Филиппины. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 ноября 2017 > № 2404848

Foreign Policy: Станут ли Филиппины очередной частью халифата ИГ*?

* ИГ – организация, деятельность которой запрещена в РФ

Как лидеры стран Запада, так и те, кто участвует в делах Ближнего Востока, с нетерпением ждали возможности объявить победу над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после освобождения таких крупных городов, как иракский Мосул и сирийская Ракка. Однако почивать на лаврах пока рано: ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), по всей видимости, уже ищет пути перегруппироваться. Несмотря на то, что Филиппины находятся довольно далеко от первоначального места зарождения группировки, связанным с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) исламистам удалось захватить и удерживать на протяжении нескольких месяцев целый город, вынудив силы безопасности страны пойти на большие издержки при его освобождении, пишут Патрик Б. Джонстон и Колин П. Кларк в статье для The Foreign Policy.

Исламский экстремизм имеет давнюю историю на Филиппинах. Уже в 1970-х годах правительственные войска Филиппин столкнулись с активными действиями радикалов из Фронта национального освобождения моро, которые стремились получить большую автономию от центрального правительства в Маниле. После ряда расколов внутри этой организации в 1984 году появился Исламский фронт освобождения моро, который продолжал вести слабоинтенсивную повстанческую деятельность на всей территории юга Филиппин. В начале 1990 годов появилась еще одна исламистская террористическая организация «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), создавшая связи с «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и другими террористическими группами по всей Юго-Восточной Азии, включая «Джемаа Исламия» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Одним из последних на Филиппины пришло «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). До 2016 года, когда халифат на Ближнем Востоке оказался под серьезным давлением, интерес группировки к этой стране носил ограниченный характер. Более того, несмотря на клятвы в верности ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) со стороны полудюжины местных группировок, террористическая организация не отвечала им взаимностью. Она никогда публично не признавала филиппинскую провинцию своего халифата. Так, в видеоролике, выпущенном в конце июня 2016 года, «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) подчеркнуло формальные отношения между его ядром и боевиками на Филиппинах. Однако сообщение не носило характера официального заявления о создании отдельной провинции халифата.

Кроме того, у боевиков из Юго-Восточной Азии было мало опыта ведения боевых действий вместе с ближневосточными исламистами. По данным доклада организации The Soufan Center, к радикалам в Ираке и Сирии из Южной и Юго-Восточной Азии присоединилось лишь около 1,6 тыс. боевиков, что составляет всего 5% от общего числа иностранных боевиков в рядах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Общая же численность исламистов-иностранцев приближается к отметке 30 тыс. человек.

И все же, несмотря на то что им было уделено гораздо меньше внимания, чем другим филиалам ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — в том числе в Ливии и Афганистане, а также на Синайском полуострове, — боевики островного государства смогли захватить Марави — крупнейший город в автономном регионе Минданао, в котором проживает до 200 тыс. человек. И хотя боевики на Филиппинах так и не получили статуса официального филиала группировки, благодаря прочным идеологическим связям можно говорить о появлении чего-то более ощутимого.

Так, освободить Марави сразу не удалось, несмотря на совместные усилия по освобождению города из рук непрочной коалиции группировок, связанных с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), включающих в себя «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Маутэ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Отчасти это было связано с финансовой поддержкой, которую боевикам на Филиппинах оказали ближневосточные радикалы.

По некоторым данным, ближневосточная группировка отправила на Филиппины около $2 млн в качестве помощи местным радикалам. Пример Филиппин не стал чем-то новым для группировки. Их стратегия включает в себя попытки спровоцировать и связать существующие этнические конфликты со светскими вопросами. На Филиппинах этот конфликт виден на примере противостояния мусульман с юга и христиан с преимущественно католического севера.

Несмотря на действия филиппинских сил безопасности, боевикам удавалось удерживать город более трех месяцев. Такой успех особенно впечатляет, если учесть, что боевикам противостояли подготовленные США элитные силы специального назначения, а также — по некоторой информации — и сами американские военные.

При этом ясности в ситуации на Филиппинах на сегодняшний день нет. Президент Филиппин Родриго Дутерте объявил об освобождении Марави 17 октября, на следующий день после уничтожения Ислилона Хапилона и Омара Маута — двух ведущих исламистских лидеров в Марави. Тем не менее на фоне грядущей сложнейшей ситуации с безопасностью и гуманитарного кризиса восстановить город Марави будет крайне непросто.

Более того, велика вероятность, что в ответ на кровавую контртеррористическую кампанию правительства среди местного населения вырастет градус экстремизма и под угрозой окажется мирный процесс между Манилой и Фронтом национального освобождения моро. Между тем высказываются опасения, что президент страны Родриго Дутерте мог и завысить численность потерь исламистов, чтобы он смог объявить Марави освобожденным. Из-за этого многие выжившие боевики смогли вернуться в те места, где у них была поддержка населения, для перегруппировки перед будущими боевыми действиями.

Марави может стать примером того, что стоит ожидать в будущем. На фоне уничтожения бастионов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на Ближнем Востоке велика вероятность того, что «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) расколется и будет вынуждено уделять больше внимания новым регионам — от Юго-Восточной Азии до регионов к югу от Сахары в Африке. Иностранные боевики, которые прибыли в Ирак и Сирию со всего мира, могут стать ядром новых движений в своих регионах. И с исчезновением халифата может попытаться пересмотреть свою стратегию определения официальных филиалов в попытке обновить свой бренд и придать ему новые силы.

Юго-Восточная Азия уже давно является очагом исламского экстремизма и насилия. Например, соседняя Индонезия — самая густонаселенная мусульманская страна в мире — была первоначальным местом базирования ключевых лидеров «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) до терактов 11 сентября. Совсем недавно в стране произошел всплеск арестов, связанных с террористическими планами экстремистов. Безусловно, число исламистов, которые либо ведут активные боевые действия на Филиппинах, либо возвращаются в островное государство и другие страны Юго-Восточной Азии, относительно невелико по сравнению с другими регионами, такими как Северная Африка. Тем не менее по мере дезинтеграции основных территорий ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Филиппины, вероятно, будут играть все большую роль в качестве «предохранительного клапана» группировки за пределами Ближнего Востока.

Вероятнее всего, Филиппины останутся желанной целью исламистов благодаря своему многочисленному мусульманскому населению, наличию уже сформировавшихся террористических и иных исламистских организаций, несовершенству официальных и неофициальных финансовых систем, слабости местных институтов, а также лидера в лице Дутерте, стоящего во главе проглядевшей ситуацию в Марави администрации, из-за чего десятки мирных жителей погибли, тогда как сотни тысяч были вынуждены спасаться из города бегством.

На протяжении большей части последних 15 лет на Филиппинах активную роль играли силы специального назначения США, оказывавшие поддержку элитным частям вооруженных сил и контртеррористическим подразделениям правоохранительных органов страны в рамках глобальной войны с террором. Это незначительное присутствие считалось одной из наиболее успешных кампаний борьбы с терроризмом в операции «Несокрушимая свобода — Филиппины», которая стала крупнейшей операцией США по борьбе с терроризмом на театре Тихоокеанского региона. Эта кампания была завершена США в в 2015 году, и любые успехи, которые она имела сейчас, могут оказаться недолговечными. Так, к началу 2017 года группировка, связанная с «Исламским государством» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), захватила и удерживала крупный город, который специальные силы США помогали защищать на протяжении десятилетий, что вызвало непосредственную озабоченность со стороны американских политиков.

Хотя поддержка США освобождения Марави от связанных с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) группировок стала демонстрацией готовности оказать Маниле помощь в случае кризиса, абсолютно понятно, что такого рода поддержки недостаточно, чтобы не дать Филиппинам стать безопасным убежищем для радикальных исламистских организаций. Если учесть то, в какой степени США перегружены своими вмешательствами по всему миру, создается ощущение, что уверенность в серьезности приверженности Вашингтона безопасности еще одной страны является не чем иным, как излишним энтузиазмом.

Сложно себе представить, чтобы Трамп и Дутерте договаривались на таких условиях, которые бы включали в себя более длительную, более открытую по срокам приверженность войск. Оба лидера продемонстрировали предпочтение более коротким, более решительным действиям. Такой подход исключает возможность «непрямых» действий, включающих в себя обучение, оснащение и консультирование филиппинских подразделений по борьбе с терроризмом в рамках долгосрочных обязательств по оказанию помощи в предотвращении возможного возникновения кризиса, прежде чем он сможет разрастись до масштабов кризиса в Марави. Массовые убийства, которые, как отмечают авторы, совершаются филиппинскими силами безопасности при поддержке Дутерте под прикрытием «войны с наркотиками», также ставят под сомнение форму потенциальной военной поддержки США.

Исламистская повстанческая и террористическая деятельность продолжатся с прежней силой на юге Филиппин. До полного окончания противостояния еще не раз произойдут столкновения между исламистами и правительством. Несмотря на заявление администрации Дутерте о готовности поставить точку в этой борьбе, как показывает история островного государства как крупного источника исламистов, мотивированных радикальной идеологией, борьба будет носить гораздо более сложный характер.

Даже если Филиппины и не превратятся в крупный узел в глобальной сети «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), страна, скорее всего, станет благодатной почвой для будущего найма, финансирования и пропаганды, вдохновленной или напрямую поддерживаемой ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и его повестки дня.

Максим Исаев

Филиппины. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 ноября 2017 > № 2404848