Всего новостей: 2576788, выбрано 522 за 0.148 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Индия. Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 11 декабря 2014 > № 1251117 Владимир Путин

Посещение Международной алмазной конференции.

Владимир Путин принял участие в работе Международной алмазной конференции.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые дамы и господа!

Сегодня в Дели проходит первая Всемирная алмазная конференция. Она первая, ну а я, разумеется, вообще в первый раз на мероприятиях подобного рода. И, честно говоря, когда посмотрел в зал после того, как пришёл сюда, несколько удивился, потому что единственный человек, который так или иначе, на первый взгляд, связан с производством алмазов и производством бриллиантов, – это наша замечательная ведущая. Все остальные как-то скромно одеты для людей, которые занимаются бриллиантами. Но отрасль, безусловно, очень важна для многих стран, и для Индии, и для России.

Индия издревле славилась своими ювелирами, искусными мастерами огранки алмазов, их изделия всегда высоко ценились во всём мире. С Индией связаны и одни из самых знаменитых в истории нашей страны, в истории России, бриллиантов: это бриллиант под названием «Орлов», украсивший императорский скипетр нашей императрицы Екатерины Великой, и бриллиант «Шах», подаренный когда-то императору Николаю I правителем Персии. Эти камни индийского происхождения – настоящая гордость российского Алмазного фонда в Кремле.

И сегодня Индия сохраняет за собой статус крупнейшего изготовителя бриллиантов. На её долю приходится более 65, как мы слышали, процентов ежегодного мирового производства этих драгоценных камней.

В России также уделяют серьёзное внимание развитию алмазодобывающей отрасли. Мы обладаем крупнейшими уникальными запасами алмазного сырья. Их совокупный объём, по текущим оценкам, составляет более миллиарда карат. Мы уверенно занимаем первое место в мире по этому показателю.

Особо отмечу, что Россия всегда ответственно подходит к вопросам регулирования международного бизнеса в этой сфере, добивается максимальной открытости сотрудничества, в том числе в рамках Кимберлийского процесса.

Российская компания «АЛРОСА», на долю которой приходится 99 процентов алмазодобычи в России, обеспечивает до четверти всего мирового экспорта необработанных алмазов. Надо сказать, что и другие наши российские компании также включаются в эту работу, в том числе абсолютно частные компании: они вкладывают уже очень солидные ресурсы в свои крупные проекты.

Почти 50 процентов поставок российского сырья приходится на Индию или на контролируемые индийским капиталом компании. С учётом таких солидных объёмов алмазных сделок желательно продумать и вопрос о формировании более продвинутых схем взаимодействия и о налаживании тесной кооперации между странами, в том числе мы приглашаем наших уважаемых коллег для работы в области огранки на территории Российской Федерации.

Мы с господином Моди подробно обсудили эти вопросы, дали указания заинтересованным госструктурам максимально повысить отдачу от алмазного бизнеса для наших государств. Соответственно ориентируем и деловые круги. Для более эффективного сотрудничества нужно создавать благоприятные условия, создавать административные и таможенные процедуры, улучшать эти процедуры, создавать более благоприятные возможности, повышать уровень безопасности. Настроены в этом плане на совместную и результативную работу.

Уважаемые друзья! Международная алмазная конференция привлекает к себе огромный интерес. Уверен, проведение такого представительного форума станет хорошей традицией. Позвольте пожелать всем участникам плодотворной работы и всего самого-самого доброго.

Благодарю вас за внимание.

Индия. Россия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 11 декабря 2014 > № 1251117 Владимир Путин


Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255058

ПРЕЗИДЕНТ ТПП СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ БОРИС ОБОЛЕНЕЦ ПРИНЯЛ УЧАСТИЕ В ЦЕРЕМОНИИ ОТКРЫТИЯ ЛИНИИ ПО ПРОИЗВОДСТВУ АЛЮМИНИЕВЫХ АЭРОЗОЛЬНЫХ БАЛЛОНОВ НА НЕВИННОМЫССКОМ ПРЕДПРИЯТИИ "АРНЕСТ"

Мощность новой производственной линии Canmatic-200 составляет 50 миллионов изделий в год. Ее стоимость составила свыше 500 миллионов рублей. Проект осуществлен с привлечением кредитных ресурсов банка ВТБ. Линия была построена менее чем за год - монтажные работы начались в декабре 2013-го. Важная особенность новой линии в том, что зависимость компании "Арнест" и ряда других отечественных предприятий от импортной продукции будет снижена. То, что раньше закупалось за рубежом, теперь будет выпускаться на Ставрополье - из российского алюминия, с использованием российского газа.

Как отметил на церемонии открытия глава края Владимир Владимиров, запуск нового предприятия подтверждает, что Ставрополье - это территория с большим промышленным потенциалом. В этом году в крае запланировано открытие еще трех индустриальных объектов: металлургического завода "Ставсталь" в Невинномысске, электрической подстанции "Кисловодск-330", топливно-энергетической станции в Буденновске. Общая стоимость проектов составляет более 15 миллиардов рублей, они обеспечат свыше 400 новых рабочих мест.

ОАО "Арнест" - член Торгово-промышленной палаты Ставропольского края, крупнейший производитель парфюмерно-косметических изделий и бытовой химии в аэрозольной упаковке, единственный в России производитель алюминиевого баллона. Ведущие игроки косметического рынка оценили высокие технологии предприятия, доверив производство своей продукции ОАО "Арнест".

Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 6 декабря 2014 > № 1255058


Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 декабря 2014 > № 1237265

ЧМЗ развивает выпуск кальция

65 лет исполнилось кальциевому производству Чепецкого механического завода (ЧМЗ). В настоящее время ЧМЗ - единственный в России и второй по величине в мире производитель электролитического кальция.

В конце 1940-х гг., когда в СССР развертывался «Атомный проект», Министерство среднего машиностроения СССР приняло решение об организации крупномасштабного производства металлического кальция на ЧМЗ, где уже начиналось производство металлического урана. В конце ноября 1949 г. в будущем цехе №5 был получен первый слиток кальция.

Сегодня кальциевое производство ЧМЗ занимает одно из лидирующих мест в мире по производству кальция, успешно составляя конкуренцию такой мощной кальциевой индустрии, как Китай. В общем объеме производственных мощностей это порядка 16-17%. Все потребители отмечают высокое качество продукции ЧМЗ и обязательность в исполнении договоров и контрактов.

Цех №5 выпускает сегодня до 16 номенклатур готовых изделий (дробленые и литые гранулы кальция, кальциевую крупку, слитки, стружку). Около 70% кальциевой продукции ЧМЗ идет на экспорт в Германию, США, Францию, Голландию, Казахстан, Эстонию и другие страны.

Кальций успешно используется в черной металлургии, для производства редкоземельных металлов.

На протяжении всей истории коллектив цеха №5 не раз доказывал, что способен решить самые сложные задачи. В 1980-е гг., например, в СССР никто не делал порошковую проволоку. Первые ее образцы были получены именно на ЧМЗ, в цехе № 5.

В 2010 г. на ЧМЗ создан отраслевой центр металлургии (ОЦМ), который занимается освоением и продвижением неядерных видов продукции. Одно из основных достижений ОЦМ - создание в цехе №5 уникального производства инжекционной проволоки из электролитического кальция. Ее освоение было начато в 2011 г. В 2013 г. налажен промышленный выпуск.

Сегодня ЧМЗ - единственный российский производитель кальциевой инжекционной проволоки - совершенно нового инновационного продукта для российской металлургии, который способен поднять качество выплавляемой стали на совершенно новый уровень. Проволока используется для изготовления высококачественных сталей в производстве кузовов автомобилей и конструкционных сплавов для нефте- и газопроводов. Благодаря этому от 20 до 30% кальция производства ЧМЗ уже остается в России, при этом наблюдается рост потребления кальция в России.

Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 1 декабря 2014 > № 1237265


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 1 декабря 2014 > № 1236998

Казахстан обещает через год запустить молибдено-вольфрамовый ГОК

В Костанайской области планируется строительство комплекса по переработке молибдено-вольфрамовых руд, стоимостью 24 млрд. тенге. Комплекс в год сможет производить 5 млн. тонн по добыче и переработке руды, а выпуск молибденового концентрата составит 14 074 тонн и 3 397 тонн вольфрамового концентрата в год.

Об этом рассказал руководитель управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития акимата Костанайской области Мейрам Сокитбаев.

«Заявитель проекта по строительству горно-обогатительного комплекса по переработке молибдено-вольфрамовых руд и выпуск молибдено-вольфрамового концентрата» ТОО «Совместное предприятие Казахстанско-Российская Рудная Компания». Общая стоимость проекта – 24,5 миллиарда тенге. Разрешительные документы тоже есть. По данным разработчиков, начато строительство вахтового поселка. Для этого в селе Тавричинка было выкуплено здание школы. Проведены геологические работы, заключены договоры-намерения с покупателями продукции», - отметил он.

"Выделено 452 га земли, готово технико-экономическое обоснование. Самое важное для нас – это рабочие места. Так как это сельская местность и, возможно, будут привлекать местное население Денисовского района, то есть позволит переориентировать экономику района из аграрной в аграрно – индустриальную. В среднем за год на период эксплуатации запланировано почти 900 человек трудоустраивать", - заключил он.

Запустить производство на этом проекте планируется в конце 2015 – начале 2016 года.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 1 декабря 2014 > № 1236998


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 26 ноября 2014 > № 1237214

В России создана инновационная технология производства РЗМ

Выпуск редкоземельных металлов (РЗМ) в России фактически отсутствует, несмотря на потенциальный спрос на них со стороны отечественных и зарубежных компаний. Причинами являются крайне сложные и дорогостоящие способы получения РЗМ, отсутствие промышленного производства, хотя в нашей стране существует технология извлечения РЗМ из фосфорной кислоты – полупродукта процесса переработки апатитового концентрата.

«Данная технология базируется на сорбционном извлечении соединений РЗМ из экстракционной фосфорной кислоты на специальной установке, встраиваемой в цикл выпуска минеральных удобрений по сернокислотной схеме, с последующей экстракционной очисткой и разделением РЗМ. Такое производство отличается экономичностью вследствие отсутствия необходимости в создании горно-обогатительного комплекса, выстраивания транспортно-логистических схем, а также в отсутствии радиоактивности и необходимости захоронения отходов, что присуще извлечению РЗМ из других сырьевых источников. Указанная технология уже в виде крупнотоннажного производства может быть реализована практически на любом химическом заводе, выпускающем минеральные удобрения на основе фосфатного сырья», - сообщил источник в компании Русредмет.

Правда, по его словам, подобная схема была разработана и реализована Русредметом пока только на одном отечественном предприятии – заводе ФосАгро-Череповец, где была смонтирована опытно-промышленная установка, использующая ионообменные смолы и способная производить легкую и среднетяжелую группы РЗМ.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 26 ноября 2014 > № 1237214


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2014 > № 1222510 Илья Гущин

Сложный рынок только подчеркивает преимущества НЛМК

В эксклюзивном интервью вице-президент по продажам Группы НЛМК И. Гущин рассказал о точках роста индустрии, о конкуренции и об изменениях системы сбыта в компании.

Илья Владимирович, расскажите, с какой загрузкой сейчас работает НЛМК? Какие отрасли потребления выступают локомотивами спроса на металлопродукцию, а какие стагнируют?

Загрузка сталеплавильных мощностей Группы НЛМК остается близкой к максимальным уровням. Соответствующий показатель группы по итогам II квартала 2014 г. составил 94%, в том числе на основной производственной площадке в Липецке — 98%, на НЛМК США — 81%. Для сравнения: среднемировое значение загрузки — 78,3%.

В 2014 г. конъюнктура рынка металлоторговли в целом была положительной, тем не менее рынок пережил три значительных макроэкономических шока: девальвацию рубля в начале года, кризис ликвидности, который последовал за объявлением санкций против России и, наконец, вторую волну девальвации, которая происходит в эти дни. Наиболее болезненным стал кризис ликвидности. Он привел к ограничению доступа и резкому росту стоимости заемных средств для населения и предприятий малого и среднего бизнеса, что, в свою очередь, привело к стагнации тех отраслей, которые работают непосредственно с этими сегментами потребителей. Потребление сокращается в автомобилестроении, производстве бытовой техники и пр. В то же время стоит отметить, что значительное снижение потребления в упомянутых мной отраслях, а также небольшое сокращение строительного рынка было компенсировано ростом потребления труб.

Как вы считаете, рынок в 2015 г. будет проседать по емкости потребления или расти?

Строя прогнозы на будущее, мы используем системный, консервативный, как нам кажется, подход. Анализируем, с одной стороны, статистику потребления в различных отраслях, с другой — связь между потреблением нашей продукции и движением макроэкономических показателей. Например, потребление проката с полимерными покрытиями коррелирует с индексом располагаемых доходов населения, горячекатаного проката — с объемом инвестиций в основной капитал и т.д. Однако такой подход не позволяет дать ответ на главный вопрос: что же будет с динамикой макроэкономических показателей? Так, например, если основывать прогноз на показателях, опубликованных Минэкономразвития РФ в сентябре, то потребление металла в России в следующем году вырастет приблизительно на 1%. В то же время есть целый ряд прогнозов, которые показывают отрицательную динамику потребления металла.

При этом в России сохраняется гигантский отложенный спрос, который был накоплен в 1990-х и в начале 2000-х годов. Недоинвестированность инфраструктуры уже стала притчей во языцех. Необходимость обновлять основные фонды никуда не делась, а новые экономические условия только подчеркивают ее. И даже если отложенный спрос не будет реализован в ближайшей перспективе, в Россию импортируется 6-7 млн т проката в год, причем в основном это прокат глубокой переработки. Это тот кусок рынка, на который могут претендовать российские производители. Конкурировать за него будет нелегко, но мы хорошо подготовлены. С 2000 г. Группа НЛМК вложила более 200 млрд руб. в модернизацию мощностей, что позволило не только увеличить объемы производства, но и повысить качество продукции, освоить ее новые виды, конкурировать с мировыми металлургическими грандами порой на их же рынках.

Как НЛМК выстраивает систему сбыта своей продукции? Изменилось ли что-то в подходах к сбыту в последнее время и что может измениться в перспективе?

Нашей основной целью в ближайшее время будет улучшение сервиса для покупателей, обеспечение стабильного качества продукции, повышение удовлетворенности клиентов. В непростой ситуации в экономике мы все должны работать на обеспечение конкурентоспособности клиентов. Например, планируем в разы увеличить численность сотрудников службы технической поддержки и сократить срок обработки претензий от покупателей. Также вскоре выйдем к нашим покупателям с хорошей новостью о предоставлении гарантий на прокат с полимерными покрытиями. Группа НЛМК — производитель высококачественной продукции, и мы осознанно уходим из сегмента эконом-класса. Например, в мае отказались от производства проката с полимерными покрытиями с защитным цинковым слоем толщиной менее 140 г/м2. Да, металлопрокат премиального качества дороже, но у него более высокие эксплуатационные характеристики. В результате такая продукция помогает нашим покупателям улучшать конкурентоспособность.

Какие новые виды металлопродукции и марок стали освоил НЛМК за последнее время?

Я уже говорил о премиальном прокате с полимерными покрытиями. Кроме того, в 2014 г. мы вышли на российский рынок с еще одним новым видом премиальной продукции — толстым листом из низколегированной износостойкой стали марки Quard и конструкционной высокопрочной стали марки Quend, который предназначен для производства строительного и горнодобывающего оборудования и машин. Эта продукция позволяет машиностроителям снизить вес комплектующих без потери прочностных характеристик и на равных конкурировать с лучшими зарубежными аналогами. Наконец, на заводе НЛМК-Калуга заканчивается освоение нового вида продукции — стального уголка 25х4 мм.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2014 > № 1222510 Илья Гущин


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2014 > № 1222492 Александр Скорняков

Ставка на стабильность

Компания Алюминиевые продукты является одним из лидеров российской алюминиевой индустрии. Как функционируют подконтрольные ей предприятия, какие на них реализуются проекты, рассказал вице-президент А. Скорняков.

Уважаемый Александр Владимирович, в настоящее время на мировом и российском рынках наблюдается спад спроса. Как в этих условиях чувствуют себя компания Алюминиевые продукты в целом и Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ) в частности? Удается ли сохранить стабильность производства?

Спада, как такового, КУМЗ не почувствовал, разве что на отдельные продукты, но в целом спрос довольно таки высокий. Другое дело, введенные против России санкции, которые нас на прямую не коснулись, но косвенно уже создают напряженную ситуацию с некоторыми заказчиками по нашим экспортным поставкам.

Стабильность производства - одна из основных задач нашей компании. Мы стараемся удовлетворить все пожелания наших заказчиков, в результате нам приходится работать с огромным количеством номенклатуры различных размеров, что, в свою очередь, не позволяет производству работать стабильно. Мелкосерийность не позволяет равномерно загружать производство и показывать наилучшие результаты. Но в целом КУМЗ показывает хорошие результаты по выпуску товарной продукции.

Как продвигается реализация проекта «Прокатный комплекс»? Удается ли укладываться в намеченные сроки? Когда состоится пуск первой очереди, каковы ее параметры?

Как и большинство крупных проектов, наш проект не является исключением и, в силу разных причин, начиная от нехватки рабочей силы у подрядчиков и заканчивая неважной организацией труда в строительных компаниях - немного отстаёт от графика. Коллективу КУМЗа приходится решать проблемы по мере их возникновения.

Тем не менее, мы планируем запустить первую очередь прокатного комплекса до конца нынешнего года. Она будет выпускать алюминиевый рулонный прокат в диапазоне толщин от 0,2 мм до 8 мм и шириной до 2,8 м для применения в различных отраслях отечественной промышленности. Иными словами, мы будем делать эсклюзивный и самый широкий прокат в алюминиевой индустрии.

КУМЗ немало занимался продвижением алюминия в транспорте. Планируются ли до конца 2014 г. поставки крупногабаритных алюминиевых панелей для предприятия Уральские локомотивы, которое собирает электропоезда Desiro Rus? Будут ли в 2015 г. налажены промышленные поставки данной продукции?

Нет, до конца 2014 г. поставки крупногабаритных панелей не планируются. Сегодня ведётся отработка технологии производства, идут переговоры о поставках этих панелей в ближайшей перспективе на завод Уральские локомотивы.

Как работают заводы по производству алюминиевой посуды, управляемые компанией Алюминиевой продукты?

Заводы по производству алюминиевой посуды работают стабильно, но с небольшим падением в объемах. Разрабатываются новые виды продукции. Рынок очень конкурентный со стороны, как внутренних производителей, так и зарубежных. Рынок заполнен дешёвой китайской продукцией. Что радует – марка «Сково» подделывается иностранными производителями – а это значит, что качество нашей продукции высокое!

Какой объем алюминиевых полуфабрикатов произведет КУМЗ до конца 2014 г.? Каков прогноз выпуска и продаж на 2015 г.?

Объем производства в 2014 г. на КУМЗе составит около 105 тыс. т алюминиевых полуфабрикатов, в 2015 г. намечено выпустить более 125 тыс. т. На этом же уровне планируется и объем продаж.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2014 > № 1222492 Александр Скорняков


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 11 ноября 2014 > № 1221652 Юрий Суняев

Ю. Суняев: внутренний рынок является приоритетным для отечественных компаний

О том, как строит «Северсталь» взаимоотношения с предприятиями строительства, автомобилестроения и оборонки, рассказал Юрий Суняев, заместитель директора по маркетингу и продажам дивизиона «Северсталь — Российская Сталь».

Не могли бы вы подробнее рассказать о продвижении инновационных продуктов Северстали, таких как «АрмаНорма» и «Стальной шелк»?

- Когда мы разрабатывали эти продукты, мы посчитали, что они должны иметь особую ценность для потребителя. У «Северстали» много уникальных продуктов Например, это высокопрочные стали для машиностроения, стали с повышенной свариваемостью, коррозионностойкие стали для ТЭК и др. И мы занимаемся брендированием практически всех их. Что же касается схемы продвижения, то она классическая: мы идем от регулирующих органов к потребителям. Скажем, в строительной отрасли техническое регулирование развито очень слабо. По этой причине «АрмаНорма» продвигается очень сложно, хотя она способна принести потребителю до 30% экономии металлоемкости в строительстве зданий. Но так как регламентирующие документы не ограничивают применение низкотехнологичных материалов, то наши строители пользуются более простым способом повышения своей эффективности — уменьшают диаметр проката без увеличения прочности самой конструкции. Вообще, мы применяем единую схему продвижения продукции, она различается только в зависимости от специфики конкретного вида проката и сегмента, в котором этот прокат продается. Подобная практика приносит дополнительные продажи и повышает имидж нашей компании.

Как, по-вашему, будет вести себя рынок в дальнейшем?

- Нет предпосылок для гигантского скачка рынка, но нет и оснований для сильного сжатия. Сейчас потребление находится на устойчиво низком уровне в том смысле, что темпы прироста потребления стали невелики. Российский рынок при этом имеет сейчас рекордную емкость потребления за всю историю, но если бы не было кризиса 2008 г., то емкость рынка была бы в 2 раза больше, чем сейчас. Тогда пострадало немало мелких проектов в регионах, много перерабатывающих предприятий. Сегодня серьезных структурных изменений на рынке я не ожидаю.

Программа по стимулированию производства автомобилей как-то помогает?

- В отечественную автомобильную отрасль поставляется менее 10% проката от общего объема производства в России. Соответственно эта программа будет влиять на загрузку мощностей не так, как хотелось бы. Для нас все же основной рынок — строительный и топливно-энергетический комплексы.

Мы распределяем ресурсы равномерно по всем сегментам рынка, чтобы не зависеть от проблем в них: случилась просадка в автопроме — для нас нет катастрофических последствий, мы перераспределяем усилия на другие сегменты, провал в строительстве — то же самое.

Как обстоят дела на заводе Северсталь — Сортовой завод Балаково?

- Предприятие уже функционирует и в ноябре выпустит 50 тыс. т арматуры. Зимой начнется освоение производства фасонного проката.

Он будет загружен в следующие два года в тех объемах, которые планировались?

Естественно. Почему? Во-первых, мы находимся на этом рынке дольше, чем остальные. Во-вторых, у нас наиболее сбалансированный пакет продуктов для клиентов. В-третьих, наши сотрудники, включаяпродавцов, маркетологов, логистов, производственных и технических специалистов, умеют эффективно хорошо работать на этом рынке.

Ощущаете ли вы влияние подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 г.?

- Прямых заказов от Министерства спорта России, конечно же, нет. Но уже идут поставки для организаций, участвующих в строительстве спортивных объектов. Частично они осуществляются в Южный федеральный округ, частично — в Поволжье.

Замечу, у нас нет целевой программы занять какую то определенную долю в применении стального проката в объектах чемпионата мира по футболу 2018 г., поскольку здесь закупочную политику определяют подрядчики, да и в основном в них применяются продукты общего назначения.

Сейчас многие говорят о росте спроса со стороны предприятий судостроения и оборонно-промышленного комплекса (ОПК)…

- Я думаю, речь идет скорее о стабилизации объемов заказов. Ведь эти заводы очень сильно зависели от государственных целевых программ, которые в разное время были в разном состоянии. Сейчас же данные программы финансируются стабильно, и адекватным образом складывается ситуация с заказами.

Вы видите какие-либо риски в ближайшую пару лет? Например, власти США объявили о закрытии рынка горячекатаного проката.

- Да, риски возможны. Все зависит от конкретного рынка. Мы же ведем продажи в 80 стран мира. Сейчас у нас поставки в Европу больше, чем в США, но присутствуют отгрузки и в другие страны, это показывает, что мы не зацикливаемся на конкретных рынка. Изменится ли сильно для нас макроэкономическая среда если в конкретной стране будут какие то изменения? Не думаю.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 11 ноября 2014 > № 1221652 Юрий Суняев


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 октября 2014 > № 1212161 Владимир Потанин

Встреча с Владимиром Потаниным.

Президент холдинга «Интеррос», генеральный директор компании «Норильский никель» информировал главу государства о ходе реализации проекта по строительству Быстринского горно-обогатительного комбината.

В.ПОТАНИН: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Добрый вечер! Как компания, Владимир Олегович?

В.ПОТАНИН: Компания работает устойчиво: все производственные планы и социальные обязательства выполняются. Акционеры сейчас приняли программу инвестиций, превышающую на ближайшие шесть лет 12 миллиардов долларов – почти 100 миллиардов рублей в год мы будем вкладывать, причём в основном, не в основном, а я бы даже сказал, 100 процентов вложений будет на территории нашей страны. Поэтому я думаю, что это будет серьёзный мультиплицирующий эффект.

Создаём дополнительные рабочие места.

В.ПУТИН: В каких регионах?

В.ПОТАНИН: Прежде всего в Забайкальском крае, где мы строим Быстринский ГОК. Там у нас есть соглашение с Росатомом, по которому высококвалифицированных людей, которые высвобождаются в Краснокаменске, мы будем брать на работу на Быстринский ГОК. С одной стороны, нам легче, потому что у нас есть хороший источник квалифицированных кадров, и Сергею Владиленовичу Кириенко тоже проще: ему есть куда пристроить людей, которые просто будут менять место работы.

В.ПУТИН: Владимир Олегович, а вопрос, связанный с уровнем закредитованности, он как выглядит сегодня?

В.ПОТАНИН: У нас сейчас, в нашей компании, одна из самых низких в отрасли закредитованностей.

В.ПУТИН: То есть не так, как было в 2008 году?

В.ПОТАНИН: В 2008 году ситуация была сложная: кредитов было много и было непросто отдавать. Но за эти годы хорошая финансовая дисциплина позволила нам существенным образом сократить кредиты, и сейчас у нас кредиты находятся примерно на уровне годового заработка, что считается очень консервативно, потому что и в два, и в три раза больше, чем уровень годичного заработка, компании себе позволяют.

Но мы придерживаемся консервативного уровня задолженности. Это позволяет нам сохранять высокие рейтинги, всего на одну ступень ниже суверенного рейтинга России. И, соответственно, это и дешевле в обслуживании, и надёжнее. Кроме того, у нас есть большое количество кредитных линий, которые нам предоставляют и наши государственные банки, и наши новые партнёры.

Вы знаете, Владимир Владимирович, интересно получилось, что ситуация, которая сейчас на рынке происходит, – этот встречный ветер, с которым мы встречаемся, – он заставил нас задуматься о поиске новых рынков, новых партнёров.

В.ПУТИН: Диверсификация нужна всегда.

В.ПОТАНИН: Безусловно. И, Вы знаете, мы нашли эти новые рынки в Юго-Восточной Азии: у нас появляются там новые партнёры, банки, которые готовы нас финансировать, партнёры, которые вместе с нами готовы вкладываться в новые разработки. Должен сказать, что эти рынки были нами незаслуженно недооценены все эти годы. И нам об этом сейчас напомнили – спасибо тем, кто нам напомнил про это. Наверное, они не это имели в виду, но они нам напомнили про это.

В.ПУТИН: У вас есть ещё перспективные медные месторождения. Это другой бизнес уже?

В.ПОТАНИН: Перспективные медные месторождения как раз находятся в Забайкальском крае, и мы этот проект развиваем.

В.ПУТИН: Вы сколько вложили уже в [железную] дорогу?

В.ПОТАНИН: Мы вложили, как и положено по соглашению о государственно-частном партнёрстве, 25 процентов от стоимости инфраструктуры, это примерно 8 миллиардов рублей. И восемь миллиардов с небольшим уже вложили и в само строительство ГОКа.

У нас всё идёт по графику, и в 2017 году мы планируем его открыть, запустить. Там будет перерабатываться 3,5 миллиона тонн различных концентратов. Это будет очень существенное подспорье для бюджета края – порядка 9 миллиардов.

В.ПУТИН: Бюджет сколько в дорогу вложил?

В.ПОТАНИН: Бюджет вложил, соответственно, порядка 23–24 миллиарда [рублей].

В.ПУТИН: 23.

В.ПОТАНИН: Да. Там всего чуть-чуть осталось доделать.

В.ПУТИН: А с электроэнергетикой как?

В.ПОТАНИН: С электроэнергетикой там похуже, потому что у нас было соглашение в 2013 году с ФСК о том, что будет подключение именно в 2017 году. Но сейчас, в связи с сокращением инвестиционной программы, этих средств нет.

Но, Владимир Владимирович, мы с пониманием относимся к этой ситуации, и мы готовы найти решение, принять участие на каком-то этапе в финансировании, но нам важно, чтобы это было достроено и чтобы впоследствии эксплуатировалось: чтоб они потом забрали и эксплуатировали.

В.ПУТИН: Нет, не просто эксплуатировали – они заберут, выкупят у вас постепенно.

В.ПОТАНИН: Да, это было бы идеальное решение.

В.ПУТИН: Давайте так и сделаем.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 29 октября 2014 > № 1212161 Владимир Потанин


Монголия > Металлургия, горнодобыча > montsame.gov.mn, 10 октября 2014 > № 1236546

В ближайшие дни в городе Эрдэнэте к выпуску продукции приступит самый крупный в стране гидрометаллургический завод. Этот завод, созданный компанией “Ачит Ихт” будет выпускать самую чистую электролитическую медь со степенью чистоты более 99,9%.

Проектная мощность нового завода, способного переработать 10 тысяч тонн меди в год превышает объем выпуска предприятия “Эрдэнэт” в четыре раза. Строительство завода заняло почти три года, к экспериментальному производству завод приступили в июле этого года. Общий объем инвестиций в проекте составил 59 млн.ам.доллров. В настоящий момент, завод уже приступил к экспорту своей продукции. Кроме того, компания уже получила от японской компании предложение о покупке чистой меди высокого качества.

Монголия > Металлургия, горнодобыча > montsame.gov.mn, 10 октября 2014 > № 1236546


Китай. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 29 сентября 2014 > № 1212968 Йерун Фермей

Eurofer: Китай угрожает европейским металлургам

По данным World Steel Association, производство стали в странах Евросоюза за 8 месяцев текущего года выросло на 3,4%, а выпуск металла достиг 113,478 млн тонн. О перспективах металлургического сектора региона и мерах, необходимых для его восстановления, в интервью МинПромурассказал директор по анализу рынка и экономическим исследованиям Европейской ассоциации производителей стали Eurofer Йерун Фермей (Jeroen Vermeij).

- Украина является одним из крупнейших сталепроизводителей в Европе. Как военные действия в Восточной Украине повлияют на европейский рынок стали? Каким будет производство стали в Европе?

- Насколько я понимаю, производство было остановлено частично из-за военных действий. Это может оказать влияние на экспортные поставки из Украины в ЕС, в частности, на сталелитейные предприятия, которые входят в структуру украинских металлургических компаний. Говоря об уровне производства стали в ЕС, то по итогам первой половины 2014 года оно увеличилось на 4%. Прогноз относительно второго полугодия является достаточно неопределенным. Однако можно было бы ожидать незначительного роста выпуска стали по сравнению со вторым полугодием прошлого года.

- Наиболее серьезной проблемой для рынка стали в Европе стал экономический кризис 2008 года. Удалось ли отрасли полностью восстановиться после него?

- Нет, сталелитейная промышленность Европы все еще борется, чтобы оправиться от кризиса. До сих пор существует значительный разрыв между показателем нынешнего потребления стали в ЕС и потребления в 2007 году.

- Назовите конкретные меры, которые помогут европейскому стальному сектору возродиться?

- Необходимы действия, направленные на сокращение расходов на энергоносители и экологическую политику в Европе, создание равных условий в отношении торговли стальной продукцией и сырьем для сталелитейной промышленности. Именно в этих вопросах необходима поддержка со стороны Европейской комиссии (так называемый "План действий для сталелитейной промышленности").

В остальном – все в руках отдельных компаний. Им нужно будет реагировать на изменения фундаментальных рыночных факторов с помощью инвестиций и инноваций, исследований и разработок, особое внимание уделить формированию стоимости продукции. Также им необходимо будет настроить свои мощности, опираясь на реалистичную ситуацию в Европе, экспортный спрос и торговые потоки. Конкуренция будет в ассортименте продукции, качестве, логистике и обслуживании, а не в цене. Иными словами, активность и ответственность – вот ключ к успеху.

- С какими проблемами сейчас сталкиваются европейские металлурги? Какие предпринимаются шаги для их устранения?

- Среди основных проблем я бы назвал медленное восстановление экономики, которое влечет за собой слабый рост спроса на сталь, необходимость структурных реформ в Евросоюзе (в частности, во Франции и Италии), а также геополитическую напряженность, подрывающую доверие (конфликт между Украиной и Россией, волнения на Ближнем Востоке и в Северной Африке). Избыток мощностей в глобальном стальном секторе разжигает конкуренцию и искажает структуру торговли. На мой взгляд, стоимость энергоносителей и односторонняя климатическая политика ЕС также оказывают негативное воздействие на рентабельность металлургических заводов Европы. Кроме этого, необходимо обратить внимание на изменения в динамике от развитых стран к развивающимся.

- Какие регионы угрожают конкурентоспособности стали из ЕС и почему?

- Китай является одним из основных рисков для сталелитейной отрасли ЕС. Причин тому несколько. Производство продолжает расти, а спрос на сталь остается практически стабильным. Это означает, что китайские заводы экспортируют свои проблемы избыточных мощностей. Некоторые средние и более мелкие металлургические предприятия получают региональные субсидии (со стороны провинций или местных общин) и не контролируются Китайской ассоциацией чугуна и стали (CISA). Трейдеры покупают продукцию у этих предприятий по чрезвычайно низким ценам и сбрасывают ее на международные экспортные рынки.

- Каким будет европейский импорт и экспорт стали в нынешнем году? Какие страны являются основными покупателями металла из Европы?

- За первые шесть месяцев 2014 года импорт стали в ЕС значительно повысился – рост составил 13%. Общий объем импорта в текущем году будет выше, чем в прошлом году, и составит по меньшей мере 26 млн тонн. А вот экспортные поставки стали из Европы будут более или менее такими же, как в минувшем году – около 30 млн тонн. ЕС является нетто-экспортером стальных полуфабрикатов и плоского проката, а также остается нетто-экспортером длинномерной продукции. Наиболее экспортируемой длинномерной стальной продукцией по-прежнему является арматура, катанка и балка. Основным рынком сбыта для европейской длинномерной продукции остается Алжир.

- В чем преимущества европейских металлургических компаний по сравнению с другими игроками мирового рынка?

- Европейские сталепроизводители являются лидирующими в качестве и ассортименте предоставляемой продукции, логистике, а также услугах и инновациях.

- Достаточно ли этого для европейских металлургических компаний, чтобы сохранить конкурентоспособность на мировом рынке?

- В принципе этого было бы достаточно, если бы конкуренция осуществлялась на равных условиях. К сожалению, сталелитейная промышленность ЕС страдает от высоких цен на энергоносители и экологической политики. Другие страны с этим не сталкиваются. Кроме этого, ограничения на экспорт сырья и импорт металлургической продукции, которые действуют в некоторых странах, означают, что их рынки имеют очень высокий уровень защиты от импорта. А это искажает ситуацию на международном рынке. Некоторые страны также субсидируют свою металлургическую отрасль.

- Оцените текущий уровень загрузки и потребления стали в Европе. Как этот показатель изменился по сравнению с кризисным 2008 годом?

- Реалистичные мощности по эффективному производству сырой стали в Европе оцениваются в почти 200 млн тонн. С 2008 года чистое сокращение мощностей составило 10 млн тонн. А вот уровень потребления готовой стальной продукции в ЕС в настоящее время составляет 146 млн тонн. Опираясь на результаты первого полугодия, производство сырой стали в нынешнем году ожидается примерно в 172 млн тонн. Это означает, что на сегодняшний день в Европе существует 26 млн тонн избыточных мощностей.

- Какие отрасли являются основными потребителями стали в ЕС в настоящее время?

- Ключевыми потребителями в отрасли являются такие сферы, как строительство (34%), автомобильная промышленность (18%), машиностроение (14%), металлоизделия (14%), трубные предприятия (12%), бытовая техника (3%), транспорт (3%) и прочее (2%).

- Что будет со спросом на сталь в ЕС в 2014 году? Как этот показатель изменится в будущем?

- Eurofer ожидает незначительного роста спроса на сталь в регионе – в 2014 году он составит порядка 4%. В 2015 году прогнозируется более низкий рост спроса на металл.

Беседовала Евгения Губина

Китай. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 29 сентября 2014 > № 1212968 Йерун Фермей


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 10 сентября 2014 > № 1176101 Ирина Дорохова

Казахстан впал в золотой ступор - 2

Автор: Ирина ДОРОХОВА

Kursiv.kz продолжает публикацию обзора золоторудных проектов Казахстана. На большинстве проектов объемы производства существенно не изменились: цены, не восстановившиеся после обвала весной 2013 года, отсутствие инвестиций в отрасли, жесткое регулирование недропользования и перегруппировка профильных ведомств и чиновников в правительстве РК привели к стагнации в отрасли. Пока в 2014 только «Казахмыс» готовит к запуску золоторудный проект Бозымчак.

Бозымчак

Проект Бозымчак можно назвать казахстанским условно: он расположен в Кыргызстане, принадлежит «Казахмысу» и по итогам разделения переходит в KAZ Minerals.

По данным компании, производство начнется в начале четвертого квартала 2014 года и будет наращиваться в 2015 году. Производственная мощность Бозымчака в среднем составит 1 млн тонн руды в год. Срок эксплуатации рудника – 17 лет. Из них 5 лет проект будет отрабатываться открытым способом, 12 лет – подземнаяотработка. Исходя из проектной мощности предприятия можно предположить, что запасы руды на Бозымчаке на текущий момент составляют около 17 млн. тонн.

Компания начала эксплуатацию обогатительной фабрики в марте 2014 года. Производство меди, по оценкам компании, составит около 7 тыс. тонн в год, а производство золота – 35 тысяч унций в год. Конечный продукт Бозымчака – медный флотоконцентрат с попутным содержанием золота и серебра, который будет перерабатываться на Балхашском горно-металлургическом комбинате.На ГОКе работают около 550 человек.

При проведении вскрышных работ на руднике во втором квартале 2014 года было добыто 62 тыс. тонн руды. К концу июня 2014 года 586 тыс. тонн руды было складировано. В ней содержится приблизительно 6,0 тыс. тонн меди и 39,0 тыс. унций золота. Исходя из этих данных, можно предположить, что содержание меди в руде составляет около 1%, золота – 2 г/т.

На конец июня 2014 в проект, по данным «Казахмыса», инвестировано свыше $300 млн, еще около $40 млн компания планирует инвестировать в течение второго полугодия 2014 года для завершения всех пусконаладочных работ.Источник финансирования капзатрат до запуска – кредитная линия от Банка Развития Китая и «СамрукКазыны», подписанная в январе 2010 года, и собственные средства.

Казахалтын

Начиная с истории размещения KazakhGold на Лондонской бирже, названия «Казахалтын» и KazakhGold были синонимичны. Однако после того, как казахстанские активы PolyusGold купили, по данным нескольких источников, «акционеры «Казахмыса» (кто именно, впрочем, не уточняется), новые хозяева делают попытки отстраниться от предыдущего имиджа компании, заново отстраивая бренд «Казахалтына».

Одна из самых болезненных проблем компании – «черные» старатели, которые сами себя именуют «сватами». Как следует из интервью с одним из них в журнале Esqire, нелегальная добыча была развернута в промышленном масштабе на рудниках Бестобе и Жолымбет. В «промышленном» - означает не только масштабы, но и систему экономических отношений, сложившихся на руднике. По сведениям знакомого с ситуацией источника, «сваты» не только добывали золото, но и потом продавали его самим предприятиям: «На самом деле же деле «Казахалтыну» это было (и есть) выгодно, и они этим постоянно пользовались. Все делалось с полного ведома и по поощрению «Казахалтына», который это же «левое» золото и скупал. От этого «левого» золота у них было постоянное несхождение по добыче руды и металла - будто то ли содержания были в полтора раза выше, чем докладывалось, то ли извлечения были по 150%». Подобные примеры есть и в отчетности за 1 полугодие 2013 года. Так, если сравнить цифры по добыче и переработке на Жолымбете, то они разойдутся либо на 7,3 тыс. тонн руды, либо на 20 кг золота (смотря что считать истиной в отчете).

Примечательно, что, сообщив об увеличении по объемам вскрыши и добытой руды, компания по итогам 2013 года не сообщила о пропорциональном росте объемов производства. Поэтому можно предположить, что результаты прошлого года оказались меньшими либо равными итогу 2012 года (109 тыс. унций). В 1 полугодии 2014 года компания, по ее собственным данным, произвела 1,42 тонны золота или 45,645 тыс. унций. Более детальные данные о производстве на рудниках «Казахалтына» см. в таблице.

Интереснее другое: по данным «Казахалтына», рудные запасы на 1 января 2014 г составляли 1 3784 тыс. тонн руды, 3 446 654 унций золота, на 1 января 2013 года – 4 146 514 унций. В 2013 году на Жолымбете были утверждены в ГКЗ 20 тыс. унций и погашены 109 тыс. унций. С учетом этих факторов, запасысократились более чем на 18 тонн золота. Возможных причин, вероятно, две: либо эти запасы изначально были «дутые» и существовали только на бумаге, либо нынешнее руководство компании сочло их добычу нерентабельной. Второйвариант опровергли в самом «Казахалтыне»: ни в категорию забалансовых запасов, ни в категорию ресурсов в 2013 году запасы не переводились.

С «Казахалтыном» косвенно связан и конфликт собственников на месторождении Джеруй в Кыргызстане. Джеруй не входит в «Казахалтын», но владельцы у них общие. Как пояснил знакомый с ситуацией источник, конфликт заключается в том, что проект фактически разделен между двумя собственниками: компания «Джеруй-Алтын» принадлежит казахстанской УК VisorCapital, а «Талас ГолдМайнинг» – именно «одному из акционеров «Казахмыса», купившему компанию у PolyusGold. Первой стороне принадлежит лицензия, аннулированная государством, относительно которой в настоящее время идет разбирательство в международном арбитраже. Второй стороне принадлежит вся инфраструктура и фабрика. Очевидно, что друг без друга компании работать не могут. И не работают. «В любом случае, преемнику «Полюса» придется выстраивать отношения с другим собственником, хоть старым, хоть новым», – заключил источник kursiv.kz.

Основные производственные результаты АО ГМК «Казахалтын» за I полугодие 2014 года

Показатель

Ед.изм.

Аксу

1П2013

Бестобе

1П2013

Жолымбет

1П2013

Добытаяруда

Тыс.т

332,764

99 921, золотав руде -

318 кг

130,591

130 71, золотав руде - 794,3

147,923

108 913

, золотав руде 317,8

Производство золота

кг

503,479

305 125

600,662

777 250

315,600

447 329

Среднее содержание золота в добытой руде

г/т

1,84

3,2

5,72

6,1

2,85

2,8

Извлечение

%

81%

82,6

89%

89,1

73%

81,0

Капзатраты 2014 год

тыс.тенге

205 327

 

588 858

 

294 256

 

Операционные затраты

тыс.тенге

2 172 285

 

2 675 795

 

1 986 652

Юбилейное

Ситуация на руднике по сравнению с прошлым годом не изменилась: добывает 350 тыс. тонн руды в год на подземном руднике (содержания – 5-6 г/т) и продает ее Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Небольшое количество руды отправляется в Китай.

На Юбилейном по-прежнему надеются построить фабрику: добывать открытым способом 5 млн руды с содержаниями 1,7 г/т. «Банки заинтересованы в кредитовании золотодобывающей промышленности», – заверил представитель предприятия, однако конкретные кредитные учреждения назвать отказался. Предполагается, что часть инвестиций поступит от инвесторов, часть – от банков. Задержки со строительством фабрики, по его словам, связаны с тем, что первоначально фабрика проектировалась для производства концентрата, но потом компании пришлось перепроектировать ее под сплав Доре. Компания надеется до конца года закончить проект, найти деньги и приступить к строительству.

Напомним, в соответствии с обязательствами по лицензии, фабрика должна быть построена в 2015 году. Ранее в компании оценивали ее стоимость в $230-250 млн. По оценкам SRK, ресурсы месторождения составляют 82,8 млн тонн руды со средними содержаниями 1,7 г/т Au. Общеесодержаниеметаллавресурсахоцениваетсяв 130 тонн золота.

Секисовское и компания

Британская компания HambledonMining, владеющая лицензией на разработку Секисовского месторождения, была переименована в Gold Bridges Global Resources Plc 29 января 2014 года.

То, что сейчас происходит на Секисовском, сложно назвать иначе, как абсурдом. По отзывам участников отрасли, «новые хозяева довели более-менее неплохое предприятие до ручки».

Даже минимальный анализ отчетности позволяет заметить нелогичность стратегии на предприятии. Так, например, в 2013 году компания объявила о запуске подземного рудника (ранее компания отрабатывала месторождение открытым способом). В первом полугодии 2013 года компания переработала на фабрике 5 тыс. тонн «подземной» руды, итог по году составил 63,572 тыс. тонн руды. Но в 1 полугодии 2014 года компания добыла на подземке лишь 26,157 тыс. тонн руды, что составляет менее 45% от уровня 2 полугодия 2013 года. Иначе говоря, вместо того, чтобы наращивать производство после старта (как это происходит на нормальных рудниках), компания сократила его более чем вдвое. Сократилось и содержание: вместо 4 г/т, заявленных в 2013 году, компания добывает руду с содержанием 2,97 г/т. В переводе на золото, за полугодие компания добыла 77,7 кг золота, что с учетом извлечения в 84,3% составляет 65,5 кг за полгода или 10,9 кг золота в месяц. Данные по извлечению за 2013 год: в отчете за 1 полугодие 2014 года они вообще отсутствуют.

Несмотря на спад «подземного» производства, компания продолжает заявлять о приоритете подземной отработки: «GoldBridges продолжает переводить горнорудные ресурсы (в оригинале – miningresources) в проект развития подземным способами сокращать производство в карьере», – указывается в отчете об операционной деятельности за 1 полугодие 2014 года.

«Сокращение производства в карьере» – это еще одна нестыковка: в годовом отчете за 2013 год компания заявила, что намерена продолжить разрабатывать карьер до конца 2017 года, считая, что он сможет производить дополнительно 64 тыс. унций. Ранее компания заявляла, что намерена прекратить добычу открытым способом во втором квартале 2015 года.

Также компания объявила о перспективах наращивания мощности фабрики с 850 тыс. до 1 млн тонн руды в год. Однако весь рудник, включая и карьер, и шахту, не может обеспечить полную загрузку и для существующих мощностей: в 2013 году компания добыла лишь около 770 тыс. тонн руды. А в 1 полугодии 2014 года добыча уменьшилась не только на подземке, но и в карьере (374,5 тыс. тонн в 1 полугодии 2013 года против 317 тыс. тонн в 1 полугодии 2014 года).

Если мощность фабрики вырастет, то можно предположить, что известная на сегодняшний день руда на месторождении закончится уже в 2018 году. Пока запасы подземного рудника оцениваются всего в 1,62 млн тонн (данные компании).

В своем нынешнем виде Секисовка 3 июня 2014 года была одобрена для участия в программе форсированного индустриально-инновационного развития (ПФИИР). Если проект останется в программе, он получит освобождение от уплаты подоходного налога и налога на землю на 10 лет, налога на имущество – на 8 лет, 30%-ную компенсацию капзатрат и «замороженные» на 10 лет тарифные ставки.

GoldBridges заказала CPR (Competent Person's Report) Venmin Deloitte. Но неизвестно, насколько итоговый документ будет соответствовать действительности.

В том, что такой сценарий возможен, позволяет настойчиво появляющиеся в отчетах GoldBridges данные о покупке геологической информации по месторождению Карасуйское за $27,5 млн. Оплачивается сделка не деньгами, а долговыми бумагами компании, которые потом были конвертированы в акции в пользу мажоритарного акционера компании - AfricanResources. Благодаря этой схеме она нарастила свое участие в GoldBridges до 69%. В 2014 году новая компания провела допэмиссию, а потом крупные пакеты акций выкупили структуры MorganStanley и DeutscheBank. Но, возможно, была использована схем,а при которой инвестбанки купили акции не для себя, а по заказу одного из своих клиентов, имеющих интерес в проекте. Список крупнейших акционеров см. в справке.

Уникальность Карасуйского месторождения, однако, заключается не в 9 млн унций золота и 16 млн унций серебра в ресурсах, а в отсутствии его даже в документах комитета геологии, не говоря уже о том, что о месторождении не слышал ни один из опрошенных kursiv.kz геологов, работающих в Восточно-Казахстанской области (где «расположено» месторождение) на протяжении последних 20 лет: «Карасуйского месторождения нетне только возле Секисовки, а вообще нигде», – подтвердил согласное мнение коллег один из них. Подробнее о месторождении Карасуйское см. статью «Сделка на виртуальном золоте». Несмотря на это, компания называетКарасуйское «продвинутым геологоразведочным проектом» и тратит «на переговоры и обеспечение безопасности контракта по Карасуйскому» примерно $2,6 млн.«Эти затраты не соответствуют требованиям капитализации, поэтому они проводятся как «понесенные расходы», – отмечается в отчете.

В отчете за 1 полугодие 2014 года о Карасуйском сказано, что «Группа в настоящее время находится в процессе переговоров с правительством, касающихся получения лицензий и разрешений на разработку месторождения и проведение дальнейших тестов, чтобы заверить начальную оценку ресурсов».

В финансовой части годового отчета обращает на себя внимание разница в чистой прибыли: в 2012 совокупный убыток составил $23,4 млн, тогда как в 2013 году совокупный доход достиг $764 тыс.Однако эта разница тоже в значительной степени «бумажная»: в 2012 году компания оценила расходы на аварию на хвостохранилище в $10,26 млн, тогда как в 2013 году по той же статье были записаны доходы в размере $9,252. Поскольку компания заявила о том, что претензии к ней были сокращены с 1,429 млрдтг ($9,4 млн) до 700 млн тг плюс 137 тыс. тг судебных расходов, можно предположить, что это одни и те же деньги, учтенные в разные периоды как «расходы» и «доходы».

Авария на хвостохранилище стоила компании не только 700 млнтг, но и топ-менеджмента ГРП «Секисовское», которое обвиняется во взяточничестве. То, что руководство Секисовского давало взятку, оно не отрицает. Однако адвокат директора ГРП Бауыржана Еркеева Самиржан Мусин заявил kursiv.kz, что, во-первых, его подзащитного к этому вынудили, а во-вторых, он сразу же сообщил о взятке в правоохранительные органы.

Строчка в отчетности «обесценение инвестиций в «Акмола Голд» ($3,553 млн) – отсылает к еще одному незавершенному конфликту – прерванной сделке по ее приобретению. Новые владельцы GoldBridges требует от «Акмола Голд» возврата $2 млн, вложенных предыдущими собственниками и менеджментомHambledonMining. Но «Акмола Голд» вернуть их не может, так как оба проекта – Теллур и Степок – находятся на стадии получения контракта на недропользования и добыча еще не ведется. Продать актив другому инвестору собственники «Акмола Голд» (CentralAsianGoldCorporation и казахстанский бизнесмен Еркин Садыков, по 50%) тоже не могут, так как GoldBridges заблокировали отчуждение права недропользования.

Крупнейшие акционеры GoldBridges

Name

Shares

%

AfricanResourcesLtd.

1,440,076,040

65.1%

BlackwillTradeLtd.

117,730,632

5.32%

Morgan Stanley Securities Ltd. (Market-Maker)

114,025,000

5.16%

Deutsche Asset & Wealth Management Investment GmbH

78,045,000

3.53%

TD Direct Investing (Europe) Ltd.

51,165,671

2.31%

Barclays Bank Plc (Private Banking)

50,566,800

2.29%

HargreavesLansdownStockbrokersLtd.

36,074,319

1.63%

DeutscheBank AG (UK)

34,500,857

1.56%

SomercourtInvestmentsLtd.

20,000,000

0.90%

TalosSecuritiesLtd.

13,395,000

0.61%

Поданным 4-traders.com

Суздальское

По данным компании, в 1 полугодии 2014 года Суздальское произвело 35,7 тыс. унций, что на 2% выше, чем в 1 полугодии 2013 (35 тыс. унций). На объем производства повлиял перебой с энергоснабжением в июне 2014 года: «На руднике «Суздаль» произошло отключение электроэнергии на один день в связи с плановым ремонтом на линии электропередач. Во время отключения произошел сбой в переводе воздуходувки на резервное питание, в связи с чем бактерии недополучили кислород, что привело к снижению коэффициента извлечения», – пояснили в Nordgold’е. В итоге «перебой с энергоснабжением завода в июне 2014 г. крайне негативно сказался на бактериально-химическом окислении BIOX и уровне извлечения по итогам квартала; вдобавок к этому произошло незначительное снижение уровня флотационного извлечения в ходе ввода в эксплуатацию нового флотационного модуля в июне 2014 г. Общий уровень извлечения по итогам квартала снизился на 4,4 процентного пункта по сравнению с предыдущим кварталом и составил 63,7%», – заявила компания в отчете за 1 полугодие 2014 года. В компании надеются, что за счет модернизации флотационного паркарудник сможет увеличить извлечение на 1,5-2,0 процентного пункта и показать извлечение на уровне 68-69%.

Во 2 квартале 2014 года на руднике «Суздаль» началась подготовка ТЭО технологии HiTeCC (обработка хвостов CIL щелоком высокой температуры) компании BIOMIN. Судя по презентации, тестирование технологии показало дополнительно извлеченные 5 г/т при операционных затратах менее $21/тонну. Сколько будет стоить сама технология и оборудование для нее, не уточняется.

По информации самого BIOMIN, «рабочий технологический проект установки HiTeCC был включен в состав банковского ТЭО проекта переработки руд двойной упорности в Казахстане. Испытания показали, что при использовании технологии HiTeCC компании BIOMIN, золото эффективно десорбируется из органического угля. Выполненное банковское ТЭО показало, что технология HiTeCC является рентабельной». Далее ремарка: «В прошлые годы другие технологии, такие, как обжиг и автоклавное окисление, не смогли стать рентабельными вариантами переработки для этого известного месторождения в Казахстане. Теперь этот, прежде нерентабельный, проект имеет потенциал стать одним из наиболее прибыльных золотодобывающих предприятий в Казахстане». Упоминание о неудачах с РОХ и обжигом позволяет предположить, что речь, вероятно, идет о месторождении Бакырчик. Напомним, что ранее появлялась информация о том, что на Бакырчике пробуют именно биовыщелачивание: «Пакеттехнологий для переработки упорных золотых руд компании BIOMIN, а именно BIOX, ASTER и HiTeCC, позволил добиться 95% извлечения золота в ходе пилотных испытаний».

Капвложения в Суздальское в 1 полугодии 2014 года составили $3,1 млн. Общие денежные затраты на Суздале в январе-июне 2014 года снизились на 9% до $709 на унцию. На снижение, как призналась сама компания, повлияла февральская девальвация тенге, который обесценился примерно на 19-20%. Просчитать, какой вклад в снижение затрат внесли усилия менеджмента, не представляется возможным. Подробнее результаты работы Суздальского см. в таблице.

Но любопытнее в отчете Nordgold другое. Практически в каждом блоке информации, посвященном Суздальскому, Nordgold методично указывал, что рудник произвел в 1 квартале 20,1 тыс. унций сплава Доре, которые были аффинированы и проданы только во 2 квартале 2014 года. Соответственно были учтены и финансовые результаты предприятия. «Это произошло в результате того, что на объемы производства и реализации аффинированного золота «Суздаля» в 1 квартале 2014 г. повлияли переговоры с Национальным банком Республики Казахстан и новым аффинажным заводом «Тау-Кен Алтын». Данный вопрос был решен в апреле 2014 год и сплав Доре рудника, произведенный в I квартале 2014 года, был аффинирован и продан в течение II квартала 2014 года», – отмечается в отчете компании.

От комментариев о своих переговорах с «Тау-Кен Алтын» Nordgold отказался. Между тем, по сведениям kursiv.kzпричина конфликта заключается в том, что казахстанское правительство сначала ввело систему разрешений на вывоз Доре за рубеж на аффинаж, а потом и вовсе перестало выдавать их. С такой практикой столкнулся «Алтыналмас», который ранее сотрудничал со швейцарскими компаниями, но в 2014 году также был вынужден подписать соглашение об аффинаже на астанинском заводе. «Варваринское» возит золото на аффинаж в Россию, пользуясь привилегиями Таможенного союза. Нежелание аффинировать Доре на астанинском предприятии объясняется как минимум тем, что затраты на аффинаж только по проекту в полтора раза выше, чем действующие цены на предприятиях в Швейцарии. Еще одна причина заключается в том, что «Тау-Кен Алтын» не может ставить на слитки клеймо LondomGoodDelivery. Без него Нацбанк, который по-прежнему выкупает все производимое в РК аффинированное золото, не сможет эти слитки продать на мировом рынке. Поэтому «Тау-Кен Алтын» вынужден сначала производить золото, а потом клеймить его в «Казцинке» – единственном предприятии в РК, обладающим право на клеймо LGD. Абсурдность ситуации заключается еще и в том, что право ставить клеймо LGD дается только при 3хлетней переработки не менее 10 тонн золота. Если учесть, что из 23,219 тонн золота, аффинированного в Казахстане в 2013 году (в 2012 году – 19,35 тонн), 18 тонн аффинировал у себя «Казцинк», вероятность получить право на клеймо у «Тау-Кен Алтын» в ближайшей перспективе, мягко скажем, невелика.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 10 сентября 2014 > № 1176101 Ирина Дорохова


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > camonitor.com, 31 июля 2014 > № 1137617 Нурлан Махмудов

Нурлан Махмудов, АИРИ: "Новые рецепты лечения нашей металлургии"

ПЕРЕЗАГРУЗКА НА МАРШЕ

Автор : Марат БИЖАНОВ

Central Asia Monitor продолжает традиционный обзор отечественной горно-металлургической отрасли, который мы больше года назад начали совместно с директором Алматинского филиала Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Нурланом Махмудовым.

- Нурлан, прошло уже три месяца с предыдущего обзора ситуации в казахстанском горно-металлургическом комплексе - ГМК ("Группы тяжелого металла", 25 апреля 2014 г.). Что важного, на ваш взгляд, произошло в отрасли? Сохраняете ли вы тот оптимизм, который был в ваших оценках в начале года ("Кризис остался позади?", 6 марта 2014 г.)?

- Это были насыщенные различными событиями три месяца. Если выделять среди них только основные тренды, то, видимо, следует отметить следующие.

Как и весь мировой ГМК, отечественные компании изыскивают все ресурсы и возможности, чтобы благополучно пережить нынешний критический период в отрасли. Рост в мировой экономике все еще слаб, в том числе и Китай не совсем оправдывает возлагаемых на него надежд. Война в Украине серьезно сказывается на состоянии даже ведущих экономик.

Отсюда остающийся низким спрос на металлы, малопривлекательные мировые цены на них, тогда как возможности производства в разных странах довольно существенны, что перманентно ведет к их переизбытку на рынке. В этих условиях чуть комфортнее чувствуют себя те, кто имеет более низкую себестоимость. А казахстанские предприятия сегодня не могут особо похвастать таким преимуществом, какое у них было, допустим, в период кризиса 2008 года. Зарплаты в отрасли, а также прочие операционные расходы значительно возросли, сделав отечественный продукт менее конкурентоспособным на мировом рынке.

Однако практически все крупные казахстанские предприятия сейчас пытаются использовать этот негативный период для собственной "накачки мышц": активизируют геологоразведку и расширение ресурсной базы, модернизацию производства и внедрение инновационных решений. Правда, нужно отметить, что в этом деле хорошо помогает государство, которое очень своевременно выступило с инициативами ГП ФИИР-2, создания Горного кадастра и т.п.

В общем, отрасль сейчас находится "под давлением" неблагоприятных обстоятельств мировой экономики. На привлекательном уровне держатся лишь цены на нефть. Технологическое производство на планете растет слишком слабо, соответственно и спрос на металлы очень низок.

- Совсем недавно страна праздновала День металлурга. Он отмечался так лихо и широко… У вас не возникло ощущения, что для работников отрасли это "пир во время чумы"?

- Ну, это наша, казахов, национальная черта - в любой ситуации так праздновать перед гостями (тем более зарубежными!), чтобы у них от удивления глаза полезли на лоб! А если говорить серьезно, то у металлургов такая серьезная и тяжелая - даже в наш век технического прогресса - работа, что свой праздник они точно заслужили! И то, что сразу тысячам рабочих выдавались премии, многих награждали орденами, медалями и дипломами (правда, порою даже тех, кто имеет весьма отдаленное отношение к металлургии!) - это все правильно. Это, кстати, при условии грамотной подачи один из тех компонентов, которые делают профессию привлекательной для молодежи.

Что же касается традиционного, уже пятого по счету, международного горно-металлургического форума Astana Mining & Metallurgy-2014, то он получился немного чуть более напыщенным, поскольку на нем должно было быть принято пусть формальное, но официальное решение о том, что Казахстан проведет у себя в 2018 году 25-е заседание Всемирного горного конгресса. Это авторитетный Международный совет предприятий горно-металлургической отрасли. Тут уж мы и постарались, чтобы наши зарубежные гости ахнули и от нашего гостеприимства, и от нашей столицы!

Однако я считаю, что не менее важной политической составляющей нынешнего праздника было то, что руководители правительства артикулировали высокую значимость металлургической отрасли для экономики страны. Отрасли, в которой трудятся 300 тысяч казахстанцев и которая дает почти пятую часть всего промышленного производства республики. Было отмечено, что только с 2010-го по 2013-й Казахстан нарастил объем добычи металлургических руд с 651,2 млрд. тенге (в стоимостном выражении) до 786,2 млрд., увеличил объем производства готовых изделий из металла. Экспорт металлургической продукции увеличился с 8,9 млрд. до 13,5 млрд. тенге, а рост доли этой отрасли в обрабатывающей промышленности страны в прошлом году составил 30,1%.

Для представителей компаний, работающих в отрасли (а это в основном крупный частный бизнес), было важно услышать от правительства многие вещи. К примеру, формально все и всегда говорили о большом значении геологоразведки, но реально работы особо не велись, запасы полезных ископаемых не росли. Теперь в формате ГЧП сюда направляются значительные ресурсы. И эти инвестиции становятся тем более реальными, что проведена большая работа по совершенствованию законодательства в сфере недропользования, упрощен порядок предоставления права недропользования на геологоразведку. Уже в текущем году Министерство индустрии и новых технологий (МИНТ) намерено создать геоинформационную систему "Интерактивная карта занятых и свободных контрактных территорий по твердым полезным ископаемым" на веб-портале Комитета геологии и недропользования.

Кстати, по оценкам этого Комитета, в результате реализации только Программы геологоразведочных работ на 2015-2019 годы можно ожидать существенного прироста прогнозных ресурсов золота, меди, полиметаллов. В частности, по полиметаллам предполагается прирост на 12 млн. тонн, по меди - на 4 млн. тонн, по золоту - на 400 тонн.

Вот показательные цифры, озвученные на празднике Комитетом геологии и недропользования. За 13 последних лет (с 2000-го) суммарный объем инвестиций в ГМК составил порядка 1 триллиона тенге, из которых только 27 миллиардов пошли на проведение геологоразведочных работ (в целом по минерально-сырьевому комплексу эта цифра на порядок выше). Между тем, только одна компания "Казахмыс", согласно утвержденному Комплексному плану развития Жезказганского региона, вложит там за пять лет в геологоразведку 25,5 млрд тенге!

Такие инвестиции в геологические исследования воодушевляют. В рамках упомянутой программы государство намерено в ближайшие пять лет направить из бюджета почти 120 млрд. тенге. А ведь будут еще инвестиции нацкомпаний "КазМунайГаз", "Казатомпром", "Тау-Кен-Самрук", "Казгеология", и, как уже сказал, крупных недропользователей вроде "Казахмыса" и "Казцинка". Уверен, появятся и другие заинтересованные инвесторы. Всего МИНТ ожидает привлечения в эту сферу порядка 900 млрд. тенге. Во время праздников была озвучена и интересная идея по созданию геологического кластера Казахстана. При этом ее инициаторы намереваются использовать ведущий зарубежный опыт. Но это тема для отдельного разговора.

- В атмосфере праздника, наверное, мало кто вспомнил печали текущего момента?

- Почему же? Думаю, в голове это держали все. Вслух это выразил разве что один из владельцев ERG (бывшей ENRC) Александр Машкевич. По своему обыкновению широко презентуя новые и обновленные проекты своего холдинга, в том числе и новое алюминиевое производство, он горько признался, что само ближайшее будущее алюминиевой промышленности туманно. Слишком много в мире построили всяких заводов, спрос на "крылатый металл" сильно упал и т.д. …

- Давайте тогда обратимся к хэдлайнеру нынешнего года в металлургической отрасли страны - "Казахмысу". Недавно он официально объявил о формате своей реорганизации, после чего на фондовой бирже его акции резко выросли. Причем акции потихоньку растут на протяжении всего нынешнего года. Значит, для медной компании нынешняя ситуация на мировых рынках - не проблема?

- У производителей цветных металлов общая ситуация на мировом рынке - не ахти какая… Но, если помните, мы еще в марте отмечали, что ведущие аналитические структуры считают "Казахмыс" "главным фаворитом 2014 года". И компания пока оправдывает ожидания инвесторов. Когда в феврале она только заявила о планах своей реорганизации, ее акции сразу подскочили на 39%. С того времени было дано несколько ясных сигналов рынку, что планы по реорганизации, а также правительственный "Комплексный план социально-экономического развития городов Жезказган, Сатпаев и Улытауского района на 2012-2020 годы" выполняются. А это два очень важных взаимодополняющих документа! Поэтому логика роста стоимости акций компании очевидна. Притом, я думаю, цена вырастет еще гораздо сильнее, когда негатив с мировых рынков уйдет, и металлы получат повышенный спрос.

А о том, что произошло сейчас, в общих чертах можно сказать так: публичная компания, которая сохраняет казахстанскую привязку в своем новом названии KAZ Minerals PLC, получает самые выгодные производственные проекты "Казахмыса" и будет демонстрировать наименьшую себестоимость при отличных показателях; в то же время зрелые месторождения в составе частного ТОО получают "индивидуальный подход" для решения своих проблем и еще, как минимум, в течение сорока лет будут обеспечивать надежные рабочие места!

Наверное, это не совсем стандартный, с точки зрения традиционного менеджмента, но интересный вариант решения актуальных для компании проблем.

- В информационном поле озвучиваются различные оценки реорганизации "Казахмыса". Поэтому давайте попробуем более четко обосновать вашу позицию…

- Я тоже слежу за публикациями в СМИ и пока еще нигде не видел четкого, аргументированного контраргумента против данной реорганизации.

Прежде мы уже говорили о том, что как публичная компания, листингующаяся на фондовой бирже (на LSE и КАСЕ), "Казахмыс" обязан строго выполнять довольно-таки занудные процедуры - вовремя объявить рынку о своих намерениях, выдерживать определенные сроки, чтобы никто не мог затем упрекнуть, что кто-то имел преимущество и "вовремя" купил ее ценные бумаги. Теперь, 23 июля, компания официально объявила свое предложение относительно того, как будет происходить реорганизация (оно еще должно получить одобрение госрегуляторов и общего собрания акционеров).

Если говорить вкратце, то его суть такова. Зрелые активы Карагандинской, Жезказганской и Балхашской производственных площадок переходят к одному из акционеров публичного "Казахмыса" - компании Cuprum Holding, владельцами которой являются Владимир Ким и Эдуард Огай. При этом все эти активы входят в ТОО "Корпорация Казахмыс", потому под этим именем и остаются на рынке - только частное ТОО уже не будет иметь прямого отношения к публичной KAZ Minerals PLC.

Всего в составе корпорации сохраняются 12 рудников, четыре обогатительные фабрики, два медеплавильных завода, два угольных разреза и три вспомогательные электростанции. Здесь работает основная часть трудового коллектива - 43 000 человек. В KAZ Minerals PLC переходят четыре рудника и три обогатительные фабрики в Восточно-Казахстанской области, "проекта роста" - Бозшаколь, Актогай и Коксай, а также рудник Бозымчак в Кыргызстане. Соответственно работниками публичной компании станет здешний персонал в 10 000 человек.

Согласно достигнутым договоренностям, вместе с передачей активов Группа "Казахмыс" выплатит Cuprum Holding оборотные средства примерно в 240 млн. долларов; капитальные расходы в подлежащих передаче активах около 80 млн. долларов, плюс около 10 млн. долларов, связанные со снижением ставок НДПИ и возвратом НДС. Еще будут выплаты чистых денежных средств от операционной деятельности ТОО "Корпорация Казахмыс" в период с 1 августа 2014 года до завершения транзакции.

После реорганизации обе компании будут вести хозяйственную деятельность самостоятельно. Естественно, заключив ряд долгосрочных соглашений, чтобы не срывать текущие производственные процессы.

- Понятно, что публичная компания получает неплохие условия для своего дальнейшего развития. Неслучайно и цена ее акций среди инвесторов растет. А что же будет с корпорацией? Все-таки здесь остается основная масса рабочего народа…

- Можно небольшое отступление? Недавно по телеканалу Wild Life мне довелось видеть репортаж из заброшенного поселка в горах США, который стоял на руднике, где полностью истощились запасы медной руды. Жуткое, скажу вам, зрелище… И нам нужно помнить, что любое месторождение полезных ископаемых - будь то нефть или металлы - когда-нибудь будет исчерпано. Останавливать производство придется, наверное, даже раньше - когда добывать сырье будет уже нерентабельно. Слава Аллаху, Жезказганской площадке, где добыча идет уже шестой десяток лет, такая мрачная перспектива еще не светит. По расчетам специалистов, современные технологии и более тщательная геологоразведка позволят местной горной промышленности продержаться еще 40-45 лет. Но уже сейчас государству приходится серьезно задумываться о диверсификации региональной экономики. Необходимо создавать новые производства, и желательно такие, которые были бы востребованы надолго в рыночных условиях. Именно поэтому в конце декабря 2013-го и был принят в правительстве "Комплексный план социально-экономического развития городов Жезказган, Сатпаев и Улытауского района на 2012-2020 годы". Здесь государство и частный бизнес наметили конкретные проекты как по поддержке горнопромышленной отрасли, так и с целью активной диверсификации местной экономики. Сейчас уже можно сказать, что данный план, по всей видимости, выполняется. В частности, принятые в июне решения правительства о снижении ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на истощенных месторождениях, активное строительство железнодорожных веток через Жезказган, появление новых предприятий по производству фильтров, шин, легкой промышленности - это все предусматривалось в Комплексном плане.

- По вашим словам, "Казахмыс" предложил рынку "новый рецепт" решения проблем. Считаете, он будет эффективным?

- Из практики известны разные "рецепты". Нередко компании, чтобы решить свои текущие проблемы, вынуждены распродавать какие-то свои активы. Кстати, на рынке упорно ходят слухи, что к такому приему намерена прибегнуть ERG, имеющая огромные долги перед кредиторами. Бывает, что ослабевшую компанию поглощает более крупная и богатая. Вообще, как известно, в кризисный период довольно часто случаются акции по слияниям и поглощениям. В этом смысле я все еще не утратил интерес к тому факту, что на рынок Казахстана пришел такой транснациональный гигант, как Rio Tinto. Пока "монстры" отрасли понемногу вкладываются в разведку наших недр. Но вдруг им покажутся "аппетитными" и уже существующие предприятия?

На фоне таких "стандартных" решений идея "Казахмыса" о разделении активов, чтобы каждая группа развивалась в нужном "температурном режиме", - достаточно оригинальна. По крайней мере, обе части прежней компании получили больший простор для рыночных маневров, что, в принципе, может оказаться тем самым дополнительным преимуществом, которое поможет пережить кризис.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > camonitor.com, 31 июля 2014 > № 1137617 Нурлан Махмудов


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 26 февраля 2014 > № 1021978 Федор Андреев

Встреча с президентом компании «АЛРОСА» Фёдором Андреевым.

Владимир Путин провёл встречу с президентом алмазодобывающей компании «АЛРОСА» Фёдором Андреевым. Обсуждались итоги работы компании в 2013 году, в том числе итоги размещения её акций на бирже, а также планы работы компании на перспективу.

В.ПУТИН: Добрый день!

Фёдор Борисович, как компания закончила год, в каком она состоянии находится? Вообще как ситуация сейчас на рынке? Вы, конечно, знаете, что государство в сложное время компанию самым активным образом поддержало, и в целом это способствовало стабилизации ситуации. И размещение на бирже, как это всё прошло, и ваши планы на ближайшее время.

Ф.АНДРЕЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, в 2009 году, как Вы помните, во время Вашего визита в город Мирный, после этого была оказана значительная помощь компании, выкуплены алмазы на миллиард долларов, что позволило, в общем-то, компании расшить те проблемы с кредитами, с реализацией планов по инвестициям.

Поэтому начиная с 2009 года компания достаточно уверенно растёт, мы улучшаем наши показатели как по выручке, так и по EBITDA, по прибыли. И, например, прибыль компании с 2009-го по 2013 год выросла в три раза, с 10 миллиардов рублей до 30. Дивидендные выплаты выросли в 10 раз, и по этому году они составили порядка 10 миллиардов рублей.

2013 год был также достаточно успешным для компании, производство выросло на 7 процентов – с 34 миллионов карат до 37. И компания по-прежнему остаётся, скажем так, абсолютным лидером по производству в каратах. Например, добыча «Де Бирс» составила 31 миллион карат по этому году.

В.ПУТИН: По прошлому году.

Ф.АНДРЕЕВ: По 2013 году, да, прошу прощения.

Выручка компании выросла на 11 процентов, заработная плата выросла на 14 процентов и по итогам 2013 года увеличилась с 79 тысяч рублей до 90. В целом с 2009 года по 2013 год зарплата увеличилась в 2,2 раза, что позволило нам значительно стабилизировать ситуацию в коллективах. Сегодня проблема с текучестью кадров, в общем-то, решена.

При этом производительность труда по итогам 2013 года выросла у нас несколько меньшими темпами, всего на 9 процентов. Я, в общем-то, знаю Ваше отношение к этому вопросу, но в своё оправдание могу сказать, что резкое падение в конце года цены на алмазы, как раз на те самые 5 процентов, не позволило нам соблюсти этот баланс. Но в целом за прошедшее время, начиная с 2009 года, мы его выдерживаем, и производительность труда в компании выросла в 2,4 раза. Зарплата выросла в 2,2 раза.

Также важно отметить, что в 2013 году, в конце октября, прошло размещение акций компании – по 7 процентов на бирже разместила Российская Федерация и Якутия, 2 процента – это были казначейские акции компании.

Как Вы помните, была достаточно большая дискуссия – стоит ли приватизировать, насколько быстро приватизировать [компанию]. И, собственно говоря, по шагам приватизации была дискуссия.

Также дискуссия была по поводу площадки размещения. Все считали, что размещение на Российской бирже обречено на неуспех, что обязательно компания должна продаваться через Лондон или через американские биржи. Но, тем не менее, по результатам мы разместили 16 процентов акций, что дало в совокупности бюджету и России, и Якутии 36 миллиардов рублей.

Вами принято решение направить эти деньги целевым образом на развитие Якутии, на решение вопросов аварийного и ветхого жилья. В процессе работы 70 инвесторов зашли в акции как компании, причём зашли крупнейшие американские фонды, английские. И, в общем-то, то размещение, которое произошло только на российской бирже, не вызвало у этих фондов никаких нареканий. Стоимость компании по итогам размещения также составила, если переоценивать на всю компанию, 8 миллиардов долларов.

После этого по Вашему указанию было подписано соглашение между акционерами, Росимуществом и правительством Якутии, которое зафиксировало, что на следующий период до 2020 года планируется сохранить совокупный контроль за компанией. Это решение для нас, для республики, крайне важное, поскольку, в общем-то, мы считаем, что приватизация – процесс хороший, но должен происходить эволюционным, скажем так, путём, поскольку сегодня компания тратит порядка 8 миллиардов рублей ежегодно на социальные объекты. Это и садики, и аэропорты, и жилищно-коммунальное хозяйство. Поэтому все эти вопросы, конечно, мы реформируем, но реформируем не быстро, постепенно.

Думаю, что эта реформа у нас займёт не менее 10 лет. И всё-таки во главу угла мы ставим принцип неухудшения качества услуг для населения, поскольку компания в Якутии работает в трёх моногородах, и мы свою ответственность в этом отношении чувствуем.

2014 год для нас будет, скажем так, ключевым годом для реализации нашей стратегии развития. Уже работает в экспериментальном режиме наша фабрика, рассчитанная на 4 миллиона тонн руды и добычу 4 миллионов карат в Архангельске на Ломоносовском месторождении.

Недалеко от этой фабрики и этой [кимберлитовой] трубки сейчас уже «ЛУКОЙЛ» запускает, в общем-то, сопоставимую и фабрику, и трубку [имени Владимира] Гриба. Таким образом, думаю, что в перспективе мы получим новую алмазную провинцию, которая будет работать в Архангельске.

Также в июле текущего года мы планируем запустить крупнейший в мире подземный рудник в городе Удачный, что позволит нам не только сохранить наш уровень добычи, но и, самое главное, обеспечить людей рабочими местами.

Рудник также будет рассчитан на добычу 4 миллионов тонн руды, что соответствует где-то чуть более 5 миллионам карат добычи. По сути дела, эти два крупнейших проекта будут основой роста компании в последующие годы, и к 2020 году мы планируем выйти на уровень добычи 40 миллионов карат.

У нас подготовлена и утверждена советом директоров стратегия развития. Моё мнение и мнение менеджмента, что мы перед собой ставим задачу стать лидерами не только по объёмам производства, этим, в общем-то, Россия славилась всегда, но также стать и лидерами на рынке с точки зрения маркетинга, влияния на сам рынок. Уверен, что мы эту задачу решим.

Решение этой задачи позволит нам продолжить наращивать капитализацию компании. И что я забыл сказать: принципиально важно, что после размещения акций стоимость их уже выросла на 5 процентов, что опять-таки подчёркивает успешность этого размещения.

По консервативным оценкам, стоимость компании должна вырасти на 30 процентов за следующий пятилетний период. Поскольку с 2016 года у нас заканчиваются все основные инвестиции в производство компании, появится возможность наращивать и дивиденды, в том числе и в адрес крупнейших акционеров – Российской Федерации и Якутии. Таким образом, считаю, что эти планы вполне реализуемы, и мы их достигнем.

Если коротко.

В.ПУТИН: Отношения между улусами, республикой, и Правительством Российской Федерации, менеджмент там гармоничный, есть какие-то проблемы?

Ф.АНДРЕЕВ: Вы знаете, гармоничность рождается из споров в том числе. Мы действительно по многим вопросам дискутируем, и иногда точки зрения расходятся, но тот путь, который компания прошла начиная с кризиса, а кризис нас научил достаточно многому, и в первую очередь не расходовать бездумно средства на различные инвестиционные проекты. Потому что до этого компания пыталась инвестировать и в газовые активы, и в железорудные активы, и в банки, и в страховые компании. В общем-то, за прошедшее время мы действительно сократили количество дочерних и зависимых обществ с 70 до 40, и эту работу будем продолжать.

Те решения, которые сегодня достигнуты – размещение акций, и взаимопонимание, которое есть, механизмы расходования средств на ту же социальную реформу (передавая социальные объекты республике, мы исходим из принципа, что под это должна создаваться налоговая база самой компании), все эти решения – это залог будущего хорошего развития и в интересах республики. Ещё раз напомню про те самые 36 миллиардов. Это критически важное было решение.

Соглашение между акционерами и то значение с точки зрения налогов, которое компания играет для республики, я думаю, что это как раз экономическая основа хороших взаимоотношений. Поэтому мы здесь, соблюдая принцип преемственности, тем не менее пытаемся эти отношения сделать более понятными и прозрачными: не пытаться ради каких-то благих, иногда красиво звучащих лозунгов подрывать экономическую базу. Поэтому, я считаю, сейчас этот фундамент принципиально создан.

В.ПУТИН: Спасибо.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 26 февраля 2014 > № 1021978 Федор Андреев


Казахстан. Канада > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 19 февраля 2014 > № 1030477 Галымжан Пирматов

АЭС очистит воздух Казахстана?

Ирина ДОРОХОВА

В Казахстане активно обсуждается площадка для строительства АЭС, республика ведет переговоры по условиям размещения Банка ядерного топлива и развивает отсутствующие пока топливные переделы. Но пока Казахстан больше известен как производитель желтого кека №1 в мире. О том, как на территории РК складываются отношения двух крупных игроков уранового рынка – канадской Cameco и местного «Казатомпрома» – и каковы его перспективы, в интервью kursiv.kz рассказал президент Cameco Kazakhstan LLP Галымжан Пирматов.

– Первый вопрос, который сразу же напрашивается: в годовом отчете Cameco указано, что компания получила разрешение от казахстанских властей на увеличение добычи с 5,2 млн фунтов до 10,4 млн фунтов, где доля Cameco как раз половина. Почему при доле владения 60% компания учитывает лишь половину объема продукции?

– Я не знаю, в какой части отчета Вы это прочитали, но расскажу предысторию. В 2012 году мы с «Казатомпромом» подписали соглашение, в котором определили наши планы на будущее по росту добычи на «Инкае» на участках 1 и 2 и желание «Казатомпрома» построить в Казахстане производство по следующему переделу – предприятие, на котором будет осуществляться аффинаж урана. В этом соглашении предусматривается, что мы готовы увеличить производство урана на Инкае на участках 1 и 2 до 4 тыс. тонн при определенных условиях, включая передачу технологий по аффинажу и конверсии урана, строительство завода в Усть-Каменогорске, определенные платежи со стороны Cameco и изменения нашей доли в СП «Инкай» до 50% на 50%.

– Когда будут изменены пропорции в долях собственности?

– Как обычно, «дьявол» в деталях. Когда и как это произойдет, привязано к определенным milestone или событиям: когда мы получаем все необходимые разрешения, когда будут внесены соответствующие изменения в контракт на недропользование, когда мы достигнем уровня производства в 4 тыс. тонн урана – иными словами, это не вопрос сегодняшнего дня.

– Тогда какова последовательность происходящего: сначала компания получает права недропользования...

– Нет, право на недропользование у нашего совместного предприятия уже есть, но туда необходимо будет вносить изменения.

– Предполагается, что контракт будет продлен до 2045 года – еще не продлили?

– Нет. Это наши договоренности, которые мы еще не осуществили. У нас с «Казатомпромом» есть желание, но мы над ним еще работаем.

– Тогда конкретизируйте, пожалуйста, что уже сделано.

– На данный момент последнее, что произошло – мы подписали с МИНТом изменения в контракт на недропользование, согласно которому СП «Инкай» будет производить 2 тыс. тонн урана в год (до этого мы могли добывать 1,5 тыс. тонн). Принципиальная договоренность об этом была достигнута еще в 2011 году, но фактическое подписание изменений в контракт на недропользование произошло в декабре 2013 года. В 2013 году «Инкай» впервые произвел 2 тыс. тонн урана. И пока наши планы на среднесрочную перспективу – именно производить 2 тыс. тонн в год.

– Любопытно, а что случилось бы, если бы вам не успели подписать соглашение в декабре 2013 года: ведь фактически уран-то компания к этому времени уже произвела? Получается, было бы нарушение.

– Главное, что была принципиальная договоренность. Мы как недропользователи не могли себе позволить работать без разрешения. Просто процесс подписания самого соглашения длительный, в него вовлечено много структур включая комитет геологии и другие государственные органы, которые должны дать свое согласие.

– Но ведь фактически так и получилось: разрешения вы получили после того, как произвели продукцию в соответствии с ним.

– Договор был подписан в декабре 2013 года, но этому предшествовал большой объем работы, и было принципиальное решение увеличить объем производства до 2 тыс. тонн. Мы большая компания и понимаем, что мы в Казахстане гости, поэтому ответственно относимся к соблюдению местного законодательства. Что касается увеличения до 4 тыс. тонн урана, у нас сейчас нет такого решения. Это наши долгосрочные стратегические планы, которые мы обсуждаем с «Казатомпромом», есть договоренности, но претворение этих договоренностей еще предстоит...

– Крайне неспешное?

– Вы же видите, какая цена на рынке, поэтому торопиться некуда. Договоренности достигнуты в сентябре 2012 года, и даже в этих документах предусматривается начало строительства аффинажного завода в Усть-Каменогорске к 2018 году.

– Это только начало строительства к 2018 году?

– Не позже 2018 года. Мы можем начать и раньше.

– Это не обязательство по вводу в эксплуатацию в 2018 году?

– Мы, конечно, можем его ввести в эксплуатацию и раньше, но у нас нет таких обязательств.

Что еще произошло: в ноябре 2013 года было подписано соглашение о мирном атоме между Канадой и Казахстаном, что дает возможность передавать наши технологии Казахстану, «Казатомпрому». Межправсоглашение было в работе достаточно давно, и принципиальных вопросов ни у одной стороны не было. С учетом наших стратегических планов нам пришлось попросить канадское правительство, чтобы подписание соглашения с Казахстаном вошло в число приоритетных задач. И мы благодарны нашим правительствам за своевременное подписание соглашения.

– А почему соглашение не было в числе приоритетных?

– У каждого правительства свои приоритеты и планы. Нам пришлось, скажем так, поработать с правительством, чтобы оно взялось за это соглашение с большей активностью. Но и после этого каждая сторона тщательно смотрела переводы на четырех языках, чтобы удостовериться, что в документе написано именно, то, что имелось в виду. И это – не считая поправок и дополнений, которые вносили обе стороны во время согласования окончательного текста.

– Можно ли где-то ознакомиться с этим документом?

– Интересный вопрос, я думаю, не должно быть проблем. Мне самому интересно. Когда я хотел прочитать проект соглашения в 2012 году, мне сказали: «Так как это межправительственное соглашение, мы не можем его показать, пока оно не согласовано и не подписано».

– Но теперь уже можно?

– Думаю да. Кстати, оно еще не вступило в законную силу.

– А когда вступит?

– Мы надеемся, в конце марта. Оно вступает в силу, когда страны обменяются дипломатическими нотами. В Канаде для этого необходимо пройти несколько ступеней согласования, договор вносится в парламент, он там находится на рассмотрении определенное время, в течение которого депутаты могут изучить его, задавать вопросы. После того, как он пройдет парламент, правительство Канады отправляет дипломатическую ноту Казахстану.

– А у нас правительство рассматривает соглашение, не парламент?

– Насколько я знаю, да, вы можете уточнить детали. Но даже если в марте соглашение вступит в силу, это не значит, что в апреле мы уже будем готовы передать технологии. Для передачи технологии нам нужно будет подписать лицензионное соглашение и пройти ряд дополнительных согласований.

– Насколько я поняла, был завершен драфт пред-ТЭО аффинажного производства. Что он показал?

– Он показал предварительный результат по многим важным составляющим, я все не могу Вам рассказать. Сейчас пред-ТЭО находится на рассмотрении «Казатомпрома» и Cameco, и мы хотим достаточно скоро его утвердить и принять решение приступить к разработке ТЭО, которое ляжет в основу строительства.

– То есть само пред-ТЭО оказалось положительным?

– До того, как обе компании его не утвердят, я не могу стопроцентно сказать об этом, но пред-ТЭО дало ответы на многие вопросы. Скажем так: на данный момент у меня нет опасений, что Cameco не поддержит этот проект.

– Следовательно, пока нельзя назвать ключевые параметры: объем производства, объем инвестиций...

– Почему, об объеме уже можно говорить. Предусматривается, что производственная мощность составит 6 тыс. урана в виде триоксида урана в год. Предварительная оценка инвестиций тоже имеется.

– Кто будет поставщиком сырья?

– К тому моменту, когда завод будет построен, «Инкай» должен будет производить 4 тыс. тонн урана в год. Предусматривается, что мы будем параллельно двигать оба проекта: с одной стороны, увеличивать объем добычи, с другой – строить аффинажный завод. Следовательно, из 6 тыс. тонн сырья 4 тыс. тонн придут с «Инкая», а 2 тыс. тонн – от «Казатомпрома».

– С «Инкая» – это значит, что продукцию на аффинаж будут в обязательном порядке поставлять обе стороны?

– Да, а оставшиеся 2 тыс. тонн «Казатомпром» будет поставлять со своих рудников.

– Известно, с каких именно?

– Это «Казатомпром» решит самостоятельно, с каких участков, благо, он располагает достаточным их количеством.

– По поводу продаж: каким образом решаются вопросы маркетинга на «Инкае»?

– Cameco и «Казатомпром» покупают у «Инкая» уран в соответствии со своими долями, а потом каждая сторона продает свою часть на рынке.

– Буквально покупают физический уран у СП «Инкай»?

– Ну да, откуда-то же «Инкай» должен получать деньги за произведенный уран.

– Да, но может продавать одна сторона, и потом владельцы будут делить деньги от продажи в соответствии со своими долями. Именно так происходит на СП «Казатомпрома» с Uranium One: там оператором и продавцом выступает именно «Казатомпром». По крайней мере, так заявил предправления нацкомпании Владимир Школьник.

– В нашем случае СП «Инкай» не занимается продажей урана на международном рынке. Он производит и продает уран своим двум участникам, а уже те решают, кому и когда на международном рынке отгружать в соответствии со своими контрактами.

– Куда поставляет Cameco казахстанский уран?

– У нас большой набор контрактов. Cameco со всеми своими дочерними компаниями в 2013 году поставила по контрактам 16 тыс. тонн урана – четверть всего урана, необходимого для существующих коммерческих реакторов в мире. У нас нет такого, что уран с «Инкая» идет по одному какому-то контракту: в каждый момент принимается решение, куда быстрее, проще и легче поставить уран с конкретно взятого рудника. И нельзя наверняка сказать, куда пойдет уран с «Инкая» в следующем году. Он может пойти и в Китай, и в Европу.

– А куда именно поставляет Cameco свой уран? Количество АЭС в мире хоть и велико, но вполне обозримо.

– На сегодняшний день в мире работает 433 атомных реактора в 31 стране мира. Вы хотите список?

– Конечно, хочу.

– Хорошо. Для примера я Вам могу сказать, что в США порядка 24 компании владеют 100 реакторами, и у нас контрактные отношения со всеми. То же самое в Японии и во многих других странах.

– Со всеми? Япония же остановила свои реакторы.

– Да, с японскими компаниями.

– Какова доля «японских» контрактов в общей структуре поставок Cameco?

– Тут, наверное, нужно отделить контракты и физические поставки. После Фукусимы очевидно, что поставки в Японию не такие, как мы планировали.

– Переформулирую: насколько японские поставки раньше были значимы для Cameco?

– Для нас все поставки по нашим контрактам значимые.

– Нет, я не об этом. Условно: четверть своего объема Cameco отгружал в Японию. Потом эти поставки захлопнулись из-за решения властей страны остановить реакторы. В результате компания должна была эту условную «четверть» перенаправить по другим направлениям. Не так?

– Не совсем так. У нас есть долгосрочные контракты, где оговорено, как заранее вы просите осуществить поставку. И мы видим, когда кто хочет получить материал. Есть условия, когда покупатели могут попросить запланированную на этот год доставку отложить на следующий год, оговорено, как долго и в каких объемах они это могут делать. Иногда мы садимся за стол переговоров, и они объясняют: «Ну вы же видите, нам реально этот уран в этом году не нужен, может, мы попробуем как-то договориться». А такого, чтобы 25% урана шло в одну страну, а потом надо искать, куда бы его перенаправить, – нет. Мы смотрим заявки на поставки и соответствующим образом планируем. Причем заметьте: из 16 тыс. тонн урана собственное производство Cameco – 9 тыс. тонн. Мы являемся активным участником рынка.

– У кого покупает Cameco?

– У многих поставщиков.

– А у «Казатомпрома» дополнительных объемов не покупает?

– Нет. Иногда мы можем с «Казатомпромом», если есть необходимость, обменяться материалом в рамках своп-поставок, но долгосрочных контрактов нет.

– Какова себестоимость производства на «Инкае»?

– Я могу только сказать, что себестоимость привлекательна даже при нынешних ценах.

– То есть она ниже $35 за фунт?

– Я могу только повторить то, что уже сказал.

– Что касается поставок сырья, расходных материалов для производства урана – кто этим занимается?

– Само СП «Инкай» как самостоятельное юридическое лицо, в соответствии с казахстанским законодательством.

– А эти закупки учитываются в структуре «Казатомпрома»?

– «Казатомпром» видит все закупки «Инкая», который СП объявляет и закупает необходимые ему товары и услуги в соответствии с планом закупок, утвержденным двумя участниками.

– По поводу капзатрат: везде план на 2013 год оказался значительно выше, чем реальность, а план на 2014 год еще ниже, чем реальные показатели прошлого года. Чем это объясняется? Ведь снижение цен и спроса произошло не в 2013 году...

– Касательно планов 2014 года – у нас нет необходимости вкладывать в расширение мощностей. Если мы не собираемся увеличивать производство, то и нет необходимости делать большие капвложения.

– Да, но план-то на 2013 год уже был сделан. $48 млн – не так уж и мало. Почему же произошла такая масштабная коррекция – до $26 млн?

– В данном случае определенные проекты не были выполнены вовремя.

– Какие определенные проекты?

– Я бы не стал вникать в детали.

– Но почему же так произошло?

– Много причин. Где-то подрядчики подводят, зачастую согласование проектов занимает больше времени, чем хотелось бы. К тому же, если есть возможность перенести капзатраты на следующий год, и это не повлияет негативно на производственные показатели, то почему бы это не сделать – как бережливый хозяин.

– Это не связано с отсутствием денег?

– Нет, не связано.

– И проблем с финансированием нет?

– Нет. У СП «Инкай» есть кредитная линия от корпорации Cameco: при необходимости компания может привлечь деньги. Хотя по факту ситуация такая, что у «Инкая» сейчас достаточно доходов, предприятие все свои производственные затраты финансирует самостоятельно и планомерно погашает кредит.

– Каков размер кредитной линии?

– Размер финансирования меняется в соответствии с производственной необходимостью, но в общей сложности доходило до $400 млн. Сейчас задолженность меньше, потому что «Инкай» его планомерно погашает. Отмечу: все производственные мощности и инфраструктура на «Инкае» (строительство дорог и так далее) – все финансировалось корпорацией Cameco.

– «Казатомпром» вообще ничего не вложил?

– Инвестиции финансировала канадская сторона.

– А по аффинажному заводу такое же условие?

– Принципиальная договоренность такая, что каждая сторона финансирует проект в соответствии со своей долей участия.

– А какой расклад по долям собственности будет?

– По договоренностям 2012 года подразумевается, что 1/3 будет принадлежать Cameco, 2/3 – «Казатомпрому». Соответственно будут вложены и инвестиции. Когда мы приблизимся к стадии строительства, возможны будут различные варианты. Финансирование можно будет привлекать у третьей стороны, можно будет привлекать самим. Но ответственность за финансирование будет распределяться в соответствии с долями. Сам механизм привлечения денег – это дело техники.

– Вы особо оговорили про этап «к строительству». А кто будет финансировать ТЭО? Cameco?

– Нет. Ситуация такова, что наше совместное предприятие было создано еще в 2008 году, по факту сейчас у нас 49%, 51% – у «Казатомпрома», поэтому пред-ТЭО финансируется в соответствии с этими долями. Потом доли перераспределятся.

– А как оговаривается механизм продаж? Тоже продукцией, как на «Инкае», или же иначе?

– Мы еще будем над этим работать и обсуждать. Но когда мы говорим об аффинаже, надо понимать, что аффинажный завод ни на одной из стадий не будет хозяином продукции. Он будет оказывать услуги. Хозяином продукции будут участники СП «Инкай» и «Казатомпром». Скажем, «Казатомпром» привозит на завод свои 2 тыс. тонн урана, перерабатывает его, получает обратно, а дальше продает его в соответствии с собственными маркетинговыми планами.

– А доходы от услуг будут делиться в соответствии с долями участия, так?

– Конечно. За счет этих доходов аффинажный завод и должен поддерживать свою деятельность и окупать инвестиции.

– Поняла, спасибо.

– Следует оговорить, что та схема, которую я сейчас Вам представил, существует именно на текущий момент. И если на каком-то этапе стороны решат, что будет лучше, если завод будет покупать продукцию, такой вариант тоже гипотетически возможен.

– A Cameco что выгоднее?

– Это все вопросы техники. Главное, чтобы это происходило ответственно и на самых выгодных условиях, чтобы деньги доходили до акционеров.

– Еще один момент: насколько я поняла, в соглашении с «Казатомпромом» упоминалась возможность участия госкомпании в заводе, работающем на территории Канады. Этот эпизод оказался невостребованным?

– «Казатомпром» является нашим стратегическим партнером. Мы не всем предлагаем участие в наших проектах, но всегда говорили «Казатомпрому»: «Если у вас есть интерес принять участие в наших проектах, мы всегда готовы это обсуждать». На данный момент они не участвуют в наших проектах. Более детально я просто не могу Вам сказать.

– Как Вы оцениваете вероятность роста спроса на уран и ядерное топливо?

В долгосрочной перспективе спрос на электроэнергию растет, его надо удовлетворять, и у каждой страны, у каждого региона свое решение. Потому что есть альтернативы: уголь, газ, гидроэнергетика, возобновляемая энергия. Но мы ожидаем, что атомная энергетика, которая сейчас дает 12% мирового производства электроэнергии, сохранит свою долю в долгосрочной перспективе. Мы не ожидаем, что доля будет расти. Но мы ожидаем, что фактический объем производства электроэнергии, произведенной на атомных реакторах, вырастет за счет роста общего объема генерации.

– Насколько предполагается рост?

– Если посмотреть назад, можно увидеть, что исторически производство электроэнергии достаточно быстро удваивалось. Мы видим, что в развитых странах спрос растет, но не настолько интенсивно. Основной спрос на электроэнергию до 2035 года будет расти в развивающихся странах, за пределами ОЭСР. В соответствии в прогнозами различных агентств рост потребления электроэнергии к 2035 году составит 70%. При этом в соответствии с этими прогнозами, страны за пределами ОЭСР обеспечат 116%-ный рост, тогда как страны ОЭСР – лишь 23%. И когда мы говорим, что долгосрочно ожидаем рост, мы просто исходим из спроса, который необходимо удовлетворять. Сейчас уже строятся 70 реакторов, и мы ожидаем, что всего добавится 93 реактора в течение ближайших 10 лет. Это с учетом того, что 144 реактора войдут в эксплуатацию, а 51 – выйдет. И даже это требует роста поставок урана, чем мы и занимаемся. В прошлом году было введено в эксплуатацию не менее 3-х новых реакторов: два в Китае, один в Индии. В этом году только в Китае ожидается ввод в эксплуатацию 6 реакторов.

– Насколько увеличился объем потребления урана после ввода в эксплуатацию этих реакторов? Ситуация на рынке после их ввода не изменилась.

– Но мы в любом случае должны понимать, что если мы действительно хотим бороться с загрязнением окружающей среды, атомная энергетика должна присутствовать. Вопрос только в том, где именно, сколько.

– Люди не понимают, что атомная энергетика должна присутствовать. Существует мощное зеленое лобби – здесь я говорю не столько про Казахстан, сколько про весь мир. Плюс даже люди, которые живут вблизи действующих реакторов, например в том же Актау, вовсе не уверены, что атомная энергия – это чистая энергия, и активно сопротивляются строительству на своей территории атомной электростанции. И, судя по последним новостям, в Мангистауской области АЭС строиться уже не будет. Я не права? Этих тенденций нет?

– Вы правы в том, что атомная энергетика воспринимается с большой долей осторожности во всем мире. И много статистики, которая подтверждает, что атомная энергетика – одна из самых безопасных, но отчасти из-за того, что многие люди не понимают, отчасти из-за того, что последствия аварий весьма и весьма ощутимы, отношение людей к этой отрасли неоднозначно. И некоторые страны отказались от атомной энергетики, но всегда у таких решений есть и другая сторона. Если Вы расспросите отношение немцев к тому, как в Германии принималось решение об остановке реакторов, вы увидите, что отношение далеко не однозначное. Кстати, немецкие компании, владельцы реакторов, сейчас оспаривают в судах решение правительства. Хотя изначально наша отрасль, может, и не ожидала всех последствий Фукусимы.

– Например?

– Например, у нас внутри было ожидание, что те же японские реакторы будут раньше подключаться к сети и получать разрешения на ввод в эксплуатацию. Но жизнь показала, что мы были не правы.

– Какова ситуация на данный момент?

– В Японии сейчас есть новый независимый регулятор, который опубликовал новые требования по безопасности, которым должны соответствовать реакторы. Сейчас он рассматривает заявки от семи энергетических компаний по поводу пуска 16 реакторов. Насколько я понимаю, члены комиссии уже посетили эти реакторы, и сейчас идет стадия рассмотрения заявок. Мы надеемся, что в этом году начнут выдавать разрешения на запуск этих реакторов. И на долгую перспективу мы ожидаем, что 2/3 существующих реакторов в Японии будут заново запущены. Японские компании тратят огромные деньги, чтобы привести свои реакторы в соответствие с новыми требованиями по безопасности. Это говорит о том, что они все же планируют вводить их в эксплуатацию. Просто чисто экономически я не вижу смысла тратить огромные деньги, если не иметь перспективы запуска реактора.

– Возможно, это дешевле, чем построить заново угольную, скажем, электростанцию, и завозить на нее топливо. Кстати, как Вы думаете, добыча «морского» метана сможет стать реальной альтернативой традиционным видам топлива? Включая атомную энергетику?

– Экономика проектов и ценообразование всегда важны. Бурное развитие добычи сланцевого газа в Америке показало, что нельзя исключать новые возможности и источники энергии, но следует помнить, что цена на газ привержена волатильности.

– Но не окажется ли, что высокая стоимость строительства АЭС «ляжет» в тариф для потребителей так, что в итоге атомная генерация будет сопоставима по цене с угольной или газовой?

– Все зависит от определенных условий рынка. В тех же Соединенных Штатах большинство атомных энергетических компаний успешно работают, но и есть специфические примеры того, как небольшие АЭС не выдерживают конкуренции с дешевым газом. Но вопрос в том, смогут ли другие страны повторить эту историю: в Америке было много факторов, которые способствовали буму добычи сланцевого газа.

– Почему Cameco продала свою долю в канадской атомной станции Bruce Power?

– Причин много. Одно из основных причин состоит в том, что владельцы Bruce Power скоро должны будут принять решение об огромных затратах на капитальный ремонт станций – refurbishment. И мы приняли для себя решение, что это подходящее время для выхода. А тот факт, что нашелся покупатель, говорит о том, что владельцы компании положительно смотрят на дальнейшее развитие станции. Плюс мы концентрируемся на производстве и переработке урана.

– Компания не планирует повторять историю диверсификации бизнеса в генерацию электроэнергии?

– Пока не планирует. Зато компания понятна для инвесторов, мы концентрируемся на производстве и переработке урана. И если инвесторы хотят сделать ставку на долгосрочный рост цены на уран (и, следовательно, наших акций), они могут купить наши ценные бумаги…

– И подождать лет десять, так?

– Посмотрим.

– Спасибо за интервью!

Казахстан. Канада > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 19 февраля 2014 > № 1030477 Галымжан Пирматов


Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 11 февраля 2014 > № 1013228

Томская компания приступила к проектированию горно-обогатительного комбината мощностью 4 млн т

Проект разработки Туганского титан-цирконового месторождения и строительства горно-обогатительного комбината мощностью 4 млн т минеральных песков в год презентовали на совещании с участием заместителей губернатора Леонида Резникова и Юрия Гурдина.

В совещании приняли участие представители инвестора — британского инвестиционного фонда: управляющий директор ООО «Изуриум Капитал Эдвайзерс (Рус.) Лтд.» Роман Мирончик, управляющий партнер Izurium Capital Advisers Europe LLP Томас Форт, а также генеральный директор томского предприятия ОАО «ТГОК «Ильменит» Михаил Чистяков.

По информации Михаила Чистякова, томская компания приступила к проектированию горно-обогатительного комбината мощностью 4 млн т минеральных песков в год, инвестиции в проект составят 132 млн долларов к 2019 году. Вице-губернатор Леонид Резников сообщил, что областные власти окажут поддержку проекту, рассмотрев возможность предоставления налоговых льгот.

«Строительство такого крупного предприятия позволит создать на территории области сопутствующие производства, такие как железнодорожная станция, транспортно-логистический терминал, химическая лаборатория, автотранспортная компания и так далее. Это и новые рабочие места, и дополнительные налоги, и развитие соответствующих отраслей», — сказал Леонид Резников.

Запуск комбината запланирован на 2016 год, выход на проектную мощность — на 2018-й. Как сообщил на совещании представитель инвестора Томас Форт, проект с томской компанией является для британского фонда первым в России.

«Реализация проекта позволит обеспечить российские предприятия рудным сырьем, потребности в котором на сегодняшний день полностью обеспечиваются за счет импорта, а также стекольные заводы и производителей стройматериалов Сибири — качественными кварцевыми песками», — заявил Томас Форт.

В соответствии с маркетинговой стратегией, ОАО «ТГОК «Ильменит» планирует занять на российском рынке позицию второго крупного поставщика продуктов обогащения минеральных песков с рыночной долей 30 % по циркону и 15 % по титановому сырью, а также стать крупнейшим поставщиком стекольных песков в Сибирском регионе с долей рынка 50 %.

«Проект строительства горно-обогатительного комбината является одним из крупнейших инвестиционных проектов для Томской области. Со стороны региона по поручению губернатора будут обеспечены возможности предоставления необходимых преференций в рамках действующего законодательства России и Томской области», — подчеркнул вице-губернатор Юрий Гурдин.

Горно-обогатительный комбинат будет выпускать 33,5 тыс. т циркониевого концентрата в год, 73,1 тыс. т ильменитового концентрата, 13,3 тыс. т рутил-лейкоксенового концентрата и 960 тыс. т кварцевых песков.

Туганский горно-обогатительный комбинат «Ильменит» создан в 2002 году для разработки ильменит-цирконового месторождения, уникального по комплексу основных и сопутствующих компонентов минерального сырья, являющегося крупнейшим в России по запасам кварцевых песков и не уступающего зарубежным по содержанию циркона, ильменита и рутила. В 2005 году предприятие ввело в эксплуатацию опытно-промышленное производство по добыче и обогащению рудных песков мощностью 125 тыс. т в год.

Россия. СФО > Металлургия, горнодобыча > tpprf.ru, 11 февраля 2014 > № 1013228


Россия. Франция > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 13 января 2014 > № 987957 Виктор Кошевный

Разговор на ценовых горках

Интервью с Ron de Vries, Senior Management (RdV). Интервью брал Ковшевный Виктор Викторович, генеральный директор Rusmet.ru (ВВК).

ВВК: Ситуация на рынке очень непростая. Что иллюстрирует приведенный индекс цен. Как Вы оцениваете ситуацию в целом?

RdV: Наша специализация - лом, поэтому представленные графики любопытны - они многое объясняют. 2011-й год был очень хорошим годом для нас. Важно понимать что будет дальше - будет ли такой же рост или резкий спад? Было бы хорошо идти шаг за шагом, чтобы все было предсказуемо. В Евросоюзе сейчас все испытывают спад. Во Франции очень тяжелая ситуация. Но мы рассчитываем на новую экономику России, которая в ближайшее время станет двигателем для всей европейской экономики .

ВВК: Завод-изготовитель перевалочной техники Фукс - Terex–Fuchs впервые самостоятельно приняло участие в выставке Металл-Экспо. Каковы причины?

Нашему заводу - 125 лет. Тем не менее, мы впервые выступили на Металл-Экспо напрямую, как производитель. Связано это с тем, что ранее, в сентябре 2013 был объявлен бакнротом наш партнер - это компания БЛН. Это случилось не за одну ночь. Компания БЛН ГмбХ много лет была у завода эксклюзивным партнером на территории СНГ. Из-за трудной ситуации на рынке они не смогли выполнить нужные показатели продаж. Это не связано с тем, что они плохие, просто ситуация очень быстро меняется. Мы - крупнейший поставщик техники для БЛН. Мы остались, и продолжаем свою деятельность. Поэтому прямой выход на Россию - это жизненная необходимость. Потому что Россия - очень важный для нас рынок.

ВВК: Сейчас вы говорите о новой концепции поставки в РФ. Почему?

На такой большой территории, как Россия, не работают прежние методы организации продаж. Нужно постоянно «держать нос по ветру», проблему только в том, что таких место должно быть много. Мы должны иметь реальный план, видение ситуации на российском рынке, близкое к действительности.

ВВК: Как вы представляете дальнейшую работу?

RdV: Ставка будет сделана на региональных диллеров. За последние 5 лет в России был сделан скачок от дикого к цивилизованному рынку. Покупатели сегодня и год назад - это разные покупатели. Покупатели ищут сервис, понимание , разумный подход. Мы должны найти локальных партнеров, которые знают ситуацию в регионах. Важен вопрос сервисного обслуживания - мы должны продолжить обслуживать технику, которая была приобретена ранее. Нами будет отобрано 5-6 локальных компаний - распределенных по территории России в основных регионах: Северо-Запад, Центр, Юг, Ураль, Сибирь, Дальний Восток. Покрытие территории - ключевой вопрос.

ВВК: Главные требования к дилерам?

RdV: Они должны быть из бизнеса и понимать наш бизнес. Они должны понимать региональную специфику, где расположены. Желательно, чтобы они уже имели опыт общения с европейскими поставщиками. Чтобы говорили не просто на одном языке, а это английский, но и на одном бизнес-языке. Чтобы не было проблем в коммуникации. В ближайшее время мы собираемся рассказать о наших партнерах - кто нас бует представлять в России.

ВВК: Как вы оцениваете конкурентов и ваши шансы на Российском рынке?

RdV: Мы никогда не вернемся к прежним хорошим временам, когда можно было все делать по классическим учебникам маркетинга, сидеть сложа руки и ждать результата. Мир никогда не вернется к такому состоянию. Конкуренция выросла. Значительно выросла. Идет конкуренция не просто между отдельными компаниями, а уже - между странами. Здесь, главный конкурент - это Китай. Китай имеет свои программы стимулирования производителей - нулевые ставки по кредитам, программы по налоговым льготам и тп. - все для поддержки. А если продажи направлены на экспорт, так здесь не только зеленый свет, а еще и ряд других мер по поддержке экспортеров. В такой ситуации российскому потребителю очень трудно выбрать - Европу или Китай. Мы не боимся конкуренции. Конкуренция - это хорошо. Здесь будем делать упор на то, что помимо спецпредложений будем показывать потребителям не только ту цену, за которую техника приобретается, но и конечную цену.

ВВК: Конечная цена? Что это такое?

RdV: Стоимость продажи и стоимость эксплуатации - мы получаем разные цифры. Конечная цена - это стоимость эксплуатации техники, время простоя в случае какой-либо поломки и много других вопросов. Так вот, если рассматривать нашу технику за весь жизненный цикл, то конкурентам еще долго придется трудиться, чтобы догнать нас. У нас 1000 машин на территории СНГ уже продано, из них 700 - в России. А это значит, что технику уже знают, и меньше проблем с обслуживанием. Важно сказать и про доступность запчастей: 80% потребителей отдают приоритет времени - чем быстрее будет устранена проблема, тем лучше. У нас уже есть история и мы обеспечим качественное обслуживание.

ВВК: Не все решает техника. Как Вы решаете проблему с кадрами, ведь большинство охотно идут не на технические, а на гуманитарные специальности?

RdV: Мы уделяем внимание подготовке технических специалистов наших дилеров. Отношения с клиентами - ключевой вопрос. Мы тщательно отбираем персонал. Обязательно - высшее техническое образование. Важно сотрудничество с ВУЗАМи , подготовка молодежи. В этом пане с молодым поколением лучше - нет таких языковых барьеров. Практический опыт - это то, что требуется молодежи. Если мы выберем дилера, он должен представить нам персонал для разных задач, разного уровня - для всех них предполагается обучение и стажировка в Германии в специальных учебных центрах. Это многоуровневая программа.

ВВК: А что по e-leaning? Я понимаю, что тяжело готовить механика по интернету, но тем не менее?

RdV: В разумном применении e-leaning несомненно полезен, но мы делаем ставку на живых преподавателей и профессионалов. В наших учебных центрах показывается как создается техника, как строится , как собирается. Чтобы было комплексное представление и быстрое понимание проблем, если они возникают. Проблемы в России отличаются от проблем в США или Африке: везде свои особенности в поломках и проблемах, которые нужно устранять.

ВВК: Что нового происходит на заводе Fuchs?

RdV: Здесь ставка делается на быстрое обновление парка машин, поэтому идет большие вложения в новые разработки. При этом, главное требование - эффективность и надежность для потребителя. Всех наших потребителей мы рассматриваем как партнеров - нам выгодно, чтобы благодаря нам у них выросла прибыль.

ВВК: Ваши пожелания российским партнерам...

RdV: Мы ожидаем постепенное восстановление экономики со следующего года. Россия - это страна возможностей в новый период роста для всего мира. Но до этих времен надо дожить. Поэтому мы желаем всем нашим коллегам успеха и терпения пережить трудные времена. Хочу обратить внимание, что Россия намного ближе нам и мы приложим все усилия, чтобы условия для российских компаний были эксклюзивными. Эти предложения будут представлены на крупнейшем форуме в России «Лом черных и цветных металлов» 19-20 февраля 2014 года. До встречи!

Индекс цен на стальные лом, заготовку и арматуру в 2009-2013 г.г.

1 - начало 2009 года. Данные Rusmet.ru .

Россия. Франция > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 13 января 2014 > № 987957 Виктор Кошевный


Украина. Россия > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 25 декабря 2013 > № 976725 Владимир Власюк

Владимир Власюк: «Российский рынок будет наиболее рискованным для украинского экспорта»

В эксклюзивном интервью UGMK.INFO директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк рассказал о перспективах развития мировых стальных рынков и потенциале украинского экспорта в 2014 г.

Экспорт

– Расскажите об основных итогах украинского экспорта металлопродукции в 2013 г. – объемы, динамика к уровню 2012 г., изменения в товарной структуре.

– По нашим предварительным оценкам, по итогам текущего года Украина экспортирует 23,1 млн. т проката по сравнению с 22,43 млн. т в 2012 г. При этом товарная структура осталась неизменной – 46,2% приходится на полуфабрикаты, 29,3% – на плоский прокат, 24,4% – на длинный прокат.

В 2014 г. мы прогнозируем также незначительный рост экспорта – до 23,6 млн. т. Соответственно, за два года прирост экспортных поставок составит 1,2 млн. т, или почти 5% по отношению к уровню 2012 г.

– Какова географическая структура экспорта? Какие страны в настоящее время являются крупнейшими покупателями украинской стали, какова здесь динамика?

– В 2013 г. Украина увеличила поставки в Евросоюз: с 4,897 до 6,1 млн. т. Выросли поставки в Турцию – с 2,5 до 3,2 млн. т. В страны СНГ экспортировано дополнительно 360 тыс. т металлопродукции, почти на 640 тыс. т увеличились поставки в Африку, прежде всего, Северную.

Вместе с тем, большие потери понесли наши металлурги на рынке Ближнего Востока, поставки куда упали более чем на 2,1 млн. т. Экспорт в Азию, не считая Китай, сократился на 144 тыс. т.

По итогам ушедшего года в региональной структуре украинских поставок доля ЕС выросла до 26,1%, доля СНГ – до 19,5%, доля Европы (не ЕС) – до 14,9%, Африки – до 14,3%. При этом доля экспорта на Ближний Восток в общем объеме внешних отгрузок сократилась до 15,3%, Азии – до 8,4%.

– Какова динамика последнего года на ближневосточном направлении (регион MENA)?

– В 2013 г. экспорт в страны Ближнего Востока упал на 38%, прежде всего, из-за роста политической напряженности в регионе. Больше всего сократился объем поставок в Ливан (-1,6 млн. т) и Сирию (-260 тыс. т), экспорт в ОАЭ упал на 130 тыс. т.

Намного лучше ситуация с экспортом в Северную Африку, где постепенно восстанавливается экономическая активность, сильно упавшая с начала «арабской весны». В Египет мы нарастили поставки на 766 тыс. т в текущем году, в Тунис – на 90 тыс. т, в Ливию – на 44 тыс. т, Алжир – на 10 тыс. т.

– Какова ситуация с поставками в страны СНГ и Тамсоюза, в частности, в сегменте длинномерной продукции?

– В текущем году экспорт прутков в страны ТС составит около 1,3 млн. т (в 2012 г. – 958 тыс. т), в т.ч., незначительно выросли поставки в Беларусь, более значительно – в Россию, и сократился экспорт в Казахстан. Экспорт в Беларусь за 11 месяцев 2013 г. составил 143 тыс. т по сравнению с 115,3 за весь 2012 г. В Казахстан за 11 месяцев поставлено всего 7,53 тыс. т (19,36 тыс. т). В Россию за 11 месяцев 2013 г. экспортировано 1045,1 тыс. т по сравнению с 826,3 тыс. т за весь 2012 г.

В целом на рынке СНГ крупнейшими импортерами проката из Украины остаются страны ТС, прежде всего, Россия, в которую за 11 месяцев текущего года было поставлено 3,1 млн. т (+8,2% к АППГ), и Беларусь – 411,22 тыс. т (+7,8%). Поставки в Казахстан составили за этот период всего 29,1 тыс. т (+4,9%).

Из других стран СНГ важными для нашего экспорта сегодня являются Азербайджан, в который за январь-ноябрь 2013 г. отгружено 341,7 тыс. т (+12,5% к АППГ), Грузия – 121 тыс. т (+31%), Туркменистан – 81,35 тыс. т (+-21%) и Армения – 62,25 тыс. т (+4,4%).

– Видите ли Вы стабильные долгосрочные перспективы сбыта на рынке РФ, учитывая растущую конкуренцию со стороны ряда мини-заводов?

– В связи с запуском новых предприятий, ориентированных на производство длинномерного проката, можно прогнозировать последовательное вытеснение украинской продукции с российского рынка.

В целом, учитывая многочисленные политические и экономические сложности во взаимоотношениях двух стран, а главное, курс на импортозамещение в РФ, я предполагаю, что этот рынок станет наиболее рискованным для украинского экспорта.

– В случае блокирования Россией украинского метэкспорта, как это было в отдельные периоды 2013 г., какие объемы поставок могут быть утрачены? Существуют ли сегодня рынки, на которых можно компенсировать эти потери?

– В нынешнем году объем поставок металлопроката и труб в Россию составит около 3,7 млн. т, это 14,6% всего украинского экспорта. Потеря таких объемов, конечно, весьма негативно сказалась бы на отечественных метпредприятиях. Однако я не вижу пока оснований ожидать быстрого и резкого обвала экспорта в РФ.

Ввиду договоренностей о прекращении антидемпингового расследования в отношении экспорта прутков из Украины в страны ТС, сокращение украинского экспорта данного вида проката в регион маловероятно в ближайшей перспективе. В то же время, запуск новых электросталеплавильных заводов в южных регионах России будет обуславливать сокращение ниши для украинского длинномерного проката в регионе уже в ближайшие 1-2 года.

Компенсировать утраченные на рынке РФ объемы можно в том случае, если будет расти спрос на металлопродукцию в других регионах.

В частности, стабилизация ситуации на Ближнем Востоке дала бы возможность увеличить украинский экспорт в этот регион на 1 млн. т. Есть основания рассчитывать на дальнейший рост поставок в Северную и Центральную Африку. По ЕС возможности роста экспорта менее значительны. В случае подписания соглашения об ассоциации с ЕС мы смогли бы увеличить поставки на 200-300 тыс. т, опираясь на ожидаемое там восстановление экономической активности. Если соглашения не будет, хорошо будет удержать хотя бы нынешние объемы экспорта.

– Есть ли шанс увеличить поставки в страны Северной Америки, где сейчас наиболее высокие цены на прокат?

– Шансы эти невелики. Поставки в страны Северной и Южной Америки в 2013 г. продолжают падение, составляя 260 тыс. т против 479 тыс. т в 2012 году. По предварительным оценкам, экспорт из Украины в США составит всего 7,4 тыс. т, в Мексику 55,2 тыс. т.

Ввоз широкого спектра проката из Украины в США ограничен антидемпинговыми мерами, а львиная доля потребностей в полуфабрикатах закрывается в рамках внутрирегиональной торговли NAFTA (Канада-Мексика-США), плюс поставки из Бразилии.

Мировые рынки и цены на металл

– Какие макроэкономические факторы в экономике будут определять тонус мировой металлургии в 2014 г.

– В числе таких факторов выделю следующие:

- умеренное улучшение общемирового макроэкономического фона в условиях положительной динамики развивающихся рынков;

- невысокие темпы роста потребления стали в мире и выход Китая на траекторию развития, характерную для развитых экономик мира;

- минимальное снижение себестоимости проката на большинстве региональных рынков в условиях разнонаправленной динамики цен на металлургическое сырье (уголь +3-4%, руда -5%, лом -2%);

- сохранение понижающего влияния Китая на мировые цены на прокат через экспортную экспансию на рынках проката;

- отсутствие запаса прочности у меткомпаний с точки зрения рентабельности.

В настоящее время сохраняется профицит предложения стали по сравнению со спросом, таким образом, это рынок покупателя, а не продавца, и это не позволяет расти ценам на металлопродукцию.

Важным вопросом остается давление избыточных мощностей. В 2012 г. в мире при мощностях в 2,102 млрд. т было выплавлено всего 1,603 млрд. т, то есть «лишние» объемы составляют почти 500 млн. т. По оценкам McKinsey, чтобы снять напряженность на рынке, нужно вывести из эксплуатации минимум 300 млн. т избыточных мощностей, что даст возможность достичь уровней рентабельности EBITDA порядка 17%, необходимых для поддержания устойчивого роста в отрасли.

– На каких ключевых потребительских рынках ожидается рост спроса на сталь, какие регионы покажут отрицательную динамику?

– В 2014 г. на фоне ожидаемого ускорения темпов роста глобальной экономики потребление стали также продемонстрирует лучшую динамику развития по сравнению с предыдущим годом. Более высокие темпы роста, как ожидается, покажут страны Африки (8,2%), Ближнего Востока (5,9%), а также регион Центральной и Южной Америки (4%). В то же время, более медленными темпами потребление будет расти в развитых странах, обремененных долговыми проблемами и слабым внутренним спросом: в Японии (1,1%), ЕС (1,6%), а также КНР (3,5%) на фоне ожидаемого замедления темпов экономического роста. В целом, совокупное потребление стали в мире в 2014 г. вырастет на 3,1% и достигнет 1650,4 млн. т. Главный прирост будет обеспечен Китаем (+26,1 млн. т), другими азиатскими странами (+5,3 млн. т) и Северной Америкой (+4,4 млн. т).

– Каковы, на Ваш взгляд, перспективы роста цен на металлопродукцию в следующем году? Какие факторы будут определять ценовые колебания на ключевых рынках?

– Прогнозируемое увеличение потребления проката в мире в 1-м квартале 2014 г., необходимость пополнения сниженных в конце года складских запасов, более высокие экспортные предложения китайских поставщиков и ожидаемое сохранение высокого уровня спотовых цен на ЖРС в совокупности позволят производителям нарастить цены на прокат.

Кроме того, контрактные цены на руду и коксующийся уголь вырастут в 1 квартале 2014 г., что приведет к росту себестоимости.

Поддержку росту цен на прокат из СНГ в конце 2012 г. – начале 2013 г. также окажет планируемое сокращение производства в январе из-за новогодних и рождественских праздников в регионе.

Отмечу, в 2013 г. стоимость украинской металлопродукции продолжила снижаться. Так, сляб подешевел до $478/т (здесь и далее на условиях FOB Черное море) по сравнению с $519/т в 2012 г., г/к рулон - до $538/т ($564/т), заготовка - до $514/т ($560/т), арматура - до $578/т ($617/т).

Прогнозируемая ценовая динамика по основным видам метпродукции, $/т fob порты Черного моря:

 

Сляб

Толстый лист

Г/к рулон

Х/к рулон

2012

519

616

564

658

2013

478

553

538

619

2014 прогноз

500

573

556

641

2013/2012, %

-7,9%

-10,1%

-4,7%

-5,9%

2014/2013, %

4,6%

3,5%

3,3%

3,6%

 

Заготовка

Арматура

Катанка

Сортовой прокат

2012

560

617

632

666

2013

514

578

586

612

2014 прогноз

546

600

610

640

2013/2012, %

-8,1%

-6,4%

-7,3%

-8,0%

2014/2013, %

6,2%

3,8%

4,1%

4,6%

Источник: УПЭ

– Насколько ожидаемый в 2014 г. рост китайского экспорта повлияет на мировую стальную торговлю?

– В КНР себестоимость выпуска металлопродукции продолжает снижаться, что создало условия для дальнейшей экспортной экспансии. В 2013 г. нетто-экспорт Китая достигнет 47,9 млн. т.

В этом году существенно выросли китайские поставки на азиатский рынок (+4,6 млн. т), Африку (+1,1 млн. т) и СНГ (+1 млн. т). В 2014 г. столь быстрого прироста экспорта из КНР, очевидно, не будет, хотя вероятно дальнейшее увеличение поставок на Ближний Восток и в Африку.

– Вероятен ли рост антидемпинга на ключевых рынках?

– В ЕС и США применение защитных мер против китайской продукции в предыдущие годы уже обусловило прекращение наращивания экспорта из Китая. Импорт из КНР в ЕС в 2013 г. сократился.

Учитывая, что наибольший прирост китайских поставок в 2012-2013 гг. зафиксирован на рынки Азии, именно здесь можно ожидать роста антидемпинга. Малайзия уже ввела антидемпинговые пошлины на катанку из КНР и ряда других стран, возможны аналогичные действия и со стороны других стран региона.

Беседовал Игорь Жигир

Украина. Россия > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 25 декабря 2013 > № 976725 Владимир Власюк


Украина. Россия > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 24 декабря 2013 > № 976764 Владимир Власюк

Владимир Власюк: «У конкурентов снижение себестоимости в 2014 г. будет более значительным»

В эксклюзивном интервью UGMK.INFO директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза»Владимир Власюк рассказал об итогах уходящего 2013 г. для металлургического комплекса Украины, а также предоставил прогнозы развития отрасли на следующий год.

Производство и экономика отрасли

– Каковы итоги производства в уходящем году и планы на 2014-й год?

– В 2013 г. в Украине будет выплавлено 33,3 млн. т стали (с учетом машиностроительных предприятий), что превышает показатели 2012 г. на 1%.

В 2014 г. украинские метпредприятия нарастят выплавку стали на 2,7% по сравнению с ожидаемыми объемами выпуска этой продукции за 2013 г. – до 34,2 млн. т. Данная оценка основана на прогнозируемых в следующем году объемах экспорта (23,6 млн. т) и продаж на внутреннем рынке (6,4 млн. т).

– Какие объемы производства продукции и уровень загрузки сейчас оптимальны, учитывая рыночную ситуацию и прогнозы?

– Уровень загрузки мощностей в Украине в текущем году составил 76,1% (в 2012 г. – 76,2%) по сравнению с 76,3% в мире (в 2012 г. – 74,7%).

Безусловно, 76% уровень загрузки недостаточен, для стабильной работы нужна 83-85% загрузка. Целевой показатель по прибыли – $50 на тонну стали, для достижения этого уровня необходимо работать с высокой загрузкой и эффективно контролировать уровень затрат.

В Украине процесс вывода устаревших и неэффективных мощностей в последние годы ускорился: с 47,8 млн. т в 2008 г. мы вышли на уровень 43,8 млн. т, то есть снижение составило 4 млн. т. Выведены мартеновские печи «Азовстали»,Донецкого МЗ и «Интерпайп Нижнеднепровского МЗ».

– С учетом запуска «Интерпайп Стали», какова нынешняя структура выплавки стали в Украине?

– В 2013 г. кислородные конвертеры выплавят 24,6 млн. т (в 2012 г. – 23,9 млн. т), мартены – 6,4 млн. т (7 млн. т) и электропечи – 2,3 млн. т (2 млн. т).

Таким образом, конвертерное производство сегодня обеспечивает 73,9% выплавки стали в стране, мартеновское – 19,2%, и электропечное – 6,9%. Я напомню, что в 2007 г. доля мартеновской стали в отрасли составляла 44%, то есть, за прошедшие годы этот показатель снизился в два с половиной раза.

– Насколько в 2014 г. вырастет себестоимость украинской стали, какими ожидаются аналогичные показатели конкурентов?

– По нашим прогнозам, себестоимость квадратной заготовки в Украине (вертикально интегрированные компании) в 2014 г. незначительно снизится: до $487 за тонну по сравнению с $494 в 2013 г. То есть, себестоимость украинского«квадрата» за два года сократится почти на 5% – в нынешнем году на 3,4%, и в следующем – на 1,4%.

Отмечу, что у наших конкурентов снижение себестоимости будет более значительным. Производственные затраты на заготовку российского производства будут составлять по нашим оценкам $410/т в 2014 г., что на 1,6% ниже нынешнего уровня, а с 2012 г. сокращение затрат составит 6,4%.

Себестоимость турецкой заготовки, производимой преимущественно электропечным способом, сократится до $501/т в 2014 г., на 7,2% по сравнению с текущим годом, и на 8,8% за последние 2 года. Ключевой фактор удешевления турецкой продукции – ожидаемое в следующем году существенное снижение стоимости лома.

Наконец, китайские металлурги смогут в 2014 г. снизить себестоимость по«квадрату» на 4,9%, до $491/т. Именно в КНР мы видим наибольшее сокращение себестоимости: если в 2011 г. затраты на ее производство составляли $617/т, то в 2012-м – уже $532/т. Прогнозируемые на следующий год $491/т – это всего на $4 ниже уровня себестоимости украинской заготовки, в то время как в 2011 г. эта разница составляла $72!

Аналогичная тенденция по турецкой заготовке: в 2011 г. разница в себестоимости с украинской составляла $47, то в 2014 г. – уже $15 на т.

По производству сляба в Украине мы прогнозируем на 2014 г. снижение себестоимости, учитывая ожидаемое снижение цены на газ, до $451,2 за т – по сравнению с $461,7/т в 2013 году.

– Какой ожидается динамика по основным видам метсырья (железная руда, коксуголь) – в мире и Украине?

– Спрос на железорудное сырье со стороны Китая и его отображение в спотовых ценах является основным индикатором для мировых производителей ЖРС. В 2013 г. в КНР спрос на сырье и предложение были сбалансированы (прирост спроса составил 100 млн. т на фоне прироста производства основных экспортеров на данный рынок на 89 млн. т). А уже в 2014 г. ожидается превышение темпов прироста предложения над ростом спроса. При прогнозируемом приросте спроса в 69 млн. т, прирост предложения только из Австралии и Бразилии составит 108 и 39 млн. т соответственно. Этот фактор будет наиболее влиятельным и цены постепенно (с февраля-марта 2014 г.) будут скользить вниз, показав снижение и в среднегодовом срезе.

По нашим ожиданиям, в 2014 г. спотовый рынок Китая продемонстрирует снижение цен на ЖРС на 8-10%. Контрактные цены, в силу существующих формул расчета могут снизиться на 4%. Мы предполагаем, что спотовые цены на ЖРС (Australian fines Fe=62), которые в 2013 г. выросли до $136/т CIF Китай, в 2014 г. снизятся до $122,6/т под влиянием превышения прироста предложения со стороны «большой четверки» по сравнению с приростом спроса Китая. При этом контрактные цены снизятся до $122/т FOB Австралия ($127,3/т в 2013 г.).

Что касается цен на сырье в Украине, то, хоть отечественные производители и заявляют, что цены в стране формируются исключительно под влиянием спроса и предложения на рынке, но проведенный нами корреляционный анализ позволяет предположить, что при описанном выше сценарии развития цен в мире, цены на внутреннем рынке также пойдут вниз на 3-5%.

– По углю мы увидим аналогичные тенденции?

– По углю в 2012-2013 гг. в мире доминировала тенденция к снижению цен. В 2012 г. среднегодовая цена контрактов на твердые марки высококачественных австралийских углей снизилась с $289 до $210 FOB Австралия. Снижение цен в 2012-2013 гг. (суммарно на $130 за т) следует рассматривать как процесс нормализации цен, значительно перегретых в 2011 г.

В нынешнем году цены снизились до $159, и эта цена уже близка к уровню долгосрочного линейного тренда (или даже на $15-20 ниже линии тренда).

Таким образом, потенциал падения цен в 2013 г. в основном исчерпан. Отмечаемое в настоящее время снижение экспорта из США способствует балансировке спроса-предложения на рынке и тормозит или делает невозможным дальнейшее проседание цен. Еще два важных фактора – восстановление спроса на уголь в ЕС, и продолжение роста импорта в Китай.Поэтому прогноз на 2014 г. – очень небольшое (порядка $5 или +3%) возрастание среднегодовой цены – со $159/т до $164/т FOB Австралия.

Несколько слов об украинском угольном рынке. Цены, по которым будут осуществляться внутрихолдинговые поставки (59% метугля добывается предприятиями, входящими в состав меткомпаний), будут определяться не столько рыночной конъюнктурой, сколько потребностями самих холдингов.

Цены угля, добытого на госшахтах, устанавливаются на уровне профильного министерства. Этот уровень, принимая во внимание низкое качество (прежде всего - слишком высокое содержание серы) украинского угля, завышен по отношению к мировым ценам. Однако, большинство госшахт – дотационные, и снижение продажных цен необходимо компенсировать увеличением дотаций, что сложно реализовать в условиях тяжелой финансовой ситуации в государстве. Поэтому вероятно, что цены на украинский уголь в 2014 г. останутся примерно на уровне второй половины 2013 г.

– В каком объеме ожидается дефицит лома в Украине на следующий год, за счет импорта из каких стран его планируется покрывать?

– В 2014 г. дефицит лома на внутреннем рынке составит около 0,3-0,4 млн. т в связи с ростом спроса (ввод электропечи на «Донецкстали», увеличение выплавки стали на существующих мощностях), а также с продолжением истощения легкодоступных источников металлолома. Кроме этого, металлурги будет лишены возможности использовать ценовой инструмент регулирования ломозаготовки на фоне низкой рентабельности работы.

Дефицит будет покрываться путем импорта лома и железа прямого восстановления (DRI). В случае снятия запрета на экспорт лома из Казахстана (пока запрет является временным и действует с 21.12.2013 г. по 21.02.2014 г. – ред.), данная страна останется крупнейшим поставщиком лома в Украину. Если же запрет будет продолжен, то металлурги будут рассматривать как альтернативу поставки из Польши, Венгрии, Словакии, Румынии, Болгарии. Однако, для начала полноценного импорта лома из данных стран стоит решить проблему существования импортной пошлины (5% с 1 января 2013г.).

– Каков прогноз по ценам на лом?

В 2014 г. котировки лома снизятся до $372/т CIF Турция ($377/т в 2013 г.), в связи со снижением себестоимости выплавки чугуна (позволяя металлургам заменять дорогой лом жидким чугуном) и ростом предложения крупнейших поставщиков. Ожидаем, что прирост предложения по лому составит в следующем году 4 млн. т, в то время как рост спроса – только 3 млн. т.

Кардинально иная ситуация в Украине, где ожидается увеличение среднегодовых цен на 2% (до $300/т EXW) на фоне ввода в эксплуатацию электропечи на «Донецкстали» и продолжения истощения легкодоступных источников металлолома. При этом, если на большинстве рынков сталепроизводители имеют альтернативу лому в виде DRI, то в Украине существует дефицит предложения этого сырья. Импортная продукция российского Лебединского ГОКа, причем в ограниченных объемах, предлагается по $377/т, что более чем на $70 дороже лома.

Внутренний рынок металлопроката

– Каковы предварительные итоги внутреннего рынка металлопроката в 2013 г.?

– Реализация проката на внутреннем рынке в 2013 г. снизится до 7,05 млн. т (включая отечественные поставки в 5,3 млн. т) по сравнению с 8,2 млн. т в 2012 г., в основном из-за падения объемов производства в машиностроении и трубной промышленности.

На следующий год мы прогнозируем прирост потребления до 7,3 млн. т, включая 5,6 млн. т украинского металлопроката и 1,7 млн. т импорта.

Следует отметить, что в последний год спад внутреннего рынка происходит исключительно за счет уменьшения внутренних отгрузок проката, тогда как объемы импорта оставались стабильными. В результате это обусловило рост доли импорта в покрытии внутреннего спроса в 2013 году на 2% до 24,2%.

– На следующий год прогнозы по потреблению не слишком оптимистичны?

– По нашим предварительным оценкам, в 2014 г. Украина может рассчитывать на незначительное (300 тыс. т) увеличение продаж проката на внутреннем рынке – за счет активизации строительства дорог и модернизации теплосетей.

Определяющим фактором для развития внутреннего рынка проката будет дальнейшая динамика капитальных инвестиций. В то же время инвестиции являются одним из изменчиво экономических показателей, величина которого определяется бизнес- ожиданиями и доступностью финансирования.

В 2014 г., при условии сохранения status quo в экономике, темпы роста инвестиций могут замедлиться до 1-2% в год, что будет связано с неблагоприятным бизнес-климатом вследствие высокой коррупции и незащищенности прав собственности, дисбаланса государственных финансов и ограниченного доступа к международным рынкам капитала.

– Каков прогноз по потреблению на долгосрочную перспективу?

– Учитывая тесную корреляцию между темпами роста капитальных инвестиций и роста внутреннего потребления проката, в условиях базового сценария ежегодного 1,5% прироста капинвестиций в 2014-2023 гг. среднегодовой показатель роста внутреннего потребления проката составит около 2%. При таких темпах развития потребления проката в Украине вырастет с текущего уровня 7,05 млн. т (2013 г.) до 8,57 млн. т к 2023 г. Таким образом, прирост потребления при данном консервативном сценарии составляет лишь 1,5 млн. т.

Прогноз реального потребления проката в Украине:

Годы

2011

2012

2013 (оценка)

2014 (прогноз)

млн. т

8,2

8,28

7,05

7,3

Источник: УПЭ

Беседовал Игорь Жигир

Украина. Россия > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 24 декабря 2013 > № 976764 Владимир Власюк


Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 24 декабря 2013 > № 974868 Игорь Зюзин

Фиаско года. Игорь Зюзин

Елена Березанская, редактор Forbes

Бизнесмен, потерпевший серьезную неудачу или оказавшийся на грани финансового краха.

Игорь Зюзин, миллиардер с десятилетним стажем, чье состояние на пике достигало $13 млрд, в 2013 году выбыл из «Золотой сотни». Если бы Forbes оценивал его состояние на 3 декабря 2013 года, оно бы не превысило $300 млн — чуть более 2% от прежнего богатства! Такого сокрушительного падения не переживал ни один из участников российского списка богатейших.

Претенденты

Максим Ноготков

Forbes выяснил, что бизнес Ноготкова — сеть салонов «Связной» и одноименный банк — с учетом долга стоит не $1,1 млрд, как считалось, а $100 млн.

Сергей Полонский

В 2013 году Полонский дважды пытался продать остатки Mirax Group, по оценкам, за $100–200 млн. Следственный комитет обвинил его в мошенничестве и краже 5,7 млрд рублей. В ноябре бизнесмен был арестован в Камбодже.

Ахмед Билалов

Бывший глава госкомпании «Курорты Северного Кавказа», зампред Олимпийского комитета и строитель сочинских объектов подвергся критике со стороны Владимира Путина, был уволен со всех постов, уехал за границу и стал фигурантом уголовного дела.

Когда-то «Мечел» считался одной из передовых и наиболее перспективных компаний стальной отрасли. Осенью 2004 года компания красиво вышла на американскую биржу. Банки охотно давали «Мечелу» кредиты, на которые Зюзин скупал металлургические предприятия по всему миру, непрерывно наращивая масштаб своей компании. Инвесторы радовались: капитализация «Мечела» росла как на дрожжах и к концу мая 2008 года достигла исторического максимума — $24 млрд. В том же 2008 году Forbes оценил состояние Зюзина в $13 млрд. Вскоре после этого Владимир Путин пообещал прислать Зюзину доктора, и все пошло под откос.

Зюзин никогда не жаловался на высказывание Путина. Более того, через пару лет президент России выразил владельцу «Мечела» сожаление по поводу своих неосторожных слов, что вообще-то с ним случается нечасто. В кризис компания Зюзина получила и получает финансовую помощь

со стороны государства: несколько недель назад «Мечел» взял кредит ВЭБа в размере $2,5 млрд. Объем набранных «Мечелом» кредитов так велик, что компания ни при каких обстоятельствах не может погашать их в срок и живет только за счет новых заимствований, давно превратившись в «компанию-зомби». 

Зюзин сохраняет присутствие духа и даже позволяет себе красивые жесты, немыслимые для человека в его положении. Например, оказавшись в конце 2008 года на грани банкротства, отказался от $1,5 млрд кредита ВЭБа просто потому, что счел проценты слишком высокими. Или в разгар переговоров с банкирами о реструктуризации долга весной 2009 года объявил им в лицо о новой покупке на $400 млн — банкиры пришли в ярость, но Зюзину было наплевать. После кризиса он продолжал строить цеха, железную дорогу, развивать месторождения и покупать новую собственность, как будто долгов просто нет. Возможно, этим он и заслужил симпатию государственных чиновников, которые тоже обожают огромные проекты и недолюбливают финансистов.

Но у Зюзина есть и связанная с банкирами личная история, которая может остановить рискованную игру владельца «Мечела». Для покупки бумаг своего партнера Владимира Иориха (сделка состоялась в 2005 году) он лично занимал деньги под залог акций компании, и долг этот не оплачен до сих пор. Как только котировки падают, банки требуют увеличить обеспечение, и Зюзину приходится отдавать им больше и больше акций. На конец ноября по личному кредиту было заложено уже 88% его пакета в «Мечеле», а в середине ноября капитализация компании опускалась до рекордных за всю ее историю $687 млн.

Последний раз банки требовали, чтобы Зюзин увеличил пакет акций в обеспечение по кредиту, в середине ноября, когда акции «Мечела» упали до $1,65. Если цена опустится до $1,45, ему придется заложить весь пакет. Если еще ниже — банки начнут распродавать залог, и Зюзин потеряет компанию. У бывшего миллиардера есть шанс стать номинантом «Фиаско года» от Forbes два раза подряд. 

Россия > Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 24 декабря 2013 > № 974868 Игорь Зюзин


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 17 декабря 2013 > № 1063212

В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ ЗАПУСТИЛИ НОВЫЙ ГОРНО-ОБОГАТИТЕЛЬНЫЙ КОМБИНАТ

В Челябинской области состоялся запуск самого крупного инвестпроекта в регионе - Михеевского горно-обогатительного комбината. Как сообщили 17 декабря корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе губернатора, теперь на Южном Урале осуществляется полный цикл производства меди - от добычи до готовой продукции.

Напомним, что Михеевское месторождение медно-порфировых руд в Челябинской области - одно из самых больших в России, оно включено в 50 крупнейших медных месторождений мира. Его особенностью являются значительные запасы меди наряду с низким содержанием металла в руде. Ожидаемая производительность составляет 18 млн тонн медной руды в год. Сумма инвестиций в проект составила 25 млрд рублей.

По словам губернатора Челябинской области Михаила Юревича, который пристально следил за процессом возведения промышленного гиганта с момента закладки первого камня, запуск ГОКа - это событие не регионального, а федерального масштаба. "В России и на территории постсоветского пространства это крупнейшей предприятие по добыче меди. Комбинат больше Гайского и Учалинского ГОКов, хотя это крупнейшие месторождения. Михеевский ГОК будет сопоставим со знаменитым монгольским Эрденетом и Норникелем. Объект построен в кратчайшие сроки - за два года. Здесь открытая добыча меди и установлено самое современное экономичное оборудование. Содержание меди в 0,4% когда-то считалось непригодным для разработки, а сегодня это считается очень богатым месторождением. Его хватит на 40-50 лет. Приблизительно будет выдавать от 50 до 60 тонн меди в готовом эквиваленте", - рассказал губернатор.

После запуска оба предприятия - Михеевский и Томинский ГОКи - будут интегрированы в производственную цепочку, включающую в себя полный цикл - от добычи полезных ископаемых до выпуска готовой продукции: медных катодов и катанки. Раньше концентрат закупали в Казахстане.

"Готовый концентрат с ГОКов будет поставляться на Карабашский медеплавильный комбинат, где, кстати, идет реконструкция. Если сейчас он выплавляет черновую медь, то к 2015 году он перейдет сразу же на выпуск качественной меди. А Кыштымский медеэлектролитный завод будет уже непосредственно производить электролиз, то есть извлекать золото и все сопутствующие металлы и изделия из меди, в том числе катанку. По прогнозам, спрос на медь будет большой, старые месторождения истощаются, а сейчас все электроприводы изготавливаются из меди", - уточнил Михаил Юревич.

Губернатор добавил, что запуск комбината даст толчок для развития и становления смежных производств. В частности, сейчас рассматривается вопрос по строительству завода по изготовлению комплектующих - брони для мельниц и помолочных шаров, которые по технологии необходимо менять каждые четыре месяца. Пока эти детали заказываются из-за границы.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > regnum.ru, 17 декабря 2013 > № 1063212


Россия. Италия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 ноября 2013 > № 978186

Россия отправила в Италию 2,28 км сверхпроводников для термоядерного реактора

Очередная поставка российских сверхпроводящих элементов длястроительства международного экспериментального термоядерного реактора ИТЭР состоялась впонедельник, сообщает РИА "Новости" со ссылкой напроектный центр ИТЭР.

"Ранее вэтом году витальянскую Ла Специа уже отправились две штатные 415 длины ниобий-оловянного проводника длябоковых галет. 25 ноября настала очередь трех 760-метровых длин. Помимо этого, девять 760-метровых идве 415-метровых длин уже изготовлены, протестированы иожидают отправки вЕвропу",— говорится впресс-релизе.

Проводники производятся нанескольких российских предприятиях, последняя стадия их подготовки проходит вНИЦ "Курчатовский институт", вданном случае речь идет опроводниках тороидального магнитного поля. Следующая отправка проводников запланирована наначало 2014 года.

Первый вмире международный термоядерный экспериментальный реактор (ИТЭР) строится совместно Евросоюзом, Китаем, Индией, Японией, Южной Кореей, Россией иСША. Это будет первая крупномасштабная попытка использовать дляполучения электроэнергии термоядерную реакцию, которая происходит наСолнце— реакцию слияния ядер водорода, что, вслучае успеха, даст человечеству действительно неисчерпаемый источник энергии.

Соглашение осооружении термоядерной установки было подписано в2006 году. Страны Европы вносят около50% объема финансирования проекта, надолю России приходится примерно 10% отобщей суммы, которые будут инвестированы вформе высокотехнологичного оборудования.

Стройку, стоимость которой первоначально оценивалась в5 миллиардов евро, первоначально планировалось закончить в2016 году, однако постепенно предполагаемая сумма расходов выросла вдвое, изатем срок начала экспериментов сдвинулся к2020 году.

Россия. Италия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 27 ноября 2013 > № 978186


Великобритания. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 21 ноября 2013 > № 978522

Клиринговая платформа LME создает совместно с Depository Trust & Clearing новую информационную службу

Лондонская биржа металлов (LME) заявила, что ее собственная клиринговая платформа LME Clear, запуск которой ожидается в сентябре 2014 г., вступила в партнерские отношения с The Depository Trust & Clearing Corp. (DTCC) с целью создания информационной службы LMEwire. Новый сервис позволит участникам биржи и их клиентам более успешно согласовывать свою деятельность с европейскими правилами и регламентами.

Создание информационного архива идет под эгидой European Market Infrastructure Regulation (EMIR).

Согласно требованиям Европейской комиссии, отчеты обо всех биржевых и внебиржевых трансакциях должны предоставляться с 12 февраля 2014 г. К этой дате и приурочен запуск нового информационного сервиса LME.

В дальнейшем LME Clear сможет передавать все релевантные данные о биржевых операциях из мэтчинговой системы LMEsmart напрямую в торговый информационных архив DTCC, без необходимости для участников биржи самим обрабатывать соответствующую информацию. Также члены LME смогут депонировать информацию о внебиржевых сделках, используя сервис LMEwire.

DTCC была недавно зарегистрирована Европейской службой по ценным бумагам и финансовым рынкам в качестве торгового репозитория. В США компания поддерживает потоки регулятивной отчетности с октября 2012 г.

Великобритания. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 21 ноября 2013 > № 978522


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 ноября 2013 > № 944190 Эрик Хелин

SPECTA увеличила долю экспорта до 40%

SPECTA продолжает стратегию дальнейшего динамичного развития в сфере расширения и улучшения сервиса - как по упаковочным решениям, так и по предложению новых продуктов. Экспорт полуфабрикатов падает, продукции с высокой добавленной стоимостью — растет. Об этом на площадке Металл-Экспо журналу «Металлоснабжение и сбыт» рассказал Эрик Хелин, генеральный директор компании SPECTA.

- В этом году на выставке мы представили широкий ряд стальных иполиэстеровых упаковочных лент собственного производства, а также продемонстрировали в работе пневматический, электрический и механический инструмент для обвязки грузов. Мы увеличили производственные мощности и расширили ассортимент продукции, сделав продукты более точными и оптимальными для применения. Поэтому акцент сделали на продвижении нового типа упаковочных лент.

- Эрик, в чем конкурентные преимущества новых видов продукции и у кем они востребованы?

- Это более высокопрочные ленты, с большим удлинением и меньшим сечением, то есть менее металлоемкие. Клиент в тоннаже покупает меньший объем, но обеспечивает надежную сохранность своей продукции. Этот высокопрочный продукт пользуется особым спросом у крупных металлургических производств и на экспортном рынке. Развивать это направление нас подтолкнул именно экспортный рынок. Мы сейчас уже экспортируем от 35% до 40% всего объема произведенной продукции.

Все больший объем лент компания производит для автоматических линий, в том числе в рулонах СД весом 450 – 1000 кг. За последний год объем производства упаковочных лент для автоматов компания увеличила вдвое, и это составляет более 50% общего производства. Также значительно расширяется применение высокопрочной ленты SPECTA FORTE успешно заменяющей ленты импортного производства.

- Как в целом сложился 2013 год для компании и какие ожидания на 2014 год?

- Как мы и ожидали, 2013 год стал для российской экономики годом стагнации. Компании SPECTA удалось нарастить продажи, но только за счет экспорта. В этом году продолжалось увеличение объемов поставок на экспортном направлении в страны Восточной и Северной Европы, доля экспортных продаж в компании за последний год достигла 35-40%. На внутреннем рынке нас особенно никто не ждал. Правда, рубль помог расширить экспорт. Девальвация на 7% обеспечила нам дополнительное конкурентное преимущество.

Поэтому нам удалось увеличить объемы, особенно на немецкий рынок. В 2014 году мы продолжим наращивать экспорт. Заботясь о своих клиентах с точки зрения качества обслуживания, компания продолжит создавать новые региональные офисы, прежде всего — в центральной Европе.. За этот год было открыто пять новых представительств: в Финляндии, Белоруссии, Казахстане, Казани, Челябинске.

Качество упаковочных лент SPECTA оценено и признано промышленными предприятиями более 20 стран, куда она успешно поставляется. Европейский рынок предъявляет высокие требования к качеству, и увеличение объемов продаж в Европе подтверждает, что SPECTA предоставляет высококачественную продукцию, которая являет собой хорошую альтернативу лент европейских производителей. Мы достаточно конкурентоспособны на мировом рынке, потому что обладаем современными активами и современным производством.

Семь лет назад, когда мы начинали производство, то планировали, что основной объем потребления будет приходиться на Россию. С тех пор стратегия изменилась. К сегодняшнему дню мы стали третьим по величине производителей упаковочной ленты в Европе. Поэтому нам приходится развивать свои продукты, играть по тем правилам и руководствоваться теми критериями, которые приняты на рынках Европы и среди ведущих металлургических компаний. Границ нет, и за счет этого мы растем.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 ноября 2013 > № 944190 Эрик Хелин


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940430 Владимир Маркин

В. Маркин: «ОМК выходит на новые рынки»

Президент Объединенной металлургической компании Владимир Маркинв интервью ИИС «Металлоснабжение и сбыт» рассказал о производственных итогах компании в 2013 г. и о перспективах на ближайшее будущее.- Владимир Степанович, с какими производственными результатами ОМКпланирует завершить текущий год?

- Всего в 2013 г. мы предполагаем произвести 750—800 тыс. т труб большого диаметра — на 50—100 тыс. т больше, чем в прошлом году. Росту производства способствовало увеличение потребления ТБД на рынке СНГ, в том числе для проекта «Средняя Азия — Китай — 3», куда мы поставили 115 тыс. т ТБД из собственного широкого листового проката. В целом по трубной продукции планируем остаться почти на уровне прошлого года и произвести 1,5 млн т.

В этом году предполагаем произвести более 650 тыс. железнодорожных колес. (В 2012 г. Выксунский металлургический завод выпустил рекордное количество колес — 850 тыс. шт.) Причина снижения — уменьшение потребности в колесах для вагоностроения в связи с большим количеством новых вагонов, не требующих ремонта.

- Какими вы видите перспективы трубного и колесного рынков?

- В будущем году в сегменте трубной продукции для топливно-энергетического комплекса мы ждем роста потребления в связи с планируемым началом реализации трубопроводных проектов «Южный поток» и «Сила Сибири». В сегменте труб общего назначения, используемых в том числе для строительства, ожидаем небольшого снижения из-за временного уменьшения его темпов.

Полагаю, что в целом ситуация на рынках в 2014 г. будет характеризоваться активным ростом производственных мощностей в сегменте труб среднего диаметра и, как следствие, усилением конкуренции. Мы хорошо подготовились к этим вызовам. Среди наших плюсов вертикальная интеграция производства (от стали до трубы) в сегменте труб малого и среднего диаметров, расширение сортамента, в том числе профильных труб. Также мы обладаем собственным производством широкого листа, имеем долгосрочное партнерство с ведущими производителями слябов для нашего стана 5000. Благодаря наличию в составе ОМК заводов по производству соединительных деталей и арматуры для трубопроводов у нас есть возможность осуществлять комплексные поставки.

В сегменте железнодорожных колес рассчитываем на рост объемов нашего производства начиная с 2015 г. Росту должно поспособствовать повышение рыночного спроса и вход ОМК в новые сегменты колесного рынка: для пассажирских перевозок из стали марки Л, для инновационных грузовых вагонов и для высокоскоростных поездов.

- Что ОМК представляет в этом году на «Металл-Экспо»?

- В этом году ОМК вышла на новые рынки, расширила свое присутствие в новых регионах. Мы построили предприятие по производству обсадных труб в США, приобрели завод по производству трубопроводной арматуры в Республике Башкортостан. Поэтому одним из элементов корпоративного стенда стала карта нашего присутствия, которая существенно расширилась.

В г. Чусовом Пермского края мы ведем строительство интегрированного трубно-сталеплавильного комплекса. Он будет выпускать бесшовные трубы, рессоры и сортовой прокат. ТСК Чусовой — крупнейший на сегодня проект в металлургической отрасли с объемом инвестиций 50 млрд руб. Он имеет большое производственное значение для компании и немалое социальное значение для региона. ОМК снова подтверждает наш лозунг «Мы строим заводы, мы создаем новую Россию». Поэтому в этом году наш стенд также украшают ажурные строительные конструкции.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940430 Владимир Маркин


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940429 Ярослав Ждань

Я. Ждань: «Несмотря на сложный рынок, мысли у нас белые»

Генеральный директор ЧТПЗ Ярослав Ждань в блиц-интервью ИСС «Металлоснабжение и сбыт» подвел предварительные итоги уходящего года, поделился своим видением рынка в следующем году и презентовал выставочный стенд ЧТПЗ на «Металл-Экспо’2013».- Ярослав Васильевич, каким был уходящий год для отечественных трубных компаний в целом и для ЧТПЗ в частности?

- Я не открою секрета, если скажу, что рынок в этом году был достаточно сложным для всех металлургов. Экономика России, к сожалению, пока еще не ушла от проблем кризиса 2008—2009 гг. Все неприятные моменты не закончатся 1 января, и небольшой спад, наблюдавшийся в этом году, продолжится в следующем, 2014 г. Затем начнется восстановление. В целом по рынку, по мнению нашей компании, следующий год будет примерно таким же, как 2013-й.

Рынок испытывает металлургические и трубные компании на прочность уже пятый год. Но я уверен, что мы и это переживем. Испытания, перед которыми ставит нас рынок, заставляют серьезно задуматься о состоянии, конкурентоспособности компании, о практических шагах для оптимизации работы и снижения издержек, о стратегическом развитии. У меня нет сомнений, что в итоге мы из всех трудностей выйдем только сильнее.

- Выставочный стенд компании выделяется на «Металл-Экспо». Какая философия заложена в экспозиции ЧТПЗ в этом году?

- Группа ЧТПЗ старается сподвигнуть на творчество всех посетителей нашего стенда и, возможно, немного удивить. Мы уже много лет говорим о том, что металлургия вдохновляет людей искусства на организацию новых пространств, в том числе в архитектуре. В этих новых пространствах работают и живут новые люди — просто посмотрите на производственные площадки ЧТПЗ или ПНТЗ!

Нам как «белым» металлургам подобный подход очень близок с точки зрения философии и идеологии. Мы выступаем за искусство и за то, чтобы красота правила миром. Плавить сталь и катать трубу — это тоже искусство, требующее вдохновения.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940429 Ярослав Ждань


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940426 Владимир Серовиков

Континенталь в 2013 г. нарастит объем продаж металлопродукции

Владимир Серовиков, исполнительный директор компании Континенталь (стенд 1B47 на Металл-Экспо-2013), представил свои оценки текущей ситуации на рынке нержавеющих сталей.

Владимир Николаевич, как ваша компания пережила 2013 г.?

Подводя промежуточные итоги 2013 г., можно сказать, что это было непростое время. Однако даже в таких условиях в натуральном выражении Континенталь покажет прирост продаж в 15%. За девять месяцев этого года продажи выросли на 16%, а если сравнивать третий квартал 2013 г. с аналогичным периодом прошлого года прирост составит 20%. Хотя если рассматривать оборот в деньгах, то прирост незначителен.

Естественно, что на падающем рынке на первое место выходит ускорение оборачиваемости. Кроме того поскольку рентабельность чистого трейдинга снижается, интереснее становится заниматься переработкой, которая позволяет маржинальную прибыльность компании. Сегодня компания располагает тремя гидроабразивными установками, двухколонными ленточнопильными станками (диаметр разрезаемой заготовки до 700 мм), установкой лазерной резки, которую мы в этом году усовершенствовали, поставив газификатор. Сегодня на лазере мы имеем возможность резать в среде азота, что дает чистый белый рез.

Также помогает и то, что мы работаем во всем ассортименте нержавеющего проката и имеем разветвленную филиальную сеть. В результате чего по итогам года Континенталь выйдет на рубеж 17-18 тыс. т.

Как, по вашим оценкам, развивается ситуация в потребляющих отраслях?

Серьезно падает машиностроение, пока более-менее ровно идет строительство. Хотя сегодня ЦБ РФ начинает сокращать кредитование, поскольку считается, что рынок потребительского кредитования перегрет, растет доля плохих кредитов. Поэтому возможно, что и строительство в ближайшем будущем притормозится. И мы прогнозируем, что в 2014 г. роста рынка может не быть.

Хотя и в таком состоянии рынка я вижу свои плюсы. Достаточно много мелких компаний, которые на растущем рынке имели свою конъюнктуру, сейчас не в состоянии выдержать цены, которые предлагают лидеры демпинга и покидают отрасль. Их клиенты будут вынуждены где-то брать металл, и мы намерены за них побороться!

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940426 Владимир Серовиков


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940343 Владимир Чертовиков

СМК: настоящее и будущее

Ступинская металлургическая компания (СМК) производит несколько групп продукции, сугубо различающихся между собой: алюминиевые полуфабрикаты, штампованные заготовки из сталей и жаропрочных сплавов, слитки и прутки из сплавов на основе никеля, титана, кобальта. О текущей деятельности СМК и планах на будущее рассказал ее генеральный директор В. Чертовиков.

Уважаемый Владимир Михайлович, в настоящее время на рынке явно проявились признаки стагнации: цены находятся на низком уровне, спрос сократился, ряд предприятий уменьшили загрузку мощностей. Как себя чувствует СМК в этих условиях? Какие предпринимаются меры для обеспечения стабильности производства?

Несмотря на изменения рыночной ситуации, наши производственные показатели растут. В 2010 г. управляющая команда СМК выбрала в качестве приоритетной задачи развитие производства жаропрочных продуктов для авиадвигателей, энергетических установок, газоперекачивающих агрегатов и др. высокотехнологичных продуктов, что обусловлено значительным спросом на эти изделия на внутреннем и мировом рынках.

Мы разработали инвестиционную программу, основная цель которой – это сертификация по международным стандартам, выход на западные рынки, в том числе на ведущих мировых производителей двигателей и авиационной техники. Для этого мы приобрели и установили новейшее оборудование, провели глубокую реконструкцию существующих мощностей. Модернизация затронула все направления производства: начиная от литейно-плавильного, кузнечно-прессового, механообрабатывающего комплексов и заканчивая испытаниями готовой продукции. Все приобретенное оборудование соответствует мировым стандартам и требованиям сертификаций.

Какие ключевые проекты были реализованы с начала текущего года?

В 2013 г. мы завершили все работы по монтажу нового обрабатывающего и испытательного оборудования. 1 ноября был введен в эксплуатацию модернизированный кузнечно-прессовый комплекс. В 1 квартале 2014 г. запланирован запуск плавильно-литейного комплекса в составе трех печей: вакуумно-индукционной, вакуумно-дуговой и электрошлаковой. Сейчас идут пуско-наладочные процессы, обкатка технологии, обучение персонала. В 2014 г. мы планируем ввести в эксплуатацию все приобретенное оборудование и начать сертификационные процессы.

В августе СМК, ВИАМ, НПП «Аэросила» и администрация Ступинского муниципального района подписал соглашение о создании научно-производственного кластера. На выпуск какой продукции он будет ориентирован? Были ли сделаны какие-либо конкретные шаги, чтобы кластер заработал?

Создание кластера преследует несколько целей. Во-первых, это привлечение новых научных кадров в производство. Цель будет достигаться за счет оснащения учебных заведений необходимым оборудованием, заключения договоров с ВУЗами и СУЗами о производственной практике и дальнейшем трудоустройстве студентов на предприятии. Наша основная цель – помочь учебным заведениям так готовить студентов, чтобы они приходили на производство уже подготовленными к работе на конкретном предприятии, обеспечить талантливых студентов достойной работой в родном городе. В Ступино будет открыт филиал ВИАМ, будут созданы кафедры других московских специализированных ВУЗов.

Вторая цель – это достижение синергетического эффекта во взаимодействии производственных предприятий. В кооперации за счет обоюдного снижения издержек наши компании станут более сильными и конкурентоспособными. И в-третьих, мы хотим создать в Ступино благоприятный социальный климат, комфортные условия для развития науки, производства и социальной инфраструктуры.

Что касается конкретных действий, в середине октября мы собрали в СМК более 20 представителей различных организаций – производственных и научных предприятий, учебных заведений – для обсуждения планов, перспектив и основных этапов создания кластера. В 2014 г. мы планируем начать работу по реализации наших идей.

Владимир Михайлович, как у СМК развивается сотрудничество с российскими и зарубежными потребителями, в частности, предприятиями двигателестроительной отрасли?

СМК исторически всегда был одним из ведущих поставщиков продукции для отечественного двигателестроения. Недаром мы говорим, что «наш металл в сердце каждого самолета». Сегодня наше сотрудничество с российскими двигателестроителями развивается – мы участвуем практически во всех флагманских проектах российского авиастроения, в частности, поставляем изделия для двигателя самолета пятого поколения Т-50, обеспечиваем моторостроителей заготовками для двигателя ПД-14 самолета МС-21, производим заготовки для модернизации двигателя НК-32 для стратегического бомбардировщика Ту-160.

СМК на протяжении многих лет участвует выставке «Металл-Экспо»? Что это дает Вашей компании, которая широко известна в России и за ее пределами?

«Металл-Экспо» – это традиционная площадка, на которой мы можем пообщаться с нашими партнерами, заказчиками и поставщиками из самых разных отраслей и стран мира. За один день мы провели столько переговоров с партнерами, что для встреч с ними вне выставки нам понадобилось бы по меньшей мере 6-7 недель. Это очень удобно.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2013 > № 940343 Владимир Чертовиков


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2013 > № 938633 Александр Романов

Федеральным властям следует более внимательно относиться к регулированию реального сектора экономики

На вопросы "Российской Газеты" отвечает председатель оргкомитета Международной промышленной выставки "Металл-Экспо-2013", президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов.

- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на внутреннем рынке черных и цветных металлов?

Александр Романов: На внутренний рынок повлияла рецессия в экономике и снижение потребления металла в машиностроительных отраслях, что уже привело к незначительному падению производства стали в РФ. Так, в январе-сентябре по сравнению с аналогичным периодом 2012 года произошло сокращение объемов производства стали на 3,2%, до 51,8 млн тонн, а проката черных металлов - на 3% до 43,3 млн тонн.

Несмотря на это, в целом внутренний рынок пока оценивается как растущий за счет строительного сектора. Нетто-потребление по итогам 2013 года все же на 3% вырастет, несмотря на то, что прогноз прибавки ВВП составляет 1,8% и отмечается мощная просадка по промышленному росту и сокращение экспорта.

По цветным металлам внутреннее потребление практически осталось на уровне 2012 года. В этом сегменте строительная отрасль также "вытянула" потребление благодаря расширению применения алюминиевых профилей в строительных конструкциях.

Цены на черную и цветную металлопродукцию за последний год снизились, затратная часть производителей выросла - это привело к общему снижению рентабельности компаний, что подтверждается операционными и финансовыми отчетами по итогам 9 месяцев 2013 года.

Цифра: 51,8 миллиона тонн составил объем производства стали в России в январе-сентябре 2013 года

- Какие отрасли выступают главными драйверами роста производства металлов?

АР: Последние несколько лет драйвером роста выступает строительная отрасль, которая потребляет в основном рядовые виды проката. Таким образом, металлургия РФ увеличивает в своем объеме долю более дешевых марок стали. За первую половину 2013 года потребление сортового проката растет более высокими темпами, нежели потребление листового: 5% по сравнению с 2,7%.

Машиностроение (автомобильное, транспортное, судостроительное, авиационное), к сожалению, сегодня не являются такими драйверами. Тем не менее, по прогнозам ряда аналитических компаний, в 2014-2016 годах может начаться увеличение потребления и рост цен на черные и цветные металлы. Мы придерживаемся оптимистической точки зрения и надеемся, что после небольшого посткризисного восстановления 2010-2011 годов, и фактической стагнации 2012-2013 гг., в ближайшее время конъюнктура рынка и экономическая ситуация в целом улучшится и индустрии предстоит три года роста.

Конечно, было бы неплохо, если бы наше правительство больше усилий и средств уделяло эффективной реализации инвестпроектов, которые в большей или меньшей степени могли бы быть существенными стимулами роста экономики, в частности - отрасли производства дорожно-строительной техники, строительных материалов и других отраслей.

- В последнее время металлурги ввели и планируют еще ввести большое количество мощностей при том, что экономика находится не в лучшем положении. С чем это связано и какие последствия такая политика может иметь в будущем?

АР: Большая часть инвестиционных проектов, которые сейчас вводятся, были пущены еще в 2006-08 гг., до кризиса. Появился ряд независимых компаний, которые выросли за последнее десятилетие, имеют опыт работы, сбытовые сети, желание и возможности расти до уровня среднего и даже крупного бизнеса. При поддержке региональных органов власти они намерены реализовать проекты по выравниванию дисбалансов производства и потребления отдельных видов металлопродукции на региональном уровне. Такие проекты могут быть экономически оправданы, и они будут появляться и реализовываться в различных регионах. Часть этих новых мощностей будет представлена на выставке "Металл-Экспо 2013". В скором времени картина рынка по прокату строительного назначения или, скажем, электросварным трубам существенно изменится, что приведет к еще большей конкуренции, повышению качества продукции и, соответственно, к улучшению условий для конечных потребителей.

- Сейчас говорят о кризисе в алюминиевой промышленности, в частности, закрытии нескольких производств. Чем это, на ваш взгляд, обусловлено и что необходимо сделать, чтобы изменить ситуацию?

АР: Эта проблема обсуждалась в сентябре в Самаре на совещании, организованном Российским союзом поставщиков металлопродукции, с участием директора по сбыту Русала на рынках России и странах СНГ Сергея Бельского и крупнейших потребителей первичного алюминия - прокатных и экструзионных заводов. Причина трудностей в отечественной алюминиевой промышленности кроется в падении спроса и цен на первичный алюминий в мире при одновременном повышении стоимости энергоресурсов и услуг на грузоперевозки. В 2013 г. тарифы естественных монополий росли, увеличивая себестоимость производства крылатого металла, тогда как цены на него шли вниз. Соответственно, расположенные в Европейской части России и на Урале заводы Русала генерировали убытки вместо прибыли, сибирские же получали более дешевую электроэнергию с местных гидроэлектростанций. Доля электроэнергии в структуре себестоимости алюминиевых заводов превышает 40%.

Замечу, что, по оценке Русала, минимальная цена алюминия на LME, при которой его предприятия являются безубыточными, должна быть выше 2,4 тыс. долл. за 1 т, сегодня же она менее 1,9 тыс. долл. Поэтому, если основная затратная часть себестоимости выпуска алюминия диктуется естественными монополиями, постоянно повышающими тарифами, то они должны более гибко относиться к таким крупным потребителям, как алюминиевые заводы, многие из которых являются градообразующими. В принципе, федеральным властям следовало бы более внимательно относиться регулированию реального сектора экономики, включая и алюминиевую индустрию, используя различные механизмы для его поддержки. При тарифообразовании имело бы смысл гибче регулировать ставки: при росте рынка применять повышенные коэффициенты, при падающем тренде на бирже металлов - понижающие коэффициенты.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 ноября 2013 > № 938633 Александр Романов


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 11 ноября 2013 > № 937785 Николай Лядов

ММК укрепляет позиции на рынках СНГ

В эксклюзивном интервью заместитель генерального директора по продажам Магнитогорского металлургического комбината (ММК) Николай Лядов поделился прогнозами поставок комбината на внутренний и внешний рынки.

- Николай Владимирович, не могли бы вы подвести предварительные итоги 2013 г.? Известно, что основной объем поставок Магнитки приходится на внутренний рынок. Какова прогнозная доля поставок на рынок Российской Федерации в этом году?

- На внутренний рынок по итогам 2013 г. мы поставим около 8 млн т металлопродукции, что на 350—400 тыс. т превысит показатель 2012 г. В структуре продаж поставки на внутренний рынок займут 74%. Прирост стал возможен за счет производства материалов с высокой добавочной стоимостью — оцинкованного проката и проката с полимерным покрытием для строительного комплекса. Мы ожидали лучших результатов от транспортного машиностроения, автомобилестроения и трубной подотрасли, но спрос со стороны этих потребителей был ограничен.

- Как обстоят дела с экспортными поставками? Какой объем продукции ММК поставит на рынки СНГ?

- Сейчас сложная экономическая ситуация на внешних рынках. В этом году мы поставим на экспорт 1,5 млн т металлопродукции — порядка 14% объема продаж. Еще 1,2 млн т ММК отправит на рынки СНГ — это около 12% от общего объема поставок. Надо сказать, что комбинат серьезно наращивает свое присутствие на рынках СНГ. По итогам 2012 г. поставки увеличились с до 912 тыс. т (600 тыс. т было годом ранее), а в текущем году, как ожидается, вырастут до 1,2 млн т. Это достаточно серьезный результат. В октябре ММК вышел на рекордный уровень поставок в месяц в адрес потребителей из СНГ — 125 тыс. т. В 2014 г. мы намерены продолжать укреплять свое присутствие на рынках СНГ и России.

- Что ММК представит на «Металл-Экспо’2013»?

- ММК в своей экспозиции основной акцент сделает на уникальных технологических возможностях новейших производственных комплексов Магнитки — толстолистового стана 5000, а также стана 2000 холодной прокатки, ориентированного на выпуск высококачественного автолиста. Стенд ММК традиционно будет одним из самых крупных. В течение всей недели на нем планируют работать руководители и специалисты сбытовых служб Магнитки и предприятий группы — ММК-МЕТИЗа, ММК-Профиль-Москвы, Интеркос-IV, Магнитогорского завода прокатных валков, ТД ММК и др.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 11 ноября 2013 > № 937785 Николай Лядов


Азия > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 8 ноября 2013 > № 976795 Виктор Тарнавский

Рост без гарантии

Повышение цен на длинномерный прокат в странах Ближнего Востока идет медленно, несмотря на все старания поставщиков

Резкое подорожание металлолома, прибавившего в Турции около $20-30 за т в течение октября, поставило перед местными металлургами задачу достижения аналогичного увеличения котировок на готовый прокат. Почти до самого конца октября эта задача решалась не слишком успешно вследствие относительно низкого спроса на конструкционную сталь в регионе. Турецким металлургам не удавалось поднять экспортные цены на арматуру выше отметки $585 за т FOB, хотя предложения от некоторых компаний и в середине октября поступали из расчета $600 за т FOB и более.

Ситуация изменилась только в последних числах октября, когда на турецком рынке стали произошла долгожданная активизация спроса. Местные строительные компании, на протяжении более двух месяцев старавшиеся сократить запасы стальной продукции, приступили к их пополнению. Благодаря этим закупкам внутренние цены на длинномерный прокат прибавили порядка $10 за т. Арматура, в частности, варьируется между $590 и $610 за т EXW в зависимости от колебаний курса турецкой лиры по отношению к доллару.

Новые продажи внутри страны снизили давление на экспортные котировки. Тем более, что и спрос на турецкую арматуру в конце октября – начале ноября заметно оживился. Сообщалось, в частности, о поставках крупных партий продукции в Ирак, Ливан, Йемен, африканские страны. Интерес к приобретению турецкого длинномера в конце октября проявляли европейские покупатели, пока повышение курса доллара по отношению к евро в ноябре не сделало такие сделки проблематичными.

Даже некоторые американские трейдеры на свой страх и риск заключают сделки с турецкими поставщиками, несмотря на то что Комиссия по международной торговле США в конце октября постановило, что импорт арматуры из Турции наносит ущерб национальным производителям данной продукции и продолжило антидемпинговое расследование.

По данным турецких источников, в некоторых случаях цены при экспортных поставках арматуры в начале ноября могли достигать $600 за т FOB, хотя, по большей части, повышение котировок было более скромным – до $585-595 за т FOB. На региональном рынке сохраняются два главных слабых места – относительно низкий спрос на длинномерный прокат в странах Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, и поставки дешевой китайской продукции.

В конце октября цены на арматуру в ОАЭ сократились на $15-20 за т. Ведущие местные поставщики и катарская Qatar Steel понизили ноябрьские котировки до около $590-600 за т CPT/EXW. Вследствие этого предложения турецких компаний на уровне выше $590 за т CFR (плюс 5%-ная пошлина) не вызывают интереса у местных дистрибуторов. Кроме того, сообщается, что металлурги в ОАЭ, недовольные снижением котировок из-за слабого спроса, обратились к властям с просьбой принять меры для усиления протекционистской защиты внутреннего рынка.

Китайские компании в начале ноября снова понизили цены на длинномерную продукцию. Покупатели в Ливане и ОАЭ получали предложения о поставке арматуры и катанки в январе всего лишь по $535-545 за т CFR. Правда, ближе к середине текущего месяца котировки могут немного возрасти. По крайней мере, китайские экспортеры в последние дни пытаются повысить цены на катанку на $5 за т, до около $505-515 за т FOB.

Очевидно, в дальнейшем турецкие компании будут продолжать попытки повышения экспортных котировок, однако реализовывать их будет все труднее. Рост цен на металлолом приостановился, а увеличение спроса на конструкционную сталь в Турции, судя по всему, имеет краткосрочный характер. Вполне вероятно, что через одну-две недели металлургам придется возвращать цены на прежний уровень.

Что касается производителей стали из СНГ, то они даже не пытались увеличить стоимость своей продукции в ноябре. Цены на арматуру остаются на уровне $570-575 за т FOB, причем, в конце октября ливанские компании могли совершать сделки и по $565 за т FOB, а катанка при поставках в страны Ближнего Востока и Африки варьирует между $560 и $585 за т FOB при весьма слабом спросе.

Виктор Тарнавский

Азия > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 8 ноября 2013 > № 976795 Виктор Тарнавский


Весь мир > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 8 ноября 2013 > № 976695 Виктор Тарнавский

Мировой рынок стали: 31 октября – 7 ноября 2013 г.

Обстановка на мировом рынке стали продолжает оставаться относительно стабильной. Меткомпаниям удалось остановить понижение котировок, а некоторые из них предпринимают определенные усилия для роста, но, как правило, эти попытки повышения не поддерживаются потребителями, которые все еще надеются на получение новых скидок от поставщиков во второй половине ноября. Увеличение стоимости сталепродукции наблюдается в последнее время только на рынке длинномерного проката, но там оно обусловлено, скорее, подорожанием сырья.

Полуфабрикаты

Подорожание металлолома в Турции помогло меткомпаниям из СНГ продолжить повышение экспортных котировок на полуфабрикаты. В начале ноября поставки заготовок осуществлялись не менее чем по $505/т FOB, причем, при заключении некоторых сделок с турецкими и египетскими потребителями стоимость этой продукции могла превышать отметку $510/т.

Наибольшую активность проявляли в последнее время турецкие компании. На их рынке заготовки подорожали до $530-545/т EXW, так что прокатчики охотно приобретали украинскую и российскую продукцию по $525-535/т CFR. Кроме того, сообщалось о поставках полуфабрикатов из СНГ в Саудовскую Аравию, страны Северной Африки и Леванта.

Отсутствует на рынке пока только Иран. В конце октября местные компании приобретали казахстанские заготовки по $530/т CFR, но в ноябре новых сделок на этом направлении не было. Правда, иранские компании в небольших количествах приобретали китайскую и индийскую продукцию, поступающую в порты юга страны по $550-560/т.

При заключении декабрьских контрактов металлурги из СНГ, очевидно, рассчитывают на увеличение стоимости заготовок до $510/т FOB и выше, но добиться нового подъема будет сложно. На турецком рынке металлолома падает покупательская активность, а региональный рынок длинномерного проката склонен к стагнации.

В Восточной Азии заготовки в последнее время тоже возросли в цене. Корейские и тайванские компании котируют продукцию в интервале $540-550/т CFR при поставках в страны Юго-Восточной Азии, прибавив до $10/тпо сравнению с концом октября. Аналогичным образом подорожал материал российского и вьетнамского производства, достигнувший $530-535/т.

Правда, реальных сделок по новым ценам пока практически нет. Этому препятствует демпинг со стороны китайских компаний, которые предлагают заготовки по $510-520/т с поставкой в декабре. При этом, китайцы, чтобы избежать уплаты 25%-ной экспортной пошлины, выдают полуфабрикаты за готовый сортовой прокат.

На рынке товарных слябов начало нового месяца не принесло каких-либо заметных изменений. Торговые обороты низкие из-за разрыва в ценах спроса и предложения. Особенно это свойственно Тайваню, где местные прокатчики отказываются приобретать слябы дороже $480/т CFR, а российские экспортеры не намерены снижать цены до менее $470-480/т FOB.

Конструкционная сталь

В начале ноября турецким производителям длинномерного проката, наконец, удалось повысить котировки, частично компенсировав резкое подорожание металлолома. Толчком для этого послужила активизация внутреннего рынка благодаря наметившейся в конце октября активизации строительной отрасли. Цены на арматуру в Турции за последнюю декаду прибавили до $10/т и сейчас находятся в интервале $590-610/т EXW.

При экспорте турецкие компании выставляют предложения по арматуре на уровне $590-605/т FOB, а некоторые компании пытаются добиться даже $610/т FOB и более. Трейдеры характеризуют спрос как достаточно высокий – особенно, со стороны Ирака, Ливана и Йемена. Тем не менее, они вынуждены признавать, что при заключении реальных сделок котировки, как правило, не превышают $600/т CFR, а чаще всего составляют $585-595/т FOB. Повышению сопротивляются, прежде всего, покупатели из Саудовской Аравии и ОАЭ, где длинномерный прокат недавно значительно подешевел. Кроме того, сказывается сокращение объема поставок в США, где продолжается антидемпинговое расследование против турецкой арматуры.

Производители из стран СНГ пока не в состоянии добиться повышения. Стоимость украинской арматуры при поставках в страны Ближнего Востока по-прежнему находится в пределах $570-575/т FOB, а катанка варьирует между $560 и $580/т. В начале ноября в регионе снова подешевел китайский длинномерный прокат, опустившийся до $535-545/т CFR, но эти цены, скорее всего, представляют собой крайнюю точку спада. В начале ноября китайцы повысили экспортные котировки на катанку и арматуру, в среднем, на $5/тпо сравнению с предыдущим месяцем.

В Европе в ноябре прибавил в цене металлолом, что непосредственно отразилось на стоимости длинномерного проката, подорожавшего, в среднем, на 5-10 евро за т. Арматура в Германии и восточноевропейских странах снова вышла на уровень 490-515 евро/тCPT. В то же время, реальный спрос остается низким и теперь уже вряд ли возрастет до весны.

Листовая сталь

Ноябрь начался для китайских производителей стали с первой значимой положительной коррекции за последние два с половиной месяца. Внутренний спрос на плоский прокат несколько оживился, и хотя проблема перепроизводства стали в стране остается исключительно актуальной, настроения участников рынка все-таки немного изменились к лучшему. Предполагается, что котировки на листовую сталь прошли через крайнюю точку спада и ниже уже не опустятся.

В то же время, экспортные цены на китайские г/к рулоны пока на прежнем уровне – $525-535/т FOB, однако толстолистовая сталь за последнюю неделю прибавила порядка $5 за т. Трейдеры отмечают и повышение интереса к закупкам китайской и индийской продукции со стороны покупателей в странах Юго-Восточной Азии, что также дает надежду на прекращение спада. Правда, поставщики из Японии, Кореи и Тайваня пока не усматривают изменений к лучшему. Спрос на их продукцию все еще минимальный, а цены не превышают $545-560/т FOB по декабрьским контрактам.

Не наблюдается роста активности и в странах Ближнего Востока. Местные дистрибуторы обладают достаточными запасами, а реальный спрос в последнее время наблюдается, в основном, со стороны трубопрокатной отрасли. Производители из СНГ пока вне рынка, готовя предложения на декабрь, хотя в конце октября сообщалось о продажах украинских ноябрьских г/к рулонов в страны Персидского залива по $555-565/т CFR.

В Турции цены стабилизировались на отметке $575/т EXW. По мнению местных аналитиков, рассчитывать на их повышение в обозримом будущем сложно. Поэтому и экспортерам из СНГ, скорее всего, не удастся поднять котировки по декабрьским контрактам. К тому же, в конце октября – начале ноября появились новые предложения для Турции со стороны итальянской Riva, готовой продавать г/к рулоны всего по $560-570/т CFR, т.е. менее чем по 400 евро/т FOB. При этом, продукция из Италии, в отличие украинской и российской, не облагается в Турции импортными пошлинами.

На европейском рынке плоского проката котировки в начале ноября не изменились по сравнению с концом прошлого месяца. Спад не завершился только на рынке толстолистовой стали, подешевевшей за последнюю неделю на 5-10 евро за т. Цены на материал коммерческого качества варьируют от менее 450 евро/т EXW в Италии до 490-520 евро/т EXW в Германии и странах Восточной Европы. Кроме того, сообщается о поставках индийского и китайского толстого листа по 430-440 евро/т CFR. Г/к рулоны европейского производства по-прежнему варьируют между 420 и 460-465 евро/т EXW.

Специальные сорта стали

По прогнозу британской консалтинговой компании MEPS, мировое производство в текущем году прибавит 2,9% и достигнет 36,4 млн. т, а в 2014 г. прибавит еще 4,1%, установив новый рекорд на отметке 37,9 млн. т. При этом, если практически весь рост 2013 г. обеспечит один Китай, то в будущем году ожидается небольшая прибавка в США и некоторых азиатских странах.

Тем временем, на мировом рынке нержавеющей стали не происходит значимых ценовых изменений. Все ведущие азиатские компании объявили о сохранении котировок на ноябрь. Точно так же и европейские металлурги не смогли компенсировать снижение доплаты за легирующие элементы в ноябре повышением базовых цен. Как признают поставщики, спрос на нержавеющую сталь в регионе вряд ли возрастет до января.

Металлолом

Цены на металлолом в Турции достигли пика. Местные сталелитейные компании к началу ноября, в основном, завершили процесс пополнения запасов и резко снизили активность. В то же время, поставщики не намерены отступать. Стоимость основных сортов лома прибавила в ноябре порядка 10-15 евро/т в Европе и до $25/т в США, так что экспортеры сохраняют прежний уровень котировок. К тому же, на рынке начинается зимний подъем, вызванный ограниченным объемом сборов в холодное время года.

Цены на американский материал HMS № 1&2 (80:20), как и в конце октября, достигают в Турции $395-400/т CFR, аналогичное сырье европейского происхождения котируется на уроне около $390/т. В конце октября турецкие компании также приобретали российский и румынский лом 3А по $380-385/т и украинский материал по $370/т. Эти предложения также сохраняют силу несмотря на ослабление спроса.

В Азии немного активизировались в последние дни корейские покупатели, заключившие несколько крупных сделок с поставщиками из Японии и России. При этом, цены на японский материал Н2, как правило, составляли не более $355/т FOB, хотя сейчас трейдеры запрашивают за него $360/т FOB и выше, а российский металлолом продавался в Корею по $380-385/т CFR.

Котировки на американский лом в регионе в ноябре стабилизировались, но японские компании все еще настроены на продолжение роста, поскольку внутренний рынок по-прежнему находится на подъеме.

Виктор Тарнавский

Весь мир > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 8 ноября 2013 > № 976695 Виктор Тарнавский


США. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 октября 2013 > № 922480 Чандра Шекхар Верма

SAIL: В США и Европе оживляется спрос на сталь

Индийская металлургическая компания Steel Authority of India в посткризисный период отличается от многих других игроков на мировом рынке стали, которые сворачивают проекты и уменьшают инвестиции. Несмотря на то, что сейчас индийские сталевары столкнулись с высокими производственными издержками и снижением спроса на продукцию, она планирует рост производства с 14 млн тонн до 50 млн тонн в год. О том, как компания сможет достигнуть этих результатов, в интервью МинПрому рассказал председатель правления SAIL Чандра Шекхар Верма (Shri CS Verma).

- SAIL планирует значительным образом увеличить свои производственные мощности. Расскажите о программе роста производства.

- Steel Authority of India Ltd реализует план модернизации и расширения стоимостью в 72 тыс. крор рупий (11,698 млрд долл.). Из них 39,131 тыс. крор рупий (6,358 млрд долл.) идет на развитие уже существующих мощностей, 7,039 тыс. крор рупий (1,144 млрд долл.) - на увеличение рентабельности и расширение сортамента продукции, а 3,509 тыс. крор рупий (570 млн долл.) – на обновление оборудования и модернизацию. Также 12,191 тыс. крор рупий (1,981 млрд долл.) вкладывается в оптимизацию производства, текущую реструктуризацию и защиту окружающей среды, а 10,264 тыс. крор рупий (1,668 млрд долл.) – в повышение добычи сырья на действующих шахтах и разработку новых рудников.

Наши мощности по выплавке стали, которые на начало года оценивались в 14 млн тонн, выросли и к концу года составят почти 20 млн тонн. В итоге в конце нынешнего этапа расширения мы рассчитываем выйти на 23,5 млн тонн. В более длительной перспективе, то есть к 2025 году, мы планируем производственные мощности в 50 млн тонн стали. Это расширение мы планируем в основном на существующих промышленных площадках, для которых у нас уже есть земельный банк.

- Объявляя о наращивании производства, Вы отличаетесь от многих других участников рынка, которые наоборот замораживают свои проекты. Вы уверены, что спрос поспеет за Вашим производством?

- Чтобы справиться с растущим спросом, правительство Индии поставило целью создать 300 млн тонн сталелитейных мощностей к 2025 году. Среди крупнейших производителей в стране лишь у SAIL есть соответствующий земельный банк и железорудные шахты для дальнейшего расширения. Эти два фактора дают нам преимущество над другими индийскими сталепроизводителями. Спрос в Индии, как ожидается, к 2020 году достигнет 200 млн тонн при предполагаемом 7% росте ВВП. А поскольку сейчас сталелитейные мощности в стране оцениваются примерно в 96,5 млн тонн, у местных производителей есть еще достаточно возможностей для роста.

- Кому SAIL планирует сбывать продукцию после расширения своих мощностей?

- Как в любом развивающемся государстве, инфраструктура и строительный сектор доминируют в потреблении стали. На них приходится около 65% от общего потребления металла. Двумя другими важными сегментами являются машиностроение, которое гарантирует 19% стального спроса, и автомобильный сектор, который имеет долю около 11%. Нашей целью будет присутствовать во всех вышеуказанных сегментах.

- На какие рынки сейчас нацелена Ваша продукция? Как изменится эта ситуация в ближайшие годы?

- Спектр нашей продукции очень большой, и мы поставляем сталь всем секторам промышленности, за исключением автомобильного. Сейчас мы сосредоточены на инфраструктурном и энергетическом секторах. А во время нынешнего этапа нашей модернизации мы получим возможность осуществлять поставки стали и в адрес автомобильной промышленности. Также мы нацелены на то, чтобы по окончанию этого этапа модернизации войти в более специализированные сектора, такие как нефте- и газопроводы.

- В 2012 году SAIL заняла 24 место среди крупнейших производителей стали в мире. На каком месте Вы себя видите после расширения?

- Мы активно движемся вперед с планом расширения и рассчитываем достигнуть мощностей по производству сырой стали в 50 млн тонн к 2025 году. Позиция SAIL будет зависеть от разных факторов, таких как слияния и приобретения, введение дополнительных мощностей другими компаниями. Тем не менее мы, безусловно, будем в Топ-10 производителей стали в мире.

- Несмотря на спад рынка металлопродукции, в апреле-августе 2013 года Steel Authority of India Limited удалось увеличить продажи на 7%. Что поспособствовало этому росту? Какими будут продажи компании за весь финансовый год?

- Более целенаправленный подход к требованиям клиента и правильно спроектированное производство помогли нам достигнуть роста продаж. Опираясь на 16% увеличение продаж в сентябре 2013 года, мы зафиксировали 14% повышение показателя во II квартале 2014 финансового года, отгрузив 3,1 млн тонн товарной стали. В течение этого периода наблюдался также 47% рост экспортных поставок стали. За первую половину нынешнего финансового года компании удалось достигнуть рекордного уровня производства товарной стали в 6,5 млн тонн, демонстрируя повышение на 4% по сравнению с прошлым годом. Мы рассчитываем добиться уровня продаж примерно в 12 млн тонн товарной стали в этом финансовом году.

- В 2013 финансовом году SAIL запустила проекты общей стоимость в 5,5 тыс. крор рупий. В какие проекты Вы вкладывали средства?

- В 2013 финансовом году SAIL потратила порядка 9,731 тыс. крор рупий (581 млн долл.) на текущий план модернизации и расширения. Во время прошлого финансового года были введены в эксплуатацию крупные проекты стоимостью около 5,5 тыс. крор рупий (894 млн долл.). На 2013-2014 финансовый год у нас предусмотрен план капитальных затрат на уровне 11,5 тыс. крор рупий (1,868 млрд долл.). Из них 10,89 тыс. крор рупий (1,77 млрд долл.) предназначаются для пяти интегрированных сталелитейных заводов, а 610 крор рупий (100 млн долл.) – для других заводов и подразделений SAIL.

Можно отметить, что в ходе 11 пятилетки, которая закончилась в 2012 финансовом году, SAIL в общей сумме вложила 40,321 тыс. крор рупий (6,551 млрд долл.) в модернизацию и различные схемы расширений. Аналогично для 12 пятилетки мы планирует довести уровень наших инвестиций до 45 тыс. крор рупий (7,311 млрд долл.).

Мы запустим новые мощности: универсальный сортопрокатный стан, стан для прокатки сортового металла и проволоки, проволочно-мелкосортный прокатный стан, стан холодной прокатки, универсальный рельсопрокатный стан и толстолистовой стан. Это поможет нам расширить линейку продукции в адрес различных секторов экономики, включая строительство, обрабатывающую промышленность, автомобильный, железнодорожный, судоходный, оборонный и транспортный сектора. После завершения этого этапа плана модернизации и расширения наша мощность увеличится до 23,5 млн тонн.

- Ваша компания является крупным игроком на мировом рынке стали. Охарактеризуйте текущую ситуацию в отрасли?

- Основным направлением нашей компании является внутренний рынок, хотя мы регулярно экспортируем продукцию в другие страны. Наши предложения экспорта ограничены по сравнению с уровнем продаж на внутреннем рынке. С увеличением наших производственных мощностей мы будем ставить себе целью экспортировать 10% нашей продукции. Ведь до прошлого года Индия была страной нетто-импортером. Теперь с обесцениванием рупии, большими мощностями внутренних производителей и замедлением роста потребления стали все ведущие индийские продуценты ускорили поставки на зарубежные рынки.

- Каким будет мировое производство и потребление стали в 2013-2014 годах? Какие процессы на них повлияют?

- Согласно World Steel Association, потребление стали в мире вырастет на 3,2%, до уровня 1,453 млрд тонн. В настоящее время США и Европа, за исключением Китая, являются основными драйверами потребления стали. Мы наблюдаем улучшение в США и Европе, поскольку на этих рынках есть оживление спроса. Китай также в последние месяцы вновь показал рост. Все эти факторы предвещают хорошее положение дел для потребления стали.

- По мнению World Steel Association, спрос на сталь в Индии в 2013 году увеличится на 3,4%, а в 2014 — на 5,6%. Согласны ли Вы с таким прогнозом? Или стоит ожидать более существенного роста?

- В настоящее время индийская экономика переживает сложный этап в силу различных факторов, но наши принципы остаются неизменными. Мы ожидаем, что экономика вернется на прежний курс очень скоро. Индия продемонстрировала гораздо более высокие темпы роста потребления стали в последнее время, и нет никаких сомнений, что потребление стали в Индии достигнет сильных показателей роста в будущем.

Евгения Губина

США. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 октября 2013 > № 922480 Чандра Шекхар Верма


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 сентября 2013 > № 897861

Компания ОМЗ-Спецсталь получила Сертификат Bureau Veritas

Компания ОМЗ-Спецсталь, входящая в Группу ОМЗ, успешно прошла освидетельствование производства стальных поковок, предназначенных для судостроения, французским классификационным обществом Bureau Veritas (BV). Полученный Сертификат признания изготовителя дает возможность ОМЗ-Спецсталь изготавливать в соответствии с Правилами BV поковки из углеродистых, углеродисто-марганцовистых и легированных сталей, применяемых в судостроении. Срок действия Сертификата ВV - до 16.08.2017.

Bureau Veritas, образованное во Франции в 1828 году, - известное и авторитетное классификационное общество, провозглашает высокие стандарты качества в судостроении, разрабатывает правила постройки судов и нормы их технической прочности, в соответствии с которыми судам присваивается класс.

Освидетельствование производства ОМЗ-Спецсталь подтверждает высокое качество металлургических заготовок ОМЗ-Спецсталь для судостроительной промышленности и позволяет компании сотрудничать как с отечественными, так и с зарубежными судостроительными предприятиями.

ОМЗ-Спецсталь имеет сертификаты на производство продукции для судостроительной промышленности следующих классификационных обществ, членов Международной Ассоциации Классификационных Обществ (МАКО): Российский Морской Регистр судоходства (РМРС, Россия), Lloyd's Register of Shipping (LR, Великобритания), Germanischer Lloyd (GL, Германия), Det Norske Veritas (DNV, Норвегия), Bureau Veritas (BV, Франция), American Bureau of Shipping (ABS, США), Registro Italiano Navale (RINA, Италия), а также Российский Речной Регистр (РРР, Россия).

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 18 сентября 2013 > № 897861


Украина > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 10 сентября 2013 > № 893774 Виталий Ключник

Виталий Ключник: «На рынке останутся сильные, гибкие и клиенто-ориентированные компании»

В эксклюзивном интервью UGMK.INFO коммерческий директор «Украинской горно-металлургической компании» - Виталий Ключник рассказал об особенностях украинского рынка металлопроката, приоритетах отечественного потребителя и новациях компании, направленных на повышение качества работы.

– Виталий Анатольевич, каковы сегодня приоритеты отечественного потребителя металлопроката? Справедливо ли сказать, что доминирующим фактором при выборе поставщика остается цена?

– Конечно, это небеспочвенное утверждение. После кризиса 2008 г. украинский потребитель все еще зависим от этого фактора, и многие рассматривают его как приоритет.

Но, тем не менее, рынок развивается, потребитель развивается и становится более требовательным, а значит - его интересы с течением времени меняются. Скажу так – при справедливой рыночной цене, чем выше качество сервиса и качество продукции, тем больше шансов достучаться до этого потребителя, и сделать его постоянным клиентом.

Потому что просто ценой - при отсутствии качественного уровня обслуживания, качественной продукции и надежности поставщика - в наше время украинского потребителя не возьмешь. Я думаю, неценовой фактор был гораздо сильнее, если бы не было кризиса 2008 г., и если бы сейчас ситуация на внешних рынках не была такой сложной, в частности, в Европе, Северной Африке, то и украинский рынок был бы сегодня намного более прогрессивным и интересным.

Поскольку весь рынок металлопроката взаимосвязан, и процессы на внешних рынках влияют на наш внутренний, значительная часть производимой в стране продукции, которая создает объем потребления, в конечном счете, уходит за рубеж.

Возвращаясь к ценовому фактору, добавлю, что «УГМК» ставила себе как задачу вести конкуренцию неценовыми факторами, но, тем не менее, для ключевых клиентов наша компания всегда была гибкой в отношении цены. Мы всегда клиентов, особенно ключевых, стараемся рассматривать индивидуально, учитывая все их потребности, и ценовой фактор здесь не исключение.

И все же хочу отметить, что наша компания все время предлагает рынку новые подходы. В 2009 г. важным инновационным шагом «УГМК» стало создание Первого интернет-супермаркет металла. Несмотря на то, что это был непростой для рынка посткризисный период, тем не менее, компания сделала этот шаг, понимая, что за этим будущее.

Конечно, сегодня есть определенные моменты, которые надо «отшлифовывать». Это направление еще требует времени на изучение и доработку, учитывая определенную специфику нашей продукции.

Тем не менее, этот проект живой, сервис работает, и «одним кликом» вы можете заказать металл в «УГМК». За 2012 г. через интернет-супермаркет было сделано заказов на 600 тонн проката.

– Насколько важным фактором становятся такие понятия как сервис, дополнительные услуги и пр.?

– Чем качественнее сфера обслуживания и чем сильнее конкуренция на рынке, тем более требовательным будет потребитель. «УГМК», конечно, как и все крупные игроки на рынке, беспрерывно изучает потребности наших клиентов. Впрочем, как говорил Стив Джобс, – «вы не можете просто спросить у клиентов, что им нужно, и потом попытаться предложить им это. К тому моменту, когда все будет готово. Они захотят что-нибудь новое».

Идя по такому пути еще более 5 лет назад, «УГМК» первая ввела на рынок металлоторговли такое понятие, как стандарты качественного обслуживания клиентов. В эти стандарты входит и доставка корпоративным транспортом, и резервирование металла, и порезка в размер, и маркировка и даже такой стандарт, как вежливость обслуживания. Всего более 13 стандартов обслуживания. Тем самым «УГМК» первая актуализировала для рынка металлопроката необходимость в качественном сервисном обслуживании, и сегодня украинские потребители запрашивают у поставщиков те стандарты, которые предложили мы.

Основной нашей целью остается максимально удовлетворить все потребности клиента, сделать покупку комфортной и удобной, и, конечно же, предложить большой ассортимент продукции.

Начиная с 2012 г. в компании реализуется принцип «единого окна» для крупных потребителей с целью более полного использования конкурентного преимущества АО «УГМК», которые заключается в возможности поставки металлопроката, как непосредственно с заводов-партнеров, так и со складов сети «УГМК». Это также ответ на пожелания наших клиентов. Мы столкнулись с тем, что крупные потребители, которые берут продукцию вагонными нормами, зачастую испытывают необходимость в пополнении определенных позиций и объемов в оперативные сроки. Сейчас мы закрепили за ними единого менеджера, который работает с ними, ведя договорную работу и решая вопросы по отгрузкам как с заводов, так и с филиальной сети, в любой точке Украины, где есть наши площадки.

– Какими будут ваши следующие шаги?

– «УГМК» всегда была и будет инноватором, и поверьте, наше новое предложение для клиентов также будет сформировано на очередных мессиджах клиентов, на вызовах рынка, и я думаю, не заставит себя долго ждать.

– Какова сегодня доля частных потребителей в отгрузках компании?

– Если брать именно физических лиц, без учета небольших фирм и частных предпринимателей, которых мы относим к субъектам предпринимательской деятельности, то их доля по итогам 7 месяцев текущего года в отгрузках компании составила более 10%.

К слову, согласно нашим наблюдениям и анализу, и для частного клиента цена далеко не всегда является главным фактором, благодаря которому он выбирает того или иного поставщика.

Для многих из них на перовом месте стоит близость расположения продукции, даже иногда в ущерб ценовым параметрам. Важным преимуществом при этом является то, что не нужно заниматься доставкой и перегрузкой металла.

– Какой, по Вашим оценкам, будет динамика потребления по основным отраслям-потребителям в 4 квартале?

– В 4 квартале традиционно ожидается сезонный спад потребления. Особенно он будет заметен в строительной, трубной, металлургической отрасли и со стороны предприятий ГМК. Однако существенных изменений в структуре продаж не произойдет.

По нашим оценкам, в 4 квартале ключевыми потребителями металлопродукции останутся машиностроительная, трубная и метизная отрасль с долями, соответственно, 20%, 15% и 7%.

– Какова сегодня доля компании на рынке, и благодаря каким факторам «УГМК» планирует ее увеличить?

– Даже в условиях кризиса наша компания умеет демонстрировать хороший результат, подтверждением чего стал 2012 г. Объем реализации составил почти 470 тыс. т, что на 43% больше чем в 2011 г.

В нынешнем году ситуация на рынке намного сложнее по сравнению с минувшим годом. Только гибкие и ориентированные на клиента компании смогут удержать и усилить свои позиции. По итогам 1 полугодия 2013 г. доля «УГМК» в трейдерском сегменте составляет 16,8%. Если рассматривать весь рынок, куда входит также трубная заготовка, штрипс и т.д., которыми не торгует «УГМК», и другие компании, осуществляющие складскую торговлю металлопрокатом, то здесь наша доля составила 6,7%.

В текущих условиях «УГМК» планирует увеличить долю на рынке в первую очередь за счет активных продаж и маркетинговых мероприятий, направленных на усиленную работу с потребителем.

– Как изменится украинский рынок в случае появления новых игроков, например, сбытовой сети АМКР?

– Появление сильного игрока на поле всегда ведет к усилению конкуренции. При такой игре вступает в силу дарвиновский «процесс естественного отбора». Конечно, это может привести к уходу с рынка мелких металлотрейдеров, как торговцев проката в чистом виде. А значит, на рынке останутся только сильные, гибкие и ориентированные на клиента компании.

Более того, высокая конкурентная среда всегда ведет к улучшению качества обслуживания, за счет которого потребитель только выигрывает.

Конкретно по нынешней ситуации дать четкую оценку можно будет после того, как появятся ответы на вопросы – какой формат работы выберет для себя АМКР. Будет ли это именно сеть, или перевалочные базы для дилеров.

– В среднесрочной перспективе (до 2015 г.) видите ли Вы факторы, которые могли бы содействовать существенному росту спроса на рынке Украины?

– И все же мы надеемся, что с каждым годом рост рынка будет расти на 1-2%. Об этом свидетельствует высокий потенциал потребления металлопроката на душу населения. Среднее потребление металлопроката на душу населения в Украине все еще имеет огромный потенциал роста: фактическое потребление в 2012 г. (142,9 кг/чел) остается на 31 кг ниже показателя 2007 г., что свидетельствует о сохранении сильного фактора отложенного спроса.

Учитывая, что 2014-2015 гг. – это предвыборные годы, мы надеемся, что, по украинской традиции, в этот период будет активизироваться строительство и ввод крупных объектов.

Долгосрочные перспективы развития рынка также будут зависеть от реализации крупных проектов. Транспортная и коммунальная инфраструктура изношена, ЖКХ также требует больших вложений. Если в эти сектора пойдут инвестиции, рынок сможет подняться, как это было в Америке, во время выхода из Великой Депрессии, который стал возможным во многом благодаря большой госпрограмме по строительству дорог, общественных зданий и коммунальной инфраструктуры.

С другой стороны, перспективы потребления проката в целом и динамика по конкретным отраслям в значительной степени зависят от экономической ситуации в стране и ситуации на рынках. Простой пример – такие события, которые происходили в последнее время на таможенной границе с Россией, могут ударить по экспортерам промышленной продукции в эту страну, многие из которых, в свою очередь, являются нашими потребителями.

Выскажу надежду, что ситуация нормализуется, учитывая, что обе наши страны являются членами ВТО и должны придерживаться определенных правил.

Беседовал Игорь Жигир

Украина > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 10 сентября 2013 > № 893774 Виталий Ключник


Россия > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 19 августа 2013 > № 893726 Олег Цвигун

Интервью с Вице-президентом по Южному и Северо-Кавказскому федеральному округу НСРО «РУСЛОМ.КОМ», Председателем совета директоров Группы компаний «ИмпэксТрейд» Олегом Цвигуном

Кор. Ваша оценка текущего положения, а также перспектив развития промышленного сектора заготовки и переработки ломов черных и цветных металлов в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах.

О.Ц. В июне я побывал в большинстве регионов Юга России: в Ростове-на-Дону, Азове, Сальске, Краснодаре, Армавире, Невинномысске, Ставрополе, Буденновске, Минеральных Водах, Пятигорске, Черкесске, Назрани, Моздоке, Владикавказе. На рынке лома в настоящий момент происходит много разнонаправленных процессов: это укрупнение организаций-участников рынка, уход неэффективных структур, развитие предприятий, аффилированных с металлургическими заводами.

Замедление темпов экономического развития России, а также зарубежных рынков сказывается в виде нестабильности работы металлургических заводов в России и Турции (основной потребитель экспортируемого м/лома из РФ) – главных потребителях вторичных металлов. На фоне стагнации экономики банковские структуры ужесточают свою кредитную политику в отношении среднего и малого бизнеса, что делает труднодоступным достаточное финансирование текущей деятельности предприятий.

Что касается модернизации этой отрасли, т.е. обновления существующей техники, оборудования, использования технологий более глубокой переработки сырья, то, к сожалению, серьезных изменений за последнее время не произошло. Текущее положение - это преимущественно старая техника, существенное использование ручного труда, первичная переработка сырья, предельно низкая экологичность ведения бизнес-процессов. Поэтому, неотложный вопрос – комплекс мер по созданию отходоперерабатывающей индустрии в стране, где заготовка, переработка и реализация лома черных и цветных металлов, авторециклинг являются крупными сегментами наряду с другими направлениями: переработкой пластмасс, резины, бытовыми отходами и др. Речь идет не о простом изменении или дополнении существующих законов, а о комплексном институциональном оформлении целой новой отрасли народного хозяйства, причем, построенной на современных, государственно-частных принципах.

Кор. Упал ли в этом году объем ломосбора в этом субрегионе России?

О.Ц. По моей оценке, какого-то существенного снижения ломосбора не произошло. Правильнее было бы говорить о перенаправлении потоков лома в различные периоды. Рынок лома и особенно рынок продавца лома черных металлов низкодоходный бизнес. При этом ценовая политика основных потребителей металлолома отличается сильной волатильностью. Следствием этого является быстроменяющаяся география потоков вторичных металлов. Касательно основных потребителей м/лома Юга России - это Волгоградский трубный завод (ВТЗ) и Таганрогский металлургический завод (ТМЗ), входящие в группу ТМК, Ростовский электрометаллургический завод (РЭМЗ), Волга-ФЭСТ, 2 завода группы НОВОРОСМЕТАЛЛ – Новороссийский и Абинский металлургические заводы, а также экспортное направление из ростовских портов. Между этими потребителями и распределяются южные потоки металлолома. Традиционно на объем металлолома оказывает влияние сезонный фактор, уровень потребительских закупочных цен, своевременность и сроки оплаты.

В настоящий момент, запуск дополнительных производственных мощностей Абинского ЭМЗ группы НОВОРОСМЕТАЛЛ забрал на себя существенные потоки м/лома из республик Северного Кавказа, Ставропольского и Краснодарского краев. Завод достаточно удобно расположен для поставщиков сырья – на трассе Краснодар-Новороссийск. Также проводится взвешенная ценовая политика и довольно быстрая и своевременная оплата. Вообще нужно сказать о долгосрочной, продуманной стратегии развития металлургического кластера владельцами группы НОВОРОСМЕТАЛЛ.

В начале июля пресс-служба Таганрогского металлургического завода сообщила о проведении горячего опробования дуговой электросталеплавильной печи ДСП-150, строительство которой осуществлено в рамках инвестиционной программы ТМК по техническому перевооружению сталеплавильно-прокатного комплекса ТАГМЕТа. После запуска этого оборудования, бесспорно, увеличатся и объемы потребления м/лома предприятием.

В экспортном направлении из ростовских портов в летний период наблюдалось некое замедление, что было вызвано несколькими факторами: снижением спроса со стороны турецких метзаводов; мусульманским месяцем Рамадан, когда традиционно падает трудовая активность в исламских странах; высокими ставками судового фрахта, что подчас делает нерентабельным экспортные поставки.

Весной этого года, после длительного простоя начал работы завод Волга-ФЭСТ.

Некоторые перебои с поставкой м/лома наблюдались на Ростовский ЭМЗ, что, по-видимому, было связано с переходом завода из под управления группы «МЕЧЕЛ» назад к структурам собственника предприятия - г-на Варшавского. В настоящий момент закупки металлолома предприятием стабилизировались.

Кор. За последние несколько лет различными компаниями было анонсированно строительство электрометаллургических заводов, в т.ч. значительное количество и на юге России. Ваша оценка перпектив этих проектов.

О.Ц. Действительно в европейской части России за последние годы подобных проектов было представлено немало. Немало их и на юге России. Строительство в южном регионе электрометаллургических производств осуществляют такие стальные концерны как группа EVRAZ и Индустриальный Союз Донбаса (ИСД). Строительство предприятия EVRAZ – Южный стан в порту Усть-Донецк, Ростовской области как ожидается, будет закончено в следующем году и будет ориентировано на южные округа России. ИСД сообщал о планах строительства завода в Армавире, где помимо строительного сортамента планируется и трубная продукция.

В Ставропольском крае в индустриальном парке г. Невинномыск компания «Ставсталь» осуществляет строительство первой очереди металлургического завода по созданию прокатного производства объемом 200 тыс. тонн проката.

К числу других заявленных проектов относятся: проект компании АВ-Сталь (ТЕСО Инжиниринг) в г. Суровикино, Волгоградской области, компании «РусАрм» по строительству ЭМЗ в г. Кропоткин, Краснодарского края и компании «Донэлектросталь» в г. Азов, Ростовской области.

Также следует отметить уже действующие предприятия региона: прокатные станы Ростовского и Абинского электрометаллургических заводов с годовым объемом более 1 млн. тонн строительной арматуры.

Я весьма осторожно подхожу к оценке перспектив дальнейшего строительства подобных новых производств, особенно на юге страны. Конечной продукцией этих предприятий является длинномерный строительный прокат, в первую очередь арматура (в меньшей степени уголок, швелер, катанка). Рынок юга России по этому продукту составляет немного более 1 млн. тн в год и какие-то очевидные перспективы его роста в настоящий момент не видны. Скорее будет происходить уменьшение потребляемых объемов, т.к. заканчивается такой драйвер роста как сочинская олимпиада. Так по оценке Максима Белова из УГМК-Инфо: «российский рынок длинномерного проката вступает в период сильных потрясений, на выходе из которых нас, очевидно, ждет жесткая ценовая конкуренция. Косвенным следствием этих тенденций станет повышенная турбулентность на рынках СНГ и переориентация экспортных потоков на близлежащие рынки».

В этом году запускается новый мини-завод Новолипецкого меткомбината – «НЛМК-Калуга» с объемом 900 тыс. т проката в год. За счет калужского проката планируется обеспечить дефицитный рынок центрального региона, на который приходится более трети потребления сортового проката в России.

Осенью планирует запустить свой сортовой завод, который будет продавать продукцию на рынки Приволжского и Южного ФО, «Северсталь-Балаково».

В этом году также предполагается увеличение импорта в Россию длинномерного проката, в т.ч. арматуры из стран СНГ. В числе основных экспортеров длинномерного проката в РФ – «АрселорМиттал Кривой Рог», заводы «Метинвеста» и Белорусский МЗ.

Все эти новые вводимые проекты увеличат производственные мощности в секторе длинномерного проката РФ на 4 млн. тонн, что существенно превышает текущий и среднесрочный спрос на данную продукцию.

Таким образом, в условиях происходящего насыщения рынка строительным прокатом ценовой фактор становится доминирующим, что будет, скорее всего, приводить к снижению цен на эту продукцию. Это в свою очередь, отразится на увеличении сроков окупаемости планируемых новых мощностей.

Кор. Вы являетесь Вице-президентом Национального СРО переработчиков лома черных и цветных металлов «РУСЛОМ.КОМ». Расскажите о задачах и целях этой организации.

О.Ц. Деятельность Национального СРО «РУСЛОМ.КОМ» охватывает четыре основных направления:

Представление и защита интересов отрасли ломопереработки и авторециклинга, представление и защита интересов членов Национального СРО «РУСЛОМ.КОМ»;Разработка стандартов и правил для отрасли, обязательных для исполнения членами СРО;Контроль над исполнением утвержденных стандартов и правил;Аналитическая, образовательная и научно-исследовательская деятельность в интересах участников Национального СРО и отрасли в целом.

В свою очередь, каждое из этих направлений требует решения множества задач, таких как развитие программы авторециклинга, в т.ч. подготовка предложений по проектам Постановлений Правительства по этому вопросу, привлечение в отрасль средств бюджетных и внебюджетных фондов для развития инфраструктуры обращения с металлосодержащими отходами.

В конце июля в Москве прошло учредительное собрание Национального объединения СРО операторов по обращению со вторичными отходами. В работе съезда в качестве одного из учредителей, приняло участие НП НСРО «РУСЛОМ.КОМ» с целью вступления и защиты отраслевых интересов переработчиков ломов и отходов черных и цветных металлов при разработке дополнений закона об отходах производства и потребления и создания государственного внебюджетного утилизационного фонда. По существу это очень важный шаг, ведущий к созданию комплексной современной отходоперерабатывающей отрасли народного хозяйства, построенной на принципах государственно-частного партнерства.

На юге России мы работаем по этим вопросам с соответствующими региональными институтами: министерствами, службами, главами городов и районов, профессиональными ассоциациями и некоммерческими партнерствами, законодательными органами, различного уровня. Всемерную помощь нам оказывает Полномочное представительство Президента РФ по ЮФО. Недавно я встречался с заместителем Полномочного представителя Президента по ЮФО Владимиром Николаевичем Гурбой и рассказывал о последних изменениях в этой сфере, мы обсуждали ближайшие перспективы развития этого направления на территории регионов, входящих в федеральный округ. Большую поддержку нашей деятельности оказывает Постоянный представитель Республики Ингушетии при Президенте РФ Ваха Суламбекович Евлоев.

Национальная саморегулируемая организация переработчиков лома черных и цветных металлов, авторециклинга «РУСЛОМ.КОМ» продолжает свое развитие. За последние время членами нашей организации стало много компаний и организаций, в т.ч. крупнейшие ломоперерабатывающие предприятия Республики Казахстан. Таким образом организация распространяет свою деятельность на территорию стран Таможенного Союза.

Мы открыты для вступления организаций, некоммерческих партнерств. Будем развивать дальнейшие отношения с государственными, отраслевыми, международными и научными структурами.

Россия > Металлургия, горнодобыча > rusmet.ru, 19 августа 2013 > № 893726 Олег Цвигун


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 10 августа 2013 > № 869782 Сергей Головкин

Артель старателей "Амур", входящая в группу компаний "Русская Платина", работает в Аяно-Майском районе Хабаровского края. Об открытии новых месторождений, о развитии добычи на старых, об обновлении технологического процесса в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал заслуженный геолог России, заслуженный старатель РФ, главный геолог ОАО "Артель старателей "Амур" Сергей Головкин.

– На чем сейчас специализируется артель старателей "Амур"?

– Артель старателей "Амур" в настоящее время сосредоточена на добыче платины. Кондер – уникальное, самое крупное в мире месторождение рассыпной платины. За весь период с 1984 года добыто здесь около 90 тонн химически чистого металла.

Но это только начало! В 25 км от Кондера открыто новое месторождение, Уоргаланское, названное по имени реки, где найден металл. Есть перспективные проекты по добычи рудной платины на Кондере. По предварительным данным, рудная кладка там составляет более 100 тонн платины. Для оценки этого месторождения, мы пригласили ведущих специалистов по геофизике, геохимии, буровую компанию.

Последнее время, в год мы перемываем почти 6,5 млн кубометров песков. Суммарный объем вскрышных работ составляет 12 млн кубометров в год и более. За прошлый год артелью было добыто 3,769 тонны химически чистой платины. Губернатор Хабаровского края обратился к нам с просьбой увеличить объем добычи, чтобы соответственно возросли налоговые поступления в бюджет. Поэтому в этом году мы планируем не снижать планку по добыче.

– Каковы перспективы? Есть ли заделы для работы?– Мы уже получили свидетельство по факту открытия месторождения Уоргалан. В 2014 году артель выходит на защиту запасов в Государственной комиссии по запасам (ГКЗ). Планируется добыть там порядка 15 тонн платины.

Суждение о том, что добыча метала на Кондере вскоре прекратиться – ошибочно. Добыча будет идти еще не одно десятилетие. Снижение уровня добычи рассыпной платины мы сможем компенсировать за счет модернизации производства и вовлечения в обработку рудного месторождения Кондер.

– Как идет процесс обновления техники на прииске?– Добыча рассыпной платины имеет свои особенности. У нас 19 карьеров, каждый из них имеет протяженность почти 500 метров, ширину – 400 и глубину 20 метров. Чтобы оставаться на плановом уровне добычи, проводим модернизацию оборудования. В частности, куплены 6 импортных скрубберных установок, производительность которых вдвое выше ранее эксплуатировавшихся землесосных приборов. У артели самый большой парк карьерной техники в Хабаровском крае. Его обновление высокопроизводительными машинами Komatsu, Terex, Caterpillar позволило за 5 лет увеличить объемы горных работ в 5 раз. Следующим этапом технической модернизации станет переход от использования 40-тонных машин к 170-тонным самосвалам, покупка которых планируется в этом году. Основная цель данных мероприятий – снижение себестоимости горных работ: путем уменьшения парка машин в 4 раза и снижения объемов буро-взрывных работ из-за применения более мощной техники

- Сейчас люди и грузы прибывают на Кондер через аэропорт Мар-Кюель, который находится на удалении 200 километров. Как вы намерены оптимизировать логистику?

- Запуск аэропорта в Уоргалане планируется в конце 2013 года. После запуска мы не сможем полностью уйти от эксплуатации аэропорта в Мар-Кюеле, поскольку погодные условия на Кондере не всегда благоприятны. Но появление посадочной полосы на прииске существенно улучшит логистику. Мы сможем обеспечивать наших работников в том числе и продуктами, которые требуют быстрой доставки.

При перевозке грузов мы используем свой собственный авиапарк. На данный момент воздушный флот авиакомпании "Амур" состоит из самолетов АН-26, АН-24, АН-2, вертолетов МИ-2 и МИ-8.

- Как деятельность компании сказывается на коренных жителях Аяно-Майского района?

- Прииски артели располагается в труднодоступных районах. Поэтому мы постоянно помогаем местным жителям с доставкой продуктов. К примеру, аэропорт Нелькан мы вообще не используем для своих целей уже 10 лет, но, несмотря на это, содержим его и доставляем туда социально значимые грузы. Например, в этом году помогали перевозить оленей. Также даем работу представителям коренных народов.

- Какова кадровая политика в артели? Как Вам удается привлекать рабочих в отдаленные районы?

- На сегодня на прииске Кондер работает около 800 человек, а во всей артели - порядка двух тысяч. Прииск работает по принципу вахтового метода.Свободных вакансий у нас немного, в основном нам требуются разнорабочие. Инженерными кадрами прииск обеспечен практически на 100%.

Раньше добыча платины осуществлялась с мая по ноябрь. Сейчас, в связи с тем, что изменились технологии, прииск работает круглогодично. Работники приезжают на прииск сроком от трех до шести месяцев. В следующем году планируем перейти на щадящий режим вахты. Людям, которые приезжают на полгода, мы оплачиваем проезд до места жительства и обратно. Работникам, которые приезжают работать в офисе в Хабаровске, мы снимаем жилье. На самом прииске так же обеспечиваем работников жильем и питанием. В июле произошли перерасчет заработной платы и увеличение довольствия наших рабочих. Сотрудники получают свою заработную плату на карты "Сбербанка". Это удобно, в том числе, и для сотрудников, которые приезжают к нам из-за рубежа.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 10 августа 2013 > № 869782 Сергей Головкин


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 28 июля 2013 > № 864596 Владимир Лиманкин

Поручения правительства РФ, направленные на вывод из кризиса завода "Амурметалл" в Комсомольске-на-Амуре, не выполняются. Из 12-ти поручений, сформированных правительством РФ различным министерствам и ведомствам, выполнено лишь три. Но несмотря на "попустительское" отношение к заводу со стороны различных структур, производство на "Амурметалле" удалось возобновить. Каким образом это удалось сделать, и об общей ситуации на предприятии в интервью ИА AmurMedia рассказал и.о. управляющего директора ОАО "Амурметалл" Владимир Лиманкин.

С 1 апреля 2012 года прекращено кредитование ОАО "Амурметалл" со стороны его собственника – государственной корпорации "Внешэкономбанк" (ВЭБ). В результате, не создав зимнего запаса металлолома, завод в холодный период 2012-2013 гг. работал на грани технологического выживания и к июню 2013 года, исчерпав имеющиеся оборотные средства, вынужден был остановить производство. Ситуация несколько изменилась к 7 июля 2013 года, когда производство удалось возобновить.

- Владимир Васильевич, как сейчас обстоят дела на заводе?

- Благодаря сезонному увеличению спроса на металлопродукцию на внутреннем рынке в июне 2013 года было отгружено потребителям 18,8 тысяч тонн сортового проката, что выше плана на 57%. Кроме того, с 1 июля начал действовать трехставочный тариф на электроэнергию, выгодный при неполной загрузке предприятия. Это позволило при управляемом сокращении электропотребления в часы пиковых нагрузок на 15% снизить расходы на электроэнергию.

И самое главное – поступили заказы на 30 тысяч тонн металлопроката для реализации на традиционно более выгодном внутреннем рынке.

Эти факторы, плюс доверительные, партнерские отношения с поставщиками металлолома, позволили сформировать производственную программу на июль, и есть основания полагать, что в этом месяце операционная деятельность завода будет безубыточной.

Тем не менее ситуация остается сложной. Финансирование отсутствует уже 16 месяцев. Письма к собственнику и во властные инстанции на сегодняшний день остаются без ответа. Понимание о путях решения проблем в настоящий момент отсутствует.

- Известно, что проблема предприятия вышла на федеральный уровень. Была ли оказана конкретная помощь предприятию? Какие меры господдержки были воплощены в жизнь?

- 19 декабря 2012 года состоялось совещание у заместителя председателя Правительства РФ Аркадия Дворковича, по вопросу развития ОАО "Амурметалл" и выработки актуальных мер его государственной поддержки, на котором было сформировано 12 поручений различным министерствам и ведомствам. Из них на сегодняшний день два поручения выполнило правительство Хабаровского края, снизившее на два года ставку налога на имущество и арендную плату за землю. Еще одно поручение исполнила Федеральная служба по тарифам, исключив риск предъявления штрафных санкций за невыполнение условий применения исключительного тарифа на железнодорожные перевозки лома в 2011-2012 гг., когда ОАО "Амурметалл" по объективным причинам не смогло перевезти установленный объем металлолома.

Остальные поручения Правительства РФ до сих пор не выполнены, в том числе основное – возобновление ВЭБом кредитования предприятия.

Несколько предложенных заводом вариантов бизнес-плана по выводу предприятия из кризиса собственником не приняты. Поиски стратегического инвестора на сегодняшний день к реальным результатам не привели.

- Какие факторы на сегодняшний день препятствуют нормализации работы "Амурметалла"?

- Продолжается бесконтрольный вывоз лома черных металлов на экспорт. За последние два года за границу с использованием полулегальных схем вывезено более 2,2 млн тонн лома. Экспортеры, таким образом, поставлены в гораздо более выгодные условия на рынке закупок металлолома. Попытки государства ограничить экспорт металлургического сырья к успеху не привели. Несмотря на поручения вице-премьера Правительства РФ, остается ряд нерешенных вопросов в отношениях с ОАО "РЖД".

- Что, по Вашему мнению, может помочь предприятию "остаться в строю"?

- Основной путь выживания вижу в увеличении доли реализации металлопродукции на внутреннем рынке. Достичь этой цели можно за счет возобновления работы законсервированного оборудования МНЛЗ (машины непрерывного литья заготовки) №2, листопрокатного цеха, цеха гнутых профилей и выхода на рынок с листовым прокатом и изделиями дальнейшего передела (трубы, дорожные ограждения, гнутые профили).

- Имеется ли на "Амурметалле" кадровая проблема?

- Дефицит кадров на предприятии существует, он объясняется общей тенденцией к оттоку населения с Дальнего Востока и реализацией ряда региональных инфраструктурных проектов. Несмотря на сложное финансовое положение предприятия, долги по заработной плате отсутствуют. Завод старается привлекать выпускников учебных заведений, продолжается реализация программы финансовой поддержки молодых специалистов.

- С 30 августа 2012 года ОАО "Амурметалл" находится в процедуре банкротства. Определена ли дальнейшая судьба предприятия?

- Стадия наблюдения практически завершена, реестр кредиторов сформирован. Собрание кредиторов до сих пор не приняло решение о характере следующей стадии банкротства и кандидатуре арбитражного управляющего.

Необходимо понимать, что без незамедлительного принятия решения о характере следующей стадии банкротства и выполнения поручений Правительства РФ, в том числе возобновления в любой форме кредитования, ОАО "Амурметалл" не сможет создать жизненно необходимый зимний запас сырья. Каждый день затягивания решения этих вопросов увеличивает риск остановки и безвозвратной потери единственного в ДФО производителя стального проката, способного внести весомый вклад в развитие российского Дальнего Востока.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > amurmedia.ru, 28 июля 2013 > № 864596 Владимир Лиманкин


Япония > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июля 2013 > № 861763

Япония решила выкопать РЗМ со дна океана

Япония получит эксклюзивные права на разработку морского дна площадью около 3 тыс. км2 недалеко от острова Минамитори в северо-западной части Тихого океана.

Заявка японских властей в базирующийся в г. Кингстон (Ямайка) международный орган по морскому дну (МОМД) была подана в 2012 г. По словам представителей японского ведомства, решение о предоставлении эксклюзивных прав на разработку участка было вынесено руководством МОМД накануне. Права на разработку действительны в течение 15 лет.

Внимание ученых к району вокруг острова Минамитори, расположенного в эксклюзивной экономической зоне Японии в 2 тыс. км от Токио, было привлечено после того, как геологи из Токийского университета обнаружили значительные запасы редкоземельных металлов.

Главной особенностью является тот факт, что залежи располагаются всего в 1-10 м под дном океана. Более того, по оценкам ученых, запасы редкоземельных металлов в данном регионе могут полностью удовлетворить внутренние потребности Японии в данном сырье примерно на 200 лет.

В настоящее время более 90% мирового рынка и около 23% запасов редкоземельных металлов приходится на долю КНР. Однако с 2010 г., на фоне осложнения двусторонних отношений из-за столкновения китайского траулера с японскими сторожевыми судами и ареста китайского капитана около спорных островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао), Китай фактически заморозил поставки в Японию редкоземельных металлов. Ситуация усугубилась после национализации Японией островов Сенкаку (Дяоюйдао) и последовавшей вслед за этим волны антияпонских выступлений.

Источник: Прайм

Япония > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июля 2013 > № 861763


Украина > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 24 июля 2013 > № 880803 Младен Пейкович

Гендиректор УГМК Младен Пейкович: «Несмотря на кризис, компания имеет светлое будущее»

В интервью UGMK.INFO топ-менеджмент «Украинской горно-металлургической компании» в лице генерального директора Младена Пейковича, заместителя генерального директора по коммерции Виталия Ключника, а также начальника управления маркетинга и аналитики Елены Шульгиной подвели итоги работы компании за 15 лет, а также рассказали о нынешней ситуации и ближайших перспективах развития отечественного рынка металлопроката.

- В этом году компании УГМК исполнилось 15 лет. Каких успехов удалось достичь за это время?

- М. Пейкович: Нашей основной задачей является удовлетворение запросов клиентов, с чем сопряжено постоянное совершенствование качества предоставляемых услуг и повышение собственных стандартов работы. Если говорить про успехи, то за это время нам удалось построить крупнейшую в стране Сеть Супермаркетов металла, которая на протяжении 15 лет реализовала около 5 млн. т металлопродукции и обслужила более 50 тыс. клиентов.

К слову, хотелось бы поздравить отечественных металлургов с их прошедшим профессиональным праздником, так как достижение наших успехов было бы невозможным без их знаний и профессионализма.

Как Вы можете охарактеризовать украинский рынок металлопроката в 2012 году?

- В. Ключник: Ранее мы уже озвучивали предварительные данные. Сейчас же, мы имеем возможность более точно оценить состояние рынка и работу нашей компании по итогам 2012 г. Согласно данным маркетингового центра АО «УГМК», поставки металлопроката на украинский рынок за 12 месяцев ушедшего года снизились на 9,1% и составили без учета импорта 6,591 млн. т. Отгрузки импортной металлопродукции в прошлом году снизились на 0,97% до 1,523 тыс. т. Доля импорта составила 21,5% против 23,1% в 2011 г.

- Как выглядела товарная и отраслевая структуры поставок?

- В. Ключник: Основной объем поставок пришелся на г/к сталь, доля которой составила 30%. В абсолютном значении этот показатель отмечен на уровне 2,2 млн. т, что на 1% ниже, чем в 2011 г. При этом, следует отметить 47% прирост импортных поставок данной продукции на внутренний рынок по сравнению с АППГ, и падение на 7% отгрузки со стороны украинских производителей.

Также существенную долю в поставках заняла арматура, которая составила 12%. Общий объем поставок арматурного проката вырос на 10% по сравнению с показателем 2011 г. Увеличение объемов отгрузок наблюдалось также по оцинкованной стали и швеллерам, составившее 15% и 5% соответственно. В структуре отгрузок эти продукты за отчетный период заняли 5% и 3%.

По остальным продуктам коммерческого сортамента наблюдалось сокращение поставок. Так, отгрузки катанки за 2012 г. сократились на 10% и составили 7% в общем объеме поставок. На отгрузки холоднокатаной стали (-8%) пришлось 6%.Поставки уголков, которые в общем объеме отгрузок составили 3%, упали на 8%. Отгрузки балок (-7%) заняли 1% от общего количества поставок на внутренний рынок.

Что касается отраслевой структуры потребления, то за 2012 г. в адрес металлоторговых компаний поставлено 34,7% всего объема продукции, на трубные заводы пришлось 19,6%. Тройку лидеров замыкают предприятия машиностроения, которым было отгружено 19,1%.

- С какими результатами «УГМК» завершила прошлый год?

- В. Ключник: 2012-й год стал для нас успешным. В сегменте коммерческого сортамента, доступного для металлоторговых компаний Украины, доля «УГМК» достигла 20,5% по сравнению с 15% в 2011 г. Если рассматривать весь рынок, куда входит также трубная заготовка, штрипс и т.д., которыми не торгует АО «УГМК», и другие компании, осуществляющие складскую торговлю металлопрокатом, то здесь наша доля составляет порядка 6,5%.

В структуре продаж нашей компании по итогам года с 20% до 19% сократилась доля сортового проката. С 41% до 33% наблюдалось понижение в сегменте фасонного проката. В то же время в 2012 г. с 28% до 38% увеличилась доля листового проката. Что же касается труб, то их доля осталась на уровне 6%. В целом же, на фоне общего падения рынка, мы сумели увеличить объем продаж на 51% до 468 тыс. т.

- Какие филиалы компании по итогам 2012 г. продемонстрировали наилучшие результаты?

- В. Ключник: Наибольший объем реализации в ушедшем году обеспечили следующие филиалы: Днепропетровский (16% от общего объема продаж сети), показавший 14% прирост, по Киевскому (11% общего объема продаж) рост отмечался на уровне 12%. Донецкий (8% от всего объема реализации) продемонстрировал по итогам 2012 г. прирост в 21%, Запорожский, обеспечивающий порядка 7% продаж сети, увеличил объем реализации на 9%. Также высокие темпы прироста необходимо отметить в Одесском и Луганском региональных филиалах, продемонстрировавших 54% и 30% рост соответственно.

- Какова Ваша оценка макроэкономической ситуации в 2013 г.?

- В. Ключник: Во-первых, следует сказать о том, что нынешний год по всем прогнозам изначально виделся более сложным, нежели прошлый. Это связано с тем, что все основные инфраструктурные проекты были завершены в 2012 г. Также увеличению потребления во втором квартале препятствовала общая неблагоприятная экономическая ситуация в стране и падение промышленного производства, которое по итогам первого полугодия составило 5,3%. Существенные темпы снижения отмечались в таких металлоемких отраслях, как машиностроение и строительство (10,3% и 19,2% соответственно).

- Каким образом это повлияло на состояние рынка?

- В. Ключник: Цифры говорят сами за себя. В первом полугодии емкость украинского рынка металлопроката (без учета трубной продукции) по сравнению с АППГ сократилась на 21% до 2,767 млн. т. Несмотря на то, что в апреле этого года отставание объемов закупок по сравнению с АППГ было сравнительно небольшим (не более 7%), потребление так и не достигло прошлогоднего уровня. Надежды на серьезное увеличение спроса в мае и июне не оправдались. Падение наблюдалось по всем товарным позициям. В частности, по г/к стали падение составило 14% (162 тыс. т), х/к стали – 10% (21 тыс. т), по уголкам – 34% (29 тыс. т) и по швеллерам - 21% (20 тыс. т). Исключение составили лишь катанка и оцинкованный прокат, которые продемонстрировали рост по сравнению с АППГ на 15% и 10% соответственно. Исходя из этого, продажи данной продукции компанией УГМК выросли на 34% и 14% соответственно.

Основной причиной падения потребления стало снижение спроса со стороны строительного сектора, машиностроения и трубных заводов. Помимо усугубления экономической ситуации в первом полугодии, негативное влияние оказали аномальные холода, наблюдавшиеся в первом квартале, которые привели к фактической остановке строительной отрасли, а также к осложнениям в доставке продукции.

- Как изменилась структура продаж за первые 6 мес. 2013 г.?

- В. Ключник: 50% в структуре поставок металлопродукции на украинский рынок по итогам первого полугодия занимает листовой прокат, что на 6% выше АППГ. В структуре же продаж нашей компании эта продукция занимает 34%. В данном сегменте наибольшим спросом пользуются г/к листы, доля которых в отчетном периоде выросла на 3% и по итогам полугодия составила 36%. В продажах плоской стали УГМК данная продукция занимает 33%.

Что касается сортового проката, то в январе-июне 2013 г. доля его поставок составила 27%, снизившиськ АППГ на 8%. В структуре продаж сети УГМК сорт сохранил свои позиции на прошлогоднем уровне в 18%. В данном сегменте наиболее востребованной является арматура, доля которой по итогам полугодия осталась на отметке 11%. В структуре продаж УГМК арматура занимает 10%.

Фасонный прокат в общей структуре поставок на внутренний рынок за шесть месяцев занимает 10%, на 5% ниже АППГ. В продажах УГМК эта продукция занимает 19%. Наибольшим спросом в данном сегменте пользуются уголки и швеллера, доля которых осталась на уровне 3%. В общем объеме продаж УГМК эти продукты занимают 9% и 8% соответственно.

- Каковы Ваши оценки перспектив развития рынка во втором полугодии 2013 г.?

- В. Ключник: В связи с неблагоприятной экономической ситуацией по итогам года мы не ожидаем роста на рынке. Тем не менее, мы надеемся, что во втором полугодии будет наблюдаться рост темпов потребления, и спад рынка по итогам года будет небольшим.

- Исходя из этих прогнозов, какие планы будет реализовывать компания УГМК?

- В. Ключник: Ранее, исходя из прогнозировавшегося в начале года сохранения объемов потребления на уровне 2012 г., торговой сетью УГМК на внутреннем рынке Украины в нынешнем году планировалось реализовать порядка 500 тыс. т металлопроката. Но в нынешней непростой ситуации, нашей основной задачей мы видим сохранение и увеличение рыночной доли, достигнутой по итогам прошлого года.

- Каким образом это будет достигаться?

- Е. Шульгина: В нынешних условиях снижения прибыли у потребителей металлопродукции, основным путем реализации сохранения текущей доли мы видим более тесное взаимодействие с конечными покупателями. Для крупных контрагентов, испытывающих потребность в широком сортаменте металлопроката, разработан и применяется принцип «единого окна», который позволяет в рамках формирования одной заявки получить продукцию как с любой торговой площадки УГМК, так и с завода-партнера. Обеспечение возможности комплектации сборных заказов, в свою очередь, было бы невозможным без наличия транзитных складов или складов комплектации, работа которых позволяет сократить до минимума время ожидания продукции конечным потребителем.

Увеличивающийся спрос со стороны розничных покупателей привел к необходимости создания сети представителей в тех регионах, где УГМК пока еще не представлена полноценными супермаркетами металла.

В дополнение к этому в настоящее время проводится ряд мер по улучшению внутренних процессов среди менеджмента компании с целью более точного определения потребностей рынка, а также более оперативного реагирования на запросы потребителей.

Беседовал Степан Добровольский

Украина > Металлургия, горнодобыча > ugmk.info, 24 июля 2013 > № 880803 Младен Пейкович


США. Монголия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 22 июля 2013 > № 857141

НОВЫЙ БРОНЗОВЫЙ ВЕК (" PACIFIC STANDARD ", США )

По радио и телевидению то и дело с тревогой говорят о нефти и газе, но забывают про медь, которая имеет ничуть не меньшее значение для нашей цивилизации. Она присутствует везде - в наших домах, в компьютерах и гибридных автомобилях, использующих экологически чистую энергию. При этом добыча меди становится делом все более сложным, дорогостоящим и экологически грязным. Итак, мы вступили в эпоху дефицита медной руды.

В 2001 году компания Rio Tinto приняла важное для себя решение: закрыть принадлежащее ей месторождение Бингем - старейший и крупнейший, из когда-либо созданных человеком, - рудник. На этом гигантском карьере добыча руды ведется открытым способом. Разработка месторождения началась еще в 1906 году и продолжается по сей день.

С самого начала 1980-х годов в меднорудной индустрии наблюдался длительный спад. Стоило только Европе и Северной Америке перейти от экономики индустриальной к экономике услуг, как спрос на медь выровнялся, а цена на этот металл осталась на прежнем уровне. Прибыли у компаний-операторов рудника были низкие. Бингем - этот поистине циклопических размеров кратер, расположенный в самом сердце гор Окуирр в 20 милях от Солт-Лейк-Сити, - оказался на перепутье. Чтобы сохранить производство, карьер нужно было бы расширить, но чем шире бы он становился, тем больше бы возникало расходов. И, в конце концов, расходы превысили бы доходы. Карьер Бингем планируют закрыть в 2013 году, что ознаменует собой конец целой эпохи.

Но пока что рудник действует. Сегодня на каньоне Бингем можно увидеть большое число самосвалов размером с целый дом - сначала они спускаются по дорогам вниз, потом загружаются рудой и поднимаются обратно наверх - работа идет круглые сутки. Одновременно с этим ведутся работы по расширению и углублению карьера с целью добычи все новых и новых запасов руды.

Но и это еще не все. Оказывается, компания Rio Tinto собирается вести добычу руды прямо под месторождением Бингем. Открытую добычу планируется прекратить к 2029 году, но каньон Бингем продолжит свою работу. В соответствии с ныне действующим планом, вместо гигантской ямы будет прорыта гигантская шахта, строительство которой уже ведется. Эта шахта уйдет на 2000 футов под дно карьера.

Согласно плану, прямо из дна огромного карьера будут извлечены пять блоков горной породы размерами, превышающими 1/2×1/2×1/3 мили каждый. Для сравнения: в созданном углублении может поместиться центр Манхэттена, начиная с 33-й по 57-ю улицу, а, если брать по высоте, то туда можно спокойно поставить Эмпайр Стейт Билдинг и, при этом, еще 500 футов останется. Проект радикально изменит весь процесс работ на руднике. При открытой добыче руду из карьера достают сверху, словно вычерпывают сахар из сахарницы, в то время как из подземной шахты рудный массив размером с целый город будут доставать снизу, словно сахар из-под основания сахарной кучи.

Инженерные работы, проводимые в каньоне Бингем, поражают человеческое воображение. И это мы наблюдаем не только здесь. "То же самое происходит сейчас во Фрипорте, - замечает директор проекта по подземной разработке месторождения Бингем Барри Гасс, намекая на один из крупнейших карьеров, расположенных в Индонезии. - То же самое происходит в районе Эскондида (в Чили) и на Оюу Толгой (в Монголии)". А кроме них, на закрытый способ добычи будет переходить и крупнейший медный рудник в Индии Маланджханд, а также Чукикамата, чилийский рудник, уступающий по масштабам и времени эксплуатации лишь руднику Бингем. То же самое происходит на месторождении Палабора в Южной Африке. Во всем мире старые медные рудники возрождаются с помощью перехода на закрытый способ добычи руд.

Новые медные рудники, использующие как открытый способ добычи, так и метод блокового обрушения, начинают появляться в самых отдаленных частях нашей планеты - там, где еще не так давно было бы немыслимо вести горные разработки из-за слишком большой удаленности этих местностей и высокого уровня политической нестабильности. Даже неполный список этих рудников напоминает маршрут какого-нибудь искателя приключений: Айнак в Афганистане, Шафт Крик в Британской Колумбии, Лас-Бамбас в Перу, Хунин в Эквадоре, Камоа в Демократической Республике Конго. В США ведутся проектные работы по строительству шахты глубиной 7000 футов на месторождении Резолюшн в штате Аризона и на месторождении Пеббл на Аляске. На последнем из них будут, вероятно, комбинироваться подземный и надземный способы добычи. Операции по извлечению руды на каждом из этих месторождений будут соответствовать высоким международным стандартам, т.е. как и на карьере Бингем. Кроме того, ведется разработка десятков более мелких по масштабу месторождений. Словом, можно сказать, что инопланетяне, наблюдающие из космоса за деятельностью землян, вполне могут подумать, что жители нашей планеты только-только вступают в бронзовый век.

Сначала шахты закрывали, однако через десять лет все ринулись активно добывать медную руду. Что же произошло? Ответ содержится в одном слове: "Китай". Дело в том, что современная промышленность нуждается в электричестве. Средний класс привыкает к более высоким жизненным стандартам. И здесь, практически везде требуется медная проволока. В течение последнего десятилетия китайская экономика стала бурно расти, вместе с ней стали развиваться ее промышленность и средний класс. В результате годовое потребление меди в Поднебесной увеличилось более чем в три раза, достигнув 7,9 миллиона тонн в 2011 году. Китай стал крупнейшим мировым потребителем меди. (Для сравнения, в 2011 году США потребляли 1,9 миллионов тонн меди.)

Воздействие на цену меди оказалось очень сильным. Так, в 2000 году этот металл стоил чуть менее 1 доллара за фунт, причем, данная цена держалась в течение нескольких лет. К середине 2007 года, как раз перед "Большой рецессией", цена на медь возросла до 5 долларов за фунт. И хотя потом цена этого металла подверглась коррекции, в настоящее время она все равно колеблется где-то в районе базовой цены 3 доллара за фунт. Таким образом, за десять лет цена на медь увеличилась на 200 процентов. Беспристрастные отраслевые аналитики ожидают, что установившаяся базовая цена продержится, по крайней мере, в течение ближайших 20 лет. К такому же выводу приходят и предвзятые специалисты горнодобывающих компаний.

Когда осенью прошлого года я встретился с Гассом на месторождении Бингем, он в самых общих чертах обрисовал мне на схеме характер потребления металлов в таких индустриальных странах, как Индия и Китай. В самом начале идет железо, поскольку оно - фундамент простого промышленного производства и инфраструктуры, типа железных дорог и т.п. Затем идет медь, необходимая для самых современных отраслей и электрификации домов. И, наконец, на сцену выходит алюминий, используемый в автомобилях, бытовой технике и самолетах - на этой стадии уже появляются предметы материального благосостояния. "Очень многое изменилось", - говорит Гасс, показывая пальцем на график. Затем он указывает на медь: "Перемены налицо".

Добыча меди, несмотря даже на современные передовые технологии, - процесс чрезвычайно затратный с экологической точки зрения. Меднорудных месторождений как таковых великое множество. При обработке руды потребляется очень много топлива (обычно угля) и воды. В отработанной пустой породе содержится большое количество токсичных веществ, в том числе серной кислоты, мышьяка, свинца и кадмия. Эти вещества не являются привнесенным продуктом переработки, а всегда присутствуют в руде. От этих примесей никуда не уйти, из-за них отходы производства меди остаются токсичными на протяжении десятков тысяч лет. Вот именно по этой причине забили тревогу противники строительства месторождения Пеббл на Аляске. Одно дело - разработка такого гигантского рудника как Бингем, расположенного посреди пустыни, и совсем другое - строительство месторождения в заповедных местах Аляски посреди вулканических горных хребтов, практически неподалеку от самого крупного в мире нерестилища лосося.

Но есть и другая сторона медали: на больших рудниках полезные ископаемые и природные богатства нужно не только доставать, но и вывозить. Конечно, на месторождении Бингем все это происходило несколько неупорядоченно: компания-оператор проложила железную дорогу, и, вот, не успели мы оглянуться, как на обочине уже вырос город, шахтеры начинают тратить свою зарплату, растет торговля. Как известно, Бригам Янг основал Солт-Лейк-Сити, но именно каньон Бингем помог этому городку превратиться из изолированного религиозного анклава в бурно растущую столицу штата Юта.

Однако все чаще этот процесс пытаются упорядочить с помощью закона. Теперь в типовом контракте на добычу полезных ископаемых содержится не только информация о правилах аренды и плате за разработку недр, отчисляемой государству. В нем должны быть конкретно обозначены объекты инфраструктуры, которые компания намеревается построить, а именно: электростанции, системы водоснабжения, коммуникаций. Кроме того, контрактом должны быть предусмотрены способы, с помощью которых вся информация о строительстве должна быть доведена до общественности. В обмен на право добывать медную руду, компания-оператор месторождения обязана передать местным жителям инфраструктуру, технологии и другие материальные ценности.

Преимущества получают те страны, у которых имеются запасы полезных ископаемых. Медь в чистом виде (т.е. в виде самородков, подобно золоту) встречается в природе не часто. Чаще всего медь существует вместе с другими элементами в виде минералов, содержание меди в которых составляет лишь небольшой процент. Еще каких-то пятьдесят лет назад содержание меди в руде в среднем составляло 1,5 процента. Однако сейчас такие насыщенные медью руды, как правило, уже не встречаются. На сегодняшний день содержание меди в руде составляет в среднем 0,6 процента. В настоящее время на каждую тонну добытой меди приходится около 167 тонн обработанной руды и почти 167 тонн отходов.

В то же время, одним из препятствий для повышения экономической эффективности старых месторождений меди является их размер. Открытый способ добычи полезных ископаемых относительно дешев, в этом случае добыча идет ускоренными темпами. Если месторождение новое и небольшое, то добыча идет без затруднений. Но, если руководство пожелает углубить карьер, то его придется одновременно и расширить, - об этом знают даже дети, когда роются в песочнице. Чтобы расширить месторождение Бингем, необходимо удалить с южной стены циклопического кратера часть каменной породы шириной в милю, толщиной 1000 футов и высотой 3500 футов. Заметим, что удалить придется не руду, а именно пустую породу, так называемую "вскрышу" (медная руда залегает прямо под ней). На проведение этой операции потребуется примерно семь лет, а капитальные затраты составят более 660 миллионов долларов. "В прямом и переносном смысле, нам придется передвинуть целую гору", - поясняет Гасс. - Денег нам это не принесет". Есть еще одна проблема гигантских старых месторождений - оползни. Пока я писал эту статью, на месторождении Бингем произошел огромный оползень, временно приостановивший работу карьера. В результате, ожидается, что производство руды на карьере в 2013 году сократится вдвое.

По этой причине принято решение больше не расширять месторождение Бингем. Запасы добываемой там руды будут практически исчерпаны к 2029 году; в том же году операции планируется перенести под землю. Такая же ситуация имеет место и на многих других старых карьерах. По сути дела, причина, по которой операции переносятся под землю, а огромные новые месторождения в настоящее время начинают разрабатываться в труднодоступных районах Афганистана и Монголии, заключается в том, что добывать руду под землей дешевле и проще, чем расширять месторождение на поверхности с тем, чтобы только добраться до дна.

Ситуация аналогична той, с которой столкнулись нефтяники в 1970-х годах. В те времена многие опасались, что мир уже достиг "пика добычи нефти", легкодоступные месторождения истощились, а остались лишь нефтяные поля, расположенные на северной оконечности Аляски и в других труднодоступных уголках планеты. А из этих месторождений мировая экономика получает тяжелые нефти, как говорится, со всеми вытекающими последствиями. Именно эти виды нефти способствовали изменению климата и сделали неизбежной катастрофу, вроде той, что произошла на нефтяной платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе.

Медь не исчезла. Однако ее все труднее находить и добывать. Кроме того, создание необходимых для общества товаров, при производстве которых используется медь, сопровождается усилением экологических бед. Гасс на этот счет выразился категоричнее: "Легкой руды больше нет". Итак, мы вступили в эпоху, когда медь стало трудно добывать.

Промозглым октябрьским утром прошлого года я встретился с Гассом на месторождении Бингем. В течение многих лет этот темноволосый и сильный мужчина успел поработать горным инженером в разных уголках мира, он так и не избавился от своего родного зимбабвийского акцента. Несмотря на то, что мы с ним договорились держаться подальше от опасной зоны, где идут инженерные работы, он все равно заставил меня надеть защитное снаряжение - каску, защитные ботинки с металлическим носком и толстый ремень с прикрепленным к нему аварийным генератором кислорода. "До 1994 года я работал в золотодобывающей промышленности ЮАР", - говорит Гасс, делая паузу и вспоминая времена апартеида. - Там у нас каждую неделю происходили несчастные случаи со смертельным исходом. По крайней мере, кто-нибудь погибал". Однако здесь в США к моменту нашей встречи травм в его бригаде не было в течение 456 дней.

Мы запрыгнули в пикап и поехали через невысокий горный хребет к руднику. В 1906 году, когда начались разработки месторождения, добытая руда сваливалась в невысокий террикон в центре гор Окуирр. В наше время того террикона давно уже нет. На его месте мы увидели гигантский котлован размером две с половиной на полторы мили в ширину и более чем три четверти мили в глубину. Закружилась метель, и мы вместе с Гассом стали наблюдать, как огромные снежные смерчи постепенно опускаются на глубину тысячи футов, направляясь ко дну котлована. Да, сказал я в тот момент, гигантский котлован будто вдыхает в себя снежные вихри. Гасс сказал, так и есть: котлован настолько большой, что в нем существует свой особый микроклимат.

Мы последовали вслед за снежными вихрями, медленно спускаясь в течение получаса вниз по крутому дорожному серпантину, проложенному по щебенке. Вокруг нас стояли самые большие в мире электрические ковшовые экскаваторы, которые поднимали раздробленную взрывом породу, а затем опрокидывали ее в самые большие в мире грузовики. Десять экскаваторов, более 100 грузовиков; один ковш рассчитан на 98 тонн, одна партия нагруженной породы - 320 тонн. На месторождении Бингем ежедневно извлекают 500 тысяч тонн руды, более двух ее третей составляет пустая порода. Самосвалы выруливают из циклопического кратера на поверхность и сбрасывают породу; под действием веса этих тяжелых машин из-под земли просачивается вода. Она стекает обратно вниз по дорожному серпантину. Вслед за самосвалами едут самые большие в мире грейдеры, которые неустанно восстанавливают дорожное полотно.

За пределами карьера Бингем расположились остальные предприятия, принадлежащие этому месторождению, на которых ведется переработка руды. В производственных корпусах, разбросанных на многие километры по предгорьям Окуиррских гор, руду сначала очень мелко дробят, затем отделяют медь, плавят и, наконец, производят из нее слитки с содержанием этого металла, равным 99,99 процента.

Для обеспечения всего производственного цикла используется электрический ток, вырабатываемый на электростанции мощностью 175 мегаватт. Она работает на угле, который ежедневно привозят сюда по железной дороге. Для поддержания работы электростанции и обработки руды используется специальная насосная станция, которая перекачивает десятки тысяч галлонов воды в минуту. Работа насосной станции находится под постоянным контролем компьютерной сети и технических специалистов. Ежедневно на местных предприятиях перерабатывается 150 тысяч тонн руды, из которой получают около 820 тонн меди и 149 тысяч тонн пустой породы. А если в общий объем включить еще и так называемую вскрышную породу, то получится следующая картина: от общей массы всей руды, добываемой ежедневно на месторождении Бингем, медь составляет одну пятисотую часть.

... И вот, я вместе Гассом оказался на самом дне гигантского карьера Бингем. Вид оттуда был не менее завораживающим, чем сверху: стены круто поднимались ввысь, местами почти отвесно, под углом 75 градусов. Казалось, будто небо заключено в каменную оправу. До нашего спуска, изображая шахту на рисунке, Гасс небрежно заметил: "В этом котловане нам еле-еле удается обеспечивать допустимую устойчивость склона". Он показал рукой на самый крутой участок у северной стены этой огромной котловины; именно здесь в апреле нынешнего года гигантский оползень засыпал дно карьера, обрушив на него 165 млн. тонн щебня.

Вместе с моим провожатым я спустился еще на несколько сотен футов вниз по туннелю, одному из двух, которые были прорыты на самом дне и вели еще дальше вниз. Там, в конце туннеля, под непрерывным каскадом брызг, источаемых подземными водами, мы наблюдали, как один из технических специалистов вел подготовительные работы в плоскости забоя с целью дальнейшей выемки грунта. Но мне это ни о чем не говорило, в отличие от Гасса, который понимал, что к чему. В этой суровой каменной породе Гасс видел то, чего я не мог разглядеть.

Среди всех металлов, лишь серебро способно проводить электричество лучше меди. Но серебро металл слишком редкий и дорогой, чтобы его использовать в промышленных масштабах. А медь пластична, податлива и обладает высокой коррозионной стойкостью, именно поэтому медь - самый подходящий металл для создания проводов и труб. Некоторые важные виды удобрений, а также пестицидов, тоже делаются на основе меди. Этот металл не особенно прочен, но обладает достаточной плотностью. Свойства меди неповторимы, другие металлы с ней не сравнятся. И без этих ее свойств современная экономика никак не может обойтись.

Вот здесь и возникает проблема. Возьмем, к примеру, нефть. Основные ее свойства отнюдь не уникальны в том смысле, что электростанции, использующие в качестве топлива уголь или атомную энергию (а также гидро- или ветровые электростанции), могут производить все ту же электроэнергию и точно такого же качества, что и станции, работающие на мазуте; автомобили могут отказаться от бензина и работать на этаноле из кукурузы, биодизельном топливе или же на энергии, запасенной в аккумуляторных батареях. Но медь уникальна, замены ей найти нельзя.

На месторождении Бингем я побеседовал с Роханом Макгоуэн-Джексоном, вице-президентом по инновациям и развитию людских ресурсов компании Rio Tinto. По его мнению, как только в Китае начался бум потребления, а цена на медь достигла рекордной отметки в размере 5 долларов, "этот металл стали использовать несколько по-иному". "Понятно, что при цене восемьдесят центов за фунт для производства труб есть смысл использовать медь, а при пяти долларах - уже вряд ли". В этом случае, переходят на более легкие материалы, вроде ПВХ. И все же в целом, отмечает Макгоуэн-Джексон, спрос на медь оставался "довольно неэластичным", даже несмотря на высокие цены. И в электроэнергетике ни один другой материал тоже не может сравниться с медью. Да, в высоковольтных линиях используется алюминий, благодаря своей низкой стоимости и легкости, несмотря даже на свою более низкую проводимость. Однако если не брать в расчет высоковольтные линии, то все равно получится следующее: если мы говорим "электричество", то подразумеваем "медь", поскольку изделия из нее присутствуют в каждом доме, в каждом компьютере, каждом светофоре.

Макгоуэн-Джексон упомянул о следующей характерной черте нашего времени: "Как только мы говорим об электромобилях и ветряных турбинах, то сразу подразумеваем одно: "медь". Скажем, я езжу на Toyota Prius - в ней полно медных деталей! Чем больше хотят снизить вредное экологическое воздействие человека на природу, тем больше вырастает спрос на наш продукт".

Свойства меди могут оказаться палкой о двух концах. Медь можно перерабатывать, и в то же время она исключительно долговечна. Изделие, состоящее из медных элементов (скажем, если проложить в офисном здании электропроводку), как правило, будет исправно служить на протяжении многих лет. Спрос на медь продолжает расти.

Если сравнивать производство меди из руды и переработку медного лома, то последний вариант не обязательно окажется оптимальным с точки зрения экологии нашей планеты. Как правило, медный металлолом представляет собой проволоку, одетую в пластиковой или виниловый изоляционный материал. Процесс изоляции проводов включает в себя ряд довольно вредных технологических операций. В Соединенных Штатах больше не осталось заводов по переработке медного металлолома, отчасти потому, что американские строгие экологические законы делают функционирование таких производств делом невыгодным. Вместо этого США экспортируют медный лом в те страны, где экологическое законодательство не столь сурово - а это, прежде всего, Китай, где бизнес по переработке медного металлолома процветает. В 2000 году США экспортировали в Китай медного лома на сумму 165 миллионов долларов, а в 2011 году - уже на 3,5 миллиарда долларов.

Но вернемся снова на карьер Бингем. Строительство туннелей под месторождением - это только первая стадия подземного проекта. В соответствии с планом, под самим карьером протянутся туннели длиной 2000 футов. Затем, будут прорыты туннели поменьше общей протяженностью 300 миль. Они будут расположены один над другим, создавая при этом двухуровневую решетчатую структуру. Верхний и нижний уровни этих туннелей будут соединены вертикальными воронкообразными шахтами. Финальная часть проекта заключается в следующем: сначала горную породу, находящуюся над туннелями верхнего уровня, разрушат при помощи взрывов. Потом, раздробленную породу смешают с водой, а затем эта смесь будет стекать по воронкообразным шахтам к туннелям нижнего уровня, из которых ее будут затем извлекать на поверхность.

Здесь, кроме всего прочего, придется решать и сопутствующие проблемы. Для того, чтобы смешать добытую породу с подземной водой, необходимо будет просверлить тысячи дренажных отверстий и установить массивную насосную систему, чтобы предотвратить затопление туннелей. Поскольку необходимо прорыть туннели (которые, как мы уже знаем, напоминают решетчатую структуру) протяженностью многие и многие мили, компания Rio Tinto хотела бы использовать скоростные проходческие комбайны, а не традиционный буровзрывной способ разработки горных пород. Но таких машин, которые бы отвечали поставленным задачам (т.е. умели бы работать на крутых подъемах и т.д.) пока что не существует. Их еще не придумали. Компания Rio Tinto также планирует использовать роботизированные грузовики и ковши для вычерпывания руды. ("Мы будем опускать их в шахту, управляя этим процессом с помощью PlayStation", - говорит Гасс.) И эту систему тоже придется создавать на заказ.

Все эти подготовительные работы, проводимые на месторождении Бингем, как и на любом другом руднике, где будет применяться добыча руды "из-под дна карьера" ( т.е. при помощи блокового обрушения - прим. перев. ), себя окупят. Тому есть две причины. Во-первых, после первого взрыва, процесс добычи руды будет идти как бы сам собой: рудное тело само обрушится под действием своего собственного веса, и по мере вычерпывания, рудная порода будет сама постепенно проседать, устремляясь в нижние туннели ( этот процесс напоминает движение песка в песочных часах, когда песок из верхнего сосуда через горловину пересыпается в нижний - прим. перев. ). Данный процесс безопасен, его можно контролировать; по сути, вместо динамита будет использоваться гравитация. Во-вторых, в отличие от добычи полезных ископаемых открытым способом, не нужно вывозить пустую породу, поскольку подземные рудники будут поднимать только руду и ничего больше.

Данный метод, известный как "блоковое обрушение", не нов, однако в столь гигантских масштабах он будет применяться впервые. Один из параметров, характеризующих месторождения меди, - это объемы перерабатываемой руды. "Двадцать лет назад на большом подземном руднике добывалось от шести до восьми тысяч тонн в сутки, - говорит Гасс. - Мы же планируем получать (при использовании блокового обрушения) более ста пятидесяти тысяч тонн в сутки". После того, как лет через десять будут полностью выработаны первые пять обрушенных блоков, наступит черед второго слоя, лежащего под ними. А после второго слоя, возможно, доберутся и до третьего слоя, который лежит еще глубже. При помощи блокового обрушения на месторождении Бингем можно добывать куда больше руды, чем при открытом способе добычи, который сейчас там используется.

Теперь понятно, почему компания Rio Tinto готова инвестировать 1 миллиард долларов на протяжении более 10 лет, чтобы перенести работы по добыче руды на месторождении Бингем под землю. Теперь понятно, почему пример Rio Tinto становится ориентиром и для остальных месторождений в других странах мира. Чукикамата, Оюу Толгой, Маланджханд - завораживающие названия рудников, которые будоражат воображение и манят сказочными прибылями.

Но все эти положительные стороны проекта идут рука об руку c отрицательными. Огромное количество машин, рабочей силы и энергии, необходимые для запуска рудника Бингем, представляют собой огромную угрозу для экологии. То же самое касается и большинства других меднорудных месторождений.

Столь мощная концентрация ресурсов характерна для любого индустриального общества. Электричество, вода, транспорт, коммуникации, высококвалифицированный персонал - почти все ресурсы, необходимые для медных месторождений, необходимы также и для остальной экономики. И этим стали пользоваться развивающиеся страны, в которых появляются новые рудники. Такие месторождения больше не рассматриваются с одной лишь финансовой стороны; теперь на них смотрят и как на потенциальный источник технологий, человеческого капитала и инфраструктурных проектов, выгода от которых намного превосходят выгоду от рудника как такового. Что ж, вполне разумный подход, ведь со временем рудники истощаются, а потребности населения остаются.

В качестве примера давайте возьмем гигантское меднорудное месторождение Оюу Толгой что в 300 милях к югу от Улан-Батора в пустыне Гоби, компанией-оператором этого рудника является Rio Tinto ( на месторождении Оюу Толгой добывается также и золото - прим.перев. ). В настоящее время близится к завершению первый этап строительства. В самом начале разработка месторождения будет вестись открытым способом, после чего операции по добыче в ближайшее десятилетие будут перенесены под землю. Планируется, что первая партия меди будет выплавлена в июне 2013 года. Компания Rio Tinto уже инвестировала более 6 миллиардов долларов в Оюу Толгой и собирается вложить в это месторождение еще не менее 5 миллиардов долларов. Уже одна эта инвестиция смогла придать значительный импульс монгольской экономике. Правительству страны уже принадлежит 34 процента акций рудника; кроме того, компания Rio Tinto будет выплачивать налог на прибыль и роялти за добываемую руду. Месторождение Оюу Толгой поможет увеличить на треть ежегодные доходы правительства Монголии. Ожидается, что этот медный рудник будет функционировать в течение 50 лет.

Но контракт, который компания Rio Tinto подписала с монгольским правительством, предусматривает не только денежные выгоды. Согласно контракту, девяносто процентов шахтеров должны быть гражданами Монголии, которых Rio Tinto обязуется обучить за свой счет. К тому же, компания должна построить аэропорт (это уже было выполнено) и проложить железную дорогу (она строится), которая свяжет Монголию с китайской железнодорожной сетью и тем самым предоставит этому государству, не имеющему выхода к морю, доступ к глубоководным морским портам. К 2017 году вся электроэнергия, потребляемая рудником, должна вырабатываться в Монголии. Подписанное соглашение дало возможность правительству страны привлечь 1,5 миллиарда долларов через продажу облигаций для строительства электростанции мощностью 1200 МВт. Она будет обеспечивать электроэнергией не только само месторождение, но также предприятия и жилой сектор страны.

Перед тем как приехать на карьер Бингем, Гасс два года проработал на месторождении Оюу Толгой, где помогал строить рудник и его инфраструктуру. "Работалось легко, - шутит Гасс. - Ведь там ничего не было, пришлось начинать буквально с нуля". В результате, благодаря неумолимым требованиям контракта, появился гигантский рудник, а вместе с ним - большие инвестиции в человеческий капитал и материальные активы, причем выгоды от этих инвестиций Монголия будет получать даже после того, как медь в руднике иссякнет.

Еще лет двадцать и даже десять назад соглашение о строительстве рудника, подобного Оюу Толгою, казалось чем-то из ряда вон выходящим. В те времена инвестор просто переводил деньги, а правительство не могло рассчитывать на получение своей доли в месторождении. Обязательные отчисления и налоги были низкими. Единственное, на что можно было претендовать, так это на инфраструктуру месторождения, но и здесь была своя специфика: инвестор не был обязан информировать заранее о том, какие именно объекты он хочет возводить, или же о своих планах по интеграции рудника в социально-экономическую структуру страны.

Я попросил Майкла Стенли (геолога и экономиста Всемирного Банка, который активно занимается вопросами развития месторождений в Азии) разъяснить мне, какие изменения в этой сфере произошли. Вот что он мне рассказал. Во-первых, за последние два десятилетия во многих странах мира за государством было законодательно закреплено право собственности на минеральные ресурсы. В результате, при заключении контракта на разработку недр, компания-оператор вынуждена теперь иметь дело с одним мощным контрагентом в лице государства и местных общин, которым и принадлежат недра. "В нем конкретно уточняются основные права и обязанности горнодобывающих компаний, правительства и местных общин", - добавил Майкл Стенли.

Во-вторых, с подачи Всемирного банка и других организаций многие страны приняли новый, более выгодный для себя, порядок продажи прав на добычу полезных ископаемых. Так, в прошлом, компании проводили переговоры, касающиеся разработки недр, в индивидуальном порядке, за закрытыми дверями; в те времена высокопоставленных чиновников зачастую подкупали в обмен на выдачу лицензии. Однако теперь в большинстве стран мира процесс выдачи лицензии происходит открыто на публичных торгах, которые так и называются: "тендер на разработку недр". Порядок лицензирования определяется государством; лицензии выдаются только компании, победившей в ходе тендера. Стоимость проекта и его структура - это, пожалуй, единственное, что компания может устанавливать сама. "На переговорах мы рассматриваем индивидуальные характеристики недвижимого имущества. Затем обсуждаем следующие вопросы: какую инфраструктуру вы собираетесь построить? Как это имущество будет разделено? Вместе с кем? Каковы гарантии, что все будет именно так, а не иначе?", - поясняет Стенли.

Но Майкл Стенли привел еще и третий довод, который меня приятно удивил. По словам Майкла, интернет стал одним из ключевых факторов, который изменил способ ведения переговоров о разработке недр, поскольку в ходе переговоров он стал усиливать голос третьей стороны, т.е. местных общин, коренных народов, обладающих исконными правами на землю, экологических групп, а также вообще всех неравнодушных людей в разных странах мира. "Теперь даже небольшие группы людей в сельской местности, умеющие пользоваться поисковиком Google и немного владеющие английским языком, вполне могут ознакомиться с мировым опытом. И они уже это делают. В 1985 году вряд ли кто-то мог, живя в Монголии, ознакомиться с мировыми тенденциями горнорудного дела. А теперь эту информацию местные жители могут получить даже по мобильному телефону". Так, например, в 2011 году Стэнли вместе со своими коллегами подготовил доклад о разработке медного рудника Айнак в Афганистане. Этот документ, по сути, является образцовым путеводителем для правительств и местных общин, заинтересованных данной темой. Так вот, в течение некоторого времени после публикации, доклад Стенли и его коллег оказался самым читаемым материалом на сайте Всемирного банка.

Для горнодобывающих компаний, это судьбоносные изменения. Они раскрывают саму суть, саму природу бизнеса. По мнению Стэнли, 60 процентов бюджета, выделенного компаниями на развитие, в настоящее время тратятся не на добычу руды как таковую, а совсем на другие цели. Рохан Макгоуэн-Джексон из Rio Tinto уточняет: до 70 процентов бюджета компании тратится на "портовые сооружения, переработку, воду, электроэнергию, землю, переселение жителей - словом, не на разработку месторождения как такового, а на сопутствующую деятельность". Возникает парадокс: в погоне за дефицитной рудой, строительство самих рудников становится делом вторичным. "На первый план выходит инфраструктура, а технологии уходят на второй план", - полагает Стенли.

Вот такая получается математика: население мира растет и богатеет, спрос на медь увеличивается. Из-за этого приходится все больше и больше углублять и расширять рудники. На это уйдут десятилетия.

Приступая к новым проектам и анализируя свои затраты, горнодобывающие компании стараются смотреть далеко в будущее - на четверть века вперед и дальше. Счет инвестициям теперь идет на десятки миллиардов долларов; бухгалтеры теперь четко следуют принципу осторожности ( по другому называется "принципом консерватизма", согласно которому бухгалтер в случае сомнения должен дать скорее худшую оценку, чем лучшую - прим.перев. ). При составлении прогнозов на 30 или 40 лет вперед и закладывая базисную цену меди в размере 3 долларов за фунт, как они это зачастую делают сейчас, бухгалтеры стараются не предлагать оптимистических прогнозов развития отрасли. Они исходят из предположения, что в ближайшее время добывать руду не станет легче, - а это означает, что вряд ли быстро разрешится этическая проблема, связанная с добычей руды, т.е. когда польза меди для человечества идет рука об руку с загрязнением окружающей среды. В любом индустриальном обществе (там, где люди читают мою статью при свете электрической и даже светодиодной лампы) растут не только выгоды, но и издержки.

Тем не менее, последствия этого процесса проявят себя не через десятилетия, а через тысячелетия. После закрытия шахт все токсичные отходы, произведенные медными рудниками, должны быть погребены под мощными саркофагами "на вечные времена", если воспользоваться выражением Агентства охраны окружающей среды, и храниться там тысячелетия. Таким образом, когда речь идет о разработке нового месторождения, у представителей бизнеса, правительства и местных общин возникает следующий вопрос: а стоит ли эти рудники разрабатывать? - ведь в этом случае на долю будущих поколений жителей Земли достанутся одни лишь издержки без всяких выгод.

После того как мы вместе с Гассом покинули месторождение Бингем, я задал ему вопрос по поводу разработки месторождения Пеббл на Аляске (напомню, что отходы с этого месторождения будут сваливаться рядом с заповедным озером Илиамна и неподалеку от крупнейшего в мире нерестилища лосося в Бристольском заливе, где обитают редкие эндемичные виды пресноводных тюленей; кроме того, данный регион входит в зону сейсмической активности). Процесс подготовки к строительству месторождения Пеббл - и на уровне штата и на федеральном уровне - может начаться уже в конце этого года.

Гасс ответил сразу: "При цене 3 доллара за фунт (т.е. при текущей цене), этот план вряд ли будет выгоден. А вот при цене меди 400 долларов, когда Пеббл останется единственным месторождением на Земле, вот тогда его можно будет строить ".

Но цена медь вообще до такого уровня никогда не взлетит. Но даже если предположить, что в результате какого-нибудь геохимического катаклизма (что вряд ли случится) медная руда на планете завтра исчезнет, запасы меди вряд ли когда-нибудь иссякнут, поскольку медь присутствует в морской воде, откуда мы ее всегда можем достать. По мнению Гасса, на данный момент общество должно понять следующее: вредное воздействие месторождения Пеббл на окружающую среду намного превосходит ценность добытой на этом руднике меди. Однако добавляет Гасс, иногда случается так, что наши моральные принципы, подобно цене на медь, зависят от рыночного спроса.

Если цена превысит 3 доллара за фунт, то не думаю, что при таких условиях появится рудник Пеббл, или нечто подобное. Когда по дороге к руднику Бингем я остановился в Солт-Лейк-Сити и спросил двух местных жителей - официантку и портье - об этом гигантском карьере, то они даже понятия не имели о том, что совсем рядом находится какое-то гигантское месторождение. Кстати, оба местных жителя давно проживают в Солт-Лейк-Сити. Меня поразило, что даже самые крупные месторождения, несмотря на свои огромные размеры и влияние на окружающую среду, занимают не столь уж много места в человеческом сознании.

Я снова об этом вспомнил, когда мы с Гассом покидали карьер Бингем. Гигантский кратер исчез позади нас в снежном облаке и в поле нашего зрения появились невысокие горы. Если не знать, что это отвалы пустой породы из рудника, то вообще кажется, что этой самой глубокой на Земле ямы и вовсе не существует.

США. Монголия. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 22 июля 2013 > № 857141


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 17 июля 2013 > № 861699 Алексей Мордашов

Совещание в Челябинске: выступления Д.Медведева, А.Мордашова, А.Рахманова. Стенограмма «Сегодня Россия занимает пятое место в мире по выплавке стали и третье место по производству стальных труб и экспорту металлопродукции».

Стенограмма:

Д.Медведев: Я хочу вас прежде всего поздравить с наступающим профессиональным праздником. Я только что поздравлял трудовой коллектив и поздравляю вас как хозяев, менеджеров, работающих в металлургической отрасли.

Мы знаем, как развивается металлургия в последние годы. Очевидно, что она развивается, и этим всё сказано. И демонстрирует рост, даже несмотря на далеко не идеальную конъюнктуру. Объёмы производства растут, а сальдированная прибыль упала за последние несколько лет почти в 3 раза. Это, наверное, самый неприятный момент, о котором нужно не только говорить, но и думать, каким образом на это всё-таки реагировать.

Инвестиции тем не менее остаются достаточно стабильными – сегодня здесь тоже достаточно хороший повод говорить об инвестициях. Мы присутствовали на запуске очередного, теперь уже универсального рельсобалочного стана. Хорошо, что такие инвестиции осуществляются, и не в одном месте, и это проект успешного сотрудничества наших компаний, зарубежных, естественно, участников этого процесса.

Реализация таких крупных инвестиционных программ позволила выйти отрасли на новый уровень, внедрить передовые технологии, увеличить выпуск высокотехнологичной продукции.

Сегодня Россия занимает пятое место в мире по выплавке стали и третье место по производству стальных труб и экспорту металлопродукции, причём большую часть этой продукции дают современные металлургические холдинги, которые объединяют всю технологическую цепочку, имеют собственные сервисные службы по металлообработке и торговле готовой продукцией. Это в какой-то степени (может быть, не до конца, но в какой-то степени) позволяет купировать рынки, минимизировать риски на внешнем и внутреннем рынках и обеспечить независимость наших металлургов (относительную независимость, конечно) от поставщиков сырья.

Однако мы понимаем, что на развитие российской чёрной металлургии не может не влиять нестабильное положение в мире. Ключевая проблема – уменьшение спроса на продукцию и, как следствие, снижение цен. По прогнозам, до 2015 года существенного роста выпуска металлопродукции не ожидается. Посмотрим, что будет происходить, может быть, есть какие-то другие прогнозы.

Ежегодный среднегодовой прирост не превысит 1,5%. В этом году объёмы могут быть стабильными, а могут и снизиться где-то на 1–3% по отношению к уровню 2012 года.

Что я предлагаю сделать сегодня в ходе нашего компактного совещания? Просто обсудить конкретный набор мер, которые позволят нашим металлургам продолжить реализацию уже начатых инвестпрограмм, повысить (постараться повысить) конкурентоспособность той продукции, которая выпускается, и простимулировать ряд экономических режимов. Несколько моментов отмечу.

Д.Медведев: «Нам, конечно, нужно стимулировать спрос на металл, особенно в таких металлоёмких отраслях, как машиностроение, как топливно-энергетический комплекс, как строительство».

Первое, на что хотел бы обратить внимание. Нам, конечно, нужно стимулировать спрос на металл, особенно в таких металлоёмких отраслях, как машиностроение, как топливно-энергетический комплекс, как строительство. Есть ряд предложений, давайте обсудим, в частности: законодательно запретить использование восстановленных стальных труб и других бывших в употреблении видов металлопродукции при строительстве зданий и сооружений. Наверное, как и любое решение, в нём есть и плюсы, и минусы, хотел бы, чтобы вы мне об этом тоже ваши предложения сообщили. Особенно это, конечно, касается уникальных и технически сложных объектов. Также поддержку металлургам может оказать и расширение спроса на производимую ими продукцию со стороны естественных монополий, компаний с государственным участием. У нас тут некоторые коллеги присутствуют, которые представляют крупные инфраструктурные компании.

Во-вторых, надо грамотно использовать преимущества Таможенного союза, для того чтобы защищаться от недобросовестной конкуренции со стороны иностранных производителей, а это есть, и продумать меры по защите внутреннего рынка, естественно, строго в рамках принятых нашей страной международных обязательств.

Кстати, хочу вас проинформировать, что мною принято решение не продлевать действие квот на поставку украинской трубной продукции в этом полугодии, несмотря на целый ряд обращений по этому поводу.

Третье. Необходимо актуализировать и утвердить Стратегию развития металлургической промышленности до 2030 года и разработать пошаговый план мероприятий, который мы могли бы с вами реализовать в ближайшие три года, то есть в период с 2014 по 2016 год.

И последнее, о чём бы хотел сказать. Знаю, что актуален вопрос снижения тарифов на энергоёмкие предприятия. У нас коллеги здесь присутствуют, давайте обсудим и эту тему. Вот, собственно, достаточно узкий, но важный круг вопросов, которые я предлагаю затронуть в ходе нашего совещания по вопросам развития чёрной металлургии. Оно сугубо отраслевое, и надеюсь, что оно будет абсолютно конкретным.

Д.Медведев: Надо грамотно использовать преимущества Таможенного союза, для того чтобы защищаться от недобросовестной конкуренции со стороны иностранных производителей, и продумать меры по защите внутреннего рынка, естественно, строго в рамках принятых нашей страной международных обязательств.

После моего вступительного слова передаю для короткого доклада слово заместителю Министра промышленности и торговли Рахманову Алексею Львовичу. Пожалуйста, Алексей Львович!

А.Рахманов: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Вы на самом деле уже очень многое сказали, я постараюсь только пройтись по ключевым вопросам, которые требуют либо расшифровки, либо каких-то детальных комментариев.

Действительно, Россия до 1991 года прочно входила в тройку производителей металла. Но в последние два десятилетия нас подвинули коллеги из Китая и Индии, и мы на сегодняшний день занимаем 5-е место с 4% доли рынка.

Главная проблема, которую мы имеем на сегодняшний день, если говорить о глобальных факторах, – это перепроизводство, около 10% металла остаются невостребованными, притом что Россия активно развивается и в трубной промышленности, и в металлургии чёрной в традиционном понимании этого слова. Мы видим, что в 2013 году мы, скорее всего, действительно не превысим показатели 2012 года. Факторов, пожалуй, несколько. Во-первых, снижение объёма экспортных поставок, в связи с тем что для нас главным драйвером остаются возрастающие объёмы производства Китая. Китай выходит на рынки, зачастую демпингует, и в этой связи…

Д.Медведев: Сколько Китай сейчас производит?

А.Рахманов: 335 млн т в год…

Д.Медведев: Больше. Мне коллеги говорили 700.

А.Рахманов: В полугодие 335 млн т.

Д.Медведев: 770. А Советский Союз производил 180. Ну это так, в качестве детали.

А.Рахманов: Металлурги сохранили достаточно высокий средний уровень заработной платы, она по всем отраслям промышленности, если сравнивать, сохраняется на уровне 35 тыс. рублей. Это очень хороший показатель.

А.Рахманов: В этой связи, конечно же, у нас всё то, что происходит на китайском рынке, немедленно аукается, что называется, на наших объёмах экспорта. С другой стороны, у нас достаточно большим сохраняется объём импорта металлопродукции – это около 10% внутреннего потребления, притом что наш внутренний спрос – около 40 млн т из приблизительно 70, которые мы производим в год.

Структура продаж находит своё отражение в финансово-экономическом положении. Как Вы уже сказали, рентабельность по EBITDA снизилась с 31% в 2007 году до 13% в 2013-м – то, что мы ожидаем в качестве результата этого года. При этом металлурги сохранили достаточно высокий средний уровень заработной платы, она по всем отраслям промышленности, если сравнивать, сохраняется на уровне 35 тыс. рублей. Это очень хороший показатель, это приблизительно на 30–35% выше, чем в среднем по сравниваемым отраслям промышленности. Но при этом в тучные годы металлурги смогли проинвестировать значительные средства в развитие новых и модернизацию существующих производственных мощностей. Назову цифру: это 900 млрд рублей за последние пять лет – то, что было вложено различными предприятиями металлургической промышленности.

Одной из важнейших задач является повышение конкурентоспособности. Здесь я действительно вынужден сделать акцент на том… Посмотрите на третий слайд, Дмитрий Анатольевич, там очевидно можно заметить, что в том случае, если мы смотрим с 2001 года, по ряду позиций тарифы росли в 5, 6 и 7 раз, в то время когда средний рост цен на прокат в 2012 году по сравнению с 2011-м составил всего лишь 3,9 раза. То есть это та данность, с которой мы вынуждены жить, при этом мы понимаем, что в ситуации, когда по ряду энергоресурсов, например, мы уже приближаемся по цене той же самой электроэнергии или газа к Соединённым Штатам Америки, понятно, что наша глобальная конкурентоспособность подвергается определённому давлению.

При этом основным приоритетом металлургии, определяющим векторы её развития, сегодня и в перспективе остаётся обеспечение потребностей внутреннего рынка – это то, о чём Вы сказали, это, пожалуй, один из самых главных элементов. При этом ожидания наши по росту основных потребляющих отраслей колеблются в однозначных цифрах. Например, строительная индустрия, если она остаётся в потреблении около 36% рынка, будет расти приблизительно на 2–3%, машиностроение, если мы берём автопром, – около 5%, тяжёлое машиностроение – 6%, бытовая техника единственная выдаётся в двузначной цифре – около 13% роста, это на самом деле один из наших новых элементов машиностроения, который является одним из крупных потребителей металлопродукции.

По нашему мнению, реальным драйвером роста может стать реализация крупных инфраструктурных проектов, при поддержке государства в том числе.

Я замечу, что основные инвестиционные проекты в металлургии, как правило, формировались и реализуются в ответ на крупные инфраструктурные проекты, берём ли мы планы РЖД либо мы берём планы «Газпрома» по строительству основных трубопроводных сетей, и также, собственно говоря, тот проект, который совсем недавно был одобрен, – это высокоскоростные железнодорожные сети. Собственно говоря, это то, что мы сегодня и празднуем в дополнение к ранее открытому рельсобалочному стану. Это то, что даст 100-метровые рельсы для реализации этого весьма амбициозного проекта, плюс, конечно же, автомобилестроение.

Д.Медведев: Но праздновать пока рано. Если рельсобалочный цех работает и в одном месте у нас, и в другом месте (коллеги тоже открывали), то пока по высокоскоростным магистралям нам только предстоит это всё освоить. Есть решение, очень сложное, кстати, и есть деньги некоторые, которые мы на это приготовили. Продолжайте, пожалуйста.

А.Рахманов: Очевидно, что поддержка отраслей, создающих перспективный спрос, даёт положительный эффект по всей цепочке поставок и создания добавочной стоимости.

То, о чём Вы уже сказали: мы действительно вынуждены обратить Ваше внимание на то, что нам необходимо пересмотреть, во-первых, ряд градостроительных стандартов, которые позволяют использовать современные металлы и металлические конструкции в стройке. И также всё то, что обрело уже некие скандальные формы, когда в ЖКХ, мы видим, иногда используются вторично трубы, например, как это уже было в ряде городов.

Сегодня существуют и активно используются положительно зарекомендовавшие себя инструменты промышленной политики, которые направлены на развитие производства.

Мы, во-первых, ведём диалог с бизнесом и по расширению, расширяем практику выстраивания долгосрочных взаимоотношений. Если вы помните, какое-то время назад у нас были проблемы между металлургами и автомобилестроителями. При этом, когда мы перешли на длинные контракты с понятной формулой цены, все эти проблемы остались в прошлом. Учитывая масштабность и значимость реализуемых инвестиционных проектов, государство оказывало и продолжает оказывать поддержку их реализации. Это целый комплекс мер на самом деле.

Во-первых, это предоставление государственных гарантий. Замечу, что в 2009–2012 годах госгарантии были предоставлены на сумму 114 млрд рублей. Это поддержка предоставления кредитов в банках. Мы вместе с ВЭБом ведём…

Д.Медведев: 114 млрд рублей – где, внутри самой отрасли?

А.Рахманов: Да. Это всё то, что касается предприятий, то есть часть из этих государственных гарантий уже была возвращена, часть этих гарантий работает – это, в частности, Челябинский завод. И, соответственно, коллеги, которые реализуют ряд проектов, готовы более подробно доложить, если будет необходимо.

А.Рахманов: «В целях стимулирования развития и производства специальных сталей у нас работал и работает на сегодняшний день механизм, по которому мы компенсируем процентные ставки по кредитам, взятым на техническое перевооружение, и это один из элементов, который действительно может продвинуть наших металлургов к более полному удовлетворению спроса со стороны машиностроителей».

Мы регулярно выходим на обсуждение проектов металлургов в формате межправкомиссий. Проект, который сегодня получил уже первый толчок к своему развитию, обсуждался и на российско-итальянских межправкомиссиях, когда нам нужно было добиваться решений САЧЕ(акционерное общество SACE) по предоставлению экспортного финансирования, и наших китайских коллег пришлось пододвигать к тому, чтобы реализация обещанных работ и количество людей, работающих на стройке, соответствовали тому, что они обещали. В этой связи мы достаточно дружно двигаемся вместе. Кроме того, мы выходили на обнуление импортных пошлин и НДС на технологическое оборудование – это, безусловно, помогло сэкономить инвестиционные ресурсы, и мы полагаем, что это всё тоже продвинуло нас к тому результату, который мы имеем на сегодняшний день.

В целях стимулирования развития и производства специальных сталей у нас работал и работает на сегодняшний день механизм, по которому мы компенсируем процентные ставки по кредитам, взятым на техническое перевооружение, и это один из элементов, который действительно может продвинуть наших металлургов к более полному удовлетворению спроса со стороны машиностроителей.

Что касается ВТО, у нас действует ряд разрешённых ВТО механизмов поддержки. Во-первых, работает механизм, через ВЭБ, в отношении высокотехнологичной продукции. Мы вместе с коллегами из Министерства экономического развития и МИДа активно участвуем, инициируем пересмотр ограничительных мер. Стыдно сказать, что против нас сейчас действует 22 меры, из них 18 – антидемпинговые пошлины (Европейский союз, США, Индонезия, Китай, Мексика, Турция, Таиланд, Бразилия) и четыре квотных ограничения в США и Украине. Конечно, с этим нам нужно работать, потому что движение по развитию экспорта без снятия такого рода барьеров невозможно.

Д.Медведев: А у нас как сейчас эта работа выстроена?

А.Рахманов: Есть департамент торговых переговоров, который участвует в формировании позиции Российской Федерации, и на каждом заседании мы выносим эти вопросы, которые уже подкрепляются нами как отраслевиками, совместно с коллегами выходим на формирование общих заявочных позиций. Но при этом история была такая: когда мы уже вступали в ВТО, дополнительные защитные меры против нас были введены либо сразу до вступления в ВТО, либо спустя недели после. В этой связи коллеги, я имею в виду наших европейских коллег, действуют в формате защиты своих интересов и делают это абсолютно цинично.

Д.Медведев: Так, мне кажется, что нам нужно спорить максимально жёстко с ними, обращаться с соответствующими требованиями. Мы об этом говорили, кстати, недавно встречались в формате РСПП, и здесь я хотел бы то же самое сказать. Надо готовиться и надо привлекать представителей бизнеса, которые здесь присутствуют, для того чтобы они мотивировали свою позицию, где-то помогали этому процессу. У нас Минэкономразвития центральное ведомство по этому поводу. Надеюсь, что оно этим займётся как следует в ближайшее время. А вы материалы готовьте. Надо уметь сражаться за эти интересы.

А.Рахманов: Здесь, Дмитрий Анатольевич, очень важно, чтобы мы всё-таки были услышаны, потому что после вступления в ВТО нам вместе с отраслью нужно будет получать серьёзную поддержку юристов. В этой связи для нас действительно необходимо, чтобы такого рода финансирование было предусмотрено, в том числе и дополнительно, может быть, в Министерстве экономического развития, коллеги, Андрей Николаевич (А.Клепач – заместитель Министра экономического развития) скажет об этом, потому что это тема, по которой… Например, нашумевшая история по утилизационному сбору будет стоить автопроизводителям около 1 млн долларов, если только мы входим в какие-то предсудебные разбирательства, то есть это достаточно дорогое удовольствие.

Если возвращаться к защитным мерам с нашей стороны в рамках Евразийской экономической комиссии, мы точно также добиваемся ряда приоритетных для себя условий, и существуют меры против нержавеющего проката, труб нержавеющих, проката с полимерным покрытием, подшипниковых труб, крепёжных изделий и столовых приборов. Все эти меры были введены по итогам проведения специальных защитных расследований и утверждены решением Евразийской экономической комиссии при самом активном участии бизнеса всех трёх стран.

При этом мы считаем целесообразным и дальше содействовать комиссии в части сокращения сроков проведения защитных расследований, и особенно, может быть, целесообразно практиковать введение предварительных пошлин, хотя это инструмент обоюдоострый. В том случае, если не будет доказано в результате расследования, нам придётся эти пошлины возмещать, а также возможно применять ретроактивно ряд мер, то есть от момента начала расследования, либо за 90 дней до этого, как, собственно, делают наши коллеги из Соединённых Штатов Америки. В общем, если возвращаться к ситуации в ВТО, ожидания металлургов и получение ими бонусов в кавычках от вступления России в ВТО пока особенно не оправдались. Собственно, всё то, что я только что сказал, иллюстрирует это наиболее ярко. При этом у нас остаётся ряд проблем, которые мы должны решать в том числе и у себя внутри.

Мы видим определённого рода бум строительства мини-заводов, которые работают исключительно на ломе, и тот дефицит, который мы ощущаем уже сейчас, в том случае, если развитие этих предприятий пойдёт заявленными темпами, может достигнуть существенных размеров, и, по сути, Россия из страны нетто-экспортёра металлолома превратиться в нетто-импортёра. Нас на сегодняшний день эта проблема очень больно ударяет уже и по ряду центральнороссийских предприятий. И она на самом деле особенно выпукло проявилась на Дальнем Востоке, когда неудавшаяся попытка ограничения вывоза металла привела в общем-то к той печальной ситуации, которую мы сейчас имеем на «Амурметалле». То есть им явно не хватает металлолома для работы, поверх всех тех менеджерских проблем, которые на этом предприятии существуют.

Что касается Стратегии, мы действительно выполнили практически все показатели Стратегии, которые мы уточняли в 2009 году. Это отчасти было связано с тем, что 2009 год был годом кризисным и, возможно, мы где-то поставили перед собой слишком лёгкие задачи. Но мы считаем, что мы обязаны выполнить Ваши поручения и внести изменения в Стратегию, разработать новый документ, который до 2030 года будет обозначать очень чётко ориентиры развития отрасли. Мы это будем делать, безусловно, с бизнесом, поскольку не может быть Стратегии развития отрасли без стратегии конкретных предприятий.

А.Рахманов: «Мы действительно обязаны провести актуализацию Стратегии развития металлургической промышленности, нам нужно продолжать поддерживать реализацию инвестиционных проектов, необходимо посмотреть комплекс мер по стимулированию развития машиностроения».

Теперь что касается итогов, точнее, резюме по тем мерам, которые мы бы предложили рассмотреть сегодня и более подробно подискутировать с коллегами.

Во-первых, мы действительно обязаны провести актуализацию Стратегии развития металлургической промышленности, нам нужно продолжать поддерживать реализацию инвестиционных проектов, необходимо посмотреть комплекс мер по стимулированию развития машиностроения. И в данном случае, Вы знаете, что уже ряд мер принимается благодаря Вашим поручениям в автомобилестроении. Аналогичные вопросы мы будем рассматривать при утверждении Стратегии тяжёлого, транспортного и энергетического машиностроения. Плюс, конечно же, мы были бы признательны за то, что мы могли бы сегодня подробно обсудить тему роста тарифов, поскольку в чёрной металлургии это проблема, в цветной металлургии эта проблема становится ещё более острой.

Остальные вопросы – всё, что касается повышения эффективности механизмов торговой защиты. Об этом Вы уже сказали достаточно подробно, и, мне кажется, намеченные планы нами должны просто быть взяты в разработку.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, теперь я просил бы высказываться. Алексей Александрович Мордашов, пожалуйста, прошу.

А.Мордашов (генеральный директор ОАО «Северсталь»):Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Уважаемые участники совещания, я в качестве президента ассоциации «Русская сталь», которая объединяет 90% производителей металлопроката и стали в нашей стране… По нашему принципу ротации очередь дошла до меня быть президентом, и я в данном случае в этом качестве рад представить наш консолидированный доклад о тех проблемах, которые в отрасли стоят.

Д.Медведев: Хорошо.

А.Мордашов: В продолжение того, о чём Вы сказали в своём выступлении, хотелось бы прежде всего начать с короткой характеристики мирового положения металлургической отрасли и в этом контексте нашего российского положения.

Рост производства стали в Китае, особенно несколько лет назад опережающими темпами был очень характерен и многое определял в нашей отрасли. Всё это сменилось резким замедлением темпов роста мировой экономики и, соответственно, потребления стали и производства. Мы видим на странице №2, что существует очень разная динамика в разных странах. Россия испытала очень остро последствия кризиса 2008 года на себе, но в целом потребление и производство стали в России восстанавливается, растёт. Мы продемонстрировали двухпроцентный рост спроса нашего рынка в прошлом году.

Д.Медведев: Извините, Россия это испытала, безусловно, а что в Америке 40% было? Это действительно так?

А.Мордашов: …в Америке было 40%, да.

Д.Медведев: Минус 40%?

А.Мордашов: Очень сильно упало производство стали. Но для Америки традиционно большой импорт металлопроката был, там не так упало производство, не на 40%, потребление очень резко сжалось.

Д.Медведев: Понятно. То есть это за счёт уменьшения импорта?

А.Мордашов: «Российская металлургия в целом, наверное, чуть лучше чувствует себя, чем металлургия многих других стран. У нас повыше загрузка мощностей – где-то на уровне 78–80% (в отличие от 75–76% у наших конкурентов)».

А.Мордашов: Во многом за счёт уменьшения импорта и внутреннего производства тоже. Как мы видим, Россия была не одинока. Европа и Европейский союз прежде всего 35-процентное падение объёмов потребления стали продемонстрировали. Сейчас потребление растёт. В целом определённый рост, не очень большой, тем не менее 2% за прошлый год, в этом году мы ожидаем 3-процентный рост производства. При этом надо отметить, что российская металлургия в целом, наверное, чуть лучше чувствует себя, чем металлургия многих других стран. У нас повыше загрузка мощностей – где-то на уровне 78–80% (в отличие от 75–76% у наших конкурентов), тем не менее проблемы у нас очень и очень серьёзные. Но о чём мы хотели бы сказать в самом начале: всё-таки есть рынок стали в России, он растёт определёнными темпами и даёт нам возможность развиваться. Если мы посмотрим на следующий слайд, то увидим, что объём производства стали в России тоже растёт, а не только потребления. Мы продемонстрировали рост в прошлом году до 71 млн т., в этом году до до 73 млн т. В среднем мы рассчитываем, что до 2017 года рост потребления и производства стали и проката будет где-то в среднем на 3% в год и в целом на 16% к 2017 году. Конечно, наша главная надежда связана с ростом внутреннего потребления, которое, мы рассчитываем, будет расти даже опережающими темпами – на 18% к 2017 году. На слайде №4 основные наши ожидания по целому ряду ключевых секторов потребления металлопроката в нашей стране – это прежде всего строительный сектор, он растёт не такими большими темпами, но сам по себе является большим потребителем нашей продукции. Мы ожидаем большой рост в производстве бытовой техники – на уровне 9% в год. В целом мы видим определённый потенциал роста нашего рынка. Конечно, это очень сильно зависит от того, как дальше будет развиваться в целом российская экономика и какой рост ВВП продемонстрирует Российская Федерация.

При этом, если мы посмотрим на пятый слайд, мы увидим, что ситуация для металлургических заводов, как Вы сказали в своём выступлении, Дмитрий Анатольевич, стала гораздо более напряжённой за последние несколько лет, чем это было раньше. Наша рентабельность с 31% в период с 2007 по 2012 год в среднем упала до 13–14%. При этом мы видим, что целый ряд факторов очень осложняют наше положение. С одной стороны, есть некий рост потребления стали, но он очень замедлился, и возник он через несколько лет после тяжёлого спада по итогам 2008 года.

Если мы посмотрим на правую верхнюю часть пятого слайда, то увидим диаграмму, описывающую ту ситуацию, о которой Алексей Львович в своём выступлении говорил. Продукция металлургии дорожает не так быстро, мы видим спады и подъёмы цен на нашу продукцию. При этом цены и тарифы естественных монополий устойчиво растут все эти годы, что привело к тому, что разрыв накопился очень значительный между динамикой цен на нашу продукцию и динамикой цен и тарифов естественных монополий, который является очень существенным фактором нашей себестоимости и определяет в существенной степени нашу конкурентоспособность.

А.Мордашов: «Объём производства стали в России тоже растёт, а не только потребления. Мы продемонстрировали рост в прошлом году до 71 млн т., в этом году до до 73 млн т. В среднем мы рассчитываем, что до 2017 года рост потребления и производства стали и проката будет где-то в среднем на 3% в год и в целом на 16% к 2017 году. Конечно, наша главная надежда связана с ростом внутреннего потребления, которое, мы рассчитываем, будет расти даже опережающими темпами – на 18% к 2017 году».

Если мы посмотрим на следующий слайд (№6)… Мы привели данные, к чему привела динамика, о которой говорилось на предыдущем слайде. В США цены на газ на уровне Российской Федерации практически на спотовом рынке. Да, европейские страны имеют более высокие цены на газ, но наши американские конкуренты по этому фактору уже имеют такое же положение по конкурентоспособности.

Цены на электроэнергию демонстрируют ещё худшую динамику. В этом смысле российские цены стали выше цен Соединенных Штатов, вплотную приблизились к некоторым европейским странам, к Бельгии, остаются ещё, слава богу, ниже итальянских, но итальянские, как мы знаем, одни из самых высоких. То есть, по фактору цен на электричество российская чёрная металлургия и очевидно другие сектора национальной экономики имеют крайне тяжёлую ситуацию по уровню нашей конкурентоспособности.

Продолжает оставаться очень тяжёлой ситуация с ликвидацией перекрёстного субсидирования. Цель ликвидации перекрестного субсидирования была зафиксирована в нашем законодательстве, но оно, к сожалению, продолжает иметь место, причём в массовом количестве. На следующем слайде мы приводим оценки бизнес-школы «Сколково» по объёму перекрёстного субсидирования в российской экономике, который достиг уже 324 млрд, и потери от которого составляют примерно 3,6% от промышленного производства. Это сопоставимо с ростом российской экономики, по сути, полуторакратный рост экономики. Только ликвидация перекрёстного субсидирования позволила бы на 0,8% повысить темпы роста экономики сразу. Это, конечно, очень-очень серьёзный вопрос, особенно нас тревожит это в связи с тем, что сейчас в Государственной Думе подготовлен ко второму чтению проект федерального закона о внесении изменений в федеральный закон об электроэнергетике, согласно которому ситуация такая неустойчивая…

Д.Медведев: А вы как к этому законопроекту относитесь?

А.Мордашов: Крайне негативно.

Д.Медведев: Я сейчас с депутатами встречался, они тоже его достаточно энергично критиковали.

А.Мордашов: Мы относимся к нему, Дмитрий Анатольевич, крайне негативно. Мы подготовили, с Вашего позволения, письмо на эту тему, которое хотели, пользуясь случаем, вам передать.

Д.Медведев: Давайте.

А.Мордашов: Потому что, по сути, этот закон закрепляет законодательно (простите за тавтологию) попытки отказаться от перекрёстного субсидирования. Пусть не абсолютно линейным образом, но тренд на это был: нам разрешали заключать договора с ФСК («Федеральная сетевая компания»), нам разрешали выходить на оптовый рынок электроэнергии. Если закон будет принят в том виде, в каком он сейчас готовится ко второму чтению, нам запретят выходить на прямые договора, нас заставят заключать договора с местными сетевыми организациями, тарифы которых существенно выше, и это ляжет тяжёлым бременем на экономику наших предприятий, которые и без того испытывают тяжёлые последствия глобального экономического кризиса.

Это огромная тема, мы были бы рады, если бы Вы, Дмитрий Анатольевич, сочли возможным как-то интегрировать нас – российскую металлургию – и бизнес в целом в процесс обсуждения этой темы, потому что она крайне болезненна для всех нас. Если уже закрепится на законодательном уровне отказ…

Д.Медведев: Тема такая противная, что по этому поводу я проводил несколько совещаний, Президент проводил, я уж не говорю про курирующего вице-премьера, и всё равно всё очень непросто, но я вас услышал, я все поручения дам, и, может быть, повидаемся.

А.Мордашов: Если можно. Спасибо большое. Эта тема крайне болезненна для нас.

А.Мордашов: «Российская чёрная металлургия продемонстрировала очень существенное развитие в последние годы. Гигантские средства были инвестированы в наши фонды. И сегодня мы можем с гордостью говорить, что российская чёрная металлургия по состоянию фондов, по технологиям находится на абсолютно передовых позициях в мире».

Следующей темой, на которую следует обратить внимание, по нашему глубокому убеждению, является тема тарифов на железнодорожные перевозки. На слайде №8 мы приводим картину динамики этих тарифов и влияние этой динамики на нашу экономику за последние годы. Если в 2002 году в Российской Федерации средний тариф на перевозку экспорта составлял 18 долларов за тонну металлопроката, то сейчас стал 83. При этом наши основные конкуренты, даже в Азии, например, которые тоже имеют большие дистанции, имеют совершенно другую картину: у них тариф был 16, чуть меньше, а у нас сейчас стал 30 в среднем. При всей условности этих цифр, может быть (как их считать), мы точно, объективно видим картину, о которой уже говорили несколько раз сегодня до этого. Средняя цена слябов FOB Чёрное море колеблется (вот если в верхнюю часть слайда посмотреть), колебалась за эти годы от 509 в 2007 году, дошла до 485 в 2013-м, как следствие вот этих всех проблем с перепроизводством стали. При этом тариф на перевозку проката вырос на 105% за это время. То есть ситуация продолжает оставаться достаточно напряжённой. И мы очень поддерживаем (как мы очень надеемся, будет закреплено в ближайшее время в нашей стране) то, что тарифы естественных монополий и, в частности, железнодорожные тарифы на перевозку не будут расти темпом, превышающим темпы инфляции.

При этом нам бы казалось, что для прогнозирования наших инвестиционных проектов, для придания предсказуемости нашей прежде всего инвестиционной деятельности было бы, может, целесообразно переходить к долгосрочному планированию тарифов и заключению долгосрочных соглашений по уровню тарифов с нашими партнёрами на железной дороге, с железной дорогой. Крайне важная для нас тема.

При этом мы продолжаем инвестировать в наши активы. На 9-м слайде мы привели ту информацию, которая сегодня звучала, и спасибо Вам, Дмитрий Анатольевич, за признание наших усилий по развитию наших мощностей.

Российская чёрная металлургия продемонстрировала очень существенное развитие в последние годы. Гигантские средства были инвестированы в наши фонды. И сегодня мы можем с гордостью говорить, что российская чёрная металлургия по состоянию фондов, по технологиям находится на абсолютно передовых позициях в мире. И сегодняшнее событие – открытие нового стана, – дополнительное тому подтверждение. Инвестиции в чёрной металлургии в целом за 2000–2012 год составили 1,34 трлн рублей. Если взять 2000–2008 годы, в 8,7 раза увеличились инвестиции среднегодовые по сравнению с тем, что было в десятилетие предшествующее.

Мы готовы действовать и дальше, мы готовы развивать наши фонды, но, конечно, это очень зависит от конъюнктуры и поддержки государства, о которой мы сегодня как раз хотели поговорить.

А.Мордашов: «Инвестиции в чёрной металлургии в целом за 2000–2012 год составили 1,34 трлн рублей. Если взять 2000–2008 годы, в 8,7 раза увеличились инвестиции среднегодовые по сравнению с тем, что было в десятилетие предшествующее».

При этом, если мы перейдём к конкретным темам, на следующих слайдах №10 и №11 мы привели перечень проектов, которые взялись реализовывать компании нашей отрасли – «Евраз», «Северсталь», «НЛМК», «Мечел», «Металлоинвест» и многие-многие другие, которые не упомянуты в этой таблице. Речь идёт о многомиллиардных инвестициях в развитие месторождений, особенно удалённых месторождений. Общий объём инвестиций предприятий – членов «Российской стали» должен составить 630 млрд рублей в развитие всех этих проектов. Понятно, что это вопрос длительного периода времени, тем не менее сумма эта очень существенная. Из неё 240 млрд – это инвестиции в развитие инфраструктуры в регионах.

Очевидно, что, для того чтобы реализовать эти проекты, особенно в условиях сегодняшней сжимающейся доходности наших предприятий, нам крайне важна государственная поддержка. Может быть, было бы справедливо, чтобы как принцип было закреплено (понятно, что это нужно обсуждать, и, наверное, обсуждать для каждого конкретного проекта в частности) развитие государственно-частного партнёрства вокруг этих проектов по принципам, когда государство инвестирует в развитие инфраструктуры, а мы инвестируем в развитие бизнеса, потому что очевидно, что без такой поддержки инвестировать 240 млрд рублей нам в целом, всей отрасли, сегодня будет невозможно. При этом мы готовы вкладываться в развитие, но нам очень важна эта поддержка, компенсация. По сути, мы говорим о государственно-частном партнёрстве развития инфраструктуры, которое позволило бы нам инвестировать в развитие собственных предприятий, прежде всего горнодобывающих.

Также просили бы вернуться к вопросу, по которому уже давались поручения и Президентом Владимиром Владимировичем Путиным, и Вами, Дмитрий Анатольевич, – предоставить льготу по уплате налога на добычу полезных ископаемых при освоении месторождений в труднодоступных, отдалённых местах. Пока решений, к сожалению, по этому вопросу нет, и очевидно, что сегодня… Довольно странно, кстати (если позволите заметку на полях) дискутировать на эту тему, ведь если не будет поддержки… Непредоставление нам льготы в этом вопросе – это, по сути, в известной степени делёж шкуры неубитого медведя, потому что проектов-то этих нет, сегодня предоставление льготы не заберёт деньги из бюджета, просто потому что их туда никто не платит. Но если дать такую льготу, это даст дополнительный шанс, дополнительный импульс развитию этих проектов, которые могут принести дополнительные доходы в бюджет в будущем, поэтому поручение давалось неоднократно, но, к сожалению, пока оно как-то застревает в процессе согласования.

Есть другой способ, который, наверное, может помочь реализации проектов, связанных с развитием инфраструктуры, – придание этому коммерческого характера, эта тема на следующем слайде, №12, затронута. Целый ряд наших членов партнёрства российских металлургов говорит о том, что мы готовы инвестировать в инфраструктуру, но тогда эти инвестиции должны быть на принципах прозрачности, возвратности, платности, то есть тогда готовы инвестировать в неё как в коммерческий бизнес. Но для этого нужно в известной степени создать правовую среду, позволяющую инвестировать в эти проекты.

Возможно, и первый, и второй подход могут быть скомбинированы вместе, когда, с одной стороны, государство инвестирует часть средств в инфраструктуру просто как прямые дотации в её развитие, а часть средств покрывается за счёт коммерческого участия участников проекта.

Крайне важная тема для нас, о которой уже сегодня говорили Вы, Дмитрий Анатольевич, и звучала она у Алексея Львовича (А.Рахманов), – это тема защиты внутреннего рынка. Мы хотели бы коснуться на 13-м слайде темы антидемпинговых расследований. Они являются очень типичными в чёрной металлургии в мире в целом. Мы видим, как решительно пользуются этим инструментом наши конкуренты за рубежом, и, к сожалению, здесь, на наш взгляд, мы очень сильно отстаём. Простой пример: во всём мире крайне активно применяется такой инструмент, как введение так называемых ретроактивных пошлин после начала расследования. Этот инструмент предусмотрен нашим законодательством, но мы им никогда не пользовались.

Применение его в западных странах приводит к следующему: как только национальные производители видят угрозу местному рынку и видят рост импорта, они подают соответствующую петицию. И с момента, когда она подана, возникает риск у импортёра быть субъектом антидемпинговых пошлин, если они будут применены задним числом, это резко сдерживает ввоз в страну. Смысл этого очень понятен на том примере, который приведён на 13-м слайде.

Мы таким инструментом не пользуемся и никого не пугаем, а у нас, кстати, есть уже большой опыт быть субъектами таких разбирательств в мире, мы знаем по себе, как эффективно действует этот инструмент…

Д.Медведев: А почему мы им не пользуемся, по-вашему?

А.Мордашов: А это очень хороший вопрос!

Д.Медведев: Просто не умеем, или не хотим, или какие-то лоббисты с другой стороны действуют? Что это вообще?

А.Мордашов: Мне кажется, не хватает некоторой политической воли, решительности на уровне руководства наших, так сказать, правительств и Евразийской комиссии. Как-то всё это вместе не склеивается. Нужна определённая жёсткость, что ли, и твёрдость сказать, что мы введём задним числом…

Д.Медведев: Введение ретроактивных пошлин чем грозит вообще нам?

А.Мордашов: Ничем!

Д.Медведев: В случае, если мы ошиблись по каким-то соображениям, ещё что-то?

Реплика: Если ошиблись, должны вернуть все уплаченные пошлины в течение нескольких месяцев.

Д.Медведев: Вот я об этом и спрашиваю. Пожалуйста, развейте эту тему в вашей версии.

А.Мордашов: Да, это очень хорошая тема. Вот посмотрите: мы объявили в феврале 2011 года расследование в отношении импорта проката с полимерным покрытием из Китайской Народной Республики, в июле 2012 года решение было принято и пошлины введены. Поскольку у нас нет практики ретроактивных пошлин, это, естественно, стимулирует всех импортёров взрывным образом везти продукцию в страну. За этот период проката было ввезено в 2,5 раза больше, чем за 2,5 предыдущих года, то есть они ввезли за период менее чем год то, что ввозили раньше за 2,5 года. Очевидный стимул, который исчезает, если есть механизмы ретроактивных пошлин. Он у нас в принципе предусмотрен, но какие-то опасения… Ведь это же всё в наших руках, то есть если мы приняли… Даже не в том дело, что мы должны начать облагать пошлиной, но просто, если мы введём правило, что если решение такое будет принято, то есть если Евразийская комиссия примет решение ввести пошлины, то они будут действовать на несколько месяцев назад – это уже само как принцип будет сдерживать импортёров от резкого усиления ввоза, чего не произошло в этом случае, и мы получили реальный удар нашему рынку.

Д.Медведев: Я хочу понять, может, Минэкономразвития ответит, у нас вообще есть пример использования этих пошлин сейчас, хоть один?

А.Клепач (заместитель Министра экономического развития): Насколько я знаю, нет. Сам инструмент правильный, его надо использовать, просто надо конкретно смотреть…

Д.Медведев: Слушайте, это «конкретно смотреть» мы слышим каждый день: «конкретно смотреть», «разбираться», «действовать аккуратно» и так далее. В результате, если мы ничего не применим никогда, нас только и будут дрючить, извините за выражение, понимая, что от нас они не дождутся ничего по каким-то непонятным соображениям – или потому, что у нас бюрократия неэффективная, или потому, что у нас есть Евразийская экономическая комиссия теперь, или ещё какие-то причины. Мы их просто не вводим, это плохо. Я сейчас не по конкретным обстоятельствам, а в принципе, и даже не по чёрной металлургии, хотя по чёрной металлургии это, наверное, можно было бы сделать в первую очередь. Продолжайте, я потом ещё завершу по этому поводу.

А.Мордашов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Но пользуясь случаем, просили бы вернуться к этому вопросу и как-то закрепить на уровне российского Правительства и Евразийской комиссии, что мы такие пошлины вводим, можем. Даже сама по себе такая угроза, мы уверены, может оказать существенное влияние на стабилизацию рынка.

Следующий вопрос, который тоже является, с нашей точки зрения, очень чувствительным, изложен на слайде №14. Это, по сути, некоторая приоритетность при осуществлении закупок за государственные средства национальными производителями. Мы знаем, что в той или иной мере это практикуют многие страны в мире: до сих пор в Соединённых Штатах, несмотря на всю критику, действует программа «Покупай американское», и реально иногда в некоторые закупки мы не можем вписаться. При этом, если мы посмотрим на такие важные и значимые инфраструктурные проекты, как строительство объектов для сочинской Олимпиады, только 50% проката было закуплено в Российской Федерации.

В 2012 году под строительство олимпийских объектов импорт проката достиг рекордного уровня в 190 тыс. т. Может быть, воспользоваться тем опытом, который есть у США, например, и какой-то принцип «покупай российское» при госзакупках, например, нам кажется, был бы оправданным. И некие преференции, ценовые, может быть, по возможности. Но хотя бы «покупай российское» при прочих равных условиях, если эти деньги взяты из кармана российского налогоплательщика.

Конечно, крайне важным вопросом является тот, о котором говорили уже Вы, Дмитрий Анатольевич, и мы коснулись его на 15-м слайде, – это помощь нашим потребителям. Мы здесь прежде всего своё благосостояние связываем с ростом потребления внутри России и с благосостоянием наших покупателей. Здесь всяческая поддержка предприятий машиностроительного комплекса для нас обернулась бы дополнительным плюсом, ростом. Мы всячески желаем нашим потребителям, нашим партнёрам-машиностроителям успехов в развитии. Для нас это крайне-крайне важно. И здесь такие меры, как поддержка экспорта российских машиностроительных компаний и льготное кредитование их технического развития, – мы бы ещё раз хотели, так сказать, наш голос поднять в защиту этих мер.

Есть одна тема, по которой мы тоже хотели бы высказаться, и Вы уже сказали о ней, – это дальнейшее применение труб, бывших в употреблении. Мои коллеги-трубники скажут об этом несколько слов, я просто хотел упомянуть об этом в своём выступлении, сказать о том, что ежегодный ущерб, по нашим оценкам, от применения труб, бывших в употреблении, оценивается в 500–600 млн долларов для трубной и 150–200 млн долларов США для остальной промышленности нашей страны.

Следующая тема – это тоже стимулирование потребления российской стали в России (изложена на 17-м слайде), это подталкивание иностранных производителей, в частности автопроизводителей, к дополнительной локализации. Мы как-то столкнулись с тем, что нормы, которые записаны по нашей продукции, относительно невелики. Соглашения о локализации, может быть, не все можно поменять, но всё-таки мы бы хотели обратить внимание на то, что это крайне важный вопрос, и по возможности всё-таки в тех случаях, когда возможно, вернуться к темам усиления требований по локализации. Сейчас не менее 15% указано в соглашениях, что, с нашей точки зрения, очень мало. Мы, конечно, рвёмся вперёд, инвестируем в совместные предприятия, проходим омологацию. Все здесь сидящие коллеги, участвующие в поставках автомобильной промышленности, в этом участвуют, но дополнительная поддержка в виде законодательно закреплённых требований по высокой доле закупки на российском рынке, пусть постепенно нарастающей высокой доле локализации, была бы очень важна.

Следующая тема, связанная с дефицитом сырья, который, возможно, нарастает, дефицитом лома (изложена на 18-м слайде), – это тема, связанная с отменой НДС на импорт лома из Казахстана, что дополнительно помогло бы нам улучшить нашу сырьевую базу, притом что НДС там сохранился, притом что в Российской Федерации он с закупки металлолома не берётся.

Ещё одна тема, которая становится всё более и более чувствительной – это рост различных платежей, связанных с экологией. На 19-м слайде мы обращаем внимание на то, что сегодня методика исчисления размера вреда, причиняемого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утверждённая в 2009 году приказом Минприроды, не отражает, по сути, те принципы, которые закреплены в нашем праве. То есть она исходит не из конкретного размера ущерба, не конкретного размера вредных средств, ущерба природе, а просто из объёма выбросов без всякого анализа этого.

С нашей точки зрения, было бы правильно вернуться к этой методике и сделать её более справедливой, чтобы плата отражала реальный ущерб, нанесённый такими нарушениями.

Ещё одна тема, связанная с этим (20 слайд): регулирование сбросов в водоёмы и на рельеф местности. Сегодня нас заставляют сплошь и рядом сливать воду, по параметрам лучшую, чем мы берём из водоёма. По сути, мы должны вкладывать…

Д.Медведев: Очисткой заниматься?

А.Мордашов: Совершенно верно. По нашим оценкам, примерно половина наших расходов на очистку воды связана с необходимостью довести её до уровня нормативов, которые выше, чем качество воды, которую мы забираем. И, с нашей точки зрения, это дополнительная нагрузка, очень тяжёлая, на наши издержки.

И, кроме того, законодательство никак не регулирует вопрос сброса так называемых загрязняющих веществ на рельеф местности, куда у нас стекают особенно канализационные стоки. Вся эта масса идет как сверхнормативная, по существу, её невозможно избежать, когда дождь идёт и так далее. Поэтому мы бы считали правильным вернуться к этому вопросу и разработать нормативы, регулирующие сброс загрязняющих веществ на рельеф местности.

Норма о том, что мы сегодня зачастую стали заложниками высоких требований законодателей… То есть фактически вода, которую мы берём, хуже, чем эти нормы. Кто-то её загрязнил, мы её берём, но с нас уже спрашивают по всей строгости закона, что называется. И мы должны уже слить её только того качества, которое предусмотрено нормой. Это очень тяжело.

Ещё одна тема, в которой мы хотели бы попросить Вашей поддержки, следующая. Россия – единственная страна в мире, где вскрыша при разработке месторождений полезных ископаемых считается отходом. С нас берут за это дополнительные платежи, особенно там есть возможности местных советов повышать платежи, и зачастую они могут достигать довольно заметных размеров. Мы бы просили обратить на это внимание и закрепить на законодательном уровне, во-первых, возможность использования отходов горнодобывающей промышленности для рекультивации. То есть, по сути, мы сняли землю сверху, потом достали полезные ископаемые, а землю пока положили в отвал – мы можем эту землю обратно положить для рекультивации земель и это не считать отходом. Кроме того, в принципе исключить вскрышные породы из объёма отходов, поскольку, с нашей точки зрения, эта земля, которую мы сняли сверху, никак не загрязнена, никак не испорчена, это не отход, а просто земля, перемещённая в процессе разработки месторождения.

Последнее, чего мы хотели бы коснуться, – это инициатива ФАС о регистрации внебиржевых сделок и торговле металлопрокатом. Она, может, не столь принципиальная, но нам кажется, что она не даст должного эффекта.

Ещё одна тема, которой бы хотелось коснуться (она не отражена на наших слайдах), – это информация о том, что в Правительстве готовится законопроект… Может быть, пока мы не видели практических последствий этой подготовки, но слышали о том, что готовится законопроект, предусматривающий переход к исчислению налога на имущество, исходя из кадастровой стоимости этого имущества. То есть, по сути, это может означать, что, как это было с землёй, например, некие органы, местные или федеральные, будут определять стоимость наших доменных печей и так далее, из которой мы сегодня платим налог на имущество, исходя из остаточной стоимости, будут определять кадастровую стоимость исходя из не знаю какой, рыночной, и нас заставлять уже платить налог на имущество с этого. Мы бы хотели высказать своё опасение по этому поводу и просить вовлечь нас в процесс обсуждения такого законопроекта, если он на самом деле готовится.

В заключение хотелось бы ещё раз поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, за внимание к нашей отрасли и за поддержку. Считаю, что в целом мы динамично развиваемся. Несомненно, наша динамика развития сильно сжалась в последнее время, но есть рынок и есть потенциал, накопленный нашей отраслью, однако реализация этого потенциала и максимальное использование его возможностей очень сильно зависят от Вашей поддержки.

Д.Медведев: Спасибо, Алексей Александрович. Пожалуйста, Аркадий Владимирович (А.Дворкович) хочет отреагировать. Я обычно в конце…

А.Дворкович: По нескольким пунктам. Первое – по «последней миле». Проблема действительно сложная. Я сразу хочу сказать, что для меня странно читать в обращении, что законопроект был разработан в отсутствие каких-либо консультаций с предпринимательским сообществом. Это просто не так, это не соответствует действительности. Консультации были. У разных представителей предпринимательского сообщества разные позиции на эту тему (я не говорю о металлургах только, я говорю о предпринимательском сообществе в целом), и консультации шли очень сложно. Окончательного согласия достичь не удалось – это правда, тем не менее консультации были.

А.Дворкович: «В целом инвестпрограмма РЖД может увеличиться примерно в 1,5 раза в среднесрочной перспективе – это серьёзный дополнительный спрос на металлопродукцию».

У малого и среднего бизнеса есть общее понимание, что в случае отсутствия в оставшиеся до конца этого года месяцы каких-либо серьёзных действий отмена института «последней мили» приведёт к дополнительному существенному росту цен на электроэнергию для малых и средних предприятий в ряде регионов России. Не во всех! Эти регионы можно пересчитать, скорее всего, по пальцам двух рук, тем не менее примерно в таком количестве регионов это может привести к существенному росту цен на электроэнергию. Поэтому, с точки зрения Минэнерго и большинства других министерств, по этим регионам нужны индивидуальные решения, для которых нет никакой законодательной рамки в настоящее время. В настоящее время просто с 1 января отменяется институт «последняя миля», и компании, которые используют прямые соглашения с ФСК, естественно, находятся в сильной позиции по отношению к Правительству, к органам власти. То есть если мы ничего не будем делать, просто это будет означать отмену института «последней мили» и автоматическую необходимость компенсации соответствующей потери дохода либо для сетевых организаций, либо для потребителей. Скорее всего, половина этого объёма, по моим оценкам, просто ляжет на бюджет. То есть половину можно будет успеть соптимизировать каким-то образом, а половина просто ляжет на бюджет, на всех остальных налогоплательщиков просто потому, что уже осталось не так много времени.

Чтобы договаривающиеся стороны были хотя бы примерно в равном положении, нужны правовые рамки для заключения таких договорённостей, именно поэтому была сделана попытка разработать закон. Я не берусь утверждать, что он оптимален, поскольку предусматривает серьёзное изменение договорных отношений на всём рынке, и риски действительно очень большие, и, возможно, мы до 1 сентября действительно сможем найти иное решение. Но я бы хотел предостеречь от такого простого подхода: лучше, чтобы никакой закон не принимался, давайте вы там сами оптимизируйте всё в российских сетях, и всё будет хорошо. Не будет хорошо просто потому, что пострадает малый и средний бизнес и, скорее всего, пострадает население в результате такого подхода либо все налогоплательщики, так как бюджет заплатит всем остальным потребителям. Поэтому я предлагаю за ближайший месяц выработать согласованную позицию, как сформировать нормативные рамки для осуществления перехода от нынешней ситуации в нормальную ситуацию. В этом переходном периоде издержки должны между собой разделить те категории игроков, о которых я сказал, – сетевые организации, крупный бизнес, бюджет и потребители, я имею в виду малый и средний бизнес и граждане, может быть, в рамках введения социальной нормы в тех регионах, о которых мы говорим. Чтобы не понесли потерь, чтобы не были наложены излишние издержки на малоимущих граждан, которые не могут платить сразу существенно больше. Мы это будем делать в рамках консультаций с предпринимательским сообществом, со всеми объединениями, в том числе и с крупными энергоёмкими потребителями, для которых в любом случае будут установлены пониженные тарифы по сравнению с теми, которые будут существовать для всех. Такое решение было изначально заявлено, причём законопроект мы предлагаем подготовить сразу с подзаконными актами, чтобы, как это и сказано в поручении Президента, для всех была полная ясность, как это будет работать с 1 января следующего года.

По инфраструктуре. Спрос на металлопродукцию, и здесь реализация крупных проектов, безусловно, должна помочь и по высокоскоростным магистралям, и по БАМ, Транссибу и ряду других проектов. В целом инвестпрограмма РЖД может увеличиться примерно в 1,5 раза в среднесрочной перспективе – это серьёзный дополнительный спрос на металлопродукцию.

Вторая тема – обеспечение инвестпроектов, которые будете реализовывать вы и другие компании. Здесь действительно должно быть решение в рамках государственно-частного партнёрства. Игорь Иванович Шувалов недавно проводил совещание, до этого я проводил совещание. Мы договорились в целом примерно о такой схеме: должна быть долгосрочная тарифная политика с понятной динамикой тарифов. Компании просят гибкую динамику тарифов в зависимости от мировых цен на свою продукцию, своё сырьё. Это непросто зафиксировать. Мы подумаем, можно ли это сделать. Но одновременно нам нужны взаимные обязательства со стороны государства, РЖД (в данном случае) и компаний по объёмам поставок. Иначе РЖД невыгодно строить всю эту инфраструктуру, если не будет гарантированного объёма поставок. Возможно, потребуется по отдельным маршрутам дополнительный инвесттариф через пять лет (то есть после завершения пятилетнего периода, когда тарифы не будут быстро расти), чтобы обеспечить отдачу на вложенный капитал в РЖД, и задействовать средства Фонда национального благосостояния, но со льготами по НДПИ, которые фактически соответствовали бы этой дополнительной нагрузке по тарифу.

То есть льготы по НДПИ нужны точно, я в этом не сомневаюсь ни на секунду. Но после завершения пятилетнего периода, возможно, этот однопроцентный инвесттариф в РЖД по этим маршрутам понадобится, чтобы получить отдачу для Фонда национального благосостояния.

По другим отдельным мерам, по запрету использования бывших в употреблении металлоконструкций: мы это точно поддержим, если Правительство в целом поддержит. Это дополнительные издержки формально для тех, кто будет строить…

Д.Медведев: Я как раз этот вопрос задал коллегам. Вы-то поддерживаете это?

А.Дворкович: Они, конечно, поддерживают, потому что они производят новую продукцию. Поэтому, конечно, если бывшая в употреблении уходит в металлолом в том числе, то в принципе это улучшает баланс по всей отрасли.

Но нужно сделать так, чтобы у потребителей, которые будут использовать новую продукцию, было понимание более-менее хотя бы среднесрочной динамики цен на вашу продукцию, чтобы были договоры, которыми могли бы пользоваться и предсказывать свои затраты на несколько лет вперёд, а не только на несколько месяцев вперёд.

И по экологической составляющей мы, естественно, отработаем те предложения, которые есть. В любом случае необходимо сделать так, чтобы инвестиции, которые компания осуществляет в улучшение экологии, в защиту окружающей среды, засчитывались в ту плату, которая есть, тогда это не будет дополнительными затратами для компаний, это может быть таким решением, которое устроит всех.

Д.Медведев: Спасибо, Аркадий Владимирович. С учётом того, что прозвучал довольно обстоятельный доклад Алексея Александровича(А.Мордашова), консолидирующий позицию отрасли, я обращаюсь ко всем присутствующим с предложением какие-то дополнения сделать, естественно, не повторяя уже то, что прозвучало. Если что-то нужно ещё раз акцентировать, то, пожалуйста… Я потом, естественно, тоже подведу итог, хотя многое сейчас уже сказал Аркадий Владимирович (А.Дворкович).

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 17 июля 2013 > № 861699 Алексей Мордашов


Норвегия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > barentsobserver.com, 7 июля 2013 > № 850945

Норвежскому министру окружающей среды не удалось ввести в практику ежегодный отчёт о выбросах с металлургического комбината в Никеле (Мурманская область). Из России пришёл ответ, что информация об объёмах выбросов, по действующему законодательству, засекречена.

Выбросы металлургического производства в Никеле стояли на повестке заседания Межправительственной норвежско-российской комиссии по экономическому сотрудничеству, состоявшегося в июне в Осло. Результатов заседание не принесло.

Комиссия уже дважды выносила решение создать рабочую группу, которая будет освещать продвижение в деле сокращения выбросов сернистого ангидрида и тяжёлых металлов. Обе попытки провалились, хотя идея была предложена в 2010 году президентом РФ Дмитрием Медведевым и премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом. Главная причина провала, по мнению министра окружающей среды Борда Вегара Сулхъелля, в нежелании «Норильского никеля» сотрудничать.

«На заседании комиссии 11 июня этого года в Осло была предпринята попытка ввести практику ежегодной отчётности перед заседанием комиссии. Попытка провалилась, поскольку цифры выбросов, по российскому законодательству, являются коммерческой тайной», – пишет Сулхьелль в ответе на запрос депутата Стортинга Ивара Кристиансена. Кристиансена интересовало, что министр собирается предпринять, чтобы привлечь «Норильский никель» к ответственности за загрязнение на норвежской стороне границы.

Месяц назад мэр приграничной коммуны Сёр-Варангер Сесилия Хансен заявила о намерении подать на «Норильский никель» в суд за загрязнение окружающей среды.

«Я прекрасно понимаю, насколько разочарованы жители Сёр-Варангера в российской компании, которой наплевать что на природу, что на здоровье людей, живущих у границы. Но я считаю, что добиться результатов через суд будет трудно. Несмотря на все проблемы, с которыми мы столкнулись в этом вопросе, думаю, его можно решить только через политический диалог», – говорит Борд Вегар Сулхъелль.

В июне в Осло норвежский министр окружающей среды обсуждал вопрос о загрязнении в Никеле с российским министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским, который приезжал в Осло.

Выбросы диоксида серы на металлургическом комбинате в Никеле производится с открытым нарушением норм качества воздуха на норвежской стороне границы. До того, как данные засекретили, годовой объём выбросов сернистого газа оценивался в 90.000 тонн.

Норвегия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > barentsobserver.com, 7 июля 2013 > № 850945


Латвия > Металлургия, горнодобыча > telegraf.lv, 3 июля 2013 > № 844125 Андрис Вилкс

Министр финансов Андрис Вилкс в интервью Телеграфу весьма оптимистично оценивает ход переговоров с новыми инвесторами Liepājas metalurgs и преисполняется скепсисом, когда речь заходит о нынешних акционерах предприятия. В переговорах о судьбе Liepājas metalurgs критической станет первая половина июля, спрогнозировал Вилкс.

— В ваш адрес по поводу ситуации с Liepājas metalurgs звучало много критики. Минфин должен был следить за тем, что происходит на предприятии, поскольку именно от министерства завод получил государственные гарантии под кредит. Вы же, получается, проспали кризис. Почему не вмешались раньше?

— Мы смотрели на ситуацию на заводе точно так же, как и на еще 50 проектов, по которым были выданы госгарантии. Есть система и нормативные акты, которые указывают, как нужно контролировать. Показатели своей работы должно представлять и объяснять руководство предприятия. Мы же не можем влиять на них. У нас нет ни одного представителя в правлении или совете предприятия. И если данные представляются искаженными, мы не можем ничего сделать. Те же аудиты Liepājas metalurgs вплоть до последнего времени были позитивные, что ставит вопросы и о работе аудиторов.

Вообще я считаю, что государство не должно гарантировать частные кредиты. Изначально нужно было менять условия и требовать ввести представителя Министерства финансов в руководство завода. Мы начали разговаривать с правлением Liepājas metalurgs еще в первом квартале прошлого года, когда получили не столь позитивные отчеты, как до этого. И у нас были конкретные рекомендации, в том числе по поиску инвестора, который мог бы перенять предприятие.

Нельзя частнику давать гарантии, потому что у него появляется большое желание за счет государства комфортно себя чувствовать. Я бы никогда Liepājas metalurgs гарантию не дал. Нельзя такому крупному предприятию в такой тяжелой отрасли давать гарантий. Слава богу, не на 160 миллионов дали, как хотели изначально.

— Как же решится судьба предприятия? Похоже, что все «дедлайны» уже пройдены.

— Акционеры по-прежнему делают вид, что что-то делают. Но фактически они ничего не делают. Ни акций не отдали, ни денег.

Большие инвесторы из России и СНГ сейчас разговаривают с консультантами из Prudentia и премьером. У них есть интерес, и это сказывается на прогрессе переговоров — дошли уже до обсуждения цены. Мой же, как министра финансов, главный интерес в том, чтобы предприятие продолжало работу, но при этом налогоплательщики заплатили как можно меньше денег.

К сожалению, у меня такое чувство, что процесс затягивается. Ультиматумы не работают, а акционеры все обещают вот-вот все сделать. Мне трудно ответить, чем все закончится. Но я точно знаю, что государство в предприятие не будет входить. Возможно, инвестора привлечем, но не так быстро, как надеялись. Критическим станет первая половина июля.

Остается только надеяться, что акционеры будут ответственными и выполнят свои обязательства. Пока же видно, что они просто хотят остаться на предприятии, а не думают о государстве.

В любом случае, по моему убеждению, будущее Liepājas metalurgs связано с приходом сильного инвестора, но не с нынешними акционерами. Они уже потеряли предприятие и их поведение просто торпедирует переговорный процесс.

— Проблемы Liepājas metalurgs уже успели отразиться в статистике латвийской экономики в целом? Насколько они окажутся существенными по итогам года?

— Да, в первом квартале уже есть влияние. Во-первых, в первом квартале темпы роста экспорта снизились до 7,6%. Во-вторых, объем обрабатывающей промышленности сократился.

Во втором квартале будет еще хуже. Трудно сказать, сколько мы потеряем в ВВП за это время. Думаю, не больше 0,1%. Ну, а в течение года, если завод окончательно остановится, можем потерять и целый процент.

Но я все же склонен считать, что инвестор придет, и завод возобновит свою деятельность.

Латвия > Металлургия, горнодобыча > telegraf.lv, 3 июля 2013 > № 844125 Андрис Вилкс


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 27 июня 2013 > № 859851

Группа IBS разработала для НЛМК систему поддержки сбыта продукции и взаимодействия с клиентами

Перед новой CRM-системой НЛМК было поставлено несколько целей:

- улучшение уровня обслуживания клиентов;

- повышение продаж и снижение издержек за счет ликвидации информационных и организационных барьеров;

- оптимизация процессов и инструментов взаимодействия с покупателями.

Масштабы предприятия и широкий сортамент продукции, предусматривающий обширный спектр возможных вариантов поставок обуславливают ряд очень специфических требований к CRM решению. Так система должна уметь конфигурировать сложные технические и коммерческие параметры спецификаций, поддерживать единые правила по работе с НСИ предприятия, встраиваться в текущие процессы производства и сбыта продукции, позволять максимально быстро принимать и обрабатывать самые сложные запросы клиентов.

Решение

Специалисты Группы IBS c учетом самых высоких мировых стандартов создали для НЛМК корпоративную CRM-систему на базе передовых технологий Microsoft, включая программные комплексы Microsoft Dynamics CRM, Microsoft SharePoint портал и интернет-конфигуратор продукции e-Con.

Результаты

После полного ввода в промышленную эксплуатацию платформа Microsoft Dynamics CRM стала основной новой сбытовой системы комбината. На ее базе организованы рабочие места сотрудников НЛМК, которые в едином окне почтовой программы видят не только электронную почту, но и всю остальную информацию, необходимую для качественного обслуживания покупателей. Так, например, прямо из MS Outlook сотрудники НЛМК могут зарегистрировать запрос или заявку от покупателя и в реальном времени сконфигурировать спецификацию, учитывающую все параметры будущего заказа. После согласования объемов, сроков, ценовых и других параметров, спецификации автоматически падают в систему управления предприятием, где далее превращаются в заказы на исполнение. При этом, в CRM-системе отслеживается не только статус заказа, но и вся остальная информация, которая может потребоваться покупателю или сотруднику сбыта в любой момент времени.

На тех же принципах основан блок обработки рекламаций. Будучи направленным на максимально быстрое и качественное решений проблем покупателей, данный функционал позволяет с минимальный усилиями зарегистрировать несоответствие поставки заказу, а также, в максимально короткие сроки разобраться в ситуации.

В результате данного проекта НЛМК может предложить своим покупателям целый спектр полезных, актуальных, но ранее недоступных сервисов, которые сделают работу с огромным комбинатом простой и удобной. В частности для потенциальных и текущих клиентов предусмотрен специальный интернет-портал, с помощью которого в удобном и понятном интерфейсе покупатели могут самостоятельно указать любые интересующие характеристики желаемой поставки, посмотреть состояние заказа, зарегистрировать претензию и т.д. Это, в свою очередь, позволяет значительно упростить процессы взаимодействия с комбинатом, исключить лишний документооборот, снять соответствующие ограничения по количеству обращений, принимаемых и обрабатываемых коммерческими и техническими службами НЛМК.

Наличие подобных сервисов позволяет консолидировать в CRM-системе все обращения, поступающие на комбинат по различным каналам взаимодействия с покупателями, исключает возможные потери и искажения информации, а также, задержки при взаимодействии сотрудников различных служб.

В новой системе предусмотрены функции онлайн-информирования, что обеспечивает и клиентов, и сотрудников НЛМК своевременной и актуальной информаций по ходу обработки и выполнения запросов, заявок, заказов, претензий и позволяет заблаговременно готовиться к тому или иному событию. Помимо этого, покупателю в личном кабинете на портале доступны все сопровождающие процесс документы и отчеты, в том числе в электронном виде, готовом для полноценного B2B-взаимодействия.

Руководство комбината рассчитывает на то, что система позволит не только улучшить подходы к работе с клиентами, но поможет укрепить имидж компании как надежного поставщика, тонко реагирующего на потребности клиентов и динамику рынка.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 27 июня 2013 > № 859851


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июня 2013 > № 859815

Международная исследовательская компания World Steel Dynamics (WSD) в июне обновила рейтинг 34 наиболее конкурентоспособных сталелитейных компаний мира. ОАО «Северсталь», одна из крупнейших в мире вертикально интегрированных сталелитейных и горнодобывающих компаний, поднялась в рейтинге с третьей (по итогам 2012 года) на вторую строчку, обогнав такие компании как американская Nucor (3 место), российская НЛМК (4 место) и многие другие.Рейтинг составляется World Steel Dynamics на основе оценки 23 параметров, включая такие как рентабельность, эффективность работы по снижению издержек, устойчивость финансового положения, безопасность производства. Наиболее высокие оценки «Северсталь» получила по таким параметрам как эффективность сырьевой политики, присутствие на рынках с высокими темпами роста, эффективность мер по снижению себестоимости и другие.

«Одним из приоритетов компании является сохранение конкурентоспособности по себестоимости и повышение общей эффективности производства. Это особенно актуально в условиях непростой рыночной ситуации. И нам приятно, что эксперты World Steel Dynamicsотметили нашу работу в этом направлении», — прокомментировал заместитель генерального директора по стратегии и корпоративному развитию компании «Северсталь» Томас Верасто.

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июня 2013 > № 859815


Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июня 2013 > № 859794 Владимир Залужский

Об отношениях с инвесторами

Предлагаем вашему вниманию интервью с Владимиром Залужским, начальником управления по связям с инвесторами OAO Северсталь, которое он дал изданию "IR magazine Russia & CIS".

- Владимир, в 2012 году ваша компания ОАО Северсталь получила Grand prix for best overall investor relations на церемонии награждения IR Magazine Russia&CIS среди компаний с наибольшей капитализацией. Что вы скажете о церемонии, организуемой нашим журналом?

- В прошлом году я был в Лондоне на аналогичном мероприятии, поэтому есть с чем сравнить. В России это мероприятие прошло на очень достойном уровне, что подтверждает, что профессия IR-менеджера становится в некотором смысле статусной и поднимается вверх в корпоративной иерархии. Во-вторых, нас, IR-щиков уже много и мы становимся привлекательной целевой аудиторией для организаторов и провайдеров услуг.

Что касается нашего награждения, в любой профессии для человека важно общественное признание, особенно, когда оно основано на результатах независимого исследования мнений инвесторов, в данном случае, проводимого компанией Extel (ред. входит в компанию Thomson Reuters Extel). Было приятно получить приз и признание инвесторов, хотя при всей объективности подхода, любые рейтинги относительны. Я точно знаю, что в России много не менее профессиональных IR-команд, чем наша.

- Как вы думаете, почему в прошлом году инвесторы выбрали именно вашу компанию и вас за лучший IR?

- В тот год, мы как компания прошли достаточно серьезный этап трансформации. Мы оптимизировали корпоративную структуру, разрабатывали новую стратегию развития. Эти события были заметны в информационном поле. За год удалось репозиционировать компанию в лидера отрасли. Мы стали восприниматься как компания с хорошей структурой активов, сильным менеджментом, который способен после кризиса 2008 г. быстро реагировать и принимать сложные решения, что, безусловно, положительно в глазах инвесторов.

Таким образом, мы как IR-команда должны были быстро реагировать на изменения в компании, транслировать инвесторам и аналитикам наш новый investment case. Мы использовали всю линейку профессиональных инструментов (road show, развитие сайта, день инвестора, поездки на активы). Мы максимально активно и открыто следовали всем практикам, существующим на Западе.

Нам удалось вовлечь весь топ-менеджмент Северстали в IR-процесс. Здесь очень важна позиция основного акционера. Нам повезло – мажоритарный акционер уделяет большое внимание внешним коммуникациям, вопросам репутации компании и ее позициям на фондовом рынке. Мы ощущали поддержку Совета директоров и топ-менеджмента, что дало свои результаты. Сами по себе IR-специалисты не смогут вызвать 100% доверие к компании без участия топ-менеджмента.

Мы подбирали спикера с учетом того, что происходило в компании. Например, когда хотели представить наши горнодобывающие активы, мы устраивали встречи с руководителем этого дивизиона, организовывали поездки на предприятия. Мы понимали, какие из дивизионов показывают лучшие результаты, и пытались привлечь внимание именно к ним.

- Позволю резюмировать три основных фактора, обусловивших Ваш успех. Первое, компания была сама по себе интересна инвесторам. Второе, активное позиционирование и использование широкого спектра IR инструментов. Третье, заинтересованность топ-менеджмента.

- Совершенно верно.

- А как Вы думаете, роль главы IR важна в этом процессе? Какие персональные качества нужны IR менеджеру, чтобы охватить столько коммуникаций, встреч?

- Универсального набора качеств нет, на мой взгляд. Я убежден, что в IR-профессии есть много места для творчества, креативности. Каждый человек способен привнести что-то свое в формат работы IR-блока, каждый имеет свои сильные стороны. Кто-то силен в цифрах и может с аналитиками часами обсуждать финансовые модели. Кто-то больше силен в персональных коммуникациях и на это делает ставку. Главное, чтобы каждый из подходов способствовал продвижению компании.

Возвращаясь к Вашему вопросу, надо быть максимально вовлеченным в деятельность компании, глубоко понимать суть бизнеса, драйверы рынка. Во-вторых, надо постоянно быть в курсе событий, происходящих на фондовом рынке. Все ждут твоей реакции и комментариев о происходящем на рынке, твоих объяснений, т.е. эрудированности в данной сфере. Нужно быть готовым достаточно профессионально рассказать менеджменту о текущей ситуации. В-третьих, нужно быть хорошим администратором, грамотным организатором, понимать внутреннюю бюрократию (в хорошем смысле слова). Надо быть небезразличным к тому, что происходит в твоей компании, показывать свою ценность не только в сфере IR. Например, наше управление готовит много аналитики для руководства вместе с управлением бизнес-контроллинга. И последнее, надо постоянно подсказывать топ-менеджменту, как лучше позиционировать компанию на инвесторов - смотреть на компанию глазами фондового рынка. На мой взгляд, пока такое «фондовое мышление» развито еще не во всех российских публичных компаниях. Нужно работать в этом направлении, обучать.

Безусловно, необходимо проводить тренинги с внешними консультантами, а также приглашать инвестиционные банки для обучения топ-менеджмента общению с инвесторами.

- В вашей компании такие тренинги проводятся?

- Мы проводили тренинги для руководства при размещении на Лондонской Фондовой Бирже в 2006 году. В последнее время мы «компенсировали» внешние тренинги консультациями корпоративных брокеров. У нас есть два корпоративных брокера –Citi и Deutsche Bank. Мы в любой момент можем к ним обратиться за советом, чтобы понимать происходящее на рынке. Представители банков участвуют во встречах Совета директоров.

- У Вас специальные соглашения с этим банками?

- Да. Это договор об оказании услуг корпоративного брокера. На мой взгляд, институт корпоративного брокерства следует продвигать в России. Впервые он появился в Великобритании много лет назад и большинство компаний из FTSE имеют одного или двух корпоративных брокеров.

Как работает корпоративный брокер? Вы подписываете соглашение с банком, вам выделяется команда специалистов из блока корпоративных финансов, с которыми вы сможете консультироваться по IR-коммуникациям, корпоративному управлению и прочим аспектам работы на фондовом рынке. В ответ компания проводит встречу топ-менеджмента и специалистов банка, чтобы они могли составить свое представление о компании. В дальнейшем специалисты банка получают регулярные updates о работе компании и общаются с топ-менеджментом. Дополнительно банк через своих sales-people содействует продвижению вашей компании на рынке, основываясь на принципе – «если банк работает с компанией, то она стоит внимания». Ведь выступая в качестве корпоративного брокера, банк в некоторой степени рискует своей репутацией. Поэтому совсем недавно мы все были свидетелями, как два международных банка разорвали свои отношения с крупной компанией из СНГ после череды корпоративных скандалов. Для банка поддержка компании – это серьезный шаг. У банка должна быть уверенность в ее стабильном развитии, корпоративном управлении, законности ведения бизнеса и т.д. Что касается финансовой стороны соглашения, то я не буду комментировать, т.к. это очень индивидуально, а иногда бывает вовсе бесплатно.

В чем же заключается мотивация банка? Как правило, банки предлагают услуги корпоративного брокера компаниям с ликвидными бумагами, по которым идут большие объемы торгов. Неликвидным маленьким компаниям сложно заинтересовать банк. Второе, на что рассчитывает банк – это возможность сделок с этой компанией (слияния и поглощения, размещение долговых инструментов). Статус корпоративного брокера не гарантирует автоматического получения мандата от компании в тендере, но шансы повышаются. Для банка корпоративное брокерство – это, прежде всего, выстраивание долгосрочных отношений с конкретной компанией. Ваша компания сама приняла решение по привлечению корпоративного брокера? Первый банк появился с момента выхода на Лондонскую биржу, т.е. уже много лет назад. Позже присоединился второй. Трудно сказать определенно, я еще не работал в компании в то время, но думаю, это было взаимное решение.

- Кто с этими банками общается?

- В основном я и финансовый директор компании, но и более широкий круг топ-менеджеров контактирует - все зависит от ситуации.

- То есть, для Вас это помощь?

- Безусловно. Такого уровень советник – это привилегия, которой мы разумно пользуемся, не злоупотребляя. С точки зрения получения внешнего совета, любая компания может обратиться в любой банк, даже с которым у вас нет подобных отношений, и вам ответят. Но постоянно просить о помощи будет уже сложно, нежели в случае, когда у вас есть соглашение, предполагающее такой формат работы.

- Road show и день инвестора для вас организуют только корпоративные брокеры?

- Организуя road show, мы работаем со всеми банками, но брокеры, разумеется, имеют некоторые приоритеты.

- Но бывает же, что базы инвесторов инвестиционных банков пересекаются?

- Ничего страшного. Можно разделить road show на 2 дня. В первый день один банк ставит встречи с инвесторами, во второй – другой. Для банков это не проблема, это международная практика – они хорошо координируются. Вы правы, инвесторы почти одни и те же у всех крупных банков.

- Вы как-то специальным образом изучаете базу своих инвесторов? Пытаетесь ли Вы сами найти интересных инвесторов?

- Самый сложный вопрос. Конечно, мы делает анализ базы инвесторов через независимых провайдеров и используем эти данные в построении графика встреч в road show. С другой стороны, существует ряд европейских пенсионных фондов, у которых нет практики встреч с менеджментом компаний, акции которых они купили. Они могут быть крупными акционерами, но за пять лет ни разу не встретиться с вами. Это специфика западной культуры, не азиатской.

Главный вопрос, надо ли IR-команде проактивно самим выходить на фонды? У меня нет ответа. Все делают по-разному. Мы свою базу инвесторов не обзваниваем. Мы видим свою роль в том, чтобы дать инвестору широкие возможности встретиться с нами в любой момент, а дальше выбор за ним – встречаться с нами или нет.

- Инвесторы ответили на этот вопрос, выбрав Вас в прошлом году.

- Спасибо.

- Вы упомянули, что компания часто ездит в road show. Поделитесь best practice, насколько часто?

- Что касается road show, то еще до моего прихода в компанию сложилась традиция объявлять ежеквартальные финансовые результаты в road show. Мероприятия проходят каждый квартал с финансовым директором, а на презентации полугодовой и годовой отчетности присутствует и генеральный директор, который является и нашим мажоритарным акционером. Далее наш IR-календарь строится с учетом конференций инвестиционных банков (минимально 5-6 конференций в год). Между квартальными результатами иногда проводятся дополнительные road show. Мы достаточно много ездим и считаем это правильным, так как никакой телефонный звонок не заменит реальную встречу.

- Почему Вы считаете, что важно так часто проводить выездные встречи с инвесторами, ведь это достаточно дорого?

Тренд этого года – сокращение количества аналитиков в банках. Сектор стальной и горнодобывающей промышленности сам по себе испытывает сложности, многие российские компании с начала года потеряли 30-50% своей капитализации. Аналитиков становится меньше, а спрос инвесторов на информацию, по-прежнему, высок. Поэтому важно показывать, что и в сложный период мы доступны и готовы к диалогу. У инвесторов тоже происходят сокращения, оптимизация бюджетов на поездки. Наши поездки позволяют выстраивать персонализированные отношения.

- Какими ноу-хау в своей работе Вы готовы поделиться с коллегами по IR отрасли?

- День инвестора – очень полезное мероприятие. Мы делаем его один раз в год в Лондоне, в режиме реального времени ведется веб-трансляция.

Для успешного Дня инвестора - необходимо определиться с географией проведения мероприятия с учетом базы инвесторов и загруженности календаря топ-менеджмента компании.

Далее – недавно мы были на road show в Гонконге. Я считаю, что азиатские фонды, особенно японские, очень перспективные инвесторы, с учетом спада интереса к российским акциям в Европе. На востоке другая культура, они очень осторожны в принятии решений, и для них очень важно личное общение с топ-менеджментом компании. Отмечу, что все фонды, с которыми мы встречались, отлично знали наш сектор, приходили подготовленными, нам не приходилось объяснять, как металлургический рынок устроен и где Россия на карте находится, и о каких сырьевых ресурсах мы говорим. Это говорит о реальном интересе со стороны азиатских инвесторов, это хороший знак.

Осенью мы планирует провести corporate governance road show с участием наших независимых директоров. У нас нет репутационных проблем, но corporate governance road shows - это тренд на западе.

Ну и последнее, мы активизировали работу c fixed income инвесторами. В этом году инвесторы были осторожны, деньги размещали консервативно, в евробондах и другие fixed income инструментах. Конференции с такими инвесторами имеют определенную специфику, крупнейшие из них мы посетили.

- Насколько активно вы используете социальные сети? Какие новые трэнды в работе с инвесторами вы планируете?

- Во-первых, мы хотим обновить всю информацию о нашей компании в Wikipedia. Мы будет активно, вместе с нашей PR-командой, продвигаться в LinkedIn, Facebook, возможно, ВКонтакте. Как показывает практика, аудитория инвесторов достаточно молодая, все они активно пользуются социальными сетями.

Мы также думаем про Instagram. Аналитики много ездят по активам, кто-то чекинится.

- Насколько я знаю, вы активно участвуете в конференциях для fixed income инвесторов. А у вас много выпусков облигаций?

- Мы были очень активны в последние несколько месяцев на рынке облигаций: сделали 3 размещения на общую сумму 1.8 млрд долларов США. Дело в том, что в разные периоды рынка существуют разная привлекательность каких-либо инструментов. Низкие процентные ставки сделали популярным размещение еврооблигации. Что мы и сделали, выпустили евробонды и существенно увеличили сроки погашения долга (maturities), а также снизили стоимость обслуживания долга. Мы весь год так активно работали с fixed income инвесторами, что позволило сделать последнее размещение на 600 млн долларов США, не выезжая из офиса. Мы подготовили road show, но нам сказали, что все про нас знают, и мы закрыли книгу за 1 день.

Это конкретный пример хорошей коммуникации, открытости, участия топ-менеджмента в IR-работе.

- Вы подробно ответили на все мои вопросы, осталось несколько, связанных с технологиями IR. Сколько человек в Вашем департаменте? Как вы распределяете работу?

- По-прежнему, три человека вместе со мной. У нас нет junior позиций. Я за культуру полной взаимозаменяемости. Все инвесторы знают не только меня, но и мою команду. Только так и должно быть, на мой взгляд. Это возможность обеспечения преемственности и рационального использования ресурсов для компании.

- Насколько Вы вовлечены в подготовку годового отчета?

- Более чем вовлечен. Вначале мы нанимаем английское дизайн-агентство для разработки креативной концепции. Потом я готовлю драфт текста отчета и отправляю его в бизнес-блоки, которым нужно перепроверить и дописать/переписать свои части. Для IR важно внутри компании показать, что мы в теме, хорошо понимаем бизнес, тогда возникает доверие, вовлеченность. Пишем сразу на английском – эта версия отчета выходит первой. Потом делаем перевод на русский. В будущем планируем выпускать отчет на двух языках одновременно.

- Кто занимается взаимодействие с регуляторами, с биржами? Как распределена ликвидность акций Северстали между Лондоном и Москвой.

Наше управление. Здесь стоит отметить, что обе биржи очень профессионально ведут себя, с ними приятно и легко работать. Что касается ликвидности, она у нас распределена почти 50:50% между двумя площадками. Редкость для российского эмитента с двойным листингом. Как вы раскрываете финансовую отчетность?

У нас отработанная технология по раскрытию финансовых результатов. За 3-4 дня мы делаем анонс о том, когда и во сколько мы выпустим пресс-релиз с финансовыми результатами, когда будет conference call для аналитиков и инвесторов. В день раскрытия четко следуем объявленной программе.

- Как часто компания делает Perception Study и Shareholders ID?

- Perception Study мы заказываем один раз в год. Совету директоров интересно сверять свой курс с рыночными ожиданиями. А Shareholders ID мы заказываем два раза в год, но как показывает практика, результаты идентификации быстро устаревают. Второй момент: корпоративные брокеры помогают нам следить за изменениями в базе акционеров. Раз в неделю мы получаем от них отчет о движении акций. Это так же очень удобно.

- Что вы еще используете в своей работе и могли бы порекомендовать IR специалистам?

- Для нас является хорошей практикой организовывать поездки на активы, на наше производство. Ежегодно мы устраиваем 3-4 поездки. После продажи неэффективных американских активов, мы устраивали поездку с США, чтобы показать аналитикам и инвесторам, что именно мы оставили в составе компании. Фактически мы репозиционировали наши американские активы, чтобы изменить стереотип об их убыточности. Кроме того, недавно показывали аналитикам наш новый сервисный центр в Калуге. Это новое слово в нашем секторе и мы хотели продемонстрировать, что мы первые его открыли совместно с испанской компаний Gonvarri.

- Спасибо, Владимир, за столь подробное интервью и желание поделиться опытом вашей компании в выстраивании отношений с инвесторами. Искренне желаю вам новых побед!

Беседовала Елена Одягайло

Источник: IR magazine Russia & CIS

Россия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 25 июня 2013 > № 859794 Владимир Залужский


Индия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 июня 2013 > № 859947

Северсталь испугалась индийской бюрократии

ОАО "Северсталь" отказалось от реализации проектов в Индии, заявил генеральный директор и основной владелец компании Алексей Мордашов в интервью каналу "Россия 24" в рамках Петербургского международного экономического форума. По словам А.Мордашова, Индия остается для компании перспективной страной, но условия для ведения бизнеса здесь "еще не созрели".

"Проблемы с доступом к инфраструктуре, бюрократизм, очень много рисков... На сегодня мы приняли решение остановить реализацию наших проектов в Индии", - добавил А.Мордашов, уточнив, что компания не успела что-либо реализовать, а только изучала возможности.

Возможности совместного проекта с индийской компанией NMDC по строительству сталелитейного производства мощностью около 3 млн т в год "Северсталь" рассматривала с 2010г. Инвестиции в проект оценивались в 2 млрд долл. В прошлом году стало известно, что проект с индийским партнером испытывает определенные трудности. В частности, сообщалось, что не достигнуты договоренности по доступу к сырью и инфраструктуре, а также по распределению долей в СП.

Сегодня же международная организация World Steel Association (Worldsteel) объявила о том, что в мае 2013г. объем среднесуточного производства стали в мире (по 63 странам, включая Китай) составил 4,397 млн т. За январь-май 2013г. в мире было произведено 658,002 млн т стали, что на 2,1% превысило показатель за аналогичный период предыдущего года.

ОАО "Северсталь" - вертикально интегрированный производитель стали. Активы компании находятся в России, на Украине, в Казахстане, Италии, Франции, США и африканских странах. 79,2% акционерного капитала компании - под косвенным контролем главы "Северстали" А.Мордашова. Институциональные инвесторы и работники компании являются держателями остальных 17,63% акций. На глобальные депозитарные расписки (GDR) приходится 9% акционерного капитала. Акции компании торгуются на российской объединенной бирже РТС-ММВБ и на Лондонской фондовой бирже (LSE).

Чистая прибыль "Северстали" по международным стандартам финансовой отчетности (МФСО) в 2012г. снизилась в 2,7 раза - до 762 млн долл., выручка - на 10,8% - до 14 млрд 104 млн долл

Источник: Rbc.ru

Индия. СЗФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 21 июня 2013 > № 859947


Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 июня 2013 > № 835352 Виктор Камелин

Виктор Камелин: никому не нужны тонны, если они приносят убыток!

Современное состояние метизного рынка страны для журнала "Металлоснабжение и сбыт" проанализировал Виктор Камелин, управляющий директор Белорецкого металлургического комбината.

- Планируя в 2012 году работу предприятия на следующий год, мы не строили больших иллюзий по поводу существенного оживления внутреннего рынка метизов. Итоги первого полугодия, сейчас уже можно говорить об ожидаемых результатах, показали, что сезонного всплеска продаж, да и повышения цен на металлопродукцию не произошло, и емкость метизного рынка докризисного периода до сих пор еще не восстановлена. В новейшей истории метизной подотрасли 2007 год пока остается – годом наибольшего объема производства и реализации метизной продукции российскими предприятиями. И если сравнивать объемы производства и продаж, то мы видим, что по отдельным видам продукции невосстановленная емкость составляет до 15 процентов, где-то больше, где-то меньше. Это мы говорим о видах продукции. Если говорить об участниках рынка, про тройку самых крупных производителей метизов (ОАО БМК, ОАО «Северсталь-метиз», ОАО «ММК-МЕТИЗ»), то мы можем отметить, что Белорецкий металлургический комбинат не только превзошел докризисные объемы производства, но и при этом сегодня занимает наибольшую долю на рынке метизов по объему производства и продаж. То есть, если наши ближайшие конкуренты, к примеру, Северсталь-метиз в своих объемах от 2007 года работают на уровне 70 процентов, то БМК – вырос в объемах практически в 1,5 раза.

Однако, на наш взгляд, главным является не сами объемы производства или реализация, не сама продуктовая линейка и показатели средних цен от продаж, а, как и в любом бизнесе, главным показателем эффективной деятельности, является показатель прибыли. Времена, когда оценивали работу заводов по объемам производства, давно прошли. Никому не нужны тонны, если они приносят убыток. Прибыль, то есть доходы от продажи произведенной продукции, - это один из важнейших критериев эффективной деятельности. Можно заниматься чем угодно, но если твое производство не эффективно – это говорит о том, что его надо каким-то образом менять, повышать эффективность, либо переставать этим заниматься. Когда мы говорим о прибыли, то по итогам 2012 года показатель чистой прибыли БМК в 1,5 раза выше, чем у того же Северсталь-метиза. И это притом, что средняя цена продаваемого продукта на Северстали выше. Это говорит о том, что производство у наших конкурентов более затратное, т.е. менее эффективное по сравнению с БМК.

Мы основной своей задачей, говоря об эффективности, считаем вопросы, связанные с производительностью труда, снижением издержек по переделам, в том числе, за счет усовершенствования технологии, а также в вопросах эффективной сбытовой политики, т.е. то, что на самом деле и является наиболее важным на сегодняшний день. И сегодня мы видим результаты нашей работы именно в показателях прибыли. По итогам работы в первом полугодии мы можем уже говорить о том, что БМК останется лидером по физическим объемам производства, опережая ближайших конкурентов почти на 20 процентов.

Россия. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 19 июня 2013 > № 835352 Виктор Камелин


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 6 июня 2013 > № 847360 Татьяна Шерстобитова

Одним из самых многочисленных в стране сегодня является трудовой коллектив Соколовско-Cарбайского горно-обогатительного производственного объединения, входящего в состав ENRC. Крупнейшее градообразующее предприятие Костанайской области ведет активную производственную и социальную деятельность. Однако в средствах массовой информации на днях появились сообщения о том, что в объединении планируется предупредительная акция протеста в связи с пересмотром графика работы. О последних событиях в жизни коллектива мы говорим с председателем профсоюзного комитета АО «ССГПО» Татьяной Шерстобитовой.

– Татьяна Николаевна, в распространенном предприятием пресс-релизе опровергается информация, распространенная СМИ. Каково ваше отношение к этой ситуации?

– Мое отношение основано на Трудовом кодексе. Закон указывает на то, что вопрос организации трудового процесса – это право работодателя, который заинтересован в том, чтобы предприятие работало максимально эффективно и стабильно. В кодексе говорится о том, что «графики сменности доводятся работодателем до сведения работников не позднее, чем за один месяц до введения их в действие». В свою очередь, профсоюз должен согласовать этот график так, чтобы «продолжительность ежедневного (междусменного) отдыха работника между окончанием работы и ее началом на следующий день (рабочую смену) был не менее 12 часов».

Вместе с коллективом фабричного комплекса мы обсудили публикацию в местной газете и были возмущены позицией журналиста. Свои выводы о ситуации в объединении сотрудник редакции построил на непроверенной информации. Вся публикация носит провокационный характер.

Действительно, в настоящее время по заданию руководства на фабричном комплексе обсуждается вопрос, на каких участках, в цехах целесообразно вернуться к 8-часовому рабочему графику. К 1 октября будут подготовлены аргументированные предложения по графикам работы.

Руководство объединения всегда готово к диалогу с работниками и с их представителем – профсоюзным комитетом. Я уверена, что окончательное решение будет принято руководством предприятия с учетом интересов всех сторон.

– Повлияла ли опубликованная информация на рабочий процесс, отношения с руководством?

– Конечно же, нет. Нам непонятно, чего хотел автор статьи, готовя «остренький материальчик»? Опорочить стабильно работающее предприятие? Внести смуту в коллектив? Нанести удар по имиджу одного из крупнейших в Казахстане горнорудных предприятий? Пусть на эти вопросы он ответит представителям государственных органов. Мы попросили разобраться в ситуации прокуратуру города Рудный.

А мы будем работать, добывать и перерабатывать руду, выполнять производственные задачи, решать социальные вопросы. Наше объединение является активным участником Государственной программы по развитию моногородов, ежегодно подписывает Меморандум о сотрудничестве с акиматом региона. Ни одно доброе начинание в Рудном и поселке Качар не обходится без поддержки ССГПО. Это градообразующее предприятие. Именно объединение является источником благополучия Рудного и его горожан. От его стабильной работы в значительной степени зависит экономическое развитие Костанайского региона. Впереди у предприятия реализация новых планов и проектов, как в производстве, так и в социальной сфере. Мы понимаем, что только через рост производства, стабильную экономику, высокую трудовую дисциплину и безопасность труда, возможно улучшение качества нашей жизни.

– Профсоюзная организация ССГПО уже долгие годы уверенно держит звание лучшей. Как удалось наладить такое сотрудничество на предприятии?

– Вы правы. Последним значимым событием в жизни коллектива ССГПО стала победа в республиканском конкурсе «Сильная первичка – сильный профсоюз». Организатором смотра выступила Федерация профсоюзов Республики Казахстан.

Для конкурса был оформлен альбом, в котором нашел отражение многолетний опыт профсоюзной организации предприятия. Охрана труда, решение вопросов промышленной безопасности, реализация положений коллективного договора, информационная работа, обучение профсоюзного актива, взаимоотношения с коллегами – горняками и металлургами Казахстана, России, Украины, Беларуси, Таджикистана, Кыргызстана. Большой блок различных мероприятий с молодыми работниками по программе «Молодежь», отдых, оздоровление работников и членов их семей, совместная работа с ветеранской организацией объединения – вот лишь некоторые направления многогранной деятельности первички ССГПО, которая не собирается останавливаться на достигнутом.

В финал конкурса вошли 46 первичных организаций из более, чем 18 тысяч, насчитывающихся в Казахстане. В их числе и профсоюзная организация объединения, которая накануне одержала победу в областном конкурсе, а также завоевала приз за хорошую информационную работу. Было очень приятно узнать, что по результатам республиканского конкурса первичка ССГПО удостоилась гран-при.

Мы объединяем около 20 тысяч человек, под нашим патронатом находится более 7 тысяч ветеранов предприятия. Эта награда является лучшим подтверждением того, что политика ССГПО носит ярко выраженный социальный характер и профсоюзной организации оказывается активная поддержка. Нам есть, чем гордиться и к чему стремиться!

– Вы сказали, что одно из достижений, представленных на конкурс, связано с вопросами охраны труда…

– Вопросы охраны труда и техники безопасности на производстве руководством обозначены в числе приоритетных. Ключевыми они являются и в нашей работе. К примеру, активную помощь в процессе улучшения безопасности и охраны труда оказывают общественные инспекторы. На них возлагаются большие надежды. В ССГПО принята новая Программа обучения общественных инспекторов. Их количество будет увеличено. Таких масштабных и уникальных курсов еще никогда не проводилось. Около тысячи человек обучено по методике, не имеющей аналогов в Казахстане и странах постсоветского пространства. Ее беспрецедентность заключается в двух основных моментах: теперь свой общественный инспектор по охране труда будет в каждой бригаде, и именно он, стараясь изменить мировоззрение своих коллег, будет «учить» их работать безопасно.

В число общественных инспекторов по охране труда привлекаются квалифицированные опытные и добросовестные работники, неравнодушные люди, которые будут не только инспектировать, записывать в журнал нарушения, но и попросту по-дружески подсказывать, как их избежать и выполнить работу грамотно, а, главное, безопасно. «Не проходите мимо!» – таков девиз Программы.

О планомерности работы по предотвращению производственного травматизма, сохранению жизни и здоровья работников в процессе их трудовой деятельности говорят итоги прошлогоднего республиканского общественного смотра безопасности и охраны труда. Третий год подряд ССГПО получает звание «Лучшее предприятие». Качарское рудоуправление отмечено в номинации «Лучшая бригада, участок, цех, лаборатория, другое структурное подразделение». Сарбайское рудоуправление признано лучшим в организации производственного быта, медицинского обслуживания, общественного питания.

Также дипломов удостоены контрольный бурильщик шахты «Соколовская» Александр Черкесов и бригадир электрослесарей ПТУ «Рудоавтоматика» Александр Попов. Они названы лучшими общественными инспекторами по охране труда.

– Татьяна Николаева, а чем наполнена не производственная, а личная жизнь сотрудников предприятия?

– Сейчас лето, пора отпусков и активного отдыха на природе. Работникам объединения предоставляется прекрасная возможность проводить свободное время на турбазах. Совсем скоро будет дан старт летней спартакиаде. Руководство ССГПО ежегодно выделяет 10 миллионов тенге на организацию отдыха детей работников предприятия в загородных детских оздоровительных комплексах.

Еще одно важное направление социальной политики ССГПО – художественная самодеятельность, поиск и поддержка талантов в трудовом коллективе. На ее развитие администрация выделяет более восьми миллионов тенге. Средства расходуются на оплату профессиональным преподавателям, аппаратуру, костюмы, фонограммы и другие мелочи – от струн до дисков и флэш-карт. В этом году у артистов ССГПО появятся ноутбук с программами для обработки голоса, телевизор и видеокамера для создания собственного видеоархива. Почти 12 миллионов тенге направлено на поддержку юных артистов Культурно-развлекательного центра «Горняк».

Творчески одаренные работники раскрываются на смотре-конкурсе подразделений объединения. Каждый год появляются новые авторы литературных произведений, солисты народного и эстрадного жанров, инструментальные исполнители, танцоры. В этом году смотру-конкурсу художественной самодеятельности ССГПО исполняется 4 года.

В эти дни в подразделениях объединения проходит отборочный тур конкурса-фестиваля художественной самодеятельности под девизом: «АО «ССГПО» – территория дружбы». Второй тур фестиваля пройдет во время празднования Дня металлурга. Организаторы готовят сюрприз: из стен КРЦ «Горняк» зрелище выльется на центральную площадь, где его смогут увидеть все рудничане.

Всем нам ясно одно – чем активнее человек участвует в общественной жизни коллектива, тем больше энергии он вкладывает непосредственно в рабочий процесс и тем выше результативность его труда.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > newskaz.ru, 6 июня 2013 > № 847360 Татьяна Шерстобитова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter