Всего новостей: 2175025, выбрано 4747 за 0.176 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 ноября 2018 > № 2797422 Александр Чулок

А.Чулок: "Поколение компьютерных игр диктует рынку труда свои правила"

От чего в будущем будет зависеть наша зарплата? Что знают о нас матрасы? Об умных городах, китайских бабушках и русском креативе рассказал "Новым известиям" директор Центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александр Чулок (к.э.н., доцент).

- Национальные проекты, которые шумно обсуждают в последнее время, если разобраться, преследуют вполне традиционные цели вроде увеличения рождаемости, роста зарплаты и ускорения ВВП. Но при этом чиновники наперебой говорят о технологическом прорыве. Прорыв в какое будущее готовят нам национальные проекты?

-Я думаю, что в ближайшие пять лет нас ждет ускоренная геймификация жизни, все более персонифицированная медицина и грандиозный прогресс технологий обращения с big data (большими массивами неалгоритмизированной информации – ред.). Мой личный прогноз предполагает также колоссальный прорыв в области биотехнологий и новых материалов. И все это будет проходить на фоне возросшего общественного интереса к вопросу размывания границ приватности и, как следствие, глобальной ревизии некоторых этических доктрин. Сейчас все эти изменения только начинают просматриваться, но, поверьте, еще при нашей жизни они преобразят привычный мир.

- Звучит обещающе. Расскажите, как, на ваш взгляд, изменится привычный мир.

-Это во многом зависит от вашего места в цепочке формирования добавленной стоимости. У бизнесменов изменится структура издержек производства. Для наемных работников кардинально изменится характер и интенсивность труда. Проиллюстрирую на примере геймификации в бизнесе. Своими корнями этот тренд уходит в игровые истории. Поколение, выросшее на компьютерных играх, пришло на рынок труда со своими правилами. Суть геймификации в соединении рабочего процесса с игровыми стратегиями. Представьте, каждый сотрудник носит на себе устройство, например, в виде браслета, которое считывает его биометрические показатели. А дальше всё как в соцсоревновании или в компьютерной игре - копятся жизни и подсчитывается здоровье. У кого-то пульс ровнее, у кого-то давление скачет, а кто-то себя слишком расслабленно чувствует. На основе этих показаний формируется индивидуальный рейтинг, от которого зависит статус работника, его страховка и зарплата, уровень сложности поручаемой работы. По сути, переходим к известному принципу «от каждого по способностям».

- Если бы вы рассказывали это про Сингапур или Apple, то и тогда я бы отнесся к такому предсказанию скептично. Но для России! Где мы, а где Сингапур!

-Действительно, верится с трудом, но факт в том, что это уже пришло в Россию. Я убежден, что скоро это станет обычным делом. Лично знаю несколько крупных компаний, которые ввели систему мониторинга здоровья сотрудников, назовем их пока интегрированными велнес-системами. Такой тренд уже работает, а в будущем он станет повсеместным.

-Это, наверное, коснется только топ-менеджеров?

-Нет, это затронет всех сотрудников. Будет что-то вроде соцсоревнования с элементами рейтингования. Каждому сотруднику вручат биометрический браслет. И если его интегральный индекс будет отличаться от нормы, то это отразится на рейтинге. Скорее всего, рейтинг не станет приговором, иначе это убьет конкуренцию, но если внести элемент соревновательности (та самая геймификация), то можно существенно повысить KPI (Key Performance Indicator— это индикатор эффективности рабочей единицы с точки зрения ее трудоспособности и результативности – ред.). Только вот избежать соревнования с браслетом на руке уже не получится, а отказаться, скорее всего, не предложат.

- Кстати, а насколько это законно, не говоря уже об этичности сбора таких данных?

- Хороший вопрос. Думаю, сначала будет добровольно, потом участие начнут поощрять, потом и сами не заметим, как станет обязательным. Но в этом же есть и положительный для человека аспект. Вот пример из жизни. Очень известный на рынке производитель матрасов проводит эксперимент: устанавливает бесплатно в матрасы датчики, которые снимают ваши биоритмы и анализируют анатомические особенности. Через какое-то время звонит врач-консультант и рассказывает вам о проблемах со здоровьем, питанием, позвоночником и т.д. Представляете, каждую ночь автоматический мониторинг здоровья. Потом, я уверен, подключатся страховые компании, которые заинтересованы в ранней диагностике: лечение ведь обходится дешевле, если заболевание выявить на ранней стадии. Так же с браслетами - работник будет трудиться в оптимальном для здоровья персональном режиме. А что касается этичности сбора персональных данных, то, может вы не заметили, сегодня мы постоянно пишем согласия на их использование. Подчас не задумываясь, какие еще, кроме паспортных и контактных данных, мы разглашаем. Те же социологические опросы - они ведь тоже вторжение в личную жизнь. Вы не задумывались, откуда у них ваш мобильный телефон и насколько этичны вопросы: сколько часов в день вы смотрите телевизор и какие передачи предпочитаете. Размывание приватности происходит незаметно.

Тем не менее, пример с матрасом – это пока эксперимент. Не хотите - не берите.

-Хорошо, с матрасами понятно. В конце концов, если дадут скидку, то купят и матрас с датчиками. Но представьте предприятие с тысячью сотрудников. У всех датчики. Объемы данных фантастические. Как всю эту информацию чисто технически перелопатить, кто будет анализировать все замедления пульсов или учащения сердцебиений, а главное, как из всего этого делать полезные для работы выводы?

- Тут мы подходим к следующему тренду – работа с большими данными. Сразу скажу, что техническое решение, как управлять сложностями, существует, хотя и применяется для других целей. Например, в той же нефтянке. У нефтяных компаний на вышках установлена колоссальная телеметрия, они снимают дикое количество показателей, до 100 000 каждые сутки. Все нацелено на то, чтобы решать отраслевые вопросы, например, повышать КИНы (коэффициент извлечения нефти- ред.) или лучше контролировать процессы. Последние годы нефтяные компании очень активно вкладываются в цифровизацию производства, в обработку и анализ данных, та же концепция «умная скважина». Пока они используют эти компетенции управления сложностями только для своего производства. Но алгоритмы совершенствуются и рано или поздно могут быть перенесены в любые другие сферы. Или, например, у банков и мобильных операторов тоже есть соответствующие технологии. Они, правда, пока решают свои узкоспециальные вопросы - увеличивают средний чек и ассортимент услуг, но постепенно начинают осваивать и близкие сегменты - мобильные приложения или управлением здоровьем. Не исключено, что сфера их интересов расширится до границ «от рождения до похорон».

Приведу другой пример работы с big data. Кстати, тоже из России и тоже очень успешный. Это кейс с цифровыми двойниками. Цифровыми двойниками мы называем компьютерные модели с высоким приближением к реальным процессам. Активно применяется в автопроме, когда все тесты по безопасности и износу проводятся не на реальных машинах, а виртуально на их компьютерных двойниках. Представляете, каких успехов можно было бы достичь, если сделать адекватную компьютерную модель человека? В медицине годы уходят на тестирование новых лекарств, а здесь можно было бы сократить их до недель. Но пока это точно не ближайшее будущее.

Так вот, как только какая-то из корпораций – энергетических, нефтяных или операторов B2C- научится хорошо и качественно работать со сложностями, им станет абсолютно все равно, куда эти пакетные решения прикладывать. Диапазон использования такой компьютерной оболочки огромен. Начиная от выстраивания карты жизни человека на основе его генетической информации. Например, родился человек, анализ показал, что генетическая вероятность дожить до ста лет - 80%; через пять лет новый срез – когнитивные способности такие-то, вероятность стать космонавтом -95%; потом срез в 15 лет - вероятность развития хронических заболеваний - 10% и так далее. Одним словом, формируется медицинская карта с вероятностными значениями. И заканчивая умным городом.

-Что вы имеете в виду, говоря об умном городе? Интуитивно понятно, но в чем его отличие от обычного города?

-В основе идеи умного города лежит распространение интернета вещей на среду обитания человека. Как мы понимаем, именно город для современного человека – самая привычная среда обитания. Поэтому умный город – это огромный умный дом. В него будут включены как технологии дополненной и виртуальной реальности, так и интернет вещей. Исторически мы постоянно смещаемся к умному городу. В этом заключена эволюция современного города. Ее характеризует максимальная цифровизация: везде датчики и измерительные приборы, полное проникновение цифровых данных и непрерывный обмен ими. Город сам себя записывает, просчитывает и оптимизирует. Ты словно оказываешься внутри глобальной компьютерной игры. Я скажу, возможно, революционную вещь, но в будущем субъектами глобальной конкуренции станут не религии или государства, и даже не идеологии, как было до последнего времени, а города. Вся добавленная стоимость будет уходить в города. А основным её генератором станут модели и алгоритмы, которые все это обсчитывают.

- А как вы оцениваете, тот факт, что в отличие от Запада, где эти тренды рождаются из рыночных механизмов спроса, конкуренции и оптимизации, у нас они будут внедряться на деньги государства и в интересах государства? Не станет ли это очередным «Большим братом», а не умным городом?

- У меня два ответа. Ответ первый: какая экономика, такое и отношение к трендам. У нас экономика с очень сильным государственным участием. Это данность. Но тренды, потому и называются глобальными, что они цивилизационно неизбежны. Они затронут всех, от них не отгородиться. Это как в истории, изобрели колесо и все рано или поздно на него пересели, придумали смартфоны и они захватили весь мир. Не важно, какая экономика: рыночная или централизованная. С точки зрения эволюции важно только одно - оказаться первым.

Второй ответ: в современном мире, строго говоря, не осталось чистых рыночных экономик. Сегодня государственное участие - это условие функционирования любой успешной экономики. Все они различаются только процентным соотношением частных и государственных денег. А рыночная экономика осталась в учебниках. Государство вмешивается в экономику всегда, где-то больше, где-то меньше. А тренды неизбежны, будь ты хоть отсталая страна, хоть Сингапур. Вопрос только в том, как каждая страна к этим трендам готовится. Где-то государственные деньги, у кого-то частный капитал, а кто-то на паритетных началах.

-Тревожит только, в чьих интересах «поумнеют» российские города? Частные и государственные интересы в России существуют как в коктейле Джеймса Бонда: «взболтаны, но не смешаны».

- Так получилось, что нет у нас ни Google, ни Amazon, которые бы вложились первыми. Хорошо, пусть первым начнет государство. На мой взгляд, то, что сейчас делает государство в рамках нацпроектов, открывает ниши для бизнеса.

Кроме того, может и не плохо, что государство принимает в этом активное участие, потому что новые тренды требуют какого-то нового общественного консенсуса по вопросу этичности искусственного интеллекта или законов по использованию дронов и роботов. Напомню, это ключевые элементы умного города.

-Я согласен, что страхи по поводу сошедшего с ума искусственного интеллекта (AI) или создания боевых роботов-убийц может успокоить только какое-то государственное регулирование. Или вы считаете, что эти страхи беспочвенны?

- Тут дело даже не в страхе. Определить виновного и наказать его в случае, когда беспилотный автомобиль сбил человека, это задача правильного закона. Бессмысленно, не разработав закон, рассуждать, как запрограммировать робота, чтобы он выбрал, кем пожертвовать, когда нельзя спасти и пассажира и пешехода одновременно. А если там дети, все вообще становится запутанным. Мне кажется, в решении этих вопросов государственному участию нет альтернативы.

- Давайте вернемся к умному городу. Ну, напичкали мы город камерами и датчиками, от одного этого он не станет умным и гостеприимным. Какой еще бонус для горожан, кроме комфортного проживания, принесет цифровизация города?

-Умный город - это, в первую очередь, выход на конкуренцию агломерациями. Помните, я говорил про глобальную конкуренцию будущего? Вот как только мы сможем предложить модель умного города и пакетное решение для его создания, это сразу выведет нас в высшую лигу цифровой революции. Москва, Петербург, Тула, Рязань, Нью-Йорк - технологию умных городов можно масштабировать и экспортировать.

-Смешно в вашем примере смотрится Нью-Йорк после Рязани!

-(смеясь). Но я же патриот, надо сначала свои города поднять. Вообразите, пакетное решение по городу: как из вашего города за полтора года сделать умный. Город с комфортной средой, безопасный и доступный. Какой у тебя город, такое у тебя в нем и население. В город сразу начнет стекаться креатив, бизнес, молодежь. По сути, глобальная конкуренция будет работать не между странами или регионами, а между городскими агломерациями. Напомню, у нас и так есть города, размерами с целую страну.

-А как быть с противоположным трендом, когда люди уезжают из городов. Горожане не разбегутся? Может быть, этот тренд окажется сильнее.

-Если вы имеете в виду неолуддитов, людей сознательно отказывающихся от благ и комфорта цивилизации, то это не тренд.

Если вы говорите о деурбанизации, которая подразумевает с одной стороны жизнь на природе, а с другой - сохранение городского комфорта, то это локальный тренд из разряда престижного потребления. В строгом смысле, это не бегство из города, а раздвигание его границ.

Такая деурбанизация всё равно является частью городского образа жизни. Замечу лишь, что собственный дом с городскими удобствами, технологиями энергосбережения и построенный на принципах экологичности могут позволить себе только обеспеченные. Признаем, что жить в городе все-таки несравненно дешевле и удобнее. Может, не так качественно как на природе, но, безусловно, дешевле. Стремительно развивающаяся шэринговая экономика городов лишь укрепит выбор в пользу городской среды. Да, и не будем забывать, что технологии это продукт именно городской цивилизации.

-А если горожане чем-то пожертвуют и всё равно расползутся по коттеджам, чтобы работать удаленно. Сейчас еще и ОneWeb (спутниковый интернет с полным покрытием планеты – ред.) запустят, наступят идеальные условия дли фриланса. Такого будущего вы не прогнозируете?

-Существует одно важное ограничение. И оно заключено в самой природе человека. Это человеческие способности: умение собраться и самоконтроль. Очень многие этого не умеют. Для коллективной работы людям по-прежнему требуется сильная мотивация. Подавляющему же числу людей в принципе трудно собраться и контролировать свой рабочий день. Простой пример из моей лекции. Я спрашиваю аудиторию, кто считает, что утренняя зарядка необходима. Лес рук. Кто делает? 10%. Поэтому сейчас крепнет новый тренд, когда компании начинают сотрудников возвращать в офисы. Удаленная работа по принципу networking, как способ организации рабочего процесса, сейчас подвергается серьезной ревизии. Еще два года назад все жили с чувством, что вот-вот и можно будет жить на Карибах, зарабатывать на биткоинах и креативить для души. Сейчас мы понимаем, что не все так просто.

Хотя в будущем ситуация может пойти по какому-то третьему пути. Тот же интерфейс мозг-компьютер, когда для работы человек будет одевать, скажем, шлем и оказываться в виртуальном офисе. Но, во-первых, это все-таки далекое будущее. А во-вторых, в таком виртуальном офисе не забалуешь, все время будешь на виду: ни покурить сбегать, ни чаек погонять. Все показатели твоей рабочей активности будут на виду и считываться. С таким шлемом как раз и будешь работать как заведенный. Не думаю, что многие на такую удалёнку согласятся. Кроме того, вы заметили, это не сильно отличается от биометрического браслета, который уже скоро может стать обязательным атрибутом наёмного работника.

-Все это напоминает мне американское кино. Тех же самых «Суррогатов».

-А чему вы удивляетесь. Многие голливудские фильмы целенаправленно обкатывают тренды будущего и тестируют реакцию людей на них.

-Вы хотите сказать, что тренды будущего придумывают в Голливуде?

-Ну, тут мы ступаем на тонкий лед теории заговора и догадок, но то, что фильмы визуализируют социальные ожидания это вполне себе реально. Это не заказ, в строгом смысле слова, а скорее, тонкое нащупывание трендов. Можно сказать социальный форсайт. Недавно меня поразило одно предвидение из советского диафильма 67 года. В советских мультфильмах, как известно, социальный заказ даже не скрывался. Так вот в диафильме художник изобразил, как в 2017 году мама звонит по видеотелефону из круиза своему сыну. Представляете - скайп. На дворе 67 год! Бери и коммерциализируй.

-В Советском Союзе что-то коммерциализировать было опасно для жизни.

- Согласен, но ведь и сейчас техническое воплощение идеи не самая сильная наша сторона. В России всегда идеи коммерциализировались с трудом. При этом с самими идеями у нас все хорошо, с креативностью - все замечательно, с инжинирингом - неплохо, а вот с воплощением как-то не заладилось. Может поэтому Китай нас и обходит. Неслучайно в Китае в школьный образовательный модуль включили не развитие креативных способностей, а навыки комбинирования готовых решений. То есть, детей учат брать существующие технологии и уже из них моделировать новинки. Словно они признали, что идей в мире достаточно, а изобретателей, способных воплотить идею и довести ее до прилавка, нужно обучать с детства.

-Китай –это вообще особая тема. «Сумма Востока». Экономическую модель придумали японцы, обкатали корейцы, а реализовали в планетарном масштабе китайцы.

-Раз уж мы заговорили про Китай, расскажу вам про еще один тренд, который скоро станет достаточно массовым у нас. Это микроинвестиции в фондовые рынки. Тема вышла на первый план, конечно, из-за шумихи с пенсионной реформой. Но реформа стала триггером вполне себе самостоятельного тренда ближайшего будущего.

В Китае, где вопрос пенсий каждый вынужден решать самостоятельно, микрофинансирование носит характер эпидемии. Вы знаете, что в Китае, строго говоря, социальных пенсий не существует. И вот буквально каждый, у кого нашлось хотя бы сто долларов, с азартом покупает акции на фондовом рынке. Практически каждая китайская бабушка является акционером какой-нибудь компании. Так они решают вопрос личных пенсионных накоплений.

И я с недавнего времени с удивлением стал находить сигналы появления нового тренда у нас. Еду в автобусе – вижу такую картину: дедушка на своем смартфоне в интернет-банке покупает акции. В автобусе! Со смартфона! Представляете себе степень обыденности для него этого занятия. А то вдруг старые знакомые расскажут, что их мама из своих не очень больших накоплений собирается пакет облигаций купить.

Микрофинансирование - это, безусловно, позитивный тренд. Он активно поддерживается молодежью. Они-то точно не рассчитывают на пенсию. Мне кажется, что для поколения 20-летних это наверняка станет новой реальностью. А пока к этому подключаются «продвинутые» пенсионеры.

-Это не станет новым разочарованием, как в США во время Великой депрессии?

- Риски есть. Я не даю оценок правильности или целесообразности тренда. Я говорю о новой модели финансовой стратегии домохозяйств. Никаких очередей и утомительного поиска информации, никаких бумажных договоров с брокерами и депозитариями, программка на смартфоне, загрузил и начинай торговать. То, что раньше было private-banking становится сейчас public-banking. Думаю, что в ближайшее время мы все чаще будем сталкиваться с таким явлением. В принципе, ничего удивительного - диверсификация персонального инвестиционного портфеля.

Мне кажется, это здорово. На пути этого тренда куча ловушек, болот. Да и сам он стал возможен благодаря распространению цифровых и мобильных технологий в банкинге. Но с другой стороны, у общества появился запрос на финансовую грамотность. В фазу активной жизни вступили люди, которые в меньшей степени рассчитывают на государство и самостоятельно озаботились своим будущим. Интересный тренд, он и финансовый и персональный.

В заключение, хочу рассказать, что сейчас ЮНЕСКО запустило целый комплекс образовательных программ по обучению грамотности в отношении будущего (Futures literacy). Скажу без скромности, что Россия в этом вопросе одна из первых. В частности, наш институт планирует организовать совместную с ЮНЕСКО программу по подготовке к будущему.

Интервью провел и записал Сергей Сычев

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 19 ноября 2018 > № 2797422 Александр Чулок

Полная версия — платный доступ ?


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 ноября 2018 > № 2794380 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "С «цифрой» бизнес быстрее"

О цифровой экономике и цифровом суверенитете, о роли частного бизнеса в технологическом перевооружении и предикативной модели управления, рассказал "Новым известиям" президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

- Сергей Николаевич, по вашему мнению, какие факторы повлияли на появление «цифровой» темы в стране?

- Сама жизнь подтолкнула к этому. Во-первых, быстрое развитие и внедрение соответствующих технологий в наши дни. Кстати, передовиками по их внедрению стали банки, которые начали развивать онлайн-обслуживание и наполнять его все новыми функциями. Далее появилось то, к чему мы уже привыкли: порталы госуслуг, Федеральной налоговой службы, а также возможность пользоваться тысячами электронных коммерческих услуг.

Иными словами, общество фактически самостоятельно сформировало запрос на построение единой «цифровой экосистемы». Параллельно государство и бизнес также осознали необходимость ее создания в условиях существования больших объемов информации.

Во-вторых, изменилась экономическая модель нашего развития: мы, наконец, осознали необходимость переориентации экономики на развитие несырьевых отраслей, что сейчас и делается. Замечу при этом, что качественной такая переориентация будет лишь при разработке и внедрении новых технологий. Становится понятным, каким должен быть следующий шаг, чтобы удержаться в тренде: надо всю экономику делать цифровой, изменять скорость обмена информацией и принятия решений, а также внедрять механизмы предикативной, то есть прогностической, модели управления.

Именно это будет определять лидерство стран в экономическом развитии, и мы, естественно, не можем здесь оставаться на обочине.

И наконец, третье: известно, что одним из признаков полноценного сильного государства является его суверенитет. В ХХI веке следует говорить в том числе и о цифровом суверенитете.

- В стране принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Какие направления, по Вашему мнению, здесь ключевые?

- Программа включает в себя такие направления: кадры и образование; информационная инфраструктура; информационная безопасность; научно-технологический задел; нормативное регулирование; региональная политика.

Фактически, речь идет о создании комплексной экосистемы, о которой я уже упомянул. В сущности, здесь ключевыми являются все направления. Более того, я не исключаю, что по ходу реализации программы будут появляться еще и новые, которые сформируются из практической необходимости.

Эксперты ТПП РФ из нашего Совета по развитию информационных технологий и цифровой экономики особо выделяют такие направления: «кадры и образование», «информационную инфраструктуру и безопасность», «нормативное регулирование».

- Вы упомянули о Совете ТПП РФ по информационным технологиям и цифровой экономике.

- Совет создан для участия Палаты России в формировании позиции бизнес-сообщества по всей «цифровой повестке». Речь, в первую очередь, идет об экспертизе проектов нормативных правовых актов, подготовке предложений по корректировке действующего законодательства, консолидации мнения предпринимателей IT-сферы по вопросам развития отрасли. Взаимодействуем с Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ, Минэкономразвития РФ, Роскомнадзором, чтобы ключевые решения принимались с учетом мнения предпринимательского сообщества.

Сейчас задача ТПП РФ – сформировать у предпринимателей, прежде всего у малого бизнеса, четкое понимание того, что такое «цифровое предприятие». После этого ответить на вопросы, которые задают нам коллеги: является ли мое предприятие цифровым? И если мое предприятие не цифровое, то как и зачем его следует сделать таковым и сколько это стоит?

Нужно понимать, что цифровизация – это инструмент для оптимизации бизнес-процессов с чёткими задачами, причем эти задачи имеют отраслевые различия.

Мы как раз сейчас разрабатываем соответствующий образовательный курс.

- А с IT-сектором и их проектами вы работаете?

- В каждом регионе существуют IT - компании, стартапы, которые либо уже занимают свою нишу, либо ищут необходимые ресурсы для запуска проекта.

Именно с ними мы и работаем. Вникаем в их специфику, направленность, суть их решений и идей. Почти любой IT-проект регионального уровня, если он интересный, может быть масштабирован. Главное – применить правильный инструментарий.

Мы готовы аккумулировать данные о таких компаниях, проектах, продвигать их решения в заинтересованных федеральных органах власти, отраслевых институтах развития.

Мы понимаем, что кроме поиска и продвижения проектов, необходимо развивать инфраструктуру поддержки IT - бизнеса. Финансовая поддержка, бизнес-инкубаторы, отраслевые кластеры – то, что действительно способствует его развитию.

IT-кластеры, с государственным участием, как и абсолютно частные, создаются во многих регионах России, и это хороший инструмент развития и поддержки собственных региональных проектов.

- Последний вопрос: по вашему мнению, что государству следует предложить предпринимателям в сфере IT?

- Необходимо развивать систему бизнес-инкубаторов и технопарков, где предпринимателям будет обеспечен доступ к высокотехнологичному оборудованию, современным аппаратным комплексам. Но сегодня такая инфраструктура сосредоточена прежде всего в региональных центрах, поэтому «на местах», чтобы сохранить кадры, надо переходить с регионального на муниципальный уровень.

Нужны финансовые инструменты. Нынешние механизмы поддержки такие, как предоставление микрозаймов и поручительства гарантийных организаций, работают для предпринимателей реального сектора экономики, которые имеют, скажем так, вполне материальные залоги. В IT-секторе очень часто не могут предоставить такие залоги. Поэтому тут необходима работа с ЦБ России, Минэкономразвития РФ, Минсвязи РФ, чтобы обеспечить финансирование под залог нематериальных активов.

Риски, тем не менее, в таких проектах достаточно велики. Поэтому надо говорить не только о том, чтобы снять регуляторные ограничения, но и в целом о совершенствовании нормативно-правовой базы в области интеллектуальной собственности.

А для бизнеса, который осуществляет цифровое перевооружение, необходим комплекс финансовых субсидий на компенсацию понесенных затрат или займов под льготный процент на такое перевооружение.

Отдельная тема – подготовка кадров для цифровой экономики. В рамках программы «Цифровая экономика» предусмотрены значительные средства на образовательные проекты, что правильно. Но мы предлагаем сосредоточится также повышении квалификации сотрудников действующих предприятий. Это необходимо делать. Можно, например, предусмотреть государственную поддержку тем компаниям, которые размещают заказ на подготовку и повышение квалификации штатных специалистов в IT – сфере.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 16 ноября 2018 > № 2794380 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – о готовности к переходу на цифровой формат телевизионного вещания.

Из стенограммы:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Д.Медведев: Из числа наиболее сложных и важных вопросов, которые мы сегодня рассмотрим, хочу обратить внимание на первый – это переход нашей страны на цифровое телевидение. С января следующего года мы завершаем, наверное, самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. Подавляющее большинство наших граждан уже смотрит телепрограммы в цифровом формате, в результате полного перехода на «цифру» качество изображения станет высоким, современным во всех домохозяйствах – у нас их, по статистике, 56 млн.

Понятно, что тема возникла не сегодня, цифровые технологии достаточно давно проникают во все сферы нашей жизни. Именно поэтому 10 лет назад с моей подачи этот проект по переходу на цифровое телевидение был начат. Одна из стратегических задач состояла в том, чтобы устранить информационное неравенство для жителей нашей страны. Почти 10 лет мы создавали современную сеть цифрового эфирного телевещания, это была большая работа. Сегодня можем сказать, что там, где по аналоговому сигналу принималось три-четыре канала, уже до конца этого года будет 20 бесплатных каналов. Люди, которые живут в удалённых местах, в любой деревне, маленьком населённом пункте, смогут смотреть столько же каналов, сколько их смотрят в больших городах.

Перевод телевизионного сигнала в «цифру» – это не наша заслуга, этим занимается весь мир. Почти 120 стран в своё время подписали соглашение о переходе на «цифру». В некоторых странах Европы процесс отключения аналога начался ещё в 2006 году, но это относительно небольшие, компактные страны. А полностью переход на «цифру» завершился три года назад. Многие наши ближайшие соседи, близкие нам страны уже этот процесс завершили, в частности Белоруссия. Понятно, что у нас с этим проблем больше именно в силу того, что страна очень большая.

Вещание в цифровом формате экономит радиочастотный спектр, помогает развитию всех аспектов цифровой экономики за счёт высвобождения ресурса и, конечно, стимулирует развитие отечественного производства оборудования и программного обеспечения для телевидения.

В результате перехода на «цифру» наши граждане получили 10 общедоступных телеканалов в высоком качестве в первом пакете, в состав которого входят ещё три радиоканала. И ещё 10 – во втором пакете, он будет запущен до конца года на всей территории страны. Это так называемые два мультиплекса.

В конце этого года работы должны быть закончены. Вся сеть должна быть введена в эксплуатацию. Окончательный переход на цифровой формат будет поэтапным. Он начинается с февраля следующего года, продлится полгода. Нужно будет определить этапы перехода, порядок регионов, где будет запускаться цифровое телевидение в полном объёме в тестовом режиме. Правительственная комиссия обновлена, я состав утвердил. О том, как регионы готовы, доложит Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. А о региональном пилотном проекте по переходу на цифру расскажет губернатор Тверской области Игорь Михайлович Руденя.

Хотел бы обратить внимание всех коллег: переход с аналогового сигнала на цифровой должен пройти для наших телезрителей максимально гладко. Необходимо соблюдать график, который будет разработан. Важно, чтобы вопросы, которые могут возникнуть, если обратятся люди, решались без проволочек. И здесь основная ответственность, конечно, на региональных властях, в том числе в помощи тем, у кого могут возникнуть трудности с приобретением приставок для приёма цифрового сигнала.

Несмотря на то что сегодня практически полностью вышли из обихода телевизоры, которые не могут принимать цифровой сигнал, у кого-то они всё-таки есть, и этих людей нельзя оставить без телевидения. Нужно также компенсировать затраты социально незащищённых граждан на приобретение приставок. Эта процедура должна быть простой. Поэтому нужно посмотреть на то, как она на селе будет организована. Это может быть и почта, и какие-то другие возможности. Там нужно как раз предложить приобрести эту приставку. Надеюсь, что министры, которые отвечают за технологическую сферу, будут контролировать этот вопрос. И нужно техническую помощь оказать в подключении и настройке оборудования.

В любом случае вне зоны охвата «цифры» не должен остаться ни один дом, именно поэтому выбрана постепенная процедура перехода на цифровое вещание по всей территории страны.

В повестке дня два важных законопроекта, которые должны улучшить ситуацию в сфере охраны здоровья.

Первый законопроект повышает доступность и качество паллиативной медицинской помощи для пациентов, которые нуждаются в ней. В частности, речь идёт о том, чтобы предоставлять услуги и бесплатные лекарства не только в стационарных и амбулаторных условиях, но и в дневных стационарах тем пациентам, которые не нуждаются в круглосуточном медицинском наблюдении.

Также необходимо организовать чёткое взаимодействие между медицинскими работниками, сотрудниками органов социального обслуживания и волонтёрами. Этого требует и резолюция Всемирной организации здравоохранения, в соответствие с которой мы приводим понятие «паллиативная медицинская помощь». Она включает в себя медицинское лечение и одновременное предоставление социальных услуг и психологической поддержки.

Второй законопроект предусматривает обязательную перерегистрацию предельных отпускных цен на жизненно необходимые лекарства в сторону понижения. Это может произойти, если, например, в стране-производителе препараты дешевеют в соответствующей валюте. Таким образом, мы лучше защитим граждан от необоснованного роста цен на лекарства, и будут установлены более справедливые правила ценообразования.

Также сегодня деньги распределяются. Мы выделим дополнительные средства на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, которая не включена в базовую программу медицинского страхования и оказывается в региональных медицинских организациях. На эти цели в бюджете 2018 года уже было заложено 6 млрд рублей, и мы дополнительно увеличиваем объём субсидий для 74 регионов.

Кроме того, выделяем деньги на обеспечение школьников бесплатными учебниками. Эту тему мы обсуждали накануне 1 сентября. В двух регионах были проблемы с бесплатными учебниками: в Новгородской области 97% потребности было обеспечено, то есть обеспеченность высокая, но неполная, а вот в Дагестане всего 58%.

Я давал поручение решить этот вопрос, и им занимались. Мы выделяем более 660 млн рублей двум регионам, чтобы закупить 130 тыс. учебников для новгородских детей и более 2 млн для детей в Дагестане.

Давайте рассмотрим эти вопросы и некоторые другие темы. Начнём с перехода на цифровой формат.

Константин Юрьевич Носков, пожалуйста.

К.Носков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы достаточно подробно остановились на ключевых проблемах и достижениях при переходе на цифровое телевидение. Я заострю внимание на некоторых важных вещах.

У нас в этом году завершается реализация федеральной целевой программы по созданию инфраструктуры цифрового телевидения в России. В рамках программы построено и введено в эксплуатацию больше 5 тыс. объектов цифрового телевидения, на них расположено больше 10 тыс. передатчиков.

Это действительно самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. В результате на сегодняшний день 98,5% наших граждан уже могут принимать в цифровом качестве 10 каналов телевидения, до конца года мы включим второй мультиплекс, а с запуском второго мультиплекса у 98,5% жителей будет техническая возможность бесплатно иметь 20 телевизионных каналов в цифровом качестве.

Это своего рода новый федеральный стандарт медиапотребления. А когда программа начиналась, у нас 40% населения имело возможность принимать не больше трёх-четырёх каналов – какой рывок произошёл за эти девять лет. Но, конечно, не забыты и оставшиеся 1,5%, а это примерно 800 тыс. семей, им цифровое телевидение тоже доступно, но не в виде наземного, эфирного, а в виде спутникового.

В прошлом году наши операторы спутникового телевидения покрыли своим сигналом всю территорию страны. Поэтому, чтобы федеральный стандарт доступности 20 бесплатных каналов был выполнен в полном объёме, мы договорились с крупнейшими операторами спутникового телевидения, и все крупнейшие операторы для наших граждан, проживающих и зарегистрированных в зонах внецифрового, эфирного приёма, разработали специальное предложение. Оно включает в себя примерно 30-процентную скидку от рыночной цены на антенну и комплект приёмного оборудования, это составляет примерно 4,5 тыс. рублей. И что самое главное, полностью отсутствует абонентская плата за 20 телеканалов при спутниковом приёме.

С инфраструктурой всё ясно – задача сложная, беспрецедентно большая, но она, можно сказать, уже решена.

Принципиальный вопрос, насколько жители нашей страны готовы к переходу на «цифру». Мы провели масштабное исследование, которое показывает по каждому субъекту Федерации, сколько жителей смотрят цифровое телевидение. Мы получили результат, что от 85 до 90% уверенно смотрят «цифру», от 7 до 13% респондентов относятся к так называемой серой зоне, от 2 до 4% точно смотрят аналог.

Одновременно с этим в рамках подготовительной работы, развёрнутой в регионах, местными властями проводятся подомовые обходы населения, которые показывают примерно такой же результат, какой показала наша углублённая социология. Так что в любом случае можно говорить, что цифровое телевидение в Российской Федерации уже состоялось.

Хочу добавить, что в стране с 2012 года выпущено и продано больше 70 млн цифровых телевизоров, больше 80 млн цифровых приставок-декодеров для старых аналоговых телевизоров. В торговых сетях на сегодняшний день представлено около 2 тыс. только наименований телевизоров и цифровых приставок стоимостью от 5,5 тыс. рублей (я говорю про телевизоры).

Готовы ли мы к отключению аналогового вещания в 2019 году? Опыт других стран показывает, что решения об отключении аналога принимались при проникновении «цифры» около 70–80%. У нас исходная ситуация куда лучше, но нам необходимо максимально широко проинформировать наших граждан о том, что надо подготовиться к переходу: купить либо новый телевизор, либо цифровую приставку, возможно, поменять антенну с метровой на дециметровую.

Дмитрий Анатольевич уже говорил, но я бы хотел ещё раз заострить внимание: региональным и муниципальным властям необходимо организовать работу с жителями на местах, организовать мониторинг наличия в торговых сетях оборудования, определить уязвимые категории населения, которым требуется предоставить адресную помощь.

Мы как министерство последние полгода ведём активную подготовительную работу с регионами. Понятны все методические подходы, в каждом субъекте определены ответственные руководители, с которыми мы постоянно взаимодействуем и через селекторные совещания, и через личные визиты сотрудников министерства в регионы. Запущен процесс подомовых обходов. Во многих регионах идёт работа по адресной социальной помощи, мобилизованы волонтёрские движения. Во всех филиалах «РТРС» создана возможность обучения волонтёров настройке цифровых приставок.

Все эти технологии мы сейчас отрабатываем в пилотном регионе – Тверской области. В прошлую пятницу мы запустили вещание на всей территории области и в ближайшее время обкатаем все технологии уже в «боевом» режиме.

Работа на местах очень важна, но сегодня, когда мы приняли решение о поэтапном переходе на цифровое вещание, не менее важно запустить общенациональную информационно-разъяснительную кампанию. И здесь мы очень надеемся на помощь и федеральных телеканалов, тем более что это точно совпадает с их интересами.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мы решили непростую техническую задачу, нам предстоит решить ещё непростую организационную задачу, но мы к этому готовы. Я уверен, что при должной консолидации усилий Правительства, региональных, муниципальных властей, средств массовой информации мы уже в ближайшее время получим реальный результат и каждая семья в нашей стране сможет смотреть бесплатно 20 каналов телевидения в цифровом качестве.

Д.Медведев: Игорь Михайлович, пожалуйста, расскажите, как Вы планируете у себя эту работу организовать. Она идёт по всей территории страны, но вы один из тех регионов, который готов к осуществлению полного перехода.

И.Руденя: 9 ноября состоялся запуск второго мультиплекса цифрового телевидения на всей территории Тверской области. Этому событию предшествовала большая, комплексная работа.

Хотел бы поблагодарить Президента, Правительство, Администрацию Президента, Министерство цифрового развития и РТРС за помощь и поддержку в реализации этого процесса.

Наш регион самый большой по площади в Центральном федеральном округе, и (что, наверное, послужило основанием для выбора) мы имеем самое большое в России количество населённых пунктов – 9600. Для полного охвата территории была построена сеть из 39 эфирных цифровых телестанций, и в настоящее время охват составляет порядка 100% населения.

Обеспечена также техническая готовность сети цифрового вещания к передаче экстренных сообщений МЧС России.

С июля 2018 года реализуется кампания по информированию населения (мы к этому очень активно готовились) о переходе на цифровое телевидение. В городах к разъяснительной работе мы привлекли управляющие компании, актив товариществ собственников жилья, на селе – администрации сельских поселений и активных граждан. Мы постарались вовлечь и общественников – советы ветеранов и другие общественные организации.

Нами выявлено, что более 70% многоквартирных домов в нашем регионе оборудованы только коллективными антеннами для кабельного или аналогового телевидения. Провели работу с управляющими компаниями по восстановлению систем коллективного приёма эфирного телевещания. И, если возможно, мы хотели бы предложить закрепить в федеральном законодательстве положение об обязательном наличии таких антенн – для эфирного телевидения во вновь вводимых многоквартирных домах, а также в домах, которые строятся по программе переселения из ветхого, аварийного жилья, чтобы строители уже делали это в системе обязательного пакета.

Также правительство области подготовило изменения в региональное законодательство, чтобы можно было направлять средства фонда капитального ремонта на восстановление и подготовку коллективных антенн для приёма цифрового сигнала. Такой акт нами уже принят, и, возможно, наш опыт будет востребован в других регионах.

Информационные материалы по переходу на цифровое вещание мы размещали в торговых центрах, общественном транспорте, многофункциональных центрах оказания услуг, на почте, в банках и госучреждениях – школах и больницах.

Особое внимание в Год добровольца было уделено привлечению к реализации проекта волонтёров. Создано молодёжное волонтёрское движение под проект перехода на цифровое телевидение. Задействовано более тысячи человек. Для добровольцев совместно с РТРС организовали обучение, разработали специальную одежду, чтобы их было видно, когда они будут работать. И они уже работают в жилом секторе. Волонтёры помогают особенно пожилым людям подключить и, самое главное, настроить оборудование.

К разъяснительной кампании о переходе на цифровое телевидение привлекли все средства массовой информации Тверской области, а также интернет-ресурсы и соцсети. Самое активное участие в разъяснительной работе приняли местные, районные газеты. Для получения обратной связи и оказания оперативной поддержки жителям на территории региона работает единый информационный центр РТРС и горячая линия.

С момента запуска второго мультиплекса, то есть за последние шесть дней, количество обращений выросло в пять раз. 70% обращений посвящено вопросам выбора и настройки оборудования, 20% – это просьбы направить волонтёров для помощи в подключении к цифровому телевидению, и только около 9% – просьбы назвать адрес, где получить компенсацию за приобретённое оборудование.

В этой связи я хотел бы проинформировать, что мы уделяем внимание поддержке малообеспеченных граждан. Мы приняли решение о возмещении жителям с невысоким уровнем доходов затрат на приобретение оборудования для подключения к цифровому вещанию. И уже начали выплаты.

Мы посчитали, что таких жителей у нас может быть около 6 тысяч человек. Это жители с доходом менее 1,5 прожиточного минимума. Чтобы получить компенсацию, нужно всего три документа: справки о доходах и составе семьи, чек на приобретённое оборудование. В среднем компенсация составляет около 1000 рублей на одного заявителя. Мы уже оплатили порядка 16 заявлений, а всего обратилось на 9 часов утра сегодняшнего дня 29 человек.

Анализ реализации проекта показал, что часть наших граждан использовала переход на цифровое телевидение как повод обновить телевизионные и радиоприёмники. Анализ ФАС и Роспотребнадзора показал, что выросли объёмы продаж приёмников в розничной торговле. Также провели мониторинг наличия приставок и телевизоров в торговых сетях. Мы видим цены, ценовую линейку того, что сегодня предлагается, и для профилактики всяких злоупотреблений в отношении наличия и стоимости активно взаимодействуем с антимонопольной службой и Роспотребнадзором.

В настоящее время нами проводится ежедневный анализ реализации проекта. Это большая ответственность – быть первым регионом в России, который полностью перешёл на цифровое телевидение, и мы готовы поделиться опытом с коллегами из других регионов.

Д.Медведев: Спасибо. Обращаю внимание коллег (это Минпромторг в соответствии с протокольным решением, антимонопольная служба), которые должны обеспечить мониторинг цен на пользовательское оборудование для приёма цифрового телевидения, чтобы не было манипуляций с этим. И чтобы в целом организации торговли обеспечивали наличие соответствующих видов техники и опять же тоже смотрели за ценами.

Есть какие-то комментарии? Нет.

Хорошо. Давайте тогда примем протокольное решение. И просил бы всех, кто к этому причастен, в том числе, естественно, комиссию по цифровому телевидению, которую возглавляет Заместитель Председателя Правительства – Руководитель Аппарата Правительства, утвердить план перехода и следить за тем, как он реализуется.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 14 ноября 2018 > № 2791604 Айсен Николаев

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Саха (Якутия) Айсеном Николаевым

Глава региона доложил Председателю Правительства о ходе работ по ликвидации последствий наводнения, произошедшего в Якутии в мае текущего года, а также о развитии системы здравоохранения в республике.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Приветствую, Айсен Сергеевич. У вас были проблемы, связанные с наводнением. Правительство средства выделяло, я знаю, что вы республиканские средства также использовали. Как сейчас обстановка, надо ли ещё что-либо сделать, доложите, пожалуйста.

А.Николаев: Дмитрий Анатольевич, огромное спасибо за помощь, которую вы оказали. Согласно Вашему распоряжению было выделено 587 млн рублей из резервного фонда. Наводнение было разрушительное, самое сильное за последние 18 лет. 63 населённых пункта пострадало, очень много домов, социальных объектов. Благодаря тому, что решения были приняты своевременно, мы получили деньги из федерального бюджета как никогда быстро. Были выделены и деньги республиканские, 27 млн, были перечисления частных лиц, предприятий.

В итоге мы всем миром справились с задачей, и можно сказать, что сегодня все аварийно-восстановительные работы, практически 98%, завершены. Поэтому благодаря всем этим решениям мы в зиму вошли очень уверенно.

Д.Медведев: Очень хорошо, что вовремя средства были освоены, что всё сделали, что собирались. Естественно, нужно всё, что планировали, довести до конца.

В связи с тем, что произошло, и вообще в целом всегда важна качественная своевременная медицинская помощь. Как сегодня с этим обстоят дела, хватает ли средств и какие решения ещё здесь требуются?

А.Николаев: Конечно, для нас здравоохранение – один из важнейших приоритетов. Это и приоритет по майскому указу Президента нашей страны.

Было много проблем, связанных с материально-технической базой здравоохранения, и с тем, что, к сожалению, многие годы здравоохранение в республике из Федерального фонда обязательного медицинского страхования недофинансировалось из-за несовершенства методики.

Я хотел бы передать Вам огромную благодарность от лица всех медиков нашей республики, да и не только Якутии, но и пяти северных наших регионов, которые в результате Вашего решения, принятого на правительственной комиссии на Камчатке, смогут уже финансироваться по всем нормативам.

Например, по Якутии в следующем году финансирование из Федерального фонда обязательного медицинского страхования вырастет на 6,7 млрд рублей.

Д.Медведев: Только благодаря изменению самой методики?

А.Николаев: Только благодаря изменению методики. И именно эти средства будут направлены на решение первоочередных задач, стоящих перед здравоохранением, в том числе на достойную оплату медицинского труда, на решение вопроса по лекарственному обеспечению.

Конечно, ещё раз говорю, вопросов много. В том числе и по строительству онкологического диспансера, кардиологического диспансера. Но самое главное, я считаю, сделано – методика исправлена, и поэтому будут положительные изменения.

Д.Медведев: Давайте посмотрим, как будет работать новая версия, потому что методики пишут люди, а людям свойственно ошибаться, как гласит древняя мудрость. Поэтому надо посмотреть, как будет уже новая версия работать. Хорошо, что она действительно откорректировала возможности бюджета регионального фонда обязательного медицинского страхования и дополнительные деньги пришли в систему.

Если что-то ещё потребуется, давайте к этому вернёмся – вы мне расскажите вместе с коллегами по Дальневосточному округу.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 14 ноября 2018 > № 2791604 Айсен Николаев


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 ноября 2018 > № 2794498 Александр Петриков

Комментарий. Почему в России среди бедных в основном жители деревень.

На фоне впечатляющих успехов отечественного сельского хозяйства некоторым диссонансом является тот факт, что наибольшее число бедных живет в сельской местности. Как так получилось, что с этим делать и как развивать село – эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и директор Института аграрных проблем и информатики, академик Российской академии наук Александр ПЕТРИКОВ.

— Александр Васильевич, сколько бедных в России и сколько из них в сельской местности?

— Да, бедность в России имеет сельское лицо. Если в целом по стране доля населения с доходами ниже прожиточного минимума — 5,4%, то в сельской местности — 18,5%, в несколько раз больше. Доля сельского населения в общей численности населения страны — это 26%. А доля сельских жителей в категории малоимущего населения, то есть, населения с доходами, ниже прожиточного минимума – уже 52%.

Таким образом, задача, которую поставил президент Российской Федерации в майских указах, а еще ранее – в послании Федеральному Собранию, на 2018-й год — сократить численность бедных в стране за десятилетие в 2 раза, имеет особую актуальность в сельской местности.

— То есть, фактически его слова были обращены к селу, хотя это прямо и не говорилось.

— Я бы так не утверждал, потому что уже в майских указах мы видим две задачи в области агропродовольственной политики. Первая задача — увеличение экспортного потенциала страны. Вы помните эту цифру — к 2024-му году увеличить объем экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия из России с 21 миллиардов долларов до 45-ти, то есть в 2 раза. И вторая задача, социально ориентированная — развитее малого и среднего предпринимательства. И в отношении села там прямо сказано: создание благоприятных условий для развития фермерства и кооперации. Правда, если первая задача формализовалась в национальный проект развития экспорта АПК, который стал частью государственной программы развития сельского хозяйства, то вторая задача по развитию, скажем, малого и среднего предпринимательства на селе и сельской кооперации не оформилось в отдельный приоритетный проект.

— Александр Васильевич, позволю себе чуть-чуть порассуждать. За последние 10 лет, от переписи до переписи, и вы, как активный участник и как самый главный аналитик этой переписи в сельском хозяйстве, наверное, не можете это отрицать, выяснилось, что у нас количество фермеров сократилось, причем изрядно. При этом количество личных подсобных хозяйств каким-то образом выросло. Это – преобразование фермеров в личные подсобные хозяйства? Это первый вопрос. Второй вопрос. У нас запрещен забой личного скота на подворьях. Так ведь?

— Но он происходит.

— Происходит — не происходит, но он запрещен. В любой момент могут оштрафовать. Правда, у нас строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Потом, у нас до сих пор запрещено строить личные дома фермерам на своей земле. Говорят, что в первом чтении уже обсуждается этот вопрос, но он обсуждается уже 10 лет. Сложность с кредитами. Патентная система налогообложения вводится на всех, так сказать. Вот как-то так у нас аграрная политика складывается. Почему она так складывается?

— Все эти факты, о которых вы сказали, имеют место быть. Но осознание этих фактов — первый шаг к решению названных вами проблем. Но я не сказал, что здесь все благополучно. Если взять задачу перехода владельцев личных подсобных хозяйств в индивидуальные предприниматели и в крестьянско-фермерское хозяйство, эта задача до сих пор не решена. Мы видели по переписи, что обратный процесс происходит. И фермеры, особенно мелкие, переходят под статус ЛПХ, чтобы уйти от налогов и других регулирующих воздействий государства. Например, перепись показала, что численность крупных личных подсобных хозяйств, с земельными участками более 20 гектаров земли, примерно на 45 тысяч возросла за десятилетие. За счет опять-таки перехода фермеров в мелкие, в личные подсобные хозяйства. Численность личных подсобных хозяйств с коровами свыше 10 голов на семью тоже увеличилось где-то на 60 тысяч. Если это все сложить, то получится как раз то сокращение, о котором вы говорите.

— Фермеров.

— Фермеров, которое зафиксировала перепись. И мы видим, что, программы, которые стимулировали переход владельцев личных подсобных хозяйств в разряд фермерских, крайне недостаточные. Если говорить о доступности кредитов, например, 5-процентных. По официальным данным, а я сравнивал число получателей таких кредитов среди фермеров. И число крестьянско-фермерских хозяйств, и индивидуальных предпринимателей, осуществлявших сельскохозяйственную деятельность в 16-м году, — это всего 3%.

— Но это же мизер!

— Да. Но и среди сельхозорганизаций таких немного. Процентов 10, но, тем не менее, больше, чем у фермеров. Но сказать, что государство ничего не предпринимает, тоже будет неправильно.

— А мы и не говорим, что оно ничего не предпринимает. Как раз предпринимает.

— Вот, например, упомянутая вами патентная система налогообложения. Она сейчас в средствах массовой информации, с моей точки зрения, трактуется не совсем верно. Якобы речь идет об увеличении налогообложения на владельцев личных подсобных хозяйств. Ничего подобного! В законе и поправках, которые сейчас находятся в работе в Государственной Думе, сказано, что это патентная система для индивидуальных предпринимателей в сельском хозяйстве, но не для владельцев личных подсобных хозяйств. Сейчас индивидуальные предприниматели могут работать по общей системе налогообложения, могут платить единый сельскохозяйственный налог, и теперь, в соответствии с этим законопроектом, они могут пользоваться патентом. То есть, третьей налоговой системой, и более льготной, по сравнению с двумя ранее указанными. Почему, например, Минфин был против принятия этого законопроекта? Потому, что речь идет о более льготном налогообложении индивидуальных предпринимателей в сельском хозяйстве.

— То есть, вы хотите сказать, что это – благо?

— Для индивидуальных предпринимателей — да, это расширение их выбора. Кроме того, не надо забывать, о чем в прессе не упоминается вообще, что уже сейчас, в действующем Налоговом кодексе, патентной системой могут пользоваться индивидуальные предприниматели, которые занимаются восемью видами сельскохозяйственной деятельности или обслуживанием сельского хозяйства. Ну, например, патент может купить индивидуальный предприниматель, занимающийся производством молока, к вашему сведению. Производством саженцев плодовых и ягодных растений. Предприниматели, которые занимаются обслуживанием сельскохозяйственного производства, предоставляющим, например, транспортные услуги, по переработке сельскохозяйственной продукции. Но почему-то существующая патентная система не привела к тому, что у нас стали зажимать, говоря народным языком, владельцев личных подсобных хозяйств. Это никак не сказалось на них.

— Александр Васильевич, а где грань между предпринимателем и личным подсобным хозяйством?

— Слава богу, грань такую никто не устанавливает, кроме той, которая прописана в действующем Федеральном законе о развитии личного подсобного хозяйства. Там есть только ограничение по земле. То есть, максимальный размер земельного участка 0,5 гектара.

Субъект Российской Федерации может в 5 раз увеличить эту площадь, то есть, до 2-х с половиной гектаров. Если владелец личного подсобного хозяйства пользуется большей площадью, есть риск обвинить его в ведении незаконной предпринимательской деятельности. А купив патент, он избавляется от такой угрозы. Несколько лет назад от ряда субъектов Российской федерации, например, от законодательного Собрания Ставропольского края, исходила инициатива установить такие нормы.

— Ставропольский край — это особая статья.

— Но они просили поправки в федеральное законодательство.

— Там земли уже все меньше и меньше принадлежит жителям Ставропольского края, если мягко выражаться. Больше жителям соседних кавказских республик.

— Тем не менее, они просили поправку в федеральное законодательство.

— Хочу спросить вас, почему такие проблемы с кредитами? Почему бы сегодня не перестроить, допустим, те же министерства сельского хозяйства в регионах, которые, например, обеспечивали бы залог. Ни один предприниматель, ни одно уважающее себя крестьянское хозяйство не получит кредит в банке, если там не будет существенный залог.

— Тот же «Россельхозбанк» должен обратить на проблему кредитования мелких фермеров, владельцев личных подсобных хозяйств, больше внимания, чем сейчас. В рамках «Золотой осени» был разговор и об этом, и об уменьшении залогов со стороны личных подсобных хозяйств, и мелких фермеров. И об установлении конечного перечня документов, которые необходимы при обращении за кредитом. Но дело не только в «Россельхозбанке» или в других банках, кредитующих сельское хозяйство. Речь идет о развитии в стране широкой системы сельской кредитной кооперации. Если посмотреть на динамику сельских кредитных кооперативов, то она понижающая. И главный фактор — позиция Центробанка.

— Наверное, речь нужно вести не только о развитии кредитной кооперации, но и сбытовой? Примерно с 1985 года, если не ошибаюсь, идет речь о необходимости создания кооперативного сбыта, вообще о создании кооперативов. Но вы стараетесь акцентировать внимание на обязанности государства что-то регулировать.

— Надо не говорить, а делать.

— Кто будет делать, кто будет нести ответственность за то, что не делается?

— Только государство должно нести за это ответственность.

— А в чьем лице, Александр Васильевич?

— В лице не только Министерства сельского хозяйства, но и Минэкономразвития, и Федеральной антимонопольной службы. Например, этим летом сотрудники нашего института проводили экспедицию в нескольких регионах России с целью изучения причин слабого развития кооперации. И в Вологодской области мы столкнулись с таким фактом. Когда опрашивали местных лидеров кооперативов, те сказали, что главное препятствие заключается в том, что в районных центрах и крупных селах Вологодской области открываются магазины «Пятерочка», которые продают пакетированное молоко. И поэтому, резко сказали нам фермеры, можно поставить крест на Вологодской молочной кооперации.

Так что, может быть ввести законодательно запрет на торговую деятельность крупных сетей в районных центрах и сельской местности?

— Так для этого, собственно говоря, новый председатель Центросоюза к нам пришел. Товарищ Зубов. Он пришел туда как раз из системы крупного ритейла. И вслед за ним туда пришла «Пятерочка».

— Вместо политики поддержки кооперации, в том числе кооперативного сбыта, государство помогает и конкурентам — крупным торговым сетям. Например, если взять вопрос о создании овощехранилищ, хранилищ плодов или оптово-распределительных центров. У нас такие центры с поддержкой государства может создавать крупный ритейл, запрета нет. По моему мнению, кооперативные оптово-распределительные центры и овощехранилища, картофелехранилища при поддержке государства должны создаваться только на кооперативной основе.

— Александр Васильевич, а где точка консолидации и кто в государстве об этом печется?

— Два направления аграрной политики — поддержка экспорта и развитие институтов, поддерживающих внутренний рынок, малые и средние предприятия, сельскохозяйственную кооперацию, — будут конкурировать между собой. И за ресурсы, и за разработку законодательства. И тут другого лица, которое бы поставило точку в этом вопросе, кроме верховной власти, в нашей стране нет. Точнее, придало новый импульс этому движению. Это известная инициатива Алексея Васильевича Гордеева, вице-премьера по агропромышленному комплексу, который вышел с инициативой разработки приоритетного проекта по развитию сельских территорий, включая вопросы занятости, повышения доходов сельского населения, развития малых и средних форм предпринимательства, сельскохозяйственной кооперации. Я думаю, что этот проект, по моему мнению, должен быть принят. И тогда вся ведомственная политика — и Министерства сельского хозяйства, и Минэкономразвития, и ФАС будет перестроена в нужном порядке. К сожалению, действительность наша политическая так устроена.

— Ну, дай да бог, Алексей Васильевичу! Мы будем держать все пальцы скрещенными, чтобы у него это получилось. Но мы с вами говорили о патентном налогообложении. Если я правильно помню, на излете сталинской эпохи, и в начале хрущевской эпохи, были попытки ввести налоги как раз на частные подворья. К чему это привело? Люди начали вырубать сады, резать коров и даже кур, на которых тоже были введены налоги. Это привело к резкому падению производства в личных подсобных хозяйствах. Потом от этого отказались. На много десятилетий. И сказали: мы вас не трогаем, но и вы нас не трогайте. Мы вам не строим дороги, но вы нам не платите налоги. И был такой гражданский договор между государством и народом. А что сейчас, у кого вдруг руки зачесались?

— Слава богу, этот договор сохраняется и сейчас. В поправках к Налоговому кодексу речь идет о распространении на индивидуальных предпринимателей, а не на владельцев личных подсобных хозяйств, возможности использования патентной системы. И эта система для индивидуальных предпринимателей более выгодна, чем единый сельскохозяйственный налог. И более выгодна, чем общая система налогообложения. Поэтому, я бы здесь не стал раздувать страхи.

Но с другой стороны, надо отдавать отчет в том, что для малого и среднего предпринимательства, в том числе и для владельцев личных подсобных хозяйств, необходимо усиление государственной поддержки. В частности, законодательное регулирование необходимо совершенствовать. Например, Игорь Борисович, как так получается, что в России, крупнейшей аграрной стране, до сих пор нет закона о семейной ферме?

— Вот это, Александр Васильевич, как говорится, вопрос не по моей зарплате! Много лет наблюдаю за сельскохозяйственной аграрной политикой, но, к сожалению, как узок круг этих революционеров! Надеюсь, что в скором времени, с приходом Гордеева в Правительство, вопросы будут потихонечку как-то разруливаться.

— Необходим не только федеральный закон о семейной ферме, но и целая система государственной поддержки семейных ферм в России.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 ноября 2018 > № 2794498 Александр Петриков


Россия. Франция. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789212 Алексей Абрамов

Историческое международное событие пройдет 13-16 ноября в Париже. На 26-й Генеральной конференции по мерам и весам будет принято решение об обновлении международной метрической системы на основе единиц SI — той самой СИ, о которой не одно поколение школьников узнавало на первых же уроках физики. Обновление затронет основные единицы — килограмм, ампер, кельвин, моль, канделу, секунду, метр. В основе этих базовых величин теперь будут не привычные металлические цилиндры под колпаком, а фундаментальные физические константы. Почему России важно оставаться в авангарде высокой метрологии, как это повлияет на развитие науки и скажется на повседневной жизни обычных людей, РИА Новости рассказал руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) Алексей Абрамов. Беседовал специальный корреспондент Игорь Ермаченков.

— Алексей Владимирович, где здесь Росстандарт и почему событие можно считать историческим?

— Росстандарт координирует участие нашей страны в переопределении системы единиц на глобальном уровне. От этого во многом зависит, проиграет наша страна в результате этого перехода или останется в клубе ведущих стран, обеспечивающих единство и достоверность измерений.

Для понимания происходящего напомню показательную историю килограмма. До сегодняшнего дня величина килограмма определялась по платиноиридиевому цилиндру. Эталон килограмма — тот самый цилиндр, который хранится в Международном бюро мер и весов во Франции и считается первичным. В других странах есть его копии, которыми пользуются все, кому важно, чтобы килограмм был именно килограммом. Такой эталон-копия хранится и в России, в Санкт-Петербурге. Это известно всем со школьной скамьи.

Но более чем за сто лет масса и этих эталонов-копий, и, что еще более важно, первичного эталона во Франции претерпела физические изменения. Проще говоря, эталоны стали весить по-разному. В результате сейчас никто в мире не может сказать, какой из имеющихся сейчас по всему миру килограммов — настоящий килограмм. Разница, конечно, не видна, но для метрологии — науки о единстве измерений — она критична.

— Позволю себе обывательский вопрос: что в этом страшного?

— На первый взгляд, людям может быть и не очень-то понятно, к чему нужна такая точность. Какое значение имеет повышение, скажем в сто раз, точности эталона, у которого она уже давно существенно превосходит бытовые потребности. Но нам же килограмм нужен не только для того, чтобы купить упаковку сахара в магазине? А ведь помимо килограмма в системе СИ существуют и другие единицы измерения.

Точность измерений — это запрос прежде всего технологического развития. Вот с ним человечество как раз и подошло к цифровой эпохе. Измерения — это то, что переводит объекты физического мира в цифровые данные. От точности измерений зависит качество цифровых двойников реальных объектов.

— Что же теперь придет на смену цилиндру под колпаком?

— Ученые пришли к договоренности, что новое определение секунды, килограмма и других единиц должно основываться на величинах, которые человечество смогло к настоящему времени измерить с максимально доступной точностью. И что особенно важно, они выступают физическими константами — то есть не меняют свои значения и могут быть взяты за некую точку отсчета. Например, килограмм привязывается к постоянной Планка (h = 6 626070 040), это точка отсчета — условный ноль.

Это позволит провести на самом высоком уровне точности самые разные работы, к примеру, с малыми массами, которые применяются, скажем, в фармацевтике, микроэлектронике и множестве других отраслей, где точность измерений на первом месте.

— А какова роль российских ученых в переопределении международной системы единиц?

— Мы полноправно участвуем в работе международных консорциумов, которые разрабатывают научную основу для переопределения единиц величин. Кроме того, российские представители — постоянные участники международных комитетов, в рамках которых проводится сравнение первичных эталонов разных стран.

По результатам таких сравнений Международное бюро мер и весов подтверждает измерительные возможности страны. Россия по своим измерительным возможностям, признанным на международном уровне, занимает второе место в мире, опережая многие экономически и технологически развитые страны. Критически важно сохранить этот внушительный пакет российских измерительных и калибровочных возможностей. Но это невозможно без модернизации базы первичных государственных эталонов при переходе на новую международную систему единиц.

— Почему это так важно? Забота о престиже страны?

— Повторю ключевую мысль: странам, у которых нет высокотехнологичного производства, которые не озабочены появлением и развитием подобных отраслей, достаточно метрологии на уровне подтверждения потребительских свойств своих товаров. Если мы не будем совершенствоваться и отвечать постоянно растущему уровню мировых требований, позволив себе хоть малейшее отставание, двери в клуб высокотехнологичных держав перед нами закроются. А это будет ударом не только по упомянутому вами престижу…

— Последствия посерьезней?

— Не сомневайтесь. К сожалению, мы на собственном опыте знаем, что такое зависимость от чужих технологий. Отставание, которое мы накопили еще с советских времен, обусловлено по сути тем, что мы вовремя не смогли взять нужные темпы в развитии отечественной микроэлектроники и автоматизированных систем обработки информации. Как результат — значительный парк измерительных устройств в нашей России сегодня имеет иностранное происхождение.

Нам очень не просто выправить эту ситуацию, хотя определенные успехи уже есть. Сегодня в институтах Росстандарта формируются опытные конструкторские бюро нового поколения, чья задача не просто создание, но и коммерциализация перспективных отечественных разработок в области измерительной техники.

Есть уже и конкретные примеры уникальных отечественных средств измерений, которые превосходят иностранные аналоги. А с созданием центра прогнозирования потребностей экономики в измерительной технике на базе Всероссийского НИИ метрологической службы мы рассчитываем не просто перехватить инициативу у зарубежных конкурентов, но и зайти на их поле. Такую работу мы уже проводим.

— Похоже, критически важен некий метрологический суверенитет России — и одновременно наше активное участие в глобальной метрологии?

— Очень точная формулировка. Приведу вам теперь пример, где мы не только не отстали, но находимся в тройке лидеров. Так называемые сверхточные часы — атомные, или оптические часы на холодных атомах стронция, — разработка Всероссийского научно-исследовательского института физико-технических и радиотехнических измерений (ВНИИФТРИ) Росстандарта в области физико-технических измерений. Они предназначены для наиболее точного воспроизведения единицы частоты — герца, а следовательно, и единицы времени — секунды. Проще говоря, это самый современный эталон времени и частоты. Такие устройства уже используются на навигационных спутниках. Как вы знаете, таких спутников не один и не два, это целая группировка. И от того, насколько синхронно эта группировка работает, зависит точность навигации для потребителей: например, для транспорта, который, как вы знаете, стоит на пороге "беспилотной" революции.

Продолжая исследования в этой области и повышая точность определения времени и частоты, Россия, по сути, уже сегодня обеспечивает себе будущее лидерство в технологиях беспилотного транспорта. Это не фантазии, не сказки какие-то. Это прогноз, просчитанный в рамках национальной технологической инициативы "Автонет", о которой вы наверняка слышали. Напомню, что к 2025 году количество полностью автономных автомобилей в России превысит 20 тысяч единиц. А через 25 лет в России будет до 11 миллионов беспилотных транспортных средств. И безопасность их передвижения будет определяться как раз технологиями, основанными на высокоточных измерениях в области времени и частоты. Задел для этого у нас уже создан.

Кстати, о метрологическом суверенитете. В сентябре мы дополнили комплекс "Квазар-КВО" новым радиотелескопом в Ленинградской области. "Квазар-КВО" — это базовая система фундаментального координатно-временного обеспечения, которая работает на самодостаточность России в получении данных, важных для гражданских и военных потребителей системы ГЛОНАСС. Радиоинтерферометров с такими характеристиками, как у "Квазар-КВО", больше в мире нет. Работа комплекса существенно повлияет на повышение точности существующих сегодня навигационных систем. Но не стоит забывать, что исследования в этой области ведет уже более десятка стран.

— А что еще в нашем портфеле технологического лидерства, кроме технологий для беспилотного транспорта?

— Институты Росстандарта погружены в тему создания и использования возможностей глобальной системы наблюдения Земли. Это прежде всего наземная калибровка, то есть подтверждение точности космической аппаратуры на орбите, бортовой аппаратуры. Стоит ли объяснять экономический эффект, учитывая численность и значение спутников, работающих в околоземном пространстве? Мы участвуем в ряде космических экспериментов по исследованию эталонных излучателей в условиях микрогравитации. Эти результаты закладываются в основу калибровки бортовой аппаратуры спутников.

— А что с новейшими информационными технологиями для 5G, промышленного интернета?

— По экспертным прогнозам, в течение ближайших пяти лет в России ожидается рост скорости передачи данных в мобильных сетях связи пятого поколения в сто раз. Во ВНИИФТРИ Росстандарта мы уже приступили к работам по модернизации государственного первичного эталона единиц объемов передаваемой цифровой информации по каналам интернет и телефонии. В следующем году эту работу закончим. Но уже сейчас мы располагаем необходимым эталонным и поверочным оборудованием для метрологического обеспечения средств измерения телекоммуникационных компаний, которые используются при контроле параметров физической среды передачи информации, вплоть до скоростей при передаче данных до 25 гигабит в секунду. Это те самые готовые решения, которые можно использовать при масштабном развертывании сетей пятого поколения.

— А государственный эталон для квантовой передачи информации существует?

— В 2019 году во Всероссийском научно-исследовательском институте оптико-физических измерений будет закончена опытно-конструкторская разработка, результатом которой как раз станет создание эталонной установки для измерений эффективности приемников, способных обнаруживать одиночные фотоны.

Полностью обеспечить измерение основных метрологических характеристик согласно международному стандарту — а это более 25 параметров — всех оптических компонентов типовой системы квантовой обработки и передачи информации станет возможным к 2024 году.

— А из того, что непосредственно касается буквально каждого гражданина?

— Напомню, что метрологи уже ведут активную работу над "умными" приборами потребления ресурсов, к примеру, водосчетчиками, которые стоят теперь в каждой квартире. Уже сейчас можно автоматически, без участия человека, передавать данные расхода, например, в управляющую компанию. Но даже такой смарт-прибор не избавляет владельцев от процедур поверки. Поэтому сейчас мы ставим перед собой задачу оснастить этот прибор методами самодиагностики технических и метрологических характеристик. В этом случае прибор в течение всего срока службы сам будет проверять корректность свой работы и при необходимости даже информировать владельца о своей неисправности.

Все это уже не завтрашний, а сегодняшний день. И если вернуться к главной мысли нашего с вами разговора, важно не отставать, а еще лучше формировать цифровую повестку этого дня. И делать это нужно сразу максимально точно.

Игорь Ермаченков.

Россия. Франция. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789212 Алексей Абрамов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 ноября 2018 > № 2791524 Михаил Шмаков

Встреча с главой Федерации независимых профсоюзов Михаилом Шмаковым

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым.

В.Путин: Михаил Викторович, Вы хотели поговорить о проблемах социального страхования, системе социального страхования и по некоторым вопросам, связанным с реализацией наших решений по МРОТ.

М.Шмаков: Да, совершенно верно.

В целом не совершенствуется вся система обязательного социального страхования, куда относятся страхование временной нетрудоспособности, медицинское страхование и пока ещё не принятое – пытаются принять – страхование занятости.

И надо продолжать эту работу, поскольку сейчас, например, готовится Бюджетный кодекс прежде всего финансовым блоком Правительства. И этот Бюджетный кодекс, его новая редакция, которая предлагается, не учитывает специфику прежде всего Фонда социального страхования.

Его в принципе по тем данным, которые есть на это время, хотят «растворить» в бюджете, что неправильно и приведёт только к ухудшению защиты работников.

В.Путин: Что значит «растворить» в бюджете?

М.Шмаков: Разнести те вопросы, которые решает Фонд социального страхования, по разным главам этого Бюджетного кодекса, и фактически получается, что государство может в бюджетных целях запускать руку, грубо говоря, в этот Фонд социального страхования. Поэтому есть целый набор таких вопросов, которые надо решать. Но это межведомственные, иногда очень спорные вопросы, которые трудно решаются.

Что мы предлагаем? Мы предложили бы создать, может быть, совет по реформированию обязательного социального страхования по всем четырём направлениям, скажем, под Вашим патронатом, при Президенте Российской Федерации, для того чтобы все эти межведомственные противоречия можно было бы проще разрешать. И тогда все с большим энтузиазмом будут выполнять эту работу.

В.Путин: Это, конечно, сфера деятельности Правительства, но я, разумеется, готов принять в этом участие.

М.Шмаков: Мы говорим о совете. Конечно, это должно работать Правительство, должны работодатели, мы должны работать, но этот статус на какое-то время – пока мы не выработаем определённую концепцию, которую все должны выполнять, – был бы очень полезен, с нашей точки зрения.

В.Путин: Хорошо, давайте это обсудим. Второй вопрос?

М.Шмаков: Второй вопрос – надо доводить до конца те решения, которые принял Конституционный Суд по поводу того, что в минимальный размер оплаты труда не входят компенсационные и стимулирующие выплаты, с одной стороны. С другой стороны, минимальный размер оплаты труда – тариф первого разряда – на любой работе не может быть ниже, чем минимальный размер оплаты труда.

В.Путин: Да, есть такое решение.

М.Шмаков: Да, сейчас Правительством, прежде всего Министерством труда, выпускаются разъяснения, в которых это опровергается и говорится о том, что тариф может быть ниже, а с компенсирующими и стимулирующими добавками это не может быть ниже минимального размера оплаты труда. Поэтому требуется определённое изменение в Трудовой кодекс, и мы просили бы Вас поддержать это решение.

В.Путин: Давайте посмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 ноября 2018 > № 2791524 Михаил Шмаков


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > minfin.ru, 9 ноября 2018 > № 2787628 Татьяна Демидова

Директор Департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Татьяна Демидова приняла участие во всероссийском форуме "10 лет программе 7 нозологий"

Демидова Татьяна Павловна

Директор Департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы

Выступая на всероссийском форуме, посвященном 7-ми высокозатратным нозологиям, Татьяна Демидова затронула вопрос состояния и перспектив развития законодательства о закупках в данной области.

Говоря о работе, которая проводится Минфином России, директор Департамента отметила, что с 1 октября этого года в системе государственных закупок начали функционировать новые электронные площадки.

«На фоне смены операторов изменилась финансовая модель при осуществлении закупочных процедур. Если ранее при участии в аукционах участники вносили обеспечение на расчетный счет оператора, то сейчас при участии в закупках внесение денежных средств для обеспечения заявки осуществляется на специальный счёт участника, открываемый им в одном из 18 банков, включённых в утверждённый Правительством Российской Федерации перечень. Последующее взаимодействие по блокированию и разблокированию средств участников осуществляется между операторами и банками в автоматизированном режиме», - сказала Татьяна Демидова.

В связи с новыми правилами, глава Департамента посоветовала обращать пристальное внимание на разъяснения Минфина России, которые регулярно публикуются как на официальном сайте Минфина России, так и в единой информационной системе.

Учитывая тему форума, Татьяна Демидова обратила внимание присутствующих на проводимую работу по урегулированию порядка осуществления закупок малых объемов, целью которой является, в том числе, выведение в открытую плоскость механизма отбора исполнителя по контракту и формирования цены договора.

«В частности, соответствующий механизм должен позволять реализовать потребности заказчика на приобретение лекарственных препаратов в максимально возможные короткие сроки и сохранить конкуренцию среди компаний», - сказала она.

Также Татьяна Демидова отметила, что в случае выработки удачного механизма, его возможно распространить и на иные закупки. «Возможно изменить и оптимизировать существующие системы закупок, в том числе проводимые в форме запроса котировок, запроса предложений, создав площадку, позволяющую в режиме реального времени определить нужные лекарственные препараты и осуществить их закупку еще быстрее. Такая задача стоит у нас на 2019 год», - добавила Директор Департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Татьяна Демидова.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > minfin.ru, 9 ноября 2018 > № 2787628 Татьяна Демидова


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787216 Виктор Суслов

УНIАН (Украина): Почему повышение «минималки» не приведет к повышению уровня жизни украинцев

Минимальную заработную плату на Украине решено повысить минимально, всего на 12%. Такое повышение очень близко к цифре официальной инфляции: на конец 2018 года в стране прогнозируется инфляция на уровне около 10% за год, а реально может оказаться и больше. Поэтому будущее повышение минимальной заработной платы не приведет к повышению уровня жизни украинцев, отмечается в статье.

Виктор Суслов, УНИАН, Украина

Планируемое с 1 января 2019 года повышение минимальной заработной платы в Украине с 3 тысяч 723 гривен до 4 тысяч 170 гривен, конечно же, является недостаточным, поскольку наша страна по уровню зарплат все равно оказывается в числе беднейших стран Европы и одной из самых бедных стран в мире. Особенно если учитывать, что для стран Восточной Европы абсолютный уровень бедности рассчитывается из уровня дохода в 5 долларов в день, или 4 тысяч 200 гривен в месяц по текущему курсу гривны.

Простите за каламбур, но, исходя из приведенных данных, минимальную заработную плату у нас сейчас повышают минимально, всего на 12%. Такое повышение очень близко к цифре официальной инфляции: на конец 2018 года у нас прогнозируется инфляция на уровне около 10% за год, а реально может оказаться и больше. Поэтому будущее повышение минимальной заработной платы не приведет к повышению уровня жизни украинцев, поскольку оно примерно соответствует темпу инфляции.

Следует отметить, что темп инфляции отражает повышение стоимости потребительской корзины с минимальным набором продуктов и услуг, т.е. корзины фактически для бедных. А реальное повышение цен на все товары и все услуги, конечно же, оказывается выше. Поэтому в плане роста благосостояния народа, по крайней мере, работающей части населения, очень сложно говорить о том, что повышение минимальной заработной платы на 12% повысит уровень благосостояния.

Будущее повышение минимальной заработной платы не приведет к повышению уровня жизни украинцев, поскольку оно примерно соответствует темпу инфляции Надо также учитывать, что в Украине минимальная заработная плата, в отличие от многих других стран, облагается налогом на доходы физических лиц, причем по достаточно высокой ставке — 18%, а необлагаемый минимум доходов составляет беспрецедентно малую величину — всего 17 гривен.

Давно назрел вопрос о необходимости поэтапного повышения этого необлагаемого минимума, с постепенным приближением его к величине минимальной заработной платы, что позволило бы повысить уровень доходов самых бедных. Украинское правительство идет по пути повышения минимальной зарплаты, а не по пути повышения необлагаемого минимума доходов граждан, потому что первый путь означает также увеличение налогообложения бизнеса за счет увеличения платежей по подоходному налогу, а также увеличение платежей бизнеса по единому социальному взносу, включая платежи в Пенсионный фонд.

При этом дополнительные расходы бюджета на увеличение зарплат в бюджетной сфере полностью перекрываются дополнительными доходами бюджета от увеличения налогообложения бизнеса. Второй путь заставил бы бюджет отказаться от части налоговых доходов за счет снижения налогообложения самых бедных. Однако эти потери легко было бы перекрыть путем введения прогрессивной системы налогообложения личных доходов, по типу той, что используется в ведущих странах ЕС, когда богатые платят подоходный налог по более высокой ставке.

Однако украинское кланово-олигархическое государство даже в тяжелой экономической ситуации оказывается неспособным замахнуться на часть сверхдоходов правящей элиты. Мало того, в стране используется льготная ставка налогообложения дивидендов —5%, а это основной вид личных доходов олигархов и других собственников бизнеса. Кроме того, есть и другая сторона вопроса о необходимости повышения зарплат работающих украинцев, и сегодня она становится, пожалуй, самой главной.

Речь идет о конкурентоспособности украинских зарплат. Все — и предприниматели, и бизнес, и правительство — бьют в колокола: пошел массированный отток рабочей силы из Украины за границу! Продолжение политики зарплат, связанной с искусственным занижением этих зарплат, просто уничтожает украинскую экономику. Сегодня это очевидно Причина одна — украинские зарплаты не конкурентоспособны. За такой же труд, такой же квалификации, такой же интенсивности и продолжительности в любой из соседних стран (будь то Польша, Россия, Чехия или Словакия), не говоря уже о странах Западной Европы, в этих странах платится в несколько раз больше. Поэтому при сохранении неконкурентоспособных зарплат Украина теряет большое количество молодой, более-менее подготовленной рабочей силы, а особенно теряется квалифицированная рабочая сила.

Продолжение политики зарплат, связанной с искусственным занижением этих зарплат, просто уничтожает украинскую экономику. Сегодня это очевидно. Поэтому и украинскому бизнесу, и украинскому правительству необходимо более внимательно посмотреть на сложившуюся ситуацию. Власть должна изменить отношение к своему народу. Для того, чтобы наш люди не уезжали за рубеж, им нужно дать зарплату пусть не такую, как в Польше, пусть на 20-30% меньше, но и тогда никто никуда не поедет.

Однако пока такой политики в целостном виде никто специально не вырабатывает, поскольку у нас крайне слабо развито гражданское общество, у нас нет по-настоящему работающих профсоюзов, нет традиции защиты интересов лиц наемного труда. Получилось так, что работающие украинцы не обладают способностью добиваться достойных зарплат. Как известно, в капиталистических странах конечный уровень зарплаты всегда определяется борьбой между работодателем и наемным работником, в том числе путем забастовок. В результате этой борьбы и устанавливается величина зарплаты.

В Украине трудящиеся после десятилетий советского тоталитарного режима потеряли способность бороться за свои права, они соглашаются работать за мизерные и недостойные зарплаты. Теперь же, когда все увидели, что можно лучше зарабатывать за границей, многие поехали туда. И эта тенденция набирает обороты. Так что изменение политики зарплат и доходов, как и вопрос изменения политики налогообложения личных доходов — это вопрос будущего страны. Как отреагирует МВФ на повышение минимальной и средней заработной платы в Украине?

В последнее время от МВФ не было слышно официальных заявлений, связанных с протестами по поводу повышения минимальной заработной платы. Раньше такое было в связи с опасениями, что рост минимальной заработной платы вызовет рост дефицита бюджета, но в последнее время — нет. Я думаю, что эксперты МВФ увидели, что удержание зарплат в Украине на низком уровне не облегчает ситуацию с бюджетом, а приводит к тому, что, в виду выезда большого количества людей за границу, доходы бюджета как раз начинают падать. Потому что люди, которые выезжают, прекращают платить налоги, пенсионные взносы и делать все остальные платежи.

В конце концов, они прекращают покупать здесь товары, и соответственно, те налоги, которые включены в цену товаров, тоже не попадают в бюджет. Страна теряет способность выплачивать внешние долги, в том числе и самому МВФ. Это одна из самых серьезных проблем. Поэтому сейчас темы о том, что МВФ против повышения минимальных зарплат, нет. Так что изменение политики зарплат и доходов, как и вопрос изменения политики налогообложения личных доходов — это вопрос будущего страны Почему бизнес не хотел повышать зарплаты?

Потому что, чем выше заработная плата наемного работника, тем ниже прибыль предпринимателя. И предприниматели, используя свое доминирующее положение, особенно в условиях достаточно большой безработицы, которая была в Украине на уровне 10%, могли диктовать свои условия и добиваться понижения зарплат или, по крайней мере, их не повышения. С изменением ситуации многое может измениться в пользу наемных работников, тех, кто работает за зарплату.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787216 Виктор Суслов


Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 9 ноября 2018 > № 2786689 Никита Исаев, Михаил Делягин

КОГО ХОТЕЛИ ОБМАНУТЬ «НАЛОГОВЫМ МАНЕВРОМ»

Сомнительные игры чиновников с нефтяниками в итоге разоряют российский народ.

О так называемом «налоговом маневре» многие из нас слышали, но вот что это такое, понимают очень немногие. Если говорить коротко, то надо вспомнить великую фразу «хотели, как лучше...».

То есть правительство, конечно, не собиралось резко повышать цены на бензин, понимая все страшные социальные и экономические последствия для страны. Однако некие «умники» пролоббировали этот пресловутый маневр, суть которого вот в чем: нефтяникам снизили экспортный налог на вывоз нефти из России.

Мол, платите в бюджет РФ по 3 рубля с каждого литра и везите и продавайте куда хотите и сколько хотите! Что и было сделано с большой радостью - ведь цена на нефть снова выросла, и продавать ее за доллары на Запад стало куда выгоднее, чем перерабатывать на бензин и торговать за деревянные рубли в России. А вот НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) повысили и торговать внутри страны стало невыгодно.

Потому-то россияне стали для нефтяных магнатов «немилыми пасынками», которые хотят «халявного бензина», и цены весной 2018 года на заправках рванули вверх.

Недавно Дмитрий Медведев в сердцах заявил, что подпишет закон о введении «заградительной пошлины» на вывоз нефти, по сути, отменит этот «налоговый маневр» и сделает продажу сырья за рубеж не столь выгодной, как продажу бензина в России.

Заключили на днях пока что мировую: нефтяники до 2019 года обещали не поднимать цен оптовых продаж бензина на заправки (соответственно и в рознице)...

Но надолго ли затишье?

«МН» обратился за комментариями по ситуации с топливом к своим экспертам.

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики, кандидат юридических наук, лидер движения «Новая Россия»:

- Нефтяные компании, подобно ненасытной старухе из сказки про рыбака и рыбку, хотят получить с нас и правительства еще больше - около 200 млрд рублей - и, скорее всего, добьются этого шантажом: в России уже стал появляться искусственно созданный дефицит дизельного топлива на независимых заправках. Им его просто не продают крупные компании.

В Чите, например, только в последнюю неделю октября цены на бензин выросли на 4,2%. А это уже чревато топливным бунтом, и напуганное правительство вынуждено будет пойти на попятную.

Кто окажется в итоге в выигрыше - государство или компании, - сказать сложно, но пока что нефтяники лидируют в этом споре. Зато точно ясно, кто окажется в проигрыше, - простые люди, которые будут оплачивать все последствия непродуманной реформы, которая не предусматривает эффективного контроля за внутрироссийскими ценами на топливо.

Михаил Делягин, научный руководитель Института проблем глобализации, действительный член РАЕН:

- «Налоговый маневр» - повышение ставки налога на добычу полезных ископаемых при одновременном снижении (до полной отмены) пошлины на экспорт нефти и нефтепродуктов, осуществляемый правительством.

Повышение НДПИ повышает цены на нефть, а значит, и на нефтепродукты на внутреннем рынке России; с 1 января себестоимость бензина за счет этого вырастет, по оценкам, на 1 рубль. Удорожание нефти на внутреннем рынке уже сделало работу на него многих НПЗ нерентабельной, что вынудило правительство пообещать субсидировать эти НПЗ (при помощи так называемого обратного акциза).

Общая цель «налогового маневра» - снижение потребления нефти и нефтепродуктов в России при увеличении их экспорта, вероятно, с тем, чтобы ценное сырье не расходовалось на нашу страну, а в максимально возможной степени направлялось развитым странам и Китаю. При этом снижается выгодность нефтепереработки, что способствует усугублению сырьевой ориентации России и подрыву ее стратегической конкурентоспособности.

Удорожание бензина и дизтоплива разрушает российскую экономику и усиливает социально-политическую напряженность, представляясь одним из направлений (наряду с пенсионной реформой, повышением НДС и проч.) политики либералов по возврату в 90-е, когда в их руках находилось все государство, а не только его социально-экономический и идеологический блоки, как сейчас.

Евгений Александров, Андрей Князев

Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 9 ноября 2018 > № 2786689 Никита Исаев, Михаил Делягин


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 7 ноября 2018 > № 2794351 Игорь Абакумов

Комментарий. В России давно пора вводить продовольственные карточки.

Как и предсказывали некоторые эксперты, все непопулярные экономические меры в построении развитого капитализма свалятся на наши головы аккурат сразу после выборов президента. Так оно, собственно, и произошло. Удар за ударом — и все по нашему карману. Пенсионный возраст, взбесившиеся цены на бензин…

Одна радость и свет в окошке оставались — отечественное село с его программой импортозамещения. Как писал Александр Твардовский, «земля в длину и в ширину кругом своя, посеял бубочку одну — и та твоя…» Нашим-то продуктам с чего дорожать?! Но и пекари поддались общему ажиотажу: цены на хлеб поползли вверх. Что дальше? Больше?..

Об этом мы беседуем с доцентом Тимирязевской сельхозакадемии, ведущим телепередачи «Аграрная политика» на канале ОТР Игорем АБАКУМОВЫМ.

Не хлебом единым

— Игорь Борисович, теперь уже можно не гадать на кофейной гуще, слухи подтвердились: хлеб таки дорожает. Некоторые горячие головы прогнозируют аж по 35 рублей за батон — при нынешних 20.

— На мой взгляд, хлеб сегодня не является продуктом жизненной необходимости…

— Не рискуете повторить «подвиг» саратовского министра с ее «макарошками»?

— Об этой даме вообще говорить не хочу: совершенно отмороженная чиновница с отсутствием элементарного уважения к людям. Даже если в голову и лезут подобные мысли, их надо испугаться и гнать от себя, закрывая рот обеими руками.

Я о том, что малоимущие слои населения сегодня имеют возможность диверсифицировать пищевой баланс в сторону овощей, курицы, свинины, растительных масел. Набирать суточный баланс калорий и белка. Не думаю, что наши сограждане сильно взволнуются от подорожания буханки или батона на 10–15%. С советских времен его цена оставалась незыблемой годами и десятилетиями. С 20-х годов прошлого века считалось, что дорожать может все на свете, только не хлеб. Мне кажется, это ошибочная точка зрения: уже давно хлеб даже для самых бедных слоев населения не является основным продуктом питания. Никто уже исключительно хлебом не питается.

Странно, что особо по этому поводу возмущаются некоторые политические круги. Видимо, сказываются фантомные боли от рассказов дедушек и бабушек, как им доставался хлеб, как крошки со стола смахивали — и в рот… Это наша история, которую нужно помнить и чтить. Я не говорю, что можно наплевательски относиться к хлебу, — ни в коем случае! Он действительно всему голова, достается тяжело. Но в условиях инфляции дорожают электроэнергия, транспорт, топливо. Почему хлеб не должен дорожать? Здрасьте!

Чтобы вырастить пшеницу или рожь, кроме армии земледельцев нужны селекционер и селекционная станция — она размножит семена. Нужны элеваторы, где хранятся урожай, логистика… В процесс выращивания и хранения урожая вовлечены сотни тысяч человек!

Учтем, что крупные хлебопекарные комбинаты несут еще и другую нагрузку: в «час икс» они должны так перезапустить производство, чтобы в течение суток поставить на поток выпуск ржаного хлеба. Именно буханок и именно ржаных. Они дольше хранятся, и их «кирпичики» удобнее упаковывать и перевозить. Сама эта форма родилась накануне Русско-японской войны, чтобы оперативно поставлять хлеб в войска. На хлебокомбинатах сохраняют и поддерживают этот мобилизационный ресурс. Тоже затраты — на обновление оборудования, кадры, расходный материал.

— Наш бронепоезд стоит на запасном пути?..

— Разумеется. И этим предприятиям никто не компенсирует затрат — ни МЧС, ни Минобороны, ни правительство. Все только контролируют и контролируют.

«Час икс» — не обязательно война: любое стихийное бедствие. В разрушенный сильнейшим землетрясением Спитак в 1988 году самым первым спасателем прибыли составы с ржаным хлебом. Мелкие хлебопекарни, при всем уважении к малому бизнесу, такой поток организовать физически просто не в состоянии.

Отечественным политикам нужно открыто признать, что хлеб — дорогой продукт. Но он при этом должен быть доступным всем слоям населения. И что не хлебом единым мы живы. Говорить сегодня нужно о здоровом, сбалансированном питании всех россиян. Чтобы в рационе были и мясо, и рыба — пускай не красная…

Наша карта бита

— Как это обеспечить — вот в чем вопрос. Скатерти-самобранки у нас ведь нет.

— Вот с экономическим инструментарием действительно в России хуже. Со времен Великой депрессии в США появились продовольственные карты для малоимущих — фудстемпы. Сегодня это обычная магнитная карта, куда власти переводят пользователю — малоимущему и безработному — энную сумму на пропитание (в среднем 120 долларов в месяц). Ее он может потратить только на еду, преимущественно отечественного производства. Виски или сигареты, импортное продовольствие по этой карте в супермаркете не отпустят. Фудстемпами пользуются более 23 миллионов американцев.

— В России такие разговоры тоже ведутся, и уже давно!

— Лет 15–20. Предлагались магазины для бедных, но это, согласитесь, вещь страшно унизительная. В некоторых крупных городах такие дискаунтеры даже открывались. Цены там, прямо скажем, были не копеечными, но продукты — без слез не взглянешь: сыр — не сыр, молоко — не молоко. Бр-р-р!..

Такая социальная поддержка может обойтись российскому бюджету в 250–300 миллиардов рублей. Правда, в расчетах до 2014 года, когда малоимущих было поменьше, чем сегодня. Карты намеревались вводить в 2017 году, потом сроки сдвинулись на 2018-й. Сейчас о них даже не вспоминают.

Причины и следствия

— Ваше мнение по урожаю-2018, по его недобору? Мы уже привыкли быть впереди планеты всей по экспорту зерновых. А нынче в закрома Родины засыплем на 30 млн тонн меньше. Виноват климат, засуха? Или новый министр сельского хозяйства решил выдавать сведения без приписок?

— В нынешнем году ничего страшного не произошло, и погода не была экстремальной. Вот что будет лет через десять? По прогнозам ВНИИ экономики сельского хозяйства, озвученным совсем недавно, из-за глобального потепления засухи станут происходить все чаще, Юг России превратится в аграрную пустыню — там нужно уже сейчас менять технологии и переносить основное производство зерна в Центральный федеральный округ. Впрочем, сигналов SOS пока никто не слышит. Ведь у нас все нормально. Объем экспорта тоже значительный, Новороссийский порт не успевает отправлять баржи с зерном за рубеж…

Разрыв урожайности в России мог быть меньшим, если бы государство сглаживало пики цен на продовольствие. Что на практике? То падение закупочных цен, то рост. Из одной крайности — в другую. Когда они сильно снижаются по причине большого урожая, у селян нет возможности ни выплатить зарплату, ни погасить взятые кредиты. Кредиты брали, чтобы получить большой урожай, это требовало правительство и местные власти. Вопрос: зачем, если цены рухнули? В результате с кредитами не рассчитались, средства защиты растений под посевную-2018 покупали подешевле (что-то разлитое в гараже), семенами пользовались попроще, от обновления парка отказались. И вот — закономерный финал.

В общем, нынешний урожай — следствие того, что закладывалось год назад, когда мы рапортовали об очень высоких достижениях и когда закупочные цены были в 1,5 раза ниже сегодняшних.

Что касается приписок, то они были всегда. У нас как таковой системы сельхозстатистики нет, в Росстате этим занимаются несистемно. В США департамент сельхозстатистики действует больше 150 лет, скрупулезно собираются сведения от всех фермеров. Им сообщать неточные данные о своем хозяйстве смысла нет: государство нивелирует закупочные цены при перепроизводстве или наоборот — при форс-мажоре, на «голодном пайке» своих крестьян не оставляет. Мы же точно не знаем ни среднюю урожайность с гектара по регионам, ни валовые сборы. Прогнозировать сложно.

— Недавно разговаривал с крестьянами со Ставрополья, из Невинномысска. Говорят, в крае все распахано и все засеяно пшеницей. Все: пастбища, где раньше пасли скот, придорожные территории… В итоге на личных подворьях число коров уменьшилось: нечем кормить. А мы гордимся, что первые в мире экспортеры хлеба. Нужен нам такой экспорт?..

— О чем и речь! Многие обрабатывают площади, которые им не принадлежат. В стране 80% всех сельхозземель — государственные, они не стоят в кадастре. 20% — стоят, а 80 — нет.

Пока они не числятся в кадастре, местные власти втихаря сдают землю в аренду, официально не заключая договор. Арендатор с них получает урожаи. Отсюда — дополнительное зерно и «рекордная» урожайность по 70–90 центнеров с гектара. А если ее «размазать» на все неучтенные массивы, то, возможно, получится и 15, и 20 центнеров с га…

Нет планирования зернового хозяйства. Президент Путин только в нынешнем году дал такое поручение Минсельхозу.

О бедных крестьянах замолвите слово

— Новый министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев заступил на вахту в мае нынешнего года. Что-то решительное уже предпринял?

— Говорить пока рано. Дмитрий Николаевич — из технократов, эта категория чиновников — в фаворе у президента. Но он слабо знает сферу мелкого и среднего бизнеса. Россельхозбанк, который он возглавлял, в основном работал с агрохолдингами. Но мелкий бизнес и есть фундамент сельских территорий. Будет ли у министра время познакомиться с этими проблемами или ему «насвистят» так, что мама не горюй, мы пока не знаем. Но ему досталось непростое наследство…

— Вот тебе и раз! Село на подъеме, при Ткачеве доходы от экспорта АПК превышали поступления от продажи вооружений… Скорее, новый чиновник пришел на тепленькое местечко!

— Александр Ткачев был специалистом больше в области пиара: как говорится, шашки наголо, а после нас хоть потоп… Не смог избавиться от психологии директора крупного агрохолдинга, на мой взгляд, не стал министром всей страны. Каким он был, таким он и остался. При всем своем сельском происхождении с крестьянством боролся всеми способами.

Свинья в деревне — больше, чем свинья

— То есть?

— Александр Николаевич всегда подчеркивал, что выступает за развитие личных подсобных и фермерских хозяйств. Говорил правильные слова, что это наши корни, история, скрепы… Но при этом в деревнях был запрещен подворный забой скота. Жалко! Всю жизнь в сарайчике крестьянин держал кабанчика или бычка. Специально обученный человек приходил, чтобы сделать свое черное дело — скажем, заколоть свинью. Это был праздник для целой улицы: мужчины собирались «на свежину», женщины готовили домашние колбасы… Так было веками. И никто никогда не отравлялся — разве что от большого количества выпитого самогона.

Теперь — запрещено. Теперь огромного и сильного хряка нужно поймать, связать, упаковать, погрузить в машину и отвезти на мясокомбинат, где его забьют. Тушу можно продать предприятию по цене, которую оно предложит. Или забрать себе, уплатив мясокомбинату за оказанную услугу. Это недешево — раз, затраты на транспорт в оба конца — два; наконец, бедная хрюшка, пока ее везут на бойню, похудеет процентов на 20…

Атмосферы праздника в деревне уже нет. Поуменьшилась и численность поголовья на частных подворьях. Только в Краснодарском крае 10 лет назад ЛПХ производили половину свинины, сегодня — меньше одного процента.

Формально запрет приняли под лозунгом борьбы с африканской чумой свиней. На деле этот рынок захватили агрохолдинги-монополисты. Хотя по качеству домашняя свинья и промышленная — это совсем разные истории. Домашняя точно выращивалась на натуральных кормах и уж точно без всяких антибиотиков. Жителям предложили разводить уток, которые не болеют африканской чумой. Но у нас нет культуры потребления утиного мяса, да и куда его пристраивать, если все переключатся на уток?..

Свинья в деревне — больше, чем свинья. Она всегда считалась копилкой на черный день.

Делиться надо?

— Второй момент — запрет фермерам строить дом на своей земле. Гражданские суды в городах и весях завалены такими исками. Опять же сошлюсь на Америку. В США еще при Линкольне был принят закон: фермер должен построить дом на своем ранчо — да и как иначе?! Это и родило феномен фермерской Америки, которая стала крупнейшим производителем продовольствия на планете.

Что у нас? Тоже закон. Раз землю выделяли под ведение сельского хозяйства, то из построек там может быть только вагончик, где хранятся лопаты и тяпки. Такой порядок тоже не способствует конкуренции мелкого земельного собственника с промышленными гигантами.

Ну и последняя «фенька» — патентная система обложения самозанятых. Если ты что-то производишь — должен купить у государства патент. Закон уже обсуждают в первом чтении в Госдуме. Как ни странно, его поддержал и главный фермер страны, президент АККОР Владимир Плотников.

Даже для пчеловодов предусматривается отдельный сезонный патент. Чушь какая-то! Во всем мире пчеловоды от налогов освобождены: пчелы опыляют 85% растений, которые идут в пищу человеку. Не будет пчел — не будет и растений. А нашему пчеловоду говорят: делиться надо!

С 60-х годов прошлого века с личных подворий у нас в стране налогов не брали вообще. Это такой негласный общественный договор: мы не берем налоги, а вы не стонете от отсутствия канализации и водопровода.

— Ничто не вечно под Луной…

— Вот я и спрашиваю себя: что такого случилось, что вспомнили про ЛПХ? Война, что ли?..

— Наверное, деньги под выполнение майских указов президента нужно собирать…

— Согласен, сейчас соберем. Но кто завтра останется в деревне? Этот вопрос себе мы не задаем. Если в деревне жить невыгодно, там никто жить не будет. Хоть это и родина, и могилы предков, и дым Отечества. Кто часто ездит по стране, видит: кладбище есть, а села уже нет. Уехали люди, бросили…

Так вот, считаем: подворный забой — раз, налог — два, запрет фермерам жить на своей земле — три. Такие маленькие и вроде бы не связанные между собой моментики — запрет одного-второго-третьего — выстраиваются в одну линию, и совсем не в пользу крестьянина. Как ни печально, это государственная политика. Хотя все заявляют, что это наш фундамент, базис, традиции, скрепы — няня Арина Родионовна, словом.

С 2006 по 2016 гг. — от сельхозпереписи до сельхозпереписи — количество фермеров в стране сократилось на 46%. Было 300 тысяч — осталось что-то около 150 тысяч.

— Но при всех проблемах программа импортозамещения дала добрые всходы. Президент Путин недавно заявил, что государство и дальше будет поддерживать АПК, хотя крестьяне должны быть готовы к конкуренции. Это что — первый звонок к возврату «окорочков Буша»?

— Программа импортозамещения свернулась, не достигнув своего апогея. Она была неверна изначально: надо было сразу ставить задачу экспорта продовольствия.

Уже названа сумма: 45 млрд долларов к 2025 г. Мне она кажется подозрительной. В 2013 г., до «войны санкций», мы импортировали еды на 45 млрд долларов в год — видимо, эти цифры в чьих-то головах прочно застряли. Такое впечатление, что эти деньги кому-то должны вернуться в оборот, только уже в виде экспорта.

А что мы можем экспортировать? 30–40 млн тонн зерна, некоторое количество птицы, свинины. Но производить зерно на экспорт — все равно что качать туда сырую нефть. Бензин нужен. А в нашем случае — мука, биоэтанол, аминокислоты и пр. Добавленную стоимость нужно оставлять у себя, а не отдавать покупателю!

Мир уже перешел на другие уровни переработки сырья. Из зерна не только муку делают или топливо — крылья для автомобилей, строительные материалы, растительный пластик, продукты химии… Мы в этом плане сильно отстаем.

Но если откроют рынок — нашему селу будет туго. Большая политика считается важнее интересов аграриев. Продали Индонезии истребители — получили в ответ пальмовое масло. Помирились с Турцией — получили в ответ помидоры. А ведь рынок страдает от молочного фальсификата, да и тепличники вложились в строительство — ведь им обещали, что санкции не отменят… Так что отмену санкций и последствия надо иметь в виду, ведь вопрос доверия между агробизнесом и властью — штука обоюдоострая.

Источник новости: mk.ru

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 7 ноября 2018 > № 2794351 Игорь Абакумов


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785123 Алексей Репик

Встреча с главой «Деловой России» Алексеем Репиком

Владимир Путин провёл рабочую встречу с президентом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексеем Репиком.

В.Путин: Добрый день, Алексей Евгеньевич!

«Деловая Россия» – одна из наиболее авторитетных организаций, объединяющих предпринимателей.

Вы знаете, что совсем недавно я был на «Опоре России». Повторять некоторые вещи бессмысленно, а вот послушать Вас по поводу того, что обсуждается, как обсуждается, какие ожидания есть у Ваших коллег в отношениях с органами власти, – это было полезно и интересно.

Мы с Вами в постоянном контакте, тем не менее всегда возникают какие–то вопросы наиболее актуальные, наиболее важные на данный момент времени.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы готовились к XIV съезду и в процессе подготовки провели серьёзную череду консультаций, пытаясь определить возможную роль бизнеса в реализации национальных целей, поставленных Вами майским Указом. И заодно посмотреть, какие есть барьеры, для того чтобы максимально эффективно использовать именно потенциал предпринимателей, делового сообщества, пытаться делать нашу страну сильнее, конкурентоспособнее, лучше.

В этой части «Деловая Россия» проработала целый набор инициатив. Хотел бы ряд из них Вам сегодня изложить, послушать Ваши комментарии по этому поводу.

Во-первых, хочу сказать, что сама идеология, заложенная в национальных целях, а также беспрецедентный размер ресурса, который направляется именно на то, чтобы наша страна стала сильнее, на будущее, сама по себе требует максимально эффективной, собранной работы как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. В этой части мы очень ответственно относимся к своему вовлечению в этот процесс.

В первую очередь это касается возможности государству эффективно расходовать бюджетные средства через повышение конкуренции и более активное участие именно российских компаний в реализации национальных целей.

На сегодняшний момент, к сожалению, мы считаем, что система могла быть более эффективной при условии более чёткого планирования долгосрочных задач – тем более у нас система национальных проектов это подразумевает – и заблаговременного осуществления всех необходимых процедур.

Например, конкурсных процедур, для того чтобы компании могли, в том числе с помощью институтов развития, Корпорации по поддержке малого и среднего предпринимательства, очень активно сейчас работающей, Фонда развития промышленности, обновить свою производственную базу, построить технологические процессы. И, соответственно, сами участвовать в реализации государственных задач, а не отдавать этот очень важный и конкурентный рынок зарубежным компаниям.

В этой части, если разнести процедуру заключения контрактов, конкурсные процедуры, и срок начала реализации хотя бы на шесть месяцев, там, где это несрочные закупки, больше российских компаний будет вовлечено в процесс. И мы сможем в том числе приблизиться к задаче по росту нашей экономики и, соответственно, вхождению в пятёрку ведущих мировых экономик.

Второй блок – и я считаю, что это не менее важно, и об этом сейчас говорит бизнес всё громче и громче – это предсказуемость условий ведения бизнеса, в том числе предсказуемость такой важной меры, как государственная поддержка.

Потому что и в промышленности, и в туризме, и в сфере услуг государство стимулирует предпринимателей больше вкладывать в новые производства, в новые рабочие места.

В то же время это эффективно, это по–настоящему работает только в одном случае: если эта поддержка стопроцентно гарантирована. Потому что если ты не можешь в своём бизнес–плане учесть те самые обещанные меры поддержки, ты по большому счёту на них не ориентируешь уже свой процесс, и в подобном случае вся эта государственная поддержка фактически окажется бесцельной, лишней тратой бюджетных средств.

В этом плане сейчас у нас есть целый ряд сигналов, что обещанные, скажем, меры поддержки как в области сельского хозяйства, так и в области промышленности, поддержки экспортёров, которые начали в том числе нашу машиностроительную продукцию продавать на внешние рынки…

Поскольку меры поддержки пересматриваются или выполняются не в полном объёме, нам нужно настроить систему таким образом, чтобы то, что обещано, реализовывалось, и тогда под это будут в большей степени ориентироваться и финансовые институты, и сами предприниматели больше инвестировать в новые проекты.

Ещё один очень, мне кажется, положительный фактор, про который мы говорили при подготовке к съезду, – это новые сферы, в том числе и экспортные. В первую очередь хотел бы обратить внимание на туризм.

Вы очень часто в выступлениях упоминаете успехи нашего сельского хозяйства, агропромышленного комплекса. Кстати, «Деловая Россия», по крайней мере наши представители именно агропрома передают Вам за это всегда благодарность. Их успехи действительно видны. Вы говорите часто, что экспорт сельскохозяйственной продукции у нас превысил экспорт вооружения.

Хочу сказать, что следующая большая вещь в этом плане – это въездной туризм. После чемпионата мира уже сейчас девять миллиардов долларов – это объём въездного туризма. Мне кажется, что он посоревнуется и посоперничает и с нашими сельхозпроизводителями, и с нашими технологическими компаниями.

Здесь важно что? Здесь нужно, конечно, учитывать при планах развития инфраструктуры необходимость тех задач, которые стоят именно по удобству, транспортному и вообще инфраструктурному, использования объектов, нужно с бизнесом согласовывать градостроительные планы, нужно чётко понимать, где что можно, а где что нельзя.

В конечном счёте вполне справедливо также субсидировать процентные ставки по кредитам, которые направляются на строительство новых интересных туристических рекреационных объектов, потому что всегда мы говорим, что есть льготные кредитные ставки и дешёвые деньги для строительства фабрик, а ведь хорошая гостиница или хороший концертный зал – такая же фабрика, просто услуг, и, в общем–то, не меньший генератор успешных экспортных проектов.

Наряду с туристической сферой очень большим блоком мог бы быть вообще экспорт услуг. У нас сейчас, к сожалению, не определён в Налоговом кодексе, пока нет чёткой дефиниции, экспорт услуг в отличие от наших конкурентов – европейских стран, даже ряда стран БРИКС.

И в этой части получается, что в отличие от экспорта товаров мы становимся менее конкурентоспособны, потому что, например, налог на добавленную стоимость, к сожалению, взимается как за границей, так и здесь, дома, а вычет по НДС применять компании российские не могут. И я бы тоже просил Вас от лица наших предпринимателей на этом заострить внимание Правительства, посмотреть, поручить проработать.

Ещё хотели, конечно, обрадовать Вас, что в России всё больше и больше становится интересных проектов, связанных с НИРами, НИОКРами, появлением продуктов интеллектуальной деятельности – это хороший знак. Это говорит о том, что наконец появляется эта смычка между наукой и предпринимателями, и экономикой.

Но в этом контексте, конечно, очень важно не допустить здесь офшоризации, перевода этих прав интеллектуальной собственности во всякие льготные и, скажем так, безналоговые юрисдикции.

Для этого предлагаются различного рода эксперименты, в том числе эксперименты, связанные с льготными ставками обложения экспорта результатов интеллектуальной деятельности при условии, что он находится в России. Но сейчас, в общем–то, этот экспорт, к сожалению, ведётся из офшорных юрисдикций.

Мне кажется, что если мы посмотрим на опыт других стран – Соединённых Штатов, Европейского союза – в части использования такого инструмента, как так называемый patent box, «патентная коробка», может быть, это позволит нам получить дополнительные доходы бюджета уже сейчас.

Эти инициативы и ряд других у нас сейчас на повестке. Наверное, больше всего, если говорить количественно, при подготовке съезда активность проявляли представители строительного сектора.

Все нелегко переживают переход на новую форму финансирования, уход от долевого финансирования к проектному. В этом контексте одной из важных для них мер является возможность учитывать в составе своих расходов объекты инфраструктуры, безвозмездно передаваемые государству, потому что хочется делать хорошо, хочется строить и социальную инфраструктуру, и инженерную на высоком уровне.

Доходность у застройщиков, конечно, резко упадёт, и придётся поделиться с банками в рамках перехода на проектное финансирование. В этой части, по крайней мере на переходный период, просили бы Вас посмотреть на этот вопрос с точки зрения возможной поддержки наших застройщиков.

В.Путин: Прежде всего хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы выбрали такую тему, как поддержка и совместное участие в реализации национальных проектов, потому что, только объединяя усилия, – я уже об этом говорил, в том числе публично – мы можем добиться нужного всем нам результата, именно всем нам: и бизнесу, и государству в целом. То, что Вы сосредоточили своё внимание именно на этих направлениях, это чрезвычайно важно, и считаю, что это ценно, и хочу Вас за это поблагодарить.

Теперь по конкретным направлениям, мы сейчас поговорим подробнее, но согласен с Вами в том, что если государство обещает какую–то поддержку, то оно должно свои обещания выполнять. Иначе мы ставим бизнес в очень сложные условия.

Дело даже не в том, что чего–то недодали, а дело в том, что проект разваливается в этой связи. Ведь эта поддержка связана с тем, что люди, имея в виду, что она будет, берут кредитные ресурсы, выстраивают свои бизнес–планы, а когда она исчезает, рассыпается весь бизнес–проект. Я это прекрасно понимаю, уже неоднократно с этим сталкивался, люди об этом говорят.

Что касается другой важной темы – строительства: чрезвычайно важная вещь, очень тонкая и чрезвычайно чувствительная и для экономики в целом, и для строительной отрасли в частности, и для людей.

Нам нужно добиться того, чтобы у нас не было серьёзных сбоев в объёмах строительства – это задача номер один.

В то же время нам нужно обеспечить безусловные интересы граждан, которые не должны страдать от различных схем или даже от отсутствия таковых, от того, с чем связаны риски долевого строительства. Нам нужно от этого уходить и переходить, безусловно, к современным рыночным способам регулирования в этой сфере.

Здесь тоже важна поддержка государства, здесь нужны понятные, прозрачные процедуры, объёмы этой поддержки и способы её доведения до отрасли должны быть понятны. Об этом, надеюсь, ещё предстоит серьёзный разговор с Правительством. Но хочу, чтобы Вы знали: я настроен именно на такую совместную работу.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785123 Алексей Репик


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 ноября 2018 > № 2788251 Алуа Жолдыбалина

Как изменится сознание госслужащих в Казахстане?

Модернизация общественного сознания, обозначенная в программной статье Нурсултана Назарбаева «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру», касается также изменения сознания представителей государственных органов. Эта мысль уже более детально была продолжена главой государства в октябрьском послании народу Казахстана. О том, как именно планируется реализовать эту реформу, мы беседуем с руководителем отдела социально-политических исследований Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Алуа Жолдыбалиной.

– Алуа Сериковна, что, по-вашему, необходимо изменить в сознании госслужащих в первую очередь?

– В первую очередь, кардинальное повышение эффективности деятельности государственных органов требует от госслужащих новой формации современных навыков и компетенций. Характеристиками новой управленческой элиты должны стать готовность и способность к диалогу, к нетривиальному ответственному выбору, патриотизм, высокая общая культура, сотрудничество с аналитиками-экспертами, умение работать в команде.

Новые управленцы должны быть специалистами в разных областях знания (это одновременно означает, что они не должны быть узкими специалистами). Такая специализация закрывает, а иногда и исключает возможность поиска альтернативных решений, основанных на компромиссе интересов, консенсусе различных социальных сил.

К тому же новым управленцам следует учитывать специфику различных сфер управления не только по уровням (региональный, местный), но и по функциям (управление стратегическое, управление информацией, финансами, человеческими ресурсами и т. д.), и по структурам (государственное управление, коммерческое управление, управление общественными организациями).

– Какими в итоге вы видите руководителей новой формации?

– Руководители новой формации – это служащие, которые сами выступают в роли проводников социально-экономических реформ. Они обладают широтой взглядов и стратегическим мышлением. В достаточной степени понимают содержание и значение основных программных документов страны. В своей деятельности не ограничиваются исполнением поручений вышестоящих госорганов и должностных лиц. Понимают взаимосвязь осуществляемой ими работы с общестратегическими целями государства. И, конечно, способны предложить смелые, нестандартные идеи.

– А как изменятся зарплаты госслужащих? Как известно, президент поручил уделить этому вопросу особое внимание.

– Интересно, что ежемесячная заработная плата госслужащих теперь будет зависеть от характера и сложности работы (традиционная система учитывала только уровень их должности и стаж работы). В пилотном режиме новая система оплаты труда уже внедрена в акимате города Астаны, акимате Мангистауской области, Министерстве юстиции и в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции.

Напомню, что при старой тарифной сетке работники министерств получали значительно больше служащих акиматов, а оклад любого руководителя был выше, чем у исполнителя, вне зависимости от содержания работы каждого. Это приводило к необоснованной диспропорции в оплате труда и не дифференцировало должности с учетом их значимости для госоргана.

– И все-таки, каково главное отличие новой системы оплаты труда от старой?

– На мой взгляд, главное отличие новой системы оплаты труда в том, что она учитывает круг возложенных обязанностей и результативность госслужащего. Его доход будет формироваться из двух частей: гарантированный должностной оклад на основе факторно-балльной шкалы и бонусов.

Новая система основана на так называемой факторно-балльной шкале, согласно которой все должности оцениваются с учетом трех факторов:

– каков уровень знаний, компетенций и опыта работы необходим для эффективного осуществления должностных обязанностей;

– степень сложности поставленных перед должностью задач;

– степень ответственности за недостижение результата.

По каждому из факторов выводится балл, а их совокупность определяет место должности в новой сетке оплаты труда. В результате оценки всех должностей они были сгруппированы по четырем блокам: высший управленческий состав, куда вошли ответственные секретари, руководители аппаратов и председатели комитетов; основной (должности отраслевых подразделений); содействующий (должности, ответственные за юридическое, финансовое, кадровое, информационно-технологическое сопровождение, связь с общественностью); вспомогательный (должности, ответственные за административно-хозяйственную деятельность).

– А как насчет сокращения диспропорции в окладах госслужащих регионов и центра?

– Действительно, это еще один значимый положительный аспект внедрения новой системы. К примеру, если раньше главный специалист акимата в среднем получал на 70 процентов меньше (115 тыс. тенге), чем главный эксперт в центральном госоргане, то сейчас разница будет составлять в среднем 10 процентов (210 тыс. тенге).

Так, на областном уровне минимальный размер заработной платы на низовой должности повысится с 62 тыс. до 117 тыс. тенге. В центре – с 84 тыс. до 136 тыс. тенге. По завершении пилотного проекта будет принято решение о сроках внедрения проекта в масштабе республики.

Как известно, большинство организаций, в том числе государственных, частных, международных (ООН, Всемирный банк, Азиатский банк развития и т.д.), при оценке должностей полагаются на факторно-балльную оценку. В государственных органах США, Сингапура, Малайзии, Новой Зеландии и других экономически развитых стран работа служащих оценивается таким же образом.

И, наконец, касательно новой системы премирования. Во-первых, изменено само понятие «премий» на «бонусы». Во-вторых, они будут выплачиваться только в зависимости от результатов работы государственных служащих по итогам года.

Автор: Светлана Борисова

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 ноября 2018 > № 2788251 Алуа Жолдыбалина


Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779279

84% японских госслужащих приняли участие в кампании за более короткое рабочее время в летние месяцы

Японское правительство сообщает, что более 80% его работников приняли участие в кампании с целью раньше заканчивать работу минувшим летом.

Правительство начало эту кампанию в 2015 году, чтобы поощрить работников в летнее время заканчивать работу раньше обычного в рамках реформы стиля работы.

Проведенное правительством исследование показывает, что 37 тысяч из примерно 44 тысяч работников министерств и управлений или примерно 84% всех его работников приняли участие в этой кампании по крайней мере в течение одного дня в период между июлем и августом. Уже четвертый год подряд уровень участия работников в кампании превысил 80%.

Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779279


Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779278

Министерство труда Японии провело телефонные консультации для работников, которые сталкиваются с проблемами чрезмерных рабочих часов и невыплаченных зарплат

Министерство труда Японии провело в воскресенье телефонные консультации для тех работников, которые сталкиваются с бременем продолжительных рабочих часов и невыплаченных зарплат.

Правительство страны проводит в ноябре в течение месяца кампанию для предотвращения "кароси" или внезапной смерти от переутомления на работе.

Сотрудники министерства начали отвечать на телефонные звонки утром в воскресенье в восьми отделениях Министерства труда по всей стране.

В последние годы число несчастных случаев, которые приводят к смерти или самоубийствам из-за переутомления на работе, достигает ежегодно около 200.

Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779278


Россия > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 2 ноября 2018 > № 2785163 Александр Сидякин

Сопровождение проектов

Одной из важных задач Госдумы является законодательная поддержка федеральных проектов в жилищной сфере

Комитет Госдумы РФ по жилищной политике и ЖКХ существует уже шесть лет. За это время по его инициативе был принят целый ряд важных поправок в действующее законодательство. Первый заместитель председателя комитета Александр СИДЯКИН за время своей депутатской деятельности стал инициатором 115 законопроектов, около пятидесяти из которых стали федеральными законами. О том, что сейчас находится в центре внимания комитета, депутат рассказал в интервью «Стройгазете».

«СГ»: На днях на заседании Совета при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам обсуждался подготовленный Минстроем нацпроект «Жилье и городская среда». Каким образом комитет участвует в этой работе?

Александр Сидякин: Перед депутатами Госдумы стоит задача законодательного сопровождения всех четырех федеральных проектов, включенных в состав национального. Недавно мы провели дискуссию в рамках общественно-делового совета Минстроя, по итогам которой дали заключения по всем федеральным проектам с замечаниями и предложениями. Сразу скажу, что мы поддерживаем данный документ, направленный на реализацию майских указов президента. Министром Владимиром Якушевым и его командой проделана огромная работа. Самым тяжелым для разработки был проект по «обеспечению устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда», проще говоря, расселение «аварийки».

«СГ»: В чем его сложность?

А.С.: Насколько я понимаю, первоначально стояла задача ввести новый механизм расселения, но в итоге был сохранен прежний с поправкой на создание условий для большего финансового участия регионов. Также введены дополнительные механизмы в виде различного рода господдержки проживающих в аварийном фоне граждан. Я напомню, что с 2008 года из аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года, было переселено 1,24 млн человек, в том числе в рамках исполнения «майского указа» президента от 2012 года — более 680 тыс. человек. Однако площадь вновь выявленного аварийного жилья, признанного таковым уже после 1 января 2012 года, достигла сопоставимых объемов. По состоянию на 1 января 2018 года аварийным считалось жилье площадью около 12, 2 млн кв. метров, в котором проживают 725 тыс. человек, а по состоянию на 1 июля показатели выросли до 13,9 млн кв. метров и 825 тыс. жильцов соответственно. Если дело пойдет такими темпами, то мы, к сожалению, не достигнем в ближайшем будущем целевых показателей — а именно, сокращения непригодного для проживания жилищного фонда. Поэтому я считаю важным стимулировать регионы не доводить жилищный фонд до аварийного состояния. В этой связи установление критериев ветхого жилья крайне актуально, и текущий ремонт вообще-то никто не отменял.

«СГ»: Что скажете по остальным федеральным проектам?

А.С.: В проекте «Жилье» хотелось бы видеть более конкретные меры по развитию арендного жилья. Законодательство принято больше трех лет назад, но мы видим, что дальше дело не пошло. Государственная политика должна быть более предметной, в том числе в части стимулирования стройкомпаний. Отдельно хочется сказать о комплексном развитии территорий. Наш комитет уже поддержал соответствующий законопроект правительства, которым уточняется понятие «красные линии», прорабатывается вопрос по изъятию инфраструктуры, по корректировке терпланирования. По сути, Минстрой уже подготовил правовую базу для тиражирования опыта реновации в регионах. И это здорово. Однако надо еще урегулировать вопрос с платой за подключение объектов к сетям, ведь стоимость этой услуги влияет на цену квадратного метра. Застройщик инженерные коммуникации передает на баланс ресурсникам, и здесь возникает много нюансов — насколько сети качественные, хватит ли мощности подачи ресурса и т.д. Кроме того, хотелось бы видеть в проекте пункты по ГЧП в сфере городской инфраструктуры. Это перспективное направление.

«СГ»: Много внимания в нацпроекте уделено развитию ипотеки. Считаете правильным, что ипотечное кредитование выделено в отдельный федеральный проект?

А.С.: По этому направлению, куратором которого является Минфин, целевым показателем является четырехкратный рост выданных кредитов. Но где гарантия, что не получим пузырь? У нас не стоит задача нарастить закредитованность населения. Задача, поставленная в указе президента, — строить 120 млн кв. метров жилья в год и улучшать жилищные условия 5 млн семей. Для этого, помимо ипотеки, нужны программы по удешевлению стоимости строительства за счет новых стройматериалов, развитие деревянного домостроения и легковозводимых модульных зданий и т.д.

«СГ»: Есть ощущение, что немного в тени осталась тема ЖКХ. Какие есть инициативы в этой сфере?

А.С.: Есть законопроект о возрождении системы технического учета жилфонда. С той разницей, что когда в 2008 году от нее отказались, не было программы капремонта, формирующей очередность как раз на технических характеристиках дома, и не было системы ГИС ЖКХ. Сейчас же есть все условия, чтобы организовать БТИ 2.0, предоставив регионам возможность установить периодичность проведения обследования домов, но ее результаты выгружать в электронный паспорт многоквартирного дома. Знаю, что правительство сомневается в необходимости такой работы, мол, данных Росреестра достаточно. Но, поверьте, регионы, где ответственно подходят к жилищному вопросу, нуждаются в техучете.

Во втором чтении принята депутатская инициатива об упрощении получении льготы по ЖКХ. Она облегчит жизнь 2,6 млн семей, им не нужно будет больше собирать справки об отсутствии задолженности. Также я бы выделил законопроект о конференциях как новой форме проведения собраний собственников, принятый в первом чтении. Сейчас, чтобы провести собрание, особенно в больших домах, где больше 100 квартир, надо пройти девять кругов ада. Конференции предполагают компактность и делегирование полномочий делегатам. Плюс к этому, мы подготовили законопроект об онлайн-собраниях собственников. Рано или поздно соседи через разные форумы онлайн-связи должны получить возможность легитимизировать свои решения, чтобы их признавала жилинспекция. За этим будущее.

«СГ»: А что с реформой в сфере обращения с ТКО?

А.С.: В рамках проекта «Школа грамотного потребителя» мы проанализировали тарифные последствия реформы. Нужно быть готовым к тому, что в регионах со следующего года произойдет рост тарифов за вывоз мусора. Мы видим разброс от 45 руб. до 145 руб. за одного проживающего в месяц в многоквартирных домах. Нужно понимать, что в этот тариф входит все — плата за НВОС, расходы на транспортирование, захоронение и обезвреживание и т.д. При этом если раньше вывоз мусора был в строке жилищной услуги, будет правильным, если произойдет вычет на эту сумму. Регионам и парламенту надо будет это четко проконтролировать. Сама реформа не ставится под сомнение, ведь вопросы экологии входят в повестку. Самое важное здесь научиться работать по фракциям. Стекло, например, можно перерабатывать бесчисленное число раз. Также нельзя забывать о рекультивации свалок, отработавших свои возможности, на их месте должны появляться благоустроенные пространства.

«СГ»: Сейчас в Госдуме находится правительственный законопроект о ликвидации МУПов и ГУПов в ЖКХ, а также механизм так называемого «перехвата управления». О чем идет речь?

А.С.: Законопроект нужен, чтобы не допустить коллапса в отопительный период. Должны быть рычаги влияния органов публичной власти, которые могли в экстренных случаях оперативно реагировать. Мы обсуждали этот вопрос и с экспертами, и на комитете. Цели бесперебойного водо- и теплоснабжения всеми поддерживаются, но высказываются опасения, что закон резко уронит инвестпривлекательность отрасли, став инструментом чиновничьего рейдерства. Поэтому должны быть гарантии для тех инвесторов, кто пришел в ЖКХ через концессии. С другой стороны, нам еще предстоит проверить, насколько влияет организационно-правовая форма на эффективность управления коммунальным предприятием и уровень его задолженности? Надеюсь, это поможет навести порядок в этой сфере.

Цитата в тему

«Жилищный фонд в нашей стране становится более разнородным. В структуре жилья почти половину занимают таунхаусы, коттеджные поселки, разноплановое малоэтажное строительство. К сожалению, жилищное законодательство не поспевает за развитием рынка малоэтажного строительства, в нем до сих пор нет четкого правового регулирования, каким образом должно быть организовано, например, предоставление жилищно-коммунальных услуг»

Справочно

Александр Сидякин 24 октября 2018 года был назначен на пост руководителя администрации врио главы Башкирии.

№43 от 02.11.2018

Авторы: Сергей НИКОЛАЕВ, Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 2 ноября 2018 > № 2785163 Александр Сидякин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 2 ноября 2018 > № 2782592 Рустам Танкаев, Никита Кричевский

Что нужно делать, чтобы не допустить топливный кризис

Почему новое повышение акцизов на топливо негативно скажется на экономике РФ

В четверг цены на бензин стали, наконец, снижаться после проведения накануне совещания у вице-премьера Дмитрия Козака. Таким образом, напряжение, которое наблюдалось на топливном рынке внутри страны, было в значительной степени снято. Впрочем, эксперты «Газеты.Ru» сходятся в том, что отрасли необходимы системные решения, что подобные кризисы не повторялись в дальнейшем.

Cтоимость бензина АИ-92 во второй половине дня в четверг на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) снизилась на 2.46% (до 48,234 тысячи рублей за тонну), АИ-95 — на 4.47% (до 51,003 тысячи рублей). А дизтопливо подешевело на 2.99% до 56,847 тысячи рублей за тонну.

В среду вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что российские нефтяники обязаны обеспечить страну нефтью и нефтепродуктами.

Эксперт Союза нефтегазопромышленников России, член комитета ТПП по энергетической стратегии и развитию ТЭК Рустам Танкаев считает, что в настоящий момент правительству с нефтяниками договариваться бессмысленно.

Зато, в контексте прогноза Счетной палаты о том, что с Нового года на внутрироссийском рынке вырастут цены на топливо, вполне реальна угроза перебоев в работе бюджетообразующих предприятий, снижения качества жизни населения вследствие понижения потребления нефтепродуктов, а также уменьшения количества малых и средних предприятий.

Что ждать с 1 января

С Нового года рядовые автолюбители могут столкнуться с тем, что суммарное увеличение цены на бензин составит 7 рублей за литр.

«Ну, это в среднем – поскольку в разных регионах по-разному, — конкретизировал Танкаев. — Из чего состоит эта сумма? Прирост 50 копеек даст повышение ставки НДС на 2%. Примерно 1 рубль к цене добавит налоговый маневр. То есть увеличение налога на добычу полезных ископаемых на 5%. И 5,5 рублей добавит повышение акцизов в 1,5 раза».

По его мнению, безусловно, главной причиной угрозы дефицита на российском внутреннем рынке остается действующий с 2014 года налоговый маневр, при котором для нефтяников повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и одновременно снижается экспортная пошлина.

Реальность же состоит в том, что нефтяные компании не могут работать себе в убыток.

«Это же абсолютно не рыночная ситуация», — говорит экономист Никита Кричевский.

«В настоящий момент производство и продажа бензина убыточны. То есть рынок неликвиден. Соответственно, и проблема с обеспечением рынка бензином постепенно растут, — говорит Танкаев. Если не вернуть рынку ликвидность, будет то же самое, что было в 1996 году, в 2000 году, в 2008 году. Мы это все проходили. У нас такие кризисы постоянно. Причина этих кризисов одна – стремление регулировать рынок административными мерами, а не экономическими. И вот это вот административное регулирование в условиях рыночной экономики – это божий бич», — заявил Танкаев в интервью «Газете.Ru».

Происходящее тем более странно, что необходимости в повышении акцизов нет абсолютно никакой.

«В свое время к 2024 году в бюджет планировалось получить дополнительно 560 млрд руб., — рассуждает Кричевский. — А по моим подсчетам, только за этот год Минфин дополучит 3 трлн рублей. Ведь на старте налогового маневра предполагалось, что акцизы не будут расти».

Продразверстка. Римейк

Директор Центра политической информации Алексей Мухин полагает, что повышая в условиях профицитного бюджета акцизы, правительство изыскивает таким образом дополнительные средства для реализации майского «суперуказа» президента. По сути, кабмин задействует модель продразверстки, которая использовалась на заре Советской власти.

«Обратите внимание: цель продразверстки – ВИНКи (вертикально-интегрированные компании – «Газета.Ru».), потому что у ВИНКов есть обязательства по обеспечению внутреннего рынка, тогда как большая часть так называемых независимых компаний не обязаны этого делать, - пояснил Мухин. - Более того, они уже выходят с инициативами компенсации в виде субсидий потерь, которые они понесут с повышением акцизов».

В то же время, заметил он, часть компаний ведут себя социально ответственно. Например, «Роснефть», которая поставляет едва ли не весь объем произведенного бензина на внутренний рынок, в то время как другие компании, главным образом, частные, наоборот, увеличивают экспорт.

«В условиях, когда цены на нефть выросли, причем выросли очень существенно, поскольку налоговый маневр начинался на принципиально иных ценовых условиях, естественно стало выгоднее экспортировать нефть, чем реализовывать внутри страны, — говорит Кричевский. — То же самое касается бензина. У нас его цена – порядка 60 евроцентов. А в Европе – 1,6 евро. Доход – 1 евро. Даже и с учетом дополнительных расходов вроде логистики, таможни. И при этом внутри страны идет рост НДПИ, а вне страны снижаются экспортные пошлины».

Таким образом, всё это стимулирует частные нефтяные компании, использующие любую возможность, чтобы увеличить выручку, максимизировать экспорт.

Что делать

В этом контексте логичной выглядит идея «Роснефти» поставлять на переработку на российские НПЗ 17,5% всего добытого сырья, говорит Мухин: ведь это – весь объем внутреннего рынка. В случае реализации этого предложения исчезает риск возникновения дефицита дизельного топлива и бензина.

По словам, пресс-секретаря НК Михаила Леонтьева, «компания готова на радикальный революционный шаг: наше предложение обязать компании поставлять на переработку на российских НПЗ 17,5% всего добытого сырья, мы хотим дополнить обязательством реализовывать на бирже все полученные из этого объема нефтепродукты».

Впрочем, уточняет Леонтьев, это было бы возможным, «только если биржа готова квалифицировать своих участников, чтобы это были реальные розничные сети, а не оптовики, трейлеры, перекупщики, посредники».

«Мы бы не хотели, чтобы эти объемы забрали посредники и нажились на них», - пояснил Леонтьев.

Экономист Михаил Делягин полагает, что для коренного изменения ситуации никуда не деться от того, что необходимо будет отменять налоговый маневр и отвязывать ставку НДПИ от котировок нефти на глобальном рынке. «Почему цена на нефть внутри России должна зависеть от мирового рынка? Непонятно», - отметил он.

«Надо совсем отменить акцизы на бензин и дизельное топливо, — отметил в свою очередь Танкаев. — Бензиновый акциз в этом году принесет в бюджет 300 млрд рублей, дизельный – 150 млрд рублей. На фоне гигантского профицита бюджета это не те деньги, за которые правительству стоит бороться».

В свою очередь, Кричевский предложил сохранить ставки акцизов на уровне второго полугодия 2018 года и не поднимать их в ближайшие пару лет.

По его мнению, необходимо также ввести лицензирование экспорта бензина и дизельного топлива в зависимости от выполнения обязательств конкретными компаниями по их поставкам на российский рынок и установить минимально допустимый объем продаж для каждой из них.

Если же независимые компании будут уличены в нарушении правил справедливой торговли, например, в недоливе бензина в баки машин, то следует к ним применять санкции. Также, по словам Кричевского, можно было бы перенести уплату акциза со стоимости бензина на автозаправочные станции (АЗС). Таким образом, можно было исключить торговлю суррогатным топливом, идентифицировать производителя и повысить эффективность нефтепереработки.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 2 ноября 2018 > № 2782592 Рустам Танкаев, Никита Кричевский


Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 1 ноября 2018 > № 2796481 Сергей Сенников

Налоговые поправки нуждаются в доработке

Поправки по сборам за пользование водными биоресурсами необходимо скорректировать. Иначе некоторые нормы не будут работать на практике, а другие могут подвести добросовестных рыбаков под уголовную статью, считает представитель группы «Норебо» Сергей Сенников.

Предметом активного обсуждения на последнем заседании Общественного совета при Росрыболовстве стал доработанный Минсельхозом проект федерального закона «О внесении изменений в главы 25.1 и 26.1 Налогового кодекса РФ в части совершенствования порядка взимания сборов в сфере рыбохозяйственного комплекса». Потенциально проблемные места этого документа для Fishnews прокомментировал заместитель директора ООО «УК Норебо» по международным вопросам и связям с общественностью Сергей Сенников.

– Сергей Александрович, на какие места в поправках вы обратили внимание?

– Авторы законопроекта предлагают дополнить главу 25.1 НК РФ статьей 333.4.1. В пункте 1.3 этой статьи предусматривается 50-процентный налоговый вычет по сбору за пользование водными биоресурсами при реализации на территории России собственных уловов и произведенной из них собственными силами продукции.

Очевидно, что эта норма направлена на наполнение внутреннего рынка России отечественной рыбопродукцией. Однако предложенный механизм совсем этого не гарантирует. Для получения налогового вычета пользователю необходимо будет доставить улов или продукцию из него на территорию России и здесь продать его. Но где гарантия, что в дальнейшем улов или продукция из него не будут отправлены на экспорт? Вероятным представляется возникновение структур из «экспортных посредников», с которыми пользователи водных биоресурсов будут заключать договоры купли-продажи на территории РФ исключительно для последующего получения вычета.

Эта же норма может ударить и по добросовестным рыбакам. Ведь они не могут контролировать дальнейшую судьбу продукции. Если покупатель без переработки экспортирует эту продукцию, то добросовестного пользователя могут привлечь к ответственности за незаконное получение вычета.

Наконец, предлагаемая норма никак не определяет перечень документов для получения вычета. Это приведет к практической невозможности его получения, поскольку налоговый орган никак не ограничен в праве требовать новые документы. В результате он сможет фактически отказывать в предоставлении вычета, запрашивая документы, получить которые заявитель не сможет.

– Какие подводные камни еще вы заметили?

– Пункт 1.4 уже упомянутой статьи 333.4.1 устанавливает 85-процентный налоговый вычет по сбору за пользование водными биоресурсами рыбакам, реализующим на территории России в свежем и (или) охлажденном виде собственные уловы с целью дальнейшей их переработки при осуществлении прибрежного рыболовства. Эта норма требует доработки.

Во-первых, при нынешней формулировке вычет предоставляется только для тех, кто осуществляет прибрежное рыболовство. Если же рыба была добыта по разрешению для промышленного рыболовства, то льгота не предусматривается. С одной стороны, такой подход упрощает порядок определения размера вычета и возможность контроля, но с другой – возникает дискриминация. Получается, если рыбак не подал в установленный срок заявку о том, что он будет осуществлять прибрежное рыболовство, но затем стал в течение года поставлять охлажденное сырье на береговые рыбоперерабатывающие предприятия, то он будет вынужден выплачивать 100% сбора.

Это несправедливо. Возможность получить вычет должна быть у любого, кто поставляет уловы и продукцию из них (например, потрошеная с головой или без головы рыба) на российские рыбоперерабатывающие предприятия. Необходимо скорректировать эту норму так, чтобы право на вычет стимулировало не только прибрежное рыболовство, но и в целом поставку охлажденного сырья для переработки на российские предприятия.

Во-вторых, в нынешней редакции право на вычет получают те, кто доставляет свои уловы. Однако согласно вступающим в силу с 1 января 2019 года поправкам в закон о рыболовстве уловы – это «водные биоресурсы, извлеченные (выловленные) из среды обитания». То есть как только извлеченные из воды биоресурсы проходят какие-то минимальные технологические процессы для сохранения их качества и первичной подготовки для переработки (например, потрошение, обескровливание, обезглавливание), они приобретают правовой статус не уловов, а необработанной рыбной продукции согласно формулировкам Технического регламента Евразийского экономического союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции» (ТР ЕАЭС 040/2016). Следовательно, при минимальной первичной обработке улова право на налоговый вычет пропадает. В проект поправок необходимо внести соответствующую корректировку, которая распространяла бы право вычета и на тех, кто доставляет продукцию из уловов.

– Обсуждались также предлагаемые положения об установлении коэффициентов норм расхода добытых биоресурсов.

– Да. Это пункт 3 все той же статьи 333.4.1. Там предусмотрено, что «коэффициенты норм расхода добытых (выловленных) водных биоресурсов на единицу произведенной из них продукции… утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по федеральному государственному контролю (надзору) в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов».

Это нонсенс. Нормы отходов, потерь, выхода готовой продукции и расхода сырья при производстве рыбной и иной продукции (переводные коэффициенты) определяются отраслевыми институтами, подведомственными Росрыболовству (ВНИРО, ПИНРО и т.д.). Что касается федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по федеральному государственному контролю (надзору) в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов, то им является Пограничная служба ФСБ России. В ее полномочия никак не входит разработка и установление переводных коэффициентов.

Таким образом, предлагаемая норма является невыполнимой. Кроме этого, предприятия могут разрабатывать и индивидуальные нормы, которые рассчитываются, исходя из производимой продукции и используемого оборудования. Поэтому необходимо корректно определить орган, утверждающий как отраслевые, так и индивидуальные переводные коэффициенты.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 1 ноября 2018 > № 2796481 Сергей Сенников


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 31 октября 2018 > № 2794391 Максим Орешкин

Максим Орешкин: По результатам рейтинга Doing Business Россия находится в «клубе» стран с хорошим бизнес-климатом

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин прокомментировал результаты России в рейтинге Всемирного банка Doing Business. В этом году страна поднялась на 4 позиции и заняла 31 место. С 2012 года Россия совершила рывок в рейтинге на 89 позиций.

«С точки зрения соотношения с другими странами у нас в этом году самая сильная позиция в БРИКС. Кроме того, мы опережаем больше половины Европы. Мы сократили дистанцию с лидером рейтинга Новой Зеландией до 9,22 балла. Россия находится в «клубе» стран с хорошим бизнес-климатом», - отметил глава Минэкономразвития.

Лучший результат Россия показала по направлению «Разрешение на строительство», поднявшись со 115 на 48 место. Благодаря реформе на 45 дней сократилось время получения разрешения, а также его стоимость.

Эксперты Всемирного банка отметили также улучшение по треку «Подключение к сетям»: стоимость подключения сократилась в 7 раз, срок – на 10 дней.

По направлению «Кредитование» Россия поднялась до 22 места благодаря реализованной еще в 2016 году реформе, уточняющей основания для освобождения заложенного имущества от автоматической приостановки или моратория на процедуры обращения взыскания, когда в отношении должника начинается процедура финансового оздоровления и внешнего управления.

Максим Орешкин отметил, что в 2017-2018 годах Россия провела большое количество реформ, которые еще не учтены Всемирным банком. А значит, у страны есть потенциал для улучшения места в следующем рейтинге. Так, например, по треку «Международная торговля» в этом году Россия выросла только на одну позицию при большом количестве реформ в данной сфере.Вступление в силу нового Таможенного кодекса позволило сократить затраты и время на оформление таможенных процедур, упростить процесс подачи документов. Кроме того, ФТС приступила к практической реализации Программы развития до 2020 года. Это позволит автоматизировать значительную часть процессов и усовершенствовать подход к риск-категорированию участников внешнеэкономической деятельности. «С точки зрения показателя в этом году результат выглядит скромным. Но считаем, что намеченные изменения, а также темп их внедрения позволят существенно повысить качество и скорость таможенного администрирования. И не только по тем маршрутам, которые оцениваются Всемирным банком, но и в целом по стране, что является более важным для состояния делового климата в России», - прокомментировал заместитель министра экономического развития РФ Тимур Максимов результат по направлению «Международная торговля».

В целом, говоря об итогах рейтинга, Максим Орешкин подчеркнул, что Россия ведет комплексную работу по совершенствованию делового климата.

«Doing Business – это маленькая часть инвестиционного климата. Он учитывает не все административные процедуры, которые есть в экономике. Мы смотрим на деловой климат гораздо шире. Тот же механизм «Трансформация делового климата» выходит за пределы охвата рейтинга», - подчеркнул министр. «Задача на ближайшие годы - вхождение в двадцатку стран. Задел под это уже во многом есть».

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 31 октября 2018 > № 2794391 Максим Орешкин


Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 30 октября 2018 > № 2798228 Алексей Ульянов

Трудно представить худшее решение, чем крабовые аукционы

Предложения об отказе от исторического принципа распределения квот на водные биоресурсы и возврате к крабовым аукционам мотивируются необходимостью повышения конкуренции в рыбной отрасли. Используя этот аргумент, именно Федеральная антимонопольная служба выступает одним из локомотивов предполагаемых нововведений. Позицию ФАС для Fishnews прокомментировал антимонопольный эксперт «Деловой России», директор Института повышения конкурентоспособности, в прошлом начальник управления промышленности ФАС России Алексей Ульянов.

– Алексей Сергеевич, прокомментируйте тему частичного отказа рыбной отрасли от исторического принципа распределения квот, обозначенную в распоряжении Правительства РФ от 16 августа 2018 года № 1697 и докладе Федеральной антимонопольной службы о состоянии конкуренции.

– Начать следует с доклада ФАС. Тем более что его положения и легли в основу распоряжения правительства, утвердившего план мероприятий по развитию конкуренции, в том числе в рыбохозяйственном комплексе. Скажу, что меня ситуация озадачила. ФАС обязана готовить подобные доклады ежегодно, и мы по линии Экспертного совета при Правительстве, бизнес-объединений, научного сообщества пытались добиться, чтобы доклад хоть как-то увязал плохое состояние конкуренции с действиями самого ведомства. А то полномочий у службы все больше и больше (и стольких полномочий, надо сказать, нет ни у одного антимонопольного регулятора в мире), а ситуация с конкуренцией в стране все хуже и хуже, и ответственности за это как бы никто не несет.

План мероприятий также произвел в целом удручающее впечатление. В тех отраслях, где очевидно проблемы с конкуренцией стоят наиболее остро (ЖКХ, нефть и газ, энергетика, финансовые рынки), «мероприятия» в лучшем случае направлены на решение частных проблем. А чаще дело ограничивается благими пожеланиями (то же самое касается развития частных детсадов и других образовательных и социальных учреждений): ФАС и отраслевые министерства заняты написанием писем, запросов и докладов вместо подготовки законов и нормативных актов по снятию административных барьеров. А в промышленности предлагается упрощенный «арифметический» подход к конкуренции – создать в каждой отрасли как минимум три компании, хотя можно привести массу примеров, когда в стране есть только одна сильная компания, успешно конкурирующая на мировых рынках («Фиат» в Италии, «Сименс» в ФРГ, «Эрбас» во Франции и т.д.). Очень упрощенный подход, без анализа ситуации в отдельных отраслях промышленности. Ведь где-то надо выращивать одного национального чемпиона, способного конкурировать на мировых рынках, а где-то трех компаний будет мало, нужно 10-20.

На этом фоне выделяется рыбохозяйственный комплекс, где предложены радикальные реформы. Неужели ситуация с конкуренцией в рыбной отрасли настолько хуже некуда, что «нефтянка» и газ с ЖКХ подождут? Поэтому складывается впечатление, что ФАС ищет не там, где потеряли, а там, где светло.

ВЫВОДЫ ФАС НЕ ОСНОВАНЫ НА ФАКТАХ

– На чем вообще антимонопольная служба основывалась?

– Мне как экономисту сразу бросилось в глаза полное отсутствие цифр в разделе по рыболовству. Если мы посмотрим на цифры, то практически все утверждения ФАС не соответствуют действительности. Как можно говорить об отсутствии конкуренции, если в отрасли действуют сотни компаний, а в распределении рыбных квот участвуют десятки индивидуальных предпринимателей? Так, в 2017 году в освоении квот на вылов только краба и белой рыбы участвовало 228 компаний, из которых 34 относятся к микропредприятиям, 78 – к малым и 41 – к средним. Таким образом, субъекты МСП составили суммарно 68% от общего числа предприятий и 35% объема квот. Таким образом, доля малого бизнеса в отрасли в 1,75 раза выше, чем в экономике в целом (20%). И это без учета красной рыбы и рыбоводства. По последнему, могу предположить, доля МСП будет еще выше. Может ФАС назвать хоть одну ресурсную отрасль, куда доступ для малого бизнеса был бы обеспечен столь широко?

Крупнейшая рыбопромышленная группа России – «Норебо» – в 2017 году получила квот на 437 тыс. тонн, то есть примерно 8% всего объема. Ее доля в отраслевой выручке ненамного больше – 14%. Далее следуют «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК), «Гидрострой» и «Океанрыбфлот» с долей в общем объеме квот и вылове 7%, 6%, 6% и 5%, 6%, 6% соответственно. Еще у шести компаний примерно по 2-5% объема квот и отраслевой выручки, у остальных двух с лишним сотен доли меньше 2%. То есть по всем известным стандартам отрасль является низкоконцентрированной с высоким уровнем развития конкуренции. Если ФАС утверждает, что отрасль является закрытой, то она должна доказать наличие высоких входных барьеров и представить примеры, когда какая-то компания хотела войти на рынок, у нее это не получилось и ФАС возбудила дело. Однако на практике сложно говорить о закрытости – есть примеры выхода на рынок новых игроков, причем недавние. В отрасль можно прийти несколькими разными путями – купить компанию, участвовать в аукционе по перераспределению квот, когда какая-то компания выбрала свою квоту менее чем на 70% или допустила нарушения при рыболовстве. Можно участвовать в аукционе на вновь вводимый ресурс. Можно было поучаствовать в аукционе по распределению инвестиционных квот, который состоялся в конце прошлого года. Наконец, можно просто взять и начать добывать «неодуемые» объекты промысла, хоть прямо сейчас.

Что касается дел ФАС о недопуске какой-нибудь компании на рынок, то могу сказать, что с 2014 года наш институт ведет постоянный мониторинг всех дел ФАС. И дел о недопуске какой-то компании в рыбохозяйственную отрасль нам обнаружить не удалось.

Странно выглядят и выводы ФАС о «слабом» росте, снижающейся эффективности, отсутствии роста финансового результата, провале импортозамещения и т.д. На самом деле выручка в реальном выражении за 2013-2017 годы выросла в 1,66 раза, улов приближается к 5 млн тонн (рост за 10 лет более чем двукратный) и это на фоне стагнации и спада в экономике! Рентабельность в 2016 году выросла до 27%. Отрасль стала экспортоориентированной – вывезено продукции на 3,7 млрд долларов при импорте 1,4 млрд долларов в 2016 году. Положительным сальдо в 2,3 млрд долларов рыбаки вносят свой вклад в поддержание платежного баланса и стабильности курса рубля, что в нынешних непростых геополитических условиях очень важно. А доля отечественной рыбной продукции в потреблении составила в 2016 году 82,7% – по молоку, кстати, самообеспеченность ниже.

И совсем нелепо выглядит утверждение ФАС об отсутствии конкуренции в рыбоводстве. Заняться бизнесом по разведению рыбы в прудах, пожалуй, еще проще, чем выловом. Другое дело, что сектор действительно мог развиваться быстрее, но проблема в доступе продукции к торговым сетям ФАС не решается.

Другими словами, при подготовке важных правительственных документов ФАС не выполнила свои служебные обязанности по анализу рынка и представила выводы, которые не соответствуют действительности. Это повод для серьезного служебного расследования.

НЕ СООТВЕТСТВУЮТ МИРОВОМУ ОПЫТУ

– И как на этом фоне выглядит поддерживаемая ФАС идея о возврате к крабовым аукционам, а затем и к электронным аукционам на другие объекты промысла?

– Трудно представить худшее решение с точки зрения соблюдения прав собственности, стабильности имущественных отношений, госполитики и бизнес-климата. В конце 2017 года 20% квот распределили по инвестиционному принципу, и на отечественные верфи стали поступать заказы на новые суда от рыбаков. Остальные квоты вообще были распределены совсем недавно, в июле 2018 года, сроком на 15 лет. И тут ФАС предлагает взять и все переделить. К тому же, видимо, ФАС не в курсе, что большая часть квот, которые предлагается «отнять и поделить», уже была в свое время продана на аукционах, причем продана навсегда с учетом исторического принципа и предусмотренного законодательством неограниченного числа раз перезаключения договоров о закреплении долей квот по окончании предыдущего договора. И проданы квоты на аукционах были за цену, предусматривающую это «навсегда».

Удивляет предложенный ФАС срок закрепления квот – 3-5 лет. Рыболовство – отрасль с длинным инвестиционным циклом. Судно – не автомобиль, при надлежащей эксплуатации, модернизации и капремонте оно может служить 30 и 50 лет. И если мы хотим, чтобы рыбаки начали заказывать новые суда, у них должно быть ясное понимание на длинную перспективу. Сроки, предложенные ФАС, приведут к тому, что компании будут вынуждены выжимать из судов и экипажа все возможное, чтобы «отбить» за 3-5 лет расходы на покупку квот на аукционах, возрастут риски аварийности, несчастных случаев, браконьерства.

– А как с этим обстоят дела в других странах?

– Несмотря на разнообразие, принципы в большинстве стран, ведущих рыбный промысел, схожи. Наиболее распространен исторический принцип, на него приходится практически 2/3 всех выделяемых квот. Существуют квоты, закрепляемые за судном (individual vessel quota), определяемые по длине и другим характеристикам судов; групповые квоты, выделяемые на группы судов или рыбаков. Есть примеры привязки квот к рыбопереработке в попытках стимулировать внутреннее производство (Аргентина). Очень небольшая часть распределяется на аукционах на Фарерских островах и в Новой Зеландии, можно сказать, что аукционы там выполняют такую же функцию, как у нас сейчас, – об этом я скажу ниже. И только в Чили аукционы играют сколько-нибудь значимую роль.

Но в передовых странах аукционы не используются. В США и Канаде 70% – это исторический принцип, 30% – это квоты на судно. В Норвегии, чья рыбная отрасль одна из наиболее эффективных в мире, семейные фирмы работают на одном участке десятилетиями или даже столетиями.

АУКЦИОНЫ НЕ ЭФФЕКТИВНЫ В ГОСЗАКУПКАХ

– Однако аукционы считаются достаточно эффективным способом…

– Сейчас в экономической науке действительно наблюдается взрывной интерес к аукционам. Но это и свидетельство того, что теория аукционов далека от завершения. Вводя аукционы на всё и вся, мы уподобимся большевикам, которые с рвением начали внедрять в 1917 году теорию Маркса, которая многим тогда казалась передовой и актуальной. Мне более разумным кажется подход Дэн Сяопина, который сравнил китайские реформы с переходом реки вброд – медленно ступая, нащупывая ногой каждый камень. Плоды такого подхода, с анализом мирового опыта и постоянной сверкой с практикой и достигнутыми результатами, – фантастический подъем Китая за последние 40 лет.

Вспомним, откуда взялись аукционы – на память придет Christie’s, Sotheby’s, или знаменитая сцена из «12 стульев». И даже с поправкой на суровую российскую действительность аукционы неплохо сработали в реализации имущества должников, банкротов, приватизации госимущества и радиочастот. Но аукцион – хороший способ продажи объекта, пусть даже уникального, обладание которым не позволяет победителю аукциона получить монопольную власть, вытеснить с рынка остальных. И поэтому он совершенно не подходит для закупок, и внедрение аукционов в российские госзакупки привело к печальным последствиям. Ведь для того, чтобы покупателю (госзаказчику) начать торги по единственному критерию – цене, – ему необходимо грамотно описать все свойства товара, чего он в принципе сделать не может, т.к. товаром не обладает, в отличие от продавца. В результате либо он описывает товар неправильно, и побеждают поставщики некачественной, просроченной, некондиционной продукции, либо «помощь» в описании ему оказывает один из потенциальных продавцов, и тогда возникают коррупционные риски, а конкуренция на торгах превращается в профанацию. Кроме того, сизифов труд по подробному описанию товара в ТЗ и аукционной документации требует огромных ресурсов, в результате у нас в закупках теперь занят 1 млн человек – больше, чем в армии.

Кроме того, аукцион с его принципом «победитель получает все» способствует монополизации, так как проигравшие компании вынуждены уйти с рынка. Поэтому в развитых странах аукцион в госзакупках практически не используется, его доля близка к нулю, а у нас – почти 60%. О негативных эффектах «аукционного крена» в госзакупках неоднократно говорили Центр стратегических разработок под руководством тогда Алексея Кудрина, Высшая школа экономики, многие эксперты-закупщики. Но ФАС продолжает настаивать на своем, пытаясь распространить аукционы на закупки госкомпаний. Хотя после эксперимента больницы № 62 Москвы разговор должен был быть закрыт: больнице, покупающей с помощью конкурентных переговоров, удавалось получать лекарства дешевле (экономия от 13% до 4 раз), чем остальным больницам, покупающим на аукционах.

ОПЫТ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ПРОТИВ АУКЦИОНОВ

– У рыбаков тоже достаточно специфическое отношение к аукционам.

– Да. В 2001-2003 годах квоты на вылов биоресурсов распределялись на аукционах. Рыбаки прекрасно помнят эту историю, ни к чему хорошему она не привела. Потратившие большие деньги победители аукционов старались их побыстрее «отбить», выжимая все соки из судов и экипажей, возросли риски аварийных ситуаций, браконьерство. Ни о каких инвестициях не могло быть и речи, показатели официального улова снижались. Поэтому неудивительно, что после анализа ситуации на заседании Госсовета президент Владимир Путин принял решение отказаться от аукционов по распределению квот. Страна перешла к историческому принципу, и мы видим, что ситуация начала меняться к лучшему, цифры я привел выше.

С другой стороны, осторожное «экспериментирование» с аукционами может быть эффективным. Так, когда Росрыболовство выставляет на аукцион квоту компании, которая выбрала менее 70% своей квоты, это разумно, поскольку не создает победителю преимущественных условий перед остальными – ведь такие случаи относительно редки. Кстати, они позволяют зайти новым игрокам, поддержав конкуренцию. Когда в конце 2017 года Росрыболовство распределило 20% квот по инвестиционному принципу, они также прошли через аукционы. Этот опыт требует внимательного изучения.

– В качестве удачного примера крабового аукциона ФАС ссылается на торги, проведенные в прошлом году.

– Действительно, в мае 2017 года был проведен аукцион по распределению квот добычи краба для осуществления прибрежного рыболовства в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне. Победившая компания выложила в общей сложности 23 млрд рублей, то есть за относительно небольшой участок эквивалент 27% финансового результата всей рыболовной отрасли за год. Но говорить о преимуществе аукциона, апеллируя столь высокими поступлениями в бюджет, неправомерно. Ведь либо компания вынуждена будет выжимать все до последнего – читай, опять вернемся к печальному опыту начала 2000-х годов. Либо она обладает доступом к госфинансированию, к кредитам на очень выгодных условиях (в отличие от конкурентов), которые, вероятно, компания вообще не будет возвращать. В этом случае за компанию, по сути, заплатит все население страны, все налогоплательщики. А также нужно иметь в виду, что при проведении аукционов в мае 2017 года предполагалось, что квоты с учетом исторического принципа распределяются навсегда, чего уже не будет при реализации инициатив ФАС в отрасли.

Кстати, ФАС стыдливо не называет в официальных письмах компанию-победителя. А это «Русская рыбопромышленная компания», обладающая значительным административным и финансовым ресурсом. РРПК в состоянии с помощью аукционов монополизировать рынок, вытеснив с него остальных участников. Или заставив их работать на себя. Руководитель ФАС Игорь Артемьев в интервью «Коммерсанту» 25 сентября 2018 года проговорился, что он бы разделил собственников рыбных компаний и рыбаков. К сожалению, это далеко не первый случай, когда ФАС лоббирует интересы крупных олигархических или окологосударственных структур, способствуя монополизации рынков в их интересах.

АНТИМОНОПОЛЬНАЯ СЛУЖБА НЕ ЗАЩИЩАЕТ МАЛЫЙ БИЗНЕС

– Но ведь антимонопольная служба должна, наоборот, бороться с монополиями и защищать малый и средний бизнес?

– Слава богу, остались в прошлом дела ФАС против «монополиста»-автомойщика из Магадана со «сверхприбылью» в 14 тыс. рублей, новосибирского кинотеатра-«монополиста» по попкорну и многие другие.

Но по картельным статьям малый бизнес иммунитетов не получил, и тут же доля дел против малого бизнеса поднялась с 60% до почти 90%. Все чаще вмешивается ФАС и в закупки, причем самые малые, совсем небольших предприятий. Так, в 2018 году суды признали незаконными решения ФАС против Ставровского завода автотракторного оборудования (село Ставрово Владимирской области) за «нарушения конкуренции» при закупке ворот и сельхозпредприятия «Покровское» (Самарская область) – при закупке сеялки. В сентябре суды рассмотрели дело ФАС против «Творческой лаборатории “СЫР”» за «ограничение конкуренции» при закупке календарей на сумму 200 тыс. рублей.

Сама служба назвала лучшим делом 2017 года расследование против кабельных заводов. Ситуация рассматривалась в судах и в 2018 году, а сейчас передана в правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел. Отметим, что кабельная отрасль – одна из немногих отраслей электротехники, сохранившей и нарастившей производственный потенциал, да еще и является высококонкурентной. Ранее кабельщики неоднократно жаловались в ФАС на ограничительные условия тендеров на закупку кабеля крупными госкомпаниями. Антимонопольное ведомство иногда возбуждало дела, но не могло доказать свою правоту в суде или отменить результаты тендеров. Но когда на самих кабельщиков пожаловалась «Роснефть», ФАС провела обыски и наложила на заводы многомиллионные штрафы.

В октябре 2018 года начнется второй круг судебных разбирательств против 90 малых швейных фирм. ФАС обвинила их в картеле при поставке обмундирования для МВД, хотя любой экономист скажет, что картель с более чем 20 участниками невозможен в принципе – такому числу предпринимателей просто невозможно договориться. Эксперты считают, что по результатам дела ФАС рынок поставки обмундирования может быть монополизирован ОАО «БТК групп» Теймураза Боллоева, знакомого с Игорем Артемьевым еще по работе в Петербурге.

Согласовав все без исключения крупные слияния последних лет, ФАС одобрила и монополизацию российской экономики. ФАС, которая контролирует и тарифы естественных монополий, заявляла, что их рост будет меньше инфляции, однако в 2017 году он превысил инфляцию в 7 раз. Малые независимые АЗС постоянно жалуются, что их вытесняют с рынка крупные вертикально интегрированные нефтяные компании, повышая оптовые цены на топливо выше розничных. Как реагирует ФАС? Крупные дела против нефтяников, как в 2009-2011 годах, возбуждаются только после неоднократных поручений. Зато в конце августа 2018 года ФАС выдала предупреждение Российскому топливному союзу, объединяющему в своих рядах малые независимые АЗС, так как его жалобы на рост цен нагнетают обстановку.

Нобелевский лауреат по экономике за 2014 год Жан ТИРОЛЬ разработал теорию захвата регулятора: госорган, который должен контролировать монополию в интересах общества, оказывается ею «захвачен». Захват происходит путем предоставления нужной монополии информации (она обладает ресурсами, чтобы нанять экспертов и юристов) и прямой коррупции. К сожалению, можно констатировать, что вследствие несменяемости руководства ФАС модель захвата регулятора у нас реализована в полной мере.

ФАС НЕ ПОКАЗАЛА АНАЛИЗ РЫНКА

– Как вы относитесь к предложению ФАС ограничить участие в торгах компаний, имеющих более 35% квот?

– Это все равно, что запретить «АвтоВАЗу» увеличивать выпуск, поскольку у него доля в производстве автомобилей на территории Самарской области составляет 100%. Но говорить в таком ключе некорректно, правильнее сказать, что у «АвтоВАЗа» занимает долю в 20% от реализации легковых автомобилей в России. Также некорректно, на мой взгляд, говорить о доле 35% или 100% у компании по вылову минтая в Западно-Беринговоморской зоне. Потому что потребителю не важно, где поймана рыба, для него важна цена и качество. Район размещения производства или район вылова имеет значение только при очень большой транспортной составляющей. Достаточно зайти в московский магазин и посмотреть, рыба из каких регионов присутствует на прилавках, чтобы увидеть настоящие, а не искусственно созданные границы рынка и ареал доставки рыбной продукции.

К сожалению, ФАС не показала в докладе анализ рынка, мы даже не знаем, сделан ли он. Но если он сделан качественно, то начать нужно с потребителя, его запросов и предпочтений. Наш потребитель в массе неискушенный, нам еще предстоит увеличить роль хорошей рыбы в рационе. Поэтому думаю, что можно разделить рынок на сегменты красной, белой и пелагической рыбы (сельдь, скумбрия). Нужна, конечно, разбивка по ценовым сегментам, анализ состава продавцов и покупателей (рестораны, рыбоперерабатывающие предприятия, торговые сети). И когда эта работа будет проделана, выяснится, что ФАС ищет не там, что проблем на порядок больше с посредническим звеном и с доступом в торговые сети, чем в рыболовстве.

– Разве ФАС не занимается ритейлерами?

– В ноябре 2015 года президент поручил ФАС провести анализ формирования оптовой цены рыбной продукции, наценки посредников и стоимости транспортно-логистических услуг. Разобраться с посредниками и отрегулировать цены в оптовом звене просили ФАС рыбаки и руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. ФАС тянула с выполнением поручения 9 месяцев, потом представила отчет, содержащий, по мнению главы ВАРПЭ Германа Зверева, «много важных и точных наблюдений вперемешку с общеизвестными истинами и явными ошибками». К сожалению, этим докладом дело и ограничилось, серьезных мер антимонопольного реагирования не последовало. А качественная отечественная продукция зачастую либо не достигает наших прилавков, либо достигает, но напичканной в лучшем случае водой для увеличения веса. Тут есть чем заняться и ФАС, и Роспотребнадзору, и другим компетентным органам.

НЕОБХОДИМО СОХРАНИТЬ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП

– Введение крабовых аукционов сравнивают с инициативой помощника президента по экономике Андрея Белоусова, который предложил ресурсным отраслям «поделиться» сверхприбылью.

– Давайте посмотрим, чем заканчивается дело с введением «налога Белоусова» на металлургические, химические и другие высокоприбыльные компании. Обсуждение идет в достаточно конструктивном русле, на площадке РСПП, к мнению и предложениям бизнеса прислушиваются. Сейчас мы видим, что компании, вошедшие в вышеупомянутый список, будут участвовать в значимых в социально-экономическом отношении инвестиционных и инфраструктурных проектах. Это похоже на историю с инвестквотами в рыбной отрасли, а не теперешнюю историю с крабовыми аукционами. Ведь с помощью инвестквот рыбаков как эффективную и прибыльную отрасль, по сути, попросили оказать помощь судостроению (конечно, хотелось бы, чтобы эта помощь дала кумулятивный положительный эффект на всю экономику, чтобы рыбаки не были вынуждены покупать суда, кратно превосходящие по стоимости зарубежные аналоги).

Но так или иначе, аукционная инициатива ФАС и Росрыболовства в корне отличается от «процесса Белоусова» – к рыбакам не прислушиваются, к РСПП в этом вопросе тоже, а просто гнут свою линию. У металлургов и химиков никто не предлагает отнять основные производственные активы, а ведь именно это произойдет с рыбаками при введении аукционов – квоты для них – это главный производственный актив. Кроме того, введение аукционов в долгосрочной перспективе приведет к потерям для государства из-за разрушения отрасли, падения легального улова, банкротства компаний, роста безработицы и социальной напряженности, особенно на Дальнем Востоке.

Поэтому, если мы хотим в рыбной отрасли какую-то аналогию с «процессом Белоусова», давайте подумаем, как стимулировать рыбопереработку, проследим, чтобы поддержка судостроения в рамках инвестквот дала нужный эффект, чтобы суда строились на отечественных верфях.

– Можно ли проводить параллель между распределением квот на водные биоресурсы и предоставлением в разработку месторождений полезных ископаемых?

– Согласно статье 10 закона «О недрах», участки для добычи полезных ископаемых предоставляются на срок отработки месторождения. А для общераспространенных полезных ископаемых – на срок выполнения соответствующих работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту, ремонту и содержанию автомобильных дорог общего пользования. То есть пока есть производственная необходимость в песке, щебне, гравии, карьер будет в пользовании соответствующей компании. Никому в голову не придет устаивать аукционы раз в 3-5 лет и перераспределять месторождения.

На право пользования недрами проводятся либо конкурсы, либо аукционы. Но это касается новых месторождений. Старые месторождения были распределены в 1990-е годы. Предложений взять у «Норникеля», «Алросы», «Сургутнефтегаза», «Газпрома» и других уважаемых компаний соответствующие месторождения и выставить их на аукцион не поступает ни от ФАС, ни даже от левых политических сил.

– А каковы ваши рекомендации?

– Я бы предложил сохранить исторический принцип как базовый, учитывая, что во всех ведущих рыбодобывающих странах используется именно он. Стоит продолжить движение в поддержку отечественного судостроения, начатое с запуском механизма инвестквот, но таким образом, чтобы это оказывало кумулятивный эффект, а не представляло собой трансфер от одной отрасли к другой. Надо стимулировать инвестиции в рыбопереработку. Необходимо провести качественный анализ рынка, включив его в доклад о развитии конкуренции за 2018 год. Для обеспечения наших потребителей отечественной рыбной продукцией ФАС необходимо на деле, а не на словах, заняться посредниками и торговыми сетями. Надо скорректировать план мероприятий по развитию конкуренции, отказавшись от идеи перераспределять существующие крабовые и рыбные квоты на аукционах раз в 3-5 лет и от идеи ограничить участие в торгах компаний, у которых размер долей квоты на добычу водного биоресурса превышает 35%.

Необходимо скорректировать проект федерального бюджета в соответствии с замечаниями Счетной палаты, исключив из него доходы от проведения аукционов, которые чрезвычайно завышены. Вместо этого можно рассмотреть вариант повышения платы за использование ВБР и введения экспортных пошлин на рыбу. Кстати, эта мера позволит не только пополнить бюджет, но и снизить внутренние цены и загрузить рыбопереработку. Ну с ВТО про экспортные пошлины можно договориться – была бы политическая воля, ведь ВТО есть не что иное, как площадка для переговоров.

Александр ИВАНОВ, Fishnews

Россия > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 30 октября 2018 > № 2798228 Алексей Ульянов

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 октября 2018 > № 2782985 Кирилл Кукушкин

Во имя рубля. Почему бюджетное правило надо менять

Кирилл Кукушкин

Руководитель управления рейтингов корпоративного сектора НРА

Если власти не изменят подход к бюджетному правилу, российская валюта продолжит слабеть. Это особенно актуально в преддверии нового экономического кризиса

Бюджетное правило — это механизм, снижающий зависимость федерального бюджета и внутренних экономических условий от цен на энергоносители. То, что оно применяется в России, безусловно, большой плюс для экономики. Но вопрос состоит в том, насколько это правило эффективно при изменении макроэкономических условий.

Согласно бюджетному правилу, все нефтегазовые сверхдоходы выше базовой цены на нефть направляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ), а не идут на актуальные расходы бюджета. Под «базовой ценой на нефть» понимается среднегодовая стоимость барреля в $40 в ценах 2017 года, подлежащая ежегодной индексации на 2%, начиная с 2018 года, то есть $40,8 за баррель в 2018 году.

Сверхдоходы должны при случае покрыть дефицит бюджета. Однако пока в этом необходимости нет. Доходы бюджета на 1 октября 2018 года составили почти 14 трлн рублей (профицит бюджета — 2,57 трлн рублей), доля нефтегазовых доходов снизилась до 55% (в структуре доходов за 2017 год она составляла 60%). Нефтегазовые доходы (НДПИ и вывозные таможенные пошлины) за 9 месяцев 2018 года уже превысили показатель за весь предыдущий год на 5,5%, составив 6,3 трлн рублей.

При этом видно, что рост нефтегазовых доходов обеспечивается лишь повышением цен на сырье (при сохранении уровня добычи), тогда как для увеличения прочих доходов бюджета требуются значительные и, главное, долгосрочные инвестиции, эффект от которых станет заметен далеко не сразу. Пока же в этой части правительство взяло на вооружение самый незамысловатый подход с повышением налоговых ставок.

Время перемен

Почему пришло время скорректировать бюджетное правило?

Во-первых, шаг в повышении цены отсечения в 2% объективно не соответствует текущей конъюнктуре рынка с ценой на нефть примерно в 2 раза выше, чем на момент принятия бюджетного правила: стоимость нефти Brent сейчас составляет около $77 за баррель. В результате в этом году из-за конвертации возросшего спреда между рыночными ценами на нефть и базовой ценой, заложенной в бюджетное правило, увеличилось давление на национальную валюту. И этот факт негативно отражается на всех не экспортно ориентированных отраслях экономики.

Во-вторых, в теории бюджетное правило должно снижать волатильность курса рубля и уменьшать курсовые риски. Но его практическое применение привело к тому, что при растущих ценах на нефть рубль резко дешевел во втором и третьем кварталах 2018 года. Из-за этого ЦБ трижды приостанавливал покупку для Минфина валюты с рынка, в конце концов полностью отказавшись от этой практики до конца года. Сейчас валюта перечисляется на счета казначейства из резервов ЦБ, а зеркальные операции на рынке регулятор будет осуществлять позже.

Учитывая большой объем рублевой ликвидности, который образуется в ЦБ к концу года, регулятор, вернувшись на открытый рынок, скорее всего будет покупать валюту аккуратно, стараясь минимизировать негативное влияние на курс рубля. Однако при условии сохранения текущего уровня цен на нефть в следующем году отказ от корректировки бюджетного правила в любом случае создаст существенные риски для стабильности финансовой системы.

Подход к управлению средствами ФНБ, в который отправляются сверхдоходы, также требует изменения. На 1 октября 2018 года объем средств фонда составлял 5 трлн рублей, или $76,3 млрд (5,1% к ВВП). Закон запрещает расходовать средства ФНБ на любые цели, кроме покрытия дефицитов федерального бюджета и бюджета Пенсионного фонда, пока объем остатков на депозитах и счетах в Центробанке не достигнет 7% ВВП.

Между тем фонд может выступать в роли демпфера и сглаживать колебания нефтяных котировок. В этом варианте устанавливается стартовый объем фонда и далее, в зависимости от вектора отклонения цены на нефть от базовой, ФНБ должен либо пополняться, либо расходоваться на размер отклонения.

Тогда базовая цена на нефть была бы плавающей — она бы устанавливалась ежегодно при составлении бюджета на предстоящий год и при пересмотре. И расходы бюджета можно было бы планировать исходя из плановых доходов каждого года, ограниченных планкой в районе $40 только в тех случаях, когда это экономически обоснованно.

К чему стремиться?

Кризис в скором времени, конечно же, будет. Возможно, учитывая десятилетний экономический цикл, он начнется в этом году или в первой половине следующего, может быть, позже. Но в чем можно быть уверенным, так это в том, что он непременно случится. И власти успокоят население: благодаря накопленным резервам ФНБ мы спокойно и без потрясений пройдем его основную фазу.

Вот только на долгосрочном развитии страны такой подход скажется негативно. Вместо того чтобы развивать экономику, увеличивать темпы роста ВВП, повышать внутреннее потребление, мы годами готовимся к мягкому прохождению кризисных периодов, а потом начинаем готовиться к новым.

Если рынок дает заработать на продаже энергоносителей, полученные сверхдоходы лучше вкладывать в развитие других отраслей, диверсифицировать свою экономику, чтобы и при цене $40 за баррель и ниже экономика чувствовала себя более-менее комфортно, а дефицит бюджета покрывался заимствованиями по низкой ставке без премии за многочисленные риски.

В этом свете главной целью становится не направлять средства на текущие расходы, а инвестировать в проекты, которые станут локомотивами для экономики, определят новые точки ее роста, дадут увеличение рабочих мест. Это крупные инфраструктурные и импортозамещающие проекты, наука и образование, высокотехнологичный сектор, а также поддержка малого и среднего бизнеса. Эти меры позволят органически увеличить налогооблагаемую базу, в отличие от того, что происходит сейчас.

Вместо этого основные усилия власти уже долгое время сфокусированы на поддержании стабильности. Распределение средств на нацпроекты даже на ближайший 2019 год по большей части не имеет конкретики. Экономический блок и правительство, по сути, находятся в состоянии фрустрации — потребность потратить средства есть, и даже определены направления, но конкретных проектов для ее удовлетворения нет.

В этих условиях значительные объемы средств на финансирование нацпроектов будут из года в год переноситься на более поздние сроки — ближе к 2024 году. Потом нацпроекты будут признаны невыполненными, объявлены новые нацпроекты, и далее по схеме. Уже когда-то это проходили, но нужно закрепить.

Резюмируя вышесказанное, можно сделать однозначный вывод: действия Минфина по управлению государственными финансами (увеличение объема рублевого госдолга и одновременное наращивание валютных резервов) дают рынку сигнал к покупке иностранной валюты, подрывая доверие к национальной, так как сценарий развития событий при новых экономических потрясениях будет идентичен предыдущим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 30 октября 2018 > № 2782985 Кирилл Кукушкин


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 октября 2018 > № 2781967 Игорь Шувалов

Брифинг председателя Внешэкономбанка Игоря Шувалова по завершении заседания

Из стенограммы:

И.Шувалов: Сегодня прошло очередное заседание Наблюдательного совета под руководством Председателя Правительства. Мы рассмотрели повестку, которая содержала общие вопросы, как должны работать коллегиальные органы ВЭБа, а также отдельные сделки. Во вступительном слове Дмитрий Анатольевич сказал о поправках, которые подготовлены Министерством финансов, они должны быть завтра рассмотрены на заседании Правительства. Касаются они следующих вопросов.

Вводится новая категория в бюджетное законодательство и закон «О банке развития» – категория утверждённого капитала. Это схоже с тем, что уже существует во многих странах и в международных финансовых организациях как callable capital. В России в законопроекте это имеет рабочее название «утверждённый капитал». Что это значит? Это означает, что при утверждении такого капитала и при прохождении определённых порогов капитал предоставляется кредитной организации в том объёме, в котором это прописано в соответствующем соглашении или акте Правительства. Это означает, что нам совсем не нужно для проведения кредитных операций на рынке иметь предоставленный капитал одномоментно. Нам надо, чтобы мы всё время соблюдали норматив достаточности капитала. Как только мы будем совсем близко приближаться к этой пороговой величине достаточности капитала, мы будем всегда иметь возможность получить от Минфина ликвидность, для того чтобы этот показатель был более надёжным и для того чтобы работать с нашими кредиторами по привлечению ликвидности на рынке. Для нашего законодательства это абсолютно новый институт, в мире с этим работают успешно, никаких проблем нет. Должен сказать, что нам будет даже комфортнее, что это будет утверждённый капитал, а не предоставленные Министерством финансов денежные средства. Отвлекать у Минфина денежные средства сейчас не надо, а для выполнения задач ВЭБом вполне достаточно и утверждённого капитала.

Мы получаем новое название. Теперь в версии законопроекта мы будем называться «Государственная корпорация развития “ВЭБ РФ”». Эта работа была запущена много лет назад, когда мы в Правительстве обсуждали, как лучше брендировать семью институтов развития. Первый бренд был передан, и воспользовался им институт в сфере жилищного строительства – АИЖК, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию было переименовано в «ДОМ.РФ». Но мы уже тогда понимали, что в целом это название должно покрывать институты развития. «Государственная корпорация развития “ВЭБ РФ”» означает, что у нас появляется бóльшая функция по координации всех существующих институтов развития, правда, в законопроекте говорится, что это будет отдельное решение Правительства. Цель здесь не административно подавить ВЭБом другие институты развития, а заставить все инструменты поддержки работать так, чтобы в совокупности эффект был намного лучше и выше.

По решению Правительства (об этом тоже сказал Дмитрий Анатольевич) мы дополнительно получим 20 млрд рублей, что позволит нам вести некоторые сделки, которые обычными кредитными организациями не могут быть проведены. Мы рассчитываем, что законодатель примет эти поправки как можно быстрее. Мы передадим в силу закона РЭЦ (Российский экспортный центр) в казну Российской Федерации, с тем чтобы сосредоточиться по горизонтали на координации всех институтов развития, а не по вертикали. Нам нет никакого смысла держать РЭЦ в качестве дочерней организации.

Это основные решения, которые были анонсированы Дмитрием Анатольевичем. Очень важно ещё, что он подписал решение о предоставлении ВЭБу субсидии в размере 600 млрд рублей. Это денежные средства, которые ВЭБ должен будет заплатить внешним кредиторам. Это внешние займы. Мы таким образом делаем абсолютно прозрачной ситуацию для наших кредиторов и наших клиентов (и потенциальных клиентов). Понятно, что эту ответственность на себя в полном объёме берёт Правительство. И раньше было понятно, что это ответственность Минфина, но никогда это не формализовывалось, как сейчас. И то, что подписано решение Правительства по этому поводу, в целом закрывает проблему внешнего долга. Премьер сегодня подписал это решение. И если законодатель примет решение по установленному капиталу, мы получаем капитал, для того чтобы начинать обслуживать новые сделки. Рассчитываю, что после того, как будет подписан соответствующий закон, мы в ближайшие дни сможем объявить о новых сделках – по фабрике проектного финансирования и по синдикации (сделка, которую мы сейчас отрабатываем с коммерческими банками).

Вопрос: По долговой нагрузке, насколько я понимаю, почти 300 млрд у вас, и вам дают 600 млрд субсидий на шесть лет. Не получится ли дальше так, что через шесть лет вы опять скажете: дайте нам ещё денег налогоплательщиков… Какие планы по выходу из долговой нагрузки? Как вы реструктуризировать будете?

И.Шувалов: Это как раз то, что я во вступительном слове сказал о внешнем долге ВЭБа. Два года назад, когда пришла команда Сергея Николаевича Горькова, было объявлено, что внешний долг ВЭБа будет погашен Министерством финансов, но по этому поводу никогда не принимался документ. И Министерство финансов ежегодно предоставляло субсидию Внешэкономбанку. Также ВЭБ реализовывал часть своих активов, которые были на балансе, за счёт этих операций происходили расчёты с зарубежными кредиторами. Теперь, при подписании этого документа, всё, что положено внешним кредиторам, будет в полном объёме исполнено. Там нет никакой дельты между тем, что положено отдать, и тем, что должно остаться у ВЭБа. Эти денежные средства будут переведены на счета ВЭБа, для того чтобы рассчитаться с внешними кредиторами. Внешний долг, таким образом, будет закрыт.

Что касается какой-то другой нашей долговой нагрузки, она обычная, как и у других кредитных организаций, даже в нашем случае имеет способность к уменьшению. Мы понимаем, какой есть кредитный портфель, как он работает, какой доход приносит, мы не видим никаких проблем. Была в целом накопленная сложная ситуация для ВЭБа, но с принятием решений по субсидии для внешнего долга и с капиталом, я считаю, ВЭБ будет в абсолютно хорошем и здоровом состоянии, для того чтобы действовать на рынке и не порождать какие-либо сложности.

Будут ли, как вы говорите, в дальнейшем дополнительные заявки на то, чтобы что-то взять и ещё профинансировать или создать какой-то большой долг, – это от менеджмента банка вряд ли зависит. Это связано с решением наблюдательного совета и Правительства. Когда проект не может быть по обычной процедуре подготовлен и утверждён (а обычная процедура – это значит, что отвечает всем требованиям нормального возврата капитала), когда есть сомнения, что капитал будет возвращён, это всегда должно быть решение Правительства. Возможны ли такие дыры у банка в будущем? Только если Правительство примет по этому поводу решение. Сейчас в законе возможности ограничены, чтобы такие решения принимать. Такие решения может принимать наблюдательный совет – только по решению премьера и Президента. Сам менеджмент банка генерировать такие сделки не имеет права. Я, честно говоря, буду всячески стараться, чтобы таких сделок не было. Но значит ли это, что их не будет? Жизнь сложная. Когда мы переживали кризис 2008–2009 годов, нужно было принимать срочно какие-то меры. Вполне возможно, что Правительству придётся такие решения принимать, но это не будет инициатива менеджмента Внешэкономбанка.

Вопрос: По поводу регулирования внешнего долга. Речь идёт о досрочном погашении?

И.Шувалов: Нет. Это плановое погашение долга.

Вопрос: Тогда, в случае если будут введены санкции против ВЭБа, как будет погашаться внешний долг?

И.Шувалов: Вопрос о санкциях не ко мне. При санкциях, когда ты должен получить что-то, это тяжело получить. А когда дать – это достаточно легко. Поскольку мы надёжный заёмщик, мы в любом случае найдём способ заплатить по своим долгам.

Вопрос: Вы подробно рассказали про утверждённый капитал. Я так понимаю, обсуждалась цифра 300 млрд. Это какая-то плавающая цифра?

И.Шувалов: Нет, мы обсуждаем её как заявку на то, какой портфель, или насколько портфель банк должен нарастить. И сегодня Дмитрий Анатольевич сказал, что в ближайшие годы мы должны нарастить кредитный портфель на 3 трлн рублей. 10% – это и есть 300 млрд, вот почему 300 млрд берётся.

Вопрос: В перспективе это будет пересматриваться?

И.Шувалов: Не должно пересматриваться. Это же важно для тех, кто формирует заявки на проекты на рынке. Они должны видеть наши объёмы не просто как единственного кредитора, а как кредитора, который будет работать со Сбербанком, ВТБ и Газпромбанком, а также с другими банками.

В фабрике проектного финансирования, в синдикатах этот капитал мультиплицируется, поэтому мы рассчитываем на то, что будет прописан капитал на пять лет – 300 млрд. Это означает, что за пять лет мы сможем выдать на 3 трлн кредитов. Но мы надеемся, что будем по новой бизнес-модели выдавать кредиты – то есть так, что мы не единственный кредитор.

Вопрос: У меня вопрос по переименованию, ребрендингу. Хочется более детально услышать, почему это сделано? В каких целях? Может быть, улучшить имидж? Или это как-то сказывается на экономической привлекательности? И ещё хотелось бы узнать, потребует ли это каких-то дополнительных затрат?

И.Шувалов: Сразу скажу, что уже видел с утра спекуляции по этому поводу. Никаких дополнительных средств мы расходовать не будем. Кампанию по внедрению нового бренда проводить не будем. Это очень быстро приживётся и установится на рынке без каких-либо наших усилий. Ничего по этому поводу мы специально делать не будем. Деньги платить за это не будем. Это естественный ход событий, и я рассчитываю, что всё это очень быстро произойдёт, потому что дорогу нам проложил «ДОМ.РФ». Надеюсь, что после того, как мы переименуем Внешэкономбанк в «ВЭБ.РФ», другие институты развития также выйдут в эту же линейку. Это правильно, потому что институты развития должны себя символизировать и показывать объединённость в достижении определённой цели. Внешэкономбанк меняется на «ВЭБ.РФ» – я считаю, что это более современно. Это отвечает в том числе и внедрению российского домена. И в целом эта работа была сделана с большим энтузиазмом и привлечением серьёзных специалистов. Это было вначале сделано для «ДОМ.РФ», но мы тогда уже понимали, что будем использовать это широко, и «ДОМ.РФ» в данном случае только лишь пролог. Денег не стоит, но это современно и несёт новый смысл. Это не просто вывеска, мы получаем законодательно оформленную работу и функцию по координации других институтов развития, поэтому это государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ». Наши функции никто не отменяет. Банковская функция – функция по предоставлению капитала на возвратной основе – за ВЭБом сохраняется, но этот новый символ даёт совершенно другие сигналы, в том числе и, как вы сказали, более свежий, позитивный имидж. Я надеюсь, что на рынке мы будем работать как первоклассная экспертная группа.

Вопрос: Вы только что сказали, что РЭЦ передаётся в казну. Что это значит? ВЭБ больше не курирует этот институт развития?

И.Шувалов: Наоборот. Мы передадим в казну Российской Федерации РЭЦ, но у нас в казне есть и Корпорация МСП. А когда-то банк МСП находился в собственности Внешэкономбанка, был потом передан в Корпорацию МСП. Институты развития в совокупности – это «ВЭБ.РФ», «ДОМ.РФ», «МСП.РФ», «РЭЦ.РФ» – должны научиться работать так, чтобы весь свой капитал и административные возможности направлять на создание уникального продукта и туда, где можно капитализировать результат как можно быстрее. Для этого не нужна организация, которая сверху вниз командует, что-то вроде холдинговой компании. Нам это не интересно. Мы сейчас пытаемся создавать новые условия работы, и эти условия будут в скорости и мультипликации капитала.

Поэтому РЭЦ передаётся, но это не значит, что РЭЦ от нас отходит. Я председатель совета директоров РЭЦ, надеюсь, буду продолжать эту работу, очень хорошо её знаю. Мы вместе со Слепнёвым (А.Слепнёв, генеральный директор РЭЦ, ранее – заместитель руководителя Аппарата Правительства – директор Департамента проектной деятельности Правительства) готовили этот проект на протяжении последних двух лет. Бóльшие рычаги и возможности для координации – не командования, а координации. Мы посмотрим на возможности общего использования бэк-офиса, мидл-офиса, ещё какие-то возможности. Не тратить столько средств на какие-то административно-хозяйственные нужды и так далее. Нам надо обеспечить себя лучшими кадрами. Надо инвестировать в знания, чтобы у нас были общие программы подготовки персонала. И вообще надо понимать, что у институтов развития должны быть первоклассные специалисты. Я бы сказал, что лучшие специалисты, но сейчас за лучших специалистов ведётся огромная конкурентная борьба. Такие гиганты, как Сбербанк, ВТБ, в этом преуспевают. Все они – мои товарищи, мы с ними работаем, и они понимают: если мы хотим лидировать по определённым сделкам, нам надо, чтобы наши эксперты воспринимались в качестве лидирующих на рынке, чтобы за ними шли и риск-менеджеры, и инвестиционные банкиры, и другие, кто участвует в этих сделках..

Вопрос: Получается, что РЭЦ перестанет быть дочерним обществом?

И.Шувалов: Конечно. У нас есть 30% Корпорации МСП – я вам откровенно скажу, если мы научимся правильно работать, ВЭБу и 30% Корпорации МСП не надо. ВЭБу надо уметь работать так, чтобы Корпорация МСП в условиях создания новой городской экономики, новых рабочих мест, производительности труда с нами работала по определённой линейке, которая у нас есть. Мы будем готовы гарантировать их определённые операции, предоставлять ликвидность и ещё каким-то образом унифицировать продукты. Это куда важнее, чем просто обладать пакетом в этой корпорации и влиять только через корпоративные процедуры. Я считаю, что наше взаимодействие станет значительно более тесным, кооперация будет налажена на другом уровне. Мы все давно друг друга знаем и в этих условиях должны научиться работать быстрее и эффективнее.

Вопрос: Субсидии 600 млрд получается на шесть лет, то есть каждый год по 100. Вы можете объяснить?

И.Шувалов: Долг внешний в том объёме, в котором он есть. Больше того, он даже, если уж откровенно сказать, чуть-чуть недоплачен. Эта субсидия чуть меньше, чем требовалось Внешэкономбанку. Для того чтобы рассчитываться с внешними кредиторами, ВЭБу пришлось кое-какие активы продать, под какие-то операции занять ликвидность на рынке.

Вопрос: А эта цифра 300?

И.Шувалов: 300 – это утверждённый капитал. Это другая цифра. А 600 – это субсидия для погашения внешнего долга. Это разные вещи, между собой никак не связанные. 300 – нужно для того, чтобы иметь возможность прокредитовать экономику на 3 трлн, а 600 – это для того, чтобы на ВЭБе это не висело как исключительно ответственность ВЭБа, поскольку принимались разные решения, в том числе специальные проекты, по которым это стало ответственностью Министерства финансов. Мы её формализуем – это теперь увидят наши аудиторы, и вместе с решением по капиталу ситуация по балансу для ВЭБа становится совершенно иной, а организация становится совершенно здоровой. И все эти слухи о том, что у ВЭБа что-то не так и какие-то проблемы, – к концу года эта ситуация будет зачищена и будет совершенно другой.

Вопрос: Насколько увеличится кредитный портфель ВЭБа с учётом того, что сегодня объявлена сумма докапитализации, и будет по итогам шестилетнего периода?

И.Шувалов: Возможность увеличить – будет на 3 трлн, а конкретно это будет зависеть от того, насколько готовы проекты. Здесь что сначала – яйцо или курица? Никто не пойдёт в кредитные организации и не будет готовить проекты до тех пор, пока банки не откроют свои двери, все шлюзы между собой и не скажут, что на такую-то сумму готовы профинансировать инвестиционные проекты. Для этого должны инициаторы этих проектов на рынке образоваться, подготовить проекты, проектную документацию и начинать взаимодействовать с банками и институтами развития. Сколько в итоге будет, какой будет наш портфель – зависит от многих условий: от самочувствия инвесторов, способности научиться работать между собой (ВЭБ и коммерческие банки и так далее). Но ключевой момент – в начале этого пути заявить: у нас есть такая-то возможность, приходите, мы серьёзные люди, с нами можно иметь дело. И если у нас пойдёт всё успешно, и мы сможем проводить первоклассные сделки – и с мультипликатором, и без коррупции, и без каких-либо экивоков, что там что-то не так, – если всё это будет работать настолько эффективно, что запрос на работу ВЭБа будет ещё больше, тогда Правительство может принять в будущем какое-то решение, например, о предоставлении большего капитала. Но если проводить первоклассные сделки с другими коммерческими банками в совокупности на 10–12 трлн рублей, это огромная работа, очень тяжёлая работа. Её ёще надо потянуть. Надо научиться работать. Потом это же не весь кредитный ресурс, который будет на рынке, это только часть. Но это должны быть первоклассные сделки – и там, где требуется элемент поддержки от институтов развития.

Вопрос: А с учётом погашения может удвоиться этот кредитный портфель у вас?

И.Шувалов: Это вещи не связанные. У нас есть накопленный кредитный портфель, по этому кредитному портфелю мы работаем. У нас есть очень сложные активы – мы с Правительством их обсуждаем – и первоклассные активы. Это очень разный кредитный портфель. С решением по внешней субсидии и пониманием, что нужно делать с проблемной задолженностью, я считаю, банк в хорошем состоянии будет.

Вопрос: Насколько я понимаю, намного сильнее, чем ограничение по капиталу, ВЭБ ограничивает довольно дорогостоящая ликвидность. Будут ли какие-то дополнительные субсидии в этом направлении?

И.Шувалов: Пока мы субсидии не обсуждаем. Мы рассматриваем разные каналы получения доступной ликвидности. Мы обсуждаем это с Минфином, Министерством экономического развития. Будем дальше работать. Как раз сегодня в том числе обсуждался вопрос по ликвидности. Премьер дал соответствующие поручения.

У нас есть возможность получения дорогой ликвидности на рынке из российских и зарубежных источников. Но эта ликвидность, за которую наши заёмщики, или заёмщики, которые приходят во Внешэкономбанк, не готовы платить такую процентную ставку. И тут есть два способа, как эту проблему решить.

Либо получить субсидию – мы посмотрели: в принципе для обслуживания кредитного портфеля в 3 трлн на нашу часть, которая должна быть льготной по отношению к ставке коммерческих банков, такая субсидия может равняться 350 млрд приблизительно на пять лет. Или это более дешёвая ликвидность из других источников. Это надо договариваться о каких-то возможностях либо о каких-то специальных мерах заимствования. Поэтому никакого волшебства здесь нет. Либо вы берёте по текущей стоимости и доводите ставку, которую может потянуть проект... Кстати, мы обсуждаем с вами только такие проекты, по которым текущая коммерческая ставка не годится. Если она годится, то тогда нам там вообще делать нечего. Или мы можем поддержать проект каким-то другим инструментом – в виде нашей гарантии, если он требуется. Если требуется капитал для вхождения в собственность и предоставления кредита, то это, скорее всего (и как правило), сделка, которая несёт значительно меньший процентный доход для банка. У нас обычно запрашивают 5–6% годовых – это то, что значительно дешевле, чем в коммерческом банке. Либо субсидии Минфина, либо нам надо научиться занимать дешевле, для того чтобы конечная ставка для заёмщика была такой.

Вопрос: 350 млрд, про которые Вы сказали, это, может быть, какой-то валютный депозит?

И.Шувалов: Нет, 350 млрд – это в случае, если у нас не будет никаких источников более дешёвой ликвидности, чем та, которая сейчас доступна по рыночной ставке. Если сейчас мы выходим на рынок, занимаем, – чтобы обслужить все эти 3 трлн, грубо говоря, нам нужно 300–350 млрд для того, чтобы отработать весь этот период и предоставить по более низкой ставке кредит нашим заёмщикам. Если же мы находим способы привлечения более дешёвой ликвидности, то нам эта субсидия не нужна.

Вопрос: А что вы решили с проблемными активами делать?

И.Шувалов: Работает блок проблемных активов. Какие-то надо продавать. Нужно работать с теми, кто привёл этот проблемный актив к проблемности. Расставаться с собственниками этого актива, выставлять на аукционы. Самое главное, чтобы здесь была достигнута и обеспечена полная прозрачность, чтобы мы никогда не были инструментом в чужих руках по переделу собственности. Мы этого не хотим допускать. Но с проблемными активами, с задолженностью только так и придётся работать. Надо везде находить эффективного собственника и только ему давать капитал, чтобы такое предприятие развивать. До бесконечности давать тем, кто утопил этот бизнес, верить их обещаниям, что бизнес всплывёт, – мы не будем. Наша новая команда этого делать не будет.

Вопрос: Сейчас Сбербанк, ВТБ обсуждают создание региональной авиакомпании. Рассматриваете ли вы возможность участия в этом проекте?

И.Шувалов: Сейчас не рассматриваем, но можем рассмотреть, если будет такой запрос и будет необходимость это сделать. Пока с нами переговоры не ведут об этом. Летом у меня по этому поводу был разговор с Германом Оскаровичем (Г.Грефом), но потом, видно, они хорошо договорились или договариваются с ВТБ. У нас нет никакой ревности и необходимости влезать в сделки, которые легко, без участия ВЭБа, коммерческие агенты могут сами совершать. Если у них всё получается и им для этого институт развития не нужен, значит всё отлично. Если им нужна будет какая-то часть, нужно посмотреть, можем ли мы эту часть обеспечить, будем тогда рассматривать. Элемент запроса на такую перевозку я вижу. С другой стороны, надо смотреть, что перевозчикам приходится конкурировать глобально. Это сложная сделка. Нас пока туда не звали.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 октября 2018 > № 2781967 Игорь Шувалов

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 октября 2018 > № 2781966 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка

В повестке: о координации деятельности институтов развития, о субсидиях ВЭБу из федерального бюджета.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня у нас очередное заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка, заседание достаточно важное.

Начну с того, что на прошлой неделе на заседании Совета по стратегическому развитию и нацпроектам говорили об участии госкорпораций в работе по достижению национальных целей развития. Президент об этом говорил. Коллеги выступали тоже на эту тему. Сегодня мы обсудим и роль ВЭБа в решении этих задач.

Для этого необходимо, чтобы все институты развития, которые были созданы на базе или при участии ВЭБа, работали слаженно. Это касается всех структур. Важно, чтобы в нынешней конфигурации они работали в единой связке. Занимались сопровождением инвестиционных проектов, которые имеют приоритетное значение для развития страны.

Есть также предложения по повышению эффективности работы всей системы институтов развития и координирующей роли ВЭБа в этом контексте. Речь идёт о современных платформенных решениях, которые обеспечат достижение результата по горизонтали.

С другой стороны, государство продолжит оказывать ВЭБу необходимую поддержку. В этом смысле это заседание имеет ключевое значение для ВЭБа. На последнем заседании Правительства мы одобрили поправки в бюджет этого года. Речь идёт о том, что ВЭБ дополнительно получит деньги на компенсацию части затрат по обслуживанию внешних займов. Кроме того, в течение пяти лет ВЭБ сможет принять участие в проектах развития на сумму 3 трлн рублей, а с учётом партнёрства с коммерческими банками в экономику нашей страны могут быть инвестированы ещё более значительные средства, может быть, в три-четыре раза больше, причём на базе возвратного финансирования.

Чтобы повысить эффективность работы ВЭБа, надо укрепить его финансовую модель. Речь идёт о долгосрочном урегулировании внешней задолженности. На эти цели предполагается направить до 2024 года 600 млрд рублей субсидий. Также проработан подход по докапитализации ВЭБа на 300 млрд рублей за счёт нового механизма – так называемого утверждённого капитала. Это часть уставного капитала, которая может быть предоставлена, когда возникает потребность в инвестиционных ресурсах. Этой конструкции в нашем законодательстве ещё нет, поэтому Министерство финансов подготовило поправки в законодательство.

Я только что подписал решение о том, чтобы заключить с ВЭБом договор о предоставлении из федерального бюджета субсидий в виде имущественных взносов на компенсацию части затрат по исполнению обязательств по внешним заимствованиям. Соответственно, просил бы это распоряжение Правительства в ближайшее время начать исполнять.

Есть ещё одно предложение, оно носит, на первый взгляд, внешний, но всё же достаточно важный характер. Речь идёт о наименовании Внешэкономбанка. Предлагается назвать его «Государственная корпорация развития “ВЭБ.РФ”». Это не просто смена названия, это отражение той роли, которая отводится ВЭБу – на самом деле ВЭБ прежде всего является институтом развития, а не банком, – и тех задач, которые поставлены перед ВЭБом Президентом и Правительством нашей страны.

Весь пакет инициатив мы рассмотрим на ближайшем заседании Правительства, с тем чтобы потом продолжить эту работу на площадке Государственной Думы.

И в повестке дня, как обычно, конкретные инвестиционные проекты. В частности, строительство на верфи «Звезда» двух крупнотоннажных нефтеналивных танкеров нового поколения «Афрамакс». Они работают на газомоторном топливе и отвечают самым жёстким экологическим требованиям международных конвенций. По сути, в мировой судостроительной отрасли задаётся новый стандарт безопасности и качества. Это уже такой современный подход к судостроению.

Мы, я надеюсь, в этом смысле сможем составить конкуренцию ведущим кораблестроительным странам, взять на себя лидирующую роль в формировании перспективных международных транспортных коридоров. Там объём участия ВЭБа порядка 12 млрд рублей.

И целый ряд других решений также предполагается к рассмотрению. Давайте начнём работать.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 октября 2018 > № 2781966 Дмитрий Медведев


Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 29 октября 2018 > № 2790509 Иван Зуенко

Как Китай будет развивать Дальний Восток

Иван Зуенко

На Восточном экономическом форуме подписали «Программу развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке России на 2018-2024 годы». Событие прошло незамеченным. Между тем речь идет о программе, в соответствии с которой в ближайшие пять лет на Дальний Восток будут привлекаться китайские инвестиции

2018 год обещал стать важной вехой в развитии российско-китайского регионального сотрудничества – прежде всего на Дальнем Востоке, который, согласно известному высказыванию Владимира Путина, является «национальным приоритетом России на весь XXI век». На это указывало сразу несколько факторов. Во-первых, именно в этом году подходила к завершению программа координации развития приграничных регионов России и Китая на 2009–2018 годы (о ее плюсах и минусах мы писали здесь). Во-вторых, в феврале в Харбине (哈尔滨) были запущены «перекрестные годы российско-китайского межрегионального сотрудничества», а вместе с ними реанимировали целый ряд трансграничных проектов (хотя из реальных результатов сотрудничества пока есть только «выставки, конференции и фестивали»).

В сентябре во Владивостоке прошел Восточный экономический форум, на который впервые в истории прилетел председатель КНР Си Цзиньпин. А вместе с ним – внушительная делегация китайских чиновников. Одиннадцатого сентября прошел круглый стол руководителей регионов России и Китая, собравший 20 глав регионов из двух стран. Китайские журналисты тогда не скрывали своего изумления. Во Владивостоке за одним столом собрались сразу семь секретарей провинциальных комитетов Компартии Китая, управляющих регионами с общим населением 363 млн человек (а 106-миллионную провинцию Гуандун представлял губернатор, второе после партсекретаря лицо во властной иерархии) и общим ВРП около $5 трлн, что в номинальном выражении примерно в четыре раза больше, чем ВВП всей России.

Впрочем, все внимание наблюдателей было приковано к встрече Путина и Си, которые пекли на берегу Японского моря блины и ими же закусывали. На этом фоне осталась незамеченной новость о подписании ключевого документа о межрегиональном сотрудничестве России и Китая, который пришел на смену завершившейся программе 2009–2018. В этот раз его подписали не лидеры двух стран, а всего лишь главы профильных ведомств: министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов и министр коммерции КНР (商务部部长) Чжун Шань (钟山). Увы, это вполне отражает место регионального сотрудничества в повестке отношений двух стран. На первом плане – высокая кабинетная геополитика, а вопросы экономического сотрудничества на земле – скучный, утомительный и не особо позитивный довесок.

Без грифа «Секретно»

То, что уровень соглашения, по которому Россия и Китай будут сотрудничать в ближайшие пять лет, был понижен с межгосударственного на межведомственный и региональный, не объясняет ту тишину, которая окружает новый документ. Новости о его подписании отсутствовали даже в официальной ленте ВЭФ. Сайт Министерства развития Дальнего Востока, который обычно не упускает случая написать даже о выращивании помидоров на «дальневосточных гектарах» на Чукотке, уделил новой программе лишь короткую заметку два дня спустя после подписания.

В результате эксклюзив получил «Коммерсантъ», единственное из российских СМИ, где провели экспресс-анализ программы. Не лучше ситуация и в Китае, где новость о подписании «Плана развития сотрудничества России и Китая на Дальнем Востоке» (中俄远东地区合作发展规划) можно было найти только в обзорных заметках об итогах ВЭФ.

Самого текста программы в открытых источниках пока нет. Представители Минвостокразвития объясняют, что он будет опубликован ориентировочно в конце октября – ноябре, после подготовки специальной брошюры на китайском языке, которую можно было бы раздавать потенциальным китайским инвесторам. Девять лет назад все было иначе, и соглашение, которое критики назвали «планом предпродажной подготовки Дальнего Востока», сразу же на все лады стали обсуждать журналисты, исследователи и оппозиционные политики.

В чем же причины того, что чиновники не спешат хвастаться новым документом?

Во-первых, очевидно, что подписали не то, что ожидалось. Новая программа – это не продолжение программы 2009–2018. Это совсем другое соглашение, хотя, как уверяет источник в руководстве Минвостокразвития, «никакая другая программа подписываться не будет» и нишу дорожной карты российско-китайского регионального сотрудничества будет занимать именно этот документ.

Решение о том, что «провалившаяся программа 2009–2018 продлеваться не будет», по словам собеседника, было принято еще 8 сентября 2017 года в Хабаровске на первой встрече Российско-китайской межправкомиссии по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока и Байкальского региона РФ и Северо-Востока КНР. Тогда же было решено «разработать новую программу сотрудничества на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе», хотя внимание общественности к этому факту особо не привлекалось.

В результате сложилось впечатление, что чиновники, которые обычно не упускают случая рапортовать о своих успехах, предпочли обойти молчанием как анализ результатов программы 2009–2018, так и подготовку документа, который планировалось подписать ей на смену. Хотя изменения в концепции соглашения носят не косметический, а самый что ни на есть принципиальный характер.

У программы сейчас новые кураторы: Минвосток РФ и Минкоммерции КНР вместо Министерства экономического развития РФ и Госкомитета по развитию и реформе КНР (国家发展改革委员会). Если ранее программа была нацелена на координацию развития двух регионов по обе стороны границы: Восточной Сибири и Дальнего Востока России с одной стороны и Северо-Восточного Китая – с другой, то сейчас речь идет только о российском Дальнем Востоке. Китай в новом соглашении присутствует только как субъект развития, тогда как девять лет назад идеалистично полагалось, что и российские инвесторы будут участвовать в развитии китайского приграничья.

Во-вторых, в новую программу не включили многие резонансные проекты, о которых Минвосток и потенциальные китайские инвесторы говорили в течение долгого времени. Здесь нет упоминания «трансграничных территорий опережающего развития» (фактически речь шла бы о реанимации идеи приграничных торгово-экономических комплексов по образу и подобию зоны Хоргос на границе Казахстана и КНР). Обходится стороной вопрос строительства трансграничных высокоскоростных магистралей, на чем регулярно настаивают представители провинций Хэйлунцзян (黑龙江) и Цзилинь (吉林) и о чем вице-премьер Юрий Трутнев еще в августе в Даляне (大连) заявлял как о почти решенном деле.

Лишь вскользь упоминается совместное освоение острова Большой Уссурийский (黑瞎子岛) под Хабаровском, что, конечно, не соответствует значимости этой территории в глазах китайских партнеров. В программе говорится только то, что «стороны признают Большой Уссурийский уникальной территорией, которая способна стать центром притяжения туристов». До 2024 года запланировано, что «каждая из сторон подготовит проект развития своей части острова, после чего стороны совместно обсудят общие вопросы создания инфраструктуры на острове, в том числе инфраструктуры защиты от негативного воздействия воды».

Переводя на обычный язык, это означает, что Россия пока не готова на части своей территории делать особый безвизовый и беспошлинный режим (что предлагают китайцы) и под предлогом того, что остров периодически исчезает под водой (это правда), оттягивает принятие решения, не обижая своих геостратегических партнеров.

Как говорят знакомые с ситуацией собеседники, не включать в программу эти пункты рекомендовал МИД РФ. Причина – отсутствие у российской стороны уверенности в экономической целесообразности проектов и возможности их согласования с силовыми ведомствами.

Накануне ВЭФ казалось, что новый документ может быть не подписан. В итоге был достигнут компромисс. Документ все же появился, но многие из положений, в течение года проходившие согласование в российских и китайских ведомствах, до итогового текста не дошли. Минэкономразвития РФ от курирования программы отстранено. В финальной версии программа выглядит как очередной «меморандум о намерениях сторон» или, как его называют в самом Минвостоке, «навигатор для китайских инвесторов».

Сразу у нескольких групп лоббистов есть основания считать такой итог своим аппаратным поражением. Поэтому программа 2018–2024 сейчас выглядит «нежеланным ребенком», о котором могут забыть даже раньше, чем о программе 2009–2018.

Между тем все это было бы зря. Несмотря на сложности согласования итогового текста, на данный момент мы имеем вполне адекватный для текущего уровня российско-китайского сотрудничества документ. Не слишком амбициозный, но более внятный и потенциально реализуемый.

Что внутри?

Название документа – «Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке Российской Федерации на 2018–2024 годы» – отражает его содержание, хотя более корректно было бы назвать его «пятилетним планом Минвостока по работе с китайскими партнерами».

Львиная доля текста представляет собой реферат текущего состояния российско-китайского сотрудничества на Дальнем Востоке и политики федерального центра по этому поводу – довольно качественно, нужно сказать, выполненный. Все остальное – тот самый «навигатор для китайских инвесторов», о котором говорят в министерстве. Широкими мазками показаны потенциальные сферы сотрудничества и привлечения инвестиций, а вся конкретика связана с теми проектами, которые уже реализуются.

В отличие от программы 2009–2018 новый документ не связывает стороны (особенно китайскую) завышенными обязательствами. И, учитывая провал предыдущего списка инвестпроектов из 212 наименований, это не так уж плохо.

Наличие в предыдущей программе обширного списка «ключевых проектов сотрудничества» создавало впечатление «проработанности документа». Однако фактически это же делало ее нереализуемой, так как было непонятно, кто за что отвечает и как чиновники должны указывать бизнесу, куда и как инвестировать.

В новом документе российская сторона лишь «предлагает рассмотреть возможность инвестирования». Речь идет о нефтехимии, добыче полезных ископаемых, транспортной инфраструктуре, лесном и сельском хозяйстве, аквакультуре и туризме. При этом упоминаются отдельные проекты, куда китайцев зовут вложить свои капиталы: среди них, например, строительство автомобильного моста через реку Лену в районе Якутска, создание в Артеме завода по сборке грузовых автомобилей, модернизация завода по переработке сахарного тростника в Приморском крае, освоение месторождений золота, платины, угля, никеля и меди по всему Дальнему Востоку.

Специалисты, знакомые с российско-китайским инвестсотрудничеством, скажут, что здесь нет ничего нового. Все эти проекты давно уже на повестке сотрудничества, и по некоторым из них уже заключены соглашения о совместных предприятиях с китайскими инвесторами. Особенность программы заключается в том, что конкретные китайские компании не называются и целевые показатели реализации проектов не устанавливаются.

Собственно сроки и обязательства появляются только в части крупных инфраструктурных проектов, зависящих от государства. К 2019 году планируется достроить железнодорожный мост через Амур Нижнеленинское – Тунцзян (通江), к 2020 году – автомобильный мост Благовещенск – Хэйхэ (黑河), к 2022 году – канатную дорогу между этими же городами. Работы по этим проектам уже ведутся, так что, включая их в программу, авторы ничем особенно не рисковали.

Без срока исполнения упоминается самый проблемный объект – дублирующий мост через пятиметровую речку Гранитную (Хубутухэ, 瑚布图河) в районе погранперехода Полтавка – Дуннин (东宁). Объект не могут начать строить уже более десяти лет, а без постройки дублирующего невозможен ремонт существующего моста, который построен еще в 1980-х годах. Частным инвесторам этот проект неинтересен, поэтому лоббистов у него нет.

Долгое время строительство моста находилось в ведении «Росграницы», которая, потратив несколько миллиардов рублей на так и незавершившееся обустройство дальневосточных погранпереходов, в 2016 году благополучно прекратила свое существование. Сейчас трансграничной инфраструктурой (включая злополучный мост) занимается Министерство транспорта РФ, которое заново начало изучать ситуацию и проводить инвентаризацию проектов.

Китайцы неоднократно предлагали построить мост за свой счет, однако из-за того, что объект трансграничный, многие спорные вопросы (например, доступ строителей, оборудования и материалов на российский берег) никак не удавалось урегулировать. Наконец 1 марта 2018 года правительство России одобрило проект соглашения о строительстве моста через речку. Но по состоянию на сегодняшний день проект так и не воплощен в полноценный договор, а авторы программы 2018–2024 ограничились очень осторожной формулировкой: «Стороны будут содействовать работе над подготовкой текста проекта межправительственного соглашения о строительстве мостового перехода через реку Гранитная».

Еще один пункт, содержащий обязательства сторон, касается создания международных транспортных коридоров Приморье-1 и 2 (мы уже анализировали этот проект). Сами транспортные пути, соединяющие китайское приграничье с портами Южного Приморья, уже существуют, но для серьезных вложений в их модернизацию они должны стать востребованными со стороны китайских грузоотправителей. Пока Китай, несмотря на все увещевания с российской стороны, никак не обеспечивает должный поток транзитных грузов из своих северных провинций в южные, объясняя это в том числе сложностью трансграничных процедур и неготовностью инфраструктуры.

Существуют серьезные сомнения, что этот поток будет обеспечен даже в случае строительства нового порта в бухте Троицы и семидесятикилометровой дороги к нему от границы. Однако подписанная на ВЭФ программа гласит, что «китайская сторона будет поддерживать китайские предприятия, осуществляющие транзит грузов через порты Приморского края, а также участвовать в подготовке необходимых ТЭО, определяющих экономическую эффективность развития МТК Приморье-1 и 2. В завершающих разделах документа прописан механизм реализации программы, и это большой плюс по сравнению с программой 2009–2018, где такой механизм отсутствовал.

Реализацией займется та самая межправкомиссия, которую с китайской стороны раньше возглавлял тогдашний вице-премьер Ван Яном (汪洋), а после мартовских кадровых назначений его место занял Ху Чуньхуа (胡春华), последний в негласной иерархии четырех вице-премьеров Госсовета КНР. С российской стороны ее возглавляет Юрий Трутнев, один из десяти российских вице-премьеров, куратор всех институтов развития Дальнего Востока.

Таким образом, в руках Трутнева концентрируются полномочия не только по развитию Дальнего Востока, но и по российско-китайскому региональному сотрудничеству, что делает его фигурой, равной которой в истории восточной окраины России был только граф Муравьев-Амурский. Если в «систему Минвостока» включат еще и Забайкальский край, о чем в своем инстаграме недавно заявил министр по развитию Дальнего Востока Александр Козлов, вся российско-китайская граница (а значит, и все трансграничные проекты) окажется в ведении Трутнева.

При межправкомиссии должен быть создан деловой совет, в который, как ожидается, войдут предприниматели из двух стран. Оперативную работу по реализации программы будут осуществлять Минвосток и Минкоммерции КНР. Прописано, что китайское ведомство будет привлекать Государственный банк развития КНР (国家开发银行) для подготовки «предложений по реализации программы» (читай: предоставления кредитов для строительства указанных в тексте объектов).

Наконец, определено, что в программу могут вноситься изменения. Для этого придуман такой механизм: два курирующих министерства будут докладывать о ходе реализации программы на межправкомиссии и в случае необходимости будут заключать меморандумы, являющиеся своего рода «поправками» к программе.

Успех без гарантий

Вехой в российско-китайском региональном сотрудничестве, после которой слова наконец превратятся в дела, 2018 год, очевидно, не станет. За пышным фасадом ВЭФ с его душевной блинной встречей Путина и Си, а также представительным «выездным заседанием Центрального комитета КПК» еле уловимы реальные тенденции.

Нынешний уровень регионального сотрудничества двух стран настолько не соответствует высокой планке, заданной дружбой двух лидеров, а результаты настолько скандальны и низки, что главы государств сознательно дистанцируются от него, предоставляя карт-бланш своим подчиненным. По сравнению с реалиями десятилетней давности, когда дорожная карта российско-китайского регионального сотрудничества с помпой подписывалась в Нью-Йорке на встрече Медведева и Ху Цзиньтао, перемены разительны.

Иллюзий по поводу быстрых успехов уже нет. Зато постепенно растет понимание, что ради результатов придется окунаться в местную специфику и в некоторых случаях даже идти на создание особых условий (режим «свободного порта Владивосток», прецедент с введением электронной визы – из этой серии). С китайской стороной подобная работа велась еще с 1980–1990-х годах. В России она оказалась связанной с системой Минвостокразвития и ее куратором Юрием Трутневым.

Централизовав повестку регионального сотрудничества с Китаем, Москва сделала его менее динамичным, чем в 1990-е годы, но в то же время более упорядоченным. Сконцентрировав в одних руках полномочия и прописав, насколько это было возможно, механизм взаимодействия с китайскими партнерами, Трутнев максимально приблизился к тому, чтобы решать сложные вопросы трансграничной повестки с помощью «политической воли».

Однако, как показывает предыстория подписания программы 2018–2024, возможности Трутнева и его команды не безграничны. Лобби со стороны «традиционной бюрократии» (Министерство финансов, МИД и особенно силовики) вполне в состоянии заблокировать любые инициативы «бюрократии развития». Поэтому и итоговая программа, подписанная на ВЭФ, получилась половинчатой. Она дает хороший расклад, что и как нужно делать, но никого ни к чему не обязывает. И уж точно не дает никаких гарантий, что близость к Китаю наконец воплотится в долгожданное развитие Дальнего Востока.

Китай. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 29 октября 2018 > № 2790509 Иван Зуенко

Полная версия — платный доступ ?


США. Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 29 октября 2018 > № 2782995 Владислав Иноземцев

Ракеты и масло. Почему отказ Трампа от РСМД не взбодрит российский ВВП

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Новая гонка вооружений не несет прямой военной угрозы России, но не станет и катализатором экономического подъема

Ожидавшееся довольно давно решение главы Белого дома Дональда Трампа выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), подписанного в 1987 году президентами СССР и США Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом, породило в российской экспертной среде полярные реакции. Консенсусным оказалось лишь мнение, что теперь к новой холодной войне добавится, как 70 лет назад, и гонка вооружений. Но прогнозы относительно ее влияния на отечественную экономику различны. Ряд экспертов уверены, что Россия «может повторить», и уже предвещают возрождение высокотехнологичной военной промышленности в стране, создание массы рабочих мест, рост спроса на инженеров и технических специалистов. Другие убеждены в том, что история может повториться вплоть до деталей, и всерьез задумываются о том, когда и при каких обстоятельствах Российская Федерация повторит судьбу Советского Союза, чья экономика не выдержала тягот масштабного противостояния Соединенным Штатам.

Кто прав? Какими окажутся последствия реальной конфронтации Москвы с Западом для российской экономики?

Истории известны многочисленные примеры того, как в отдельных странах, в первую очередь в самих США, перевод экономики на военные рельсы обеспечивал серьезный хозяйственный подъем. Это отмечалось и в 1914–1915 годах, и в начале 1940-х, и на пике холодной войны, когда Рейган предпринял удавшуюся попытку «окончательного решения» проблемы мирового коммунизма. Тем не менее рискну утверждать, что ни один из механизмов позитивного влияния милитаризации экономики на ее перспективный рост и повышение благосостояния граждан, которые в разное время формировались и действовали в США, не сможет быть задействован в современной России.

Прежде всего существенно изменилась сама современная экономика. Пока можно было вести речь о массовом индустриальном производстве, значение концентрации финансовых ресурсов и человеческого потенциала на критически важных направлениях трудно было переоценить. Именно в таких условиях военно-промышленный комплекс становился «центром сборки» новых технологий, а государственные вложения в эту сферу имели наиболее заметный эффект для технологического прогресса. Многие кажущиеся такими привычными сегодня предметы (от микроволновки до Boeing 747) стали следствием использования в гражданской экономике военных разработок. Даже всемирная сеть интернет сформировалась в свое время на технологической платформе, сконструированной с военными целями, но получившей основной импульс к развитию в сугубо гражданской среде. Вспомним также мобильную связь и современную оптику, жидкокристаллические панели и многие новые материалы.

В США и Европе оборонный сектор выступает крупнейшим получателем технологий, созданных в гражданских секторах.

Однако с началом перехода к постиндустриальной экономике роль военного сектора в технологическом развитии сошла на нет. Как прекрасно показано в известной работе американцев Джона Элика и его коллег (Beyond Spinoff: Military and Commercial Technologies in a Changing World), 1980-е стали последним десятилетием, на протяжении которого был заметен чистый трансферт военных технологий в гражданский сектор. Последовавшие 1990-е отличались странным затишьем, а с 2000-х поток начисто развернулся в противоположную сторону. Сегодня в США и Европе оборонный сектор выступает крупнейшим получателем технологий, созданных в гражданских секторах, а порой просто использует их достижения (достаточно вспомнить компанию SpaceX миллиардера Илона Маска и ее частные космические корабли).

В России, где сознание политической элиты соответствует даже не 1980-м годам, а намного более ранним периодам, продолжать по-прежнему утверждать, что вложения в оборонный сектор могут обеспечить экономику новыми технологиями, значит не понимать, что сегодня эти технологии доступны как никогда ранее и без подобных затрат.

Кроме того, теоретики «военного прорыва» имеют очень странные представления об экономике американского ВПК в наиболее славные его периоды. Между тем даже поверхностный взгляд говорит о том, что время резкого роста военных расходов всегда синхронизировалось с периодами прилива денег в экономику либо извне, либо через увеличение государственного долга. В 1914–1916 годах значительные военные заказы приходили из Европы, в 1939–1942 годах оборонные отрасли росли как за счет бюджетного финансирования, так и поставок по ленд-лизу. Более поздние периоды (корейская и вьетнамская войны, а также президентство Рейгана) были отмечены резким ростом бюджетного дефицита и государственного долга. В 1967-1972 годах первый в среднем составлял 1,3% ВВП против 0% в 1954–1958 годах, а второй достиг к концу этого периода 35,7% ВВП. В 1982–1986 годах дефицит в среднем вырос до 4,9% (против 2,3% ВВП в 1977–1980 годах), а совокупный долг — до 46,7% ВВП.

Происходит не ускорение, а замедление хозяйственного роста, что ведет к стагнации и экономическому краху.

Это означает, что развитие оборонного комплекса происходило не за счет отвлечения средств из других секторов экономики и тем более не благодаря сокращению конечного потребления домохозяйств. Именно в этом, на мой взгляд, и кроется основная причина успешности западных военных производств. Обеспечивая экономический рост и создавая мультипликационный эффект, они провоцировали повышение налоговой базы, из которой позднее (и то частично) покрывался образовывавшийся в периоды роста напряженности бюджетный дефицит. Даже в 2018–2019 годах, несмотря на очень неплохую экономическую ситуацию, рост военных расходов на $77 млрд происходит на фоне повышения бюджетного дефицита на $152 млрд.

Провал Советского Союза и неизбежное повторение его опыта Россией в случае новой гонки вооружений был и будет обусловлены прежде всего тем, что оборонные расходы наращивались и наращиваются в условиях ограниченности ресурсов и «загнанности в угол» санкциями. Именно потому сокращаются остальные статьи бюджетных расходов и происходит не ускорение, а замедление хозяйственного роста, что ведет к стагнации и экономическому краху.

Следует обратить внимание также на само функционирование того, что можно назвать «мультипликатором ВПК». Его природа в США и Европе довольно понятна, так как оборонная промышленность не выделена в отдельные корпоративные структуры. Крупнейшие военные подрядчики США — Boeing, General Dynamics, Northrop Grumman, Bechtel Group и другие — также лидируют и в гражданских отраслях. В 2017 году выручка, полученная от оборонных заказов десятью крупнейшими подрядчиками Пентагона, составила 46,1% общего объема продаж их продукции и услуг. Исторически такие заказы предполагают намного более высокую норму прибыли и потому во многом являются инструментом поддержки таких компаний со стороны государства, что позволяет им более успешно конкурировать и в других отраслях. Эта поддержка является важным фактором создания новых рабочих мест и дополнительных вложений в R&D.

Но в отличие от тех же США в России существенный эффект военных ассигнований на гражданские отрасли практически исключен, так как крупнейшие предприятия сектора являются узкоспециализированными компаниями (военные заказы, к примеру, в 2017 году обеспечили 86,4% выручки «Алмаз-Антея», ОАК, корпорации «Тактическое ракетное вооружение», «Вертолетов России» и Уралвагонзавода). Они находятся под государственным контролем, который к тому же постоянно расширяется, что подтверждается недавним поглощение «Ростехом» ОАК. Подобная организация отрасли практически исключает любой мультипликационный эффект и делает военные расходы в России «чистым вычетом» из общественного богатства.

Сегодня почти все образцы военной техники производятся в количествах, которые означают возвращение производства чуть ни не к мануфактурной стадии.

Подобное огосударствление отрасли уже обусловливает ее неэффективность, первым признаком которой стал специфический характер использования бюджетных средств. Во всем мире военные заказы не дешевы, но в России они дорожают особенно стремительно. В 2010–2017 годах себестоимость большинства видов военной продукции выросла в 2,4–3,7 раза, причем в некоторых случаях такое удорожание привело к отказу военных от новых масштабных закупок. Происходит это несмотря на то, что оригинальных разработок в российском ВПК мало, а бóльшая часть производимой товарной номенклатуры использует советские «заделы». При этом часть выделяемых средств зачастую расхищается или «используется не по назначению», а руководители получают диспропорциональные доходы. К примеру, зарплата бывшего гендиректора «Роскосмоса» Игоря Комарова составляла в 2017 году 5,96 млн рублей в месяц, превышая среднюю зарплату инженера его компании более чем в 30 раз. При этом разница в окладах главы NASA ($15 400 в месяц) и инженеров управления не превышала 40%. По сути, компании ВПК в России становятся аналогом государственно-олигархических структур, и дополнительный рост бюджетного финансирования в условиях все более секретной росписи ассигнований (в военном бюджете на 2019 году официально засекречено более 65% расходов) приведет скорее к обогащению их руководства, чем к реальному всплеску производственных результатов.

И, наконец, надеяться на то, что милитаризация экономики вызовет серьезный позитивный эффект, сложно еще по одной причине. Даже если допустить, что российские разработчики готовы предложить передовые образцы военной техники, существует проблема масштабов. Сегодня почти все образцы военной техники производятся в количествах, которые означают возвращение производства чуть ни не к мануфактурной стадии. Если в СССР в 1970-е и 1980-е годы средний срок строительства атомной подводной лодки составлял около полутора лет, а с 1967 по 1991 год был построен 91 такой корабль, то в России после распада Советского Союза введены в строй лишь шесть субмарин, заложенных после 1991 года. Недавно спущенная со стапелей АПЛ «Князь Владимир» начала строиться в 2009 году. Другие образцы советской техники, например, бомбардировщик Ту-160, модернизируются, но возобновить их производство Россия не может. Планы строительства первого отечественного авианосца, соответствующего современным стандартам, перенесены уже на 2024 год. Объемы выпуска танков или боевых машин пехоты в разы отстают сегодня от советских и вряд ли новые ассигнования изменят ситуацию. По крайней мере они не смогли изменить ее в течение последнего десятилетия, когда оборонные расходы в текущих ценах выросли почти в 2,4 раза (с 1,19 трлн рублей в 2009 году до 2,77 трлн рублей в 2018-м).

Следует согласиться с экспертами, которые не видят в денонсировании Вашингтоном Договора РСМД прямой военной угрозы нашей стране. Однако нужно и подчеркнуть, что мультфильм о сверхвозможностях новых российских ракет, показанный президентом России Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию 1 марта 2018 года и послуживший, возможно, последней каплей для принятия решения Трампом, вряд ли принесет России экономическую выгоду.

США. Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 29 октября 2018 > № 2782995 Владислав Иноземцев


Сирия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Агропром > inosmi.ru, 29 октября 2018 > № 2776054

Enab Baladi (Сирия): хлеб сирийцев пахнет войной

Хлебный кризис наступил в Сирии почти сразу после начала войны в 2011 году. Дефицит из-за сокращения производства муки, ухудшение качества хлеба и посредники, взвинчивающие цены. Россия достаточно быстро смогла использовать ситуацию в своих интересах. «Не гони коня кнутом, а гони овсом»: и вот уже Сирия превращается в центр распространения российской пшеницы на Ближнем Востоке.

Ахмед Гамаль (Ahmad Gamal), Мурад Абдель Джалил (Murad Abdel Jalil), Дия Ауда (Dia Auda), Enab Baladi, Сирия

В 2011 году сирийский народ вышел на улицы не из-за голода, и их протесты не были «хлебным бунтом», а как заявлялось в ходе мирных демонстраций, представляли собой революцию под знаменем «свободы и достоинства».

Однако цена свободы оказалась выше, чем того ожидали сирийцы — они были наказаны ценой собственной безопасности и куска хлеба для своих детей, когда товары первой необходимости, и главным образом хлеб, стали объектом экономических кризисов и государственной политики.

В районах, контролируемых режимом, оппозицией и курдскими силами, получение доступа к хлебу за последние годы стало постоянной дилеммой для населения на фоне сокращения урожая, импорта пшеницы и сложности ее доставки в некоторые районы.

Объём запасов пшеницы в пекарнях свидетельствует о возможности кризиса, который начнется рано или поздно. Жители страдают от голода, который может заглушить лишь хлеб.

Последние годы сирийские граждане испытывали трудности в обеспечении себя хлебом. В 2012 и 2013 годах в этой сфере наблюдался кризис, во время которого жители были вынуждены стоять в очередях у дверей пекарен в течение долгих часов, чтобы получить два пакета хлеба, которые государство выделяло на одного человека.

Позже очереди сократились, однако возникли новые проблемы, например,ухудшение качества хлеба и его производства, к которому жители привыкли в предвоенные годы, особенно после того, как Сирия из государства, обеспечивающего себя пшеницей, превратилась в ее импортера.

Пшеница. Сирия не может обеспечить себя сама

Война и климатические изменения способствовали переходу Сирии от самообеспечения пшеницей к ее импорту. Первоначально источником муки были сирийские сельскохозяйственные угодья. Урожай в 2011 году составил 3,4 миллиона тонн пшеницы, в то время как местный спрос достигал 2,7 миллиона тонн, согласно официальной статистике, опубликованной в 2010 году.

Однако после 2011 года и начала боевых действий на большей части сирийской территории, как значится в официальной статистике, производство пшеницы сократилось до 1,7 миллиона тонн в 2016 году, а Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) оценила урожай всего лишь в 1,3 миллиона тонн пшеницы.

Турецкая организация «Красного полумесяца» ежедневно производит около 5 тысяч буханок хлеба на юге Турции и отправляет их на северо-запад Сирии

Как сообщает агентство «Рейтерс» (Reuters) со ссылкой на источник в правительстве, хотя в прошлом году производство увеличилось до 2,17 миллиона тонн, согласно прогнозам сирийского правительства предполагалось, что государственные закупки у фермеров сократятся до уровня менее, чем миллион тонн пшеницы из-за отсутствия осадков в этом сезоне.

Многочисленные российские сделки

Сокращение объёмов производства вынудило сирийское правительство искать альтернативы с целью обеспечить себя необходимым количеством пшеницы. Так, оно заключило контракт с Россией, ведущим мировым экспортером пшеницы, на покупку тысяч тонн зерна. За последние два года она объявила о множестве сделок, последняя из которых была заключена недавно в сентябре, когда она купила 200 тысяч тонн российской пшеницы в рамках международного контракта.

25 июня министр внутренней торговли Абдалла Аль-Гарби заявил агентству «Рейтерс», что Сирия планирует импортировать 1,5 миллиона тонн пшеницы, и в этом году основная часть импорта приходится на российское зерно.

Министерство снабжения установило цену за один пакет хлеба, равную 50 сирийским фунтам для покупателя. Однако уполномоченные дистрибьюторы покупают хлеб в пекарнях, а затем продают его в частных лавках и магазинах по цене до 200 фунтов.

Министр транспорта Сирии Али Хаммуд рассказал об инициативе по созданию в Сирии российского центра распределения пшеницы на основе крупных запасов российской пшеницы, готовых для экспорта.

«Ввиду больших запасов пшеницы Россия нуждается в рынке сбыта, поэтому было предложено, чтобы Сирия стала центром распространения российской пшеницы на Ближнем Востоке», — упомянул Хаммуд в заявлении, которое в марте опубликовала близкая к режиму газета «Аль-Ватан».

Как рассказал экономический аналитик Юнис Аль-Карим в интервью «Эйнаб Баляди» (Enab Baladi), Сирия импортировала пшеницу из нескольких стран Европы, Восточной Азии, а также из Украины и Соединенных Штатов, но из-за высоких цен и нехватки денежных ресурсов в бюджете государства она решила импортировать зерно из России.

Сирийский север: слабая поддержка и местные альтернативы

В районах оппозиции на сирийском севере владельцы пекарен покупают муку на местном рынке через торговцев, но по высоким ценам. Цена одного килограмма муки составляет 150 сирийских фунтов (3,5 доллара), что повышает среднюю цену на пакет хлеба, который в среднем стоит 200 лир.

По словам чиновницы Мины Диб, ответственной за связи со СМИ, из Комитета по восстановлению стабильности в сельских районах Алеппо, давшей интервью «Эйнаб Баляди», поставками муки занимаются Генеральное учреждение по зерновым, подчиняющееся сирийскому временному правительству, а также две турецкие организации «Афад» и iHH.

Турция отправляет «гуманитарную помощь» в Сирию — 5,5 миллионов буханок хлеба

Махмуд Шакифи, владелец пекарни «Шамс» в городе Идлиб, указал на нестабильность цен на муку в регионе и рассказал «Эйнаб Баляди», что за последние недели цена на тонну муки увеличилась примерно на 27 тысяч сирийских фунтов (60 долларов).

Цены на килограмм хлеба во всех районах, подконтрольных оппозиции на севере Сирии, колеблются от 150 до 250 лир, в то время как вес хлеба в пекарнях различается, и один пакет может весить от 850 до 950 граммов.

Он также отметил, что в соответствии с решением, принятым 4 октября, Турция запретила экспортировать муку в северную Сирию не через ее территорию, пояснив, что пшеница, которая покупается у Украины, затем измельчается на трех мельницах в турецком городе Самсун, примерно в 1500 километрах от контрольно-пропускного пункта Баб Аль-Хава, после чего перевозится на сирийскую территорию.

Он отметил, что городу больше не оказывают помощь после прекращения работы ряда организаций по поддержке пекарен, таких как «Гюль», а также пекарен, контролируемых «правительством спасения». Тем временем некоторые пекарни используют так называемую «местную муку». По словам Шакифи, это мука, которая производится и измельчается в стране, придает хлебу хороший вкус и цвет, но не сохраняет свое качество.

Что касается мазута, который необходим для работы пекарен, то он имеется в приемлемом количестве и по приемлемой цене. Шакифи рассказал, что рынки Аль-Маара и Маасран в сельской местности Идлиба предлагают хороший мазут и его покупка не составляет трудность с точки зрения цены и количества, по сравнению с мукой.

«Мы свободно покупаем мазут на рынках, и нет никакой поддержки со стороны организаций или правительств», — говорит Ахмед Ад-Даиф, владелец пекарни в городе Маарет-эн-Нууман к югу от Идлиба. Он рассказал, что цена на литр мазута колеблется между 180 до 200 лир.

Топливо поставляется с северо-востока Сирии на север Алеппо и Африна через посредников, а потом его доставляют до пекарен в Идлибе и Алеппо, но по разным ценам в соответствии с транспортными издержками в каждом регионе.

Сирийская Аль-Джазира. Поддержка с трех сторон

Стоимость трех пакетов хлеба в автоматизированных пекарнях органов самоуправления, а также в подконтрольной режиму пекарне Аль-Баас в Хасаке оценивается в 200 лир.

Тем временем цена в других полуавтоматизированных пекарнях составляет 200 лир за один пакет, и в большинстве из этих пекарен хлеб имеет высокое качество.

Однако в пекарнях, которые получают поддержку от Организации Объединённых Наций, хлеб предлагают за 50 сирийских фунтов.

На территориях органов самоуправления в восточной Сирии есть десятки автоматизированных и полуавтоматизированных пекарен. Они принадлежат местной администрации и получают от неё поддержку, в то время как в провинции Эль-Хасака есть всего лишь одна пекарня, которая пользуется поддержкой сирийского режима, поставляющего ей муку и топливо.

В отсутствии официального сообщения режима с «самоуправлением» местные источники сообщили, что полуавтоматизированные пекарни принадлежат местным торговцам и власти помогают им, поставляя муку и топливо. Население хочет, чтобы качество хлеба повысилось, несмотря на высокие цены.

Мельницы в этом регионе (например, в Аль-Джазире и другие) являются поставщиком сырья для пекарен. Самоуправление закупает урожай пшеницы у фермеров напрямую в подконтрольных им районах и распределяет сырьё среди мукомольных предприятий и пекарен.

С другой стороны, ООН вносит вклад, поставляя муку в пекарни в восточной части провинции Эль-Хасака. Это полуавтоматизированные пекарни, которые являются частной собственностью и производят высококачественный и недорогой хлеб в качестве помощи ООН населению этого региона.

Согласно источникам, мука в достаточном количестве имеется в районах под контролем «самоуправления», но ввиду различий в характеристиках пекарен и объемах производства конечный продукт значительно варьируется по качеству и цене.

Исследование: государственные пекарни по-прежнему остаются главным поставщиком хлеба в Сирии

Результаты опроса, проведённого «Эйнаб баляди», продемонстрировали, что сирийцы все еще полагаются на государственные пекарни при покупке хлеба.

В ходе опроса на странице «Эйнаб баляди» в Фейсбук около 650 пользователей ответили на вопрос касательно того, где они приобретают хлеб. Было отмечено, что 78% из них покупают его в государственных пекарнях, а 22% высказались в пользу частных пекарен.

Хотя участники опроса признали ухудшение качества хлеба в государственных пекарнях, цены в частных заставляют их принять первый вариант.

Мука определяет качество хлеба

Качество хлеба стало предметом ежедневных разговоров многих сирийцев в разных регионах страны, в основном из-за качества муки, используемой в пекарнях.

На севере сегодня хлеб отличается высоким качеством по сравнению с предыдущим годом из-за использования улучшенных продуктов, таких как сахар, молоко и другие ингредиенты, которые повышают качество хлеба и улучшают его вкус, но увеличивают финансовые издержки владельцев пекарен.

В районах, контролируемых сирийским режимом, пекарни жаловались на низкое качество импортируемой муки, а именно из российской пшеницы, которую нужно смешивать с хорошими сортами, чтобы сделать ее пригодной для выпечки хлеба.

Владелец одной из пекарен в Дамаске, который попросил не называть его имя по соображениям безопасности, сказал в интервью «Эйнаб баляди», что плохое качество хлеба объясняется двумя причинами. Во-первых, это наличие насекомых в импортной муке и отсутствие средств дезинфекции в зернохранилищах в Сирии.

Вторая причина, возможно, заключается в наличии отрубей в муке и невозможности их полного просеивания в пекарнях. Как рассказал владелец одной из пекарен, он не в силах повлиять на то, какой сорт муки ему поставляется, поскольку в соответствии со своими полномочиями этим занимается Управление по снабжению, за исключением случаев манипулирования объемами производства и контрабанды муки некоторыми владельцами пекарен.

Что касается качества хлеба в частных пекарнях, то они добавляют определённые ингредиенты для улучшения качества продукции, такие как сахар, молоко и другие. Эти ингредиенты способствуют поднятию теста перед тем, как его кладут в печь, но также повышают цену на хлеб.

В регионах под контролем органов самоуправления производство в механизированных пекарнях считается плохим по качеству, поскольку там смешивают муку с отрубями. Однако в полуавтоматизированных пекарнях качество продукции высокое благодаря использованию белой муки.

Хлеб — красная линия

«Хлеб является красной линией, и его производство должно получать поддержку», — фраза, которую очень часто повторяли сирийские официальные лица в течение последних лет, чтобы успокоить граждан в попытке, которую некоторые экономисты рассматривают как «покупку общественного спокойствия».

Государственная субсидия на любой товар является одной из наиболее важных форм поддержки, которая имеет большое влияние на уровень жизни граждан. Правительство занимается материальным снабжением для снижения цен на товары либо в интересах промышленности, либо в интересах гражданина. Важнейшими подобными товарами и услугами являются пшеница, сахар, молоко, электричество и топливо.

Для каждого правительства важнейшее значение имеют субсидии на хлеб, поскольку это товар первой необходимости, однако после 2011 года в Сирии цены на хлеб только выросли. Министерство внутренней торговли и защиты прав потребителей в правительстве режима повысило цены на хлеб с 15 до 25 фунтов в июле 2014 года. В январе цена на данный товар была повышена с 25 до 35 лир, а в ноябре 2015 года повысилась ещё раз — до 50 лир.

Несмотря на все сложности Региональный совет в городе Маарет-Мисрин не прекращает снабжать гражданское население хлебом

Однако государственные чиновники в своих заявлениях не могут не говорить о субсидиях, особенно в отношении хлеба. В ноябре 2017 года министр финансов Мамун Хамдан отметил, что правительство тратит миллиард фунтов в день на поддержку цен на хлеб.

Согласно местному «экономическому» сайту, в апреле дефицит в результате субсидирования хлеба оценивался в 378 миллиардов сирийских фунтов в год. Отмечается, что государство субсидирует хлеб в размере около 150 фунтов, если его стоимость превышает 200 фунтов, в то время как продается он по цене 50 сирийских фунтов.

Однако в последние месяцы стали говорить об отмене субсидий на хлеб, что совпало с новостями о скором повышении заработной платы для персонала. Это вызвало обеспокоенность среди сирийцев, которые предполагают, что повышение зарплат повлечет за собой отмену субсидий.

Что вызвало ещё больше опасений среди граждан, так это заявление министра финансов Мамуна Хамдана местной газете «Аль-Айям» в сентябре прошлого года, в котором он отметил, что государство имеет возможность повысить зарплату на 200%, но при условии отмены государственных субсидий.

«Государство может повысить заработную плату, однако есть социальная поддержка, которая предоставляется не только работникам, а всем гражданам. Размер этих субсидий достаточен для повышения заработной платы на 200% (точно не менее 100%). Правительство может это сделать, если субсидии будут отменены и здесь мы имеем в виду субсидии на хлеб, электричество и нефтепродукты», — пояснил министр.

Посредники удваивают цену на хлеб

Деятельность посредников не ограничивается недвижимостью, автомобилями и продовольственными товарами. В последнее время они стали активны в подконтрольных сирийскому режиму районах и начали заниматься продажей хлеба.

Огромный спрос на продукцию пекарен является основной причиной возникновения посредничества, которое связано действиями лиц, имеющих ограниченные полномочия, включая членов формирований «национальной обороны». Они, как правило, покупают хлеб в пекарнях для последующей продажи жителям по удвоенным ценам. Легкий доступ и возможность избежать длинных очередь является фактором популярности таких услуг.

Это явление распространилось во всех сирийских провинциях, которые контролируются сирийским режимом, и особенно активны посредники в Дамаске, Алеппо и Латакии. Такая деятельность уже превратились в новую профессию, которая приносит участвующим в ней лицам огромную прибыль, что соблазняет владельцев пекарен продавать хлеб по цене более высокой, по сравнению с ценой для обычных граждан.

Цена одного пакета хлеба в пекарне составляет 50 фунтов, в то время как продавцы и посредники добавляют 100, а иногда и 150 фунтов, за исключением некоторых областей, где цена за пакет хлеба достигает 200 сирийских фунтов. Это имеет место в сельских районах, где по сравнению с городами более слабый контроль.

Приготовление хлеба без современных печей

Работа государственных пекарен печей в Сирии сосредоточена на продаже хлеба гражданам напрямую в дополнение к аккредитованным скупщикам, которые, в свою очередь, продают хлеб в своих магазинах и по цене, которая может быть на 5-10 фунтов выше цены, установленной режимом.

По словам поставщика хлеба из города Хомс, который попросил не называть его имени, владельцы пекарен в городе ежедневно продают хлеб лицам, не зарегистрированным в отделениях снабжения, по ценам, которые превышают цену на хлеб, продаваемый напрямую, и составляют от 50 до 75 сирийских фунтов. Это также приносит прибыль владельцу пекарни.

Он добавил, что так же свободно осуществляется продажа хлеба аккредитованным закупщикам в количествах, которые превышают установленные для них лимиты. Наряду с этим идёт также закупка муки, которая впоследствии перепродается в торговых точках по более высокой цене, что также приводит к повышению цены на выпечку, в том числе хлеб, для обычных граждан.

За последние два года сирийцы неоднократно призывали ограничить распространение данного явления, в том числе в социальных сетях. Некоторые из них считают, что решение состоит в том, чтобы увеличить количество наблюдателей, усилить контроль над рынками и наказать продавцов.

Ответной реакцией правительства на феномен посредничества стало то, что Министерство торговли и защиты прав потребителей объявило в прошлом году об установке киосков перед пекарнями для борьбы с посредниками.

«Эти киоски станут заменой скупщикам и посредникам, которые пользуются переполненностью перед пекарнями, особенно в часы пик», — заявил генеральный директор государственной хлебопекарной компании Зияд Хазза в интервью местной газете «Аль Ватан».

Хазза сообщил, что пакет хлеба в киосках будет продаваться по обычной цене (50 лир за пакет), указав на то, что их будут устанавливать в районах, где очень высокий спрос на хлеб.

Ранее журналист Валид Аль-Джабер из города Алеппо опубликовал в Фейсбуке текст, где даёт личную оценку феномену посредничества. Он сказал, что это явление «росло, развивалось и распространялось в такой степени, что превратилось в феномен, которому необходимо противостоять из-за его непосредственного воздействия на большой сегмент общества.

Аль-Джабер добавил, что, несмотря на все меры, принятые правительством режима для обеспечения жителей необходимым количеством хлеба посредством, в частности, увеличения рабочего времени, все еще есть те, кто не позволяет этим мерам принудить гражданина выстаивать длинную очередь и не обращаться к посредникам.

По словам журналиста, посредники продают хлеб по цене, которая даёт им до 200% прибыли. Пока государственная пекарня продает 14 лепёшек за 100 лир, посредник продает то же количество за 300 фунтов.

Ситуация отличается от обстановки в районах, подконтрольных оппозиции, в которых пекарни разделены на группы: те, что поддерживаются местными группировками и советами, и частные предприятия.

По словам корреспондента «Эйнаб баляди» в Идлибе, распространение феномена посредничества совпадает с прекращением поддержки пекарен, контролируемых советами, когда некоторые торговцы используют для продажи хлеб, который получают из частных пекарен, чтобы тем самым удовлетворить спрос в случае закрытия или разрушения пекарен.

Корреспондент рассказал, что некоторые пекарни, принадлежащие местным советам, размещают определенное количество произведённого хлеба в продуктовых магазинах, однако разделяют с ними прибыль, которая ограничивается десятью лирами при продаже жителям.

Повышает ли хлеб уровень инфляции?

Рост цены на хлеб с 15 фунтов в 2011 году до 50 фунтов в настоящее время рассматривается экономическими аналитиками как признак высокой инфляции, которая негативно влияет на сирийский рынок.

Однако экономический аналитик Юнис Аль-Карами считает, что хлеб (пшеница) не является ключевым элементом при расчете инфляции, но учитывается как основной продукт наряду с некоторыми другими товарами в комплексе, такими как топливо для определения уровня инфляции. Таким образом цена на хлеб не рассматривается в качестве критерия для для измерения инфляции в Сирии.

Хлеб является одним из продуктов, которые способствуют так называемой «моральной инфляции». Это подразумевает, что сирийские граждане лишаются высокого качества хлеба, которое обеспечивалось в прошлые годы, в дополнение к потере некоторых товаров, для производства которых используется пшеница, такие как сладости и «хлеб, выпекаемый на сливках». Сирийцы не могут их получить, что рождает моральный дефицит, поскольку сирийская валюта не может удовлетворить их потребности.

Тем временем цена на хлеб, производимый частными пекарнями, не фиксируется и иногда может достигать 250-300 сирийских фунтов.

Россия вытесняет Иран в сфере инвестиций

В русской культуре десятки пословиц, в которых подчеркивается значение хлеба в жизни любого человека, в том числе такие как «хлеб — батюшка, водица — матушка», «не гони коня кнутом, а гони овсом». Хлеб считается продуктом первостепенной важности.

Россия в последние годы работала над установлением контроля над стратегическими активами в Сирии посредством строительства мельниц и управления ими, а также путем поставки в Сирию сотен тысяч тонн пшеницы после заключённых сделок с режимом. Сирийские власти обязались импортировать зерно из Москвы в обмен на политическую и военную поддержку, которую Россия оказала режиму, позволив ему сохранить власть.

От Турции к Ирану, а затем к России

В 1975 году сирийское правительство создало компанию, занимающуюся мукомольными заводами, для управления такими процессами, как получение зерна, обработка, распределение и продажа, поставка импортной муки, ее хранение и доставка в пекарни при сохранении ее лучших характеристик.

Эти заводы оставались под контролем сирийского государства и зависели от его инвестиций во времена правления бывшего президента Хафеза Асада, однако после прихода к власти его сына Башара Асада руководство страны передало турецким компаниям полномочия по их строительству, но без инвестиций или каких-либо прав на эти заводы. По мнению экономиста Юниса Аль-Карами, это было признаком особого отношения со стороны Турции, особенно после улучшения двусторонних отношений и подписания экономических соглашений между двумя странами в дореволюционные годы.

Однако после революции турецкие компании воздержались от завершения своего проекта по мукомольным заводам, что привело к тому, что власти обратились к Ирану. Соответствующие контракты были подписаны в конце 2012 года и начале 2013 года, но на этот раз предоставили Тегерану право инвестировать в предприятия.

«В 2013 году правительство подписало контракт с Ираном на создание пяти заводов в нескольких районах на сумму 62 миллиона евро», — заявил директор мукомольной компании Абу Зейд Кятиба местной газете «Аль-Ватан» в 2013 году.

По мере иранского вторжения в деятельность сирийских заводов в 2013 году Россия спокойно начала конкурировать с Тегераном, когда подписала с сирийским правительством соглашение о строительстве мукомольного завода, который бы производил 600 тонн муки в сутки и стоил бы 16,5 миллиона евро. Однако после этого стало очевидно, что Россия имеет гораздо большие амбиции в этом секторе, о чем объявила компания «Совокрим». В сентябре 2014 года Россия выразила готовность восстановить все поврежденные мельницы по символической цене, как сообщает газета «Аль Ватан». В издании цитируются слова уполномоченного представителя российской компании Нидала Мохаммеда Ахмеда о том, что это жест доброй воли компании, адресованный сирийскому государству.

После вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года контракты на строительство заводов были отняты у Ирана и предоставлены россиянам, за исключением нескольких малопродуктивных заводов в районах Эс-Сувейда и Дераа, поскольку там нет российского присутствия и активны иранские ополченцы. Однако после того, как Россия вмешалась в ситуацию на юге Сирии и стала контролировать этот регион, России было также предоставлено право инвестировать в предприятия.

В феврале 2017 года «Совокрим» объявила о строительстве четырех мельниц в сирийской провинции Хомс стоимостью 70 миллионов евро. Строительство будет осуществляться в сотрудничестве между российскими и сирийскими инженерами. Сирийское правительство в свою очередь покроет расходы на строительство.

Контролировать сирийское государство посредством пшеницы

Тот, кто наблюдает за российской политикой в последние годы, заметит, что Москва пытается контролировать несколько суверенных секторов экономики в каждом регионе, где есть российское присутствие (пшеница, транспорт и другие), что позволяет ему доминировать в этих регионах. По словам Аль-Карима, он выделил три цели, которые Россия стремится достичь, контролируя данные предприятия.

Первая цель — создать экономическую идеологию, которая бы доминировала в контролируемых ею областях, чтобы иметь возможность противостоять любой другой идеологии, будь то национальной или религиозной, и поэтому Москва стремится контролировать базовые услуги в регионе.

Вторая цель воплощена в попытке России превратить Сирию в ворота для своей промышленности, зерна и торговли на Ближнем Востоке, чтобы конкурировать с американским зерном, особенно если учесть, что Сирия занимает стратегическое положение, а сирийская пшеница имеет высокое качество и подходит для ближневосточной продовольственной продукции. По словам Аль-Карима, Россия пытается контролировать процесс выращивания зерна, чтобы проникнуть на эти рынки.

Третья задача — попытаться контролировать сирийское государство, контролируя мукомольные заводы. Зерно является одним из основных инструментов подчинения любой страны. Российский контроль над заводами означает контроль над товаром первой необходимости и важным финансовым ресурсом для сирийского государства. Продовольственный и денежный дефицит определяют необходимость сотрудничества с Россией и являются фактором сирийского подчинения Москве.

Сирия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Агропром > inosmi.ru, 29 октября 2018 > № 2776054

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 29 октября 2018 > № 2774452

Региональных управленцев обучают "цифре"

Анна Устинова

Высшая школа государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (ВШГУ РАНХиГС) выпустила почти 100 цифровых региональных управленцев (CDTO). Инициатором образовательного курса стало Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ. Проект финансируется из федерального бюджета.

Выступая на VI всероссийском форуме "Взгляд в цифровое будущее", организованном ПАО "Ростелеком", старший эксперт Центра стратегических разработок, руководитель образовательного проекта "Руководитель цифровой трансформации" Ксения Ткачева заявила, что на прошлой неделе завершилось обучение цифровой трансформации первого потока - 97 управленцев из 23 регионов. Ими оказались вице-губернаторы, региональные министры и местные начальники департаментов.

Ксения Ткачева сообщила в беседе с корреспондентом ComNews, что обучение для госслужащих на базе ВШГУ РАНХиГС - бесплатно. Инициатором курса выступило Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ. Ксения Ткачева уточнила, что проект финансируется из федерального бюджета.

Источник в Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций рассказал корреcпонденту ComNews, что этот проект укладывается в недавно появившееся направление "Цифровое государственное управление" нацпроекта "Цифровая экономика". Правда, размер госфинансирования на обучение госслужащих цифровой трансформации он назвать затруднился.

По словам Ксении Ткачевой, министерство рассылало официальные запросы в регионы. В свою очередь, регионы самостоятельно выбирали и направляли на обучение тех, кого готовы в будущем видеть в качестве лидеров цифровой трансформации.

В своей презентации Ксения Ткачева указала на то, что Chief Digital (Transformation) Officer (CD(T)O - руководитель по цифровой трансформации) нужен для того, чтобы управлять проектами по цифровой трансформации и координировать выполнение мероприятий национальной программы "Цифровая экономика" с другими органами власти.

Хотя уже давно под понятием CDO власти подразумевают руководителя по цифровой трансформации, в названии курса содержится именно формулировка CDTO. Это не случайно и, как пояснила руководитель проекта, необходимо во избежание путаницы с термином CDO (Chief Data Officer).

Предполагается, что CDTO может стать заместитель руководителя федерального органа исполнительной власти (ФОИВ), заместитель губернатора, руководитель (или замруководителя) регионального органа исполнительной власти (РОИВ), который наделен достаточным набором полномочий для реализации цифровой трансформации.

К слову, в своей недавней статье "Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития", опубликованной в "Российской газете", председатель правительства РФ Дмитрий Медведев написал о потребности государства в миллионе чиновников новой формации. "Лидерский потенциал России в цифровой трансформации, и не только в ней, вряд ли можно реализовать, если не будет развиваться цифровизация госуправления, не будут появляться в достаточном количестве государственные и муниципальные служащие, руководители госучреждений с соответствующими компетенциями, - пишет премьер-министр. - По некоторым оценкам, таких работников только в госсекторе должно быть не менее миллиона. Предстоит переобучить чиновников не только на федеральном, но и на региональном уровне, а затем в таких отраслях, как транспорт, строительство, здравоохранение, ЖКХ. Этот процесс должен затронуть и судебный корпус, и законодательные органы".

Напомним, что еще в июле текущего года министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Константин Носков с трибуны конференции "Цифровая экономика: прорыв в будущее", заявил, что в этом году в министерствах появятся должности заместителей министра по цифровому развитию (Chief Digital Officer - CDO, см. новость ComNews от 5 июля 2018 г.). "Есть поручение Дмитрия Медведева о введении в ключевых министерствах выделенной должности заместителя министра по цифровому развитию. Сейчас это решение находится в стадии реализации. Это такие агенты изменения цифровой экономики во всех ключевых министерствах, это одна большая команда людей, занимающихся цифровой трансформацией", - говорил Константин Носков.

Тогда же глава Минкомсвязи заявил о том, что существует поручение председателя правительства РФ о том, что их кандидатуры будут согласовываться с Министерством цифрового развития и вице-премьером РФ Максимом Акимовым. Он уточнял, что заместители министров по цифровому развитию появятся в восьми министерствах (в Минстрое, Минздраве, Минобразования, Минэнерго, Минтрансе и др.).

Ксения Ткачева указывает на то, что навыки и компетенции руководителей по цифровой трансформации поделены на две части - технические и управленческие. К техническим навыкам относится знание технологий и навыков работы с данными, базовые знания предметной области, знание трендов цифровых технологий, знания математических методов анализа данных, навыки планирования, прогнозирования и моделирования и навыки проектирования, внедрения и эксплуатации ИТ-систем. Среди управленческих навыков руководитель образовательного проекта перечислила владение методиками управления организационными изменениями, навыки управления проектами, опыт создания подразделений и проектных команд, опыт реструктуризации бизнес-процессов, знание нормативной базы, навыки коммуникации и лидерские навыки.

Теоретически для будущего назначения на должность CDTO указанные выше навыки и компетенции могут "подтянуть" ИТ-специалисты (коммерческого или государственного сектора), специалисты и аналитики, руководители органов государственной власти (департамента или агентства).

В команду CDTO, по задумке организаторов курса, войдут Chief Transformation Officer (CTO - руководитель по цифровому проектированию и процессам), Chief Data Officer (CDO - руководитель по работе с данными) и Chief Information Officer (CIO/CTO - руководитель по информационным технологиям).

На поток набирают от 50 до 100 человек. Очный модуль рассчитан на шесть дней. Во время обучения участники должны понять принципы реализации и управления цифровым развитием в отрасли или регионе и повысить свою квалификацию до компетентных заказчиков и руководителей проектов цифровой трансформации. По итогам прохождения курса студенты готовят план реализации проекта по созданию цифрового "суперсервиса" (проактивные госуслуги нового уровня, см. новость ComNews от 16 октября 2018 г.).

После окончания обучения выпускники получают сертификат о повышении квалификации "Руководитель цифровой трансформации". "Наша цель - не дать какие-то теоретические знания, а научить реализовывать изменения на региональном или федеральном уровне", - сказала Ксения Ткачева. Инициаторы курса ожидают, что представленные по итогам обучения проекты выпускники будут претворять в жизнь в своих регионах.

В 2018 г. ВШГУ планирует обучить еще два потока. Второй поток стартует 12 ноября, на нем обучат еще 100 региональных чиновников. Третий поток начнется с 3 декабря, где институт ожидает 50 человек из ФОИВ. В следующем году ВШГУ рассчитывает обучить 800 человек очно. Более того, Ксения Ткачева добавила, что с 2019 г. вуз планирует разворачивать онлайн-платформу, доступную для любого гражданина РФ.

Начальник Управления информационных технологий, связи и документооборота администрации Тамбовской области Андрей Стрельцов, как выпускник курса "Руководитель цифровой трансформации", поделился своими впечатлениями. Он обратил внимание на блок "культура трансформации". "Понимание того, для чего, зачем и как - это очень важная вещь. Без осознания этой темы - "не полетит", - сказал он. Второй момент, который он почерпнул из курса - это право на ошибку. "Отличие госуправления от бизнеса - принципиальное. Предприниматель рискует своими деньгами, госслужащий - гораздо большим", - пояснил он. Кроме того, Андрей Стрельцов показал схему управления цифровой трансформацией в Тамбовской области, которую он составил в процессе обучения и рассчитывает воплощать в жизнь в своем регионе.

Руководитель постоянного представительства Челябинской области в Москве Александр Шепилов, также прошедший курс, заявил, что обучение CDTO добавило ясности и полноты картины. Отвечая на вопрос о том, чем сейчас занимаются регионы, Александр Шепилов отметил две вещи. Во-первых, это продолжение работы по поручениям. Он посетовал, что такая работа занимает 80% имеющихся в наличии времени и ресурсов. Во-вторых, регионы продолжают реализовывать большое количество вертикально интегрированных проектов по информатизации. И то небольшое время и ресурсы, которые остаются, тратятся на раздумья о том, как осуществить цифровую трансформацию, и на попытки найти свое место в ней. "В связи с этим возникает проблема: регион не понимает до конца, о каком масштабе изменений идет речь", - говорит он.

Прежде чем осуществлять цифровую трансформацию, нужно провести реинжиниринг административных процессов. Александр Шепилов придерживается позиции, что "нельзя автоматизировать хаос". "В итоге мы приходим к тому, что цифровая трансформация должна идти бок о бок с реформой государственного управления", - говорит он. Кроме того, Александр Шепилов надеется на то, что у федеральных министерств сложится согласованное видение цифровой трансформации. "Это бы сильно облегчило регионам жизнь", - отмечает он.

Директор департамента информатизации Тюменской области Мария Рудзевич, прослушав выступление коллег, сообщила, что их регион обучение еще не проходил, но планирует. Тюменская область видит для себя два пути в развитии CDO (CDTO)-команд - построить CIO-команду и команду новаторов, имеющих предпринимательскую жилку и готовых идти на риск.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 29 октября 2018 > № 2774452


Россия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 27 октября 2018 > № 2773251

Сначала минутка профессиональной гордости за издание: едва ли не главная для нашей страны экономическая новость недели пришла со страниц именно РИА Новости. Как сообщила в интервью нашему изданию старший вице-президент, ведущий аналитик Moody's по суверенному рейтингу Российской Федерации Кристин Линдоу, ужесточение антироссийских санкций США не приведет к понижению суверенного рейтинга нашей с вами страны. С удовольствием процитируем коллег: "Если будут введены более жесткие санкции, мы, вероятно, возьмем паузу, чтобы посмотреть фактическое влияние на кредитный профиль страны, прежде чем повышать рейтинг до инвестиционного уровня", — рассказала госпожа Линдоу. И, более того, пояснила, что нынешний позитивный прогноз означает вероятность "примерно 30 процентов того, что рейтинг будет изменен в этом направлении", то есть повышен.

Там вообще много позитивного и любопытного в этом интервью, кстати.

И, наверное, едва ли не самое главное, — это сухая констатация того "медицинского факта", что за последние четыре года Москва довольно убедительно продемонстрировала способность справляться с санкционным давлением. И сейчас вопрос стоит исключительно в том, какими будут "дополнительные ограничительные меры" и какое давление они окажут на отечественную экономику. Сама Кристин Линдоу полагает, что весьма незначительное. Более того, по ее мнению, они не могут быть уж совсем радикальными, так как уже и в самом Вашингтоне осознали, цитируем, что их действия "непреднамеренно окажут влияние на страны Западной Европы и их торговлю". А также то, что эти меры "слишком деструктивны и для экономики этих стран, а не только для России".

И, соответственно, аналитик уверена, что агентство Moody's при отсутствии слишком серьезных санкций или изменений внутри страны может повысить рейтинг России до инвестиционного уровня уже в 2019 году.

В общем, новость сугубо положительная, казалось бы.

Но стоит ли ей радоваться?

Как нам видится, скорее нет, чем да.

Попробуем пояснить.

Да, надо отдать должное профессионализму действующего правительства Российской Федерации, которое в рамках существующей экономической модели выжимает из экономики буквально все возможное.

И это констатирует не только агентство Moody's и ведущие как международные, так и отечественные эксперты, но и президент страны.

Проблема немного в другом.

А именно в том, что даже такая "профессиональная выжимка" не приводит к решению четко сформулированных Путиным (и соответствующих "народным ожиданиям") задач по экономическому развитию государства.

А они, напомним, не только сформулированы предельно четко и жестко, но и оформлены чуть ли не в виде "дорожной карты" законодательно майскими указами. И программа действий, как и методика контроля, там расписана предельно доступным языком. Однако если просто сравнить цифры в выходящих из правительственных структур документов (включая, кстати, бюджет), то можно легко убедиться, что они с программой, описанной в майских указах, мягко говоря, не совпадают.

И дело тут, разумеется, вовсе не во "вредительстве", о котором так любит в последнее время рассуждать отчего-то считающая себя "патриотической" "экспертная публика". А исключительно в модели и функционале. И вот именно о смене "модели", если мы, разумеется, реально хотим экономического прорыва, и имеет смысл рассуждать.

Тут все просто.

К примеру, постоянно поднимающийся предпринимательским сообществом (в последний раз на недавнем форуме "Опоры России") вопрос "доступности денег" вообще и "длинных дешевых кредитных ресурсов" в частности, принципиально не решаем в той экономической парадигме, в которой пребывает банковская система страны. Где банки являются не столько "инструментом" экономики, сколько выступают в качестве самостоятельных центров прибыли.

И перед ними, в том числе стопроцентно государственными, ставится задача не развивать экономику, а банально "зарабатывать бабло": здесь не нужно ничего придумывать, это официально прописано в документах, на которые госбанки (!), к примеру, ссылаются, не открывая отделения в том же "санкционном" Крыму. Перед ними в такой ситуации просто не стоит задача "дать в экономику дешевых денег", наоборот, эта задача прямо противоречит самому принципу деятельности "центров прибыли": понижай тут ЦБ учетную ставку или не понижай.

Просто банкам в этой ситуации значительно интересней не столько заниматься своей прямой профессиональной деятельностью, а либо через "дочки" или иные аффилированные структуры уходить в чистое ростовщичество на микрокредитных рынках, либо тупо "заниматься инвестиционной деятельностью", только не на рынках прямых инвестиций, а участвуя в спекулятивной биржевой игре.

Вот только не надо сказок о том, что "таковы рыночные законы": в США, к примеру, до 1999 года прекрасно существовал закон Гласса — Стиголла (по мнению многих аналитиков, именно его отмена привела к "пузырям" и кризису 2008 года), прямо запрещавший коммерческим банкам спекуляции ценными бумагами и игру на биржах. А про регулирование "ростовщического процента" тут даже нечего говорить: просто посмотрите на "банковскую маржу" в западных институтах и у нас — и вы легко поймете, почему, несмотря на все "санкции", крупный российский бизнес все равно предпочитает кредитование за рубежом.

И это — только один пример "модельного несоответствия" той экономической системы, которая существует в нашей стране сейчас, и задач, которые ставит президент в майских указах, причем, отнюдь не по своей прихоти, а "потому, что сожрут" (это его собственные слова).

На самом деле таких примеров полно, и едва ли не во всех отраслях: в экономике мы до сих пор существуем в реальности (да, чуть модернизированной), которая тщательно выстраивалась в девяностые. И которая, даже при профессиональной, надо отдать должное, работе правительства и других органов управления экономикой, может в самом лучшем случае привести к растущим рейтингам Moody's и других агентств. Но — и это уже очевидно — не поможет осуществить так необходимый нашей стране глобальный экономический прорыв.

Вполне, кстати, возможный в модели "рыночной экономики" и преобладающей частной собственности: просто это должна быть, как бы это помягче, немного другая модель.

Дмитрий Лекух

Россия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 27 октября 2018 > № 2773251


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > fas.gov.ru, 27 октября 2018 > № 2772667

В качестве партнера проекта «Хрустальный апельсин» ФАС России предложит студентам написать работы по антимонопольной тематике. В первую очередь оцениваться будет их практическая составляющая

25 октября 2018 года ФАС России приняла у себя победителей конкурса «Хрустальный апельсин», организовав для будущих PR-специалистов профориентационную экскурсию, в ходе которой конкурсанты приняли участие в совместном заседании ФАС России и Ассоциации антимонопольных экспертов, получили разъяснения о применении закона о рекламе и поучаствовали в мастер-классе по теме «Креатив без границ». От начальника Управления общественных связей Ирины Кашуниной студенты узнали основные принципы и тонкости работы пресс-службы антимонопольного органа.

Интерес будущих пиарщиков к деятельности антимонопольного ведомства поддержан еще и тем, что Открытый Всероссийский конкурс студенческих проектов в области связей с общественностью и медийных технологий «Хрустальный апельсин» объявил о новой номинации. В 2019 году студентам будет предложено написать работы по антимонопольной тематике.

Две основные темы предложила ФАС России в качестве специальной номинации конкурса:

1) Продвижение идей честной конкуренции как инструмент повышения благополучия граждан и повышения эффективности экономики: стратегии, технологии, кейсы

2) Технологии продвижения результатов деятельности органов власти на примере ФАС России

В качестве партнера проекта представители ФАС России вошли в состав жюри и будут оценивать работы конкурсантов, обращая внимание прежде всего на их практическую составляющую.

Ранее, 23 октября 2018 года в рамках 10-го Ежегодного студенческого форума «Мы создаем будущее» состоялась Церемония награждения победителей XVIII Открытого Всероссийского конкурса студенческих проектов в области связей с общественностью и медийных технологий «Хрустальный апельсин». Заместитель начальника Управления общественных связей ФАС России Лада Каблова поблагодарила победителей за проявленный интерес к конкурсу и вручила победителям награды.

«Профилактика будущих правонарушений антимонопольного законодательства совершается сейчас, когда мы привлекаем молодежь к делу адвокатирования конкуренции, которую они сегодня защищают словом и силой мысли, а завтра, возможно, станут нашими коллегами и посвятят этому делу свою профессиональную жизнь», - подчеркнула Лада Каблова.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > fas.gov.ru, 27 октября 2018 > № 2772667


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > fas.gov.ru, 27 октября 2018 > № 2772665

Определены победители IV Всероссийского конкурса журналистов «Окрытый взгляд на конкуренцию»

Конкурсная комиссия IV Всероссийского конкурса журналистов «Открытый взгляд на конкуренцию» определила победителей

В этом году на конкурс поступило свыше 100 работ от журналистов федеральных и региональных печатных изданий, интернет - СМИ, информационных агентств, федеральных и региональных радиокомпаний и телекомпаний из 37 регионов России. Свои работы на конкурс представили журналисты Республик Хакассия, Тыва, Калининградской, Амурской, Челябинской область и многих других субъектов Российской Федерации.

«Все работы участников – пример журналистского профессионализма. Нельзя не отметить внимание авторов к точности передачи фактов, тщательность проработки рассматриваемого вопроса, как в сфере тарифного регулирования, рекламного или антимонопольного законодательств, так и в области госзакупок, - сообщила начальник Управления общественных связей ФАС России Ирина Кашунина. - Перед членами конкурсной комиссии стоял непростой выбор и в этом году было решено ввести особое поощрение от жюри, призванное мотивировать сегодняшних участников стать лауреатами конкурса в следующем году. Благодарю всех представителей СМИ за неподдельный интерес к вопросам развития конкуренции и антимонопольного регулирования в России».

Победители номинации «Куда смотрит ФАС»

(материал о деятельности антимонопольных органов в Российской Федерации в эфире телекомпании)

1 место: Мария Соколова, Россия 1 - Нижний Новгород, программа «Вести-Приволжье»;

2 место: Ксения Воронцова (Власова), Иван Уваров, ТК «Первый Ярославский», программа «Деловые новости»;

3 место: Олеся Шулева, Россия 1- Нижний Новгород, программа «Законно»;

Поощрение жюри: Равиль Ватолин, ТРК «Башкортостан», программа «Интервью».

Победители номинации «Мы ФАС слушаем»

(материал о деятельности антимонопольных органов в Российской Федерации в эфире радиокомпании)

1 место: Анастасия Хлыновская, «Эхо Москвы» в Барнауле, программа «Тема дня»;

2 место: Юрий Свидерский, радиоканал «Липецк FM», программа «Визави»;

3 место: Галина Петрякова, ГТРК «Мордовия», программа «Новости»;

Поощрение жюри: Ярослав Богдановский, «Эхо Москвы» в Перми, программа прямого эфира «Бизнес-ланч».

Победители номинации «Простыми словами»

(материал о деятельности антимонопольных органов в Российской Федерации в печатном издании, в интернет-СМИ или на сайте информационного агентства)

1 место: Ульяна Вылегжанина, «Российская газета – СЗФО»;

2 место: Светлана Чернышова, «Комсомольская правда – Ульяновск»;

3 место: Андрей Репин, «КоммерсантЪ в Нижнем Новгороде»;

Поощрение жюри: Мария Горожанинова, «Реальное время».

Победители номинации «Подпишусь под каждым словом»

(интервью с представителем антимонопольного органа России в печатном издании, в интернет-СМИ или на сайте информационного агентства)

1 место: Ольга Бухарова, «Российская газета»;

2 место: Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»;

3 место: Мария Балюк, МИА «Россия сегодня»;

Поощрение жюри: Наталия Швабауэр, «Российская газета – УрФО».

Награждение победителей состоится в рамках образовательного семинара ФАС России для представителей СМИ.

О дате, времени и месте проведения семинара будет сообщено дополнительно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > fas.gov.ru, 27 октября 2018 > № 2772665


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 26 октября 2018 > № 2776161

Апостроф (Украина): время дешевых кредитов закончилось, инвесторы не видят перспективы в Украине — экономист

Украина и МВФ достигли договоренностей о новой программе поддержки в размере 3,9 миллиардов долларов. Она должна заменить программу EFF, срок которой истекает в марте 2019 года. О том, как новая программа повлияет на экономику страны, поможет ли она Украине избежать дефолта, и чего будет стоить населению Украины ее принятие, рассказал экономист Владимир Компаниец.

Миллиарды от МВФ не приведут инвесторов в Украину

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Украина и Международный валютный фонд достигли договоренностей о новой программе поддержки экономической программы stand-by (SBA) в размере 3,9 миллиардов долларов. Новая программа рассчитана на 14 месяцев и должна заменить программу EFF, утвержденную в марте 2015 года, срок которой истекает в марте 2019 года. О том, как новая программа повлияет на экономику страны и в каком виде будет принят закон о бюджете Украины, рассказал экономист, управляющий частным инвестиционным фондом на фондовом рынке США Владимир Компаниец.

Апостроф: Мы помним, что после визита МВФ в Украину в сентябре не было даже каких-либо официальных заявлений, что говорило о том, что компромисса не достигнуто. Тогда даже ходили слухи о срыве сотрудничества с МВФ. Чего стоило украинской власти получить новую программу и насколько она выгодна стране?

Владимир Компаниец: Начну с того, чего это стоило. Первое требование: повышение цены на газ. Украине удалось снизить те требования, которые были изначально. Они хотели существенно повысить и выровнять цену газа для населения с ценой газа для промышленности. Благодаря действующей власти удалось снизить повышение с 60% до 23,5%.

— То есть это можно считать победой?

— Это можно считать временной победой. Потому что МВФ продолжает настаивать на единой цене на газ для населения и промышленности. Второе требование, которое сейчас МВФ выдвинул — это принятие бюджета во втором чтении. Почему именно во втором чтении? Потому что они боятся, что между первым и вторым чтением произойдут существенные правки, которые изменят конфигурацию бюджета — либо увеличатся расходы, либо уменьшатся доходы. МВФ это не устраивает, они считают, что дефицит и так очень высокий в бюджете на 2019 год, где закладывают 89 млрд гривен дефицита, а они требуют зафиксировать эту цифру, и больше не увеличивать расходы.

— Что касается новой программы stand-by?

— В 2019 году у нас заканчивается действующая программа, поэтому фактически мы не могли получать новый транш. Новая программа позволяет нам вместо тех траншей получить новую 14-месячную программу с более существенной суммой. Фактически нам дадут 3,9 миллиарда долларов, но опять же — это не единая сумма, а поступит несколько траншей. Но самая важная победа здесь — не столько кредит от МВФ, потому что он будет идти в золотовалютные резервы, и государство эти деньги никак не сможет использовать, это другие транши, которые пойдут сразу же после утверждения правлением МВФ в программу, потому что окончательного решения, что программа утверждена, до сих пор нет. Как только правление МВФ утвердит, а это будет сделано, после того как будет принят бюджет во втором чтении, пойдут кредиты от Европейского Союза и Мирового банка. На данный момент Минфин пользуется благоприятным новостным фоном, и вот несколько дней назад украинская делегация поехала делать размещение еврооблигаций.

— То есть та сумма — 5 миллиардов долларов, которая была нужна Украине, чтобы не допустить дефолт, фактически получена?

— Фактически после решения МВФ мы решаем проблему конца этого и начала следующего года, так как в первом квартале было 112 миллиардов гривен, которые мы должны были погасить, то есть это была одна из самых максимальных сумм за всю историю — как внешние, так и внутренние долги.

— Где еще Украина может взять деньги?

— Они хотят сделать эмиссию новых еврооблигаций на срок 10-15 лет, сумму возьмут, скорее всего, около 2 миллиардов, но, к сожалению, время дешевых денег закончилось, поэтому ставки будут существенно выше, чем раньше. Я думаю, Украине это обойдется в минимум 8% годовых, так как США на данный момент по 30-летним облигациям уже платит уже 3,3% годовых. Россия сейчас по 10-летним платит 8,2% годовых, ставка доходности.

— Часть экспертной среды как раз и говорит о том, что кредиты дорогостоящие, и лучше делать все, чтобы заходил инвестор. Как на инвестиционный климат повлияет продолжение сотрудничества с МВФ?

— Продолжение сотрудничества с МВФ — это, безусловно, позитив для инвесторов, так как говорит о том, что государство выполняет свои обязательства. Но в то же время это не является основным преимуществом для инвесторов. Инвесторы хотят получить платежеспособный рынок и свой возврат инвестиций. А когда в стране наименьшая зарплата в Европе, большие проблемы с наполнением бюджета, то они не видят перспективы в этом рынке. Потому что, если сравнивать уровень ВВП на душу населения страны, где 1,5 тысячи долларов и 15 тысяч долларов, то инвестор инвестирует туда, где ВВП на душу населения значительно выше.

— Новая программа МВФ как-то повлияет на курс доллара и ВВП?

— Напрямую на ВВП не повлияет, потому что все деньги идут в золотовалютные резервы. Но что касается курса доллара — это позволит его немного стабилизировать. Будет меньше переживаний относительно девальвационных ожиданий, которые также играют на понижения курса, и, соответственно, чем меньше девальвационные ожидания, тем больше инвесторы уверены в будущем и больше заинтересованы вкладывать деньги.

— Могут ли измениться условия сотрудничества с МВФ после всех выборов?

— МВФ даст, скорее всего, двумя траншами и тем самым обезопасит себя от резких изменений в политике государства. Но будущий президент, если произойдет смена, может кардинально все изменить, так как именно он назначает главу Нацбанка, и это очень сильно может изменить монетарную или валютную политику страны. Поэтому непонятно, когда МВФ даст второй транш, скорее всего до выборов. Но если в стране ничего серьезного не произойдет, то оно гарантирует стабильность.

— Если в 2017 году было заложено 55 миллиардов гривен на субсидии, и этой суммы не хватило — еще на 15 миллиардов увеличивали, а в 2018 году заложили снова 55 миллиардов гривен. Учитывая, что цены на газ вырастут на 23,5%, этой суммы хватит?

— В 2018 году, насколько я помню, было заложено порядка 71 миллиарда гривен. В следующем — 55 миллиардов, предварительный бюджет, то, думаю, этой суммы должно хватить, так как с весны существенно ужесточили условия получения субсидий, и многие люди не могут оформить ее по новым требованиям. Например, у кого есть родственники за границей, но которые прописаны здесь, фактически теряют возможность получения субсидий, так как согласно новым требования они должны задекларировать свои доходы и уплатить налоги, но никто этого не будет делать, потому что они являются нерезидентами страны, и даже согласно законодательству не должны платить этот налог на доходы. Или требования Минсоцполитики — уплатить ЕСВ. Люди, скорее всего, тоже этого не будут делать. Поэтому, я считаю, суммы хватит. Но проблема не только в том, что может не хватить заложенной в бюджете суммы, а в том, что очень большое количество людей, которые в принципе не должны получать субсидии, имеют право этим пользоваться. Например, люди с миллионными депозитами имеют возможность оформить субсидию и получать эти деньги. То есть у нас искривлена ситуация, когда вообще людям предоставляют субсидии.

— Насколько бюджет может измениться ко второму чтению? И насколько он, по Вашему мнению, реалистичен?

— Проект бюджета, который подал Гройсман, является реалистичным, даже с существенно заниженными доходами. Потому что Гройсман объявил программу «Контрабанда стоп», но в то же время увеличили доходы от поступления таможни на 13-14%. Такая же ситуация по поступлению налога на доходы физических лиц: две недели назад была объявлена массовая проверка всех предприятий, которые выплачивают зарплату «в конвертах», в то же время закладывают +15% поступления на доходы физических лиц. Получается какой-то ментальный разрыв между тем, что они декларируют, и тем, что они закладывают в бюджет. Но в общем тот проект, который подал Гройсман, является целостным.

Мне не нравится то, что снова увеличивают дефицит бюджета в размере 89 миллиардов гривен. Я считаю, если страна хочет выбраться из той ямы, в которой находится, этот дефицит нужно уменьшать, то есть — либо уменьшать свои расходы, либо увеличивать доходы. Но этого, к сожалению, никто не делает. В этом году мы планировали 81 миллиард, в 2019 году — еще больше увеличиваем. Что произойдет после второго чтения, никто не знает, потому что депутаты как всегда подали больше тысячи правок, которые нужно рассмотреть. Стоит учесть, что правительство часто идет на компромисс и принимает эти правки. Поэтому сложно прогнозировать, в каком виде будет окончательный вариант. Но тут есть фактор, который играет за страну — это МВФ, если им не понравится бюджет во втором чтении, они не предоставят транш.

— Согласно обновленным данным МВФ Украина является самой бедной страной Европы. Расскажите об этом рейтинге и методологии, по которой определяли уровень бедности?

— МВФ не определяет страну бедной или нет, он публикует ключевые показатели, один из которых — ВВП на душу населения. Он показывает, сколько товаров и услуг произведено в расчете на одно физическое лицо. Фактически из этой суммы часть идет на налоги, часть людям — в виде зарплат, часть идет как прибыль или доходы предприятий. Сравнивая эту величину, мы сможем приблизительно рассчитать и сравнить страны между собой. То есть, если у нас официально показатель ВВП ниже, чем в Молдове, то и официальные зарплаты будут ниже. Но, к сожалению, у нас этот показатель очень сильно искривлен, потому что у нас теневая экономика — одна из наибольших долей в Европе. Второе — Государственная служба статистики передает информацию, что у нас живет 42 миллиона физлиц. МВФ использует ее для расчета этих показателей. Но точно сказать, сколько живет в Украине людей, нельзя, поскольку давно не проводили перепись населения. Но придя к реальным показателям после переписи населения можем существенно улучшить свою позицию. Хотя этот показатель точно показывает, что зарплаты у нас существенно ниже, чем в других странах Европы, и все поступления в бюджет в расчете на одного человека будут тоже ниже, чем в других странах Европы.

— На сколько, по Вашему мнению, должен расти ВВП в год, чтобы люди чувствовали улучшение качества жизни? Одни эксперты говорят, что 2-3% — это уже хорошо, вторые — что нужно минимум 5-7%, чтобы догонять другие развитые страны.

— Часто путают два ключевых показателя — это рост реального ВВП и рост номинального ВВП. Рост реального ВВП показывает лишь то, на сколько процентов больше произвели товаров и услуг в количественном выражении. Рост номинального ВВП — на сколько больше в денежном выражении. Так вот, в 2016 году ВВП составлял 93 миллиарда доллара, в 2018 году выходим на показатель 130 миллиардов долларов. То есть за два года наш ВВП вырос больше чем на 40%. Ни одна страна Европы такими темпами роста ВВП не может похвастаться. Это также сказывается и на официальной зарплате: в декабре 2016 года официальная зарплата составляла 240 долларов, в 2018 году будет порядка — 360 долларов.

Поэтому наша страна движется в нормальных темпах. Реальное ВВП, если мы увеличим — это изменит наш рост только в количественном выражении. И самое главное — это повлияет на выплаты в 2019 году, когда у нас наступают обязательства по облигациям, которые были реструктуризованы в 2015 году. Там ключевой момент: если темпы роста реального ВВП превысят 3%, начинается условие, по которому мы обязаны будем выплачивать. Так как второе условие, что ВВП должен составлять не меньше 125,4 ммилиардов долларов, которое мы уже выполним в этом году. Поэтому, если наш ВВП будет расти больше чем на 3%, то можем начинать рассчитывать сумму, которую должны будем выплатить кредиторам по реструктуризованным облигациям. Хотя Минфин считает, что мы не сможем превысить показатели реального ВВП в следующем году больше чем на 3%, поэтому они не закладывают начало выплат на 2019 год.

— Тогда почему украинцы не очень чувствуют, что стали богаче, что их доходы выросли?

— Тут вопрос, как оценивать, что украинцы не чувствуют, что стало денег больше. Есть ключевые показатели — это фонд зарплаты всех работающих сотрудников. Если взять всех официально трудоустроенных, то в этом году мы получим, что их доходы увеличились на более чем 20%. Гройсман говорил, что на конец декабря 2018 года мы выйдем на показатель месячной зарплаты — 10 тысяч гривен, и, скорее всего, он будет прав. Плюс, он обещал, что при этом не произойдет существенная девальвация. Благодаря новому траншу МВФ это будет обеспечено. Поэтому нельзя говорить, что люди не ощущают рост своих доходов. И такой показатель, как реальная зарплата, это средняя зарплата, которая еще индексируется на уровень инфляции, также у нас в положительных значениях и составляет порядка 13% в год, что также говорит о росте доходов населения.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 26 октября 2018 > № 2776161


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2018 > № 2774069 Наталья Комарова

Встреча с главой Ханты-Мансийского автономного округа Натальей Комаровой

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой.

Глава региона информировала Президента о социально-экономическом положении в округе, в частности затрагивались вопросы инвестиционной привлекательности ХМАО, переселения из аварийного жилья и развития сферы здравоохранения.

Ранее в этот день глава государства провёл в Ханты-Мансийске заседание Совета по межнациональным отношениям и посетил Музей природы и человека.

* * *

Начало рабочей встречи с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой

В.Путин: Как дела, Наталья Владимировна?

Н.Комарова: Владимир Владимирович, в условиях, когда в больших экономиках торговые войны, и нам достаётся, и на фондовых рынках тоже неспокойно, мы сконцентрировались на обеспечении макроэкономической стабильности и создании условий для реализации указов Президента Российской Федерации.

В этой связи начну с нашей коренной компетенции – с ТЭКа. Мы не отказываемся от этой компетенции, мы это умеем делать хорошо, может быть, лучше многих, поэтому большое внимание уделяем развитию ТЭКа.

Тем более что сегодня стоит задача, и в этой связи затрагивается большое количество направлений, в том числе импортозамещения, по работе с «новой нефтью» – мы её так называем, «новая нефть». Она требует новой компетенции.

В этой связи – новые подходы компаний, которые используются для того, чтобы стабилизировать объёмы добычи нефти и обеспечить её добычу и так называемые трудноизвлекаемые запасы.

Следует отметить опыт «Роснефти», которая перешла на кластерный подход в организации работы, и «Газпромнефти», которая занимается инновациями в этой сфере и создаёт цифровые месторождения, используя нейронные сети.

И в этой связи хочу заметить, что это такая колоссальная концентрация умений, знаний, компетенций в этой сфере! Для этого нужны инвестиции.

В.Путин: У вас рост ВРП какой?

Н.Комарова: 28 – составной ВРП, 28,5 процента – это доля инвестиций, в деньгах семь лет подряд мы увеличиваем долю инвестиций, потому что это колоссальные затраты, которые необходимы, чтобы поддерживать отрасль в таком состоянии, – выше трёх триллионов рублей.

И в этом году, если говорить об объёме инвестиций, мы, по расчётам и прогнозам, ожидаем 970 миллиардов рублей инвестиций.

Кстати, если брать итоги текущего года, то добыча нефти более чем на 100 тысяч тонн превышает аналогичный период прошлого года. Это что говорит: мы очень этому рады, потому что в течение почти десяти лет это первый год, когда мы, может быть, не допустим падения с предыдущим годом.

Мы работали над тем, чтобы снизить темпы падения, сейчас рассчитываем, что стабилизируется.

Таким образом, эти результаты дали возможность получить дополнительные доходы в бюджет автономного округа. Для нас, для нашего региона приоритет – это обеспечение жильём граждан, и большую часть дополнительных доходов мы направили на решение этих задач.

Упомянула об этом в связи с тем, что на «Прямой линии» к Вам обращалась моя землячка Сорокина, которая проживает в балке, и просила Вас оказать содействие в ускорении решения этих проблем. Поручение было соответствующее.

Хочу Вам доложить, что по состоянию на 1 января 2012 года у нас было таких балков 9998, без двух 10 тысяч, а в настоящее время больше 60 процентов уже отселены. Объём финансирования достаточный, для того чтобы эта проблема была закрыта полностью, на 100 процентов.

В.Путин: Какие сроки?

Н.Комарова: Мы уже выделили деньги. Мы полагаем, надеемся, что они смогут освоить их вместе с гражданами в течение следующего года. Они и сегодня этим занимаются, плюс, исходя из большого объёма, нужно найти жильё на рынке, нужно оформить документы и так далее, поэтому мы считаем, что года следующего хватит, но ресурсы у них есть. Спокойно могут этим заниматься.

В.Путин: А в области здравоохранения?

Н.Комарова: В области здравоохранения… Хотела бы поблагодарить Вас за внимание к нашему проекту – создание центра материнства и детства в Сургуте.

Наш партнёр немного задержал выполнение своих обязательств по инвестиционному соглашению, тем не менее мы выходим на завершение этого проекта, и в следующем году наш регион получит такой уникальный объект. И мы планируем разместить там одновременно генетическую лабораторию.

В этой связи создадим такой медицинский кластер, который будет заниматься здоровьем матери, ребёнка и отца тоже. Причём ребёнок будет сопровождаться до пятилетнего возраста в случае, если понадобилось бы это вмешательство.

В.Путин: Нужно изначально, с первых шагов сделать так, чтобы это было связано с другими медучреждениями такого же профиля.

Н.Комарова: Это безусловно, потому что этот центр будет собирать какие–нибудь сложные случаи, совершенно верно. Нас очень сильно тестировали, этот проект. Мощность – 10 тысяч родов в год.

В.Путин: Это на сколько коек?

Н.Комарова: Коек не знаю, но 10 тысяч родов в год. Мы имеем в виду, что этот центр будет из тех, которые примут и пациентов из других регионов. То, что Вы называете медицинским туризмом, вообще, в мире называется медицинским туризмом, мы полагаем, что это один из тех объектов, который вполне может быть открыт для таких целей.

Сейчас мы ищем партнёра, работаем с Минздравом по поводу института, который мог бы быть соучредителем этой генетической лаборатории. А может быть, мы готовы отдать им как филиал, всё подготовить и отдать: тут статус нужен и школа нужна.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 октября 2018 > № 2774069 Наталья Комарова


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 26 октября 2018 > № 2773967 Алексей Бородавкин

Четыре года в ЕАЭС: какую выгоду получил Казахстан

Посол России Алексей Бородавкин рассказал Sputnik Казахстан, чего добился ЕАЭС и почему жители стран-участниц ринулись в Казахстан в поисках работы

В январе 2019-го исполнится четыре года Евразийскому экономическому союзу, который очень непросто начал свой путь. Сложными выдались первые два года, во многом из-за падения мировых цен на сырьевые ресурсы. Чрезвычайный и полномочный посол России в Казахстане Алексей Бородавкин в интервью Sputnik Казахстан выразил уверенность в том, что ЕАЭС минимизировал падение экономик в кризисный период.

Четыре года ЕЭАС: прошлое, настоящее и будущее Союза

— Какие результаты привнесло сотрудничество России и Казахстана в рамках ЕАЭС?

— В ретроспективе видно, насколько Союз позволил минимизировать падение экономик в кризисный период 2015-2016 годов. Например, с момента запуска ЕАЭС казахстанский ВВП ни разу не показал отрицательную динамику: в 2015 году он вырос на 1,2%, в 2016 – на 1,1%, в 2017 – на 4%. Этот позитив сохраняется и в нынешнем году, по итогам которого прогнозируется рост ВВП Казахстана в пределах 3,8-4%.

С момента запуска интеграционного проекта страны серьезно продвинулись на пути к формированию единых рынков товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. По всем направлениям экономической повестки дня проводится совместная работа, направленная на снятие барьеров и стимулирование бизнеса. Это и запуск общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий в 2017 году, и унификация таможенных правил в рамках нового Таможенного кодекса ЕАЭС (вступил в силу 1 января этого года).

К 2019 году будет сформирован общий рынок электроэнергии, к 2025-му – общие рынки газа, нефти и нефтепродуктов, а также общий финансовый рынок. Убежден, что последний будет неотъемлемо связан с развитием международного финансового центра "Астана", вероятно, одновременно с переносом в Астану соответствующих наднациональных органов Евразийской экономической комиссии. Казахстан в составе ЕАЭС разделяет с другими странами экономического союза все его достижения, включая рост товарооборота. Внешняя торговля Казахстана выросла в 2017 году на 25% и достигла порядка 77,6 миллиарда долларов, в том числе со странами ЕАЭС — на 26%, до 17,4 миллиарда. В нынешнем году товарооборот продолжает расти: за январь-август торговля Казахстана с миром увеличилась еще на 21,6%.

Страны ЕАЭС получают возможность коллективно отстаивать свои интересы и выстраивать более прозрачные, прагматичные и эффективные взаимоотношения с внешними партнерами.

В октябре 2016 года запущена зона свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом, 17 мая в рамках Астанинского экономического форума подписаны временное соглашение о создании ЗСТ с Ираном и Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР.

Примечательно, что Казахстан больше всех в ЕАЭС выиграл от запуска ЗСТ с Вьетнамом: за 2017 год казахстанско-вьетнамский товарооборот вырос на 48%, до 542 миллионов долларов США, в том числе экспорт из Казахстана вырос на 63% за счет увеличения поставок казахстанских продовольственных товаров и сельхозсырья, а также металлов и изделий из них. А в планах и поставки во Вьетнам казахстанского угля через российские Дальневосточные порты.

Благодаря снижению инфляционного давления и инвестиционному росту, в 2017 году промышленное производство в целом по ЕАЭС выросло на 2,6%, но, опять же, опережающая динамика была зафиксирована именно в Казахстане, где промпроизводство превысило 7%.

Рост отмечен в 13 несырьевых отраслях экономики, в том числе в фармацевтической промышленности (на 41,8%), производстве транспортных средств и оборудования (38,4%), производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования (17,6%), производстве кожаной продукции и обуви (8,4%), текстильном и швейном производстве (7,2%), химической промышленности (7,2%), а также металлургии (5,9%).

— Диверсификация экономики, достигнутая за счет участия в ЕАЭС, привела к созданию новых рабочих мест. Какие условия в Казахстане привлекают граждан стран-участниц Союза?

— Свобода движения рабочей силы обеспечена для всех категорий трудящихся на всем пространстве ЕАЭС, то есть в Казахстане могут трудоустроиться граждане соседних стран без особого разрешения, что, как минимум, совпадает с задачами казахстанских властей по привлечению высококвалифицированных иностранных специалистов.

Можно привести в пример данные по трудовой миграции в Казахстан из других стран ЕАЭС.

По сравнению с показателями 2014 года, то есть до запуска ЕАЭС, в 2016 году число граждан России, прибывших в Казахстан с целью работы по найму, увеличилось до 19 371 человека (рост на 123%), Армении – до 2 297 (744%!), Кыргызстана – до 2 962 (270%), Беларуси – до 817 (37%). При этом мы видим, что уровень безработицы в Казахстане за пять лет сократился с 5,2% до 4,9%.

Работа по формированию единого транспортного пространства и общего рынка транспортных услуг в рамках ЕАЭС отлично коррелируется с казахстанской госпрограммой "Нурлы Жол" и задачей ее сопряжения с китайской инициативой "Один пояс, один путь". С запуском ЕАЭС стали возможны такие масштабные проекты, как автомагистраль Западная Европа – Западный Китай и высокоскоростной железнодорожный коридор "Евразия" по маршруту Пекин – Астана – Москва – Берлин.

Россия, Казахстан и Белоруссия также создали успешно функционирующее АО "Объединенная транспортно-логистическая компания – Евразийский железнодорожный альянс", которое ежегодно показывает рост контейнерных перевозок. И опять же, для Казахстана уже имеются конкретные результаты по всем направлениям: объем перевозок грузов автомобильным транспортом вырос в 2017 году на 3,8%, железнодорожным транспортом – на 14%, воздушным транспортом – на 23,9%, увеличился пассажирооборот автомобильного транспорта на 2%, железнодорожного – на 3,7%, воздушного – на 22,4%.

Как ранее упоминалось, российско-казахстанское сотрудничество находится на бесспорно высоком уровне. Российский бизнес проявляет большой интерес в партнерстве с ближайшим соседом по ЕАЭС. Создаются новые совместные предприятия, рабочие места, идет обмен опытом, кадрами, технологиями. Взаимные инвестиции между нашими странами набирают обороты, проникают в новые отрасли, порой с целью совместного освоения рынков третьих стран. ЕАЭС получает все большее признание на мировой арене и, тем самым, возможность отстаивать "единым фронтом" интересы всех его государств-членов.

При этом не стоит забывать, что ЕАЭС находится только в начале длинного пути создания полноценного экономического объединения, поэтому сегодня мы имеем возможность наблюдать за функционированием лишь части всех тех механизмов, которые будут созданы в ближайшие годы и заработают с целью обеспечения устойчивого социально-экономического развития всего пространства ЕАЭС.

Казахстан – крупнейший торговый партнер России

— Каковы основные итоги года российско-казахстанских торгово-экономических отношений?

— По данным официальной статистики Казахстана, Россия остается крупнейшим индивидуальным торговым партнером Казахстана. Доля России в общем объеме товарооборота Казахстана — 18,8%. В свою очередь, Казахстан остается вторым внешнеторговым партнером России среди стран СНГ. За январь-август 2018 года товарооборот между нашими странами вырос на 8,3%, до 11,3 миллиарда долларов. Эксперты прогнозируют, что по итогам года российско-казахстанский товарооборот составит более 18 миллиардов, а к концу 2020 года достигнет отметки в 24 миллиарда.

Накопленные российские прямые инвестиции в Казахстане вышли на рубеж 12,6 миллиарда долларов, казахстанские в России – 3,7 миллиарда долларов. В частности, за первое полугодие этого года из России в Казахстан поступило прямых инвестиций в объеме 821 миллион долларов (рост на 184,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года!), из Казахстана в Россию – 138,2 миллиона долларов (74,1%).

Высокий уровень партнерства сохраняется между деловыми кругами двух стран. Каждое третье предприятие с иностранным участием в Казахстане создано совместно с российскими партнерами.

По состоянию на 1 октября этого года в Казахстане действуют порядка шести тысяч российско-казахстанских компаний. Сегодня на территории Казахстана реализуется или планируется к реализации около ста совместных проектов на общую сумму около 20 миллиардов долларов, в которых участвуют такие крупные российские компании, как "Русал", "Газпром", "Лукойл", "Мечел", "Росатом", "Ростсельмаш", "Ростех", "ИНТЕР РАО ЕЭС", "АвтоВАЗ", "ЕвроХимУдобрения", "Вымпелком" ("Билайн").

Расширяется взаимодействие в финансовой сфере благодаря присутствию в Казахстане российских банков, включая Сбербанк, "Альфа-банк", "Банк ВТБ", "Россельхозбанк" и "Газпромбанк". Российский бизнес проявил большой интерес к запуску Международного финансового центра "Астана", поэтому ожидаем увидеть в ближайшее время много новых совместных проектов и на данном направлении. Этому будут также способствовать договоренности Центрального банка России и Национального банка Казахстана, которые подписали договор о сотрудничестве и обмене информацией в области надзора за финансовым рынком, а также соглашение о взаимодействии в области обеспечения информационной безопасности.

Примером поистине дружественного характера взаимоотношений стала оперативная реакция российской стороны на просьбу Казахстана о снятии запрета на экспорт казахстанских светлых нефтепродуктов на внешние рынки. Соответствующий протокол о внесении изменений в соглашение между правительствами России и Казахстана подписан 3 октября в ходе международного форума "Российская энергетическая неделя".

— Отмечается ли положительная динамика в нефтегазовом секторе?

— Да. В июне этого года "Лукойл" и "КазМунайГаз" заключили соглашение по блоку "Женис" в казахстанском секторе Каспийского моря, а в октябре стало известно о достижении договоренностей по дружественному урегулированию спора между правительством Казахстана и консорциумом Karachaganak Petroleum Operating, в котором одним из акционеров является "Лукойл". Особое внимание уделялось дальнейшему укреплению транспортно-логистических связей между регионами двух наших стран. Завершено строительство российского участка автодороги на маршруте Казань – Оренбург – Акбулак – граница с РК, который стал завершающим звеном в международном коридоре Западная Европа – Западный Китай. Запущены новые прямые авиарейсы, в том числе на направлениях Москва – Кызылорда и Казань – Астана, а также увеличены частоты полетов между столицами наших стран.

С 9 декабря этого года "Российские железные дороги" и "Казахстан темир жолы" вводят новый пассажирский поезд Томск – Караганда с остановками в Новосибирске, Барнауле, Павлодаре, Экибастузе, Астане и других городах и населенных пунктах. Прорабатываются вопросы запуска паромных перевозок между портами России и Казахстана на Каспии, а также продолжается тесный диалог по реализации проекта высокоскоростного грузопассажирского железнодорожного коридора "Евразия" (Пекин – Астана – Москва – Берлин).

Активно продвигается тема наращивания российско-казахстанского сотрудничества в области туризма. Возможность участия в развитии "Топ-10" объектов казахстанской туриндустрии не осталась незамеченной российскими инвесторами. К тому же в марте "на полях" 25-й московской международной туристической выставки MITT подписан меморандум о сотрудничестве между российским федеральным агентством "Ростуризм" и казахстанской нацкомпанией Kazakh Tourism. Ожидаем, что поворотным событием для интеграции России и Казахстана в этой отрасли станет 15-й Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием глав государств, который будет посвящен теме туризма.

— Исторически сложилось так, что Казахстан – один из стратегических партнеров России в вопросах сотрудничества в космической сфере. Один из главных направлений взаимодействия – обеспечение функционирование комплекса "Байконур". Какие сегодня реализуются проекты?

— Характерно, что именно сейчас начинают реализовываться разработанные космическими ведомствами по поручению президентов двух стран новые принципы сотрудничества на Байконуре, предусматривающие на фоне аренды более широкое участие казахстанской стороны в жизни города, а также в вопросах использования возможностей космодрома. Так, уже сейчас казахстанская сторона активно работает по газификации Байконура. Строятся новые жилые дома, школы и детские сады, заработал медицинский диагностический центр.

Другим ярким примером воплощения достигнутых договоренностей является совместная реализация проекта создания на космодроме "Байконур" космического ракетного комплекса "Байтерек" с использованием перспективной российской ракеты-носителя среднего класса с высоким уровнем экологической безопасности. В текущем году выведен из аренды и передан казахстанским партнерам космический ракетный комплект "Зенит-М". Кроме этого, есть и другие совместные проекты. В частности, продолжается проработка взаимодействия по созданию следующего космического аппарата серии KazSat, совместное привлечение третьих стран к коммерциализации космодрома, установка на территории Казахстана унифицированных станций сбора информации системы ГЛОНАСС и многие другие. Как видно, работа идет и очень активно.

Россия и Казахстан – эталонные отношения

— России и Казахстан координируют свои позиции по важнейшим международным вопросам. На каких треках это проявляется наиболее ярко и результативно?

— Казахстан – активный участник международных отношений. Это проявляется и в ООН, и в других глобальных структурах, а также в региональном контексте.

Тематический охват стоящих на повестке дня вопросов также фактически универсальный: безопасность и конфликты, борьба с международным терроризмом, экономическое развитие, защита окружающей среды, климатические изменения, гуманитарные и правочеловеческие вопросы.

На всех этих направлениях между нашими странами существует не просто сотрудничество, но тесная координация позиций и совместное продвижение согласованных внешнеполитических установок, что в полной мере соответствует духу наших союзнических отношений.

На постоянной основе происходит координация позиций наших стран в Совбезе ООН, где в этом году завершается непостоянное членство Республики Казахстан, а также в Генассамблее ООН.

В частности, мы разделяем с нашими казахстанскими друзьями чувство удовлетворения по поводу подписания в рамках 73-й сессии Генассамблеи ООН Кодекса поведения "К достижению мира, свободного от терроризма".

В свою очередь, рассчитываем на поддержку Казахстана по российским проектам резолюций ГА ООН по международной информационной безопасности, борьбе с героизацией нацизма и неонацизма, а также по предотвращению гонки вооружений в космосе, по которым Казахстан традиционно входит в число соавторов.

Россия и Казахстан привержены неукоснительному соблюдению норм и принципов международного права, и мы призываем к этому другие государства. Наши страны выступают с единых позиций относительно инициативы западных стран придать Организации по запрещению химического оружия атрибутивные функции, которыми она, согласно Конвенции ЗХО, не должна обладать, и солидарны в том, что только Совет Безопасности ООН наделен правом определять виновных в совершении преступлений с применением химического оружия.

Казахстан вместе с Россией внес весомый вклад в определение правового статуса Каспия – соответствующая конвенция, как известно, была подписана в Актау 12 августа.

Мы ценим вклад Казахстана в запуск и обеспечение Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии с участием России, Ирана, Турции, а также сирийского правительства, оппозиции и ООН.

Россия была в числе государств, которые активно поддержали заявку Казахстана на проведение 12-й Министерской конференции ВТО в Астане в 2020 году. Полагаем, что этот успех Казахстана будет способствовать укреплению позиций ЕАЭС в системе международной торговли.

Еще одним важным направлением нашей совместной работы является координация усилий, направленных на стабилизацию обстановки в Афганистане, которая катастрофически деградировала за время присутствия в этой стране военного контингента США. Наши страны являются участниками "Московского формата" по Афганистану, а также Контактной группы ШОС – Афганистан.

Активно ведется работа России и Казахстана в рамках ШОС: мы сотрудничаем по всем сферам, которые входят в компетенцию этой крупной международной организации. Так, в рамках состоявшегося в Циндао 10 июня заседания Совета глав-государств ШОС Нурсултан Назарбаев предложил реализовать ряд инфраструктурных мегапроектов, осуществление которых, по словам казахстанского лидера, скрепит перспективный формат взаимодействия ШОС – ЕАЭС. Среди таких проектов – Евразийская высокоскоростная железнодорожная магистраль по маршруту Пекин – Астана – Москва – Берлин.

Интенсивно развивается российско-казахстанское сотрудничество на треке СНГ. На состоявшемся в Душанбе 1 июня заседании Совета глав правительств СНГ состоялась двусторонняя встреча председателя правительства России Дмитрия Медведева с премьер-министром Казахстана Бакытжаном Сагинтаевым, в ходе которой обсуждались вопросы торгово-экономических отношений, взаимодействия в энергетической, промышленной и таможенной сферах наших стран.

Конечно, охватить весь спектр российско-казахстанского сотрудничества в рамках одного интервью невозможно. Но, подводя итог, хотелось бы подчеркнуть, что, как сказал Владимир Путин в своем выступлении на XIV Форуме межрегионального сотрудничества России в Казахстане, наши государства развивают отношения на принципах дружбы, добрососедства, равноправия и взаимного уважения. И во многом благодаря этому, как мудро отметил Нурсултан Назарбаев в недавнем октябрьском послании народу Казахстана, отношения Казахстана с Россией являются эталоном межгосударственных связей.

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 26 октября 2018 > № 2773967 Алексей Бородавкин


Украина. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 26 октября 2018 > № 2772016 Алишер Абдуалиев

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Эксклюзивное интервью с Послом Узбекистана в Украине Алишером Абдуалиевым

- Как Вы оцениваете уровень сотрудничества между Украиной и Узбекистаном в экономической сфере? В каких отраслях сотрудничество развивается, в каких нет и почему? Какие тенденции в товарообороте?

- Сейчас мы используем наши возможности не на полную мощность. У Украины и Узбекистана давние партнерские отношения. Конечно, нам хотелось бы уже постепенно переходить на промышленную кооперацию между нашими сторонами, в виде производства отдельных деталей и узлов, готовой продукции. Мы готовы дать площадки для украинских предприятий.

В Украине сейчас хромает сфера легкой промышленности, швейное производство. Мы на своей территории могли бы дать площадки ближе к сырью для создания производств. Сырья для легпрома у нас более чем достаточно.

Как раз сейчас мы вместе с представителями украинского бизнеса обсуждаем возможности организации швейных производств на территории Узбекистана, с целенаправленным экспортом готовой продукции в Украину и страны СНГ. Известно, что в свое время много продукции, которую Украина производила, была ориентирована на рынок СНГ, по известным причинам торговля сейчас почти прекратилась, но рынок-то известен, и продукция известна, и есть в этом нужда и потребность, поэтому такую схему мы рассматриваем.

Если говорить в цифрах нашего товарооборота, мы давно, к сожалению, не имеем миллиардный оборот, хотя он у нас был. В 2013 году оборот торговли между Узбекистаном и Украиной составил более 1 млрд долларов. Затем был провал, и вот последние 2 года мы наблюдаем положительную динамику. Мы начали наращивать объёмы. Сейчас торговля плюсовая в пользу Украины, а в 2013-м году был плюс в пользу Узбекистана. Надеюсь, к концу этого года мы выйдем на оборот в пол миллиарда долларов.

Вы видите цифры, по итогам 8 месяцев этого года товарооборот составил 325,8 млн. долл. а сальдо товарооборота демонстрирует положительную для Украины динамику +177,2 млн. долл.

 

2012г.

2013г.

2014г.

2015г.

2016г.

2017г.

Товарооборот

1 080,1

1 016,1

608,7

334,0

254,1

288,6
(+113,7%)

Экспорт

410,4

525,4

193,6

64,9

51,6

104,7
(+205,0%)

Импорт

669,7

490,7

415,1

269,1

202,5

183,9
(-90,8%)

Сальдо

-259,3

34,7

-221,5

-204,2

-150,9

-79,2

- За счет каких отраслей Узбекистан планирует увеличивать экспорт в Украину?

Мы могли бы нарастить торговлю за счет текстильной и обувной промышленности, продуктов питания (свежие фрукты и сухофрукты), электротехнических и строительных товаров, продукции нефтегазовой и химической отраслей. Хотелось бы обратить внимание, что, начиная с 2015 года, Узбекистан поработал над структурой своего экспорта и сейчас мы поставляем на рынок Украины продукцию с большей добавленной стоимостью. С 2016 года мы начали поставки всей линейки бытовой техники: стиральные машины, газовые плиты, пылесосы, холодильники, телевизоры. Мы уже начали поставку нашего предприятия ARTEL. Параллельно начали поставку строительных товаров: выключатели, светодиодные лампы, радиаторы нашего производителя AKFA.

Украинцам известна наша продукция автомобильной отрасли. В этом году за 8 мес. поставок почти не было. Параллельно мы сейчас ведем переговоры по поставке продукции MAN UZBEKISTAN, - совместно с Германией мы делаем продукцию, большегрузные автобусы, грузовые машины.

Мы ведем переговоры по поставке опытного образца автомобилей, для пожарных машин, т.е. поставляем шасси, насадки берем в Украине, и более того, в этом проекте у нас есть встречные интересы. Мы готовы покупать в Украине саму насадку, чтобы у себя делать пожарные машины, для экспорта в соседние с нами страны: Казахстан, Киргизстан, Туркменистан, Афганистан. В такую промышленную кооперацию с Украиной мы охотно пошли бы.

- В этом году был проведен первый украино-узбекский экономический форум, довольны ли Вы его результатами? Чего удалось добиться?

- Одной из тем форума как раз и была тема создания промышленной кооперации между нашими странами. Я считаю, что мы успешно провели этот форум 6 июня, узбекская делегация была представительной и многочисленной. Мы провели двусторонние встречи, основной была встреча первого вице премьер-министра, министра экономического развития и торговли Украины Степана Кубива и его визави, министра экономики Узбекистана Ботира Ходжаева. Стороны договорились проработать повестку дня предстоящего заседания межправительственной комиссии. Обсуждаем возможность проведения очередного заседания в следующем году в Ташкенте. Мы давно не собирались, в 2007 году последний раз проводилось совещание на таком уровне. Поэтому мы очень заинтересованы воспользоваться этими совещаниями, определить основные структурные направления сотрудничества. Для нас приоритетные сферы - машиностроение, химическая отрасль, перерабатывающие отрасли, пищевая промышленность, сельское хозяйство, легкая и обувная промышленность.

В дополнение к форуму, посольство инициировало и провело несколько отраслевых форумов, например в этом году организовали локальные форумы обувщиков, встречи обувных предприятий Украины и Узбекистана. Отдельно были конференции между текстильщиками. Чуть ранее широко представили в Украине продукцию наших предприятий ARTEL и AKFA.

- Планируете ли в следующем году провести аналогичный украино-узбекский бизнес форум и станет ли он ежегодным?

- Он будет однозначно ежегодным, более того, я предлагаю чередовать, провести один раз в Ташкенте, другой в Киеве. Наверняка будем предлагать, чтобы такое же мероприятие провели в Ташкенте.

- Украина заявила о расследовании в вопросе импорта легковых автомобилей из Узбекистана, как вы можете это прокомментировать?

- Это не первый случай, когда нас пытаются в чём-то обвинить, оказать воздействие и, тем самым, ограничить ввоз наших автомобилей. На этот раз украинская сторона будет изучать вопросы субсидирования государством автомобильной промышленности. До этого были антидемпинговые расследования. Тогда мы обоюдно в рабочем порядке, как нормальные партнерские страны поработали, приняли решение и сняли с повестки дня острые вопросы. На этот раз узбекская сторона также предлагает изучить вопрос в формате рабочих консультаций. Более того, Украина и Узбекистан дважды находятся в зоне свободной торговли, и мы должны делать все, для того, чтобы предприятия имели доступ к рынкам сбыта своей продукции.

Это означает, что украинская сторона на основании заявления производителей автомобилей «УкрАвто» будут проводить расследования. Я надеюсь, что это расследование будет проводиться с выездом в Узбекистан, так как, сидя в Украине, навряд ли им удастся увидеть всю картину. В случае начала такого расследования, я надеюсь его объективность и прозрачность.

Для этого украинская сторона сейчас готовит вопросник, наш производитель автомобилей также собирается подать заявку и принять участие в процессе. Конечная наша цель: чтобы людям, проживающим на территории Украины, доставались машины дешево и качественно. Те меры, которые будут приняты украинской стороной, в обязательном порядке приведут к повышению цен для потребителя, обложению дополнительными пошлинами, что в свою очередь отразится в цене. У украинцев будет выбор: либо завозить нелегальные и старые "евробляхи", по которым не оплачивается ни один налог, или покупать новую добротную технику и пользоваться сервисом и услугами.

Здесь необходимо отметить, что доля узбекских легковых автомобилей, подобных производимым в Украине, составила всего лишь 0,35% в 2015 году, 0,22% в 2016 году и 0,87% в 2017 году. В 2017 году модель «Ravon» занял 10-е место по продажам. При таких объемах продаж непонятно, как «Ravon» мог нанести ущерб украинским автопроизводителям. По моему наблюдению, это все является преднамеренной дискриминацией, точнее, выжиманием с рынка конкурента.

- Исходя из того, что сейчас сальдо торгового баланса между Узбекистаном и Украиной в пользу Украины, не приведет ли это расследование к тому, что узбекская сторона может каким-то образом попробовать ограничить импорт части украинской продукции, для того, чтобы партнеры из Украины были более сговорчивыми?

- Конечно , нет! Мы в первую очередь должны сами больше поработать, чтобы увеличить свой экспорт. Мы сейчас делаем все, для того, чтобы найти какие-то объемы, ниши, для того, чтобы обеспечить экспортные поставки . Например, мы «закрываем» 22% рынка минеральных удобрений Украины.

А дисбаланс в этом году связан с тем, что Узбекистан в огромном количестве покупает в Украине сахарный песок. Я думаю, это временное явления. Мы имеем в Узбекистане 2 сахарных завода: в связи со структурными изменениями, либерализацией валютного рынка эти заводы временно не работали, но я думаю, что в скором времени мы эти заводы запустим, и тогда резко упадет потребность в импорте сахарного песка, в том числе из Украины.

Специально мы не будем что-либо расследовать, предпринимать, как некоторые говорят, "зеркальные действия". На это должны быть веские основания, не просто так: взял и запретил поставки. Но, если какие-то законные рычаги будут, конечно, мы будем иметь это в виду, чтобы сбалансировать наши торговые показатели. Как я выше отмечал, мы заинтересованы все возникающие вопросы урегулировать в рабочей и дружеской атмосфере. Но, в случае, если мы не найдем адекватной реакции на наши предложения, то будем вынуждены ввести предусмотренные законодательством Узбекистана меры в отношении продукции украинского производства.

- Недавно украинская фармацевтическая компания "Фармак" заявила о намерении инвестировать в развитие локального производства в Узбекистане порядка 10 млн долларов. Есть ли еще какие-либо свежие примеры взаимных инвестиций?

- Мы буквально полтора месяца назад встречались с руководством предприятия "Фармак".

Это предприятие занимает одно из лидирующих позиций украинского фармацевтического экспорта в Узбекистан. Кроме того, крупными поставщиками являются украинские компании «Артериум», «Юрия-фарм» и другие . Мы обеспечиваем им ежегодный рынок сбыта на уровне 49-50 млн долларов. Более того на территории Узбекистана украинская фармпродукция освобождена от уплаты НДС.

Наши предложения, которые были озвучены руководству "Фармак", заключались в том, чтобы часть продукции из их большого перечня мы смогли бы выпускать на территории Узбекистана. Нами были созданы все условия, в 6 областях республики образованы 7 специальных фармацевтических зон, которые будут пользоваться льготами и преференциями. Представитель «Фармак» уже совершил визит в Узбекистан, посмотрел возможные площадки для будущего предприятия. На днях мы должны встретиться, обсудить все вопросы и организовать переговоры руководителя "Фармак" в Узбекистане.

Есть и другие украинские предприятия, которые находятся на стадии разработки и рассмотрения проекта, например Сумской "Насосэнергомаш", который тоже хочет заняться производством в Узбекистане, потому, что они видят рынок сбыта не только в Узбекистане, но и в соседних странах.

Далее - агронаправление. На внешних рынках мы покупаем много КРС (крупный рогатый скот), и ряд созданных предприятий в Узбекистане имеют корни в Украине. Я недавно посетил одно предприятие под Ташкентом. Скажу честно, - подобного в странах Центральной Азии сейчас нет. И на этом предприятии реализован проект с использованием украинской агро-технологии, благодаря этому проекту получено зеленой массы с гектара до 83 тонны. В результате коровы на этом предприятии имеют ежесуточный привес в мясе 1,8-2 кг.

- Президент Узбекистана заявил о намерении развивать атомную промышленность. До 2028 года власти Узбекистана хотят построить первый энергоблок. Насколько я понимаю, основным партнером в этом проекте будет российская сторона, однако и Украина обладает рядом уникальных технологий, кадрами в атомной сфере. Рассматривается ли возможность привлечения украинских специалистов, компаний в этот проект?

- Да, вы правы, мы объявили о том, что будем вводить собственные АЭС. Росатом будет основным «держателем» проекта, но сейчас изучаются вопросы использования возможностей украинского "Энергопроекта" в части проектирования АЭС.

Во время строительства объекта, возможно, и отдельные поставки могут идти с Украины. Никто не ограничивает, если по ценовым параметрам что-то подходит, мы конечно будем рассматривать поставки, в том числе, с Украины.

- Для того, чтобы активизировать бизнес необходимо прямое авиасообщение между странами, однако сейчас оно отсутствует. Делается ли что-то, чтобы возобновить его?

- Этот вопрос на повестке дня, есть вероятность возобновления полетов с сентября 2019 года. Предварительно эти вопросы обсуждены между авиационными властями двух стран.

- По данным нашего Министерства образования, Узбекистан входит в первую пятерку стран, отправляющих своих граждан на обучение в украинские вузы. А какова сейчас динамика, какие вузы пользуются популярностью?

- В основном 75% студентов обучаются в медицинских ВУЗах. Всего их количество колеблется в районе 2500-3000 человек. Студенты сконцентрированы в таких городах, как Харьков, Днепр, Киев, Запорожье, Полтава, Винница и Суммы.

Желательно, чтобы в Украине была внедрена экзаменационная система приема абитуриентов, вместо приема путем проведения собеседований. Я думаю, каждый абитуриент, вне зависимости, где он находится, должен сдавать экзамен, через тесты. Потому, что мы видим многих, кто приезжает, а через год возвращается на родину. Мы уже несколько раз обращались, и на совещаниях, и письменно, что бы наши абитуриенты проходили через экзамен.

- Нет ли проблем доставки грузов между нашими странами, через территорию Российской Федерации?

- Я могу сказать в плане нашего экспорта: пока мы не ощущаем никаких преград, никаких проблем, грузы доставляются по территории России, мы также используем транскавказский коридор.

В отношении украинского экспорта точно не могу сказать.

- Сколько граждан Украины посетили Узбекистан и сколько граждан Узбекистана посещает Украину? Есть ли план Узбекистана по стимулированию большего интереса граждан Украины к посещению вашей страны?

- Если обозначить в цифрах, за первое полугодие 2018 года пересекли границу Узбекистана 6620 граждан Украины, многие из них посещают своих родственников, многие - по бизнесу.

Посольство также имеет свои программы «бизнес + туризм». Через нас также проходит очень много украинских граждан, которых мы отправляем, они решают вопросы по бизнесу и заодно посещают наши достопримечательности.

Наши граждане очень охотно отдыхают в Трускавце, да и Киев очень красивый и интересный город, но конкретные цифры я, к сожалению, не могу привести. В лучшие годы Трускавец посещали 12-13 тыс. человек из Узбекистана. Что касается планов по стимулированию туризма, - запустим прямое авиасообщение, и это будет самым большим стимулом для развития туризма.

- А бизнесмены и туристы как сейчас летают?

- В основном через Минск, Стамбул, Астану, Алматы, Баку. Хорошие направления, хорошие стыковки. Мы, например, охотно пользуемся минским направлением. Дай Бог, если со следующего года мы возобновим полеты, это отразится на всех наших торговых показателях.

Все вышеизложенное возможно при сохранении дружеских и партнерских отношений. Мы со своей стороны хотим иметь долгосрочные и основательные отношения с Украиной и хотим, чтобы наши договоренности и хорошие намерения всегда реализовывались.

Украина. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 26 октября 2018 > № 2772016 Алишер Абдуалиев

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 октября 2018 > № 2774482 Максим Фатеев

Максим Фатеев: Цифровое предприятие – ключевая дефиниция в построении цифровой экономики

Максим Фатеев, вице-президент ТПП РФ

Более года назад была принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (далее – Программа), которая является основополагающим документом по вопросам внедрения «цифры» в системе государственного управления, бизнесе.

К ключевым целям и показателям программы относятся:

- увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики за счёт всех источников (по доле в ВВП страны) не менее чем в три раза по сравнению с 2017 годом;

- использование преимущественно отечественного программного обеспечения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями;

- создание устойчивой и безопасной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры высокоскоростной передачи, обработки и хранения больших объёмов данных, доступной для всех организаций и домохозяйств.

В настоящее время реализация программы осуществляется по шести направлениям, которые в ближайшее время получат статус отдельных федеральных проектов. На их реализацию до 2024 года будет направленно 1,08 трлн рублей.

Торгово-промышленная палата Российской Федерации включилась в процесс по подготовке и обсуждению предложений в отдельные направления Программы и продолжит работать в данном направлении.

Вместе с тем, для ТПП РФ ключевым субъектом построения цифровой экономики в России является предприниматель, которому необходимо перевести свое предприятие на «цифровые рельсы», сделать это правильно, не понеся значительных финансовых затрат. При этом словосочетание «значительные затраты» является относительной категорией в зависимости от масштаба бизнеса.

На наш взгляд, в вопросах создания цифрового предприятия предпринимателей беспокоит несколько вопросов:

что такое цифровое предприятие?

является ли мое предприятие цифровым?

если мое предприятие не цифровое, то как и зачем его сделать таковым и сколько это стоит?

Выступить предпринимательским путеводителем в данной сфере – прямая функция ТПП РФ.

Для начала определимся с самим понятием «цифровое предприятие»?

На наш взгляд, для этого наилучшим образом подходит определение, данное еще в 1996 году, но обретающее популярность сегодня.

Цифровое предприятие – организация, которая использует информационные технологии в качестве конкурентного преимущества во всех сферах своей деятельности: производстве, бизнес-процессах, маркетинге и взаимодействии с клиентами. Традиционная компания превращается в «цифровую», проходя путь цифровой трансформации. Сам продукт, предлагаемый таким предприятием рынку, тоже становится цифровым.

У предпринимателя может возникнуть резонный вопрос: на моем предприятии используется ряд программных продуктов. Оно цифровое?

Нет, отличие «цифрового предприятия» и традиционного, в деятельности которого используется ряд IT-решений в том, что «цифровое предприятие» это изменение бизнес-процессов, внедрение сквозных технологий, использование элементов искусственного интеллекта, обработка значительного объема данных, которые позволяют принимать правильные решения, а также изменение корпоративной культуры.

Понимая, что такое «цифровое предприятие» у предпринимателя возникает вопрос о том, как это сделать на моем предприятии?

Как в любой здоровой рыночной экономике – спрос рождает предложение. Уже сегодня мы узнаем о том, что на рынке появляются компании, предлагающие провести комплексный «цифровой» аудит предприятия, а после провести «цифровое» перевооружение «под ключ». Стоимость данных услуг вызывает неоднозначную реакцию, как у предпринимательского, так и у экспертного сообщества.

ТПП РФ, как организация, обладающая значительным экспертным потенциалом, предоставляющая более 500 услуг для бизнеса, прорабатывает вопрос о внедрении услуги «цифрового» аудита предприятий.

Принципиальным отличием нашего аудита является то, что мы обладаем штатом профессиональных экспертов, имеем значительный опыт проведения аудита предприятий по различным направлением, а идеология ТПП РФ – оказание всесторонней помощи в развитии бизнеса своих членов, а не извлечение прибыли.

Мы планируем, что получив заявку предпринимателя на проведение такого аудита, наши эксперты проведут комплексный анализ по разработанной методике, подготовят заключение и главное – рекомендации с информацией о поставщиках предлагаемых решений.

При проведении аудита будет сделан:

анализ (выработка) стратегических и тактических целей цифровизации для предприятия;

анализ имеющихся на предприятии цифровых технологий и их взаимодействия с бизнес-процессами;

анализ технологий цифрового продвижения продуктов и услуг компании (анализ каналов коммуникаций, цифрового маркетинга, взаимодействия с потребителями через сайт, социальные сети, контекстную рекламу, CRM системы, базы данных и т.п.);

анализ имеющихся технологий цифровой среды при разработке и производстве продуктов и услуг, а также применение их в логистике и т.п.;

анализ использования и управления массивами данных (баз данных различной архитектуры и big data);

анализ соответствия задач цифровизации производственной и организационной структуре, а также анализ рисков при внедрении цифровых технологий.

Таким образом, компания получит готовую «дорожную карту» действий, перечень потенциальных поставщиков программного обеспечения, оборудования, консультантов (если это будет необходимо) и сама примет решение, что и когда внедрять.

Одновременно будет выполняться другая важная задача Программы – внедрение отечественного программного обеспечения, а рекомендовать мы будем именно его.

Остается последнее – где взять финансы на внедрение указанных технологий

Понимая, что в зависимости от направленности и масштаба бизнеса затраты могут быть минимальными или значительными и государству необходимо включиться в процесс развития инициатив предпринимателей по проведению «цифровой» трансформации.

Для этих целей мы готовы представить комплексные предложения по корректировке действующих программ поддержки предпринимательства.

Таким образом, мы формируем комплексный подход к развитию цифровых предприятий, которые и являются ключевой дефиницией в построении цифровой экономики.

Эксперт: Максим Фатеев

Источник: ТПП РФ

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 25 октября 2018 > № 2774482 Максим Фатеев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 октября 2018 > № 2774063 Александр Осипов

Встреча с Александром Осиповым

Накануне поздно вечером в Кремле Владимир Путин провёл рабочую встречу с Александром Осиповым, в ходе которой сообщил о своём решении назначить его временно исполняющим обязанности губернатора Забайкальского края.

А.Осипов, в свою очередь, информировал о планах по реализации ряда проектов социально-экономического развития региона.

* * *

А.Осипов: Важным вопросом является реализация крупных проектов. В настоящее время подготовлена и начата реализация ряда крупных проектов в Забайкальском крае. В их числе – освоение Быстринского полиметаллического месторождения, Аргунского уранового месторождения и других.

Для их успешного, устойчивого функционирования необходима обеспечивающая инфраструктура, включая создание социальных объектов для нужд сотрудников создаваемых предприятий.

Прошу Вашей поддержки по разработке плана социального обеспечения точек роста Забайкальского края. Такие планы разработаны и уже реализуются в Дальневосточном федеральном округе. Если Вы одобрите, мы такой план разработаем и представим на утверждение и, соответственно, на финансирование.

И в целом просил бы Вашей поддержки, содействия в распространении тех мер и инструментов поддержки, которые распространены сейчас на Дальнем Востоке и показали свою эффективность.

Это создание территорий опережающего развития, инфраструктурные субсидии для инвестиционных проектов, которые реализуются, предоставление гражданам бесплатно одного гектара земли.

Это и использование инструментов поддержки из закона о свободном порте Владивосток, такие как круглосуточная работа пунктов – у нас сейчас очень острая ситуация по пунктам пропусков. Там по два-три дня стоят люди, транспортные средства, не могут вовремя оформиться. В общем, достаточно напряжённая ситуация, на которую требуется реакция.

Что в свободном порте Владивосток есть из инструментов, которые сейчас распространены и помогут? Круглосуточная работа пунктов пропуска, ускоренные нормативы по контролю транспортных средств, которые пересекают границу, создание свободной таможенной зоны

И есть также электронная виза для въезжающих граждан, когда упрощается получение этой визы и, соответственно, увеличивается туристический поток.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 октября 2018 > № 2774063 Александр Осипов


Испания > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770631

Верховный суд Испании завершил судебное расследование в отношении каталонских политиков, которые обвиняются в связи с проведением незаконного референдума о независимости в октябре прошлого года, и объявил о начале судебного разбирательства по существу в отношении 18 обвиняемых, говорится в постановлении.

За время судебного следствия в общей сложности суд отклонил 300 ходатайств обвиняемых, посчитав, что они затянут судебный процесс. "Начало разбирательств по сотням процессуальных действий сорвало бы проведение суда в разумные сроки", — говорится в постановлении.

Бывшему лидеру общественной организации "Каталонская национальная ассамблея" Жорди Санчесу и главе другой общественной организации OmniumCultural Жорди Куишару предъявлены обвинения в организации восстания.

Аналогичное обвинение, а также обвинения в растрате государственных средств предъявлены бывшему заместителю председателя правительства Каталонии Ориолу Жункерасу, экс-спикеру парламента Карме Форкадель, бывшим советникам (членам каталонского правительства) Жоакиму Форну, Жорди Турулю, Жозепу Рулю, Раулю Ромеве и Долорс Бассе.

Еще трем бывшим членам женералитета – Меричель Боррас, Карлесу Мундо и Санти Виле – предъявлены обвинения в растрате госсредств и неподчинении.

При этом в судебном постановлении не говорится, нашел ли суд элементы применения насильственных действий обвиняемыми – именно насилие определяет состав преступления в организации восстания. Суд заявил, что это будет установлено в ходе судебного разбирательства по существу.

Остальным фигурантам дела предъявлены обвинения в неподчинении.

Согласно 472 статье УК Испании, виновным в восстании является в том числе тот, кто попытается "объявить независимость части национальной территории". Организация восстания в случае, если не было применено оружие, карается согласно испанскому законодательству тюремным заключением сроком от 15 до 25 лет, растрата госсредств в случае хищений более 250 тысяч евро — до 12 лет.

Неподчинение властям и невыполнение судебных решений в случае неоднократных нарушений наказывается штрафом на сумму от 12 до 24 месячных заработных плат и лишением права занимать соответствующую должность или государственный пост на срок от одного года до трех лет.

Всего следствие велось в отношении 25 политиков, однако семеро из них находятся за пределами Испании. По испанскому законодательству заочно судить нельзя, а европейские ордеры на экстрадицию, выданные судьей ВС Пабло Льяреной, были им же отозваны. Произошло это после того, как Высший суд немецкой земли Шлезвиг-Гольштейн 12 июля постановил, что экс-глава правительства (женералитета) Каталонии Карлес Пучдемон, задержанный в Германии, не может быть экстрадирован в Испанию на основании обвинения в организации восстания, но суд признал возможность экстрадиции на основании другого обвинения — в растрате государственных средств.

Из 18 находящихся в Испании политиков девять человек в тюрьме, в том числе бывший заместитель главы женералитета Ориол Жункерас и экс-спикер парламента Карме Форкадель. Остальные на свободе. Кроме того, другая судебная инстанция, Национальный суд, рассматривает дела бывшего руководства каталонских силовиков, в том числе экс-главы каталонских правоохранительных органов Mossos d'Esquadra Хосе Луиса Траперо, которому предъявлены обвинения в мятеже.

В так называемом референдуме о независимости, который провели каталонские власти 1 октября 2017 года, приняли участие 42% населения, 90% которых проголосовали за отделение автономного сообщества от Испании. Правительство Испании и Конституционный суд признали голосование незаконным.

Основываясь на результатах "референдума", каталонский парламент 27 октября провозгласил независимость. На следующий день правительство страны с согласия Сената ввело прямое правление в автономном сообществе, отстранив от власти женералитет и распустив парламент. В отношении бывшего каталонского руководства, лидеров сепаратистских общественных организаций, экс-руководителей каталонских правоохранительных органов и бывшего руководства парламента возбуждены уголовные дела.

Испания > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 25 октября 2018 > № 2770631


Россия. Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > fas.gov.ru, 25 октября 2018 > № 2770368

Андрей Кашеваров: Реклама – индикатор развития экономики страны

20-ое заседание Координационного совета по рекламе при Межгосударственном совете по антимонопольной политике проходит в Ташкенте

Сегодня, 25 октября 2018 года, заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров выступил с докладом на 20-м заседании Координационного совета по рекламе при Межгосударственном совете по антимонопольной политике. Он сообщил о ходе 5 юбилейного конкурса социальной рекламы «Импульс», в состав жюри которого входит с 2014 года. В этом году мероприятие набрало абсолютный рекорд по числу поданных заявок за все годы его проведения – 553 заявки.

«Конкурс призван привлечь внимание общества к важнейшим социальным проблемам, а также вывести процесс создания рекламы государственными структурами на качественно новый уровень, – сказал спикер. – Социальная реклама органов государственной власти должна служить импульсом к соблюдению гражданами закона».

Очное голосование жюри состоится 28 ноября. 19 декабря лауреаты «Импульса-2018» будут объявлены на церемонии награждения в Москве.

Замглавы ФАС России принял участие и в III Ташкентском Международном Форуме «Медиа, реклама и современные технологии: фокус на образование молодежи» в Вестминстерском международном университете Ташкента.

«Реклама является значимым индикатором развития экономики в стране. При этом одна из наших общих задач – для регуляторов и рекламодателей – не только защищать интересы потребителей, но и создавать и продвигать единые стандарты на рынке рекламы», – сказал Андрей Кашеваров, обращаясь с приветственным словом к участникам III Ташкентского Международного Форума «Медиа, реклама и современные технологии: фокус на образование молодежи». Мероприятие проходит сегодня в Вестминстерском международном университете Ташкента.

Россия. Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > fas.gov.ru, 25 октября 2018 > № 2770368


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 24 октября 2018 > № 2771169 Айман Турсынкан

Айман Турсынкан: «Монополия на рынке пенсионных активов несет огромную угрозу»

Как известно, в последние дни развернулась горячая дискуссия по прогнозу платежеспособности пенсионного фонда перед владельцами индивидуальных пенсионных счетов в перспективе от 5 до 20 лет. Также красноречивы выступления ответственных руководителей регулятора, являющегося одновременно единственным управляющим пенсионными активами. Также оказалось любопытным и молчание руководства АО «ЕНПФ», которое по сути действительно не несет никакой ответственности за пенсионные активы, полностью переданные в управление Национального Банка.

Именно поэтому пруденциальные нормативы для инвестиционной деятельности по пенсионным активам законом о ЕНПФ не предусмотрены, считает зачинатель масштабного разговора о ситуации в ЕНПФ директор форсайтингового агентства EXIMAR Айман Турсынкан.

По ее словам, в этом краеугольный камень монопольного управления пенсионными активами – полный уход от ответственности с одновременным отсутствием выбора у вкладчика в отличие от пруденциальных нормативных требований к субъектам конкурентной среды пенсионной накопительной системы по инвестиционным, кредитным и валютным рискам, которые были до 2013 года включительно. Любое событие, подрывавшее доверие к одному НПФ, неминуемо вело к перетоку пенсионных вкладов в другие НПФ. Вкладчики могли прямо управлять своим активами через свободу их перемещения в более надежный и прозрачный фонд, убеждена она.

В беседе с Central Asia Monitor г-жа Турсынкан рассказала, что ее беспокоит в нынешнем положении дел с ЕНПФ, а также продемонстрировала, что заявления об истощении пенсионных средств не являются надуманными.

- Вы выступили с заявлением, что денег ЕНПФ может хватить лишь на 5 лет выплаты пенсий. Нацбанк привел свою версию, утверждая, что с выплатами все в порядке. Так кто же прав?

- В распространенном пресс-релизе НБ РК приводятся цифры на текущий момент без анализа динамики в ретроспективе и не даны точные прогнозы входящих и исходящих потоков в разрезе операционной, финансовой и инвестиционной деятельности. Только наличие точной информации по всем 3 видам потоков позволит выстроить точный прогноз по чистому потоку денежных средств (ЧПС) и обнаружить отсутствие или наличие кассовых разрывов. Однако даже при наличии сведений по ЧПС по реальной ситуации в действующей накопительной пенсионной системе можно получить информацию только на основе специального кросс аудита деятельности ключевых текущих бенефициаров инвестиционной деятельности на пенсионные накопления. Ведь от устойчивости эмитентов зависит возвратность и доходность приобретенных на пенсионные активы ценных бумаг.

- На какие данные Вы опирались при составлении расчетов?

- Сегодня по анализу ситуации в накопительной пенсионной системе общественным экспертам приходится опираться лишь на доступные в публичном доступе отчеты за период с 4-го квартала 2004 года по 1 сентября 2018 года на сайте регулятора финансового сектора, а также данные на официальном сайте АО «ЕНПФ» за период с конца 2013 года по 1 сентября 2018 года. Мною в ответ на требование НБ РК о предоставлении расчетов были использованы данные по числу ИПС, отчетность по ключевым показателям управления пенсионными активами, структура инвестиционного портфеля с указанием видов инструментов и сроков погашения по каждому из них по состоянию на 1 сентября 2018 года.

Уже настораживающим фактом является преобладание среди этих инструментов ценных бумаг со сроком погашения от 2028 до 2045 года включительно. По большинству инструментов на сайте ЕНПФ отсутствует рейтинг либо указаны рейтинги от BB до BB- негативный. Доля ЦБ с рейтингом AA крайне низкая. Данные по ставке доходности ни на один инструмент не указаны на сайтах НБ РК и АО «ЕНПФ», поэтому для понимания инвестиционной доходности по каждому эмитенту брались актуальные данные с сайта фондовой биржи KASE.

Инвестиционные показатели пенсионной накопительной системы, млн. тенге

2005 год

2006 год

2007 год

2008 год

2009 год

2010 год

2011 год

2012 год

Число Пенсионный фондов

16

14

14

14

14

14

13

11

Чистые пенсионные активы, млн. тенге

483 990

648 581

909 697

1 208 121

1 420 509

1 860 508

2 258 199

2 651 382

Инвестировано, млн. тенге

480 990

634 942

897 988

1 195 089

1 378 393

1 839 618

2 223 762

2 546 128

Средства на инвестиционном счете и прочие активы, млн. тенге

0,72%

2,33%

1,87%

1,40%

2,43%

1,13%

1,61%

4,00%

Ценные бумаги Министерства финансов Республики Казахстан и Национального банка Республики Казахстан

53,52%

32,73%

23,17%

25,03%

30,10%

40,23%

44,27%

43,51%

Ценные бумаги местных исполнительных органов Республики Казахстан

3,00%

0,01%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

Негосударственные ценные бумаги иностранных эмитентов

1,78%

1,89%

7,75%

8,57%

10,11%

11,94%

8,23%

5,51%

Ценные бумаги иностранных государств

0,14%

5,00%

0,02%

2,85%

1,61%

0,95%

1,39%

4,78%

Ценные бумаги международных финансовых организаций

1,25%

0,55%

0,00%

0,11%

0,00%

3,99%

1,93%

3,50%

Негосударственные ценные бумаги организаций Республики Казахстан- квазигосударственный сектор и БВУ

31,64%

39,99%

50,73%

45,68%

45,20%

36,47%

33,48%

27,31%

Вклады в Национальном Банке и банках второго уровня РК

10,90%

17,28%

15,96%

14,59%

8,74%

4,95%

7,80%

6,68%

Аффинированное золото

0,00%

0,16%

0,49%

1,87%

1,58%

0,00%

1,32%

4,76%

Паи инвестиционных фондов РК / Производные инструменты

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

0,00%

Паи иностранных инвестиционных фондов

0,02%

0,05%

0,01%

-0,10%

0,02%

0,34%

-0,03%

0,04%

Всего ЦБ и депозитов в иностранной валюте и афинированном золоте, % в тенговом эквиваленте

1,96%

8,89%

7,86%

14,55%

13,53%

17,32%

13,68%

19,70%

Всего ЦБ и депозитов в тенге, %

98,04%

91,11%

92,14%

85,45%

86,47%

82,68%

86,32%

80,30%

Всего долгосрочных ЦБ, %

15,16%

22,08%

19,69%

20,97%

22,98%

32,61%

36,46%

39,99%

Всего краткосрочных ЦБ, %

84,84%

77,92%

80,31%

79,03%

77,02%

67,39%

63,54%

60,01%

Источник – расчеты на основе данных НБ РК

Таким образом, в период с 2005 года по 2012 годы доля долгосрочных инвестиций в портфеле НПФ постепенно росла от 15% в начале до 40% в конце периода. Шел переход к консервативной инвестиционной политике с целью обеспечения сохранности пенсионных активов.

Менялось и число частных пенсионных фондов, накопления из закрывавшихся по предписаниям регулятора убыточных фондов переходили в более устойчивые фонды и ГНПФ. С учетом растущих валютных рисков шло постепенное увеличение номинированных в иностранной валюте инструментов.

Одновременно динамика роста поступления годовых пенсионных взносов шла вслед глубине проникновения ИПС на занятую рабочую силу. Накопительная система развивалась динамично, но с 1998 года по 2012 год подошла к определенной степени зрелости, в которой уже пошел спад динамики роста поступлений и начался постепенный подъем выплаты вкладчикам.

В период с 2013 по 2014 год мы видим крупную веху развития накопительной пенсионной системы, основными признаками которой стало резкое увеличение долгосрочных инструментов, навязываемых частным фондам регулятором, и снижение инвестиционного дохода к активам. Упрощается инвестиционный портфель – все больше инструментов, приобретаемых на пенсионные активы, концентрируются в государственных ценных бумагах, банковском и квазигосударственном секторах.

В этом явлении четко прослеживается связь с ростом дефицита консолидированного бюджета Казахстана, более 85% которого финансируется за счет продажи ГЦБ на внутреннем рынке. Покупка таковых ГЦБ осуществляется из пенсионных активов. Из-за жесткой привязки к ГЦБ инвестиционной политики накопительной пенсионной системы возникает необходимость факторного анализа общей социально-экономической ситуации в стране. Однако данный анализ не проводится.

- Многие считают, что пенсионные активы сейчас используются для латания дыр в бюджете и спасения банков. Так ли это?

- Действительно, заимствования по ГЦБ внутреннего обращения неизбежно увеличивались все эти годы с одновременным сокращением трансфертов из Нацфонда, а погашения шли неравномерно, судя по доступным на сайте МФ РК отчетам по консолидированному бюджету.

Таким образом, внимание к пенсионным активам как источнику баланса государственного бюджета со стороны правительства из гипотетического перешло в активные действия. Фактически с этим связана монополизация данного сектора финансовой отрасли в стране.

Переход к концентрации всех пенсионных активов в государственные руки фактически ознаменовал собой отказ от чистой накопительной пенсионной системы с переходом к смешанной солидарно-накопительной системе. Вкладчики с одной стороны не могли сделать выбор и отказаться от ежемесячных взносов, с другой стороны были полностью отстранены от мониторинга решений по инвестиционной политике.

Таковой переход привел к утрате доверия вкладчиков и восприятие пенсионных взносов как косвенного налога. Именно поэтому пенсионной накопительной системе не удалось обеспечить надлежащей глубины проникновения – на сегодня доля ИПС с регулярными ежемесячными отчислениями составляет лишь 15%.

- Однако число желающих делать пенсионные взносы, как, мы видим, не растет…

- Это вполне объяснимо. Уполномоченные органы вместо проведения всестороннего многофакторного анализа предложили правительству один из самых неэффективных сценариев решения проблемы глубины проникновения ИПС. С 2016 года началось активное лоббирование усиления принудительного взимания пенсионных взносов.

В начале 2018 года без соответствующих процедур общественных слушаний и всесторонних дебатов удается получить карт-бланш на ввод единого совокупного платежа, трансформацию ДПВ в ОПВ со всех без исключения договоров гражданско-правового характера, увеличение пенсионного возраста женщин, которые живут на 6-8 лет дольше мужчин. Пролоббировано создание ФОМС как источника финансирования бюджетной сферы здравоохранения и одновременно сведен к недопустимому минимуму уровень базовой медицинской бесплатной помощи.

Таким образом, с 1 января 2019 года вводятся и ЕСП, и ОПВ с ГПХ договоров, и отчисления в ФОМС в принудительном, а не добровольном порядке. При этом за период с 2005 года по 2018 год численность рабочей силы не выросла, а ее доля упала с 52,4% до 49,7% от общей численности населения.

То есть нагрузка на рабочую силу увеличилась как по иждивенцам, так и по налогам, включая косвенные. Неизбежно пошел регресс проникновения накопительной системы – в 2012 году доля охвата занятой рабочей силы упала до 91% с предыдущих показателей 2009 года в 114%.

Необходимо понимать, что в структуре ИПС в денежном выражении доля пенсионных накоплений вкладчиков зрелого поколения уже составляет 56%.

За истекшие 20 лет сильно менялись показатели инвестиционного дохода, после двух резких девальваций национальной валюты совокупные пенсионные накопления обесценились на 15 млрд долларов уже в 2015 году.

Благодаря законодательно закрепленной отмене пруденциальных нормативов с 2014 года, накопительная пенсионная система не анализирует инвестиционные, кредитные и валютные риски. Предусмотрены компенсации только по инфляционной составляющей в случае, если накопленная инфляция превысила начисленный инвестиционный доход.

- Вы отмечаете, что сохранность пенсионных активов превращается в вопрос национальной безопасности.

- Это действительно так. Давайте проанализируем. В стадии зрелости накопительной пенсионной системы неизбежно возникает сокращение разрыва между объемом ежегодных взносов и ежегодных выплат. Если в 2005 году на стадии становления на 1 тенге выплат приходилось 10 тенге новых взносов, то сегодня на 1 тенге выплат приходится лишь 4,5 тенге новых взносов.

Такая динамика будет нарастать, именно поэтому вопросы безопасности накоплений и эффективности инвестиционного портфеля становятся не только задачей оператора – это вопрос национальной безопасности.

Прозрачность, долгосрочная предсказуемость и доверие вкладчиков становятся гарантами платежеспособности накопительной пенсионной системы. Отсылки в официальных выступлениях НБ РК и АО «ЕНПФ» о том, что все счета персонифицированы, и каждый вкладчик получит такую пенсию, на которую накопил за всю жизнь, не состоятельны без подтверждения наличия таковых средств для бесперебойной выплаты с ИПС. А череда коррупционных скандалов с фактами неэффективных размещений и арестом бывших руководителей АО «ЕНПФ» рушит доверие вкладчиков.

Наши вопросы к регулятору и единственному управляющему пенсионными активами законны. На них надо отвечать исчерпывающими сведениями с долгосрочными прогнозами. Не получив таких прогнозных планов от уполномоченного органа, общество вынуждено проводить свои самостоятельные расчеты.

- У Нацбанка своя правда, регулятор убежден, что описанный Вами сценарий слишком пессимистичен, а в реальности все будет значительно менее сурово.

- Да, есть несколько сценариев развития событий, в том числе и без кассовых разрывов, если исходной отправной точкой считать 1 сентября 2018 года с красивыми цифрами пресс-релиза НБ РК.

Например, если предположить, что курс тенге останется до 2037 года в коридоре 360-365 тенге к доллару США, инфляция составит 0% на каждый год, рост пенсионных взносов стабильно будет 5% в год, инвестиционный доход будет стабильно превышать 8% в год, и ни один инструмент не окажется дефолтным, а погашения будут производиться строго в срок по опубликованному на 1 сентября 2018 года детальному перечню инструментов инвестиций пенсионных активов.

При этом продолжительность жизни мужчин останется на уровне 69 лет, лишь 6 лет после выхода на пенсию, а женщин не более 77 лет. Также дополнительным благоприятным фактором станет не увеличение дефицита бюджета, прекращение новых крупных размещений по 300-600 млрд тенге в год новых инвестиций. Только при одновременном чудесном стечении указанных обстоятельств кассовых разрывов не будет.

- В таком случае, каков не «чудесный», а реальный сценарий развития событий?

- Реалистичный сценарий составлен по следующим допущениям: продолжительность жизни мужчин и женщин остается на прежнем уровне, инфляция в год сохраняется на уровне 6%, а курс национальной валюты никак не ухудшается, уровень дефицита госбюджета с заимствованием из пенсионных активов через ГЦБ сдерживается на уровне 1 трлн тенге в год с обязательным погашением не менее 0,53 трлн тенге в год, сохранением в графике без дефолтов текущего инвестиционного портфеля - 9,3 трлн тенге с учетом одобренного правительством выделения около 400 млрд тенге в текущем году, динамика поступлений пенсионных взносов сохраняется позитивной по 5% в год прироста, а уровень инфляции не выше 6%.

Конечно, любому здравомыслящему риск менеджеру такой сценарий покажется абсурдно идеалистичным, но даже при нем мы будем наблюдать кассовые разрывы. При этом совершенно не учитывается миграционный фактор с одномоментным изъятием накоплений некоторой категории вкладчиков. Убрать из потоков инфляционную составляющую нельзя ввиду наличия законодательно закрепленной индексации пенсионных накоплений по ставке инфляции.

- Почему реалистичный сценарий демонстрирует кассовые разрывы в ближайшей 5-летней перспективе?

- Потому что погашение от текущего портфеля в течение 5 лет составит лишь 30% от суммы инвестированных пенсионных активов в соответствии с действующим графиком по всем ЦБ.

Свободными для маневров остаются только разница между входящим и исходящим потоками по пенсионным платежам вкладчиков, начисляемый чистый инвестиционный доход за вычетом комиссионного вознаграждения оператора, а также депозитная база на краткосрочной основе. То есть для сохранения стабильности накопительной пенсионной системы необходим тщательно продуманный баланс инвестиционных, операционных и финансовых потоков. Негативный сценарий вполне может состояться при любом увеличении рисков инвестиционного портфеля.

К таковым рискам относятся как наиболее вероятные - дефолт эмитентов, чей рейтинг либо никак не подтвержден, либо не выше BB- негативный. А по структуре текущего портфеля мы видим, что безопасным размещением можно считать только бумаги АА рейтинга, коих менее 3% общего портфеля. В одном только банковском секторе риски дефолта крайне высоки.

- В итоге, как Вы считаете, что предпримут власти для исправления ситуации?

- При гипотезе повышения рисков пенсионных накоплений населения прорисовываются 3 вероятных сценария принятия решений правительством.

Первое – это усиление репрессивного характера принудительного увеличения суммы пенсионных взносов через ввод ЕСП, около 2,6 млн. самозанятых и безработных будут обязаны отчислять по 10% от МЗП, поднятие МЗП в 2 раза до 56 тыс. тенге в месяц, увеличение пенсионного возраста с одновременным сдерживанием роста продолжительности жизни через снижение бесплатной медицинской помощи, перевод добровольных пенсионных взносов в обязательные через ОПВ на все ГПХ договора.

Второе – это пересмотр инвестиционного портфеля и его срочное оздоровление со сбросом мусорных бумаг.

Третье – диалог с обществом, общее оздоровление экономики и перевод накопительной пенсионной системы в конкурентную, но прозрачную и регулируемую по актуализированным пруденциальным нормативам среду с исключением текущего конфликта интересов совмещения полномочий регулятора и регулируемого в лице НБ РК.

Первый сценарий неизбежно ведет к социальному взрыву на фоне катастрофического падения платежеспособности массового плательщика, но почему-то сейчас он принят как единственно возможный. Второй сценарий может привести к избегаемому более 10 лет регулятором стрессовому методу «оздоровления» финансового сектора. Третий сценарий текущий кабинет министров категорически отказывается обсуждать, опасаясь расписаться в своей некомпетентности.

Поэтому вопрос по состоянию пенсионной накопительной системы, как и вопросы по системе образования и здравоохранения, во всех развитых странах мира являются 3 столпами государственного управления.

Автор: Аскар Муминов

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 24 октября 2018 > № 2771169 Айман Турсынкан

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЕАЭС > Таможня. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > customs.ru, 23 октября 2018 > № 2774516 Владимир Булавин

Интервью руководителя ФТС России Владимира Булавина «Для добросовестного бизнеса достаточно преференций» газете "Ведомости"

В прошлом году таможня дала бизнесу немало обещаний - за три года автоматизировать контроль, упростить и ускорить проверки и избавить бизнес по возможности от общения с самими таможенниками. Обещания выполняются, считает руководитель ФТС Владимир Булавин: компаний, в работе которых таможенники не видят рисков, стало больше, а сам контроль ускорился. Бизнес с этим согласен, но не всегда - пожеланий у компаний немало. Они хотят отчитываться о платежах уже после того, как товар пересек границу, а документы подавать только в электронном виде. Компании хотят узнать, по каким критериям ФТС распределяет бизнес по трем группам риска - красной, желтой и зеленой.

Эволюция таможни налицо, но можно было бы совершить и революцию, считают эксперты, - сделать акцент на контроле до прибытия товара и после его выпуска, когда таможня сначала пропускает через границу товар, а уже потом проверяет, правильно ли рассчитаны таможенные платежи. Почему это невозможно сейчас, Булавин рассказывает "Ведомостям".

- В декабре в России должен начаться пилотный проект документарной прослеживаемости товаров, расскажите про него.

- В электронной таможенной декларации будет введено новое поле с идентификационным номером каждой товарной партии, которое будет загружаться в систему Федеральной налоговой службы (ФНС) и сопровождаться по всей цепочке до торговой сети. На этапе торговой сети возникают проблемы: скажем, поступила партия одежды и разошлась по торговым точкам - чтобы проконтролировать ее, нужно промаркировать каждое изделие. У компаний уже есть свои системы учета, поэтому нам предстоит наладить взаимоотношения с торговыми сетями и получить доступ к их системам учета. Также необходимо, чтобы выбиваемый чек был информативен для нас - не просто цена, а что за изделие, где было произведено, - чтобы сравнить, что было выпущено и что продано (например, товар продан как французский, а ввозился как китайский).

- Какие товары попадут в пилот?

- В первую группу войдут бытовые электротовары (холодильники, стиральные машины, телевизоры), персональные компьютеры, тяжелая техника (бульдозеры, погрузчики, грейдеры, экскаваторы), детские коляски и металлическая мебель. Эти товары определены, но еще не утверждены.

- Не будет такая система дублировать уже работающую систему маркировки товаров? И зачем создавать две системы?

- Взаимодействие информационных систем таможенных и налоговых органов при внедрении документарной прослеживаемости товаров планируется построить так: сначала информация будет передана в систему прослеживаемости. Затем EАИС [Eдиная автоматизированная информационная система] таможенных органов в онлайн-режиме направляет в информационную систему ФНС (АИС "Налог-3") данные из оформленных деклараций. Переданные сведения обрабатываются в АИС "Налог-3" и дополняются данными о продажах товаров, содержащихся в счетах-фактурах, а затем передаются из системы прослеживаемости в аналитическое хранилище информации ФТС, что позволит обработать данные о цепочках продаж и возможных их разрывах. Никакого противоречия с маркировкой нет, нужно как раз продумать, как наиболее эффективно использовать маркировку в системе прослеживаемости.

"Создать равные условия"

- Летом ФТС предлагала отменить беспошлинный порог торговли, все товары из интернет-магазинов для личного пользования продавать как коммерческие, снизить таможенный платеж с 30 до 20%. Обсуждается ли это в правительстве?

- ФТС действительно направляла такое предложение в Минфин.

Но принято решение действовать по новому Таможенному кодексу, снижая с 2019 г. порог до 500 евро, с 2020 г. - до 200. Хотя некоторые страны EС уже снизили порог до 20 евро и даже обнулили его.

Главная задача - создать равные условия для российской и трансграничной интернет-торговли, иначе российским компаниям проще и выгоднее работать по модели иностранных интернет-площадок. При правильном подходе к обложению пошлинами зарубежных онлайн-товаров мы сможем добавлять в бюджет до 25 млрд руб. ежегодно. Но пока это предварительные оценки.

- А вы сможете администрировать такой поток посылок?

- Резонный вопрос. В прошлом году таких посылок было 270 млн, в этом году будет за 300 млн, при этом товарных партий, доставляемых перевозчиками, поступает в 70 раз меньше - 4-4,5 млн. Поэтому, чтобы администрировать поступающие международные почтовые отправления, нам нужно в 70 раз больше сотрудников. Понятно, что это невозможно. Для ускорения и упрощения процедуры оформления товаров, пересылаемых в МПО [международных почтовых отправлениях], мы с "Почтой России" проводим ряд экспериментов и сейчас выходим на новый эксперимент, где "Почта России" получает статус уполномоченного оператора (дает право декларировать и платить от имени и по поручению людей) и таможенное оформление будет происходить за счет подачи нам реестров в электронном виде. В них будут указаны товары, которые люди заказали на интернет-площадке за рубежом. Уполномоченный оператор сможет зарезервировать сумму необходимых платежей в счет уплаты за лиц, которые заказали покупки, и по прибытии [товаров] перечислить на счет таможни. При предварительном декларировании мы получаем сведения, оцениваем и потом, после прибытия товаров в Россию, сверяем их с реестром, определяем, правильно ли начислены платежи, и решаем, выпускать ли товар. "Почта России" начала такую работу и в тестовом режиме уже предоставила данные о 250 000 покупок. Среднее время обработки реестров МПО составило 13 секунд, уведомлений о прибытии МПО - 1,5 секунды. В таком технологическом режиме мы способны эффективно контролировать весь процесс.

- Зимой стало известно, что ФТС получает от налоговых служб информацию о зарубежных покупках людей к моменту их прилета в аэропорты, можете рассказать об этом?

- Один из каналов получения такой информации - tax free: человек поставил штамп на чеке, и мы эту информацию об особо крупных покупках получаем в оперативном режиме от иностранных коллег. Иногда мы просто получаем оперативную информацию, полученную и по другим каналам.

Базовые соглашения по информационному обмену по разным направлениям таможенного дела заключены с 68 странами, в 20 странах мы имеем свои представительства, которые работают на то, чтобы информационный обмен был как можно интенсивнее.

"Eсли администрирование работает, зачем его менять"

- За год ФТС серьезно продвинулась в автоматизации, но так и не перешла на контроль после выпуска, а комплексная программа стимулирует переход на такой контроль не для всех компаний, а только для тех, кто в зеленой зоне. Почему так?

- Контроль после выпуска товаров по нагрузке на бизнес - не самая существенная преференция из тех, которые таможня уже представляет. Например, уполномоченные экономические операторы уже могут выпустить товар еще до подачи декларации. С вступлением нового Таможенного кодекса и нового закона о таможенном регулировании эту процедуру будем развивать. Но кодекс заработал с января, а закон - с сентября, и еще предстоит принять 155 подзаконных актов.

К концу года мы решим законодательные вопросы, а дальше будем наращивать контроль после выпуска товаров.

- Каким должен быть объект проверок при таком контроле?

- Необходимо ориентироваться на тех, кому мы меньше всего доверяем, - компании из красной зоны риска. С ФНС мы синхронизировали подходы к категорированию компании - если компания у них в красной зоне, то у нас тоже, и наоборот.

- Бизнес много раз просил перенести выплаты НДС в момент декларирования на сроки, предусмотренные налоговым законодательством. Почему вы были против этой инициативы?

- Для бизнеса, может, это вопрос и актуальный, но с точки зрения государственных подходов несвоевременный: мы взыскиваем при таможенном контроле 97% всех платежей, при режиме контроля после выпуска - только 46%. И пока не ясно, как собирать такие платежи после того, как товар пересек границу. Риски большие: число возбужденных административных и уголовных дел из года в год не меняется. И оно по-прежнему высоко. Когда бизнес станет более законопослушным, можем вернуться к этому вопросу.

- А можно расширить применение генеральной финансовой гарантии от компаний, которая покрывает сумму таможенных платежей?

- Институт генеральной гарантии уже несколько лет применяется таможенными органами. И закон предусматривает возможность его дифференцированного применения. В зависимости от того, к какой категории риска относится компания, сумма обеспечения может быть меньше суммы обязательств. Например, при транзите товаров генеральное обеспечение может быть меньше суммы платежей на 5%. Сейчас Минфин разрабатывает критерии, которым должна соответствовать компания, чтобы воспользоваться упрощением. Кроме этого законом предусмотрены случаи, когда добросовестные компании могут не предоставлять обеспечение. В 2017 г. мы приняли 163 генеральные банковские гарантии от 108 компаний на 107 млрд руб., а за январь - сентябрь 2018 г. - 123 генеральные гарантии от 83 компаний на сумму 69 млрд руб.

- А если полностью передать контроль за всем НДС ФНС?

- Отдельные представители бизнеса постоянно поднимают этот вопрос, но все равно все товарные партии администрировать будет ФТС, нельзя, чтобы на границе стояли и налоговик, и таможенник. Eсли администрирование работает, зачем его менять? А для добросовестного бизнеса и так достаточно преференций.

- У бизнеса есть претензии и к тому, что вы сейчас делаете. Таможенники должны выпускать декларации за четыре часа, но особенно загруженные таможни находят формальные причины запросить дополнительные документы, чтобы не нарушать срок. Знаете о такой проблеме?

- Мне кажется, такой проблемы нет. Мы каждую неделю на селекторных совещаниях задаем начальникам управлений и таможен один и тот же вопрос о своевременности оформления таможенных деклараций. Да, по отдельным таможням есть единицы деклараций, которые оформлены с нарушением сроков. Eще раз: единицы на всю страну.

По новому Таможенному кодексу компания не должна подтверждать сведения, изложенные в электронной декларации, бумажной версией документов, но, если срабатывают риски, таможня запрашивает их или досматривает товар. В этом году мы досматривали только чуть более 2% товарных партий, а у компаний с низким уровнем риска - от 0,49 до 0,66%. Говорить, что мы своим контролем уж очень нагружаем бизнес, не приходится. Я довольно часто в этом году встречался с бизнесом, и мне, наоборот, говорили: не открыла ли таможня шлагбаум? Я их успокоил, что нет, не открыла. Поэтому неправильно говорить, что вслед за подачей декларации мы требуем бумажные документы, что это массовое и системное явление.

- Правительство работает над проектом снижения доли доллара в экономике, одна из его частей - отмена требований о репатриации валютной выручки. Вы согласны с опасениями ЦБ?

- Это вопрос к Банку России, надо решающее слово оставить за ним.

- Для снижения валютного контроля была отменена обязанность открывать паспорта-сделки торговых операций. Не увеличилось ли с тех пор число нарушений?

-Для нас ничего не изменилось, мы как с банками работали, так и работаем. Туже самую информацию по сделкам в электронном виде получаем каждую декаду.

- Как часто ФТС сталкивается со случаями валютных нарушений? Что это за нарушения?

- За январь - сентябрь 2018 г. по выявленным нарушениям валютного законодательства возбуждено более 10000 дел об административных правонарушениях, общая сумма - почти 100 млрд руб. В связи с тем что значительная часть нарушений, связанных с неисполнением требований о репатриации денежных средств из-за рубежа, совершается номинальными юридическими лицами (фирмами-однодневками), ведем работу по переносу акцента с фиксации уже совершенных нарушений валютного законодательства на пресечение и предупреждение нарушений, связанных с незаконным выводом капитала за рубеж.

"Информация в индикаторах рисков не подлежит разглашению"

- Что изменилось с тех пор, как в прошлом году ФТС начала реформу оценки рисков бизнеса?

- В прошлом году в зеленом секторе было 6500 компаний, на них приходилось 45% деклараций и 65% всех платежей, сейчас их число колеблется в пределах 7800-8200 и они обеспечивают 80% поступлений всех таможенных платежей и 60% деклараций. В этом году мы стали категорировать компании каждый месяц, и от того, как ведет себя бизнес, меняется и их число в зеленом секторе.

- Как изменились сами критерии?

- Мы изменили порог поданных деклараций, при преодолении которого компания переходит в зеленый сектор (чтобы не вызывать подозрений, за два года компания должна выпустить более 100 деклараций, раньше - 150. - "Ведомости"). Но теперь нам нужно разобраться, что происходит после того, как компания попала в зеленый сектор. Бывают случаи, когда бизнес начинает декларировать больше товаров, а индекс таможенной стоимости падает, поэтому нам нужно проанализировать, как ведут себя компании после попадания в категорию минимальных рисков.

- Вы по-прежнему не собираетесь открыть бизнесу, по каким критериям относите его к той или иной категории риска?

- Может, когда-нибудь откроем и профили, и индикаторы. Пока об этом говорить рано. Мы руководствуемся Таможенным кодексом: информация в профилях и индикаторах рисков не подлежит разглашению, за исключением случаев, устанавливаемых законодательством государств - членов EАЭС.

- ФТС создала реестр компаний с сомнительными торговыми операциями. По каким критериям он наполняется и сколько в нем сейчас компаний?

- Слово "реестр" всегда употребляется в позитивном смысле (смеется), у нас скорее это список. Мы его ведем с 2016 г., в 2017 г. в нем было 16 000 компаний, которые занимаются, по нашей совместной с ЦБ и ФНС оценке, сомнительными операциями. Также в зону риска автоматически попадают новые фирмы, зарегистрированные владельцами или руководителями "сомнительных" компаний. Мы этот список ежегодно пересматриваем. Eсли компания попала в "неблагонадежный" список, например у ФНС или у Банка России, то она автоматически попадает и в реестр объектов особого контроля ФТС. При этом мы оперируем и собственными разработанными критериями. В итоге 90% компаний в реестр включаются на автоматической основе.

Никто ничего нового не придумал: невозврат валютной выручки и манипуляции с авансами - их завышение при поставке товаров. Eсть случаи, когда один и тот же товар гоняется туда-сюда, но это единицы. По нашим оценкам, в 2017 г. сомнительные внешнеторговые операции с товарами по сравнению с 2015 г. сократились более чем в 20 раз - с 128,2 млрд до 4,7 млрд руб.

- По каким критериям бизнес попадает в этот список?

- По нашему общему с ФНС и ЦБ перечню признаков сомнительных операций.

- Что нужно сделать, чтобы ФТС исключила компанию из него?

- Пути по исключению компании из реестра не существует. Раз в год мы проводим автоматический анализ каждого из включенных объектов и формируем новый список. Eсли в течение года все недоработки были исправлены, то у нас не будет оснований снова включить компанию в этот список.

"Уполномоченных операторов мало - всего 185 компаний"

- В этом году у иностранного бизнеса не было вопросов к режиму переработки во время заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям? (В режиме переработки иностранные материалы, ввезенные для переработки и экспорта, освобождаются от пошлин и НДС.)

- Все вопросы решили. В этом году на встрече иностранных инвесторов с премьером было два предложения: увеличить число уполномоченных экономических операторов (УЭО), а также решить вопрос обоснования транспортных расходов для вычетов из таможенной стоимости. Уполномоченных операторов действительно мало - всего 185 компаний. И дело не в том, что наши требования слишком жесткие, просто мало кандидатов. Но мы этот институт будем развивать. Eсть также вопрос и о взаимном признании УЭО. Но в Китае их около 40 000, в EС - около 19 000, взять на себя эту массу мы пока не можем. С отдельными странами, например Китаем и Японией, мы активно работаем по направлению взаимного признания УЭО.

- Иностранные инвесторы в докладе также просили расширить преференции для УЭО.

- Да, речь шла о двух вещах: за счет диспетчеризации деклараций отдать им приоритет - мы можем это сделать. И второе - выделить отдельную полосу в пунктах пропуска, но это нереально. Средняя пропускная способность в пунктах пропуска - условно 300 машин в сутки, на пропуск одной машины уходит 4 минуты. Технически невозможно сделать отдельную полосу, и, даже если мы это сделаем, очередь для всех остальных появится мгновенно, тут пока пойти навстречу мы не можем - есть объективные инфраструктурные ограничения, которые так быстро не снимешь.

- Налоговая служба в этом году запустила автоматический обмен информацией с иностранными партнерами. Eсть ли такой опыту ФТС?

- Со многими таможенными администрациями иностранных государств у нас есть соглашения об информационном обмене по отдельным позициям. Мы обмениваемся снимками с информационно-досмотровых комплексов с Китаем и Финляндией. С трудом, но идет эксперимент о взаимном признании таможенного контроля с китайскими коллегами. Также есть отдельные примеры, когда Китай дает информацию о вывозной стоимости товаров. Эти данные мы можем использовать в судах. Eсть примеры, когда европейские страны нас допускают к файлам с вывозными декларациями.

- Что собираетесь делать после реализации стратегии развития ФТС до 2020 г.?

- К 2020 г. планируется завершить работу по созданию центров электронного декларирования (ЦЭД). Весь декларационный массив будет сосредоточен в 16 ЦЭДах вместо 672 мест таможенного оформления, функционирующих сегодня. Сейчас создаются три электронные таможни в Приволжском, Северо-Кавказском и Уральском федеральных округах. Они начнут полноценную работу с 24 октября. Уже создана рабочая группа по подготовке стратегии на 2021-2030 гг., сейчас работаем по содержательному наполнению этого документа, с основными контурами уже в целом определились: дальнейшая цифровизация, расширение информационных контактов в автоматическом режиме с другими ведомствами, с коллегами за рубежом, с бизнесом.

Оригинал публикации: https://www.vedomosti.ru/economics/characters/2018/10/23/784467-rukovoditel-federalnoi-tamozhennoi-biznesa-preferentsii

Россия. ЕАЭС > Таможня. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > customs.ru, 23 октября 2018 > № 2774516 Владимир Булавин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > forbes.ru, 23 октября 2018 > № 2769162 Сергей Гуриев

«Не бояться тех, кому платишь налоги». Сергей Гуриев о счастье и эмиграции

Редакция Forbes

Бывший ректор РЭШ, а теперь главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергей Гуриев выступил в Москве с лекцией, где рассказал о неравенстве в России, роботизации труда и пользе от эмиграции

Сергей Гуриев покинул пост ректора РЭШ и уехал из России во Францию весной 2013 года из-за так называемого «дела экспертов» — вместе с другими специалистами, которые занимались экспертизой второго «дела ЮКОСа», экономиста вызвали на допрос, после чего он и решил покинуть страну. Экспертная группа тогда признала преследование Михаила Ходорковского и Платона Лебедева необоснованным.

«Я не вернусь до тех пор, пока остается хотя бы незначительный шанс потерять свободу», — объяснял тогда Гуриев в интервью. Приехать в Россию ученый решился только в ноябре 2016 года, будучи под защитой ЕБРР, в котором Гуриев занял пост главного экономиста. C тех пор он ежегодно выступает с лекциями в Москве.

22 октября в рамках лектория РЭШ Сергей Гуриев рассказал о своих взглядах на российскую и глобальную экономику. Forbes выбрал самое интересное из его выступления и ответов на вопросы аудитории.

Неравенство в России

«Россия — это страна с высоким уровнем неравенства богатства. От того, в какой семье вы родились, зависят ваши шансы на успех. Если вы хотите быть успешным в ближайшие десять лет, лучше, чтобы у вас было хорошее образование. Шансы получить хорошее образование, если вы родились в бедной семье, у вас будут ниже. Так что в этом смысле лучше родиться в богатой семье, лучше родиться мужчиной и лучше родиться в городе.

За последние 30 лет глобальное неравенство доходов сократилось. Это случилось в первую очередь за счет быстрого роста Индии и Китая, при этом в некоторых странах неравенство выросло. В России же ситуация с точки зрения неравенства доходов почти не изменилась, а вот неравенство богатства фантастически выросло, что имеет прямое отношение к неравенству возможностей.

Как с этим бороться? Главное направление для реформ — это предоставление равного доступа к образованию, инвестиции в человеческий капитал, в первую очередь в медицину и образование. Мы видели огромное снижение неравенства доходов в Бразилии за последние 15 лет. То есть можно это сделать, если очень хочется, довольно быстро. И наоборот.

Я думаю, что мы плохо пока осознаем реальный уровень неравенства богатства в России, потому что есть очень много богатых людей, которые не декларируют свои доходы. Это даже не 300, а может быть, 10 000 семей. Высокий уровень коррупции способствует росту неравенства и его консервации.

Инвестиции в образование, инвестиции в мобильность рабочей силы способствуют борьбе с неравенством. И говорить о том, что ничего нельзя сделать, — это все равно что утверждать, будто в России нельзя бороться с коррупцией. Если не хотеть, то, наверное, нельзя. Но некоторые страны показывают, что если хотеть, то, наверное, можно».

Роботы против людей

«Насколько роботы уничтожают рабочие места? Пока этого не произошло ни в Америке, ни в странах Евразии. Но это не значит, что этого не произойдет в будущем. Кейнс (Джон Мейнард Кейнс — английский экономист. — Forbes) ожидал, что это случится примерно в наши дни.

Этого не происходит в том числе и потому, что люди хотят работать. Оказывается, что, когда вы теряете работу, ваш уровень счастья падает гораздо сильнее, чем это можно было бы объяснить потерей дохода. Сам факт работы дает вам уверенность в будущем, позволяет получать навыки, чувствовать престиж для себя и пользу для других.

Пока сохраняется огромное социальное давление, что граждане, которые не работают, — это люди второго класса, все будут готовы учиться и приобретать новые навыки, чтобы быть конкурентоспособными. Сейчас в целом ряде стран идет эксперимент по внедрению универсального базового дохода, который людям обеспечивают просто так. И оказывается, что, когда людям дают этот доход, они продолжают работать как обычно. Может быть, это наследие образовательной системы, в которой людей запрограммировали, что работать надо».

«Отток мозгов» на Запад

«Высококвалифицированные специалисты получают доход, когда они работают на глобальном рынке. Это просто так устроено. Чем больше рынок, на котором вы работаете, тем больше вы получаете денег, потому что продукт, который вы производите, — это знания. И в этом смысле нормально, что высококвалифицированные специалисты, которые производят идеи, новые технологии и знания, хотят работать на глобальном рынке. Есть исследование, которое показывает, что когда индийский программист переезжает из Индии в Америку, то не только его зарплата вырастает в пять раз, но и производительность».

Уровень счастья

«Как изменился мой «индекс счастья» после эмиграции в Европу? Смотря с чем сравнивать. Сегодня Москва — гораздо более чистый город, чем Париж или даже Лондон, но качество жизни, которое включает в себя и уважение со стороны сограждан и, самое главное, государства, и уверенность в том, что государство работает на тебя, — это тоже важный критерий качества жизни.

Так что это вопрос не только качества сыра, вина или даже воздуха. Качество жизни — это вопрос того, чтобы не бояться тех людей, которым вы платите налоги».

Государство и коррупция

«В развитых странах одним из ответов на демографический кризис стало внедрение высоких технологий. Страны развивающейся Европы отстают в этом, что связано в том числе и с качеством государственного управления.

Наш регион по некоторым показателям является особенным. Это регион стареющий, регион образованный. Но это и регион, который более коррумпирован, чем страны с сопоставимым уровнем доходов. И это ответ на вопрос о том, почему у нас с таким высоким уровнем образования такой низкий уровень доходов.

Если бы Россия была настолько же богатой страной, как страны с сопоставимым уровнем образования, она была бы гораздо богаче, чем сейчас. Если бы она была настолько же богатой страной, как страны с сопоставимым уровнем коррупции, она была бы в три-четыре раза беднее. Какой из факторов победит в обозримой перспективе — это хороший вопрос.

Качество госуправления, безусловно, влияет на внедрение новых технологий, которое зависит от целого ряда регулирующих воздействий. Сейчас мы видим конкуренцию между американским и европейским подходами к регулированию того, как внедрять технологии.

Мы видим торговую войну между Америкой и Китаем и, в частности, несогласие США с китайским подходом к заимствованию технологий. Эти вопросы стоят на переднем крае экономической дискуссии. И, безусловно, чем лучше государственные институты, тем эффективнее будут инвестиции в цифровизацию».

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > forbes.ru, 23 октября 2018 > № 2769162 Сергей Гуриев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768159 Антон Алиханов

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Калининградской области Антоном Алихановым

Обсуждались, в частности, вопросы развития внутреннего и въездного туризма в регионе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уже несколько часов мы обсуждаем вопросы развития Калининградского региона: и перспективы, и результаты, и проблемы. Посмотрели некоторые объекты. Посмотрели, как дороги выглядят, как они строятся. И сейчас я провёл заседание комиссии.

Тем не менее хочу задать Вам вот какой вопрос. Мы находимся на новом объекте, это театр эстрады. Конечно, от того, насколько интересным будет отдых, досуг в Калининградской области, зависит и приток туристов. Понятно, что у региона огромный туристический потенциал. Но, с другой стороны, люди едут тогда, когда им интересно. Что предполагается ещё на этом направлении сделать? На заседании комиссии мы подробно об этом не говорили.

А.Алиханов: Действительно, театр эстрады «Янтарь-холл» – это новая точка роста и притяжения. Театр работает и в межсезонье, а не только в высокий, так сказать, сезон.

Здесь же, в Светлогорске, мы заканчиваем в рамках ФЦП развития внутреннего и въездного туризма строительство нового променада. Следующим этапом в рамках новой ФЦП развития туризма планируем восстанавливать, намывать пляж и этот променад, возможно, продлевать. В течение полутора лет закончим строительство нового грузо-пассажирского терминала здесь рядом, в Пионерском. Рядом с этим терминалом уже построено казино, в котором развлекательные программы проводятся и так далее. То есть у нас такой кластер уже формируется и оформляется.

Большим проектом нашим является музейный центр города внутри Калининграда. Хотел бы обратиться с просьбой о поддержке восстановления так называемой янтарной мануфактуры, где мы хотели бы разместить часть Музея Мирового океана, раздел с историческим морским подводным наследием, и вторую часть Музея янтаря. Мы сегодня успели продемонстрировать Вам богатство того, что мы можем создавать из этого замечательного прибалтийского камня.

В целом доложу, какой у нас есть проект по музейному центру города. Он вдохновлён лучшими городами Европы. Мы хотели бы стать форпостом не только экономическим, но и культурным, чтобы привлекать к себе внимание всей Европы, чтобы к нам ездили не только наши сограждане из других регионов России, но и соседи из европейских государств.

Д.Медведев: Это правильная цель, потому что туризм бывает только хороший и не очень хороший, интересный и неинтересный. Поэтому, если будут ездить наши, то будут ездить и иностранцы – это совершенно нормально. Давайте посмотрим на эти проекты. И ещё здесь нужно учитывать, что мы пошли на создание специальных административных районов. Понятно, это не те места, где принято заниматься отдыхом, тем не менее они всё равно будут генерировать интерес к региону – и к вашему, и к Дальнему Востоку. И это нужно учитывать в планах по развитию туристско-рекреационной инфраструктуры.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768159 Антон Алиханов


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768157 Виталий Мутко, Максим Орешкин

Брифинг Виталия Мутко и Максима Орешкина по завершении заседания

Из стенограммы:

В.Мутко: Состоялось заседание правительственной комиссии по развитию Калининградской области. Таких комиссий, которые возглавляет Председатель Правительства, несколько. Цель этой комиссии – придать динамику развитию Калининградской области.

Сегодня мы рассматривали ход реализации государственной программы до 2020 года и федеральной целевой программы. Суть программ – повышение экономического потенциала, развитие инженерной, социальной инфраструктуры. Сегодня подробно говорили об энергетической безопасности и самостоятельности этого региона.

Правительственная комиссия заслушала доклады губернатора, министров. И пришла к выводу, что в целом программа очень эффективно работает. Появилось около 150 новых, современных объектов инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры, возникли новые генерирующие мощности.

В результате реализации программы в регионе созданы новые рабочие места, вырос экономический потенциал региона. Но проблем ещё достаточно. Программа будет продлеваться, работать. Я думаю, нам вместе с регионом ещё предстоит большая работа, чтобы жители Калининградской области почувствовали и улучшение качества жизни, и возможности комфортной городской среды, и прежде всего повышение уровня жизни.

Вопрос: Если говорить о проблемах, какие наиболее крупные сегодня были названы?

В.Мутко: Сегодня завершается работа по созданию необходимого экономического потенциала. Думаю, Максим Станиславович (Орешкин) об этом скажет. Это прежде всего развитие производства, создание новых рабочих мест. Конечно, есть транспортные ограничения, есть ещё проблемы инженерной обеспеченности и мелиорации, о которых сегодня говорили. Есть ряд серьёзных, крупных проблем, которые нам нужно будет решать, – с точки зрения укрепления береговой линии, создания новых возможностей в туристической отрасли. Здесь целый набор мер, которые будут уже в новой программе, которая сейчас разрабатывается, до 2025 года она будет реализована.

М.Орешкин: Мы видим, что с точки зрения динамики экономики прошлый год – это рост больше 2%, то есть выше среднероссийского показателя. Но при этом если смотреть показатели средней зарплаты, то в Калининградской области они ниже, чем по Северо-Западному федеральному округу. Это как раз та задача, которую предстоит решать в предстоящие годы. Понятно, что рост заработной платы всегда основан на сильной и здоровой экономике.

Что нужно сделать, чтобы экономика Калининграда дальше активно развивалась? Конечно же, обеспечить стабильные, предсказуемые условия по всем параметрам, начиная с налогов. Вы знаете, у нас приняты долгосрочные налоговые решения, которые фиксируют низкий уровень налогов, который есть в Калининградской области.

Второй вопрос, очень важный, это вопрос инфраструктуры. Сегодня детально обсуждали на правительственной комиссии вопрос обеспечения газом – причём не только существующих, но и перспективных производств, которые будут создаваться здесь на территории. «Газпром» подтвердил, что поставки газа будут увеличиваться и новые производства, которые здесь будут создаваться, газом будут обеспечены.

Электроэнергетика. Опять же вводятся в строй новые электростанции. Серьёзные инвестиции произведены в электросетевое хозяйство. А это означает, что будет гарантировано бесперебойное энергообеспечение региона в любом случае.

Поэтому стабильность со всех точек зрения – от налоговых режимов до обеспечения инфраструктуры, до развития вузов, среднего образования в регионе – позволяет рассчитывать на то, что любое предприятие, которое сейчас будет создавать новые производства (а мы видим, например, что в особой экономической зоне только в этом году больше 60 новых инвестиционных проектов заявлено, начало реализовываться, мы будем надеяться, что этот темп будет усиливаться и ускоряться), любой инвестор, который сюда приходит, будет понимать, в каких условиях он будет работать не только текущем или следующем году, но и в ближайшие 10, 15, 20 лет.

Эта предсказуемость для Калининграда, который является геостратегической территорией Российской Федерации, конечно же, имеет особую важность.

Вопрос: Если говорить о привлечении инвесторов, что наиболее интересно в Калининградской области?

М.Орешкин: Здесь уникальное географическое расположение, обеспечивается стабильность, развивается инфраструктура, совершенствуется законодательство. Всё это создаёт условия для дальнейшего развития, в частности, автомобильного промышленного кластера, данный проект сейчас обсуждается в рамках индустриального парка «Храброво»: создание, производство автокомпонентов и так далее.

Вопрос очень важный – это туристическая отрасль. Мы сегодня обсуждали развитие проектов по повышению качества туристической инфраструктуры на Куршской косе, Балтийской косе, развитие музейных комплексов в самом Калининграде. Это должно увеличить поток туристов как из остальной части России, так и из стран Европы, создать все возможности для того, чтобы большее количество туристов принималось.

И, конечно, серьёзные перспективы, учитывая образовательную базу в регионе, – это новые технологии, программирование, IT-компании – я думаю, этот сегмент экономики также будет одним из бурно растущих. И что очень важно, мы видим: в компаниях, которые в этом секторе сейчас создаются, средняя заработная плата существенно выше средней заработной платы по региону. Это означает, что за счёт изменения структуры в пользу таких компаний, с большей добавленной стоимостью, и будет расти уровень жизни населения здесь в Калининграде, в Калининградской области.

Вопрос: Во вступительном слове был снова поднят вопрос о дополнительном финансировании строительства железнодорожной паромной линии. Насколько я помню, год назад уже обсуждался этот вопрос. Всё-таки хотелось бы понять, новое финансирование – это исполнение того же самого поручения Дмитрия Анатольевича Медведева по 5 млрд рублей или это какие-то новые деньги? И всё-таки как сейчас выглядит проект для концессионеров?

М.Орешкин: Здесь у нас действительно история затянулась. Надо честно признаться: схема, которая предлагалась для реализации этого проекта в конце прошлого – начале этого года, не сработала. Министерству транспорта пришлось эту схему переделывать. Сейчас уже принята новая схема, запускается строительство первого парома. И сегодня на совещании было принято решение по строительству второго парома.

Вопрос: Где он будет строиться?

М.Орешкин: Строиться он будет на Средне-Невском предприятии, которое сейчас и будет реализовывать эти проекты. Все денежные средства под это есть. Сроки реализации: конец 2020-го – начало 2021 года, когда эти паромы уже будут введены в строй.

Вопрос: То есть это не концессия с «РЖД» теперь?

М.Орешкин: Нет. Теперь это другая схема. Минтранс её изменил, потому что та схема в итоге оказалась экономически неэффективной.

Вопрос: На что она похожа в общих чертах, эта новая схема?

М.Орешкин: Похожа на заказ, который финансируется. Один паром строится за частные деньги, один – за счёт бюджета.

Вопрос: Во вступительном слове поднималась проблема мелиорации Калининградской области. Это очень актуально. Насколько мы поняли, 4 млрд рублей будет выделено на эти цели, но этого явно недостаточно.

В.Мутко: Это только по линии Минсельхоза. Сейчас поручение будет общее, потому что мелиорация здесь сложная. Она находится в ведении разных министерств: Министерства природных ресурсов и экологии и Министерства сельского хозяйства. Сейчас это будет общая программа, будет одно поручение. Мы рассмотрим в целом всю мелиорацию, и с сельским хозяйством связанную, и с жизнеобеспечением, развитием региона.

М.Орешкин: Это как раз очень важно, что собирается правительственная комиссия и на заседании присутствуют одновременно все министерства. Как раз такие комплексные задачи, как модернизация системы мелиорации и её восстановление в Калининградской области – можно рассмотреть и скоординировать действия разных министерств. Сегодня губернатор, выступая на заседании, очень правильно сказал, что если решать по частям эту задачу, то это будут просто бесполезно потраченные деньги. Потому что по линии одного ведомства сделается работа, по линии другого не сделается – эффект будет нулевой. Поэтому эту задачу необходимо решать только в комплексе. Именно такие решения сейчас приняты – что будет комплексная программа с соответствующим финансированием.

Вопрос: Можно ли говорить о каких-то сроках?

М.Орешкин: Подготовка этой программы – уже следующая задача, которая была поставлена в рамках правительственной комиссии. Как только программа будет готова, сразу приступим к её реализации.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768157 Виталий Мутко, Максим Орешкин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768156 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Калининградской области

В повестке: ход реализации государственной программы «Социально-экономическое развитие Калининградской области», вопросы энергообеспечения области.

Перед заседанием Дмитрий Медведев осмотрел международный аэропорт Храброво и посетил Калининградский янтарный комбинат.

Калининградский янтарный комбинат образован в 1947 году на базе Кёнигсбергской янтарной мануфактуры вблизи посёлка Янтарный, где сосредоточено около 90% мировых запасов янтаря.

Сегодня АО «Калининградский янтарный комбинат» – единственное в России предприятие, где ведётся промышленная добыча и переработка янтаря. Ежегодно комбинат добывает около 300 тонн янтаря-сырца.

В ходе масштабного технического обновления, начавшегося в 2014 году, модернизации и ремонта производственных участков комбинат был оснащён новыми станками и оборудованием. Впервые продажа янтаря начала осуществляться на открытой электронной площадке.

Третий год подряд Калининградский янтарный комбинат проводит крупнейшее отраслевое мероприятие – Международный экономический форум янтарной отрасли Amberforum, а также является постоянным участником различных конкурсов и выставок: «JUNWEX Москва», «JUNWEX Петербург», «Лучшие украшения России», WorldSkills и других.

Калининградский янтарный комбинат на протяжении нескольких лет входит в тройку самых популярных туристических объектов региона.

Ювелирные украшения, содержащие янтарь, изготавливает дочернее предприятие комбината – АО «Янтарный Ювелирпром», образованное в 2004 году. Предприятие перерабатывает до 20 тонн янтаря в год и производит как украшения из янтаря, так и ювелирные изделия из серебра и золота с применением янтаря и полуфабрикаты для других переработчиков.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Калининградской области

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня обсудим, как выполняется государственная программа социально-экономического развития Калининградской области, как обстоят дела с развитием дорог, энергоснабжением региона, транспортом. Рассмотрим вопрос о продлении государственной программы, а также затронем другие важные для региона вопросы.

Калининградская область в силу географии – регион особенный. Мы делаем всё, чтобы люди, которые здесь живут, не чувствовали себя оторванными от другой территории России, чтобы у них были нормальные условия для работы и жизни, доступная медицина, образование. Причём, естественно, условия, сопоставимые с другими частями нашей страны и с другими странами.

Одновременно нужно и дальше раскрывать экономический потенциал этого особого российского региона, добиваться устойчивого роста, создавать условия для притока инвестиций. Тем более что у Калининграда есть и ряд объективных преимуществ. Я имею в виду близость европейских рынков, возможности для развития туризма, развития отдельных направлений бизнеса.

Над достижением этих целей мы работаем в том числе – и прежде всего, если говорить о федеральном уровне, – в рамках государственной программы. Рассчитана она до 2020 года и включает в себя федеральную целевую программу по развитию области, которую мы начали ещё в начале 2000-х (строго говоря, с 2002 года).

Мы должны внимательно анализировать, как реализуются все запланированные мероприятия, какой от них эффект. Вносить корректировки, если нужно. И такие решения я принял. Вчера я подписал постановление Правительства, которое вносит изменения в ФЦП. Мы сможем направить дополнительные деньги на мероприятия по созданию новых конкурентоспособных секторов экономики, также обеспечить строительство парома для железнодорожной переправы Усть-Луга – Балтийск, и целый ряд других решений в эту корректировку вошёл.

Контролировать, безусловно, эти средства, их расходование необходимо максимально жёстко, с тем чтобы люди увидели результат. Тем более что в рамках государственной программы мы выделяли и выделяем весьма значительные для нашей страны средства. С начала её действия и до 2020 года на реализацию государственной программы запланировано почти 340 млрд рублей, в 2018 году выделяется 63 млрд рублей, ещё 122,5 млрд – на следующие два года.

Мы постоянно рассматриваем вопросы, которые важны для жителей области и для развития экономики территории, и стараемся их решать. За годы государственной программы здесь появились новые медицинские учреждения, часть ранее существовавших учреждений приведена в порядок, планируется строительство онкоцентра. Я помню, как приезжал сюда в 2007 году, когда мы только начинали заниматься национальными проектами ещё в первой версии. Объективности ради надо признать, тогда всё было очень тяжело. Сейчас результаты есть, но они по многим направлениям ещё скромные, то есть в этом смысле нужно работать.

Дети учатся и в новой школе, и в новом корпусе начальной школы. В эксплуатацию в Калининграде введены 7 детских садов, открылись они и в соседних городах. Заработали физкультурно-оздоровительный центр и театр эстрады.

Большая работа была проделана в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу, который проходил и в Калининграде. Это, конечно, и праздник был для города и региона, и возможность заняться благоустройством. Был благоустроен центр города, отремонтированы набережные. И конечно, очень важно, что обновился аэропорт Храброво. Перед совещанием я осмотрел его после второй очереди реконструкции. Там появился новый терминал. Это теперь современный транспортный узел с максимально длинной взлётно-посадочной полосой, который принимает любые типы воздушных судов. И потенциально, как докладывают коллеги, это, вполне вероятно, будет один из крупных международных авиационных хабов.

В рамках государственной программы проводится модернизация инженерной и транспортной инфраструктуры области. Строятся развязки, дороги, эстакады. Я каждый раз приезжая сюда, специально сажусь за руль и смотрю, как эти дороги строятся, как развиваются. Сейчас уже можно сказать, что есть и реально очень хорошего качества дороги, автострады современные. Но есть и проблемы, связанные с историей развития региона, скажем так, с муниципальными дорогами, которые в настоящий момент требуют максимального внимания.

Тем не менее средства, которые выделяются на все эти цели, используются не полностью. Подобная проблема была и в предыдущие годы. Надо разобраться, в чём дело. Понятно, деньги должны работать, а не валяться на счетах. Поэтому хочу услышать и ваши соображения, как сделать использование бюджетных инвестиций, бюджетных субсидий и государственными заказчиками, и региональными властями более эффективным.

Один из блоков государственной программы направлен на создание благоприятного делового климата в регионе, в том числе в рамках действующей здесь особой экономической зоны. В федеральном бюджете этого года на это предусмотрено свыше 50 млрд рублей. Их региональные власти смогут направить на снижение издержек производства предприятий в том числе. И конечно, на развитие инвестиционного потенциала Калининградской области.

Отдельный вопрос совещания касается энергообеспечения. Калининградская область зависит от поставок из соседних государств, местная энергосистема таким образом была устроена. Но это не должно сказываться на жителях. Поэтому мы утвердили отдельную «дорожную карту», которая должна обеспечить надёжное энергоснабжение потребителей.

Она предполагает строительство четырёх новых электростанций (трёх газовых и одной угольной) и другой инфраструктуры. И в целом, соответственно, увеличение мощности энергосистемы региона. Об этом мы послушаем сообщения наших коллег.

В этом году две станции уже начали работать, практически готова ещё одна, и четвёртая станция начнёт действовать в конце следующего года или в начале 2020 года.

Если говорить о газоснабжении Калининградской области, то сейчас это происходит по системе магистральных газопроводов, которые идут по территории Белоруссии и Литвы.

По прогнозам, объём потребления газа в ближайшие годы будет расти. В первую очередь за счёт подключения крупных промышленных зон, производственных предприятий, объектов коммунально-бытового хозяйства, строительства новых котельных, перевода старых котельных на газ, газификации квартир и домовладений. Понятно, что это создаёт определённые проблемы. Поэтому нужно будет вплотную заняться балансом поставки и потребления природного газа в Калининградской области.

И ещё одна тема, которую хотел бы затронуть. При поддержке федерального центра в регионе должно начаться восстановление мелиоративной системы, состояние которой прямо влияет и на развитие сельхозпроизводства, и вообще на развитие региона. В прошлом году Правительство утвердило «дорожную карту». Предстоит много работы – начиная с того, что нужно уточнить состояние всех мелиоративных объектов в области: насосных станций, магистральных каналов, дамб, других объектов, выявить среди них бесхозные. В результате эта сеть должна полноценно заработать. Мы планируем направить из федерального бюджета на эти мероприятия со следующего года и на период до 2025 года суммарно около 4 млрд рублей. Понятно, что этими деньгами здесь тоже дело не ограничится.

Перед совещанием мы с коллегами были на Калининградском янтарном комбинате. Здесь сосредоточено 90% всех разведанных мировых запасов янтаря. Спрос на этот полудрагоценный камень есть, в том числе и за рубежом. Но есть проблемы и с его добычей. Хотя в последнее время в этой сфере удалось всё-таки навести определённый порядок. Работа была проделана. Увеличен штраф за самовольную добычу, хранение и транспортировку янтаря или сбыт самовольно добытого янтаря – до 500 тыс. рублей. Это принесло и положительные результаты. Но даже такой штраф не всегда является эффективным. Самовольная добыча в полном объёме не прекратилась. Поэтому мы разработали законопроект, который ещё больше усилит ответственность за самовольную добычу янтаря, нефрита и других полудрагоценных камней – для тех, кто уже обвинялся в таких преступлениях.

Вчера этот законопроект прошёл законопроектную комиссию и будет обсуждаться на одном из заседаний Правительства. Речь идёт о внесении изменений в Уголовный кодекс, чтобы ответственность за совершение сделки, связанной с этими самовольно добытыми полудрагоценными камнями, была более строгой. Предлагается наказывать за такие деяния принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок, если это уже организованная группа лиц или если ущерб был очень крупным, то есть причинён ущерб в особо крупном размере. Надеюсь, что это тоже повлияет на общую криминогенную ситуацию, связанную с добычей янтаря в регионе.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Финансы, банки > premier.gov.ru, 23 октября 2018 > № 2768156 Дмитрий Медведев


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 октября 2018 > № 2768146 Владимир Путин

Форум «Малый бизнес – национальный проект!»

Президент выступил на пленарном заседании ежегодного форума Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» «Малый бизнес – национальный проект!».

Перед началом заседания Владимир Путин осмотрел павильоны московских технических мастерских досугово-образовательного комплекса «Техноград», открывшегося в сентябре на территории ВДНХ.

Комплекс рассчитан как на обучение детей с 11 лет, так и на дополнительное образование и повышение квалификации студентов и взрослых. Мастер-классы и курсы по цифровым и креативным технологиям, промышленным специальностям, устройству городской инфраструктуры и работе в сфере обслуживания дают возможность получить навыки по 42 наиболее востребованным в городской среде профессиям.

* * *

Выступление на пленарном заседании форума

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Я прежде всего хочу поздравить Александра Сергеевича Калинина с переизбранием на второй срок и хочу пожелать ему успехов.

Хочу поблагодарить Общероссийскую общественную организацию «ОПОРА России», представителей отечественного бизнеса за ваше участие в важнейших проектах развития страны, за совместную работу по улучшению качества делового климата, а в конечном итоге и уровня жизни наших граждан. Результат наших общих усилий – это новые перспективы для труда и самореализации людей.

Напомню, что в Послании, а затем и в майском указе, была поставлена цель обеспечить не просто поступательное, а именно качественное развитие малого и среднего бизнеса. А это значит, что и сама работа ваших компаний, и государственная политика по поддержке предпринимательства должны стать на порядок эффективнее.

За ближайшие шесть лет мы должны добиться того, чтобы вклад малого и среднего бизнеса в ВВП страны сперва превысил планку в 30 процентов, а затем стремился бы и к 40 процентам (сейчас, напомню, это в районе 20 процентов). В этом секторе предстоит дополнительно создать почти шесть миллионов рабочих мест, значительно укрепить экспортный потенциал небольших предприятий и компаний.

По моему поручению, как вы знаете, Правительство, в том числе с участием «ОПОРЫ России» и других деловых объединений, разработало конкретный план действий – национальный проект по поддержке малого и среднего бизнеса.

Сегодня в этой аудитории (а это очень представительная аудитория, Александр Сергеевич сказал, что таких масштабных мероприятий до сих пор и не проводили – 1200 человек сегодня собралось здесь) я хотел бы в вашем присутствии обозначить некоторые направления и принципы, которые считаю приоритетными.

Первое. Мы об этом часто говорим, практически постоянно говорим, но приходится к этому возвращаться, и будем к этому возвращаться, пока не добьёмся существенных сдвигов. Что имею в виду: нам нужно предельно упростить все процедуры создания и ведения бизнеса, сделать их необременительными, дружественными для предпринимателей, естественно, сохранив баланс между свободой предпринимательства и интересами граждан, общества, государства.

Чтобы создать такую комфортную бизнес-среду, нужно в том числе максимально использовать возможности цифровых технологий – мы тоже много уже об этом говорим в последнее время, – расширять применение современных контрольно-кассовых средств, техники. Всё, что избавляет компании от вороха бумаг.

Также прошу Правительство отдельным актом установить исчерпывающий перечень отчётности для небольших компаний, чтобы у чиновников, или, я оговорюсь, у некоторых чиновников, не было соблазна с помощью разного рода ведомственных инструкций и приказов, что называется, тихой сапой нагружать бизнес, вводить всё новые формы отчётности. А это, к сожалению, происходит ежедневно. Откровенно говоря, иногда не знаешь, что с этим делать. Вместе с вами будем вырабатывать способы борьбы с подобными явлениями.

Второе. Нужно расширить доступ продукции небольших компаний на отечественный рынок. И в этой связи хотел бы отметить целенаправленную и результативную работу Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. Здесь есть и хорошие результаты. Иногда, когда мы с вами усилия объединяем, мы тоже кое-чего добиваемся. В данном случае можно говорить об определённом прогрессе.

В 2015 году, когда Корпорация начинала свою деятельность, компании с государственным участием покупали у малого и среднего бизнеса товары и услуги на сумму не выше 100 миллиардов рублей в год, а в текущем году, по предварительным данным, это уже более трёх триллионов рублей.

Теперь Корпорации малого и среднего предпринимательства совместно с бизнесом предстоит взять следующую высоту – к 2024 году довести объём закупок до пяти триллионов рублей. Вполне достижимый результат.

Что особенно значимо: растёт доля технически сложной продукции и услуг. Уже сейчас это почти 70 процентов от объёма всех закупок. Нужно обязательно сохранить такую динамику и в среднесрочной, и в более отдалённой перспективе. И для этого важно выстроить системный механизм – если можно так сказать, «выращивать» качественных поставщиков, чтобы небольшие компании могли укреплять свои технологические и управленческие компетенции, повышать конкурентоспособность продукции. Я об этом, уверяю вас, постоянно говорю с коллегами, руководителями крупных российских компаний.

В этой связи третье: следует совершенствовать и расширять линейку инструментов поддержки малого и среднего бизнеса, особенно в наиболее значимых сферах. Это в том числе небольшие высокотехнологичные компании и стартапы, фермерские хозяйства и сельхозкооперативы, а также социальное предпринимательство.

Кстати, ещё прошлым летом на встрече с представителями НКО в Петрозаводске мы договорились, что до конца 2017 года будет принят закон «О социальном предпринимательстве». Это было в июле 2017 года. Заканчивается 2018 год, а воз и ныне там. Год мы пропустили.

Я обращаю внимание Министерства экономического развития: надо снять все разногласия, поработать в тесном контакте с парламентариями, с бизнес-сообществом все вопросы, которые до сих пор являются несогласованными, чтобы принять закон в самые короткие сроки.

Также прошу Агентство стратегических инициатив отладить в регионах механизм распространения лучших практик поддержки социального предпринимательства.

И ещё. Мы видим растущий интерес граждан к занятиям физической культурой и спортом. У нас есть соответствующие планы, ориентиры, планки, которые мы должны достигнуть в ближайшее время. Спрос в этом секторе очень большой, и малый бизнес готов здесь работать ещё более активно. Нужно оказать ему реальное содействие, реальную поддержку.

Просил бы Корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства совместно с Министерством спорта Российской Федерации держать это направление в зоне особого, приоритетного внимания.

Кстати говоря, здесь есть тоже определённый сдвиг. Смотрите: расширяется объём закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере физической культуры с 0,2 миллиарда рублей в 2017 году, а в 2018-м – уже 1,7 миллиарда. Рост более чем в восемь раз. Уже есть с чего брать примеры.

Отдельно хотел бы сегодня сказать о работе контрольно-надзорных органов. Мы постоянно с вами об этом говорим, я это тоже знаю, но, как и в первом случае, будем постоянно к этому возвращаться, пока не добьёмся реальных сдвигов. Здесь есть определённые подвижки, я сейчас тоже об этом скажу, но, безусловно, есть и проблемы.

Мы приняли важные, необходимые решения в предыдущие годы. Ситуация постепенно меняется. Но ещё очень многое предстоит сделать, и главный критерий эффективности наших усилий – насколько сами предприниматели чувствуют себя комфортно, как работают гарантии, защищающие их от давления, от неправомерных действий.

Прокуратура, как вы знаете, работает. Я знаю, я не только в таких аудиториях встречаюсь с теми, кто здесь в зале сидит, но и в более деловой обстановке, на совещаниях различных. Я знаю, что есть проблемы.

Всё-таки, смотрите, при формировании Сводного плана проведения плановых проверок на 2018 год прокурорами исключено 62 тысячи мероприятий из 412 тысяч, предложенных контролирующими организациями. Всего за десятилетний период формирования указанного плана отклонено четыре миллиона мероприятий из 8,8 миллиона, предложенных контролёрами. Почти 50 процентов отклонила прокуратура. Из 35 тысяч внеплановых выездных проверок в 2017 году прокурорами отклонено более половины – 58 процентов. Но, как выясняется, и этого недостаточно.

Тем не менее пока часто получается так, что небольшим мастерским, несмотря на предпринимаемые меры и усилия, самозанятым гражданам зачастую выгоднее и спокойнее работать вообще без регистрации, потому что на нелегальном положении контролёры к тебе, как известно, не приходят, а если неожиданно нагрянут, то есть различные варианты, как построить отношения с теми, кто вдруг неожиданно пришёл. Кому польза от такой работы, от того, чтобы людей в тень загонять, – непонятно. Точно совершенно ни государству, ни бизнесу, ни гражданам.

Считаю, что наша общая, фундаментальная задача – обеспечить максимальную прозрачность, открытость деятельности контрольно-надзорных органов. Повторю: сегодня, в век цифровых, информационных технологий, это предельно конкретная, понятная, технически решаемая, реализуемая задача. И, конечно же, очень многое будет зависеть и от готовности бизнеса включиться в совместную с нами работу.

Что предлагаю в этой связи сделать. У нас уже действует так называемый Реестр проверок, и его внедрение действительно помогло в известной степени повысить прозрачность контрольной деятельности. Однако сейчас – и вы это, уважаемые коллеги, тоже хорошо знаете – реестр заполняют сами контролирующие организации, причём без всякой формализации, а часто как бог на душу положит. Это не соответствует часто ни интересам бизнеса, ни интересам государства. Здесь, конечно, нужно порядок наводить и чётко регламентировать ведение этого реестра. Но только этого, наверное, будет недостаточно. И потом, всегда возникает вопрос: а как это сделать?

Какая есть идея. Нужно сделать так, чтобы и предприниматели могли размещать информацию: кто из проверяющих, с какой целью, с какими результатами приходил, какие реальные результаты, ещё раз хочу подчеркнуть, в итоге получены, как проверка сказалась на работе предпринимателя.

Для этого можно, например, использовать цифровую платформу «Бизнес-Навигатор» Корпорации малого и среднего предпринимательства. Кстати говоря, за этим продуктом к нам уже обратились и коллеги из Италии, Азербайджана и из Японии.

В дальнейшем обе системы – Реестр проверок и «Бизнес-Навигатор» – можно и нужно будет «состыковывать» между собой, обеспечить обмен данными. А если эти данные, что называется, не совпадают, «не бьются» – это сигнал и для Генеральной прокуратуры, и для общества в целом.

И сразу будет видно: из каких компаний контролёры не вылезают, так сказать, а какие сферы, каких предпринимателей почему-то обходят стороной контролирующие организации, закрывают глаза на проблемы, которые там существуют.

Прошу Генеральную прокуратуру – мы уже проводили с ними предварительные консультации – совместно с Корпорацией развития малого и среднего предпринимательства отработать такой механизм в рамках пилотного проекта.

Обращаю внимание: важны две задачи. Повысить прозрачность контрольной деятельности, защитить бизнес и одновременно чётко увидеть, в каких сферах должный контроль, напротив, не налажен и какими рисками это может быть чревато.

Здесь хотел бы затронуть ещё одну значимую и очень важную тему. В декабре завершается трёхлетний мораторий на плановые проверки по большинству видов государственного контроля в отношении малых компаний. Эта мера затронула более полумиллиона предпринимателей, позволила поддержать бизнес, снизить его издержки.

При этом нужно прямо сказать: и общество, и государство, и сам бизнес – все мы извлекли и серьёзные уроки из опыта так называемых надзорных каникул. Должен прямо сказать, и анализ показывает, что кто-то ловко научился пользоваться, манипулировать этими положениями, которые мы приняли, прикрываться ими не в интересах общества, не в интересах государства, а в своих личных, корыстных, как правило, целях.

Практика показала, что есть сферы, где нужен постоянный и даже более жёсткий контроль. Это прежде всего касается компаний, которые имеют так называемый высокий профиль риска, чья деятельность напрямую затрагивает жизнь и безопасность людей, а также тех предприятий, которые работают в специфических сферах и секторах, например таких, как оборот драгметаллов и камней. А для всех остальных малых компаний, для самозанятых граждан предлагаю продлить надзорные каникулы ещё на два года. Прошу Правительство и Государственную Думу оперативно принять необходимое решение.

Этот шаг – ещё одно свидетельство того, что государство, общество доверяют бизнесу, рассчитывают на его ответственность, на то, что абсолютное большинство предпринимателей дорожит своей деловой репутацией.

И конечно, нужно и дальше совершенствовать наше законодательство, правоприменительную практику, – в том числе связанное с деятельностью правоохранительных органов в экономике.

Знаю, что у делового сообщества накопился здесь целый ряд содержательных предложений, и прошу Рабочую группу по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства рассмотреть все эти вопросы – собственно говоря, вместе с вами и будем это и делать, – выйти с законодательными инициативами.

Дорогие коллеги и друзья! Я глубоко убеждён, что развитие нашей страны, развитие России зависит от частной инициативы, от успехов таких же целеустремлённых, трудолюбивых, настойчивых людей, как вы и те люди, которые работают с вами и у вас.

Мы продолжим расширять пространство, возможности для работы индивидуального, малого, среднего бизнеса и обязательно добьёмся успеха – если будем работать вместе, как это было и в предыдущие годы.

Благодарю вас за внимание и желаю вам успехов. Спасибо большое.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 октября 2018 > № 2768146 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768154 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по модернизации экономики и инновационному развитию России

В повестке: об ускорении технологического развития.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы встречаемся, чтобы обсудить ряд важнейших задач, связанных с инновационным развитием нашей страны, внедрением современных технологий, в формате правительственной комиссии по модернизации и инновационному развитию. Она некоторым образом переформатирована, мы в таком крупном составе встречаемся первый раз, для того чтобы обсудить именно эти темы. Они обусловлены целями развития, которые установлены в указе Президента.

Но есть набор практических вопросов, которые необходимо всё время держать в поле зрения, включая вопрос о том, что внедрение инноваций у нас, к сожалению, идёт гораздо медленнее, чем нам хотелось бы, несмотря на внимание, которое этому уделяется. Надо увеличить количество российских организаций, которые занимаются технологическими инновациями на постоянной основе, – это одна из ключевых задач. В сегменте технологического бизнеса также надо обеспечить интенсивное формирование крупных и сильных игроков.

Очевидно, что одной лишь поддержкой разработчиков такую масштабную задачу нам не решить, хотя надо ей заниматься. Здесь требуется комплексное решение, которое затрагивало бы все отрасли нашей экономики, опиралось бы на национальные проекты, которые в настоящий момент нами запускаются. Таким решением должно стать формирование полноценного рынка инноваций. Только создав его, мы достигнем тактических целей, таких как привлечение инвестиций и обеспечение спроса, а также стратегических целей, придадим развитию страны долгосрочный характер и сможем выбиться в технологические лидеры мира.

Для этого мы в полной мере должны опираться на те ресурсы, которые выделяются на реализацию национальных проектов. По каждому из этих направлений предусмотрен целый ряд мероприятий, направленных на технологическое развитие. Под это заложены весьма значительные деньги. Они должны использоваться с максимальной эффективностью.

Важно не только выйти на конкретные контрольные показатели по национальным проектам, но во всех сферах – я имею в виду и медицину, и телекоммуникации, и инфраструктуру, и все остальные направления – предусмотреть обязательное внедрение самых передовых технологий. И, что не менее важно, вырастить современный, высокотехнологичный бизнес, включая крупный бизнес.

Конечно, велик соблазн использовать всё, что уже сделано, всё готовое. Закупить технологические решения или оборудование за границей. Определённый эффект мы тоже получим. Но понятно, что он будет неустойчивым, недолговременным и, более того, в любой момент может прекратиться. Поэтому нужно двигаться по нескольким направлениям.

Первое – поддержать разработчиков. Для этого – расширять масштабы и эффективность поддержки стартапов. Состоявшимся компаниям-лидерам – помочь максимально быстро нарастить объёмы продаж. С помощью льготных кредитов, с помощью софинансирования на исследования и разработки и с помощью поддержки венчурного финансирования и формирования максимально благоприятных условий для выхода на международные рынки.

Если мы не поможем нашим технологическим компаниям максимально быстро встать на ноги, они, конечно, будут поглощены конкурентами, причём, скорее всего, из-за границы, либо просто исчезнут, потому что у них не будет денег на развитие.

Второе. Нужно предусмотреть механизмы для снижения или разделения рисков. Для этого нужно развивать сектор инжиниринговых компаний, которые станут связующим звеном между разработчиками и заказчиками.

Третье, о чём хотел бы сказать. Важно улучшить в целом деловой климат именно для инновационного бизнеса. Мы и так этим занимаемся, обязаны это делать по всему спектру проектов, которые мы ведём. Но для инновационного бизнеса эти излишние регулятивные барьеры могут оказаться просто смертельными. Нужно модернизировать систему технического регулирования, стандартизации, оценки соответствия.

Развивать инфраструктуру в регионах, расширять государственную поддержку в сфере науки и технологий – через единую сеть научно-образовательных центров мирового уровня.

И конечно, важно стимулировать спрос на инновации со стороны крупных компаний. Пока это процесс не самый лёгкий.

Одними из лидеров должны стать компании с госучастием. От этого должны зависеть ключевые показатели их эффективности.

За последние годы принят целый ряд важных документов – Стратегия научно-технологического развития до 2035 года, реализуются «дорожные карты» Национальной технологической инициативы, есть Основные направления деятельности Правительства, сами национальные проекты.

Нужно актуализировать в этом контексте программы инновационного развития госкомпаний, чтобы они в полной мере соответствовали задачам, которые Правительство сейчас ставит в сфере технологий и экономики в целом.

Давайте подумаем, каким образом всё это организовать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768154 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 октября 2018 > № 2768144 Дмитрий Козак

Встреча с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Козаком

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Козаком. Обсуждались, в частности, меры по поддержке российского экспорта и импортозамещения.

В.Путин: Дмитрий Николаевич, мы в последнее время много внимания уделяем поддержке экспорта, рассматривая это как инструмент настройки экономики, повышения её конкурентоспособности и придания ей инновационного характера. Как Вы оцениваете эту работу на сегодняшний день?

Д.Козак: В соответствии с Вашим Указом от 7 мая Правительство приступило к реализации этого важнейшего национального проекта под названием «Международная кооперация и экспорт». В рамках этого Указа предусмотрен проектный подход к реализации проекта, и Правительство полностью его использует. И это позволит сегодня, во-первых, запланировать все средства бюджета, которые направляются на экспортную поддержку производства конкурентоспособной, в том числе на мировых рынках, продукции российского производства.

Также это позволяет на самой начальной стадии реализации проекта выявить всех потенциальных участников: это непосредственно предприятия, трудовые коллективы, органы государственной власти субъектов, органы местного самоуправления, которые косвенно также должны участвовать в этом проекте. На начальной стадии их всех выявить, кто готов участвовать в этом проекте, под обязательства государства предоставить соответствующие средства бюджета на государственную поддержку и определить взаимные обязательства на весь длительный период: взаимные обязательства и предприятий, и трудовых коллективов, бизнеса по организации производства конкурентоспособной на мировых рынках продукции, и обязательства государства по предоставлению в соответствующем графике на весь период средств государственной поддержки. На наш взгляд, это значительно повысит эффективность этой работы.

Кроме того, впервые – у нас традиционно так называемые промышленные субсидии, поддержка предприятий промышленности, предоставлялись непосредственно с федерального уровня – сегодня в рамках этого проекта предполагается активно включить органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, с тем чтобы была консолидированная позиция всех уровней власти по решению этой важнейшей задачи.

С федерального уровня будут заключаться соглашения с системообразующими предприятиями, и то с обязательным участием органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Все другие предприятия: субсидии будут предоставляться регионами, с теми же обязательствами по организации производства конкурентоспособной на мировых рынках российской продукции.

Что это позволит решить? Это позволит более чем на 60 процентов увеличить объёмы производства продукции с высоким уровнем добавленной стоимости, конкурентоспособной на российском, мировых рынках. И естественно, параллельно мы решаем проблему импортозамещения, обеспечения промышленной безопасности Российской Федерации, поскольку у нас, на территории России, появится продукция, которая конкурирует с лучшими мировыми образцами.

Кроме того, это позволит создать значительное количество примерно в таком же объёме, в такой же пропорции высокотехнологичных рабочих мест, естественно, высокооплачиваемых – эта задача ещё ранее Вами ставилась, мы будем её решать, – привлечь дополнительные инвестиции в создание высокотехнологичных производств на территории Российской Федерации.

В совокупности, исходя из того, как мы запустили этот проект, мне представляется, мы сможем достичь этих результатов, и это будет способствовать структурным реформам нашей экономики в целом, увеличению объёма несырьевого производства, объёма производства несырьевой продукции и её поставки как на внутренний рынок, так и на внешние рынки.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 октября 2018 > № 2768144 Дмитрий Козак


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2766137 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Экономический рост – база для каждой национальной цели развития

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал о реализации «майского» Указа Президента на форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах России».

Глава Минэкономразвития подчеркнул, что национальные проекты являются инструментом для достижения национальных целей и могут со временем меняться. "Если инструмент неправильно сформировать в самом начале, то можно, выполнив все элементы национального проекта, национальных целей не достигнуть. В целом национальные проекты - это живые документы. То, что принимается сейчас, будет со временем меняться, потому что отдельные инструменты национальных проектов будут эффективны, они будут усиливаться», - сказал министр.

По каждой национальной цели сейчас готовится план реализации, в котором будут прописаны конкретные механизмы достижения. «По каждому элементу целевые показатели будут установлены на каждый год. Раз в полгода будет проводится анализ. Первый такой анализ будет проводится в марте-апреле следующего года. Мы увидим, идем ли мы по намеченным траекториям – как в целом по показателям, так и по отдельным субпоказателям. Какие действия из нацпроектов приводят к позитивной динамике, какие не приводят», - сообщил Максим Орешкин.

Кроме того, в этом цикле впервые за каждой национальной целью закреплен ответственный за реализацию вице-премьер.

Министр отметил, что базой для каждой национальной цели развития является экономический рост. Без него нельзя будет решить задачи по снижению бедности, технологическому развитию и другим направлениям.

«При непростой демографической ситуации ключевой вопрос – инвестиции. Здесь две задачи. Не просто их повышение до уровня в 25%, важно, чтобы инвестиции были качественные. Поэтому есть целый набор системных мер: это стабильность макроэкономики, стабильность налоговых режимов, увеличение инвестиций в инфраструктуру, реформа контрольно-надзорной деятельности, снижение доли государства», - сообщил министр.

Одним из инструментов формирования благоприятной инвестиционной среды он назвал новый механизм «Трансформация делового климата». Механизм разработан Минэкономразвития для регулярного снятия ограничений в сфере ведения бизнеса. В первый пакет мер в рамках «Трансформации делового климата» вошли более 120 предложений от предпринимателей. Сейчас готовится проект распоряжения Правительства, которым будет утвержден план действий по снятию барьеров. Эта работа будет проводиться на регулярной основе. Соответствующие распоряжения Правительство планирует выпускать каждые полгода.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2766137 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 22 октября 2018 > № 2766128 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Бюджет - не дышло, так просто не повернёшь"

На этой неделе Госдума РФ в первом чтении рассмотрит проект закона о федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов. О позиции предпринимательского сообщества, его замечаниях и предложениях в интервью «Новым Известиям» рассказал Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

- Сергей Николаевич, перефразировав известную пословицу, можно, наверное, сказать, что бюджет – не дышло, куда угодно его не повернёшь, есть жесткие ограничения его возможностей, проистекающие из возможностей страны. Так сказать, как заработал – так и поел… И все же: несмотря на непростые нынешние времена, можно ли, по мнению предпринимательского сообщества, назвать будущий бюджет достаточно оптимистичным?

- Он точно не пессимистичен.

Предпринимательское сообщество считает важным и позитивным, что в федеральном бюджете предусматривается финансирование перспективных отраслей промышленности - станкостроения, автопрома, медицинской промышленности, фармацевтики, а также рост поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

Правительство декларирует создание комфортных условий для развития предпринимательства, планирует увеличение инвестиций до четверти ВВП, а это серьезный стимул, чтобы экономика развивалась.

В целом проект бюджета можно оценить как ориентированный на приоритетные задачи национальной социальной политики и повышение качества жизни населения, развитие экономики и обеспечение бюджетно-финансовой безопасности.

Но все же у бизнеса есть замечания, есть и некоторые сомнения.

- Какие?

- Например, наши эксперты обратили внимание, что темпы роста российской экономики в 2019 году обозначены в пределах 1,3 процента ВВП. В 2020 году ожидается 2 процента, а начиная с 2021-го – выше 3 процентов.

- Но ведь рост, не стагнация же?..

- Верно, но при таких низких темпах роста возможны некоторые риски.

Так, в России только для поддержания инфраструктуры и сохранения статус-кво в экономике нужен рост ВВП не менее 2 процентов ежегодно. Если показатель ниже, то весьма вероятны, по мнению экспертов ТПП РФ, сжатие спроса и потеря рынков. Это надо иметь в виду и постараться избежать такого развития событий.

Далее. У нас по-прежнему предусматривается, можно даже сказать, консервируется зависимость нижестоящих бюджетов от федеральной финансовой помощи. Не решена проблема так называемых вертикальных фискальных дисбалансов в региональных бюджетах - это когда децентрализация расходов в региональных и муниципальных бюджетах не сопровождается и не совпадает с децентрализацией доходов в этих же бюджетах.

Из-за таких дисбалансов для финансирования расходов и покрытия дефицитов региональных и местных бюджетов федеральным властям придётся и дальше применять трансферты, субсидии, субвенции, дотации. Неизбежны также заимствования на кредитном и долговом рынках.

Однако практика показывает, что сильная зависимость от межбюджетных трансфертов и неадекватные по цене коммерческие заимствования не столько смягчают бюджетные ограничения региональных правительств, сколько ослабляют общую фискальную дисциплину в регионах, на местах. Это системная проблема, и в проекте бюджета она не решается.

- Что ещё?

- Мы убеждены, что поддерживать отечественную обрабатывающую промышленность и реальный сектор экономики надо всеми инструментами финансово-промышленной политики и денежно-кредитной политики. Без этого прорыва нашей экономики на новый уровень попросту не будет.

Предлагаем также повысить субсидии производителям сельскохозяйственной техники до 15 млрд. рублей ежегодно на 2019 - 2021 годы. Сельское хозяйство у нас в последнее время заметно пошло вперед, ему нужна техника, и она должна быть доступной и конкурентной по сравнению с иностранной продукцией.

К сожалению, в проекте бюджета заложены средства в размере лишь 2 млрд. рублей.

Беспокоит предпринимательское сообщество слабое развитие рынка информационных технологий – в 2018 г. его объем ожидается лишь на уровне 0,93 ВВП. Это в разы меньше, чем нужно. Государственная поддержка, осуществляемая в рамках программы «Цифровая экономика», незначительна: в 2019 г. – 94,8 млрд. рублей, в 2020 г. - 95,5 млрд., в 2021 г. – только 59,2 млрд. рублей.

Этого явно недостаточно, чтобы решить проблемы, связанные с разработкой новых продуктов информационных технологий, развитием системы подготовки и повышения квалификации специалистов, обработки больших объемов данных, искусственного интеллекта, информационной безопасности.

Есть у нас и другие замечания.

Как вы правильно заметили в начале нашего разговора, бюджет нельзя «повернуть», как хотелось бы, он жестко ограничен сегодняшними доходами страны. Но разумные корректировки, концентрация бОльших сил на важных направлениях вполне возможна. Об этом и речь.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 22 октября 2018 > № 2766128 Сергей Катырин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter