее преимущество. Известно, что основная идея, как в будущем использовать уголь, заключается в глубокой переработке угля, прежде всего газификации, то есть неполном сжигании с получением горючего синтез-газа. Но поскольку газификация происходит при наличии воды, то здесь мы набираем опыт работы с водоугольной смесью. При переходе на другой режим горения можно организовать и процесс газификации.

— А если вернуться к перспективам развития энергетики. Вы сказали про хранение энергии. В этой области вы ведете работу?

— Да. Наш новый топливный элемент на алюминии — самый яркий пример. Это совместный проект с Объединенным институтом высоких температур РАН. Известный академик М.Е. Шейндлин был руководителем проекта по алюминию. А мы нашли там свою нишу. Мы решили заняться воздушными алюминиевыми топливными элементами и разработали портативный источник энергии. Даже целую линейку в диапазоне от 10 до 200 Вт. Окислитель — воздух, а источник энергии — алюминий. Алюминий окисляется, происходит электрохимическая реакция. И одновременно алюминий является анодом. То есть нужен еще только катод. А его мы изготовили из углеродных нанотрубок, которые также производятся в Институте теплофизики. Вот и весь топливный элемент.

— Сколько он служит, сколько у него циклов?

— Проблема в том, что алюминий окисляется — получается осадок из гидроокиси алюминия. Поэтому — только десятки часов. Но зато кусок алюминия взяли, вставили в корпус топливного элемента, и где угодно он будет работать, даже в условиях Арктики.

— А еще над чем вы в последнее время работаете?

— Еще крайне интересное направление, которым мы в последнее время занимаемся, это вихревые технологии в энергетике. Вихри — это естественное состояние движения любой сплошной среды. Мы исследуем концентрированные вихри типа вихревой нити или торнадо. Мы первыми описали ряд фундаментальных вихревых явлений, например спиральная форму вихря, двойную спираль — две переплетенные спиральные вихревые нити, распад вихря в закрученном пламени. Многие вихревые явления играют ключевую роль при разработке перспективных энергетических технологий. Так, в топочных камерах часто используют самые современные и эффективные горелки вихревого типа. За счет закрутки происходит распад вихря — внезапное раскрытие воздушно-топливной струи, сопровождающееся возвратным движением горячих газов к корню факела. Именно таким способом осуществляется устойчивое воспламенение топлива с хорошим перемешиванием и турбулизацией, чем и обеспечивается эффективное сжигание топлива. Принципиально важно, что таким образом можно сжигать обедненные топливные смеси с очень низким выбросом окислов азота.

Новое явление, которое мы недавно обнаружили, хотя оно было известно для других случаев, — так называемое перезамыкание вихрей. Если два витка спирального вихря близко подойдут друг к другу, то они соединятся и от протяженного вихря оторвется вихревое кольцо, а вихревая нить останется непрерывной. Такое необычное явление. Мы его обнаружили при моделировании вихревого жгута в отсосной трубе за гидротурбиной. Данное явление очень важно, так как при вращении спирального вихря возникают мощные вибрации, которые стали одной из причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Другой эффект, обусловленный отрывом вихревого кольца, проявляется в том, что кольцо летит с большой скоростью и ударяется о стенку. Таким образом, мы объяснили, почему в отсосных камерах слышен глухой стук.

Но есть и далеко идущие последствия. Например, объяснение и описание механизмов генерации турбулентности. Так, в микромире есть понятие квантовой турбулентности. В ней участвуют квантовые вихри, их поперечный размер — один атом. Только благодаря процессам перезамыкания существует квантовая турбулентность. На квантовом уровне невозможно в деталях исследовать эти явления. Но, поскольку уравнения вихревого движения примерно одни и те же, исследования в крупномасштабной экспериментальной установке можно использовать для объяснения и интерпретации процессов в микромире.

То же самое наблюдается на макромасштабах. Давно поставлен вопрос, почему Вселенная однородна на больших масштабах. Одно из объяснений: на самой ранней стадии эволюции Вселенной (эра инфляции или квантовой турбулентности) она представляла собой клубок из вихревых нитей (трубок). И только благодаря перезамыканию происходил неограниченный рост степеней свободы, сопровождающийся равномерным перераспределением вещества во Вселенной. Вещество образовывалось на поверхности этих вихревых трубок. И до сих пор есть свидетельства, что такие трубки были: наблюдаются космические струи длиной в сотни световых лет — последствия ранней жизни Вселенной.

И, наконец, самое интересное явление, к которому я клоню и которое имеет отношение и к энергетике, и к климату, — это активность Солнца. Мое мнение, как и мнение многих других специалистов, что не только углекислый газ влияет на климат, а на самом деле — Солнце. И прежде всего его активность, которая проявляется во вспышках. Солнечные вспышки являются следствием перезамыкания магнитных трубок совершенно аналогично случаю вихревых трубок. А поскольку мы сейчас можем исследовать и предсказывать поведение вихревых и магнитных трубок, то предлагается на уровне комплексной программы заниматься исследованиями процессов на Солнце, их моделированием и изучением влияния этих процессов на атмосферу Земли. Таким образом, есть надежда предсказывать еще и климатические изменения и частично реабилитировать энергетику, которая считается главным виновником глобального потепления из-за выбросов парниковых газов.

— А с кем вы сотрудничает в изучении вспышек на Солнце?

— Мы сотрудничаем и с красноярским учеными, которые представляют известную научную школу по магнитной гидродинамике, и, конечно, с Институтом солнечно-земной физики СО РАН в Иркутске. У меня был аспирант, который занимается процессами на Солнце. Он на количественном уровне описал аномальное поведение температуры в солнечной атмосфере, которое заключается в следующем. Температура на поверхности Солнца — шесть тысяч градусов, а в верхних слоях атмосферы — два миллиона. В чем причина? Ведь чем дальше от солнца, тем больше должно остывать вещество. А все объясняется акустикой. За счет неустойчивости тех самых магнитных трубок, которые всегда формируются в недрах Солнца, генерируются акустические возмущения. Их нелинейная эволюция в атмосфере сопровождается диссипацией, а любая диссипация приводит к повышению температуры.

А если мы можем описывать возмущения магнитной трубки, то можем и предсказать их поведение вплоть до возникновения петель и перезамыкания. То есть мы можем свой вклад внести, исследуя и эти процессы. От теплоэнергетики — к космосу и климату.

Чердак, 19.06.18, Алиса Веселкова

https://chrdk.ru/sci/intervyu-alekseenko

Россия > Электроэнергетика. Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2018 > № 2648300 Сергей Алексеенко


Перу. Италия > Электроэнергетика > energyland.infо, 19 июня 2018 > № 2649761

Благодаря вводу в эксплуатацию ветропарка Wayra I (132 МВт) совокупная установленная мощность объектов генерации на основе возобновляемых источников энергии Enel в Перу составит почти 1,1 ГВт. Объем инвестиций, необходимых для строительства ветропарка Wayra I, составил более 165 миллионов долларов США.

Новый ветропарк, на строительство которого ушло около года, состоит из 42 ветряных турбин по 3 МВт каждая. Ожидается, что Wayra I сможет вырабатывать порядка 600 ГВтч в год, что позволит сократить выбросы CO2 в атмосферу на более чем 285 000 тонн.

Wayra I (132 МВт) является самым крупным ветропарком, введенным в полную эксплуатацию в Перу. Ветропарк Wayra I, который принадлежит дочерней компании Enel Green Power Peru («EGPP»), расположен в округе Маркона, регион Ика, и является первым ветропарком группы Enel в Перу.

Антонио Каммисекра, Глава Enel Green Power, прокомментировал: «С вводом в эксплуатацию ветропарка Wayra I, который состоялся сразу после запуска солнечной электростанции Rubì, Enel Green Power завершила реализацию и подключила к сети 94% объектов, присужденных компании в рамках победы в четвертом публичном тендере по возобновляемы источникам энергии в Перу. Все вышеперечисленное свидетельствует о приверженности Enel своим целям и стремлению стать лидером в секторе возобновляемой энергетики в стране. Это всего лишь первый шаг по увеличению объектов возобновляемой энергетики в Перу».

Перу. Италия > Электроэнергетика > energyland.infо, 19 июня 2018 > № 2649761


Россия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > comnews.ru, 9 июня 2018 > № 2641416

Ключевые вызовы для энергетика лежат в области IT

Анна Устинова

7 июня в Москве с успехом прошел III Федеральный ИТ-форум электроэнергетической отрасли России - Smart Energy 2018. Участниками мероприятия стали более 150 специалистов. Среди них были руководители и менеджеры ИТ-служб энергетических компаний России, представители регулирующих органов, государственных институтов и фондов развития, топ-менеджеры отечественных разработчиков ИТ-решений, ПО, телекоммуникационного оборудования и АСУ ТП, руководители интеграторских компаний, главы российских офисов зарубежных вендоров, деловые и отраслевые СМИ, а также аналитики и эксперты отрасли.

Ключевое мероприятие для ИТ-директоров электроэнергетических компаний поддержала госкорпорация "Ростех", группа "РусГидро", АО "Системный оператор Единой энергетической системы", Международная академия связи (МАС), Ассоциация ГП и ЭСК и "Национальная технологическая инициатива" (НТИ).

Спонсорами выступили ООО "Контроль ИТ" при участии ООО "АйСиБиКом" и АО "ЭР-Телеком Холдинг". Генеральным экспонентом на выставке стала компания Samsung Electronics Co., Ltd. Кроме того, в мероприятии приняли участие более 30 отраслевых СМИ.

К участникам конференции с приветственным докладом обратился первый заместитель председателя Комитета по энергетике Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Валерий Селезнев. "В настоящее время электроэнергетика во всем мире переживает кардинальную трансформацию, основным драйвером выступают технологические нововведения, открывающие возможности для перехода данной сферы к принципиально новому этапу развития", - начал он.

Валерий Селезнев отметил, что внедрение IIoT-устройств в электроэнергетике позволит к 2025 г. сэкономить порядка 500 млрд руб. При этом расходы будут покрываться за счет тарифа - заплатит за цифровизацию все равно потребитель. "Наша задача - не допустить значительного повышения тарифов на период расходов", - добавил он. Как отметил Валерий Селезнев, нужно двигаться в заданных параметрах по росту цен, инфляции. А экономию средств нужно оставлять в тарифе.

На панельной дискуссии, модератором которой стал директор по электроэнергетике VYGON Consulting Алексей Жихарев, участники конференции обсудили будущее электроэнергетики в условиях развивающейся цифровой экономики. В ней приняли участие Валерий Селезнев, руководитель департамента контроллинга ИТ блока информационных технологий ПАО "Интер РАО" Лариса Молчанова, директор департамента информационных технологий ПАО "РусГидро" Виталий Шадрин, заместитель начальника департамента оперативно-технологического управления ПАО "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" Евгений Орфеев, вице-президент ПАО "Ростелеком" Роман Шульгинов, вице-председатель фокус-группы по распределенным реестрам Международного союза электросвязи (ITU), партнер Moscow Advanced Communications School Максим Григорьев и директор по информационным технологиям ОАО "МРСК Урала" Сергей Хомяков.

Обсуждение развернулось вокруг следующих тем: с чего и когда начинать цифровую трансформацию в электроэнергетической отрасли, как функциональные руководители бизнес-направлений воспринимают идеи цифровой трансформации, каковы планы электроэнергетических компаний РФ по цифровой трансформации бизнеса, как запланированные в государственной программе "Цифровая экономика РФ" мероприятия могут помочь электроэнергетической отрасли, каким образом превратить IIoT в действующий инструмент (национальные стандарты, цифровая инфраструктура, защита данных), что нужно предпринять на уровне государства, отрасли и отдельных компаний для защиты от киберугроз и как импортозамещение способно ускорить инновационное развитие отрасли.

Руководитель департамента контроллинга ИТ блока информационных технологий ПАО "Интер РАО" Лариса Молчанова отметила, что проекты могут дать больше эффекта при взаимодействии с данными от клиентов. Она назвала предиктивную аналитику и проекты с применением искусственного интеллекта.

Директор департамента информационных технологий ПАО "РусГидро" Виталий Шадрин заметил, что классические специалисты из энергетики и специалисты из области IT практически срастаются. "РусГидро" направляет цифровизацию в область межотраслевой кооперации. Также компания занимается онлайн-диагностикой оборудования для того, чтобы предиктивно смотреть за его состоянием.

Вице-президент ПАО "Ростелеком" Роман Шульгинов сказал, что на сегодняшний день оператор вместе с гидрогенерирующими компаниями, сетевыми компаниями и сбытовыми компаниями тестирует определенный набор механизмов, инструментов и технологий по сбору информации, по тому, как ее собирать и хранить, как ее защищать, в каком виде и кому ее предоставлять. "В рамках этих пилотных проектов мы стремимся доказать ту самую экономическую модель эффективности применения данных технологий и кто в итоге будет конечным бенефициаром этих экономических эффектов", - отметил он.

Заместитель начальника департамента оперативно-технологического управления ПАО "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" Евгений Орфеев сообщил, что в рамках реализации программы "Цифровая экономика РФ" решили пересмотреть все проекты по автоматизации, сделать подход более комплексным, чтобы количество переросло в качество. Один из таких проектов - цифровая подстанция. Она позволит работать компании в едином информационном пространстве (все устройства работают с единой информацией) с передачей управляющих воздействий на все уровни управления как внутри объектов, так и наверх.

Директор по информационным технологиям ОАО "МРСК Урала" Сергей Хомяков отметил, что для компании важна цифровизация сети. В частности, насыщение сети приборами мониторинга и управления.

Вице-председатель фокус-группы по распределенным реестрам Международного союза электросвязи (ITU), партнер Moscow Advanced Communications School Максим Григорьев предложил смотреть на те отрасли, которые преобразование пережили. Однако остается большим вопросом, смогут ли руководители, которые отвечают за принятие решений, подписаться под рекомендациями искусственного интеллекта. Ведь алгоритмы искусственного интеллекта и нейронных сетей обладают в большей степени свойствами неинтерпретируемости (то есть понять, почему нейронная сеть сделала тот или иной вывод - зачастую невозможно). Сектору электроэнергетики он посоветовал уделить внимание созданию новых типов интерпретируемых алгоритмов.

Сессия 1 была посвящена цифровой трансформации и адаптации подходов "Индустрии 4.0" к потребностям электроэнергетической отрасли. Модератором сессии был директор по инновациям ФГБУ "Российское энергетическое агентство" Минэнерго России Алексей Конев. Вызовов и драйверов цифровой трансформации электроэнергетической отрасли России коснулся в своем докладе член совета директоров АО "Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии", президент ООО "Русэнергосбыт" Михаил Андронов. Директор по стратегии и развитию АО "Фонд стратегического развития энергетики "Форсайт" Андрей Абрамов перечислил новые возможности энергетики будущего: от Smart Grid к Internet of Energy. Руководитель направления "Электроэнергетика" Энергетического центра Московской школы управления "Сколково" Алексей Хохлов в своем докладе затронул мировой энергетический переход и возможности для бизнеса в новой энергетике. Технический директор ООО "АйСиБиКом" Андрей Никулин рассказал, как цифровая трансформация происходит в коммерческом учете электроэнергии. Начальник департамента методологии и анализа информации Ассоциации гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний Марина Акушская посвятила свой доклад теме гарантирующего поставщика как агрегатора ценозависимого потребления. Руководитель центра передовой аналитики данных PricewaterhouseCoopers (PwC) в России Олег Данильченко уделил внимание использованию Big Data в качестве перехода к предиктивному техническому обслуживанию в электроэнергетике.

На сессии 2 участники обсудили ИТ и цифровые технологии как инструменты для повышения технико-экономической эффективности энергосистемы России. Заместитель генерального директора ООО "Контроль ИТ" Андрей Колупов говорил о том, как повысить надежность энергосистемы и обеспечить оптимизацию затрат на оплату услуг связи. Вице-председатель фокус-группы по распределенным реестрам Международного союза электросвязи (ITU), партнер Moscow Advanced Communications School Максим Григорьев коснулся темы применения технологии распределенных реестров в энергетике. Советник директора АО "СО ЕЭС" Олег Калинко рассказал о системах управления активными энергокомплексами промышленного типа. Генеральный директор Unic IT Андрей Боганов поделился подходом к расчету совокупной стоимости владения (ТСО) сервисов. Руководитель развития продаж IoT-службы вице-президента по инновациям B2B и IoT АО "ЭР-Телеком Холдинг" Владимир Щетинин отметил в докладе, каким образом превратить IIoT в действующий инструмент (национальные стандарты, цифровая инфраструктура, защита данных).

На завершающем Smart Energy 2018 круглом столе участники форума обсудили цифровизацию в контексте инновационного инструмента управления энергосистемой. В нем отметились директор по информационным технологиям АО "СО ЕЭС" Глеб Лигачев, независимый эксперт Станислав Терентьев, начальник службы информационных систем и систем связи филиала ОАО "ФСК ЕЭС" - Московское предприятие магистральных электрических сетей (ПМЭС) Евгений Ляскин, директор по информационным технологиям ОАО "МРСК Урала" Сергей Хомяков, технический директор ООО "Юникрафт" Алексей Толпыгин и руководитель департамента "Энергосервис" АО "СофтЛайн Трейд" Олег Данилюк.

Модерировавший обсуждение на круглом столе технический директор по электроэнергетике АО "РТСофт" Алексей Небера предложил спикерам порассуждать на тему того, является ли полный переход на цифровые принципы управления далеким будущим или перспективой завтрашнего дня. Участники перечислили новые решения в сфере ИТ и АСУ ТП для оптимизации функционирования энергосистемы, а также подумали над вопросом, возможна ли полностью автоматизированная система, управляющая производственным оборудованием на основе прогнозных данных. Завершилось обсуждение дискуссией на тему роли директоров по цифровой трансформации (Chief Digital Officer, CDO) и других цифровых специальностей в превращении энергетических компаний в цифровые предприятия.

В заключение форума состоялся фуршет, на котором участники мероприятия смогли пообщаться в неформальной обстановке и подвести итоги конференции.

Россия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > comnews.ru, 9 июня 2018 > № 2641416


Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 8 июня 2018 > № 2636055 Владислав Шаравин

«АРГУС-М», интервью с руководителем проекта Владиславом Шаравиным

О реакторе «Аргус-М» из первых рук

О том, что растворный реактор «Аргус» вполне способен осуществить настоящую техническую революцию в ядерной медицине, мы рассказывали достаточно подробно. Но проект и сам реактор были созданы и реализованы довольно давно, с той поры изменились требования МАГАТЭ по безопасности, новые возможности, новые материалы появились и у атомщиков. Росатом поручил модернизацию проекта и создание референтного блока специалистам, работающим в «самом сердце» нашего проекта, — институту, работающему в городе Саров, который когда-то назывался Арзамас-16. Для профессионалов ядерного оборонительного комплекса этот проект — новая веха, позволяющая реализовать их огромный опыт в гражданском проекте.

Всего через год «Аргус-М» должен быть готов к эксплуатации, работа над новым реактором — в самом разгаре. АТОМЭКСПО-2018 стал тем местом, где нам удалось встретиться с руководителем проекта Владиславом Шаравиным, который любезно согласился дать нам интервью, а мы предлагаем его вашему вниманию. Разумеется, чуть позже появится рассказ о том, что не вошло в интервью в силу его краткости.

Ядерная медицина, как и любая другая, начинается с диагностирования, при этом более 80% диагностики производится при помощи технеция-99, который, в свою очередь, является продуктом распада молибдена-99. В настоящее время молибден-99 нарабатывают на нескольких исследовательских реакторах в Европе и в Канаде, стоимость каждого из них — сотни миллионов долларов, а срок эксплуатации заканчивается в ближайшие годы.

В арсенале Росатома есть небольшое чудо атомной техники — растворный реактор «Аргус». Те, кто видит «Аргус» впервые, часто впадают в состояние легкого ступора — его размеры составляют всего 1,5×1,5×1,3 метра, а его стоимость всего 35 млн долларов. Технология «Аргуса» уникальна, покупка таких реакторов финансово возможна даже для развивающихся стран, их массовое внедрение может стать настоящей технической революцией в мировой ядерной медицине. «Аргус» был создан в 1998 году, и для того, чтобы он соответствовал современным реалиям, Росатом поручил создание проекта и референтного блока реактора «Аргус-М» ВНИИЭФ, Всероссийскому НИИ экспериментальной физики. Под этой аббревиатурой «прячется» город Саров, он же — Арзамас-16 или попросту «лаборатория Харитона», тот самый город, в котором были созданы все наши атомные и ядерные бомбы и боеголовки.

Проект «Аргус-М» — это действительно новая страница для этого удивительного города. Реактор имеет потенциальную возможность стать одним из самых массовых в мировом атомном проекте — спрос есть уже сейчас, когда до сдачи его в эксплуатацию остается чуть больше года. Массовое производство совершенно мирного, но чрезвычайно высокотехнологичного, уникального реактора — это новый вызов для Сарова. Сегодня у нас появилась очень приятная возможность обсудить, как идет реализация проекта «Аргус-М», насколько далеко удалось продвинуться, с одним из его руководителей — Владиславом Шаравиным.

ИА REGNUM : Борис Марцинкевич, главный редактор Геоэнергетика.ru: Добрый день! Сегодня на АТОМЭКСПО-2018 нам удалось встретиться с Владиславом Шаравиным, руководителем проекта реактора «Аргус-М». Реактор, который можно назвать «медицинским», исследовательским, учебным, можно использовать по отношению к нему множество других слов, поскольку он имеет множество самых разных способов применения. О том, как складывается судьба «Аргус-М», мы узнаем у того, кто им занимается, кто приводит проект в новое состояние — модернизированное, именно поэтому проект и называется «Аргус-М».

Владислав Шаравин, руководитель проекта «Аргус-М»: Добрый день! «Аргус-М» создается на площадке РФЯЦ ВНИИЭФ (Российский Федеральный Ядерный Центр Всероссийский НИИ Экспериментальной Физики), в городе Сарове. Этот реактор уже совсем не тот, что был раньше, изначально. За последнее время он стал более современным, более экологичным. Мы успешно провели на нем все необходимые экспертизы, как государственные, так и экологические, и в мае получили решение правительства о создании и размещении его на территории города Сарова. Проект интересный, проект связан с приобретением нами новых компетенций, с выводом нового продукта на международный уровень, что важно не только для нашего предприятия, но и для всей России в целом. Технология, которая применяется в реакторе, усовершенствована, она на порядок превосходит изначальную в том, что касается радиоактивных отходов, образующихся в процессе его работы. Эксплуатация реактора стала у нас проще, люди, которые будут его эксплуатировать, будут обучаться непосредственно на реакторе нашими специалистами.

ИА REGNUM : Несколько слов о том, что появилось нового. Понятно, что объем «Аргус-М» стал больше на 22 литра — насколько я в курсе, то есть теперь на целых два ведра раствора в него можно больше заливать?

Нет, не точно. Изначально объем был 27 литров, теперь мы его довели до 32 литров.

ИА REGNUM : То есть он просто гигантский теперь…

Чуть-чуть подрос, чуть-чуть он увеличился. Здесь, на АТОМЭКСПО, реактор у нас представлен в виде макета, причем в масштабе один к одному. Он очень небольшой, но позволяет использовать на нем множество функций. Это и непосредственно получение медицинского молибдена-99, и проведение исследований в разных областях и для разных направлений, обучение на нем студентов и специалистов, эксплуатирующих реакторы подобного типа. Все это, я думаю, дает «Аргусу-М» огромный «плюс».

ИА REGNUM : Ну, из прочих плюсов, я так понимаю, и то, что на нем теперь можно нарабатывать не только молибден-99, на нем можно нарабатывать какие-то еще изотопы, и опять же медицинские?

Да, сейчас мы делаем основной упор на молибден-99, но в будущем на нем можно будет получать и другие изотопы, которые можно использовать в ядерной медицине. Это и различные изотопы йода, и изотоп стронция — изотопы, которые или уже используются в ядерной медицине, или такие, которые в ближайшее время могут найти свое применение в ней. Но наша основная задача — обеспечить именно производства молибдена-99.

ИА REGNUM : Понятно, что молибден-99 будет для «Аргуса-М» основным, но эти дополнительные изотопы позволяют уменьшить количество радиоактивных отходов, эти дополнительные продукты могут значительно улучшить экономику всего проекта?

Да, получится, что те радиоактивные отходы, которые у нас сейчас есть, перестанут быть отходами, пойдут на благо науки и медицины, тем самым мы делаем «Аргус-М» и экологически более привлекательным.

ИА REGNUM : … и более экономически привлекательным, потому что, когда с одной установки удается получать сразу несколько продуктов — это позволяет зарабатывать совсем другие деньги. Насколько я понимаю, головной, референтный блок появится у вас в Сарове вместе со всем, что необходимо «Аргусу-М» дополнительно — горячими лабораториями и прочим, прочим, прочим. Сам реактор, конечно, маленький, а сколько места займет весь комплекс оборудования, необходимый для его функционирования?

Да, первый, референтный образец реактора появится именно у нас в Сарове. Комплекс будет состоять из двух блоков. Первый из них — реакторная часть, в которой будет непосредственно располагаться сам реактор, вторая — это радиохимическая лаборатория, в которой будет происходить дальнейшая очистка молибдена-99 и его упаковка для отправки непосредственно потребителям. Реакторный блок по сравнению с блоками традиционных энергетических и исследовательских реакторов небольшой, он занимает всего порядка 400−500 квадратных метров.

ИА REGNUM : То есть сам реактор, бетонная защита…

Да, конечно, а еще биологическая защита плюс те системы, которые необходимы для функционирования реактора. Это система охлаждения, система газовой очистки, система аварийного слива топлива и его штатного залива, хранилище топлива и плюс место для размещения транспортно-упаковочного контейнера для отработанного ядерного топлива. Радиохимическая лаборатория оснащена горячими камерами полного жизненного цикла. В них происходит окончательная, тонкая очистка молибдена-99, здесь же находится лаборатория анализа проб с реактора, лаборатория определения качества конечного продукта, лаборатория проверки качества топлива — чтобы можно было все проведение всех анализов сконцентрировать в одном месте, контролируя выполнение программы качества.

ИА REGNUM : То есть получается, что вокруг маленького, небольшого, скромного реактора разрастается сначала первая часть комплекса, в которой происходит работа «Аргуса-М», потом «растет» вторая, в которой идут очистка и анализы, и постепенно все это превращается в достаточно большой серьезный комплекс?

Да, это будет действительно серьезный комплекс, на котором у нас будут работать от 27 до 32 человек для его обслуживания в круглосуточном режиме, который предусмотрен проектом. Пятидневный цикл работы реактора по наработке молибдена-99, затем следует остановка и работа в лаборатории по непосредственной очистке молибдена. Таким образом, весь цикл от начала работы реактора до получения первого молибдена будет занимать шесть дней.

ИА REGNUM : Но у вас не только время на производство ограничено, у вас лимитировано и время логистики, поставки молибдена-99 заказчикам, поскольку срок его жизни составляет шесть суток — если он, конечно, не находится в «термосе»?

Период полураспада молибдена-99 — 66 часов, схема логистики у нас отработана, она выполняется компанией «Русатом Хэлскеа» — это зона их полной ответственности. Схема эта в рамках проекта отработана полностью, тут мы никаких проблем не видим.

ИА REGNUM : Получается, что ваш институт делает продукт, убеждается, что он в полном порядке, и далее уже в работу включается «Русатом Хэлскеа»?

Да, именно эта компания непосредственно заправляет молибден-99 в генераторы технеция-99 и будет направлять его в медицинские центры уже по их планам.

ИА REGNUM : По их планам, по их контрактам, понятно. Я так понимаю, что «Русатом Хэлскеа» ждет ваш референтный образец, чтобы можно было не только заниматься логистикой молибдена, но и тиражированием вами же изготовляемых реакторов «Аргус-М» в разных других местах?

Да, но, кроме этой компании, у нас есть и наша управляющая компания — «Растворные ядерные реакторы», которая в настоящее время и ведет непосредственную работу с зарубежными компаниями для создания, тиражирования «Аргус-М» в других странах. В частности, недавно было подписано межправительственно соглашение с Таджикистаном.

ИА REGNUM : Да, там очень уверенно пошли…

Соглашение нужно для того, чтобы предложить им установку для научных целей и для медицины, чтобы они могли проводить исследования в своих научных целях и для получения молибдена-99 для ядерной медицины, которую они, я думаю, будут у себя развивать — ведь это медицина будущего.

ИА REGNUM : Это перспективно, и это не требует слишком уж серьезных инвестиций — почему бы и не попробовать. А в у них в Таджикистане будет один реактор или два реактора?

Сейчас там идет работа непосредственно на площадке, и потенциальные заказчики в ближайшее время определятся, что им больше подойдет. Есть ряд наших предложений, которые они могут рассмотреть и принять экономически более выгодный и тот, который по срокам их устраивает. Мы им готовы поставить и один реактор, и два — столько, сколько им необходимо для решения их задач, у нас необходимый им вариант всегда найдется.

ИА REGNUM : Но они, наверное, несмотря на все соглашения и успешность переговоров, не будут торопиться, пока не увидят, как «Аргус-М» работает у вас? Многие этого ждут.

Да, конечно, первым делом мы должны представить референтный образец, показать его работоспособность. Но уже сейчас все заинтересованы, с интересом смотрят на то, как развивается этот проект. Так что будем ждать его создания, запуска и сдачи в эксплуатацию, чтобы продвигаться дальше.

ИА REGNUM : Кроме Таджикистана, где-то еще переговоры начались уже или это еще коммерческая тайна?

Да, пока это коммерческая тайна, но могу сказать, что есть ряд стран, которые тоже заинтересованы в проекте, — порядка 5−7 стран, которые хотели бы, чтобы мы и для них тоже рассмотрели вопрос возможности тиражирования «Аргуса-М». В каком качестве он им нужен — как медицинский или научный — и ведутся переговоры. Но информация об этом появится чуть позже.

ИА REGNUM : Ну, понятно — по мере того, как эта информация будет становиться «твердой». Скажите, вот изначально одним из предназначений «Аргуса» была работа с геологами — с их пробами, кернами и так далее. Это направление сохранится или сейчас не до него, важнее медицина?

Это направление сохранится, поскольку конструктив реактора позволяет проводить эти анализы, это не будет мешать работе по наработке и извлечению молибдена-99. Все эти возможности предусмотрены в конструктиве реактора, и после проведения модернизации никаких проблем в проведении таких анализов не будет.

ИА REGNUM : Я так понимаю, что с учетом тех компетенций, которые есть у вашего института, сейчас с геологами будет даже проще, так как вы можете предоставить такое программное обеспечение, которое в те годы, когда создавался первый «Аргус», никому и не снилось. Наверняка ведь у вас есть такие возможности, чтобы те анализы, которые необходимы геологам, были точнее, объемнее?

Да, все это есть на нашем предприятии, все это мы можем обеспечить полными комплектами и расчетными программами и прочими, которые необходимы по их направлениям деятельности.

ИА REGNUM : Значит, получается, что вы предоставляете услуги именно комплексные. Вы поставляете сам реактор, вы поставляете все, что необходимо для медицинской части, вы можете предоставить программное обеспечение, которое дает возможность работать геологам. Проект «Аргус-М» становится некой универсальной вещью и хороша она тем, что делается «одними руками», одним центром?

Да-да, и под каждого нашего непосредственного клиента мы можем предоставить тот продукт, который ему нужен, а не только наш единственный образец. В этом проекте у нас рассмотрен такой вариант полного жизненного цикла. Мы создаем реактор, мы его монтируем, мы обучаем персонал для работы с ним. Для тех стран, где эксплуатирующих организаций такого типа реакторов нет, мы обучаем специалистов, помогаем создавать такую организацию, которая в дальнейшем будет сама компетентна обучать сотрудников для такого вида комплексов. В дальнейшем мы реализуем и утилизацию отработанного ядерного топлива по окончании срока эксплуатации, срока службы. Срок работы реактора на одной заправке — 10 лет, по истечении которых отработанное топливо забирается, заливается новый раствор. Общий срок службы «Аргуса-М» — 30 лет.

ИА REGNUM : С учетом того, что на такой продукт пойдут новые страны, которые не являются участниками «атомного клуба», у которых вообще нет ничего «атомного», тогда вам, наверное, «в комплект» нужны специалисты еще и юридические — ведь придется и законодательство помогать выстраивать?

Эту часть работы взял на себя непосредственно Росатом, его структурные подразделения, которые работаю по направлению создания законодательств для больших реакторных блоков. Ведь подход одинаковый, единый, так что нет необходимости что-то выдумывать — в этом плане государственная корпорация нас поддерживает и готова помочь.

ИА REGNUM : То есть Росатом поможет вам с юридической частью, а все технические решения вы выполняете благополучно своими руками, своими головами, вашими разработками, а заказчик получает полностью готовый продукт. Каким-то образом вот эта ваша работы и перспективы проекта «Аргус-М» будут связаны с деятельностью медицинского подразделения Росатома — «Русатом Хэлскеа»?

Если говорить о зарубежных направлениях, то именно «Русатом Хэлскеа» будет работать с нами или мы с ними — это уж как посмотреть, чей вклад будет больше в этом симбиозе.

ИА REGNUM : И еще в нашем разговоре мелькнуло слово «ТУК», транспортно-упаковочный контейнер. То есть отходы топлива, отработавшая заправка «Аргуса-М» — она должна быть аккуратно доставлена… К вам или в Озерск?

В зависимости от …

ИА REGNUM : В Россию.

Да, именно так, а дальше уже будем смотреть. Чтобы сделать полный комплект оборудования для такого проекта, нужно создать еще и ТУК для отработанного ядерного топлива, которые будут создаваться также на базе нашего института и будут входить в полный комплект оборудования. Такой разработкой мы снизим стоимость проекта.

ИА REGNUM : И комплект действительно станет полным: ни о чем не беспокойтесь, все привезем, все увезем.

Да, потому, что когда непонятно, где контейнер брать, сможет его кто-то поставить или нет, а тут мы поставляем ТУК в полном комплекте оборудования под тот объем топлива, который нам заранее точно известен.

ИА REGNUM : То есть не надо никому ничего объяснять, искать сторонних исполнителей-изготовителей?

Да, получается полный жизненный цикл, от создания до утилизации.

ИА REGNUM : … одного маленького «Аргуса-М», который, оказывается, может решить такое большое количество проблем.

Спасибо, надеюсь, что мы встречаемся с вами не в последний раз.

 Борис Марцинкевич

Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 8 июня 2018 > № 2636055 Владислав Шаравин


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 7 июня 2018 > № 2637033 Владимир Сидорович

Газ сильно переоценивают. Как мифы приводят к инвестиционным ошибкам

Владимир Сидорович

Директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика» (RenEn.ru)

Российский газовый монополист отмахнулся от усиливающихся позиций возобновляемых источников энергии. Между тем такие источники будут играть все более важную роль в мировой экономике

На Петербургском международном экономическом форуме ПМЭФ-2018 глава «Газпрома» Алексей Миллер выступил на панельной сессии «Газ как эффективный инструмент достижения экологических целей глобальной экономики». В его речи можно было услышать ряд энергетических мифов, следование которым может привести к ошибкам в планировании развития энергетического сектора и неправильным инвестиционным решениям.

Руководитель газовой монополии начал со спорного утверждения: «Экономический рост — это в первую очередь рост энергопотребления». Энергетическая статистика свидетельствует об обратном. В США потребление электроэнергии сегодня находится на уровне 2005 года, первичной энергии — ниже уровня 2000 года. При этом с тех пор в Соединенных Штатах выросли и ВВП, и население.

В Германии с 1990 года ВВП вырос на 50,5%, потребление электроэнергии на 9%, а потребление первичных энергетических ресурсов снизилось на 9,7%. Ряд можно продолжать долго. Это явление известно под названием «рассоединение» (decoupling). Благодаря распространению возобновляемых источников энергии и повышению энергоэффективности экономический рост отсоединился от потребления ископаемого сырья.

В чем ошибается «Газпром»

Надежды на расширение спроса на углеводороды обычно связывают с развивающимися странами. Но разве есть уверенность, что из разнообразия нынешних энергетических альтернатив будет выбрано именно сжигание топлива? Например, для энергодефицитных стран Африки сегодня предпочтительным вариантом является промышленная и распределенная солнечная генерация в сочетании с созданием локальных сетей, а никак не строительство полноценной капиталоемкой энергетической инфраструктуры по стандартам XX века.

«Структура мирового топливного баланса, как мы видим, не меняется, является вполне себе устойчивой. Мы не видим, что возобновляемые источники энергии занимают какую-то доминирующую позицию, а тем более вносят какой-то доминирующий вклад в структуру мирового энергетического баланса», — рассказывал Алексей Миллер о прошлом и настоящем. Значит ли это, «что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться»?

Наше время не зря называют периодом энергетической трансформации или даже революции. Во времена радикальных технологических и структурных изменений метод экстраполяции не работает. Посмотрите на прогнозы развития солнечной энергетики Международного энергетического агентства (МЭА), которые превратились в анекдот. Сегодня важно обращать внимание не на «вал», суммарные текущие показатели использования первичной энергии, а на изменения в структуре потребления и их динамику.

Глава «Газпрома» считает, что эти изменения незначительны. Например, солнце и ветер суммарно «дают около 5% выработки всей мировой электроэнергии». Эти 5% очень показательны. Пять было вчера, сегодня уже семь. Темп изменений выше, чем многим кажется.

Далее Миллер воспроизводит распространенный миф: «солнечная и ветровая энергия требуют практически 100%-ного резервирования мощностей по традиционным топливам». Это часто встречающаяся подтасовка, в которой термин «резервирование» вводит в заблуждение. Так можно сказать, что и отдельная газовая электростанция требует 100% резервирования, поскольку никакой объект не является абсолютно надежным, а следовательно, таковое необходимо для газовой генерации в целом.

В действительности энергосистемы не строятся таким образом, чтобы резервировать какую-то конкретную группу электростанций. Важно, чтобы система в целом обеспечивала соответствие спроса и предложения. «Никаких дополнительных диспетчерируемых мощностей строить не нужно в связи с нахождением вариабельных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в системе», — сказано в докладе МЭА (The Power of Transformation: Wind, Sun and the Economics of Flexible Power Systems, стр. 74).

В Германии почти трехкратный рост установленной мощности солнечной и ветровой энергетики в период 2008-2014 годов сопровождался не ростом, а снижением балансирующего резерва в энергосистеме.

Специалисты из американской Lawrence Berkeley National Laboratory (подразделение министерства энергетики США) провели масштабное исследование последствий распространения «высоко вариабельных» источников (солнечной и ветровой генерации) для рынка США. Авторы пришли к выводу, что рост этих ВИЭ до отметки 40% выработки приведет к незначительному сокращению «твердых» мощностей (firm capacity).

Как и почему газ теряет привлекательность

В чем Миллер прав, так это в очевидном: строительство новой солнечной или ветровой электростанции не означает вывода традиционных объектов генерации в пропорции один к одному. Просто эти объекты начинают работать с меньшим коэффициентом использования установленной мощности (КИУМ) и играть в большей степени роль поставщиков мощности, а не энергии.

Но и эта функция газовых электростанций постепенно будет ставиться под вопрос. Глава «Газпрома» сомневается в конкурентоспособности моделей, в которых используются ВИЭ, а вот в вышедшем в мае исследовании Rocky Mountain Institute (RMI) показано, что уже сегодня оптимизированные портфели возобновляемых источников энергии, накопителей энергии и других безуглеродных ресурсов, выдающих ту же мощность, электроэнергию и предоставляющих те же системные услуги, что и газовые электростанции, во многих случаях могут заменить газовую генерацию, обеспечив экономию затрат.

На горизонте 10-25 лет стоимость новых энергетических технологий, вероятно, упадет ниже эксплуатационных (операционных) расходов эффективных парогазовых установок. То есть дешевле будет ввести в строй новый «портфель чистых технологий» (условно говоря, ветровую электростанцию с накопителем энергии), чем эксплуатировать действующий объект газовой генерации.

Тренд на декарбонизацию электроэнергетики настолько очевиден, что его просто неприлично не замечать. Он прописан в законодательстве европейских стран, уставах и инвестиционных планах энергетических компаний. Итальянская Enel, французская EDF, крупнейшие производители электричества в мире, взяли на себя обязательства обеспечить углеродную нейтральность своей деятельности к 2050 году. Члены ассоциации европейской электроэнергетики (Eurelectric) подписали меморандум в целях превратить отрасль в углеродно-нейтральную «задолго до середины века».

Газ, безусловно, будет долгое время сохранять сильные позиции в теплоснабжении и комбинированной генерации электроэнергии и тепла. Но и в этой сфере на европейском, ключевом для «Газпрома», рынке отмечаются тенденции, тревожные для российской компании.

Например, шведский энергетический концерн Vattenfall, работающий в пяти странах Европы, взял на себя добровольные обязательства прекратить использование ископаемого топлива в течение одного поколения (fossil free within one generation). В данном случае речь идет не только об электроэнергетике, но и о теплоснабжении, где с 2030 года природный газ будет заменяться технологиями «электроэнергия-тепло» и синтетическими газами. В дальнейшем подобные бизнес-модели будут изучаться и тиражироваться.

Нет никаких сомнений, что в «следующие 20 лет роль ископаемых источников останется значительной». Тем не менее, не могу не обратить внимание на возрастающую неопределенность в части будущей структуры мирового энергопотребления и повышенный риск инвестиций в сырьевые проекты, предполагающие долгие сроки окупаемости. Энергетическая революция может изменить расклад на рынке намного быстрее, чем думают в «Газпроме».

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 7 июня 2018 > № 2637033 Владимир Сидорович


Россия > Электроэнергетика. Экология. Образование, наука > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649571

Росатом инвестирует 3 млрд руб в венчурный фонд в т.ч для развития ВИЭ и умной энергетики.

Росатом создал венчурный фонд для развития новых и перспективных направлений, в который планирует инвестировать до 3 млрд руб.

Об этом Росатом сообщил 4 июня 2018 г.

Фонд сфокусируется на развитии новых направлений бизнеса, связанных с перспективными отраслями российской и мировой экономики.

Ключевые направления включают в себя:

- искусственный интеллект и иные цифровые решения в промышленности и сервисных приложениях;

- возобновляемая и умная энергетика;

- 3D-печать и новые материалы;

- системы развития умных и энергоэффективных городов.

В Росатоме отметили, что Фонд создается в формате договора инвестиционного товарищества и открыт для привлечения соинвесторов.

Формат фонда - инвестиционное товарищество - был выбран госкорпорацией для того, чтобы привлечь и заинтересовать иных рыночных инвесторов, увеличив объем вложений в 2-3 раза.

Управляющую компанию фонда возглавит Е. Кузнецов, экс-руководитель Российской венчурной компании.

По словам 1го заместителя главы Росатома К. Комарова, важнейшая задача фонда - сделать более реалистичным и быстрым путь для стартапов на российский и мировой рынок с использованием возможностей корпорации.

Напомним, что Росатом сам активно реализует свои планы по строительству ВЭС в России, в основном, в энергодефицитных южных регионах - республике Адыгея, Краснодарском крае, Ростовской области и Ставропольском крае и др.

ВетроОГК, дочка Росатома, выиграла конкурсы на строительство в России ветропарков общей мощностью почти 1 ГВт.

Россия > Электроэнергетика. Экология. Образование, наука > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649571


Россия > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649570

Минэнерго в 2018 г разработает документ о праве граждан продавать электроэнергию.

Минэнерго РФ в 2018 г завершит разработку нормативно-правовых актов, которые позволят россиянам строить на своих участках функционирующие на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) электростанции малой мощности и продавать излишки электроэнергии в сеть.

Об этом 5 июня 2018 г сообщил 1й замминистра энергетики А. Текслер на международном конгрессе Reencon-XXI.

А. Текслер сообщил, что, в 2018 г Минэнерго завершит разработку нормативной базы, которая позволит уже на уровне обычных домохозяйств очень активно внедрять ВИЭ до мощности 15 кВт.

У каждого домохозяйства, которое будет у себя внедрять эти технологии, будет возможность без налогов продавать излишки электричества в сети.

Сегодня это запрещено и сделать это невозможно.

Минэнерго надеется, что такая мера будет востребована населением.

Главная цель которую преследуют в ведомстве - появления некой новой культуры, благодаря которой не только большие генераторы, а и люди могут думать о том, как развивать ВИЭ.

Во многих странах мира действуют подобные программы под название «зеленый тариф», которые помогают развивать альтернативную энергетику, по средствам микрогенерации электроэнергии от ВИЭ.

Их цель в далекой перспективе снизить расход невозобновляемых источников энергии (нефть, уголь, природный газ) путем стимулирования развития альтернативной энергетики.

С одной стороны концепция выглядит вполне логичной, однако стоимость оборудования для солнечной или ветровой генерации довольно высока для простых граждан.

Основоположником альтернативной энергетики можно считать США, где в 1978 г на законодательном уровне был впервые введен механизм привлечения инвестиций в развитие ВИЭ.

В 1991 г к ним присоединилась Германия.

На сегодня подобная программа действует даже на Украине.

Однако об ее успехе судить сложно.

Если взять типовую солнечную мини электростанцию на 10 кВт примерной стоимостью в 12 тыс долл США.

При тарифной сетке 0,18 евро за кВт, с учетом расходов под собственные нужды (200 кВт), годовой доход будет порядка 1650 долл США (для количества солнечных дней, соответствующих средней полосе).

Соответственно, срок окупаемости составит порядка 7,5 лет.

Только после этого продажа электроэнергии будет приносить чистую прибыль.

Россия > Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649570


Россия. ЦФО > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649548

С. Собянин открыл первую в Московском регионе цифровую подстанцию Медведевская.

МОЭСК, дочка Россетей, ввела в эксплуатацию 1ю в Московском регионе цифровую подстанцию (ПС) 110 кВ Медведевская.

Подстанцию открыли 4 июня 2018 г мэр Москвы С. Собянин и гендиректор Россетей П. Ливинский.

ПС Медведевская мощностью 160 МВА предназначена для электроснабжения объектов, расположенных на территории инновационного центра Сколково.

Ввод в эксплуатацию новейшего питающего центра позволит завершить электроснабжение не только Сколково, выдав центру 60 МВт мощности, но и обеспечит резерв для электроснабжения близлежащих девелоперских объектов.

1я в столичном регионе цифровая подстанция позволяет осуществлять управление питающим центром в цифровом коде без присутствия персонала.

Благодаря использованию новейших цифровых технологий появилась возможность online-мониторинга электрооборудования.

В результате отпадает необходимость в материальных и трудозатратах на проведение планово-предупредительного ремонта (ППР).

Все вероятные неполадки будут устраняться по факту их возникновения.

Измерение электрических и технологических параметров первичного оборудования, контроль его состояния и управление осуществляется с применением цифровых технологий в соответствии с международным стандартом МЭК 61850.

Благодаря использованию цифровых технологий значительно повышается надежность работы подстанции, уменьшаются совокупные затраты на эксплуатацию объекта.

Еще 1 важный момент - ПС Медведевская стала 1й за последние десятилетия подстанцией, которая полностью укомплектована оборудованием российского производства.

На подстанции установлены:

- 2 силовых трансформатора мощностью по 80 МВА каждый производства Тольяттинского трансформатора,

- 1е в России отечественное комплектное распределительное устройство с элегазовой изоляцией (КРУЭ) 110 кв производства Электроаппарата,

- 4-секционное распределительное устройство 20 кВ с вакуумными выключателями, рассчитанное на 20 линейных ячеек производства Самарского трансформатора,

- комплекс релейной защиты и автоматики (РЗА) и автоматизированная система управления технологическим процессом (АСУТП), выполненный на микропроцессорных терминалах НПП ЭКРА.

Архитектурное и дизайнерское решение ПС Медведевская были специально разработаны для того, чтобы самый современный по техническим решениям в столичном регионе питающий центр органично вписался в современный ландшафт иннограда Сколково.

Все цифровые решения на ПС Медведевская разработаны и внедрены в соответствии с требованиями к реализации стратегии цифровизации сетей, реализуемой Россетями.

Цифровизацию Россети ведут с учетом региональных особенностей, поэтому компании очень важна поддержка местных властей.

И в Московском региона эта поддержка очень заметна.

Подстанция Медведевская возведена в рекордно короткие сроки.

Работы по строительству были полностью завершены за 18 месяцев при нормативных показателях для энергообъектов подобного уровня и класса в 27 месяцев.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > neftegaz.ru, 5 июня 2018 > № 2649548


Казахстан. Япония > Электроэнергетика. Экология > kursiv.kz, 30 мая 2018 > № 2625224

Эксперты из Казахстана и Японии обсудили внедрение «зеленых технологий»

Ербол КАЗИСТАЕВ

Развитие в Казахстане «Зеленой экономики» обсудили эксперты в ходе международного симпозиума «Инновационные технологии в области рационального использования природных ресурсов». На мероприятии выступили 18 ученых из Японии и ряд казахстанских экспертов, передает корреспондент Kursiv.kz.

Открывая симпозиум «Инновационные технологии в области рационального использования природных ресурсов» заместитель директора Библиотеки Елбасы Амерхан Рахимжанов рассказал, что на постсоветском пространстве именно Казахстан начал первым реализовывать идеи «зеленой экономики».

«Более десяти лет назад – 25 сентября 2007 года – президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложил разработать глобальную энергоэкологическую стратегию и обсудить ее на Всемирном саммите ООН по устойчивому развитию в 2012 году. В 2011 году на сессии ООН Нурсултан Назарбаев выдвинул программу партнерства «Зеленый мост», призванную усилить «зеленый» экономический рост в регионе. В 2012 году эта программа была одобрена на всемирном саммите ООН по устойчивому развитию «Рио+20» в качестве межрегионального механизма по переходу к «зеленой» экономике, открытого для участия всех сторон», - говорит Амерхан Рахимжанов.

По словам ответственного секретаря Министерства иностранных дел РК Анарбека Карашева, эпоха нефтяного изобилия подходит к концу. Сегодня пришло время искать альтернативные источники энергии и развивать цифровые технологии.

«Стране требуется новое качество развития. Это несет в себе как вызовы, так и возможности. В эпоху цифровых технологий следует пересмотреть свое отношение к ресурсному потенциалу страны. В первую очередь – переход к «зеленой экономике», широкое внедрение энергоэффективных, экологически чистых решений. Важное значение придается функционированию институтам инновационного развития», - добавил спикер.

В ходе симпозиума ученые из Японии поделились опытом внедрения «зеленых технологий» с казахстанскими коллегами. В свою очередь отечественные эксперты рассказали о ходе внедрения в Казахстане.

К примеру, профессор Высшей школы политических наук национального университета GRIPS АкихикоТамурапровел анализ роли нормативной экосистемы для решения социальных проблем. «Рынок не обязательно естественным образом создается только из вкусов людей. Довольно часто рынок «создается» правилами экосистемы. Правила предназначены для того, чтобы служить определенным государственным политическим целям, как экономическим, так и общественным. Поэтому, если мы попытаемся провести реструктуризацию промышленности с помощью технологических инноваций, нам также необходимо создать нормативную экосистему для решения проблем государственной политики».

Член совета по «Зеленой экономике» при президенте РК Бахыт Есекина отметила, что реализация третей модернизации страны позволит устранить экономическую диспропорцию в развитии отраслей экономики страны и кардинально изменить сырьевую направленность. «В то же время длительное и динамичное развитие отраслей горнодобывающего комплекса обусловило высокую энерго- и углеродоемкость национального валового продукта».

Директор НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии» Алтай Алимгазин осветил в выступлении использование нетрадиционных и возобновляемых источников энергии для энергообеспечения объектов в Казахстане. По его словам, стратегия развития возобновляемых источников энергии и снижение воздействия на окружающую среду содействуют ускоренному переходу Казахстана к «зеленой» экономике. А долгосрочный подход к качественной реализации принципов «зеленой» экономики в регионах Казахстана состоит в том, что охрана окружающей среды должна быть не помехой, а символом технологического и экономического развития.

Также эксперт рассказал, что институт предложил ТЭЦ Астаны внедрить теплонасосные технологии. По его словам, миллиарды народных тенге улетают в воздух, их можно, в принципе, вернуть. Ученый выразил надежду, что с созданием центра международных технологий получится эту точку сдвинуть иначе, тем более сейчас планируется создание тепличных комплексов возле ТЭЦ-2.

«Вот пример ТЭЦ-2 города Астаны – это система градирни. На ТЭЦ-2 порядка 68 тыс. тонн горячей воды ежегодно охлаждается на воздухе или с помощью принудительной вентиляции. Это тепло можно было давно использовать. Мы на протяжении 10 лет с различными командами акимата Астаны работали, рядом строится наш индустриальный парк, рядом тепличный комплекс. К сожалению, пока не удалось до конца пробить эту технологию. Хотя в других регионах тоже направление идет. Предлагается разработанная, запатентованная казахстанская технология. Конечно, за базу мы брали известные мировые технологии, но адаптировали к казахстанским климатическим условиям в различной компоновке, как стационарной, так и блочно-модульной. Эти технологии уже начали внедряться по Казахстану», - рассказывает Алтай Алимгазин.

Казахстан. Япония > Электроэнергетика. Экология > kursiv.kz, 30 мая 2018 > № 2625224


Россия > Электроэнергетика > fas.gov.ru, 29 мая 2018 > № 2623392

Замглавы ФАС Виталий Королев рассказал о том, на что будет направлена современная система ценообразования

«Первая цель – удобство для потребителей и повышение качества их обслуживания. С переходом в «цифру» потребитель будет меньше заниматься вопросами, которые связаны с его электроснабжением, а будет больше получать качественные услуг от профессиональных участников рынка. Это является одной из важнейших целей цифровизации тарифного регулирования», - начал свое выступление заместитель руководителя ФАС России Виталий Королев на сессии «Цифровизация – основа будущих энергетических систем», которая прошла в рамках Петербургского международного экономического форума.

«Вторая цель – повышение эффективности электросетевого комплекса, в том числе в части платежной дисциплины, а также оперативного устранения технологических нарушений», - продолжил замруководителя антимонопольного ведомства.

«И третья цель – недискриминационный доступ всем участникам к показаниям приборов интеллектуальных систем учета. Все три стороны процесса электроснабжения – потребитель, сетевая организация, гарантирующий поставщик – должны в равной мере обладать информацией независимо от того, кто является собственником прибора учета», - сообщил Виталий Королев.

«К чему это приведет? Это приведет к тому, что мы сформируем новый розничный рынок электрической энергии и мощности, когда у розничного потребителя появляется возможность напрямую взаимодействовать с оптовым производителем электроэнергии. Кроме того, внедрение интеллектуальных систем учета поможет нам снизить задолженность, будет стимулировать организации к экономии издержек, в том числе за счет сокращения затрат на сбор показаний прибора учета, и сократит потери электрической энергии за счет возможности дистанционного управления и отключения неплательщиков», - заключил замглавы ФАС.

Справка:

В мероприятии принимали участие: Кристоф Фрай, Генеральный секретарь, главный исполнительный директор, Мировой энергетический совет (МИРЭС); Павел Ливинский, Генеральный директор, ПАО «Россети»; Вячеслав Кравченко, заместитель Министра энергетики Российской Федерации; Пекка Лундмарк, Президент, главный исполнительный директор, Fortum Corporation; Филипп Монлубу, Председатель правления, Enedis; Франческо Стараче, Главный исполнительный директор, Enel S.p.А.; Норберт Шветерс, Руководитель международной практики по предоставлению услуг компаниям энергетического и ресурсодобывающего сектора, PwC; Андрей Вавилов, Председатель совета директоров, ЗАО «СуперОкс»; Франк Дагган, Президент по Европейскому региону, член исполнительного комитета группы, ABB Ltd.; Давид Масгранжа, Генеральный директор, Saft LLC; Юрий Припачкин, Президент, Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ); Чжэньюнь Сунь, Вице-президент по информационным технологиям и цифровизации, Государственная электросетевая корпорация Китая; Доминик Фаш, Руководитель, Фонд «София Антиполис»; председатель совета директоров, Российский технологический фонд (RTF); Максим Шерейкин, Генеральный директор, АНО «Агентство по технологическому развитию».

Россия > Электроэнергетика > fas.gov.ru, 29 мая 2018 > № 2623392


Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 28 мая 2018 > № 2692722 Максим Свиридов

М. Свиридов: доля импортных двигателей на российских судах снижается.

Руководитель Дирекции по судовой электромеханике ООО «ТД «Русэлпром» М. Свиридов рассказал Корабел.ру об участии концерна в новых проектах российского судостроения.

- Один из самых амбициозных проектов в современном отечественном судостроении - это серия мощнейших атомных ледоколов ЛК-60Я. 1й из них, ледокол «Арктика», обещают сдать уже в 2019 г. Насколько нам известно, изначально рассматривался вариант с установкой на него электродвигателей иностранного производства. Но в итоге на «Арктику» были поставлены ГЭД, произведенные на мощностях концерна РУСЭЛПРОМ. Можете рассказать подробнее об этой истории?

Да, действительно, в проект «Арктика» были заложены двигатели французской компании Converteam.

Но пока шла подготовка, эту компанию купила небезызвестная американская фирма General Electric.

И когда Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) вплотную приступила к строительству ледокола, за этим двигателем пришлось обращаться уже к General Electric.

А они в поставке отказали.

Дальше Балтийский завод объявил конкурс - кто в мире вообще способен сделать такую продукцию.

На этот конкурс вышло несколько компаний, включая Siemens, Крыловский государственный научный центр с нашей заявкой и бразильскую фирму WEG, действовавшую через посредника.

КГНЦ выиграл тендер на поставку всей системы электродвижения, в состав которой входил и гребной двигатель.

Так что наше объединение российских компаний победило в честной конкурсной борьбе.

- Когда заходит речь о гребных электродвигателях для ледоколов проекта 22220, часто звучит слово «уникальные». А в чем их специфика?

Раньше электрические машины, которые делались для атомных ледоколов, были либо синхронные, либо постоянного тока.

Кроме того, они имели существенно меньшую мощность.

А данная машина, будучи самой крупной по мощности - 20 МВт является при этом асинхронной.

Отличие принципиальное.

- Насколько проблематичной была разработка именно такой системы?

Проблематика складывалась, исходя из 2 факторов: сжатые сроки и крупные размеры.

Мы и раньше делали большие машины, но они доставлялись клиенту разобранными.

Здесь же требование заказчика было однозначным: машина должна быть испытана, собрана на заводе и доставлена в собранном виде.

А это масса в 300 тонн и огромные габариты!

Даже простая транспортировка стала целой спецоперацией.

Поэтому машину разрабатывали так, чтобы можно было использовать комплектующие, и собирать ее на уже существующей производственной площадке, не создавая глобально нового производства, а переоснащая только базовые технические переделы.

Еще одна важная задача: подготовить машину к очень сильным перегрузкам.

У ледокола высокий ледовый класс, он рассчитан на прохождение льда толщиной в 2,8 м.

Нагрузка на винты ожидается огромной.

И все это конструктор должен был учесть.

- Вы сказали, что транспортировка - сложная операция. Как она проводилась?

2мя видами транспорта - сухопутным и водным.

Сначала мы даже построили часть дороги из аэродромных плит, чтобы по ней вывезти груз с территории завода.

2 тягача тянули трал с двигателем несколько км до причала.

Затем загрузили на паром и довезли до Балтийского завода.

Там плавкран Балтзавода осуществил разгрузку.

- Будет ли на основе этого двигателя сделана линейка для других заказчиков?

Конечно.

Мы разработали целую линейку этих машин на 10, 20, 30 и 40 МВт.

И при возникновении нового заказа на подобные мощности, мы их быстро произведем.

- То есть пока они в потенциале, и заказов на них еще нет?

Есть проработки, например, на новый атомный ледокол «Лидер».

Там планируется машина мощностью в 30 МВт.

- Помимо строящихся ледоколов проекта 22220 «Арктика», «Сибирь» и «Урал», на какие еще суда вы поставляете двигатели?

Например, мы поставили гребные двигатели мощностью 3,5 МВт на ныне действующий ледокол ВМФ России «Илья Муромец», а также двигатели мощностью 2,5 МВт для буксиров, которые строятся на Ярославском заводе.

Есть и другие проекты.

Кроме того, поставили дизель-генераторные агрегаты с нашими генераторами рекордной мощностью 9 200 кВт.

Это то, что сделано за последнее время.

- Что еще планируется и делается на верфях по другим проектам?

Делаем - уже изготовили и отгрузили в декабре 2017 г комплект дизель-генераторов для универсального патрульного корабля «Иван Папанин» проекта 23550, который строится на «Адмиралтейских верфях».

Это тоже достаточно интересный проект, для которого мы разрабатываем и гребные двигатели.

Подписан контракт на поставку системы электродвижения для круизного лайнера PV300, который заложен на «Лотосе».

- И какие там требования?

Здесь, совместно с нашими партнерами, ставим весь комплект оборудования, полностью согласованный с Речным и Морским регистром.

Новых решений там не требуется, все наработки, которые надо реализовать, уже имеются.

- Вы ставите электродвигатели на разные типы судов. Чем они отличаются? Есть ли какие-то отличия для двигателей, которые идут на траулеры, скажем, на круизные суда, на ледоколы?

Есть большие отличия от иностранных двигателей.

Наши полностью соответствуют сертификатам, требованиям Российского морского регистра.

Иностранные электрические машины не всегда могут этим похвастаться.

Что касается особенностей двигателей для определенных типов судов, то они не сильно разнятся.

Разве что ледокольные машины отличаются коэффициентами перегрузок, которые они могут выдержать.

Они рассчитаны на очень сильную вибрацию.

А в остальном таких уж принципиальных отличий нет.

- Расскажите подробнее о федеральной целевой программе «Развитие гражданской морской техники», в которой вы участвовали. Она закончилась в 2017 г. Что в ее рамках сделал РУСЭЛПРОМ?

Мы, например, разработали серию гребных двигателей мощностью до 8,5 МВт и сейчас осуществляем их поставки совместно с ЦНИИ СЭТ.

Разработали и поставляем серию генераторов мощностью 4,5 МВт, 3,5 МВт, 9 МВт для дизель-электростанций.

Разработали серию двигателей для подруливающих устройств.

Все это реализовано и успешно продается.

- Программа завершена, как теперь будете работать над новыми проектами? Чем будет компенсироваться отсутствие такой поддержки?

РУСЭЛПРОМ продолжает вкладываться в разработку новых продуктов из собственных фондов развития.

Мы ведем ряд разработок, совместно с нашими партнерами создаем новые продукты, интересные для судостроения.

Поподробнее потом расскажем.

- Хорошо. А в модернизацию производства вкладываетесь?

Сейчас мы освоили новую технологию по изготовлению роторов для дизель-электрических станций.

Эта технология обязала нас приобрести для петербургской площадки новые станки для намотки на роторы, что существенно повышает надежность, снижает массогабаритные показатели у машин.

Кроме того, мы приобрели пропиточную линию для одного из проектов по судостроению - самую крупную в России и в Восточной Европе: диаметр котла - Ø 4,4 метра.

Этот вакуумно-нагнетальный пропиточный комплекс называется «Монолит» и установлен он на Ленинградском электромашиностроительном заводе, который входит в состав концерна.

- Вы уже упомянули о том, что часть двигателей, которые применяются на российских судах, иностранного производства. А каково вообще соотношение иностранных двигателей и российских? В какую сторону идет динамика?

До санкций и до выполнения ФЦП «Развитие гражданской морской техники 2009 - 2016 гг.» на наши суда поставлялись по большей части иностранные двигатели.

Только на военные корабли шли российские ЭД.

После выполнения ФЦП, в которой участвовали многие российские компании, и после того, как руководство приняло решение об импортозамещении ввиду санкций, доля импортных машин стала заметно снижаться.

Мы видим поддержку со стороны государства, со стороны Объединенной судостроительной корпорации.

Число менеджеров, которые осознают, что нам в России нужны российские поставщики, растет.

- Вы, как отечественный производитель, какие меры могли бы назвать со стороны правительства для закрепления этой динамики или даже ее улучшения?

Нужна взвешенная и реализуемая программа по судостроению на долгие годы. Чтобы мы, как частная компания, могли видеть перспективу и осуществлять своевременные разработки, готовиться к тем или иным проектам. Это очень важно.

- Рассчитываете на какие-то формы материальной поддержки?

Государство нам и так помогало в рамках ФЦП, давало деньги на разработку.

Вышло постановление о том, что при проведении госзакупок российские компании будут иметь преференции в плюс 15% по отношению к иностранцам.

Это уже существенная поддержка.

Остается внимательно следить за исполнением этих законов и строить суда.

- Понятно. А готова ли в принципе российская промышленность обеспечить такое количество двигателей, которое потребуется нашему флоту?

Наши производственные мощности позволяют удовлетворить все запросы, которые к нам сейчас приходят.

И мы можем быстро их нарастить, можем воспользоваться широкой кооперацией, которая в РФ уже развивается.

Считаем, что можем обеспечить судостроение по объему электрических машин, двигателей, генераторов.

- А на мировом рынке наши двигатели конкурентоспособны?

Советский Союз экспортировал продукты машиностроения.

И одним из самых конкурентных товаров на мировом рынке были наши электрические машины.

По массам, габаритам и надежности они обладали достаточной конкурентоспособностью.

С тех пор в мире глобально ничего не изменилось, никаких экстраординарных технических скачков в электрических машинах не произошло.

Так что, с точки зрения техники, мы абсолютно конкурентоспособны.

И РУСЭЛПРОМ до сих пор экспортирует электрические машины в большое количество стран.

Но есть другой важный фактор.

Иностранные компании пользуются существенной поддержкой государства как на своих рынках, так и при экспорте продуктов машиностроения.

Если наше государство тоже будет поддерживать экспорт в виде дешевых кредитов или каких-то лизинговых схем, это существенно нам поможет.

Источник: Корабел.ру

Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 28 мая 2018 > № 2692722 Максим Свиридов


Франция. Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622205 Алексей Лихачев

Мирный атом: Россия поможет Франции с «большим ремонтом»

Глава Росатома рассказал о перспективных проектах госкорпорации

Екатерина Каткова

Россия и Франция в атомной сфере выходят в перспективные области цифровизации, совместных научных разработок, возобновляемой энергетики, замкнутого топливного цикла и модернизации старых реакторов. Об этом, а также о перспективах работы в Саудовской Аравии и том, чем РФ может быть выгоден отказ Германии от ядерной генерации, в интервью «Газете.Ru» рассказал глава Росатома Алексей Лихачев.

— Сотрудничество между Россией и Францией в области атомной энергетики насчитывает не один десяток лет. Есть ли понимание, как будет строиться дальнейшая работа в этом направлении?

— У нас действительно исторически сотрудничество развивается весьма активно, начиная с поставок в 1970-х гг. обогащенной урановой продукции. Число направлений нашего сотрудничества с тех пор увеличивалось год от года, и я думаю, можно сказать, что лицо европейской атомной энергетики определили именно Россия и Франция.

Смотрите, ведь большинство станций в Западной Европе созданы по французскому дизайну, а в Восточной Европе и на территории бывшего Советского Союза — по дизайну советскому и российскому. И в этом смысле мы, конечно, совместно несем ответственность за безопасность, за современность решений в области атомной энергетике.

Мы сотрудничаем в области поставок урановой продукции и топлива, при этом осуществляя поставки также и на АЭС западного дизайна. Это серьезная для нас референция, и мы будем ее развивать.

Мы с Францией, кстати, работаем не только в двустороннем формате, мы активно участвуем еще совместно в реализации ряда международных проектов. Самый свежий пример — это модернизация двух блоков АЭС «Козлодуй», продление срока их службы еще на 30 лет. Недавно мы досрочно завершили работы по пятому блоку, в этом году планируем закончить по шестому. Это один из примеров, их на самом деле, немало.

— Выбраны ли уже потенциальные новые совместные проекты? Предполагается сотрудничество только на территории России и Франции или рассматриваются и третьи страны?

— В последние годы пришло осознание необходимости более тесного сотрудничества. На полях Петербургского форума мы проводили очень активные переговоры, у нас подписан меморандум о намерениях развивать сотрудничество между Росатомом и Комиссариатом по атомной и альтернативной энергетике Франции в присутствии президентов наших стран.

Для нас это стратегический документ, это долгосрочное видение сотрудничества между нашими отраслями. Этот документ расширяет возможности для развития нашего партнерства в разных сферах — в области цифровизации, в направлении совместных научных разработок, у нас открываются перспективы сотрудничества в области возобновляемой энергетики.

Мы сейчас на 25% обеспечиваем потребности Франции в обогащенной урановой продукции, а теперь мы шагнули также в западные топливные циклы завтрашнего дня. Мы подписали контракт на более чем миллиард евро по регенерации отработавшего топлива.

Мы берем отработавшее топливо, его определенным образом перерабатываем, обогащаем и возвращаем в топливные циклы. Этот процесс можно масштабировать. За этим будущее отрасли — переход на полностью замкнутый топливный цикл.

Кроме того, сейчас и европейцы, и мы активно развиваем возобновляемую энергетику. Росатом довольно хорошо развил свои компетенции в области ветрогенерации. И здесь мы также вполне можем с французской стороной реализовывать совместные проекты.

Еще одно из направлений нашего сотрудничества — модернизация и вывод из эксплуатации отслуживших свой век атомных станций. Не секрет, что и во Франции, и в России есть реакторы первого поколения, которые отработали уже 50 и более лет и фактически выработали свой ресурс. Их нужно в каких-то случаях модернизировать, обновлять, в других — локализовать, дезактивировать и выводить из эксплуатации.

Это нужная, большая и очень серьезная работа, требующая значительных вложений. У нас и у наших партнеров уже есть определенные наработки, и это направление также нужно развивать.

— Как раз на это ведь и направлен Grand Carenage («Большой ремонт») — Франция уже анонсировала планы в 2020 году начать масштабную модернизацию действующих реакторов в стране. Будет ли Росатом принимать в этом участие? Есть ли конкретные договоренности?

— Да, это как раз то, о чем мы с вами говорим. В каких-то случаях это будет вывод из эксплуатации, в каких-то — модернизация. Здесь, как вы понимаете, не все зависит только от возможностей компаний атомной отрасли. Должна быть проведена серьезная работа со стороны регулятора, исследованы параметры станции и возможности для продления ресурса действующей инфраструктуры, потребности в этом, экономика процесса.

Думаю, что все же у львиной доли реакторов во Франции ресурс будет продлен.

Но определенная работа все же будет связана с выводом из эксплуатации. И мы имеем здесь определенные компетенции, у французской стороны также есть свои наработки. Поэтому объединение усилий и в данном направлении также вполне обосновано и, что самое главное, взаимовыгодно.

— Между двумя странами уже долгое время идет работа над дорожной картой по созданию реактора четвертого поколения на быстрых нейтронах. Насколько сейчас продвинулась эта работа? На какой стадии находится этот проект? Какое у него будущее?

— Да, для нас это перспективное направление, технологическая платформа завтрашнего дня. С одной стороны, мы продолжаем работать над линейкой традиционных реакторов типа ВВЭР, с другой — развиваем реакторы на быстрых нейтронах, такой работает на Белоярской АЭС в Свердловской области. И в свой проект также приглашаем поучаствовать французов.

С французской стороной у нас уже идут работы совместные. Сейчас французы готовят к облучению топливо для быстрого реактора на нашем БН-600.

Кроме того, как вы знаете, во французском Карадаше реализуется международный проект ИТЭР — экспериментального термоядерного реактора. Росатом также участвует в проекте, мы поставляем туда порядка 25% систем и финансово участвуем в этой работе. Должен отметить, там действительно царит дух международного сотрудничества и эта работа очень интересная.

— Одно из соглашений, подписанных на ПМЭФ, касалось АЭС «Пакш» и поставок турбинного оборудования c совместного российско-французского предприятия. Есть ли уже понимание по инвестициям, срокам реализации этого проекта?

— Конечно, есть полное понимание по стоимости и по срокам. Механизм финансирования будет за счет госкредита РФ. Это будет поставка одним из наших предприятий вспомогательного оборудования для машзалов АЭС «Пакш-2».

Вопросы со стоимостью и с финансированием решены. Естественно, мы здесь работаем по европейскому законодательству, в том числе связанному с закупками. Мы надеемся, что закупочная процедура нам позволит разместить известные референтные решения, в том числе и совместные российско-французские.

— Между тем некоторые европейские страны все чаще заявляют о намерении сокращать долю атомной энергетики в стране, как например, та же Франция, а то и вовсе отказаться от АЭС, как Германия. Не приведет ли это к тому, что в ближайшие годы доля европейских заказов в портфеле Росатома будет сокращаться, а сама госкорпорация все больше будет переориентироваться на другие рынки?

— Честно говоря, пока ситуация в Европе разнонаправленная. Та же Великобритания, например, продолжает возводить новые реакторные мощности, как и Франция. Идет строительство АЭС «Ханхикиви» в Финляндии, в Венгрии АЭС «Пакш».

Мы находимся в шаге буквально от решения болгарского парламента по перезапуске проекта АЭС «Белене», Чехия также возвращается к атомной тематике... Поэтому в Европе все по-разному. Хотя, если говорить про портфель заказов, то, например, ситуация в Германии может, наоборот, его увеличить.

— Каким образом?

— ФРГ придется проводить большую работу по выводу станций из эксплуатации. Если они действительно пойдут этим путем, то в течение десяти лет у них будет вестись постепенная остановка АЭС, дезактивация, вывод из эксплуатации. Мне кажется, что они будут очень активно нас к этой работе привлекать. Мы это уже обсуждали с нашими немецкими партнерами.

Плюс у нас явно появится возможность работать и по другим тогда альтернативным источникам энергии, неядерным.

В чем можно с вами согласиться, так это, наверное, в том, что точка роста портфеля заказов, связанных со строительством станций, она из Европы, конечно, перемещается. Это факт.

И перемещается она в страны с большим потенциалом экономического роста, быстрорастущие экономики Китая, Индии, Бангладеш, Турции, Ирана, Египта. И нам, конечно, это интересно еще и потому, что эти страны-новички нам предлагают не только строительство, но и такой целый комплексный пакет работ по созданию отрасли, по созданию ядерной инфраструктуры, центров ядерной науки и технологий, подготовке кадров. И выстраивается целая система поддержки атомной компетенции в стране.

С другой стороны, развивается система взаимодействия с вузами. Формируются новые связи, технологические и человеческие. Огромный интерес к этому в Юго-Восточной Азии, и там, кстати, мы можем предлагать иные технологические решения, отличные от европейских.

Европа настроена на мощные блоки — 1000 МВт, 1200 МВт, минимум два блока в одном месте.

А островные государства, например, Индонезия, Филиппины, нуждаются в реакторах средней мощности или модульных малых. И их, кстати, очень интересует тема плавучих станций. Хотя на самом деле, и страны Персидского залива, арабского региона тоже к плавучим станциям проявляют большой интерес.

— Уже обсуждаются конкретные предложения?

— Да. Мы здесь же на полях Петербургского экономического форума вели переговоры по реакторам малой и средней мощности с министром энергетики Саудовской Аравией Халидом аль-Фалехом.

— Может быть, и с японской делегацией были какие-то переговоры? Какие вообще у Росатома планы по развитию сотрудничества с Японией?

— Да, в рамках встреч наших лидеров традиционно возникает вопрос атомной энергетики. Он относится к тем технологическим направлениям, которые премьер Синдзо Абэ предложил в свое время, продвигая идею восьми направлений сотрудничества. Атомная энергетика Японии проходит определенный экзамен сейчас, связанный с фукусимским периодом. Идет процесс перезапуска станций. Совместно с формированием общественного мнения. И мы желаем нашим японским друзьям этот процесс пройти эффективно.

Что касается практического сотрудничества, во-первых, мы поставляем Японии ту же урановую продукцию. Второй момент, мы помогаем технологиями, которые наши японские коллеги используют при ликвидации последствий события на АЭС «Фукусима». И в целом помогаем осознать происходящее, дать оценки и выработать подходы к ликвидации всех последствий случившегося.

Так, мы реализуем конкретный проект, связанный с созданием нейтронного детектора, позволяющего в удаленном режиме определять уровень загрязнения, работать с расплавленным топливом. Мы также реализуем совместный проект по дезактивации металла — а его немало скопилось на станции. Это направление сейчас в стране выдвигается на передний план, и у нас есть тут перспективы.

Вместе с этим мы ведем работу по направлению новой технологической платформы. Надеюсь, мы будем расширять это сотрудничество, двигаясь к экологически чистому проекту под названием «замыкание топливного цикла». В Японии тоже передовая ядерная наука и технологии, и все это присутствует.

И мы, конечно же, с японскими партнерами, и с компанией, и с правительством определяем новые направления совестной работы. Это водородная энергетика, чистая энергетика. И часть ядерных компетенций позволяет более активно двигаться в этом направлении.

Взаимодействуют, конечно, и наши научные круги. Японцы в свое время оказали нам определенную поддержку, связанную с ликвидацией ядерного наследия на Дальнем Востоке. В том числе при их финансовом участии созданы соответствующие мощности по утилизации реакторов подводных лодок. Ну, а мы в ответ идем навстречу и всячески создаем комфортные условия для работы на площадке АЭС «Фукусима».

Франция. Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 26 мая 2018 > № 2622205 Алексей Лихачев


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2624395 Андрей Муров

«Цифровизация не просто тренд, а руководство к действию»

Интервью председателя правления ФСК ЕЭС Андрей Мурова

Цифровизация сетей – один из ведущих трендов в современной электроэнергетики. Как в России проходит этот процесс, когда наши подстанции перейдут на цифру и почему энергетики активно сотрудничают с Ростелекомом в интервью «Газете.Ru» рассказал председатель правления Федеральной сетевой компании Андрей Муров.

--Одна из приоритетных тем Петербургского экономического форума – цифровизация экономики. Какие планы в этой области у Федеральной сетевой компании?

--Тема эта сегодня крайне актуальна. Это уже не просто тренд, а руководство к действию. Федеральная сетевая компания собирается в течение ближайших пяти лет потратить на цифровизацию сетей и технологических процессов - 50 млрд рублей - по 10 млрд рублей в год, хотя эта цифра может коррелировать с корректировками нашей инвестпрограммы.

Мы рассчитываем до 2025 года построить порядка 30 подстанций, на которых будет комплексно реализован цифровой подход. То есть это уже цифровизация высшего уровня. У ФСК ЕЭС есть запущенный «пилот»: в апреле введена цифровая подстанция «Тобол» напряжением 500 кВ для энергоснабжения предприятия «Сибура» - «Запсибнефтехим». За последние 30 лет в России таких огромных производств, наверно, и не строили. И мы очень рады и горды, что обеспечили энергоснабжение этого комбината.

Хочу отметить, что при этом было использовано цифровое оборудование российского производства - и мы будем тиражировать подобные вещи.

--Это значит, возможность удаленного контроля за сетями?

--Да, важна не только телеметрия, которая в принципе уже есть на большинстве наших подстанции – до 2025 года, кстати, абсолютно все подстанции ФСК ЕЭС будут иметь удаленную наблюдаемость.. Самое главное, чтобы заработала еще удаленная управляемость. До 2021 года у ФСК ЕЭС будет порядка 93 подстанций, переведенных на телеуправление. Соответствующая программа, дорожная карта, согласована с «Системным оператором».

Основой для этого служит объединение объектов ФСК ЕЭС оптоволоконными линиями связи. Сегодня это реализовано на трех четвертях наших подстанций. Мы надеемся, что до 2025 года оптоволокно будет практически везде в магистральных сетях.

Сейчас на фоне темы цифровизации энергетики разворачивается большая дискуссия вокруг установки индивидуальных приборов учета. Понятно, что потребители ФСК отличаются от потребителей распределительных сетей. Как у вас обстоят дела с установкой приборов учета?

По этому направлению ФСК ЕЭС уже выполнила программу установки умных приборов учета: на всех подстанциях на входе и выходе стоят такие цифровые счетчики. В дальнейшем решения будут внедряться при модернизации существующих объектов и, самое главное, при новом строительстве.

--Вы выступаете на сессии Ростелекома – какие у вас точки соприкосновения? Планируете проекты в области телекоммуникаций?

--Ростелеком – крупнейший оператор связи в стране. Традиционно основная задача ФСК -надежное энергоснабжение . За последние пять лет мы присоединили порядка 200 потребителей в секторе IT и связи. И в этом плане Ростелеком, конечно, один из ключевых наших клиентов. Но это только одна сторона медали.

Сегодня мы видим дополнительные возможности для сотрудничества. ФСК ЕЭС является владельцемкрупнейшей сети оптоволоконной связи в энергетической отрасли. У нас порядка 74 тыс. км таких линий связи. Эти объемы сопоставимы с первой тройкой мобильных операторов. Конечно, у Ростелекома оптоволоконных линий значительно больше. Инфраструктура связи ФСК ЕЭС в первую очередь используется для передачи собственной технологической и корпоративной информации. Но мы видим, что ее пропускная способность позволяет передавать значительно больше данных

И здесь возможна синергия. Мы можем взаимно предоставлять ресурсы, инфраструктуру и даже думать о совместной эксплуатации. Такие переговоры действительно проводим, на нынешнем форуме уже подписано соответствующее соглашение с Ростелекомом.

Документ рамочный, но на его базе мы уже можем формировать конкретные проекты.

--В апреле ФСК внесла в Минэнерго корректировку инвестпрограммы. Она еще не утверждена, но все-таки, может, назовете основные проекты на этот год?

--Этот вопрос интересует очень многих. По утвержденной версии программы предусматривается финансирование в объеме порядка 104 млрд рублей на этот год. В актуальной корректировке этот параметр чуть выше.

Прибавляется порядка 160 объектов, они будут проходить тщательную экспертизу - и со стороны экспертного сообщества, и Минэнерго, и на региональном уровне. Результат этой корректировки может быть самым разным. Приблизительно мы выйдем на параметры, не сильно отличающиеся от сегодняшних. Хотя это, конечно, будет зависеть от того, какие именно объекты останутся в программе, а какие будут исключены.

--А какие проекты самые важные в 2018 году?

--В 2018 году мы завершим несколько знаковых проектов.Во-первых, энергосистема Якутии технически перестанет быть изолированной. На западе она будет присоединена к объединенной энергосистеме Сибири, а ее центральные районы – к энергосистеме Востока. Это снимет риски длительных перерывов в электроснабжении потребителей республики в случае аварий в местной энергосистеме и позволит перебрасывать туда электроэнергию из других регионов страны.

Во-вторых, уже во 2 квартале будет полностью завершена работа по укреплению связей между объединенными энергосистемами Центра и Северо-Запада. Это большой системный проект стоимостью более 40 млрд рублей. С учетом плотности населения и промышленности в европейской части России создается существенный «запас прочности».

Наконец, будет построена инфраструктура для электроснабжения сразу трех территорий опережающего развития на Дальнем Востоке – «Хабаровск», «Надеждинская» и «Михайловский». ТОРы – один из ключевых элементов ускоренного развития Дальнего Востока, и мы приложили максимум усилий, чтобы электрические сети были подведены в кратчайшие сроки.

--Сейчас компании начинают проводить годовые собрания акционеров, на которых в том числе утверждаются дивиденды. В прошлом году у вас были самые большие выплаты во всем секторе электроэнергетики. Сколько планируете заплатить в этом году?

--Планы по дивидендам уже сформированы в виде рекомендаций годовому собранию акционеров. Накануне мы получили директиву правительства и уже провели соответствующий совет директоров, который рекомендовалм:выплатить дивиденды в размере 20,3 млрд рублей за 2017 год. Это выше, чем мы заплатили за 2016 год, Здесь включены те средства, которые мы уже выплатили за первый квартал 2017 года в объеме 1,4 млрд рублей. Даже если их вычесть, сумма больше.

Мы подтверждаем в этом смысле наш приоритет - действовать в интересахакционеров, естественно, что любое публичное акционерное общество должно повышать свою капитализацию.

В целом мы достигли хороших финансовых результатов и можем выплатить высокие девиденды.

--В заключение традиционный вопрос: какие финансовые результаты вы ожидаете по итогам года?

--Прогнозируем, что показатель выручки будет выше предыдущего года на 10-15%. EBITDA ожидается на сопоставимом уровне.Но об этом мы окончательно расскажем по результатам соответствующего отчетного периода.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2624395 Андрей Муров


Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел России: Иран, Трамп, вторая холодная война и Чемпионат мира по футболу в России

Наташа Небескикват (Natasha Niebieskikwiat), Clarin, Аргентина

Сергей Лавров прибыл в Буэнос-Айрес в воскресенье. В интервью «Кларин» (Clarín), Лавров дал комментарии по различным темам: от ситуации с Тегераном до чемпионата по футболу.

Наташа Небескикват: Что предложит и какие заявления сделает Россия в ходе встречи министров иностранных дел стран-участниц «Группы двадцати», которая состоится в понедельник, 21 мая 2018 года? Созвучны ли приоритеты России с тем, что Аргентина продвигает в «двадцатке» в этом году? Посетит ли президент России Владимир Путин Буэнос-Айрес в ноябре 2018 года?

Сергей Лавров: Считаем полезным откровенный диалог между министрами иностранных дел стран «Группы двадцати». В этой связи приветствуем инициативу Аргентины продолжать работу в рамках данного формата.

С удовлетворением констатируем укрепление авторитета «двадцатки» — важной составляющей полицентричной архитектуры мироустройства — на международной арене и, как следствие, — обсуждение в рамках форума все большего количества вопросов.

Безусловно, «Группа двадцати» должна оставаться эффективным механизмом реагирования на финансово-экономические кризисы. При этом объективная взаимосвязь между мировой политикой и экономикой предопределяет увеличение количества рассматриваемых тем, обуславливает долгосрочный характер согласуемых решений. Вполне естественно все более углубленное обсуждение «двадцаткой» таких проблем, как содействие развитию, изменение климата, борьба с терроризмом и коррупцией, миграция и беженцы, международная информационная безопасность.

Полноформатную и, на мой взгляд, весьма плодотворную дискуссию на уровне министров иностранных дел «двадцатки» удалось организовать в прошлом году германскому председательству. В конструктивном ключе обсуждались проблематика мира и безопасности. «Сверили часы» по тематике реализации «Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года» и сотрудничества с Африкой. Состоявшийся обмен мнениями по вопросам, находящимся на стыке политики и экономики, подтвердил возрастающую роль «двадцатки» в качестве одного из важнейших механизмов глобального управления.

Предложенную аргентинцами повестку дня для встречи министров иностранных дел в нынешнем году мы также поддержали. Рассчитываем, что ее итоги — наряду с работой на других треках «двадцатки», число которых на сегодня уже достигло 14 — станут важным вкладом в подготовку саммита лидеров. Как представляется, востребованность поиска точек соприкосновения на фоне девальвации международного права, ослабления международных институтов только возрастает.

Убеждены, что во главу угла необходимо ставить приоритеты развития не для избранных, а для всего человечества. Нужны решения глобального масштаба, которые будут вырабатываться с опорой на принцип многосторонности, и учитывать интересы всех без исключения государств.

Продвигаемые аргентинским председательством принципы, включая социальные аспекты глобальной экономической повестки дня, важность международного консенсуса, созвучны нашим подходам к взаимодействию в рамках «двадцатки». Поддерживаем приоритеты Аргентины. Разделяем актуальность проблем занятости, новых навыков и внесенной в этом году в повестку темы образования — в условиях глобального развития цифровой экономики. Уделяем этому первостепенное внимание у себя в стране, энергично взаимодействуем по данному вопросу в рамках «Группы двадцати».

Приветствовали также аргентинский приоритет по инвестициям в инфраструктуру, который перекликается с темой финансирования инвестиций — приоритетом российского председательства в «двадцатке» в 2013 году и нашим особым вниманием к инфраструктурному развитию.

Акцент аргентинцев на теме обеспечения продовольственной безопасности также заслуживает поддержки. Это — один из ключевых аспектов реализации целого спектра задач «Повестки-2030», включая искоренение нищеты и укрепление здравоохранения. Продолжим конструктивно участвовать и в обсуждении вопросов на других отраслевых треках форума в рамках программы работы на этот год.

Понимаем, что перед председательством стоит очень непростая задача по поиску консенсуса в нынешних условиях. Считаем, что команда, обеспечивающая функции председательства, действует весьма профессионально. Настроены помогать аргентинским друзьям на всех уровнях с тем, чтобы на предстоящем саммите лидеры могли опираться на весомый «урожай» годового взаимодействия крупнейших экономик мира.

Президент Маурисио Макри, действительно, пригласил президента Владимира Путина принять участие в саммите «Группы двадцати» и посетить Аргентину с официальным визитом. Исходим из того, что российско-аргентинская встреча на высшем уровне призвана способствовать дальнейшему наращиванию стратегического партнерства между двумя государствами.

— Как вы охарактеризуете российско-аргентинские отношения на современном этапе?

— Российско-аргентинские отношения продолжают развиваться «по восходящей». Особенно важно, что сохраняется преемственность курса на укрепление всеобъемлющего стратегического партнерства. Данная линия, не подверженная сиюминутной конъюнктуре, опирается на широкий консенсус как в России, так и в Аргентине. Можно со всей уверенностью утверждать, что связи между нашими странами — наглядный пример динамичного, взаимовыгодного, деидеологизированного сотрудничества.

Удовлетворены достигнутым высоким уровнем политического взаимодействия — как в двустороннем плане, так и на многосторонних площадках, в том числе в ООН — в интересах обеспечения международной безопасности и стабильности, устойчивости мировой экономики, достижения целей развития.

Отдельная признательность аргентинским партнерам — за совместную работу по противодействию героизации нацизма. Программа моего визита предусматривает открытие документальной выставки в Национальном конгрессе Аргентины «Холокост: уничтожение, освобождение, спасение» о подвиге советских солдат, спасших жизни тысяч узников концлагерей. Отрадно, что память об этом бережно хранят на аргентинской земле.

Вместе с тем востребованы энергичные усилия по более полному раскрытию значительного потенциала двустороннего сотрудничества в таких важных сферах, как торговля, инвестиции, научно-технические связи. Эти направления нуждаются в особом внимании. Радует, что мы с аргентинскими партнерами едины в понимании необходимости наращивания совместных усилий.

Анализируя реализацию договоренностей, достигнутых в результате переговоров на высшем уровне в январе нынешнего года, отмечаем прогресс в торгово-инвестиционной сфере. Продолжается работа по устранению административных барьеров в осуществлении экспортно-импортных операций, конструктивный диалог между профильными ведомствами по урегулированию разногласий.

Высоко оценили присутствие президента Маурисио Макри 11 мая на торжественном открытии железнодорожного сервисно-производственного предприятия «Мечита» в провинции Буэнос-Айрес, создание которого было профинансировано российской компанией ЗАО «Трансмашхолдинг». Уверен, что этот проект, способствующий созданию новых рабочих мест, привлечению инвестиций, может стать основой для масштабного российско-аргентинского сотрудничества в железнодорожной сфере.

«Газпромбанк» готов инвестировать в строительство портово-логистического комплекса в городе Рамальо и в настоящий момент ведет поиск аргентинских партнеров. Есть и другие интересные инициативы.

Особое ударение оправданно делается на высокие технологии и инновации. Намерены использовать наработанный в предыдущие годы богатый опыт совместной работы в областях гидроэнергетики и мирного атома для реализации новых долгосрочных проектов сотрудничества по этим направлениям. Хороший задел создан для налаживания практической кооперации в сфере космоса, биотехнологий, фармацевтики, других областях.

Важной составляющей двусторонних отношений остаются культурно-гуманитарные связи. С 2009 года действует безвизовый режим при взаимных краткосрочных поездках наших граждан. Растет число обучающихся в России аргентинцев по программе государственных стипендий.

В Аргентине проживает самая крупная русскоязычная диаспора в Латинской Америке — 300 тысяч человек. Признательны аргентинскому руководству за поддержку наших соотечественников, их усилий по сохранению национальной самобытности, культурных традиций, языка.

— Как вы можете прокомментировать нынешнее противостояние между Западом во главе с США и Россией? Не считаете ли вы, что старая холодная война началась снова и, если да, то к какой стороне можно отнести Латинскую Америку?

— Отношения между Россией и «историческим Западом» переживают весьма непростые времена. Неоднократно говорили, что такое положение дел — логическое следствие непрекращающихся односторонних действий ряда западных стран во главе с США, объективно утрачивающих свое доминирование в мировых делах и пытающихся обратить вспять процесс формирования справедливой полицентричной системы международных отношений. В целом ряде случаев их односторонние шаги носят откровенно деструктивный характер, ведут к опасной разбалансировке механизмов глобального управления. Последствия такой линии уже ощутили на себе народы Югославии, Ирака, Ливии, Сирии, Украины.

Складывается впечатление, что определенной части политической элиты на Западе не нравится то, что Россия, успешно решающая задачи внутреннего развития и эффективно защищающая суверенитет, проводит самостоятельный, независимый внешнеполитический курс. Отсюда — стремление наказать нас, сдержать наше развитие, в том числе путем односторонних санкций, сформировать в медийном пространстве негативный образ нашего государства.

Вместе с тем не думаю, что уместно говорить о «втором издании» холодной войны, главной отличительной чертой которой было жесткое военно-политическое противостояние двух идеологических систем и социально-экономических моделей государственного устройства. Сегодня о такой борьбе идеологий, когда мир был фактически расколот пополам, речь не идет.

Другое дело, что спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены ее пережитки, как я уже отметил, до сих пор сохраняются на Западе. Например, в виде Североатлантического альянса.

Отношения с регионом ЛАКБ (Латинской Америки и Карибского бассейна) остаются самоценным направлением российской внешней политики. Мы работаем с латиноамериканцами по открытой и неидеологизированной повестке. Наше взаимодействие не направлено против кого-либо.

Напомню — Россия никогда не ставит своих партнеров перед необходимостью выбора — «с нами или против нас». Что, к сожалению, нельзя сказать о некоторых западных государствах, прежде всего США.

— Что вы думаете об обвинениях в адрес России в связи с отравлением Сергея Скрипаля? Как вы охарактеризуете конфликт с Великобританией вокруг данного вопроса?

— Об этом уже много нами говорилось. Российская позиция остается без изменений — считаем категорически неприемлемым и недостойным тот факт, что правительство Великобритании в своих неблаговидных политических целях использовало провокацию в Солсбери, к которой мы не имеем никакого отношения.

Мы сразу же предложили провести совместное расследование, запросили факты, задали конкретные вопросы. В ответ столкнулись с обструкцией и грубыми инсинуациями. Вместо предметного диалога и совместной работы в рамках международно-правовых механизмов Лондон взял курс на раскрутку антироссийской кампании и дальнейшее серьезное обострение отношений между нашими странами. Инспирировал целый набор враждебных и провокационных мер, включая высылку российских дипломатов. Разумеется, это не осталось без адекватного ответа.

Полагаю, что подобные действия без каких-либо доказательств на основе пресловутого подхода «highly likely» (весьма вероятно) не делают чести Великобритании, бросают вызов международному праву.

Прошло более двух месяцев с момента инцидента в Солсбери, но признаки того, что нынешнее британское руководство нацелено на цивилизованное урегулирование ситуации, так и не просматриваются. Наши призывы к Лондону пересмотреть свой деструктивный курс, попытаться вместе — честно и открыто — разобраться в произошедшем предпочитают не слышать.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение наших соотечественников — кстати, речь идет не только о Сергее, но и о его дочери Юлии Скрипаль, — втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию.

Подчеркну еще раз — мы готовы к предметному взаимодействию, призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России о правовой помощи. Продолжаем настаивать на предоставлении подробной информации о ходе следственных действий, а также разъяснений по поводу достоверности всплывающих в британских СМИ многочисленных и весьма противоречивых версий случившегося.

Пока же, к сожалению, конфронтационные действия властей Великобритании продолжают наносить ущерб межгосударственному диалогу. Ответственность за последствия этого для наших двусторонних отношений целиком и полностью лежит на британской стороне.

— Считаете ли вы, что после решения Дональда Трампа о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) возрос риск военной эскалации и нападения на Иран?

— Мы разочарованы решением президента США Дональда Трампа об одностороннем выходе из СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и о восстановлении антииранских санкций.

Такой шаг — существенное нарушение как СВПД, так и резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 2015 года, которая его одобрила. Вашингтон в очередной раз действует вопреки мнению большинства государств мира, исключительно в собственных узкокорыстных интересах, грубо попирая нормы международного права.

Сейчас трудно судить, как будут развиваться события. Хотелось бы надеяться, что выход США из соглашения не связан с планами напасть на Тегеран или сменить там режим. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что принятое решение наносит серьезный ущерб глобальной и региональной безопасности и стабильности.

Именно поэтому считаем принципиально важным, что Иран не пошел на обострение, а продолжает неукоснительно соблюдать свои обязательства перед международным сообществом. Это еще раз было подтверждено со стороны МАГАТЭ. Сохраняют приверженность сделке и оставшиеся ее участники, включая Россию.

Все это порождает осторожный оптимизм, что СВПД удастся спасти. Значит, остаются шансы на то, что достигнутое огромным многолетним трудом переговорное решение острой международной проблемы не окажется окончательно перечеркнутым.

Открыты к взаимодействию в интересах СВПД, нацелены на развитие взаимовыгодного сотрудничества с Тегераном.

— Как вы оцениваете сближение Северной и Южной Кореи, а также действия Вашингтона в этой связи? Как вы полагаете, каким образом должен проходить процесс денуклеаризации?

— Неизменно призывали Сеул и Пхеньян к нормализации межкорейских отношений, даже когда ситуация на Корейском полуострове оставалась очень напряженной. Убеждены, что решить весь комплекс региональных проблем, включая ядерную, можно лишь политико-дипломатическим путем.

В связи с этим удовлетворены, что переговорный процесс между КНДР и Республикой Корея развивается в последние месяцы поступательно и успешно, а в Пханмунчжомской декларации по итогам встречи корейских лидеров зафиксированы базовые принципы мирного сосуществования двух государств, стремление к развитию отношений и денуклеаризации полуострова общими усилиями. Со своей стороны продолжим оказывать необходимое содействие реализации межкорейских договоренностей.

Что касается роли США в процессе урегулирования, надеемся, что она останется конструктивной. Важное значение будет иметь намеченная на 12 июня в Сингапуре встреча Президента США Дональда Трампа с председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном. Если стороны воздержатся от выдвижения заведомо неприемлемых требований друг к другу и обозначат готовность к взаимоуважительному диалогу, у денуклеаризации Корейского полуострова появятся хорошие перспективы.

Практические аспекты этого процесса должны согласовываться в ходе многосторонних консультаций по вопросам мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Ясно, что ядерную проблему полуострова не получится решить в отрыве от других вызовов региональной безопасности или в ущерб интересам какой-либо из сторон. Опыт прошлых лет и история допущенных ошибок наглядно это подтверждают. Кроме того, в свете нынешней ситуации вокруг СВПД необходимо будет разработать беспрецедентный механизм взаимных гарантий, а сделать это можно лишь совместными усилиями всех государств региона.

— Как долго Россия планирует оставаться в Сирии?

— Хотел бы прежде всего напомнить, что российские военные находятся на территории Сирии с осени 2015 года по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики (САР), обратившегося к России за помощью в деле борьбы с терроризмом, стабилизации обстановки в стране и создания условий для политического урегулирования затянувшегося острого кризиса.

Многие поставленные задачи были успешно выполнены, а цели — достигнуты. Наша страна внесла решающий вклад в разгром военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. ред.). После этого в декабре 2017 года значительная часть российского воинского контингента была выведена с территории САР.

Однако миссия России в Сирии не окончена. В частности, в полном составе функционирует российский Центр по примирению враждующих сторон, продолжают нести службу батальоны военной помощи, работают два пункта базирования Вооруженных Сил Российской Федерации — авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе. В этой связи было бы логично исходить из того, что присутствие нашей страны в САР будет сохраняться до тех пор, пока в этом нуждается законное руководство Сирии и дружественный сирийский народ.

— Сейчас разрабатывается документ о сотрудничестве между МЕРКОСУР и ЕАЭС, движущей силой которого является Россия. Какими вам видятся перспективы такого межрегионального взаимодействия?

— ЕАЭС активно взаимодействует на международной арене с третьими странами и интеграционными структурами. Форматы такого взаимодействия включают, в том числе, диалоговое сотрудничество, непреференциальные соглашения и соглашения о свободной торговле.

Одним из важных региональных направлений считаем налаживание контактов Союза с государствами Латинской Америки. С 2011 по 2017 годы доля торговли ЕАЭС с латиноамериканскими партнерами (МЕРКОСУР, Тихоокеанский альянс, Эквадор, Никарагуа) в среднем составляла 2,3% от общего объема товарооборота Союза с третьими странами.

В качестве приоритетных партнеров в регионе рассматриваем Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР). Поддерживаем установление диалогового партнерства между евразийской «пятеркой» и МЕРКОСУР путем подписания меморандума о сотрудничестве, охватывающего такие сферы, как торговля и инвестиции, энергетика, научное и технологическое развитие, финансы, транспорт, связь, сельское хозяйство, туризм, информационно-коммуникационные технологии. Данный формат позволит нашим странам приступить к изучению возможностей и потенциальных преимуществ, связанных с переходом к расширенному и углубленному взаимодействию в торгово-экономической сфере.

Исходим из того, что Меморандум фактически на завершающей стадии подготовки и может быть подписан уже в обозримом будущем.

— Осталось меньше месяца до начала Чемпионата мира по футболу в России. Все ли готово к мундиалю? Ожидаете ли вы гостей на высшем уровне? Не боитесь ли вы бойкота, в том числе со стороны государств Латинской Америки?

— Да, все основное сделано. Об этом говорил президент Владимир Путин на заседании Наблюдательного совета Оргкомитета «Россия-2018» в начале мая.

В настоящее время Оргкомитет и все другие вовлеченные структуры, включая власти регионов, в которых пройдут матчи Чемпионата, продолжают делать все необходимое, чтобы мировое футбольное первенство прошло на самом высоком уровне. Уверен, что турнир станет настоящим спортивным праздником, и наши гости, помимо высококлассного футбола, получат массу приятных впечатлений от качества обслуживания и традиционно теплого российского гостеприимства.

Ожидаем, что Чемпионат мира посетит большое количество высокопоставленных гостей из различных государств, включая президентов, премьеров, вице-премьеров, министров. Помимо матчей открытия и финала, которые пройдут в Москве, они также посетят отдельные состязания с участием их национальных сборных в других российских городах.

Последовательно исходим из того, что спорт должен оставаться вне политики. Бойкоты международных спортивных соревнований — это близорукая линия, которая противоречит духу и ценностям международного спортивного движения, принципу «честной игры», не имеет ничего общего со спортом высших достижений. Как показывает практика, от бойкотов больше страдают те страны, которые их объявляют, нежели те, против которых они применяются. А самым большим проигравшим всегда остаются спортсмены и болельщики.

Ни о каком «бойкоте» со стороны латиноамериканцев говорить, разумеется, не приходится. Отношения России с государствами ЛАКБ традиционно носят уважительный, партнерский, свободный от идеологических ограничителей характер. Поддерживаем интенсивные контакты с национальными футбольными организациями региона. Высоко ценим латиноамериканскую школу футбола, воспитавшую целую плеяду звезд мирового уровня. Рассчитываем, что на Чемпионат в нашу страну приедет большое количество болельщиков из Латинской Америки. Будем искренне рады их видеть, как и других зарубежных гостей.

Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров


Россия > Электроэнергетика > ria.ru, 15 мая 2018 > № 2695964 Андрей Некипелов

Андрей Никипелов: АЭМ готовится к конвейерному выпуску оборудования АЭС

Генеральный директор холдинга Атомэнергомаш Андрей Никипелов

Собственное машиностроительное направление относится к одному из ключевых элементов современной российской атомной отрасли. При этом холдинг "Атомэнергомаш" стал не только основным производителем оборудования для всех строящихся АЭС по проектам Росатома в России и за рубежом. Компания активно занимается диверсификацией своего бизнеса, вышла на рынки судостроения, спецстали, теплоэнергетики, малой гидроэнергетики, нефтегазохимии и даже переработки мусора. О том, как "Атомэнергомаш" реализует свои проекты, в интервью РИА Новости на международном форуме "Атомэкспо-2018" рассказал генеральный директор холдинга Андрей Никипелов.

— Андрей Владимирович, в 2017 году "Атомэнергомаш" увеличил портфель заказов почти на 35 миллиардов рублей. За счет чего произошел рост? Какие проекты получили старт в этом году?

— Если брать только крупные проекты, то в прошлом году мы подписали договоры на комплектную поставку оборудования ядерного острова для Бангладешской АЭС "Руппур" и вспомогательного оборудования машинного зала этой станции. За пределами атомной отрасли были подписаны договоры с компаниями "РТ-Инвеста" на производство оборудования для мусороперерабатывающих заводов в Московской области и Республике Татарстан. Все законтрактованные проекты уже находятся в реализации.

— Исходя из отчетности компании, за пять лет десятилетний портфель заказов компании вырос более чем в 4,5 раза — с 99 миллиардов до почти полутриллиона рублей. Это большое увеличение загрузки производства, и есть ли в связи с этим какие-то, назовем их, трудности роста? Приходится ли что-то менять в производственных процессах или в управлении?

— Вы правы, это практически взрывной рост для любой машиностроительной компании. А для нас особенно, поскольку подавляющую часть нашей продукции составляет оборудование со сроком изготовления от года до трех лет. Длинный цикл требует особого подхода — любой сбой на одном из этапов производства может привести к нарушению сроков реализации всего проекта. Нам же в ближайшие годы надо будет выпускать по три-четыре комплекта реакторного оборудования ежегодно. Причем одновременно в производстве будет находиться до десяти комплектов. Это колоссальная загрузка, которой тот же волгодонский "Атоммаш" не знал и в советские времена. Естественно, что работа с такими объемами требует значительного переформатирования управленческих и производственных процессов, инвестиций в развитие производства, набора нового персонала.

Одним из ключевых направлений в этой работе является сокращение всех потерь — производственных, временных, управленческих. Везде, где мы можем ускорить процессы, мы ускоряем за счет системного и повсеместного внедрения ПСР (производственная система Росатом). В результате за пять лет производительность труда в компании выросла более чем в два раза. Например, на "Атоммаше" мы в одном цехе выстроили потоки производства реакторов, парогенераторов, оборудования для нефтегазохимии, убрали все лишние перемещения. Как результат, существенно сокращены сроки производства ключевого оборудования для атомной энергетики и смежных отраслей.

Другой пример — питерский ЦКБМ — единственный в стране изготовитель главных циркуляционных насосов АЭС. Еще в 2012 году он с трудом выпускал 3-4 насоса в год. Это один комплект из четырех штук для энергоблока. Мы продали избыточные площади в центре города и разместили производство на двух компактных площадках, производственные потоки выстроили в соответствии с лучшими мировыми практиками. В итоге в 2017 году предприятие вышло на выпуск 11 насосов год — почти три комплекта.

Еще один важный аспект — развитие производственного персонала, внедрение системы наставничества, чтобы максимально исключить возможные человеческие ошибки на всех этапах производства. Мы занимаемся этой работой давно, и результаты есть. В частности, три сварщика, работающих сегодня на "Атоммаше", три года подряд становились победителями национального чемпионата рабочих профессий WorldSkills Hi-Tech в номинации "Сварочные технологии". Сегодня они обучают молодых сварщиков в отраслевом Центре профессиональных компетенций "Сварочные технологии", созданном на базе "Атоммаша". Помимо работников дивизиона и отрасли, здесь проходят обучение специалисты и других компаний.

— Вы упомянули про комплектную поставку реакторного оборудования для АЭС "Руппур". Где еще сейчас "Атомэнергомаш" является комплектным поставщиком реакторного острова АЭС и машинного зала?

— Помимо "Руппура", мы — комплектные поставщики ядерной паропроизводящей установки для двух энергоблоков Курской АЭС-2, третьего и четвертого блоков АЭС "Куданкулам" в Индии, четырех блоков турецкой "Аккую" и финской "Ханхикиви". Также в партнерстве с General Electric наши предприятия — в первую очередь СП с GE "Турбинные технологии ААЭМ" — комплектуют основным и вспомогательным оборудованием машинные залы c тихоходными турбинами. Это АЭС "Аккую" и "Ханхикиви". Для АЭС с быстроходными турбинами, например "Куданкулам", "Бушер", "Руппур", мы производим вспомогательное оборудование машинного зала — насосы, теплообменники, трубопроводную арматуру.

— Перейти на комплектную поставку оборудования ядерного острова и машинного зала, как известно, было одной из стратегических целей "Атомэнергомаша". Что это дает вам и заказчику?

— Для нас главный плюс в том, что увеличивается горизонт планирования и появляется больше возможностей для маневра. В частности, мы можем обеспечивать равномерную загрузку предприятий. С другой стороны, это значительное повышение ответственности за своевременное выполнение контрактов, поскольку отвечаем перед заказчиком за всю схему, а не за отдельные ее элементы.

Для наших партнеров основное преимущество работы с комплектным поставщиком в том, что они работают с одним контрагентом. Это кардинально упрощает переговорные процессы, повышает оперативность принятия решений.

При этом комплектные поставки для нас не догма. Если заказчик играет конкурсы на отдельные виды оборудования, и мы видим, что для нас это выгодно, то мы точно также принимаем в них участие. Это касается как атомной энергетики, так и других видов бизнеса.

— В этом году вы поставите реакторные установки РИТМ-200 для сооружаемого третьего атомного ледокола проекта 22220 "Урал". Но решение о строительстве новых ледоколов еще не принято. Чем вы планируете заполнять высвобождающиеся мощности?

— Действительно, этот проект завершается. Он был очень интересным и крайне сложным. Со стороны может показаться, что если у тебя на заводе стоит масса разных станков, значит, ты любую железку можешь сделать. Но в реальности любое освоение производства нового продукта сопряжено с большими трудностями. Когда мы изготавливали головные реакторы для ледокола "Арктика", многие решения придумывали прямо на ходу. В частности, были внедрены сразу несколько новых технологий и инструментов. С реакторами для второго ледокола, "Сибири", естественно, было проще, а два реактора для "Урала" уже можно считать полностью серийным продуктом.

В целом, благодаря этому проекту, внутри Росатома создана полная цепочка производства судовых реакторов. От проектирования и до отгрузки все создается в контуре дивизиона. И сейчас мы способны выпускать реакторы для любого типа судов с ядерной силовой установкой.

Что касается дальнейших перспектив. Основное производство у нас сосредоточено на нашем предприятии "ЗиО-Подольск". Текущий объем контрактов по другим направлениям позволяет предприятию уверенно себя чувствовать и после отгрузки ледокольных реакторов. В перспективе мы рассчитываем, что с учетом планов развития Арктики и Севморпути положительные решения по строительству новых ледоколов в той или иной конфигурации будут приняты.

Впрочем, как говорится, на бога надейся, а сам не плошай. Одновременно с нашими партнерами мы сформировали собственное продуктовое решение. Я имею в виду оптимизированный плавучий энергоблок — ОПЭБ. Это усовершенствованная технология плавучего атомного энергоблока "Академик Ломоносов", который в конце апреля ушел с Балтийского завода.

Специалистами "ОКБМ Африкантов" и других предприятий была проведена большая работа по оптимизации станции. В частности, вместо реакторов КЛТ на блоке спроектированы две модернизированные установки РИТМ-200М. Это увеличивает мощность до 100 МВт, а также срок работы станции на одной загрузке топлива до десяти лет. Последнее позволяет исключить из состава плавучего энергоблока перегрузочный комплекс, хранилище отработавшего ядерного топлива и ряд других помещений. В результате по сравнению "Ломоносовым" сокращены габариты блока, на 9 тысяч тонн уменьшилось водоизмещение, на 30 процентов выросла мощность и в 3,7 раза — энергоресурс. В настоящее время мы уже создали обликовый проект и готовы прорабатывать конкретный технический проект исходя из потребностей заказчика.

— "Атомэнергомаш" сейчас выполняет штучный заказ — изготавливает корпус самого мощного в мире многоцелевого исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР. Когда он будет готов и отгружен в Научно-исследовательский институт атомных реакторов в Димитровград?

— Да, МБИР — уникальный проект, и мы рады, что принимаем в нем участие.В создании корпуса задействованы "Атоммаш" и "Петрозаводскмаш", а также литейный завод "Петрозаводскмаш", участвовавший в изготовлении крупногабаритных отливок. Сегодня основные работы идут на "Атоммаше". Нижний полукорпус изделия уже собран. Верхний готовится к завершающему этапу сборки и сварки. В планах текущего года — контрольная сборка корпуса реактора и завершение изготовления основного перечня оборудования. Корпус МБИР состоит из нескольких элементов. Их отгрузка начнется в конце 2018 и завершится в первых месяцах 2019 года.

— Если отойти от атомной продукции. Как вы отметили, в прошлом году "Атомэнергомаш" заключил контракты на производство оборудования для мусороперерабатывающих заводов Ростеха. Почему холдинг решил пойти в этот проект?

— Само решение пойти в эту сферу является частью нашей стратегии по развитию новых бизнесов. Мы производим котельное оборудование для ТЭС, это одна из ключевых специализаций "ЗиО-Подольск". При этом ранее завод уже производил оборудование для мусоросжигательных заводов в России и Германии. А с учетом общей ситуации, которая складывается в стране с утилизацией отходов, мы видим значительные перспективы рынка оборудования для переработки мусора.При этом еще задолго до подписания контракта активно работали с заказчиком — компанией "РТ-Инвест" — и лицензиаром — Hitachi Zosen INOVA. Их технология сегодня является одной из самых референтных в Европе, где, как мы знаем, требования к экологическим параметрам очень строгие. К примеру, в одной Швейцарии действует порядка 30 аналогичных заводов, все они оборудованы по последнему слову техники.

Наш объем поставки — котельные установки, производство которых уже идет, и турбинный остров. Первое мы изготавливаем сами, на вторую позицию привлекаем технологического партнера. Переговоры по его выбору в настоящее время находятся в завершающей стадии.

— В целом как бы вы могли оценить сейчас развитие неатомных бизнесов? Какова их доля в выручке, например?

— В 2017 году доля выручки "Атомэнергомаша" по новым бизнесам составила 45%. В этом году мы планируем ее увеличить до 55%, с учетом объемов работ по машзалам АЭС. В целом мы активно укрепляем свои позиции в нефтегазохимии, водоподготовке, вышли на рынок оборудования для стационарных малых ГЭС и уже подписаны первые контракты с РусГидро и в Южной Африке.

Одно из перспективных направлений, которое мы видим для себя сейчас, это проекты, связанные с производством сжиженного природного газа в России. Сегодня практически все оборудование для них производится за рубежом. При этом значительную часть мы в состоянии производить на наших предприятиях. Это крупные витые теплообменники, турбодетандерные агрегаты, криогенные насосы и многое другое. По сути, мы формируем интегрированное предложение для наших партнеров, которое включает в себя в том числе и применение новых марок стали, разработанных головной материаловедческой организацией в стране — ЦНИИТМАШ. Сейчас активно взаимодействуем с производителями природного газа по локализации изготовления оборудования. Первые контракты уже в стадии реализации.

— Как руководитель крупной машиностроительной компании и эксперт в этой отрасли, какие тенденции на машиностроительном рынке вы могли бы выделить? В каком направлении двигается отрасль?

— Я бы выделил две четкие тенденции. Первая — цифровизация производства. И это не просто красивый оборот, а реальный процесс, который происходит здесь и сейчас. Это и объединение производственных линий в одну "умную" сеть. И создание цифровых двойников производимого оборудования, благодаря чему изготовитель видит текущее состояние работающего оборудования. Это работа с большими данными и многое другое. Росатом сегодня является одним из центров компетенции программы "Цифровая экономика Российской Федерации", и мы активно принимаем участие в его работе. Одновременно развиваем взаимодействие с подразделением General Electric — GE Digital, смотрим, что из их опыта можно взять на вооружение.

Вторая тенденция — это аддитивные технологии. 3D-печать металлических изделий — уже объективная реальность, и в отрасли это направление активно развивается. В ЦНИИТМАШе находится первый отечественный 3D-принтер по металлу, отраслевыми предприятиями разработаны отечественные порошки. Поскольку оборудование для АЭС требует максимального качества и надежности, естественно, мы не можем сразу перейти на печать даже каких-то простых изделий. Нужно провести массу испытаний и тестов. Мы должны быть полностью уверенными в том, что отпечатанная деталь ни в чем не уступает по качеству изготовленной традиционным способом. Но продвижение есть, и уже близок тот день, когда мы сможем перейти на печать каких-то серийных деталей для оборудования второго контура и машинного зала.

Россия > Электроэнергетика > ria.ru, 15 мая 2018 > № 2695964 Андрей Некипелов


Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 мая 2018 > № 2685747 Павел Ливинский

П. Ливинский: цифровизация выведет показатели Россетей на качественно новый уровень.

Количество опасных погодных явлений в недавно завершившемся осенне-зимнем сезоне увеличилось на 38%.

О борьбе с природными катаклизмами, о надежном электроснабжении и цифровизации производственных процессов рассказал генеральный директор компании Россети П. Ливинский.

- В конце апреля на центральную часть России обрушился сильнейший шторм. Какой урон он нанес оборудованию Россетей, как шла работа по его восстановлению и довольны ли вы оперативностью специалистов компании?

- Работа любого профессионала начинается с качественной подготовки. Каким бы талантливым ни был человек, если он не посвятил много времени тренировкам и отработке своих навыков, в нужный момент даже самый одаренный не сможет справиться с критической ситуацией.

Для специалистов группы Россети очевидно, что в осенне-зимний период сложностей, вызванных погодой, не избежать, поэтому мы постоянно готовимся к ним сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, значительное внимание уделяется совместным с региональными властями практическим тренировкам с привлечением коллег из МЧС, коммунальных служб и других территориальных сетевых организаций. При подготовке к прошедшему осенне-зимнему периоду в 2017 г в группе Россети было проведено практически в два раза больше таких тренировок и учений, включая осенние внеплановые, по сравнению с подготовкой в 2016 г.

Во-вторых, это постоянная модернизация электросетевого комплекса с использованием самых современных технологий и оборудования, обладающего повышенной устойчивостью к негативным метеоявлениям.

В результате, когда на восемь регионов Центрального федерального округа обрушился сильнейший за всю историю наблюдений, по словам метеорологов, шторм, он не оказал серьезного негативного воздействия на работу сетевых энергообъектов группы Россети - с технологическими нарушениями столкнулось не более 1% наших потребителей. При этом, благодаря подготовленности работников и техники, к тем, кого все же затронула стихия, свет вернулся в кратчайшие сроки.

Для скорейшего устранения всех последствий шторма - а они были значительными, так как только в Новой Москве и Подмосковье ветер, порывы которого достигали нехарактерных для этих мест 30 м/с, повредил более 160 опор линий электропередачи и повалил на провода свыше 1400 деревьев - мы задействовали все доступные силы и средства, в том числе из соседних регионов, не пострадавших от циклона.

Всего в устранении последствий шторма было задействовано более 2300 человек и 665 единиц техники. Восстановление электроснабжения потребителей, в том числе социально значимых объектов, осуществлялось оперативно, с использованием передвижных электростанций суммарной мощностью 43 мВт.

Важно подчеркнуть, что даже в пик стихийного бедствия в столице в зоне ответственности "Россетей" не мигнула ни одна лампочка, а среднее время устранения технарушений в Подмосковье не превысило двух часов. На остальных территориях для полного восстановления электроснабжения потребителей потребовалось менее суток. Только в Тверской области из-за того, что большое количество ЛЭП там проходит через лесистую и болотистую местность, ушло больше времени.

Подводя итоги тех событий, отмечу, что наши специалисты сработали профессионально, слаженно и оперативно, подтвердив правильность выбранных подходов к подготовке и работе в сложных метеоусловиях.

При этом инженеры Россетей проводят глубокий анализ полученных результатов, разрабатывают дополнительные меры противодействия различным, в том числе аномальным, погодным факторам. Наша задача - надежное электроснабжение потребителей в любых условиях.

- Недавно завершился осенне-зимний сезон. Каким он стал для предприятий группы Россети, чем отличался от предыдущих лет?

- В целом ряде регионов мы отмечаем не просто увеличение опасных метеоявлений, а появление совершенно нехарактерных для этих территорий природных событий.

Помимо уже упоминавшегося шторма в ЦФО могу привести пример Приволжского федерального округа, где в декабре 2017 г отмечалось аномальное гололедообразование на проводах и тросах воздушных линий всех классов напряжения.

Нашему персоналу приходилось круглосуточно отслеживать ситуацию и прибегать к плавке или механической обивке опасных гололедо-изморозевых отложений.

Общее количество случаев механической обивки выросло по отношению к прошлому году на 25% - с 396 до 522 случаев.

Не могу не вспомнить то, что в прессе получило название «снегопад века», когда в начале февраля текущего года в Москве, Московской и Калужской областях снег с дождем шел на протяжении 48 часов - количество выпавших за это время осадков превысило месячную норму - и наблюдался шквалистый ветер до 25 м/с.

И данное испытание Россети выдержали с честью. В Московском регионе на 20%, а в Калужской области практически на 85% снизилось количество технологических нарушений на энергообъектах по сравнению с ледяным дождем 2016 г, а среднее время восстановления электроснабжения в этом году составило 2 часа 40 минут против 9 часов 20 минут в Москве и Московской области и 11 часов в Калужской области соответственно.

В целом в завершившемся осенне-зимнем периоде количество опасных погодных явлений увеличилось на 38% в сравнении с предыдущим, но я не зря в самом начале беседы упомянул о повышенном внимании, которое Россети уделяют подготовке к различным неблагоприятным явлениям и нештатным ситуациям, потому что, несмотря на все сложности, с которыми пришлось столкнуться этой зимой, нам удалось улучшить производственные показатели: в прошедшем осенне-зимнем периоде по сравнению с предыдущим показатель SAIFI (средней частоты технологических нарушений) снижен на 19%, а SAIDI (продолжительность перерывов электроснабжения) - на 34%.

- Когда начнется подготовка к новому сезону и что в рамках ее планируется сделать?

- Подготовка к осенне-зимнему периоду не прекращается никогда. В ходе текущего ОЗП ведется работа «на бумаге», когда мы анализируем итоги проходящей зимы и вносим соответствующие коррективы в подготовку к следующей, а в первый же день по окончании сезона пиковых нагрузок начинается практическая реализация намеченных планов.

В этом году компания планирует внедрить новые методы оценки готовности энергообъектов, основанные на риск-ориентированной модели. Такой подход позволит повысить наблюдаемость электросетей для оперативной фиксации аварий.

Также центры управления сетями приобретут новые функции в части оперативного руководства производственными службами.

На 5%, до 64 млрд рублей, будет увеличен объем средств, направляемых на обновление сетевой инфраструктуры в рамках программы технического обслуживания и ремонта. Эти деньги пойдут в том числе и на установку современного оборудования, защищенного от внешних воздействий, о котором я говорил ранее.

- В рейтинге Всемирного банка Doing Business Россия в числе лучших стран по показателю «Надежность электроснабжения». Какую работу для этого провели Россети?

- Прежде всего стоит отметить, что Россети совместно с Минэнерго России стали идеологами создания системы учета и расчета показателей надежности, соответствующей международным методикам. Мы создали и постоянно совершенствуем автоматизированную систему, которая быстро сообщает об отключениях в электросетевом комплексе. Это является одним из ключевых условий присвоения рейтинга Всемирного банка Doing Business по показателю "Надежность электроснабжения".

Не менее важной стала наша работа по созданию надежных схем электроснабжения, на которые прежде всего влияет количество резервных систем в больших городах. В 2х крупнейших деловых центрах нашей страны - Москве и Санкт-Петербурге - показатели надежности сегодня в три раза выше эталонных значений, используемых в оценочной методике Всемирного банка.

Мы не останавливаемся на достигнутом и стараемся еще больше повысить безопасность электроснабжения потребителей, для чего реализуется целый комплекс технических мероприятий.

- Цифровизация производственных процессов коснулась предприятия Россети? Какая работа в этой области была и будет проведена?

- Цифровизация электросетевого комплекса позволит достичь качественно нового уровня в области надежности, доступности, эффективности и клиентоориентированности без дополнительной нагрузки на потребителей.

При проведении модернизации сетевой инфраструктуры Россети повсеместно применяют передовые технологии. Уже внедрены и успешно эксплуатируются подстанции с применением локальных цифровых решений. К примеру, они реализованы на объектах Московского энергетического кольца. В декабре 2017 г в Красноярске введена в работу первая цифровая подстанция. В Калининградской области реализуется пилотный проект Цифровой РЭС.

Умные сети обладают системами самодиагностики и самовосстановления, требуют минимального вмешательства людей и позволяют в разы повысить надежность электроснабжения для потребителя.

Реальный пример - переход на цифровые технологии в Мамоновском и Багратионовском районах Калининградской области, где мы как раз и реализовали пилотный проект.

Сети в этих районах были ненаблюдаемыми, со значительным количеством незаконных подключений, что приводило к ежедневным отключениям. А сейчас местные жители забыли про это, потому что мы видим всю сеть. Уже на первом этапе мы снизили потери с 23% до 13%, а по окончании реализации всех запланированных мер выйдем на 6-7%. Мы повысили показатели SAIDI и SAIFI на 60%, почти на 20% снизили свои операционные затраты. Все получаемые результаты свидетельствуют о том, что данный опыт необходимо тиражировать и на других территориях.

В рамках цифровизации производственных процессов в Россетях прорабатывается еще одно направление - «Цифровой электромонтер». Это комплексная информационная система (датчики, планшеты, шлемы дополненной реальности и другое), интегрированная в спецодежду сотрудника. С ее помощью можно дистанционно наблюдать за действиями специалиста, оказывать ему поддержку при выполнении задания, своевременно вносить необходимые коррективы.

Такой подход позволит в первую очередь повысить безопасность проведения работ, исключить ошибки и обеспечить контроль и координацию действий оперативного и ремонтного персонала из диспетчерского пункта, а также повысить производительность труда и сократить время выполнения работ.

Общий результат перехода на «цифру» - дополнительное снижение сроков техприсоединения, автоматизация отношений с потребителями и внедрение новых сервисов интернета вещей, реализуемых на наших объектах, 30-процентное снижение операционных, капитальных расходов и потерь.

Следствие этого - снижение затрат потребителей на электроэнергию, увеличение дивидендной базы, а также повышение инвестиционной привлекательности предприятий электросетевого комплекса и рост их капитализации.

- На выполнение инвестиционной программы компании в прошлом году было направлено 262 млрд рублей. Что удалось сделать? Какие энергетические объекты планируется ввести в ближайшее время и какие средства на это заложены?

- В 2017 г мы инвестировали 262 млрд рублей в модернизацию электросетевого комплекса. В результате было введено 12,3 ГВА трансформаторной мощности и почти 25 000 км линий электропередачи, завершена программа подготовки к проведению чемпионата мира по футболу - 2018, своевременно реализован ряд крупных проектов, обеспечивающих присоединение к электрическим сетяминфраструктурных компаний, завершены первоочередные объекты длянезависимого функционирования энергосистем Калининградской области и объединенной энергетической системы Северо-Западного региона России в случае технологического отделения энергосистем государств Прибалтики.

С 2018-го по 2020 г группа Россети вложит около 750 млрд рублей в развитие электросетевой инфраструктуры Таманского полуострова, Байкало-Амурской магистрали и Транссибирской железной дороги, энергоснабжение объектов зимней Универсиады в Красноярске.

Также важно отметить, что мы пересмотрели приоритеты нашей инвестиционной программы. Мы будем направлять средства на цифровизацию и построение в России умных сетей. Наша задача - перейти на цифровой формат работы.

- Впереди большой спортивный праздник - чемпионат мира по футболу. Готовы к его проведению?

- Россети заблаговременно подготовили электросетевую инфраструктуру для обеспечения надежного электроснабжения объектов чемпионата и населенных пунктов, в которых будут проживать участники турнира и болельщики.

Напомню, в ноябре 2017 г президент В. Путин в режиме видеосвязи дал команду на ввод в работу в Москве, Калининграде и Самаре 3х современных подстанций с элементами цифровых технологий, обеспечивающих электроснабжение стадионов мундиаля, начало эксплуатации которых ознаменовало окончание подготовки группы Россети в части строительства, реконструкции и ввода необходимых мощностей.

На время проведения футбольного первенства мы обеспечим усиленный режим эксплуатации электросетевого комплекса. Всего планируется задействовать порядка 1000 человек из числа оперативного персонала, порядка 2000 человек ремонтного и вспомогательного персонала, более 700 единиц спецтехники, порядка 100 резервных источников электроснабжения.

И, конечно же, все наши 228 тысяч сотрудников готовы поддерживать сборную России на чемпионате мира, который впервые проходит в нашей стране.

Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 мая 2018 > № 2685747 Павел Ливинский


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин

США против Ирана: почему экономический эффект от новых санкций окажется минимальным

Михаил Крутихин

Партнер консалтинговой компании RusEnergy

Нервная реакция игроков на нефтяном рынке оказалась сильно преувеличенной. Иранская нефть формирует всего 3% от мировых запасов, и о полном прекращении добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира

Решение Белого дома выйти из «ядерного соглашения» с Ираном не стало сюрпризом: Дональд Трамп обещал сделать это еще до избрания президентом США. Политик объяснял это желанием исправить ошибку, совершенную его предшественником Бараком Обамой. Вместе с тем помимо политических последствий, таких как новая напряженность в отношениях США с европейскими партнерами и перспектива опасной радикализации иранской политики в регионе, этот шаг будет иметь далеко идущие экономические последствия.

Еще до того, как в Вашингтоне официально подтвердили отказ от выполнения обязательств по подписанному в 2015 году плану действий в отношении ядерной программы Ирана, неподтвержденное сообщение об отказе спровоцировало мгновенный взлет цен на нефтяные фьючерсы, а опровержение в одной из ведущих американских газет вызвало столь же мгновенный возврат этих цен на прежнюю траекторию.

Рынок фьючерсов, в значительной мере управляемый алгоритмами автоматизированных систем покупки и продажи финансовых инструментов, отреагировал на ключевые слова новостей. На рынке нефти не произошло никаких фундаментальных событий: не сократилось предложение и не вырос спрос. Чувствительным алгоритмам хватило намека на то, что американские санкции могут в будущем привести к сокращению иранской нефтяной добычи, чтобы дать сигнал к росту цен на «бумажные» деривативы нефтяных контрактов.

Надо сразу отметить, что нервная реакция игроков на нефтяном рынке была сильно преувеличенной. Иранская нефть составляет всего 3% от мировой, и о полном прекращении ее добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира. Тем более что крупнейшим покупателем нефти в Иране является Китай, который не слишком считается с запретами на торговлю с Тегераном. Сокращение иранских поставок легко компенсирует та же Саудовская Аравия, не говоря уже о прогнозируемом росте добычи на сланцевых проектах в Соединенных Штатах. Причин для рыночной паники нет.

Более того, предположения некоторых СМИ относительно активизации иранского военного контингента в Сирии в качестве ответа на решение Трампа не выдерживают критики. Связь здесь если и прослеживается, то очень слабая и опосредованная. У Ирана не хватит сил противостоять в Сирии таким противникам дамасского режима, как международная коалиция во главе с США, Израиль, а также арабским государствам, собирающимся ввести на сирийскую территорию свои войска. Отказ американцев от ядерного плана действий в Иране к развитию событий на сирийской земле серьезного отношения не имеет.

Тем не менее обещанные Вашингтоном санкции уже сказываются на перспективах иранской экономики. Хотя в европейских столицах выражают открытое недовольство объявленными мерами и не собираются присоединяться к американскому давлению на Тегеран, коммерческие компании в Европе, Азии и прочих регионах будут вынуждены подчиняться санкциям, если хотят сохранить рабочие отношения с американцами и не подвергнуться штрафам и бойкоту со стороны администрации США. Развитие нефтегазового сектора Ирана, да и всей экономики Исламской Республики непременно замедлится.

Как показал опыт предыдущего периода санкций против Ирана, сотрудничество с этой страной прекратят ведущие компании не только Европы и Азии, но и России. Так было, к примеру, с уходом «Лукойла» из проекта разработки иранского месторождения Анаран из-за санкций. Новые крупные проекты, в которых уже договорились участвовать «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть» и другие фирмы, придется отложить надолго — не исключено, что навсегда. Повторного «предательства» иранцы могут не простить.

Если не учитывать Иран, на который американские санкции окажут мощное негативное влияние, для остальных мировых экономик ни значительный ущерб, ни серьезная выгода не просматриваются. Гигантам бизнеса сворачивание иранских проектов и аннулирование контрактов перенести не слишком трудно, хотя в некоторых случаях потери могут быть чувствительными (в том числе утрата надежд на уже запланированные прибыли).

Можно ожидать, что нынешний «нервный» рост нефтяных цен окажется относительно краткосрочным, если его не подстегнут непредвиденные события в зонах добычи или транспортировки углеводородного сырья. Нефти на рынке хватит с избытком еще на четверть века — то есть до тех пор, пока под воздействием структурных перемен в энергетике и на транспорте не начнет сокращаться глобальный спрос. Уже к 2030 году, как ожидается, вдвое вырастет добыча в США. Еще раньше президент Трамп, который уже заявлял, что нефть на мировом рынке переоценена, может оказать дополнительное давление на цены такими мерами, как введение импортной нефтяной пошлины — точно так же, как он ввел заградительные сборы против импортных металлов.

Для российской экономики, чересчур зависимой от экспорта сырья, сиюминутный рост нефтяных цен, вызванный ожиданиями спада в иранской нефтегазовой отрасли, становится несомненным благом, но на долгосрочный эффект от нежданного увеличения экспортных поступлений рассчитывать не стоит. В течение ближайших пяти-десяти лет «навес» предложения над спросом должен нарастать, придавливая вниз цены, несмотря на все усилия ОПЕК и ее временных союзников. Без структурных перемен России с ее нефтью-кормилицей придется несладко.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин


Россия. Украина > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616282 Игорь Шумейко

От Чернобыля к Будапешту

непринятие ответственности за СССР, вольное обращение с любым «подарком из Москвы»

26 апреля 1986 года – «Чернобыль», сильнейший удар по СССР в последние годы его жизни.

Сегодня это индустрия «чернобыльских» компьютерных игр, серий «сталкеровских» романов, приключений off-line, съемок пролезших в «зону отчуждения». Конспирологи тоже скучать не дают: реактор взорвали, чтоб извести украинцев, чтоб покончить с СССР (т.е. наоборот - «освободить украинцев»)…

Николай Кравчук в своей книге «Загадка Чернобыльской катастрофы» привел версию: «Взрыв реактора был заранее спланирован и осуществлён под руководством горбачёвского ЦК КПСС, вина свалена на персонал станции. Затем атомщики были вынуждены оправдываться в условиях круговой поруки и давления «перестройщиков».

За это Кравчук был уволен из Института теоретической физики НАНУ, но поддержали его д.т.н. И.А. Кравец, д.ф-м.н. В.А. Вышинский.

Официальная версия сессии МАГАТЭ (1986): «Первопричина аварии - маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации, допущенное персоналом энергоблока».

Недавно генерал СБУ Ю.В.Петров представлял рассекреченные сведения архивов организации-предшественницы СБУ:

«Госбезопасность Украины провела тщательное расследование. Предварительные выводы были сделаны 4 мая 1986 г., окончательные к 11мая того же года… Общей причиной аварии явилась низкая культура работников АЭС. Речь идёт не о квалификации, а о культуре работы, внутренней дисциплине и чувстве ответственности» (документ № 29 от 7 мая 1986 г.). «Взрыв произошёл вследствие ряда грубых нарушений правил работы, технологии и несоблюдения режима безопасности при работе реактора 4-го блока АЭС» (документ № 31 от 11 мая 1986 г.)».

После распада СССР начался дрейф: постепенное уменьшение доли вины персонала АЭС, рост вины конструкторов реакторов РБМК-1000. Комиссии, учёные, доклады, а смысл прост, как 2х2: персонал украинский, конструкторы - москали. За кадром оставляя простейший факт: РБМК-1000 стояли на Ленинградской, Курской АЭС. И на самой Чернобыльской взорвался один, а три выдержали и «постстрессовую» эксплуатацию.

Да, СССР «виноват» уже тем, что построил ЧАЭС. Возможно, союзное руководство виновато (уже без иронии, без кавычек) в том, что передало Атомные станции из Минсреднемаша (союзный «монстр», создавший и отвечавший за атомную промышленность) – в Минэнергетики, что позволило в союзных республиках набирать местный персонал без оглядки на Москву. Кстати, насчёт «союзного центра, Москвы». В 1986 году заведующим сектором атомной энергетики в Отделе Тяжелой промышленности и Энергетики ЦК КПСС был Георгий Копчинский, ранее работавший на ЧАЭС, бывший руководитель Департамента атомной энергетики и промышленности Совета министров СССР. После 1991 года он: зам.председателя Государственного комитета Украины по ядерной и радиационной безопасности, с 2000 года – гендиректор Госатома Украины.

Все вышесказанное ни в коем случае не намёк на якобы национальную техническую бездарность украинцев. Местническая безалаберность, «халява» с набором кадров могли погубить АЭС и на территории России. Вывод другой: атомное оружие, атомная энергетика созданы высочайшим, крайним напряжением сил всего СССР. Поддерживать их «на плаву», эксплуатировать — задача почти такая же сложная. Тут имел значение «размер», научный потенциал страны, количество, качество НИИ, предприятий, но… главное все ж: Дух Ответственности. Строгость. Создавалась атомная промышленность СССР «бериевскими методами» и, соответственно, эксплуатация методами «горбачевскими» - травма несовместимая с жизнью.

Качали из станции киловатт-часы, после выхода из под «ига Минсреднемаша СССР» напристраивали туда стада кумовьев, племянников… И тоже не скажу, что чернобыльские, у которых «в Киеве дядька», были хуже ленинградских, курских, но итоговое понижение градуса строгости, ответственности, может на незримую долю процента сказалось.

Должна была быть так называемая «защита от дурака»? В действительности, «защита» на АЭС - не какой-то один стопор, препятствующий «довернуть один рычажок». В мобилизационной экономике, выжимая киловатты некоторые степени защиты, «по бедности» - заменяли той самой строгостью, концентрацией внимания. Примерно, как лётчики брали в блокадный Ленинград вместо парашютов (тоже степень защиты!) – лишние килограммы хлеба. Теперь, да: на АЭС есть защита и от «расслабленного дурака», которого учили, набирали, контролировали, такие же «расслабленные».

Это особенно стало заметно сейчас, когда проявляются незалежные версии «на всякий пожарный (и в буквальном смысле) случай»: «А ция москальска штуковина!» - о РБМК-1000, АЭС вообще.

Непринятие ответственности за СССР, вольное обращение с любым «подарком из Москвы»… Пример, кажется совсем из другой сферы, а вдуматься: из той же! Официальная версия, зафиксированная в учебниках истории:

«Включение Крымского полуострова в состав Украины было попыткой переложить на ее плечи моральную ответственность за выселение татарского населения и вынудить взять на себя ответственность за восстановление хозяйственной и культурной жизни полуострова».

Фиксируя про себя эту «игру на понижение», прогрессирующую безответственность – как государственный принцип, почти синоним «незалежности», США и Британия из собственных опасений подвигли Киев подписать Будапештский меморандум, лишавший Украину ядерного оружия. Ядерные заряды имеют вероятность самоподрыва (и не «смертниками», а просто комбинацией действия некоторых неотменимых законов физики). (Со)хранение их - сложнейшая научно-техническая задача, сравнимая по сложности с созданием. Это не автомат АК-47: смазал и под замок в «оружейку». Но эта тонкая связь Чернобыля (катастрофы) и Будапешта (меморандума) – тема отдельных колонок.

***

Книгу Игоря Шумейко "10 мифов об Украине" вы можете заказать по тел. 8-926 -115 0492

Игорь Шумейко

Россия. Украина > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616282 Игорь Шумейко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter