Всего новостей: 2606164, выбрано 678 за 0.167 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко

Ростех обвинил Siemens в причинении вреда России

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские суды соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза

Представитель «Технопромэкспорта», входящего в «Ростех», заявил в Арбитражном суде Москвы, что исковые требования Siemens в споре из-за «крымских турбин» направлены на причинение вреда России и нарушение ее суверенитета.

«Эмбарго Европейского cоюза, которое в судебном порядке пытаются исполнить истцы, нарушает суверенитет нашего государства», — сказал представитель ТПЭ Мерген Дораев (цитата по РИА Новости).

По его словам, действия Siemens противоречат законодательному принципу единства экономического пространства и свободного перемещения товаров на территории страны. Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские компании, российские суды на российской территории соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза.

В свою очередь, представитель германского концерна Михаил Иванов в суде заявил, от ТПЭ обманул Siemens и его совместное предприятие «Сименс технологии газовых турбин» и под предлогом строительства ТЭС в Тамани получил оборудование для строительства ТЭС в Крыму.

Дело о крымских турбинах

Арбитражный суд Москвы рассматривает дело о поставках в Крым газотурбинных установок производства Siemens. Германский концерн требует вернуть оборудование, поставленное в Крым в обход санкций Евросоюза, и признать сделку о его поставке недействительной.

ОАО «Технопромэкспорт» (входит в «Ростех») строит в Крыму, воссоединившемся с Россией в марте 2014 года, две газовые ТЭС мощностью по 470 МВт каждая, в Севастополе и Симферополе. На крымские ТЭС планировалось ставить газотурбинные установки, сделанные по технологии Siemens. Их поставки в Крым обсуждали осенью 2014 года ООО «Сименс технологии газовых турбин» и «Технопромэкспорт».

В конце 2014 года вступили в силу санкции Евросоюза, запрещающие поставлять или передавать основное оборудование и технологии на объекты инфраструктуры, относящиеся к отраслям транспорта, телекоммуникаций и энергетики, расположенные на территории Крыма и Севастополя.

Тогда «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» начали подготовку контракта для проекта по строительству подстанций на территории Таманского полуострова в Краснодарском крае. 10 марта 2015 года был подписан контракт на поставку турбин для этого проекта. В контракте на поставку было специально прописано условие, которое предусматривает запрет на использование газотурбинных установок где-либо, кроме территории Краснодарского края, в частности на территории Крыма.

4 июля 2016 года «Технопромэкспорт» подтвердил, что монтировать оборудование будут в Краснодарском крае. 4 августа 2016 года «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» подписали меморандум о взаимопонимании, в котором утверждалось, что турбины ни при каких обстоятельствах не будут установлены в Крыму.

День спустя — 5 августа 2016 года — агентство Reuters сообщило со ссылкой на несколько осведомленных источников, что турбины, вопреки санкциям и экспортным ограничениям, все же установят в Крыму.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко


Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб

Найден новый "чудо-материал" для солнечных ячеек

Ученые из Университета ИТМО, Института имени Макса Планка и Белорусского государственного университета обнаружили новый материал для солнечных ячеек, дающих необычно большой для подобных систем «выход» (квантовую эффективность преобразования). При попадании одной частицы света этот показатель составил 2500% (при обычных максимально возможных 100%).

О причинах такого эффекта и о его возможном применении в энергетике сообщается на страницах журнала Advanced Materials. Исследования поддержаны грантом Российского научного фонда (РНФ).

В основе солнечной энергетики лежит преобразование солнечного света в электричество. При попадании солнечного луча на фотоэлементы батареи, их поверхность бомбардируется фотонами (квантами света). Фотоны выбивают избыточные электроны, в результате чего возникает электрический ток. Это становится возможным благодаря особому покрытию солнечных батарей, где искусственным образом создается дефицит электронов на одном уровне и избыток — на другом. С разными материалами этот процесс протекает с различной эффективностью, что вынуждает ученых опытным путем искать покрытия с максимальным «выходом».

«Наше новое исследование связано с энергетикой, а именно с превращением энергии света в электричество на солнечных элементах. Для такой конверсии используется множество полупроводниковых систем с различными параметрами. Действуя методом проб и ошибок, мы испытываем различные материалы. Наша задача — найти фотокатализатор, активируемый видимым светом, чтобы его можно было использовать в биологических системах. Кроме того, изготавливаться это вещество должно простым и дешевым методом», — рассказала соавтор статьи Екатерина Скорб, кандидат химических наук, профессор кафедры химии и молекулярной биологии Университета ИТМО.

Ученые работали с одним из таких перспективных материалов — наноструктурированным оксисульфидом висмута. Так как слоистые пленки из этого вещества не меняют свойств при использовании на поверхностях с большой площадью (в отличие от многих аналогичных материалов), их можно использовать на массивных панелях. Кроме того, эти пленки отличаются низкой токсичностью, низкой ценой, их можно «выращивать» на различных веществах. Когда ученые измерили выход энергии с этого вещества стандартными фотоэлектрохимическими методами, они увидели большие показатели: квантовая эффективность преобразования – количество носителей заряда, которое произведет один фотон, – составила до 2500%.

Падающий на солнечный преобразователь фотон должен вызвать рождение экситона — квазичастицы, состоящей из электрона и электронной «дырки», то есть отсутствия данной частицы. Затем, в зависимости от конструкции системы, либо электроны, либо «дырки» создают выходной ток (ток, который создается в результате кажущегося движения «дырки», называется «дырочным»). Так как один фотон может вызвать рождение более одной электронно-дырочной пары, то квантовая эффективность может превышать 100%, при этом не нарушая закон сохранения энергии.

Согласно гипотезе ученых, гигантская эффективность определяется уменьшением сопротивления пленки оксисульфида висмута при освещении, что позволяет носителям заряда из внешней цепи участвовать в окислительно-восстановительных реакциях в растворе. Аномально высокая фотоэлектрохимическая активность, то есть интенсивность преобразования солнечной энергии в химическую и электрическую энергию, а также ширина запрещенной зоны, подходящая для преобразования солнечного света, говорят о том, что фотоэлектроды из оксисульфида висмута перспективны для нового поколения «солнечных ячеек». Ширина запрещенной зоны, то есть диапазон недоступных для электронов энергий в твердом теле, зависит от состава вещества. Фотон с энергией меньше этой ширины не сможет породить экситон. В исследуемом веществе ширина составляет 1,38 эВ, а энергия фотонов видимого света — 2–3 эВ, что позволяет пленкам из оксисульфида висмута эффективно поглощать свет видимого диапазона и преобразовывать его в электрический ток.

«Сейчас мы работаем над тем, как можно использовать такой гигантский выход. Сам эффект настолько интересный, что редакция журнала Advanced Materials поместила изображение из статьи на обложку номера. Мы надеемся, что наше открытие привлечет внимание многих ученых. По значимости оно, возможно, сопоставимо с перовскитными ячейками», — отметила Екатерина Скорб.

Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб


Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов

Рогунский взлёт

эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума

Александр Проханов

В таджикских горах стремительные воды Вахша многократно прорезаны могучими плотинами электростанций, величайшая из которых — Нурек. Эта советская стройка поражала воображение гигантской, падающей из неба бетонной занавеской, за которой копилось искусственное море и могучие турбины и роторы, созданные на советских заводах, давали ток всей Средней Азии.

Во время трагического перерыва распадалась, умирала красная страна, бушевали войны, обезумевшие от горя народы бросались один на другой, гибли заводы, научные лаборатории, терялся драгоценный опыт всенародного братства. Сегодня, после этого трагического перерыва, Таджикистан завершает новую могучую стройку — Рогунскую ГЭС. Она мощнее и восхитительнее Нурека. Плотина соединит вершины окрестных гор, остановит Вахш и направит его слепую энергию в глубь горы, где грохочут взрывы, идут непрерывные вереницы самосвалов, комбайны ковшами вычерпывают сердцевину горы, в машинном зале уже монтируются великолепные агрегаты, прокладывается кабель, сверкают стеклами тысячи драгоценных приборов. Гора наполнена гулом, ручьями электросварки, трясением бетонных вибраторов, множеством лиц под белыми касками. Двигаясь по этим туннелям, угадываешь грандиозный замысел станции. Стараешься понять, куда ведут бесчисленные туннели, по каким из них хлынет вода, по каким пролягут медные жилы, по каким на станцию станут прибывать всё новые и новые агрегаты.

Здесь создаётся невиданная подземная цивилизация. Оживает сказочный миф, утверждающий, что центр Земли населён исполинами, которые одухотворяют мёртвую породу Земли. Станция — плод огромного замысла. Она обладает планетарной творящей силой. Стихия воды: тающих горных льдов, бурных дождей, подземных ключей. Вода то иссыхает, то стремится с гор селевыми потоками. Горы то громоздятся уступами вверх, то обрываются пропастями, сотрясаются от сейсмической дрожи, являют собой нагромождение сверхпрочной породы со скоплениями зыбких песков и хрупких прослоек соли. Эти стихии преобразованы разумом, который создал рукотворные моря и искусственные горы, внедрил в них драгоценные механизмы, превращает эти слепые стихии в могучий поток электричества.

Рогунская ГЭС потрясает своей красотой и сложностью. Тысячи строителей трудятся днём и ночью, создавая эту красу и мощь. Эта станция — не просто красота преображённой природы, не просто символ творящей техносферы. Эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума.

Здесь, под Рогуном, начиналась чудовищная гражданская война, сразившая Таджикистан после падения Советского Союза. Здесь, вокруг Рогуна, в кишлаках исламисты подняли свой мятеж. Здесь началось братоубийство, пролилась первая кровь. Здесь загрохотали пушки и залязгали танки. Отсюда исламисты начали поход на Душанбе, испепеляя города и сады, взрывая мосты и плотины.

Эта станция — символ победы, памятник павшим героям, знак примирения, в котором народ, переживший ужас братоубийства, вновь соединился в объятиях. Эта станция — вселенская стройка, её проектировали великие советские инженеры, вносили лепту французы, итальянцы и немцы. Тут работают машины Японии, Германии, Белоруссии. Здесь трудятся славяне и азиаты, взращивая её, как любимое общее детище.

Эту станцию строит весь таджикский народ. Не олигархи, не частные корпорации. Это всенародная стройка. Житель самого отдалённого, на окраине страны, кишлака имеет одну-две, а то и десять акций, делающих его собственником станции. Это долгожданное общее дело, которое соединяет богатых и бедных, молодых и старых, верующих и неверующих. Это тот заповедный труд, в котором народ видит своё благополучие, воплощение своих благодетельных чаяний.

Станция сближает молодые государства Средней Азии, которые возникли из плоти красной Советской империи. Государства, между которыми разгораются древние, казалось бы, навсегда угасшие конфликты. Государства мнительные, ревнивые к успеху недавних собратьев. Государства, подверженные влиянию могучих и лукавых соседей. Узбеки ревниво следят за строительством Рогунской станции. Ещё недавно они упрекали таджиков в коварных замыслах, подозревая, что таджики хотят перекрыть воды Вахша и обезводить в Узбекистане огромные пространства орошаемых земель. Прежний президент Узбекистана Ислам Каримов требовал, чтобы таджики прекратили строительство. Учинял блокады, отрезая станцию от путей снабжения. Вражда доходила до того, что узбеки присылали в Рогун свои самолёты, и те сбросили на стройку бомбы.

Слава Богу, эти времена миновали. Новое руководство Узбекистана согласилось с таджикскими доводами, с расчётами гидрологов и инженеров, что водохранилище в Рогуне соберёт все воды от таящих ледников и дождей и в период засушья разумно и планомерно направит избыток воды вниз в русло реки, питая другие гидроэлектростанции так, чтобы воды дошли до орошаемых узбекских земель, позволяя ввести в оборот тысячи новых гектар.

По расчётам таджикских гидрологов, часть воды, не разобранная узбекскими арыками и водоводами, уйдёт в Казахстан, достигнет многострадального Аральского моря, которое на глазах иссякает, и начнёт питать его.

Рогунская ГЭС — президентская стройка. Это любимое детище президента Эмомали Рахмона, он возводит её как память своему правлению. Он собирает со всего мира строителей и инженеров, рассчитывая бюджет страны так, что на строительство ГЭС не потрачено ни одного заёмного доллара. Все деньги, все ресурсы — таджикские, собраны народом Таджикистана, который порой отказывает себе в самом насущном, чтобы выстроить эту бесподобную станцию.

Президент Рахмон — духовный и политический лидер, рождённый среди пожаров, братоубийственной гражданской войны, укротивший эту войну, не отдавший страну на растерзание безумным радикалам. Он не превратился в мстительного победителя, а объединил народ для строительства новой страны, преображая её столицу Душанбе в город восхитительных зданий, университетов, библиотек и музеев.

При нём прекратились выстрелы, он распорядился сажать сады, превращая пустынные предгорья в плантации виноградников, яблонь, черешен. Он проложил по стране великолепные дороги, пробил в горах тоннели, соединяющие с центром самые отдалённые таджикские окраины, которые во время межсезонья или зимних снегопадов бывали отрезаны от центра на добрые полгода.

Президент Рахмон строит таджикскую армию, которая вместе с войсками ОДКБ, вместе с размещённой в Таджикистане 201-ой российской военной базой предотвращает у афганской границы прорывы боевиков ИГИЛ, сберегает не только Таджикистан, но и всю Среднюю Азию, на которую зарятся радикалы, надеясь вновь ввергнуть Таджикистан в кровавую бойню.

Рогунская стройка — это воплощение таджикской мечты о процветающей стране, о справедливом благополучном обществе, о высших смыслах, которые несла и несёт в себе великая таджикская культура, поэзия, музыка.

Через год завершится стройка, загудят могучие турбины, и хлынет свет, тот самый, который предсказывали великие поэты и пророки, свет благоговения людей перед дарованным им мирозданием.

Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов


Финляндия. США. Мальдивы. Весь мир. РФ > Экология. Электроэнергетика > ecolife.ru, 29 ноября 2017 > № 2445504

Вкладываться в атомную энергетику и ископаемое топливо бессмысленно

Возобновляемые источники энергии могут полностью обеспечить мировой спрос на электричество уже к 2050 году. И это не сказки: на Климатической конференции ООН в Бонне ученые Лаппеенрантского технологического университета (LUT, Финляндия) и Energy Watch Group (EWG) представили новое исследование, доказывающее это.

Используя систему моделирования, ученые рассчитали сценарии развитие ВИЭ для 145 регионов мира. Исследование показало, что к 2050 году 139 стран смогут комфортно жить, используя только энергию ветра, воды и солнца. При этом энергетический переход создаст к 2050 году 36 миллионов рабочих мест.

«Полная декарбонизация системы электроснабжения возможна к 2050 году на основе имеющихся технологий и оказывается дешевле поддержания нынешней системы. Энергетический поворот уже давно вопрос не технической осуществимости или экономической целесообразности, а политической воли», – утверждает профессор Кристиан Брейер, ведущий автор исследования.

«Это бессмысленно – вкладывать даже один доллар в производство ископаемых или атомных энергоресурсов, – говорит президент EWG Ханс-Йозеф Фелл. – Все планы по дальнейшему расширению угольной, ядерной, газовой и нефтяной промышленности должны быть отменены. Необходимо направлять больше инвестиций в развитие возобновляемых источников энергии и необходимой инфраструктуры для их накопления и передачи. Все остальное приведет к ненужным затратам и ускорению глобального потепления».

По оценке экспертов, население планеты должно к середине века вырасти с 7,3 до 9,7 млрд человек, а глобальный спрос на электроэнергию увеличиться с 24 310 ТВт-ч в 2015 году до примерно 48 800 ТВт-ч к 2050 году. Из-за стремительно падающих затрат солнечная энергия и накопительные батареи составят значительную часть системы электроснабжения, при этом в 2050 году доля солнечной генерации в мировом энергобалансе достигнет 69%, ветряной – 18%, гидроэнергии – 8%, биоэнергии – 2. Ученые предполагают, что при этом объем «накопленной» энергии составит 31% от общего спроса, накопительные системы будут обеспечивать в основном суточное хранение, а возобновляемая энергия на основе газа – сезонное.

Энергетическая альтернатива: шествие по миру

Во всем мире страны сводят к минимуму зависимость от ископаемого топлива. По самым «сдержанным» прогнозам, объем производства энергии на основе ВИЭ вырастет в ближайшие 25 лет минимум в три раза. Происходящий сейчас бурный рост возобновляемой энергетики вполне объясним: чем больше она развивается, тем меньше оказывается стоимость ее производства – цена чистой энергии в некоторых странах уже упала до 2 центов за кВт в час и продолжает падать. Согласно отчету Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA), к 2025 г. средняя стоимость электричества, полученного из возобновляемых источников, сократится еще от 26 до 59%.

На сегодня уже есть успешные примеры перехода отдельных городов и даже государств на чистую энергетику. Первой страной, которая полностью перешла на возобновляемую энергию, считают Коста-Рику. Американские города Аспен, Бёрлингтон, Вермонт также последовали «зеленому» тренду. В конце прошлого года Лас-Вегас стал крупнейшим городом США, отказавшимся от традиционной энергетики. Калифорния обязалась полностью перейти на ВИЭ к 2045 году, несмотря на то, что является третьим по величине государственным производителем нефти и газа. Точно так же город Атланта рассчитывает прекратить использование ископаемого топлива к 2035 году.

К 2020 году полностью планируют перейти на чистую энергию Шотландия и Мальдивы. В июне 2017 года целая провинция Китая смогла работать на 100% возобновляемой энергии в течение семи дней подряд. В Исландии уже достигнуты 100% производства электроэнергии и 85% тепловой энергии за счет ВИЭ. Такой активный участник декарбонизации как Германия, на сегодня уже имеет практику использования около 85% «зеленой» энергии.

Европейские эксперты уверены в возможности полного перехода на чистую энергетику уже к 2050 году и считают, что значительную роль в этом процессе играют частные потребители и население. При этом решающее значение имеет государственная поддержка, а также бизнес-модели в жилищно-коммунальном хозяйстве, предполагающие привлечение местных общин и частных потребителей.

Основные барьеры на пути энергетического перехода: отсутствие системной и долгосрочной политики, противодействие традиционной энергетики и инерция. Причем речь идет не только об инфраструктурных изменениях, но и о нежелании поведенческих изменений. Значительным фактором, сдерживающим рост возобновляемой энергетики в развивающихся странах, является доступ к финансированию, технологиям и ноу-хау.

100% ВИЭ на постсоветском пространстве

На боннской климатической конференции были представлены и доклады о возможностях использования 100% ВИЭ в Украине и Беларуси. Для всех стран, которые нуждаются в стабильной, безопасной, независимой энергетике возобновляемые источники – единственный путь обеспечения доступной, конкурентоспособной и чистой генерации, утверждают эксперты Фонда им. Г. Белля. Уже сейчас в Украине есть реальные примеры полного перехода на ВИЭ, к примеру, село Севериновка. По данным Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины, страна имеет все предпосылки и необходимый технический потенциал для реформирования энергетического сектора и увеличения доли «зеленой» энергии в конечных поставках энергии до 91% к 2050 году.

Не обошли вниманием исследователи и Россию. Около года назад ученые Лаппеенрантского университета провели исследование возможностей использования ВИЭ в странах Центральной Азии и в России. По мнению экспертов, переход к 2030 году на 100% используемой энергии из возобновляемых источников – цель более чем достижимая для региона.

«Мы полагаем, что это первая в истории модель, которая показывает возможности стопроцентного обеспечения региона России и Центральной Азии за счет возобновляемой энергии. Она показывает, что Россия может стать одним из самых энергетически конкурентоспособных регионов мира», – говорит Кристиан Брейер.

Исследователи финского университета предполагают, что на постсоветском пространстве система сможет работать за счет солнечной и геотермальной энергии, ветра (60% всей получаемой энергии), воды и биомассы. Общая энергетическая мощность – 550 гигаватт, что, согласно модели, на 162 гигаватта выше способности имеющейся сейчас в регионе энергосистемы.

Чем больше мощностей для получения электричества из возобновляемых источников будет построено, тем больше они могут быть использованы для различных секторов – отопления, транспорта и промышленности. Гибкость системы снижает потребность в хранении и, соответственно, снижает затраты.

Исследования потенциала ВИЭ имеют особую актуальность для региона, считают ученые, поскольку эффекты глобального потепления уже проявляются, и правительства начинают осознавать опасности изменения климата и преимущества возобновляемых источников энергии. Велики потери от утраты ледников и вечной мерзлоты.

Исследователи говорят, что, несмотря на явные перспективы в России и Центральной Азии, большинство стран региона страдают от отсутствия прозрачности в правительствах и недостаточного контроля со стороны природоохранных групп. Они констатируют, что большинство правительств официально приняли политику, направленную на производство возобновляемой энергии, в том числе речь идет даже о льготных тарифах, но субсидии на ископаемое топливо столь высоки, что препятствуют ее развертыванию.

При этом планы по развитию ВИЭ в России действительно есть, однако финансовое наполнение значительно отстает от словесных амбиций – в возобновляемые источники энергии РФ до 2035 года планирует вложить 53 млрд долл. В то время как в атомную энергетику – 220 млрд, в угольную – 95 млрд, а в нефтяную и газовую – более 2 трлн долл. Доля ВИЭ в российской энергетике даже скромнее, чем у менее обеспеченных соседей – всего 0,1%. К примеру, в Казахстане она составляет 1%, и около 3% в Узбекистане и Таджикистане.

Мир ждут перемены

Все эксперты, анализируя энергетические тренды, сходятся в том, что развитие ВИЭ продолжится, особенно учитывая, что для такого развития есть необходимый технический и экономический потенциал, который на сегодня в значительной мере не используется.

Спектр институциональных изменений в энергосистеме может быть направлен на разработку инвестиционных стратегий с наименьшими затратами, но с сохранением при этом надежности энергосистемы, утверждают эксперты. Важно, чтобы энергетическая политика государства носила долгосрочный характер и предусматривала конкретные инструменты и механизмы для внедрения технологий возобновляемой энергии.

Международное энергетическое агентство заявляет, что сейчас мы являемся свидетелями перехода общемировых энергетических рынков в рынки возобновляемой энергетики, поскольку более половины новых энергетических мощностей, появившихся в прошлом году, обеспечиваются возобновляемыми источниками энергии – такими, как ветер и солнце.

Достижение доли ВИЭ в 100% в энергобалансе может помочь странам любой экономической формации обновить производство, оживить трудовой рынок. А общий сдвиг в сторону чистой децентрализованной энергетики может обеспечить стремительное расширение доступа к электричеству и улучшить ключевые показатели социально-экономического развития – то есть, просто сделать жизнь людей комфортнее и лучше.

Финляндия. США. Мальдивы. Весь мир. РФ > Экология. Электроэнергетика > ecolife.ru, 29 ноября 2017 > № 2445504


Белоруссия. СНГ. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > regnum.ru, 29 ноября 2017 > № 2406696

Белорусы реанимируют «антиукраинский» газовый проект: обзор энергетики СНГ

Обзор главных новостей энергетики республик СНГ в октябре — ноябре 2017 года

Белоруссия

В Гродненской области республики во второй половине октября введён в эксплуатацию новый ветропарк.

«При хорошем ветре ветропарк сможет обеспечить энергией 15,5 тыс. человек — это всё население Зельвенского района», — доволен заместитель председателя Зельвенского райисполкома Анатолий Стреха.

Такую мощность обеспечивают шесть ветроустановок по 1,5 МВт каждая. Ещё три установки сейчас проектируется, и их строительство начнётся в 2018 году. Можно ставить и больше — в районе холмистая местность, повышающая эффективность ветряков. Всего же в Гродненской области сегодня установлено уже свыше 20 ветряков, более половины — в Новогрудском районе. Напомним, там же находится и самый мощный из ветряков республики (3,3 МВт), установленный летом этого года.

За последние 25 лет процент износа основных фондов в белорусской энергетике сократился более чем вдвое — с 83% до 38%. Причём в ближайшие годы будет снижаться и дальше, чему будет способствовать введение в эксплуатацию блоков БелАЭС, программа развития гидроэнергетики, а также реконструкция объектов тепловой энергетики (вплотную заняться которой можно будет как раз с пуском БелАЭС). Отметим, что приемлемым уровнем износа считается более 45%.

Однако для того, чтобы снижать этот уровень и дальше, республике необходимо постепенно отказываться от перекрёстного субсидирования тарифа на электроэнергию для бытовых потребителей. Заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко в комментарии для ont. by утверждает, что это будет достигнуто уже к 2020 году. Впрочем, будет достигнуто не только постепенным отказом от субсидирования и увеличением доли покрытия тарифа населением до 100%, но и общим снижением тарифа. Как утверждают в правительстве, запуск БелАЭС даст возможность уменьшить его ориентировочно на 25% (точные расчёты обещают предоставить ближе к сроку запуска первого энергоблока). К слову, в конце октября на место будущей станции доставили корпус второго энергоблока. В этот раз — без происшествий. Первый же уже установлен, смонтированы все четыре парогенератора и завершена сварка циркуляционного трубопровода .

В настоящее же время в Белоруссии наблюдается диспропорция между стоимостью электроэнергии для населения и промышленности. Среди её ближайших соседей и партнёров превалируют две условных модели тарифа на энергорынке: «европейская» — население платит больше промышленности (в среднем в 1,5 раза), постсоветская — промышленность платит больше, чем население. Однако у партнёров по ЕАЭС разница между бытовым и промышленным тарифом составляет 15—20%, тогда как в РБ — более чем в два раза.

Также в ближайшее время в республике намерены изменить систему управления энергетикой.

«Речь идет о разделении производства электроэнергии на конкурентные и монопольные виды деятельности, создании соответствующих структур оптового и розничного рынка и в целом новой системы управления энергетической отраслью страны», — уточняет министр энергетики Владимир Потупчик в интервью БЕЛТА.

Делается это для того, чтобы РБ могла участвовать в едином рынке энергетики в рамках ЕАЭС.

Дело не только в стремлении участвовать в общем энергорынке ЕАЭС. Член Венгерского общества Elektrotechnika Жолт Харфаш в интервью БЕЛТА на примере своей страны поясняет, что тарифы и строительство АЭС — вопрос комплексный.

«Так, например, в Венгрии значительную долю в структуре энергопотребления занимает импорт: сегодня за счет этого покрывается 30—33% потребностей нашей страны в электричестве. Замещать этот импорт как раз и поможет строительство собственной АЭС. Что касается возобновляемых источников, то в Венгрии для их активного внедрения нет достаточных мощностей и необходимых природных ресурсов. Поэтому акцент на атомной энергетике как на базовой — очевидное решение», — анализирует Харфаш.

Иными словами, дешевеет электроэнергия=>появляется возможность производить ранее нерентабельную продукцию внутри страны=>больше налогов и рабочих мест, больше экспорт и больше экспортных доходов.

С помощью 570 млн долл., которые Всемирный банк собирается вложить в экономику республики в течение ближайших 5 лет, в Белоруссии рассчитывают убить сразу двух зайцев: наладить переработку мусора и сэкономить на энергоносителях. Дело в том, что бытовые отходы будут перерабатывать на т.н. RFD-топливо. Сначала его собирались использовать в коммунальном секторе, однако после протеста экологов решили, что топливо из отходов будет поставляться на цементные заводы.

В целом же, как сообщает начальник Минского городского управления по надзору за рациональным использованием топливно-энергетических ресурсов Игорь Тур, один только Минск за счет энергосбережения ежегодно экономит до 170 тыс. т условного топлива (около 40 млн долл. в деньгах).

В конце октября в Белоруссии решили реанимировать идею газопровода «Ямал — Европа — 2». Глава МИД Владимир Макей напомнил российским властям, что республика, в случае чего, готова к строительству второй очереди.

Как известно, построить вторую нитку «Ямал — Европа» предлагал европейцам президент РФ Владимир Путин ещё в 2013 году. Однако затем по политическим причинам, вызванным в т.ч. украинским кризисом, проект заморозили из-за решительного отказа Польши в нём участвовать. Сегодня же, чисто теоретически, у него появляется второй шанс — в том случае, если Еврокомиссии удастся распространить требования Третьего энергопакета на морские газопроводы, что сделает строительство «Северного потока-2» бессмысленным (50% его мощности придётся резервировать для альтернативных поставщиков). Однако очевидно, что даже несмотря на устойчивое желание Европы сохранить транзит через ГТС Украины, «Газпром» так или иначе намерен отказаться от использования украинского направления, чем хочет воспользоваться Минск.

Закавказье

Вблизи города Талин (Армения) в начале ноября открыли солнечную электростанцию, ставшую второй по счёту в республике. Её мощность сравнительно невелика (1 МВт) в сравнении с теми, что будут построены в Армении уже в ближайшее время (будущая Масрикская СЭС будет иметь мощность 55 МВт), однако этому есть объяснение. СЭС рассчитана на покрытие потребностей в электроэнергии жителей конкретной местности, благодаря ей у 400 семей, живущих в селении вблизи города, не будет перебоев с энергоснабжением. Гендиректор компании «Арпи Солар», построившей станцию, надеется, что в ближайшие 5—6 лет Армения сможет достичь порога в 1 ГВт установленной мощности солнечных электростанций.

Впрочем, отказываться от атомной энергии в Армении также не собираются. Так президент республики Серж Саргсян прокомментировал пункт соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армении с Евросоюзом, предусматривающий закрытие Мецаморской АЭС.

«В проекте соглашения с ЕС этот пункт сформулирован по умолчанию, имея в виду объективный срок эксплуатации Мецаморской АЭС. Правительство Армении в марте 2014 года приняло решение о продлении срока эксплуатации Армянской АЭС… Так что Мецаморская АЭС как минимум до 2027 года будет работать», — подчеркивает президент.

Саргсян напомнил, что за эксплуатацию атомных станций в мировом масштабе отвечает не ЕС, а МАГАТЭ, а у последней нет претензий ни к самой станции, ни к работам по продлению срока её эксплуатации. Иными словами, он даже не рассматривает вариант досрочного закрытия атомной станции ради соглашения, а главное — сам вопрос так вовсе не стоит. Слова президента повторил и премьер-министр Карен Карапетян на встрече с журналистами.

Заместитель министра энергетических инфраструктур и природных ресурсов Айк Арутюнян во время обсуждения проекта госбюджета республики на будущий год обозначил объём финансирования работ по модернизации и развитию энергосистемы Армении в 2018 году.

«В целом на модернизацию и развитие энергетической системы Армении в 2018 году планируется направить 86,3 млрд драмов [порядка 178 млн долл. — ИА REGNUM ], из которых 72,7 млрд драмов — кредитные ресурсы, 6,6 млрд драмов — гранты и порядка 7 млрд драмов — средства госбюджета», — заявляет чиновник.

Развивать в основном планируют только экспортное направление — Иран — с которым заключено соглашение о поставках электроэнергии в обмен на газ. Что же касается атомной энергетики, то Айк Арутюнян успокоил: после выработки ресурса Мецаморской АЭС Армения построит новую станцию.

Правда, непонятно, за чьи деньги и какую именно. И если с первым вопросом всё более-менее понятно (своих денег нет, конечно, на кредитные), то на второй ответа пока нет. Мецаморская АЭС эксплуатировала блоки ВВЭР-440, однако сегодня Россия таких не производит. Тогда как «тысячник» или даже ВВЭР-1200 для Армении — многовато: из-за ночного падения потребления логично было бы работать малыми блоками, отключая их по очереди на ночь или для профилактики. Вместе с тем Арутюнян допустил, что новая АЭС может строиться с использованием т.н. модульных реакторов — если к тому времени будет достигнут прогресс в их разработке.

До переговоров по продлению действующего соглашения ОПЕК и ОПЕК+ по ограничению добычи нефти остаётся ещё некоторое время (вопрос будет обсуждаться 30 ноября на встрече в Вене, само же соглашение будет действовать до конца февраля 2018 года), однако министр энергетики Азербайджана Пярвиз Шахбазов уже задекларировал: Азербайджан в игре. Об этом он сообщил журналистам в конце октября. Впрочем, нельзя сказать, что заявление сделано сильно заранее. К тому же оно согласуется с экономической концепцией правительства.

Азербайджан должен забыть о нефтяном факторе в экономике и сосредоточиться на сфере её переработки — призвал заместитель министра экономики страны Ниязи Сафаров во время выступления на круглом столе, организованном SOCAR Methanol:

«С этой точки зрения метаноловый завод SOCAR является важным предприятием, обладающим значительным экспортным потенциалом и вокруг которого можно создать настоящий промышленный кластер. Возможно, сейчас в стране мало потребителей метанола. Но их число вырастет на основе деятельности SOCAR Methanol».

Впрочем, пока экспортный потенциал выглядит более привлекательным, ведь завод SOCAR — единственный в Средней Азии и на Южном Кавказе, а значит, логистические расходы для потребителей этого региона минимальны. SOCAR Methanol — предприятие уже не новое, в январе исполнится 4 года. И раз замминистра говорит о создании кластера на его основе, значит, значимого внутреннего потребления за эти годы так и не появилось. Возможно, замминистра намекает, что хватит ждать его появления — выстраивайте цепочку сами. Однако пока что азербайджанские нефтяники даже нарастили добычу: 800 тыс. барр. в октябре против 785 тыс. в сентябре. Впрочем, за квоту, определённую в Венском соглашении, этот результат не вышел. Вероятно, рост добычи связан с благоприятной рыночной конъюнктурой для сорта Azeri LT: на конец октября за баррель давали почти 61,5 долл.

Средняя Азия

Министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев во время встречи с НПО (научно-производственные организации) по вопросам охраны окружающей среды рассказал, что на 2018 год намечено проведение пилотного аукциона по ВИЭ (возобновляемые источники энергии).

«…это… поможет нам снизить тарифы на ВИЭ и привлечь крупных международных игроков», — рассказал министр, пояснив, что до последнего времени тарифы на энергию ВИЭ до последнего времени были фиксированными, однако от этой практики Казахстан будет уходить.

Всего же, по его словам, в ближайшее время на развитие альтернативной энергетики в республике будет направлено более 900 млн долл.:

«ЕБРР выделит 200 млн евро с привлечением ещё 480 млн для инвестирования в проекты ВИЭ в Казахстане. Зелёным климатическим фондом одобрено финансирование в размере 110 млн долл. на реализацию проектов ВИЭ, в том числе на развитие солнечной, ветровой, малой гидроэнергетики, биогаза, а также на модернизацию и укрепление электросетей для интеграции ВИЭ в единую энергосистему».

Ещё 300 млн будет доступно после создания китайско-казахского инвестфонда, соинвесторами которого станут Казына Капитал Менеджмент, CITIC Group Corporation, Китайско-Евразийский Фонд Экономического Сотрудничества и Asia Investment Finance Group. Одним из шести инвестнаправлений его деятельности станут проекты в энергетике, а создание фонда стороны обещают завершить к концу года .

Партнер CSI Арман Сатимов уверен, что до бума солнечной энергетики в Казахстане остаётся ещё несколько лет:

«…в Европе пик «зелёных» инвестиций пришелся на 2011 год, затем они заметно снизились. Это связано с тем, что технологии использования энергии солнца и ветра значительно подешевели. При этом темп ввода мощностей остается положительным… тренды изменения усредненной стоимости энергии из различных ресурсов показывают, что в Казахстане бурное развитие ВИЭ произойдет к 2025—2030».

Казахстану никак не удаётся победить «топливный голод». Раньше это было связано с реконструкцией НПЗ, теперь — со внезапной поломкой оборудования.

«…на [Павлодарском нефтехимическом] заводе уже несколько недель не работает установка производства водорода, необходимого для выработки дизельного топлива. Его ремонт может затянуться до середины декабря, что за собой может повлечь дефицит дизтоплива в стране», — говорится в пресс-релизе министерства энергетики.

В пресс-релизе ещё даже осторожничают, потому что производство сократилось со 150 тыс. тонн ДТ в месяц до 25 тыс. тонн.

В середине ноября в Узбекистан по нефтепроводу Омск — Павлодар — Чимкент пошла российская нефть, договорённость об этом была достигнута ещё в марте текущего года. Узбекистан сегодня потребляет на несколько сот тысяч тонн нефти больше, чем добывает, а значит, нуждается в импорте. Сырьё предназначено для узбекских НПЗ.

Президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву удалось совершить крайне результативный визит в Южную Корею. На сегодня известно о подписании 75 документов, касающихся совместных проектов. Общая их сумма достигает 8,9 млрд долл. Почти треть этой суммы (2,95 млрд) — энергетические проекты, что является наивысшим результатом, в прочих сферах денег меньше.

Если судить по предыдущим сообщениям, речь идёт о проектах по модернизации действующих электростанций и энергосетей. К тому же узбекские специалисты будут проходить в Корее курсы по повышению квалификации.

Впрочем, электростанции в Узбекистане модернизируют не только корейцы. К примеру, работы на Сырдарьинской ТЭС ведутся силами специалистов компании «Силовые машины».

Завершился приём заявок от желающих участвовать в проекте CASA-1000 — проекте энергомоста из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан. Победитель станет известен уже в концу будущего года (подалось 10 компаний), а к 2020 году энергомост должен быть построен.

К транзиту электроэнергии из Туркменистана приготовился и Узбекистан.

«На сегодняшний день наша энергосистема готова для обеспечения транзита электричества из Туркменистана в другие страны Центральной Азии. Мы подготовили линии напряжением 220 и 500 кВ между Узбекистаном и Туркменистаном. Как только Туркменистан заключит контракты по поставке электроэнергии в другие страны, мы будем готовы задействовать эти линии и осуществлять транзит», — отчитался начальник управления стратегического развития «Узбекэнерго» Эсо Садуллаев на заседании Электроэнергетического совета СНГ.

Напомним, Узбекистан под руководством Шавката Мирзиёева всерьез заявил о необходимости восстановления среднеазиатского энергокольца и первым участвует в работах по его возрождению.

 Валентина Самойлова

Белоруссия. СНГ. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > regnum.ru, 29 ноября 2017 > № 2406696


Россия. ЦФО > Транспорт. Электроэнергетика. Экология > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445473

Гринпис России проверил зарядки для электромобилей в Москве

Россияне неохотно покупают электромобили, так как думают, что их негде заряжать. Чтобы убедиться в том, насколько оправданы эти опасения, Гринпис России проверил инфраструктуру для электромобилей в Москве.

С августа по ноябрь активисты Гринпис России проверили 77 точек, информация о которых размещена на портале открытых данных Правительства Москвы, сайте МОЭСК и различных неофициальных картах.

Лишь у 29 из них можно зарядить электромобиль свободно. Ещё к 7 есть доступ с ограничениями. 29 зарядок найти по указанным адресам не удалось, а 12 было демонтировано. При этом ещё в начале 2016 года заместитель мэра Москвы Максим Ликсутов утверждал, что до конца года в столице появится 200 зарядных станций.

«Власти многих стран уже объявили, что скоро полностью перейдут на электромобили и машины с гибридными двигателями. Нидерланды сделают это уже в 2025-м, Норвегия в 2025-м, Великобритания и Франция — в 2040 году. Жаль, что наша страна пока не успевает за прогрессом. Но ситуацию можно исправить, если государство создаст для этого нужные условия», — комментирует результаты исследования Оганес Таргулян

Предполагалось, что решить проблему инфраструктуры для электромобилей в России должны сети автозаправок. Постановление Правительства России № 890 требовало с 1 ноября 2016 года оборудовать АЗС зарядными станциями.

Однако это постановление не работает: из ответа, который Гринпис России получил в Минтрансе, следует, что речь идёт не о существующих, а о новых АЗС, причём лишь тех, что строят в полосе отвода автодорог. Кроме того правительство с 1 сентября не продлило решение о нулевой ввозной пошлине на электромобили.

По оценкам экспертов, в России загрязнение воздуха приводит к 80–140 тысячам преждевременных смертей, что составляет 5–7% от общей смертности. В большинстве крупных городов основной источник загрязнения воздуха — автотранспорт. Одно из решений этой проблемы — отказ от автомобилей с дизельными и бензиновыми двигателями и переход на более экологичные альтернативы, в том числе электромобили.

Для решения проблемы загрязнения воздуха Гринпис России предлагает властям крупных городов ряд конкретных мер: создать вокруг социально важных объектов зоны, куда будет запрещён въезд неэкологичного транспорта, перестать закупать дизельный общественный транспорт и разработать прогрессивную транспортную политику, которая позволит снизить уровень загрязнения воздуха.

Россия. ЦФО > Транспорт. Электроэнергетика. Экология > ecolife.ru, 26 ноября 2017 > № 2445473


Украина. Белоруссия. РФ > Электроэнергетика. Экология > ria.ru, 24 ноября 2017 > № 2399556

Строительство централизованного хранилища отработанных ядерных отходов (ЦХОЯТ) под Киевом вызывает озабоченность экологов и общественности, в том числе, в соседней Белоруссии, сообщает Sputnik Беларусь.

Авторы проекта хранилища считают, что оно позволит обеспечить Украине политическую и энергетическую безопасность. Экологи возражают: в стране, где "все переворачивается", играть с ядерными отходами опасно.

Централизованное хранилище отработанных ядерных отходов начали строить на территории зоны отчуждения Чернобыльской АЭС в ноябре. На церемонии начала строительства, помимо украинских чиновников, присутствовали посол США в Украине Мари Йованович и президент американской компании Holtec International Крис Сингх. Технологии поверхностного "сухого" хранения отработанных ядерных отходов (ОЯТ), которые разработала эта компания, будут применяться на украинском ЦХОЯТ.

Предполагается, что площадка заработает в 2019 году. Сюда будет свозиться отработанное топливо с Ровенской, Хмельницкой и Южно-Украинской АЭС. На еще одной украинской АЭС — Запорожской — создано собственное пристанционное хранилище ОЯТ.

Сейчас Украина вывозит отработанные ядерные отходы в Россию. Эта процедура ежегодно обходится стране в сумму порядка 200 миллионов долларов. С учетом непростых отношений с восточным соседом существует риск, что сотрудничество в ядерной области может быть свернуто.

"Ядерная энергетика составляет около 60% производства электроэнергии в Украине, а отказ принимать отходы может поставить на колени отрасль", — заявил экс-глава Госатома Украины Георгий Копчинский.

Помимо рисков, связанных с политической и энергетической безопасностью, Украина теряет деньги, уверен экс-глава украинского Госатома. Он привел в пример Россию, где уже научились регенерировать отработанное ядерное топливо и использовать его повторно в мирных целях.

При этом экс-глава Госатома признал, что в обозримом будущем денег на строительство завода по регенерации ОЯТ у Украины не будет. Цена вопроса — десятки миллионов долларов.

Он также пояснил, что возить свое топливо в западную Европу на переработку у Киева вряд ли получится из-за сложности транспортировки.

Первоначальные вложения в ЦХОЯТ, по словам Копчинского, составят 400 миллионов долларов.

"400 миллионов — это первая очередь, и дальше площадки будут развиваться до окончательного проектного решения. Такое совмещение строительных работ и эксплуатации будет продолжаться порядка 10 лет. Поэтому с каждым годом стоимость будет увеличиваться", — уточнил он.

Стоимость работ — это второй после экологической безопасности вопрос, который беспокоит украинскую общественность.

"Первоначально договор, который подписывался 12 лет назад, если вспомнить, был подписан на 150 миллионов долларов. Сегодня же цена выросла до 1 миллиарда 400 миллионов долларов", — рассказал член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

При этом он отметил, что никаких объяснений столь существенному удорожанию дано не было.

Экс-глава Госатома уверен, что площадка будет безопасна. Ее строят по самым современным технологиям и под контролем МАГАТЭ. Также, по его мнению, строительство в зоне отчуждения на самой границе с Белоруссией не должно доставить проблем соседям.

У украинских экологов, тем не менее, остаются вопросы к проекту. Почему не было полномасштабного общественного обсуждения? Почему вообще решились на этот проект с учетом периодически возникающих аварий в атомной энергетике? А если и решились, то почему возводят такой потенциально опасный объект недалеко от столицы?

"Ядерное топливо у нас будут вести через Киев — это в стране, где постоянно все переворачивается, сталкивается, взрывается — вспомним наши склады. Царит безалаберность. Можно ли ребенку давать играть с опасной бритвой? Нет. Можно ли в нашей стране давать нашему правительству играть в атомную энергетику? Нет. Наведите сначала порядок, сделайте сначала, чтобы работал государственный контроль, чтобы он был эффективным, тогда о чем-то можно говорить", — задался вопросом директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко.

Эколог высказал опасение, что вопреки заверениям властей, что на ЦХОЯТ будут храниться только отработанные украинские ядерные отходы, под Киев могут повезти и ОЯТ из других стран.

Украина. Белоруссия. РФ > Электроэнергетика. Экология > ria.ru, 24 ноября 2017 > № 2399556


Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: создание ядерного оружия — это особое творчество

Двадцать второго ноября 1955 года в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне состоялось успешное испытание первой полноценной отечественной водородной бомбы РДС-37. Она стала прототипом будущих боеприпасов, ставших основой ядерного щита России и обеспечивших стратегический паритет с США и в конечном счете мир. По мнению специалистов, ключевой вклад в те успехи внес молодой тогда сотрудник ядерно-оружейного "штаба" страны — Конструкторского бюро-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, Саров) — Юрий Трутнев.

Второго ноября этого года первому заместителю научного руководителя по перспективным исследованиям РФЯЦ-ВНИИЭФ академику Трутневу исполнилось 90 лет. Президент России Владимир Путин в Кремле вручил легендарному ученому орден "За заслуги перед Отечеством" первой степени. О том, как создавались отечественные термоядерные заряды, как опыт советского атомного проекта может помочь развивать новые направления оборонных исследований и о том, что нужно молодежи, чтобы состояться в науке, Юрий Трутнев рассказал в интервью РИА Новости. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

- Юрий Алексеевич, как вы считаете, несмотря на развитие новых видов оружия, например гиперзвукового, остается ли необходимость в существовании ядерного оружия?

— Конечно, остается, причем необходимость не просто в его существовании, но и совершенствовании. Мы этим занимаемся в нашем ядерном центре. Но не только этим, а и другими вещами, которые, скажем так, помогли бы ядерному оружию поразить врага.

- Ведущие державы, обладающие ядерным оружием, соблюдают запрет на его испытания. Не может ли в таких условиях снизиться качество оснащения ядерных сил?

— В том, что испытания запрещены, я думаю, ничего страшного нет — накоплен необходимый опыт, накоплены заряды, которые мы можем делать. Создаются и новые носители, на которые можно ставить существующие заряды.

- Ваши ученики и коллеги в один голос говорят о том, что вы сохраняете большую работоспособность и огромную любознательность в науке. Можно ли, в пределах возможного, рассказать, над какими вещами вы сейчас работаете?

— С самого начала я работал на обороноспособность страны. И сейчас это самая главная моя задача. Но подробно говорить, какими задачами я занимаюсь в настоящее время, наверное, все-таки нецелесообразно.

- А каким образом вам удалось прийти к идеям, которые легли в основу нашего современного термоядерного оружия?

Первая атомная: как новое оружие изменило судьбу СССР и всего мира

- С чего все началось? После того, как был сделан и испытан в 1949 году первый советский атомный заряд, и американцы, и наша страна начали разрабатывать термоядерные заряды. 12 августа 1953 года был испытан наш заряд, так называемая слойка, конструкция которой — атомный заряд, окруженный слоями термоядерного "горючего" и урана-238 — была предложена Андреем Сахаровым. Но это не был термоядерный заряд в современном понимании. Дело в том, что заряд можно считать термоядерным, если больше половины энергии при его взрыве выделяется за счет термоядерных реакций слияния ядер изотопов водорода — дейтерия и трития, а не за счет реакций деления ядер урана или плутония. С этой точки зрения "слойка Сахарова" была атомным зарядом с так называемым термоядерным усилением, дававшим поток нейтронов, которые способствовали делению ядер урана-238. Это позволило повысить мощность заряда до 400 килотонн. Для сравнения, первый наш атомный заряд дал около 20 килотонн.

Перед нами стояла задача повысить мощность заряда до мегатонного уровня. Но в какой-то момент стало ясно, что в силу особенностей конструкции "слойки" этого не добиться.

- В чем были основные затруднения?

— Надо было придумать, как эффективно сжимать большие количества термоядерного "горючего" — дейтерида лития-6. Ведь термоядерные реакции идут при колоссальных температурах и давлениях. Так вот, обычные взрывчатые вещества для обеспечения нужного сжатия, или как мы называем имплозии, не годились.

Использовать для этого энергию взрыва атомных зарядов впервые предложил Авраамий Завенягин — один из руководителей нашей атомной отрасли в то время. Он сказал — возьмите термоядерный заряд, обложите его кругом атомными зарядами, одновременно взорвите их, они его и обожмут. И вот это было еще, конечно, не решение проблемы, но намек на то, что делать. Эту идею потом развил наш теоретик Виктор Давиденко. Фактически он предложил схему так называемого двухступенчатого заряда — кожух, в котором находились пространственно разделенные атомный и термоядерный узлы. Энергия взрыва первичной атомной ступени использовалась бы для зажигания термоядерных реакций во вторичной ступени. У наших выдающихся специалистов Якова Зельдовича и Андрея Сахарова были большие надежды на эту схему так называемой ядерной имплозии.

- А какие идеи были у вас?

- Расскажу. Я много занимался теорией КПД атомных зарядов. Я знал, что при их взрыве очень много энергии выходит в виде рентгеновского излучения. И я начал подумывать о том, как бы сделать так, чтобы термоядерный заряд обложить легким веществом — "обмазкой". Это могут быть химические элементы с малым номером, имеющие очень хорошую теплопроводность, и с помощью рентгеновского излучения от взрыва первичного атомного заряда "обмазку" нагреть. При этом ее вещество испарялось бы наружу, навстречу излучению, а в результате, как при движении ракеты, создавался бы реактивный импульс, направленный внутрь вторичного заряда и создающий давление, нужное для эффективного сжатия термоядерного "горючего".

Но как было обеспечить равномерное, симметричное воздействие излучения на сферическую поверхность термоядерного заряда с "обмазкой"? Тут я застрял.

И вот в некий момент весной 1954 года из Москвы приезжает Зельдович и говорит: "Знаю, что делать! Давайте будем выпускать излучение вот так". И тут же нарисовал схему, каким образом можно реализовать принцип радиационной имплозии. И я сразу понял, что моя идея пригодна для этого.

Я в тот же день пришел к Сахарову и говорю: "Андрей Дмитриевич, вот Яков Борисович предлагает действовать излучением таким-то образом. А я предлагаю термоядерный заряд окружить легким веществом и с его помощью производить обжатие". И остановились на этом.

- На вашем предложении?

— Нет, это не только мое предложение. Это предложение трех людей — Зельдовича, Сахарова, Трутнева. Зельдович предложил, как именно направлять рентгеновское излучение, Сахаров показал, что это излучение не поглощается стенками кожуха, а остается в нем и поэтому может происходить равномерное воздействие на поверхность термоядерного узла. А моя идея — "обмазка" из легкого вещества для перевода излучения в необходимое давление. Я помню, как я придумал свою идею, но как они дошли до своих идей, сейчас могу только догадываться.

Но, конечно, надо было сначала все рассчитать, показать, получится ли что-нибудь. Это же не велосипед — соединил два колеса и едешь. Здесь температуры в десятки миллионы градусов. Давления невероятные. Времена… У нас было измерение времени в мигах, а за один миг принималась одна десятимиллионная доля секунды. А весь процесс взрыва происходит за несколько десятков мигов. Представляете, какие это малые времена?

- А сколько времени заняли расчеты и создание заряда?

— Могу сказать — идея появилась весной 1954 года, а испытание произошло в ноябре 1955 года. И все это время шла бешеная работа. К ней подключились молодые специалисты — те, кто пришли в наш центр в 1951-м году, в том числе и я. И каждый рассматривал определенный момент процесса. И в результате был сконструирован фактически первый наш настоящий термоядерный заряд РДС-37. Основной принцип его устройства сейчас не скрывается.

- Как проходило его испытание 22 ноября 1955 года?

— Мы стояли в 40 километрах от эпицентра взрыва. У нас, конечно, были темные очки, защищавшие глаза. Вспышка. Мы вскочили, начали кричать: "Победа!" — и тут пришла ударная волна. Как нас тряхнуло! Мы попадали, вскакиваем — а тут вторая волна, отраженная от земли. Опять все упали.

Самое главное — то, что мы получили расчетную мощность 1,6 мегатонны. Мощность заряда, правда, изначально была уменьшена вдвое, потому что полигон не был рассчитан на взрывы больших мощностей.

Но у меня тем временем в голове уже была другая идея — более совершенного изделия на основе нового принципа конструирования термоядерного заряда. После испытания РДС-37 я на следующий день вечером позвал на берег Иртыша моего друга и коллегу Юрия Николаевича Бабаева и говорю: "Юра, давай мы попробуем сделать вот такую штуку". И он согласился. Мы вернулись в Саров и нарисовали схему заряда, предложили ее. Это изделие получило индекс 49. Я не буду говорить, что это такое. Изделие 49 похоже на РДС-37, но не во всем. Над нами начали смеяться, это все ерунда, ничего у вас не получится. Короче, нас не поддержали — потому что не поняли. Решили, по-видимому, так — ну придумывает молодежь, ну и пусть. И долгое время так было.

А мы что? Наше КБ-11 в части расчетов сотрудничало с Мстиславом Келдышем, с его Институтом прикладной математики. С его молодыми ребятами мы к тому времени уже сработались. И начали считать. Все было ясно и понятно.

В то же время наши специалисты — Зельдович, Сахаров, Евгений Забабахин, Лев Феоктистов — предлагали свои варианты, оставаясь в рамках схемы РДС-37. Я до сих пор не могу понять, как такие люди, выдающиеся умы, вместо того чтобы приспосабливать термоядерный заряд к носителю, к ракете, начали исследовать — а нельзя ли получить еще большую мощность? И напоролись на то, что те изменения, которые они предлагали, приводили к отказу. У Зельдовича на испытаниях подряд было три отказа термоядерных узлов!

- Что же в итоге?

— Мы стали настаивать на своем предложении. Нас поддержал Игорь Васильевич Курчатов. Испытание изделия 49 состоялось в День Советской Армии, 23 февраля 1958 года на полигоне на Новой Земле. Успех был очень большой. В 1958 году состоялось несколько испытаний изделий разных мощностей на основе 49-го заряда. Он пошел в серию, его поставили на ракеты, и это уже была основа термоядерного оружия нашей страны.

Но после испытаний в ноябре 1958 года наше руководство прекратило дальнейшие эксперименты на полигонах, это был первый мораторий на ядерные испытания. И вот какая вещь — Сахаров выступил за отказ от испытаний. Но в стране в это время не было ни одного боевого термоядерного заряда! А Сахаров настаивал — мы будем сдавать военным свои заряды без испытаний.

Я некоторое время назад начал перелистывать историю наших испытаний и сопоставлять ее с тем, что делал тогда Сахаров и о чем он потом писал в своих воспоминаниях. Так вот что выясняется — он все время выступал против испытаний именно наших новых зарядов. Выходит некрасивая вещь — у него не получается с его зарядами, а у нас получается, и он выступает против наших испытаний. Как это можно было делать в тех условиях противостояния с США, когда американцы испытывали свои новые термоядерные заряды? Не могу понять. Тут даже не знаешь, что и думать.

Однажды, много позже, я сказал Юлию Борисовичу Харитону (научному руководителю КБ-11/ВНИИЭФ — ред.): " Давайте съездим к Сахарову и зададим ему вопросы, в том числе можно ли сдавать заряды военным в серию без испытаний". Приехали, спрашиваем. Он отвечает, можно сдавать без испытаний. Говорил только я. Юлий Борисович молчал. Но когда мы уходили, одевались, вдруг Харитон сказал: "Андрей Дмитриевич, ваша позиция — это позиция игрока". Попрощались и ушли. Через три дня Сахаров умер.

- Конец 1950-х годов, начало 1960-х — постепенно приближалось время для самого мощного в истории термоядерного заряда, которое сейчас в обиходе называют по-разному — "Царь-бомбой" или "Кузькиной матерью"…

— Это изделие под индексом 602 предложил тоже я. Харитону я сказал: "Юлий Борисович, давайте сделаем 100-мегатонный заряд. Может быть, тогда на Западе поймут, что дальше им будет бессмысленно наращивать свой мегатоннаж". Он согласился. Но мы и здесь в целях безопасности сделали заряд половинной мощности, ступень из урана-238 заменили на свинец.

Приехали на Новую Землю. Испытание состоялось 30 октября 1961 года. Мы стояли у пульта, где шел обратный отсчет. И в некий момент хлоп! — и радиосвязь прекратилась. Это значит, что взрыв успешно произошел, его мощность составила 58 мегатонн.

Взрыв был очень чистым с точки зрения выделения радиоактивных осколков. Американцы и англичане потом удивлялись — как это, такая мощность и так мало осколков — процента три? После этого все, что мы, молодые, ни предлагали, все шло на испытания. Удивительное дело — уже не случалось, чтобы нам отказали, даже разговоров таких не было. Мы с Бабаевым подключили кучу теоретиков, которые тут же обучались и получали нужные результаты.

Был такой любопытный случай. Мы решили сделать 40-мегатонный, но при этом компактный заряд. Опять-таки чтобы радиоактивной грязи не было, убрали урановую ступень и тоже заменили ее на свинец. Расчетную мощность тем самым снизили до 20 мегатонн. В день испытаний я был здесь, в Сарове. Съездил на рынок, вернулся домой. Раздается звонок Юлия Борисовича Харитона: "Юрий Алексеевич, немедленно приезжайте в кабинет Музрукова". Это был директор нашего центра. Я спрашиваю, а как дела на полигоне?— "Вот приезжайте". Приезжаю. Картина: пустой кабинет, сцепив руки за спиной, быстро, из угла в угол, нахмурившись, ходит Харитон. Я опять: "Юлий Борисович, что получилось-то?" — "Две мегатонны". — " Как две мегатонны? Там должно быть 20 мегатонн". — "Ну вот так вышло". Думаю, елки-палки, как же так? Но я догадался спросить: "Юлий Борисович, а по какой методике определяли мощность?" — "По подъему облака". Довольно нахально говорю: "По подъему облака? Юлий Борисович, я поехал домой. Когда будут настоящие измерения, тогда другое дело".

- Что же произошло?

- Облако всегда поднимается на ту или иную высоту в зависимости не только от мощности взрыва, но и от состояния атмосферы. В тот раз инверсия воздуха была такой, что облако поднялось только на 16 километров при двадцати мегатоннах. Так вот, я приехал домой и размышляю — что же там могло быть? Вдруг новый звонок: "Юра? Мы сейчас к вам приедем". Это был Давид Абрамович Фишман (руководитель конструкторского бюро КБ-11/ВНИИЭФ по разработке ядерных зарядов — ред.). Приехали они с Харитоном и говорят, да, по другим методикам измерили мощность, получили двадцать мегатонн.

- Правильно мы понимаем, что, возможно, самым главным результатом испытания "супербомбы" в 1961-м году стало то, что американцы практически сразу прекратили гонку за наращивание мегатоннажа своих зарядов?

— Абсолютно правильно. Американцы поняли, что нас не испугаешь, а мы их испугаем. И они опустили мощности в своих испытаниях. Мы могли и больше сделать, но какой смысл?

- Вы отметили очень высокую степень чистоты того заряда. Именно тогда возникло направление по созданию зарядов для мирных, промышленных взрывов?

— Мы с самого начала думали о том, как использовать ядерные взрывы для мирных целей. Что для этого нужно было сделать? Очень сильно уменьшить, фактически ликвидировать радиоактивность осколков, возникающих при взрыве. Я и здесь проявил инициативу — как сделать чистый заряд, в термоядерном узле которого нет делящихся материалов. И мы спроектировали такой заряд. Параллельно тематикой промышленных зарядов занимался и второй наш ядерный центр — нынешний ВНИИТФ в Снежинске.

- Известно, что с помощью первого мирного ядерного взрыва в 1965 году в Казахстане было создано озеро Чаган.

— Это было сделано как раз с помощью нашего заряда. Его взорвали в русле реки Чаган. Сделали воронку, она заполнилась водой. Позже там сделали гидростанцию.

- Писали, что вы в этом озере купались.

— И купались мы, и ничего страшного. Врут, когда говорят, что там опасно. В этом озере рыбы развелось огромное количество.

- Юрий Алексеевич, сами ученые считают ядерные и термоядерные заряды совокупностью оригинальных и даже красивых физических принципов и инженерных решений. А с чем бы вы сравнили разработку зарядов? Например, с работой архитектора? Ведь это же тоже можно назвать настоящим творчеством?

— Это творчество, но совершенно иного порядка, чем, например, работа художника. Художник работает в первую очередь на эмоциях: здесь проведем кистью так, а здесь иначе. Этот куст страшно "кричит", сделаем так-то. А у нас — расчет, очень сложный и очень ответственный. Если что-то прозеваешь, ничего не получится. И мы делали расчеты группами, работали командами, где каждый понимает друг друга. Если надо что-то проверить — не спорят, а смотрят, проверяют. С такими группами я привык работать, организую их — и дело идет.

- На проходивших в сентябре выборах президента Российской академии наук запомнилось ваше яркое выступление с трибуны в поддержку кандидатуры Александра Сергеева, впоследствии избранного главой РАН.

— Я должен сказать, что выступление Александра Михайловича с его четкой программой, пониманием, что и как делать, значительно превосходило выступления всех остальных кандидатов. Было видно, что вот он — настоящий лидер.

- По мнению Александра Сергеева, о чем он не раз говорил, в России сейчас практически исчерпан накопленный в советские времена научный задел для решения оборонных задач. Как вы полагаете, для улучшения ситуации может ли помочь опыт нашего атомного проекта, когда четко ставились конкретные задачи, а для их решения концентрировались все необходимые ресурсы — интеллектуальные и материальные?

— Может. То, что важно с точки зрения обороны, надо сосредотачивать в таких институтах, как наш. Я выступаю за то, чтобы в нашем ядерном центре развивать то, что хуже идет в других местах, но что у нас, наоборот, идет успешно и что мы могли бы делать.

- Можете ли привести пример?

Росатом начал разработку боевого комплекса на новых физических принципах

- Суперкомпьютеры. Я считаю, что эти машины по-настоящему должны делать мы, наш институт, потому что мы в этом заинтересованы в высшей степени. Не в материальной выгоде — продать и деньги положить в карман, а в возможности применять эту технику и знать, что она работает на дело. Для того чтобы правильно спроектировать заряд, надо сначала его рассчитать, тем более что мы же не можем пощупать, что происходит в термоядерном узле. И для этого надо иметь не только соответствующих физиков-теоретиков, но и математиков и, естественно, вычислительную технику. За это я боролся всю жизнь и борюсь сейчас.

В свое время мы считали на "Рейнметаллах" — они были электромеханические и здорово трещали. Потом появились первые наши ламповые машины "Стрела". Вот как раз на них и был рассчитан РДС-37. А после 49-го изделия к нам в центр поступили машины М-20 и затем БЭСМ — быстродействующие электронные счетные машины. БЭСМ-3, БЭСМ-4 и, наконец, БЭСМ-6. Я хочу подчеркнуть, что это была, конечно, для своего времени суперЭВМ, первая наша вычислительная машина на полупроводниках, она позволила Советскому Союзу сравняться с американцами в вычислительных мощностях.

Но дальше у нас в стране пошли по неверному пути — стали ориентироваться на западные ЭВМ, и в итоге отстали. Но в нашем ядерном центре мы работаем целиком на отечественных машинах.

- Юрий Алексеевич, а что нужно молодым людям, чтобы состояться в науке?

— Я могу, судя по своему опыту, сказать так — прежде всего надо много читать. Сейчас мало читают, причем читают в основном ерунду. Но как привить молодежи потребность к хорошей литературе, описывающей науку и научные исследования? Конечно, надо читать научно-популярные книги. Например, "Охотники за микробами" и "Стоит ли им жить?" Поля де Крюи. Это же любопытнейшие, великолепные вещи. Фантастику — ее я читаю с большим удовольствием, люблю именно научную фантастику, перечитываю Станислава Лема. Очень советую читать книги из серии "Жизнь замечательных людей".

Я с детства собирал книги, у меня большая библиотека. Когда наша семья в 1944 году вернулась в Ленинград после снятия блокады, одно из самых больших впечатлений на меня произвели книжные развалы на фоне разрушенных домов. Горы книг, их продавали, и я покупал и покупал книги по науке. Интересно, что даже потом находились владельцы некоторых книг.

Как-то раз, еще до войны, я купил небольшую книжечку о конференции по физике атомного ядра. Автором был Юлий Харитон. И вот ведь как получилось — мы потом несколько десятилетий работали вместе. Однажды я рассказал ему, что у меня есть такая книжка. А у Харитона ее почему-то не было, видимо, потерялась. И он попросил подарить ее. Конечно, Юлию Борисовичу я отказать не мог.

Владимир Сычев, РИА Новости

https://ria.ru/interview/20171122/1509304656.html

Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев


Китай. Нигерия > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2395099

Китайская корпорация "Гэчжоуба" сообщила сегодня о подписании договора генерального подряда на строительство Мамбильской ГЭС в Нигерии. Общая сумма договора составила 5,79 млрд долл США /38,3 млрд юаней/, говорится в сообщении.

Договор был подписан с правительством Нигерии консорциумом из трех китайских компаний, в частности "Гэчжоуба", Sinohydro Corporation Limited и CGCOC Group, чьи доли составляют 45, 35 и 20 проц. соответственно. По сумме договора корпорация "Гэчжоуба" со штаб-квартирой в Ухане /провинция Хубэй, Центральный Китай/ обновила свой прежний рекорд -- до этого крупнейшим гидроэнергетическим проектом, реализованным корпорацией за пределами Китая, считалось строительство двух ГЭС в Аргентине /28,7 млрд юаней/.

Мамбильскую ГЭС в Нигерии уже сейчас называют "нигерийской Санься" /"Три ущелья" -- крупнейшая ГЭС на реке Янцзы/. Она будет построена в 520 км от столицы африканской страны Абуджа, в штате Тараба. Всего на этой ГЭС будут установлены 12 гидравлических активных турбин, ее общая установленная мощность составит 3,05 млн кВт. По завершении строительства Мамбильская ГЭС будет вырабатывать 4,7 млрд кВт-ч в год.

Китай. Нигерия > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2395099


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев

Сети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса

Михаил Козырев

Журналист

В Госдуме обсуждают возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Минэнерго возражает против лоббируемых «Русалом» поправок — крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия

В себестоимости производства алюминия доля расходов на электроэнергию достигает 30%. Именно поэтому в свое время Олег Дерипаска F 23 консолидировал не только алюминиевые заводы, но и электростанции, которые вырабатывают для них электроэнергию. Дешевое электричество с ГЭС на Енисее и Ангаре должно было обеспечивать производство дешевого алюминия. Собственно, так и происходит.

Сегодня энергометаллургический бизнес Дерипаски упакован в холдинг En+. В его составе объединены подконтрольные предпринимателю энергокомпании, а также производитель алюминия концерн «Русал». Как следует из проспекта к недавнему IPO En+, поставки электроэнергии между «энергетическими» и «алюминиевыми» предприятиями группы происходят на основе долгосрочных контрактов. Оплата льготная — уровень цен оптового рынка с дисконтом 3,5%.

Однако есть проблема: в цепочке между поставщиком электроэнергии и ее потребителем наличествует еще одно звено. Это электрические сети. И больше 20% в них, по итогам реформы электроэнергетики, проведенной Анатолием Чубайсом, частный инвестор, владеющий генерирующими активами, иметь не может. Таково требование действующего российского законодательства. В отношении активов Олега Дерипаски, основного собственника En+, оно выполняется не вполне.

Особые условия

В частности, 46% гидрогенерации и 38% производства алюминия En+ сосредоточены в пределах Иркутской области. Поставка электроэнергии от электростанций к потребителям осуществляется с использованием инфраструктуры Иркутской электросетевой компании (ИЭСК, владеет сетями на территории региона). В ней структуры Дерипаски напрямую контролируют долю 19,9%. Однако если учесть финансовые обязательства и контракты на покупку акций у «третьих лиц», то En+ имеет право уже на 52,3% в ИЭСК, говорится в проспекте IPO холдинга. На этом основании группа декларирует высокую степень операционного контроля в сетевой компании, а также консолидирует в своей отчетности активы и выручку электросетей.

Однако все может измениться, предупреждает своих будущих акционеров En+. «Существует некоторая степень неопределенности толкования законодательством этой ситуации», — написано в проспекте IPO группы. Государство может признать текущее положение дел не отвечающим требованиям закона. И тогда от акций ИЭСК придется избавляться. С точки зрения акционеров это будет означать уход 2,9% выручки и 2,6% активов. Для бизнеса в целом — утрата надежного контроля за одним из ключевых производственных процессов.

В проспекте IPO, впрочем, утверждается, что принудительное снижение доли в ИЭСК особых рисков не несет. Мол, передавать электроэнергию сети в любом случае будут, а любая дискриминация потребителей электросетевых услуг запрещена законодательством. Тем не менее идею снятия запрета на одновременное владение сетями и генерацией Дерипаска лоббирует не первые десять лет. Началось это еще в бытность Анатолия Чубайса главой РАО ЕЭС. Продолжается и сегодня.

Последняя новость с «фронта»: на прошлой неделе в Государственной Думе прошли слушания, на которых дебатировалась возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Представитель «Русала» выступил в роли одного из главных докладчиков и одновременно критиков текущего положения дел. Крупным промышленным потребителям, по его словам, навязывают электроэнергию по все более дорогой цене. Виноваты и раздутые сетевые тарифы, и слишком дорогие новые генерирующие мощности, оплачивать которые заставляют всех потребителей.

Решить эти проблемы для крупных инвесторов предлагается за счет отмены ограничений на владение сетями. Это поможет собственникам более эффективно прогнозировать расходы на электроэнергию и упростит реализацию новых проектов. В частности, если говорить о «Русале» — ускорит достройку Тайшетского алюминиевого завода (расположен на территории все той же Иркутской области). Проект был заморожен в 2008 году, а в мае этого года «Русал» принял решение о его реанимации.

Доступность электроэнергии

Минэнерго возражает. Логика такова: если инвестор одновременно является собственником и генерации, и энергоемкого производства, и сетей, то он объективно заинтересован в сокращении тарифа на передачу электроэнергии. Что будет означать сокращение инвестиций в развитие инфраструктуры, не связанной с собственными генерирующими и промышленными активами инвестора. Результат: доступность услуг по передаче электроэнергии для других потребителей снизится. Те крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия.

Спор этот продолжается, как уже говорилось выше, не первый год. Хотя, к слову, сама по себе «вертикальная интеграция», слом которой был объявлен в свое время едва ли не главной целью российской энергореформы, далеко не везде считается злом. Канадская Hydro-Quebec, одна из крупнейших гидроэнергетических компаний мира, к примеру, владеет также и электросетями, которые передают энергию от ГЭС к потребителям. И видимо, вопрос не в том, кто является акционером сетей, а в том, насколько эффективен антимонопольный контроль и соблюдение антидискриминационного законодательства.

Но, если возвращаться к российским реалиям, то представляется, что вновь обозначившийся спор (а слушания в Госдуме означают, что тема возвращается в плоскость публичного рассмотрения) стоит рассмотреть в более широком контексте, чем электроэнергетический междусобойчик.

Интересы крупного бизнеса

Глобально вопрос звучит так: насколько в новых (то есть с 2014 года) условиях крупный частный бизнес может рассчитывать на учет своих интересов?

С одной стороны, логика «осажденной крепости» требует ужесточения контроля и большего огосударствления. И в этой логике поползновения одного из частных игроков расширить сферу своего влияния должны быть пресечены. Ведь частная компания En+, акции которой торгуются на зарубежных биржах, однозначно более уязвима в условиях обострения отношения с Западом.

К тому же, действительно, если крупнейшие потребители услуг электросетей будут «окукливаться» и, по факту, избегать участия в финансировании сетевых проектов, впрямую их не затрагивающих, нагрузка на других потребителей возрастет. И уже совсем неудобным выглядит тот факт, что в роли основного выгодоприобретателя выступает один из богатейших российских предпринимателей.

С другой стороны, крупные частные компании могут рассматриваться в качестве локомотивов развития экономики. Более эффективные, чем государственные, они к тому же имеют возможность привлекать даже в нынешних условиях инвестиции из-за рубежа. Тот же En+, проведя IPO на Лондонской бирже, смог продать акции на общую сумму в $1 млрд. Как быть с тем, что развитие «чемпионов» будет происходить за счет перекладывания издержек на других игроков? Ну что же, с этим можно смириться.

Какой подход возобладает, пока сказать сложно. Но за развитием процесса стоит последить. Ровно по тем же причинам, почему стоит наблюдать за ходом разбирательств «Роснефти» и АФК «Система», коллизиями вокруг энергохолдинга «Т-Плюс» Виктора Вексельберга F 10 или реализацией недавно объявленных планов о продаже в частные руки долей в концерне «Высокоточные вооружения» (куда входит, между прочим, производитель ракетных комплексов «Искандер»).

Действующая экономико-политическая система России отнюдь не без оснований рассматривается многими как государственно-капиталистическая. Чего в ней в данный момент больше: государства или капиталистов? Чтобы получить представление о балансе, в поле зрения лучше держать сразу несколько «маркеров», желательно разного типа. Борьба Дерипаски за право владеть электросетями — один из них.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук

В.Ковальчук, руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго": "Моя команда – главный актив "Укрэнерго". И она, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике"

Всеволод Ковальчук управляет ГП "НЭК "Укрэнерго", одним из ключевых предприятий в электроэнергетике, вот уже два года. Причем в статусе «временно исполняющего обязанности". По меркам "Укрэнерго" он – один из долгожителей на этом посту, и за эти два года пережил много непростых событий: и трансформаторный скандал, и несколько обысков, два непростых отопительных сезона. В начале интервью Всеволод сразу зарекся: не говорить ни об угле, ни об отопительном сезоне, ни о политике, а сосредоточиться именно на управлении госкомпанией.

О СТРАТЕГИИ УКРЭНЕРГО

Если коротко, что бы вы поставили своей главной заслугой на посту руководителя ГП "НЭК "Укрэнерго"?

Думаю то, что у компании появилась четкая стратегия развития. Не реформа госзакупок, не прозрачность, не подписание соглашения с ENTSO-E, не активность в медиа. На самом деле, это все вторично.

Первично – стратегия, четкое понимание, кто мы, что мы и куда мы движемся. Считаю, что у каждой государственной компании должна быть стратегия, которая направлена на некоторые непростые, но четкие цели. Ровно так, как это происходит в частном бизнесе.

Для нас в первую очередь – это минимизация расходов в долгосрочной перспективе. Конечно, мы работаем над текущей операционной эффективностью, но должны и думать стратегически, как те или иные действия приводят к изменению динамики наших затрат в будущем. Нам следует заботиться о повышении своей капитализации и максимизировать прибыль нашего акционера. Чем больше прибыль – тем больше дивиденды или реинвестиции. Все это не стоит путать с налогообложением, которое выходит за рамки эффективности управления предприятием.

Когда я первый раз пришел в "Укрэнерго", я увидел набор разрозненных, как правило, и не взаимосвязанных между собой инвестиционных проектов, планы работы с горизонтом планирования в один год. Ни систематизации подходов, ни виденья, что нужно компании не сейчас, а через три-пять лет. Не было ничего.

Компания просто жила, поддерживала свою систему. И в этом не был виноват основной коллектив предприятия. Просто отсутствовал какой-либо запрос на долгосрочное виденье и планирование со стороны его топ-менеджмента и акционера. Справедливости ради скажу, что аналогичная ситуация была и в НАЭК "Энергоатом" и в НАК "Нафтогаз Украины", в которых я работал до "Укрэнерго".

Но очень часто компании имеют публичные стратегии, которые являются просто набором красивых слайдов.

В этом-то и заключается проблема нашей страны. В эпоху «временщиков» ни о каких стратегиях говорить нет смысла. Все приходят только для того, чтобы выжить со всеми вытекающими отсюда действиями. Соответственно, и отношение к подобного рода документам поверхностное – в лучшем случае элементы стратегий кочуют из одних презентаций в другие.

А какие гарантии, что если придет новый руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго", он не поменяет стратегию?

У меня нет гарантии, что, если вдруг я уйду из компании, она перестанет следовать стратегии. Но у меня есть возможность сделать так, чтобы всем следующим руководителям было бы сложно сойти с рельсов, которые я и моя команда определила как стратегические. Все наши действия, все изменения носят тектонический характер, многие из них "зашиты" в последующие кредитные соглашения с международными финансовыми организациями. Тем самым, будет очень сложно поменять набор действий.

Например?

Например, наша программа автоматизации. Раньше подход "Укрэнерго" к модернизации подстанций и линий электропередач был точечно-хаотичным: менялись, например, выборочно выключатели или те же трансформаторы, но комплексно, под ключ, модернизации подстанций не проводились.

Я полностью изменил подход. Системность заключается в том, чтобы вместо того, чтобы поменять один выключатель на тридцати-сорока подстанциях и сделать еще сотни замен другого оборудования, мы просто утвердили программу комплексной модернизации сразу 50 подстанций. Следующий шаг – еще 50 подстанций.

И это не просто модернизация. Они будут всецело автоматизированы, т.е. будут управляться дистанционно. И уже сейчас мы вкладываем это в инвестиционные проекты. Т.е. любой, кто придет через 3-5 лет в "Укрэнерго", будет заниматься этим проектом, и на выходе у него будет абсолютно другая компания, потому что автоматизация подстанций подразумевает под собой полное изменение и философию управления компанией: новые IT-решения, новые каналы связи, новый уровень защиты данных и минимум соответствующего персонала.

А почему вы считаете, что именно эта стратегия – самая верная для "Укрэнерго"?

Потому что она правильная. В прошлом году мы отчетливо осознали, что дабы довести до победного конца подписание соглашения об условиях будущего присоединения с ENTSOE, нам надо выстроить доверие европейских партнеров. Так мы начали активно ездить по Европе и посещать европейских операторов системы передачи. Начали, кстати, с Австрии. И это было очень полезно, и прежде всего не только в контексте интеграции.

То, что я там увидел, полностью перевернуло мой внутренний мир. Я понял, насколько большущая пропасть между сегодняшним "Укрэнерго" и лучшими европейскими операторами системы передачи. Пропасть в поколение.

И дело не в надежности самой энергосистемы. Наша система очень стабильна, и продумана была очень хорошо. И специалисты у нас сильные. Но они сильные для своей среды. Среда в Европе совсем иная. Природа бизнеса другая, хотя, казалось бы, и мы, и они передают электроэнергию.

Технологии не стоят на месте – они стремительно бегут вперед. Но самое главное – не стоит на месте рынок электроэнергии. Он абсолютно другой. У нас же его нет. У них – он функционирует десятилетиями. И самые лучшие практики, лучшие IT-решения позволили Европе сделать этот существенный цивилизационный скачок.

Нам, для того чтобы сделать так, как у них, чтобы обеспечивать надежную работу всех элементов новой модели рынка (балансирующего рынка, рынка вспомогательных услуг, диспетчеризацию, администрирование расчетов и коммерческого учета электроэнергии), нужна не просто модернизация системы. Надо глобально перестраивать всю компанию, и перестраивать мышление ее сотрудников. В том числе и свое собственное. А выходить из собственной зоны комфорта непросто.

Именно поэтому, погрузившись глубоко в каждодневный бизнес "Укрэнерго" и посетив много европейских коллег, я инициировал подготовку новой стратегии компании.

Я принципиально отказался от ее написания кем-либо извне. И не потому, что жалко было денег. Просто я хотел, чтобы каждый топ-менеджер компании, отвечающий за направление, погрузился в этот процесс, посмотрел, как организован этот бизнес за границей и сам определил ключевые задачи и визию.

Два месяца мы активно дебатировали между собой по поводу того, что должно, в конечном счете, появиться в стратегии. В мае мы ее утвердили. В ней – десять ключевых направлений, с полной детализацией, что необходимо сделать и когда, на десять лет вперед. Очень непростые и амбициозные задачи. Мы реформируем саму систему управления предприятием, реформируем техническую и инвестиционную политику. Наша главная задача – стать частью цивилизованного бизнеса Европы.

ОБ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПУ

Т.е. все-таки основная стратегия "Укрэнерго" – равнение на Европу?

В целом – да. Кстати, по масштабам задач, считаю, что только перед тремя государственными структурами стоят настолько амбициозные задачи в Украине – "Укрэнерго", "Уктрансгаз" (или "Магистральные газопроводы Украины") и Регулятор (НКРЕКП).

Каждый из нас, в силу того, что Украина взяла большой пласт обязательств по внедрению европейского законодательства в рамках Энергосообщества и Соглашения об ассоциации, должен сделать огромную работу. Мы и оператор системы передачи газа должны обеспечить полноценный запуск в Украине рынков электроэнергии и газа, гарантируя равный доступ к сети всех участников. Регулятор обязан внедрить лучшие практики мониторинга и регулирования этих двух рынков. Цена вопроса в совокупности – минимум 20 млрд дол. США или около 20% всего ВВП страны.

Для каждого из нас ясна дальнейшая перспектива – "Укрэнерго" станет членом ENTSO-E (когда украинская энергосистема синхронизируется с европейской), оператор системы передачи газа – членом ENTSO-G, а Регулятор максимально плотно будет имплементировать стандарты работы Агентства по сотрудничеству регуляторов энергетики ЕС (ACER). Все мы (а это неизбежно) будем тяготеть к орбитам этих организаций, вернее их политикам. Это, в свою очередь, будет требовать от нас абсолютно новых подходов в том, что мы делаем, новой визии и институциональной способности.

Но "Укрэнерго", пожалуй, ждет наиболее сложная участь в связи с тем, что технологически рынок электроэнергии самый сложный, и он требует комплексных технологических решений для того, чтобы работать как швейцарские часы.

Т.е. перед нами стоит задача не только провести реформы и быть эффективным госпредприятием (как и перед остальными госкомпаниями), но и иметь институциональную способность быть пионером изменений рынка электроэнергии и принести украинскому потребителю новую возможность – возможность выхода на рынок Европы. А это в свою очередь требует новое качество мышления в компании – на уровне как руководства, так и рядового состава.

Кроме того, у нас есть еще одна, малозаметная пока миссия: позволить новым технологиям в электроэнергетике (в первую очередь, "зеленым") состояться как класс. Без нас развитие «альтернативной энергетики» невозможно, потому что сети и балансирование – ключевые его технологические ограничители сегодня и в ближайшие три-пять лет.

Т.е. синхронизация с ENTSO-E – это факт свершившийся, кто бы ни руководил "Укрэнерго"?

Наша интеграция в рынок электроэнергии ЕС – неизбежна. В виду как геополитических факторов (Россия), так и чисто экономических – именно там наиболее ликвидный и развитый рынок электроэнергии.

И мы будем частью европейского рынка электроэнергии. Вопрос только лишь во времени. И здесь как раз таки важна политическая воля. Если она будет – мы можем уже в ближайшие пять лет стать этому свидетелями.

Кстати, недавно мы начали всю информацию, которую мы даем на сайте и на фейсбуке, публиковать и на английском языке. Более того, мы создали страницу в LinkedIN и начали коммуницировать на этой площадке только на английском языке.

Это не просто дань уважения английскому языку или международному направлению. Тем самым, мы пытаемся учиться быть понятным европейским партнерам и демонстрируем всем, что наша визия – интеграция в европейский рынок. Кстати, у нас это так и зафиксировано в новой стратегии. Кроме того, мы реально начали равнять себя не на украинские компании, а на европейских коллег: смотрим, изучаем, сравниваем. Поверьте, это абсолютно другая философия, мышление и виденье развития и отличная прививка от украинской привычки мысли в горизонте одного-двух лет.

Проблема всего украинского рынка электроэнергии заключается в том, что все привыкли мыслить в рамках настоящего. Но на самом деле настоящее - это давно забытое старое в странах Европы, которые прошли это 20-30 лет назад. И именно "Укрэнерго" обязано быть драйвером изменений, создавая технологическую основу для преобразований всей отрасли.

Как вы думаете, руководство страны разделяет вашу позицию по поводу «неизбежности» синхронизации с ENTSO-E?

Полагаю, в этом процессе мы опережаем развитие общественной мысли (назову это так) на несколько лет. И это естественно, потому что исторически решения у нас принимаются, как правило, исходя из настоящего, а не будущего. Поэтому считаю, это своим личным ключевым показателем эффективности – убедить руководство страны, ключевых стейкхолдеров, что синхронизация важна, и "Укрэнерго" в одиночку не сможет этого сделать.

И постепенно я вижу, что сторонников синхронизации на разных уровнях становится больше. В первую очередь, среди среднего и крупного бизнеса – предприниматели начинают понимать, что мы для них – «окно возможностей» для оптимизации затрат на электроэнергию.

Мы недавно посчитали, что синхронизация позволит сэкономить нашей промышленности около 800 млн дол США в год, не говоря о том, что создаст новый вид бизнеса – трейдинг электроэнергией (общий объем торговли составит около 1,5 млрд евро) и однозначно привлечет миллиарды долларов инвестиций в электроэнергетику Украины.

О КОМАНДЕ И ЛЮДЯХ

Почему одни госкомпании застыли в своем развитии (их не слышно, и не видно), а другие – демонстрируют как минимум попытку к переменам?

Главная причина – люди. Поверьте, команда – это главное условие успеха. Не будет команды – можно собирать вещи и покидать компанию.

Мне несказанно повезло (хотя, во многом, это результат моей двухлетней работы по поиску талантливых управленцев) – мне удалось объединить вокруг себя классную команду единомышленников. Большинство из них – новые лица в электроэнергетике, люди из бизнеса, с хорошей репутацией и отличным опытом работы. Именно они и задают темп всем тем изменениям, которые сейчас происходят в компании.

Знаете почему? Потому что перемены, которые мы осуществляем в «Укрэнерго» - не под силу не то, что одному человеку, а даже трем-пяти «топам», какими бы гениями менеджмента они бы ни были и сколько часов они бы ни работали в сутки. Чтобы решиться на такие трансформации, нужно около 50 человек-агентов изменений первого круга, мотивированных, и знающих свое дело. И эти люди должны иметь свои вертикали агентов изменений, уже второго круга. Сейчас у меня есть такая команда, и это самый главный «гудвил» Укрэнерго. И эта команда, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике.

Более того, мы не стоим на месте. Мы ищем таланты. Везде, где только можно. Мы выискиваем тех, кто способен творить, созидать и сподвигать остальных на изменения. Кстати, именно для этого мы запустили проект Ukrenergo Laboratories – по сути, искать самородки для дальнейшей огранки в "Укренерго".

Как вы мотивируете свою команду?

Я внедряю систему KPI (ключевых показателей эффективности – прим. Интерфакс.) в работе, т.е. у каждого из них есть четкие показатели эффективности, за которые они получают бонусы. Это тоже часть реформы компании – отойти от простой "зарплаты" (да еще нерыночного уровня), до правил рыночного стимулирования, которые работают в бизнесе. Показываешь результат – получаешь его денежный эквивалент в кармане (в нашем случае – на банковскую карточку).

Плюс у меня есть правило: я люблю, когда члены моей команды "выносят мне мозг". В хорошем смысле слова. Они это знают. Помните известную цитату Стива Джобса: "Не имеет смысла нанимать толковых людей, а затем рассказать им, что делать. Мы нанимаем умных людей, чтобы они могли рассказать нам, что делать". Я ее очень люблю за ценность понимания значимости ключевых сотрудников. И стараюсь следовать ей в моих взаимоотношениях с членами команды.

Кстати, реформа системы оплаты труда в госкомпании – один из ключевых условий успешности всех остальных реформ. Здесь важны два компонента – рыночность зарплат и ориентация на результат, а не на процесс.

И это то, что мы внедряем в "Укрэнерго" в течение последнего года. Мы меняем сознание сотрудников (особенно тех, кто работает здесь дольше десяти лет), что их работа не передана им по наследству, что просто ходить на работу уже никого не устраивает. Что теперь нужно, как говорят на Западе, "перформить" и "пушить". Это, пожалуй, самый сложный момент в коммуникациях с персоналом.

Но чтобы платить рыночную зарплату, нужно повышать бюджет, а значит, и тариф. Вы к этому готовы?

Есть два пути повышения зарплаты – или увеличить бюджеты, или оптимизировать расходы. Оптимизация процессов неизбежно влечет за собой уменьшение потребности в персонале. Оптимизация персонала в «Укрэнерго» – неизбежна, учитывая, что я первый руководитель, который решился на такие шаги. Для сравнения, в австрийском операторе системы передачи APG работает около 450 человек, в бельгійском Elia – 1225, в німецькому 50 Hertz – 933. В «Укрэнерго» по состоянию на 1 мая 2017 года работало 10500 человек. Протяженность магистральных линий электропередачи в расчете на 1 сотрудника у нас в среднем в 8 раз меньше, чем в Европе. Отсюда – низкие зарплаты, отсутствие эффективности труда, минимум мотивации.

Это неоднозначная тема с тяжелым социальным аспектом. Штат компании за последний год уменьшился на 25%. Это был самый сложный, наверное, период во всей моей работе в "Укрэнерго".

Но мы не сокращали наших людей. Они уходили добровольно, получая существенные компенсации (в среднем в объеме пятимесячной зарплаты, в отдельных случаях – семимесячной). Полученные нами прочие доходы послужили источником для их выплаты. Мы не залезли в карман потребителю, мы не просили дополнительные средства в тарифе.

При этом мы предлагали всем помощь в дальнейшем трудоустройстве, но очень незначительное количество людей этим воспользовалось. И это, кстати, тоже очень симптоматично, потому что многие из них не видели себя никогда на сводобном рынке труда и не понимали, насколько важной может быть помощь по грамотному составлению резюме, написанию сопроводительного письма и подготовке к интервью.

Оптимизация коснулась в первую очередь руководящего и административного персонала: количество начальников уменьшилось в разы.

За счет сокращения нам удалось поднять заработные платы только в этом году в среднем на 24%, увязав их, естественно, с новой системой стимулирования. Кстати, за время моей работы в «Укренерго» зарплаты выросли в среднем на 80%.

Более того, это повышение не было взято с "потолка" – мы внедрили систему грейдов, и вместе с Ernst&Young посмотрели на наши зарплаты и на зарплаты рынка.

В будущем разницы в зарплатах не должно быть. Либо она должна быть в пользу "Укрэнерго". Но больше не должно повторяться ситуации, когда средняя заработная плата в нашей компании намного ниже рыночной, и часть подразделений годами были недоукомплектованными, потому что специалисты не хотели идти работать на такие деньги. Сейчас мы во многом исправили ситуацию. И это дало возможность начать привлекать со стороны квалифицированные кадры – в первую очередь, на позиции среднего и высшего звена.

Вы сторонник больших зарплат топ-менеджерам госкомпаний, в частности, их руководству?

Я сторонник их рыночности. Подход к вознаграждению руководства госкомпаний должен быть идентичен подходу в частном секторе. Никаких зарплат у руководителей госкомпаний с оборотом больше 100 млн дол в год в 15-20 тыс грн быть не может – это прямая дорога к коррупции и неэффективности. Руководители должны зарабатывать достойные деньги, и ответственность у них должна быть соответственная.

Но вознаграждение – не единое условие работы топ-менеджера, в частности, руководителя предприятия. Еще один важный аспект – временной карт-бланш. У руководителя должна быть гарантия, что он или она сможет осуществить все задуманное, собственно то, за что и заплатят бонус.

И я реально очень доволен, что постепенно подходы к формированию заработных плат в государственных компаниях меняются: все больше и больше госпредприятиях начинают платить своим топам и руководителям среднего звена достойные их знаний и навыков деньги.

Я даже почувствовал это на «Укрэнерго» – запрос с «рынка» на топовые позиции компании резко вырос. Люди начинают проситься работать в компанию, причем люди с рынка, а не «по блату», как было принято раньше. Кстати, «блат» мы тоже убрали – все вакансии публикуются открыто на сайте (к слову, это самый посещаемый раздел нашего веб-сайта), плюс на всех самых известных веб-ресурсах по поиску работы.

Более того, я принял решение отойти от практики единоличного назначения ключевых сотрудников компании. Теперь такое решение будет приниматься коллегиально, специальным органом, пока эту функцию не заберет на себя комитет по назначению и комитет по вознаграждению будущего набсовета.

Не боитесь лишиться инструмента влияния на тех людей, кого назначаете, ведь обычно персонализация принятия решения о взятие на работу служит хорошей гарантией лояльности нового "топ-менеджера"?

Не боюсь. Это лучшая мировая практика, так работают ведущие компании из первой сотни Forbes и Fortune. И мне это очень нравится. Это не навредит, а только лишь добавит устойчивости и прозрачности компании.

А где гарантии, что руководители среднего и высшего звена, получая уже, как вы говорите, «достойные деньги», не будут продолжать организовывать схемы и вымывать средства из госкомпаний?

Гарантии - в «рыночности» самих людей. Вы не представляете, сколько за последние полтора-два года я встретил реально профессиональных людей, которые сделали свою карьеру в частном бизнесе, и ключевым условием работы которых в госсекторе является неучастие в каких-либо схемах. Как только такие люди попадают в старую консервативную систему, которая живет по принципу «здесь всегда так было и нечего тут что-то менять», начинается огромный разбаланс, и постепенно компании начинают меняться изнутри. Как правило, изменения начинаются, когда новые лица начинают быть критической массой. Именно в этом я вижу единственный шанс для госкомпании вообще реформироваться и стать эффективной. И собственно, и свою задачу.

Процесс начался. Старая система старается удержать позиции, но выиграть схватку византийскими методами у людей с уникальными знаниями и отменным образованием невозможно. Исход очевиден. Уверен: уже через три-пять лет на ключевых позициях в ключевых госкомпаниях будут находиться профессионалы из бизнеса. Именно реформа вознаграждения сделает это возможным. При условии, конечно же, реформы корпоративного управления.

О ГОСУДАРСТВЕ И ГОЛУБЫХ ФИШКАХ

Коль вы затронули вопрос о реформе коруправления, тогда как, на ваш взгляд, должны быть выстроены отношения государства и стратегических госактивов?

В мире существуют государства, которые являются эффективным собственником компаний, но их можно пересчитать по пальцам. В большинстве развитых стран компаний, которые можно считать государственными, практически нет. К примеру, в США считают, что у них на всю страну пять государственных компаний, но также существуют тысячи, в которых есть государственная доля. Вопрос не в том кто в уставе записан собственником, а в том, как построены процедуры управления.

Я последние 1,5 года являюсь апологетом того, чтобы в государственных компаниях была проведена полноценная реформа корпоративного управления. Учитывая политическую сущность нашего государства и количество противоречий, которые есть между политическими и экономическими центрами принятия решений, абсолютное большинство предприятий должно быть продано.

Есть и предприятия, в отношении которых принято стратегическое решение, что они должны всегда быть в госсобственности и "Укрэнерго" относится к их числу. Но это не значит, что такие предприятия не должны вести деятельность в соответствии с правилами частных компаний. Законы бизнеса во всем мире одинаковы. Поэтому, если государство хочет быть в плюсе от того, чем оно управляет - то и управлять им нужно как эффективным частным бизнесом.

Т.е. вы считаете, что руководители ключевых госпредприятий страны должны управлять ими как частным бизнесом.

Абсолютно верно. Более того, они должны иметь прямую финансовую выгоду (естественно, абсолютно прозрачно, через систему бонусов) от того, насколько успешно они управляют госактивом.

В условиях политической нестабильности и других факторов никто не придумал ничего лучшего, чем всем известные принципы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), четко выписанные через десятилетия изменений в подходах к управлению собственностью. Нужно понимать, что не может даже очень умный человек, возглавляющий какое-то подразделение по управлению государственной собственностью в министерстве быть одинаково хорошим в десятках видов деятельности, а в некоторых случаях - и в сотнях компаний, которые ему подчиняются.

Реформа корпоративного управления, в первую очередь, занимается выстраиванием фундамента и стены между собственником в лице государства и менеджментом компаний, чтобы обезопасить предприятие от влияния каких-либо политических решений. Потому что директора меняются, министры меняются, госсекретари тоже будут меняться. Должна быть институция, которая обеспечивает стабильность, чтобы утверждаемые стратегии жили, а не менялись каждый раз.

Ушел Ковальчук, пришел кто-то другой, по дороге поменялся и министр. Этот человеческий фактор и непонимание того, сколько руководитель будет работать сильно мешают предприятию быть эффективным. Нужно выстроить основу устойчивого развития, а уже потом делать все остальное.

Государство может эффективно управлять госсобственностью?

Напрямую управлять – нет. В первую очередь потому, что просто не состоянии это делать. Ни одно министерство и ведомство не в состоянии эффективно управлять объектами, которыми владеет. Нет соответствующих интеллектуальных ресурсов, нет бизнес-компетенции, уровень мотивации (в том числе, денежной) минимален. На фоне отсутствия должного вознаграждения за труд и в силу политизированности должности министров, соблазн "порулить" госкомпаними в чьих-то интересах огромен.

Но, по большому счету, министерства и не должны управлять. У них должна быть контрольная функция (через наблюдательный совет и собрание акционеров). А управлять – это удел топ-менеджмента, который несет персональную ответственность перед набсоветом за выполнение поставленных задач.

Кроме того, министерства должны заниматься разработкой политик и «правил игры». И здесь непаханое поле работы, огромные возможности для самореализации. Очень жаль, что пока это не приоритет многих госведомств.

Как продвигается ваша реформа корпоративного управления в "Укрэнерго"? Набсовет будет все-таки создан в этом году?

"Укрэнерго" морально было готово к реформе корпоративного управления более года назад, институционально – с момента принятия Кабмином всех необходимых постановлений. Мы наняли независимых консультантов и разработали нужные документы. С апреля по сентябрь мы были в процессе диалога с нашим министерством, который завершился подписанием новой редакции нашего устава.

Утвержденная Минэнергоугля редакция устава намного лучше той, которая была, но и хуже устава, на который рассчитывали наши консультанты. Тем не менее, это открывает дорогу к формированию независимого наблюдательного совета.

Эта реформа пока не выполнена даже на 20%, потому что новый устав сам по себе без сформированного набсовета неработоспособен. Функции набсовета до его создания выполняет орган управления при Минэнергоугля, но де-факто пока ничего не изменилось. Мы ожидаем в ближайшее время оглашения отбора в независимые директора.

Есть мнение, что реформа коруправления стопорится на уровне руководства страны, потому то есть прецендент НАК "Нафтогаз Украины", создание набсовета в котором лишь усугубило конфликт между НАКом и Правительством. Это действительно так?

В целом, на внедрение нового корпоративного управления в государственном секторе понадобятся многие годы. Надо будет доказывать государству, кто бы его ни представлял, что это хорошо, что оно не имеет контроля над своими непосредственными активами. Нужно уметь довериться консультантам, прогрессивному менеджменту, привлечь со стороны людей с опытом «не на бумажке», которые будут отвечать за внедрение преобразований. Но нет ничего хуже и сложнее, чем заставлять систему менять саму себя.

Для всего этого государство должно принять политику собственности - базовый документ, в котором будет сказано, что должно быть с определенным предприятием, как им управлять, какие результаты и цели его деятельности. А у нас все идет с конца – давайте сначала выберем набсовет, а потом будем разбираться, что с ним делать, как это и произошло в "Нафтогазе Украины". В результате чего все стороны проиграли. И надо честно сказать, абсолютно все госкомпании сегодня, которые стоят «в очереди» на реформу коруправления, фактически стали заложником «решения вопроса» относительно набсовета «Нафтогаза».

«Укрэнерго» - это государственное предприятие. Причем законом прямо запрещено его продавать. Вы с этим согласны, глядя на перспективу 5-10 лет?

Я считаю, что Укрэнерго может быть очень эффективной компанией, если государство как собственник сможет формализовать свои отношения с набсоветом и его правлением.

Но в целом, я считаю, что выход на IPO на европейской площадке, и привлечение миноритарных собственников – например, европейских компаний-системных операторов электропередачи – через лет семь-десять сделало бы «Укрэнерго» не только более прозрачным, а более понятным бизнесом для Европы, что крайне важно, исходя из наших евроинтеграционных задач. Мы бы реально могли стать за десять лет одним из ведущих и важных операторов системы передачи Европы. Нам давно пора перестать сидеть в своей песочнице, в то время как, она находится в огромном песчаном карьере.

Но не нужно путать приватизацию основного актива (например, магистральной сети) и свободный/публичный оборот акций компании, которая этим активом управляет. Для условий Украины хороший сценарий на ближайшее время – государственная собственность на ключевой материальный актив и контрольный пакет акций в управляющей им компании. Это обеспечит защиту национальных интересов. В то же время это гарантирует прозрачность и эффективность бизнес-процессов, потому что быть публичной по европейским/мировым стандартам компанией – это огромная ответственность, требующая перенастройки всех ключевых процессов внутри.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук


Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Эксклюзивное интервью генерального директора ДП "Сименс Украина" Мацея Томаша Зелиньски агентству "Интерфакс-Украина"

- Поскольку 30 сентября у Siemens завершился финансовый год, думаю, уместно начать наше интервью с вопроса об основных финансовых итогах работы компании в Украине в сравнении с теми планами, которые компания намечала в начале года.

- Прежде чем говорить об итогах этого года и дальнейшей стратегии, важно понимать связи между концерном Siemens и Украиной в прошлом. История присутствия компании в Украине насчитывает более 160 лет. Это десятки тысяч реализованных проектов - и крупных, и небольших. Все началось с прокладки телеграфной линии, которая проходила через Киев, Одессу до Севастополя, открытие первой трамвайной линии в стране в Киеве на Европейской площади, первой электростанции во Львове, или участие в строительстве Днепровской ГЭС. Кстати, недавно Днепровская ГЭС отметила 85-летие со дня своего основания. За эти годы много всего удалось воплотить в жизнь. Конечно, были и проблемы, но мы пережили все кризисы, в том числе и последний 2013-14 года, когда значительно уменьшился объем рынка из-за падения ВВП.

Если же говорить об итогах прошлого года, то важно понимать связь с общими экономическими показателями. В течение нескольких кварталов мы наблюдаем рост экономики Украины, кризис остался позади, прирост ВВП на уровне 2,5-3%. Этого, конечно, недостаточно, потому что базовый уровень невысокий, но тем не менее. В Украине мы работаем по трем основным направлениям: автоматизация, электрификация и цифровизация промышленности и инфраструктуры, Если в прошлом году в целом рост промышленности в Украине составил 2,4–2,5%, а в этом году по разным прогнозам рост будет на уровне 2%, то в тех отраслях, где работает Siemens, рост значительно выше.

Динамичнее всего мы совместно с партнерами развиваемся в горно-металлургическом секторе, металлургии, электроэнергетике, аграрном секторе и машиностроении. В этих отраслях рост инвестиций значительный, и, закрывая финансовый год, (конечно, не все цифры окончательные) могу сказать, что объемы новых заказов по сравнению с прошлым годом у нас выросли на 28%. Это говорит о том, что наши клиенты вкладывают деньги уже в капитальные инвестиции (CAPEX), а не только в операционные (OPEX).

Поэтому я очень горжусь 160-летней историей совместной работы с украинской промышленностью. Но еще важнее смотреть вперед, вместе справляться с новыми вызовами, которые готовит четвертая промышленная революция, и тем самым выводить реальный сектор экономики Украины на абсолютно новый уровень в энергетике, аграрном секторе, ГМК, машиностроении, автопромышленности, которая рано или поздно начнет развиваться.

- Одним из важных направлений компании было также здравоохранение, но Вы ничего не сказали об этом секторе

- Дело в том, что медицина и здравоохранение в Siemens в настоящее время – это отдельное юридическое лицо. C марта 2016 года было создано ООО "Сименс медицина" как отдельное юрлицо. Концерн запланировал IPO на первую половину 2018 года, поэтому ООО "Сименс медицина" отделилось от ДП "Сименс Украина" и является на сегодня независимой юридической единицей.

- Если говорить о росте новых заказов, в каких именно секторах они наиболее заметны?

- Новые заказы выросли по всем подразделениям: цифровое производство, автоматизация промышленности, непрерывные процессы и приводы, электроэнергетика, (производство, передача и распределение энергии), автоматизация зданий и инфраструктуры. Например, в этом году мы заключили договор на поставку турбины мощностью более 10 МВт для компании агропромышленного комплекса. В этом секторе мы работаем со всеми крупными холдингами, по разным направлениям, предлагаем системы и решения, которые позволяют им улучшить свои финансовые показатели

Можно ли говорить, что аграрный сектор и ГМК – это сейчас самые крупные ваши потребители?

- Да, в аграрном секторе прежде всего это касается переработки и инфраструктуры – переработка подсолнечного масла или зерна, хранение зерна, строительство новых элеваторов – это большие инфраструктурные инвестиции, которые должны иметь систему автоматизации, энергоснабжения. Кроме того, мы затрагиваем вопросы перевалки зерновых и не только.

- А насколько болезненной для компании была потеря клиентов в Донецкой области, тем более что в Донецке у "Сименс Украина" был большой региональный офис

- Безусловно, в ГМК определенная потеря была ощутима, мы работали там со многими заводами. В Донецке мы создали металлургический хаб, который обладал компетенциями для реализации проектов в металлургической сфере. Хаб практически целиком переехал в Днепр и сейчас реализует задачи по проектированию и поставкам систем автоматизации и приводов.

- Можете поделиться конкретными объемами контрактов?

- Поскольку формально мы еще не закрыли финансовый год в плане рапортирования, сейчас пока не хочу оперировать цифрами, потому что даже незначительная ошибка недопустима. Но то, что новые заказы выросли на 28% - это для меня месседж, что украинская промышленность развивается активно в тех отраслях, где есть потребление технологий, предлагаемых Siemens.

Мы выиграли за последние годы ряд тендеров, проводимых "Укрэнерго" по поставке высоковольтного оборудования и систем, ряд проектов в металлургической отрасли по автоматизации производственных объектов "ArcelorMittal Кривой Рог" и предприятий группы "Метинвест". В аграрной промышленности реализовываются проекты с такими крупными холдингами, как Cargill, "Кернел", "Астарта". Siemens является поставщиком компонентов и комплексных решений для этих и других отраслей промышленности.

- Конечно, нельзя не коснуться ситуации с поставками Россией турбин Siemens в Крым, и в этой связи, прежде всего, интересно влияние сложившейся ситуации на работу в Украине: понесли ли вы ли какие-то репутационные риски, или вам удалось их минимизировать и каким образом?

- Такая информация, конечно, не помогает нам работать, но важно обсуждать эту проблему и взвешенно относиться к фактам… Наша позиция, как и позиция концерна в этом вопросе, категорична: перемещение турбин в Крым является грубым нарушением условий соглашений о поставках с Siemens и законодательства Европейского Союза.

Если же говорить о репутационных рисках, то, разумеется, любая негативная информация о компании может нанести вред авторитету, который завоевывался годами. Здесь хочу привести слова основателя компании Вернера фон Сименса: «I will not sell the future for a quick profit!» - "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы". Этим принципом руководствуется компания и сегодня.

- Не так давно на 14-й ежегодной конференции YES в Киеве глава "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев обвинил Siemens в том, что из-за боязни потерять рынок России она отказалась от поставок оборудования для модернизации украинской ГТС, и "Нафтогаз" был вынужден обратиться за новыми поставками к General Electric. Как Вы прокомментируете это заявление?

- Я в 2013 году не работал в "Сименс Украина", но как только мы из прессы узнали о заявлении на конференции, сразу отправили запрос в штаб-квартиру с просьбой разъяснить ситуацию. И хочу сказать, что мы не можем подтвердить то, что процитировано в СМИ.

В 2013 году проект находился на стадии обсуждения, но по бизнес-причинам не дошло до заключения договора с одним из поставщиков комплектной системы для конечного потребителя в Украине.

Но связывать это с политикой – я не вижу никакой связи. Каждый проект индивидуальный, и при принятии решения всегда надо обсуждать разные факторы. Конечно, есть требования клиента – сроки поставки и реализации, есть разные загрузки заводов, поэтому тут не могу оперировать деталями, но контакт не был подписан именно по бизнес-причинам, и привязки к политике я не подтверждаю.

"Нафтогаз" – большой холдинг и мы работаем с большинством его предприятий. Конечно, такие структуры работают в системе транспарентных закупок, и если нам есть что предложить нашим партнерам и заказчикам, мы участвуем в тендерах через платформу ProZorro.

- А как вы оцениваете для себя эффективность системы ProZorro?

- Оцениваем очень позитивно, потому что для нас очень важно работать прозрачно, честно и открыто. Это большой шаг вперед для улучшения позрачности бизнеса. Мы делаем предложения для "Нафтогаза", "Укрэнерго" и других компаний, и часто выигрываем тендеры, поэтому считаю, что ProZorro вполне прозрачная и эффективная система, которая позволяет сотрудничать и соперничать честно.

- Базируясь на итогах прошлого финансового года, что вы можете сказать о планах на следующий?

- Планы очень амбициозны, и во всех отраслях я вижу значительные перспективы и много возможностей. Мы в прошлом финансовом году выросли больше, чем ожидали: доходы выросли на 11%, новые заказы – на 28% и показатели прибыли оказались выше заложенных в бюджете. И в следующем году мы планируем работать с нашими клиентами еще активнее. Я ожидаю, что рост будет на уровне 10% и выше.

Один из наших приоритетов – это дигитализация промышленности: не только программное обеспечение, но и весь цикл от создания цифрового двойника продукта, через цифровое производство к предоставлению сервиса, и что еще очень важно в Украине – обеспечение кибербезопасности, как промышленной, так и энергетической.

Кроме этого, как мы уже говорили, мы создали инженерный центр, в котором основным из направлений является тема интеллектуальных электрических сетей, или дигитализация в энергетике. Это тема, которая развивается по всему миру и она стратегически важна для Украины. Дигитализация позволяет эффективно управлять нашей электроэнергией. Данные технологии позволяют Украине развивать электроэнергетику в соответствии с современными стандартами и трендами. В будущем это может ускорить объединение украинской и европейской энергосистем.

У нас есть инженеры и специалисты, которые непосредственно предлагают решения для систем передачи и распределения энергии. Кроме того, наши инженеры центра компетенции в области цифровых подстанций и кибербезопасности участвуют в проектах на всех континентах мира. Крупные проекты уже реализованы в разных странах – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, последние контракты - в Норвегии, Швейцарии, Германии, Англии. Инженеры занимаются полным комплексом работ (проектированием, программированием и пуско-наладкой) в области цифровых систем управления и релейной защиты подстанций.

В последнее время нам удалось значительно развить компетенцию в этой инновационной технологии. Также у штаб-квартиры есть намерения интенсивно развивать штат сотрудников для этого направления. Инженеры данной направленности должны обладать как знаниями традиционных технологий в энергетике, так и знаниями в области IT. Это взаимодействие между традиционной и современной промышленностью носит название "индустрия 4.0". Я всегда говорю, что Украина – это страна IT, где есть около 100 тыс. опытных инженеров, которых необходимо привлекать на такие проекты. Более того, каждый год университеты выпускают около 35 тыс. новых IT-специалистов. Все специалисты нашего центра - это украинские, высокообразованные инженеры. Их средний возраст 30 лет, но они уже получили колоссальный опыт в больших проектах.

Например, сейчас Siemens в Египте реализует крупнейший проект по строительству трех электростанций общей мощностью 14400 МВт. Это позволит компенсировать дефицит мощности в энергосистеме страны. Наши инженеры принимают активное участие в данных проектах на всех стадиях от разработки концептов до ввода в эксплуатацию.

-Такие хабы функционируют еще в каких-то странах?

- Да, в разных странах. Хаб для энергетических систем цифровых сетей создан, например, в Словакии, и сейчас есть намерения перенять этот опыт и в Украине. В большей степени мы сосредоточены на том, чтобы совместно с "Укрэнерго" развивать системы цифровых сетей и кибербезопасности для украинской энергетики

- Еще одна тема - сотрудничество с "Укрзализныцей". Много лет ведутся разговоры об интересах Siemens к участию в проектах по локомотивостроению, компания уже неоднократно заявляла о том, что не заинтересована в создании СП по производству локомотивов, но надеется на "частную тягу". Тем не менее, мы помним, что опыт совместного сотрудничества с Днепропетровским электровозостроительным заводом у компании был не совсем удачный…

"Укрзализныця" - большая компания, которая занимается перевозками, и тут мы предлагаем всю линейку для электрификации железных дорог, и в последнее время идут разговоры по поводу новых проектов, которые пока на стадии обсуждения, а когда они выйдут на тендеры – мы будем в них участвовать.

Что касается электровозов – да, мы поставляли компоненты для украинских электровозов совместно с украинским производителем. Последнее время мы с УЗ отремонтировали два из них, поэтому можно сказать, что тема развивается.

В 2016 году мы подписали протокол о намерениях, что будем совместно разрабатывать ТУ под потребности железных дорог. Сейчас обсуждаем сертификацию наших электровозов, поэтому хотелось бы, чтобы эти проекты шли быстрее, поскольку потребность в новых средствах ж/д-транспорте в Украине огромна, и для Siemens это очень важный рынок, на котором мы продолжаем работать с УЗ.

- А в каких направлениях вы ожидаете наиболее динамичного развития в этом году

- Например, в металлургии очень много зависит от цен на ресурсы на мировой бирже, поэтому там динамика инвестиций меняется из года в год. Безусловно, агропромышленный сектор – ведь 30% всех черноземов в мире находится в Украине. Последние инвестиции в порту "Южный" нам показали, что очень динамично развивается вся инфраструктура агропрома. Украина лидирует в производстве подсолнечного масла, зерновых культур, кукурузы, и поскольку их потребление растет, я более чем уверен, что этот сектор будет развиваться и требовать новых современных технологий, в том числе в выработке биоэнергии, перевалке, хранении, т.е. там, где Siemens обладает компетенцией и широким портфолио продуктов и услуг.

- Планирует ли компания участвовать в приватизации такого предприятия энергомашиностроения, как "Турбоатом", даже если на продажу будет выставлен только блокпакет его акций?

- Каждый проект приватизации особенный, поэтому тут важно оценить перспективы, возможности локального и регионального рынков, мы будем наблюдать за процессом, но какое финальное решение будет принято, на этой стадии сказать не могу.

- Еще одна интересная мировая новость - 11 октября в Брюсселе обсуждалось создание батарейного альянса для конкуренции с компаниями из США и Азии. Знаю, что был приглашен Siemens. Как Вы считаете, могла бы Украина встроиться в этот альянс с учетом богатых запасов лития?

- Это хорошая идея, но надо смотреть глубже, чтобы разобраться в ресурсах, которые есть в Украине. Если появится дополнительная возможность для сотрудничества Siemens и украинских предпринимателей – это может стать темой для изучения.

- Можно ли сказать, что компания в Украине переживала определенный кризис, и какова сегодня ее дальнейшая стратегия?

- Кризис был во всей Украине, мы также ощутили его на себе. Мы пережили его благодаря продаже услуг, в том числе благодаря нашему энергетическому хабу, а также группе, отвечающей за разработку решений в металлургической промышленности. Сейчас мы уже вышли из этого кризисного положения… Рост заказов составил 28%. Мы намерены развивать долгосрочный бизнес в Украине, в том числе с нашими партнерами переходить к цифровой промышленности и цифровой энергетике. Одним из свидетельств нашей долгосрочной стратегии стало подписание договора аренды с бизнес-центром "Астарта" на Подоле - это говорит о том, что "Siemens Украина" намерен развиваться.

Какова сегодня региональная сеть компании?

- Основная задача региональных представительств - быть ближе к клиенту. Основной офис компании находится в Киеве, и кроме офиса есть центр обучения автоматизации, в котором обучаем клиентов и партнеров. Есть крупный инжиниринговый центр для металлургической промышленности в Днепре, в Одессе, и, конечно, в Харькове. А расписание тренингового центра во Львове забито на два-три квартала вперед. Мы создали развитую сеть региональных офисов, чтобы быть ближе к клиенту.

Есть ли проблемы с оптимизацией штата?

- Штат растет динамически, набираем инженеров, экономистов, IT-специалистов, инженеров-электриков и, надеюсь, эта позитивная динамика сохранится. Тесно работаем с местными партнерами, которые предлагают решения на основе систем программного обеспечения и оборудования Siemens, с ними работаем по конечным клиентам.

Везде, где видим рост потребления, набираем новых сотрудников, чем больше оборудования у нас появляется на рынке, тем больше потребностей в обслуживании, поэтому сервис динамично развивается. Сегодня в штате ДП " Siemens Украина" работает более 200 человек.

Есть ли у компании в Украине какие-либо проблемы с фискальными органами?

- Поскольку мы выполняем все законы и требования фискальных и других служб, нас эти проблемы не касаются. Я работаю в Украине год, и наблюдаю во многих областях значительные улучшения – например, уменьшение проверок, улучшение коммуникации с государственными службами, коммуникации с правительством.

Кстати, площадкой для диалога, на которой бизнес может узнать о планах правительства, а правительство – о настроениях бизнеса, может стать платформа, созданная тремя ассоциациями – Европейской бизнес-ассоциацией (ЕБА), Американской торговой палатой (АТП) и Союзом украинских предпринимателей (СУП). Встреча с участием президента Петра Порошенко в рамках EBA была достаточно эффективной.

Обсуждали и систему ProZorro, насколько она удобна для бизнеса, фискальную и финансовую политику. Такой диалог очень полезен, и президент обещал, что будем регулярно встречаться на таких площадках.

- Некогда Siemens входил в Национальный инвестиционный совет при президенте Украины, но в новый инвестсовет совет, состав которого в октябре утвердил П.Порошенко, вы не вошли, но в то же время в него вошел General Electric

- Но это не означает, что мы не будем стараться стать его членом в будущем. Наша компания всегда была заинтересована развивать украинскую промышленность и экономику. Уверен, что для этого у нас есть и опыт, и ресурсы, и компетенции. В подтверждение этого, приведу тот факт, что совсем недавно американский журнал Forbes в своем рейтинге назвал Siemens самой авторитетной компанией, что стало своеобразным подарком на 170–летний юбилей Siemens.

Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски


Россия. ПФО. СЗФО > Электроэнергетика. Химпром > minpromtorg.gov.ru, 9 ноября 2017 > № 2380907

«Хевел» увеличит производственную мощность завода до 250 МВт к концу 2018 года.

Группа компаний «Хевел» (совместное предприятие ГК «Ренова» и АО РОСНАНО) приступила к реализации второго этапа модернизации технологической линии завода в г. Новочебоксарске, в рамках которого мощность производственного комплекса будет увеличена со 160 до 250 МВт солнечных модулей в год.

Стоимость нового проекта составляет около 2 млрд рублей, из которых 500 млн рублей после подписания договора будут предоставлены Фондом развития промышленности (ФРП) в виде льготного займа. В ноябре 2017 г. Экспертный совет ФРП одобрил предоставление второго займа компании.

Следующий этап расширения производства позволит начать выпуск односторонних и двусторонних гетероструктурных модулей из 72 солнечных ячеек, что позволит увеличить среднюю мощность модуля до более 400 Вт, – отметил генеральный директор группы компаний «Хевел» Игорь Шахрай.

Ранее во втором квартале 2017 года группа компаний «Хевел» успешно завершила первый этап модернизации технологической линии и приступила к выпуску солнечных модулей по принципиально новой технологии – гетероструктурной. От большинства аналогов её отличает наибольшая эффективность в выработке электроэнергии: средний КПД ячеек составляет более 22%. Кроме того, новые модули эффективнее работают при высоких и низких температурах, что существенно расширяет географию их применения. Первый этап модернизации также прошел с привлечением займа ФРП – 300 млн рублей под 5% годовых.

Справочно:

Группа компаний «Хевел» (совместное предприятие ГК «Ренова» и АО «Роснано», основано в 2009 году) является крупнейшей в России интегрированной компанией в отрасли солнечной энергетики. В структуру компании входят: производственное подразделение (завод по производству фотоэлектрических модулей в г. Новочебоксарск, Чувашская Республика), девелоперское подразделение (проектирование, строительство и эксплуатация солнечных электростанций) и Научно-технический центр тонкопленочных технологий в энергетике (г. Санкт-Петербург), который является крупнейшей в России профильной научной организацией, занимающейся исследованиями и разработками в сфере фотовольтаики.

Россия. ПФО. СЗФО > Электроэнергетика. Химпром > minpromtorg.gov.ru, 9 ноября 2017 > № 2380907


Россия. ЦФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 8 ноября 2017 > № 2380666

Уроки ледяного дождя усвоены. Электросетевой комплекс Московской области повышает надежность работы в зимний период.

Энергокомпании Московской области и местные власти учли уроки ледяного дождя осени 2016 г и приняли необходимые меры по повышению надежности работы энергосистемы.

Заседание Штаба по обеспечению надежного электроснабжения на территории Московской области прошло 8 ноября 2017 г под председательством зампреда правительства Московской области Д. Пестова.

Во всех муниципальных образованиях разработаны карты оперативного реагирования, в которых прописан алгоритм привлечения сил и средств в случае возникновения аварийных ситуаций на объектах электросетевого комплекса и ЖКХ при прохождении осенне-зимнего периода (ОЗП).

Проведена значительная работа по замене обычного провода на самонесущий изолированный провод (СИП).

СИП прокладывается в 1ую очередь на линиях электропередачи в лесной местности, поскольку этот тип провода значительно лучше выдерживает негативные воздействия зимней стихии.

Самонесущий изолированный провод отличается от обычного высокой прочностью и износостойкостью, более надежен при гололедообразовании, устойчив к обрывам даже при максимально неблагоприятных погодных условиях.

В 2017 г было заменено 1300 км провода.

Также для профилактики падения деревьев на линии электропередачи в случае ледяного дождя, обильного снегопада, повышенных ветровых нагрузок и других негативных погодных явлений расчищено более 4700 га просек ЛЭП.

В рамках подготовки к ОЗП энергокомпаниями проведен капремонт порядка 5800 км линий электропередачи различного класса напряжения.

Также выполнен ремонт более 2600 трансформаторных подстанций.

На электростанциях сформирован необходимый резерв жидкого и твердого топлива.

На базе МОЭСК и Мособлэнерго сформировано 745 аварийно-восстановительных бригад, находящихся в режиме готовности для работы по ликвидации последствий негативных погодных явлений.

Также предприятиями энергетического комплекса заключены договоры с подрядчиками, с целью привлечения дополнительных сил и средств в случае возникновения масштабных технологических нарушений.

В парк резервных источников энергоснабжения входят 1026 дизельных электростанций суммарной мощностью 128 МВА.

Эти электростанции будут задействованы в случае крупных технологических сбоев для обеспечения электроэнергией социально значимых объектов на время восстановления электроснабжения.

В ходе заседания Штаба выступил представитель Центрального управления Ростехнадзора А. Титков, который отметил, в целом по Московской области наблюдается положительная динамика при проведении мероприятий по обеспечению надежного прохождения ОЗП.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 8 ноября 2017 > № 2380666


Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс

Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс: История про возобновляемую энергетику прошла точку невозврата. Весь мир знает, что она нужна.

Автор: Павел Демидович

ВЕДУЩИЙ: Одна из популярных тем, которая сейчас всеми обсуждается, это история с майнингом, криптовалютами, частными валютами. Как вам кажется, у этой истории есть будущее либо это просто такое увлечение?

Анатолий Чубайс, председатель правления УК «РОСНАНО»: Я точно не самый большой специалист в этой сфере. Это я хорошо помню, что в конце 80-ых, когда мы продумывали контуры реформы экономической в нашей стране, мы всерьез анализировали концепцию конкурирующих частных валют, конкурирующих частных эмиссионных центров. Мы, к счастью, от нее отказались тогда. Но вот то, что происходит сейчас, это ровно это. Это неконтролируемый государством конкурирующий частный эмитент. Мне кажется, что здесь есть два главных риска, которых надо избежать. Риск номер один — ой, что-то страшное появилось, надо немедленно запретить. Риск номер два — это великолепно, прекрасно, это будущее человечества, пусть все немедленно у себя строят фирмы и занимаются майнингом и зарабатывают на этом. Вот в обе крайности впадать не надо. Здесь, конечно же, нужно регулирование. Здесь недопустимо перерегулирование. Мне кажется, что в принципе эта сфера точно какое-то свое место под солнцем в экономике займет. Надо сделать так, чтобы наша страна не оказалась аутсайдером.

ВЕДУЩИЙ: С вашей точки зрения, есть ли будущее у криптовалют как таковых, у того же биткоина, других криптовалют? Кто-то говорит о возможности, необходимости даже создания крипторубля. У крипторубля есть будущее или это не про нас?

Анатолий Чубайс: Мне кажется, что сама идея криптовалют, будь то Этериум, будь то Биткоин, будь то иные валюты, она, скорее всего, уже не обратима. Она уже не находится в режиме разрешить или запретить. Она находится в режиме как правильно регламентировать это явление так, чтобы оно не разрушило действующую монетарную систему с одной стороны, а с другой стороны все-таки дало возможность для какого-то децентрализованного эмитента эту функцию на себя взять. Вот, скорее, в этой плоскости дело лежит. Поэтому я говорю о том, что не правильно перезапретить и неправильно уйти от регулирования.

ВЕДУЩИЙ: Вернемся к той теме, которая вам, наверное, гораздо ближе — к теме энергетики. Вы достаточно долго работали в сфере традиционной энергетики. Сейчас в основном занимаетесь возобновляемыми источниками энергии и являетесь активным адептом и пропагандистом этих возобновляемых источников. С вашей точки зрения, какую долю в российском энергобалансе они потенциально могут занять?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, история про возобновляемую энергетику в мире уже прошла такую точку невозврата. Дискуссии о том, надо или не надо, завершены. Весь мир знает, что надо. Россия задержалась на старте. Но, к счастью, все-таки успела встроиться в этот важнейший создаваемый технологический кластер. Надо, правда, сказать, что у нас первая солнечная станция в России, мы ввели в 2015 году, всего два года назад. Первую ветростанцию введем в первом квартале будущего года. У нас только начинается этот бизнес. Но он уже начинается, начинается на твердой основе. Если говорить о целевых параметрах, совсем стратегически, я не считаю, что России нужно иметь те же объемы возобновляемой энергетики, как, скажем, в Европе. Европа ставит для себя задачу — 2030 год 30%. 30% — это для нас какая-то немыслимая цифра совершенно. Но в тоже время в моем понимании цифра на уровне примерно там от 7 до 13% к 2030 году была бы для нас адекватной. Это здравое, с одной стороны, использование тех преимуществ природных, которые у нас есть в виде дешевого газа (почему же от него отказываться?), а с другой стороны — это задача не упустить колоссальный по своему потенциалу технологический кластер, который может стать предметом экспорта из России при грамотном его развитии.

ВЕДУЩИЙ: А уже сейчас понятно, что для России более перспективно — это солнечная энергетика либо ветровая?

Анатолий Чубайс: Картина здесь такова. По ветроэнергетике, точнее по ветропотенциалу Россия страна номер один в мире. Номер один в мире. Наш потенциал здесь просто колоссален. Если взять особенно севера российские, арктическое побережье, активно развиваемое сейчас, то там ресурс очень большой. Как не странно, вопреки расхожему мнению, у России очень высокий уровень инсоляции. Россия — это страна… мы привыкли говорить — темно, холодно, замерзли. Какая к черту энергетика солнечная у нас?! Бессмысленно. Не, ребят, это все не так. Не так, потому что Россия — страна с преимущественно с континентальным или резко континентальным климатом. Это означает низкую облачность. Это означает высокий уровень инсоляции. Южная Якутия по инсоляции — один из самых высоких регионов России. Четвертая или пятая, если я правильно помню. Челябинск по инсоляции выше, чем Берлин. В этом смысле у России хороший потенциал по солнцу. А с учетом того, что технологии солнечные все больше позволяют работать с рассеянным светом, это тем более значимо и тем более перспективно. Поэтому я считаю, что и по ветру, и по солнцу у российской энергетики очень-очень значительный потенциал.

ВЕДУЩИЙ: Развитие возобновляемой энергетики в Европе, в том числе в России во многом опирается на механизм различного субсидирования. Кто должен заплатить за введение вот тех объемов солнечной электростанции, ветрогенерации, о которых вы говорите? Конечный потребитель, в том числе население либо, может быть, государство?

Анатолий Чубайс: Вот ровно этот вопрос, который вы сейчас мне задали, я очень хорошо помню, мы бурно обсуждали в 2007 году, готовя вторую редакцию закона об электроэнергетике в ходе реформы энергетики. Тогда было две концепции. Одна концепция — бюджет. Пускай бюджет найдет у себя источники для дотации. Вторая концепция — создаваемый нами тогда оптовый рынок электроэнергии. Первая ценовая зона, вторая ценовая зона. По целому ряду причин мы приняли решение о том, чтобы эту нагрузку возложить на оптовый рынок электроэнергии. Сегодня в 2018 году можно с уверенностью сказать, что это было правильное решение. Потому что заложенная тогда основа, собственно, запустила сегодня в России проект возобновляемой энергетики в целом. Кто платит? Промышленные потребители. Население из этого платежа исключено. Население не работает по ДПМ (договорам на поставки мощности), которые, собственно, являются механизмом стимулирования. Хотя если уж в конечном итоге, ну, всегда за все, идет речь о колбасе или о ядерных ракетах — не имеет значения, конечно, платит всегда конечный потребитель.

ВЕДУЩИЙ: Если за все же платит конечный потребитель, может быть, уже есть какие-то оценки, которые позволяли бы говорить, сколько заплатит российский потребитель за развитие возобновляемой энергетики?

Анатолий Чубайс: Да, конечно, такие цифры есть. У нас есть серьезные расчеты, которые показывают, что в период с 2017 до 2024 года доплата на оптовом рынке, там, куда мы возложили нагрузку, в связи с проектом возобновляемой энергетики по годам будет изменяться от 0,1% до максимальной в пике, цифра, не помню точно, 2021–2022 год, максимальная цифра 1,2%. Это максимальная надбавка к средней цене на оптовом рынке за киловатт в час.

ВЕДУЩИЙ: Разговор о прогнозируемом дефиците мощностей в электроэнергетике. Что за этим стоит — реальная перспектива на протяжении ближайших нескольких лет либо это в какой-то части пиар инвесторов в электроэнергетику и пиар производителей электрооборудования?

Анатолий Чубайс: Во-первых, я бы не связывал тему возобновляемой энергетики и проблему возможного дефицита. Там связки очень отдаленные и непрямые. Это, во-первых. Во-вторых, что у нас происходит с мощностями сейчас и как выглядит прогноз возможного дефицита? У нас на сегодня никакого дефицита нет. Это у нас в 2007 году было полстраны в дефиците от Южного Приморья до Москвы и Питера. На пределе проходили зиму. Станцию в ремонт невозможно было вывести. Благодаря тому колоссальному инвестиционному рывку, который получила энергетика от реформы за последние 10 лет, даже за 9 лет, объемы вводов 35 тысяч гигаватт — это самые большие вводы за 40 лет последние. Никакого дефицита нет. Наоборот нас ругают за то, что реформа позволила ввести слишком много мощностей. Энергетиков слишком много не бывает. Означает, есть резервы, есть возможность для самого главного — техперевооружения. Вот это вот задача крайне острая. Сейчас обсуждаемая новая концепция ДПМ — ДПМ-штрих — она не столько направлена на резкий рост мощностей, такой необходимости нет, сколько направлено на глубокое технологическое обновление существующего энергетического комплекса. У нас при всех новых вводах, тем не менее, недавно видел цифру, к 2025 году в тепловой энергетике более 57% станций превысит (нрзб.) ресурс. Это, конечно, ненормальная ситуация. И энергетике, базовой, тепловой энергетике страны нужна глубокая модернизация независимо ни от чего. Да, конечно, одновременно она решит проблему все равно роста спроса. Если представить, что не делать ничего вообще, вдруг все остановятся на следующие 10 лет, тогда действительно страна окажется в дефиците. Но мы видим то, как к этому относится Минэнерго сегодня и правительство в целом. И мы видим, что концепция новых договоров на поставки мощностей в активной разработке. В конце года, начале следующего она явно появится. И там и будет решение задач, которое позволит точно избежать дефицита и одновременно обеспечить вторую волну инвестиций после реформы для модернизации энергетики.

ВЕДУЩИЙ: Чем объясняется практический постоянный рост энерготарифов, который наблюдается в России, в том числе и для населения? Это есть результат или побочный эффект реформы, которые проводились?

Анатолий Чубайс: Чтобы объективно смотреть на тарифы, нужно сделать две вещи или, точнее говоря, три. Первая — нужно сопоставить темп роста тарифов на электроэнергию с темпом роста тарифов и цен на уголь и газ, о чем у нас не любят говорить, но тем не менее. У нас последние 15 лет темпы роста тарифов на электроэнергию отстают от темпов роста тарифов на то, из чего делают электроэнергию. Это значит, что электроэнергетика сдерживает темп роста цен. Это первое. Второе — если вы сопоставите сегодняшние российские тарифы с тарифами на электроэнергию в странах (нрзб.), в развитых странах, вы увидите, что в России сегодня один из самых низких тарифов на электроэнергию. Конечно, этому помогла девальвация рубля. Но, тем не менее, это реальная цена, которая существует. Ну и наконец, третье, почему же все-таки рост. Ну, вообще говоря, в стране инфляция пока не остановлена и, по-моему, в планах правительства остановки инфляции нет. До недавнего времени она была на уровне 9–10% в год. Поэтому нужно сравнивать тарифы с уровнем инфляции и здесь вы увидите, что реформированная электроэнергетика и в этом смысле не раскручивает тарифы, а сдерживает темпы их роста.

ВЕДУЩИЙ: Сейчас мы уже понимаем и можем ли говорить о том, что какие-то компании выиграют от того, что доля возобновляемой энергетики станет больше? И, может быть, есть компании, которые проиграют, если эта доля увеличится?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, я бы, скорее, говорил не о компаниях, а об отраслях. Что такое возобновляемая энергетика? Возьмите, например, хоть солнце, хоть ветер. Это, во-первых, десятки заводов России, которые уже построены или нужно построить, которые будут производить оборудование для солнечных станций, для ветростанций. Во-вторых, это идущая за ним технологическая цепочка. Только для того чтобы обеспечить работу нашего завода в Чувашии «Хевел» по производству солнечных панелей нужно было производить чистые газы, чистые среды, чистые материалы, которые никогда раньше вообще не производились в России. Запуск такого уровня производства создает технологические цепочки, не существовавшие ранее. Это все новые бизнесы. Это, во-первых. Во-вторых, это, конечно же, новые компетенции инженерные, в том числе и энергетические компетенции. Эксплуатация солнечных станций — это совсем не тоже самое, что эксплуатация тепловой станции. В-третьих, это образовательный потенциал. Уже сейчас в Ульяновске открывают кафедру ветроэнергетики. Это явно не последняя кафедра. Очевидно, что образование тоже должно подтягиваться за этим. Я уж не говорю о науке, которая просто стоит в основе всего этого. Для того чтобы наш с Вексельбергом завод «Хевел» выпустил одну из лучших в мире панелей, которые сейчас он производит, нам потребовалось построить в Питере в физтехе имени Иофа целый RND-центр. Больше полутора миллиарда рублей мы туда вложили. И на этой базе, собственно, сделали новую продукцию. В этом смысле выиграет от этого целый перечень отраслей. Возникает сложнейший кластер от производства до образования, которого просто нет. Если этого не делать, в какой-то момент времени придется все импортировать сделать это, собственно, означает, что вы, журналисты, любите называть термином «слезание с нефтяной иглы». Это оно и есть. Вот в этом оно и состоит. Возобновляемая энергетика — это и есть слезание с нефтяной иглы России в наших реальных условиях.

ВЕДУЩИЙ: О том, как будем слезать с нефтяной иглы, мы поговорим после небольшой паузы.

ВЕДУЩИЙ: В России уже запущены первые проекты как ветрогенерации, так и солнечной энергетики, но скептики говорят о том, что конкуренция на этих рынках недостаточно велика. Там работает всего лишь несколько компаний. Есть ли перспективы того, что этот рынок станет шире и участников, игроков станет больше и эта энергия станет дешевле?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, эти рынки только рождаются, это правда. Давайте конкретно. Ветроэнергетика — первый крупный тендер по ветроэнергетике по розыгрышу ДПМ 2016 год, один участник, не будем его называть, взял ДПМ по той цене, которая предлагалась, условная скидка. Конкуренции не было. 2017, этот год — три участника, жесткая конкуренция. Мы один из трех участников. Мы снизили свою заявку, как сейчас помню, на 17%. И благодаря этому выиграли все, что хотели. Это настоящая реальная конкурентная ситуация. А это не последний тендер. В будущем году пройдет следующий тендер. В этом смысле да, она мгновенно не возникает. Но вместе с тем, надо отдать должное, концепции, которая создана правительством. Вот мы обычно ругаем чиновников. А это уникальный случай, когда создан абсолютно работоспособный концепт, который не просто стимулирует бизнес, а который создает конкурентную среду. Мало того, это я вам рассказал пример про конкуренцию за ДПМ, а если вы посмотрите на рынок солнца, то вы узнаете, что да, завод по производству солнечных панелей строили мы с Вексельбергом, а вот сейчас вводится в строй новый завод по производству солнечных панелей под Москвой в Подольске. Абсолютно честные инвесторы, никакого отношения ни к РОСНАНО, ни к кому не имеющие. У нас свои деньги. С мощностью под 100 мегаватт, собственно, кремниевые панели будут производить. Конкуренция наращивается. Мы пошли первыми, но за нами пошли те, кто счел, что в этом рынке можно работать и зарабатывать.

ВЕДУЩИЙ: А смогут ли электростанции, которые работают на чистых технологиях, конкурировать по стоимости с традиционной энергетикой, и на каком горизонте потенциально это может произойти, появится ли этот ценовой паритет?

Анатолий Чубайс: Это один из таких фундаментальных вопросов возобновляемой энергетики. И на него есть уже на сегодня всеми признанный очевидный ответ. Суть его вот в чем — есть понятие сетевого паритета. То есть точка, когда цена киловатт часа выработанного возобновляемой энергетики приравнивается, совпадает с ценой киловатт часа (нрзб.). Сегодня в большинстве стран мира он еще не достигнут. Но тренд детерминирован. Тренд, при котором цена киловатт часа традиционной электроэнергетики, к сожалению, с неизбежностью растет, а цена киловатт часа возобновляемой энергетики падает, потому что здесь потенциал апгрейда технологического гораздо больше. Паровой турбине под сто лет. Энергетике современной промышленной тоже сто лет. А солнечной энергетике — 15 или 20. Мы сами, начав производство солнечных панелей с КПД 9%, сегодня производим на заводе панели с КПД 22,3%. И это еще не итог. Да, в России точка пересечения вот этого сетевого паритета будет чуть позже, потому что у нас дешевая тепловая энергетика. Ничего страшного. Но она точно произойдет. К этому моменту нужно быть не просто готовым, а нужно создать собственную возобновляемую энергетику.

ВЕДУЩИЙ: Емкости российского внутреннего рынка будет достаточно для развития возобновляемой энергетики, либо нашим компаниям все же стоит, прежде всего, рассчитывать на выход на внешнеэкспортные рынки?

Анатолий Чубайс: Это очень важный вопрос. Наше глубокое убеждение, что называется, выращенное собственным опытом тяжелым, состоит в том, что в этой сфере нужно сосредоточиваться стратегически на двухэтапную стратегию. Этап номер один — российский рынок. Не войдя в него и не научившись на нем невозможно на что-то большее замахиваться. Но этап номер два абсолютно необходим — это экспорт. Это экспорт. Если ты не ставишь перед собой задачу экспорта, это значит, что ты не ставишь перед собой задачу создания продукта с лучшими параметрами по цене и качеству. Ровно так мы для себя эту задачу и ставим. По ветру говорить еще рано, а вот по солнцу, собственно, мы прошли первый этап. На сегодня мы являемся лидерами солнечной энергетики в России. Мы перед собой ставим задачу выхода на экспорт. Я думаю, что в ближайшее время она будет решена.

ВЕДУЩИЙ: Не так давно глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил о том, что борцам за сохранение окружающей среды следует сосредоточиться не на отказах от двигателей внутреннего сгорания, а на том, чтобы минимизировать долю угольной энергетии в энергобалансе. Для России насколько это острая история? Это благо — сокращение доли угольной генерации либо, может быть, все не так просто?

Анатолий Чубайс: Надо признать, что в мире в целом в базовых видах генерации, имея в виду гидрогенерацию, атомную генерацию, газовую и угольную, угольная в наиболее сложном положении. Если мы всерьез говорим о проблеме глобального потепления, если мы всерьез говорим об экологических проблемах, то, в общем, очевидно, что уголь является замыкающим топливом. Кстати говоря, когда вообще про углеводороды говорят, это не точно. У газа еще длительная позитивная перспектива, а вот у российского угля это, к сожалению, не так. В этом смысле, говоря это, я хорошо понимаю, насколько это сложный тезис для шахтеров Кузбасса, для восточного Донбасса, для Воркуты, но, тем не менее, это реальность. Нужно всерьез думать о том, что делать с нашими угольными регионами с учетом этого фактора. Рано или поздно спрос на уголь в электроэнергетике будет сокращаться. И уголь — это наиболее уязвимый элемент в углеводородах с точки зрения стратегии развития электроэнергетики. Это правда.

ВЕДУЩИЙ: Саудовская Аравия, которая планирует продать свою государственную нефтяную компанию, не полностью разместить часть на бирже пакета, говорит о том, что деньги, которые будут выручены, будут перечислены в специальный фонд, и будут тратиться в дальнейшем на технологический прорыв. РОСНАНО в какой-то части предшествовало вот этой судьбе, поскольку это тоже нефтяные деньги, это в том числе деньги, полученные от активов «ЮКОСа». Вы сейчас можете своих саудовских коллег от чего-то предостеречь и получилось ли в России проделать технологический прорыв?

Анатолий Чубайс: Нам 10 лет. 10 лет назад в России не существовало классической наноэлектроники. То есть производство электронной компонентной базы с размером менее 100 нанометров. Сегодня она есть. И не просто есть. Завод «Микрон» — флагман российской микроэлектроники. В России не существовало ядерной медицины. Сегодня центр позитронно-эмиссионной томографии пропустили через себя уже более 40 тысяч граждан страны с диагностикой на ранних и сверхранних стадиях. В России не существовало солнечной энергетики. Сегодня она уже есть. В России не существовало современной фотоники, в том числе производство оптоволокна, пока мы не построили в Саранске завод. И так далее. Я могу, поверьте, много раз повторять вот эту фразу «не было и есть». Это на самом деле так. Построено 86 заводов, производящих 361 млрд. рублей продукции. Это первые шаги. Мы, анализируя свою перспективу, считаем, что, построив за 10 лет 6 кластеров, которые не существовали в стране, я часть из них перечислил сейчас, способны в следующие 10 лет построить еще пять новых кластеров и развить существующие. Наверное, то, что сделано, пока еще не очень заметно на масштабах страны. 361 млрд. — это не такие гигантские цифры. Но вместе с тем, мы ясно видим тренд и ясно видим, как нужно двигаться. Давать советы всегда дело легкое и привлекательное. Первое, что я бы сказал, что в этой сфере ни в коем случае не нужно рассчитывать на быстрый успех. В этой сфере есть такой закон, когда сначала ожидания взлетают до небес, завтра все будет в каком-то цифровом гиперпространстве вместе с видеореальностью и альтернативным изображением. Через 2–3 года этого не происходит. Наступает разочарование. На следующем этапе после этого, после невероятных ожиданий и полного разочарования приходит спокойное последовательное понимание того, что шаг за шагом нужно продолжать двигаться. Важно тут не попасть в избыточные ожидания. Важно просто спокойно выстроить стратегию. 10 лет — это самый минимальный срок, когда что-то видимое может появиться. А вообще говоря, в этой индустрии в инновационной сфере 20–25 лет — это нормальный срок строительства (нрзб.) инновационных экономик.

ВЕДУЩИЙ: А у вас нет опасения того, что бурно развивающийся искусственный интеллект может уничтожить человечество? Об этом спорят вполне всерьез в кремниевой долине?

Анатолий Чубайс: Эта тема, к которой, как ни странно, к которой мы относимся очень серьезно и которой мы всерьез занимаемся. Вы правы, действительно численность населения уже превысила 7 млрд. И к 2050 году достигнет 9,5 млрд. Ничего подобного на земном шаре не было никогда. Объем потребления ресурсов за 20 век по большинству видов ресурсов вырос в геометрической прогрессии. И, конечно же, мы должны всерьез думать не только о теме под названием криптовалюта, биткоины и прочие радости айфонов и айпэдов, но мы должна думать о материале, из которого сделана техносфера. И задача энергоэффективности, о которой мы все говорим постоянно, как-то совершенно не дополняется задачей под названием «эффективное использование материалов», причем базовых материалов — цемент, пластик и металл. Это главное, из чего создана техносфера. Здесь есть колоссальные ресурсы. Конечно же, это крупномасштабный вызов, к которому нужно отнестись во всеоружии технологических решений, в том числе которые представляют нанотехнологии.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо.

Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс


Россия. СЗФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 7 ноября 2017 > № 2377129

Ростехнадзор завершил проверку готовности 1-го энергоблока Ленинградской АЭС-2 к физическому пуску.

Комиссия Ростехнадзора завершила целевую проверку готовности 1го энергоблока ВВЭР-1200 Ленинградской АЭС-2 к этапу физического пуска.

Об этом Росэнергоатом, дочка Росатома, сообщил 7 ноября 2017 г.

Комиссия под председательством замначальника управления по регулированию безопасности АЭС и исследовательских ядерных установок Ростехнадзора В. Манакова дала оценку безопасности нового энергоблока и подтвердила высокую степень готовности нового, самого мощного и современного энергоблока Ленинградской атомной станции к физическому пуску.

Члены комиссии рассмотрели значительный объем документации, в т.ч проектной и эксплуатационной, произвели осмотр пускового энергоблока, его оборудования, зданий и сооружений, проверили техническую готовность блока к началу ввода в эксплуатацию, оценили профессиональную подготовленность оперативного персонала.

По результатам проверки директору Ленинградской АЭС В. Перегуде выдан акт с приложением выявленных замечаний.

В ближайшее время руководство Росэнергоатома и Ленинградской АЭС разработает мероприятия их по устранению, обеспечит выполнение и представит подтверждающие и обосновывающие документы в Ростехнадзор.

После этого будет принято решение о возможности выдачи лицензии на начало физического пуска 1го энергоблока Ленинградской АЭС-2, во время которого в активную зону реактора будут загружены кассеты со свежим ядерным топливом.

Ленинградская АЭС была запущена в 1973 г.

АЭС располагается в г Сосновый Бор Ленинградской области в 80 км западнее Санкт-Петербурга на берегу Финского залива.

В настоящее время на станции эксплуатируются 4 энергоблока с реакторами типа РБМК-1000.

В августе 2007 г начались работы по строительству замещающей Ленинградской АЭС-2 в составе 2 энегоблоков с реакторами ВВЭР-1200.

Физический пуск реактора и энергопуск 1го энергоблока Ленинградской АЭС-2 планируется осуществить до конца 2017 г, запуск в опытно-промышленную эксплуатацию намечен на 2018 г.

Россия. СЗФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 7 ноября 2017 > № 2377129


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Белоруссия. Весь мир > Электроэнергетика > belta.by, 2 ноября 2017 > № 2392482

Беларусь назвали одной из самых передовых стран среди ядерных новичков

Международные эксперты назвали Беларусь одной из самых передовых стран среди ядерных новичков. Это следует из материала "Атомная энергия - важный инструмент развития зеленой экономики", опубликованного Центром новостей ООН, сообщает БЕЛТА.

"К строительству своей первой атомной электростанции несколько лет назад приступила и Беларусь. В прошлом году Беларусь посетила Группа экспертов по ядерной безопасности. По результатам проверок международные эксперты назвали Беларусь одной из самых передовых стран среди ядерных новичков. Предполагается, что атомная электростанция в Беларуси будет введена в эксплуатацию до конца нынешнего десятилетия", - говорится в материале.

Отмечается, что в последние годы растет интерес к атомной энергетике. В настоящее время по всему миру строится 60 новых ядерных реакторов. Такие тенденции на энергетическом рынке отчасти обусловлены стремительным глобальным потеплением и уменьшением запасов нефти и газа.

Пути развития ядерной энергетики обсудили участники конференции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в Абу-Даби. Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано подчеркнул, что атомная энергия - надежный инструмент устойчивого развития. В трехдневной конференции приняли участие 700 делегатов из 67 стран. Они отметили важную роль ядерной энергетики для продвижения "зеленого" экономического развития. Эксперты подчеркнули, что при эксплуатации объектов атомной энергетики практически не выделяется парниковых газов, вызывающих глобальное потепление. На атомные электростанции приходится 11% вырабатываемой в настоящее время электроэнергии в глобальном масштабе. Это треть всей электроэнергии, получаемой из низкоуглеродных источников.

На сегодняшний день в мире работает 449 атомных электростанций. Все они сосредоточены в 30 странах. За последние два года в эксплуатацию было введено 20 новых реакторов.

Белоруссия. Весь мир > Электроэнергетика > belta.by, 2 ноября 2017 > № 2392482


Казахстан > Транспорт. Электроэнергетика. Авиапром, автопром > inform.kz, 2 ноября 2017 > № 2374859

Руководство нацкомпании пересело на казахстанские электромобили

В пользование АО «Национальное агентство по технологическому развитию» в рамках запуска пилотной программы «Отечественный электромобиль» было передано два электромобиля JAC, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу нацагентства.

«Одной из задач НАТР является стимулирование и популяризация инновационной деятельности в стране. Электромобили - инновационное решение, которое становится доступным с запуском в производство JAC. Поэтому Агентство в рамках пилотной программы на собственном примере продемонстрирует возможность использования электромобилей отечественного производства в повседневной жизни. Мы будем активно и объективно информировать население о результатах программы», - рассказал председатель правления АО «НАТР» Марат Омаров.

Электромобиль - экологичный и экономичный вид транспорта. Они работают без привычного топлива, используя чистую и возобновляемую энергию электричества, предусматривают минимум расходных жидкостей и материалов, которые необходимо периодически менять или дополнять.

По информации производителей электромобилей JAC в Казахстане, такой вид транспорта будет заряжаться за 7 часов от обычной розетки или час от быстрой зарядки. Запас хода машины - 350 километров, а батарея рассчитана на 39 кВт. Беря за основу самый дорогой тариф, получается чуть более 1000 тенге на зарядку авто на 350 километров. Разгоняется авто за 11 секунд до 100 километров. Как заверяют производители, стоимость электромобиля JAC в Казахстане будет самой доступной.

Кроме того, НАТР поддерживает развитие инфраструктуры для электромобилей. Так, в 2016 году агентством в виде гранта был поддержан проект «Зарядная станция для электромобилей». На сегодняшний день грантополучателем успешно производятся отечественные зарядные станции, которые также будут использоваться в рамках пилотной программы «Отечественный электромобиль».

«Данное устройство в два раза дешевле зарубежных и при этом не уступает по качеству. Проект является ярким примером того, что в Казахстане создаются технологии, готовые составить достойную конкуренцию зарубежным аналогам», - подытожил руководитель агентства.

НАТР входит в структуру АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек».

Казахстан > Транспорт. Электроэнергетика. Авиапром, автопром > inform.kz, 2 ноября 2017 > № 2374859


Китай > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 2 ноября 2017 > № 2372034

Правительство северокитайского города Тяньцзинь в среду объявило о планах запретить бессистемное сжигание угля к концу 2018 году в целях сокращения загрязнения воздуха.

В рамках программы 1,21 млн домохозяйств в Тяньцзине, который граничит с Пекином, будут переведены с угольного отопления на газовое и электрическое, заявил начальник городского управления охраны окружающей среды Вэнь Ужуй.

По его словам, 610 тыс. домохозяйств перейдут на чистую энергию к концу этого года, остальные -- в течение следующего.

Сжигание угля является источником 25 процентов твердых частиц диаметром менее 2,5 микрон -- PM2,5 в воздухе Тяньцзиня, отметил Вэнь Ужуй.

Местные власти принимают меры по сокращению потребления угля, улучшению качества воздуха, повышению стандартов выбросов и прекращению бессистемного сжигания угля.

Тяньцзинь намерен уменьшить потребление угля еще на 2,6 млн тонн в этом году, так образом сократив его на 10 млн в период с 2013 по 2016 год.

Тем временем, 41 угольный теплогенератор был модернизирован, что позволило снизить объем выбросов.

Власти Тяньцзиня и соседней провинции Хэбэй ранее предписали сильно загрязняющим предприятиям, включая сталелитейную и коксовую промышленность, ограничить производство и уменьшить выбросы в зимний период.

Загрязнение воздуха, и в частности зимний смог, в регионе Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй часто возникает как результат высокой концентрации промышленных и автомобильных выбросов, ограниченной циркуляции воздуха и сжигания угля.

Проблема загрязнения и его влияния на здоровье вызывает беспокойство все большего числа местных жителей. Особенно это касается частиц PM2,5 -- мелкие частицы представляют наибольшую угрозу, поскольку способны проникать в легкие глубже, чем более крупные.

Китай наметил цель сократить среднюю концентрацию PM2,5 в городах региона Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй как минимум на 15 процентов в октябре 2017 - марте 2018 года относительно уровня прошлого года.

Китай > Нефть, газ, уголь. Экология. Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 2 ноября 2017 > № 2372034


США > Агропром. Электроэнергетика. Экология > agronews.ru, 1 ноября 2017 > № 2373867

В Филадельфии появилась вертикальная ферма, работающая за счет солнечной энергии.

Американская компания Metropolis Farms решила использовать «городские джунгли» для создания новой модели сельского хозяйства в мегаполисе.

Специалисты компании создали в центре Филадельфии первую в мире крытую вертикальную ферму, работающую от солнечной энергии. Вертикальная теплица размещена на четвертом этаже обычного здания и питается от 500-киловольтной солнечной батареи, состоящей из более чем 2000 панелей. Вместо воздействия естественного солнечного света растения будут получать концентрированный свет в контролируемой среде внутри помещения. Представители Metropolis Farms рассчитывают, что теплица будет давать такой же урожай, как традиционные сельскохозяйственные угодья площадью 2,7 кв. км, занимая при этом лишь 9290 кв. м. Компания планирует выращивать в теплице помидоры, клубнику, брокколи, листовой салат и различную зелень. Сообщается, что первые растения будут посажены уже в ноябре.

США > Агропром. Электроэнергетика. Экология > agronews.ru, 1 ноября 2017 > № 2373867


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко

Новая реформа. Чубайс рассказал, когда в России наступит энергетический кризис

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Также глава «Роснано» рассказал о планах развития «зеленой» энергетики, которые должны помочь избежать самого драматичного сценария

Председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс прогнозирует, что Россия столкнется с энергетическим кризисом в течение ближайших шести-семи лет, если в стране не будет проведена реформа энергетической отрасли, сообщил он в интервью «Российской газете».

Около 10 лет назад во многих регионах России не хватало мощностей и «вводы новых мощностей, которые дала осуществить реформа энергетики, эту проблему сняли». По его словам, это рекордные объемы — 35 000 МВт, — введенные в России за последние 10 лет.

Чубайс подчеркнул, что практически все сходятся на мысли, что этот ресурс исчерпается. «Думаю, в диапазоне от шести до семи лет, если не обеспечивать новые вводы, мы снова получим такую же проблему, из которой вышли благодаря реформе», — считает он.

Без проведения реформы и увеличения мощностей есть риск отключения электроэнергии «в самый драматический момент», уверен Чубайс: при максимальной загрузке имеющегося оборудования может не хватить.

Как решить проблему?

По мнению Чубайса, одной из важнейших задач является модернизация, обновление и внедрение новых технологий. А вторая задача — поддержка государством проекта возобновляемой энергетики. «К счастью, система мер поддержки уже работает и вводы ВИЭ запланированы до 2024 года. Но если не будет поддержки за пределами 2024 года, то отрасль останется в полузачаточном состоянии.

Вот, собственно, сейчас и идет дискуссия о том, как именно в новую концепцию развития отрасли уложить и модернизацию традиционных мощностей, и запуск новой волны возобновляемой энергетики: какую долю в энергобалансе и платежах оптового рынка она может занять», — отмечает Чубайс.

Он считает, что России к 2030 году достаточно иметь в энергобалансе 15% возобновляемой энергетики.

Что будет, если не решать?

«Предположим, мы ничего не делаем. Говорим: да ну ее, эту возобновляемую, у нас дешевого угля и газа полно. Вроде бы мы даже выигрываем по экономике. Все прекрасно. Но проходит 3-5-7 лет, и выясняется, что уже дешевле строить солнечные станции, чем угольные.

А у нас их нет. Это означает, что у нас единственный путь — импорт, импорт и еще раз импорт. Технологий, экспертизы, ноу-хау, образования, науки. К счастью, одна из важных технологических удач промышленной политики правительства — это то, что такой сценарий удалось предотвратить. И мы явно уже свернули на путь создания собственной промышленной базы для возобновляемой энергетики», — считает Чубайс.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко


Белоруссия. Германия > Химпром. Электроэнергетика > belta.by, 30 октября 2017 > № 2392488

ЗАО "Атлант" совместно с немецкими партнерами работает над созданием холодильной установки на солнечных батареях. Об этом корреспонденту БЕЛТА сообщил первый заместитель министра промышленности Беларуси Геннадий Свидерский.

"Атлант" с немецкими партнерами реализует проект по созданию мобильной холодильной установки, которая бы питалась от солнечной батареи. Такие устройства незаменимы там, где нет электроэнергии или существуют перебои с ее поставками. Идея заключается в том, чтобы, преобразовывая энергию солнца, охладить камеру и чтобы она могла работать с вечера до утра, сохранять продукты. Изготовлен первый макетный образец. Конечно, мы еще в начале пути, но тема сама по себе интересная и, думаю, будет иметь продолжение", - рассказал Геннадий Свидерский. По его словам, детали этого проекта обсуждались на Белорусско-европейском инвестиционном форуме, который состоялся 27 октября в Люксембурге.

Одной из тем на переговорах с французскими коллегами стало расширение поставок белорусской техники на Африканский континент. "То, что наша техника востребована в Африке и адаптирована под работу в их условиях, это понятно. Наиболее сложным вопросом расширения поставок является обеспечение финансирования. Вырабатывается схема, чтобы, используя наше экспортное кредитование и ресурсы международных фонов, создать наиболее комфортные формы для продвижения белорусской продукции в Африку", - пояснил Геннадий Свидерский.

Также, по словам первого заместителя министра, белорусский автопром заинтересован быть потребителем композитных материалов, производство которых планируется наладить на территории Китайско-белорусского индустриального парка "Великий камень". "Композитные материалы по своей прочности заменяют металлические. Основная сфера их применения - автомобили, сельхозмашиностроение. Мы бы хотели, чтобы отечественный автопром применял эти материалы", - заключил он.

Белоруссия. Германия > Химпром. Электроэнергетика > belta.by, 30 октября 2017 > № 2392488


Китай > Транспорт. Электроэнергетика. Экология > ecolife.ru, 29 октября 2017 > № 2445682

В Китае запустили первый водородный трамвай

Китайская корпорация CRRC Tangshan запустила в городе Таншань в провинции Хэбэй первый в мире трамвай на водородных топливных элементах.

Как сообщает «Синьхуа», новый транспорт заработал на трамвайной ветке, созданной еще 136 лет назад и соединяющей несколько промышленных районов Таншаня.

Для Китая актуальна проблема загрязнения воздуха. Ее причиной является работа множества производственных предприятий, а также загруженность населенных пунктов не экологичным и нередко устаревшим транспортом. Из-за этих причин, в частности, в китайском Пекине с 2015 года практически постоянно висит смог, представляющий угрозу для здоровья людей.

В настоящее время в Китае реализуются несколько программ, нацеленных на значительное улучшение экологической обстановки в стране. Запуск водородного трамвая, единственным продуктом работы топливных элементов которого является пода, был произведен в рамках одной из экологических программ.

О какой именно модели трамвая идет речь, не уточняется. Сообщается только, что он собран по низкопольной схеме с расположением пола на высоте всего 35 сантиметров от дорожного покрытия. Это значительно облегчает доступ в трамвай людям с какими-либо физическими ограничениями, а при остановке на «приподнятых» станциях позволяет добиться одного уровня пола трамвая и платформы.

Заправка водородного топливного элемента трамвая занимает всего 15 минут. Полной заправки хватает на то, чтобы трамвай мог проехать 40 километров на скорости 70 километров в час. Другие подробности о новом общественном транспорте не уточняются.

В середине марта текущего года другая китайская компания — Qingdao Sifang — получила заказ властей города Фошань в провинции Гуандун на сборку и поставку восьми водородных трамваев, которые будут ходить по строящейся линии в городском районе Гаомин. Власти китайского города закупили новые трамваи в рамках программы по переходу на экологичные виды транспорта.

По условиям соглашения, Qingdao Sifang должна будет построить восемь трамвайных вагонов, оснащенных водородными топливными элементами. Эти элементы во время движения заряжают аккумуляторы под полом и питают электромоторы. Заправка топливных элементов трамвая производится всего за три минуты.

Новый трамвай, представленный Qingdao Sifang в 2015 году, способен развивать скорость до 70 километров в час. Власти Фошаня заказали трамваи, рассчитанные на перевозку 285 пассажиров, хотя китайская компания разработала и версию, способную вместить до 380 человек.

Протяженность трамвайной ветки в Гаомине составит 17,4 километра. Она будет насчитывать 20 остановок. Как ожидается, новые водородные трамваи для новой линии будут поставлены до конца будущего года. Тогда же планируется и запустить новую трамвайную ветку.

Китай > Транспорт. Электроэнергетика. Экология > ecolife.ru, 29 октября 2017 > № 2445682


ОАЭ > Экология. Электроэнергетика > dxb.ru, 27 октября 2017 > № 2365522

Управление по электро- и водоснабжению Дубая (Dewa) на этой неделе объявило о привлечении 2,4 млрд дирхамов ($653 млн) в рамках своего «зеленого фонда» в размере 100 млрд дирхамов ($27,2 млрд). Цель Dewa — сделать Дубай экологически чистым городом с наименьшим углеродным следом в мире к 2050 году.

На World Green Energy Summit в Дубае Саид Аль Тайер, управляющий директор и главный исполнительный директор Dewa, сказал, что ОАЭ поставили перед собой амбициозную цель — запустить Энергетическую стратегию ОАЭ 2050, чтобы увеличить потребление чистой энергии на 50 процентов. Кроме того, инициатива нацелена на то, что 75 процентов общего производства энергии эмирата будет генерироваться экологически чистыми источниками.

Дубай поставил цель обеспечить 7 процентов своей общей мощности чистыми источниками к 2020 году, 25 процентов — к 2030 году и 75 процентов — к 2050 году.

Dewa запустило крупнейшую в мире солнечную электростанцию мощностью 700 МВт в прошлом месяце. Этот проект стал частью четвертого этапа солнечного парка Rashid Al Maktoum, мощность которого к 2030 году достигнет 5000 МВт.

Фатима Аль Фура Аль Шамси, помощник заместителя министра энергетики, отметила в своем обращении, что энергетические и водные сектора энергетики особенно важны, поскольку они являются основой для устойчивой инфраструктуры.

Она отметила, что энергетическая стратегия ОАЭ призвана обеспечить диверсификацию и рост экономики.

ОАЭ > Экология. Электроэнергетика > dxb.ru, 27 октября 2017 > № 2365522


Россия. ЦФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 27 октября 2017 > № 2365134

В рамках проекта «Светлый город» в Московской области установлено почти 6,5 тыс новых светильников наружного освещения.

В рамках приоритетного проекта «Светлый город» в Московской области в 2017 г планируется установить 9 тыс новых светильников наружного освещения.

Об этом говорилось 27 октября 2017 г в ходе круглого стола по организации уличного освещения на территории Московской области, организованного Мособлдумой в г Мытищи.

В ходе круглого стола обсуждалась реализация приоритетного проекта «Светлый город» в 2017 г.

Задачи проекта - убрать недоосвещенные места, повысить энергоэффективность и создать комфортные условия для жителей.

Проект «Светлый город» основан на обращениях жителей и выполняется в режиме взаимодействия с ними.

Мониторинг мнений проводится на сайте «Добродел», где аккумулируются жалобы и замечания.

С жителями советуются по всем вопросам: где установить дополнительное освещение, какой яркости, где нужно повысить качество уже функционирующих светильников.

Министр энергетики Московской области Л. Неганов рассказал о ходе реализации проекта в 2017 г.

Планируется установить 9 тыс новых светильников наружного освещения.

На 25 октября 2017 г уже установлено 6,437 тыс ед, т.е план исполнен на 72%.

Планы по модернизации реализованы на 40% - модернизировано 17,983 тыс светильников из запланированных 40 тыс.

В рамках создания «мест притяжений» создано 29 таких мест.

Также Л. Неганов отметил, что современные светильники способны радикально уменьшить количество потребляемой энергии, а это - сокращение бюджетных расходов муниципалитетов.

По итогам мероприятия было принято решение рекомендовать рассмотреть возможность принятия постановления правительства Московской области в части формирования отдельной подпрограммы по развитию систем наружного освещения и архитектурно-художественной подсветки на 2018-2022 гг.

Также решено рассмотреть возможность продолжения реализации приоритетного проекта «Светлый город» в 2018 г.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 27 октября 2017 > № 2365134


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко

«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной

Максим Артемьев

Историк, журналист

Владимир Путин сделал ставку на Сергея Кириенко перед президентской кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за ее исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома»

В 1998 году 35-летний Сергей Кириенко возглавил правительство и, когда он занял место в кабинете премьера, обнаружил, что на пульте его телефона кнопки вызова министров расположены в хаотическом порядке, без понятной системы. Он потребовал переделать пульт, но вызванные мастера объяснили, что переделка секретной правительственной связи потребует много времени.

Первым заместителем руководителя администрации президента его назначили ровно год назад. Привлечение менеджера крупной государственной корпорации к управлению публичной сферой может показаться несколько необычным: «Росатом» — наследник знаменитого Средмаша, самого закрытого ведомства Советского Союза. Но раз президент Владимир Путин принял такое кадровое решение, значит он имеет на Кириенко определенные виды.

Пришествие Кириенко во власть в 2016 году отличалось от такового в 1998-м. Тогда его называли «киндер-сюрпризом» — за молодость и неожиданность назначения, а теперь он едва ли не elder statesman, по крайней мере, Кириенко на два года старше смененного им Вячеслав Володина, и по всем параметрам может считаться ветераном.

К слову сказать, в официальной политике остались все те же лица: Зюганов («Я даже Зюганову позвонил!» — сказал Ельцин как о каком-то невероятном достижении в связи с голосованием в Госдуме по кандидатуре Кириенко), Жириновский, Явлинский. Несмотря на все пертурбации после 1999 года, когда к власти пришел Владимир Путин, действующая команда, что в Кремле, что в Думе, что вне ее, остается одна и та же.

Кириенко предстоит внести управляемость и логику в сложные политические процессы в России. Удастся ему это или, как в случае с пультом в его премьерском кабинете, решение этой задачи упрется в непреодолимые препятствия?

Соратник Путина

Многие современные явления уходят своими корнями в 1998 год, когда ельцинская семья начала лихорадочные поиски преемника с целью если не удержания власти и влияния, то, по крайней мере, обеспечения личной безопасности и сохранения собственности и статуса. Именно тогда пересеклись пути Сергея Кириенко и Владимира Путина. У них долгая история взаимодействия, которая позволяет назвать их «соратниками» в полном смысле этого слова.

Оба недавно приехали в Москву. Путин — из Петербурга: там ему не нашлось места в новой администрации Владимира Яковлева, победившего Анатолия Собчака на губернаторских выборах. Кириенко из Нижнего Новгорода перетащил за собой вместе с Борисом Бревновым Борис Немцов. Но если Бревнов в РАО ЕЭС допустил ряд промахов, и его быстро «сожрали», то Кириенко в Минтопэнерго вел себя осторожно, и через полгода руководства министерством Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев, возглавлявший администрацию президента Ельцина, сочли его пригодным для замещения Виктора Черномырдина на посту премьер-министра.

Путин также делал в столице стремительную карьеру, но пока отставал от юного нижегородца. Но через несколько месяцев уже в ранге главы кабинета именно Кириенко объявил Путину о том, что его назначают руководителем ФСБ. Что примечательно: на тот момент Путин уже занимал нынешнюю должность Кириенко — первого заместителя главы администрации президента.

Вместе Путин и Кириенко прошли через шахтерские забастовки и дефолт. Тот факт, что Кириенко довольно быстро покинул пост премьер-министра, совершенно ничего не значил: он по-прежнему оставался в кремлевской команде и выполнял важные поручения семьи.

Например, Кириенко был одним из учредителей «Союза правых сил» (СПС) и баллотировался на пост мэра Москвы в пику Юрию Лужкову. В Кириенко вряд ли видели человека, который может занять пост президента (чуть позже ельцинская семья определилась с преемником, выдвинув на первый план Путина). Но, будучи лидером СПС, Ельцина он поддерживал, одновременно резко критикуя Лужкова, чей клан было решено не допускать до власти любой ценой. Когда Путин стал президентом, Кириенко в мае 2000-го после учреждения федеральных округов стал его полномочным представителем в Приволжском округе.

Передовой комсомолец

Ментально Сергей Кириенко принадлежит к перестроечным комсомольцам. На рубеже 1980-х и 1990-х для комсомола открылись самые разнообразные возможности, например научно-технические центры молодежи — одни из первых в стране ростков бизнеса, опередившие даже кооперативы. Именно из этой среды вышли такие бизнесмены, как Михаил Ходорковский или Сергей Лисовский. Кириенко участвовал в движении, получившем известность как «сургутская инициатива» — объединение комсомольских секретарей-реформаторов. Многие из них впоследствии стали видными предпринимателями и менеджерами, например Максим Сотников, Николай Брусникин, Александр Фомин (последние два прошли в Госдуму по спискам кириенковского СПС).

С одной стороны, это поколение последних комсомольцев было идеологически не зашорено и скептически относилось к идеалам старших «товарищей». Они потому первыми ринулись в рыночные отношения. С другой — у них имелись организаторские навыки и полезные связи практически во всех частях советского аппарата, а также внутрикорпоративная солидарность. Это сочетание стало той силой, которая обеспечила многим представителям перестроечного комсомола место в новом истеблишменте. Сергей Кириенко стал самым ярким воплощением их успеха. За его плечами было руководство молодежной фирмой, региональным банком, а затем и местной нефтекомпанией, в основе которой был Кстовский НПЗ.

Специфический комсомольский бизнес 1990-х наложил свой отпечаток на менеджерский стиль Кириенко: опора на взаимодействие с государством, расстановка кадров по принципу корпоративной солидарности. Но у него имелся и свой «пунктик» — слабость ко всякого рода передовым технологиям организации бизнеса и управления.

Впрочем, он был не одинок. Те, кто пришел в бизнес из комсомола или низших чинов в госбезопасности, любят побаловаться подобным «тимбилдингом» — отзвук чтения в советское время Дейла Карнеги и тому подобной малодоступной литературы. Например, в моей родной Тульской области этим последовательно грешили несостоявшийся преемник губернатора Василия Стародубцева — его зам Анатолий Воропаев, некогда активист «Сургутской альтернативы», видный предприниматель в шоу-бизнесе и политтехнолог; а затем Владимир Груздев F 135, участник списка Forbes, в начале карьеры — сотрудник советской разведки.

По большому счету в этих играх ничего особенно плохого нет, «чем бы дитя ни тешилось». Но неосторожное увлечение ими, во-первых, способно негативно отразиться на имидже, как это получилось с Кириенко и сайентологами, у которых он будто бы обучался. В его защиту можно сказать, что тогда, в середине 1990-х, в России мало кто знал, кто такие «сайентологи», и они проходили по разряду одной из методик самоорганизации и психотренингов. Я сам, поступая в 1994 году в аспирантуру, написал реферат по психологии, используя книгу Хаббарда «Дианетика», которая была единственной в библиотеке английской книгой по «психологии» — так тогда ее классифицировали. Любимцы Кириенко — методологи Щедровицкого — сами по себе, кстати, могут считаться сектой.

Во-вторых, и это важнее, никакие тренинги и сплачивания команд не заменят в политике выборов и реальной практики. Оргдеятельностные игры и прочее — это всего лишь симуляция нормального публичного процесса. Никто из лидеров западного мира не поднялся на подобной имитации, равно как и в тоталитарных странах «вожди» к власти пробирались иным путем.

Навязчивая мечта сегодняшней кремлевской команды — создание управляемой модели, где губернаторов оценивают по отсутствию внутриэлитных конфликтов, априорно нереалистична. Политика и есть перенос в сферу публичного противоречий и столкновения интересов.

Там они решаются методом их озвучивания и предложения альтернатив, которые выбирают сограждане, голосуя. Плюс постоянно должна идти работа исполнительной власти с законодательными собраниями по продвижению своих инициатив — то, что больше всего времени занимает у американских губернаторов, — убеждать депутатов в правильности своих предложений.

Реальная политическая практика Кириенко приучила его к циничному взгляду на вещи. И его поход в московские мэры, и история с созданием сперва «Новой силы», а потом СПС — это истории про создание видимостей, равно как и его недолгое премьерство. К 1999 году у москвичей накопилось множество претензий к Лужкову. Кириенко решил оседлать их, запустив проект «Московская альтернатива», в рамках которого жители столицы могли звонить и посылать через интернет свои жалобы и предложения по работе московских властей.

Кириенко стал первым политиком в России, который широко использовал в кампании возможности интернета. Это заслуга Глеба Павловского и Марата Гельмана.

Однако те москвичи, кто поверил, что игра идет всерьез, и посылали свои тезисы на сайт msk.ru и звонили по телефону, были жестоко обмануты. Огромный массив информации был просто отправлен в «канализацию». Лужков остался у власти еще на 11 лет, Елена Батурина F 90 стала долларовым миллиардером, а Кириенко уехал в Нижний Новгород.

Приволжская вертикаль

Он взял с собой и политолога Петра Щедровицкого, и Вячеслава Глазычева — своего напарника на выборах, кандидата в вице-мэры, считавшегося крупным специалистом по развитию городского пространства. В Приволжском округе — единственном в России — началась веселая пора конкурсов, игр, отборов претендентов на почетные должности федеральных инспекторов. Принять участие в них мог практически любой желающий. Так во власть попали совсем молодые люди наподобие Валентина Пугача (30 лет), Ивана Огнева (26 лет), Дмитрия Овсянникова (24 года) — нынешнего губернатора Севастополя.

Но параллельно с этой пиар-работой шла другая, так сказать настоящая, в которой уже не было места молодым реформаторам и прогрессистам. Довольно жестко Кириенко выбил из губернаторского кресла Юрия Горячева (Ульяновская область) и Вячеслава Кислицына (Республика Марий Эл). Причем на замену им пришли вовсе не «рыночники», а генерал Владимир Шаманов, прошедший чеченскую войну, и состоявший в ЛДПР Леонид Маркелов.

Третьим несколько позже «полетел» Владимир Сергеенков (Кировская область). Его сменил «номенклатурщик» Николай Шаклеин. Был изгнан из Нижнего Новгорода заклятый враг (а прежде соратник) Кириенко — Дмитрий Савельев, бывший глава «Транснефти». Но зато на выборах там победил коммунист Геннадий Ходырев, и это был крупнейший провал полпреда: Кириенко пришлось затем убеждать победителя порвать с компартией.

Вина всех этих региональных лидеров заключалась в их излишней самостоятельности (такие же процессы по построению вертикали и отстранению слишком самостоятельных региональных лидеров шли и в других федеральных округах). Но главные политические «зубры» — президенты Татарии и Башкирии Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов — были не по зубам Кириенко, и, похоже, задачу их заменить полпреду не ставили. В лучшем случае речь шла о том, чтобы «попугать», как в 2003 году, когда против Рахимова был выдвинут банкир Веремеенко, который и вышел во второй тур, создав тем самым немалый переполох.

Секреты атома

Работу Кириенко в Приволжском округе Владимир Путин оценил по достоинству. В 2005 году полпред перешел на работу в «Росатом». Эта огромная империя, оставшаяся со времен холодной войны, — сотни сверхсекретных заводов и НИИ, 10 закрытых городов — оставалась плохо управляемым и нереформируемым монстром. Скандал с арестованным в Швейцарии бывшим главой Минатома Евгением Адамовым словно символизировал глубину падения этой организации.

О работе Кириенко в «Росатоме» существуют противоречивые мнения. Сами атомщики оценивают его наследие позитивно: «изменился общий дух — от военизированной организации мы сместились в сторону западной компании». С его именем связывают «ренессанс» атомной отрасли. Началось строительство новых блоков на АЭС, резко усилились позиции на международном рынке. Причем последнее касается не только стран третьего мира наподобие Ирана и Индии, но и западных государств, таких как Финляндия и Венгрия.

В «Росатоме» была внедрена единая отраслевая система закупок, поначалу доставившая немало головной боли из-за усложнения процедур; принята «производственная система «Росатома» (ПСР) — свод правил корпоративной культуры.

Как отмечают ветераны «Росатома», Кириенко очень быстро начал говорить на «их языке». Инженерная лексика стала ему доступна.

Это было заметно на международных выставках, когда он обсуждал с иностранцами не только цену, но и содержательные характеристики. Инжиниринговый дивизион поддерживался и развивался, «бухгалтера над инженером не ставили» — считается, что это заслуга привлеченного им Валерия Лимаренко.

Команду в «Росатоме» Кириенко формировал поровну из приведенных с собой менеджеров из бизнеса, таких как Кирилл Комаров, и старых кадров атомной отрасли, таких как Иван Каменских и Александр Локшин. В итоге «крупные ученые и хозяйственники ему если не в рот смотрели, то слушали как равного им».

Однако критики отмечают, что работу Кириенко в «Росатоме» сопровождали одновременно «мощный пиар и закрытость». Многие проблемы решены не были. Скажем, число «атомных городов» по-прежнему остается в пять раз большим, чем в США, то есть избыточность ядерного потенциала налицо, и что с этим делать, непонятно. Будущее атомной энергетики остается туманным, а меры, направленные на повышение безопасности АЭС, делают их энергию чересчур дорогой.

Любопытно, что в руководство другой крупнейшей оборонной госкомпании — «Роскосмоса» — привлекли человека не из системы лишь 10 лет спустя, когда на смену генералам пришел Игорь Комаров с опытом работы в Сбербанке и «Автовазе».

***

В 1998 году в Белый дом пришел Кириенко — белый лист бумаги, на котором можно было писать любые письмена. Год назад в Кремле появился человек, имеющий за плечами не только дефолт, но и успешную работу в полпредстве и «Росатоме». Психологически и морально он уже давно восстановился после кризиса 1998-го, и с ним более не ассоциируется.

Владимир Путин сделал ставку на Кириенко перед президентской избирательной кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за их исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома» — сочетание новейших технологий с железной дисциплиной. Иными словами, обеспечение вертикали власти на новом историческом этапе свежими идеями и средствами.

Отсюда и все эти тренинги с прыжками со скал будущих губернаторов, и конкурсы «Лидеры России». Россия представляется одной гигантской корпорацией, а регионы — ее департаментами, куда и требуется отобрать лучшие кадры. Естественно, в компании не может быть и речи об автономии структурных подразделений. В Кремле, как сказал один из бывших губернаторов, комментируя последние назначения, «не хотят укрепления региональных элит и появления ярких региональных политиков, особенно с задатками федеральной известности».

Но удастся ли управлять большой и сложной страной, как «Росатомом»?

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко


Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357928

В Казахстане успешно проведен первый пуск реактора ИВГ.1М с топливом низкого обогащения, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на Комитет атомного и энергетического надзора и контроля Министерства энергетики РК.

18 октября был успешно проведен первый пуск реактора ИВГ.1М с топливом низкого обогащения в составе активной зоны в рамках программы конверсии реактора ИВГ.1М. При проведении пуска реактор был выведен на уровень мощности 6 МВт и отработал на данной мощности в течение 5 часов 35 минут.

Проведенный пуск ознаменовал начало нового важного этапа - ресурсных внутриреакторных испытаний экспериментальных образцов водоохлаждаемых технологических каналов (ВОТК) реактора ИВГ.1М с перспективным топливом низкого обогащения по урану-235 (менее 20%).

Все системы отработали в штатном режиме. Реактор ИВГ.1М готов для продолжения проведения серии пусков комплексных испытаний ВОТК-НОУ.

Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357928


Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356794

На страже надежного электроснабжения потребителей Московской области будут стоять бригады энергетического «спецназа».

В осенне-зимний период (ОЗП) 2017-2018 гг для ликвидации возможных технологических нарушений на электросетевых объектах будут привлекаться профессиональные аварийно-спасательные формирования, не имеющие аналогов в России.

Об этом 20 октября 2017 г сообщил зам председателя правительства МО Д. Пестов.

Профессиональные аварийно-спасательные формирования, не имеющие аналогов в России - 8 специально подготовленных и укомплектованных современным оборудованием и техникой формирований, состоящих из сотрудников МОЭСК.

Данные формирования будут задействованы при ликвидации сложных технологических нарушений – для работы в критических погодных условиях (в частности, при устранении последствий «ледяного дождя»), для аварийного восстановления энергоснабжения крупных социальных объектов и жилых массивов, для работы в условиях пожара, и т.д.

Помимо обязательных для всех сотрудников оперативно-выездных бригад электросетевых компаний навыков, сотрудники таких формирований умеют проводить поисково-спасательные работы, применять специализированное спасательное оборудование, оказывать доврачебную медицинскую помощь, и, в частности, проводить реанимационные мероприятия при пожаре и аварии.

Электромонтеров-спасателей также обучают основам психологической помощи пострадавшим.

Формирования оснащены специальной техникой с проблесковыми маячками и звуковыми сигналами, что дает возможность передвигаться по дорогам Подмосковья в приоритетном порядке.

По оценкам энергетиков МОЭСК, оперативность прибытия таких формирований к месту технологического нарушения в три раза выше, чем у стандартных мобильных бригад.

В целях надежного прохождения осенне-зимнего периода энергокомпаниями Московской области сформировано 745 аварийно-восстановительных бригад.

На территории области рассредоточено свыше тысячи дизельных электростанций, предназначенных в первую очередь для аварийного обеспечения электричеством социально значимых объектов.

Кроме того, в случае аварий энергетикам Подмосковья помогут силы и средства МЧС, Мособлпожспас, предприятий ЖКХ.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > neftegaz.ru, 20 октября 2017 > № 2356794


Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 19 октября 2017 > № 2358480

Министр энергетики России: мы живем в век революции электричества

Министр энергетики РФ рассказал, что в его отрасли ожидается в ближайшем будущем, почему розетки уйдут в прошлое, и какая энергия придет на смену газу и углю

Алексей Стефанов

"Вспоминаю Всемирный фестиваль молодежи и студентов в 1985 году — мне тогда было 14 лет − отдельные фрагменты я смотрел по телевизору и очень завидовал тем, кто имел возможность участвовать в таком масштабном мероприятии, думал, может, и мне когда-нибудь посчастливится. И вот мне выпала большая честь пообщаться с вами. Уже не будучи студентом и молодым специалистом, но зато руководителем министерства я бы хотел рассказать про сегодняшние мировые тренды в энергетике», — открыл встречу с участниками ХIХ Всемирного фестиваля молодежи и студентов на площадке "Технологии будущего" министр энергетики РФ Александр Новак.

Невероятные прогнозы

Свое выступление он начал именно с будущего, процитировав прогнозы американского изобретателя и футуролога Рэя Курцвейла. Уже в 2019 году провода и кабели уйдут в прошлое – заряжать гаджеты мы будем "по воздуху". Еще через год персональный компьютер достигнет вычислительной мощности, сравнимой с человеческим мозгом, а к 2021 году беспроводной доступ в интернет покроет 85% территории земли. К 2027 году у каждого появится персональный робот, который станет таким же привычным бытовым прибором, как холодильник или кофеварка, но при этом будет обладать функциями компьютера. Робот подберет для вас нужное лекарство, если вы заболеете, скажет, какие документы нужны для покупки недвижимости или поможет заключить выгодную финансовую сделку. Через 20 лет появятся первые роботизированные люди, а для поиска любой информации в интернете не нужно будет вводить данные руками или при помощи голоса, достаточно будет просто подумать, и нужная информация тут же появится, к примеру, на линзе в очках.

"Это кажется фантастикой, но до сих пор прогнозы Курцвейла совпадали с реальностью. Думал ли кто-то из вас лет 10-15 назад, что сегодня появятся смартфоны, передавать информацию можно будет без проводов и придет эпоха цифровизации? Так что к его словам стоит прислушаться. На первый взгляд, кажется, что это не моя тема, но рассказал я об этом не случайно, поскольку энергетика будет полностью подвержена всем этим процессам", — пояснил Новак.

По прогнозам экспертов, экономика мира к 2040 году по сравнению с сегодняшним уровнем вырастет в два раза, а потребление энергии возрастет всего на 30%. При этом значительно увеличится доля потребления конечного продукта – именно электроэнергии, потому что грядет эра компьютеризации, больше энергии требуется для передачи информации, зарядки гаджетов, электромобилей.

"Мы живем в век революции электричества. Само электричество появилось сто лет назад, тем не менее сейчас идет активное развитие. Это сопряжено с цифровизацией, роботизацией, появлением искусственного интеллекта, с развитием новых технологий, умных городов, умных сетей. Управление энергопотреблением — это одно из направлений развития сегодняшней энергетики", — отметил министр.

Время пика добычи нефти ушло в прошлое

По мнению Новака, углеводороды еще несколько десятилетий будут оставаться основным источником энергии. Без этого не удастся вырабатывать электроэнергию, которая будет расходоваться во всех процессах будущего. Получать ее можно либо сжигая углеводородное сырье, либо используя новые технологии — производить энергию из солнца, ветра, при помощи геотермальных технологий.

"Солнечные и ветровые электростанции занимают все большую долю в энергобалансе многих стран. Это значит, что перед Европой стоит задача 50% энергобаланса иметь за счет источников возобновляемой энергии. Говоря о цифрах, сегодня в общей доле потребления энергии углеводород – нефть, газ и уголь − занимает 87%, и до 2040 года общая доля снизится незначительно. По оценкам экспертов, примерно на 10-15%. Эту нишу как раз и займут возобновляемые источники энергии – производимые солнцем, водой и ветром", — указал министр.

Еще лет 10 назад, до развития современных технологий – добычи сланцевой, глубоководной нефти − существовала теория пикойл. Считалось, что нефти на земле осталось совсем мало. Но развитие современных технологий добычи черного золота, как пояснил министр энергетики РФ, помогли совершить большой скачок вперед – нефть научились добывать при помощи гидроразрывов пласта, делать глубокое наклонное бурение, то есть методами, которые раньше считались неэффективными и нерентабельными.

"На сегодняшний день теория пикойл потеряла свою актуальность, и все думают уже не о пике добычи нефти, а о пике потребления. Из-за того что появились новые технологии выработки энергии, нефти, угля и газа стало слишком много, и столько потреблять в будущем мы больше не будем. В дальнейшем доля возобновляемой энергии в энергобалансе будет расти с сегодняшних 15% до 23%, а в выработке электроэнергии — с 7% до 20%. В результате мы придем к тому, что одну пятую часть в выработке энергии к 2040 году будут занимать новые технологии", — убежден Александр Новак.

Искусственный интеллект на службе человеку

«Говоря о тех технологиях, которые могут полностью заменить энергетику, я бы назвал оцифровывание всех наших производственных процессов. Когда мы говорим о цифровизации, речь идет не только об умных сетях, но также о добыче нефти, газа. В России уже есть конкретные месторождения, они находятся в Западной Сибири, которые российские компании оцифровали, создали массивы больших данных. И что интересно – эти технологии приводят к тому, что машина сама уже считает, как лучше и эффективнее разрабатывать месторождения, какие скважины бурить — по наклонности, глубине, какие технологии применять. Мои коллеги в нефтегазовом секторе говорят, что зачастую машины на сегодняшний день соображают и дают рекомендации лучше человека. Искусственный интеллект начинает опережать человеческий мозг с точки зрения принятия решений в процессах добычи традиционных углеводородов», — удивил участников фестиваля министр энергетики.

Вернувшись к новым трендам, он отметил исследования в области накопителей. На сегодняшний день наиболее эффективными накопителями являются литиево-ионные батареи, которые используются в том числе при зарядке автомобилей и даже начинают составлять конкуренцию двигателям внутреннего сгорания. Но для того, чтобы более активно внедрять современные источники энергии в виде солнца и ветра, нужны технологии большого накопления, быстрой выдачи и многократной передачи энергии, очень большие накопители, однако пока они не созданы. Особенно такие накопители важны в тот период, когда нет ни солнца, ни ветра. Ученые многих стран мира работают над этой проблемой.

Обратившись к участникам фестиваля, Новак выразил надежду, что присутствующие в зале студенты будут жить не только при новых технологиях, но и примут участие в разработке таких накопителей, тем самым полностью изменят энергетическую систему. И тогда не придется заниматься строительством многокилометровых линий электропередач, а в каждом поселке и городе будет свой источник питания.

"Еще одно направление – это беспроводная передача энергии, в том числе на основе wi-fi. Думаю, в ближайшее время мы все забудем, что такое розетка и будем считать ее пережитком прошлого", — отметил министр.

Александр Новак полагает, что помимо традиционных и возобновляемых источников энергии могут появиться и новые – сейчас наука работает над более активным использованием водорода. "Уже появились водородные двигатели для автомобилей. Технологии развиваются все больше, а водорода на планете бесконечное количество. Если появятся технологии удешевления производства энергии из водорода, то для любой страны мира это сырье станет самым доступным и в будущем — основным", — заключил министр энергетики РФ.

И, рассказав о трендах и вызовах, которые стоят перед развитием энергетической отрасли, неожиданно предложил участникам Всемирного фестиваля молодежи и студентов подняться со своих мест и провести общую фотосессию, чем поразил едва ли не всех собравшихся. А помогли не растеряться и сделать снимки студентам те самые смартфоны, о которых еще лет 10-15 назад говорили только футурологи. Впрочем, тогда и о фотографировании обычных студентов со всего мира с министром из правительства Российской Федерации никто не помышлял. Вперед шагают не только технологии, но и мышление.

Россия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > newskaz.ru, 19 октября 2017 > № 2358480


Китай > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 19 октября 2017 > № 2358290

Изготовление парогенератора к китайскому ядерному реактору "Хуалун-1" завершилось в Гуанчжоу. Во вторник, 17 октября, его морем отправили к месту строительства АЭС -- в провинцию Фуцзянь /Восточный Китай/, сообщили корр. Синьхуа в электротехнической корпорации "Дунфан" /Dongfang Electric Corporation, DEC/.

Как и "Хуалун-1" /реактор третьего поколения/, парогенератор ZH-65 -- полностью китайская разработка. Аппарат был создан командой во главе с генеральным конструктором Китайского института атомной энергии /NPIC/ Чжан Фуюанем и компанией тяжелого машиностроения DEC в Гуанчжоу.

Специалистам пришлось преодолеть массу технологических барьеров, признался председатель правления и гендиректор компании Цзэн Сяньмао. Зато аппарат, свидетельствующий о зрелости китайских технологий, по его словам, стал ключевой составляющей конкурентоспособности отечественной атомной энергетики.

Как отмечается, из всего комплекта основного оборудования "ядерного острова" парогенератор -- самый габаритный, объемный и дорогостоящий. По всем техническим характеристикам парогенератор ZH-65, который будет установлен на энергоблоке номер 5 Фуцинской АЭС в Фуцзяне, находится на одном уровне с зарубежными аналогами, а расчетный срок его службы составляет 60 лет, сообщила компания-изготовитель.

Китай > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 19 октября 2017 > № 2358290


Узбекистан > Транспорт. Электроэнергетика > podrobno.uz, 19 октября 2017 > № 2357270

Узбекистан намерен завершить электрификацию железнодорожного участка Пап–Наманган–Андижан в 2021 году.

Президент Узбекистана на днях утвердил основные технико-экономические параметры проекта, общей стоимостью свыше 202 миллионов долларов.

Финансирование будет осуществляться за счет кредита Азиатского банка развития на 80 миллионов долларов, собственных средств "Узбекистон темир йуллари" — 72 миллиона долларов, "Узбекэнерго" — 11 миллионов долларов. Еще около 38 миллионов в качестве таможенных льгот предоставит правительство республики.

Реализация инициативы позволит повысить эффективность грузовых и пассажирских перевозок, соединив основные города в Ферганской долине, где проживает почти треть населения Узбекистана, со столицей и другими регионами. Кроме того, этот участок может стать важнейшим звеном создающихся новых межгосударственных транспортных коридоров из Китая и Южной Азии в Европу и страны Ближнего Востока.

Еще один положительный момент — в результате перехода на электрическую тягу выбросы углекислого газа сократятся на 10 тысяч тонн. По оценкам экспертов, после завершения проекта, грузооборот по дороге возрастет до 962,6 миллионов тонн-километров в год, а пассажирооборот — до 32 миллиардов пассажиро-километров.

Узбекистан к 2020 году планирует довести уровень электрификации железных дорог с нынешних 34% до 51% за счет строительства линий протяженностью 846,3 километра и стоимостью около 1 миллиарда долларов.

В стране при общей протяженности железнодорожных путей в 4,2 тысячи километров электрифицирована почти тысяча километров, из них за последние семь лет — свыше 700 километров. На железную дорогу Узбекистана приходится порядка 60% грузооборота внутри страны и почти 80% от общего объема экспортных и импортных грузовых перевозок.

Узбекистан > Транспорт. Электроэнергетика > podrobno.uz, 19 октября 2017 > № 2357270


Россия > Электроэнергетика. Экология > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355894

Большая светодиодная ложь.

Министерство энергетики России готовит документ по запрету оборота ламп накаливания мощностью свыше 50 Вт.

Заместитель министра энергетики Антон Инюцын в ходе Восточного экономического форума отметил, что текущее ограничение распространяется на лампы мощностью 100 Вт и выше. «Мы рассматриваем возможность пойти дальше и ограничить максимальную мощность уровнем 50 Вт. Хотим обсудить этот вопрос с экспертами, посчитать и с расчётами представить предложения в правительство», – сказал Антон Инюцын. По оценкам Минэнерго, в масштабах страны речь идёт об экономии в десятки (40–70) миллиардов рублей в год. Эта экономия будет достигнута в первую очередь благодаря тому, что для выработки электроэнергии потребуется меньше углеводородного топлива.

Можно представить, что скажут некоторые эксперты. Например, ведущий инженер компании Linear Technology Скотт Элдер, который профессионально занимается разработкой преобразователей напряжения для питания светодиодных ламп, скажет, что государство своё получит, а для потребителей обещанной экономии не будет, поскольку светодиодные лампы на деле не выдерживают те 30–50 тыс. часов работы, которые указывают их поставщики. Большинство ламп выходят из строя в течение года-двух, после чего нужно покупать новые лампы.

Проблема в том, что заявляемые 30–50 тыс. часов – это срок службы самого светодиода, но светодиодная лампочка включает десятки других электронных компонентов, которые размещены внутри колбы на крошечной печатной плате, работающей при повышенных температурах. Скотт Элдер собрал статистику по светодиодным лампам стоимостью от 10 до 45 долл. за штуку, но наши граждане в большинстве своём предпочтут модели стоимостью около 200 руб. (3–4 долл.), которые, можно предположить, выходят из строя гораздо чаще. И тогда может оказаться так, что «многомиллиардный народнохозяйственный эффект» дорого обойдётся российским потребителям.

Россия > Электроэнергетика. Экология > oilru.com, 19 октября 2017 > № 2355894


Россия > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 октября 2017 > № 2355868

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки - об энергосбережении и повышении энергетической эффективности.

Из стенограммы:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства.

Д.Медведев: Прежде чем перейти к повестке, хочу напомнить, что мы с вами договаривались завершить работу по отдельным государственным программам. В марте на заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию мы договорились о переводе государственных программ на принципы проектного управления.

Принятые документы закрепляют это решение, устанавливают новые правила формирования государственных программ. Эти документы я подписал. Действие таких федеральных целевых программ в названных сферах (образование, здравоохранение, жильё, транспорт, сельское хозяйство) досрочно прекращается с 1 января 2018 года, а незаконченные мероприятия погружаются в обновлённые государственные программы, которые должны быть внесены в Правительство до 15 ноября текущего года. Обращаю внимание всех ответственных министров: надо лично проконтролировать подготовку этих государственных программ и представить их в Правительство.

Теперь по повестке дня.

Мы начнём с энергоэффективности и энергосбережения. Тема для нас сверхактуальная.

Несмотря на то что наша страна занимает лидирующие позиции по производству угля, нефти, газа, по выработке электроэнергии, нам нужно много работать для того, чтобы свести к минимуму потери по дороге от производства к потребителю. Это сложная и важная деятельность. По показателям энергоэффективности мы уступаем значительной части наших зарубежных коллег, особенно по показателям энергоёмкости валового внутреннего продукта.

Потенциал для энергосбережения очень значительный. Он есть практически во всех секторах. В первую очередь, конечно, в самом ТЭК, но не только. Бюджетные организации, жилищно-коммунальное хозяйство, транспортные предприятия, промышленные предприятия в целом нельзя назвать эффективными потребителями энергии и тепла. Хотя на примерах отдельных предприятий мы видим, что такие результаты могут быть достигнуты в короткие сроки.

По оценке Минэнерго, энергозатраты на освещение и отопление в одном только бюджетном секторе можно снизить почти на треть. И только на освещении каждый год экономить десятки миллиардов рублей. Если говорить в целом, бюджетная сфера может быть лидером в плане энергоэффективности. А сейчас все эти неэффективные расходы, естественно, висят на бюджете, создают дополнительную нагрузку на бизнес, а в конечном счёте возникают в платёжках за жилищно-коммунальное хозяйство, за электричество, и наши граждане и успешные предприятия вынуждены оплачивать чью-то бесхозяйственность из собственного кармана.

За последний год были приняты дополнительные решения в этой сфере. Есть и определённые результаты, хотя не всё, что планировали, удалось сделать. Сегодня министры энергетики и экономического развития об этом подробнее доложат. И мы обсудим, какие дополнительные шаги нужно сделать, на что обратить внимание.

Во-первых, скорректировать систему государственного управления в области энергосбережения и повышения энергоэффективности, настроить механизмы господдержки, стимулирования частного бизнеса. Минэкономразвития должно подготовить детальный план действий и представить в Правительство.

Второе. Нужно создать больший эффект в рамках региональных и муниципальных программ энергоэффективности. Они, конечно, требуют денег, но это затраты, которые в конечном счёте вернутся существенной экономией. Поэтому нужно поработать тем же самым ведомствам с регионами и привлечь инвестиции в энергоэффективность.

Третье. Нужно поддержать российских производителей энергоэффективного оборудования, современных приборов учёта, энергосберегающих материалов, а для этого обновить номенклатуру товаров, которые закупаются для государственных и муниципальных нужд, установить для них жёсткие требования по энергоэффективности.

И наконец, последнее, но от этого не менее важное. Более разумно нужно относиться в целом к тому, каким образом используются энергоресурсы, в том числе и самим гражданам. Сегодня много технологий и оборудования, которые помогают сберегать энергию. Надо, чтобы об этих технологиях знали как можно больше, чтобы понимали, что это не отвлечённые разговоры о снижении энергоёмкости, а в конечном счёте уменьшение расходов на коммуналку, платы за электричество. И на это нужно обратить особое внимание.

Сегодня мы рассмотрим законопроект, который должен помочь бороться с хищениями денег через систему дистанционного банковского обслуживания. В последние годы такие мошеннические действия достаточно часто происходят. Усилились атаки на банковские счета клиентов, которые, конечно, осуществляются без их согласия. Незаконно списываются средства через интернет, через мобильную связь, через различные платёжные системы. С этим сталкиваются не только организации, но и клиенты банков. Создаётся механизм, который может предотвратить такие операции, которые совершаются без согласия клиентов.

Признаки незаконного перевода будут устанавливаться Банком России. Кредитные организации смогут эти признаки дополнять с учётом развивающейся практики. Тем более что сервисы, которые в настоящий момент существуют в этой сфере, – интернет-сервисы – с каждым годом становятся всё более продвинутыми, меняются. Поэтому эту практику нужно обязательно анализировать. В таком случае при первых же подозрениях можно будет приостановить сделку, транзакцию, а потом связаться с клиентом. В общем, такие правила предлагается принять.

Мы рассмотрим поправки в закон «Об уничтожении химического оружия», а также изменения в законодательство, которые направлены на борьбу с незаконным распространением оружия массового уничтожения. В данном случае речь идёт об информации о том, что то или иное лицо или организация причастны к распространению такого оружия. В этом случае вводятся специальные контрольные мероприятия. Эти операции могут быть приостановлены банком. Речь идёт, конечно, об организациях, которые попали в соответствующий перечень Росфинмониторинга.

И ещё несколько вопросов мы рассмотрим, в том числе имеющих научную ценность.

Давайте начнём с энергоэффективности, энергосбережения.

Сначала выступит Министр энергетики, потом Министр экономического развития, а потом попросим выступить губернатора Тюменской области Владимира Владимировича Якушева.

Пожалуйста, Александр Валентинович (обращаясь к А.Новаку).

А.Новак: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Развитие энергоэффективности и энергосбережения, безусловно, является важным условием развития всей российской экономики и конкурентоспособности в современном мире. Принято считать, что повышение энергоэффективности – это пятый вид топлива.

Указом Президента в 2008 году была поставлена цель снизить к 2020 году энергоёмкость валового внутреннего продукта на 40% от уровня 2007 года. Несмотря на то что темпы снижения энергоёмкости в последние годы у нас достаточно высокие, на уровне среднемировых (в этом году мы ожидаем 1,7% снижения), в целом за этот период (с 2008 года) у нас общее снижение составит всего 13%. Это ниже запланированных цифр. На это есть объективные причины, в том числе более низкие темпы роста ВВП за этот период, структурные изменения экономики, которые планировались, но ещё не достигли целей.

В целом можно сказать, что начало системной работы было положено этим указом. Был принят федеральный закон в 2009 году об энергосбережении и повышении энергоэффективности. За это время 78 региональных законов было принято субъектами Российской Федерации об энергоснабжении и создано 55 региональных центров энергоснабжения.

За прошедший период также была создана нормативно-правовая база, инфраструктура в области энергоэффективности, которая соответствует мировой практике. Она достаточно эффективно работает в последние годы. Об этом свидетельствует рейтинг государственного регулирования в области энергоэффективности Всемирного банка, в котором наша страна заняла 17-е место, вошла в группу лидеров.

Потенциалом повышения энергоэффективности обладают фактически все сектора российской экономики, особенно ЖКХ, бюджетный сектор, транспорт, промышленность, топливно-энергетический комплекс и многие другие.

Сегодня государственная политика в области энергоэффективности и энергосбережения реализуется по четырём направлениям.

Первое – формирование системы государственного управления энергосбережением, внедрение системы энергоменеджмента на уровне государства, которая, согласно международному опыту, позволяет дополнительно повысить энергоэффективность до 5%. Важнейшие элементы здесь: отраслевая ответственность, ключевые показатели энергоэффективности.

Вами, Дмитрий Анатольевич, давалось соответствующее поручение федеральным органам исполнительной власти о включении показателей и индикаторов в госпрограммы. Сейчас они уже присутствуют в большинстве государственных программ, хотя не все ещё до конца приняли.

Что касается топливно-энергетического комплекса, у нас включено семь отраслевых показателей энергоэффективности. Например, такие как удельный расход условного топлива на производство электрической энергии (за пять лет мы достигли снижения показателя на 9%); удельный расход электроэнергии на транспортировку нефти, на транспортировку газа; полезное использование попутного нефтяного газа. Здесь у нас есть положительная динамика.

Аналогичная работа ведётся и в других отраслях и крупнейших компаниях. Так, примерно две трети наших крупнейших компаний уже внедрили энергоменеджмент. Государственные и регулируемые компании в обязательном порядке реализуют специальные программы энергосбережения и повышения энергоэффективности в соответствии с федеральным законом. Данные программы регулярно рассматриваются на советах директоров. Мы видим эффект от реализации программ в виде экономии электрической энергии, тепла, внедрения современных технологий.

Дополнительно с международным опытом в области развития энергоменеджмента мы предлагаем также рассмотреть вопрос о директивном включении информации о достижении показателей энергоэффективности в публичную корпоративную отчётность крупнейших государственных компаний.

Также в целях повышения энергоэффективности и совершенствования работы в этом направлении две недели назад Правительством был поддержан и внесён в Государственную Думу проект федерального закона, предусматривающий переход на отраслевой принцип формирования требований к программам энергоэффективности. То есть каждое отраслевое ведомство будет формировать свои требования к программам энергосбережения государственных компаний в своей отрасли.

Также нами ведётся работа по включению показателей в государственные программы регионов. На сегодняшний день 63% региональных отраслевых государственных программ включают в себя показатели энергоэффективности. Этому предшествовала работа по обучению 34 тысяч государственных и муниципальных служащих.

Важным элементом системы управления является подготовка на федеральном уровне ежегодного государственного доклада, подкреплённого публичными рейтингами энергоэффективности предприятий и регионов. Это нам позволяет собирать лучшие практики, проводить бенчмаркинг.

В частности, можно отметить работу ряда регионов по внедрению светодиодов в бюджетном секторе. Например, во Владимире за три года заменили 44% уличного освещения на светодиодное, обеспечена экономия более 30% электропотребления. В Москве удалось увеличить освещённость города на 40% без увеличения потребления энергии. В Казани в результате реализации проекта модернизации отопления по итогам установки 1400 индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим регулированием суммарное снижение платежей населения за отопление составило 400 млн рублей в год, или 290 тыс. рублей на один подъезд.

В 60 регионах ведётся работа по подготовке стандартов открытости органов власти в рамках Открытого правительства, которая включает в себя также энергосбережение.

Кроме этого создана информационная система мониторинга бюджетного сектора, которая позволяет ставить задачи по увеличению количества зданий, достигших определённого класса энергоэффективности, в ходе капитального ремонта, адресно выявлять потенциал экономии. Такую практику планирования и контроля внедрили в Московской области. В целом в системе уже содержатся актуальные данные 80% общего количества государственных и муниципальных учреждений в стране.

Наша цель – сделать ежегодное предоставление информации в эту систему обязательным. Соответствующий законопроект внесён в Государственную Думу и проходит сейчас второе чтение.

Второе направление госполитики – внедрение технологического и экологического регулирования в вопросах энергосбережения. К этому направлению относится внедрение наилучших доступных технологий, энергоэффективных стандартов строительства, требований к оборудованию. Например, в ТЭК Минэнерго готовит сегодня проекты шести справочников НДТ, и две недели назад утверждён уже справочник НДТ по энергоэффективности.

Важным направлением здесь являются инновационные технологии, которые могут стать новым отраслевым стандартом. Например, цифровые подстанции, «умные» электрические сети. У нас есть положительные примеры. Например, в Калининградской области, где внедряются эти технологии, это позволило сократить потери энергии на 45%.

Также один из примеров техрегулирования – это применение светодиодов в сфере освещения. С этого года действует запрет на закупку неэнергоэффективных источников света для государственных и муниципальных учреждений. Введена обязанность регулируемых организаций довести долю светодиодного освещения до 75% к 2020 году. Утверждён свод правил, который делает обязательным использование светодиодных источников света при проектировании уличного освещения.

За последние несколько лет в бюджетном секторе доля светодиодов выросла фактически с нуля до 6 млн, и экономия в год составляет уже более 3 млрд. В целом, если говорить о размере и потенциале экономии, она может составить до 200 млрд рублей в год, поскольку у нас на освещение потребляется примерно 12% всего потребления электроэнергии. И около 40% от этого потребления может быть сэкономлено.

В международной практике сегодня часто вводят различные меры для вытеснения ламп накаливания. В настоящее время более 100 стран уже реализуют меры по запрету ламп накаливания. Мы считаем, что мы могли бы подумать о снижении разрешённого порога для ламп накаливания со 100 до 75 или 50 Вт в перспективе двух-трёх ближайших лет. При этом, конечно, обязательным условием должно быть введение сертификации и минимального гарантийного срока на товар. В целом наша промышленность готова заменить современными энергоэффективными лампами любое количество ламп, которые сегодня в продаже.

Третье направление политики – это формирование экономических стимулов для проектов в сфере энергоэффективности и обеспечение их финансирования. В международной практике здесь наиболее значимыми факторами являются цены на энергоресурсы, акцизы, инвестиционные надбавки, плата за выбросы. С учётом социально-экономических возможностей такая работа проводится и у нас. Например, штрафы по попутному нефтяному газу, новая модель рынка тепла, стимулирование вывода неэффективной генерации и её модернизация. У нас такие предложения есть и по новым проектам по модернизации.

С 2016 года разработан совместно с Министерством промышленности и торговли механизм налоговых льгот для энергоэффективного оборудования. Такой перечень утверждён постановлением Правительства и позволяет пользоваться льготами по налогу на имущество и ускоренной амортизации. Это и есть экономический стимул и экономическая окупаемость, которая может быть драйвером инвестиций.

Д.Медведев: Какие ещё есть основные предложения?

А.Новак: Хотел бы сказать о положительном опыте выделения субсидий, которые распределялись с 2011 по 2014 год (в размере 5 млрд) и позволяли софинансировать проекты в субъектах Российской Федерации и привлекать как внебюджетные средства, так и средства субъектов. На каждый рубль можно было от 10 до 20 рублей привлечь дополнительных инвестиций. Мы с Минэкономразвития предложили бы рассмотреть вопрос о возврате к такой системе стимулирования.

Четвёртое направление – популяризация энергосбережения. Мы горячо поддерживаем и предлагаем, чтобы наши регионы активно включились в эту работу.

В заключение хотел бы отметить, что за последние несколько лет была сделана большая работа и шаг вперёд. Тем не менее у нас, безусловно, есть значительный потенциал, предстоит многое сделать. Энергоэффективность и энергосбережение являются межотраслевой задачей, затрагивают все сферы деятельности.

Мы в целях усиления работы и повышения эффективности в этой области договорились с Минэкономразвития разработать и утвердить комплексный план по повышению эффективности экономии, затрагивающий все секторы экономики. Сейчас проект плана разработан и проходит процедуры согласования.

Кроме этого мы договорились, что учитывая, что государственная политика носит межотраслевой характер, показатель энергоэффективности и энергоёмкости экономики будет включён в государственную программу «Экономическое развитие и инновационная экономика», а также продолжить работу по включению во все государственные программы наших федеральных отраслевых министерств и закрепить за Министерством экономического развития подготовку ежегодного доклада о состоянии энергосбережения.

Прошу поддержать.

Д.Медведев: Пожалуйста, что есть дополнить, Максим Станиславович (обращаясь к М.Орешкину)?

М.Орешкин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Энергоэффективность – это потери не только с точки зрения экономического роста, это в том числе и бюджетные потери, потому что нефтегазовая отрасль является бюджетообразующей в нашей стране и нерациональное использование ресурсов означает меньший экспорт и меньшее поступление доходов в бюджет.

Ещё один важный момент: в 2016 году у Российской Федерации появились обязательства по линии Парижского соглашения, и снижение выбросов парниковых газов практически полностью может быть обеспечено как раз за счёт повышения энергоэффективности. Но есть объективные причины, по которым установленный пять лет назад показатель не был достигнут, идёт с нарушением графика.

Главное здесь, что вне зоны действия госпрограмм до сих пор остаются наиболее энергоёмкие сферы экономики: бюджетная сфера, промышленность, транспорт. Идёт последовательное сужение госпрограммы. С 2014 года из неё выпали все сектора, кроме ТЭК. Снизилось финансирование программы: с 2016 года снижение в три раза. В результате эффект от реализации программы составлял в среднем 0,7% в год, что, к сожалению, мало.

Мы проанализировали имеющиеся проблемы, и на самом деле есть значительный потенциал для исправления ситуации.

Какие ключевые моменты?

Первое – это внедрение современных технологий и модернизация оборудования в сфере производства, передачи и использования энергоресурсов. Ресурсом для таких инвестиций, по нашему мнению, может стать новая инвестиционная программа в электроэнергетике, так называемая ДПМ-2, дальнейшие шаги по реформе рынка тепла и внедрение бенчмаркинга типовых затрат у естественных монополий. Каждое из этих направлений способно дать серьёзный результат.

Сосредоточение усилий на секторах экономики, регулирование которых осуществляется государством и где может быть достигнут максимальный эффект от реализации мероприятий, может снизить энергоёмкость больше чем на 20% от текущего уровня.

В развитие этих возможностей был разработан план по повышению энергоэффективности. Мы готовы его в Правительстве доработать вместе с Минэнерго и до конца текущего года представить. Он предполагает установление дополнительного показателя снижения энергоёмкости экономики за счёт технологического фактора по отраслям.

Отмечу основные направления реализации плана.

Первое – это работа по снижению потребления энергии в бюджетной сфере, госкомпаниях, ЖКХ, в том числе за счёт использования механизма бенчмаркинга.

Второе – необходимо снижение потерь при передаче энергии, в том числе за счёт введения нормативного уровня потерь.

И третье – повышение эффективности при производстве энергии за счёт использования наилучших доступных технологий.

Коротко остановлюсь на организационных мероприятиях, которые необходимы для обеспечения реализации плана.

Прежде всего должна быть проведена ревизия полномочий госорганов и учреждений в сфере энергоэффективности. Задача – исключить дублирование и конфликт интересов.

Будет проведена актуализация региональной повестки в области энергоэффективности, в частности налажено горизонтальное взаимодействие и тиражирование лучших практик.

Продолжится работа по совершенствованию информационного обеспечения и сопровождения.

Реализация такого комплексного плана позволит России не просто выйти на заданные показатели энергоэффективности, а, как я говорил, в целом окажет положительное влияние и на экономику страны, и на бюджет, в частности. Мы должны будем увидеть рост конкурентоспособности за счёт снижения себестоимости продукции, технологическое обновление в проблемных секторах, в том числе в жилищно-коммунальном хозяйстве. Достигнем заданных целей по Парижскому соглашению. И конечно, высвобождающиеся энергоресурсы будут способствовать дополнительному экономическому росту.

Мы вместе с Минэнерго готовы взять ответственность за реализацию такого плана и для этого предлагаем сделать следующие вещи: включить показатели энергоэффективности экономики и соответствующую подпрограмму Минэнерго в госпрограмму «Экономическое развитие и инновационная экономика» Минэкономразвития; закрепить за Минэкономразвития функции по подготовке ежегодного доклада о состоянии энергосбережения; рассмотреть вопрос о возобновлении финансирования мероприятий по повышению энергетической эффективности.

Д.Медведев: Пожалуйста, Владимир Владимирович Якушев.

В.Якушев: Добрый день! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В Тюменской области в рамках реализации закона от 23 ноября 2009 года мы достаточно системно двигались. Соответствующие показатели энергоэффективности предусмотрены во всех наших региональных государственных программах. Буквально несколько цифр, чего нам удалось добиться с того момента, как закон начал работать.

В рамках реализации закона была разработана региональная программа энергосбережения, и энергоёмкость валового регионального продукта сегодня снижена у нас уже на 46% с 2010 года. При этом обеспечено повышение энергетической эффективности по всей энергетической цепочке – где-то больше, где-то меньше, тем не менее это и выработка, и передача, и потребление.

Удельный расход топлива на выработку электрической энергии для энергостанций снизился на 3%, это было связано с тем, что произошла модернизация двух ТЭЦ. С 2009 года в Тюменской области, учитывая, что у нас достаточно высокая доля газификации, доля жилых домов и квартир, которые работают на природном газе, увеличилась до 92%. За последние пять лет потери в электрических распорядительных сетях снизились с 15 до 11,3%, причём нужно сказать, что сети «Тюменьэнерго» являются сегодня самыми эффективными, потери у них составляют 2,54% – это самый низкий показатель в Российской Федерации.

Самый тяжёлый вопрос. За последние пять лет, несмотря на все наши усилия, мы получили снижение в тепловых сетях на 2,2%, в сетях водоснабжения – на 2,8, но это, естественно, недостаточно, потому что это очень финансово ёмкие мероприятия. Сейчас мы решаем эти вопросы в рамках концессии. 16 концессий на территории нашего субъекта уже заключено в разных муниципальных образованиях. Поэтому изыскиваем ресурсы и в этом направлении тоже видим достаточно большой ресурс.

Снижается удельное потребление коммунальных ресурсов. Нужно сказать, что инструменты, которые были заложены в законе от 2009 года, позволили отработать в бюджетном секторе. Эти расходы у нас снизились на четверть за счёт внедрения государственной информационной системы энергосбережения и подключения к ней всех участников бюджетного процесса.

Отмечу, что по итогам 2016 года все государственные и муниципальные учреждения, а также органы местного самоуправления в Тюменской области заполнили энергодекларации. Считаем, что к этому инструменту отношение, конечно, разное, тем не менее это всех мобилизовало. Могу честно сказать, что если бы не эти инструменты, то, наверное, мы бы так серьёзно не относились к экономии в бюджетной сфере коммунальных ресурсов.

В жилищном секторе у нас произошло снижение потребления до 20% по воде и до 40% – по электроэнергии.

Таким образом, нужно сказать о том, что закон сегодня реально работает и инструменты, которые заложены, дают свой эффект.

Что бы хотелось сказать в качестве предложений.

Во-первых, поддержать предложения министра по выделению субсидий. Могу подтвердить, что это действительно дало хороший эффект по привлечению внебюджетных источников в систему и позволило провести большое количество энергосберегающих мероприятий.

И второй момент, на который я тоже хотел обратить внимание. У нас сегодня реализуется огромная программа капитального ремонта. Мне кажется, учитывая, что это всё-таки огромный ресурс, мы должны при реализации этой программы получить достаточно серьёзный эффект в модернизации нашего жилищного фонда, но и на вопросы, связанные с энергосбережением, мы должны обратить самое пристальное внимание. Поэтому когда в Минэкономразвития будут определённые предложения формироваться, мы готовы со стороны Тюменской области тоже такие предложения подготовить. Мне кажется, что требования по энергосбережению при проведении капитального ремонта должны быть нормативно закреплены на уровне Российской Федерации.

Д.Медведев: Собственно, такая картинка в настоящий момент складывается.

Тема очень важная. Я напомню, что мы ею с вами занимаемся начиная с 2009 года, когда ещё по моему предложению был подготовлен известный законопроект. Определённых успехов мы в этой сфере добились, но они пока не столь существенные, имея в виду масштабы экономики и энергопотребления нашей страны.

Целый ряд предложений прозвучал. Давайте обсудим.

Россия > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 19 октября 2017 > № 2355868


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355583

Internet of Energy: как распределенная энергетика повлияет на безопасность, цены на электричество и экологию

Алексей Хохлов, Федор Веселов

Распределенная генерация не только ограничивает рост цен на электроэнергию, но и повышает энергетическую безопасность , снижая риски тотальных блэкаутов и позволяя быстро восстанавливать энергоснабжение потребителей после природных катаклизмов, катастроф или кибератак

В последнее время в прессе часто возникают сюжеты, в которых обсуждается майнинг криптовалюты в качестве нового и пока еще весьма экзотического способа загрузки избыточных мощностей российских электростанций. Причина проста — плата за электроэнергию в этом процессе составляют существенную долю затрат, а у нас довольно большое число электростанций сейчас остается незагруженными. В целом по стране профицит мощностей оценивается в 20-30 ГВт, что стало результатом излишне оптимистичных прогнозов роста спроса на электроэнергию и последовавшего сооружения новых энергоблоков. В Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2020 года, одобренной Правительством в самом начале 2008 года, закладывался среднегодовой темп роста спроса на электроэнергию от 4,3% в базовом варианте до 5,6% в максимальном варианте прогноза. Фактически за этот период спрос рос гораздо медленнее — в среднем менее 1% в год. При этом за период с 2007 по 2014 годы было построено чуть более 30 ГВт новых мощностей.

Казалось бы, вопрос о сооружении новых электростанций еще долгое время будет оставаться неактуальным — ведь бурное строительство новых блоков в последние 10 лет должно было создать достаточный резерв на многие годы вперед. Однако, к сожалению, нельзя решить проблему обеспечения электроэнергией раз и навсегда — оборудование изнашивается и в какой-то момент требует замены, а спрос, несмотря на все меры повышения энергоэффективности, все-таки имеет тенденцию к росту. Если оценивать темпы роста спроса гораздо более осторожно, чтобы избежать повторения ситуации десятилетней давности и учесть текущую экономическую ситуацию в стране и в мире, все равно виден хоть и очень умеренный, но все-таки рост электропотребления — согласно анализу Института Энергетических Исследований (ИНЭИ) РАН в период с 2016 по 2035 годы он составит в среднем 0,9-1,2% в год. А это означает, что существующий профицит генерирующих мощностей может быть исчерпан на горизонте 2023 — 2027 гг. Это, прежде всего, обусловлено возрастной структурой и состоянием эксплуатируемого генерирующего оборудования, а также динамикой рынка мощности и реакцией на нее генерирующих компаний.

Большинство действующих мощностей российских тепловых электростанций были введены достаточно давно. Средний возраст турбинного оборудования в последние годы оставался стабильным — около 32 лет в среднем по тепловым электростанциям (ТЭС) — во многом благодаря резкому увеличению инвестиционной активности и интенсивным вводам мощности на ТЭС за счет реализации договоров о предоставлении мощности (ДПМ). При этом после завершения проектов ДПМ в ближайшие 2-3 года и без обновления действующих мощностей, средний возраст оборудования снова начнет последовательно расти и к 2025 году перешагнет 40 лет, а для угольных электростанций приблизится к 45 годам. Это значит, что при загрузке оборудования в 60-70% каждый киловатт мощности «в среднем» наработает уже 200-250 тысяч часов, то есть, как минимум, достигнет паркового ресурса эксплуатации. Однако для значительной части мощностей, введенных в 60-80 годах XX века, наработка достигнет 350-400 часов, то есть приблизится к предельному индивидуальному эксплуатационному ресурсу. Кроме естественного уменьшения надежности такого оборудования, очевиден и моральный износ — эти электростанции сооружались в соответствии с требованиями к энергетической и экологической эффективности полувековой давности и требуют достаточно высоких затрат на поддержание нормальной эксплуатации.

По оценкам экспертов по итогам завершенного в сентябре конкурентного отбора мощности (КОМ), цена на 2021 год не покрывает затраты на мощность для около 25 ГВт тепловых электростанций. Генерирующие компании отвечают предложениями по выводу старых / убыточных мощностей из эксплуатации — так, согласно заявлению Председателя Наблюдательного совета Ассоциации «Совет производителей энергии» Александры Паниной, объем выводов мощности, заявленных участниками в КОМ 2021, составил порядка 4,4 ГВт. Учитывая данную тенденцию и темпы естественного старения и выбытия оборудования, даже в случае реализации всех заявленных в настоящий момент планов по сооружению в России новых атомных станций, гидроэлектростанций и крупных объектов солнечной / ветровой генерации (конкурсный отбор проектов общей мощностью 5,5 ГВт до 2024 года), дефицит мощностей в централизованной системе электроснабжения РФ на горизонте 2030 году составит около 55 ГВт, а к 2035 году вырастет до 65 ГВт. Так что делать новые инвестиции все равно придется, вопрос — какие именно?

Может показаться, что речь идет о каких-то очень отдаленных временах — но нужно помнить, что сроки реализации проектов подобного масштаба в данной отрасли довольно длинные, а принятые решения определят облик электроэнергетики на долгие годы, поскольку построенные электростанции будут эксплуатироваться десятилетиями. Поэтому всерьез задуматься о доступных вариантах развития электроэнергетики страны нужно уже сегодня, не дожидаясь наступления очередного «креста Чубайса» и реагирования на него в авральном режиме.

Варианты развития электроэнергетики

Базовый вариант развития отрасли описан в утвержденной Правительством страны в июне текущего года Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года. По сути, в рамках данного варианта предполагается продолжение последовательного развития энергосистемы России в текущей парадигме — структура энергобаланса в течение следующих 20 лет остается практически неизменной, а возникающий дефицит мощностей традиционно закрывается проектами модернизации действующих электростанций или их заменой новыми крупными блоками.

Раз уж эти инвестиции неизбежны и будут во многом определять технологический уровень развития страны, целесообразно рассмотреть и альтернативные варианты. В последнее десятилетие в целом ряде стран активно развивается децентрализованная модель энергетики с акцентом на развитие распределенных энергетических ресурсов. Их ключевым элементом выступает распределенная генерация, как на основе ВИЭ (солнце, ветер), так и с использованием традиционных видов топлива (газопоршневые и газотурбинные установки, микротурбины, малые когенерационные установки и др.). Основной отличительной чертой такой генерации является ее локальность — т.е. расположение непосредственно у потребителя, либо рядом с ним, а также подключение к распределительной сети, либо прямая поставка электроэнергии потребителю. Диапазон мощностей таких источников различается в 1000 раз: от киловаттных установок до электростанций небольшой мощности (как правило, не превышающей 10-60 МВт). По оценке консалтинговой компании Navigant Research, в 2018 году в мире ожидается ввод большего объема распределенной генерирующей мощности, чем централизованной генерации — а к 2026 году разрыв между новыми вводами этих видов генерации может стать уже трехкратным! Согласно компании BCC Research, размер глобального рынка технологий распределенной генерации в 2015 году составил $65,8 млрд и ожидается, что в период с 2016 по 2021 году он вырастет с $69,7 до 109,5 млрд при впечатляющем среднегодовом темпе роста в 9,5%.

Однако распределенная энергетика не ограничивается только генерацией — в ее состав также входят системы распределенного хранения электроэнергии (DESS), программы ценозависимого снижения потребления (Demand Response), мероприятия по повышению энергоэффективности потребителей, микрогриды и электромобили. При этом, например, в США в настоящий момент большую часть установленной мощности распределенных энергоресурсов составляет не генерация, а ценозависимое снижение потребления и мероприятия по повышению энергоэффективности. Только программы различных энергокомпаний по стимулированию снижения потребления электроэнергии в часы наибольшего спроса способны сократить пиковое потребление (а, соответственно, и необходимость в строительстве дополнительных блоков и сетевой инфраструктуры) на 5-6% — что в масштабах США измеряется в несколько десятков гигаватт. Например, компания ConEdison смогла избежать инвестиций более одного миллиарда долларов, требующихся для расширения сетевой инфраструктуры в нескольких районах Нью-Йорка, путем запуска масштабной программы по снижению нагрузки на 52 МВт в пиковые часы, затратив на ее реализацию $200 млн. Программа состоит из большого количества разнообразных мер, отобранных через аукцион — от банальных замен лампочек на более эффективные до установки у потребителей и агрегированного управления накопителями электроэнергии.

В России запуск программ ценозависимого управления спросом начался для крупных потребителей, но пока в них участвует только одна компания — РУСАЛ. При этом по оценкам Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО потенциал программ управления спросом в России в случае их более массового распространения составляет 6-10 ГВт для первой ценовой зоны и 2-3 ГВт для второй ценовой зоны. В совокупности это очень значительный объем, для покрытия которого в менее плотном графике нагрузки потребуется более 30 типовых парогазовых энергоблоков мощностью 400 МВт. Весьма велик и потенциал «обычного» энергосбережения — замена энергопотребляющего оборудования более эффективным, сокращение потерь электроэнергии при передаче и потреблении. В 2010 году Правительством Российской Федерации потенциал повышения энергетической эффективности в конечном потреблении электроэнергии оценивался в 30% от конечного потребления электроэнергии. И даже если этот потенциал завышен, а часть реалистичного потенциала уже реализована, то все равно остается значительный ресурс сокращения потребления электроэнергии.

Преимущества распределенной энергетики довольно разносторонние — их анализ, в частности, был приведен в экспертно-аналитическом докладе фонда «Центр стратегических разработок» по теме «Цифровой переход в электроэнергетике России». Потребители нередко выбирают ее, как более предпочтительный по совокупности показателей надежности, качества и стоимости способ энергоснабжения по сравнению с поставками из распределительной сети (но обычно сохраняя последний в качестве «запасного» варианта). Самостоятельно инвестируя в распределенную энергетику, потребители, очевидно, снижают затраты на развитие сетевого комплекса и крупной генерации, снижают риски омертвления инвестиций за счет более гибкой инвестиционной модели реагирования на изменение динамики и размещения спроса, так как новые мощности добавляются более мелкими приращениями. Эти эффекты дополнительно усиливаются при сдерживании роста потребности в мощности комплексом мер по управлению спросом и децентрализованным энергообменом на основе распределенных источников энергии, что также позволяет отказаться или отложить проекты по сооружению новых мощностей и/или сетевой инфраструктуры большой энергетики.

Интернет энергии

Распределенная энергетика сопоставима по своей энергоэффективности (к.п.д) с крупными электростанциями, но из-за близости к потребителю характеризуется более низким уровнем сетевых потерь при распределении электроэнергии. Она также может обеспечить выполнение более высоких требований потребителей по доступности и качеству энергии, надежности энергоснабжения. Распределенность источников энергоснабжения также является важным фактором повышения энергетической безопасности, поскольку снижает риски тотальных блэкаутов и позволяет более быстро восстанавливать энергоснабжение потребителей после, например, природных катаклизмов, катастроф или кибератак. В этом смысле развитие распределенных источников энергоснабжения, как нового формата энергетической инфраструктуры, можно сравнить с развитием информационной инфраструктуры на основе систем распределенного хранения и обработки данных, превратившейся в итоге во Всемирную паутину. Все чаще новый подход к организации энергетических систем называют Интернетом энергии (Internet of Energy).

При сочетании распределенной энергетики с современными средствами управления активами, интеллектуализацией сетевой инфраструктуры, развитием потребительских сервисов может привести к значительным экономическим эффектам, в т.ч. приводящим к ограничению роста цен на электрическую энергию в долгосрочной перспективе. Помимо энергетических эффектов, развитие производственных мощностей и компетенций в области распределенной энергетики стимулирует развитие технологий управления, оборудования и сервиса, обеспечивающих их максимально эффективное использование в контуре энергосистемы и энергетического рынка, создает технологическую основу для массового появления ключевых элементов интеллектуальной энергетики — активных потребителей, а также создает возможности для выхода на масштабный глобальный рынок.

Поскольку значительную долю новых локальных мощностей в мире составляет микрогенерация на основе возобновляемых источников энергии (прежде всего это кровельные солнечные панели, все чаще — в комбинации с накопителями), либо более экологически эффективные мини-когенерационные установки, распределенная энергетика также является важным механизмом для сокращения выбросов парниковых газов и достижения мировых целей по борьбе с изменением климата. Потенциал этого механизма также может стать заметной частью усилий России в раках глобальной экологической кооперации, в том числе в рамках Парижских соглашений.

Безусловно, Россия имеет очень специфические особенности как территориального и климатического характера, так и исторически сложившейся структуры электроэнергетики. И прямое бездумное копирование зарубежных подходов может стать губительным для надежной и слаженной работы единой энергосистемы страны, создававшейся десятилетиями. Погоня за наращиванием доли распределенной энергетики в энергобалансе без четкого понимания преследуемых целей и получаемых эффектов может привести к нарушению нормальных режимов функционирования оборудования и сетей, переносу бремени по финансированию существующей централизованной инфраструктуры на более узкий состав потребителей и росту удельной стоимости киловатт часа для каждого из нас. Но и полное игнорирование этого глобального тренда чревато не только еще одним шагом в сторону технологического отставания, но и очередным раундом значительных вложений в модернизацию существующих и сооружение новых крупных энергоблоков — с риском повторного омертвления инвестиций и возложения избыточного финансового бремени на потребителей.

В результате как перед обществом в целом, так и перед более узким экспертным кругом встает очень интересная и актуальная, с точки зрения времени, задача — попробовать найти для российской электроэнергетики новый, комбинированный по своей структуре, сценарий развития, сочетающий традиционную централизованную модель с развитием распределенных энергоресурсов и, с одной стороны, учитывающий специфику страны, а с другой — позволяющий нам успешно интегрироваться и извлечь выгоды из общемировых тенденций для потребителей и экономики страны в целом, создав еще один центр спроса на инновации в электроэнергетике. Сценарий загрузки избыточной мощности майнингом криптовалюты, безусловно, интересен своей новизной, но, очевидно, такой прорыв обеспечить не сможет.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355583


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Швейцария. Россия > Химпром. Образование, наука. Электроэнергетика > rusnano.com, 17 октября 2017 > № 2371764

Лауреатом премии RUSNANOPRIZE 2017 стал создатель высокоэффективных солнечных ячеек Михаэль Гретцель.

Обладателем международной премии в области нанотехнологий RUSNANOPRIZE 2017 за разработки в области наноматериалов и модификации поверхностей стал швейцарский ученый Михаэль Гретцель. Торжественная церемония награждения лауреата состоялась на Форуме «Открытые инновации».

Премия RUSNANOPRIZE была учреждена в 2009 году и ежегодно присуждается за лучшие нанотехнологические разработки, внедренные в массовое производство, по одному из четырех направлений: «Наноматериалы и модификация поверхности», «Медицина, фармакология и биотехнологии», «Оптика и электроника», «Энергоэффективность и „зеленые“ технологии». Награду может получить группа ученых (не больше трех человек) и компания, которая коммерциализировала их разработку. Лауреатов выбирает Международный комитет, куда входят ученые и представители бизнеса, добившиеся выдающихся результатов в области, в которой премия вручается в текущем году. В 2017 году премия присуждается за работы за разработки в области наноматериалов и модификации поверхности.

Международный комитет по присуждению премии RUSNANOPRIZE 2017 решил присудить награду Михаэлю Гретцелю, профессору физической химии и заведующим лабораторией фотоники и интерфейсов Института химических наук и химической инженерии в Федеральной политехнической школе Лозанны. Он входит в десятку самых цитируемых химиков мира: его индекс Хирша равен 228, а количество цитирований превышает 260 000.

«В мире сегодня идет интенсивный поиск новых методов и материалов, которые могут повысить эффективность солнечной энергетики. Важно, что созданные благодаря его работе солнечные ячейки могут решать как стратегические, так и более повседневные задачи: от создания высокопроизводительных электростанций до подзарядки мобильных устройств. Разработка сегодняшнего лауреата — это так называемые перовскитные технологии, следующее поколение материалов для солнечных элементов. Но есть еще и „ячейки Гретцеля“, названные по имени автора. Они, например, применяются в таких солнечных панелях, которые могут встраиваться, органично вписываться в современные жилые дома. И перовскитные технологии и „ячейки Гретцеля“ уже сейчас выходят из лабораторий и становятся частью промышленности. Очевидно, что с этими технологиями связано будущее солнечной энергетики», — сказал Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, выступая на церемонии вручения премии.

Гретцель в начале 1990-х годов создал сенсибилизированные красителями солнечные элементы, которые получили название «ячейки Гретцеля». Их использование позволило довести КПД солнечных батарей с 3–8% до 22,1%. Именно за эту разработку ему и была присуждена премия.

Сегодня имя Михаэля Гретцеля ассоциируется с новым направлением в солнечной энергетике, которое он возглавил — перовскитной фотовольтаикой. Она открыла принципиально новые подходы к созданию солнечных ячеек, что позволяет значительно повысить их эффективность и в несколько раз уменьшить их стоимость, что, в конечном итоге, создает новый растущий общемировой рынок, дополняющий сегмент кремниевых солнечных батарей.

Научной группе профессора Михаэля Гретцеля принадлежит несколько рекордов в области создания перовскитных солнечных ячеек, которые произвели революцию в области фотовольтаики, достигнув эффективности в 22%. Такие значения эффективности в настоящее время превосходят значения эффективности для кремниевых аналогов, а их промышленное производство планируется уже в самое ближайшее время.

Премии также была удостоена компания Exeger, которая занимается коммерциализацией разработок Гретцеля.

Организатором премия RUSNANOPRIZE выступает Фонд инфраструктурных и образовательных программ (входит в Группу РОСНАНО). Денежная часть Премии составляет 3 млн рублей. Ученый, автор разработки, получает денежную часть Премии, наградной символ и почетный диплом лауреата. Компания, применившая разработку в массовом производстве и добившаяся коммерческого успеха за счет ее внедрения, награждается почетным дипломом и наградным символом премии.

Справка

Фонд инфраструктурных и образовательных программ создан в 2010 году в соответствии с Федеральным законом № 211-ФЗ «О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий». Целью деятельности Фонда является развитие инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, включая реализацию уже начатых РОСНАНО образовательных и инфраструктурных программ.

Высшим коллегиальным органом управления Фонда является Наблюдательный совет. Согласно уставу Фонда, к компетенции совета, в частности, относятся вопросы определения приоритетных направлений деятельности Фонда, его стратегии и бюджета. Председателем Правления Фонда, являющегося коллегиальным органом управления, является Председатель Правления ООО «УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, генеральным директором Фонда — Андрей Свинаренко.

* * *

Международная премия в области нанотехнологий RUSNANOPRIZE учреждена в 2009 году РОСНАНО — одной из крупнейших мировых инвестиционных компаний в инновационной индустрии — и присуждается за научно-технологические разработки или изобретения в сфере нанотехнологий, внедренные в массовое производство с годовым объемом не менее $10 млн как российским, так и иностранным гражданам.

С 2009 года она ежегодно присуждается по одному из четырех научных направлений: «Наноматериалы и модификация поверхности», «Медицина, фармакология и биотехнологии», «Оптика и электроника», «Энергоэффективность и „зеленые“ технологии». Лауреат выбирается голосованием Международного комитета по присуждению Премии.

Премия призвана содействовать:

развитию экспериментальных и прикладных научных исследований и разработок в области нанотехнологий;

интеграции потребностей бизнеса и интересов научного сообщества;

признанию опыта разработки и практического применения нанотехнологий;

международному сотрудничеству в данной отрасли.

Швейцария. Россия > Химпром. Образование, наука. Электроэнергетика > rusnano.com, 17 октября 2017 > № 2371764


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский

Встреча с главой компании «Россети» Павлом Ливинским.

Президент провёл рабочую встречу с генеральным директором, председателем правления публичного акционерного общества «Российские сети» Павлом Ливинским.

Обсуждалась текущая деятельность компании, готовность сетевого комплекса страны к осенне-зимнему периоду.

* * *

В.Путин: Павел Анатольевич, Вы уже месяц как работаете. Надеюсь, успели войти в курс дела. Компания большая, если не сказать огромная.

Дочерние компании «Россетей» передают 80 процентов электроэнергии, вырабатываемой в Российской Федерации.

В целом финансовое состояние удовлетворительное, я считаю. Сколько у вас чистая прибыль, 98 миллиардов?

П.Ливинский: Да, Владимир Владимирович, плановая прибыль на 2017 год 98 миллиардов ожидается.

В.Путин: Сколько вы должны истратить на, скажем, текущий ремонт, на развитие?

П.Ливинский: Владимир Владимирович, при почти 900 миллиардах плановой выручки компании у нас инвестиционная программа почти 251 миллиард рублей. Конечно же, это колоссальные цифры в размере даже национальной экономики.

Ремонтные программы – почти 60 миллиардов рублей. Соответственно суммарно – это те мероприятия, которые реализуются в рамках того, чтобы сетевой комплекс работал надёжно.

В.Путин: Как Вы оцениваете эти финансовые возможности? Как Вы предполагаете строить экономику компании?

По специфике компании мы поговорим. Что касается подготовки к зиме и так далее – это отдельно мне расскажете.

П.Ливинский: Владимир Владимирович, безусловно, первый приоритет, который для себя вижу, – это правильная тарифная политика. Мы, компания «Россети», осознаём, что мы – социально ориентированная компания и, безусловно, живём за счёт тарифа, который оплачивают потребители.

Поэтому тариф должен быть, с одной стороны, справедливым, с другой стороны – предсказуемым. Планируем все свои финансы в реалиях того, что индекс инфляции – минус 0,1 процента, для того чтобы стимулировать внутреннее инновационное развитие.

Поэтому основной приоритет – это, безусловно, снижение издержек внутри компании, и нам есть куда стремиться.

В целом, если сравнивать, у нас энергоёмкость экономики в полтора раза выше, например, по сравнению с европейскими странами. Безусловно, это хороший потенциал.

В части затрат, в части капиталоёмкости, в части обеспеченности персонала тоже, я считаю, разобравшись в предмете, есть ресурсы для оптимизации.

Поэтому основной упор – на инновационное развитие с целью снижения издержек. Это включает в себя и построение интеллектуальных сетей, цифровой подстанции, затраты на обслуживание – вполовину меньше, нежели обычные подстанции.

Это, безусловно, и мероприятия, которые имеют сопутствующий эффект, которые прямо влияют на экономку: уменьшение потерь и борьба с неплатежами. Чем меньше у нас неплатежей, тем меньше мы заимствуем. А кредитный портфель, его обслуживание – это тоже одно из бремен, которые мы планируем сокращать.

Все эти мероприятия в комплексе, считаю, дадут улучшение финансово-экономического состояния.

В.Путин: А теперь зима.

П.Ливинский: По подготовке к зиме. Владимир Владимирович, считаю основной своей текущей задачей на сегодня устойчивое прохождение осенне-зимнего периода.

В целом сетевой комплекс к этой задаче готов, в половине наших дочерних компаний получены уже паспорта готовности. В отдельных регионах уже начался осенне-зимний период, в других предстоит ему наступить.

На текущий момент организована работа штабов во всех субъектах присутствия нашей компании, проведена проверка аттестации, готовности персонала, подготовка аварийных запасов, резервных источников.

Всего 50 тысяч человек находятся на оперативном дежурстве для ликвидации возможных последствий аварийных ситуаций, это более 10 тысяч бригад.

Проверены и готовы к работе почти пять тысяч резервных источников общей мощностью 400 мегаватт. Серьёзная величина. Сетевой комплекс к работе в осенне-зимний период готов.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский


Россия > Электроэнергетика. Авиапром, автопром. Образование, наука > bfm.ru, 12 октября 2017 > № 2471793 Анатолий Чубайс

Чубайс: электроскутер UJET за €8500 от «внучки Роснано» должен продаваться рядом не с Renault Clio, а с Maserati

Электроскутер отличают уникальные параметры — технические и качественные — его вес достигает всего 40 килограммов, отметил глава «Роснано». Об инновациях, которые ждут Россию, Анатолий Чубайс рассказал Business FM

Солнечная и ветряная энергетика: нужно ли это России и кто за это заплатит? И кто станет покупать электрический скутер, цена которого, как ожидается, превысит 8 тысяч евро? Об этом в интервью Business FM рассказал председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Анатолий Борисович, насколько я знаю, представители промышленности считают, что «зеленая энергетика» в России будет априори дороже. Им придется за это в той или иной форме платить. Поэтому давайте теперь им попытаемся ответить.

Анатолий Чубайс: Во-первых, пока, на сегодняшний день во всем мире возобновляемая энергетика дороже, чем традиционная. И тем не менее, как мы знаем, во всем мире она не просто развивается, а, собственно, начиная с 2014 года объем вводов возобновляемой энергетики впервые превысил весь объем вводов традиционной. К 2015 году эта тенденция усилилась, в 2016-м усилилась еще больше. И оказалось даже, что объем ввода солнечной энергетики в мире больше, чем объем ввода всей угольной энергетики.

Но уголь-то сокращается. Его пытаются сокращать.

Анатолий Чубайс: Так он поэтому и сокращается. Он сокращается, потому что он замещается солнцем, несмотря на то, что пока еще солнце дороже…

И газом, не только солнцем.

Анатолий Чубайс: Нет, он не замещается газом. Это не так. Темпы роста газа на сегодня меньше, чем темпы роста солнца. Это означает, что он замещается солнцем, а не газом, если уж так точно говорить. Но это, в конце концов, детали. Суть в том, что в мире на сегодня, несмотря на то, что возобновляемая энергетика пока еще, как правило, дороже, тем не менее она сегодня уже завершила дискуссию на тему «за» или «против». Вернее, мир завершил дискуссию по возобновляемой энергетике — «за» или «против». Если еще десять лет назад всего 30, по-моему, стран создавали у себя системы поддержки возобновляемой энергетики, то сейчас таких стран уже больше 140. Это означает весь мир, и Россия в том числе. В чем логика? Логика в том, что, в принципе, вы можете ничего этого не делать и можете строить новые угольные и газовые станции, которые пока еще дешевле. Я имею в виду электроэнергию, выработанную с них. Только уже миру понятно, что в следующие 10, 20, 30, 40 лет доля возобновляемой энергетики будет расти. Мало того, что очень важно, предопределена категория под названием «сетевой паритет», то есть момент времени, когда, наконец, возобновляемая энергетика станет дешевле. Это точно произойдет. Уже в ряде стран это начинает происходить. Вот в этот момент вы окажетесь, если вы ничего не делали, в ситуации, когда весь мир развил индустрию по возобновляемой энергетике, а вы продолжали заниматься традиционной. И у вас она оказывается не только технически отсталой, но еще и экономически убыточной. Что будет делать страна в этой ситуации? Массовый импорт созданных за рубежом технологий. К счастью, мы этого избежали.

А почему вы уверены, что возникнет этот сетевой паритет? Фактически есть ценовой паритет пока, как я прочитал, в Европе. По крайней мере, из ветра и солнца электроэнергия в четыре раза дороже, чем из традиционных...

Анатолий Чубайс: Нет, это неверно. Явление сетевого паритета давно предсказано. Начинается с 2015 года, и примерно за 10-15 лет его пройдет весь мир. На сегодняшний день конкретно по солнечной энергетике в Германии цена солнечной генерации меньше, чем цена тепловой генерации.

Так это благодаря огромным субсидиям.

Анатолий Чубайс: Конечно же, нет! В том-то и дело, что речь идет о цене без субсидий. Это принципиально важно. В Европе ряд стран начиная с 2015 года начнет проходить сетевой паритет, сетевой паритет без субсидий, в том-то и дело. Это чистая цена. Считайте, себестоимость киловатт-часа, генерированная солнцем, ветром, газом и так далее.

Тогда, извините, другую цифру приведу, я ее специально посмотрел. В Германии киловатт стоит 24 цента. В России он стоит 4,5 цента, в Америке и в Канаде — от 3 до 10. Поэтому на тех уровнях можно как бы и прийти к паритету, но вот на тех, которые выше российских и американских цен во сколько-то раз, в шесть...

Анатолий Чубайс: Отмечу, что вы между делом признали триумфальный успех реформы энергетики, поскольку цена электроэнергии в России сегодня реально одна из самых низких в мире.

Но в Америке и в Канаде примерно так же.

Анатолий Чубайс: Это правильно. Только в Европе в два, в три, в четыре раза дороже. Это во-первых. Во-вторых, ведь поэтому и происходит сетевой паритет в разное время в разных странах. Именно потому, что в разных странах разная цена. Но при этом нет ни одного серьезного аналитика, который бы отрицал неизбежность его прохождения. Он точно произойдет. Кстати, в России именно в силу дешевой электроэнергетики он произойдет гораздо позже, чем в Европе. Но опять же это означает, что у нас есть простая альтернатива: не нравится, не занимайтесь. Готовьтесь, будете покупать все в полном объеме. К счастью, эту альтернативу страна прошла правильно. У нас не всегда так случается, а вот с возобновляемой энергетикой так и случилось. Это означает, что в России проект возобновляемой энергетики состоялся, это означает, что у нас уже необратимо строятся солнечные станции. И вот-вот начнут строиться ветростанции.

Да, действительно, принято...

Анатолий Чубайс: А теперь, кстати говоря, обиженным потребителям, я ушел от этой части вашего вопроса. Ну, с потребителями картина такая: во-первых, напомню, что для населения у нас тарифы регулируемые. Это означает, что население не заплатит ни одного дополнительного рубля за возобновляемую энергетику. Во-вторых, промышленные потребители действительно заплатят. Ну, действительно, когда кто бы то ни было платит за что бы то ни было, он в 100% случаев из 100 недоволен тем, что он заплатил. Это естественная и справедливая реакция. Но давайте себе сделаем две оговорки к этому, если уж говорить с промышленными потребителями. Оговорка номер один — какой размер платежа? Мы недавно эти данные представляли публично — в следующие 15 лет надбавка, которую придется платить промышленным потребителям в цене за электроэнергию, будет находиться в диапазоне от 0,6% до 6,1%.

0,6% — это не страшно, а 6% — это большая цифра.

Анатолий Чубайс: Это страшно, это смертельно.

Для энергозависимых бизнесов это очень серьезная цифра.

Анатолий Чубайс: Поехали дальше. Доля расходов на электроэнергию в себестоимости промышленной продукции. Диапазон помню со времен РАО «ЕС» — от 5% до 18%. К 5% и 18% прибавьте 6%, вы получите от 6% и до 19,5%. Ощутимо или неощутимо? Ощутимо. Я не говорю, что не существующая нагрузка. При этом, напомню, что 6% — это максимальная точка за весь период. Я уже не помню, в какой это год достигается, потом она уходит. Для энергозависимых, для энергоемких бизнесов это, действительно, ощутимый параметр. Дальше давайте смотреть: они в состоянии переложить на потребителя или не в состоянии, какую часть из этого в состоянии, в какой степени это будет их самих стимулировать к энергосбережению, с которым у нас катастрофа полная в стране, и так далее? В этом смысле не хочу уйти в черно-белую позицию. Я действительно согласен, что для потребителя это дополнительная нагрузка. Только на бесплатный сыр мышеловки бывают, ребята. Кроме этого, есть второй вопрос. Вообще, у нас тендеры в этой сфере, и вы будете смеяться, они настоящие. Мы с «Росатомом» — не хочу говорить, «схлестнулись», — но конкурировали очень жестко за право построить станции.

Я тут объясню, что вы сейчас вспоминаете про времена РАО «ЕЭС».

Анатолий Чубайс: Нет, я вспоминаю сейчас про апрель и май 2017 года. Тендер на ветроэнергетику в России: чтобы его выиграть, мы вынуждены были снизить свой запрос по цене ДПМ (договорам на поставку мощности — Business FM), если я правильно помню, на 15%. Но это есть тендер на ветроэнергетику. В итоге мы сумели при сниженной цене выиграть все 1000 мегаватт, на которые заявлялись, а «Росатом», который снизил цену меньше чем на 15%, половину из объема заявленного не смог получить. Это я к тому, что есть реальная конкуренция. Но хочется сказать друзьям, которые меня в Российском союзе промышленников и предпринимателей — а там, в общем-то, такая горячая тема, как вы понимаете — ребят, а что вы не пошли в эту сферу? Вас что, держали, если она такая эффективная, такая сладкая? Вперед, делайте, стройте заводы! Не стали строить, ну, значит, не стали строить. А за электроэнергию будут платить все, в том числе и мы, потому что, как хорошо известно, в любой энергетической системе есть собственные нужды с оплатой за ту электроэнергию, которую ты сам потребляешь для производства. Поэтому это для всех одинаково и для всех справедливо.

Мы сейчас говорили об общем экономическом срезе. А теперь, собственно, что во всем этом делает «Роснано»? Ну, кроме того, что вы сейчас сказали, что именно «Роснано» выиграло тендер на поставку этой чистой энергии. Почему «Роснано» и какой наш вклад будет технологический? Почему мы должны бояться, что мы будем покупать эти мельницы ветровые и солнечные панели за границей со временем? Мы многое покупаем за границей до сих пор.

Анатолий Чубайс: Это правда, что мы многое покупаем. Только есть один вектор: давайте покупать больше и больше, и добывать больше нефти, и покупать на нее высокотехнологичное оборудование. А есть противоположный вектор, который ваши коллеги-журналисты называют слезанием с нефтяной иглы, диверсификацией экономики, слезанием с газовой трубы и так далее. Это оно и есть. Про это мы с вами говорим. В данном смысле мы не просто говорим, мы это и делаем. Так получилось, что для нас тематика возобновляемой энергетики является не чужой. Мы всерьез и основательно заложили ее основы еще в 2007 году в ходе реформы РАО «ЕЭС». Здесь, в «Роснано», все очень просто. Солнечные панели — это нанотехнологии, ветроэнергетика, в том числе ее композитные компоненты — это углепластик, это нанотехнологии. И даже дымоочистка в переработке мусора — это, конечно же, нанотехнологии. Там очень сложная система фильтров. Поэтому это наш мандат. Именно поэтому мы в это пошли всерьез. Ну и так случилось, что на сегодня мы с партнерами в солнечной энергетике игрок номер один по объему мощностей, которые мы выиграли на тендерах. В ветроэнергетике — игрок номер один. Ну и в переработке мусора тоже игрок номер один.

Тут я тоже задам встречный вопрос. Видимо, от лица ваших оппонентов из РСПП. Они могли бы сказать: очень хорошо, давайте развивать технологию генерации из ветра, из солнца, накопления электроэнергии, фильтров. Просто в нашей стране есть дешевые традиционные источники. Вот в других различных странах у вас оторвут с руками эти технологии. Почему мы насильственно внутрь страны сейчас эти наши технологии внедряем?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, этот вопрос я считаю вполне резонным. Более того, если уж до конца дать на него ответ, то вообще, я считаю, что нам в России неправильно автоматически принимать для себя те же самые цели по возобновляемой энергетике, которые принимает, например, Западная Европа. Неправильно именно в силу того, что углеводороды — это наше естественное природное богатство, наше естественное природное наследие. Использовать их — в том числе означает стараться удерживать цены на энергоносители на уровне несколько ниже, чем есть. Что, собственно говоря, сегодня и происходит. Что это означает для возобновляемой энергетики? Ну, как мне кажется, следующее: кужно выбрать правильный баланс. Как говорил классик, позавчера подыматься рано, а завтра будет поздно. Нужен правильный момент времени начала и правильные целевые ориентиры. Вот смотрите, Европа в целом на сегодня держит для себя ориентир примерно такой — 2030 год, около 30% энергобаланса возобновляемой энергетики. Это очень высокие параметры. Ряд стран, естественно, выше, ряд — ниже, но это крайне высокие цифры. Нужны ли они России? Нет, не нужны. Я считаю, что это было бы неправильно. В моем понимании для нас цифры где-то между 10-15% на 2030 год, ну, может быть, чуть-чуть повыше — это было бы разумной цифрой. Меньше этого, меньше 10% было бы абсолютной ошибкой. Почему? Давайте возьмем одну конкретную сферу. Солнце, например. Послушайте, вообще вся солнечная энергетика — это гетероструктура. Гетероструктура — это то, за что Жорес Иванович Алферов получил Нобелевскую премию, работая еще в Физтехе имени Иоффе. В Физтехе имени Иоффе мы создали исследовательский центр, который на сегодня разработал модель-проект солнечной панели, у которой по заводским испытаниям четырехдневной давности КПД — 22,7%. 22,7% — это на уровне топ-3 в мире. А до конца года будет 23%.

Так что же мы не поставим это в Германию?

Анатолий Чубайс: Так мы ровно это и будем делать. Вот именно об этом речь и идет. Мы сейчас, добившись этого уровня технических, экономических параметров нашей продукции, базируясь на собственном научно-техническом заделе, выходим на экспорт. Это и будет сейчас делаться. Это и есть важнейшая часть той стратегии, которую я отстаиваю. Альтернатива? Ну, давайте китайское покупать. Там, в принципе, 21% сейчас есть. Это тоже можно. Только нужно понимать, что за нашим заводом, производящим эти панели, которые топ-3 в мире, стоит наука, от прикладной до фундаментальной. За ним стоит образование, создаваемое кафедрой возобновляемой энергетики, которая сейчас в стране уже в нескольких местах возникает. Соответствующий образовательный потенциал. За ним стоит целая технологическая культура, которая в России может быть создана, должна быть создана и создается на наших глазах. Альтернатива? Ну, давайте перечеркнем все это. Будем в Китае покупать.

Нет, а без обязательного внедрения в самой России никак нам на внешний рынок не выйти?

Анатолий Чубайс: Конечно, нет. Невозможно создать завод без собственного рынка, а собственный рынок невозможно создать без системы господдержки, за которую платят и сами потребители. Это и есть логическая связь. Попытаться прорваться сразу же на мировой рынок, не имея собственной базы, не имея собственной обкатки, не имея собственного испытательного полигона, невозможно. Сначала российский рынок, на котором системные меры созданы поддержки, а потом экспортный. Иначе бы у нас не получилось.

Что касается гарантий для того бизнеса, который займется как производством оборудования для альтернативной энергетики, так и, собственно, генерации на этой базе. Я так понял, что там хорошие условия создаются, с гарантированной доходностью. Не слишком ли тепличные условия?

Анатолий Чубайс: Если бы эти условия были...

То есть цена гарантируется. Где еще гарантируют цену?

Анатолий Чубайс: Гарантированная цена, о которой вы говорите, это и есть договоры на поставку мощности. Та самая основа, которая сегодня в целом работает в информированной энергетике. Работает эффективно и работоспособно. На этой основе в ДПМ за последние десять лет страна совершила исторический инвестиционный рывок в энергетике в целом. Ввела более 20 тысяч мегаватт только в тепловой энергетике и еще 15 тысяч за ее пределами, обновив значительную часть всей энергосистемы страны. На этой же базе выросла и построена вся система поддержки для возобновляемой энергетики. Не слишком ли это много? Давайте посмотрим по количеству игроков, которые здесь есть. Вот я вам сказал о конкуренции, и это чистая правда. Но все-таки конкуренция двух компаний, ну, двух с половиной. Были мы, был «Росатом» и там был Intel. Собственно, все. Если мы говорим про солнце, кто начинал эту историю? Начинало «Роснано» вместе с «Реновой», с Вексельбергом. У нас 50 на 50 завод. И, честно говоря, когда мы его строили, это была авантюра. Авантюра в том смысле, что еще не было никакой системы господдержки. И если бы мы параллельно ее не создали, то завод оказался бы в очень сложном положении. Но мы это прошли. Где мы находимся сегодня конкретно по производству солнечных панелей в России? Есть один наш завод в Чувашии, тот самый, который 22,7% достиг. Есть вводимый сейчас, буквально в эти дни, абсолютно частный завод с частными инвесторами российскими и китайскими в Подольске. Я надеюсь, что там сильные ребята работают, думаю, что у них все получится. Надеюсь на это. Они будут с нами конкурировать. Но, собственно, два завода на Россию. Но это что, такое уже сверхмедом намазанное место?

Мы же сейчас как бы сама по себе цельная программа и система развития, она появилась совсем недавно, которая задает какие-то условия.

Анатолий Чубайс: Да, это правда.

Так вот, в новых условиях, может быть, эта очередь выстроится? Но выстроится ли?

Анатолий Чубайс: Очередь, выстроившаяся на сегодня, состоит из двух заводов.

Хорошо. Теперь, собственно, про природу. Это тоже у нас всегда интересно. Особенно когда про солнце говорят в России. Даже в Москве, я уже не говорю про север. Все-таки чем нас природа больше наделила — солнцем или ветром? Какое из этих направлений более перспективно для нас?

Анатолий Чубайс: Ответа два. Первый ответ — по солнцу, точнее по инсоляции. Россия находится на очень хорошем природном потенциале. Как это ни странно, но у нас, например, в Оренбурге или в Ростове уровень инсоляции выше, чем в Берлине и Мюнхене. Хотя известно, что Германия — один из лидеров по солнечной энергетике. Психологически тут такая подмена происходит: Россия — страна холодная, но не темная. Это разные вещи. Большая часть России — это не морской, а континентальный или даже резко континентальный климат. Континентальный климат — это низкая влажность. Низкая влажность — это низкая облачность. Это означает, что по количеству солнечных дней в году, по количеству часов солнечных в год мы находимся на вполне приличном уровне. Я когда-то впервые приехал в Якутию летом и с изумлением обнаружил, что все якуты обгоревшие.

Загорелые?

Анатолий Чубайс: Да. Говорю: ребята, а что это такое? У вас же вроде тут вечная мерзлота. Но это только зимой, а летом у них очень жарко. Мало того, специалисты знают, что на самом деле холод — это фактор, который не снижает КПД солнечной панели, а увеличивает его. Меньшая температура повышает КПД, охлаждать не надо. В этом смысле по солнцу у нас все очень даже неплохо. А по ветропотенциалу Россия, извините, мировой лидер. По ветропотенциалу российскому, особенно с учетом всего нашего арктического побережья и освоения Арктики, Россия — мировой лидер, точнее Дальний Восток. Не случайно мы на днях будем собираться у Юрия Петровича Трутнева по возобновляемой энергетике на Дальнем Востоке. Поэтому по природному потенциалу у нас возможности очень богатые, которым позавидовать могли бы многие страны мира.

Теперь к другой очень громкой теме, которая привлекла огромное внимание — да вы, собственно, его к ней привлекли, написав об электрическом скутере, цена которого, как ожидается, составит 8 тысяч евро.

Анатолий Чубайс: Даже 8,5 тысячи

Это не ошибка?

Анатолий Чубайс: Нет.

Я ошибся в меньшую сторону. Ну, это примерно цена Renault Clio в Европе.

Анатолий Чубайс: Да, я в курсе.

Анатолий Борисович, если человек придет в магазин и за одни и те же деньги сможет купить очень продвинутый, но скутер, и автомобиль полноценный, что он, скорее всего, выберет?

Анатолий Чубайс: Смотря какой человек. Надо понимать, что продукт, который сделан нашими коллегами из дочерней компании нашей «дочки», то бишь это наша «внучка», обладает двумя группами свойств. Первая: уникальные параметры — технические и качественные. Повторюсь, наверное, надоели мы с этим, но, тем не менее, вес обычного скутера — 120-130 килограммов, вес нашего — 40 килограммов. Продолжительность хода с одной зарядки обычного скутера — 40 километров, нашего — 120 километров, насколько я помню. Ну и так далее. Эти уникальные технические параметры они попадают или переводят весь продукт в премиум-класс.

Извините, я вот пытаюсь представить — ну, если отвлечься от того, что там, вы об этом наверняка расскажете, очень интересные научно-технические решения — по потребительским свойствам. Это должен быть человек... То, что скутер весит 40 килограммов, вероятно, позволяет, например, его в лифте поднять в квартиру, но это не задача очень богатого человека, у него наверняка есть место, где это оставить внизу. Проехать на нем на одной зарядке 120 километров — то есть кататься вдоль берега моря два дня подряд, да? Опять же, насколько именно богатому человеку это нужно? А простому человеку в сто раз важнее, чтобы скутер просто ездил и стоял у подъезда, и пусть он ездит 20-30 километров и стоит в восемь раз дешевле, за сколько можно купить.

Анатолий Чубайс: Давайте начнем ответ на ваш вопрос с географии. Как раз то, за что нас активно ругают. Продукт заточен не просто под премиум-класс, а под европейский премиум-класс. Это продукт для европейских потребительских рынков и их премиум-сегмента.

То есть он должен купить новизной?

Анатолий Чубайс: Этого мало.

То есть мы сделали то, чего у них просто нет?

Анатолий Чубайс: Это само собой, такого просто нет. Но дело даже не в этом, это называется life style product. Это продукт, у которого появляется жизненный стиль, это продукт, дизайном которого занимались лучшие итальянские дизайнеры. Это продукт, который по одному своему внешнему виду сразу же заметен, но внешний вид — это 15-я часть всего того, что нужно для лайф-стайла. Это продукт, к которому разрабатывается гамма продуктов, начиная от одежды и заканчивая защитой. Это продукт, у которого система продажи и договора с дилерами выстроены так, что в договорах с дилерами прописано…

«Бедным не продавать»?

Анатолий Чубайс: Нет, написано по-другому: в магазине с Renault Clio он продаваться не может — может продаваться рядом с Maserati. Только в случае, если он будет находиться вот на такого цвета платформе нашего дизайна, вращающийся с такой-то скоростью и в такое-то время, и с такой системой подсветки — это продукт премиум-класса. Зачем мы туда попали? Отвечаю многочисленным нашим критикам, рассказывающим, что в русской деревне на этом мопеде не поедешь. Не поедешь точно, ребята. Не поедешь, он для этого и не предназначен, мы не для этого его делали. А для чего? Для того, что есть такая нами горячо любимая тема под названием «одностенные углеродные нанотрубки», про которые мы много раз рассказывали. Это продукт, который, являясь добавкой, придает потрясающие свойства базовым материалам. Так вот, мы на сегодня, являясь уже мировыми лидерами по объему производства этих самых трубок, получили потребительский продукт того самого премиум-класса, ни одно из свойств которых невозможно было бы теоретически достичь, если бы не эти самые наши углеродные нанотрубки.

Например? Что конкретно этому самому лакшери-потребителю так уж будет нужно из этих потребительских свойств?

Анатолий Чубайс: Нет, подождите, это два разных вопроса. Я не это сказал. Я сказал, что ни одного из ключевых свойств этого продукта достичь без трубок было бы нельзя. Минимальный вес получен благодаря тому, что нанотрубки, увеличивающие прочностные параметры материалов, из которых сделан скутер, позволяют уменьшить их габариты и облегчить конструкцию. Длительность хода получается за счет количества циклов перезарядки, ну, это немножко другое, точнее, емкости батарей, которые получены только благодаря использованию этих самых нанотрубок и так далее.

Тогда получается, что и снижению веса тоже: чем меньше вес, тем дольше едешь.

Анатолий Чубайс: Совершенно правильно, и веса тоже. Так вот для нас это в некотором смысле, если хотите, демонстрационный продукт. Мы показываем, что прорыв трубок в классе, который называется премиум-потребительским для скутеров, создает принципиально новое изделие, которое не существовало с такими параметрами. Мы убеждены в том, что прорыв скутеров в промышленные товары, например, в шины, создает такой класс шин, которых не существовало. Прорыв одностенных углеродных нанотрубок в эластомеры создает такой класс эластомеров, которых не существует на земном шаре. Их прорыв в пластике создает такой тип пластиков, которых не существует, и так далее. Мы, зная это и видя спектр промышленных товаров (а мы сегодня взаимодействуем из 100 крупнейших технологических компаний мира с 75-ю), решили одновременно попытаться сработать и на потребительском рынке не только для эластомеров… Как я понимаю, половина слушателей решило, что я перешел на китайский язык.

На ругательства. А что это такое, если честно?

Анатолий Чубайс: Резина. Резинотехнические изделия всех видов. Это пластики, которые могут изменять свои параметры под механическим воздействием. Так вот для нас скутер — это просто та же самая идея, которую мы считаем фундаментальной, по которой мы строим свою стратегию, но приложенную к одному конкретному потребительскому продукту. Вот почему мы там оказались, и вот почему он нужен в Европе с этими параметрами.

Вы говорите, что это демонстрационный образец, по сути. Такая вот отлитая в бытовом предмете сумма технологий, основанных на нанотрубках. Но все-таки может так случиться, что он не будет иметь коммерческого успеха?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, запросто.

Люди могут купить, могут не купить. Вы готовы к чисто коммерческой потере?

Анатолий Чубайс: У нас из 86 продуктов, по которым мы построили новые заводы, любой завтра может вдруг потерять экономику и обанкротиться. Это может случиться с любым инновационным продуктом. Мало того, у нас кроме успешных проектов есть и неуспешные. В этом смысле никто ни в чем не застрахован. Терпимость к ошибкам — получится или не получится. У нас в «Роснано» разные точки зрения по этому поводу, были горячие споры на очень серьезном профессиональном уровне. В этом смысле остается только одно сказать: ребята, следите за развитием событий. Получится — расскажем, не получится — тоже расскажем. Пока на сегодня вот эти вот захлестнувшие сеть прогнозы о том, какой идиот Чубайс, получающий дотации из бюджета, наши народные деньги — опять бессмысленный продукт. А) денег из бюджета мы шесть лет не получаем, ни одного рубля; Б) продукт не для российского, а для европейского рынка; В) продукт нужен для того, чтобы доказать работоспособность гораздо более фундаментальной идеи. А теперь все просто расслабились и смотрим за тем, что произойдет по фактам продаж.

Очень хочется спросить, а что же машину-то не сделали легкую? Тем более для электротяги снижение веса это действительно один из…

Анатолий Чубайс: Нет, подождите, подождите. Либо вы говорите, зачем делали этот скутер, он никому не нужен, либо говорите, что нужно решить гораздо более серьезную задачу — построить машину.

А машина сколько стоила бы?

Анатолий Чубайс: Если отвечать на ваш вопрос всерьез, мы действительно считаем, что, конечно же, автомобилестроение — это колоссальный потенциальный рынок для нанотрубок.

А почему так дорого? Вот все бы это самое, только чуть дешевле. Могу представить, сколько машина бы стоила такая.

Анатолий Чубайс: Не задавайте два вопроса одновременно. Почему не сделали машину?

Потому что стоила бы 36 тысяч евро.

Анатолий Чубайс: Да нет же. Короткий ответ — невозможно сложнейшее изделие под названием автомобиль выпустить на сверхконкурентный рынок, если ты не смог выпустить и продать там с окупаемостью гораздо более простое изделие под названием скутер. Это простой ответ на ваш вопрос.

Тогда будем все-таки ждать автомобиля. Но очень интересно, сколько он будет стоить. Нет, вопрос на самом деле серьезный, почему вот такая цена?

Анатолий Чубайс: Да потому, что в этом классе...

Это специально, чтобы бедные не покупали или потому, что серия очень маленькая? Потому что опытный образец?

Анатолий Чубайс: Цена — есть точка пересечения кривой спроса и кривой предложения. Маркетологи...

Но мы еще спрос не знаем.

Анатолий Чубайс: Да подождите, подождите. Мы не знаем и продукта, и спроса, так всегда бывает в инновациях. Маркетологи, поверьте мне, прежде, чем цену выставлять, серьезно и основательно провели свое исследование. В результате мы считаем, что по этой цене этот продукт в этих объемах, а объем у нас от 22 тысяч до 32 тысяч, насколько я помню, будет продан. Ну, проверим.

Снижение цен возможно? Вот эта штука задешево может быть?

Анатолий Чубайс: А зачем? Зачем?

Затем, чтобы была масса.

Анатолий Чубайс: А нам не нужна масса. У нас нет такой задачи, у нас есть задача доказать работоспособность этого продукта в этом сегменте. В этом сегменте у него честная цена. Если у нас какой-то конкурент появится, еще пока не видно в диапазоне как минимум три-пять лет, вот тогда мы будем думать о снижении цены на европейском рынке. А пока зачем? Это нерационально. Мы в бизнесе.

Илья Копелевич

Россия > Электроэнергетика. Авиапром, автопром. Образование, наука > bfm.ru, 12 октября 2017 > № 2471793 Анатолий Чубайс


Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс

Островецкая АЭС — это экономическая «бомба»

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс ответил на вопросы главного редактора Charter97.org Натальи Радиной.

Наталья Радина, Хартыя'97, Белоруссия

«Хартыя'97»: Господин министр, уже третий год Литва живет с евро. При этом часть постсоциалистических стран не перешла на общую европейскую валюту. Польша категорически не хочет это делать. Переход на евро был решением политическим и коснулся каждого жителя Литвы. Как вы оцениваете введение в Литве евро и как это отразилось на экономическом развитии страны?

Линас Линкявичюс: Если коротко, то у каждой страны своя ситуация. Во-первых, практически все партии Литвы согласились, что вхождение в зону евро также является нашим политическим выбором, и мы это воспринимаем как составную часть европейской интеграции. Во-вторых, это не только политическое решение, но и фискальное, поскольку наша валюта долгое время была привязана к евро. Так что мы де-факто были в зоне евро, но де-юре не могли участвовать ни в каких других механизмах как член Еврогруппы.

Конечно, откровенно говоря, если посмотреть социологические исследования, всегда есть настороженность и недоверие, когда меняется валюта. Это было и в Эстонии, и в Латвии, и у нас. Но в общем люди поддержали введение евро, поскольку они заметили, что стало меньше бюрократических препон. Легче и удобнее стало ездить в страны Евросоюза, для бизнеса это также более комфортно. По сути, на разных валютах зарабатывали только банки, поскольку обмен валют для них был еще одним источником прибыли. Но в остальном все заметили, что это более практично, тем более, повторюсь, мы уже де-факто были в еврозоне. Хотя, конечно, у тех, кто имеет самостоятельную монетарную политику, могут быть какие-то другие аргументы.

Да, был кризис в зоне евро, но вместе с сильными экономиками ЕС выйти из кризиса намного легче, чем поодиночке. Так что, исходя из всего этого, больше аргументов все-таки «за», чем «против». Скептические настроения людей со временем растворились.

— Международные военные эксперты считают, что последние российские военные учения были направлены против всей региональной безопасности, но в первую очередь против Литвы. Литва фактически была взята «в клещи»: проходили учения в Калининграде, где размещены ракеты «Искандер», в Белоруссии — «Запад-2017», учения Балтфлота России с участием крупнейших российских ракетоносцев. Какую цель преследовала Россия? Эта была подготовка к захвату Литвы?

— Я бы не сказал, что напрямую шла подготовка к захвату Литвы. Мы все время говорим, что проводить учения можно, тем более, если это предсказуемо (учения «Запад» проходят каждые 4 года). Последний раз они были в 2013 году, но с тех пор Россия начала две войны и аннексировала Крым. Поэтому все мероприятия, где задействованы российские военнослужащие, заслуживают большего внимания.

Чем были эти учения? Это было демонстрацией силы. Это была не только, скажем, проверка способности взаимодействия вооруженных сил России и Белоруссии. Поскольку Россия в последнее время применяет военную силу во внешней политике, то, конечно, эти учения заслуживают особого внимания.

Практика показала, что учения «Запад-2017» носили не оборонительный, а наступательный характер. Тем более, если говорить про численность военнослужащих. Официально было объявлено, что их было 12700, это как раз специально, чтобы было меньше 13000 и было меньше требований по наблюдению по Венскому документу. Но мы знаем, что число участвовавших в учениях военнослужащих точно не известно, надо еще сопоставить все, но в любом случае заявленное число — далеко-далеко от правды. Тем более, что территорией учений была не только Россия и Беларусь, учения проходили от Кольского полуострова до границы с Украиной.

Так что надо иметь ввиду и численность военнослужащих, и задействованные полигоны. Если по Белоруссии можно говорить, что эти полигоны были определены правильно, как и было заявлено до учений, то в Калининградской области мы знаем, что их было больше, чем было объявлено. К тому же прозрачность учений, как обещалась, не соблюдалась.

— Сейчас уже МИД Украины заявляет, что часть российских военных осталась в Белоруссии. Чем это может угрожать Литве?

— Это угрожает и Белоруссии. Мы говорили, еще до учений и мы надеемся, что те военнослужащие, которые в больших количествах были завезены в Белоруссию, там очень большое количество… Но МИД России официально объявил, что они все будут вывезены до конца сентября. Надо проверять. Если украинская сторона говорит об этом, наверное, есть какие-то факты. Мы не знаем точно, но все возможно. Если будет накопление большей военной силы Российской Федерации рядом с нашей границей, то это, конечно, угроза. Доверия это не добавит, добавит напряженности. Я надеюсь, что войска все же будут выведены.

— В последнее время Литва играет заметную роль в формировании политики Балто-Черноморского региона. Была информация, что Литва лоббирует «План Маршалла» для Украины, Литва занимает сегодня принципиальную и последовательную позицию в отношении белорусского режима. Возможно ли в ближайшее время какие-то экономические проекты по оси Север-Юг с участием Литвы, Белоруссии и Украины? Или же вы будете участвовать в создании транспортного коридора вдоль восточной границы ЕС, минуя Белоруссию и Украину?

— Насчет транспортного коридора, наверное, рано обсуждать что-то конкретно, а насчет активности в регионе, о которой вы говорите, мы пытаемся использовать те рычаги, которые есть.

Возьмем страны, которые являются членами программы «Восточного партнерства». Мы очень хотим, чтобы был воплощен в жизнь принцип дифференциации, поскольку все эти страны очень разные, тем более в пяти из шести стран проходит замороженные или активные конфликты. Кстати, исключение тут Белоруссия, но у вас внутренняя ситуация, как мы знаем, тоже является очень непростой.

Мы, конечно, будем пытаться более активно действовать в этом направлении, не быть только наблюдателями. Например, на Украине проходят военные действия, имеет место российская агрессия. Мы понимаем, что недостаточно поддерживать Украину только в плане безопасности, но надо поддержать страну и в экономике. Украине необходима экономическая помощь, включая финансовые механизмы Европейского банка реконструкции и развития, Европейского Инвестиционного Банка, Международного Валютного Фонда. Использование этих средств, конечно, должно контролироваться, поскольку мы знаем, что есть проблемы с коррупцией и бюрократией.

Поэтому в этом плане пока выбрана Украина, я не могу сказать что-то конкретное про другие страны, но двери открыты, и они тоже должны про это думать. Насколько это возможно, насколько эти страны готовы к этому? Навязываться мы, конечно, не собираемся, но если страны готовы, мы могли бы рассматривать разные варианты.

— Диктатура в Белоруссии мешает развитию такого сотрудничества?

— Действительно, есть разные нюансы. Белоруссия постоянно балансирует между Российской Федерацией и Евросоюзом. Но это не может происходить до бесконечности, как-то все это должно завершиться. Конечно, мы не будем делать реформы за страну. Тут уже дело за самими белорусами.

— А как вы можете прокомментировать ситуацию со строительством Островецкой АЭС? Может быть, у вас есть какая-то новая информация?

— К сожалению, у меня нет новой информации. Все двигается по старому руслу. Мы повторяем свои аргументы, пытаемся избегать каких-то эмоций, приводим конкретные факты и требования и постоянно поднимаем этот вопрос на международной арене, в частности в Еврокомиссии и в соседних государствах. Есть определенные результаты.

Я убежден, что чем дольше это все продолжается, тем яснее, что этот проект никоим образом не обоснован экономически. Это может быть каким-то политическим проектом определенных государств, иметь какую-то иную ценность.

Тут надо, кстати, обращать внимание не только на вопросы безопасности, поскольку у нас, конечно, «голова болит», но, я думаю, у белорусов тоже должна. Это также экономическая «бомба», поскольку кредиты, которые даются на строительство, надо будет возвращать. А если в будущем не будет самоокупаемости, то долги вырастут еще больше, зависимость Белоруссии от России возрастет. Тут, объективно говоря, мы мало на что можем повлиять. Мы можем только давать свою оценку, говорить об этом на международной арене, что и собираемся делать в будущем, и требовать, чтобы все-таки были соблюдены стандарты и принципы безопасности таких объектов как атомная станция.

— Литва и Польша отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Это делает существование БелАЭС не только бессмысленным, но и опасным. На что рассчитывают белорусские власти?

— Это как раз и есть тот фактор, о котором я говорил, что самоокупаемость под большим вопросом. Я не могу знать на что рассчитывают белорусские власти. Надо спросить у самих властей. Но я думаю, не только они рассчитывают, но и Российская Федерация рассчитывает. Уверен, что это геополитический проект России на территории Белоруссии, поэтому и цели другие, не экономические. Скажем, остановить нашу синхронизацию с западными электросетями. Могут быть и такие цели тоже.

— Сейчас цивилизованный мир понял, насколько опасна информационная война, которую ведет Россия. Это часть гибридной войны.

— Еще не понял, но начинает понимать.

— Во всяком случае, активно обсуждается необходимость противодействия информационной войне Путина. Что Литва делает в этом направлении?

— Литва активно поднимает этот вопрос. Создан стратегический проект, группа стратегических коммуникаций в службе внешнеполитических связей Евросоюза — это тоже наша инициатива. Так что мы делаем все возможное, исходя из своего опыта и наблюдений. И мы видим, что действительно сдвиг в этом плане есть, но он еще недостаточен.

Есть понимание, что нужно говорить об уязвимости Восточной Европы, но я уверен, что Западная Европа в этом плане не менее уязвима. Проблема Восточной Европы является и проблемой Западной Европы, всей Европы в целом.

Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс


Казахстан. Германия. Чехия > Электроэнергетика > liter.kz, 4 октября 2017 > № 2526757

Крупнейшая в Центральной Азии солнечная станция откроется в Карагандинской области

В ближайшее время планируется утвердить «Дорожные карты» по внедрению проектов на промышленных и коммунальных производствах области

Крупнейшая в Центральной Азии солнечная электростанция откроется в городе Сарани Карагандинской области, передает МИА «Казинформ».

По информации руководителя пресс-службы акима региона Алии Сыздыковой, солнечную электростанцию введут в эксплуатацию в 2018 году. Ее мощность будет равна 100 МВт. Проект полностью финансируется за счёт прямых инвестиций из стран Евросоюза и имеет поддержку государственных и частных инвестиционных структур ФРГ, Чехии и Словакии.

«Семь проектов в сфере «зеленой» энергетики внедряют в Карагандинской области. Все эти инновационные проекты были представлены на международной специализированной выставке «ЭКСПО-2017» в павильоне «Нур Алем». Три из них уже реализованы. Они решают ряд проблем региона», - сообщила Алия Сыздыкова.

В частности, запущена биогазовая установка в поселке Дубовка, которая направлена на переработку органических отходов с целью получения электрической и тепловой энергии, а также на получение органических удобрений.

Также введена в эксплуатацию мини-ГЭС на Интумакском водохранилище мощностью 570 кВт. Выработанная электроэнергия подается в общественные сети поселка Амангельды через линии «Караганда Жарық».

И третий проект - инновационная система газоочистки «АBsalut ecology», которая позволяет решить энергетические проблемы региона, осуществляя высокотехнологичную очистку промышленных выбросов.

Какие еще проекты будут реализованы, рассказал на первом научно-техническом совете руководитель управления промышленности и индустриально-инновационного развития Галымжан Жумасултанов.

«Еще два проекта находятся на стадии реализации: «Солнечная электростанция» в Сарани и «Экологически чистые гидродинамические нагреватели жидких сред», - рассказал Галымжан Жумасултанов. - Примечательно, что гидродинамические нагреватели жидких сред - это разработка инженеров Карагандинского государственного технического университета. В учебных мастерских вуза разработали и изготовили несколько экспериментальных установок, которые в ходе опытно-промышленных испытаний показали существенную экономию энергопотребления».

Еще два проекта введены в работу в тестовом режиме - биотопливо второго поколения и алюмофехралевые обогреватели тестируют. Биотопливо - разработка ученых Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. В качестве сырья для топлива используются многолетние травы, которые растут на территории страны.

Сейчас разработчики ищут инвесторов, готовых поддержать проект и запустить его в производство. Алюмофехралевые обогреватели предназначены для промышленных и бытовых помещений. По данным разработчиков, они обладают высоким коэффициентом полезного действия.

Галымжан Жумасултанов, по информации пресс-службы акима, также рассказал о проектах, представленных на ЭКСПО зарубежными партнерами. 150 самых актуальных разработок направлены в районы. Они прорабатываются вузами совместно с крупнейшими предприятиями региона.

«На сегодняшний день шесть компаний, такие как «Корпорация «Казахмыс», «Kazakhmys Smelting», «Евразиан Фудс», «Dala Mining», «Казгеология» и «ГорКомТранс» выразили заинтересованность во внедрении 35 технологий и разработок ученых из Великобритании, Франции, Финляндии, Словакии, Чехии и других стран, - сообщил Жумасултанов. - В основном, это проекты в сферах утилизации и переработки твердых бытовых отходов, энергосбережения и энергоэффективности, а также в сферах альтернативных источников энергии. В настоящее время из представленных 35 технологий мы совместно с вузами и институтами развития проводим работу по отбору наиболее перспективных».

В ближайшее время планируется утвердить «Дорожные карты» по внедрению проектов на промышленных и коммунальных производствах области. Власти региона будут отслеживать ситуацию с внедрением инновационных разработок на предприятиях.

Казахстан. Германия. Чехия > Электроэнергетика > liter.kz, 4 октября 2017 > № 2526757


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Россия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > rupto.ru, 28 сентября 2017 > № 2357543

3 октября 2017 года в Москве в рамках Российской энергетической недели Роспатент проводит круглый стол «Управление интеллектуальной собственностью в энергетическом секторе: дополнительные драйверы роста компаний».

Потенциал интеллектуальной собственности для научно-технологического развития отечественных энергетических компаний существенно недоиспользован. Объемы и качество правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности (далее – РИД) ниже, чем у зарубежных компаний-аналогов. Поиск, выявление и трансфер необходимых технологий между компаниями и сторонними организациями затруднен. Сложившаяся ситуация невыгодна как компаниям, лишающимся должной поддержки научно-технологического развития и дополнительных бизнес-возможностей, так и сторонним организациям, которым нужен эффективный инструмент технологического взаимодействия с потенциальными партнерами из сектора энергетики.

Опыт компаний - технологических лидеров показывает, что эффективная система управления интеллектуальной собственностью повышает результативность инвестиций и НИОКР, обеспечивает организации дополнительные драйверы экономического роста и является ключевым конкурентным преимуществом на национальном и внешнем рынках, повышая эффективность деятельности организации.

По поручению Правительства Российской Федерации (№ИШ-П8-5594 от 25.08.2017 г.) актуализированы рекомендации по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности в организациях. Работа по их учету компаниями должна начаться осенью текущего года.

К обсуждению на круглом столе экспертам предложены следующие вопросы: Как улучшить систему управления интеллектуальной собственностью в компании? Какие лучшие практики компаний энергетического сектора могут быть использованы? Как интеллектуальная собственность может повысить эффективность инвестиций и НИОКР компании? Что появилось в России для этого за последнее время?

Участники мероприятия: эксперты системы Роспатента и Федерального института промышленной собственности (ФИПС), представители Минэнерго, Минэкономразвития, Росатом, Россети, ПАО «ФСК ЕЭС», РЖД, Газпром, Газпромнефть, Транснефть, Новатэк, Татнефть, Зарубежнефть, Сургутнефтегаз, ПАО «Силовые машины», Schneider Electric, Группа «Т Плюс», СУЭК, Сибур, Русгидро, АО ХК «СДС-Уголь», ПАО «Мечел», УК «Кузбассразрезуголь», представители институтов развития, технопарков и инновационных центров, ГУ ВШЭ, Сколково, РАНХиГС, РГСУ, ИТМО.

Модератор круглого стола: Дан Медовников, директор Института менеджмента инноваций.

Дата проведения: 3 октября 2017 года, 11:00.

Место проведения: г. Москва, Центральный выставочный зал «Манеж», Манежная пл., д. 1.

Программа дискуссии:

Проблемы формирования системы управления интеллектуальной собственностью в государственных корпорациях

Калятин Виталий Олегович, кандидат юридических наук, профессор Российской школы частного права, главный юрист по интеллектуальной собственности ООО «Управляющая компания «РОСНАНО», член НКС при Суде по интеллектуальным правам.

Помощь Роспатента в построении системы управления интеллектуальной собственностью для бизнеса»

Иванова Марина Германовна, доктор социологических наук, кандидат экономических наук, заведующая отделом подготовки аналитических материалов и мониторинга использования результатов интеллектуальной деятельности ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» (ФИПС).

Проблемы трансфера технологий и технологического брокерства в сфере интеллектуальной собственности

Одиноков Алексей Васильевич, член правления Национальной ассоциации трансфера технологий, руководитель департамента по работе с интеллектуальной собственностью компании «Иннопрактика», директор Центра трансфера технологий МГУ.

Мониторинг эффективности системы управления правами на результаты интеллектуальной деятельности

Видякина Ольга Валентиновна, кандидат экономических наук, Master of Laws in Intellectual Property (LL.M), патентный поверенный № 1849 Российской Федерации, заведующая сектором патентоведения и охраны результатов интеллектуальной деятельности ООО «НИИ Транснефть».

Разработка патентных стратегий компании

Беленькая Наталья Владимировна, руководитель проекта Отдела партнерств и интеллектуальной собственности Блока по управлению инновациями Госкорпорации «Росатом».

Роль интеллектуальной собственности в повышении эффективности инвестиций и НИОКР компаний

Сенченя Григорий Иванович, советник руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Практики ПАО «Газпром» для повышения эффективности инвестиций и НИОКР

Алабердин Ренат Рифатович, начальник отдела мониторинга инновационной деятельности и интеллектуальной собственности Управления инновационного развития Департамента перспективного развития ПАО «Газпром».

Использование патентной аналитики в системе управления интеллектуальной собственностью

Ена Олег Валерьевич, советник директора ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности», директор Проектного офиса (ФИПС).

Продуктивная дискуссия участников круглого стола позволит актуализировать информацию для всех участников рынка и укрепить деловые связи в профессиональном сообществе.

Россия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > rupto.ru, 28 сентября 2017 > № 2357543


Киргизия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325011

Киргизия: Где мечты о ГЭС пересекаются с копеечными акциями

Нуржамал Джанибекова, EurasiaNet, США

Киргизия, стремящаяся найти инвестора для строительства гигантской сети гидроэлектростанций, опять осталась ни с чем. Представители малоизвестной чешской компании, которая два месяца назад неожиданно стала победителем в тендере на строительство и ввод в эксплуатацию Верхне-Нарынского каскада ГЭС и ряда малых гидроэлектростанций, 18 сентября признали, что у них нет денег на осуществление данного проекта.

В июле правительство Киргизии объявило, что компания Liglass Trading выиграла права на многомиллионный проект по строительству и эксплуатации Акбулунской ГЭС и Нарынской ГЭС-1 Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций, а также реализации проекта «Строительство малых гидроэлектростанций в Киргизской Республике».

За объявлением последовал ряд событий, включая необычные действия в компании-оболочке в Неваде, безумный шквал торговли на американском рынке копеечных акций, а также призыв в киргизском парламенте провести расследование. Некоторые в Киргизии считают, что в данном случае имеют место какие-то теневые финансовые махинации, но инвесторы из Liglass Trading отрицают все обвинения.

После того, как 10 июля Liglass Trading был присужден подряд в гидроэнергетической отрасли Киргизии, средства массовой информации в Чешской Республике решили узнать побольше о компании, о которой до этого практически никто ничего не слышал.

На корпоративном сайте Liglass Trading изначально утверждалось, что у компании имеется обширный опыт осуществления аналогичных проектов не только в Чехии, но также в Армении и России. Когда расследование показало, что эта история сильно преувеличена, сайт ушел в офлайн с уведомлением «Under Construction».

Позже, когда журналисты из чешского новостного агентства Aktuálně прибыли по адресу, где была зарегистрирована Liglass Trading, они обнаружили ржавеющую фабрику с прохудившейся крышей. Согласно финансовому отчету Liglass Trading за 2014 год, она понесла убытки в размере около 53 тысяч долларов, что было не особо хорошим признаком для компании, намеревавшейся заняться реализацией проекта оценочной стоимостью до 700 миллионов долларов.

Между тем расследование, проведенное киргизским активистом Эдилом Байсаловым, выявило еще некоторые детали. Согласно маркетинговому проспекту, выпущенному Liglass Trading после объявления о заключении контракта, в 2017 году компания приобрела 92 процента акций China Intelligence Information Systems Inc (IICN). В результате приобретения частной компанией публичной фирмы, по всей видимости, судьба киргизского проекта переходила в руки некой непрозрачной структуры.

С компанией IICN тоже все непросто. Фирма была зарегистрирована в американском штате Невада в 2004 году, якобы для разработки минеральных ресурсов в Канаде. Затем она резко изменила направление деятельности, сосредоточив внимание на цифровых коммуникациях в Китае. В своем последнем опубликованном отчете для SEC (в 2012 году) IICN объявила, что не способна выполнить свои обязательства по многомиллионным долларовым кредитам.

Затем в какой-то момент компания перешла в руки владельцев Liglass Trading — Иржи Войтеховского, Михаэля Смелика и Юрая Павола — и не осуществляла никакой деятельности.

Но после заключения контракта в Киргизии все изменилось. Примерно через неделю после объявления, долго торговавшиеся на низком уровне акции IICN вдруг взлетели. Акции, в начале июля торговавшиеся на внебиржевом фондовом рынке акций по 0,005 доллара за штуку, к 18 августа выросли до исторического максимума в 0,39 доллара. К 15 сентября котировки несколько опустились до 0,16 доллара.

В Киргизии активист Байсалов посчитал данный факт подозрительным. Его расследование завершилось публикацией статьи на сайте «Республика», в которой Liglass Trading обвинили в участии в схеме по стимуляции ажиотажного спроса на копеечные акции с их последующим сбросом.

В электронном письме EurasiaNet.org инвестиционный директор Liglass Юрай Павол с негодованием опроверг обвинения, настаивая на том, что ни он, ни его партнеры в Liglass и IICN не могли заработать на торговле акциями. «У нас есть только ограниченные акции, которые нельзя продать сейчас и в ближайшие [два] года. В противном случае это будет нарушением в соответствии с законодательством США», — написал Павол.

Павол добавил, что он и его коллеги специально воздерживались от каких-либо публичных заявлений о IICN. Однако он отказался комментировать подробности, включенные в маркетинговый проспект Liglass Trading, в котором детально рассказывается о прибыльном контракте в Киргизии.

Между тем еще один человек с деловыми связями с Liglass Trading стал чрезвычайно активно высказываться в Интернете о IICN и судьбе ее акций.

Среди партнеров Liglass Trading, перечисленных на сайте чешской компании, упоминается фирма Patienttrac Corp из штата Флорида, управляемая американским бизнесменом Уэйном Хейсом.

Хейс настаивает на том, что в недавних колебаниях котировок акций нет ничего противозаконного. «Данные лицемерные заявления о якобы имевших место многомиллионных прибылях — это возмутительная ложь, — написал он EurasiaNet.org. — Не было никакой схемы с акциями. А, во-вторых, чтобы сбросить акции на бирже, нужно, чтобы они были. Никакого значительного роста объема торговли акциями не произошло, и, разумеется, нет никаких признаков раздувания ажиотажного спроса на акции».

Но затем Liglass Trading, в своем заявлении 18 сентября, сообщила, что не смогла собрать 37 миллионов долларов, чтобы выкупить пай предыдущего подрядчика — российского «РосГидро». Согласно соглашению с Государственным комитетом по энергетике и промышленности Киргизии, чешская компания должна была найти средства до 19 сентября.

Один особенно возмущенный депутат киргизского парламента — Жанар Акаев — потребовал создать специальную комиссию для расследования того, почему вообще подряд был присужден Liglass Trading.

Киргизия > Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325011


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков

Ватты и технологии-2: барьеры и перспективы развития ВИЭ в России

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Продолжение материала об электростанциях на возобновляемых источниках энергии и их компонентах, созданных в России. Основные барьеры для развития ВИЭ в нашей стране и за рубежом, а также пути их преодоления

Сообщения о новых рекордных прорывах в альтернативной энергетике появляются в прессе едва ли не каждый день. Но впечатляющие темпы роста объясняются во многом низкой базой, с которой стартуют отрасли, а интерес к теме подогревается тем, что «зеленая революция» в энергетике и промышленности давно стала глобальным мейнстримом. В то же время, говоря о реальных перспективах возобновляемой энергетики, всегда приходится учитывать определенные ограничения.

Ограничения для «зеленой» генерации

Известен, например, так называемый «германский парадокс». Добиваясь рекордных показателей по наращиванию доли ВИЭ в своем энергобалансе, Германия на протяжении многих лет остается лидером среди стран ЕС по выбросам в атмосферу CO2. Последовательно закрывая атомные электростанции, немцы стали наращивать импорт угля из России, чтобы восполнить недостающую электроэнергию. Возникла парадоксальная ситуация: в стремлении максимально «озеленить» свою энергетику, страна, напротив, увеличивала «грязную» угольную генерацию.

Даже в Дании, которая планирует полностью перейти на возобновляемую энергетику к 2050 году, все равно идут споры об экономической эффективности ВИЭ в долгосрочной перспективе. И скептиков можно понять. В последние годы слишком много было громких примеров так и не реализовавшихся проектов, связанных с возобновляемой энергией.

Например, «солнечный гигант» SunEdison (США) был крупнейшей компанией в сфере солнечной энергетики с капитализацией $10 млрд, но не справился с долговыми обязательствами и объявил о банкротстве. Другая американская компания Aquion Energy, которая разрабатывала аккумуляторные батареи для хранения «зеленой» энергии, сейчас распродается по частям и сократила практически весь свой R&D-персонал.

Один из главных минусов ВИЭ — нестабильность выработки электроэнергии и зависимость от экстернальных факторов (наличия непосредственно ветра, солнечных излучений и т. д.). Компенсировать возникающие перепады приходится опять же за счет базовой генерации. Решить эту фундаментальную проблему позволят технологии, связанные с хранением и накоплением энергии ВИЭ. Именно создание промышленных накопителей, способных аккумулировать огромные объемы энергии, позволит осуществить тотальный и окончательный переход на «зеленую» энергетику.

Накопители энергии

Пока настоящего прорыва в этом направлении еще не произошло. Хотя соответствующие разработки, преимущественно на уровне стартапов, активно ведутся уже не первый год.

Например, резидент «Сколково» компания Watts Battery создала промышленный образец модульной системы для накопления электроэнергии. По данным разработчиков, это мощная батарейка, которая может заряжаться от солнца, ветра или сети и снабжать электроэнергией частные домовладения и коммерческие здания. Причем портативная система уже готова к серийным продажам. Персональная электростанция Watts была успешно опробована в этом году во время рекордного полета Федора Конюхова на воздушном шаре. На 55 часов полета хватило всего одной батарейки, которая бесперебойно подавала электричество даже при температуре минус 25 градусов.

Первое же в России производство высокоэффективных накопителей энергии было запущено в этом году в подмосковных Химках. Если современные литий-ионные аккумуляторы отдают лишь около 60% электроэнергии, затраченной на их зарядку, то у суперконденсаторов этот показатель превышает 90%. Компания «ТЭЭМП» планирует выпускать до 200 тысяч суперконденсаторных ячеек в год. Данные модули уже прошли успешные пилотные испытания на железной дороге, общественном транспорте и в авиации.

В новосибирском Академгородке компания «Энергозапас» реализует проект по созданию твердотельной аккумулирующей электростанции (ТАЭС), разрабатывая гравитационные накопители энергии на твердых грузах. Причем в качестве груза используется упакованный грунт. Строительство первой опытно-промышленной электростанции запланировано в 2019 году.

Не отстают от глобальных технологических трендов и наши крупные компании и корпорации, которые ведут свои исследования в области разработок уникальных моделей накопителей энергии. Созданием супераккумулятора, способного работать в промышленных масштабах, занимается, например, Росатом. А «Камаз» и МОЭСК подписали этим летом соглашение о создании передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. На мировом рынке подобного рода решения еще не представлены. Реализация этого проекта позволит не только предложить эффективную замену дизель-генераторным установкам, но и поможет развитию в России зарядной инфраструктуры для электромобильного транспорта.

По данным отчетов аналитической компании Navigant Research, годовой объем мирового рынка накопителей электроэнергии составит в 2025 году примерно 83 млрд долларов (ежегодные темпы роста — до 60%). Причем около трети от этого объема будет приходиться на промышленные и коммерческие предприятия, домохозяйства и промышленное оборудование.

Размер российского рынка накопителей, по разным оценкам, может составить от $3 млрд до $8 млрд долларов в год. Именно поэтому поддержка формирования в России новой высокотехнологичной отрасли, связанной с системами хранения энергии и их компонентов, является сегодня крайне важной задачей. При этом одним из главных драйверов роста спроса на системы хранения энергии станет увеличение числа «цифровых» производств с повышенными требованиями к качеству электроэнергии.

В России уже имеется определенный научно-технический задел по таким направлениям, как гидроаккумулирующие электростанции, суперконденсаторы, литий-ионные аккумуляторы, маховики, лифты твердых грузов. Вместе с этим необходимо последовательно повышать уровень локализации и наращивать инжиниринговые компетенции и по другим компонентам, представленным пока на рынке только в зарубежном исполнении (термические накопители, пневматические системы, воздушно-цинковые аккумуляторы и т. д.).

Основные эффекты от применения накопителей энергии в промышленности очевидны — это снижение потерь от остановки производственной деятельности при перебоях с энергоснабжением, уменьшение стоимости техприсоединения и самой электроэнергии, экономия на расходе топлива и обслуживании дизель-генераторов, развитие соответствующих смежных отраслей. Эффект от создания новой высокотехнологичной отрасли промышленности, обеспечивающей импортозамещение, оценивается в 7-8 млрд рублей выручки в год при уровне локализации в 50%.

ВИЭ в удаленных регионах

В глобальном масштабе объемы ввода генерации на основе возобновляемых источников энергии в России пока скромные. Совокупная мощность ВИЭ в стране составляет примерно 53,5 ГВт, а без учета гидроэнергетики этот показатель не превышает 2,5 ГВт. Но у каждой технологии своя страновая специфика. И в плане развития альтернативной энергетики Россия обладает одним неоспоримым преимуществом — своей территорией.

Наиболее логичным является использование ВИЭ именно в удаленных или энергодефицитных районах, испытывающих зависимость от малоэффективных дизельных генераторов. В стране насчитывается около 100 тысяч изолированных поселений, организовать в которых централизованное энергоснабжение либо практически невозможно, либо слишком дорого.

Так, в селе Менза Забайкальского края была запущена в этом году первая автономная гибридная энергоустановка, состоящая из солнечных модулей, дизельных генераторов и накопителя энергии. Только в Забайкалье более 20 населенных пунктов нуждаются сегодня в стабильном энергоснабжении. Именно в такие районы и должны внедряться лучшие технологии и решения в области альтернативной энергетики.

Аналогичным образом решаются и проблемы энергообеспечения в Арктике. Отечественная промышленность разрабатывает высокотехнологичные решения для развития ВИЭ в труднодоступных регионах. Например, компания «ЭлеСи» и специалисты Томского политехнического университета создают «умный» энергокомплекс, способный получать энергию сразу из нескольких источников — солнца, ветра, дизель-генераторов, микро-ГЭС. Установка оснащена солнечной панелью и ветрогенераторами различных видов, которые можно использовать как по отдельности, так и в комплексе. Технология адаптирована для работы в экстремальных условиях и окажется полезной для любых мест, где требуются автономные источники энергии — от крайнего севера до южных пустынь.

В России могут эффективно использоваться и другие перспективные направления альтернативной энергетики. Разумеется, исходя из экономической целесообразности и с учетом региональной специфики.

Например, в Мурманской области по-прежнему действует сооруженная еще в 1960-х годах Кислогубская приливная электростанция мощностью 1,7 МВт. Проекты такого рода выгодно развивать, например, на берегах Охотского моря, где наблюдаются самые высокие приливы в стране. А Камчатка теоретически может стать «российской Исландией» ввиду того, что высочайшая активность термальных вод позволит развивать там строительство геотермальных станций. Главный вопрос тут в решении технологических барьеров.

Еще одним направлением альтернативной энергетики является производство пеллет — топливных гранул из отходов лесной промышленности (в Минпромторге их относят к возобновляемым источникам энергии. — Forbes). Например, в перечень комплексных инвестиционных проектов, получивших государственную поддержку, вошел проект компании «Бионет». В Архангельской области был построен завод по созданию промышленных пеллет мощностью 150 тысяч тонн в год. В феврале 2017 года состоялась первая отгрузка топливных пеллет в Европу для их последующего сжигания в ТЭЦ Парижа.

Роль России на мировом рынке ВИЭ

Мировыми лидерами в области энергетического машиностроения в целом по-прежнему остаются США, Германия, Япония, Франция, Италия. Очевидно, что конкурировать с ними на глобальном рынке Россия в обозримой перспективе не может, как и полностью импортозаместить зарубежные решения и технологии. Рынок уже поделен, и основную долю в его структуре в ближайшие годы будут по-прежнему занимать крупнейшие зарубежные компании.

Поэтому главная на сегодня цель — это встраивание российских компаний в глобальные цепочки, сотрудничество с мировыми лидерами, трансфер технологий и дальнейшая локализация производства отсутствующего в России оборудования, в том числе для проектов в сфере альтернативной энергетики.

Активное развитие в последние годы секторов ВИЭ позволило подключить к развитию возобновляемой энергетики большое количество отечественных машиностроительных, металлообрабатывающих и электротехнических предприятий. И с каждым годом уровень локализации ключевого оборудования для возобновляемой энергетики будет расти, формируя таким образом новые высокотехнологичные отрасли отечественной промышленности.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков

Ватты и технологии: зачем России возобновляемая энергетика

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Весь мир занимается возобновляемыми источниками энергии, Россия — не исключение. Но зачем ей работать в сфере «зеленой» энергетики при имеющихся запасах нефти и газа

В 2016 году суммарная мощность электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в мире выросла на рекордные 9%, или на 161 гигаватт (ГВт), и превысила 2000 ГВт. Причем примерно две трети прироста «зеленой» энергетики приходятся всего на четыре рынка – Китая, США, ЕС и Индии.

Параллельно с ростом ввода мощностей безуглеродной энергетики продолжают формироваться новые высокотехнологичные отрасли промышленности. Аналогичный тренд наблюдается и в России. Один только рынок оборудования для ВИЭ в нашей стране оценивается Минпромторгом в 500 млрд рублей к 2030 году.

Эта сфера важна не только с энергетической и экологической точек зрения. Пока в мире ждут увеличения безработицы из-за роботизации производства, международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) прогнозирует в своем ежегодном докладе увеличение занятости в секторе ВИЭ с 9,8 млн человек в 2016 году до 24 млн человек к 2030 году.

Для промышленности развитие альтернативной энергетики в России — это в первую очередь освоение передовых технологий и компетенций. Один из главных принципов государственной политики в этой сфере можно сформулировать как «поддержка ВИЭ-генерации в обмен на локализацию». К примеру, в ветроэнергетике обязательные требования к доле российских компонентов установлены на уровне 65% к 2019 году.

В первую очередь за счет наших исторически сильных компетенций в «большой» гидроэнергетике и атомной промышленности Россия имеет довольно сбалансированный, «чистый» энергобаланс, существенную долю которого составляют безуглеродные или низкоуглеродные источники. Эффективное сочетание той же атомной генерации и других «зеленых» направлений ВИЭ потенциально даст очень серьезный синергетический эффект.

Национальные особенности ВИЭ

В отличие от европейских стран, стремящихся диверсифицировать импортируемые энергоресурсы, у нас нет острой потребности механически наращивать долю ВИЭ. Возобновляемая энергетика в нашей стране не может рассматриваться в качестве прямого конкурента традиционным углеводородам. Для России она представляет наибольший интерес как средство освоения пространства и территориального развития. Причем наиболее перспективной областью применения ВИЭ являются изолированные и удаленные энергорайоны.

С этой точки зрения важно поддерживать тренд на развитие малой генерации. К примеру, строительство малых ГЭС может способствовать решению проблемы энергоснабжения труднодоступных районов Сибири или Кавказа. Там, где невозможно или коммерчески нецелесообразно протягивать километры линии электропередач, единственным выходом становится установка локальных источников генерации.

К слову, первым проектом на территории России, поддержанным Новым банком развития БРИКС, стало строительство именно двух малых гидроэлектростанций в Карелии общей мощностью 49,8 МВт — «Белопорожской ГЭС-1» и «Белопорожской ГЭС-2». Российская компания «Норд Гидро» и китайская энергостроительная корпорация Sinonec планируют запустить их к 2019 году.

При этом уровень локализации производства должен составить не менее 65% за счет участия в проекте отечественных производителей электрогенераторов, турбин и оборудования для ГЭС. Например, Ленинградский электромашиностроительный завод уже приступил к изготовлению гидрогенераторов. Технологии, используемые при строительстве станций, в дальнейшем могут быть применены в аналогичных проектах других стран БРИКС.

Солнечная энергетика в фокусе

Лидирующим направлением ВИЭ в России сегодня является солнечная энергетика. Только за последние два года было введено 14 крупных солнечных электростанций общей мощностью около 130 МВт. По итогам текущего года запланирован ввод еще 125 МВт новой мощности объектов возобновляемой энергетики, из которых большая часть — 90 МВт — солнечная генерация.

Основной механизм поддержки ВИЭ на оптовом рынке заключается в том, что инвесторы проходят конкурсный отбор, по итогам которого заключают с государством договор поставки мощности. Бизнес получает гарантии стабильной доходности, но обязан при этом своевременно сдать объекты в эксплуатацию и обеспечить необходимый уровень локализации. Результатом развития «солнечного» сектора ВИЭ стал запуск в России целого ряда важных проектов.

В апреле 2017 года в Новочебоксарске (Чувашия) завершилась модернизация завода компании «Хевел». Здесь, при поддержке Фонда развития промышленности, будут выпускаться по запатентованной технологии гетероструктурные солнечные модули мощностью до 160 МВт в год. Средний КПД фотоэлектрических ячеек составляет более 22%, что соответствует лучшим мировым стандартам, а значит, данный проект имеет и высокий экспортный потенциал.

При его реализации использовались технологии, разработанные Физико-техническим институтом им. А. Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге и реализованные при поддержке Фонда «Сколково» Научно-техническим центром тонкопленочных технологий в энергетике. Это первый в России центр, специализирующийся на научных исследованиях в области солнечной энергетики. Таким образом, у нас появляются и свои центры НИОКР в области ВИЭ.

Параллельно с вводом в эксплуатацию крупных СЭС наращивается производство мобильных солнечных установок. Такие фотоэлектрические станции уже работают, например, на железнодорожных вокзалах Сочи и Анапы, на острове Валаам. Объем рынка солнечных крышных установок средней и малой мощности превысил в прошлом году в России 1 млрд рублей. Ежегодно частные потребители приобретают солнечные электростанции суммарной мощностью от 6 до 10 МВт. Но дальнейший спрос со стороны домохозяйств на солнечные панели зависит от изменения цен на электроэнергию и соответствующие комплекты оборудования, а также от эффективности реализации госпрограмм стимулирования микрогенерации.

Созданная в России практически с нуля солнечная генерация и предъявляемые к ней требования по локализации дают результат. В стране функционирует уже целый ряд предприятий, выпускающих компоненты для солнечных электростанций — от кремниевых пластин, опорных конструкций и всех видов кабельно-проводниковой продукции до полного цикла производства солнечных модулей.

Освоено создание одного из ключевых компонентов — инверторов (преобразователей тока для СЭС и ветрогенераторов), наращены необходимые компетенции в проектировании, инжиниринге и строительстве солнечных электростанций. На сегодняшний день Минпромторг России подтвердил степень локализации уже по 16 объектам, функционирующим на основе использования энергии солнца, общей мощностью 165 МВт. Это солнечные электростанции в Оренбургской и Астраханской областях, в республиках Алтай и Башкортостан, на территории Хакасии.

Ветровые энергетические установки

Форма для лопасти ветрогенератора

Сейчас этот успешный опыт транслируется на другую крупную отрасль ВИЭ — ветроэнергетику. Причем 2017-й можно назвать годом ее полноценного рождения в России, хотя пилотные проекты осуществлялись и ранее. Например, холдинг «РусГидро» ввел в эксплуатацию три ветроэлектростанции в Камчатском крае и одну на Сахалине общей мощностью свыше 2 МВт. Но только в этом году начали строиться первые крупные ветропарки.

Роль самого «зеленого» региона России взяла на себя Ульяновская область. К 2021 году здесь планируется построить семь ветропарков общей мощностью 271 МВт. Местные жители исторически именуют Ульяновск «городом на семи ветрах». Логично, что именно этот регион стал пионером российской ветроэнергетики.

На российском рынке «ветра» уже сейчас присутствуют по меньшей мере три крупных игрока. Это компания «Фортум», получившая квоту в 1 ГВт по итогам соответствующего конкурса инвестпроектов на строительство генерирующих объектов, которые должны быть сданы в эксплуатацию в 2018-2022 годах. Это «ВетроОГК» (дочерняя компания госкорпорации «Росатом»), которая с учетов объемов 2016 года также имеет почти 1 ГВт объектов ветровой генерации. А также компания «Энел Россия», которая вложит свои инвестиции в строительство почти 300 МВт ветряных электростанций.

Постепенно на рынке выстраивается и международная кооперация. «Фортум» начал работу с глобальным технологическим партнером в лице датского поставщика Vestas. «Росатом» ранее заключил соглашение о партнерстве с голландским производителем ветровых турбин Lagerwey. Та структура рынка, которая сейчас выстраивается, создает все предпосылки для создания в России крупных экспортно ориентированных игроков, способных конкурировать на мировом рынке ветроэнергетики.

Размеры рынка ветроэнергетики и компонентов

Ожидается приход на наш рынок и других крупных промышленно-технологических партнеров. В кооперации они будут обеспечивать на территории России локализацию оборудования для ветровых электростанций с максимальным вовлечением в производственные цепочки российских поставщиков. Если в 2015-2016 годах целевой показатель степени локализации компонентов для ветроустановок составлял 25%, то в этом году он установлен на уровне 40%, в 2018-м вырастет до 55%, а в 2019-2024 годах — уже до 65%.

Ряд таких проектов уже реализуется. Например, в Волгодонске (Ростовская область) на мощностях предприятия «Атомэнергомаш» планируется организовать производство лопастей для ветроэнергетических систем. Кроме того, в России есть также трансформаторные и металлообрабатывающие заводы, готовые выпускать башни для ветроустановок.

По оценкам «Росатома», рынок российской ветроэнергетики к 2024 году может составить 3,6 ГВт с примерным оборотом 200 млрд рублей в год.

В этой отрасли широко применяются композитные материалы и технологии. Энергетика, включая «ветер», является основным потребителем этой продукции наряду со строительной индустрией и транспортным машиностроением. Мировой рынок одних только композитов для ветровых турбин оценивался в 2015 году в 3,9 млрд долларов, а к 2020 году он может вырасти до 5,5 млрд долларов.

Объем российского рынка композиционных материалов в целом составляет порядка 53 млрд рублей и показывает ежегодный прирост в 20%. Накопленный в последние годы научно-технологический потенциал отечественных производителей найдет свое применение и в ветроэнергетике. Например, инжиниринговый центр «Композиты России» при МГТУ им. Н. Э. Баумана рассматривает возможность локализации элементов ветрогенераторов из полимерных композиционных материалов. А на территории особой экономической зоны «Алабуга» в Татарстане к 2020 году будет налажено производство сырья (ПАН-прекурсора) для материалов из углеволокна, широко применяемых в ветроэнергетике. Мощность завода составит 5 тысяч тонн в год с перспективой увеличения до 25 тысяч тонн.

В следующем материале серии «Ватты и технологии» будут описаны барьеры для развития ВИЭ в России и мире, а также пути их преодоления.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > oilcapital.ru, 19 сентября 2017 > № 2685418 Виктор Елистратов

Конкурент или соратник?

Виктор Елистратов - о будущем возобновляемых источников энергии

Ученые давно спорят о перспективности возобновляемых источников энергии (ВИЭ), их безопасности и способности заменить углеводородное сырье. Они отвоевали часть энергетического рынка, продолжая наступление на традиционные углеводороды. Большинство технологий выработки электроэнергии за счет ветра и воды известны давно – за счет них человечество вкусило первые плоды массовой электрификации.

Возвращение к «истокам» объясняется несколькими факторами.

Во-первых, это снижение добычи нефти и газа из традиционных месторождений Европы и США, во-вторых, экологические проблемы в Китае, население которого стало задыхаться от смога. Ученые, правда, пока не уверены в том, что ветряки и солнечные батареи существенно снизят потребление нефти и газа. Еще одним направлением является интерес крупных энергокомпаний, желающих диверсифицировать производство и бизнес, загружая промышленные мощности и вводя новые генерирующие объекты.

По данным Dagblad Finansielle, большинство ветрогенераторов Нидерландов производят энергию несколько дороже традиционных источников, работая в убыток. Но, согласно взятым в рамках ЕС обязательствам, Нидерланды должны получать 14% электроэнергии из альтернативных источников уже к 2020 году (в настоящее время – около 6-8%). Вряд ли данное исследование способно очернить ветровую энергетику в стране. Напротив, принятое в ЕС законодательство приведет к новым субсидиям.

В России до недавнего времени за внедрение альтернативной генерации никто не брался. Ситуация стала меняться, поскольку существует ниша, в которой можно развивать ВИЭ, и данные проекты будут окупаемы. Речь идет о развитии ВИЭ в труднодоступных районах: в Арктике, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Правительство старается сдерживать натиск иностранных производителей оборудования для ветровых и солнечных электростанций, требуя высокого уровня локализации.

Альтернативной генерацией заинтересовались и российские концерны. «Росатом» создал дочернюю компанию «ВетроОГК». «Хевел» построил завод солнечных батарей для электростанций. Первый заместитель генерального директора «РусГидро» Джордж Рижинашвили на Владивостокском экономическом форуме сообщил, что объем программы концерна по солнечным и ветровым электростанциям только на Дальнем Востоке достигнет в краткосрочной перспективе $1 млрд.

О перспективных путях развития возобновляемых источников энергии в мире и в России «НиК» рассказал заслуженный энергетик РФ, председатель Научного совета по проблемам ВИЭ СПб Центра РАН, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Виктор Елистратов.

«НиК»: Каковы перспективы развития возобновляемой энергетики?

– Если смотреть прогнозы энергетических агентств и ведомств на развитие ВИЭ 5-7-летней давности, можно говорить о том, что они оправдались с превышением. Передовые позиции из возобновляемых источников энергии (кроме большой гидроэнергетики, дающей примерно 19% мирового производства электроэнергии) занимают ветровая и солнечная фотоэнергетика: эти два направления развиваются стремительно. Прирост ветроэнергетики за 2016 год составил около 60 ГВт, достигнув 486 ГВт. Солнечная фотоэнергетика увеличилась на 65 ГВт, ее мощность составила около 300 ГВт.

Это уже никакие не «альтернативные» источники, а абсолютно самостоятельная область, в которую вкладываются гигантские средства. В настоящее время инвестиции в «зеленую» энергетику составляют около $320 млрд в год. Это сопоставимо с инвестициями в органическую и атомную генерацию.

Инвестиции в ВИЭ

«НиК»: Чем привлекательна возобновляемая энергетика?

– Во-первых, энергия производится и используется в месте потребления, не требуя значительных затрат на транспортировку. В этом ее большое преимущество.

Во-вторых, возобновляемая энергетика – это распределенные объекты. Они не концентрируют энергию, что чревато возникновением катастроф и аварий. Например, АЭС требуют колоссальных затрат на удержание и безопасное использование энергии. При выходе из строя нескольких ветряков крупной аварии не будет.

«НиК»: За какими ВИЭ будущее?

– Локомотивом будет солнечная и ветряная энергетика. Кроме фотоэнергетики, активно развиваются тепловые системы преобразования солнечной энергии, так называемые солнечные термодинамические электростанции. На них происходит преобразование солнечной энергии в теплоноситель, а затем в паровой турбине и генераторе – в электроэнергию. Мощность таких электростанций уже около 12 ГВт, и она увеличивается. Развиваются геотермальные электростанции и немного экзотические виды ВИЭ, такие как волновая энергетика и энергетика течений. Это актуально для децентрализованной автономной энергетики.

Динамика установленной мощности ВЭС за 10 лет

«НиК»: Развивается ли направление тепловых насосов?

– Они чаще всего используются для индивидуального теплоснабжения, работая за счет перепада или теплового градиента приповерхностных слоев земли, так называемой низкопотенциальной тепловой энергии. Температура теплоносителя повышается до температуры горячего водоснабжения и отопления.

«НиК»: То есть они не для промышленного применения?

– Промышленными можно называть геотермальные электростанции, у которых во втором цикле может стоять такой насос. Первый цикл – обычный геотермальный: горячая вода поступает в тепловой блок, нагревая во вторичном контуре воду, превращающуюся в пар, в результате чего производится электроэнергия. Геотермальная энергетика имеет мощность около 13 ГВт, развиваясь в основном в местах существования рифтовых разломов и в регионах активной вулканической деятельности.

«НиК»: Какие ВИЭ, исключая крупную гидроэнергетику, перспективны в России?

– Постановления Правительства РФ № 449, № 861 и ряд подзаконных актов в их развитие открывают возможность реализации проектов возобновляемой энергетики путем предоставления дотаций при выполнении определенных условий. В первую очередь это касается ветроэнергетики, солнечной фотоэнергетики, малой гидроэнергетики. По пути дотаций идет весь мир.

Важное место занимает локализация. По солнечной фотоэнергетике, например, 65% оборудования должны быть российскими. По ветру принято решение последовательно увеличивать долю российских комплектующих, поскольку у нас пока нулевой уровень развития технологий, – 25%, 45% и 65%. Это даст последовательный переход на промышленное производство.

Конкурс по выкупу мощности за счет ВИЭ проводит НП «Совет рынка». Для участия в конкурсе надо выполнить условия по локализации, по предельному КИУМу и по предельным капвложениям в один киловатт установленной мощности. Соблюдение всех условий гарантирует преференции тем, кто реализует эти проекты.

«НиК»: А что у нас уже производится?

– По малой гидроэнергетике проблем нет. Другое дело, что экономика таких объектов более прозрачна, они имеют сравнительно невысокую стоимость. Часто именно это не привлекает инвесторов, малая гидроэнергетика развивается слабо.

«НиК»: Почему «Росатом» и другие энергокомпании заинтересовались проектами по развитию ВИЭ?

– У «Росатома» есть возможность развития технологий. Завод в Волгодонске может выпускать оборудование для ВИЭ, особенно в период неполной загрузки. «Росатом» купил лицензии и пытается организовать производство ветроэнергетических установок большой мощности, до 2,5 МВт, под них концерн уже выкупил около 650 МВт. В целом в настоящее время выкуплено порядка 1700 МВт ветромощностей на три года и порядка 600 МВт солнечной фотогенерации.

С фотогенерацией проще: есть завод в Чебоксарах, производящий солнечные панели. Первоначально были закуплены австрийские тонкопленочные технологии, имевшие КПД 10%. Стоимость панелей была очень высока, они не могли конкурировать с современными кремниевыми. Сейчас на заводе идет серьезная реконструкция.

В последние 3-4 года рынок солнечной энергетики обрушился, удельная стоимость модулей кремниевых панелей упала примерно с $2,3 за пиковый ватт до $0,7-0,6 за пиковый ватт. Проекты солнечной генерации стали весьма эффективными.

А технология «Хевел» не смогла вписаться по уровню конкуренции. Сейчас с использованием серьезных научно-технических проработок, которые выполняются, в частности, в Санкт-Петербурге, внедряется новая технология каскадного использования, которая позволяет строить модули с КПД 20%.

«НиК»: Российские традиционные энергетические компании проявляют интерес?

– Имеются проекты у ЛУКОЙЛа, «Т-плюс», ТГК-1 и некоторых других. Очень перспективно внедрение систем энергоснабжения с использованием ВИЭ, в том числе для активно продвигаемых арктических проектов.

Наш центр разработал технологию комбинированных систем энергоснабжения северных территорий, включающую установки на традиционном топливе и на возобновляемых источниках. Мы предложили концепцию и провели технологические проработки создания модульной системы, объединяющей отечественный адаптированный к северным условиям ветроагрегат мощностью 50-150 кВт, дизель-генератор, систему аккумулирования и интеллектуальную систему управления. Конструкция ветроагрегата не требует специальных кранов для монтажа и сложных фундаментов для установки. Такие энергокомплексы способны существенно экономить дорогое привозное топливо.

Технология уже внедрена в Амдерме (Ненецкий автономный округ). Речь идет о ветродизельной станции, обеспечивающей замещение до 60% дизельного топлива. Окупаемость проекта составляет всего 4,5 года. К сожалению, широкому внедрению препятствует неразвитость региональной энергетической политики и нормативной документации. Велика степень перекрестного субсидирования, показать прозрачный механизм реализации возврата вложенных средств очень непросто. Но есть надежда на использование принципов энергосервисных контрактов, что, возможно, решит проблему.

«НиК»: Ожидается ли экспансия западных компаний – производителей оборудования?

– Есть предложения по децентрализованным автономным системам энергоснабжения. На Дальнем Востоке активно продвигает технологии Япония, уже построено несколько ветродизельных систем. Но хочется надеяться, что в России все-таки проявится интерес к созданию оборудования, адаптированного к нашим природно-климатическим условиям, дорогам, логистике. Принятые правительством меры предполагают, что к 2020 году в системной генерации 2,5% производства электроэнергии в России должно быть за счет возобновляемых источников энергии. Сейчас доля не превышает 0,5%. Также высоки возможности для развития ВИЭ в автономной генерации.

«НиК»: Кто лидирует в мире по вводу возобновляемых источников энергии?

– Китай. 15 лет назад в Поднебесной было порядка 60 млн кВт на гидроэнергетике, сейчас китайские ГЭС имеют мощность 300 млн кВт. Такая же ситуация в ветроэнергетике и солнечной фотоэнергетике. Они лидеры по всем направлениям.

«НиК»: Кто сейчас производит оборудование для европейских и американских ВИЭ?

– В ЕС и США есть свои компании. Китай активно поставляет свое оборудование в страны Латинской Америки, Африки и Юго-Восточной Азии.

«НиК»: В США и Европу их не пускают?

– Китайцы проникают путем создания совместных предприятий. На рынки многих стран они сначала заходят с деньгами, а потом – с технологиями.

«НиК»: Как в России обстоят дела с гидроэнергетикой, мы лидеры?

– Россия на пятом месте по гидроэнергетике. Установленная мощность гидрогенерации порядка 48-49 ГВт. В процентном отношении – примерно 17% среди других видов генерации. Первое место у Китая, следом идет Бразилия, США, Канада, а уже потом мы.

«НиК»: Есть ли у России потенциал развития гидроэнергетики?

– В нашей стране используется всего 25% экономически эффективного потенциала. Правда, основная часть сосредоточена в Сибири и на Дальнем Востоке. В Европейской части страны около 65% экономического потенциала гидроэнергетики использовано и все основные створы построены. Достраиваются гидростанции на Кавказе; в Карелии – Белопорожская ГЭС. В свое время была принята программа развития большой гидроэнергетики в Сибири и на Дальнем Востоке, но она, к сожалению, сворачивается.

«НиК»: Анатолий Чубайс заявил, что развитие промышленного хранения электроэнергии технологически перевернет электроэнергетику в ближайшие десять лет. Как вы относитесь к этому заявлению?

– Технологии систем накопления энергии очень активно развиваются в плане увеличения удельной емкости аккумулирования и снижения их стоимости. Буквально за два-три года можно наблюдать колоссальный рост удельной энергоемкости аккумуляторов. Появляются новые виды хранилищ, не только литиевые, но и других типов. Существенно снижается и стоимость литиевых аккумуляторов. Я не исключаю, что через десять лет, а может быть и раньше, наступит эра создания серьезных, крупных систем аккумулирования энергии, которые смогут перераспределять энергию от ВИЭ и выдавать ее в сеть в требуемые промежутки времени. Tesla и Vestas уже ведут работы по созданию ветроагрегата с внутренней системой накопления энергии.

Я давно предлагаю технологии создания энергокомплексов, объединяющих ГЭС и ВЭС, где водохранилище могло бы выступать в качестве аккумулятора энергии, получаемой от ВЭС. Мы выполнили расчеты в рамках предТЭО проекта ветропарка «Нижняя Волга» мощностью до 1 млн кВт, который мог бы работать параллельно с Волгоградской ГЭС. Полезной емкости водохранилища достаточно для гарантированной выдачи мощности ВЭС в энергосистему на требуемые промежутки времени «вперед».

Доля источников энергии в производстве

«НиК»: Могут ли ВИЭ вытеснить традиционные углеводороды?

– ВИЭ и углеводороды могут сосуществовать, но доля органической энергетики будет снижаться. Это соответствует принципам устойчивого развития по снижению выбросов парниковых газов и замедлению повышения температуры на планете, провозглашенным ООН. Прогнозы на 2050 год показывают, что возможная доля электроэнергии, вырабатываемой за счет ВИЭ, может составить 50%.

Виктор Васильевич Елистратов. Биографическая справка

Виктор Васильевич Елистратов - председатель научного совета по проблемам ВИЭ СПб Центра РАН. Доктор технических наук, профессор, заслуженный энергетик Российской Федерации, директор Научно-образовательного центра «Возобновляемые виды энергии и установки на их основе» Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого. Член Международной ветроэнергетической ассоциации (WWEA), сопредседатель Совета ТП «Перспективные технологии возобновляемой энергетики», зампредседателя НТС РАВИ.

Автор более 250 публикаций, в том числе шести монографий, 13 авторских свидетельств и патентов РФ, более 20 учебников и учебных пособий.

Лауреат премии Правительства Санкт-Петербурга в области науки и техники.

Интервью подготовила Екатерина Дейнего

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > oilcapital.ru, 19 сентября 2017 > № 2685418 Виктор Елистратов


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко

Интервью Вячеслава Кравченко информационному агентству "РИА-Новости".

Вячеслав Кравченко: скоро показания электросчетчиков будут в телефоне.

Минэнерго России надеется, что к весне 2018 года Госдума примет закон, позволяющий перейти к массовому внедрению "умных счетчиков электроэнергии". Их основная задача — удаленная передача показаний и в телефон или компьютер владельца квартиры, и в энергокомпании. А в будущем такие счетчики помогут перейти и к удаленной смене тарифного меню, которая не потребует замены прибора. Его стоимость министерство оценивает в 3-7 тысячи рублей, а траты за установку хочет возложить на энергетиков. О том, что даст внедрение новых систем учета электроэнергии и как они будут работать, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко. Беседовала Марина Коцубинская.

— Правительство РФ в апреле внесло в Госдуму законопроект о развитии интеллектуальных систем учета электроэнергии, который предполагает внедрение "умных счетчиков". Когда вы рассчитываете на начало его рассмотрения депутатами?

— Мы рассчитываем на рассмотрение законопроекта в первом чтении в октябре.

— Вы хотели бы, чтобы закон в этом году был принят?

— Было бы неплохо. Но этом году вряд ли, но к весне следующего года вполне реально.

— Проект уже обсуждался предварительно в Госдуме? Как в целом к нему отнеслись депутаты?

— В мае-июне этого года в стенах Госдумы мы уже провели ряд мероприятий: круглый стол, несколько рабочих встреч и совещаний. В целом, идея о том, что должна внедряться новая современная система учета, особым сомнениям не подвергается.

И внесенный законопроект изначально касался узкой темы, связанной с тем, как устанавливать системы учета электросетевыми организациями и какие к ней должны быть требования. В ходе обсуждений возникло два основных вопроса.

Первый: кто за все это заплатит? Естественно, есть желание снять нагрузку с потребителей, в первую очередь с граждан. Второе: кто будет являться собственником таких систем учета?

Исходя из этого, мы считаем, что вполне разумной будет конструкция, которая реализована во многих странах мира: освободить потребителей, в первую очередь физических лиц, от этого бремени и переложить установку систем учета и их содержание на квалифицированного субъекта, который должен быть собственником этой системы и нести все права и обязанности, связанные с ее установкой, работой, эксплуатацией и так далее.

С одной стороны, мы точно снизим расходы граждан, связанные с установкой и дальнейшими ремонтами и поверками приборов учета. С другой стороны, появится стимул у электросетевых и ресурсоснабжающих организаций иметь такие системы учета и поддерживать их в надлежащем состоянии, в противном случае у них могут возникнуть проблемы с платежами, потерями.

— Сейчас законопроект что в себя включает?

— Законопроект говорит о том, что с определенного момента времени электросетевые организации должны устанавливать только новые "интеллектуальные" системы (приборы) учета, отвечающие определенным требованиям. И это делается за счет средств самой компании. Ответы на те вопросы, о которых говорил выше, мы будем давать в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению. Понимание у всех участников процесса, как нам кажется, есть.

— Что включает в себя внедрение интеллектуальных систем, помимо установки "умных счетчиков"?

— Когда мы говорим об интеллектуальной системе учета — это для начала сам прибор учета и все, что с ним связано: каналообразующая аппаратура, программное обеспечение и так далее. В данном случае мы, по-простому, говорим про счетчик, который не только показывает сколько киловатт было потреблено, но и выполняет много других функций.

— Какие функции?

— Безусловно, это возможность дистанционного снятия показаний, чтобы можно было не записывать их на бумажке, выйдя в тамбур или на лестничную клетку, а чтобы информация с прибора учета поступала тебе в личный кабинет на компьютере, на телефоне, автоматически приходила к ресурсоснабжающей организации.

Второе — чтобы дистанционно, без прихода специалиста, можно было перейти на другие тарифы, другое тарифное меню. Так как если вы сейчас захотите перейти с единого тарифа, например, на тариф "день-ночь", то скорее всего вам придется покупать новый счетчик.

Полагаю, что через некоторое время ресурсоснабжающие компании существенно расширят тарифное меню в том числе и исходя из объема потребляемой мощности. Следующее — этот счетчик может следить за качеством электрической энергии, фиксирует уровень напряжения и частоту.

Есть еще дополнительные функции — посредствам счетчиков возможно узнавать об аварии в зоне своего действия: короткие замыкания, обрывы проводов и так далее. С помощью таких систем значительно быстрее можно находить места повреждений и, следовательно, сокращать перерывы в энергоснабжении потребителей. Ну и, конечно, дистанционное ограничение, отключение неплательщиков, а также сигнализация о несанкционированном вмешательстве в работу такого прибора.

— Вы хотите закрепить требование, чтобы при плановой смене счетчиков устанавливались уже только интеллектуальные приборы учета?

— Да.

— На "умных счетчиках" потребители смогут же посмотреть показания?

— Можно выйти к месту нахождения прибора и посмотреть показания на дисплее, и тут же "залезть" в компьютер или телефон, посмотреть какие там показания — никаких проблем.

— Вы упомянули о возможности новых тарифных меню — это тоже будет прописано в законе?

— Нет. Мы сейчас имеем следующее тарифное меню: либо один тариф, либо так называемые тарифы по зонам суток — двухзонный "день-ночь" или трехзонный. Есть возможность выбрать что-то одно. Это исключительно на ваше усмотрение. Допускаю, что через некоторое время при изменении законодательства мы перейдем на что-то другое. Не исключаю, что подобного рода тарифное меню будет включать несколько десятков позиций.

Забыл еще одну важную вещь: в эти системы учета мы планируем закладывать требования по учету не только потребленной электроэнергии, а в том числе, если все-таки у нас будет развиваться своя маленькая локальная генерация, например, солнечная панель на крыше вашего дома, то система будет учитывать объемы выдачи с нее в общую сеть.

— В апреле вы поясняли, что стоимость одного интеллектуального прибора учета электроэнергии, по различным оценкам, может составлять от 20 тысяч рублей до 30 тысяч рублей. При этом развитие систем интеллектуального учета электроэнергии будет осуществляться сетевыми компаниями исключительно за счет внетарифных источников. Во сколько в целом может обойтись такая замена?

— У нас самые простенькие приборы учета стоят порядка 3 тысяч рублей, дальнейший рост стоимости это дополнительные опции. Мы прикидывали, что они "гуляют" в диапазоне от 3 до 7 тысяч рублей.

Безусловно, у энергетиков самый высокий уровень потребителей, оснащенных приборами учета. Вместе с тем, есть проблема безучетного потребления. Она не настолько остра как в тепле и в газе, в воде, но тем не менее.

Когда мы закладывали в законопроект норму о том, что сетевые компании интеллектуальные системы учета будут ставить за свой собственный счет, исходили из того, чтобы в первую очередь создать экономический стимул для установки таких систем учета именно там, где наиболее высокие потери, где высокая аварийность и так далее.

На первом этапе эти системы надо начать внедрять: из-за широкого распространения, отработки технологий, развития конкуренции среди производителей их дальнейшая стоимость точно будет снижаться, и тогда уже можно вести речь о том, чтобы включать затраты на содержание систем учета, их установку в общий тариф. А пока только за счет электросетевых организаций.

— И по-прежнему счетчик будет оставаться в собственности ресурсоснабжающей компании?

— Да. Мы на самом деле считаем правильным, что прибор учета должен являться собственностью квалифицированных субъектов рынка электрической энергии. Тогда все вопросы, связанные с поверкой приборов учета, с поломками и так далее — это все будет их головной болью.

— Если ломается счетчик, все равно же плата будет начисляться по какому-то нормативу, который выше тарифа, и за эту головную боль заплатит потребитель. А если компания быстро не сможет отремонтировать счетчик, потому что у нее какой-то производственный план и есть время только через два месяц?

— Значит, тогда это будет списываться на потери электросетевых организаций и влиять на их финансовый результат, поэтому они будут заинтересованы как можно быстрее поменять эти приборы учета, максимально быстро все сделать, иначе понесут убытки.

— Как компании смогут окупить свои затраты на установку приборов учета?

— Первое — снижение потерь электроэнергии при передаче по электросетям.

Далее — минимизация издержек, например, уменьшение числа лиц, которые ходят и проверяют показания приборов учета. Это в основном сотрудники сетей, потому что на сети у нас возложена обязанность формирования объемов полезного отпуска электроэнергии. Далее это достаточно быстрое и оперативное реагирование на аварии, которые где-то происходят. Соответственно, минимизация рисков, связанных с тем, что к тебе будут как с сетевой компании предъявляться претензии за качество энергоснабжения и так далее.

После того, как ты дистанционно снимаешь показания, у тебя есть возможность вообще одномоментно формировать объем полезного отпуска и сразу сводить баланс потребления электроэнергии. В нашем понимании это уменьшение числа споров между потребителями, сбытовыми компаниями и сетями. Особенно это актуально в многоквартирных домах. Соответственно, это снижение расходов на тех же самых юристов, ну и так далее.

— С "Россетями" обсуждали этот проект, он им интересен?

— Мы это обсуждали не только с "Россетями". Проект интересен.

— А энергосбытовым компаниям?

— Для энергосбытовой компании самым важным вопросом является своевременное, прозрачное получение достоверной информации от потребителя. Если им это будет обеспечено, а это безусловно должно быть, то не думаю, что с их стороны будет неприятие.

— Если принят закон, то мы понимаем, что возможно использование не сплошь иностранного оборудования, а российского тоже?

— Конечно.

— Будет какой-то переходный период до того, как закон начнет действовать?

— С учетом того, что нам говорили производители систем учета, переходный период должен быть не очень большой. Почти все уже находится в производстве. Я думаю, года будет достаточно. Самое главное сделать прибору "мозги": подготовить программное обеспечение и обеспечить надежную передачу данных. Остальное уже нюансы. Понятно, что прибор учета должен быть защищен и доступен. Для потребителей в многоквартирном доме — это щит на лестничной клетке, для индивидуальных домов — это щит, установленный на опоре.

— То есть в частных домовладениях счетчик должен стоять за границей участка?

— Да. На самом деле это уже сплошь да рядом. Если вы проедете по Подмосковью, то увидите на многих опорах линий электропередачи низкого напряжения вынесенные приборы учета.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко


Россия. ЮФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311466

Росатом планирует приступить к строительству 1-го ветропарка в республике Адыгея весной 2018 г.

ВетроОГК, дочка Росатома, планирует приступить к строительству 1го ветропарка в республике Адыгея.

Об этом 14 сентября 2017 г рассказал замгендиректора - директор по развитию и международному бизнесу ОТЭК, управляющей компании ВетроОГК, Э. Аскеров в рамках выставки Husum Wind 2017.

В настоящее время на территории будущего ветропарка завершаются геодезические изыскания.

В ближайшее время ВетроОГК рассчитывает завершить этап оформления земель для будущего ветропарка.

До конца сентября 2017 г ВетроОГК планирует объявить конкурс на выбор проектировщика.

К проектировочным работам ВетроОГК намерен привлечь как опытную международную компанию, так и российскую для трансферта технологий в строительстве ветропарков.

Окончание проектирования намечено на январь-февраль 2018 г, а начало работ по строительству - на весну 2018 г.

ВетроОГК выиграл конкурсы на строительство в России ветропарков общей мощностью почти 1 ГВт.

В июне 2016 г ВетроОГК прошел отбор инвестпроектов по строительству объектов на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на 2017-2020 гг по ветропаркам общей мощностью 610 МВт.

В июне 2017 г ВетроОГК в рамках отбора проектов ВИЭ на 2018-2022 гг добавила еще 360 МВт.

Строительство ВЭС будет вестись в энергодефицитных регионах России - республике Адыгея, Краснодарском крае, Ростовской области и Ставропольском крае и др.

1й ветропарк мощностью до 150 МВт будет построен на территории Шовгеновского и Гиагинского муниципальных районов республики Адыгея.

Станция будет сооружена в 3 очереди мощностью 32 МВт, 70 МВт и 48 МВт соответственно.

В состав станции войдет до 60 ветроэнергетических установок.

Максимальный объем инвестиций в Адыгею на строительство этой ВЭС составит 20 млрд руб.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311466


Италия. Чили > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307666

Enel запустила в пустыне Атакама 1-ю геотермальную электростанцию в Южной Америке.

В Чили Enel и Enap ввели в эксплуатацию 1ю геотермальную электростанцию, которая располагается на высоте 4,5 тыс м над уровнем моря.

Об этом 13 сентября 2017 г сообщили в Enel.

Геотермальная станция установленной мощностью 48 МВт, расположенная на высоте 4500 м над уровнем моря в пос Ольягуэ, является 1й станицей данного типа в Южной Америке и 1й геотермальной станцией в мире, построенной на такой высоте.

Геотермальная станция Сerro Рabellón построена в пустыне Атакама, регион Антофагаста, и состоит из 2х блоков установленной мощностью 24 МВт каждый (общая установленной мощностью 48 МВт).

1й блок мощностью 24 МВт, доставляющий электроэнергию в электропередающую систему Norte Grande (SING, Sistema Interconectado del Norte Grande), был введен в эксплуатацию в конце марта 2017 г.

2й заработает в полную мощность в октябре 2017 г.

Станция Сerro Рabellón принадлежит компании Geotérmica del Norte (GDN), совместного предприятия (СП) Enel Green Power Chile (83,65%) и Enap (16,35%).

Станция сможет вырабатывать около 340 ГВт⋅ч/год, что эквивалентно потребностям более 165 тыс чилийских домохозяйств, избегая при этом выброса в атмосферу более 166 тыс тонн углекислого газа в год.

Cerro Pabellón - высокоэнтальпийная установка с бинарным циклом, которая включает в себя передовые геотермальные технологии, гарантирующие оптимальную производительность в экстремальных условиях ее расположения, характеризующихся высокими температурами и значительной высотой.

Кроме того, геотермальная жидкость, извлеченная из эксплуатационных скважин, после завершения цикла генерации повторно закачивается в резервуар, обеспечивая долгосрочную доступность и стабильность геотермального ресурса.

1й из особенностей геотермальной генерации является ее способность непрерывно производить энергию 24 часа в сутки.

Компании инвестировали в строительство станции 320 млн долл США.

Италия. Чили > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 14 сентября 2017 > № 2307666


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter