Зимбабве. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 ноября 2017 > № 2403038

Китай отрицает своё влияние на политический кризис в Зимбабве

Обзор публикаций за ноябрь 2017 года

6 ноября 2017 года 93-летний тогда еще действующий президент Зимбабве Роберт Мугабе отправил в отставку вице-президента страны Эммерсона Мнангагву в связи с «несоответствием занимаемой должности». Мнангагва — один из членов национально-освободительного движения Зимбабве, сражавшийся с колонизаторами «плечом к плечу» с Мугабе. Поэтому на протяжение всего существования Зимбабве в качестве независимого государства, с 1980 года, Мнангагва занимал ведущие министерские посты и пользовался большим влиянием в правящей партии Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт (ЗАНУ-ПФ). С 2014 года он находился в должности вице-президента и считался будущим преемником Мугабе.

Однако политическим оппонентом Мнангагвы выступила Грейс Мугабе, 52-летняя первая леди Зимбабве, которая, согласно некоторым источникам, и способствовала отставке Мнангагвы, убедив супруга в том, что тот планирует переворот. Мнангагва вынужден был покинуть страну. 14 ноября главнокомандующий вооруженными силами Зимбабве Константино Чивенга выступил с обвинением Мугабе в политических чистках и нарушении стабильности. Военные заняли часть правительственных зданий в Хараре, президент и его семья были помещены под домашний арест.

19 ноября Мугабе выступил с обращением к нации, но об ожидаемой всеми отставке не упомянул. Тогда, во вторник, 21 ноября, парламент вынес решение об импичменте президенту. 22 ноября Мугабе объявил о своей отставке. На посту президента был утвержден Эммерсон Мнангагва, который в тот же день вернулся в Зимбабве из ЮАР. Жители Хараре ликуют. 24 ноября Мнангагва принял присягу и заявил, что будет способствовать установлению в стране демократии и откроет двери иностранной помощи.

Ряд СМИ находит примечательным то, что 8 ноября генерал Чивенга был с визитом в Пекине, где встречался с начальником генерального штаба КНР Ли Цзочэном. Китай, как не раз заявляли официальные представители МИД КНР, заинтересован в сохранении стабильности и преемственности политического курса Зимбабве, а поскольку Мнангагва, хоть и моложе Мугабе, но всё же принадлежит к «старой гвардии», радикального изменения курса как раз не предвидится. Кроме того, приход к власти Мнангагвы и его заявление о приветствии иностранных вложений также играют на руку Пекину: он сможет еще больше расширить здесь свое экономическое присутствие, особенно в сфере горнодобывающей промышленности.

В связи с этим в минувший месяц значительная часть материалов китайских СМИ была посвящена анализу политического кризиса в Зимбабве.

22 ноября в Пекине прошла пресс-конференция МИД КНР, на которой официальный представитель министерства Гэн Шуан отвечал на вопросы журналистов по поводу отставки Роберта Мугабе. Гэн Шуан сделал реверанс в сторону Мугабе, отметив, что Пекин уважает его решение об отставке, но в то же время будет всегда помнить период его правления как наиболее плодотворный для развития китайско-зимбабвийских отношений. Он также выразил уверенность в том, что и при новом президенте сотрудничество Китая и Зимбабве будет только расширяться. Один из журналистов напомнил, что, к примеру, США и Великобритания надеялись, что новый президент будет избран в результате свободных и справедливых всеобщих выборов, но этого не произошло. Последовал вопрос, какова позиция Китая. Гэн Шуан ответил, что Китай придерживается принципа невмешательства во внутреннюю политику других стран.

Портал «Ванъи» разместил интервью с послом Китая в ЮАР Линь Сунтянем касательно так называемого «китайского следа» смены власти в Зимбабве. Вслед за официальным представителем МИД Лу Канном, Линь подтверждает, что визит генерала Чивенги в Пекин был запланирован задолго до указанных событий и утвержден самим президентом Мугабе. Китай всегда придерживался принципа уважения государственного суверенитета других стран. Предположения, что Пекин был извещен о готовящемся перевороте и даже санкционировал его, высказываемые некоторыми западными СМИ, не более чем пустые домыслы с целью внести разлад в китайско-африканское сотрудничество и опорочить образ Китая на международной арене.

В аналитическом комментарии на портале «Сина» анализируется общий фон и последствия кризиса. Во-первых, по мнению авторов материала, отставка Мугабе была лишь делом времени — не столько в связи с тем, что он уволил популярного среди военных и в народе Мнангагву, сколько из-за его провального курса, который вылился в экономический коллапс в масштабах всей страны. Во-вторых, «Сина» пишет, что при всём этом кризису не позволили распространиться за рамки политических верхов страны и привести к кровопролитию среди простых людей. Это произошло благодаря однозначно конструктивной роли армии, а также своевременному решению Мугабе об отставке. В-третьих, на китайско-зимбабвийских отношениях смена власти никак не отразится, либо даже поспособствует их улучшению, так как Мнангагва — яркий представитель «знатоков Китая», в 1960-е годы он учился в Пекине и Нанкине. Поэтому при нём между странами не должно возникнуть непонимания.

Еще один комментарий разместил на том же портале Ван Хунъи, специалист Центра Западной Азии и Африки Академии социальных наук КНР. Он отмечает, что с уходом Мугабе Африка, наконец, поставила точку в долгой истории антиколониальной борьбы, так как он был последним из лидеров национально-освободительного движения, до сих пор находившимся у власти. Ван Хунъи уверен, что теперь континент окончательно включится в мировую производственную цепь, будет активнее привлекать иностранные инвестиции и технологии. Уйдет в прошлое эпоха революционной борьбы, противостояния с Западом и принудительного уравнивания доходов. Кроме того, в комментарии говорится, что если раньше смена власти в Африке всегда ассоциировалась с вооруженными столкновениями и человеческими жертвами, которые происходили в связи с вмешательством армии, то исход политического кризиса в Зимбабве, возможно, поспособствует пересмотру определения «военного переворота» в более положительную сторону — настолько мирный, цивилизованный и устраивающий все слои общества переход власти обеспечила армия страны.

В материале на англоязычном сайте Global Times также утверждается, что действия армии под началом генерала Чивенги не могут считаться незаконными, так как они соответствовали воле подавляющей части населения Зимбабве, а потому не привели к человеческим жертвам и потерям. И именно поэтому Африканский союз и международное сообщество не спешили объявлять произошедшие события военным переворотом. Незаинтересованными в смене власти были лишь немногочисленные «нувориши», представленные сторонниками супруги президента Грейс Мугабе. Однако у нее, как утверждает Global Times, нет ни политического опыта, ни даже относительной поддержки среди населения, необходимых для удержания власти в своих руках, ибо Грейс всегда была известна своим скандальным поведением и расточительным образом жизни.

Тем не менее на официальном портале партийной газеты «Жэньминь жибао» сказано, что в стране не всё так однозначно, и Эммерсону Мнангагве как президенту придется столкнуться с серьезными вызовами. Дело в том, что армия, правящая партия ЗАНУ-ПФ и Оппозиционная партия Зимбабве «Движение за демократические перемены» объединились лишь на короткий срок и с единственной целью — отстранение Мугабе от власти. По мере приближения президентских выборов, которые намечены на лето 2018 года, их противоречия будут только обостряться, учитывая, что у правящей и оппозиционной партий весьма разные взгляды на путь развития страны. Почвой для политических трений станет тяжелейшее положение в экономике страны, которое едва ли удастся преодолеть менее чем за год: колоссальный дефицит ВВП, безработица на уровне 90%, кризис национальной валюты и разруха в сельском хозяйстве.

Виктория Павленко

Зимбабве. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 ноября 2017 > № 2403038