Всего новостей: 2606164, выбрано 678 за 0.203 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Индия. Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 10 августа 2016 > № 1853443

Церемония передачи Индии первого энергоблока АЭС «Куданкулам».

Владимир Путин принял участие в церемонии передачи Республике Индии первого энергоблока атомной электростанции «Куданкулам». Церемония состоялась в режиме видеоконференции.

В видеоконференции участвовали Премьер-министр республики Нарендра Моди, главный министр штата Тамилнад (Индия) Джаяраман Джаялалита, председатель и управляющий директор индийской корпорации по атомной энергии Сатиш Кумар Шарма и глава группы компаний «Атомстройэкспорт» Валерий Лимаренко.

* * *

С.К.Шарма (как переведено): Добрый день! Для меня большая честь приветствовать Премьер-министра Индии, уважаемого господина Нарендру Моди, Президента Российской Федерации, его Превосходительство господина Владимира Путина, и главного министра Тамилнада госпожу Джаялалиту. Уверен, дружественный дух, в котором мы работали, останется надолго, и мы реализуем ещё много таких проектов.

В.Лимаренко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемая госпожа Джаялалита! Дамы и господа!

Российский генеральный подрядчик компания «Атомстройэкспорт» приветствует посвящение первого энергоблока АЭС «Куданкулам» индийской нации. Совместно сооружённый первый в Индии энергоблок полностью отвечает всем самым современным требованиям безопасности и демонстрирует стабильную работу. Фактически достигнутые эксплуатационные показатели энергоблока превзошли проектные ожидания. Искренне поздравляю индийский народ с этим достижением и приобретением.

(Демонстрация видеоролика о первом энергоблоке «Куданкулам».)

Дж.Джаялалита (как переведено): Ваши превосходительства Президент Российской Федерации, Премьер-министр Индии! Уважаемые председатель и управляющий директор NPCIL [Индийская корпорация по атомной энергии], глава группы компаний «Атомстройэкспорт»!

АЭС «Куданкулам» – яркий символ многолетней, вечной, прочной дружбы между Индией и Россией. Ядерная энергетика – экологически чистая и надёжная, в которой нуждается быстроразвивающийся штат Тамилнад, который стремится к росту и процветанию.

Посвящение АЭС «Куданкулам» – важная веха в индийско-российской дружбе и сотрудничестве. Я всегда поддерживала реализацию проекта «Куданкулам», в то же время, обращая внимание на озабоченности людей, уверяла в высоких стандартах безопасности станции.

Атомная электростанция строится долго, дольше, чем тепловая электростанция. Инженерный проект не только сложный, но и требующий соблюдения очень высоких стандартов безопасности. Пришлось преодолеть не одно препятствие – экономическое, политическое, общественное, международное, национальное и местное. Но данная коммерческая эксплуатация является свидетельством непоколебимой приверженности данному проекту правительств Тамилнада, Индии и России.

Успешное введение в строй проекта «Куданкулам» – яркий пример того, как можно и нужно снимать опасения народа способом общения с ним, путём строительства общественных объектов инфраструктуры. Когда задерживалось начало работы первого энергоблока из–за местных акций протеста, я подняла вопрос в правительстве Индии, чтобы обратили внимание на озабоченности народа и устранили их.

Чтобы успокоить народ, правительство штата создало комитет специалистов в феврале 2012 года. Комитет выслушивал вопросы и мнения граждан и информировал их о средствах безопасности АЭС. Исходя из отчёта группы экспертов, правительство Тамилнада решило принять меры для скорого начала работы первого энергоблока АЭС «Куданкулам» и выделить 5 миллиардов рупий (77 миллионов долларов США) для строительства общественных объектов инфраструктуры в соседних с «Куданкулам» районах. Благодаря мерам доверия, предпринятым правительством, первый энергоблок «Куданкулам» начал коммерческую работу.

Прошу ввести в строй и второй энергоблок как можно скорее, учитывая требования нашей быстрорастущей экономики и спрос нашего промышленного и сельскохозяйственного секторов. Правительство Тамилнада играло большую роль в заверении народа в том, что высокие нормы безопасности будут выдержаны. Уверена, что NPCIL будет соблюдать самые высокие нормы безопасности и обеспечивать непрерывное производство энергетики в обоих энергоблоках, чтобы Тамилнад и соседние штаты могли надеяться на АЭС «Куданкулам» как на надёжную электростанцию.

Хочу выразить благодарность Президенту Российской Федерации и народу России за их вклад в развитие штата Тамилнад. Также благодарна Премьер-министру Индии за сегодняшнее посвящение первого энергоблока «Куданкулам» вместе с Президентом Российской Федерации. Прошу ещё раз ускорить введение в строй второго энергоблока.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемая госпожа министр [Джаяраман Джаялалита – главный министр штата Тамилнад Республики Индии]! Дамы и господа, дорогие индийские друзья!

Сегодня в соответствии с договорённостью, которая была достигнута между нами в Ташкенте, мы присутствуем при начале полноценной работы первого энергоблока атомной электростанции «Куданкулам» в Индии, и это большое событие и для нашего индийского партнёра, и для российских исполнителей этого проекта – для всех нас. Станция построена на самых передовых, самых современных мировых технологиях, на российских технологиях; она строилась совместно российскими и индийскими специалистами.

Сотрудничество в области атомной энергетики – важная составляющая привилегированного стратегического партнёрства России и Индии. Взаимодействие в этой сфере имеет большое значение для развития наших государств. Хочу подчеркнуть, что это не просто строительство и введение в эксплуатацию атомной электростанции – это крупномасштабная работа по созданию в Индии целой новой высокотехнологичной атомной отрасли. Она подразумевает, эта работа, передачу компетенции, подготовку кадров, подготовку специалистов в этой области.

Хорошо известно, что Россия является одним из лидеров международного рынка атомных технологий и услуг. Построенные российскими специалистами электростанции надёжные и максимально безопасные. И мы рады делиться с индийскими коллегами опытом и наработками в этой приоритетной, ещё раз хочу подчеркнуть, высокотехнологичной сфере.

Вывод на номинальную мощность первого, а в недалёком будущем и второго энергоблоков заметно повысит энергообеспеченность Индии, усилит её экономические позиции. По сути, для такой огромной, мощной страны, как Индия, с бурно развивающейся экономикой, решать социальные и экономические задачи, оставаясь вне рамок мирного атома, невозможно.

У нас большие планы вместе с индийскими друзьями в этой области. В феврале начались работы на месте строительства третьего и четвёртого блоков АЭС. Рассчитываем, что до конца текущего года будут подписаны генеральное рамочное соглашение и кредитный протокол на сооружение третьей очереди АЭС. Напомню, что этот проект осуществляется на средства, предоставленные Российской Федерацией. От всего объёма финансирования 85 процентов – государственный кредит России.

Я всех нас поздравляю с сегодняшним событием. Благодарю всех, кто участвует в реализации этого проекта. И ещё раз желаю успехов, всего самого доброго! Уверен, что наша совместная работа по этому и по другим направлениям в сфере экономического сотрудничества, в сфере высоких технологий будет приносить заметные, ощутимые результаты, будет способствовать быстрому, эффективному развитию наших экономик.

Спасибо!

Н.Моди (как переведено): Ваше Превосходительство господин Президент Владимир Путин! Уважаемая госпожа Джаялалита – главный министр Тамилнада! Дорогие друзья, здравствуйте!

Сегодня особо важный день – сегодня мы с Президентом Путиным имеем честь посвятить первый энергоблок АЭС «Куданкулам». Выражаю особую благодарность Президенту Путину за участие в этом мероприятии. Рад, что госпожа Джаялалита – главный министр Тамилнада – также участвует в церемонии вместе с нами.

Дорогие друзья! Посвящением АЭС «Куданкулам» мы отмечаем ещё одно историческое событие в индийско-российских отношениях. Успешное введение в строй первого энергоблока не только ещё один яркий пример прочности нашего специального и привилегированного стратегического партнёрства. Мы отмечаем здесь и нашу вечную дружбу, и это только начало нашего сотрудничества в этой области.

Не все знают, что способность первого энергоблока – 1000 мегаватт, и он является самым большим энергоблоком в Индии. В грядущие годы мы будем выполнять амбициозную повестку дня – производство ядерной энергии. В АЭС «Куданкулам» планируется построить ещё пять энергоблоков, каждый – мощностью 1000 мегаватт. В нашей совместной повестке сотрудничества мы планируем строить целый ряд ядерных энергоблоков большей производимости.

Дорогие друзья! Сегодняшнее мероприятие – счастливое событие для сборной команды индийских и российских специалистов, учёных, работников. Низкий поклон их упорной, кропотливой работе. Поздравляю с большим достижением.

Дорогие друзья! История человеческого развития заключается в широком технологическом прогрессе и процветании. Но, как мы хорошо знаем, этого не было бы без ущерба окружающей среде. У меня есть видение для Индии, где наши достижения для экономического развития уважают природу, где двигатели всё больше и больше работают на экологически чистом топливе. АЭС «Куданкулам» – важный элемент постоянной попытки Индии расширять производство чистой энергии в стране. Она также является признаком нашей совместной приверженности новым путям партнёрства для чистого, «зелёного» развития.

Господин Президент! Успешное завершение первого этапа наших совместных усилий – большое достижение нашего сотрудничества в области производства ядерной энергетики. Оно показывает нашу общую цель – развивать и создавать новые связи. Больше всего оно демонстрирует Вашу личную приверженность и постоянную поддержку и сильное руководство, благодаря которому наши отношения поднялись на качественно новый уровень. Я благодарен Вам за это, господин Президент.

Народ Индии чувствует свою близость с народом вашей великой страны, а лично я всегда высоко ценил Вашу дружбу. Поэтому очень уместно, что мы сегодня вместе посвящаем первый блок АЭС «Куданкулам» нашей крепкой и динамичной дружбе и сотрудничеству.

(Говорит по–русски.) Да здравствуют индийско-российские отношения!

Хочу ещё раз поблагодарить Вас, Президент Путин, за то, что Вы присоединились ко мне для этого посвящения. С нетерпением жду встречи с Вами ещё раз во время встречи группы «большой двадцатки» в Китае. Также хочу поблагодарить госпожу Джаялалиту за то, что она участвовала в нашем мероприятии.

(Говорит по–русски.) Спасибо Вам большое!

Индия. Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 10 августа 2016 > № 1853443


Россия. Египет > Электроэнергетика > fondsk.ru, 9 августа 2016 > № 1852448

Россия – Египет: прорыв в области энергетического сотрудничества

Александр КУЗНЕЦОВ

В начале августа СМИ распространили сообщение о том, что Москва и Каир согласовали контракт на строительство первой атомной электростанции в Египте. «Министр электроэнергетики, - говорится в заявлении официального представителя президента Египта, - ознакомил президента с окончательным вариантом контракта по строительству АЭС «Ад-Дабаа» (недалеко от Александрии. – А.К.), сообщив ему о согласовании с российской стороной всех подвешенных пунктов».

В текущем году ожидается подписание пакета контрактов по проекту АЭС - комплексного контракта на инжиниринговые, проектные и строительные работы (EPC-контракт), топливного контракта на весь жизненный цикл АЭС, сервисного контракта и контракта на вывод станции из эксплуатации (бэк-энд) после завершения проектного срока ее работы. Общая стоимость контракта на строительство АЭС оценивается в 25 миллиардов долларов и позволяет говорить о том, что это один из самых значительных проектов строительства атомных электростанций в мире. Ранее, 19 ноября 2015 года, Египет и Россия подписали соглашение о выделении российского государственного кредита на строительство АЭС «Ад-Дабаа».

Египетские СМИ оценивают контракт с Росатомом как чрезвычайно выгодный для Египта сразу по нескольким параметрам. Во-первых, всё оборудование для атомной станции будет полностью российского происхождения, что исключает возможность саботажа строительства третьими странами. Во-вторых, Россия не обставляет строительство АЭС никакими политическими условиями. В-третьих, часть комплектующих оборудования станции будет производиться непосредственно в Египте. В-четвёртых, оплачиваться работа российских атомщиков будет уже после ввода станции в эксплуатацию, что исключает какой бы то ни было «долгострой».

Надо сказать, что проект строительства АЭС в Египте вынашивался уже давно, но до дела дошло только тогда, когда к нему подключилась Россия. Впервые идея зародилась в Египте в 1960 году, но строительство было отложено из-за арабо-израильской войны 1967 года.

После прихода к власти в Каире президента Анвара Садата и начала египетско-американского сближения президент США Ричард Никсон пообещали Египту и Израилю построить по АЭС. Затем, однако, выяснилось, что американцы имеют в виду свои постоянные инспекции и фактический контроль над деятельностью предприятия. Египтян это не устроило. В 2006 году правительство АРЕ вновь озаботилось проблемами создания в стране атомной отрасли и поручило экспертизу строительства АЭС австралийской компании Worley Parsons. Последняя долго не могла выбрать место под строительство станции, а когда экспертные работы подошли к концу, на дворе была уже «арабская весна», грянул бунт на площади Тахрир в Каире и у египтян появились совсем иные заботы.

Между тем без атомной энергетики Египет может уже в ближайшие годы столкнуться с нехваткой электроэнергии. До начала 1990-х годов основная часть потребляемой в Египте электроэнергии генерировалась Асуанской ГЭС, построенной при помощи и под руководством советских специалистов. Уникальность этой гидроэлектростанции определяется конструкцией водосбросов с выходом воды не под уровень воды низового канала, а в атмосферу с отбросом струи на расстояние 120—150 метров от здания гидроэлектростанции. Расход воды, выбрасываемой 12 водосбросными отверстиями, достигает 5000 м³ в секунду. Энергия потока гасится за счёт подъёма струи на 30 м выше уровня воды нижнего бьефа. Похожая технология была применена в Советском Союзе при строительстве Куйбышевской гидроэлектростанции.

Долгое время Асуанская ГЭС обеспечивала потребности Египта в электроэнергии. Однако время шло, росло население страны, увеличившееся с 1960-х годов в три раза (сегодня, по оценкам, оно составляет свыше 90 миллионов человек), увеличивались и потребности Египта. Постепенно первое место в генерировании египетской электроэнергии заняли теплоэлектростанции (ТЭС), работающие на сжигании природного газа. В то же время Египет, постоянно ощущающий дефицит финансовых средств, мог бы, вместо того чтобы сжигать свой газ, направлять его на экспорт.

Необходимость перехода на атомную энергию диктуется ещё одним обстоятельством – обмелением Нила. Уровень воды в этой великой реке катастрофически снижается. Если всё пойдёт так и дальше, эксплуатировать гидроэлектростанции в Египте вскоре станет невозможно.

Проблема нехватки воды в Ниле может ещё больше обостриться после ввода в действие плотины «Ренессанс» в Эфиопии, где находится часть истоков Нила. «Ренессанс» обещает стать самой мощной ГЭС на Африканском континенте с пропускной способностью 74 миллиарда кубометров воды в секунду. И что тогда произойдет с египетской долей в 55 миллиардов кубометров?

Египет, Эфиопия и Судан поручили экспертной группе, состоящей из представителей французских фирм BRL и Artelia, подготовить доклад о возможных последствиях возведения данной ГЭС. Однако, по мнению аналитиков египетской газеты «Аль-Ахрам», независимо от выводов доклада гидроэлектростанция «Ренессанс» уже в 2017 году будет введена в действие.

В марте сего года президенты Египта, Судана и Эфиопии приняли декларацию о совместных действиях по снятию негативных эффектов работы ГЭС «Ренессанс», но по сути этот документ ни к чему Аддис-Абебу не обязывает. По мнению известного египетского дипломата и политика, бывшего руководителя МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадеи, оптимальным решением было бы обязательство Эфиопии не закрывать плотину в летнее время, когда нильская вода необходима для орошения полей в Египте (85% нильской воды в Египте идёт для орошения полей и 15% для питьевых нужд).

После прихода к власти в Каире президента Абдель Фаттаха ас-Сисси Египет в ряде отношений начал возвращаться к политике арабского национализма, флагманом которой он был в годы правление Гамаля Абдель Насера. Неслучайно советником президента Сисси и даже автором некоторых его речей стал друг и соратник Насера, старейший арабский журналист Мухаммед Хасанейн Хейкаль. (Хейкаль умер совсем недавно, в марте 2016 г., в возрасте 92-х лет).

Надо отметить, что новое руководство Египта заняло конструктивную позицию в отношении Сирии. Каир выступил против немедленного свержения Башара Асада, а в сентябре 2015 года фактически поддержал операцию российских ВКС. В марте 2016 года собравшийся в Каире конгресс умеренной сирийской оппозиции без участия радикальных исламистов поставил задачу выработки модели национального примирения в Сирии. В Ливии президент Абдель Фаттах Сисси поддержал светское правительство в Тобруке во главе с Абдаллой Тинни и генералом Халифой Хафтаром, ведущими сражение против террористов «Исламского государства».

Беря на себя строительство в Египте атомной электростанции, Москва вновь заявляет о своём присутствии на Ближнем Востоке и теперь уже не только военном. Россия уверенно входит в ближневосточную экономику, что вызывает рост доверия к ней у арабских партнёров. Неслучайно один из читателей популярного в арабском мире портала «Аль-Монитор» так прокомментировал российско-египетскую сделку в области атомной энергетики: «Египет ближе к России, чем когда-либо. Хорошая работа, Путин».

Россия. Египет > Электроэнергетика > fondsk.ru, 9 августа 2016 > № 1852448


Германия. Бельгия > Экология. Электроэнергетика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849064

Для обеспечения безопасности граждан в случае аварии на бельгийских атомных электростанциях власти федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия осенью дополнительно приобретут миллионы таблеток йода. Эта федеральная земля является единственной в Германии, покупающей медикаменты, содержащие йод, за собственный счет, заявила в субботу, 6 августа, представитель МВД земли в интервью агентству dpa. Из земельного бюджета выделены 800 000 евро для приобретения 21 миллиона таблеток.

За обеспечение населения таблетками йода отвечает федеральное правительство. Земельные власти получили полагающийся им запас с центральных складов еще в 2014 году. Однако Федеральная комиссия по вопросам защиты от излучения, проанализировавшая последствия катастрофы на атомной электростанции "Фукусима" в Японии, представила новые рекомендации. Принимать эти таблетки в случае ЧП должны все беременные, кормящие матери и дети до 14 лет по всей Германии. А в зоне ста километров от очага заражения - все население в возрасте до 45 лет. Это вынудило власти пополнить имеющиеся запасы.

Бельгийская АЭС "Тианж" расположена неподалеку от Льежа и примерно в 70 километрах от немецкого Ахена, а "Дул" - вблизи Антверпена и примерно в 150 километрах от германской границы. Немецкие эксперты считают их эксплуатацию небезопасной из-за тысяч небольших трещин, которые были обнаружены в корпусах реакторов.

Германия. Бельгия > Экология. Электроэнергетика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849064


Азербайджан. Грузия. РФ > Электроэнергетика > vestikavkaza.ru, 3 августа 2016 > № 1849047

Азербайджан, Грузия и Россия сомкнут электросети

Георгий Калатозишвили

После долгих переговоров и нескольких раундов консультаций, в том числе на высоком уровне, энергетические ведомства России, Азербайджана и Грузии смогли договориться о создании единой электросистемы. Энергетическое кольцо «Россия – Азербайджан – Грузия – Россия» заработает в ближайшее время и станет еще одним важным фактором энергетической стабильности и безопасности на Южном Кавказе. Особенно важно это соглашение для Грузии, которая лишь несколько лет назад начала справляться с последствиями энергетического коллапса 1990-х годов, когда населению крупных городов в течение почти целого десятилетия электричество подавалось лишь по 6-8 часов в сутки, а регионы были погружены во мглу, особенно в зимний период.

В ходе последних переговоров в Баку, стороны урегулировали вопрос фактических почасовых перетоков и отклонений в сечениях «Россия – Грузия» и «Россия – Азербайджан». Казалось бы, чисто техническое решение, но на самом деле, именно согласование этого вопроса дает «зеленый свет» кардинальному изменению и развитию взаимодействия между тремя странами в электроэнергетической сфере, обеспечивая стабильное функционирование всей триединой системы. Причем, переток электроэнергии как в штатном, так и форс-мажорном режиме уже будет происходить без дополнительного согласования и сложных процедур.

В Бакинских переговорах принимали участие представители крупнейших компаний-операторов трех стран. Таких как «Россеть», «Интер РАО», «Грузинская государственная электросистема», «Коммерческий оператор электроэнергетической системы» и ОАО «Азерэнержи». Компании договорились выработать механизмы и подходы по урегулированию почасовых перетоков и отклонений в сечениях «Россия – Грузия», «Россия – Азербайджан» и «Грузия – Азербайджан», составляющих «пазлы» единой электроэнергетической системы. Это позволит принять согласованное решение о целесообразности и условиях замыкания электрического кольца на долгосрочную перспективу.

Что касается политической стороны вопроса: в Грузии набирает темп предвыборная кампания в преддверии парламентских выборов 8 октября. Вице-премьер, министр энергетики Каха Каладзе считается одним из лидеров правящей партии «Грузинская мечта» и главным координатором этой кампании.

Оппозиция из числа соратников экс-президента Саакашвили постоянно норовит обвинить власти в «пророссийской позиции». Тем не менее правительство решилось на радикальный шаг, помня о том, что решить тяжелейшую проблему снабжения потребителей электроэнергией, в свое время (в начале нулевых годов) удалось лишь после того, как наладилось сотрудничество с РАО ЕЭС, а взаимодействие с Азербайджаном в энергетической сфере (в том числе поставках природного газа для ТЭС) приобрело стратегический характер.

Азербайджан. Грузия. РФ > Электроэнергетика > vestikavkaza.ru, 3 августа 2016 > № 1849047


Великобритания. Франция > Электроэнергетика > bfm.ru, 30 июля 2016 > № 1847058

Атомный шок Британии

Европейский энергетический сектор в шоке: новое британское правительство в последний момент отложило крупнейший проект — строительство новой атомной электростанции Hinkley Point

Договоренность уже была согласована в деталях. Буквально за несколько часов до сенсационного решения Даунинг-стрит ее одобрило правление французского энергетического гиганта EDF (Electricité de France). Проект на треть должны были финансировать китайские инвесторы. На месте будущей электростанции на западе Англии в графстве Сомерсет все было готово — подняли тенты для торжественной церемонии с участием важных персон, официанты выставили шампанское. И вот — полный разворот. Такого просто не бывает. Оказалось, бывает.

Теперь окончательное решение отложено, по крайней мере, до сентября. Правительство Терезы Мэй поручило специалистам еще раз проработать все детали и вновь доложить, все ли в сделке продумано и обосновано.

Проект АЭС Hinkley Point проговаривался несколько лет. Британская энергетика нуждается в срочном обновлении. Кроме того страна взяла на себя обязательство резко сократить выбросы в атмосферу газов, способствующих глобальному потеплению. Все угольные электростанции должны быть закрыты в ближайшие десять лет. Опору на газ, пусть и относительно дешевый, решено сократить, а долю «чистой» энергии, включая атомную, резко увеличить. На одних солнечных и ветряных электростанциях не выедешь по определению — на британских островах, как и в других местах, бывает темно, бывает, что ветер не дует. Нужен постоянный надежный источник энергии. Поэтому решили вернуться к мирному атому, несмотря на все «зеленые» опасения. Hinkley Point должен был бы вырабатывать до 7% потребляемой в Британии электроэнергии.

Что случилось? Кабинету Терезы Мэй проект достался по наследству — его пробивали два предшествовавших правительства. Видели в нем возможность обеспечить энергетическую независимость и стабильность при сокращении выбросов. Срезáли углы, отбрасывали возражения. Новое правительство решило еще раз над ними подумать, даже с риском сорвать проект и напугать инвесторов.

Стоимость АЭС огромна — 18 миллиардов фунтов. Для сравнения: два новых британских авианосца класса Queen Elizabeth, строящихся сейчас, кстати, тоже с участием французов — корпорации Thales, обойдутся в 6,2 миллиарда фунтов. Еще одно возражение: в сделку на три десятилетия вперед заложена стоимость электричества в 92,50 фунта за мегаватт/час. Оговаривали в 2013 году, до обвала цен на нефть и газ. Теперь же выходит, что это примерно в два раз выше текущих цен.

Оппоненты говорят, что проще и дешевле было бы проложить кабель по дну Ла-Манша и качать электричество из той же Франции или других европейских стран. Кроме того, новая модель французских водо-водяных реакторов для Hinkley Point еще не доведена до коммерческой готовности. Аналогичные реакторы во Фламанвилле в Нормандии и на острове Олкилуото в Финляндии так и не готовы. Так что окончательная стоимость АЭС может серьезно подскочить. По некоторым оценкам, до 29 млрд фунтов.

В самой EDF тоже нет единства по поводу проекта. Один из членов правления даже подал в отставку в знак протеста. Не уверены, что компания потянет Hinkley Point и профсоюзы. Не обанкротит ли этот проект EDF? Не придется ли государству спасать главного энергопроизводителя в стране от банкротства, со всеми последствиями для экономики? Сейчас долги EDF составляют 37 млрд евро.

И опять же «Брекзит». Если Британия выходит из ЕС, то не получится ли, что этот проект выйдет как-то боком Франции — дороже, ненадежнее, с нежелательными конфликтами?

В самой Англии вспоминают еще и о национальном престиже. Исторически Англия была первопроходцем в изучении и освоении атома, как мирного, так и военного. Дж. Дж. Томсон предложил одну из первых моделей атома — «пудинговую» еще в 1904 году. Его через несколько лет опроверг Резерфорд, руководивший, в свою очередь, в Кембридже работой нашего великого физика-ядерщика Петра Капицы. Обнинская АЭС в СССР была запущена в 1954 году, а на Западе первая промышленная АЭС Колдер-Холл вступила в строй в Англии в 1956-м.

Теперь научные и инженерно-технические кадры и ноу-хау практически утрачены. Новые станции в Британии не строились двадцать лет. Пришлось обратиться к французам. Такой вот вышел замес с британским мирным атомом.

Нынешнее решение не значит, что проект будет похоронен. Несмотря на все проблемы, атомная энергия прочно вошла в список «чистых энергий», то есть не способствующих усилению глобального потепления. А какую бы развязку ни нашли, она отзовется и в Европе, и во всем мире.

Александр Аничкин

Великобритания. Франция > Электроэнергетика > bfm.ru, 30 июля 2016 > № 1847058


Иран. Швейцария > Электроэнергетика > iran.ru, 25 июля 2016 > № 1855021

В Северном Хорасане будет построена самая большая солнечная электростанция

Самая большая солнечная электростанция в Иране будет построена в провинции Северный Хорасан, в сотрудничестве с швейцарским и итальянским инвесторами.

Строительство электростанции начнется в течение трех-четырех недель, сообщил управляющий директор департамента энергетики Северной провинции Хорасан Али-Реза Сабури.

Первый этап проекта, мощностью 30 МВт, будет построен на участке площадью 60 га для удовлетворения спроса на энергию глиноземного завода Джаджарм, сказал чиновник. Все оборудование солнечной электростанции, за исключением инверторов и панелей, будет поставляться иранскими производителями, уточнил он.

Сабури сообщил, что спрос на электрическую энергию на глиноземном предприятии Джаджарм составляет около 32 МВт, добавив, что когда электростанция начнет работать, город больше не будет сталкиваться с нехваткой электроэнергии. Иностранные подрядчики выделили € 40 млн. для завода, сказал Сабури.

Иран. Швейцария > Электроэнергетика > iran.ru, 25 июля 2016 > № 1855021


Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 21 июля 2016 > № 1855060

Развитие энергетики из возобновляемых источников в Иране

Управляющий директор Организации по возобновляемой энергии Ирана, известной как SUNA, Мохаммад Садегзаде, объявил о том, что Исламская Республика добавит возобновляемых энергетических установок с общей мощностью генерации 100 мегаватт к концу текущего иранского календарного года 1395 (до 20 марта 2017 г.).

Чиновник выступил на 4 - ой Иранской конференции по ветровой энергетике, которая состоялась в Тегеране 19-20 июля.

Обращаясь к присутствующим на той же двухдневной конференции, министр энергетики Ирана Хамид Читчиян подчеркнул развитие энергетического сектора страны в последние годы и сказал, что период после санкций предоставил широкие возможности для отечественных и зарубежных инвесторов.

Он также добавил, что Иран поставил на повестку дня производство 5 ГВт электроэнергии из возобновляемых источников, в течение следующих пяти лет. В связи с этим, министерство приветствует иностранных инвесторов и предлагает своим клиентам всестороннюю поддержку. "Министерство не имеет каких-либо проблем в отношении финансирования", - заявил он.

Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 21 июля 2016 > № 1855060


Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 20 июля 2016 > № 1855077

Иран способен генерировать 30 ГВт мощности из энергии ветра

Иран способен генерировать более 30 ГВт электроэнергии ветра, сказал генеральный директор Европейской ассоциации ветроэнергетики Жиль Диксон.

В кулуарах 4-й сессии Ветроэнергетического форума в Иране, Диксон подчеркнул значительные возможности Ирана в генерировании и использовании энергии ветра. Члены ЕС заинтересованы и готовы воспользоваться этой возможностью, чтобы передать свои знания и технологии в Иран и, конечно, инвестировать в энергетический сектор страны, подчеркнул он.

Он выразил надежду, что Иран мог бы способствовать присутствию европейских компаний, предоставляя им прямые контракты, в которых положения о земельном кадастре, условиях аренды и соглашении о закупке электроэнергии, четко сформулированы.

Упомянув проблемы, с которыми сталкиваются иностранные инвесторы в Иране, Диксон сказал, что, поскольку все еще существуют некоторые препятствия на осуществление банковских операций с Ираном, наиболее важной задачей, стоящей перед иностранными инвесторами, является преодоление таких препятствий и нахождение ресурсов и экспортных кредитных агентств для финансирования своих проектов.

Иран > Электроэнергетика > iran.ru, 20 июля 2016 > № 1855077


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 8 июля 2016 > № 1824398 Владимир Грицай

Гендиректор ЛЭО: С каждым днем ситуация с оплатой поставленной электроэнергии ухудшается

Эксклюзивное интервью генерального директора ООО "Луганское энергетическое объединение" Владимира Грицая информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как на сегодня обстоят дела с оплатой поставленной электроэнергии?

Ответ: Ситуация с оплатой поставок электроэнергии, которые идут через ЛЭО как на контролируемые, так и не контролируемые территории (НКТ) с каждым днем только ухудшается. Хочу напомнить, что до начала военных действий ЛЭО должно было ГП "Энергорынок" за поставленную электроэнергию 700 млн грн. На сегодняшний день долг компании перед "Энергорынком" составляет порядка 4 млрд грн.

Основная часть долгов, которая образовалась за два года проведения АТО, это долги НКТ. Из них 2 млрд грн долгов образованы до начала действия постановления Кабинета министров №263 от 7 мая 2015 года, которым было определено, что ЛЭО поставляет электроэнергию на НКТ.

В период работы этого постановления и по сегодняшний день долг по перетокам электроэнергии на неконтролируемую сторону составляет порядка 1,2 млрд грн. Согласно регламенту поставок и реагирования на несвоевременную или неполную оплату электроэнергии, поставляемой на НКТ в рамках 263-го постановления и приказа Минэнергоугля №440, ЛЭО информирует ряд министерств и организаций, в частности, профильное министерство, ГП "Энергорынок", НЭК "Укрэнерго" о ситуации с оплатой. На основании нашего обращения они должны реагировать и производить полное отключение перетока или снижения до уровня фактической оплаты.

К примеру, в мае на НКТ было поставлено электроэнергии на 100 млн грн, тогда как произведенная на специальный счет со специальным режимом использования в Ощадбанке оплата составила всего 14 млн грн. По июню ситуация еще хуже: поставлена электроэнергия на 135 млн грн, а денег с НКТ на расчетный счет мы получили 16 млн грн.

Вопрос: Кто является основными неплательщиками за поставленную электроэнергию?

Ответ: Это "Алчевский металлургический комбинат", который должен почти 1 млрд грн, это "ДТЭК Свердловантрацит" с долгами под 500 млн грн, "Краснодоуголь" с долгом около 175 млн грн и "ДТЭК Ровенькиантрацит" – 6 млн грн. Наши неоднократные обращения в Минэнергоугля, "Укрэнерго", "Энергорынок" и к высшему руководству страны на уровне вице-премьера и первого вице-премьера принять меры и вмешаться в данную ситуацию для ограничения перетоков ни к чему не привели.

Ситуация также ухудшается и на контролируемой стороне. С декабря 2015 года нам полностью заблокировали прохождение платежей по бюджетным организациям, чуть ранее казначейская служба заблокировала прохождение платежей по льготам и субсидиям. После остановки всех этих платежей картина на 1 июля выглядит следующим образом: льготы и субсидии на сумму около 100 млн грн не профинансированы, хотя есть все оформленные надлежащим образом протоколы. Неоплата бюджетными организациями составляет порядка 50 млн грн. Итого около 150 млн грн, которые не пропускает казначейская служба, мотивируя это тем, что ЛЭО не перерегистрировано на территории подконтрольной Украине.

В казначействе ссылаются на постановление №595 от 7 ноября 2014 года об особенностях расчетов и порядке финансирования бюджетных организаций. Данное постановление и тот пункт, на который они ссылаются, к нашей организации абсолютно не применим. При этом пункт 2 этого постановления Кабмина уже отменен судом. Плюс есть порядка десяти судебных решений бюджетных организаций, которые находятся на контролируемой стороне, с исками признать действия казначейской службы неправомерными. Казначейская служба пытается оспорить данные решения, но в них четко прописано: признать бездеятельность службы и признать их действия неправомерными с требованием немедленно произвести оплату по счетам бюджетных организаций за поставленную электроэнергию.

Вопрос: Какие действия предпринимает компания?

Ответ: Мы неоднократно информировали высшее руководство страны по вопросу разблокирования счетов и выхода из создавшейся ситуации. На уровне первого вице-премьера Степана Кубива 20 мая было проведено совещание, на котором присутствовали представители Минэнергоугля, Минрегионстроя, министерства по оккупированным территориям, а также главы Казначейской службы, Луганской областной администрации и НКРЭКУ. Принятые решения глава НКРЭКУ мне устно по итогам совещания озвучил, но протокола мы так и не получили.

Было принято решение, что ЛЭО до 15 июня не производит никаких ограничений поставок и отменит все выданные предупреждения по ограничению поставок бюджетным организациям. В свою очередь, с подачи Кабинета министров отменяются предыдущие запреты на проведение платежей Казначейской службы, которая должна разблокировать все платежи в нашу сторону.

Мы взятые на себя обязательства выполнили, до 15 июня никаких ограничений и отключений поставок электроэнергии не было. Учитывая, что платежи не были разблокированы, мы с 16 июня были вынуждены начать отключения. В список попали бюджетные организации и предприятия водоснабжения.

Так, на сегодня "Старобельсквода" за поставленную электроэнергию должна нам 1,7 млн грн, "Лисичанскводоканал" – 124 млн грн. Эти водоканалы мотивируют неоплату тем, что у них экономически необоснованный тариф.

"Попаснянский районный водоканал", созданный на базе предприятия "Лугансквода" за год своей "плодотворной работы" наработал 100 млн грн долгов за поставленную электроэнергию. Предприятие качает основной поток воды на НКТ, хотя у них лицензия только для поставки на контролируемую украинской властью территорию. Приведу цифры: насосы, которые качают воду, вырабатывают 4 тыс. кубометров в час, из них 1,3 тыс. кубометров идет на контролируемую территорию, остальное – на неконтролируемую сторону. При этом на сегодня нет никаких договорных отношений с НКТ и нет механизма проведения оплаты. Отключить их мы не можем, хотя неоднократно обращались по данному вопросу во все инстанции, к высшему руководству страны и правоохранительные органы. Есть неопределенные отсылки, что данный вопрос находится в формате минских переговоров, но напомню, что цена вопроса на сегодня составляет 100 млн грн.

Следующее расширенное совещание под председательством вице-премьера Владимира Кистиона прошло 30 июня, на нем были рассмотрены вопросы о ситуации с платежами, нашей регистрацией и отключением перетока, идущего на НКТ. Основной аргумент, который приводит Минэнергоугля, что с отключением перетока будут отключены ряд населенных пунктов на контролируемой стороне. Такая угроза на сегодня существует по Станице Луганская и 9-10 населенных пунктах. Это около 12 тысяч наших абонентов, которые могут быть обесточены.

Проблемой мы плотно занимаемся, в рамках инвестиционной программы на 2016 год предприятию выделены средства на строительство обходной линии ВЛ-35 кВ, чтобы эти населенные пункты не были зависимы от НКТ. Уже проведены тендеры, произведена предоплата подрядчику, на днях начнутся работы по строительству этой линии. Срок окончания работ – это июль-август, стоимость – порядка 17 млн грн.

Существует также угроза отключения бытовых потребителей, которые находятся в районе Трехизбенки, Лобачева, Лопаскина и ряда других населенных пунктов. Там порядка 2 тыс. наших абонентов, находятся наши воинские части. Мы разработали программу, есть предложения по строительству ВЛ-6 кВ, ВЛ-35кВ и реконструкции подстанции 35 кВ. Стоимость строительства порядка 60 млн грн, наши предложения направлены в НКРЭКУ для рассмотрения и выделения дополнительных денежных средств на строительство данных объектов. Также с помощью Минэнергоугля можно рассмотреть вариант с установкой дизель-генераторов для запитки тех социально важных объектов, которые находятся в этом районе.

Да, цена вопроса очень велика, но это совсем не те деньги, которые ежемесячно недополучает "Энергоырнок", поставляя через наши сети. Ежемесячно на НКТ поступает электроэнергия свыше чем на 100 млн грн, а долги зависают на нашем предприятии. Мы получаем 10-15% оплаты за поставленную электроэнергию.

Напомню, что наши неоднократные обращения вмешаться в ситуацию и повлиять на нее ни к чему не привели. В этой связи, ЛЭО подало иск в Окружной административный суд Киева о признании бездействия министерства энергетики и угольной промышленности, третьими лицами выступают "Укрэнерго" и "Энергорынок". Заседание назначено на сентябрь этого года.

Кроме того, ЛЭО может остаться совсем без денег из-за принятия Кабинетом министров постановлением №368 от 25 мая 2016 года, которым внесены изменения в постановление №263. Одним из пунктов в нем определено, что расчеты нашего предприятия с ГП "Энергорынок" за поставляемую на НКТ электроэнергию должны производиться в первоочередном порядке. Даже если все деньги, которые мы собираем на контролируемой стороне, мы будем направлять на погашение долгов оплаты идущего на НКТ перетока, нам их все равно не хватит.

В рамках проводимых совещаний мы вышли с предложением дать поручение Минэнергоугля немедленно произвести отключение или ограничение поставок электроэнергии до уровня фактической оплаты. Параллельный вариант решения – это разделение компании для работы на контролируемой и неконтролируемой территориях. Для этого собственником ЛЭО принято решение о создании предприятия, которое направило запрос о получении лицензии для работы исключительно на контролируемой территории.

Мы также подготовили запросы в НАБУ и Генпрокуратуру по ситуации, которая у нас сложилась с не проведением платежей казначейством. Подали запрос и по ситуации с не отключением "Алчевского меткомбината", "ДТЭК Свердловантрацита" и "Попаснянского водоканала", который качает воду на неконтролируемую сторону.

Вопрос: Как производится сбор денег на НКТ?

Ответ: Деньги заходят на расчетный счет со специальным режимом использования Ощадбанка от предприятий, которые находятся на НКТ, но перерегистрированы здесь.

Кроме того, на НКТ существуют структуры, которые созданы на базе захваченных госпредприятий, таких как "Региональные электросети". Они производят сбор денег за поставленную электроэнергию в рублях. По нашей информации на их счетах было собрано 2 млрд рублей. 1 июля мы получили информацию, что деньги в размере 1,6 млрд рублей были конфискованы согласно распоряжению совета министров так называемой "ЛНР" в адрес некоего предприятия ООО "Торговый дом "Нефтепродукт", созданного в этот же день, 1 июля 2016 года.

Вопрос: Может ли ЛЭО повлиять на ситуацию с неуплатой средств за поставленную электроэнергию на НКТ?

Ответ: Повлиять на ситуацию с неуплатой на НКТ мы не можем. Наши попытки произвести отключения таких угольных предприятий как "Краснодонуголь" и "ДТЭК Свердловантрацит" закончились тем, что представители так называемого МГБ "ЛНР" забрали начальников наших региональных электросетей (РЭС) на "беседу". С октября 2015 года в застенках МГБ находится мой первый заместитель.

Хочу обратить внимание, что неплатежи НКТ, бездействие определенных служб и отсутствие готовности решать данные проблемы напрямую сказывается на потребителях подконтрольной стороны, поскольку на них ложится груз в виде высоких тарифов на холодную и горячую воду и электроэнергию.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 8 июля 2016 > № 1824398 Владимир Грицай


Корея. Украина > Электроэнергетика. Агропром > zol.ru, 5 июля 2016 > № 1813225

Южнокорейская компания построит в Запорожской области электростанцию на биомассе

Южнокорейская компания Daewon GSI построит в Запорожской области биоэнергететическую станцию стоимостью $33,5 млн.

Как сообщили УНИАН в Управлении по делам прессы и информации Запорожской облгосадминистрации, 4 июля между Запорожской ОГА, областным советом и южнокорейской компанией Daewon GSI подписан меморандум о взаимопонимании, в рамках которого предусмотрено участие компании в «подготовительных работах, проектировании, и строительстве в Запорожской области электростанции на биомассе мощностью 10 МВт в час».

«Биоэнергетическая установка будет работать по принципу сжигания шелухи зерна. Газ, полученный в процессе сгорания, будет превращен в электроэнергию. В будущем эти энергопродукты планируется использовать для подогрева воды и других нужд населения» - отметили в руководстве облгосадминистрации.

В ходе подписания меморандума представитель компании «Daewon GSI» Усуку Джанг отметил, что это первая биоэнергетическая установка, которая будет установлена на территории СНГ. Также, он сообщил, что Запорожская область привлекла компанию, которая занимается переработкой зерна и производством биоэнергетических установок, поскольку имеет большое количество сырья, а также другие условия, необходимые для работы биоэлектростанции.

В ближайшее время будет определена территория для ее строительства. «По мощности достаточно электроэнергии, чтобы село Беленькое снабдить электроэнергией. Вокруг находится много других населенных пунктов. Все, что будет зависеть от областной власти, мы все будем поддерживать", отметил первый заместитель председателя Запорожского облсовета Егор Семенков. По его словам, сегодняшний меморандум — это "сигнал для других инвесторов, что мы открыты, прозрачны и создаем благоприятные условия».

Как отметили представители южнокорейской компании, строительство электростанции планируется начать в 2017 году. За средствами для реализации проекта, стоимость которого составляет $33,5 млн, компания обратится после завершения организационных работ в Фонд экономического развития и сотрудничества Южной Кореи.

Справка УНИАН. Компания Daewon GSI (Корея) - один из ведущих мировых производителей оборудования для переработки всех видов зерновой продукции.

Корея. Украина > Электроэнергетика. Агропром > zol.ru, 5 июля 2016 > № 1813225


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 21 июня 2016 > № 1798703 Николай Шульгинов

Встреча с генеральным директором компании «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Председатель правления – генеральный директор ПАО «РусГидро» Николай Шульгинов информировал главу государства об итогах работы компании за 2015 год и I квартал текущего года, а также о планах финансового оздоровления энергохолдинга.

В.Путин: Добрый день, Николай Григорьевич.

Сколько времени уже работаете?

Н.Шульгинов: Десять месяцев через несколько дней.

В.Путин: Девять месяцев, видите, такой символический срок.

Н.Шульгинов: Девять месяцев прошли, как одна неделя, зато интересно, масштабно.

В.Путин: Всё нормально, получается?

Н.Шульгинов: Да.

В.Путин: А Вы сомневались, стоит ли идти.

Н.Шульгинов: Было, да. Теперь уже не сомневаюсь. Вообще, во–первых, я хотел Вас поблагодарить, Владимир Владимирович, за то, что удалось предоставить такую возможность и обсудить сегодня вопросы работы крупного энергохолдинга, вопросы, по которым нужно Ваше одобрение или Ваше решение.

В.Путин: Хорошо, я бы попросил Вас начать с двух вопросов: как идёт финансовое оздоровление компании, и второе – результаты работы за полгода. Затем те проблемные вещи, о которых Вы хотите поговорить.

Н.Шульгинов: За 2015 год производственные и финансовые показатели демонстрируют положительную динамику, и выработка выросла, несмотря на то что год был маловодный. Выручка выросла на 5,8 процента. Самое главное, что и прибыль мы показали выше по МСФО, то есть по группе на 12,5 процента выше предыдущего, 2014 года. Показатели, в принципе, неплохие. Операционные расходы, конечно, увеличивались, но были ниже инфляции. Мы сделали кое–какие вводы. Вам, наверное, докладывали, мы ввели основное оборудование по Благовещенской ТЭЦ, тот объект, который строится по Вашему указу. Оставшиеся работы сделаем в этом году.

В конце года мы сделали резкий поворот в сторону эффективности и оптимизации издержек. На 2016 год уже запланировали в бизнес-плане снижение издержек, в первую очередь операционных, где–то на 9 процентов, на 9,2 миллиарда. Причём эти издержки в основном управляемые – по исполнительным аппаратам, то есть без снижения надёжности эксплуатации производственных активов.

По инвестиционным издержкам я дальше скажу. Мы также эту работу начали. В этом году мы продолжим эту работу, то есть её переводим на системную основу. И вместе с Министерством экономики договорились о том, что мы проведём ещё независимый аудит, то есть нужно рассмотреть ещё потенциал снижения этих издержек. Эту работу мы начали.

Что касается инвестиционных издержек, политика такова, что нужно точно отказываться от неэффективных и неокупаемых проектов. Мы даже начали пересматривать действующие контракты. Как пример, пересмотрели контракт с австрийской компанией Voith Hydro и снизили расходы на 7 миллиардов рублей только за счёт некоторых «прокладочных» компаний.

В.Путин: Устранили?

Н.Шульгинов: Да.

Также начали системную работу по повышению эффективности закупочных процедур, по снижению затрат, по прозрачности, честности, открытости и так далее. Сейчас создаём, централизуем закупочную деятельность вместе с РАО «Энергетические системы Востока» и создаём отдельную ДЗО, которая будет этим заниматься.

Есть у нас в планах, и на совете директоров утвердили, новый перечень непрофильных активов, от которых нужно избавляться, их очень много, объём около 19 миллиардов, поэтому там тоже есть потенциальный резерв. Но, правда, не всё просто идёт. Есть такие активы – железные дороги, мосты, квартиры и так далее, – этим надо заниматься.

По 2016 году, I квартал, весенний паводок прошёл в штатном, управляемом режиме. Водность выше прошлого года, и она на уровне среднего многолетнего значения, поэтому выработка выше, и мы ожидаем улучшения финансовых показателей по этому году. Сейчас выработка примерно идёт на 17 процентов выше прошлого года и выше бизнес-плана. Поэтому вот такие первые результаты, которые мы определили в качестве приоритета.

Могу ещё сказать, что по инвестиционным программам (кроме тех конкретных примеров, которые я назвал, – снижение на 7 миллиардов), в целом программа техперевооружения: мы её ещё раз пересмотрели и на пять лет, до 2020 года, снизили примерно на 15 миллиардов в каждом году, то есть где–то на 50 миллиардов до конца периода. Опять же не в ущерб надёжности, потому что есть резервы, которые можно искать, если заниматься этим целенаправленно, глубоко и профессионально.

Есть, конечно, нерешённые вопросы или проблемные вопросы, о которых я хотел с Вами поговорить, потому что, например, один объект мы практически ввели, о котором я сказал. Те объекты, три объекта, которые строятся по Вашему указу, конечно, строятся, но в энергостроительном комплексе такие же проблемы, как в целом в строительном комплексе. Об этих проблемах Вы поднимали вопросы на Госсовете. Точно такие же проблемы есть и в сметно-договорной деятельности, в ответственности. Особенно когда для строительства выделяются бюджетные средства, то отношение почему–то такое же, и нет другого отношения к выделению бюджетных средств, к их трате, к обоснованности.

Крупные компании, подрядчики выигрывают тендеры даже с твёрдой ценой, потом всяческими путями происходит удорожание. С этим боремся. Я вернулся с Якутской ГРЭС, вводной объект этого года. Конечно, есть проблемы, предпринимаем усилия, для того чтобы максимально выполнить работу в этом году, особенно те работы, которые нужно выполнить до начала отопительного сезона. Возможно, объект не будет введён полностью, но многое уже сделано, многое будет сделано.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 21 июня 2016 > № 1798703 Николай Шульгинов


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 6 июня 2016 > № 1793681 Владимир Милов

В свете лет: почему дорожает электроэнергия

Владимир Милов

директор Института энергетической политики

В ближайший месяц исполнится восемь лет с момента ликвидации электроэнергетической монополии РАО ЕЭС и 15 лет — со дня принятия правительством концепции реформирования российской электроэнергетики, одной из немногих реформ начала 2000-х, которая все же была так или иначе доведена до запланированного конца.

Хотя серьезного и глубокого анализа реальных последствий энергореформы практически не видно, в целом в обществе ее принято ругать. И есть за что: если в 2001 году средняя цена электроэнергии для российских потребителей колебалась вокруг 2 центов за кВт-ч, то уже в 2013-м, по данным Росстата, средние цены для промышленных потребителей составили 6,9 цента за кВт-ч, а для непромышленных — превысили 11 центов. Это вплотную приблизило Россию к среднему уровню цен на электроэнергию для промышленности в США (7 центов за кВт-ч) и уже совсем недалеко отстояло от среднего уровня цен в большинстве стран ОЭСР — 10-15 центов (данные можно посмотреть здесь на странице 43).

В последние пару лет резкая девальвация рубля осложнила долларовые сопоставления, однако в долларах 2013 года электроэнергия для российских потребителей стоила еще дороже: для промышленности уже выше 7 центов/кВт-ч, для непромышленных потребителей — почти 13 центов. Не те результаты реформы, которые хотели видеть потребители — ведь им обещали сбалансированные тарифы за счет создания конкурентного рынка электроэнергии, а не безудержный рост стоимости электричества.

Те же США, на которые часто ссылались инициаторы российской реформы, демонстрируют совершенно иную качественную картину: здесь цена электроэнергии для промышленности держится на устойчиво одинаковом уровне, 6-7 центов за кВт-ч для промышленности вот уже много лет и не демонстрирует склонности к росту. Хотя в Америке нет единого рынка и далеко не все штаты пошли по пути реструктуризации своих энергосистем, тем не менее за последние 20 лет доля независимой генерации, отделенной от сетей, выросла менее чем с 2% до 35%, а в крупнейших штатах — от 40-60% (Калифорния, Техас, Нью-Йорк) до почти 100% (Пенсильвания, Иллинойс). Пионерство в движении по пути развития конкуренции в электроэнергетике — одна из ключевых причин, почему США являются чемпионом среди стран ОЭСР по дешевизне электричества.

Почему не получилось у России?

На эту тему можно дискутировать годами, однако есть две основные причины относительной неудачи электроэнергетической реформы. Одна из них — внешняя и никак не связана с дизайном реструктуризации, но вот вторая носит внутренний характер и представляет собой прямую ошибку реформаторов.

Первая, внешняя причина — отказ от одновременной демонополизации «Газпрома» и принятие правительством агрессивной программы директивного повышения внутренних цен на газ вместо создания конкурентного рынка. Реформаторы и представить себе не могли в 1999-2000 годах, что реструктуризация электроэнергетики пройдет в условиях не только сохранения, но и укрепления газпромовской монополии, да еще и скупки «Газпромом» генерирующих мощностей (сегодня газовый монополист контролирует более 16% всей энергогенерации). Все это казалось немыслимым: планы по созданию конкурентного рынка в газовой отрасли в то время были схожими с электроэнергетикой, и реформы этих рынков должны были проходить синхронно — так изначально и предполагала «программа Грефа», утвержденная в 2000 году.

Лишь дав правительству три года поиграть с идеей конкуренции в газовом секторе, Путин в 2003 году вмешался со своим знаменитым «Газпром» делить не будем».

Трудно переоценить значение газовой реформы для рынка электроэнергии. На природном газе в России вырабатывается примерно 50% электричества, а в структуре издержек крупнейших генерирующих компаний, работающих преимущественно на природном газе («Мосэнерго», ОГК-2, «Интеррао», «Т Плюс»), расходы на топливо составляют 60-85%. Честно говоря, если бы в 2000 году было известно, что газовая отрасль в следующие 15 лет пойдет по пути сохранения монополии, скупки энергомощностей и агрессивного наращивания цен при поддержке правительства, на планах создания конкурентного рынка электроэнергии это скорее всего поставило бы жирный крест.

В начале 2000-х группа экспертов во главе с Сергеем Чернавским из ЦЭМИ провела подробные расчеты вероятных цен на газ на внутреннем рынке в условиях разделения «Газпрома» на несколько десятков независимых газодобывающих компаний. По всем прикидкам выходило, что газ на внутреннем рынке не должен стоить дороже $60-80 за 1000 кубов — издержки добычи низкие, построенные в советское время газопроводы не нуждаются в возмещении капитальных затрат. Однако в 2007 году правительство Фрадкова с подачи «Газпрома» и при полном одобрении Владимира Путина приняло печально известное постановление от 28 мая 2007 года №333 о поэтапном доведении внутрироссийских цен на газ до уровня самого дорогостоящего зарубежного бенчмарка — цен на газ в континентальной Европе. Снег, дождь, кризис, война — это постановление все минувшие годы исполнялось неукоснительно как часы. В результате уже к 2011 году средние оптовые цены на газ для российских потребителей с учетом НДС превысили $100 за тысячу кубов, в 2013-м — $120. Девальвация чуть охладила динамику внутренних цен в долларах, однако рублевый рост никуда не делся: в 2015 году, по данным «Газпрома», средняя оптовая цена газа для внутреннего рынка с учетом НДС составила 4300 рублей за тысячу кубов против 1330 рублей в 2006-м. В долларах 2013 года (до начала обвальной девальвации рубля) это $135 за тысячу кубов.

Отмечу, что в тех же США, где крайне высок уровень конкуренции в газодобыче и доля крупнейшего производителя газа составляет примерно 3,5-4% в общенациональной добыче, оптовые цены Henry Hub сейчас составляют чуть более $70 за тысячу кубов. Как тут не вспомнить возмущенную ремарку Путина на заседании Президентской комиссии по ТЭК два года назад, 4 июня 2014 года, где он пожаловался своим министрам на то, что производства выгоднее размещать в США, потому что газ «в Штатах дешевле» — впрочем, Путину в данном вопросе некого винить, кроме собственной политики.

Вот эти решения по газовой отрасли — отказ от демонополизации «Газпрома» и узаконенная бешеная ценовая гонка — стали основной причиной роста тарифов на электроэнергию в России и причиной того, что энергореформа не сработала.

Вместе с тем у относительной неудачи энергореформы есть и вторая, внутренняя причина. Автор этих строк в свое время много сил потратил на то, чтобы попытаться добиться решений, ограничивающих будущие слияния и поглощения в сфере генерации электроэнергии, которые в итоге полностью убили конкурентную среду. Однако эти аргументы не были услышаны: руководство РАО ЕЭС волновал в основном вопрос распродажи генерирующих мощностей, а дальше «рынок сам все расставит по местам» — буквально так и ответил мне по этому поводу Анатолий Чубайс в ходе нашей последней встречи по обсуждению хода реформы, состоявшейся весной 2006 года.

Рынок «расставил» все следующим образом. Изначально группа экспертов во главе с Игорем Сорокиным из Института энергетических исследований РАН провела блестящий анализ рыночной концентрации на будущем энергорынке: расчеты, выполненные по индексу концентрации Херфиндаля-Хиршмана, позволили сформировать относительно сбалансированную структуру оптовых (ОГК) и территориальных (ТГК) генерирующих компаний числом в 10 ОГК и 14 ТГК. Структура ОГК была утверждена правительством в сентябре 2003 года.

Однако сейчас, после всех случившихся в отрасли слияний и поглощений, в электроэнергетике по факту осталось только пять независимых друг от друга ОГК и еще семь ТГК, не связанных с владельцами оптовых генерирующих компаний. Число игроков в сфере генерации, таким образом, сократилось ровно наполовину.

Еще хуже ситуация с контролем над генерирующими компаниями. Всего четыре крупных холдинга, контролируемых государством и связанными с ним структурами — «Русгидро», «Росэнергоатом», «Интеррао» и «Газпром энергохолдинг», — владеют более 55% установленной генерирующей мощности в стране. А если прибавить к этому еще три крупных мегахолдинга — «Евросибэнерго» Олега Дерипаски, «Т Плюс» (бывший «КЭС Холдинг») Виктора Вексельберга и «Сибирскую генерирующую компанию» Андрея Мельниченко, — то совокупная доля генерирующей мощности, контролируемая этими несколькими крупными игроками, составит более 73% (причем это самая лучшая мощность: две трети оставшейся генерации — это второсортные региональные и местные станции).

Это ужасающие цифры. Они означают, что никакой конкуренции в российской электроэнергетике сформировать и близко не удалось — здесь господствует точно такая же олигополия с доминированием госструктур, как в нефтегазовой индустрии, банковском секторе, многих сегментах транспортного сектора.

Для сравнения: в тех же США 5 крупнейших генерирующих компаний контролируют только 20% установленной мощности в стране.

Почему реформаторы не позаботились о создании страховок против будущей консолидации собственности в генерации, тем самым сведя на нет саму возможность создания в стране конкурентного рынка, для меня загадка. Впрочем, ответ имеется: в действиях Анатолия Чубайса и его команды всегда чувствовался приоритет интереса к тому, как выделить и распродать активы, но не к последующей судьбе рынка. Когда разговор заходил на долгосрочные стратегические темы, интерес очевидно угасал. Ситуация легко объяснима: корпоратизация и продажа активов были делом для команды Чубайса понятным и близким еще с 1990-х, а перспектива их ухода из РАО ЕЭС особо не мотивировала думать о далеком будущем. Неудивительно, что после их ухода генерирующие активы стали легкой добычей узкого картеля собственников, приближенных к власти.

В целом это отражало вектор развития страны в последние десятилетия, так что, возможно, не стоит излишне винить в этом конкретную команду Чубайса. Однако то, что реформаторы вообще не предусмотрели никаких страховок от подобного резкого и быстрого роста рыночной концентрации, несомненно, было ошибкой самого дизайна реформы. ФАС все эти слияния и поглощения легко одобрила: изначального задания не допускать их ей никто не ставил.

Не помогла ситуации и мегаконсолидация сетевого хозяйства в рамках «Россетей», вовсе не планировавшаяся в ходе реформы, — эти решения были приняты уже позже. В результате регулирование тарифов в электросетевом комплексе пало жертвой явления, называемого термином regulatory capture, или «захват регулятора» (в данном случае когда инфраструктурная компания настолько велика и влиятельна, что регулятор не решается ей перечить и легко идет на поводу у ее тарифных запросов). В результате, например, Федеральная сетевая компания при росте физического объема услуг по передаче электроэнергии всего на 10% в 2008-2014 годах (примерно все те же полтриллиона киловатт-часов) выручка компании выросла в 2,5 раза, а удельная стоимость передачи киловатт-часа по магистральным сетям — с 15 до 33 копеек (по данным годовых отчетов компании). По распределительным сетям динамику оценить сложнее из-за непрекращающихся реструктуризаций, однако ясно, что сверхконцентрация сетей лишь увеличила тарифный прессинг на потребителей. Правда, концепция реформы 15-летней давности не планировала такой сверхконцентрации — предполагалось, что сетевых компаний будет много, что с точки зрения регуляторного влияния было бы легче.

Как бы там ни было, конкурентного рынка электроэнергии в России не получилось, и в результате действия классической олигополии, поддавливаемой снизу продолжением упорных усилий правительства по поднятию внутренних цен на газ, мы можем увидеть в ближайшие годы дальнейший рост энерготарифов до непредсказуемого уровня. О таком рынке, как в США, где созданы долгосрочные условия для жесткой конкуренции на рынках и природного газа, и электроэнергии и в результате энергетические цены сбалансированы и низки, остается лишь мечтать.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 6 июня 2016 > № 1793681 Владимир Милов


Украина > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > interfax.com.ua, 6 июня 2016 > № 1782180 Карлос Паскуаль

Карлос Паскуаль: Четыре ключевых пункта энергореформ

Эксклюзивное интервью со старшим вице-президентом IHS, бывшим специальным представителем и координатором по вопросам международной энергетики Государственного департамента США Карлосом Паскуалем, а также старшим директором IHS Global Steam Coal Advisory Service и старшим главным научным сотрудником Анной Гальцовой

-- По итогам последней встречи в Японии министров энергетики G7 был выпущен Отчет о проделанной работе, в котором изложены основные программные меры и приоритетные области для преодоления энергетической уязвимости Украины, в том числе реализация Третьего энергетического пакета ЕС, создание независимого органа по энергетике и т.д. Как вы оцениваете текущие успехи Украины в реализации реформы энергетического рынка и выполнения требований ЕС?

-- Энергетический сектор Украины находится в состоянии кризиса с момента обретения независимости в 1991 году. Отчет о проделанной работе G7 указывает на шесть приоритетных направлений реформирования: 1) зависимость от импорта электроэнергии из России; 2) неэффективные энергетические системы; 3) развитие национального потенциала производства электроэнергии; 4) снижение политических рисков; 5) рыночные реформы; и 6) реструктуризация и обновление энергетической инфраструктуры. После 25 лет борьбы с этими проблемами было бы наивно полагать, что Украина решит их за два года. Украине необходимо получить кредит на значительные достижения. Как и следовало ожидать, многие проблемы остаются нерешенными.

После утверждения Кабинетом министров Украины комплексного "Плана по реализации реформы газового сектора" и принятия Верховной Радой нового закона "О рынке природного газа" Украина инициировала позитивные и, в некоторых случаях, экстраординарные изменения.

В частности, Украина значительно диверсифицировала импорт газа. В 2013 году доля импорта газа в потреблении в Украине составила 57%, в том числе из России -- 51%. В 2015 году доля импорта упала до 45%, а из России -- до 18%. Украина в настоящее время осуществляет импорт газа через Польшу, Венгрию и Словакию, а также Россию. "Нафтогаз" больше не является единственным импортером – теперь ряд новых частных импортеров, в том числе крупные промышленные потребители газа, частные предприниматели и производители газа осуществляют импорт газа в Украину. В 2015 году импорт из Европы составил 28% потребления газа в Украине, но большая его часть имеет российское происхождение. Тем не менее, учитывая то, что Европа все более взаимосвязана с газопроводами и новыми возможностями импорта СПГ в Европу, Украина изъявляет желание к дальнейшей диверсификации своего импорта, двигаясь, таким образом, в сторону принятия решения об источнике импорта газа на основе конкурентоспособности, а не необходимости.

Помимо того, благодаря законодательству, принятому в декабре 2015 года, с 1 января 2016 снижено роялти на газ для частных и государственных компаний, таким образом, повышены стимулы для частного производства. Роялти в отношении скважин глубиной более 5000 метров снижено с 55% или 70%, в зависимости от производителя, до 29%, а в отношении скважин глубиной менее 5000 метров - с 28% до 14%. Моя компания IHS установила, что производственные затраты, которые несли частные украинские производители, были на уровне восьми стран с сопоставимыми месторождениями, и что снижение роялти было необходимо для того, чтобы Украина могла предложить конкурентные уровни рентабельности. Законодательство, принятое в декабре 2015 года, вернуло Украине статус-кво, существовавший до августа 2014 года, когда было введено драконовское увеличение налогов, что снизило стимул для местных компаний увеличивать добычу газа, и, в свою очередь, увеличило зависимость Украины от закупок газа из России. Налоги на нефть и конденсат остались неизменными.

Еще одним важным изменением стала либерализация внутренних цен на газ для населения и централизованного теплоснабжения до рыночного уровня в мае 2016 года, устранившая, таким образом, различия между промышленными и бытовыми потребителями, которые могли бы стимулировать коррупцию. Законом "О рынке природного газа" были освобождены от государственного контроля промышленные цены на природный газ с 1 октября 2015 года: в настоящее время поставщики конкурируют и устанавливают рыночные цены для промышленных потребителей. Промышленные потребители теперь могут свободно выбирать поставщиков газа. Поскольку ранее промышленные потребители платили за газ больше, чем население, существовали стимулы для незаконного перевода субсидируемого газа для населения на получение непредвиденной прибыли на промышленном рынке, в то время как низкие цены для населения создавали мало стимулов для повышения эффективности.

Стоит также указать, что даже в связи с накаленной политической атмосферой между Россией и Украиной, Украина не отказывается от обеспечения поставок российского газа в Европу. G7 отметила в своем докладе, что "несмотря на гораздо более серьезный общий контекст отношений с Россией, Украине удалось отделить этот двусторонний фактор от транзита путем соблюдения условий транзитного договора и соответствующих положений Договора к Энергетической Хартии, и приложить заслуживающие доверия усилия для того, чтобы выступать в качестве надежного транзитного партнера для Европы".

В докладе G7 призвала украинское правительство "продолжить и завершить реформы энергетического рынка, в том числе дальнейшее увеличение цен на газ, электричество и цен на другое топливо, установку газовых и электрических счетчиков в зданиях и жилых домах, постепенную отмену субсидий, а также принятие вторичного законодательства для либерализации рынков газа и электроэнергии". Основные элементы включают:

-- реструктуризацию или отмену некоторых новых правил, которые усложняют и значительно увеличивают стоимость ведения бизнеса частными игроками рынка. Например: утверждение соответствующих страховых запасов газа для всех поставщиков газа, в том числе производителей газа, в размере 50% от планируемого месячного объема продаж, финансовые гарантии для "Укртрансгаза" при использовании пропускной способности трубопроводов (20% от стоимости газа, который будет транспортироваться в соответствующем месяце) и хранении (100% предоплата), а также валютные ограничения.

-- переход к режиму налогообложения добывающего производства, привязанному к прибыли, что лучше отражает экономическую эффективность проекта и предлагает гибкость в условиях существенных изменений цен на газ. Специальные стимулы также будут существенно важными для трудно извлекаемых запасов (например, нетрадиционных). Ставка роялти на нефть и конденсат по-прежнему чрезвычайно высока, чтобы привлечь инвестиции в этот сектор.

-- принятие закона о независимом статусе регулирующего органа (Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг). Проект нового закона о регулирующем органе принят в первом чтении в Верховной Раде в середине апреля. Этот проект закона содержит важные изменения, включая новую прозрачную систему выборов, а затем ротации членов регулирующего органа на конкурсной основе, а также обязательную публикацию всех постановлений регулирующего органа и общественных комментариев и предложений.

-- согласование и реализацию модели разделения активов в добыче, транзите и другой деятельности. Украинское правительство, инвесторы и "Нафтогаз" не смогли прийти к согласию к первоначальному сроку - февраль 2016 года.

В целом, Украина приблизилась к конкурентоспособности и либерализации газового рынка. Масштаб реформ, ждавших с момента обретения независимости, является огромным. Как подчеркивает G7, предстоит выполнить большую часть критической работы для продолжения совершенствования законодательства, обеспечения надлежащих стимулов для производства и эффективности, а также обеспечения равных "правил игры" для всех участников рынка.

-- Кабинет министров Украины зафиксировал в апреле новые предельные цены на газ для населения, применяя формулу, аналогичную той, которая используется на хабе NetConnect Germany (NCG). По мнению правительства, это поможет преодолеть коррупцию и стимулировать меры по повышению энергоэффективности в Украине. Какие рекомендации вы бы предоставили по этому вопросу?

-- Украинское правительство ранее установило график повышения цен на газ для населения Украины в соответствии с программой МВФ для полной либерализации цен к середине 2017 года. Новое украинское правительство во главе с премьер-министром Владимиром Гройсманом ускорило эту либерализацию с 1 мая 2016, повысив цены для населения в гривне примерно на 66%, а цены для потребителей централизованного теплоснабжения -- почти на 120%. Такие реформы никогда не бывают легкими, но они проходят легче, когда европейские и международные цены являются низкими из-за увеличения предложения на международных рынках и увеличенной пропускной способности в Европе для импорта и транзита газа через континент. Население и коммунальные предприятия не будут платить более высокие цены в 2016 году, чем они заплатили бы, например, в 2012 году в долларовом выражении.

Существуют дополнительные важные и далеко идущие последствия реформы внутренних цен для населения. Во-первых, "Нафтогаз" стабилизирует свою финансовую ситуацию, так как больше не будет необходимости покрывать разницу в цене между импортируемым газом и газом, поставляемым в субсидируемые секторы по более низким ценам. Во-вторых, рыночные цены для всех секторов исключают возможности для получения прибыли от разницы в ценах, когда дешевый газ, предназначенный для субсидируемых секторов, может быть продан важным промышленным потребителям. И, наконец, рыночные цены дают реальные стимулы для сокращения использования газа и дальнейшего улучшения внутреннего газового баланса.

-- В свете решения о повышении цен на газ и отопление для населения, субсидии для незащищенных групп населения имеют решающее значение. Субсидии, однако, могут быть связаны с коррупционными схемами и препятствовать повышению энергоэффективности. Как с этой точки зрения вы оцениваете нынешнюю систему выплаты субсидий в Украине? Каким образом она может быть улучшена? Нужна ли монетизация субсидий?

-- Существует растущий международный опыт того, как наиболее эффективно сбалансировать устранение энергетических субсидий, содействовать эффективному использованию ресурсов и избежать ценовых искажений, которые могут способствовать коррупции, с социальной целью защиты уязвимых слоев населения, которые не могут позволить себе платить по рыночным ценам. Возник международный консенсус о том, что целевые субсидии для потребителей с низким уровнем дохода гораздо предпочтительнее, чем общие ценовые субсидии, так как они ограничивают фискальное давление на государство из-за поддержки населения с низкими доходами, устраняя субсидии для потребителей с высоким уровнем доходов, которые могут позволить себе платить по рыночным ценам. В Украине субсидированные цены на газ для населения и коммунальных потребителей сдерживали внедрение механизмов государственного финансирования, таких как муниципальные облигации, которые могли бы значительно ускорить инвестиции в энергоэффективность. В результате, Украина по-прежнему является одной из наиболее энергоемких экономик в Европе, что снижает экономическую конкурентоспособность и возлагает высокое фискальное давление на государственный бюджет. Рыночный уровень цен, как для потребителей, так и для производителей создает стимул для повышения эффективности потребления и роста производства.

Переход от ценовых субсидий к монетизации субсидий - целевых государственных отчислений социально "уязвимым" потребителям газа - представляет собой весьма позитивный шаг по направлению к устойчивому балансу между эффективностью рынка и социальной защитой. Целевую поддержку более сложно получить, поскольку она требует подтверждения прав потребителей уполномоченным органом социальной защиты. Проверка прав на получение субсидии должна проводиться ежегодно. Тем не менее, потенциально коррупционные схемы до сих пор существуют (например, занижение личного дохода), что требует тщательно продуманных аудиторских процедур и штрафов, которые способствуют честности, а их реализация правительством не должна ограничиваться бюрократическими процедурами. Этот баланс между процедурами проверки и бюрократической реализацией является одним из самых сложных элементов для государств по всему миру при достижении целей в программах субсидирования.

-- НКРЭКУ утвердила новую систему расчета прогнозной оптовой розничной цены на электроэнергии, учитывающей цену на уголь в Роттердаме. Считаете ли вы этот подход правильным? Поможет ли это сделать рынок более прозрачным?

-- Цена на уголь в Роттердаме является единственной проверенной рыночной ценой, доступной в европейском секторе, и в этом смысле является приемлемым ориентиром по динамике цен. Тем не менее, следует убедиться, что механизм, используемый для связи рынка Украины и цены на уголь в Роттердаме, является проверяемым и прозрачным. Следует помнить, что международный рынок энергетического угля является открытым и в настоящее время находится на рекордно низком уровне: текущий уровень международных цен на уголь в четыре-пять раз ниже цен, на котором они колебались в прошлом. Поэтому существует явная опасность того, что регулирование украинских цен на основании цен международного рынка приведет к существенному риску инфляции, если новая система не содержит защитных мер от этого.

Украина > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > interfax.com.ua, 6 июня 2016 > № 1782180 Карлос Паскуаль


Белоруссия. Россия > Электроэнергетика > rosbalt.ru, 4 июня 2016 > № 1863279 Алла Ярошинская

Ядерщики, экологи и журналисты продолжают активно обсуждать ЧП европейского масштаба, случившееся несколько недель назад в Гродненской области на площадке строительства Белорусской АЭС близ Островца.

Минэнерго Беларуси, ссылаясь на информацию российского генерального подрядчика АО «Атомстройэкспорт», уверяет, что «нештатная ситуация произошла на площадке хранения корпуса реактора при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости».

Однако глава Объединенной гражданской партии и координатор общественной кампании «Островецкая атомная — это преступление!» Николай Уласевич заявляет, что реактор упал при установке в реакторном отделении строящейся АЭС. Ссылаясь на свои источники, Уласевич сообщает, что «330-тонный агрегат по неизвестным причинам сорвался и рухнул вниз с высоты от 2 до 4 метров».

Обстоятельства этого происшествия с реактором стали предметом бурной дискуссии в самой Беларуси, в прилегающих к ней прибалтийских странах и Евросоюзе в целом.

По «закону граблей», сначала власти пытались «ядерное» ЧП просто скрыть. Как сообщает Объединенная гражданская партия, о «нештатной ситуации, случившейся на стройке 10 июля, стало известно лишь 25 июля из независимых СМИ». То есть две недели заинтересованные стороны делали вид, что на стройплощадке все идет своим чередом. А тем временем информационное пространство заполняли слухи, домыслы и страхи.

В общем, все ровно так же, как было во время аварии в Чернобыле — в первые дни тотального молчания руководства. С той спасительной разницей, что островецкий реактор пока еще не начинен ядерным топливом.

Двойной удар по жертвам Чернобыля

Впрочем, на этом мрачные параллели не заканчиваются. Как стало известно из секретных докладов КГБ в адрес политбюро ЦК КПСС и Совмина СССР, обнародованных спустя десятилетия после аварии на ЧАЭС, спецслужбы информировали власти о тысячах недоделок, ошибок, некачественных работах еще на стадии строительства станции. Сейчас в Островце наблюдается почти аналогичная ситуация. Вот только долго скрывать инциденты при возведении АЭС стало уже невозможно — другие времена, информация распространяется очень быстро.

Новости о проблемах при строительстве Белорусской АЭС общественность узнает в основном из литовских СМИ и от литовских чиновников, обеспокоенных будущим соседством — Вильнюс находится всего в 50 километрах от станции. На сегодняшний день известно еще о нескольких инцидентах на «ядерной» стройплощадке. К примеру, МИД Литвы 5 мая этого года вручил послу Беларуси Александру Королю ноту из-за «возможного инцидента» на Островецкой атомной электростанции. Как стало позже известно из белорусской прессы, в апреле 2016 года обрушилась часть опорной конструкции будущего здания контроля ядерной безопасности АЭС. Только после этого Минэнерго Беларуси подтвердило факт нештатной ситуации, случившейся 8 апреля. Вторая нота литовцев в связи с очередным ЧП на островецкой стройплощадке была вручена белорусам 8 июня сего года.

Но самое удручающее — это информация, поступающая от независимых ученых-ядерщиков о качестве корпуса самого атомного реактора, который непонятно где уронили. Вот как прокомментировал ситуацию литовскому интернет-изданию Delfi белорусский физик-атомщик с 35-летним стажем Егор Федюшин: «Реактор (…) — это сложная конструкция, есть сварные соединения, устройства внутри корпуса. И я думаю однозначно — этот корпус нужно отправлять назад в Волгодонск. …построенный там корпус для Беларуси — нереферентный. (…) На этом реакторе опыта работы нет, тем более, он изготовлен в Волгодонске, на новом производстве. Сами понимаете, что такое новое производство. …я бы отправил этот реактор обратно и затребовал новый, референтный».

То есть пока нигде в мире нет работающего реактора типа ВВЭР-1200, который будет установлен на БелАЭС. Сейчас строятся шесть таких реакторов, еще десять проектируются. Референтным же является реактор, построенный и многократно испытанный в стране-разработчике. Это значит, что россияне новый реактор должны построить, проверить, доработать (они всегда дорабатываются в процессе эксплуатации) — и уже потом, убедившись в его надежности и безопасности, предлагать в другие страны. Такова мировая практика.

Еще более интригующим выглядит письмо специализирующейся на атомной теме российской журналистки Надежды Поповой, с которым она обратилась к главе МИД РФ. В письме, опубликованном оппозиционным изданием «Белорусский партизан», помимо прочего, утверждается, что в октябре 2015 года журналисты уже ставили МИД России в известность о ядерном реакторе для белорусской АЭС, «который был собран из старых комплектующих за рекордно короткие сроки». И далее: «На АЭС в реакторном зале при пробной установке сорвался „с петель“ этот самый ядерный реактор (собранный из старых комплектующих). Он упал с высоты 4 метров. Мне (…) об этом сообщили ученые-ядерщики…»

О так называемом сэконд-хенде, который якобы использует корпорация «Росатом» для сборки новых реакторов, уже давно пишут некоторые СМИ. В частности, старое оборудование, привезенное из болгарской АЭС «Белене», было установлено на Калининской АЭС в Тверской области. Об этом рассказал «Росбалту» депутат городского совета города Удомля (близ которого расположена АЭС), в недавнем прошлом — мэр, редактор газеты «Голос Удомли» Дмитрий Подушков. Судя по публикациям в прессе, были и другие подобные случаи.

Но, может быть, в таком подходе атомной корпорации кроется дешевизна строительства российских АЭС по всему миру? Может, и в мировой практике использование старых элементов в новых реакторах стало нормой, а потому зря атомщики (некоторые стали неугодными из-за своей позиции, не совпадающей с линией официальных ученых) и журналисты ломают копья? Внятного ответа на эти вопросы до сих пор нет.

Пока больше всего из-за упавшего в Беларуси реактора нервничает Вильнюс. Особенно расстроило литовского министра по вопросам окружающей среды Кястутиса Трячекаса интервью первого заместителя руководителя «Росатома» Александр Локшина, опубликованное на сайте корпорации. Высказывание Локшина о том, что называть последний инцидент на Белорусской АЭС «падением» корпуса реактора нельзя, поскольку «скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода», литовский министр парировал так: «Это детские объяснения: когда вес 330 тонн падает с высоты даже 10 сантиметров — это серьезно».

А президент Литвы Даля Грибаускайте и вовсе пригрозила: если Беларусь не станет придерживаться в строительстве атомной станции евростандартов безопасности, то она поспособствует тому, чтобы эту АЭС вообще закрыли — с помощью Евросоюза. Письмо заместителю председателя Еврокомиссии Марошу Шефчовичу и еврокомиссару по энергетике Мигелю Ариасу Каньете уже направлено.

Щекотливость ситуации для руководства Беларуси и для «Росатома» заключается именно в том, что, по мнению Вильнюса, строительство островецкой АЭС ведется с нарушением международных требований МАГАТЭ. Например, как утверждает в опубликованном на белорусском сайте «Хартия-97» интервью министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, перед началом строительства АЭС «не приезжала комиссия для специализированной оценки качества выбора этой площадки». Не были проведены и так называемые стресс-тесты с участием экспертов ЕС. «Как мы понимаем, стресс-тесты будут проводить российские агентства. То есть одно агентство „Росатома“ будет проверять качество работы другого агентства „Росатома“. И о каком доверии здесь можно вести речь?» — задается вопросом Линкявичюс.

Похоже, в ЕС вняли жалобам литовцев. Как сообщают белорусские СМИ, на днях в страну все же прибыли эксперты МАГАТЭ. В Минэнерго Беларуси тянут канат на себя, утверждая, что этот визит проходит «с целью совместной оценки процесса подготовки предстоящей миссии МАГАТЭ по рассмотрению проектирования площадки (…), которая ранее была запрошена нашей страной».

Однако в любом случае ситуация выглядит довольно странно: стройка века в Беларуси идет вовсю который год, и лишь сейчас спецы из МАГАТЭ решили проанализировать, в правильном ли месте ее возводят. Это очень по-российски. Однако куда смотрело международное ядерное агентство? И не выйдет ли в итоге как с АЭС в Калининграде: с энтузиазмом начали, закопали десятки миллиардов рублей налогоплательщиков, а потом опомнились и прослезились — никому эта АЭС, оказывается, не нужна. Причем вопрос о том, ответил ли кто-нибудь за такой ядерный покер, кажется, риторический.

Как считает руководитель белорусского социально-экологического союза «Чернобыль», сопредседатель движения «Ученые за безъядерную Беларусь» физик-атомщик Егор Федюшин, проект строительства АЭС вообще не следовало запускать. «В любом случае, чем раньше мы его закроем, тем меньше будет убытков. Эта станция никогда не окупится. (Россия дала Беларуси $10 млрд кредита под эту АЭС — ред.) Я думаю, наше правительство очень подставил тот, кто рекомендовал нам вообще строить АЭС. (…) Беларуси не нужны эти ресурсы. (…) У нас сейчас уже, по словам экономистов, больше 40% избыточных мощностей, замороженных», — отмечает эксперт.

Из уст ученого прозвучала и еще одна, весьма зловещая фраза: «Чтобы уронить реактор — это надо постараться. Это говорит о том, что уровень ответственности — никакой».

Алла Ярошинская

Белоруссия. Россия > Электроэнергетика > rosbalt.ru, 4 июня 2016 > № 1863279 Алла Ярошинская


Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов

Вот, новый разворот

Какова судьба новых энергетических проектов, в которые втягивают страны Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как только Советский Союз распался, все без исключения страны Центральной Азии оказались поставлены в весьма непростое положение. С одной стороны, им волей-неволей, но приходилось сохранять тесные связи с Россией. А с другой - все они максимально пытались установить отношения с другими государствами, в том числе - и в сфере энергетики. Началось сооружение многочисленных трубопроводов по доставке нефти и газа в обход некогда единой союзной территории. А там, где соответствующая инфраструктура уже существовала, ее просто разворачивали на юг, запад и восток и по минимуму загружали в северном (российском) направлении.

Коснулось это прежде всего богатых энергетически Казахстана и Туркменистана, чуть позднее - Узбекистана. Таджикистан и Кыргызстан не имеют на своей территории нефти и газа (а то, что есть, самим себе бы оставить, куда уж тут думать об экспорте). Но зато у них есть в достатке главное богатство для всего региона- вода. Поэтому для этих двух республик ключевым стала идея по доставке вырабатываемой электроэнергии на внешние рынки, тем более что в этом энергосырье потребность ничуть не меньше, чем в нефти-газе.

Показательно, что сооружение тем же Казахстаном новых нефтяных трубопроводов в сторону Китая было вызвано реальными экономическими интересами именно этих двух стран. Аналогичная ситуация и с газопроводами из Туркменистана и Узбекистана в китайском направлении. Это было выгодно и нужно именно этим государствам, и вполне естественно, что они решили взаимодействовать напрямую, договариваться, как это лучше сделать, и, что важно - трубы эти успешно уже не первый год работают.

Иная ситуация с теми проектами в области энергетики региона, которые насквозь проникнуты-пропитаны «большой политикой». Здесь экономическая выгода- явление исключительно опосредованное и совсем даже не главное. На первом месте здесь идут внешнеполитические расчеты, навязывание «своего мнения» третьими сторонами. А сами участники подобных проектов оказываются в весьма непростом положении еще до начала инженерных и строительных работ.

ТАПИ-сказка давно сказывается, но пока остается явно не осуществимой

Посмотрим на два проекта, которые нынче «вроде как запустили» в области энергетики и в которых участвуют Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан. Умышленно не буду напоминать о проекте «Набукко», который десятки раз то полностью признавался нерентабельным и финансово неосуществимым (по доставке туркменского газа под дном Каспия через Азербайджан и Турцию на европейские рынки). Как и нет смысла, думаю, говорить нынче о том, что «когда с Ирана снимут санкции», то он станет главным потребителем центральноазиатских энергетических ресурсов- и для себя, и для транзита другим покупателям.

Так вот, речь пойдет о проекте ТАПИ по доставке туркменского газа в Индию и Пакистан через афганскую территорию и проекте еще более мифическом - КАСА-1000, согласно которому уже электроэнергия из Таджикистана и Кыргызстана пойдет опять-таки через Афганистан в Пакистан, а если получится- то и в северные районы Индии.

Прежде всего замечу, что оба проекта- чисто политические, финансовая составляющая и экономические подсчеты выгод здесь делались и делаются исключительно по политическим мотивам, потому что «так надо», а не потому, что это имеет хотя бы какой-то реальный экономический смысл. Так, для осуществления проекта ТАПИ нужно самое главное - нормальная, спокойная обстановка по всей трассе маршрута. И реальная, а не мнимая выгода тому же Туркменистану поставлять газ туда, куда он при нынешней международной конъюнктуре (включая вопросы безопасности) вообще никогда не попадет.

На сегодня Туркменистан продает - и успешно - свой газ в Китай и Иран, причем поставки эти можно постепенно увеличивать, по сути дела, до любых объемов, лишь бы туркмены имели в наличии то, что они хотят своим ближайшим соседям продать. Плюс трубопроводы строят эти сами китайцы и иранцы, проходят они через спокойные и стабильные территории. И никаких внешних угроз (за исключением страшилок о предстоящих военных походах талибов чуть ли не до российского Урала) для этих трубопроводов фактически не существует.

По ТАПИ все по-прежнему остается непонятным, нереальным и настолько политически ангажированным, что ни один трезвомыслящий специалист в подобную затею ни за что не поверит. Начнем с того, что идея ТАПИ - американская, и к четырем странам, которые в проект вовлечены, никакого отношения не имеющая. Для США же выгодно, чтобы Туркменистан торговал своим газом не с Россией, Китаем и Ираном, которых американцы считают своими «почти врагами», а развивал некую транспортную инфраструктуру Афганистана. То, что газ пойдет из Туркменистана в Пакистан и Индию, в Вашингтоне считают «нормальным» и национальным интересам Соединенных Штатов совсем даже не угрожающим.

Афганистан же надо развивать для того, чтобы он побыстрее как-то нормализовал свою жизнь, чтобы оттуда можно было увести оставшиеся войска (не все, а какую-то часть хотя бы), а само афганское правительство перестало жить только за счет внешней помощи и доходов от наркоторговли. Вот только реалии на афганской земле таковы, что никакого ТАПИ через Афганистан не может быть на обозримую перспективу, сколько бы раз президенты стран-участниц проекта ни встречались между собой и сколько бы раз торжественно ни запускали заведомо безнадежный проект.

Именно политический хаос в Афганистане - главное препятствие любому проекту, который будет связан с разворотом центральноазиатской энергетики в сторону южных и западных рынков. По последним оценкам американских разведведомств, власть в Афганистане может смениться уже в этом году, причем «ребята из Талибана» наведут в стране такой «порядок», что вкладывать сейчас деньги в трубы из Туркменистана к афганской границе - натуральное палево больших денег. А посему проект ТАПИ, несмотря на его с помпой обставленный запуск, совершенно нереален к осуществлению в ближайшие несколько лет как минимум.

К тому же проект этот не просто не нужен, но и существенно мешает таким важным игрокам, как Китай, Турция, страны Персидского (Арабского) залива и многим другим. Им меньше всего(пусть и по разным причинам) хотелось бы, чтобы туркменский газ уплывал куда-то не пойми в каком направлении. В то время как имеются уже и трубопроводы, и возможности доставлять его без каких-либо рисков к вполне вменяемым и кредитоспособным клиентам.

Попадут ли энергоресурсы Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан?

Другой так же по политическим соображениям разрекламированный проект региона - доставка «избыточной эдектроэнергии» из Таджикистана и Кыргызстана - и вновь через афганскую территорию в Пакистан. Опускаем уже сказанное насчет полнейшей нестабильности в Афганистане и невозможности что-либо там сооружать, инвестировать в инфраструктуру и многое другое. Посмотрим на то, как подобный проект обставлен внешне, и что на самом деле происходит в энергетической сфере что Таджикистана, что Кыргызстана.

Начнем с того, что снабжение этих двух республик электроэнергией (прежде чем думать об экспорте «лишних» киловатт) связано напрямую с сооружением двух крупнейших для региона энергетических объектов - Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане и Рогунской ГЭС в Таджикистане. Так вот, ни той, ни другой ГЭС как не было, так, скорее всего, никогда и не будет.

Внешнего финансирования на эти грандиозные объекты никто не дает, собственных денег на подобные «стройки века» ни у Душанбе, ни у Бишкека не имеется. А если даже кто-то и попытается инвесторов найти, то сразу же в процесс вмешается «большая политика». А точнее - соседние с этими республиками Казахстан и Узбекистан, для которых сооружение подобных гигантских электростанций - реальная угроза нарушения всего энергетического баланса Центральной Азии.

Тот же Рогун таджикам не первый год не дают строить узбеки (методов, как этому помешать много - от блокирования железнодорожного движения на узбекскую территорию со строительной техникой и оборудованием для ГЭС) до прямого политического давления. Своей электроэнергии в Таджикистане очень мало, а ту, что таджики покупают у туркмен и пытаются получить (особенно в зимние месяцы), блокирует Узбекистан. Причем подобное положение дел наблюдается уже десятилетия, и никакой «лишней электроэнергии» в Таджикистане - да тем более для экспорта в Пакистан через Афганистан, нет и в помине.

Та же «энергетическая песня» - и с Кыргызстаном, который избыток своей электроэнергии должен сначала поставить в Таджикистан (даже если на сооружение этих электростанций кто-то и выделит средства), а потом уже через таджикскую территорию все это надо будет тянуть до границы с Афганистаном (про Пакистан вообще речи нет, потому как никто не будет ни цента инвестировать в сооружение линий электропередач по афганской территории).

Замечу попутно, что Кыргызстану самому не хватает энергии для собственных нужд, и требуемое ее количество он покупает в Казахстане. Никто не собирается финансировать и сооружение той же Камбаратинской ГЭС даже «по просьбе американской стороны». А Россия при нынешнем экономическом положении считает, что есть объекты поважнее (к примеру, строительство инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу в 2018 году), чем инвестирование в ГЭС, находящуюся на территории другой республики, и которая же будет объектом в своих интересах потом распоряжаться.

«Разворачивать» в регионе надо не энергетику, а политику

И здесь есть смысл обсудить общие принципы попытки «энергетического разворота», которые проповедуют практически все страны Центральной Азии. Безусловно, все они - независимые государства, и исключительно их руководству решать, с кем и в каком формате торговать, в том числе - и имеющимися в наличии энергоресурсами.

В то же время «чистой энергетики» никогда в мире не было и не будет. Трубопроводы, линии электропередач, сооружение крупных гидроэлектростанций - все это делается почти всегда по политическим, а не только экономическим соображениям. А уж нынче я лично не знаю ни одного современного нефте-газопровода, который бы прокладывался или задумывался только потому, что это выгодно какой-то частной энергетической компании, и не включал в себя государственных политических интересов.

Более того - «большая политика» напрямую насилует энергетику. И в том числе - в Центральной Азии. Практически любой новый трубопровод в регионе непременно связан с политикой, причем все меньше региональной, а все больше попадая под мощнейшее давление со стороны «внешних игроков». Которым зачастую вообще дела никакого нет, будет ли толк от той или иной трубы и поможет ли это в каком-то виде местной экономике одной из центральноазиатских стран. А соответственно решения принимаются по тем же проектам ТАПИ или гидроэнергетическим в Таджикистане и Кыргызстане сугубо политические, к реальной экономике никакого отношения не имеющие.

Также стоит учесть, что, по сути дела, за счет большой энергетики весьма прилично живут только две республики региона - Казахстан и Туркменистан (куда и как расходуются получаемые от экспорта энергоносителей средства - отдельный вопрос). Узбекистан сам имеет газовые запасы и часть их экспортирует, но зависим - и весьма существенно-от водных прихотей руководства Кыргызстана и Таджикистана, где формируются водные стоки, попадающие затем в центральноазиатские равнинные районы.

У Таджикистана и Кыргызстана энергетические проблемы-хронические, и только сооружение крупных гидроузлов может как-то решить их. Но смысл в этих объектах был тогда, когда весь регион входил в единое государство. Сейчас же каждый в регионе выживает, как может, и никакой единой энергетической политики в Центральной Азии (как и во многом другом) не просматривается.

Именно поэтому, кстати, реально бессмысленен проект КАСА-1000 по сооружению станций ЛЭП с территории Кыргызстана в Таджикистан. Дело в том, что согласно планам Евразийского союза намечено создать единую энергосистему, которая бы объединила Казахстан, Кыргызстан и Россию. В таком случае надо либо Таджикистан принимать со всей его имеющейся энергетикой в ЕЭС, либо строить новые ЛЭП из Кыргызстана не в сторону Таджикистана, а Казахстана.

Тем самым совершенно очевидно, что любые попытки стран Центральной Азии прокачать какие-то чисто политические проекты с энергетическим содержанием будут либо терпеть заведомый крах, либо не осуществимы в силу как энергетических, так и финансовых проблем. При этом особое место занимает во всех этих планах Афганистан, который почти всегда нынче и Соединенными Штатами, и подконтрольными им международными финансовыми организациями «пристегивается» к государствам Центральной Азии.

Отбросив дипломатические раскланивания, стоит четко понимать, что ничего нормального, стабильного и безопасного Афганистану на обозримую перспективу не светит. Ситуация там крайне опасна, и планировать что-то прокладывать, строить и уж тем более - долгосрочно инвестировать в эту страну пока не имеет ровным счетом никакого смысла.

Логика же вроде бы подталкивает к более тесному сотрудничеству (в том числе энергетическому) самих государств Центральной Азии между собой. Плюс расширение контактов с соседними и желающими того странами - Китаем, Россией и Ираном. Но беда в том, что эти «клиенты» совершенно не устраивают в качестве энергетических партнеров и Соединенные Штаты, и ведущие государства ЕС (плюс Турцию). Так что в Центральной Азии на ближайшие годы можно ожидать усиление именно политического противостояния внешних «партнеров» в борьбе за энергетические ресурсы региона. А значит - практически гарантированно, что все энергетические проекты, которые здесь планируются или осуществляются, будут иметь под собой исключительно политическую подоплеку.

Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов


Россия. Франция > Электроэнергетика > comnews.ru, 2 июня 2016 > № 1777961

Йохан Вандерплаетсе возглавил Schneider Electric в РФ

Виктор Савицкий

Йохан Вандерплаетсе занял пост президента французской машиностроительной компании Schneider Electric в России и СНГ. До этого он работал в должности вице-президента по региону Восточная Европа в технологической и инжиниринговой компании Emerson Process Management, а также руководил бизнесом Alcatel в России и СНГ. Теперь в планах Йохана Вандерплаетсе - в ближайшее время посетить крупнейшие региональные офисы Schneider Electric в РФ, а также центральные офисы в странах СНГ. Кроме того, компания планирует подписать ряд соглашений с заказчиками и российскими регионами на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), который состоится 16-18 июня.

Йохан Вандерплаетсе (на фото) сменил на этом посту Жан-Луи Стази, который в течение шести лет возглавлял Schneider Electric в России и СНГ. Как сообщил корреспонденту ComNews представитель пресс-службы Schneider Electric, Жан-Луи Стази уезжает из России, чтобы продолжить работу в штаб-квартире компании в роли старшего вице-президента по инновациям и запуску новых продуктов. По словам представителя пресс-службы, это новая должность в структуре Schneider Electric. Жан-Луи Стази будет также отвечать за стратегию ключевых глобальных запусков новых продуктов.

"Я работаю в России уже более 20 лет в телекоммуникациях и промышленной автоматизации и уверен в огромном потенциале роста инновационной составляющей экономики страны", - подчеркнул новый президент Schneider Electric в России и СНГ Йохан Вандерплаетсе. По его словам, французская корпорация - надежный партнер России и один из крупнейших инвесторов в российскую экономику.

Компания имеет в России шесть заводов, 12 тыс. сотрудников, логистические, научно-технические и инженерные центры.

"Локализация была заложена в основу стратегии развития Schneider Electric много лет назад, за последние пять лет компания вложила в Россию более $1 млрд, а российский рынок стал для нашей компании вторым в Европе и четвертым в мире по объему бизнеса. Мы продолжаем и будем продолжать инвестировать в производство, сервис и НИОКР на благо российских клиентов, партнеров и сотрудников", - сказал Йохан Вандерплаетсе.

Представитель пресс-службы Schneider Electric отметил, что до прихода в компанию Йохан Вандерплаетсе работал в Emerson Process Management в должности вице-президента по региону Восточная Европа, который включал в том числе Россию и СНГ. Под его руководством Emerson Process Management добилась значительного роста бизнеса в регионе, а также открыла новый крупный завод в Челябинске по выпуску оборудования для автоматизации технологических процессов промышленных предприятий.

Йохан Вандерплаетсе начал карьеру в компании Alcatel, пройдя путь от юриста до руководителя компании в России, СНГ, Центральной и Южной Европе. Несколько лет он также работал в инвестиционном фонде Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Казахстане. "Знаю Йохана Вандерплаетсе как профессионала высокого уровня и харизматичного лидера, всегда нацеленного на высокий результат и командную работу, знающего и понимающего Россию. Думаю, что его переход в Schneider Electric - это win-win. Желаю успехов!" - сообщил ComNews бывший коллега Йохана Вандерплаетсе по компании Alcatel-Lucent Александр Тихонов.

"Мои основные приоритеты в ближайшее время - встретиться с как можно большим количеством клиентов и партнеров нашей компании и посетить крупнейшие региональные офисы Schneider Electric в России, а также центральные офисы в странах СНГ", - рассказал ComNews Йохан Вандерплаетсе.

Он сообщил, что у Schneider Electric будет уникальная возможность через две недели пообщаться на полях ПМЭФ 2016 с руководителями многих крупных российских и международных компаний, а также с руководством страны.

"Как всегда, на ПМЭФ приедет главный исполнительный директор и председатель совета директоров Schneider Electric Жан-Паскаль Трикуар вместе с двумя другими членами совета директоров. В наших планах - большое количество встреч и подписание ряда соглашений на полях ПМЭФ с заказчиками и российскими регионами", - сообщил Йохан Вандерплаетсе.

Досье ComNews

Йохан Вандерплаетсе родился в 1968 г. в городе Тилт (Бельгия). С отличием закончив юридический факультет Гентского университета, поступил в Европейский колледж (Брюгге, Бельгия) на факультет европейского права. В 1992 г. изучал русский язык в Государственном институте русского языка имени А.С.Пушкина в Москве. Отлично владеет голландским, английским, немецким, французским языками. Карьеру в сфере юриспруденции начал в компании Alcatel в 1994 г., спустя два года возглавил юридический отдел одного из филиалов компании в России. В период с 1996 г. по 1998 г. работал в инвестиционном фонде, учрежденном Европейским банком реконструкции и развития в Казахстане. Вернулся в Alcatel в 1998 г. в качестве директора по России и СНГ и впоследствии возглавил компанию в должности президента по СНГ, Центральной и Южной Европе. В 2009 г. он начал работать в Emerson Process Management в должности вице-президента по региону Восточная Европа, который включал, в том числе Россию и СНГ. С июня 2016 г. - президент Schneider Electric в России и СНГ.

Россия. Франция > Электроэнергетика > comnews.ru, 2 июня 2016 > № 1777961


Украина. Евросоюз > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 2 июня 2016 > № 1776880 Максим Тимченко

Глава ДТЭК: Еврокомиссия ждет от Украины принятия закона о рынке электроэнергии и регуляторе

Блиц-интервью с генеральным директором ДТЭК Максимом Тимченко по итогам встречи с вице-президентом Еврокомиссии Марошем Шефчовичем в Брюсселе

Вопрос: Кто был инициатором встречи? Что послужило ее поводом? Какие основные темы на ней обсуждались? Каковы ее результаты?

Ответ: Это была не первая встреча с господином Шефчовичем, подобные встречи проходят относительно регулярно, независимо от текущей повестки дня. Так в сентябре минувшего года я встречался в еврокомиссаром по энергетике и климату Ариасом Каньете. Кроме того, ДТЭК является членом европейских отраслевых ассоциаций Еuracoal и Eurelectric и принимает активное участие в их работе.

Украинская энергосистема является важным элементом энергетической безопасности всего европейского континента, поэтому регулярный обмен мнениями о ситуации и будущем украинской энергетики полезен как крупным стратегическим игрокам рынка, коим является ДТЭК, так и нашим европейским партнерам.

В ходе встречи мы обсудили достаточно широкий круг вопросов: от функционирования рынка газа до развития возобновляемой энергетики и повышения энергоэффективности. Поговорили даже о развитии так называемых "умных городов".

Все это свидетельствует об интересе ко всему происходящему в Украине и готовности помочь нашей стране построить энергетику нового, европейского качества.

Вопрос: Что из происходящего в украинской энергетике наиболее всего интересует Еврокомиссию помимо традиционных тем закупки и транспортировки газа? Обсуждались ли более детально вопросы электроэнергетики?

Ответ: Сейчас одним из ключевых приоритетов Европейской комиссии является разработка и внедрение новой модели рынка электроэнергии. Также Комиссия пристально следит за судьбой законопроекта о регуляторе. Для всей украинской энергетики важно, чтобы соответствующая законодательная база была принята и заработала как можно скорее. Если принятие законов произойдет до конца июня, то, убежден, до конца года мы сможем достичь такого же существенного прогресса по рынку электроэнергии, как и по рынку газа.

Мое ощущение, что для коллег из Брюсселя очень важно понимание и уверенность в том, что процесс реформ необратим и не будет замедляться.

Кроме того, не следует забывать, что реформа рынка является условием предоставления Украине макрофинансовой помощи. Это еще два транша по EUR600 млн. Не говоря уже о том, что прозрачная и понятная система тарифообразования и свободный рынок электроэнергии нужны, прежде всего, самой Украине.

Также мы обсуждали вопрос надежности работы тепловой генерации в предстоящий осенне-зимний период, стабильности поставок антрацита с неконтролируемых территорий. Сейчас ситуация, к сожалению, осложняется тем, что отсутствуют механизмы для выплат зарплат сотрудникам "Укрализныци", которые находятся и обеспечивают работу железной дороги на неконтролируемой территории. Если вопрос с работой железной дорогой будет решен, то тепловая генерация Украины будет обеспечена необходимыми запасами антрацита.

Наших европейских партнеров очень беспокоит традиционная тема газа и энергетической безопасности Украины. Мой основной месседж остается неизменным: Украина в ближайшей перспективе сможет полностью обеспечить свои потребности в газе за счет собственной добычи. Основные условия – прозрачные и равные для всех игроков правила на рынке газа, профессионализм команды, инвестиции с применением современных технологий. ДТЭК смог за последние два с половиной года увеличить добычу газа почти в три раза. К концу этого года мы планируем добыть более 1,5 млрд куб. м. Уверен, что при выполнении перечисленных условий Украина через пять лет полностью обеспечит себя собственным газом.

Вопрос: Прозвучала ли уже какая-то реакция Еврокомиссии на программу деятельности Минэнерго, ожидания от работы нового министра? Что должно стать главным приоритетом в ближайшее время?

Ответ: Больше деталей будет известно после того, как вице-президент Еврокомиссии и профильный министр встретятся лично. Что-то комментировать до этого с моей стороны было бы некорректно. Безусловный позитив – прогресс по реформированию рынка газа. А что касается ожиданий, то это в первую очередь реформа рынка электроэнергии.

Мы должны показать свою способность выполнять взятые на себя обязательства, создать прозрачные правила игры на нашем энергетическом рынке. Это послужит очень важным сигналом для международных финансовых институций, западных энергокомпаний, финансовых инвесторов.

Прежде всего, это необходимо самой Украине. Заимствуя фразу господина Шефчовича: "We need good stories coming from Ukraine". С ним сложно не согласиться – нам всем нужны хорошие новости!

Вопрос: Как М.Шефчович, Еврокомиссия оценивает ход работы над новым Меморандумом о взаимопонимании в энергетической сфере?

Ответ: Сейчас речь идет не просто об обновлении документа, который определял бы основные направления сотрудничества в энергетической сфере за последние десять лет. В новом меморандуме закрепляется статус стратегического сотрудничества и, что особо подчеркивалось, в том же самом формате, что и пять основных направлений, заложенных в стратегию Энергетического союза: энергобезопасность, интегрированный рынок электроэнергии, энергоэффективность, защита окружающей среды, исследования и инновации.

В этом контексте нам в ближайшее время необходимо обновить Энергетическую стратегию Украины и отразить в ней реалии сегодняшнего дня в энергобалансе страны, дать стратегические ориентиры для всех участников рынка и вписать в новую модель энергосистемы Европы.

Вопрос: Сейчас многие эксперты обсуждают новую методику ценообразования на уголь. Как Еврокомиссия оценивает эту инициативу НКРЭКУ?

Ответ: Мы говорили в целом о реформах в энергетике, не вдаваясь в детали отдельных методик или правил. Могу лишь добавить, что реакция некоторых комментаторов этой темы не учитывает реального положения дел в отрасли и дискуссия во многом ведется в политической, а не в экономической плоскости.

Во-первых, утверждение методик или формул, которые привязаны к международным рыночным индексам – это безусловно правильное решение. Ранее это делалось вручную, непрозрачно, что давало массу возможностей для административного или политического вмешательства и злоупотреблений. Сегодня сложно спорить с объективностью европейского индекса цены угля (API2), по которому осуществляются практически все сделки по поставкам энергетического угля в Европу.

Во-вторых, наличие методики - это реальный шаг в реформировании рынка электроэнергии. С 2013 года, когда был принят закон о рынке электроэнергии на базе европейских принципов, мы никак не продвинулись в его имплементации. Решили принимать новый закон, и это продолжается уже два года, потом еще два года для внедрения. Все это время на энергорынке отсутствует какая-либо предсказуемость, и мы живем в постоянном поиске правды – в ценах на газ, на уголь, в тарифах. Вся страна стала заложником этого поиска, а популисты зарабатывают краткосрочные дивиденды, разрушая остатки экономики.

Как вы знаете, у нас почти два года ведется непростой диалог с регулятором по многим вопросам, достаточно часто мы встречаемся в судах – и это ненормально для ключевого сектора экономики. Мы всегда требовали одного – правил работы, рыночных и равных для всех. Методика ценообразования на уголь – это правила. Хорошие или нет – можно бесконечно обсуждать, главное, что эти правила основаны на рыночных индикаторах и влияние "политической целесообразности" в установлении цен значительно снижается.

Также странно звучат лозунги якобы экспертов о сверхприбыльности ДТЭК в связи с переходом на новую формулу ОРЦ. Это пример непрофессиональной и политически ангажированной дискуссии. За два последних года по многим внешним и внутренним факторам, включая недальновидную политику профильного министерства, мы получили разрушенную угольную отрасль, аномальный уровень аварийности на атомных станциях и тепловую генерацию в состоянии банкротства. Чтобы восстановить эту разруху, нужна предсказуемость и разумная инвестиционная политика, а не режим выживания из месяца в месяц. Украина в перспективе ближайших 20 лет не сможет отказаться ни от собственного угля, ни от тепловой генерации. За последние 10 лет ДТЭК инвестировал в эти отрасли более $5 млрд долларов, что дало определенный запас прочности. Сегодня он исчерпан, и ни мы, ни любой другой инвестор не будет вкладывать в украинскую энергетику без устойчивых рыночных правил. Поэтому новая методика дает какую-то надежду, что ситуация поменяется.

Пока экономический эффект от этой методики мы не чувствуем, анонсированный отдельными экспертами рост нашего тарифа на 20-30% не состоялся: в апреле он был 116 копеек, а в мае снизился до 106 копеек, в среднем за 5 месяцев составил 100 копеек, что на 10% выше чем за аналогичный период прошлого года при инфляции 50%. При этом долг "Энергорынка" только перед ДТЭК вырос более чем на 1 млрд грн. в 2016 г. Пусть при таких цифрах популисты научат нас и других игроков как можно нормально работать, обеспечивать сотни тысяч рабочих мест и инвестировать в будущее украинской энергетики.

Критика и общественный контроль – необходимы и важны. Но критика должна быть конструктивной, профессиональной, предлагать альтернативные решения, которые будут работать в долгосрочной перспективе.

Вопрос: Но еврооблигации ДТЭК в последние недели существенно подорожали, что связывают именно с новой методикой и повышением цен на электроэнергию, производимую ДТЭК и другими теплоэлектростанциями. Как вы прокомментируете эту информацию?

Ответ: Данные материалы являются ярким примером ситуации, когда дискуссия ведется не в экономической, а в политической плоскости, и факты искажаются в политических целях. Рост котировок украинских компаний, которые торгуются на внешних рынках, - это лучшее, что может быть сейчас для Украины! Это мощный позитивный сигнал для международных партнеров, инвесторов, в целом для внешнего рынка капиталов. И этому надо радоваться всем, кто желает восстановления экономики и страны в целом, а не придумывать различные теории.

Касательно ДТЭК, я считаю, что причиной роста котировок стали первые признаки восстановления промышленного производства в стране, и, соответственно, увеличение потребления электроэнергии. Мы восстановили нормальные объемы добычи угля в первом квартале. Плюс в конце апреля мы возобновили выплаты по купонным платежам.

Также вступило в силу решение держателей еврооблигаций о предоставлении компании шести месяцев на урегулирование вопроса по реструктуризации кредитного портфеля. 18 мая агентство Moody's подтвердило корпоративные рейтинги ДТЭК и DTEK Finance Plc's на уровне "Ca". У нас ведется конструктивный диалог с кредиторами и, я надеюсь, в скором времени мы сможем подписать глобальный план реструктуризации долговых обязательств.

Украина. Евросоюз > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 2 июня 2016 > № 1776880 Максим Тимченко


Россия. Швейцария > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > comnews.ru, 1 июня 2016 > № 1777974

ABB поманила Россию в IIoT

Леонид Коник

Швейцарская компания ABB вчера показала в Москве новый IoT-сенсор для электродвигателей, первыми свидетелями которого в конце апреля 2016 г. на Ганноверской ярмарке (Hannover Messe) стали канцлер Германии Ангела Меркель и президент США Барак Обама.

Этот уникальный сенсор, позволяющий снимать с двигателя различные параметры в реальном масштабе времени и прогнозировать моменты обслуживания или замены частей, стал частью Инновационного учебного центра, который ABB открыла 31 мая 2016 г. в Москве, на площадях Технополиса "Москва". Сенсор ABB, названный разработчиком "фитнес-браслетом для электромоторов", передает информацию по технологии Bluetooth на планшетный компьютер, который далее направляет информацию через Интернет в центр управления. Генеральный директор ABB Ульрих Спайсхофер заявил в Ганновере: "Умный сенсор, в точности как фитнес-трекер, который мы носим на запястье, дает оператору полную прозрачность информации о "здоровье" электромоторов". Он способен отслеживать такие параметры, как температура, вибрация, напряжение, мощность, скорость вращения ротора, и ориентирован на низковольтные электромоторы (до 380 В).

При этом представитель ABB подчеркнул, что сенсор может устанавливаться как на новые двигатели, так и на действующие, причем производства и ABB, и иных вендоров. Этот умный сенсор, который действует в идеологии промышленного Интернета вещей (IIoT), будет коммерчески доступен к концу 2016 г., но уже сейчас ABB обещает, что цена устройства не превысит $100. Если учесть, что на всех производственных и энергетических предприятиях используются сотни и тысячи различных электродвигателей, то новая разработка ABB явно будет востребована рынком. Во всяком случае, интерес к ней в ходе церемонии открытия московского учебного центра ABB проявили менеджеры компаний "РН-Бурение", "Новатэк" и "Еврохим".

На церемонии открытия руководители ABB не скупились на положительные слова в адрес России, как будто никаких санкций западных стран не существует. "Мы рады поставлять технологии, помогая инновационному развитию России", - заявил глава подразделения дискретной автоматизации и движения ABB Пекка Тиитинен. "Мы хотим помогать российским заказчикам быть более конкурентоспособными", - вторил ему управляющий директор ABB Robotics Пер Вегард Нерсет. Правда, руководитель по экономическим отношениям, финансам и науке посольства Швейцарии в РФ Жюльен Тони в беседе с репортером ComNews подчеркнул, что Швейцарская Конфедерация не вводила санкций в отношении России, хотя и стремится минимизировать возможные злоупотребления, связанные с поставкой санкционных товаров из ЕС в Россию через швейцарскую территорию. "Активность ABB демонстрирует отличные отношения Швейцарии и России. Посольство надеется, что пример ABB подвигнет и другие швейцарские компании прийти в Россию", - заявил Жюльен Тони.

Президент ABB в РФ, Белоруссии и Центральной Азии Анатолий Попов напомнил, что эта компания работает в России с 1893 г. "ABB уже отработала на российском рынке более 120 лет, пережила две мировые войны и две революции. Были более приятные и более сложные времена, но мы работаем", - философски заметил Анатолий Попов.

Технологии IIoT будут не главным направлением деятельности нового учебного центра ABB в Москве. Он включает в себя Аппликационный центр робототехники и 10 учебных классов (в том числе класс промышленных автоматизированных систем управления технологическим процессом и класс автоматизации зданий). Классы оснащены действующими моделями установок, демонстрационными образцами оборудования и технической справочной литературой. Ежегодно здесь будут проходить обучение более 4000 специалистов электротехнического рынка.

В Аппликационном центре промышленной робототехники, занимающемся технологическими решениями для роботизированных систем электродуговой и точечной сварки, высокоточной обработки материалов (лазерная, плазменная, водная резка, нанесение покрытий) и обслуживания станков, будет проводиться практическое обучение работе с промышленными роботами ABB. В частности, в центре робототехники представлен уникальный образец двурукого промышленного робота-помощника YuMi, который впервые был анонсирован на Hannover Messe в 2015 г.

Досье ComNews

Компания ABB является крупным поставщиком силового оборудования и технологий для электроэнергетики, транспорта, инфраструктуры и автоматизации производства. Группа компаний ABB ведет бизнес в 100 странах, а ее штат насчитывает 135 тыс. человек. Российская группа концерна ABB разрабатывает и производит продукцию, которая находится на уровне международных стандартов и одновременно соответствует российским техническим требованиям. Штат ABB в России насчитывает около 1100 сотрудников. У компании есть семь российских производственных площадок (включая построенный с нулевого цикла завод на территории особой экономической зоны "Липецк", который изготавливает оболочки и компоненты для распределительных устройств низкого напряжения) и 28 региональных офисов продаж и сервиса.

Россия. Швейцария > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > comnews.ru, 1 июня 2016 > № 1777974


Монголия. СФО > Экология. Электроэнергетика > newskaz.ru, 25 мая 2016 > № 1779412 Юрий Винокуров

Слухи и споры вокруг падения уровня воды в Байкале не утихают уже несколько лет, сейчас неравнодушные люди "раскручивают" новую идею о том, что, по их мнению, после строительства гидроэлектростанций на впадающей в Байкал реке Селенге, озеро может повторить печальную судьбу исчезнувшего Аральского моря. Бывший директор Института водных и экологических проблем СО РАН, заслуженный эколог РФ Юрий Винокуров комментирует этот слух просто: "Байкал не высохнет никогда".

Ранее газета "Известия" сообщила, что планы Монголии по строительству гидроэлектростанций на впадающей в Байкал реке Селенге грозят привести к высыханию озера, и если не будут предприняты необходимые меры, озеро может повторить печальную судьбу исчезнувшего Аральского моря. Официальный представитель Минприроды России Николай Гудков заявил РИА Новости, что представители России и Монголии обсуждают во вторник на переговорах в Улан-Баторе риски строительства гидроэлектростанций.

Проблемы Байкала

"Я бы разделил ситуацию вокруг этого на две действительно существующие проблемы: Первая – это дефицит осадков, связанный с цикличностью общей увлажненности региона. Вторая проблема – это влияние человеческого фактора на природу в бассейне Байкала", — сказал Винокуров.

По его словам, учеными и практиками рассматривалась возможность снижения критических отметок уровня Байкала на 20, 30 и 60 сантиметров: с одной стороны из-за уменьшения притоков озера, а с другой для форсирования сработки уровня для работы ангарских гидроэлектростанций.

Эколог напомнил, что когда в прошлом веке для спасения Аральского моря, хотели перебросить часть стока сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию, но к счастью, это осуществить не удалось.

"Палеографические исследования в бассейне Аральского моря показали, что сама природа сможет восстановить его в ближайшее историческое время", — уверен эколог.

Монголия и ГЭС

Юрий Винокуров считает, что Монголия имеет право начать строительство ГЭС на реке Селенга, но этот вопрос требует межгосударственного решения.

"Строительство необходимо увязывать с общими проблемами формирования стока Байкала. Необходимо учитывать особенности его системы, сформировать потребности с монгольской стороны и вместе проработать", — считает эколог.

В настоящий момент на единственной реке вытекающие из Байкала — Ангаре работают четыре гидроэлектростанции: Иркутская, Братская, Усть-Илимская, Богучанская.

Чтобы объективно оценить действенность проводимых мероприятий и эффективность вложенных средств, необходимо развивать систему взаимосвязанного экологического и биологического мониторинга озера Байкал, прозрачного для общественности.

Байкал — одно из величайших озер планеты, озеро "превосходных степеней": самое глубокое (1637 метра), самое древнее (около 25 миллионов лет), с самой разнообразной флорой и фауной среди пресных водоемов. Озеро обладает уникальным по объему и качеству запасом пресных вод (23,6 тысячи кубических километров — более 20% мировых запасов). В 1996 году водоем был включен в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Монголия. СФО > Экология. Электроэнергетика > newskaz.ru, 25 мая 2016 > № 1779412 Юрий Винокуров


Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 12 мая 2016 > № 1756402 Марат Тулебаев

Казатомпром консолидирует свои бизнес-активы на профильной деятельности. Только за последний год компания избавилась от 12 непрофильных предприятий. К примеру, нацкомпания до сегодняшнего дня не только добывала уран, но и производила бытовую химию, строила социальные объекты и управляла ими. Казатомпром продолжит активную работу по реструктуризации компании и выводу из ее состава непрофильных активов. О том, какие меры в этом направлении принимает национальная атомная компания, рассказал директор департамента корпоративного управления Марат Тулебаев.

- Марат Дулатович, что подразумевает реструктуризация?

- Это оптимизация корпоративной структуры Казатомпрома путем выведения в конкурентную среду, реорганизации или ликвидации предприятий, которые не относятся к основной деятельности компании или разрушают ее стоимость. Существующая структура активов Казатомпрома в силу многоуровневого характера, наличия убыточных непрофильных активов требует оптимизации. Так, в начале 2015 года в структуру Казатомпрома входило 83 дочерних и зависимых организации, из них 27 предприятий - непрофильные и разрушающие стоимость компании. Плюс ко всему на нашем балансе были и социальные объекты, построенные в регионах дислокации Казатомпрома.

- Социальные объекты тоже будут проданы в конкурентную среду?

- Нет, их мы передали областным акиматам на безвозмездной основе, все-таки у них больше опыта в управлении подобными объектами. В 2015 году Казатомпромом было передано в общей сложности местным властям 19 объектов, в числе которых детские сады, медицинские учреждения и т.п.

- С социальными объектами все понятно, есть конкретные результаты по выведению производственных непрофильных предприятий?

- Конечно, работа по приватизации и выведению непрофильных активов ведется уже не первый год. В 2013 году из состава компании выведены ООО «РУМЦ «Геотехнология», ТОО «Дошкольная организация «Ульбиночка», ТОО «Болашак-Шиели», ликвидировано ТОО «Ульбинский проектно-конструкторский институт», реорганизованы и перестали существовать как отдельные юридические лица ТОО «НПЦ «Ульба» и ТОО «Кварц» (итого, сокращение количества активов на 6 единиц).

В 2014 году количество дочерних организаций сократилось еще на 3 единицы. В составе Казатомпрома перестали существовать АО «Актаугазсервис», ТОО «НПО «УМЗ-Инжиниринг» и ТОО «Горнорудная компания».

В 2015 году в рамках программы трансформации Казатомпром продолжил работу по выведению непрофильных активов. Количество предприятий в структуре активов Казатомпрома сократилось еще на 12 подведомственных организаций. ТОО «Сервисный центр «Контроль, аналитика, метрология» присоединено к ТОО «Институт высоких технологии», реализованы доли участия АО «Каустик» в уставных капиталах 11 предприятий (ТОО «Полихимпром», «Стройхиммонтаж-ПВ», «Технохимпром-ПВ», «Тиафос», «Тиолан», «Флотореагенты», «Фосфоран», «Химические технологии и инновации», «Хлорен», «Поликремний» и «Белизна-ПВ»).

- А что дальше, какие в дальнейшем будут вестись работы в этом направлении?

- Правительством Республики Казахстан утвержден Комплексный план приватизации на 2016-2020 годы. Согласно документу в текущем году еще 8 наших дочерних компаний будут выставлены на продажу, по некоторым «дочкам» будут приняты решения о ликвидации, а ряд других предприятий будут реорганизованы. В целом в 2016 году планируем вывести из состава Казатомпрома 18 предприятий, а количество уровней управления в компании сократить с 4 до 3.

В настоящий момент в компании проводятся работы по закупке услуг по оценке рыночной стоимости отчуждаемых долей участия Казатомпрома в реализуемых в 2016 году активах, создаются информационные комнаты для потенциальных покупателей, проводятся иные работы по предпродажной подготовке объектов. После этого будут проведены работы по реализации активов. Ряд активов по причине экономической нецелесообразности их реализации будут реорганизованы или ликвидированы.

В конечно итоге, все принятые меры по приватизации и выведению непрофильных активов помогут Казатомпрому избавиться от «лишнего груза», сконцентрироваться на основной деятельности, повысить эффективность своей деятельности и стать более конкурентоспособной компанией.

Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 12 мая 2016 > № 1756402 Марат Тулебаев


Россия. ЮФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750492 Александр Новак, Андрей Муров

Совещание по вопросам энергообеспечения Крыма.

Владимир Путин провёл совещание в формате видеоконференции по вопросам энергообеспечения Крымского полуострова в связи с завершением строительства энергоперехода через Керченский пролив.

Запуск первой нитки энергомоста из Краснодарского края в Крым состоялся 2 декабря 2015 года, вторая была введена в эксплуатацию 15 декабря и пропускная способность энергомоста удвоилась. 14 апреля этого года электроэнергетики запустили третью очередь, что позволило ликвидировать дефицит электроэнергии на полуострове. Четвертая нитка обеспечит возможности перетоков суммарно до 800 МВт из российской единой энергетической системы, что будет полностью покрывать потребности Крыма в электроэнергии.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья!

Я всех вас поздравляю с завершением строительства энергомоста, который связал Крымский полуостров с материковой Россией.

Энергопереход через Керченский пролив – очень сложный технический проект, и здесь были вами применены самые новейшие технологии. А сами работы шли, что называется, ударными темпами. В результате в сжатые сроки удалось прорвать энергетическую блокаду Крыма. Собственно говоря, не сомневаюсь, если потребуется, мы и любую другую блокаду прорвём, если кому–то захочется нас потренировать.

Хочу поблагодарить инженеров, рабочих – всех, кто принимал участие в возведении этого объекта, за самоотверженный труд, за добросовестное, очень ответственное отношение к делу. Вы и без того знаете, что выполняли очень важную для страны задачу и справились с ней блестяще.

В общей сложности более 800 МВт электроэнергии пойдёт по энергомосту в Крым. С учётом собственной генерации этого достаточно для нормальной работы и даже немножко больше, чем требуется в регулярном режиме. Во всяком случае, это точно должно обеспечить бесперебойное энергоснабжение производственных, инфраструктурных, социальных объектов и с запасом выдержать нагрузку во время летнего сезона отпусков, когда на полуостров приедут миллионы отдыхающих, миллионы гостей.

Отмечу при этом, что с учётом собственной генерации Крымский полуостров теперь располагает мощностью в 1270 МВт, а ожидаемый летний пиковый уровень потребления составит 1100–1150 [МВт]. При этом напомню, что с учётом резервных мощностей, которые остаются на полуострове, если потребуется, мы можем обеспечить и 1800 МВт.

Вместе с тем ещё предстоит завершить целый комплекс работ по модернизации энергетического хозяйства полуострова, создать новые, современные генерирующие мощности и обновить всё энергохозяйство. Помню свою поездку в Симферополь по этому же вопросу, по вопросу строительства энергомоста, и, если мне память не изменяет, как раз в этой диспетчерской оборудование не менялось ещё с 50-х годов прошлого века. Сейчас там идёт реконструкция. На цели модернизации и нового строительства предусмотрено до 2020 года более 50 миллиардов рублей. Это незаметная для внешнего наблюдателя работа, но она крайне важна для развития полуострова.

Энергопереход через Керченский пролив – очень сложный технический проект, и здесь были вами применены самые новейшие технологии. А сами работы шли, что называется, ударными темпами.

Уже ведётся строительство двух электростанций – в Симферополе и Севастополе. В сентябре 2017 года на каждой из них будут введены в эксплуатацию по одному блоку, а суммарная мощность двух станций после этого составит 470 МВт, а в 2018 году они прибавят ещё 470 МВт электроэнергии. Таким образом, на Крымском полуострове будет сформирован мощный инфраструктурный резерв для перспективного развития экономики, открытия новых производств, укрепления социальной сферы, ЖКХ. Прошу Министерство энергетики держать под постоянным контролем выполнение всех этих проектов и программ развития.

Я ещё раз вас всех поздравляю с запуском энергомоста. Желаю вам успехов.

Давайте послушаем наших коллег на местах.

А.Новак: Разрешите несколько слов.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В соответствии с Вашим поручением о необходимости надёжного энергообеспечения Крымского полуострова собственными энергоресурсами завершено строительство второго этапа энергомоста между Единой энергетической системой России, из Краснодарского края, и полуостровом Крым. И сегодня мы готовы обеспечить включение финальной, четвёртой цепи подводного кабельного перехода линии Тамань – Камыш-Бурун.

Владимир Владимирович, в рамках реализации этого уникального проекта был реализован целый большой комплекс строительства энергообъектов. Я хотел бы сказать, что построены две новые современные подстанции: 500 киловольт – подстанция «Тамань» и новая подстанция 220 киловольт – «Кафа». Реконструировано и модернизировано пять действующих подстанций: это Кубанская, Вышестеблиевская, Славянская, Симферопольская и Камыш-Бурунская.

И хотел бы сказать, что общая протяжённость линий электропередачи, построенных в это короткое время, составляет более 800 километров. Это линии электропередачи классом напряжения от 220 до 500 киловольт. А по дну Керченского пролива проложено четыре цепи 220 киловольт, каждая из цепей состоит из четырёх ниток длиной 14,5 километра. То есть общая протяжённость подводных кабельных линий составила более 230 километров. Это тоже уникальный проект, поскольку предыдущий проект по прокладке подводного кабельного перехода был реализован в рамках программы АТЭС на острове Русский. Это действительно серьёзный технологический проект.

Владимир Владимирович, хотел бы также сказать, что благодаря, как Вы отметили, слаженной работе инженеров, строителей и проектировщиков, властей субъектов Российской Федерации – Крыма, Краснодарского края, энергетиков и органов власти, которые участвовали в этом, были реализованы задачи по строительству этих объектов в более короткие сроки, чем в соответствии с планом-графиком, когда планировалась реализация этих мероприятий в рамках федеральной целевой программы. И сократили сроки примерно на полтора-два года по отдельным объектам.

В общей сложности более 800 МВт электроэнергии пойдёт по энергомосту в Крым. С учётом собственной генерации этого достаточно для нормальной работы и даже немножко больше, чем требуется в регулярном режиме.

И начиная с сегодняшнего дня, как Вы тоже отметили сейчас во вступительном слове, появляется возможность уже передавать из Единой энергетической системы России в Крым до 800 мегаватт мощности электрической энергии. А с учётом собственной генерации и дизель-генераторных установок, мобильных газотурбинных электростанций, которые были передислоцированы в Крым, общая генерация – без солнечных, возобновляемых источников энергии, ветровых – составляет более 1270 мегаватт, Вы тоже это отметили.

И это полностью замещает тот переток, который обеспечивался до ноября месяца из украинской энергосистемы. То есть с ноября месяца, с момента, как были исключены эти перетоки по независящим от нас причинам, были реализованы эти задачи. И сегодня мы полностью заместили 85 процентов той генерации и той мощности, которая необходима Крымскому полуострову. Это действительно гарантирует на сегодняшний день обеспечение полностью прохождения курортного сезона, содержание энергообеспечения объектов социальной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, жизнеобеспечения. А также, безусловно, немаловажно для социально-экономического развития Крыма – это обеспечение энергоснабжения предприятий промышленности.

И вот эта мощность, которая сегодня будет окончательно введена за счёт перетоков, позволит также обеспечить социально-экономическое развитие Крымского полуострова и на будущее в том числе и Краснодарского края, поскольку подстанции, которые построены, касаются и социально-экономического развития Краснодарского края, портовой инфраструктуры, в том числе железнодорожного и автомобильного переходов через Керченский пролив.

Владимир Владимирович, разрешите доложить сейчас на местах о готовности объектов энергомоста Краснодарский край – Крым.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Новак: Председатель правления «Федеральной сетевой компании», подстанция «Тамань», Муров Андрей Евгеньевич, доложите о готовности подстанции к передаче мощности.

А.Муров: Уважаемый Владимир Владимирович!

Председатель правления компания ПАО «ФСК ЕЭС» Муров Андрей Евгеньевич.

Мы ведём доклад с подстанции 500 киловольт «Тамань» – это новая системная узловая подстанция, она предназначена для поступления энергии из питающих центров как Кубанской энергосистемы, со временем, в перспективе Ростовской энергосистемы и последующей передачи и распределение энергии в Крымский полуостров, в Крымскую энергосистему.

Подстанция была, как сказал Министр, возведена в кратчайшие сроки. По сути, мы её создали за один год – это при нормативных сроках строительства 3,5 года. На подстанции применяется самое современное отечественное оборудование: так, например, самое ценное, что есть в подстанции, – это силовые трансформаторы производства Тольятти. Там крытые распределительные условия этого устройства – Великие Луки, релейная защита и автоматика – специалисты из Чувашии, поэтому мы можем с гордостью сказать, что наши отечественные производители точно так же, как и строители, полностью приложили руку к этому высокому и великому делу. Нужно отметить, что эта подстанция предназначена теперь не только для передачи энергии в Крым, но ещё и, в частности, для развития производства на территории Кубани. Это и портовые сооружения, и сооружения нового мостового перехода.

Уважаемый Владимир Владимирович! Все технологические системы подстанции прошли комплексное опробование, и подстанция готова к передаче мощности по проектным решениям.

Доклад закончил. Спасибо.

А.Новак: Включите, пожалуйста, пункт перехода «Керченский полуостров». Прошу доложить о готовности пункта перехода и готовности оборудования по приёму мощности через подводный кабельный переход.

А.Некрасов: Здравия желаю, Владимир Владимирович!

Подводный кабельный переход энергомоста между Кубанью и Крымом для передачи всей мощности по четырём цепям готов.

Доложил генеральный директор компании «Рубеж-РемСтрой» Некрасов Александр Иванович, подрядчик ЦИУС ЕЭС «Федеральной сетевой компании».

В.Путин: Александр Иванович, спасибо Вам и всем, кто работал там, всем, кто за Вашей спиной стоит, всем, кто своими руками, применяя наилучшие образцы техники, знания свои использовал и добился этого результата. Всем вам спасибо большое.

А.Новак: Прошу включить подстанцию «Кафа» в Феодосии. Доложить о готовности подстанции к приёму мощности.

Н.Поздняков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Докладывает генеральный директор ЦИУС ЕЭС Николай Подзняков. Мы находимся на подстанции «Кафа» 220 киловольт в Крымском федеральном округе. Подстанция после включения будет принимать максимальное количество электроэнергии, переходящей из южной энергосистемы в крымскую.

На Крымском полуострове будет сформирован мощный инфраструктурный резерв для перспективного развития экономики, открытия новых производств, укрепления социальной сферы, ЖКХ.

Государственным заказчиком проекта выступало Российское энергетическое агентство, генеральным подрядчиком выступало дочернее общество «Федеральной сетевой компании». В настоящее время всё оборудование подстанции и системы прошли комплексное опробование и готовы быть включены по проектной схеме и передавать проектные мощности. Ваше поручение было исполнено в полном объёме.

Доклад окончен.

В.Путин: Спасибо, Николай Игоревич.

Сергей Валерьевич, как оценивает руководство Крыма, Севастополя, как вы оцениваете работы и перспективы?

С.Аксёнов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Ваше поручение выполнено раньше графика. Соответственно, мы придавали ускорение, в том числе на всех этапах строительства. Спасибо коллегам. Действительно, работа проделана колоссальная, объединённый большой труд.

На сегодняшний день благодаря этому взаимодействию Крым будет обеспечен электроэнергией в полном объёме. С сегодняшнего дня графиков для населения никаких не будет, никаких режимов отключения. Поэтому у Крыма появилась перспектива провести курортный сезон на высоком уровне, соответственно, зимой тоже без приключений.

Спасибо Вам за ту мощную поддержку, за то, что Вы брали под личный контроль это мероприятие.

В.Путин: Хочу Вас тоже поблагодарить и всех Ваших коллег, которые работали по сооружению этого энергомоста. Также хочу слова благодарности передать и административным органам Крыма и Севастополя, поскольку в непростые времена, когда был большой дефицит, всё–таки вам удалось наладить соответствующую работу, провести разъяснительную работу среди людей.

Крымчан и севастопольцев хочу поблагодарить за понимание, за терпение и за доверие, которое они оказали всем нам.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович!

Все объекты энергомоста готовы к включению. Разрешите приступить к запуску энергомоста?

В.Путин: Запускайте.

Церемония запуска энергомоста.

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович!

Все объекты энергомоста включены в полном объёме в работу, и обеспечен максимальный переток, 800 мегаватт, из Единой энергетической системы России в Крымскую энергосистему. Ваше поручение выполнено в полном объёме.

В.Путин: Спасибо.

Александр Валентинович, Вам спасибо за то, что Вы внимание уделили должное этому проекту. Хотел бы обратить внимание всех коллег на то, что применено много новых технических решений, новое оборудование, поэтому это требует особого внимания специалистов к эксплуатации всех этих объектов. Надеюсь, что всё будет реализовываться на самом высоком уровне, так же, как и шло строительство по обеспечению Крыма электроэнергией.

Спасибо большое.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750492 Александр Новак, Андрей Муров


Казахстан. Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minpromtorg.gov.ru, 10 мая 2016 > № 1753410 Георгий Каламанов

Георгий Каламанов: Казахстан имеет широкий потенциал развития альтернативных источников энергии на своей территории.

Крупнейшие компании России, которые работают по новым направлениям в области возобновляемых источников энергии, альтернативных источников, в области энергосбережения, подтвердили участие в международной выставке «ЭКСПО-2017». Площадь российского павильона составит тысячу квадратных метров – это максимальный размер.

Какие новшества представит Россия на международной выставке и чего ожидает от участия в ней, рассказывает генеральный комиссар российской секции, заместитель министра промышленности и торговли России Георгий Каламанов.

– Ваши ожидания от участия в международной специализированной выставке «ЭКСПО-2017»?

– Тема «Энергия будущего», пожалуй, сегодня самая актуальная в глобальной повестке, и Казахстан угадал, выбрав именно ее. Не сомневаюсь, что «ЭКСПО-2017» поможет привлечь внимание глобальной аудитории к решениям и технологиям, обеспечивающим эффективное управление источниками энергии, снижение выбросов углекислого газа, использование альтернативных источников энергии, доступность и надежность энергоснабжения. Что касается стран – участниц «ЭКСПО», то они не только продемонстрируют собственные передовые энергетические разработки, но и познакомятся с опытом других стран и договорятся о дальнейшем сотрудничестве.«ЭКСПО-2017» должна стать площадкой обмена передовыми технологиями в сфере энергетики, а также будет способствовать развитию международного сотрудничества на высшем уровне. По результатам проведения выставки глобальные и национальные институты развития должны получить более четкое понимание основных тенденций, которые определят развитие мировой энергетики в долгосрочной перспективе. Уже на этом этапе я хотел бы отметить превосходную работу казахстанских партнеров по подготовке мероприятия. Уверен, что «ЭКСПО» в Астане займет особое место в истории всемирных выставок.

– Для всего мира проблема энергоэффективности и развития альтернативных источников энергии особо актуальна. Площадка «ЭКСПО-2017» продемонстрирует всем, какую работу проделала Россия в сфере развития энергоэффективности и «зеленых» технологий. В этом отношении чем будет отличаться ваш павильон? Уже есть идеи по контенту? Что будете показывать миру?

– Мы, безусловно, одна из самых влиятельных стран мира в энергетике. Чтобы быть конкурентными, наши компании постоянно внедряют новые производственные технологии, многие из которых мы сможем продемонстрировать в рамках российской секции на «ЭКСПО-2017» в Астане.

Помимо рационального использования традиционных ресурсов и развития альтернативных источников энергии в рамках российской секции особое внимание будет уделено энергосбережению, комплексному подходу к внедрению наилучших доступных технологий (НДТ) в национальную промышленность, актуальным энергетическим проектам регионов России и т.п. Поскольку 2017 год является Годом экологии в России, в рамках «ЭКСПО» пройдет ряд мероприятий, посвященных этой инициативе.

Российская экспозиция станет одной из крупнейших на «ЭКСПО-2017». Стенд России предстанет технологичным, динамичным, интерактивным живым организмом, который позволит каждому посетителю прикоснуться к энергии будущего. К участию в разработке концепции экспозиции подключены ведущие российские компании и эксперты с мировыми именами, перед которыми стоят глобальные энергетические вызовы и которые могут предложить инновационные разработки нового поколения. В работе российской секции примут участие крупнейшие отечественные компании и организации, такие как «Россети», «Норильский никель», «Новатэк», группа компаний «Хевел» и другие.

В 2017 году Россия выступит еще и международным партнером деловой программы, мы готовы участвовать в подготовке глобальных конференций и семинаров, внести свой интеллектуальный вклад. Мы запланировали 12 тематических треков, продолжительность каждого – 1 неделя. Трек представляет собой набор мероприятий, объединенных общей тематикой. В рамках каждого трека пройдут пленарные сессии с участием руководителей бизнеса, органов власти, выдающихся ученых нашего времени, открытые дискуссии, научно-популярные семинары для широкой аудитории и другие. В планах – привлечь к участию не только отечественных ученых и бизнесменов, но и зарубежных коллег из Казахстана, Китая, США, Японии, Индии, ОАЭ и других стран.

Российская секция на «ЭКСПО-2017» – это не только актуальные темы и глобальные дискуссии, это также возможность поделиться с миром нашей уникальной культурой – традиционной и современной. 8 сентября состоится Национальный день России на «ЭКСПО», который будет насыщен мероприятиями, в полной мере раскрывающими многообразие и колорит нашей страны.

– Как вы считаете, есть ли потенциал у Казахстана стать международным хабом по аккумуляции и продвижению альтернативной энергетики в мире?

– Уже сегодня Казахстан, как одна из ведущих энергетических держав, активно реализует концепцию перехода к «зеленой» экономике. Одним из мощных факторов ее реализации станет проведение «ЭКСПО-2017». После выставки организаторы рассматривают возможность использования созданной инфраструктуры в качестве центра по развитию «зеленых» технологий, а также международного финансового центра «Астана». Высокий потенциал развития Казахстана в этом направлении поддерживается на самом высоком уровне. Предложение, которое было озвучено президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, уже находит поддержку со стороны других стран.

Помимо этого, Казахстан имеет широкий потенциал развития альтернативных источников энергии на своей территории. Это стало возможным благодаря исследованиям и инвестициям в перспективные разработки, в том числе на основе опыта зарубежных стран. Россия готова оказать всестороннюю поддержку нашим партнерам. Так, несколько лет назад российская госкорпорация «Росатом» и АО «НАК «Казатомпром» подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области альтернативной энергетики (солнечной и ветровой) и производства редких и редкоземельных металлов. Реализация меморандума подразумевает проведение системного анализа имеющихся у сторон компетенций, производственных мощностей и технологий, а также потенциальных источников финансирования проектов. Например, уже были утверждены соответствующие технико-экономические обоснования по развитию ветропарков в Казахстане на границе с Россией.

– Будет ли интересен Казахстан жителям России?

– Не сомневаюсь в этом! Наши народы, как никто, знают и понимают друг друга. Мировая выставка в Астане привлечет повышенное внимание россиян. Кто-то впервые откроет для себя современную и яркую столицу Казахстана, а для кого-то «ЭКСПО» станет поводом еще раз побывать в вашей стране.

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что среди иностранных посетителей выставки граждане России займут лидирующее место. Хочу порекомендовать организаторам уже сегодня начать работать со СМИ и нашей аудиторией. А мы со своей стороны приложим максимальные усилия, чтобы рассказать нашим соотечественникам о грандиозном событии, которое с июня по сентябрь 2017 года будет проходить в Астане.

Казахстан. Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minpromtorg.gov.ru, 10 мая 2016 > № 1753410 Георгий Каламанов


Казахстан > Электроэнергетика > camonitor.com, 6 мая 2016 > № 1744681 Олжас Сулейменов

Олжас Сулейменов и антиядерное движение: памятные эпизоды

Автор: Даулет Сыздыков

Самый известный казахстанский поэт наших дней, писатель, лингвист, общественный деятель, дипломат, политик. Именно он создал первое в СССР антиядерное движение "Невада-Семипалатинск", которое в октябре 1989 года остановило испытания на Семипалатинском и Новоземельском полигонах. С 1995-го по 2014-й был первым послом Казахстана в Италии, Греции, на Мальте, постоянным представителем РК при ЮНЕСКО. Сегодня руководит Ассоциацией творческих союзов республики и частным фондом "Культура". Его книги переведены на многие языки мира. Недавно в США издан сборник его стихов "Зеленая пустыня". Представляем вниманию читателей интервью Олжаса Сулейменова, которому в этом году исполнится 80 лет, одному из чешских изданий.

- В этом году Казахстан отмечает 25-летие своей независимости. Вы стояли у истоков становления его государственности. Расскажите, что, на ваш взгляд, удалось достичь Казахстану за эти годы?

- После развала СССР реакция распада продолжилась почти во всех частях бывшей державы. Сепаратизм, гражданские войны, столкновения новых государств между собой. Всего этого удалось избежать многонациональному Казахстану. Мы сохранили единство, твердо обозначили международно признанные границы. На обломках совет­ской экономики создали свою, казахстанскую, которая пока ориентирована на доходы от продажи сырья (нефти, газа, металлов, урана, зерна) и потому переживает ныне кризисные трудности. Они заставляют нас перестраиваться, развивать перерабатывающее производство. Уверен, что и это нам удастся.

- 28 февраля с.г. исполнилось 27 лет со дня создания антиядерного движения "Невада-Семипалатинск". Какие эпизоды его истории вам наиболее памятны?

- Я, конечно, помню все числа, даты, эпизоды нашей борьбы, но назову несколько наиболее показательных. В 1989 году военно-промышленный комплекс СССР запланировал 18 подземных испытаний на Семипалатинском полигоне. Движение остановило 11 из них. Были произведены только семь. Участники нашего движения - 130 тысяч шахтеров Караганды - объявили забастовку, выдвинув требование: "Если будет произведен еще один взрыв, забастовка станет бессрочной. К ней присоединятся рабочие всех областей Казахстана!"

Эту резолюцию шахтерского митинга я привез в Москву, зачитал ее с трибуны Верховного совета и призвал коллег поддержать требование "Невады-Семипалатинска". В тот день депутаты приняли постановление следующего содержания: "Правительству СССР рассмотреть вопрос о закрытии Семипалатинского испытательного полигона".

Правительство тянуло с рассмотрением почти два года. Хотя взрывов больше не было.

А 29 августа 1991 года президент Казахской ССР Нурсултан Назарбаев своим Указом закрыл Семипалатинский полигон, и начался международный мораторий. В 1992-м были остановлены испытания в США ("Невада"), затем на французском атолле Муруроа в Тихом океане, в Китае ("Лоб-Нор").

- Как вы можете прокомментировать Соглашение "О создании Международного банка низкообогащенного урана МАГАТЭ в РК"?

- Движение не сразу выступило с ответом на этот вопрос. Человечество еще долго будет нуждаться в энергии "мирного атома" (к сожалению), пока ученые не создадут безотходную АЭС. "Старые" АЭС еще будут строиться в разных точках Земли. И если в этих "разных точках" начнут сами производить топливные таблетки, то где-то это может привести к производству "оружейного материала". Поэтому предложение МАГАТЭ выглядит рациональным - доверить США и России производство топливных таблеток для новых АЭС, а хранить их в одном месте в банке топлива, который согласился принять Казахстан, хорошо знающий проблему атома и как никто заинтересованный в ее нераспространении по миру.

- Как вы знаете, недавно в Вашингтоне прошел саммит по ядерной безопасности. Как бы вы прокомментировали его итоги?

- На этой встрече были подведены итоги работы, проделанной в мире после предыдущего, сеульского, саммита. За два года ликвидирован большой объем высокообогащенного урана, свыше 30 стран приняли национальные обязательства в области ядерной безопасности. Президент РК Нурсултан Назарбаев отчитался о проделанной в республике работе совместно с МАГАТЭ. И в свете последних аварий на АЭС, особенно на "Фукусиме", он сформулировал принципы, соблюдение которых послужит укреплению безопасности ядерного производства мирной энергии. Назарбаев предложил активизировать реализацию в перспективе Всеобщей декларации безъядерного мира, что стало бы важнейшим шагом на пути к Конвенции по ядерному оружию. Наш президент предложил собираться на таких саммитах чаще, каждые два года. И один из будущих провести в нашей столице - в Астане.

- Казахстан является кандидатом на то, чтобы занять место непостоянного члена Совета безопасности ООН на 2017-2018 годы. Как вы оцениваете повестку членства вашей страны в данной структуре?

- Казахстан своим активным участием в напряженной международной жизни, на мой взгляд, вполне заслужил право быть членом Совета безопасности, пусть пока и непостоянным. На этом ответственном, видном месте Казахстан способен более продуктивно продвигать вопросы ядерного разоружения, Всеобщей декларации безъядерного мира. Признаться, меня больше всего интересует именно эта повестка - членство Казахстана. Но, конечно, кроме этой, наработано и много других, в реализации которых позиция Казахстана была бы необходима и продуктивна.

Казахстан > Электроэнергетика > camonitor.com, 6 мая 2016 > № 1744681 Олжас Сулейменов


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 5 мая 2016 > № 1746276 Владимир Грицай

Гендиректор ЛЭО: Платим налоги только украинскому государству

Эксклюзивное интервью генерального директора ООО "Луганское энергетическое объединение" Владимира Грицая агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Какова сейчас ситуация в ЛЭО, предприятие работает по обе стороны фронта?

Ответ: Невзирая не все трудности, на сегодняшний день предприятие выполняет свои функциональные обязанности.

Мы работаем как на неподконтрольной (НКТ), так и на контролируемой (КТ) территории. Действуем в рамках постановления Кабмина №263, которым определены два оператора рынка по НКТ: в Донецкой области - "ДТЭК Донецкоблэнерго", в Луганской – ЛЭО. Кроме того, нас обязали взять на себя функции энергопоставляющей компании по угольным предприятиям, которые ранее обслуживались ГП "Региональные электрические сети". Среди основных потребителей, которые к нам перешли – "ДТЭК Свердоловантрацит", "ДТЭК Ровенькиантрацит" и "Краснодонуголь" (входящий в группу "Метинвест").

Вопрос: Где находится ваша администрация – на оккупированной территории или нет?

Ответ: С началом военных действий часть предприятия осталась там (на НКТ – ИФ), это основная масса потребителей и около 3 тыс. сотрудников. Еще около 3 тыс. сотрудников здесь, на КТ. Часть сотрудников выехала из Луганска и из близлежащих городов, которые подвергались серьезным обстрелам – им пришлось покинуть свои дома. В том числе и я, как житель Алчевска тоже был вынужден покинуть родной город, потому как в конце августа 2014 года был неделю в заложниках у трех группировок – сначала у мародеров, потом в руках группы "Призрака" и у "дремовских". В начале сентября покинул оккупированную территорию и уже здесь возглавил предприятие.

Сейчас весь аппарат управления ЛЭО находится в Старобельске, в РЭСе. Благо, что у нас есть своя бывшая база отдыха "Энергетик", где уже скоро два года ютимся в фанерных домиках.

Вопрос: Многие критикуют компанию за то, что она так и не провела перерегистрацию на подконтрольных Украине территориях. Почему этого не произошло?

Ответ: Такая перерегистрация ничего бы не поменяла для государства.

Кроме того, в постановлениях Кабмина и других распорядительных документах, на которые ссылается Казначейская служба в своей служебной записке на имя премьер-министра, никаких законных оснований для перерегистрации ЛЭО нет ... Плюс ко всему, пункт 2 постановления Кабмина №595 от 7 ноября 2014 года об особенностях расчетов, на который ссылается Казначейская служба, уже отменен судом (решение суда вступило в действие 15 ноября 2015 года).

Одна из причин, по которой мы не проводим перерегистрацию – те, кто нам это предлагает, наверное, не совсем понимают, в каких условиях приходится работать тем людям, которые находятся на неподконтрольных территориях. Существует огромная угроза жизни сотрудников, угроза "отжатия" предприятия и, как следствие, прекращение поступления денег за электроэнергию.

Вопрос: На какие счета вы собираете деньги со своих потребителей, кому платите налоги?

Ответ: Те деньги, которые собираются – они собираются в гривне и все поступают на территорию, подконтрольную Украине, на счет со специальным режимом использования в Ощадбанке. Все россказни о том, якобы часть ЛЭО на НКТ зарегистрировалась в ЛНР и платит налоги там – это все вранье!

Вопрос: Как идет внедрение механизмов, предусмотренных постановлением Кабмина №263 о выделении зоны АТО из общего энергорынка страны?

Ответ: В рамках постановления Кабмина №263 силами того менеджмента, который находился в Луганске, мы предпринимали попытки внедрить координационный центр, многосторонние договора и т.д. Тот человек, который руководил процессом на НКТ – это мой первый заместитель, с октября он находится в застенках МГБ ЛНР. По какой причине, где он находится, живой ли – на сегодняшний день у нас этой информации нет.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, сколько электроэнергии поступает в неподконтрольные Украине районы Луганской области из остальной энергосистемы? Проводится ли оплата этой электроэнергии?

Ответ: На сегодня на неконтролируемую сторону по перетоку поступает с контролируемой территории электроэнергия стоимостью порядка 140-150 млн грн (в месяц). То, что мы там ценой огромных усилий (на НКТ - ИФ) можем собирать, и собираем, это порядка, 50 млн грн в месяц. Они поступают в Ощадбанк на счет со специальным режимом использования от украинских предприятий, которые ведут там деятельность. Плюс-минус бывает и от 10 млн грн, а бывает и 60-70 млн грн, бывает 80 млн грн "выстрелит".

Вопрос: Какова ситуация с долгами за электроэнергию по НКТ?

Ответ: Основной долг потребителей перед ЛЭО приходится именно на НКТ. К сожалению, из крупных потребителей, которые находятся на той стороне, - "Алчевский меткомбинат" с долгом более 700 млн грн, а с учетом штрафных санкций – свыше 900 млн грн. Следующий наш крупный потребитель и должник – это "ДТЭК Свердловантрацит", долг более 400 млн грн.

Вопрос: Какие меры вы применяете к неплательщикам по НКТ?

Ответ: Мы изначально пытались убедить все вышестоящие органы, что не сможем влиять на ситуацию и в полной мере собирать деньги – будут расти долги. Мы предпринимали попытки за неуплату провести отключение предприятий "ДТЭК Свердловантрацит", "Краснодонугля", но это заканчивалось плачевно … Один раз удалось отключить шахту предприятия "Свердловантрацит" и ряд объектов социально-культурного назначения (котельную и админздание). Чем это закончилось? Это закончилось приходом сотрудников так называемого МГБ ЛНР. Пригласили начальников Свердловского и Краснодонского РЭС, провели с ними несколькочасовую "беседу".

Мы продолжаем в рамках украинского законодательства выдавать предупреждения за неуплату, но каждый раз у нас в преддверии отключения происходят определенные звонки и беседы с "правоохранителями" оккупированной территории – люди подвергаются существенному риску физического воздействия.

Вопрос: Есть ли какие-либо проблемы с расчетами по контролируемой территории?

Ответ: Долги бюджетных учреждений, по которым Казначейство не пропускает платежи – это порядка 120 млн грн.

Кроме того, около 15 млн грн – это объекты, на которых находятся военные, фискалы. С некоторыми есть договорные отношения – таможня, пограничники, они готовы платить, но Казначейская служба не пропускает. По ВСУ и Национальной гвардии – нас вообще не допускают на объекты, не идут на оформление договоров. По этим объектам нет договоров, не поступает оплата за электроэнергию. Мы неоднократно обращались к высшему руководству страны: СНБО, министру обороны, министру внутренних дел по регулированию этой ситуации, чтобы подписывались договора, чтобы шла оплата. Но так и не получили никаких ответов.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о ситуации с отключением от электроэнергии воинского подразделения в Северодонецке.

Ответ: Недавно в Северодонецке мы отключили здание бывшего института. В здании, как оказалось, находится подразделение спецназа, налоговая служба и журналисты областного Луганского телевидения. Долг по этому зданию – 1,7 млн грн, наши неоднократные обращения к руководству страны и профильным министрам, руководству области ничего не дали. По действующему законодательству, без договора и без оплаты мы не можем отпускать электроэнергию – мы просто вынуждены были пойти на эту меру.

Вопрос: Какова сейчас общая задолженность ЛЭО перед ГП "Энергорынок"?

Ответ: На сегодня у нас задолженность порядка 3,7 млрд грн. Хочу сказать, что на начало войны у нас долг перед "Энергорынком" составлял порядка 0,7 млрд грн, и он был сформирован за счет водоканалов, которые в большей части остались на НКТ. Долг "Луганскводы" и других предприятий водоснабжения на тот момент составлял порядка 0,9 млрд грн – если бы не война, то это все было бы проведено взаимозачетами и все суммы были бы закрыты. Сейчас же – ситуация по области очень напряженная.

Вопрос: Задолженность растет, какие выходы из ситуации вы видите?

Ответ: Понимая, что нужно искать пути выхода, мы зарегистрировали на КТ новое предприятие, которое готово получить лицензию, но только для поставки по контролируемой территории. Таким образом можно разблокировать расчеты по Казначейству. Нужно садиться и обсуждать.

По НКТ – видя неплатежи за перетоки, я уже, как минимум, полгода взываю к высшему руководству страны, профильным министрам и ведомствам. Я не получил ни одного ответа, никаких действий. Выходы мы видим следующие: необходимо или прекращать поставки, поскольку мы не можем влиять на ситуацию в оккупированных районах, или государство должно взять на себя гуманитарные функции по поставке туда электроэнергии. Если оставить ситуацию развивается "самотеком" – это не решение.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 5 мая 2016 > № 1746276 Владимир Грицай


Украина. ЦФО > Электроэнергетика. Медицина > newizv.ru, 26 апреля 2016 > № 1735212 Павел Воробьев

«26 апреля я писал сценарий фильма про пожар на АЭС»

В день 30-летия с момента аварии на Чернобыльской атомной электростанции «НИ» собрали истории тех, кто хорошо помнит день катастрофы

Записала Диана ЕВДОКИМОВА

Академик РАМН, профессор Московской медицинской академии имени Сеченова Павел ВОРОБЬЕВ:

– В день самой катастрофы я отмечал свой день рождения в Москве. Как и все – ничего не знал. Потом новость стали передавать по телевидению. А уже через пару дней я дежурил в больнице №7. Как раз тогда к нам вначале стали поступать иностранные туристы, а вскоре и первые жители Припяти. В Киеве были туристы в тот день. Их на автобусах перевозили в Москву и здесь проводили дезактивацию перед отправкой на родину.

С жителями Припяти все интереснее. Их эвакуировали в Киев, а они уже сами ехали на поездах, в основном к родственникам. Их отлавливали на вокзалах и привозили к нам. Людей помещали в специальный отдельный корпус больницы и лечили там.

Поступивших мы в первую очередь мыли, тщательно проверяли на излучение. Отбирали все вещи, но какие-то ценные, например драгоценности, люди мыли сами. Мы, врачи, делали анализы крови, осматривали, разговаривали, узнавали, кто где был, куда ходил, какие симптомы. Если появлялись симптомы лучевой болезни – переправляли в больницу №6. Тех, у кого обнаруживались симптомы лучевой болезни, было мало, может, человек десять. Но дозы были у всех, просто не очень большие. В основном были пострадавшие от бета-излучения: ожоги химические, покраснения.

Специалистов в те годы по лечению болезней, связанных с радиацией, фактически не было. Так получилось, что мой отец руководил клиникой лучевой болезни в больнице №6 (Андрей Воробьев – академик РАМН и РАН, специалист по онкогематологии и радиационной медицине, первым дал полноценное описание патогенеза лучевой болезни. – «НИ»). Я был тоже специалистом, но теоретическим. Стал практическим. А так в патологиях разбирались человек 10–15 в стране. В основном они работали в шестой больнице с тяжелыми пациентами. К нам двое специалистов просто приехали, провели занятие, показали, как и что делать. Что касается катастрофы – я все знал с первых дней, разговаривал с инженерами АЭС. Поэтому было понимание, что лучевой болезни быть не должно у прибывающих к нам людей, а надо лечить ожоги от радиоактивной пыли. В целом наша задача была – помыть, дезактивировать, очистить и отпустить домой.

Позже, когда я обработал кривые крови, увидел, что даже малые дозы облучения отражаются на уровне лейкоцитов в крови, но за ночь все доказательства исчезли с моего рабочего стола. Очень тогда меня это удивило.

Также в те первые недели после катастрофы я впервые столкнулся с благотворительностью и зарекся к ней иметь отношение. При раздаче одежды люди требовали себе хороших костюмов, писали, что они были разодеты в пух и прах, искали выгоду. Осуждать мне никого сейчас не хочется.

Один из ликвидаторов аварии Николай ВОЛКОВ:

– Я в те дни, когда произошла катастрофа, жил в Ярославле, работал на заводе. О том, что произошло, через два дня только увидел заметку в газете, очень краткую. Писали: был взрыв, погибли два человека. Уже потом меня отправили через военкомат на ликвидацию аварии. Работал там в 50 метрах от взорвавшегося реактора. Все видел своими глазами. Нашей задачей было убирать зараженную землю и очищать охладительные бассейны. Техники не было, работали вручную, лопатами. Все потом собиралось в контейнеры, которые затем увозили и где-то закапывали. Я был командиром отряда, следил, чтобы люди вовремя сменялись, каждые несколько минут, и не получили больше установленной дозы облучения. Многих, работавших со мной, уже нет в живых.

Писатель, один из первых журналистов, оказавшихся на месте чернобыльской аварии, Владимир ГУБАРЕВ:

– Тогда я был редактором газеты «Правда» по науке. В этот день, 26 апреля, я сидел и писал сценарий будущего фильма про пожар на атомной станции. Меня как редактора по науке «Правды» очень волновала ситуация, связанная с атомной энергетикой. Я изучал эту область, был на многих атомных станциях. В тот день, 26 апреля, в субботу, я был на 72-й странице сценария. Мне казалось, что я выдумываю самые страшные вещи. Приблизительно в 12 часов дня я узнал, что случилась авария. Конечно, я сразу позвонил в Киев, специалистам, сделал все, чтобы поехать на место катастрофы. Впервые я попал в Чернобыль 28 мая. Далее я побывал везде – и на станции, и в зоне, и много где еще. Там я понял: все, что мне в сценарии казалось очень страшным, оказалось полной ерундой по сравнению с действительностью. Этот сценарий я выбросил и забыл навсегда.

Наталия ТАЛАЛОВА, жила в день аварии в городе Сумы на северо-востоке Украины:

– Я в 1986 году училась в Сумах в десятом классе. Людям тогда ничего не говорили. Отец тогда преподавал в артиллерийском училище и примерно знал, о чем идет речь. Однако никто не сказал, что нужно делать, есть. Все майские праздники мы проходили на парады и пикники с одноклассниками. А вот мой муж из Швейцарии помнит – им сразу сказали, что есть и как себя вести. Последствия стали ясны потом: в областной детской больнице у нас сначала открыли отделение гематологии на 10 коек, потом на 40, а когда я там работала, места были всегда заняты детьми с лейкемией.

Украина. ЦФО > Электроэнергетика. Медицина > newizv.ru, 26 апреля 2016 > № 1735212 Павел Воробьев


Россия. УФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > premier.gov.ru, 25 апреля 2016 > № 1734265 Денис Мантуров

Заседание Правительственной комиссии по импортозамещению.

В повестке – о реализации планов импортозамещения в промышленности в 2016 году, о разработке и реализации планов импортозамещения в топливно-энергетическом комплексе.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Мы проводим выездное заседание нашей комиссии по импортозамещению, встречаемся в Челябинске. Сегодняшнее заседание у нас будет посвящено в основном двум темам: мерам по реализации планов по импортозамещению и, с другой стороны, импортозамещению в ТЭКе.

Для промышленности прошлый год был непростым. Потребительский и инвестиционный спрос снижался, индексы производства также снижались, тем не менее на этом фоне почти во всех обрабатывающих отраслях было зафиксировано снижение доли импорта, хотя в значительной мере это был девальвационный эффект. Принятые нами меры в целом приживаются и по мере возвращения к росту, восстановления деловой активности дают свой эффект, тем более что выход большинства проектов на стадию производства серийной продукции планируется через несколько лет – примерно столько же занимает средний инвестиционный цикл.

Что удалось достичь к настоящему моменту? Наверное, скажу так: важным результатом является организация процесса импортозамещения по всем ключевым отраслям, то есть решения на эту тему везде приняты. Мы провели инвентаризацию наших потребностей в технологиях, в оборудовании, конечно, наших проблем. Разработали законодательную базу, разработали инструменты поддержки, наладили работу по отраслевым планам. Что у нас появилось?

У нас появились чёткие технологические приоритеты снижения зависимости от иностранного оборудования, от комплектующих, от технических услуг, программ. Свёрстаны отраслевые планы, как я уже сказал, и понятно, в каком направлении двигаться.

О чём нужно также сказать: заработали институты (это Фонд развития промышленности), работают законы о промышленной политике, о стандартизации. Сейчас формируется Агентство по технологическому развитию, которое также должно подключиться активно к этой работе. И, наконец, программам замещения импорта обеспечена государственная поддержка, конечно, в тех объёмах, в которых мы в настоящий момент готовы предоставить.

В 2015 году финансирование из различных источников осуществлялось в равных долях, я имею в виду бюджетные и внебюджетные источники. Государственная поддержка составила приблизительно 53,5 млрд рублей, ещё 20 млрд рублей было выделено по линии Фонда развития промышленности. Итого получается 73,5 млрд рублей. Приблизительно столько же профинансировано компаниями за счёт собственных и заёмных средств. Дополнительно предприятиям были предоставлены в ряде случаев государственные гарантии, субсидии на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, на уплату процентов по кредитам. Ряд предприятий получили поддержку на основе проектного финансирования. Результат за 2015 год – более 800 запущенных инвестиционных проектов. В целом цифра неплохая, конечно.

Теперь о дальнейшей работе. Первое. В такой новой для нас теме, как замещение импорта, – новой в нынешних условиях, конечно, – не может быть раз и навсегда данных решений. Для того чтобы продукция нашего производства отвечала реальным запросам рынка, нужна постоянная актуализация планов.

Для этого региональные планы, отраслевые планы должны быть приведены в полное соответствие, чтобы у нас не провисало ни одно технологическое направление. И конечно, нужно обеспечить единый порядок их учёта и контроля. Исполнение у нас мониторят межведомственные рабочие группы, число проектов растёт, сама деятельность расширяется, поэтому это уже не очень простой процесс. Нужно переходить на автоматизированный мониторинг – мониторинг, который будет происходить в автоматизированном ключе.

Второе, о чём бы хотел сказать. Одна из главных задач – обеспечить спрос на отечественную продукцию. Компании с государственным участием в своих корпоративных планах, в закупочной политике должны больше ориентироваться на продукцию российского производства, более того, их планы будут увязаны с отраслевыми планами по импортозамещению. Если производители будут в курсе перспективных потребностей компаний, мы можем рассчитывать на достаточно уверенное движение вперёд.

Недавно, в конце марта, я подписал распоряжение о проведении второй международной выставки по импортозамещению. Она пройдёт в середине сентября в Москве при поддержке Правительства. Это хорошая возможность познакомиться с нашими достижениями, с разработками, которые есть у промышленности, завязать деловые контакты.

Третье. Недавно было принято решение о заключении первого специального инвестиционного контракта. С этой новой для нас формой партнёрства с инвесторами связываются большие надежды. Нужно продумать, каким образом этот механизм будет развиваться. Очевидно, что для этого и регионам, и предприятиям нужны определённые стимулы. Несколько законодательных инициатив сейчас рассматривается в парламенте, они касаются включения в контракт налоговых преференций, возможности признания компании единственным поставщиком для целей госзакупок. Нужно будет принять окончательное решение. Тем не менее к этому должен быть продуманный подход, рассчитываю также, что сегодня прозвучат предложения на сей счёт.

Четвёртое. Ещё одна важная задача – разработать порядок рефинансирования предприятий с привлечением специальных источников, в том числе Фонда развития промышленности, о чём всё время нам говорят наши коллеги из бизнеса, ну и максимально широко вовлекать в реализацию планов по замещению малый и средний бизнес. Говоря об этих мерах, а они должны в совокупности придать политике импортозамещения более серьёзную устойчивость, не будем забывать, что в прошлом году промышленность у нас находилась в несколько других условиях. Ей сыграл на руку так называемый девальвационный эффект – снижение цен на сырьевые товары, ослабление рубля. Но он не может длиться бесконечно, понятно, что те преимущества, которые отдельные производители получили, рано или поздно закончатся, и необходимо тщательным образом проанализировать, что делать дальше. Конечно, мы и дальше собираемся поддерживать импортозамещение, в том числе финансами. В этом году помощь из бюджета сохранится практически в прежнем объёме. Тем не менее нужно всё-таки вот эти все развилки просчитать для себя, что мы будем делать в ближайшей перспективе.

Теперь в отношении топливно-энергетического комплекса. Я перед совещанием (надеюсь, как и многие здесь присутствующие) осмотрел новый завод по изготовлению высокопроизводительных нефтяных насосов. В России это первое предприятие полного цикла для создания подобного оборудования, и это такой абсолютно чёткий, я бы сказал, рафинированный пример избавления от импортной зависимости в нефтегазовом машиностроении, потому что практически все эти насосы мы получали по импорту, практически ничего у нас не производилось. С учётом места топливного комплекса переход на российские технологии, оборудование в этой сфере способен дать очень серьёзный, масштабный эффект. Когда речь идёт об обслуживании объектов компании, особенно компаний, которые попали под секторальные санкции, иного выбора просто не остаётся. И именно здесь нам нужно сконцентрировать усилия.

В целом уже здесь много что произошло. Доля российской продукции в общем объёме закупок крупнейших компаний сегодня очень неплохая, где-то под 90%. Цифры разные, но плюс-минус они где-то в этом промежутке находятся. В «Транснефти», где мы сегодня смотрели новое производство, это приблизительно 91%. В целом коллеги рассчитывают в ближайшие пять лет выйти на цифры где-то в районе 97%, с тем чтобы только 3% продукции закупалось за границей.

Этой темой сейчас активно занимается специальный научно-технический совет по развитию нефтегазового оборудования. К энергетике в равной степени применимы все те задачи, которые я упомянул в первой части выступления, в том числе и заключение специальных инвестиционных контрактов на освоение новых производств и стимулирование государственных компаний закупать российское оборудование, переход на этот автоматизированный учёт и, конечно, облегчение доступа к заёмным средствам. Хотя для топливно-энергетической сферы, может быть, ситуация с деньгами несколько получше, чем для других, тем не менее всё равно и у них есть проблемы.

Для ритмичной работы важно, чтобы потребности и программы государственных компаний топливного комплекса были максимально синхронизированы с планами импортозамещения. Рассчитываю на то, что министерства, которые этим занимаются, и Минпром, и Минэнерго, это сделают. Когда мы получим полную картину, будет проще сосредоточить ресурсы на приоритетах и выработать единые стандарты. Не исключено, что по многим направлениям – не по всем, но по многим – нам потребуется и проведение НИОКР, причём с привлечением средств государственной поддержки. Вот мои соображения и по первой, и по второй теме. А сейчас давайте заслушаем сообщение министра на эту тему. Пожалуйста, Денис Валентинович.

Д.Мантуров: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Перед тем как доложить о планах на 2016 год, я коснусь ретроспективы прошлого года.

Нашим ведомством полностью выполнен 31 пункт общего плана содействия импортозамещению в промышленности. Оставшиеся три мероприятия будут реализованы в соответствии с установленными сроками – до конца II квартала этого года.

При активном участии бизнеса реализуются отраслевые планы импортозамещения, которые включают 1730 проектов. На этот год запланирована реализация 423 с общим объёмом инвестиций около 300 млрд рублей. С начала года уже начато 97 проектов. На текущий год, как Вы уже обозначили, планируется выделить 73 млрд рублей, они распределятся по основным, приоритетным отраслям промышленности, включая средства из Фонда развития промышленности – 20 млрд рублей. В настоящий момент фонд совместно с Центробанком приступил к реализации новой программы поддержки лизинга промышленного оборудования. Это важно для повышения технологического уровня предприятий, которые будут выпускать новую продукцию.

Пул участвующих банков и лизинговых компаний полностью сформирован, первые заявки уже поступают на рассмотрение наблюдательного совета нашего фонда. Эта программа обеспечит дополнительный спрос на продукцию станкостроения в районе 15 млрд рублей. 2 млрд предполагается выделить из фонда, и 10 млрд Центральный банк обеспечит из предоставленных займов.

Сейчас мы прорабатываем с нефтегазовыми компаниями механизм финансирования разработок отечественных аналогов на основе технологий, которые используются в импортных изделиях. С этой целью предлагается создать на базе Фонда развития промышленности центр обратного инжиниринга, который саккумулирует государственные и частные средства в пропорции 30 на 70. Для этого требуется оперативно внести соответствующие изменения в мандат фонда. Мы бы просили Вас в этом нас поддержать.

Импортозамещение мы намерены осуществлять не только через развитие собственных компетенций, но и через локализацию. В рамках принятого в прошлом году 719-го постановления Правительства уже осуществлены соответствующие требования об увеличении объёмов производственных операций, выполняемых в России, тем самым мы стимулируем иностранные компании обеспечивать трансфер технологий в нашу страну. Вы уже сказали о дополнительном эффекте, который в этой части должно обеспечить создаваемое агентство технологического развития. Его основной задачей станет содействие в привлечении частных инвестиций для реализации лицензионных проектов.

Что касается поддержки спроса на замещающую продукцию, мы стараемся как можно более активно использовать регуляторные механизмы. По тем видам продукции, которые уже производятся в нашей стране, Правительством в прошлом году уже установлены ограничения и запреты на импорт в рамках госзакупок. К сожалению, на конкурсных процедурах госкомпаний в настоящий момент наблюдается разночтение в трактовке понятия «российский продукт», поэтому мы считаем целесообразным определить требование 719-го постановления обязательным и для таких ситуаций.

Дальнейшее развитие регуляторного направления будет осуществляться в рамках применения положений принятого в прошлом году закона «О стандартизации» и, самое главное, закона-спутника, который был подписан Президентом уже в начале этого месяца. Он внёс изменения в федеральные законы о госзакупках и закупках компаний с госучастием. Благодаря этому заказчики будут устанавливать требования к продукции, работам или услугам на основе национальных стандартов. В прошлом году утверждено более 2 тыс. стандартов, разработанных совместно с бизнес-сообществом, план на этот год – 2,5 тыс. по всем отраслям. Применение нацстандартов позитивно скажется на процессах импортозамещения и будет содействовать повышению качества отечественной продукции. Это необходимо и для наращивания своей доли на внутреннем рынке, и, самое главное, для развития экспорта новой продукции, которую мы создаём в рамках планов импортозамещения. В этом направлении большое значение будут иметь инструменты поддержки экспорта, которые включены Правительством в план по обеспечению стабильного социально-экономического развития. И очень важно, чтобы они были реализованы в полном объёме.

Импортозамещение в интересах топливно-энергетического комплекса осуществляется в трёх связанных отраслях: нефтегазовом, тяжёлом и энергетическом машиностроении. В прошлом году совокупно по этим секторам через различные инструменты поддержки мы довели до предприятий более 5 млрд рублей. С использованием этих средств реализовывается свыше 60 проектов, включённых в соответствующие отраслевые планы импортозамещения.

По нефтегазовому оборудованию общую координацию мы осуществляем через специально созданную межведомственную группу с Минэнерго. Она выявила так называемые красные зоны, то есть технологические направления с критической зависимостью от импорта. У нас 11 направлений, в том числе шельф и добычные комплексы. По каждому из них заказчики в лице нефтегазовых компаний совместно с предприятиями машиностроения подготовили «дорожные карты» по реализации более 70 проектов. 16 проектов уже реализуются с господдержкой, например, с использованием займа Фонда развития промышленности. Концерном ЦНИИ «Электроприбор» осуществляется разработка и подготовка к производству российской роторной управляемой системы. Её серийный выпуск, начало которого запланировано на 2019 год, позволит заместить импортное оборудование при освоении месторождения трудноизвлекаемой нефти.

Вы уже сказали про важность применения для реализации проектов импортозамещения механизмов специнвестконтрактов. В части нефтегазового оборудования нам поступило пять заявок с суммарным объёмом инвестиций около 18 млрд рублей. Это и «Газпромнефть», это и «Транснефть», проект которой мы сегодня смотрели, который запускается, и Вы заложили камень.

Мы рассчитываем, Дмитрий Анатольевич, что и другие компании активно будут использовать этот механизм.

В прошлом году по просьбе руководителя «Газпрома» мы вынесли на Ваше рассмотрение вопрос о заключении компаниями с госучастием и машиностроителями долгосрочных договоров с гарантированными объёмами поставок будущих периодов. На наш взгляд, это может быть сделано при условии выдачи Минпромторгом заключения об отсутствии в России аналогов такого оборудования либо при наличии заключённого СПИКа на освоение выпуска такой продукции. Это обеспечит производство в нашей стране наиболее значимых с точки зрения импортозамещения видов продукции.

Мы считаем целесообразным внести соответствующие изменения в 583-е постановление Правительства. Также необходимо транслировать практику согласования компаниями ТЭКа закупок продукции через правкомиссию и на те случаи, когда оборудование закупается не напрямую, а через привлечение на аутсорсинг сервисных коммерческих организаций. Это не позволит компаниям использовать, по сути, обходной путь по реализации проектов импортозамещения.

Как Вы уже сказали, требуют доработки и корпоративные планы импортозамещения самих нефтегазовых компаний с учётом тех решений, которые уже приняты Правительством. В прошлом году мы провели такую работу с «Газпромом», то же самое необходимо сделать, на наш взгляд, и по другим компаниям с государственным участием.

Отдельно скажу про работу по импортозамещению технологий и оборудования для шельфовых проектов. Вы нас поддержали в части корректировки программы судостроения в прошлом году, мы в этом году завершили эту работу, а для создания предпосылок к снижению критической зависимости от иностранных лицензиаров в ближайшие два года мы обеспечим поддержку на 1,8 млрд рублей в части проведения НИОКР по шести направлениям шельфовой тематики.

В тяжёлом машиностроении с господдержкой реализовывается семь проектов импортозамещения. В частности, нами предусмотрено проведение Копейским и Юргинским машзаводами НИОКР по разработке освоения производства высокотехнологичного оборудования для угледобычи, в том числе добычных комбайнов нового поколения. Дальнейшую координацию работ мы будем осуществлять в формате так же, как межведомственная комиссия по нефтегазу, которая уже доказала свою положительную результативность, то же самое мы хотим сделать по тяжмашу.

По энергетическому машиностроению. На 28 уже реализуемых проектов выделено 2,3 млрд рублей бюджетных средств. Особо отмечу проект создания газотурбинного двигателя мощностью 110 МВт, который сегодня реализовывается консорциумом «Интер РАО», «Роснано», НПО «Сатурн» с участием Академии наук. Сейчас модернизирована версия газотурбинного двигателя, проходят испытания, по итогам которых с 2018 года планируется запустить промышленное производство, и до 2030 года у нас есть заказы на 20 таких турбин.

В заключение отмечу, что в целом в трёх отраслях целевые показатели 2015 года по снижению импортозависимости выполнены. Спасибо за внимание.

Россия. УФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > premier.gov.ru, 25 апреля 2016 > № 1734265 Денис Мантуров


Япония. Украина. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 25 апреля 2016 > № 1732917 Виталий Третьяков

Мировая атомная энергетика знает ряд серьезнейших катастроф на АЭС: Три-Майл-Айленд, чернобыльская и японская на «Факусиме-1». Все они, с одной стороны, нанесли вред человечеству, с другой стороны, стали толчком для развития технологий защиты и организации. Российский психолог, профессор факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета (кафедра эргономики и инженерной психологии) Виталий Третьяков в интервью для корреспондента ИА REGNUM объяснил, как изменилась атомная отрасль за 30 лет с точки зрения культуры безопасности, психологии, а также рассказал, как происходит специальный психологический отбор работников атомной электростанции.

ИА REGNUM: Все-таки что важнее в чернобыльской катастрофе: человек или техника?

Сбоя техники там никакого не было бы, если бы там не присутствовал человеческий фактор, только он, скорее организационный. Понятие «культура безопасности» начинается именно с чернобыльской аварии. Сейчас проводят множество научных конференций, семинаров, на которых всегда говорят, что в первую очередь налаживали технические системы, потом — человеческий фактор. Сегодня же занимаются больше организационной психологией и организационным фактором. И именно чернобыльская авария — точка отсчета, когда начали заниматься организационными факторами. Развитие систем безопасности было связанно именно с этими этапами. Потому что сначала пытались разобраться с техническим фактором.

ИА REGNUM: Почему именно Чернобыль — организационная точка культуры безопасности?

30 лет назад наше советское правительство сказало, что экономика должна быть экономной. Вот начали вызывать крупных директоров атомных станций там, где реакторы РБМК, (это не только в Киеве, это и, например, на Ленинградской АЭС) и говорить: «Как так, вы теряете огромное количество электроэнергии, когда останавливаете блок. Вы могли бы Киев целый день освещать этой электроэнергией или полдня — Ленинград», а остановка турбины происходит чаще всего в плановом порядке. Директор нашей Ленинградской станции Анатолий Еперин сразу сказал: «Нет, увольняйте. Я не пойду на такой эксперимент, потому что этот эксперимент чреват тем, что я должен выключить зашиты». А чернобыльский директор, грубо говоря, сказал, что раз партия приказала, то комсомол сказал: «Есть».

Чернобыльская станция считалась образцовой, самой лучшей в СССР. А лучшее в Советском Союзе было то, что гнется вместе с линией партии. Вот они и сказали да. Несколько месяцев разрабатывали эксперимент. Эксперимент утвержден несколькими лицами, за что и посадили директора, главного инженера. Первая строчка этого документа — отключение штатных защит. Дальше все произошло на Чернобыльской АЭС с техникой. Но все же инициирующая причина, первая причина — это то, что директор Чернобыльской станции сказал: «Да, мы пойдем на эксперимент». То есть он прогнулся под некую систему — организационная ошибка.

Культура безопасности на АЭС

ИА REGNUM: С чего начинается культура безопасности на АЭС?

Я в свое время работал на Кольской АЭС, и у нас был такой директор Юрий Коломцев. Он на совещаниях всегда говорил, что атомная станция начинается с туалета. Это отношение к человеку. Поэтому если туалеты в плохом состоянии, то ни о какой культуре этой организации говорить нельзя. Сегодня есть огромная библиотека по культуре организации. Много разных подходов. Поэтому человеческий фактор рассматривается сегодня не только на уровне отдельного оператора, ошибки человека, но и на уровне системы организации. Если бы тридцать лет назад был бы такой подход, это, конечно, не означает, что не было бы такой аварии, но, во всяком случае, можно было бы сравнить станции по уровню культуры безопасности, то есть то, что сейчас делается во всем мире.

ИА REGNUM: Какие главные критерии в культуре безопасности?

Критериев достаточно много. Один из самых интересных критериев — это то, что человеку разрешено допускать ошибки. Когда я двадцать лет назад написал об этом в своей книжке, я не верил, что когда-то в нашей стране это возникнет. А в культуре безопасности это одна из краеугольных вещей, потому что если мы все время перекладываем вину на человека, то мы не начинаем создавать условия безошибочной деятельности. Мы как организация должны сделать так, чтобы он не допускал ошибок. А человек все равно — слабое звено. Если я его обвиняю, то я с себя как организатор снимаю вину. Это как раз пример чернобыльской аварии: «Ты, директор, обеспечь ситуацию, в которой я не допущу ошибку». Идея о том, что человека нельзя винить, возникла в Лондоне в 71 году на конференции по психологии безопасности атомных станций.

ИА REGNUM: Вы сказали, что не верили, что в нашей стране будет введена психология безопасности АЭС. Что происходит в этой области сейчас?

Сейчас это есть на всех станциях в обязательном порядке. В разных формах. Есть, например, на Калининской АЭС очень интересная форма договора, где администрация обязуется не обвинять вас в ошибке, следовательно, создать все условия для безошибочной работы. Конечно, если вы ошибетесь, будет разбор, прокуратура, но списывать все на человека не будут. Если говорить о человеческом факторе, то МАГАТЭ просто не даст открыть новую станцию, если на ее базе не создан полномасштабный тренажер, на котором персонал не прошел определенное количество часов подготовки.

Отличия чернобыльской катастрофы от японской на «Факусиме-1»

ИА REGNUM: Можно ли сравнивать аварию на «Факусиме-1» с чернобыльской аварией?

Каждая авария чрезвычайно особая. Еще древние греки говорили, что нельзя вступить в одну воду дважды. Если сравнивать аварию на «Факусиме-1» с чернобыльской, то там как раз скорее сумма организационных факторов и сумма национально-культурных факторов сыграли роль. Есть большой отчет, очень интересный о проявлении японского национального характера и его влияния на эту аварию. Так как японцы подверглись ядерной атаке, то они чрезвычайно боятся радиации. И, наверное, боятся больше, чем другие страны.

Японцы живут в сейсмической зоне, и цунами для них — привычное дело, станция была рассчитана примерно на 6 баллов землетрясения, на 7 баллов — цунами. Однако волна перехлестнула через этот барьер, потому что цунами было выше, чем расчетная волна. Волна затопила станцию, целый ряд оборудования, а насосы, которые качают воду в активную воду, отключились. Хотя историки Японии, сколько они ни поднимали разные документы, не видели более высокой волны, чем в шесть баллов.

На «Факусиме-1» радиация никуда не уходила, находилась в контуре. Но из него ушла вода, которая охлаждает его. Значит, естественно, что через какое-то время он либо разорвется, если не выдержит давления, либо через трубы пары радиоактивные начнут выходить за контур. Поэтому включаются резервные аккумуляторы, которые поддерживают работу этих насосов. Эта авария на станции называется потерей собственных нужд, когда станция полностью теряет электроэнергию: на щитах нет света, непонятно, какая температура. Мой учитель Михаил Шабат в свое время говорил, что станции потерять собственные нужды — это как мужчине потерять штаны. Но в принципе мужчина же может существовать без штанов, значит, не так страшно. Плохо, но не смертельно. Обесточенную систему безопасности надо запитать.

ИА REGNUM: Что сделали японцы в силу того, что они боятся радиации?

Когда волна залила станцию, они эвакуировали практически всех. Потому что страшно: Хиросима, Нагасаки. Остались только головастики. Только очень умные энергетики, которые сидят на щите, директор станции, главный инженер, какие-то технические службы, то есть практические 50 человек, при том что 80−100 должно быть в смену. И когда было понятно, что аккумуляторы кончаются и надо вести резервные мощности, а такие резервные мощности есть, например, на машинах военных — резервные генераторы. Например, была ситуация, когда Камчатка была обесточена, и Анатолий Чубайс предложил загрузить ванты, несколько резервных очень мощных генераторов, чтобы поддержать Камчатку.

Люди, которые знают, куда присоединить генераторы, это специалисты. Потому что станция — это не розетка, куда можно взять и воткнуть генератор. Это знать надо. Люди, которые это знали, были эвакуированы. Была похожая ситуация в энергетике Армянской АЭС, где тоже она потеряла собственные нужды, но так как в СССР, естественно, никого не выводили со станции, то из войск взяли резервные генераторы и присоединили на станции. Никто даже не слышал про аварию на Армянской АЭС. Хотя, по сути, она была очень схожа по инициирующему действию с «Факусимой-1».

ИА REGNUM: Почему же спустя столько лет, учитывая предыдущий опыт мировой энергетики, японское руководство довольно поздно приняло верное решение?

Потому что дальше начались «терки», очень интересные и трудно представимые нам. Потому что станция частная. Премьер-министр Японии, разумеется, сидит и переживает, туда пытается дозвониться и сказать: «Ребята, вы что делаете?» Он привлек экспертов энергетики, которые ему сказали, что происходит. Эксперты говорят, что нужно вот это делать, а те говорят, что это делать не будут, потому что они частная станция и не подчиняются никакому премьер-министру. Трудно себе представить, что наш премьер-министр России звонит на какую-нибудь станцию российскую, и хотя у нас тоже частный концерн, а его там посылают на русские три буквы. Японскому премьеру пришлось приехать и уже там обсуждать варианты решений. Мне кажется, что варианты, которые предлагал он, были более здравые, чем те, что предлагали на станции.

ИА REGNUM: Что он предлагал?

Его эксперты предлагали заранее немного выпустить через разные трубки пар из генераторов, которые греются, чтобы увеличить период нагревания. Во всяком случае, в итоге эксперты премьер-министра и руководство пришли к консенсусу и приняли правильное решение. При этом надо понимать, что ребятам, которые остались на станции, им было страшно несладко. Они бегали по машинам перевернутым, снимали с них аккумуляторы, присоединяли их к приборам на щите управления, потому что откуда сотрудники знали, какая температура в этом реакторе, ведь приборы не работают, они обесточены.

Поэтому очень сложно сравнивать «Факусиму-1» и чернобыльскую аварию. У нас, по сути, это была самая опасная ситуация, которая была на территории Европы за последние тысячу лет, которая могла очень сильно изменить жизнь: и мутанты, и такую территорию, которую бы заразил Чернобыль, было бы просто не почистить. А на «Факусиме-1» были крохотные совсем утечки. Во всех авариях есть человеческий фактор, здесь элементы национального человеческого фактора.

ИА REGNUM: Какие технологии существует, позволяющие определять, какие группы людей могут выполнять определенные обязанности на станции?

Приказ о введении психологических отборов для АЭС был подписан за день до чернобыльской аварии. Вот такое удивительное совпадение. Уже после чернобыльской аварии возникли учебные центры. До Чернобыля их не было, и МАГАТЭ еще не осознало их необходимости. Сейчас уже на каждой станции есть лаборатория психофизиологического обследования, где любой человек, попавший на АЭС, проходит определенное количество специализированных тестов. Кому-то может быть отказано в работе на основании этих тестов, другому дают допуск к определенному виду работы. Еще на уровне получения допуска человеку могут отказать, так как психологи далеко не все замеряют, а в момент выполнения работы человек лучше себя проявляет. Дальше он периодические проходит психологические обследования.

На каждой станции есть учебные подразделения. Иногда эти подразделения по количеству обучающих не меньше, чем, например, журфак СПбГУ. Это очень большие подразделения, где есть различные тренажеры, персонал, полная точная модель щита. Здесь каждый оператор должен проработать 151 час в год. Если бы МАГАТЭ не продавливало этот вопрос, так, наверное, мы бы не так тотально ввели эти центры, так как это очень дорогостоящее мероприятие.

ИА REGNUM: Как ведет себя человек в стрессовой ситуации, в частности на АЭС?

Человеку не важно, где он, на атомной станции или у него авария на дороге. Есть типология поведения. Есть люди, которые в стрессовой ситуации впадают в ступор, деревенеют, их парализует страх. Причем это не значит, что он постоянно в стрессовых ситуациях будет деревенеть, это просто такая страшная ситуация, что он задеревенел, потому что он не знает. Есть люди, которые склонны к суете: бегает туда-сюда, отвлекает всех. Есть люди, на которых аварии действуют, как некий стимул. Стресс он и в Африке стресс. Есть общечеловеческие варианты поведения.

Единственное главное отличие в том, что люди, работающие на атомных станциях, очень надежные и ответственные. Наверное, более ответственных операторов, чем на атомных станциях, я нигде не видел. Это люди, с которыми не страшно пойти в разведку. Говорят, что космонавты еще более ответственные. Потому что эти люди очень хорошо понимают опасность, так как рядом живут дети, жены, семьи. Я когда жил в Полярных Зорях (возле этого города Кольская АЭС — ред.), мне все время, естественно, снился сон, что я своих детей гружу в поезд, увожу, если на станции что-то произойдет.

Страх перед мирным атомом

ИА REGNUM: Почему само словосочетание «атомная энергетика» или атомная электростанция нагоняет на большинство людей страх?

Это связано с тем, что у нас очень мало работы ведется с «зелеными», с этими настроениями. Вот, например, самолеты и машины. Здесь количество людей, которые гибнут от аварий, колоссальное. Но вы же не откажетесь от машины, если вам надо куда-то быстро доехать. Вы не будете думать о тех миллионах погибших. Вас не блокирует страх. Потому что от многих видов опасности мы сразу понимаем пользу. А АЭС полезна в целом. Когда были активные противодействия «зеленых» после Чернобыля, и не давали станции. Говорили, что согласны при лучине жить, лишь бы закрыли станцию. Но реально-то люди не согласятся жить при лучине. Вот от машины, от самолета у вас конкретная выгода, а здесь опасность, которая работает на общество, не на вас. Поэтому человеку очень легко сказать, что он боится атомной станции. Возникает вопрос: «Почему, дружок, ты не боишься машины, самолета, ведь они значительно опасней?» Предыдущий директор МАГАТЭ после Чернобыля сказал, что атомная энергетика добилась идеальной безопасности, потому что количество людей, которые суммарно напрямую погибли от ядерной энергетики, даже с теми людьми, которые были поражены после чернобыльской аварии, оно несравнимо мало в сравнении с любым видом опасности. Например, на химических заводах тысячами погибали люди при авариях.

Еще важно, что не ведется плановая работа. Французы везут показывать свои АЭС для того, чтобы объяснить, что атомные станции безопасны. Объясняют это людям. У нас этому недостаточно большое внимание уделяется. Например, есть Ленинградская АЭС, должен быть информационный центр в Петербурге.

ИА REGNUM: Более или менее понятно, почему так относятся в атомной энергетике обычные люди. Но почему после аварии на «Факусиме-1» вся Германия решила отказаться от мирного атома?

Здесь мы залезаем уже в политический вопрос. В Германии есть такой политик Йошка Фишер, который возглавляет «Партию зеленых». Он очень давно борется с атомной энергетикой, эта организация до «Факусимы-1» была запрещена в Германии. Ее еле-еле разрешили. Фишер попытался закрыть все ТЭС и попытался перейти на нетрадиционные источники энергии, что развалило экономику страны и потребовало колоссальных средств на восстановление.

ИА REGNUM: В России, как вам кажется, деятельность «зеленых» сильно влияет на негативное отношение людей к атомной энергетике?

В нашей стране, мне кажется, очень слабое «зеленое» движения. Перед вами сидит человек, который является борцом с «зелеными». Когда их деятельность начиналась вокруг Кольской АЭС, я подготовил информационных работников, которые вели борьбу с «зелеными».

Еще Менделеев говорил, что если мы топим нефтью и углем, то мы топим ассигнациями. Потому что это наше наследие. Атомная энергетика в разы дешевле и эффективней. Сейчас уже есть следующие витки прогресса. Поэтом запретить АЭС — это запретить себе развиваться.

Анастасия Полозкова

Япония. Украина. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 25 апреля 2016 > № 1732917 Виталий Третьяков


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 22 апреля 2016 > № 1733417 Виталий Петрук

Глава Госагентства по управлению зоной отчуждения: На этой территории можно расположить солнечные электростанции мощностью, равной четырем блокам ЧАЭС

Эксклюзивное интервью главы Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения Виталия Петрука информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Виталий Викторович, после аварии на Чернобыльской АЭС прошло уже 30 лет. Насколько снизился уровень радиации в зоне отчуждения, и стало ли безопасно в ней находиться?

Ответ: В среднем по зоне отчуждения за это время уровень радиации снизился в 10 тысяч раз. Это связано с комплексными природными явлениями: периодом полураспада элементов, миграцией радиоактивных элементов естественным путем. Сегодня, при условии соблюдения определенных правил, находиться в зоне безопасно.

Когда мы проводим мониторинг 30-километровой зоны, то видим, что есть даже участки, которые можно было бы полностью вывести из зоны отчуждения и вести там деятельность. Но делать это нецелесообразно по нескольким причинам. Во-первых, зона отчуждения именно за счет своего размера является естественным барьером для распространения радиации, и нет смысла пересматривать ее границы. Во-вторых, нет экономической целесообразности вести хоздеятельность на этой территории – грунты здесь не отличаются плодородностью и сельским хозяйством заниматься будет невыгодно. Для проживания человека зона также непривлекательна – густота населения в северных регионах Украины в шесть раз ниже, чем в среднем по стране и поэтому тратить довольно большие государственные средства на создание инфраструктуры для проживания не имеет смысла. В этом мы отличаемся от той же Японии, где земля – это очень ценный ресурс, а особенно – что касается земель в прибрежной зоне. Поэтому японцы могут позволить себе три-четыре раза снимать зараженный радиацией слой земли, чтобы далее вести хоздеятельность на этой территории. У нас ценность земли зоны отчуждения с коммерческой точки зрения – намного ниже.

В 10-километровой зоне вокруг Чернобыльской АЭС ситуация с радиацией несколько иная, чем в 30-километровой. Есть места чистые, но есть и очень грязные. Там, где ведется деятельность, строятся объекты на ЧАЭС или хранилища отработанного ядерного топлива и, естественно, проводится радиационный контроль – находиться безопасно. Если, конечно не сходить с асфальтовой дороги или промышленной площадки куда-либо в лес, где может быть все что угодно.

По-прежнему опасно употреблять продукты питания происхождением из зоны отчуждения: грибы, ягоды, овощи, молоко и мясо.

В целом сегодня человек ведет деятельность в зоне отчуждения всего лишь на 15-20% ее территории. Остальные 80% территории – огромный заповедник, куда человек практически не заходит и дикая природа получила возможность развиваться естественным путем. Из-за отсутствия человека в зону отчуждения, например, вернулись медведи.

Вопрос: Ранее озвучивались планы по развитию хозяйственной деятельности в зоне отчуждения. Например, были проекты строительства солнечных электростанций…

Ответ: К нам обращаются с предложениями о реализации коммерческих проектов в зоне, но пока для этого нет законодательной базы. Почему, например, "Энергоатом" до сих пор не может построить Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ)? Проблемы с отводом земли. Госагентство по управлению зоной отчуждения, которое управляет этой территорией, фактически лишено права распоряжаться этой землей. Я даже не могу инициировать перед Кабмином вопрос о передаче участка земли под ЦХОЯТ. Когда приняли Земельный Кодекс, то он, конечно, навел порядок в земельных отношениях, но при этом зона отчуждения стала "белым пятном" – в результате юридического казуса не оказалось субъекта власти, который может распоряжается этой землей. "Энергоатом" теперь не может построить ЦХОЯТ, Госагентство не может разрешить размещение объектов солнечной энергетики. Мы подготовили законопроект, чтобы устранить этот казус и президент внес его как безотлагательный в Верховную Раду (№4437). Надеюсь, парламент его рассмотрит в ближайшее время.

Потенциал для размещения солнечных электростанций в зоне отчуждения есть. Самое главное – уже есть построенные сети, по которым электроэнергию можно передавать в энергосистему. Для таких проектов – это большое преимущество. Существующие сети позволяют построить в зоне отчуждения солнечные электростанции суммарной мощностью, как четыре блока Чернобыльской АЭС. Если мы примем изменения в законодательство, то сможем на тендере выбрать компанию, которая будет устанавливать в зоне солнечные панели. Я надеюсь, что уже в этом году в зоне отчуждения будут построены солнечные электростанции мощностью не менее 1 МВт. Но, если изменения в законодательство парламент не примет, мы сможем построить солнечные электростанции на участках земли, на которых расположены инфраструктурные объекты – на это у нас право есть.

Вопрос: Зона отчуждения – это преимущественно лесистая местность. Ведется ли заготовка леса в чистых местах?

Ответ: Промышленная заготовка леса в зоне отчуждения не ведется, это запрещено. Но это не значит, что ни одно дерево в зоне не срезается. Поясню: главное предназначение зоны отчуждения – создать барьер на пути распространения радиации и эту функцию выполняет именно лес. Но за лесом необходимо ухаживать: вести противопожарные рубки, рубки осветления леса, прокладывать дороги и т.д. Но просто бросить срезанную древесину – это будет не по-хозяйски. Если она чистая, ее ведь можно использовать. Но здесь не все так просто. Прежде чем провести рубку, на участок заходит дозиметрист, берет замеры радиации. Если уровень радиации позволяет провести рубку, только после этого оформляются документы. После рубки дозиметрист снова замеряет уровень радиации. И чтобы вывезти из зоны отчуждения лес, необходимо получить документы о том, что этот лес чистый, а чиновник, который заверяет эти документы и ставит свою подпись, несет ответственность вплоть до уголовной. Иногда слышишь: "там, кто хочет, тот и рубит". Этого нет. Провести в промышленных масштабах незаконную рубку леса невозможно – это будет очень заметно, а попасть в поле зрения правоохранительных органов при контрабанде леса из зоны – очень легко.

Вопрос: Во сколько обходится содержание зоны в год и какие основные затраты?

Ответ: Вместе с ЧАЭС содержание зоны отчуждения обходится в зависимости от года в $40-60 млн. Проблема в качестве использования этих средств: они фактически идут на поддержку того, что тут уже есть, мы фактически проедаем эти деньги и не создаем инфраструктуру, не улучшаем ее. У нас нет капитальных расходов. Значительную роль играет международная техническая помощь, которая предоставлялась ранее и предоставляется сейчас, в том числе и от Европейского Союза. Например, хранилище для источников ионизирующего излучения было построено за средства (EUR11 млн) Великобритании и Европейского Союза.

Вопрос: Зона отчуждения так и останется барьером на пути распространения радиации, или у нее может появиться и иное предназначение?

Ответ: Здесь можно проводить научные исследования, связанные с робототехникой и обращением с топливосодержащими массами. Уже заканчивается строительство рассчитанного на 100 лет эксплуатации нового безопасного конфайнмента на объекте "Укрытие", который существенно снизит риски распространения радиации. Когда конфайнмент накроет построенный еще в советское время бетонный саркофаг, можно будет приступить к изучению и разбору саркофага и поврежденного здания энергоблока внутри него. Это очень интересно японцам, у которых есть подобная проблема, но не созданы условия для исследований. А у нас они уже есть.

Вопрос: Есть ли договоренность с донорами, которые финансировали строительство "Укрытия", о финансировании работ по извлечению радиоактивных материалов?

Ответ: Мы должны создать эффективную систему или орган, которые будут управлять проектом по разбору саркофага и извлечению материалов. Образцом можно взять систему управления и финансирования строительства конфайнмента. Доноры финансировали этот проект через специальный фонд. Наблюдательный совет фонда – ассамблея доноров – утверждала план деятельности и план использования средств. А Европейский банк реконструкции и развития является администратором фонда и тратит средства в соответствии с решениями наблюдательного совета доноров. Мы хотим создать такую же систему. У нас есть фонд снятия с эксплуатации ядерных объектов, который наполняется за счет отчислений "Энергоатома" и других компаний, которые используют радиоактивные материалы. Сейчас эти деньги аккумулируются в фонде, но затем уходят в государственный бюджет и тратятся на различные нужды. Если мы поменяем схему работы этого фонда, сделаем ее прозрачной и понятной для европейцев, то сможем за счет его средств финансировать работы внутри объекта "Укрытие". И доноры будут нам помогать финансово. У нас есть шанс сделать это именно сейчас, потому что строя объекты на ЧАЭС – объект "Укрытие" и ХОЯТ-2, наши украинские специалисты, работая на подряде у иностранных компаний – Holtec и Novarka, получили огромный опыт работы по международным стандартам. И многие работы, которые отказывались проводить иностранные компании по причине технологической сложности, выполнили именно украинские компании. Например, демонтаж вентиляционной трубы, проводили именно украинская компания.

Вопрос: В прошлом году были пожары в зоне отчуждения, которые наделали много шума. Что сделано, чтобы избежать пожаров?

Ответ: Пожары в зоне отчуждения были всегда. Вопрос в скорости реагирования на них: чем быстрее отреагируем, тем выше вероятность локализировать пожар и не допустить его распространения. В прошлом году были сложности с тем, чтобы добраться до непосредственных очагов: не хватает дорог, не везде проведены противопожарные рубки леса, были сложности с топливом для заправки пожарных машин. В этом году объем рубок леса, направленных на повышение противопожарной безопасности, значительно выше, чем был в прошлом. Но у нас не хватает собственных сил – в нашем лесохозяйстве работает всего лишь 300 человек.

У нас в июле этого года будет запущена система мониторинга, которая позволит даже прогнозировать распространение радиоактивности в режиме реального времени. Она построена за деньги Европейского Союза. Зону покрывают около 40 датчиков, которые каждые два часа фиксируют уровень влажности, скорость и направление ветра, уровень радиоактивности и другие параметры. Если начинается пожар или иная чрезвычайная ситуация, то эти показатели передаются на сервер каждые 2 минуты. Зная скорость ветра, влажность и другие параметры, мы можем прогнозировать распространение радиоактивности в зоне отчуждения и за ее пределами. Но во время прошлогодних пожаров мы не зафиксировали опасного превышения уровня радиации.

Вопрос: Остались ли в зоне отчуждения самоселы и сколько их?

Ответ: За 30 лет количество жителей в зоне отчуждения снизилось с 1210 до 157. Средний возраст самоселов сегодня – 78 лет. В основном, это женщины. Настоящих самоселов, тех, кто не получил от государства компенсацию на то, чтобы начать жизнь на новом месте, и проживает в зоне отчуждения постоянно, всего шесть человек. Их средний возраст – 80 лет.

Вопрос: А досаждают ли "сталкеры", которые незаконно проникают в зону отчуждения?

Ответ: Нам они не досаждают, ими занимается полиция. Но они должны понимать, что незаконное проникновение опасно в первую очередь для них самих и для их родных – когда они возвращаются домой, то могут что-нибудь с собой принести. Территория зоны отчуждения – огромная, и весь периметр проконтролировать сложно. Единственный выход – повышать культуру безопасности. Может быть, мы инициируем вопрос о повышении штрафа за незаконное проникновение в зону.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 22 апреля 2016 > № 1733417 Виталий Петрук


Украина > Электроэнергетика > nhk.or.jp, 22 апреля 2016 > № 1729746

ВЗГЛЯД: Бывший директор Чернобыльской АЭС о ходе работ по двум международным проектам

На Чернобыльской АЭС в преддверии 30-й годовщины аварии завершаются работы по установке нового защитного сооружения, которое накроет пострадавший энергоблок, а в следующем году, как ожидается, будет достроено хранилище для отработанного ядерного топлива.

Сегодня в рубрике ВЗГЛЯД о ситуации на АЭС расскажет председатель Общественного совета Чернобыльской АЭС, бывший директор этой атомной электростанции Сергей Парашин.

На Чернобыльской АЭС завершается два международных проекта, которые финансируются странами-донорами, в том числе Японией. Это два крупных объекта, один из которых – сооружение нового безопасного конфайнмента. Вскоре большая металлическая арка будет надвинута на пострадавший энергоблок, после чего начнется демонтаж конструкций и извлечение топлива. Здесь у нас с Японией много общих и похожих задач. В Японии расплавленное топливо осталось внутри реакторов. У нас произошел взрыв реактора, поэтому топливо было выброшено наружу, но значительная часть осталась также внутри, в разрушенном состоянии. Второй объект – хранилище для отработанного ядерного топлива, которое рассчитано на 100 лет. Работы также подходят к концу, они завершаются в 2017 году.

Зона отчуждения вокруг ЧАЭС в последние годы не сокращалась. У нас нет такой потребности. Плотность населения в северных регионах, где находится зона отчуждения, крайне низкая, поэтому у нас нет ни экономической, ни психологической необходимости в заселении этой территории. Она остается загрязненной. Предполагается, что ее центральная часть не будет возвращена под заселение никогда. Она будет называться промышленной территорией. Мы предполагаем развивать там альтернативную энергетику. При такой дешевой земле легко устанавливаются солнечные электростанции достаточно большого объема.

Украина > Электроэнергетика > nhk.or.jp, 22 апреля 2016 > № 1729746


Украина. США > Электроэнергетика > zavtra.ru, 21 апреля 2016 > № 1728567 Михаил Делягин

Обезьяна с атомным реактором

Михаил Делягин

Российская Федерация, как известно, отказалась от участия в международном саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне. Официальная причина вполне понятна и уважительна, потому что американцы решили использовать формат этого саммита для того, чтобы перехватить управление международными организациями. На сегодня главная структура, которая обеспечивает ядерную безопасность, — это МАГАТЭ, и американцы собрались под флагом этого саммита дать МАГАТЭ некоторые указания. Понятно, сегодня собрали пятьдесят руководителей государств, а завтра могут собрать "большую семёрку" или даже вдвоём с Порошенко организовать "международный саммит" и тоже давать указания, поскольку прецедент будет создан. То есть это явное разрушение принятых норм международной дипломатии, добивание международного права в одном из его политически значимых аспектов.

Так что в целом наша позиция по саммиту правильная, но в Кремле, как обычно, почему-то тактично умалчивают про то, что главная для нас проблема международной атомной безопасности не имеет отношения к выдвинутым на первый план в Вашингтоне темам Северной Кореи, Ирана и даже "Исламского государства". Наша главная проблема — это приход японо-американской корпорации "Тошиба-Вестингауз" (Toshiba-Westinghouse, TW) на украинский рынок атомного топлива. Впрочем, не только наша.

Дело в том, что украинские АЭС строились в советский период и предусматривали загрузку исключительно отечественных "сборок" тепловыделяющих элементов (ТВЭЛов). Но сразу после победы первого, "оранжевого" майдана американцы захотели войти на украинский рынок атомного топлива — всё-таки это более 600 млн. долл. ежегодно, а учитывая, с какой перегрузкой работают сейчас атомные электростанции Украины, то и гораздо большие деньги. Была ли Westinghouse одним из спонсоров двух государственных переворотов на Украине, названных "майданами"? Думаю, точный ответ на этот вопрос хорошо знают в управляющих центрах американской сети "неправительственных организаций", но то, с каким энтузиазмом и прошлые, и нынешние "майданные" власти занялись попытками "впихнуть невпихуемое", то есть американо-японские ТВЭЛы в советские реакторы, показывает: полностью исключить подобную возможность нельзя. К сожалению или к счастью, но "гранаты у них не той системы" — и за всё это время любые подобные эксперименты заканчивались, как правило, "нештатной ситуацией". Скажем, на Запорожской атомной электростанции (ЗаЭС) под новый 2015 год в результате установки сборки TW более чем в десять раз был превышен радиационный фон, но "охота пуще неволи" — уже официально объявлено, что новая попытка полноценной загрузки ЗаЭС "политически правильным", то есть "немоскальским" топливом состоится в мае месяце.

Украинские атомщики — они всё-таки квалифицированные специалисты — криком кричат о том, что политические "указивки" по "манёвру мощностями" АЭС могут привести к новому Чернобылю, поскольку нельзя по нескольку раз в день менять режим работы реакторов в соответствии с пиками нагрузки. Но украинский "мирный атом" — видимо, настолько "свидомый" и "незалежный", что может не обращать внимания на все эти технологические и прочие ограничения, как и 30 лет назад. На Южно-Украинской АЭС под Николаевом, правда, подобные эксперименты уже привели к закрытию — якобы на плановый ремонт — всех трёх энергоблоков. Но это ж "ватный" и "сепаратистский" Николаев, а не родина запорожских козаков! Правда, в конце марта пришлось остановить и один из энергоблоков Ровенской АЭС, но тут уж "слава героям!" В ситуации, когда нет угля из Донбасса, а газ идёт "реверсом" из Европы, единственный способ сохранить энергобаланс для Украины — это повышенная нагрузка на атомные электростанции. И в Киеве уже меняют стандарты безопасности для того, чтобы промышленная загрузка TW-сборок не была уголовно наказуемым деянием… До "второго Чернобыля" дело пока не дошло, но — лишь пока. И если он всё-таки состоится, под угрозой окажутся Украина, Россия и Европа, а вовсе не США.

Да, обезьяна с гранатой — это не так страшно. Гораздо страшнее — обезьяна с атомным реактором.

Украина. США > Электроэнергетика > zavtra.ru, 21 апреля 2016 > № 1728567 Михаил Делягин


Украина. Россия > Электроэнергетика > zavtra.ru, 21 апреля 2016 > № 1728544 Александр Проханов

Пепел Чернобыля

Александр Проханов

«звезда Полынь на грудь мою упала…»

В середине восьмидесятых я написал книгу об атомной станции, которая называлась "600 лет после битвы". Начата книга была в период ранней горбачевской перестройки, когда вдруг открылись все шлюзы нашего общества, и из советского монолита стали появляться массы всевозможных субкультур, тенденций, философских школ, эстетических направлений, политических объединений — русские националисты, еврейские националисты, интернационалисты, христиане всех мастей, авангард, ретро, колдуны, мистики. Тогда были восстановлены, по существу, партии кадетов, эсеров, ранних большевиков… Тогда возникло потрясающее цветение, толкотня всех форм, как будто внезапно наступило тепло, и все ростки выскочили на поверхность. Мне хотелось написать роман, который, с одной стороны, характеризовал бы государство, его мощь, его стремление в космические выси, его пафос сродни раннему советскому авангарду, который связан с сооружением Вавилонской башни, в данном случае — электростанции. А с другой стороны, мне хотелось показать, как в одну мощную электростанцию, в её огромный объём вмурованы, вмонтированы все сложнейшие социальные проявления.

Я поехал описывать Калининскую АЭС. Эта станция строилась в Удомле, недалеко от Москвы. Тогда один блок уже работал, строился второй. Мне хотелось посмотреть создание этой Вавилонской башни. И я был страшно увлечён процессом создания, когда из тысячи самых разных форм, деталей — от крохотного винтика, болтика, стеклянного прибора до огромных махин стальных конструкций, лавины бетона, драгоценных сплавов золота, платины, серебра, электроники — усилиями людей складывается модель современной цивилизации. Я был восхищён человеческим трудом, могучим порывом людей, творящих другую, будущую реальность.

Я восторгался красотой созидания, человеческого труда, усилий, но при этом чувствовал, что в моём романном сюжете недостаёт какой-то драмы, срыва, слома, как это бывает в любой жизненной истории. И тогда я задумал описать аварию. Через неделю после этого я поехал в очередной раз на Калининскую станцию и там узнал, что в Чернобыле что-то случилось. Об этом говорили глухо, неясно, но я сразу понял, что случилась авария. И эту аварию, казалось мне, накликал я. Как известно, замыслы сбываются.

Через десять дней я уже был в Чернобыле. Я прилетел из Москвы на самолёте, который сел на военном аэродроме под Киевом. Там я пересел на военный вертолёт, и мы взлетели.

Помню тот восхитительный майский, почти летний день. Мы летели над Киевом, над Владимирской горкой, над золочёной Киево-Печерской лаврой, где сияли солнечные купола, Днепр отражал солнце, а за Днепром виднелись молодые леса.

Я обратил внимание, что вертолёт изнутри обшит свинцовой оплёткой. Известно, что свинец не пропускает радиацию. Я встал в кабине между первым и вторым пилотами и смотрел сквозь блистеры, сквозь стеклянную кабину в надвигающиеся дали. Перед пилотами помимо всех приборов, всех прицелов — машина была боевая, пятнистая, она воевала в Афганистане — был радиометр, который измеряет радиацию. И когда мы стали приближаться к какому-то сизому, размытому туману, лётчик сказал: посмотри. Я видел, как вздрогнула стрелка на этом радиометре и медленно пошла вверх. Это означало, что вертолёт влетал в зону радиации. И мне показалось это странным, поскольку ничто не предвещало беды: под нами были изумительные леса, чудесные зеленеющие поля, но в воздухе уже веяла невидимая таинственная смерть. Это было моё первое ощущение Чернобыля, ещё до того, как я увидел станцию и город.

Мой вертолёт был облачён в свинец.

Пятнистая земля в тумане проплывала.

Вонзив в меня отточенный зубец,

Звезда-Полынь на грудь ко мне упала.

Я не застал в Чернобыле первых, самых трагических дней, когда изумительные герои-пожарники первыми ворвались в пылающий блок, тушили пожар, приняв страшные, разрушительные дозы радиации, которые, по существу, их испепелили. Они ещё были живы, но уже лежали в клиниках и умирали мучительной смертью.

Но первый шок почти прошёл. Город Чернобыль был наполнен людьми. Массы всевозможных служб, людей, машин, подразделений. Военные, генералы, академики Александров, Легасов, представители центральных партийных органов Украины и Москвы, специалисты, инженеры, радиологи — все были одеты в белое. Весь Чернобыль, казалось, был наполнен таинственными существами в белых саванах. Я ещё не понимал, что произошло, какая беда пришла в страну, хотя ездил на АЭС. На каждом перекрёстке стояли станции по дегазации и машина, которая въезжала, упиралась в шлагбаум, её отвозили на площадку, и мы покрывались пеной, мы все были в белой пене, эта пена хлестала по кабинам, по стёклам, кое-что залетало внутрь. Это была дегазация. В стороне стояли машины, экскаваторы, грузовики, к которым лучше было не подходить, они уже все были напитаны ядом радиации.

Когда я увидел в первый раз станцию, куда меня подвезли со стороны, где ещё не была видна авария, то есть с парадного входа, меня поразили красота, какая-то потрясающая точёность, эстетизм, конструктивизм этой станции. Но вся станция была облеплена, как какими-то шмелями или муравьями, самыми разными людьми, которые двигались очень странно. Все они передвигались по каким-то странным траекториям. Так летают бекасы, которые постоянно делают поразительные виражи. Оказалось, что территория вокруг станции была заражена ядовитыми частицами графита или урана, поэтому радиометристы проложили пути, по которым можно было двигаться в нужных направлениях. Они были помечены ориентирами.

Скажем, когда я впервые бежал к штольням, мне говорили: видишь, там стоит брошенный экскаватор, беги на него, не добегая до него метров семи, поворачивай резко налево, увидишь там красный край обшивки, беги туда, потом ты увидишь тропу и т. д. У всех были свои невидимые тропы, невидимые коды среди препятствий, которые тоже были не видны.

В ту пору над станцией продолжали летать вертолёты, которые сбрасывали свинцовые чушки в этот разрушенный кратер. Предполагали, что можно забросать, залить свинцом и закупорить это чудовищное дупло, из которого всё время шла гарь, шли миазмы и отравляли всё вокруг. И вертолёты налетали один за другим на это дупло, нависали над ним и сбрасывали туда, как бомбы, эти чушки. Но потом оказалось, что это непродуктивно, потому что свинец там расплавлялся мгновенно, начинал испаряться, и свинцовые ядовитые газы разлетались ещё больше.

Твой вертолёт пикировал на блок.

Кидал свинец в урановую печку.

Тебя уже огонь смертельный сжёг,

Но ты летел, как бабочка на свечку.

Лётчики были в основном из Закарпатского военного округа, они прошли Афганистан, были награждены орденами, медалями "За отвагу", там были Герои Советского Союза, и они смело летали на эту бомбёжку, до конца не понимая, а может, не думая о том, что им грозит. Многие из этих лётчиков потом погибли, как и пожарные, отравленные радиацией. И вид пятнистых вертолётов, которых я нагляделся в своё время в Афганистане, зависающих над Чернобыльской станцией и сбрасывающих туда свинцовые бомбы, навсегда остался на сетчатке моих глазных яблок.

Ты воевал в Лубанго, в Кандагаре.

Так много войн ты вынес на плечах.

Твой вертолёт повис в туманной гари,

И ты сгорел в невидимых лучах.

Люди, которые участвовали в этой чернобыльской эпопее — герои. Не пафосные герои, а очевидные герои, которые погибли, жертвуя собой. После этого случилась перестройка, сломался строй и все ориентиры, и на место этих героев вступили гламурные девы, эстрадные певцы, какие-то проходимцы и авантюристы. Настоящих рыцарей, которые клали головы свои во имя Родины, забыли…

Отдайте честь и приспустите флаги.

Пусть им воздастся славой лучезарной.

Их погребли в бетонном саркофаге,

Обугленных чернобыльских пожарных.

В чём была главная опасность этой аварии? Огромный ком расплавленной лавы, спёкшегося угля, образовавшийся при пожаре, имел такую температуру, что постепенно прожигал бетонное ложе, медленно опускался вниз, всё глубже и глубже. Боялись, что он прожжёт своё основание, расплавит его и, уйдя в почву, достигнет грунтовых вод, что повлечёт гидравлический, паровой взрыв огромной силы, который будет ещё страшнее, чем сама авария.

Донецкие шахтёры в колоссальном темпе выполняли работы по предотвращению этой новой катастрофы. Я видел, как они работают. Они пробегали по извилистой тропе к станции, вбегали в узкую щель, которая вела под реактор, под повреждённый четвёртый блок, работали отбойными молотками, крепили это всё деревом, уставали смертельно, их меняли следующие бригады. Они работали надрывно и почему-то очень весело. Конечно, им платили большие деньги за эти авральные работы, и быть может, они не понимали, какая им угрожает опасность. Однако, скорее всего, то была надрывная весёлость, которую описал Толстой, когда на поле брани под Бородином люди проявляли весёлую лихость перед лицом гибели. Помню, я проник туда, в эту штольню, подошёл к плите — бетонному днищу страшной чаши реактора — и приложил к плите ладони, чтобы почувствовать сквозь толщу бетона раскалённую жуткую магму, которая там качалась. Я и сейчас чувствую её своими ладонями.

Взрыв в четвёртом блоке, по существу, отравил и соседний, третий блок станции. Осколки взлетевшей огромной массы металла с частицами графита, урана, падали на крышу станции, пробивали кровлю и попадали внутрь. Крыша третьего блока тоже была пробита, он тоже был отравлен. Необходимо было уничтожать эти очаги радиации, очаги беды. На это были брошены солдаты химической защиты, молодые парни срочной службы. Сквозь пробитую кровлю, помню, под разными углами падали солнечные лучи, множество огненных косых лучей. За стеклянной стенкой у дверей реакторного зала выстроилась вереница солдат химической защиты, молодые парни девятнадцати-двадцати лет в респираторах, одетые в бахилы, в прорезиненные костюмы, которые позволяют защищаться от радиации. Радиометристы заранее определили, в каких местах реакторного зала находятся радиоактивные фрагменты. Задача перед ними стояла такая: солдат должен был, войдя в зал, схватить лежавшие у порога совок и метлу (какими домохозяйки подметают кухни), на бешеной скорости промчаться к указанной точке, смести веником вредоносный мусор на совок, пробежать к контейнеру, опрокинуть в него этот совок и опрометью бежать назад. Вся операция должна была занимать не больше минуты с какими-то секундами. После этого солдат тут же покидал место аварии. Он получал за это время максимально допустимую дозу.

Помню, как стоявший у входа офицер выкликал очередного солдата, тот подходил, и я видел по глазам, что ему страшно. Он кидался в это отравленное пространство, под эти лучи, которые стреляли в него, как пулемёт, нёсся, как ошалелый, в одну определённую для него точку… Потом выходил в изнеможении, наполненный какой-то невероятной слабостью.

Я тоже проделал эту операцию, но вряд ли мне удалось там что-нибудь собрать. Я так торопился, так нервничал, что когда выскочил оттуда, мои бахилы были мокрыми от натёкших туда струй пота, которые лились с меня от напряжения, возбуждения, страха. Тогда я смог на своей шкуре понять, что такое работа спасателей.

Я о Чернобыле не из газет вычитывал.

Я не примкнул к витиям и ораторам.

Я двигался с войсками химзащиты.

Гасил пожар и кашлял в респиратор.

Отравлена была не только станция, отравлены были поля, окрестные деревни, радиоактивное облако накрыло огромное пространство с населённым пунктом, военные срезали там целые слои почвы. Войдёшь в брошенную избу (население было эвакуировано), а в ней еда на столе стоит, щи, которые не успели разлить, тут же лежат детские игрушки. По сёлам, по дворам бегают брошенные собаки, лают от голода и от тоски. Помню, как поразила меня Припять. Это был город, где жили атомщики, которые работали на станции. Абсолютно новый, современный город, с прекрасными домами, и — ни одного человека. Мы туда приехали на броневике БРДМ, боевой машине разминирования с радиометрами. На пустынном перекрёстке сигналил светофор: жёлтый, зелёный, красный, пауза, жёлтый, зелёный, красный… Этот бесшумный, ненужный, инопланетный светофор меня поразил больше всего.

Шумела свадьба, чокались стаканы.

Жених смеялся, пьяный и шальной.

Вдруг потекли из хаты тараканы.

Так было за два дня перед войной.

Горел бетон, и оплавлялись рельсы.

Нам запретили подходить к окошкам.

Из города бежали погорельцы.

В нём оставались только мы и кошки.

И я не устану повторять, что ликвидаторы этой аварии — люди высочайшей доблести. Не будь их, страшно представить, что было бы сейчас на огромных территориях. Вечная память этим героям!

Одна чернобыльская история вошла в мой роман "600 лет после битвы" как эпизод. Как-то пригнали табун породистых, прекрасных лошадей — молодые кобылы с одним жеребцом, — и солдаты расстреляли их. В спешном порядке зарыли. Вскоре примчался наездник и диким голосом стал кричать, что убили здоровый табун, перепутали! Эта история может быть метафорой чудовищных ошибок нашей истории, которые допускает и человечество в целом, и мой родной народ.

Чернобыльская авария была такого объёма, такой степени невыразимого кошмара, что рационального объяснения здесь недостаточно. Да, мы знаем довольно банальные объяснения. Говорили, что во время эксперимента на станции отключились системы блокировки, что вероятность аварии составляла доли процентов, что здесь мистическим образом совпали 12 или 13 факторов, которые привели к катастрофе. Но это всё не утоляло человеческие сомнения. Я помню, ходили слухи о том, что это была не авария, это был террористический акт, который кто-то где-то даже предугадывал.

Многие связывали эту аварию с концом света. В Апокалипсисе говорится о звезде Полынь, которая упала с неба и отравила все воды, а Чернобыль по-украински — это полынь.

Всю ночь над степью зарево играло,

И мне казалось, что земля горит.

В мой вешний сад звезда-полынь упала,

Урановый упал метеорит.

Но мне всё-таки кажется, что когда мы начинаем жестоко и страшно реформировать социум, мы в конце концов травмируем все существующие таинственные связи, соединяющие человека и машину, человека и умершего героя, человека и его будущее. И Чернобыль взорвался и был уничтожен, потому что шло уничтожение страны в целом, идеологии в целом.

И сегодня вместо того, чтобы заниматься настоящей модернизацией, наконец-то взяться за наши изношенные станции, за наши изношенные самолёты, за наши уничтоженные дороги, за наши научные школы, мы опять занимаемся какой-то мурой, мы опять занимаемся псевдо-идеологической политикой. Мы хотим вынести Ленина из мавзолея, мы хотим перевезти кости офицеров, мы хотим переименовать города, мы хотим кого-то унизить, мы хотим отнять у народа Победу. Мы занимаемся магическим крючкотворством, которое вроде бы безобидно, безопасно, но затрагивает, рушит таинственные основы нашего русского бытия. И будучи затронутыми, эти разрушенные основы влекут за собой цепь катастроф.

Катастрофа Саяно-Шушенской ГЭС — увы, не завершающая авария. Почему люди стали бежать в горы, как только узнали об этом? Потому что они понимали, что если бы рухнула эта стена, эта бетонная стальная занавеска, то гигантский вал воды ударно полетел бы вниз по Енисею и, по подсчётам, погибли бы 300 тысяч человек. Представляете масштаб аварии, который может произойти, если будет прорвана эта плотина? А эта плотина до сих пор находится не в абсолютной целостности, у неё есть изъяны, есть трещины, которые замурованы недостаточно прочно. Не вся правда рассказана нам об этой аварии.

Мы вновь должны начать заниматься ядерными проектами. В своё время наши противники использовали Чернобыльскую аварию для того, чтобы заморозить ядерное развитие в Советском Союзе, в России. Запад стремительно развивал свою ядерную индустрию. Мир создавал и новые типы реакторов, и новые станции. А на Россию навьючили комплекс Чернобыля. Теперь, когда этот комплекс хотя бы отчасти преодолён, когда в активный возраст вступило новое поколение, надо начинать ядерную модернизацию России. И "Ядерный проект-2", о котором заявил Кириенко, по масштабам должен стать вторым после сталинского "Ядерного проекта-1", чтобы в год закладывать три новых блока. И тогда, когда будут исчерпаны углеводороды, страна окажется энерговооруженной.

Новое строительство должно протекать с учётом чернобыльского опыта. Не только технического, но и социального. Всё общество должно быть настроено на этот авангардный бросок, должно быть гармонизировано. Нельзя заниматься строительством атомных реакторов в разбалансированном, разорванном, растерзанном обществе, в котором, по сути, продолжает идти гражданская война.

Чернобыльская атомная электростанция взорвалась на излёте советского строя, Советского Союза, и её крушение каким-то образом ознаменовало — и может быть, даже приблизило — конец Советов. Если это так, то авария на Саяно-Шушенской ГЭС — гигантской советской энергетической машине — тоже являлась трагическим и очень тревожным симптомом и говорила нам о том, что наше общество находилось на грани распада, на грани исчезновения.

Любые машины странным, загадочным образом связаны с жизнью общества, с жизнью человека, с жизнью человечества. В основе такой станции, как Чернобыльская или Саяно-Шушенская, лежит не только чертёж, не только энергетическая модель, не только идеология машины. В такие суперстанции — всегда! — заложена идеология государства в целом.

Такие огромные, гигантские сооружения символизируют строй и общество. И когда социум начинает шататься, дрожать, разлагаться на молекулы, когда из социума улетает энергия и улетают духи, то машины чувствуют это так же, как и люди.

Украина. Россия > Электроэнергетика > zavtra.ru, 21 апреля 2016 > № 1728544 Александр Проханов


Украина > Электроэнергетика > lgz.ru, 20 апреля 2016 > № 1735295 Николай Рыжков

С атомом – только на «вы»

На вопросы «ЛГ» отвечает бывший председатель правительства СССР Николай РЫЖКОВ

Тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, случилась большая беда – взрыв на четвёртом реакторе Чернобыльской атомной электростанции. Эхо трагедии слышно по сей день.

– Уважаемый Николай Иванович, как сейчас вы оцениваете произошедшее в Чернобыле?

– К моменту взрыва я работал главой правительства всего полгода. Для меня эта страшная авария как для руководителя и человека стала большой проверкой, подтолкнула к переосмыслению многих привычных вещей. И для всей страны это было великое испытание. Катастрофа в конечном итоге высветила многое из того, что мы не понимали или недопонимали, показала, что мы слишком спокойно и терпимо относились к тем недостаткам, которые тогда существовали в атомной промышленности.

– Простите, Николай Иванович. Вы говорите – катастрофа. Иногда можно прочесть, что это была чуть ли не диверсия.

– Это никакая не диверсия. Это абсолютно наша, доморощенная, если так можно сказать, авария. На заседании Политбюро ЦК партии, когда спустя несколько месяцев подводили итоги, я сделал заявление, которое потом тиражировалось, что мы постепенно, но неуклонно шли к этой аварии.

Атомная промышленность была во многом закрытой сферой науки и промышленности. Многие – даже специалисты, руководители – имели о ней достаточно общее представление. Детали понимал и мог всё оценить правильно узкий круг людей. Поэтому мы считали, и я в том числе, уже даже работая в правительстве, а до этого директором завода, что всё обстоит, как того требует именно такая область производства. Мы на нашем заводе получали какие-то заказы от атомщиков. И всегда они выполнялись на самом высоком уровне, как говорится, без сучка и задоринки. Считали, что не должно быть никаких ошибок или отклонений. Если в иных случаях говорили: да ладно, можно как-то и так прожить, ничего страшного не случится, – то в атомной промышленности и при изготовлении компонентов такое непозволительно.

– Живуче у нас пресловутое русское «авось».

– Да, оно всегда нам дорого обходится. Работая в министерстве, а потом в Госплане СССР, бывая на заседаниях правительства при Алексее Николаевиче Косыгине, я удивлялся как машиностроитель, когда во время обсуждения говорилось, что на таком-то атомном объекте не могли что-то запустить из-за некачественной сварки или плохо изготовленного оборудования. Для меня, даже как для гражданского инженера, это казалось нонсенсом. Как можно допускать здесь даже малейшие погрешности?!

Постепенно, шаг за шагом ослаблялась требовательность к уровню работы в этой сфере, учащались случаи нарушения технологии, снижалось качество. Это как раз к вопросу о самой аварии.

Как известно, она произошла, когда четвёртый блок останавливали на плановый ремонт. То есть это не просто блок работал-работал и вдруг взорвался. Нет. Он останавливался на ремонт. При этом стояла очень серьёзная техническая задача. Необходимо было сократить время запуска двигателей внутреннего сгорания в случае, если вдруг на станции, при том что подача электроэнергии шла не по одному каналу, произойдёт перебой в её подаче. Этого нельзя было допустить, иначе паровой взрыв – и всё, огромная беда. Поэтому были такие предложения, чтобы в то время, когда останавливается машина, запускать двигатели внутреннего сгорания и исключить все возможные негативные последствия. Но это были больше теоретические разработки. Их надо было проверить. А проверить можно было, только когда машина реально останавливается, но ещё по инерции крутится. В этот промежуток времени эксперименты и надо было проводить.

Важнейшим событием была, таким образом, не только остановка реактора, но и проведение намеченного эксперимента.

– Да, ответственнейший момент! Требует полной сосредоточенности!

– Конечно. Но директор именно в ту ночь уехал на рыбалку. По сути, ситуация на ядерном объекте вышла из-под жёсткого контроля.

Я слушал потом записанные на «чёрный ящик», если так можно выразиться, разговоры руководителей АЭС. Один другому говорит: «Послушай, тут напечатано, что надо сделать то-то и то-то, а потом это зачёркнуто и от руки написано, что делать надо то-то и то-то. Так как делать? Чему верить?» – «Да делай вот так», – последовал быстрый ответ.

Это можно себе представить, чтобы на ходу, со слуха, решались такие важнейшие вопросы на таком рисковом объекте?! И как можно ехать в такой ситуации на какую-то рыбалку?!

Вывод прост: ответственные люди там перестали разговаривать на «вы» с таким опасным собеседником, как атомный реактор.

– Налицо разгильдяйство.

– Да, но если говорить честно, то не только это. Там произошло такое сочетание факторов, которое возможно в одном случае из миллиона. В принципе на АЭС всё проверялось, строго контролировалось, тестировалось, как говорится, и станция работала успешно, но что-то в тот роковой момент не сложилось, что-то сработало так, что объективно оценить причины, проследить всю цепочку факторов со стопроцентной надёжностью и уверенностью просто невозможно. Взрыв стёр все следы.

Для нас это было огромное потрясение. Для всей страны потрясение, для всего мира…

Нас тогда били со всех сторон очень много и сильно. Прежде всего – мол, вы всё скрывали.

– Несколько дней было молчание…

– Ничего мы не скрывали. Мы просто многого не понимали. В том числе – что говорить. Как не посеять панику. Требовалось на ходу принимать решения. Такое же впервые случилось! Хотя потом, спустя годы, я узнал, что у американцев произошло подобное, но было так засекречено, что каких-то рекомендаций, опыта, как поступать в таких ситуациях, мы не имели.

Была создана комиссия Политбюро, которую я возглавил, были мобилизованы учёные, мы к ним прислушивались. Были и военные, и медики. Все, кто необходим. На первых порах заседали по два раза в день, всё тщательно взвешивали, прежде чем действовать. Ориентировались на учёных – только они могли сказать, как, допустим, гасить взорвавшийся реактор. Например, решение применять свинец и песок не сразу пришло. Песок нашли рядом. Где брать свинец? На Украине его не было. Дали команду все составы со свинцом поворачивать на Чернобыль. Да, создали трудности ряду заводов, но уже через сутки первый свинец пришёл. Надо было во что бы то ни стало решить главную задачу.

– Тяжелейшая ситуация.

– Да. Но честно вам скажу, мне, как руководителю и правительства, и специальной комиссии, тогда легче работалось, чем когда-либо. Настолько всё было мобилизовано, с таким пониманием в стране относились к любым нашим решениям, что всё делалось беспрекословно и немедленно. У меня много раз брали интервью на эту тему, и когда я всё это потом читал или смотрел по телевизору, то только удивлялся – всё ставилось с ног на голову. Какие-то небылицы рассказывали… Да, много было горя, очень тяжело было. Но в действительности, знаете, например, какая у нас была самая тяжёлая задача? Отбиться от людей, которые желали ехать на ликвидацию аварии. Тысячи заявлений: хотим ехать! Направьте! Дайте возможность поработать там! Мы вынуждены были большинству отказывать: нет, не надо, специалистов хватает, спасибо вам!

Что-то подобное я видел и испытал только после землетрясения в Армении.

Понимаете, мы, русские, такой народ. Мы не всегда, как бы это сказать, организованные, можем что-то недоделать или вообще что-то не то делать, но когда наступает беда, всё становится совершенно по-другому. И в этом я особенно убедился во время чернобыльских событий.

Беседу вёл Владимир СУХОМЛИНОВ

Украина > Электроэнергетика > lgz.ru, 20 апреля 2016 > № 1735295 Николай Рыжков


Узбекистан > Электроэнергетика > podrobno.uz, 18 апреля 2016 > № 1727994

Износ оборудования на гидроэлектростанциях (ГЭС) Узбекистана составляет до 100%. Об этом сообщил инженер службы энергоэффективности и развития ВИЭ «Узбекэнерго» Дильшод Элмурадов на научно-техническом форуме Green Forum-2016 в конце прошлой недели.

По его словам, оборудование на станциях эксплуатируются сверх норматива более 30 лет. На сегодняшний день установленная мощность ГЭС составляет 1500 МВт.

С 2015-2019 «Узбекэнерго» предусмотрено реализация 33 новых проектов по модернизации, техническому и технологическому обновлению производства стоимостью около $9 млрд, отметил специалист.

«Согласно программе развития гидроэнергетики, по республике предусмотрено модернизация и реконструкция 11 ГЭС. Это позволит из существующих мощностей на станциях дополнительно ввести 105 МВт мощностей, которая позволит в год дополнительно вырабатывать 520 млн кВт/ч. Будут построены 4 ГЭС общей мощностью 23,5 МВт», – сказал Элмурадов.

Динамика роста потребления электроэнергии в стране существенно растет. К 2020 году этот показатель увеличится на 47% по отношению к 2000 году, добавил он.

В прошлом году правительство Узбекистана утвердило программу развития гидроэнергетики на 2016-2020 годы стоимостью $889,4 млн.

В соответствии с ней в ближайшие пять лет будут построены 9 новых и модернизированы 15 ГЭС, что позволит дополнительно вырабатывать до 5,25 млрд кВт/ч электроэнергии в год. Финансирование программы будет осуществляться за счет иностранных кредитов в объеме $411,25 млн, а также из средств узбекской стороны – $478,2 млн.

В частности, АО «Узбекэнерго» построит четыре новые ГЭС общей проектной мощностью 23,5 МВт. В системе министерства сельского и водного хозяйства страны планируется построить пять малых ГЭС мощностью 70,9 МВт.

Узбекистан > Электроэнергетика > podrobno.uz, 18 апреля 2016 > № 1727994


Казахстан > Электроэнергетика > akorda.kz, 12 апреля 2016 > № 1720827

Совещание по вопросам подготовки Международной конференции «Построение мира без ядерного оружия», посвященной 25-летию закрытия Семипалатинского испытательного ядерного полигона , под председательством Государственного секретаря РК Гульшары Абдыкаликовой

В совещании приняли участие представители руководства Администрации Президента, Правительства, Аппарата Сената Парламента, уполномоченных государственных органов.

Государственный секретарь подчеркнула, что одним из первых Указов Главы государства является решение о закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона.

Все 25 лет Независимости Президент Казахстана уделяет особое внимание вопросам глобального ядерного разоружения и нераспространения.

Инициативы Нурсултана Назарбаева в данной сфере имели глобальный резонанс на Саммите по ядерной безопасности, прошедшем в г.Вашингтоне (США) с 31 марта по 1 апреля 2016 года. Так, Глава государства выступил с Манифестом «Мир. XXI Век», который обрел статус официального документа Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности ООН. В документе обозначена четкая позиция Казахстана по актуальным темам, представляющим интерес для всего человечества.

Проведение Международной конференции, посвященной закрытию Семипалатинского испытательного ядерного полигона, пройдет под эгидой 25-летия Независимости Казахстана.

По итогам совещания Г.Абдыкаликова дала ряд поручений государственным органам.

Казахстан > Электроэнергетика > akorda.kz, 12 апреля 2016 > № 1720827


Индия > Электроэнергетика > energyland.infо, 3 апреля 2016 > № 1709568

В Индии водные каналы закроют солнечными панелями мощностью 1250 МВт

Масштабные планы основаны на успехе пилотных проектов.

Индийская государственная генерирующая компания Mahagenco обнародовала обширные планы по использованию водных объектов для солнечной энергетики в штате Махараштра, сообщает Сleantechies.com.

Компания стремится реализовать проекты по примеру соседнего штата Гуджарат, где солнечные панели уже размешены над водными каналами. Такие проекты имеют двойную выгоду: сокращают капитальные затраты из-за экономии на выделении земель под застройку, а также ограничивает потери воды из водных объектов за счет испарения.

Компания планирует создать проекты по использованию водохранилищ и каналов, озер и других водоемов в партнерстве с другими государственными органами, которые владеют этими водными объектами.

Индия > Электроэнергетика > energyland.infо, 3 апреля 2016 > № 1709568


Китай. Азия > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 2 апреля 2016 > № 1708320

Китай готов в полной мере использовать новый центр по ядерной безопасности для укрепления двустороннего и многостороннего сотрудничества в сфере ядерной безопасности, об этом заявил в пятницу официальный представитель Китая в области ядерной энергетики.

Образцовый центр по ядерной безопасности в Пекине, являющийся крупнейшим в своем роде в АТР, является площадкой для наилучших двусторонних и региональных практических обменов, а также служит площадкой для демонстрации передовых технологий, связанных с ядерной безопасностью.

"Мы более чем рады поделиться нашим хорошим и передовым практическим опытом в наращивании возможностей в сфере ядерной безопасности с другими странами", -- сказал начальник Национального агентства по атомной энергии КНР Сюй Дачжэ на брифинге, прошедшем на полях четвертого Саммита по ядерной безопасности.

Он отметил, что Китай будет использовать платформу, предоставляемую центром, для налаживания более тесного сотрудничества с МАГАТЭ и предоставления соответствующим странам систематических и всесторонних услуг по подготовке кадров.

В четверг министр энергетики США Эрнест Мониз дал высокую оценку этому центру, отметив, что благодаря возможности обучения около 2000 кадров в сфере ядерной безопасности в год, он является "колоссальным ресурсом для Китая и всего региона".

Китай и США договорились о создании данного центра на Саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне в 2010 году.

По соглашению, центром, расположенным в районе Фаншань в Пекине, управляет Китай, а США обеспечивают его оборудованием в сфере ядерной безопасности.

"Это важный результат углубления Китаем и США их сотрудничества в сфере ядерной безопасности", -- полагает Сюй Дачжэ.

Национальное агентство по атомной энергии КНР продолжит работать вместе со своим американским партнером для продвижения развития центра по всем направлениям, добавил он. --

Китай. Азия > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 2 апреля 2016 > № 1708320


Китай > Электроэнергетика. Экология > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708391

Глобальный форум "Энергетический интернет"-2016 проходит в Пекине со среды. Член Госсовета КНР Ван Юн, выступая перед участниками форума, подтвердил готовность китайского правительства продолжить трансформацию энергетической системы страны с увеличением доли экологически чистых видов топлива.

Одной из важнейших составляющих материальной базы социально-экономического развития являются энергоресурсы, отметил Ван Юн. В этом отношении, отметил он, правительство Китая придает серьезнейшее значение вопросу трансформаций в энергетической области, что было особенно заметно в последние годы, когда в стране явно набрал обороты процесс формирования чистой и низкоуглеродной системы энергоснабжения. Сегодня Китай -- первая страна в мире по масштабу использования возобновляемых видов энергии, добавил он.

Чиновник назвал энергетический интернет "стратегической опорой в продвижении энергетической революции". Для его формирования и развития требуются усилия всех стран мира, подчеркнул член Госсовета. По его мнению, страны должны активизировать координацию политики и содействовать налаживанию открытого международного энергетического сотрудничества, ориентированного на всех. Также стоит совместно работать над поиском путей преодоления технических трудностей в построении глобального энергетического интернета, делая при этом акцент на разработке ключевых технологий и оборудования.

Кроме этого, заявил Ван Юн, совместные усилия должны направляться на создание в сфере энергетического интернета международной системы стандартов, которая должна охватывать все имеющие к этому отношение отрасли. Также необходимо разработать систему защиты энергетического интернета от кибератак и других угроз.

Китай > Электроэнергетика. Экология > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708391


Китай. Корея. Азия. ДФО > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708357

Китайская национальная корпорация электросети State Grid, южнокорейская энергетическая корпорация KEPCO, японская инвестиционная корпорация SoftBank и компания "Россети" в среду в Пекине подписали меморандум о сотрудничестве в области формирования объединенной энергосети в Северо-Восточной Азии.

Как сообщили на открывшейся накануне в Пекине Всемирной конференции по энергетическому Интернету-2016, будущая объединенная энергосеть в Северо-Восточной Азии свяжет базы возобновляемых источников энергии, расположенные в Монголии, Северо-Восточном и Северном Китае и на Дальнем Востоке России, с центрами потребления электрической энергии в Северном Китае, Японии и Республике Корея. Ее создание будет способствовать масштабному освоению и использованию возобновляемых источников энергии в регионе.

По сообщению, на долю названных четырех стран приходится 78 процентов потребности Азии в электроэнергии.

Участники конференции отметили, что создание объединенной энергосети будет содействовать региональному сотрудничеству в сфере торговли электроэнергией и энергетики, благоприятствовать низкоуглеродному развитию электроэнергетической промышленности и охране окружающей среды.

Китай. Корея. Азия. ДФО > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708357


Китай. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 20 марта 2016 > № 1692943

На блоке №4 Тяньваньской АЭС установлен корпус реактора ВВЭР-1000

Корпус был изготовлен на Ижорских заводах и доставлен на место строительства 24 февраля 2016 года.

Работы по установке корпуса начались 10 марта. Сама операция по вертикальной установке реактора на опорное кольцо была выполнена 17 марта и заняла 3 часа 40 минут, на один час меньше, чем аналогичная операция на третьем блоке в мае 2015 года. Об этом сообщает "World Nuclear News" со ссылкой на китайскую корпорацию CNNC.

Тяньваньская АЭС строится по усовершенствованному российскому проекту АЭС-91. В настоящее время на площадке станции эксплуатируются два энергоблока с реакторами ВВЭР-1000, пущенные в 2007 году. Строительство третьего блока началось в сентябре 2012, а четвертого в сентябре 2013. Пуски этих блоков запланированы на 2017 и 2018 годы.

Также РФ и Китай ведут переговоры о строительстве седьмого и восьмого блоков Тяньваньской АЭС.

Китай. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 20 марта 2016 > № 1692943


Япония > Электроэнергетика > gazeta.ru, 11 марта 2016 > № 1680856

Пять лет с «Фукусимы»

Япония не преодолела страх повторения аварии на «Фукусиме»

Карина Романова

11 марта исполнилось пять лет с крупной аварии на японской АЭС «Фукусима-1». Страх повторения катастрофы, как и ее последствия, до сих пор не преодолены — накануне из-за жалоб японцев районный суд запретил эксплуатацию одного из трех работающих в стране реакторов. Но по экономическим причинам Японии рано или поздно придется перезапускать свои АЭС.

Спустя пять лет после катастрофы на АЭС «Фукусима-1» Япония до сих пор опасается повторения трагедии. Накануне годовщины печальной даты японский суд запретил одной из крупнейших компаний в секторе электроэнергетики, Kansai Electric Power (KEPCO), использовать два ядерных реактора на атомной электростанции «Такахама» — №3 и №4.

Согласно документам суда, в числе причин данного постановления — опасения местных жителей по поводу безопасности реакторов.

KEPCO, в соответствии с решением, уже начала остановку реактора, впрочем, как отметили представители компании, будет стремиться к отмене судебного запрета.

Одним из последствий аварии на «Фукусиме-1» стала приостановка эксплуатации всех японских реакторов (а их было более пятидесяти), с тем чтобы проверить их безопасность. Без учета «Такахамы» на текущий момент в Японии работают только два реактора на АЭС «Сэндай» компании Kyushu Electric Power, перезапущенные в августе и сентябре 2015 года.

Реактор №3 был запущен в конце января 2016 года, попытки запуска реактора №4 проходили в феврале того же года, хотя в марте из-за проблем с электрооборудованием его перевели в режим холодного останова.

Примечательно, что запуск реактора №3 был согласован контролирующими органами и произведен в соответствии с новыми стандартами безопасности, принятыми властями после «Фукусимы-1», обращает внимание CNN. Годом ранее компания получила на это разрешение комитета по ядерному регулированию Японии, который проверяет станции на надежность и безопасность.

Реакция на решение суда была резкой: акции KEPCO продемонстрировали самое сильное падение за почти 30-летний период с октября 1987 года, за один день они рухнули на 15%.

Котировки Kyushu Electric Power, чьи два реактора сейчас единственные работающие в стране, упали на 8%, это худший показатель с июня 2013 года. Показатели 20 генерирующих и газовых компаний, входящих в ключевой японский индекс TOPIX, просели на 3,1% против роста в 1,5% для индекса в целом.

«Мирный атом» неизбежен

Решение суда не скажется на намерениях властей, поддерживающих возобновление использования атомной энергетики, заявил главный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга. На это есть объективные экономические причины.

До катастрофы на «Фукусиме-1» на атомную энергетику в общей структуре японского энергопотребления приходилось около 30%.

После аварии недостаток атомных мощностей (а это 66,2 млн тонн нефтяного эквивалента) пытались компенсировать ростом импорта полезных ископаемых и собственной выработки энергии по возобновляемым энергоресурсам — ветряным, солнечным, геотермальным, биомассам и перерабатываемому мусору. По данным BP World Energy Review, потребление газа в Японии выросло с 94,5 млрд кубометров в 2010 году до 112,5 млрд кубометров в 2014 году (+19%), угля — с 123,7 млн тонн н.э. до 126,5 млн тонн за тот же период (+2,2%). Мощности в секторе возобновляемой энергетики увеличились с 7,2 млн тонн н.э. до 11,6 млн тонн (+61%). В первые годы после катастрофы был рост и импорта нефти.

Но такая замена дорого обходится бюджету Японии, отказ которой от «мирного атома» уже привел к рекордным показателям дефицита торгового баланса. Рост импорта ископаемого топлива оценивается в дополнительные $28 млрд ежегодно, приводит данные McKinsey.

По данным министерства экономики, торговли и промышленности Японии, за три года, прошедшие после катастрофы, страна потратила на импорт топлива около $270 млрд, что на 58% больше обычных показателей.

Помимо этого, не все японские АЭС находятся в зоне риска цунами. Из пяти десятков реакторов возможному разрушению от ударных волн могут подвергнуться только 15 из них.

Поэтому власти Японии всячески стараются способствовать возобновлению работы компаний атомной энергетики.

«Наша страна, обладающая скудными природными ресурсами, не может обойтись без атомной энергетики в вопросах обеспечения энергобезопасности и с учетом изменения климата, — заявил накануне годовщины премьер-министр Синдзо Абэ. — Курс на возобновление работы атомных электростанций остается неизменным». Согласно ему, могут быть перезапущены те АЭС, которые соответствуют новым стандартам.

Японцы опасаются повторения аварии

Правительство надеется на то, что к 2030 году на вновь запущенные реакторы будет приходиться по крайней мере 20% всей электроэнергии.

Однако политика чиновников сталкивается с протестами местных жителей, и решение суда, согласившегося с доводами простых японцев, можно назвать неудачей для Абэ, который как никто другой поддерживает возврат к атомной энергетике.

«Решение суда — напоминание о том, что до восстановления общественного доверия к атомной промышленности еще далеко, — приводит слова аналитика IHS Джеймса Тавернера Bloomberg. — Выдача запретительного судебного постановления, пусть и временная, вполне может вдохновить других местных жителей на то, чтобы добиваться схожих постановлений по другим атомным станциям».

Согласно соцопросам, проводимым японскими СМИ, около 70% респондентов выступают против возобновления масштабного использования ядерной энергетики.

И простых японцев можно понять. По ожиданиям Tokyo Electric Power (TEPCO), в управлении которой находится «Фукусима-1», чтобы решить одну из главных проблем, мешающих выводу станции из эксплуатации, — прекратить утечку загрязненной воды со станции, — потребуется еще четыре года, пишет The Telegraph.

В грунтовые воды ежедневно просачивается около 150 тонн зараженной воды, и сейчас оператор ждет от регулятора одобрения использования ряда технологий для остановки утечек. Общий объем воды, попавшей за пределы АЭС, превышает 760 тыс. тонн, и эти четыре года понадобятся на ее сбор и обработку.

Зона отчуждения вокруг АЭС располагается в радиусе 20 км.

Всего, по оценкам МАГАТЭ, окончательный вывод из эксплуатации «Фукусимы-1», авария на которой стала крупнейшей после катастрофы в Чернобыле, может занять десятилетия.

Пока экспертам неизвестно даже местоположение и состояние топлива, которое осталось в трех реакторах, что связано с чрезвычайно высоким уровнем радиации.

Экологические последствия аварии только предстоит выяснить, но уже есть некоторые оценки в денежном эквиваленте, которые высоки даже без учета затрат на закупку дополнительного топлива.

Более $57 млрд должны пойти на компенсации беженцам, вынужденным переселенцам. Из японского бюджета на реконструкцию и восстановление планируется выделить $250 млрд на период с 2011 по 2015 год и еще $65 млрд — на следующие пять лет до 2020 года. И вопрос, сколько из этой суммы придется на граждан страны. По подсчетам Financial Times, японские налогоплательщики уже заплатили за аварию почти $100 млрд, хотя правительство и говорило, что все расходы лягут на оператора реактора.

Япония > Электроэнергетика > gazeta.ru, 11 марта 2016 > № 1680856


Украина. США. РФ > Электроэнергетика > inopressa.ru, 1 марта 2016 > № 1670581

Предостережение для американских коммунальных предприятий: потенциально возможна кибератака вроде той, что была на Украине

Дэвид Э. Сэнджер | The New York Times

"Администрация Обамы предостерегла американские электроэнергетические и водопроводные компании, а также транспортные сети, что против них с легкостью могут быть применены изощренные методы кибератак, с помощью которых два месяца назад была отключена часть электросети на Украине", - пишет журналист The New York Times Дэвид Э. Сэнджер.

После всестороннего расследования американцы пришли к выводу, что 23 декабря на Украине, возможно, впервые в истории произошло аварийное отключение электричества в результате кибератаки. Более 225 тыс. человек остались без света.

Американские чиновники говорят в интервью, что пока не завершили расследование по вопросу о том, кто стоял за этой атакой. "Но украинские чиновники возложили вину на российскую сторону, заявив, что это одна из попыток запугать политическое руководство Украины, демонстрируя способность в любой момент отключить свет", - говорится в статье.

По мнению газеты, возможно, что Белый дом, даже сделав выводы, не станет публично называть виновников кибератаки.

Но разведслужбы США сосредоточенно выясняют, насколько вероятно то, что атаку на Украине нанесли российские военные или действующие в их интересах "хакеры-патриоты", как формулирует газета. Американцы заинтригованы тем фактом, что атака, по-видимому, не задумывалась для отключения света во всей стране, говорится в статье. "Похоже, это был сигнал", - сказал неназванный высокопоставленный сотрудник администрации США.

В предостережении, распространенном в минувший четверг Министерством внутренней безопасности США, содержится первое детальное описание атаки на Украине, основанное на выводах американских правительственных экспертов.

Судя по этому описанию, атака была изощренной. Вначале хакеры рассылали письма-приманки, чтобы кто-нибудь невольно дал им доступ к системам. Затем они составили карту системы.

23 декабря была нанесена серия тщательно скоординированных кибератак с 30-минутным интервалом, пишет газета. Выключатели были приведены в действие "многочисленными людьми извне" по защищенным каналам связи. После этого хакеры применили ПО, которое удаляет файлы и выводит компьютерные системы из строя. Они стерли "человеко-машинный интерфейс", который позволяет операторам управлять системами и восстанавливать их работоспособность. И даже отключили резервные источники электроснабжения.

По предположению американских следователей, украинцев спас тот факт, что в их стране используются старые технологии: электроснабжение удалось восстановить вручную, просто включив старомодные рубильники.

"Это плохая новость для США: ведь мы не можем такое проделать", - говорит Тед Коппель, автор книги "Свет выключили" (Lights Out) об уязвимости американских электросетей. Он поясняет, что в США необходимо поддерживать четкий баланс между объемами вырабатываемой и потребляемой электроэнергии, а для этого требуется управление по интернету.

Украина. США. РФ > Электроэнергетика > inopressa.ru, 1 марта 2016 > № 1670581


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 19 февраля 2016 > № 1657944 Владимир Глушаков

Владимир Глушаков: Действия МЭРТ могут быть логичными, если машиностроение уничтожается в угоду иностранным корпорациям

Харьковское государственное предприятие «Электротяжмаш» передано в Фонд госимущества и, скорее всего, скоро будет выставлено на продажу. Этому событию предшествовал цикл достаточно скандальных событий и обвинений в адрес руководства завода.

Владимир Глушаков, уволенный и восстановленный судами в должности директора ГП «Электротяжмаш», излагает свою версию конфликта. По сути, он разбивает выдвигаемые министром экономразвития Айварасом Абромавичусом против него обвинения в «сидении на потоках», вскользь хвалит Дмитрия Костюка в роли «смотрящего» и связывает предположения относительно подлинных мотивов руководства МЭРТ в отношении украинского машиностроения.

12 февраля вышло интервью на delo.ua с бывшим замминистра экономразвития и торговли Русланом Коржом. В этом интервью он обвиняет Вас в многочисленных нарушениях, которые привели к вашему увольнению. Вы читали это интервью?

Владимир Глушаков: Читал. Ничего нового бывший замминистра не сказал – все та же ложь. Кстати, изданию, которое опубликовало интервью с Коржом, следует отдать должное – через три дня там же вышло интервью с руководителем ГП «Объединенная горно-химической компания» Русланом Журило, в котором он документально доказал, что в его отношении Корж соврал.

То же касается и меня. Точнее, как выразился бывший замминистра, «злосчастного «Элетротяжмаша» - его интервью изобилует враньем.

Именно враньем, не ошибками?

Владимир Глушаков: Судите сами. Он говорит, что в 2014 году (период сравниваемый им с «Турбоатомом») «Электротяжмаш» показал ноль прибыли. В 2014 году «Электротяжмаш» уплатил 28 млн 165 тыс. грн прибыли, в том числе, авансовый платеж налога на прибыль составил 14 млн 221 тыс. грн. Плюс дивиденды в размере 24 млн 915 тыс. грн. Кому, как не замминистра, знать об этом?

По поводу причины моего увольнения, придуманной Коржом – по итогам проверки Государственной финансовой инспекции (ГФИ). После моего заявления, которое я лично написал 28.08.15 на имя премьер-министра Арсения Яценюка и передал в Кабинет министров. Кабмином была назначена проверка по линии ГФИ, которая не выявила каких-либо существенных нарушений, и о чем есть акт №06-12/9 от 23.12. 2015 года.

Второй повод для моего увольнения некие письма ГФС (с текстом которых я не знаком) и докладная записка заместителя министра Руслана Коржа (содержание которой я также не знаю, мне её не предъявляли даже для ознакомления). Есть акт проверки деятельности завода №2/28-09-22-02-04/00213121 от 15.06.2015 года, в котором были отмечены нарушения. Часть нарушений была оспорена заводом в судах и есть решения в нашу пользу, а начисленная пеня за несвоевременное получение валютной выручки была уплачена в госбюджет.

Поэтому все судебные решения нескольких судов признавали действия МЭРТ незаконными и требовали моего немедленного восстановления в должности. Потому что, в отличие от Руслана Коржа, суды изучали и работали с фактами, а не домыслами.

Ну и самой фразой «человек «работает» с нашими судами» Руслан Корж ставит под сомнения судебные решения обязательные для исполнения. При этом, своим письмом №2432-05/2171-07 от 27.12.2016 года, адресованным «Электротяжмашу», он настаивает на неисполнении судебных решений. Как видно у этого человека свои представления о законности.

Это письмо датировано 27 января, исполнено на бланке министерства - и подписано Коржом, как замминистра. Но из того же его интервью известно, а есть и документ, что он был уволен Кабмином с должности замминистра МЭРТ 20 января – за неделю до этого письма.

Так кто сегодня руководит «Электротяжмашем» - вы или Дмитрий Костюк?

Владимир Глушаков: Последнее время, надо полагать, руководит предприятием Дмитрий Костюк, вопреки всем решениям суда и по прихоти МЭРТ. А с 03.02.2016 г. мне физически преграждает дорогу на завод его охранная фирма.

Я намеренно говорю ЕГО фирма, т.к. Костюк самовольно, невзирая на наличие договора завода с харьковским охранным агентством «Инэкс», заключил договор с запорожской фирмой, где проживают его многочисленные родственники, и жена оттуда родом. Наверное, не случайно стоимость услуг этой запорожской фирмы более чем втрое превышает стоимость услуг «Инэкса» и иных охранных агентств Харькова.

Но, наверное, это уже вопрос компетентных органов. На днях я уже обратился с заявлением в Следственное Управление национальной полиции и в прокуратуру Харьковской области по данному факту.

Судя по последним публикациям, конфликт с руководством МЭРТ у Вас начался еще в конце лета прошлого года. С чего все началось?

Владимир Глушаков: Как это не парадоксально будет звучать, но все началось, наверное, из-за моей инициативы.

Как только образовалось данное министерство и сформировалось его руководство, я побывал на приеме в министерстве. После этого визита у меня сложилось впечатление, что эта команда инвестбанкиров слишком далека от понимания ситуации, в которой вынуждены работать украинские предприятия машиностроительного комплекса, и в частности - завод «Электротяжмаш».По-моему, о существовании завода они узнали только в связи с моим визитом.

Поэтому я пригласил министра (Айвараса Абромавичуса) посетить наш завод с целью его представления, знакомства с номенклатурой выпускаемой продукции, его достижениями (они были немалыми на тот момент, особенно - в части проведенной модернизации и объема реализуемой продукции), а также имеющимися проблемными вопросами.

К нам были направлены представители министерства в мае 2015 года в количестве трех человек, которые в течение нескольких дней знакомились со всей документацией завода не имея никаких ограничений в доступе к ней. Руководил этой работой Руслан Корж. После этого я встречался с Коржом на заводе во время его визитов и в министерстве, когда я бывал там. О каких-либо претензиях к моей работе он не говорил.

В августе 2015 года меня вызвал министр Абромавичус и объявил, что он настаивает на моем увольнении. В качестве причины указал, что это связано с тем, что я занимал директорскую должность во времена президентства Януковича, и, стало быть, являюсь «красным директором», подлежащим увольнению. Меня эти аргументы не убедили, и я отказался писать заявление об увольнении.

Как я теперь понимаю, за время, прошедшее с момента первого посещения Коржом нашего завода до этого предложения министра, они увидели, что данное предприятие может представлять для них интерес (не заниматься же сотнями убыточных госпредприятий). Остается только убрать несговорчивого директора и назначить своего.

Но вы действительно руководили заводом во времена Виктора Януковича и в контексте люстрационных норм можете быть уволены.

Владимир Глушаков: Что касается моего «красного директорства». Впервые на завод я попал летом 2004 года.

В то время я занимался коммерческой деятельностью и, в частности, работал над поставкой в Сирию комплектующих для работавшего там подвижного состава советского производства. Часть из этого (электродвигатели, аппаратуру управления и т.п.) производил завод «ЭТМ». Так я познакомился с одним из достаточно молодых заместителей директора «ЭТМ».

Не буду сейчас много рассказывать, каких усилий мне стоило получить в необходимом количестве продукцию завода, так как она уже практически не производилась или, если и производилась, то с огромным отставанием, плохим качеством и т. п. Это было связано с ужасным состоянием производственных мощностей, немотивированностью сотрудников завода - им подолгу не выплачивалась зарплата.

Однако, немного зная конъюнктуру этого рынка, потребности в данной продукции на постсоветском пространстве, в развивающихся странах я увидел огромный потенциал этого предприятия - при правильной организации его работы. Я составил программу, вместе с заместителем директора завода мы поехали в министерство (на то время - Министерство промышленной политики).

Мы смогли убедить министра в перспективе развития по нашему плану. Заместителя завода назначили директором, я меня – первым заместителем директора.

Просто в качестве справки. В 2004 году на «Электротяжмаше» были задолженности по зарплате и перед Пенсионным фондом, висели долги за газ и электричество, а все более-менее ценное оборудование в налоговом залоге. На предприятии осталось менее 3 тыс. сотрудников, а работало до 6,5 тыс. Все более-менее ценные кадры были вымыты.

Основные средства производства находились в плачевном состоянии – были практически разрушены все инженерные сети, крыши проваливались целыми пролетами. Завод был лишен возможности получать банковские кредиты или необходимые суммы авансирования.

Наш завод был вынужден выполнять заведомо убыточный контракт, подписанный предыдущим руководством. Сумма контракта - 10 млн долл. при себестоимости порядка 20 млн долл. При этом, весь годовой оборот предприятия в 2004 году был сопоставим с этой разницей.

При этом, Харьковская ОГА во главе с Евгением Кушнаревым вынашивала настойчивые планы объединить остатки нашего завода с ПАО «Турбоатом», а ненужное продать через налоговый залог. Впрочем, при всех последующих губернаторах, включая нынешнего, шли и идут попытки подмять «ЭТМ».

Таким образом, имеется мало оснований предполагать, что целью моего прихода на завод было «воровство и выкачивание прибыли предприятия» (как меня обвиняют в этом и МЭРТ, и Костюк). Я видел только возможность быть причастным к возрождению умирающего предприятия.

Но вас обвиняют и в сидении «на потоках».

Владимир Глушаков: Слишком заезжено это слово - «потоки». Но, если обратиться к его истинному смыслу, то он должен иметь отношения к потокам государственных средств на протяжении десятилетий утекающих из бюджета нашей страны благодаря «правильному» направлению, задаваемому нашими многочисленными государственными чиновниками.

На протяжении моей более чем десятилетней работы на заводе, предприятие не получало ни единой копейки бюджетных средств или хотя бы какого-либо госзаказа. Все средства, которыми располагал наш завод – это результат его производственно-коммерческой деятельности.

Да действительно он называется государственным предприятием, но на этом вся его «государственность» и заканчивается. При этом мы как госпредприятие, использующее его (государственные) основные фонды, платим дивиденды государству в размере 30% от прибыли, причем все остальные налоги мы платим, как любой хозяйственный субъект Украины.

Можете себе представить, в каком состоянии находились бы эти самые государственные фонды-здания, сооружения, станки и оборудование, если государство прекратило какую-либо заботу о них еще в конце 80-х годов прошлого века.

Только за 2012-2014 год заводом была проведена существенная модернизация - приобретены непосредственно у производителей и введены в эксплуатацию несколько современных обрабатывающих комплексов, современных комплексов вакуумной пропитки электротехнических изделий, произведена частичная реконструкция имеющихся помещений, что позволило улучшить условия труда, большие объемы работ по асфальтированию территории завода, гидроизоляции кровли и т.п.

Только на эти мероприятия за указанный период заводом было потрачено около 45 млн долл. Следуя логике МЭРТ, удивительно, как такие средства не были растащены по карманам руководства.

Может быть, эти «потоки» так заинтриговали Руслана Коржа и он раздосадован, что в это время на заводе не было «его» руководителя, способного направить их в «нужном» направлении, в связи с чем он и организовал смену директора, чтобы хотя бы в будущем ими воспользоваться.

Кстати, насколько всем уже известно, и Коржа то в министерстве уже нет. И я не слышал, чтобы его забрали на повышение. Надо полагать, Кабинет министров дал должную оценку его деятельности.

А как быть с обвинением, что контракты «Электротяжмаша» идут через оффшорную прокладку?

Владимир Глушаков: У нас уже просто правило в стране «во всем виноваты «попередники». При чем – они будут виноваты долгие годы. В моем случае – месяцы.

Вот уже почти 7 месяцев я не возглавляю завод. Значит и контакты через оффшоры должны были исчезнуть. По логике вещей. Но ведь реально – все контракты так и работают! Скорее всего и будут работать дальше, пока Костюк на заводе и у «штурвала».

До прихода Костюка в качестве «смотрящего» на завод, у нас все контракты были без оффшоров. Может пусть МЭРТ поищет виновного в такой системе работы не в кабинете директора завода? Я думаю, что в таможне можно запросить все декларации на отгрузку продукции завода с 28.08.2015 года по сегодняшний день. В разделе контрактодержателя все тот же оффшор.

Были ли у вас личные встречи с министром Айварасом Абромавичусом и его заместителем Русланом Коржом? О чем шла речь на этих встречах, что лично Вам инкриминировали руководители МЭРТ?

Владимир Глушаков: С Коржом я встречался 3 или 4 раза. Один раз в июне 2015 года - он приезжал на завод и был приятно удивлен состоянием завода. Остальные разы – в министерстве.

А с министром один единственный раз, 25 августа 2015 года. Меня пригласили отчитаться о финансово-хозяйственных результатах завода за первое полугодие. После моего доклада мне предложили написать заявление об увольнении, так как «мы все равно будем менять всех «красных директоров» государственных предприятий, которые работали при старой власти».

И предложил мне пройти с его заместителем Коржом Русланом продолжить беседу. Я не намеревался продолжать какой-либо разговор и покинул министерство.

Министр озвучивает в прессе «Костюк руководит заводом». А знает ли на самом деле как Костюк осуществляет руководство? Знает ли что с 17.12.2015 по 19.01.2016 Костюк был на заводе только два раза? А 28.01.2016 он уехал «по семейным обстоятельствам» до 03.02.2016. И таких поездок за четыре месяца у него было несколько.

На декадном совещании 10 марта 2016 года Костюк сказал о тяжелом наследии, которое осталось, якобы, после меня. Он это сказал более, чем через полгода после моего незаконного увольнения. И он же работал у меня первым заместителем, то есть, прекрасно знал о положении дел на предприятии. Так почему не сказал сразу, а тянул полгода?

К слову о нынешнем министерстве - «инопланетяне». В конце мая 2015 года на согласование был отослан финансово-хозяйственный план на 2016год. Он до сих пор не согласован. И завод не может тратить на развитие и социальные нужды ни копейки, а сейчас уже февраль на календаре.

Зато они поменяли устав предприятия! Реформаторы! Было - ГП завод «Электротяжмаш». Стало - ГП «Завод «Электротяжмаш». Колоссальная реформа.

Я думаю, не стоит объяснять что за собой влечет добавление символа в названии юридического лица, особенно если новые разрешительные документы для экспорта необходимо оформить в Российской Федерации, не говоря уже о необходимости переподписания всех договоров (и хозяйственными, и с госслужбами, с коммунальными службами и другими госучреждениями - всевозможные лицензии и разрешительные документы). Сути деятельности предприятия эти кавычки никак не изменят, однако приведут к существенным материальным и временным затратам.

А самое удивительное, что в новой редакции устава внесено следующее изменение: согласование с министерством штатного расписания, приема и увольнения с работы любого из заместителей! Это будет препятствовать оперативному управлению предприятием и даст возможность назначать на работу в качестве заместителей угодного министерству человека! Не это ли явилось в свое время причиной громкого заявления министра об уходе с поста, в связи с тем, что ему не дают работать, навязывая заместителей?

При «красных министерствах» (не будем далеко отходить от слов нашего министра) работать было намного проще, сотрудники министерства были доступны для общения. Можно было позвонить и проконсультироваться по любому вопросу, попросить поддержку какую-либо при согласовании получения кредитов. Был контакт. Сейчас его нет.

Не только Руслан Корж, но и Айварас Абромавичус утверждает, что суды, которые вы выиграли – сомнительные, если не сказать - купленные. Учитывая, что первый суд – это Печерский, у которого исторически не самая незапятнанная репутация, можно усмотреть в словах министра толику правды.

Владимир Глушаков: Полагаю, что если бы эти процессы выиграло министерство, судьи были бы объявлены самыми честными и непредвзятыми?

Решениями Печерского суда отменены два приказа о моем увольнении. Это решения суда первой инстанции. Решения допущены к немедленному исполнению, как мне объяснили юристы, решения о восстановлении на работе подлежат немедленному исполнению. Почему Печерского? Потому что - по местонахождению ответчика, МЭРТ.

На оба решения министерство подало апелляцию, решения апелляционным судом по сути спора пока не вынесены, но министерство подавало апелляционному суду ходатайство о приостановлении немедленного исполнения решения суда первой инстанции (то есть, просило суд не применять здесь немедленное исполнение, тем самым признавая, что в результате немедленного исполнения я буду восстановлен на работе). Однако, суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. Суд не вправе менять положения закона, который гласит: суд обязан допустить немедленное исполнение. Это не право, а обязанность.

Если решения незаконны и не обоснованы, министерство сможет доказать это в апелляции. Но обвинение судей в первой инстанции в подкупе не просто демонстрирует слабость позиции министерства и отсутствие юридических аргументов, а может рассматриваться как давление на суд апелляционной инстанции. Надеюсь, суд не поддастся такому давлению.

Решения суда мотивированы тем, что, кроме процедурных нарушений, у министерства не было оснований для увольнения, предусмотренных контрактом и трудовым законодательством. Мне в вину ставят грубое нарушение контракта, повлекшее значительные негативные последствия для предприятия и нарушение порядка осуществления расчетов в иностранной валюте.

Но увольнение за нарушение контракта это, как правильно указал суд, - дисциплинарное взыскание. Это значит, что должна соблюдаться процедура наложения дисциплинарного взыскания – должны собрать доказательства, у меня взять пояснения, установить факты, мою вину.

Ничего этого не было, была только какая-то докладная Коржа, с содержанием которой меня не ознакомили, но положили ее в обоснование моего увольнения. Какие из своих обязанностей я выполнял недобросовестно, что я грубо нарушил? Мне непонятно.

Как непонятно и то, в чем состояло нарушение порядка расчетов в иностранной валюте. Это не я порядок расчетов нарушил, а контрагент предприятия нарушил свои обязательства по контракту. В чем моя вина, что контрагент предприятия несвоевременно рассчитался за товар?

Директор может нести ответственность только за свои решения, действия или бездеятельность, но не за нормальные коммерческие риски, которые принимает на себя предприятие в своей хозяйственной деятельности. Ведь это же предпринимательская деятельность. Если проводить аналогию, тогда министра экономики нужно уволить за то, что у нас плохое состояние экономики.

В ходе судебных процессов министерство не предоставило ни одного доказательства, что в моих действиях действительно присутствует нарушение контракта.

Также мои юристы подавали иск в административный суд о признании противоправными действий по изданию второго приказа об увольнении в день выполнения решения суда о восстановлении на работе. В рамках этого иска действие второго незаконного приказа было приостановлено до рассмотрения иска по сути. Но, как я указал выше, этот приказ об увольнении потом был отменен решением Печерского суда, поэтому и необходимость в обеспечении иска отпала.

Вам не кажется странным, когда министр, сам государственный служащий,обвиняет суд - такую же часть системы государства, в продажности, подрывая тем самым авторитет правосудия? Я не юрист, но, насколько мне известно, такие действия называются, во-первых, неуважением к суду, во-вторых - заведомо неправдивым обвинением в преступлении. И за такое предусмотрена даже уголовная ответственность.

Как вы считаете, может ли государственный служащий позволить себе такие заявления?

Пытался ли МЭРТ подавать встречные иски? Какова их судьба?

Владимир Глушаков: Встречные иски нет, но они подавали апелляцию на указанные выше решения суда. Решения апелляции пока нет.

Расскажите пошагово о финпоказателях предприятия за прошлый год. Именно на этом базируется большая часть обвинений в ваш адрес?

Владимир Глушаков: Начну с 2013 года – 72 млн грн прибыли, за 2014 (кризисный военный год) – 28 млн грн, за 6 мес 2015 – 4 млн грн, а за 9 мес - убыток 53 млн грн. Насколько я знаю, убыток по итогам 2015 года составил около 123 млн грн.

Обвинения в мой адрес по этому поводу как-то неубедительно звучат. Во-первых, в подобном состоянии находится вся экономика Украины (и госкомпании, и частные). А во-вторых, четыре месяца на заводе руководил уже и.о. директора.

Когда вы поняли, что у Вас разладились отношения с вашим первым заместителем Костюком? С чем это было связано и как он был назначен?

Владимир Глушаков: Наши отношения были всегда деловыми и позитивными. А вот испортились они после того, как Костюк начал поливать меня в СМИ потоком грязи. Он и его «писаки» не забыли и о моей семье, и там поковырялись.

19 января 2016 года, основываясь на решениях судов, я пришел на завод выполнять свои функциональные обязанности. Костюк начал меня заверять, что мы должны думать о судьбе завода, что я, по сути, и делал всегда.

А вот к нашей конфронтации его подталкивает лично Руслан Корж. И в этом нет сомнений, так как, будучи уволенным 20 января 2016 года распоряжением Кабинета министров, Корж направляет на завод 27 января письмо на бланке министерства за своей подписью как замминистра, в котором практически ставит под сомнение решение судов о моем восстановлении и призывает к их игнорированию.

Насколько верна информация о том, что Костюк зашел на «Электротяжмаш» в 2012 году в качестве, как тогда говорили, «смотрящего»?

Владимир Глушаков: В то время действительно была такая практика - она касалась целых областей. Конечно же, не обошли вниманием и «Электротяжмаш». Действительно от ДТЭК, в этом качестве Костюк и был назначен на завод. Не за счет же его «опыта» в руководстве предприятиями машиностроительной отрасли. Назначение Костюка на должность одного из заместителей было сделано предыдущим директором завода.

И важно отметить, что сегодня, похоже, ДТЭК не имеет к Костюку никакого отношения. Там больше «запорожского следа».

По сути, «Электротяжмаш» держится на контрактах с российским «Трансмашхолдингом». Санкции на производство «Электротяжмаша» со стороны РФ не распространяются, но здесь есть этический и политический аспект – сотрудничество со страной-агрессором. Можете прокомментировать?

Владимир Глушаков: Конечно же, те трагические события, которые сейчас происходят между нашими странами, ставят нас в несколько двойственное положение. Несколько успокаивает то, что продукция завода не предназначена для военной промышленности и прямо не влияет на уровень агрессии.

С одной стороны, мне, конечно же, не хотелось бы, чтобы деятельность нашего завода хоть каким-то образом способствовала укреплению агрессора. С другой стороны, потеря заказчика неминуемо скажется на благополучии завода, его рабочих, их семей.

Есть и обратная сторона этих взаимосвязей. В период интенсивной мобилизации завод поддерживал усилия страны и техникой и людьми. Так, в 2014-2015 гг на нужды Вооруженных сил завод передал военкомату до 10 единиц автомобильной техники, предоставлялась помощь по перевозке военнослужащих на место сборов.

Было мобилизовано более 80 сотрудников. И каждому из мобилизованных была оказана единовременная помощь в размере 5 тыс. грн. Причем, по решению трудового коллектива все призванные в ряды ВСУ обеспечивались необходимым обмундированием за счет средств профсоюза «Электротяжмаша».

Так что, как видите, вырученные средства от продажи продукции стране-агрессору прямо и косвенно инвестированы в ее сдерживание.

А в данный момент транспортной блокады со стороны России вообще очень сложно что-либо прогнозировать. Отгрузка будет теперь возможна только железнодорожным транспортом. Все под большим вопросом.

Каково будущее контрактов с Казахстаном?

Владимир Глушаков: Контрактов с Казахстаном, к сожалению, давно нет, с 2008 года. Там железнодорожный рынок теперь использует американскую продукцию («Дженерал Электрик»).

Очень много шума вокруг отгрузки двигателя постоянного тока на Казахстан. За производство и поставку этого двигателя на казахскую шахту объединения «Арселор Миттал» мы бились с 2008 года. Делали коммерческие предложения, сотрудники завода выезжали на эту шахту в командировки. Однако, наш завод не был допущен к тендеру. Вся переписка есть на заводе.

В 2014 году на завод поступило предложение от английской фирмы - заказ на изготовление этого двигателя, естественно, с указанием пункта доставки - Казахстан. Завод сработал на изготовлении этого двигателя с рентабельностью 90%. На условиях 100% предоплаты.

Есть промежуточный акт проверки ГФИ, который был направлен в МЭРТ, в этом акте указано, что полная себестоимость двигателя составила 14,3 млн грн, а прибыль, которую получил завод, составила 16,5 млн грн (акт от 12.10.15 за №06-12/1204)

Какие шансы, в случае схлопывания имеющихся контрактов с Россией диверсифицироваться за счет выхода на другие рынки?

Владимир Глушаков: Какие другие «другие рынки», если мы на украинском рынке никому не нужны?

Железнодорожный парк изношен на 90%. А заказов нет. Тепловые и атомные станции нуждаются в модернизации. Заказов тоже нет. Требуется модернизация Днепровского каскада, а многими политиками лоббируются иностранные производители.

И еще пару мыслей о логике руководства МЭРТ. Может быть, его действия логичны, только цель преследуется иная - окончательно уничтожить машиностроительные возможности Украины и тем самым расчистить рынок для иностранных корпораций.

Каких корпораций?

Владимир Глушаков: Тех же «Сименс», «Альстом», а может и «Электросилы», кто знает. В результате этой деятельности группы инвест-банкиров в МЭРТ железные дороги нашей страны будут бороздить уже «зарекомендовавшие» себя поезда «Хюндай» и т.п. А в стоимости украинской электроэнергии для наших же граждан появится инвестиционная составляющая для иностранных производителей энергогенерирующего оборудования. Ведь своих то уже не будет.

Ранее Министерство экономического развития и торговли, как бы оно ни называлось, составляло программы развития предприятий, была понятна стратегия. А нынешнее министерство не удосужилось за время своей работы стратегию развития экономики сформулировать.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 19 февраля 2016 > № 1657944 Владимир Глушаков


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 17 февраля 2016 > № 1653741 Валентина Касымова

Риски энергетической безопасности и меры по их предотвращению в КР

Валентина Касымова, д.э.н. профессор, зам.директора КНТЦ «Энергия» при Минэкономики КР

В одной из газет 5.02.2016 г. опубликована статья, во-первых с неудачным названием «Союзники бранятся - только тешатся» по поводу денонсации межправительственных Соглашений по сооружению Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1. Во-вторых, приводится: «…Российские дипломаты подчеркнули, что возникшие проблемы связаны с глобальным экономическим кризисом и удорожанием заемных средств, а также отсутствием подтвержденного спроса на электроэнергию будущих станций, что еще более усугубляет ситуацию».

В то время как ввод новых мощностей по этим объектам по годам был обоснован именно на прогнозе спроса на электроэнергию на перспективу в Национальной энергетической программе на 2008-2010 гг. и стратегии развития ТЭК до 2025 года, утвержденной Жогорку Кенешем КР от 14 апреля 2008 г., в Национальной стратегии устойчивого развития Президента Кыргызской Республики на 2013-2017 годы и других документах. Следует отметить, что энергетическая политика страны проводится в соответствии с государственной концепцией и стратегией на кратко-, средне- и долгосрочную перспективу, утвержденных в законодательном порядке и должны периодически обновляться с учетом анализа ситуации и проблем для их решения.

В связи с чем подготовлен к общественному обсуждению новый проект Концепции развития энергетики до 2030 г.,чему способствовало также решение Совета обороны Кыргызской Республики в целях повышения эффективности развития энергетики и ликвидации коррупционных схем и Детализированного плана реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР от 5 марта 2014 года, согласно которому (п. 23) Министерству энергетики и промышленности КР было поручено разработать и утвердить в установленном порядке «Концепцию развития энергетики КР (далее Концепция), в том числе мощностей и сетей ОАО «НЭС Кыргызстана» и распределительных компаний» (далее - Концепция).

В настоящее время проект Концепции разработан межведомственной рабочей группой в соответствии с приказом Министра энергетики и промышленности КР № 65 от 30 апреля 2015 года и Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом Министра экономики КР №45 от 27 февраля 2015 года (далее Методология) и представлен на сайтах Минэкономики КР и Аппарата Правительства КР.

В соответствии с Методологией проект Концепции содержит следующие разделы: анализ и оценку текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов; целевые установки; приоритеты государствнной энергетической политики; достижения и проблемы; задачи по приоритетам и политику мер; ожидаемые результаты; оценку рисков и вызовов; оценку финансовых ресурсов и источников финансирования; механизмы и ответственные органы по реализации концепции. При этом соблюдены требования по учету региональных, социальных, экологических факторов, обеспечения энергетической безопасности и энергоэффективности реального сектора экономики, и продвижения по пути устойчивого развития страны. В связи с чем в проекте новой Концепции в качестве главной цели поставлено - обеспечение устойчивого развития энергетики, энергетической безопасности страны и регионов, энергоэффективности реального сектора экономики, доступности энергоносителей для каждого потребителя и снижения техногенного воздействия на окружающую среду.

Анализ текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов показывает, что сложившаяся экономическая ситуация в электроэнергетике КР за последние 10 лет характеризуется дефицитностью как по вводу мощностей, так и по финансовым ресурсам в развитие отрасли, что выражается в росте расходов за последние 10 лет в 3,3 раза при росте доходов в 2,1 раза. В результате, у стратегически важного предприятия по производству электро- и теплоэнергии ОАО «Электрические станции» убытки увеличиваются и в 2014 г. составили 3,504 млрд сомов.

Положение усугубилось в 2015 г., по оперативным данным дефицит возрос до 4,256 млрд сомов в связи с импортом электроэнергии для обеспечения внутреннего потребления, при этом сумма кредитов и бюджетных ссуд на закупку топлива и оплату импорта в 2014 г. составила 6,14 млрд сомов, за 2015 г. затраты на приобретение топлива на технологические цели составили 4,854 млрд сомов. Дефицит мощности и вынужденный импорт электроэнергии в осенне-зимний отопительный периоды из соседних энергосистем по тарифам, превышающим внутренние тарифы, был связан со снижением производства электроэнергии на каскаде Нижне-Нарынских ГЭС из-за циклического маловодья и сработкой Токтогульского водохранилища до критического уровня, что является главной угрозой энергетической безопасности страны.

В Концепции в качестве задачи и политики мер в электроэнергетике по обеспечению энергетической безопасности предлагается:

- опережение темпов ввода новых мощностей электрических станций и гарантии уровня резерва установленных мощностей ГЭС в энергосистеме;

- комплексное использование водных ресурсов в бассейне р.Нарын с постепенным переходом на проектный режим работы Токтогульской ГЭС в интересах энергетики и ирригации и недопущения сработки его водохранилища до критического уровня;

- реализацию проектов по сооружению к 2016-2019 гг. Верхне-Нарынского каскада ГЭС установленной мощностью 237,7 МВт; в 2015-2017 гг. установку второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт и с завершением строительства в 2017-2024 гг. Камбаратинской ГЭС-1 установленной мощностью 1860 МВт;

- создание гарантированной базовой мощности в энергосистеме с сооружением в 2016-2022 гг. Каракечинской ТЭС установленной мощностью 600 МВт с последующим расширением до 1200 МВт;

- проведение и завершение реконструкции ТЭЦ-1 г.Бишкек с увеличением мощности на 146 МВт; ТЭЦ-2 на природном газе; Учкурганской ГЭС - на 40 МВт, Атбашинской ГЭС - на 2 МВт, Токтогульской ГЭС с поддержанием ее мощности 1200 МВт;

- в целях реализации Концепции развития малых ГЭС и оценки реальной возможности к сооружению до 2030 г. выявлено, что реально сооружение 333 МВт с выработкой 1,7 млрд кВт.ч, из них на период 2016-2030 гг. возможно сооружение 42 малых ГЭС установленной мощностью 157 МВт и выработкой 773 млн кВт.ч;

Для реализации поставленных задач требуются инвестиции в объеме $5,04-5,2 млрд, что невозможно покрыть за счет собственных средств энергетических компаний и госбюджета страны, необходимо привлечение заемных средств для сооружения ГЭС и ТЭС в рамках достигнутых межправительственных соглашений и/или от международных финансовых доноров; для реализации проектов развития малых ГЭС и других видов ВИЭ необходим поиск средств в рамках климатического финансирования.

Естественно, существуют риски и первые из них уже проявились в денонсации межправительственных Соглашений по сооружению Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1, что чревато сдвигом сроков их сооружения с сохранением и ростом дефицита мощности и электроэнергии в Кыргызской энергосистеме, со всеми негативными последствиями для реального сектора экономики и населения.

Разработанный в проекте Концепции пошаговый ввод мощностей и прогноз производства электроэнергии на период 2016-2030 годы показывает возможность роста до 20,8 млрд кВт.ч к 2020 г., до 27,8 млрд кВт.ч - к 2025 г. и до 30,8 млрд кВт.ч - к 2030 г., при этом спрос на электроэнергию по прогнозу увеличится до 14,34 млрд кВт.ч к 2020 г., до 16,7 млрд кВт.ч - к 2025 г. и до 18,5 млрд кВт.ч - к 2030 г. с учетом ежегодных темпов роста ВВП на 104,7% и численности населения на 1,1% и обеспечения ежегодного сокращения энергоемкости ВВП на 1,5% и проведения государственной энергосберегающей политики. При этом обеспечится опережение темпов роста производства электроэнергии над темпами роста ее потребления с 2020 по 2030 гг.

Возможность экспорта в объеме 1,8 млрд кВт.ч по обязательствам проекта САSА-1000 в Пакистан прогнозируется с вводом в действие первого агрегата Каракечинской ТЭС к 2020 г. В целом возможности экспорта возрастут до 4,06 млрд кВт.ч к 2020 г. и свыше 8 млрд кВт.ч - к 2025 г. с вводом первой очереди Камбаратинской ГЭС-1 и до 9,4 млрд кВт.ч к 2030 г., что позволит войти в единый рынок электроэнергии ЕАЭС с объемом экспорта порядка 7 млрд кВт.ч в год.

Однако, если учесть, что электроэнергия от Верхне-Нарынского каскада ГЭС в объеме 942 млн кВт.ч и 75% электроэнергии, вырабатываемой от Камбаратинской ГЭС-1, по условиям Соглашения с ОАО «Русгидро» в объеме 4,5 млрд кВт.ч рассчитана была на экспорт соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления составит 1,15 и будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах до 15%, соответственно снизились бы угрозы ЭБ страны.

Увеличение резерва мощности также возможно через:

- активное вовлечение ВИЭ путем сооружения малых ГЭС и солнечных энергоустановок, которые позволят увеличить производство электроэнергии ими в прогнозируемый период с 153 млн кВт.ч в 2015 г. до 1,87 млрд кВт.ч к 2030 г., при этом солнечные энергоустановки мощностью до 100 МВт возможно в первую очередь размещать в районе г.Балыкчы, где имеются достаточные пустующие площади земель и электрические сети 220-110 кВ вокруг оз. Иссык-Куль с их доступностью для потребителей, сооружение в других регионах необходимо будет обосновать в проекте Национальной стратегии развития ВИЭ КР на период 2018-2023 гг. с ростом их доли в общей выработки электроэнергии от 1,1% до 5% соответственно;

- сооружения малых ТЭС в районе угольных месторождений Сулюкта мощностью 75 МВт в Баткенской области, Ташкумыр - мощностью 75 МВТ в Джалал-Абадской области, Узген, Кызыл-Кия - мощностью по 50 МВт в Ошской области, которые позволят выработать электроэнергию в пределах 1,5-2 млрд кВт.ч к 2030 г. с ростом их доли до 5%. При включении вышеперечисленных объектов в прогноз производства электроэнергии на период 2015-2030 гг., объемы ее выработки возрастут более чем в 2,3 раза или с 14,5 млрд кВт.ч до 33,37 млрд кВт.ч при росте потребности с 11,5 млрд кВт.ч до 19,9 млрд кВт.ч. или в 1,66 раза. Таким образом, можно достичь опережения темпов роста производства над темпами роста потребления в 1,34 раза и превысить пороговое значение резерва мощности в энергосистеме (1,15). Таким образом, для обеспечения энергетической безопасности страны необходимо ускорить поиск инвесторов на тендерной основе с выгодами для собственных потребителей и достижения проектного режима накопления воды Токтогульского водохранилища многолетнего регулирования и, соответственно, режимов работы действующего каскада Нижне-Нарынских ГЭС.

Необходимо на постоянной основе проводить прогноз спроса на энергоносители и оптимизацию топливно-энергетического баланса в соответствии с социально-экономическим развитием страны и выполнение п.24. по созданию Центра по анализу и прогнозу спроса на энергоносители при Минэкономики КР Детализированного плана по противодействию системной коррупции в энергетике КР от 5 марта 2014 года Совета обороны Кыргызской Республики.

Для выхода на рынок электроэнергии ЕАЭС необходимо обеспечить экспорт электроэнергии и проводить государственную энергосберегающую политику с четким выполнением целевых установок Концепции по снижению энергоемкости ВВП и углеродоемкости ВВП для привлечения климатического финансирования развития ВИЭ.

Для предотвращения рисков необходимо ускорить обсуждение и утверждение проекта Концепции развития энергетики КР до 2030 г., а также развитие энергетической дипломатии, а не допускать пустые разглагольствования псевдоэкспертов по энергетике. Немаловажен и скрупулёзный подход к источникам информации журналистам всех СМИ и пресс-службам соответствующих госорганов в КР и за рубежом.

Валентина Махмудовна Касымова, д.э.н. профессор, зам.директора КНТЦ «Энергия» при Минэкономики КР, руководитель межведомственной рабочей группы по разработке проекта Концепции развития энергетики Кыргызской Республики на период до 2030 года

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 17 февраля 2016 > № 1653741 Валентина Касымова


Казахстан. США > Электроэнергетика > inform.kz, 17 февраля 2016 > № 1653739

Руководство АО «НАК «Казатомпром» представило председателю правления АО «Самрук-Қазына» Умирзаку Шукееву Дорожную карту трансформации компании на 2016 год.

Председатель правления национальной атомной компании Аскар Жумагалиев рассказал о работе, проводимой Казатомпромом в рамках реализации программы трансформации, ознакомил с первыми результатами и презентовал карту показателей на 2016 год

По итогам 2015 года Казахстан сохранил лидирующие позиции в мире как крупнейший производитель природного урана, объем добычи составил 23800 тонн. Также Казахстан стал крупнейшим поставщиком урана на рынке США и Франции, отметили в пресс-службе компании.

«По итогам принятых мер в 2015 году экономическая добавленная стоимость (EVA) Казатомпрома выросла на 15,4 млрд тенге. В результате принятия комплексных мер по повышению эффективности производства, оптимизации технологических процессов и энергосбережения, компании удалось сократить себестоимость производства на 16,4 млрд тенге», - говорится в сообщении.

«Перед Казатомпромом стоят большие цели по развитию атомной промышленности в стране. Работа уже начата, существенные меры приняты по оптимизации компании, переносу головных офисов предприятий непосредственно на производство. Все это помимо экономии приносит хороший управленческий эффект, бизнес должен работать без отрыва от производственных реалий - это то, чего мы добиваемся в рамках трансформации», - отметил председатель правления АО «Самрук-Қазына» Умирзак Шукеев.

Среди других значимых результатов деятельности - подписанное в декабре соглашение о проектировании и строительстве завода по производству ТВС с компанией CGNPC, передислокация 10 офисов дочерних предприятий в уранодобывающие регионы, а также сокращение количества дочерних компаний с 82 до 72.

Как пояснили в пресс-службе компании, особое внимание будет уделяться развитию основной деятельности Казатомпрома, расширению рынков сбыта урановой продукции и диверсификации производства.

«В компании намерены завершить передислокацию в уранодобывающие регионы оставшихся 2 дочерних предприятий, создать трейдинговую компанию, которая будет заниматься продажами на спотовом рынке, ликвидировать представительства Казатомпрома в Китае, США и России, а также вывести из структуры холдинга 18 непрофильных предприятий и завершить разработку ТЭО проекта строительства завода по выпуску тепловыделяющих сборок на базе АО «УМЗ»», - отметили в Казатомпроме.

Наряду с этим в рамках реализации программы трансформации Казатомпром планирует запустить новую модель закупок, которая позволит сэкономить средства путем обеспечения централизации и прозрачности процесса, а также внедрить систему оплаты труда, основанную на грейдировании с соблюдением принципов меритократии, с целью повышения мотивации и работоспособности персонала.

АО «НАК «Казатомпром» стало шестой портфельной компанией, которую посетил У.Шукеев в период с 8 по 15 февраля текущего года. В завершение выездной сессии состоялось вручение Плана личного участия в трансформации председателю правления национальной атомной компании А. Жумагалиеву, в котором указаны объем и сроки реализации задач по трансформации Казатомпрома в 2016 году.

Казахстан. США > Электроэнергетика > inform.kz, 17 февраля 2016 > № 1653739


Япония. Россия. ДФО > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > ifes-ras.ru, 13 февраля 2016 > № 2597959

Перспективы российско-японского сотрудничества в области энергетики

А.В. Белов

Во второй половине 2015 г. и на мировом, и на внутреннем японском энергетическом рынке произошли серьезные изменения. В результате понизился интерес Японии к ряду совместных японо-российских проектов. Оживление энергетического диалога возможно в случае разработки Россией более действенной политики по привлечению японских инвесторов.

Ключевые слова. Япония, Россия, экономическое сотрудничество, энергетика, международные проекты развития.

Во второй половине 2015 г. на мировом рынке резко упали цены на углеводороды. В Японии определились контуры новой энергетической политики, включающей перезапуск АЭС, расширение угольной энергетики и смягчение ограничений по эмиссии СО2. В стране был взят курс на постепенное сокращение использования нефти и сжиженного природного газа (СПГ). В результате понизился интерес Японии к некоторым нефтяным и газовым проектам сотрудничества с Россией. Оживление энергетического диалога двух стран вполне возможно, но теперь для этого потребуются эффективные меры российской стороны по привлечению японских инвесторов. Анализу этих вопросов и посвящена данная статья. В первой части рассматриваются основные черты энергетической политики Японии, во второй - исследуются важнейшие направления сотрудничества с Россией в области нефти и газа, в заключении приводятся общие выводы и рекомендации.

Новая энергетическая политика Японии

На протяжении ряда лет, вплоть до катастрофы 2011 г., состояние энергетики Японии считалось образцовым. В стране были накоплены солидные запасы топлива, и даже образовался избыток генерирующих мощностей ТЭЦ. Систематически велась работа по диверсификации источников импорта ископаемого топлива. Представители энергокомпаний с гордостью заявляли, что система электроснабжения Японии является самой устойчивой в мире по напряжению и частоте тока. Выработка электроэнергии (э/э) велась с использованием нескольких видов генерации. Существовали планы резкого сокращения выбросов СО2. Достаточно вспомнить, что именно Япония выступала инициатором подписания Киотского протокола - первого в мире международного соглашения в этой области. Все это позволяет понять, почему страна долгое время считалась международным лидером в данной сфере.

На общем положительном фоне терялись периодические сообщения специалистов о крупных структурных проблемах в японской энергетике. Как это часто бывает во многих странах, о проблемах начали громко говорить лишь после крупных потрясений: ядерной аварии в Фукусима, остановки АЭС и резкого подорожания углеводородов в 2011-2014 гг. В частности оказалось, что энергосистема Японии искусственно разбита на две части (восточную и западную), в которых применяется различная частота тока. Возможности преобразователей частоты составляют 1-2 % от мощности сети, что не позволяет перебрасывать э/э между регионами в случае необходимости. Далее, большинство атомных станций Японии построены на активных сейсмических разломах (т.е. таких участках земной коры, которые передвигались под влиянием землетрясений в последние 120 тысяч лет). Решения об их строительстве принимались в те годы, когда для определения активности разлома использовались более мягкие критерии и не проводились независимые геологические экспертизы. И наконец, поставками э/э в Японии традиционно занимались 10 региональных энергетических компаний-монополистов, не проявлявших особой заинтересованности в развитии межрегионального сотрудничества, внедрении возобновляемых источников энергии и снижении тарифов. Подчеркнем, что эти проблемы были хорошо известны специалистам, однако в центр внимания они попали только после резкого изменения ситуации.

Три года, с 2012 по 2014 г., стали, пожалуй, самым болезненным периодом в развитии японской энергетики после эпохи нефтяных шоков 1970-х годов. В 2012 г. в соответствии с требованиями безопасности были остановлены все действовавшие АЭС. В результате Япония потеряла более четверти генерации и вынуждена была резко увеличить выработку э/э на тепловых станциях. Необходимо отметить, что это произошло без заметных последствий для рядового потребителя: отключений э/э в жилых кварталах не было, меры по экономии носили ограниченный характер и применялись в отдельных регионах на протяжении короткого периода (август месяц, пик энергопотребления). В этом смысле энергосистема Японии продемонстрировала свои лучшие черты - стабильность, гибкость, быстроту реакции.

Однако вслед за этим начались не зависящие от Японии процессы. После повышения мировых цен расходы на закупку углеводородов выросли до 5,7 % ВВП в 2013 г., что всего на 0.3 % ниже уровня «шокового» 1980 г. Возник дефицит торгового баланса, которого Япония не знала с 1981 г. Началось неизбежное повышение стоимости э/э. За период 20102014 гг. тарифы для населения выросли на 25, а для промышленности - почти на 40 %. Увеличение генерации тепла привело к резкому росту эмиссии парниковых газов. К 2012 г. выбросы СО2 на 6,5 % превысили показатели 1990 г., хотя по Киотскому протоколу Япония должна была сократить их примерно на 20 % [1].

Отметим, что в 2015-2016 гг. ситуация изменилась: снизились мировые цены на энергоносители, улучшился торговый баланс, подорожала иена. Япония получила долгожданную передышку в решении неотложных энергетических проблем. Тем не менее, страна усвоила урок и нашла в себе силы принять решительные меры для восстановления стабильности энергетики. В 2013-2014 гг. действия правительства были направлены на ликвидацию дефицита топлива и э/э. Параллельно шла разработка нового, 4-го стратегического плана в области энергетики. Данный документ был опубликован в апреле 2014 г. [1], в мае 2015 г. был выпущен анализ стоимости производства различных видов энергии [2], а в июле 2015 г. появился долгосрочный прогноз предложения и спроса энергии и воздействия на окружающую среду [3]. В итоге, ко второй половине 2015 г. новая энергетическая политика Японии приобрела законченные очертания. Попытаемся проанализировать ее основные особенности.

Ключевое слово, которое лучше всего подходит для описания особенностей новой энергетической политики - это прагматизм. Прагматичный подход (т.е. ориентированный на практические результаты и выгоду) можно обнаружить во всех трех главных направлениях политики, к которым относятся, во-первых, обеспечение стабильности энергоснабжения, во- вторых, недопущение дальнейшего роста энергетических тарифов, и в-третьих, принятие обязательств по сокращению выбросов СО2 на уровне развитых стран. Рассмотрим три названные направления более подробно.

В обеспечении стабильности энергоснабжения главную роль играет диверсификация видов используемой энергии и источников импорта. Прагматизм проявляется в целом ряде элементов политики, из которых следует отметить прежде всего решение о перезапуске АЭС. После аварии в Фукусима ядерная энергетика стала предметом жесткой общественной критики, однако победил прагматичный подход. В результате было принято решение ввести самые жесткие в мире стандарты безопасности АЭС, а затем перезапустить примерно половину станций, отвечающих новым требованиям. К марту 2016 г. из 48 работоспособных реакторов 26 были представлены на сертификацию по современным стандартам безопасности, 4 реактора перезапущены, из них 2 приступили к коммерческой выработке э/э, а еще 2 сразу после перезапуска оказались остановлены по техническим и юридическим причинам.

С перезапуском ядерных реакторов непосредственно связано и второе направление политики - ограничение стоимости энергии. Согласно представленным расчетам, даже с учетом расходов на новые меры безопасности в обозримом будущем ядерная генерация останется самой дешевой и к 2030 г. позволит производить э/э по цене 10,8 иен за кВтч, против 11 иен при гидрогенерации, 12,9 иен при угольной и 13,4 иен при газовой генерации [2]. Неудивительно, что в перспективе энергетическая политика предусматривает расширение прежде всего самых дешевых видов генерации, а именно ядерной и угольной. Кроме того, предусматривается некоторый рост дорогих, но важных с экологической точки зрения возобновляемых источников энергии (ВИЭ). А вот бурного роста импорта СПГ и газовой генерации, происходивший в 2011-2014 гг., наверняка наблюдаться не будет. Это произойдет за счет сокращения общего потребления энергии, повышения эффективности ее использования и структурных сдвигов в области электрогенерации. В целом, структура источников производства э/э (energymix) к 2030 г. должна включать следующие элементы: 27 % - газ (43,2 % в 2013 г.), 26 % - уголь (30,3 %), 20-22 % - атомные станции (1 %), 3 % - нефть (14,9 %) и 22-24 % - ВИЭ, включая гидростанции (10 %). Легко заметить, что самое быстрое расширение планируется для ядерной и угольной генерации, а также ВИЭ (в основном, солнечная, ветряная и геотермальная энергия). Наибольшие сокращения предусмотрены для газа и нефти [2].

Экологическая составляющая новой энергетической политики заключается в принятии Японией обязательств по сокращению выбросов СО2, «соответствующих статусу развитой страны» [3]. Прагматизм в экологической сфере состоит в том, что за новый ориентир приняты не прежние обязательства по Киотскому протоколу, а уровень США. Известно, что США не подписали протокол и долгое время подвергались критике в той же Японии. Однако в декабре 2015 г. на совещании по климатическим вопросам в Париже Япония заявила о сокращении эмиссии к 2030 г. всего на 17 % по сравнению с уровнем 1990 г. Это примерно соответствует показателям США (14-17 % к 1990 г.) и намного отстает от объявленных целей стран ЕС (40 %). Неудивительно, что такой «прагматический разворот» в деле ограничения выбросов СО2 становится объектом серьезной критики и за рубежом, и внутри страны [4].

В качестве ответа на критику Япония работает над повышением эффективности сжигания угля и передачей этих технологий развивающимся странам. В частности, Япония остается единственным развитым государством, предоставляющим кредиты на строительство угольных электростанций за рубежом. Кроме того, ведутся работы по захвату и захоронению СО2 (CCS - carbon capture and storage). По сообщениям японских газет, самый крупный в мире проект CCS, связанный с закачкой СО2 в подземные пласты, должен стартовать в городе Томакомай (Хоккайдо, Япония) в апреле 2016 г. Однако, главное состоит в том, что после восстановления стабильности энергетики Япония намерена продолжить работу по существенному сокращению эмиссии СО2. Планы правительства, вероятнее всего, будут объявлены в мае 2016 г. на совещании «Большой семерки».

Важнейшую часть новой энергетической политики составляют структурные реформы в области э/э, газа и ВИЭ. Идея структурных реформ состоит в создании условий для появления новых производителей и продавцов э/э и газа через дерегулирование рынков. Либерализация производства и поставок э/э для крупных потребителей началась в 2000-х годах и была завершена к 2010 г. К марту 2016 г. в стране появилось примерно 200 новых независимых производителей, обеспечивающих 5 % производства. Следующим шагом станет возможность участия любых компаний в поставках э/э для мелких потребителей (апрель 2016 г.), разделение генерации и передаточных сетей (2016-2018 гг.), а также обеспечение полной свободы выбора производителя и поставщика э/э для конечного потребителя (с 2020 г.).

В области газа либерализация рынка для крупных пользователей была осуществлена в 1995-2005 гг. Это дало толчок к появлению нескольких сотен новых поставщиков, на которые в 2014 г. приходилось около 12 % предложения. Конкуренция на рынке крупных пользователей привела к понижению тарифов по сравнению с частными потребителями. Удешевление тарифов стало важнейшим аргументом в пользу дальнейшей либерализации розничного рынка газа, намеченного на апрель 2017 г. Вслед за этим запланирован пересмотр системы пользования распределительными сетями, разработка новых подходов к бизнесу теплоснабжения для повышения его эффективности, расширение системы трубопроводов и хранилищ в 2018-2022 гг.

И наконец, вторичные и ВИЭ планируется развивать по следующим направлениям: продолжение политики «зеленых тарифов» (субсидируемых высоких закупочных цен) на э/э солнечных панелей и ветряных установок, расширение совместной генерации и поставки на рынок произведенной э/э, создание накопительных систем, доведение доли автомобилей «нового поколения» до 50-70 % в объемах продаж к 2030 г., реализация идеи «водородного общества» (установка 5,3 млн домашних топливных батарей к 2030 г.), расширение соответствующих исследований [1].

В целом, новая энергетическая политика Японии носит обоснованный, сбалансированный и прагматический характер. Предлагаемые меры наверняка позволят стране преодолеть последствия катастрофы 2011 г. и восстановить стабильность энергоснабжения. Очевидно также, что вслед за этим неизбежно встанут еще более сложные задачи, связанные с серьезным повышением энергоэффективности. В Японии есть и потребности, и возможности для резкого скачка в данной области. Однако современная политика и финансирование направлены скорее на ликвидацию дефицита, чем на решение долгосрочных проблем и ограничение спроса. Причины этого, по мнению некоторых экспертов, кроются в недостатке координации со стороны правительства, вытекающей, в свою очередь, из необходимости максимизировать базу политической поддержки Либерально-демократической партии [5].

По-видимому, энергетическая политика Японии постепенно переходит к новому состоянию. Смысл перехода заключается во временном отказе от прежних приоритетов и курсе на стабилизацию энергетики после катастрофы 2011 г. Содержание политики отражает традиционные для Японии принципы действий государства в экономической сфере, а именно: постепенный характер реформ, забота о деятельности компаний и повышении уровня жизни населения. Кроме того, в экологической сфере прослеживается приоритет национальных интересов над международными обязательствами. Все это важно для анализа японо-российского сотрудничества в энергетической сфере.

Основные направления российско-японского сотрудничества в области нефти и газа

В 2015 г. 71,6 % японского импорта из России (примерно 12,4 млрд долл.) пришлось на энергоносители. Российская доля в японских закупках ископаемого топлива по стоимости составила 8,7 %. Импорт Японии из России включал нефть и нефтепродукты, уголь и СНГ. Эти виды ископаемого топлива занимали достаточно заметное место на японском внутреннем рынке (табл. 1).

Таблица 1. Доля России в импорте ископаемого топлива Японии (2015)

 

Импорт (всего)

Импорт из России

Доля России, %

 

Стоим. *

Объем**

Стоим. *

Объем**

Стоим. *

Объем

Нефть

8,183

195.4

727

17.1

8.8

8.7

СПГ

5,537

85

474

7.5

8.5

10.0

Уголь

1,971

190.6

164

16.8

8.3

8.8

* млрд иен

** нефть - млн кл, СПГ и уголь - млн т Источник: [6]

Доля поставок на японский рынок составляет около 6 % российского экспорта нефти, 10 % - угля и 77 % - экспорта СПГ. На первый взгляд, за исключением сжиженного газа, это немного для стран, одна из которых намерена стать «энергетической сверхдержавой», а вторая известна как крупнейший потребитель и импортер энергоресурсов. Однако географическая близость, особенности экономики и направления развития энергетики Японии и России - все говорит о больших возможностях сотрудничества.

В российской экономике топливно-энергетическая отрасль является ведущей и по объему, и по значению, и по реальным перспективам роста. Существует целый ряд факторов, которые усиливают для России значение связей с Японией в энергетике [7]. Во-первых, новые российские месторождения и добыча энергоресурсов постепенно смещаются на восток страны, на территорию Сибири и Дальневосточного региона. Во-вторых, спрос на российские энергоносители растет в Восточной Азии и сокращается в Европе. В-третьих, цены на энергоносители в странах Восточной Азии превышают американские и европейские, поэтому сотрудничество с ними выгодно с экономической точки зрения. В-четвертых, Россия испытывает потребность в освоении новых рынков, например СПГ, спрос на который в Японии очень высок. В-пятых, в энергетике России имеется множество технических, организационных и финансовых проблем, для решения которых можно применить технологии, опыт и капиталы Японии. В-шестых, развитие Сибири и Дальнего Востока (один из национальных приоритетов России) может быть серьезно ускорено, если Япония примет в нем широкое участие.

С японской стороны интерес к России можно объяснить следующими причинами. Во- первых, зависимость Японии от нефти и газа Ближнего Востока (около 60 %) считается слишком высокой, что диктует необходимость диверсификации поставщиков. Во-вторых, доступ к российским энергоресурсам рассматривается в Японии как способ снижения закупочных цен и обеспечения стабильности поставок. В-третьих, Россия представляет важный рынок сбыта практически всех видов японских энергетических технологий и оборудования, начиная от электростанций и кончая литиевыми батарейками.

Список объектов энергетического сотрудничества России и Японии включает множество позиций: строительство завода по производству силовых трансформаторов (Санкт-Петербург), модернизация ТЭЦ (Нижний Новгород, Хабаровск), установка ветрогенераторов (Камчатский край), геологоразведка и нефтедобыча (Иркутская область), проектирование и строительство завода СПГ в рамках проекта «Ямал» (Ямало-Ненецкий АО) и т.д. Однако самые крупные и важные направления сотрудничества можно выразить тремя ключевыми словами. нефть, газ, Сахалин. Рассмотрим каждое из них более подробно.

Отгрузка нефти в Японию ведется через три порта. Пригородное-Корсаков (Сахалинская область, проект Сахалин-2), Де-Кастри (Хабаровский край, проект Сахалин-1) и Козьмино (Приморский край, конечный пункт нефтепровода «Восточная Сибирь-Тихий океан», ВСТО). Создание нефтепроводов, нефтеналивных терминалов и другой инфраструктуры для экспорта нефти на Дальнем Востоке России практически завершено. Продолжают строиться лишь ответвления от ВСТО к осваиваемым месторождениям [8]. Уже в 2013 г. пропускная способность нефтепроводов намного превысила возможности местной добычи нефти. Потенциал сахалинских нефтяных полей был ограничен, поэтому наибольшие надежды возлагались на месторождения Восточной Сибири и Южной Якутии. Неудивительно, что Япония принимала активное участие в геологоразведке и нефтедобыче на территории Иркутской области (СП «ИНК-Запад»). Кроме этого, роль Японии в обеспечении стабильных поставок российской нефти заключалась в разработке сахалинских проектов, экспорте труб и оборудования для нефтепроводов, а также в реконструкции ряда перерабатывающих предприятий.

Сотрудничество в газовой отрасли носит более широкий характер, поскольку дальневосточные месторождения газа богаче, технологии транспортировки сложнее, а заинтересованность сторон даже выше, чем в области нефти. Кроме того, если создание нефтяной транспортной инфраструктуры практически завершено, то масштабное строительство газовых объектов и магистральных газопроводов (МГП) только начинается.

К началу 2016 г. на Дальнем Востоке действовало несколько МГП, но экспортные поставки газа велись только в сжиженной форме из порта Пригородное-Корсаков близ Южно-Сахалинска. В 2009 г. в рамках проекта Сахалин-2 там был построен первый в России завод по сжижению газа и начат экспорт в Японию, Китай и Южную Корею. Роль Японии в развитии российской газовой отрасли чрезвычайно велика. Прежде всего, именно Япония способна помочь в решении трех главных проблем, с которыми сталкивается экспорт газа России в последние годы. К ним относится снижение спроса в Европе, перестройка рынка после падения цен и недостаток мощностей по производству СПГ. Сотрудничество с Японией может дать России новые рынки, технологии и время для структурной перестройки. Однако, пожалуй, самая важная роль Японии состоит в том, что она закупает большую часть (77 % в 2015 г.) всего дальневосточного СПГ и готова увеличить импорт, по меньшей мере, вдвое. Среди стран Восточной Азии гигантский газовый рынок и стабильный спрос имеется в Китае. Высокие цены на газ характерны, в частности, для Южной Кореи. Однако все эти факторы, вместе взятые, плюс возможность передачи технологий и позитивный опыт сотрудничества существуют только в отношениях с Японией. Перечисленные факторы выделяют Японию среди других потребителей российского газа и делают ее незаменимым партнером не только в разработке дальневосточных ресурсов, но и в модернизации всей газовой отрасли России.

Наибольшее внимание в энергетическом диалоге Японии и России привлекает освоение нефтегазовых месторождений на шельфе Сахалина. К началу 2016 г. реальная добыча нефти и газа велась в рамках Сахалин-1,2 и Сахалин-3, хотя существовали также и планы реализации проектов Сахалин-4-9. Японские компании принимали участие в первых двух проектах. В реализации проектов имеется множество проблем. И все же выгоды от их реализации значительно превышают потери и затраты. В отношениях Японии и России Сахалин-1,2 дают уникальный пример длительной совместной работы над гигантскими по масштабу и огромными по значению объектами. Все это позволяет считать проекты главным достижением сотрудничества двух стран и создает прочную базу для расширения связей в будущем.

Кроме взаимного интереса в энергетическом сотрудничестве России и Японии есть и немало трудностей. Прежде всего, крупные энергетические проекты невозможны без политического взаимопонимания, а в этой области двум странам еще предстоит пройти длинный путь. В частности, многие годы российская сторона вынашивает планы поставок в Японию электроэнергии по подводному кабелю с Сахалина. Однако правительство Японии отрицательно относится к этой идее, поскольку не хочет оказаться в ситуации, когда рубильник электроснабжения будет в руках российской стороны. К тому же в Японии пока нет законодательной основы и опыта импорта электроэнергии, так же как и допуска иностранных компаний к созданию национальной энергетической инфраструктуры. А в России иностранным компаниям сложно принять участие в разработке и экспорте углеводородов, на что претендуют многие японские компании.

При разговоре о трудностях отметим также, что интересы России как продавца и Японии как покупателя не всегда совпадают. Российская сторона заинтересована в поддержании высоких цен, а японская предпринимает все усилия для их снижения - пытается создать в Восточной Азии спотовый рынок газа, начать закупки сланцевого газа из США, и даже готова на прямое участие российских компаний в строительстве японских газовых терминалов.

И наконец, при разговоре об энергетическом сотрудничестве России и Японии невозможно обойти китайский фактор. В определенном смысле присутствие Китая на азиатском энергетическом рынке одновременно и сближает, и отталкивает Россию и Японию. Объемы и темпы роста потребления энергоносителей в Китае настолько велики, что он без труда может поглотить весь российский экспорт. Россия имеет с Китаем самую протяженную сухопутную границу и вполне может организовать бесперебойную поставку нефти и газа на китайский рынок. К началу 2016 г. энергетическое сотрудничество достигло такой стадии, что стало возможно с уверенностью говорить о превращении Китая в главного энергетического партнера России в регионе Восточной Азии. Однако по вопросам закупочных цен в переговорах с Россией Китай занимает достаточно жесткую позицию. В этих условиях энергетический диалог с Японией дает России важную альтернативу и усиливает ее переговорные позиции в отношениях с Китаем.

Так, например, на рубеже 1990-х - 2000-х годов в период выбора маршрута нефтепровода ВСТО между Японией и Китаем разгорелась острая конкуренция за доступ к восточносибирским нефтяным месторождениям. Выбор трассы превратился для России в труднейшую задачу, связанную с поиском своего места в Азиатско-Тихоокеанском регионе, стратегией территориального и отраслевого развития, а также созданием основ регионального энергетического рынка. Меры правительства России позволили привлечь

Японию как альтернативного потребителя нефти и вероятного партнера по финансированию строительства и освоению месторождений. Конкуренция покупателей пошла на пользу и продавцу (учтены геополитические, территориальные и экологические интересы России), и покупателям (Китай, Япония, Корея и другие страны), и региональному рынку энергоносителей (создана мощная транспортная инфраструктура, расширилось предложение). Россия получила альтернативные направления сбыта, а Япония - доступ к сибирской нефти. Тем не менее, поставки в Японию велись и ведутся на основе спотовых сделок, а вот долгосрочные контракты оказались заключены с Китаем. Уже в 2014 г. стало очевидно, что российские обязательства по экспорту в Китай оставляют очень мало свободной нефти для продажи на спотовом рынке с целью экспорта в Японию [9].

В начале 2010-х годов в развитии регионального рынка газа сложилась ситуация, напоминающая выбор маршрута ВСТО. Россия вновь попыталась организовать конкуренцию стран-покупателей, но сделать это оказалось намного сложнее, чем в случае с поставками нефти. Дело не только в иной политической и экономической ситуации, но и в различии бизнес-моделей для трубопроводного и сжиженного газа. Конкуренция этих двух видов топлива, если она вообще возможна, требует создания дорогостоящей инфраструктуры двух видов, которая пока отсутствует даже на стороне продавца.

Поставки сибирского газа в северо-западные и северо-восточные районы Китая возможны только по трубопроводам. Решения о строительстве двух газопроводов (МГП «Алтай», 2600 км и «Сила Сибири», 4000 км) были приняты в мае-октябре 2014 г., а объявления о начале работ прозвучали в июне 2015 г. Несмотря на то, что к концу 2015 г. стартовало строительство лишь одного МГП («Сила Сибири»), стало очевидно, что в ближайшем десятилетии Китай превратится в главный для России азиатский рынок сбыта трубопроводного газа. Японские специалисты в целом положительно оценивают эту тенденцию. Дело в том, что поставки по МГП могут привести к росту предложения, а также падению спроса и цен на закупаемый Японией сжиженный газ. Кроме того, усиление связей с Китаем наверняка заставит Россию более активно искать альтернативных партнеров по развитию Сибири и Дальнего Востока, что пойдет на пользу японо-российским отношениям [10].

Иная ситуация складывается в освоении месторождений газа на Сахалине, где создаются оба типа транспортной инфраструктуры - и трубопроводы, и мощности СПГ. В этом регионе Япония имеет безусловный приоритет. Достаточно отметить, что первый в России завод СПГ (Пригородное-1,2) был построен на Сахалине с участием японских компаний и ориентирован именно на японский рынок. В 2015 г. на нем произведено и отгружено 10,8 млн тонн СПГ, из них 79,5 % поступило в Японию, 18,1 % в Корею, 1,2 в Китай и по 0,6 % на Тайвань и в Таиланд [11].

Планы развития экспорта СПГ с Дальнего Востока составляют важнейшую часть развития российской индустрии сжижения газа. По информации российских компаний в регионе одновременно проектируется расширение мощностей существующего завода в Пригородное (Пригородное-3), а также строительство сжижающих мощностей на двух новых площадках: «Владивосток-СПГ» и «Дальневосточный СПГ» (табл. 2).

Таблица 2. Проекты СПГ на Дальнем Востоке России (март 2016 г.)

Проект, источник газа, оператор, российский участник

Мощность,

месторождения,

сроки

Статус

Пригородное-3 (Сахалин-2; Сахалин Энерджи; Газпром)

5 млн т/год; Киринское, Южно- Киринское; 2018-2020 (?)

Договоренность Газпрома и Шелл о начале проектирования и выборе концепции проекта в 2015 г. (2014 г., не завершена).

Заявление японских участников Сахалин-2 о заинтересованности в закупках, проектировании и финансировании (2015). Заявление оператора о принятии FID (final investment decision) в первой половине 2017 г. (2015).

Владивосток-СПГ, бухта Перевозная (Сахалин-3; Газпром)

5 млн т/год; Южно-Киринское, Сила Сибири, частично Сахалин-1 (?);

2019-2020 (?)

ТЭО проекта совместно с Агентством по природным ресурсам и энергетике Японии и консорциумом японских компаний Japan Far East Gas Company (2011). Меморандум о взаимопонимании между правительственными органами России и Японии (2012). Обоснования инвестиций, планы строительства и подготовки ресурсной базы (2012-2013). Разработка проектной документации (2014-2015, не завершена). Проект фактически отложен (2015).

Дальневосточный СПГ, поселок Ильинский (Сахалин- 1; ЭксонМобил; Роснефть)

10 млн т/год (2

очереди);

Сахалин-1,

Северное Чайво,

Северно-

Венинское;

2019-2020 (?)

Контракты на поставку СПГ с 2019 г. с Марубени Корп. (1,5 млн т/год), SODECO (1 млн т/год), Vitol (2013).

Обращение к Г азпрому об использовании газопроводов Сахалин-2 (2013), судебный иск (2014-2015, решение не вынесено).

Источники: [11] и др.

Главными преимуществами сахалинских проектов являются удобное расположение вблизи крупнейших международных рынков СПГ и низкие затраты на транспортировку, положительный опыт реализации Сахалин-1,2 и большой задел в освоении газовых месторождений. Список проблем в освоении сахалинского шельфа производит не менее сильное впечатление. Первой проблемой является недостаток наличных ресурсов газа, которых может не хватить для строительства всех трех названных заводов, особенно с учетом растущего внутреннего потребления и обязательств трубопроводного экспорта в Китай. Неудивительно, что участники проектов начинают конкурировать между собой. В частности, большое внимание экспертов привлекает столкновение Газпрома и Роснефти.

В течение многих лет Г азпром пытается контролировать поставки газа с «чужого» Сахалин-1 и либо закрепить их для внутреннего потребления, либо перенаправить на один из своих проектов - в Пригородное или во Владивосток. С этих же позиций следует рассматривать запрет на строительство Роснефтью экспортного газопровода с Сахалина в Китай (2008 г.), отказ в доступе Роснефти к газопроводам Сахалин-2 (2013 г.) и т.д. Только часть этих фактов можно объяснить тем, что Газпром отвечает за программу внутренней газификации и заботится о поддержании экспортных цен. По мнению некоторых экспертов, даже такая всемирно известная компания, как Газпром, превратившись в монополиста, может неверно оценить перспективы рыночного развития [12].

В поставках дальневосточного СПГ на азиатские рынки, вероятнее всего, возникает опасность создания избыточных мощностей и неоправданной конкуренции проектов. Эту ситуацию можно квалифицировать как «провал» рынка, требующий государственного вмешательства. Следовательно, с теоретической и практической точек зрения вполне обоснованной представляется необходимым обеспечить со стороны правительства координацию действий Газпрома и Роснефти на Сахалине, а также учесть все факторы и выбрать приоритетный проект.

Второй проблемой в расширении мощностей СПГ являются высокие затраты и узкие рамки для получения приемлемой рентабельности проектов. Существуют оценки, по которым даже в ценах первой половины 2014 г. только один из них - Пригородное-3 - можно было считать экономически обоснованным [13]. Более точный анализ показывает, что формируется некий «коридор рентабельности» сахалинских проектов. Параметры коридора задает формула цены (с привязкой к нефти или к альтернативному СПГ) и уровень цены на нефть и газ. Соотношение цен определяется множеством факторов и может представлять довольно сложную зависимость. В частности, повышение цен на нефть в 2010-е годы вело к расширению добычи и удешевлению сланцевого газа в США. Последний, как известно, может поступать в Японию и являться ориентиром для цен на СНГ. В 2012-2014 гг. японские цены на нефть колебались в пределах 80-100 долл. за баррель (Japan Customs- cleared Crude, Japan Crude Cocktail, JCC), а цены на американский газ на терминале Генри Хаб (Henry Hub, НН) составляли 4-6 долл. за миллион Британских термических единиц (British thermal units, BTU). По-видимому, приемлемую рентабельность (хотя и различную для каждого из проектов) можно было обеспечить именно в этих ценовых рамках [14]. Однако в декабре 2015 г. цена на нефть (JCC) составила 43,5 $/bbl, а цены на газ 16 февраля 2016 г. (HH) - 1,95 $/mln BTU. Нетрудно представить, насколько это ухудшило экономику сахалинских проектов и усложнило принятие решений об их практической реализации.

Третья проблема связана с санкциями в отношении России, которые затрудняют поиск инвесторов и технологических доноров для строительства заводов СПГ. Точное влияние санкций на реализацию проектов пока трудно оценить. В настоящее время (март 2016 г.) очевидно, пожалуй, лишь повышение внимания к альтернативным, т.е. трубопроводным вариантам транспортировки сахалинского газа.

Строительство МГП в Японию дважды (в 2001 г. и 2012-2013 гг.) рассматривалось с технической точки зрения. В первый раз проект был отклонен по экономическим и экологическим соображениям. Кроме того, ряд японских компаний тогда однозначно высказался за импорт газа в сжиженном виде. Во второй раз МГП с Сахалина был назван в числе мер по снижению закупочных цен на СПГ, резко взлетевших после аварии в Фукусима и остановки ядерных реакторов [15]. Проект получил одобрение группы японских парламентариев, был представлен премьер-министру Абэ Синдзо и доведен до российской стороны. В качестве компенсации за возможное снижение цен и падение доходов японская сторона предложила Газпрому принять участие в развитии дегазификационных мощностей СПГ и электрогенерации на территории Японии, однако ответа не последовало.

К середине 2015 г. ситуация в Японии ощутимо изменилась: снизились затраты на закупку топлива, прояснились перспективы энергетической и экологической политики, пошло на спад движение против ядерной энергетики. Согласно опубликованным прогнозам, как было показано выше, к 2030 г. нынешние потребности Японии в СПГ значительно сократятся. Долгосрочный интерес к закупкам газа из России, безусловно, сохранится. Однако вместо одной из ключевых стран в решении японских энергетических проблем [15] Россия превратится в запасной вариант на случай нестабильности на стороне главных поставщиков.

Внимание к строительству МГП с Сахалина в мае 2015 г. привлек советник компании Токио-газ С. Мураки на 3-м Японо-российском форуме в Токио. По его словам, строительство МГП длиной 1500 км, мощностью 8 млрд кубометров в год и стоимостью 3,5 млрд долл. было бы вполне оправдано и с технической, и с экономической точки зрения [16]. По-видимому, это заявление можно считать одним из первых проявлений прямого интереса крупнейшего японского потребителя к трубопроводным поставкам газа. Главным стимулом выступает, скорее всего, надежда на снижение закупочных цен. Нетрудно представить, что японская сторона, используя механизм санкций, может попытаться затормозить реализацию «дорогих» СПГ-проектов и подтолкнуть создание газопровода. Однако в этом случае намерения японских потребителей окажутся в прямом противоречии с коммерческими интересами российских компаний. Как показывает история переговоров России и Китая по газовым вопросам, такая ситуация может задержать строительство на много лет и потребовать политического решения.

Российская сторона хорошо понимает сложившуюся ситуацию. По крайней мере, в правительстве страны ведется разработка предложений, которые могут повысить для Японии привлекательность энергетического сотрудничества с Россией в сложившихся условиях. В частности в феврале 2016 г. в интервью газете «Никкэй» вице-премьер А. Дворкович заявил о готовности предоставить японским инвесторам контрольные пакеты акций в крупных нефтяных и газовых проектах на тех же условиях, которые применяются для привлечения китайского капитала [17]. Конкретной информации пока не опубликовано, однако, скорее всего, речь идет о добыче нефти в Восточной Сибири и газа на шельфе Сахалина.

Заключение

Российско-японское сотрудничество в области нефти и газа имеет длительную историю и хорошие перспективы. Только Россия может построить газопровод в Японию, и лишь Япония способна обеспечить одновременно технологии, финансы и возможности сбыта для дальневосточных заводов СПГ. Двусторонние связи способствуют развитию регионального газового рынка, увеличению спроса и росту предложения. Тем не менее, даже краткий обзор имеющихся проблем показывает, что в России не решены вопросы разведки ресурсов, координации производителей и создания необходимой инфраструктуры. Перед Японией стоят, пожалуй, еще более сложные задачи: определение перспективного спроса,

модернизация распределительных сетей, либерализация газового рынка и т.д. Переходный период в развитии регионального энергетического рынка пока не завершен. В этот период от обеих сторон требуются особенно взвешенные и обоснованные действия, поскольку даже незначительные шаги могут определить ситуацию на годы вперед. Предпринятый анализ позволяет выделить в качестве ключевых следующие задачи для обеих сторон: во-первых, формирование развитой инфраструктуры в интересах расширения торговли энергоносителями, во-вторых, учет долгосрочных интересов партнеров с целью структурной эволюции торгового обмена, и в-третьих, ориентацию политических и гуманитарных отношений на формирование климата доверия и гарантированного принятия позитивных решений в случае государственного вмешательства в экономические процессы.

Список литературы

1. Agency for Natural Resources and Energy. Strategic Energy Plan. 2014. URL: http: //www. enecho. meti .go.jp

2. METI-1 (Ministry of Economy, Trade and Industry) Report on Analysis of Generation Costs, Etc. 2015. URL: http://www.meti.go.jp

3. METI-2 (Ministry of Economy, Trade and Industry) Long-term Energy Supply and Demand Outlook. 2015. URL: http://www.meti.go.jp

4. A Setback for Emission Cuts? // Japan Times. 2016. February 17. URL: http: //www .j ap antime s.co.jp

5. DeWit A. Abenomics and Energy Efficiency in Japan. The Asia-Pacific Jornal, Volume 11, Issue 6, No.2, February 11, 2013.

6. Ministry of Finance. Trade Statistics of Japan. 2016. URL: http://www.customs.go.jp

7. Белов А. Экономика и бизнес современной Японии. С-Пб.: Свое Издательство, 2014. 276 с.

8. Транснефть ВСТО-1, ВСТО-2. URL: http://www.transneft.ru

9. Сакагути И. Росия но сангё то сидзё но доко. Кикансангё дэ ару сэкиюгасубун- ятюсин ни. : [Тенденции российской промышленности и рынка. Фокус на нефтегазовую сферу как на базовую отрасль. На яп.языке] // Тёса гэппо. 2014. № 7. C. 3-6.

10. Мотомура М. Тю-ротэннэнгасу гои, Нихонэ но эйкёва?: [Китайско-российское соглашение по газу, как повлияет на Японию? На яп.языке] // Тоё Кэйдзай. 2014, 6 июня. URL: http://www.toyokeizai.net

11. Отчет об устойчивом развитии 2014 / Сахалин Энерджи, 2015. URL: http://www. sakhalinenergy. com

12. Aslund A. Big Setbacks Give Gazprom Impetus for Change // Moscow Times. 2012. September 27. URL: http://www.themoscowtimes.com

13. Bradshaw M. (2014) The Second Battle for Sakhalin // Oil&Gas Monitor. 2014. October

8. URL. http://www.oilgasmonitor.com

14. Сун Д. Конкурентоспособность российского СПГ в АТР // Конференция «Мировые рынки нефти и природного газа. проблемы конкуренции и кооперации», Москва, ИМЭМО, 29 апреля 2015 г.

15. Abiru T., Hiranuma H. Rebuilding Japan’s Energy Policy // Tokyo Founation. 2012. June 21. URL. http://www.tokyofoundation.org

16. Топалов А. Российскому СПГ пришла японская труба // Газета.т. 21.05.2015. URL. http://www.gazeta.ru

17. Tanaka T. Russia open to Japanese ownership of Siberian energy ventures. Nikkei Asian Review. 2016. URL. http.//asia.nikkei.com

Поступила в редакцию 11.03.2016

Автор:

Белов Андрей Васильевич, доктор экономических наук, профессор, Университет префектуры Фукуи (Япония). E-mail. abelov@fpu.ac.jp

Prospects for Russia - Japan cooperation in the energy field

A.V. Belov

In the second half of 2015 significant changes have taken place in both global and Japan’s domestic energy markets. As a result, a number of joint projects with Russia have lost its appeal to Japan. To revitalize the dialogue in energy field, the Russian side needs to design more effective policies in attracting Japanese investors.

Keywords. Japan, Russia, economic cooperation, energy, international development projects.

Author:

Belov Andrey V. Doctor of Sciences (Economics), Professor, Fukui Prefectural University (Japan). E-mail: abelov@fpu.ac.jp

Япония. Россия. ДФО > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > ifes-ras.ru, 13 февраля 2016 > № 2597959


Азербайджан > Электроэнергетика > interfax.az, 9 февраля 2016 > № 1642845

Выпускник Имперского колледжа Лондона Сенан Эминов назначен руководителем Учебного и исследовательского центра инженерии по возобновляемым источникам энергии в Бакинской высшей школе нефти (БВШН), сообщили агентству «Интерфакс-Азербайджан» в БВШН.

Центр создан с целью обеспечения подготовки специалистов по современным специальностям и проведения научных исследований по актуальным темам, в структуре БВШН.

Он недавно, окончив докторантуру в Имперском колледже Лондона, Великобритании защитил докторскую диссертацию в области инженерии по возобновляемым источникам энергии и окружающей среде, и тем самым повысился до ученой степени (PhD).

С.Эминов по Государственной программе обучения азербайджанской молодежи в зарубежных странах на 2007-2015 годы поступил в докторантуру Имперского Колледжа Лондона на 2011-2015 годы. Он провел там научные исследования в области возобновляемых источников энергии в лаборатории «Энергия для будущего» (Energy Future’s Lab) и лаборатории Органической химии и экологии, руководимого профессором Томом Велтоном.

Приглашенный ректором БВШН Э.Гасымовым и назначенный на должность старшего преподавателя кафедры химической инженерии вуза С.Эминову, также поручено руководить новосозданным Учебным и исследовательским центром инженерии по возобновляемым источникам энергии.

А.Зейдуллаева

Азербайджан > Электроэнергетика > interfax.az, 9 февраля 2016 > № 1642845


Франция > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 февраля 2016 > № 1640230

Во Франции 1000 км дорог покроют солнечными панелями

Проект рассчитан на 5 лет. По словам министра экологии и энергетики Франции Сеголен Руаяль, в случае успеха это позволит обеспечить электричеством 5 млн человек или 8% жителей страны.

Покрытие Wattway для "солнечной дороги" разрабатывалось 5 лет крупнейшей дорожкой компанией Франции Colas совместно с французским Национальным институтом солнечной энергии (INES). Покрытие толщиной всего в 7 мм состоит из набора панелей поликристаллического кремния шириной в 15 см.

Панели залиты специальным полимером, пропускающим солнечный свет и в то же время обеспечивающим сцепление автомобиля с дорогой. Покрытие можно укладывать на ровную асфальтовую дорогу, оно не боится влаги и способно выдержать даже движение грузовиков. По данным разработчиков, покрытие сможет обходиться без ремонта почти 10 лет, а при низком трафике этот срок может быть увеличен до 20 лет.

4 метра такой "солнечной дороги" хватит для обеспечения электричеством одного домохозяйства (без учета отопления и при наличии 1000 солнечных часов в году). В течение пяти лет правительство Франции планирует покрыть солнечными панелями около 1000 км дорог, и этой энергии будет достаточно, чтобы снабдить электричеством 8% населения страны.

Идея "солнечной дороги" не нова. В Нидерландах в 2014 году уже был реализован проект SolaRoad - 72-метровая велосипедная дорожка из солнечных панелей . За год она выработала 9800 кВт и показала лучшие результаты, чем от нее ожидали. Тем не менее, эффективность таких панелей оказалась почти в два раза ниже чем у панелей, установленных на крышах.

На сайте разработчика французских панелей Wattway указано, что их КПД ниже (15%) чем у обычных панелей (18%-19%), а стоимость около 6 евро за 1 Вт установленной мощности.

Сеголен Руаяль заявила, что установка первых панелей на дороги начнется уже этой весной, а финансировать проект предполагается путем повышения налогов на ископаемое топливо. По словам министра, такой налог позволит собрать от 200 до 300 млн евро на развитие чистой энергетики.

Франция > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 февраля 2016 > № 1640230


Иран. Россия > Электроэнергетика > iran.ru, 5 февраля 2016 > № 1641102 Сергей Лавров

Глава МИД РФ награжден за вклад в урегулирование иранской ядерной проблемы

Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров вручили награду «Атом во имя мира» за вклад в урегулирование ситуации вокруг иранской ядерной деятельности. Об этом сообщили в Министерстве иностранных дел РФ.

Как сообщают российские СМИ, награду Министр иностранных дел получил из рук почетного президента Всемирного совета трудящихся ядерной промышленности Андре Маиссе.

Комментируя данное событие, Лавров отметил, что «эта награда является важным подтверждением того, что российский курс на дипломатическое урегулирование кризисных ситуаций в мире является полностью оправданным».

По информации Iran.ru, в МИД России также подчеркнули, что Москва «продолжит последовательную линию на содействие развитию атомной энергетики и активизацию международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии в интересах обеспечения беспрепятственного доступа к благам мирного атома всех государств-участников ДНЯО, не обладающих ядерным оружием и соблюдающих свои нераспространенческие обязательства».

Иран. Россия > Электроэнергетика > iran.ru, 5 февраля 2016 > № 1641102 Сергей Лавров


Нидерланды. Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 19 января 2016 > № 1616738

AES Нидерланды установила в европейских сетях систему аккумулирования энергии. Для Казахстана новость о создании банка хранилища аккумулированной энергии весьма интересна.

Открываются новая перспективная возможность и несомненные выгоды для экономического развития республики, с учетом огромной территории нашего государства, большой протяженности электрических сетей, отдаленности населенных пунктов от источников выработки электроэнергии, сообщили в казахстанском представительстве AES.

Появилась возможность аккумулировать энергию и использовать её равномерно, без оглядки на пиковые нагрузки. Кроме того, открывается и новая возможность сохранять и хранить дешевую энергию, вырабатываемую гидростанциями в весенний период.

Хранилище мощностью 10 МВт, эквивалентное 20 МВт гибкого ресурса, было завершено в декабре и в настоящее время успешно работает на голландском и общеевропейском рынке. Массив батарей работает на решении Advancion 4, полноценной, низкозатратной альтернативе традиционным пиковым и гидроаккумулирующим электростанциям.

Компания AES на сегодня она владеет действующим крупнейшим в мире массивом аккумулирования энергии. Глобально корпорация AES работает над интеграцией систем аккумулирования энергии с клиентами на 8 различных рынках, представляя крупнейший в мире массив аккумулирования энергии со 116 МВт и 3 млн. мегаватт-часов предоставленных услуг. Также AES отмечает, что на стадии строительства или на поздних стадиях развития находятся проекты по аккумулированию энергии еще на 268 МВт.

По словам президента Европейского регионального подразделения корпорации AES Хулиана Небреды, они рады предложить все преимущества системы аккумулирования энергии Advancion Европе, меньше чем через год после начала проекта.

«Advancion является бесконечно масштабируемым, реализуемым в любом месте, умным, современным и низкозатратным решением существующих проблем с сетями», - отмечает Стив Корвелл, вице-президент Европейского регионального подразделения корпорации AES.

Автор: Людмила Малько

Нидерланды. Казахстан > Электроэнергетика > inform.kz, 19 января 2016 > № 1616738


Таджикистан. Россия > Электроэнергетика > camonitor.com, 18 января 2016 > № 1613625

Таджикистан запустит ядерный исследовательский реактор

Академия наук Таджикистана приступила к реализации государственной программы по восстановлению и дальнейшему использованию ядерного исследовательского реактора «Аргус – ФТИ» на 2016-2020 годы. Об этом сегодня журналистам сообщил президент АН РТ Фарход Рахими.

Вышеуказанная Госпрограмма, напомнил он, была подписана президентом Эмомали Рахмоном 2 ноября 2015 года с целью развития науки, доступа к новым технологиям и посредством этого оказания содействия развитию национальной экономики.

В постановлении правительства о подписании данной программы подчеркивается, что «дальнейшее развитие экономики Таджикистана ставит перед страной задачи, связанные с использованием современных технологий. В связи с этим перед Академией наук ставится задача скорейшего восстановления и дальнейшего использования в мирных целях для развития экономики Таджикистана ядерного исследовательского реактора «Аргус – ФТИ», который создавался в 80-е годы прошлого столетия, но не был запущен».

Перед Академией наук также были поставлены задачи изучить состояние, назначение реактора и определить его технические возможности. Было также поручено определить перспективы эксплуатации реактора и подготовить специалистов для работы с ним, провести его реконструкцию и создать ядерно-технологический комплекс по производству медицинских радиоизотопов.

Главными сферами применения реактора, как отмечается в правительственном постановлении, являются наука, медицина, горная промышленность, сельское хозяйство, охрана окружающей среды и пр.

«Мы уже начали работу в этом направлении, и работаем в рамках законодательства и международных документов, которые были подписаны Таджикистаном. Сейчас начали работы с российскими коллегами, и, надеемся, что в скором времени начнется и практическая работа», - отметил президент АН РТ.

Фарход Рахими подчеркнул: «Основная цель – восстановить ядерный реактор для применения в мирных целях, чтобы начать научно-исследовательские работы».

По его словам, до 2020 года ядерный реактор должен полностью начать работу во всех научных направлениях. «Это очень важно для Академии наук, и для научной жизни страны. Минимальный срок начала работы составляет 3 года», - отметил Рахими.

Стоит подчеркнуть, что программа предусматривает поэтапную реализацию в течение пять лет, начиная с 2016 года.

«На первом этапе, которое охватывает 2016-2017гг., разрабатываются общие правила обеспечения безопасности реакторного и ядерно-технологического комплексов, готовятся кадры по эксплуатации и обслуживанию реактора, ядерно-технологического комплекса проводятся проектно-изыскательские работы по реакторному комплексу и подготовке технической площадки, разрабатывается проектная документация по реконструкции реактора и ядерно-технологического комплекса по производству радио-фармпрепаратов», - говорится в постановлении правительства.

На втором этапе, который охватит 2018-2020гг. должна будет проведена реконструкция здания реакторного комплекса «Аргус – ФТИ» и построен ядерно-технологический комплекс по производству радио-фармпрепаратов.

В государственной программе отмечается, что в результате ее реализации Таджикистан сделает рывок в развитии ядерных технологий и это позволит обеспечить существенное ускорение промышленного развития страны, будет способствовать развитию новых сфер народного хозяйства страны, повышению качества и уровня жизни населения страны, развитию сферы здравоохранения, поднимет экспортный потенциал страны и окажет значительный положительный эффект для имиджа страны в глазах мировой общественности.

Будет создан ядерно-технологический комплекс по производству медицинских радиоизотопов и налажено проведение научно-исследовательской работы на реакторном и ядерно-технологическом комплексах.

«Посредством реактора можно проводить радиографический, нейтронографический анализы и неразрушающий контроль качеств объектов. Использование радиографического анализа позволяет для ряда элементов одновременно определять их концентрации и пространственное распределение в образце.

Нейтронографический анализ позволяет проводить исследования кристаллической решетки новых материалов, кристаллов, имеющих широкие применения в микроэлектронике, нанотехнологиях и т.д. Подобные материалы создаются в Физико-техническом институте имени СУ.Умарова Академии наук Республики», - отмечается в программе.

Далее в госпрограмме отмечается, что в настоящее время, огромное значение с точки зрения применений в медицине имеют разработанные в Российском научно-исследовательском Центре "Курчатовский институт" методики получения радионуклидов - изотопов молибдена-99 и стронция-89, период полураспада которых составляет несколько суток.

Эти радионуклиды используются для проведения ранней диагностики онкологических заболеваний, а также для терапии онкологических заболеваний, применение которых позволяют диагностировать рак на ранних стадиях на 1 год раньше, чем традиционными методами.

Они позволяют локализовать опухоль, предотвратить метастазирование, а также обладают болеутоляющими свойствами. В настоящее время в Таджикистане действует только одна лаборатория ядерной медицины (Институт гастроэнтерологии), применившая данную терапию, хотя имеется значительный спрос в республике.

«С учетом потребностей не только Таджикистана, но и сопредельных стран Центральной Азии, Китая, Индии, можно наладить производство радионуклидов и их экспорт», - отмечается в программе.

Далее эксперты, которые составляли госпрограмму отмечают, что современная медицина немыслима без применения радиоактивных изотопов. Только в Германии три миллиона пациентов в год подвергаются радиологическому обследованию, в ходе которого короткоживущий изотоп вводится в организм в качестве радиоактивной метки органотропных веществ.

Таким образом, оборудование реактора находится в законсервированном состоянии, 2/3 части, которой работоспособно. Требуется полная замена системы управления реактора; ядерное топливо не завозилась, его можно купить только из Российской Федерации; не завозились управляющие стержни, которые могут быть завезены только из Российской Федерации; требуется реконструкция здания, где расположен реактор.

Всего для реализации Программы предусматривается 35 млн. долларов США, в том числе: первый этап (2016-2017 годы)- 16,34 млн. долларов США; второй этап (2018-2020 годы) - 18,66 млн. долларов США.

Как пишет Википедия, Аргус — исследовательский гомогенный ядерный реактор на растворах солей тепловой мощностью 20 кВт, созданный в Институте ядерных реакторов РНЦ КИ. Единственный в мире действующий реактор на растворах солей. Всего было построено два реактора: один в Курчатовском институте в Москве, другой в Душанбе, но второй реактор так никогда и не был запущен.

asiaplus.tj

Таджикистан. Россия > Электроэнергетика > camonitor.com, 18 января 2016 > № 1613625


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter